Тоболов Андрей Анатольевич: другие произведения.

Путь к Богине

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть приключений героя. Ему надо перейти долину до форта "Железные зубы" чтобы добраться до Богини и пройти инициацию. Но черные знают, что Андр спасение и их рода тоже, и сделают все, чтобы взять его живым.

  КНИГА 2. Путь к Богине. Часть 1
  Глава 1. Сбор ополчения. Круглосуточные работы. Рукотворное солнце
  
  Принесенная новость о раскрытой хитрости с предметом черных и пленением наших людей вызвало нешуточный переполох в лагере. Пришлось собраться еще тем же составом для корректировки планов. Было решено, учения временно прекратить, пехотинцев, всех кого можно, направить на скорейшее возведение стены. Всех конников, эльфов и людей графа, снабдив освященным оружием, направили для диверсий и маневренной войны с черными. Предусмотрительный Ан также снарядил обоз с оружием для Олссы, просил графа передать с оказией, и как можно быстрее. В итоге, через час после совещания, конники выдвинулись из крепости, а стена на входе в лагерь стала напоминать растревоженный людской муравейник. Я тем временем, воспользовавшись, что появилось свободное время, пошел к выходу из долины. Давно хотел попрактиковаться в использовании амулета. Была у меня мысль попробовать использовать силу амулета для облегчения работы людям. Тем более, что в преданиях этого народа неоднократно упоминается, что А творил чудеса с помощью этого амулета. Я вышел за стену, сел на небольшую кочку, поднял к свету амулет солнца, и попытался вызвать его силу. Амулет ожидаемо засиял, я же попытался для пробы сил поднять огромный камень и перенести его чуть далее. Первая попытка, как обычно не задалась, - камень даже не шелохнулся. Встал, походил, стал обдумывать, что делаю не так и почему не могу воспользоваться силой амулета. Думы мои были прерваны подошедшим отрядом. Отряд этот был на удивление прекрасно экипирован, все солдаты были хорошо вооружены, имели луки, а пяток солдат даже держали странного вида арбалеты. По моей оценке людей в отряде было не меньше сотни. Во главе сотни шел командир, - весь седой, в шрамах, но с видом гордым и непреклонным. Приблизившись ко мне, этот командир внезапно стал на колено и сказал:
  - А, я знаю это ты, амулет сияет, он не может обманывать, позволь стать защитником этой крепости и умереть за неё. Мой отряд, это отряд душегубов, тебе о нас, думаю, уже успел рассказать граф, он видел нас по дороге. Мы все бывшие жители пограничного форта 'Стальной', держали дорогу из леса до последнего. Мы долго сопротивлялись черной армии, но обещанная помощь, так к нам и не пришла. Чёрных было очень много, они обошли нас по горам, ворвались в наши деревни и сожрали всех наших родных. С тех пор мы мстим, убиваем всех, кого встретим. Все мы готовы умереть, чтобы отомстить черным.
  - Как тебя зовут?
  - Раньше меня звали Валк. У меня было две жены и четыре сына. Остался только старший, он солдат, был со мной в форту. Сейчас меня зовут Атаман.
  - Встань Атаман, силой солнца прощаю тебя, и призываю на битву с черной нечистью, иди к источнику и соверши обряд очищения. Ты не ел мяса людей, но ты испоганил свою душу гибелью людей и кровью на своих руках. Всех юнаков из своего отряда отдашь жрице на причащение, в том числе и своего сына. Все остальные будут пить из купели.
  - А, я и мои люди благодарим тебя. После обряда просим тебя отправить нас на первый бой.
  - Хорошо Атаман, кстати, а откуда вас так хорошо знает граф?
  - Его старший сын служил в нашем форту, он погиб, когда мы прорывались в леса. Тогда много кто погиб. Потом, он вместе с нами искал виконта, того, кто струсил, не оказал нам помощи, из-за которого рухнула наша оборона и черные прорвались на равнину.
  - И что вы с ним сделали?
  - Граф хотел вызвать его на поединок и убить в честной схватке, но это было бы слишком простой и почетной смертью. Мы оглушили графа, чтобы не мешал, а виконта сварили живьем, чтобы понял, как умирали наши родичи в котлах черных убийц.
  Странно, история дикая и страшная, но когда ее рассказывает человек, потерявший всех своих близких, то слушается она совсем по-другому, поневоле начинаешь задумываться о справедливости и возмездии. И священном праве любого человека на месть.
  Дальнейшие опыты с амулетом не получились - до вечера неиссякаемым потоком ко мне шли и шли люди. Шёл и стар и млад, шли обычные крестьяне, шли воины, шли целыми семьями и хуторами. Абсолютно все, увидев сияющий амулет Солнца, подходили ко мне, радовались моему прибытию и рассказывали истории своих жизней. Только сейчас я стал понимать горе, постигшее мой народ. Не было ни единой семьи, в которой бы не погибли родственники от черных убийц. Многие видели, как их родичей разделывали на мясо, готовили, ели. Многие видели это и не сошли с ума. Особенно запомнилась одна мать, которая потеряла всех детей. Она сама молила меня об обряде очищения. Она не имела грехов перед людьми, не ела человеческого мяса, но хотела приобрести силу источника, чтобы убить как можно больше черных убийц, пожирателей ее детей. Большинство хотело умереть в бою, унести с собой как можно больше врагов и после этого получить хорошее посмертие, где они смогут объединиться с ушедшими родными. После выслушивания десятка таких историй, убедился, что эти люди будут стоять до конца. Общение с людьми прерывалось только общением с Торином, Аном, Анто и Лин. Торин сообщил мне, что получившаяся смесь сохнет гораздо быстрее обычной, а получившийся материал настолько крепок, что от него отлетает железная кирка. Анто доложил мне, что общее количество бойцов уже превысило тысячу. Все они поделены на 10 сотен, Ан назначил командиров сотен. И это только часть от пришедших, - людей сначала кормили, поили, заставляли пройти обряды, обустраивали и только после обустройства, специальные люди опрашивали людей, уточняли их воинские специальности и распределяли по десяткам и сотням.
  Лин рассказала, что обряд очищения проходит нормально, она поит людей из своих ладоней, и все получается. Количество серебробровых достигло двухсот, в основном за счет душегубов Валка. Все очищенные и причастившиеся отдают всё продовольствие, живность, ценности в храм. Она передаёт все по описи Ану. Торин и Элсса тоже передали все свои сокровища в храм, как и обещали. Ан поведал, что вопрос с продовольствием, местами питания, кормления животных, местами для человеческих надобностей решены. За день запустили одиннадцать кузниц, перековывается все доступное железо в наконечники копий и стрел. Женщины и дети тренируются, дети собирают заготовки для стрел, собирают перья, варят клей. Часть мужчин в лесу, на склонах ущелий рубят лес, делают копья и из остатков - колья. Поставлено необходимо количество шатров, лежаков хватает на всех. Из собранных крестьянских лошадок, люди графа пытается организовать сотню конников. Пока не очень получается. Говорят, что крестьянские лошадки не годятся в бой, но вариантов других собственно нет, вот и стараются.
  Как стемнело, возвращаюсь в свой шатёр, в лагере тишина и спокойствие, чувствуется, что люди сильно устали, нет сил на разговоры и шутки. Однако периодически раздается сигнал трубы, после которого часть людей поднимается, и идет строить стену. Новость о том, что черные разгадали нашу хитрость и через три дня будут здесь, быстро разнеслась по лагерю и, у людей прямо-таки открылось второе дыхание. Стена поднималась прямо на глазах. Несмотря на наступившие сумерки, работники не останавливаются, только и слышны удары молотов и стук ссыпаемой породы. Делать нечего, выхожу из шатра, отлавливаю Торина, так и есть, работа по заливке стены, с учетом того что раствор становится гораздо быстрее, а черные скоро будут здесь, будет идти круглосуточно. Надо что-то придумать, в темноте люди просто себя покалечат. Поднимаю амулет в руках, и начинаю напевать букву А, в различных вариациях, как мантру. Амулет начинает сиять, слышу люди в лагере подхватывают: 'АААА'. После пения тысяч людей амулет увеличивается в размерах и сияет как второе солнце. В руках держать его невозможно, он быстро раскаляется и жжет ладони. Быстренько погружаю его в купель. Одновременно чувствую, что пение людей наделило меня силой и теперь я точно смогу передвинуть любой камень и не только камень. Проверяю это, простым желанием поднимаю огромный валун недалёко от храма и заставляю его приплыть к входу и принять форму моего амулета. Камень плавится, трещит, но принимает нужную форму. Аккуратно отхожу от храма, вокруг меня расступаются люди. Поворачиваюсь, и роняю челюсть от удивления, - камень начинает светится, как мой амулет, и он парит в воздухе! Сам того не желая, проверяя свою силу, сотворил чудо на глазах тысяч людей. Получается, что чем больше людей верят в меня и мою силу, тем большее количество энергии я получаю. Вот почему боги являют чудеса, ларчик просто открывался. Даю себе слово не тратить более силы без пользы. Я хотел напитать амулет и повесить его на храм, чтобы светил все работникам ночью. А тут большой амулет случайно сотворил. Иду в шатёр и тут понимаю, что на улице стало светло как днём. Камень светится все ярче, еще немного и он начинает мерцать как маленькое солнце и ночь превращается в день. Оглядываюсь, пытаюсь понять причины, а все просто - все люди в лагере смотрят на такое чудо, и протяжно напевают букву А. Чем большее количество людей в этом участвует, тем ярче светится камень. Ладно, со всем этим будем разбираться завтра. Захожу в шатёр, не раздеваюсь, падаю спать, во сне вижу солнце, которое пытается что-то мне сказать. Утреннее пробуждение оказывается непростым, я все никак не могу прийти в себя и не понимаю, где я нахожусь. Слишком много сил потратил вчера на чудо.
  Но наградой мне стал только подслушанный разговор между Торином и Лин:
  - Эх, Торин, А совсем не бережёт себя, вчера зачем-то чудо это явил, сил сколько потратил. А зачем? Мы то и так с ним чудес навидались.
  - Ты хоть Лин жрица, а ум у тебя бабий, не о том ты думаешь. Андр, чудо совершил не для того, чтобы народ в него поверил. Он увидел, что мы в темноте будем стену смесью заливать и опечалился, что в темноте точно кто-то покалечится. Ради простых людей и гномов солнце зажег. А ты тут несёшь, чудо явил, чудо явил. Он для людей, эльфов и гномов все делает, о себе вообще не думает, живет скромно, даже не поел, говорят вечером.
  - Прав ты Торин, это я баба глупая, не о том думаю. А все для людей делает. Когда сюда пришли только, он как на раненых посмотрел, и на оружие, затрясся и давай себе руки резать и кровь раздавать. И все для людей, о себе никогда не думает. Вот это сын бога, я понимаю. И как его только жена бросила?
   - Опять Лин, твоя мысль не туда повернула. Я на что намекаю, закрепи за А жрицу, пусть она о нем заботится как о ребёнке малом, накормит, разденет, спать уложит. Он же все о нас думает, надо чтобы о нем кто-то подумал.
  - Прости меня Торин, за воду, что святотатством это называла, и с мечом за тобой гонялась. Глупая я, прости меня. Ты умные мысли говоришь, сегодня подберу жрицу, чтобы за ним присматривала.
  - Вот и отлично, а то сразу: 'убью святотатца, убью святотатца'. Меня, между прочим, топтун когтями убил, хотя и пытался. Я потом полдня слюни его с бороды своей вытирал. А ты с мечом на меня. Эх, вот закончим войну победою, убьём все черную нечисть, и мы с тобой тут такой храм отстроим, все другие храмы завидовать будут. А что, где ещё такой источник золотистый увидишь? А солнце рукотворное. Скажи кому, не поверят. И столицу тут гномью новую отстрою, как только озеро пониже сделаю. Ты видела, что стена из-за воды от источника ночью светится? Нет? А я видел, снаружи смотрел ночью, туда солнце рукотворное, что А зажег, не дотягивалось. Вот и представь, Храм новый, у которого ночью стены светится. Все такое диво дивное посмотреть захотят.
  Вышел из шатра, увидел Торина и Лин, спросил: 'Не ко мне ли?'. Выяснилось, что ко мне. Торин извещал, что вечером ожидает прибытия гномов, а также о том, что он народа гномов старейшиной в совет выбрали его. Лин прибыла с той же информацией, нет, это не про прибытие гномов, а о том, что люди выбрали ее старейшиной в совет. Уже в шутку спросил про третьего старейшину от эльфов, выяснилось, что им стал не Элсса и не Олсса, а самый старый эльф этого мира. Он идет с гномами, вечером будет представлен мне, совету и Ану. Зовут его по новому обычаю - Илсса.
  Пока я выслушивал новости от новых старейшин, успел перекусить, и предложил Торину свою помощь в перетаскивании камней при постройке стены. Сила во мне еще чувствовалась, и вполне мог пригодиться на стройке. Торин сразу же согласился, он панически боялся не успеть возвести стену вовремя, и подвести всех, и моя помощь была как никогда кстати. Так и провел время до обеденного заседания старейшин - хватал взглядом помеченные гномом камни и забрасывал их на склоны, и в стену под заливку вместе с бревнами и песком. Вымотался сильно, даже один раз пришлось делать техническую паузу, - просить всех спеть 'АААА'. После пятиминутного массового исполнения, амулет запылал, сила моя восстановилась и я с утроенной энергией смог приступить к работе. Если пойдет такими темпами, то за одну-две недели мы построим первую и вторую стену, донжон и все башни на склонах. На строительстве одновременно были заняты не меньше тысячи человек. Больше просто не позволяла площадь, и так часть работ проводили вдали и потом с моей помощью передвигали к стене. Также практически закончили водовод, удачно использовав при постройке заготовленные еще графом выдолбленные половинки бревен. Но Лин, в мыслях уже представляя себя жрицой светящегося храма, даже не поднимала вопрос об использовании в растворе обычной воды. На совещании старейшин обсудили все текущие хозяйственные вопросы. Решили, что Торин отвечает за строительство и все с ним связанное, Лин - за питание, обряды, обустройство, доходы и расходы, а на долю эльфа оставили вопросы по тренировке, обучению и вооружению всей армии. За Аном остается общее руководство и командование армией. Также решали, что с прибытием новобранцев, мы постепенно будем на стройках задействовать их, меняя с более опытными солдатами. Также решили, что гномов, по прибытии, задействовать на строительстве крепости, и только после ее завершения на сломе перемычке, чтобы отрезать армию черных в долине. Я настоял, чтобы все без исключения вновь прибывшие, должны сначала пройти источник, так как он восстанавливает их здоровье и дает мне силы, которые я могу использовать для помощи общему делу. Важный вопрос подняла Лин. Оказалось что серебробровых использовать по хозяйству особо не получалось, все они рвались в бой, согласно воле источника. Решили завтра в обед собрать военный совет, и передать их нашим мастерам лесной войны для активного использования в схватках. Последним выступил Ан, он проинформировал нас, что в лагере уже около трех тысяч людей, эльфов и гномов, что все запасы из старых складов вывезены, и с учетом новых кузниц сможем вооружить до пяти тысяч бойцов. Эта новость нас не порадовала, так как граф Конрад и Элсса считали, что черные соберут не менее двадцати тысяч воинов. С учетом потребности в удержании форта 'Железные зубы' и защиты коммуникаций с севера и вдоль восточных предгорий, черные смогут выставить против нашей крепости не менее 14-16 тысяч бойцов. Поинтересовался у Ана, сколько дорог ведет к нашей крепости. Выяснил, что именно дорог (по которым может пройти крупный отряд солдат) всего три. Но есть множество малых тропок, которые известны местным проводникам, а вот черные ими воспользоваться не смогут, не зная пути, все эти тропки неминуемо будут заводить их в тупик. Райны тоже не помогут, так как по эти тропам редко кто ходит, и учуять запах хоженой тропки практически невозможно. Предложил направить серебробровых в помощь Олссе и графу, чтобы они могли из засад максимально придержать продвижение черных. Если я правильно понял смысл обряда очищения, то он заключается в создании мстителя, вся миссия которого - добраться до врага и убить. И убить максимально много.
  
  Глава 2. Прибытие гномов и эльфов. Праздник. Клятва Ана
  
  
  После совета вернулись к своим делам, я все также помогал Торину возводить стену, Лин проводила обряды, Ан организовывал отправку серебробровых на помощь графу и Олссе. Так незаметно прошел день. А вечером пришли гномы и эльфы. При свете факелов прошли они железным строем по лагерю, встали квадратом на плацу. Из их рядов выдвинулись гном и эльф, приблизились ко мне, встали на одно колено и попросили А принять присягу верности от гномьего и эльфийского народа. Поднял с колен делегатов и предложил представиться.
  - Доран, последний король оставшихся гномов.
  - Илсса, старейший эльф этого мира и временный вождь всех оставшихся эльфов.
  Мое имя вы знаете, до момента прохождения обряда, просьба называть меня Андром и никак не иначе. Тем 'могучим 'А', о котором вы слышали, я еще не стал. Теперь о делах, Доран, Илсса сколько воинов вы привели?
  - Андр, нас ровно 800 гномов, все оставшиеся свободные гномы этого мира.
  - Андр, со мной пришло 600 эльфов, все остальные просачивались малыми отрядами, а мой племянник Олсса собрал всех эльфов около деревни Медовая и гоняет черных на границе степи и леса.
  - Иллса, я знаю, чем занят Олсса. Отлично. В моем мире есть поговорка: 'Друг познается в беде'. Я, как никто другой, это понимаю. Поэтому я предлагаю организовать пир, на котором отметить единство всех трех наших народов и нашу волю к победе.
  - Да Андр, мы обязательно поможем людям в организации пира ближе к ночи, а пока эльфы и гномы хотят пройти обряды. Это важно для нас и для увеличения твоей силы.
  - Да, все верно.
  Выждав все необходимые по этикету паузы, к нам подошел Ан, учтиво поприветствовал Дорана и Илссу, выслушал витиеватые встречные приветствия и пригласил показать им место для обустройства и стоянки.
  А вечером был ПИР, люди, гномы, эльфы веселились на этом празднике от души. Все были в лучших праздничных одеждах, на столах были различные блюда трех народов. Всем было отчетливо понятно, что если победим, то праздников будет много, а если нет, то этот праздник будет для всех последним. Поэтому все разошлись, плясали, пели и веселились - все. Люди, гордые эльфы, грубые гномы все шутили, смеялись, состязались между собой, на минуту мне показалось, что все беды прошли, и этот праздник - начало новой счастливой жизни. К суровой реальности возвращал лишь светящийся камень, звуки ссыпаемой породы и сигналы трубы, после которой часть веселящихся людей, эльфов, гномов быстренько переодевалась в рабочую одежду и шли на возведение стены. Я тоже был при деле, силой амулета двигал тяжелые блоки и переносил емкости с раствором.
  Но, какой бы ни был веселым праздник, к сожалению, рано или поздно заканчивается и он. Все разошлись по своим шатрам, у костра остались сидеть только мы с Аном, и Лин с Торином. Было уже очень поздно, на небе была полная луна, которая ярко освещала всю нашу стоянку. Спать, не хотелось совершенно, хотелось смотреть на луну молчать и мечтать.
  Но помолчать не удалось, Ан начал разговор.
  - Андр, прошу ответить на один вопрос.
  - Ан, задавай, я удивлен, что ты спрашиваешь о такой возможности, - я обязан тебе жизнью, и никогда не забуду об этом.
  - Андр, я хотел поинтересоваться, народ Луны, это ведь твой народ. Как говорил черный воин ты очень знатный человек у них. Почему же ты сражаешься с ними против них? Почему мы для тебя ближе, чем твой народ, из которого ты вышел и с которым ты связан родством крови?
  - Эх, Ан, не ожидал я такого вопроса, если правильно понял, то это уточнение, не переметнусь ли я к народу Луны, если мы начнем проигрывать сражение?
  - Я задал вопрос совершенно иначе.
  - Но суть то я, уловил верно. Я могу доказать чистоту своих помыслов и обещаний.
  Я поднялся на ноги, поднял в верх амулет и произнес клятву верности моему народу, о том что я не оставлю его ни в беде ни в радости, не предам его никогда и буду сражаться за него до последних своих сил. Я просил бога солнца, если я нарушу свою клятву, убить меня. Амулет вспыхнул, клятва была принята. Обернувшись, я увидел, что Ан закрывает глаза и понял, что старый воин стыдится того, что он плачет.
  Торин и Лин внимательно выслушали слова моей клятвы, но на них она не произвела никакого впечатления.
  - Андр, я никогда и не сомневалась в тебе. Зачем клясться о том, что мы знаем?
  - А мы гномы сразу знаем, кому можно верить, и наши клятвы навсегда.
  - Торин, Лин. Я прошу вас никому не рассказывать о произошедшем. Я не хочу испачкать репутацию Ана, он великий вождь и бесстрашный воин. Он готов пойти на смерть, ради общего дела. Но любой человек, эльф, гном слаб, его гложут сомнения и вопросы. В этом его сила и слабость, возможность приспособиться и выжить.
  В этот момент, подошел Ан, он встал на колени перед Лин и произнес:
  - Сестра жрица, прими мою клятву, я Ан, вождь восточного племени и король единственного свободного государства людей, присягаю А как своему сюзерену и клянусь, что если нам доведется умереть, я умру вместе ним. Если я не буду рядом чтобы умереть вместе с ним, пусть я умру в тот же миг, что и А.
  Серебряная молния сорвалась из ладони Лин прямо в сердце Ана.
  - Твоя клятва принята, - сказала Лин, - а если бы ты сейчас не поклялся мне в верности А, я заставила бы тебя пройти обряд очищения, чтобы очистить твои помыслы от той грязи, которую ты смог найти в А.
  - Вот и давайте закроем этот вопрос навсегда. Завтра тяжелый день, в полдень будет военный совет, надо придумать, как выиграть три дня.
  - Андр, можно выиграть не три дня, а гораздо больше. В этот нам способствует рельеф местности и труднодоступность этого места, - произнес Ан.
  Из последующей речи нашего короля мне удалось выловить основные моменты. К нашей крепости ведут три дороги. Первая дорога, через деревню Медовая (путь, по которому мы пришли). Дорога там вполне удобная и короткая, всего на два дня пути пехотинцу от леса до нашей Крепости. Коммуникации не сильно растянуты, но очень много засек, осыпей, лабиринты из камней, колючих кустарников и непроходимых зарослей. Рельеф местности там сложный. Вдоль этой дороги достаточно много речушек, их вполне хватит для целого войска. Это самый вероятный путь для черной армии. Скорее всего, основное войско черных пойдет именно здесь. Вторая дорога, не так удобна для крупных отрядов, очень резкий перепад высот, кое-где путь напоминает горную тропу. Отряду черных пехотинцев до нашего убежища пройти можно за полтора дня, воды там достаточно, но телеги обоза не протащить, ни при каких условиях. Можно притащить пленных людей (вместо мобильного запаса еды), но что делать с запасами оружия, ранеными, лекарствами и прочими вещами, что составляют собственно обоз? Не говоря уже о то, что с учетом гористой местности, эта дорога максимально пригодна для коротких партизанских рейдов, по принципу 'ударил-отскочил'. Значит вторая дорога, не станет основной для черных, максимум пошлют отряд для блокирования возможного пути отхода А из крепости. Третья дорога северная очень удобна, она широкая, хорошо отсыпана, но долгая, чтобы выйти на нее, надо с равнины на севере, пару дней добираться до нее, а потом еще идти вдоль гор до нас еще трое суток. Все сроки он называет для вооруженного пехотинца. Дорога получается долгой и опасной - с предгорий легко перебить любой обоз, обрушив камни или перестреляв охрану из луков и арбалетов. Но главное, по той же причине, что и в нашей крепости, там совершенно нет питьевой воды. Нет, конечно, пара ручейков там найдется, но для крупного отряда, это количество абсолютно недостаточное. В итоге получается, что при наличии трех дорог, основной удар будет нанесен нам практически точно через Медовую, хотя по другим дорогам тоже пройдут вражеские отряды чтобы заблокировать для А возможность выхода из окружения. В итоге, по мнению Ана, нужно разделить нашу армию на три отряда, действующих на разных направлениях. Первый отряд - 'южный' из тяжелой пехоты и эльфов для организации засад и маневренной войны. Второй - 'восточный' из серебробровых, для сдерживания небольшого блокирующего отряда на горных тропах. Третий отряд - 'северный' из гномов и ополчения с арбалетами для организации засад, оползней, обвалов, для максимального осложнения черным быстро прибыть и блокировать крепость.
  Идеи Ана показались мне абсолютно здравыми, что, не удивительно, король народа, в ситуации, когда всегда война, должен быть хорошим полководцем.
  - Ан, хорошо, завтра в полдень будет военный совет, на нем будут все наши военные вожди, обсудим возможную тактику.
  На следующее утро пошел прогуляться, посмотреть на стену нашего укрепления. Внешняя стена была практически готова, на ней гномы, под руководством Торина, мастерили заборола и площадки для сброса камней и кипящего масла на головы осаждающим. Чуть дальше, на специальных деревянных помостах, люди устанавливали баллисты и катапульты. Промежуток между правой стеной и скальной грядой заделан не был, что привело меня в ярость.
  На мой вопрос Торину, знает ли он, что вечером у нас у крепости могут быть в гости черные, получил достойный ответ:
  - Андр, я мастер своего дела, прошу, не вмешивайся в этот процесс. Я жду совещания военного совета, после которого часть войск обязательно покинет крепость, так как нам надо выиграть время для достройки второй стены и донжона. Мы не сможем поднимать воинов в большом количестве лестничными веревками. Мы будем держать этот проход открытым до самой последней минуты. На всякий случай, у нас есть подстраховка из скальной породы, что завалит это пространство. Порода смешана с гипсом, известняком и нашими специальными веществами. На вершине одной из сторожевых башен есть емкость с водой для заливки этой породы. Так как раствор становится быстро, то крепость не будет в опасности. Даю слово гнома.
  - Торин, прости меня, я не специалист в возведении крепостей, если ты, как профессионал считаешь, что так будет лучше, то пусть так и будет. Что еще хорошего произошло утром?
  - Андр, люди всё подходят и подходят, а это было бы невозможно, если бы черные были рядом. Наши эльфы с графом и серебробровые успешно их сдерживают. По работе, я предлагаю на достройку второй стены и донжона оставить только гномов, все равно мы строим быстрее, чем люди, а людей вернуть обратно в ополчение. Как только мы закончим здесь, я перекину всех гномов на разрушение перемычки.
  - Торин, если перемычка будет разбита, сколько мы получим времени, до момента, пока черные не восстановят путь через лес топтунов.
  - Не меньше чем полгода, но можно дополнительно осложнить им строительство нового моста, если мы оседлаем дорогу со стороны леса топтунов. Строить мост под арбалетными болтами не очень комфортно.
  - Трудно с этим спорить, показывай, чем тебе можно помочь.
  До полудня помогал переносить камни гномам. Попутно выявил еще одно полезное свойство амулета, когда случайно отвлекся и уронил на себя огромную глыбу. Глыба упала прямо на меня, но примерно за метр до моей головы, аккуратно притормозила и плавно соскользнула рядом со мной. Никто ничего и понять не успел, все подумали что А, опять тестирует свой амулет. Я никого не стал разуверять в этом, чтобы не показать своего ротозейства, но на будущее сделал вывод, что пока на мне амулет, все тяжелое, падающее на меня, мне не грозит.
  
  
  Глава 3. Военный совет. Создание армий: Южной, Восточной, Северной. Выдвижение армий. План на рейд до крепости Грозной
  
  
  В полдень, собрались для обсуждения военных планов в шатре Ана. Прибыли все военные вожди и гражданские лидеры. От эльфов были Элсса, Олсса, Илсса, от гномов - Торин и Доран, от людей: Ан, Анто, Первый и Второй Итан, Граф Конрад, Лин, Валк - Атаман. Он стал командиром отряда серебробровых, он прискакал вместе с графом, его отряд в составе 250 бойцов, уже держал восточную дорогу.
  Для начала выступил Ан, рассказал о своем видении войны с черными. Он кратко обрисовал все три дороги, ведущие к нам, описал все плюсы и минусы передвижения по ним крупных войск и предложил создание трех отрядов, для защиты дорог и затягивания момента прибытия черных к стенам крепости. По оценке Ана, нужно было продержаться 7-10 дней. За это время, гномы полностью закончат крепость, соберутся все люди с восточных предгорий, и в крепости будет по максимуму запасен провиант.
  В целом, предложенная тактика нашла полное понимание у всех присутствующих. Видно было, что все неоднократно обдумывали этот вопрос и вариантов лучше никто не видел.
  Я попросил Ана дать свежую информацию о нашей армии. Интересовали именно активные штыки, а не общая численность.
  На текущий день, наша армия состояла из:
  - 800 гномов, их можно было использовать в качестве тяжелой пехоты и гарнизона крепости, так как лучшего защитника крепости не найти во всем мире. Все прекрасно вооружены, и имеют большой воинский опыт. В их составе были и женщины гномы, но по словам Торина, сражаться они умели, так как их обучали этому с детства.
  - 1 200 эльфов, часть из которых сражалась недалеко от Медовой, где черные пытаются вклиниться в лес. Эльфов лучше использовать как легкую конницу, стрелков и проводников. Лучше их лес не знает никто, да и инги подчиняются только им.
  - 4100 людей, часть из которых (конница графа и арбалетчики) сражаются вместе с эльфами Олссы. Примерно половина солдат имела воинский опыт в составе подразделений, их мы рассматривали как тяжелую пехоту. Остальные воины были простыми ополченцами, тоже имели опыт мелких стычек, но годились только для выстраивания 'стены', обстрелов черных из луков и арбалетов, а также организации засад.
  - 300 серебробровых, 250 таких бойцов уже удерживают восточную дорогу.
  У всех бойцов есть оружие, амуниция, запас стрел, луков, копий, мечей. Благодаря прибывшим гномам, мы имеем пятисот арбалетов, что с учетом освящения болтов очень и очень неплохо. Я сильно подозреваю, что эти 500 арбалетов и были тем оружием, с помощью которого гномы хотели завоевать мир. Припасов у нас хватало на месяц-полтора осады, а благодаря проложенной гномами дороге на север припасы мы могли получать без ограничений. Дорогой назвать пробитую на скорую руку тропу по окраине скалы над пропастями было сложно, но при нужде, как известно, и канат - дорога. Денег у нас тоже хватало, абсолютно все приходящие ополченцы отдавали имущество в храм. Я сильно заинтересовался подобным альтруизмом, но Лин объяснила мне, что сами люди не особо рассчитывали остаться в живых, а об их семьях храм обязан заботиться всегда. Тем более храм охотно помогал людям, и если бы кому удалось пережить войну, всегда можно было прийти в храм за помощью.
  В дальнейшем, нельзя конечно было предполагать подобного альтруизма от других людей. Деньги точно потребуются для закупки провианта, оружия, амуниции, лошадей. Совещались долго, предложения Ана по ведению войны были утверждены единогласно. Было решено:
  1. Создать южную армию в составе:
  - 900 эльфов,
  - 3000 людей, в том числе 300 арбалетчиков.
  В этот отряд вошла вся наша тяжелая пехота (2000 солдат). Командиром назначили Олссу, заместителем у него стал граф Конрад, им эти места хорошо знакомы. Также в помощь им придали Элссу в качестве тысячника.
  2. Создать восточную армию в составе:
  - 300 серебробровых,
  - 100 эльфийских лучников,
  - 100 людей арбалетчиков.
  Командующим назначили Атамана - Валка.
  3. Создать северную армию в составе:
  - 100 эльфийских лучников,
  - 1000 людей (легкая пехота и ополчение), в том числе 150 арбалетчиков,
  - 300 тяжеловооруженных гномов.
  Северную армию отдали под командование Анто с заместителем - Вторым Итаном. Арбалеты ушли все, последние 50 - это остатки сокровищ Торина, арбалеты атамана и запасы из тайников Ана.
  Выдвигаться на бой из крепости, решили как можно раньше, нужно было встретить и удерживать врага максимально далеко от крепости, чтобы затянуть приход черных и последующую осаду. Уже через час началось движение воинских отрядов к местам сражений. Удивительный народ. Все шли как на праздник, шутили, улыбались, обсуждали, что наконец-то получать достойное посмертие и соединится с семьями. Последними уходили серебробровые, их полусотня, во главе с Атаманом ждала меня возле храма, - я обещал благословить их на бой. Подойдя близко к атаману, понял причину их странностей, у каждого из них в глазах плясала искорка безумия. Источник превращал их в инструменты мести, придавая силы, но взамен наделяя безумием. Я поднял амулет А и попросил солнце дать серебробровым силу и удачу в бою, попросил их всех вернуться живыми и поубивать такое количество черной нечисти, чтобы земли не было видно от их тел. В своей речи, увлекшись, назвал их паладинами Луны. Моя речь настолько пришлась им по вкусу, что после гортанных воплей и пения мантры АААА амулет засиял, а серебробровые, спохватившись, выстроились в колонну и с радостными криками побежали к месту сражения. Эта речь имела последствия, - серебробровые, в дальнейшем, себя, иначе как паладины луны или просто паладины больше не называли.
  Мы успели вооружить всех освященным оружием. Этим вопросом занимались жрицы. Они организовали детей, смогли выстроить целый конвейер, который позволял в короткие сроки освятить все наличное оружие. Также дети были посажены на изготовление стрел, которые должны были стать одним из инструментов победы в этой войне. Дети работали наравне с взрослыми. Я участвовал с ними в сражении, и был уверен, что они, когда придет наш последний час, будут сражаться наравне с нами, и умрут все до одного или победят вместе с нами.
  К вечеру, наш лагерь опустел. Ушли все эльфы, люди, остались только гномы, которые, похоже, вообще не отрывались от стройки на отдых, и продолжали достраивать вторую стену и центральную башню. Но были и вновь пришедшие ополченцы, за прошедший день пришло около 200 человек, все они сейчас находились на обряде в храме источника. Я решил пройти к Лин, посмотреть, может, нужна помощь от меня. И надо сказать, мое предчувствие меня не подвело. По прибытии меня в храм и начала обряда причащения, одна из вновь прибывших женщин бросилась на Лин с ножом. Убийца не предполагал, что нападать на жрицу источника, рядом со мной дело бесполезное. Не успела она сделать шаг, золотистая молния моего амулета ударила ее в грудь и она оцепенела. Вдвоем с Лин, упросив людей выйти из храма, мы сделали попытку расспросить несостоявшуюся убийцу о причинах ее поступка. Говорить она к счастью могла. Как выяснилось, черные поняли, что теряют инициативу в войне и стали использовать людей для нанесения вреда нашей армии, шантажируя убийством близких людей. Как пояснила женщина, на ее уши черные надевали непонятные колдовские предметы, с помощью которых она могла слышать черный голос в голове. Этот голос угрожал съедением ее детей, требовал отравить источник, убить жриц или воинских вождей, всех кроме меня. Голос требовал при любых условиях сохранять жизнь А, даже ценой своей жизни. Не ожидал, если честно, подобной проницательности врагов. Если они знают про источник и жриц, то они явно стали захватывать и допрашивать пленных. Что сильно уменьшает наши шансы на победу. Да, черные в очередной раз показали, что они умны. И когда надо, могут отойти от своих убеждений или привычек.
  Несчастную, совместно с Лин, напоили из моих рук водой источника, я думаю, что она искупит свою вину в бою. Не верю я, что черные отпустили ее детей, скорее всего, сожрали сразу после ее убытия к нам. Единственно, что смог полезного у нее выпытать, это то, что черные стали сооружать человеческие фермы, и одна из них находится на равнине, недалеко от крепости Грозная. Там люди выращивают себе урожай, заодно откармливают себя. На ферме, где она находилась, было не меньше трех тысяч людей, эльфов, гномов, обоих полов, их перегнали из бывшей столицы империи на развод и прокорм черной армии.
  Обдумав информацию, решил переговорить с Аном, на предмет этой новости. Найдя его, спросил, есть ли варианты отбить этих людей из плена. Три тысячи бойцов нам точно не помешают, тем более большой охраны, по словам пленницы, не было.
  - Андр, отбить пленных можно, но непонятно куда их дальше девать?
  - Ан, ты поражаешь меня своим цинизмом, это же люди, их каждый день едят.
  - Все верно, это один из основных продовольственных запасов черной армии, которая будет нас штурмовать.
  - И какой вариант решения этого вопроса, ты видишь?
  - Людей надо освободить, это понятно, но вот совершенно непонятно, куда их можно спрятать, чтобы они снова не попали черным в плен. Лучший вариант, это с помощью зеркальной почты переслать информацию о ферме в Железные зубы, а от нас отправить повозки с освященным оружием. Нет, точно не повозки, лучше отправить полусотню эльфов с вьючными ингами. Это увеличит шансы незаметно проскочить через дорогу из леса Топтунов и уйти на юг в леса. Там можно будет попробовать ночью пройти по степи, подняться на север, соединившись с конницей форта Железных зубов, и раздать ей освященные стрелы и арбалетные болты. Разгромить лагерь и освободить пленников. Сейчас все внимание черных приковано к нашей крепости, это может и получиться.
  - Пленники смогут уйти из лагеря, или как они его называют 'фермы'?
  - Все не смогут уйти точно. Часть сможет просочиться мимо черных, там до нашей земли полдня пути.
  - Возможно ли, чтобы с форта пригнали табун запасных лошадей.
  - Андр, маленький табун не спасет много живых, а большой табун, очень сильно слышен по ночи. Можно поступить по-другому. Лагерь находится чуть западнее крепости Грозная. Самым болезненным для черных вариантом будет, - если освобожденные пленники, не разбегутся в разные стороны, а ударят по месту, где черные перегородили реку Железную. Максимально все пожгут, далее, кто уцелеет, на бревнах и подручных средствах сплавится до форта. Тогда выживут многие. Из форта можно поднять вверх по течению реки пять галер для прикрытия и все суда, которые соберем. Это должно сработать.
  - План неплохой, Ан, я думаю надо делать и делать быстрее. Только я бы добавил в план новую составляющую. Освободив людей, им надо дать оружие для сражения. Копья, мечи, топоры. Подручные инструменты для выращивания урожая у них есть. Значит надо набрать в бурдюки и кувшины воды из источника и забрать те бурдюки и кувшины с моей кровью, смешанной с вином, оставшихся после экспериментов с графом.
  - Очень своевременная мысль, Андр, твоя память постепенно возвращается к тебе. В преданиях предков А, описан как искусный стратег и тактик, который ничего не забывал. Прямо сейчас напишу письмо Олссе, чтобы он смог выделить 50 конных эльфов и сам отправлю гонца, на зеркальную башню. Чем меньше о такой информации знает людей, гномов, эльфов тем лучше. Если информация просочится, черные могут обхитрить гарнизон и хитростью взять форт 'Железные зубы'.
  Не прошло и двадцати минут, как в сторону Олссы мчался гонец, Лин получила команду готовить огромный обоз с освященными стрелами, гонец к зеркальной башне седлал лошадь. Мне же, в голову пришла мысль о том, что для увеличения эффективности связи между подразделениями необходимо завести какой-нибудь вариант сигнализации. После долгих размышлений, вспомнил о китайских шарах, которые поднимаются высоко вверх от жара свечи и подумал, что если сделать их трех цветов как светофор и выпускать по ситуации? В критическое время, они послужат хорошим сигналом. Это позволят выиграть время, что спасет немало жизней. Да и я, кажется, знаю, кому это можно поручить. Прошу рассказать, где сейчас обитает первый Итан, иду к нему. Как я и предполагал, наш Западный Итан, не сидел без дела, точнее сидеть то он, сидел, - на шее здоровенного солдата, умудряясь одновременно командовать сотней. Подойдя к нему и поздоровавшись, увидел, что в его здоровье произошли перемены к лучшему, - он уже мог шевелить ногами, и вообще казалось, был счастлив. Его-то я и хотел приобщить к нашим сигнальным фонарикам.
  Первый идею мою подхватил с полуслова, добавив, что ранее он уже проводил подобные эксперименты и знает, что надо делать. Идею мою со свечками он забраковал, пояснив, что как ни пытались, конструкция получалась ненадежной. Лучшим вариантом будет наполнение шара летучим газом, который есть в избытке, выше по ущелью. Гномы правда запечатали их выходы, так как этот газ был необыкновенно горюч, и постоянно с ними случались различные неприятности. Но если надо для дела, то все быстро откроют. Со слов первого, единственная реальная проблема, это подобрать нужный материал для обшивки шара. Материалы, которые есть у нас, не годятся, можно попросить эльфов, у них такой материал есть, его ткут пауки у них в лесах, но стоит он очень дорого.
  Вот тут-то и пришло озарение, которое подспудно терзало меня весь день. А что если вымочить ткань в источнике? Вода оттуда, добавленная в раствор, меняла свойства камня, вполне возможно, что она изменит и свойства материи. Поделился этой мыслью с Первым.
  - Андр, я глупец. Как я сразу об этом не подумал? Я же занимался этим вопросом, и видел чудесную стену, от которой отлетает стальная кирка. Почему эта мысль пришла в голову не мне? - сокрушался он. Сегодня же начну опыты, по результатам доложусь. После такого самоуничижительной речи он дал команду, и солдат резво потащил его дальше, думаю к источнику.
  Я же пошел в храм, поднял амулет к солнцу, напитал его людской силой и погрузил в источник. Если я правильно понимаю, источник надо подпитывать силой амулета солнца, для поддержания его волшебных свойств. Я уже понял, что все другие оставшиеся храмы имели источники со священной водой, но не такой концентрации и магической мощи как новый, открытый мной. А причина и была видимо в амулете солнца и периодической напитке силой людей при погружении в воду. Как мне объяснила Лин, в других источниках амулет погружают только при открытии. Точнее погружал, так как новые храмы с источником мог открыть только я, а после моего ухода, и старые храмы потеряли многое в магической силе. Собственно было понятно почему.
  Решив более никого не отвлекать, пошел беседовать и воодушевлять прибывших людей. Так незаметно прошел день военного совета, третий день от обнаружения черными нашей хитрости с их маяком.
  
  Глава 4. Южная Армия. Начало рейда Элдассы. Сражения с черными. Изменение тактики
  
  
  Не став дожидаться сбора всего выделенного ему войска, Олсса ускакал с тремя сотнями эльфов на ингах. Остальные войска должен был привести граф до деревни Медовая, где уже был подготовлен укрепленный лагерь. Всю дорогу Олсса пытался найти оптимальную схему войны с черными, исходя из выделенного количества людей и эльфов. С одной стороны, воинов выделили ему немало. С другой стороны, основной удар черных пойдет именно по его дороге. Было над чем, подумать. Добравшись к вечеру до деревни, он собрал военный совет из командиров и попросил каждого высказаться, начиная с самого молодого полусотника из людей графа.
  - Командир Олсса, докладывает полусотник Званко. Сегодня черные смогли углубиться в лес на полтысячи метров. Дальше они не смогли пройти, мы завалили дорогу деревьями, и прикрываясь ими, хорошо проредили врагов стрелами. Черных очень много. Против нас очень много райн, погонщиков, тяжелой пехоты, есть даже конные сотни. Черные меняют тактику. Раньше мы, разведав, где они находятся, отправляли конных лучников с освященными стрелами. Наш отряд набегал, делал по паре-тройке выстрелов, разворачивался и убегал обратно. Но черные хорошие воины, учатся быстро, сейчас они обязательно, в каждом отряде держат тяжелую пехоту с арбалетчиками. Сейчас, когда наш отряд приближается на дистанцию выстрела, черная пехота сбивает строй, из-за которого стреляют по нам из луков и арбалетов, одновременно пускают в обход райн. Если мы вступаем в перестрелку, нас окружают райны, если делаем один-два залпа и уходим, то потери у нас и черных одинаковые.
  - Командир Олсса, докладывает сотник Ингасса. Черные быстро учатся, еще недавно, мы применяли тактику лесных ос, рассыпались в лесу по одному стрелку и издалека покусывали их стрелами. Так как стрелы сейчас освященные, то мы очень неплохо сокращали черное поголовье. Но сейчас они запускают в лес по сотне райн одновременно, и наши одиночные стрелки погибают, пусть и убив по две-три твари. Черных больше, размен идет в их пользу.
  - Командир Олсса, сотник Пепел. Сейчас хорошо работает только тактика создания крупных укрепрайонов, которые эти черные твари - райны, не могут обойти. Черные не смогли пройти сегодня дальше, завязнув в моем укрепрайоне. Справа от тропы мы вызвали искусственный обвал, и завалили все буреломом. Солдаты еще могут там пройти, обвязавшись веревкой, и страхуя друг друга, а вот райны точно сломают себе ноги, и их туда не заманишь. Слева мы сделали обширную засеку, через которую райны и черные, с трудом, но перебраться могут. Сразу за засечной чертой они наталкиваются на нашу тяжелую пехоту с копьями и топорами, а сверху ловят стрелы и арбалетные болты. Они не умеют воевать в такой обстановке и отходят, но они научатся, так как постоянно меняют тактику, пытаются нащупать в нашей обороне слабые места.
  Далее выступили два эльфийских сотника и подтвердили, что тактика Пепла вполне работает. Опасения вызывало у них только то, что если черные догадаются произвести глубокий обход, то нашему воинству придется удлинять линии засек и растягивать фронт. А с учетом нашего количества, риски прорыва обороны растут. Олсса был согласен и с Пеплом и двумя сотниками, тем более что два последних эльфа лично учили его воевать. Он рассказал про итоги военного совета, про численность Южного отряда, или, наверное, уже Южной армии, что скоро придет с графом и о необходимости беречь воинов.
  - Вся наша тактика, на сегодняшний день, должна быть направлена на затягивание прохода черных к крепости, любыми путями. Мы должны дать А, одну-две недели что бы гномы достроили крепость, и стали заниматься разломом перемычки. После обрушения торгового моста водой с озера, черная армия на равнине окажется в ловушке не меньше чем на полгода. Если за это время А сможет добраться до Богини и вернуть себе свою силу, то у нас появляется шанс уничтожить тварей на равнине или в лесу топтунов, и перенести границу на тропу гномов к торговому ущелью. Этот рубеж достаточно просто удержать, при наличии освященных стрел и болтов.
  Эта информация сильно вдохновила всех присутствующих. Появились улыбки, пошли шуточки и подначки друг друга. Все поняли, что у вождей есть четкий план действий, который позволит хотя бы части из них уцелеть и самое важное, всем спасти свои семьи в крепости, а при удаче, надолго закрепиться на новых рубежах и получить время для сбора сил и вооружения новых армий.
  В это время, прибыл гонец от Ана с пакетом, и Олсса извинившись перед советом, пошел встречать его, так как гонец категорически отказывался заходить в шатер и передавать послание при всех, поясняя, что Главнокомандующий Ан приказал отдать пакет командиру Южной армии Олссе лично в руки и рекомендовал прочитать одному, без лишних глаз. После прочтения пакета (как мы помним, это пакет про рейд для освобождения людей с черной фермы) Олсса восхитился дерзким планом Ана. С одной стороны, у него отбирали 50 эльфов на рейд, но с другой стороны, сколько сразу преимуществ перед ними открывалось:
  1. Черные лишались своего продовольствия.
  2. Три тысячи ополченцев пополнят силы союза, а то, что после плена, люди, эльфы, гномы будут сражаться как бешенные, Олсса не сомневался.
  3. При удаче будут сожжены метательные орудия черных.
  4. При удаче, будет разблокирована река Железная и появится возможность перемещения между восточными предгорьями и фортом 'Железные зубы'.
  5. Переданные освященные стрелы коннице форта позволит сильно проредить черное воинство.
  6. Убийственная мощь от освященных стрел, неминуемо увеличит воинский дух солдат восточного королевства. Олсса вспомнил, как он сам от радости, кричал как ребенок, когда тремя стрелами убил трех райн.
  Были и другие плюсы, но надо было найти эльфа, кто может с отрядом скрытно пробраться через дорогу и скрыться в Южном лесу, и еще одного эльфа, который с отрядом сможет организовать отвлекающую ночную атаку. Привлекать людей Олсса не хотел, как ни уважительно он к ним относился, бесшумное передвижение по лесу, это умение только эльфов. И это должны быть проверенные, надежные эльфы. Слишком высока ставка в этой авантюре. Другого варианта, кроме как привлечь своих учителей, не было.
  Олсса вернулся к совету, предложил все присутствующим отбыть в свои подразделения, пояснив, что завтра с утра он непременно посетит линию фронта и на месте примет решение, об изменении тактики борьбы с черными. После легкого ужина, он пригласил к себе двух сотников эльфов, которые выступали последними. Подошедшие эльфы назывались по новому обычаю Онгасса и Элдасса, они были из родов воинов его клана, не знатных родов, но им он верил как себе. После изложения информации из пакета, эльфы пришли в восторг и загорелись идеей этого похода. Так сильно навредить черным, это надо было постараться придумать. Идти старшим отряда вызвался Элдасса, полусотню он возьмет свою, а полсотни передаст Олссе в резерв. Решили, что Онгасса должен будет произвести ложную ночную атаку, в противоположном от места прорыва направлении. Олсса решил не дожидаться прихода обоза, он чувствовал, что отправлять отряд надо сейчас, завтра будет поздно. Он вызвал сотников и приказал собрать у солдат часть стрел и болтов, освященных источником у людей и эльфов. По приходу обоза, всем вернут нужное количество. Также приказал выделить отряду Элдассы 20 арбалетов, так как эльфийские стрелы были все-таки легки для нанесения серьезного урона тяжелым черным пехотинцам. Тяжелого пехотинца удавалось убить эльфийской стрелой только при удачном попадании в стык доспеха, шлема, забрала. Арбалет же, даже на ста шагах пробивал любую броню. После проработки плана и согласования всех нюансов, решили начать отвлекающую атаку на рассвете. За это время эльфы на ингах, как раз успеют доскакать до линии соприкосновения с противником.
  Утренняя вылазка удалась полностью, эффект неожиданности привел к тому, что враги просто отступили из своего лагеря, потеряв не менее сотни бойцов убитыми. Воспользовавшись переполохом, ранним утром полусотня Элдассы с заводными ингами, аккуратно просочилась через лес, и перейдя дорогу из леса топтунов, растворилась в южном лесу.
  Утром прибыл граф с собранным войском и обозами с вооружениями. Подробно рассказав ему о прошедшем совете, Олсса решил выдвинуться вместе с графом к линии соприкосновения с черными. Как опытный воин, эльф знал, что лучше одни раз все увидеть, чем сто раз услышать.
  За ним вслед должны была прийти две тысячи тяжелой пехоты и все эльфы. Не успели уставшие люди отдохнуть, как часть из них по сигналу трубы выдвинулась в новый поход. Никто не роптал, все радовались предстоящему бою.
  На ингах, до линии фронта, было совсем не долго - примерно пять часов. Олссе стало не по себе, когда он подумал что, этот короткий путь надо удержать минимум на неделю. Прибыв к окраинам леса, увидел выстроенный укрепрайон из поваленных деревьев, выкопанных земляных валов, искусственно организованных обвалов и замаскированных ловчих ям. Черные, в это время, как раз атаковали линию обороны. Вал черных тел, лежащих на импровизированной баррикаде, их совершенно не смущал. Впереди шли тяжелые пехотинцы, закрываясь щитами, сзади них, но чуть в отдалении, шли лучники и арбалетчики. Тактика врага в этой атаке была эльфу понятна, - под прикрытием лучников постараться преодолеть засеку, создать плацдарм и постепенно его расширять. Также понятно было, что это не сработает, так как солдаты врага, подойдя к засеке, были сразу остановлены копьями людей, а после пары плотных арбалетных залпов послышалась гортанная команда и черные отступили. Арбалетчики врага тоже смогли нанести урон людям, но потери были не сопоставимы.
  - Шестой раз уже сегодня штурмуют, - пожаловался Пепел, - отдохнуть не дают, все время подбрасывают свежие силы, а мы держимся одни.
  - Пришла подмога из крепости, скоро будет здесь 2000 тяжелой пехоты, и множество эльфов, порадовал его Олсса.
  Эту новость услышали солдаты, и сразу стали качать эльфа и графа.
  Тем временем, черные убедились, что таким образом баррикаду не взять и отошли в свой лагерь. В той стороне стали раздаваться крики и звук передвигаемых телег. Так прошел примерно час, и пришла беда.
  - Вижу перемещения метательных машин, точно вижу катапульты. Их много, более двух дюжин.
  - Дети черного солнца, как они смогли их быстро собрать, этого не умеют даже гномы.
  - За время затишья перекинули часть катапульт из-под крепости Грозная. Там их, я слышал, очень много, черные заблокировали ими реку.
  - Командир Олсса, прошу немедленно отойти от засеки, заорал Пепел. Пепел кричал не зря, едва успели защитники и эльф с графом отойти от рубежа обороны, в воздухе завыли огненные метательные снаряды, которые падали прямо на завал из бревен, камней, тел.
  Снаряды напоминали глиняные горшки, они падали, разбивались, из них выливалось густое черное масло, которое тут же вспыхивало. Потушить такой пожар было невозможно.
  Вот и придумали черные, как продавить наши засеки и баррикады, со злобой подумал эльф. Целые деревья, мы не сможем на себе перенести, чтобы заделать прорехи в обороне, а мелкие бревна для райн не помеха.
  - На сегодня сражений больше не будет, пока не стихнет пожар, никто там не пройдет. Граф, нам надо посоветоваться.
  Через час в просторной палатке сидели граф с Олссой и думали, что делать дальше. С одной стороны, леса здесь много, можно валить засеки бесконечно, но не везде есть удобные места для обороны. С другой стороны, засека горит быстрее, чем возводится, а пожар в лесу черных не пугал, жить они тут все равно не собирались. Каменные крепости построить было нельзя, просто не хватило бы времени, единственным вариантом укреплений оставались земляные валы высотой в четыре-пять человеческих роста, их нельзя было спалить, нельзя было обойти. Их можно защищать как стену, не сильно опасаясь обстрела из катапульт. Но надо было найти удобное место, где в силу рельефа местности объем работ был бы минимальным.
  - Олсса (наедине граф и Олсса договорились общаться без чинов, тем более знали друг - друга давно и дружили), есть через три часа пути пешком отсюда, узкое место на дороге. Там как раз она проходит между двумя скалами. Если завалить дефиле камнями и землей, то пройти будет невозможно. Но дальше таких удобных мест нет. Дальше неширокая дорожка с немалым уклоном вверх, по которой отступал еще Андр с отрядом и вырубка под поля около деревни Медовой.
  - Конрад, а что мешает обойти эти скалы слева или справа?
   - Слева скала является частью хребта, пройти там можно, но только если отряд маленький, есть там горные тропки. А вот справа, там лес, но главное, - там каменные осыпи и раскиданные волею богини земли гигантские камни, где все это заросло мхом, лишайником и зарослями смольника. Пройти там, даже с одной телегой я бы не стал пытаться, а с обозом это абсолютно невозможно. Недаром наши предки предпочли пробить дорогу в скале, но не делать дорогу справа. Камни там, все как на подбор, очень крепкие и большие. Пройти там смогут только райны, и то не удивлюсь, если ноги поломают.
  - Но если мы отступим, то потеряем часть защищаемого пути до Медовой. А за ней идет обычный тракт вдоль горы, там не встанешь в оборону.
  - До Медовой, еще дожить нужно, не забудь, что дефиле между скал надо еще засыпать. А для этого нужно время.
  После долгих сомнений решили поступить следующим образом.
  Олсса, отходит к удобной позиции между скалами. Все воины, что он привел, остаются здесь. Старшими над ними назначается граф. Он станет арьергардом Южной армии и должен любой ценой выиграть два дня для укрепления позиции.
   - Граф рубите лес, любое дерево. Мне, эльфу, больно об этом говорить, но новые деревья мы насадим после победы, а сейчас каждое срубленное и заваленное дерево должно быть местом, откуда прилетит арбалетный болт в черного солдата или ударит копье в райну. Я же, отправлю гонца в Медовое к Элссе, чтобы он поспешал со всеми бойцами ко мне. Его я назначу охранять левые и правые подходы к дороге от скалы и Медовой. Он умеет больно жалить в лесу. Граф к вам личная просьба, не оставляйте тел павших. И раненых, добивайте их. Все кто будет умирать здесь, должен знать что наши народы будет молить А и жриц о славном для них посмертии. Все, время вышло. Через пять минут жду гонца.
  Граф вышел из шатра, и устало посмотрел на солнце. Как же он мечтал об этом дне, мечтал, что у него будет много солдат, и черных будет возможно убивать как обычных людей, а не как раньше, пятью ударами топором по шее. После смерти старшего сына и его семьи, он так и не смог по-настоящему за них отомстить. Как он завидовал отходу Андра с равнины до деревни Медовая, когда черными телами была выстлана вся дорога. Сколько славных бойцов получили посмертие после этой битвы. Как он мечтал увидеть черный ковер из сотен убитых врагов и прийти к жрице с прядью волос своего старшего сына. И эта мечта скоро осуществиться. Граф, в отличие от Олссы, не испытывал никакого внутреннего возмущения от рубки деревьев. Тем более он слышал от Андра поговорку его мира: 'лес рубят - щепки летят' и был с ней полностью согласен. Да и другого пути не было. Граф был практичным человеком и понимал, что огненных снарядов у черных на все деревья не хватит. Они скоро иссякнут, их надо привозить, а путь наверняка не близкий. Значит надо обустраивать множество засечных линий и за каждую биться насмерть, чтобы вынудить черных потратить огненные снаряды полностью. Без них они опять столкнутся со стратегическим тупиком и бессилием взять его графа оборону. Конечно, в ярости, черные могут попробовать спалить весь лес, но сейчас весна, а весенний лес зелен и полон соков, так просто не загорится. Обдумав пару минут, граф пошел по лагерю, выкликивая начальников над будущими лесорубами и землекопами.
  Тем временем, Олсса уже скакал к будущему месту обороны. Но мыслями он был далеко, вместе со своим старым сотником и его людьми. Как же ему хотелось участвовать в их походе, освободить людей, гномов, эльфов. Может и удалось бы ему вызволить хоть кого-то из их народа. Олсса, как всякий эльф, жил долго и прекрасно помнил величие своего народа, когда только его род, не самый знатный в Северных лесах, мог выставить до пяти тысяч лучников. Также он не забыл, как пробирался через западную пущу, прячась от каждого шороха или рева. Он никогда не простит черным тварям свой страх. Он был счастлив, когда узнал о возврате А, понял, что наступает час расплаты и он сможет вернуть себе свою честь.
  Добравшись вскоре до нового места обороны, он внимательно все осмотрел. Конечно, он проезжал здесь не одну сотню раз, но ему никогда не приходило в голову, что он будет защищать эту позицию. А место и впрямь было удивительным, - узкая дорога проходила через скалу. Видно было, что дорогу в скале прорубили искусственно, ровно так, чтобы могли разминуться две обычные телеги. Скала была из мягкого материала, поэтому труды строителей дороги были хоть и значительными, но не чрезмерными. Дорога отрезала от скального отрога меньшую часть, которая тянулась направо еще метров на шестьсот и постепенно понижалась. Местные звали отсеченный кусок скалы за сходство: 'отрубленный палец'. В высоту и материнская скала и 'отрубленный палец' были достаточно высоки, метров 15-20, и залезть на них было достаточно сложно. Обойти слева материнскую скалу было невозможно, она была частью крупного скального отрога. Как говорил граф, там были потайные тропки, но большим отрядом не пройти. А вот справа, если обогнуть палец, можно было наблюдать очень интересный рельеф местности. Казалось, что неведомый бог, когда-то схватил отрубленный палец и бил им по окружающим горам пока не превратил окружающее пространство в каменный лабиринт из осколков камней и гигантских глыб. Со временем, место битвы заросло лесом, мхом, лишаями, мелкими чахлыми деревьями, превратив его в настоящий каменный лабиринт. Любой попавший сюда оказывался в непроходимых зарослях с хаотично набросанными камнями. Прав был граф, черные тут не пойдут, им проще штурмовать скалу, чем пытаться по этому бурелому с камнями обоз протащить. На всякий случай, тут тоже засеки сделаем, и сделаем в виде огненных мешков, когда проскочившие солдаты и райны, будут отсекаться от основного отряда упавшим деревом и уничтожаться со спины арбалетными болтами и стрелами. Еще тут надо привлечь умельцев для скатывания камней. С учетом наклона и каменного лабиринта и убежать от катящихся камней некуда, верная смерть. И ловчие ямы, тут их можно так замаскировать, что и райна не найдет. Да, и немаловажно, катапульты, не смогут бить на такой угол возвышения, да и всегда можно установить свою катапульту для этого. Надо направить гонца к Ану и Андру чтобы те прислали гномов умельцев, для их постройки. Настроение Олссы стало подниматься, он понял, что сумеет закрепиться на отрубленном пальце и выдержать любое давление черного войска. Отдав команду разбивать стоянку, Олсса быстро набросал послание для А и Ана, мысленно представил катапульты на вершине материнской скалы и отрубленного пальца и мечтательно зажмурился.
  
  Глава 5. Южная армия. Задержать любой ценой. Битва за отрубленный палец.
  
  
  Заканчивался тяжелый второй день назначения графа командиром над арьергардом Южной армии. Конрад готовился к очередной ночной атаке. После совета с Олссой, граф за прошедшие два дня применил все возможные хитрости, которые только знал. Он был уверен, что военачальник черных, давно проклял его хитроумие, что не удивительно, так как за прошедшие полтора дня сражений он смог продвинуться всего на два полета стрелы. И это расстояние он смог пройти только тогда, когда лес на завоеванной территории превратился в черную равнину.
  Для начала граф придумал сбивать в единую группу лежавшие деревья скобами, а для защиты от обстрелов из катапульт, его солдаты не поленились отрыть полноценные окопы, из которых поднимались при очередном приближении врага. Метательными огненными снарядами противник дорожил, видимо их было не так много, он стрелял только по крупным баррикадам и засекам, а крупные граф распорядился не строить. Два дерева, сбитые железными скобами или связанные цепями, надолго тормозили действия черной пехоты. Огненные снаряды противник для двух-трех деревьев откровенно жалел, а рубить и растаскивать их в разные стороны, не давали солдаты армии графа. Подобравшись по окопам к черным солдатам с 5-6 арбалетами, они быстро отстреливали по ним два-три залпа (один самый меткий стрелял, другие перезаряжали) и по окопам обратно убегали назад. По ночам, когда черные не воюют, люди графа откровенно резвились, это было их время, он заново стаскивали и закрепляли скобами деревья, или связывали их цепями, располагались по периметру охраны черной армии и отстреливали часовых, или просто приблизившись, делали навесом по два-три залпа из луков. Черные не чувствовали себя в безопасности в своем лагере. Ночью люди графа занимали удобные позиции рядом с лагерем черных, а чтобы их не унюхали райны, обмазывались кровью черных солдат. Это позволяло, при известной удаче, внезапно обстрелять их пехоту, готовую к атаке и отойти. И это не говоря уже о том, что постоянно разбрасывали железный освященный чеснок и рыли ловчие ямы с кольями. Все это привело к тому, что вражеский военачальник издал приказ сжигать захваченные позиции из скованных, скрепленных деревьев. Чтобы иметь перед лагерем пустое простреливаемое пространство. Это дало кратковременный эффект, так как люди графа быстро нашли противоядие, стреляя в густой дым сжигаемых деревьев, одновременно из 50-100 луков и шли потом в атаку тяжелой пехотой. Как правило, после такого залпа, тяжелой пехоте оставалось только добить раненых черных солдат и потушить деревья, дополнительно забив пару скоб для укрепления баррикады. Граф также отправил полтысячи эльфов в глубокий обход черной армии с приказом долбить его обозы. И это приносило свои плоды, последние три часа катапульты противника просто не стреляли. Но черные сражались яростно, не щадили себя в бою. Немало знакомых графа пало рядом с ним. Погиб от удара копья Швидла, убит выстрелом из катапульты сотник Пепел, тяжело ранен полусотник Званко, убит от стрелы Ингасса. Рядом с графом практически не осталось знакомых лиц. Из двух тысяч солдат тяжелой пехоты осталось не более половины, эльфы пострадали значительно меньше, так как в первый же день граф посчитал их количество чрезмерным и отправил большую часть уничтожать коммуникации противника. Потерь у противника было гораздо больше. Специальные люди подсчитывали их потери, и граф знал, что черные потеряли не менее 3000 солдат с райнами. Понятно, что обороняющийся всегда имеет преимущество, но черные были великолепными солдатами и за три тысячи погибших плату они взяли сполна.
  Граф одевал доспех, чтобы пользуясь темнотой, в очередной раз пощипать лагерь противника. Ночь обещала быть жаркой.
  Тем временем, отряд эльфов под командой Онгассы, отправленный в глубокий обход черной армии, уже сутки терроризировал все перевозки в армию и обратно. Незаметно подкравшись к обозу, они выпускали стрелы, исчезали в лесу, а через час возвращались и снова обстреливали все новые и новые обозы и повозки с ранеными. Отправленные в погоню райны, против полутысячи лучников на ингах были быстро перебиты , а от черной конницы, эльфы легко убегали не вступая в бой, предварительно производя один-два залпа из луков. Освященных стрел было запасено очень много, многие были спрятаны в лесных ухоронках.
  На дороге показался очередной обоз с амуницией, уже было достаточно темно и обозники мечтали вовремя прибыть в лагерь. Но не судьба, подумал Онгасса и поднял руку. Еще через три удара сердца, во вражескую колонне полетели сотни огненных стрел.
  В это время, на противоположной стороне дороги затаились четыре сотни ополчения из Дубового края. Они не видели скрывавшихся в лесу эльфов, но легко узнали их белые стрелы и после того как обстрел закончился, вышли на дорогу, чтобы добить врага.
  - Онгасса, смотри, люди на дороге, добивают черных подранков.
  Онгасса выехал на дорогу, он сразу безошибочно вычислил вожака над ними и подъехал, представился.
  - Командующий полутысячей конных стрелков сотник Онгасса, вы кто?
  - Командир ополчения Дубового края Торр. Элдасса говорил нам, что нас здесь ждут.
  - Вас послал Элдаcса? Сразу изменил тон старый эльф.
  - Нет, он убыл на свое задание, а нам сказал, что добровольцев собирает Олсса и Граф Конрад в этом лесу.
  - Да это так, только нас уже оттеснили выше по дороге, примерно на три часа пути.
  - Понятно, эльф, я предлагаю перебраться на твою сторону, поговорить мы успеем всегда, я слышу топот копыт, это явно по нашу душу.
  - Бегите в лес, мы вас прикроем стрелам, в лесу обойдите черный лагерь и сразу попадете на позиции графа. Я пришлю к вам гонца с водой источника.
  Четыре сотни, перейдя дорогу, растворились в лесу, а старый эльф продолжил играть в жмурки со смертью.
  В это время, граф имитировал атаку на воинский лагерь врага. Навесом летели стрелы, солдаты графа сняли часовых и подожгли горючими стрелами деревянный частокол лагеря. Сам граф лежал рядом с лучниками. Он надеялся, что какой-нибудь не разумный командир черных выведет свой отряд на освещенное место и получит много арбалетных болтов и стрел, не говоря уже про набросанный чеснок и вбитые колья. Еще немного и частокол прогорит, а черные, все не шли. И тут он спиной почувствовал чужой взгляд, Перехитрили, черные в нашем тылу. Не подавая вида, он поднял руку, и все люди моментально бросились строить стену из щитов. И вовремя, из-за спины полетели арбалетные болты и ринулась черная гвардия. Закипел бой. В это время подоспели четыре сотни ополчения Дубового края. В лесу их нашел эльф из отряда Онгассы с бурдюком воды из источника, и они успели освятить оружие. Услышав звуки ночного боя, и разобравшись в ситуации, они зашли к черным со спины и внезапным ударом, с дикими криками врубились в их строй. И удивительное дело, черная гвардия побежала. Никогда такого не было, чтобы эти воины бежали, но граф видел все собственными глазами. Он не стал раздумывать, только махнул мечом, и вслед за гвардией в погоню сразу помчались все его воины. Всю ночь продолжалась резня, а поутру, графу доложили, что ночью они полностью вырезали три сотни элитной черной гвардии. Граф был счастлив. Хотя он был более счастлив, если ему дали бы поспать, но это было невозможно. Он даже боялся закрыть глаза, так как знал, что тут же провалится в глубокий сон, и его никто не сможет разбудить.
  С утра стояла непривычная тишина, от черных никто не стрелял, а люди сами днем на рожон не лезли. Внезапно раздался звук рога, и из ворот черного лагеря вышел черный воин, он был одет во все черное, был в железном доспехе и в глухом шлеме. Не боясь, он прошел триста шагов и стал поджидать людей с веткой в руках. Граф уже слышал от Андра о его переговорах, поэтому он без тени сомнений взял ветку в руки и пошел к парламентеру.
  Через пять минут, граф уже одевал на голову непонятный предмет, протянутый черным воином. И переговоры начались.
  - Человек, вы убили ночью наших лучших бойцов, отдайте нам их тела. Мы должны их похоронить на закате, чтобы их души встретились с луной.
  - А зачем мне это делать, хмыкнул граф, это моя добыча, я лично их убивал.
  - Что ты хочешь за них?
  - Три сотни пленников по одному за каждое тело и перемирие на два дня для сбора трупов и их погребение.
  - Устраивает. Договор заключен. Бой начнем утром через два дня.
  Черный забрал свой предмет и пошел обратно в лагерь. Граф же вернулся к людям, чтобы порадовать их двумя днями мирной жизни. Черные сразу стали выезжать из лагеря, забирать тела. Они не боялись дойти до самого людского лагеря в поисках тел. К вечеру пригнали три сотни пленников, в основном крепких, здоровых мужчин. Черные держали свое слово. Вечером граф смог провести погребальный обряд, он знал что все, кто погиб за эти два дня были героями и получат хорошее посмертие.
  На следующий день все тоже было тихо и спокойно, как и было оговорено с черным воином. А вечером приискал гонец от Олссы, он приказывал графу бросить держать позицию и идти к отрубленному пальцу. Укрепления были построены, а вот бойцов не хватало. Такая новость не могла не порадовать армию графа, защищаться из крепкого места гораздо безопаснее, и можно взять больше черных жизней. Но чтобы максимально осложнить черным переход к отрубленному пальцу, всю ночь граф, вместе с бойцами рыл ловушки, раскидывал чеснок и вбивал колья, а также устраивал хитроумные подвесные ловушки и самострелы на деревьях.
  На рассвете, его сильно поредевший отряд уже шел в сторону материнской скалы и отрубленного пальца. Подойдя к укрепленной позиции, граф сначала просто не узнал местность. На месте материнской скалы и пальца стояла полноценная крепость, с каменными башнями, каменной кладкой, на башнях были установлены баллисты, стены была с заборолами и площадками под баллисты. Стены длились по всему 'отрубленному пальцу', а в самом его конце стояла башня с узкими бойницами под стрелы и сливами под кипяток и раскаленное масло. Граф не верил своим глазам.
  - Как, как это можно было сделать за такое количество времени?
  - Друг мой, а как можно было задержать черную армию твоими силами? - спросил подъехавший Олсса. - Вот, где не верится, что нам это удалось, а не то, что и мы тут настроили.
  Видно было что он гордится отстроенной крепостью, и хочет чтобы его похвалили, но граф и сам был так поражен переменой, что, не уставал хвалить его и строителей.
  - Конрад, пока твои люди будут подниматься по веревочным лестницам, поехали объедем отрубленный палец посмотришь, что мы смогли сделать там.
  - Олсса, а что будет с нашими лошадями, если людей поднимают по веревочным лестницам?
  - Конрад, не переживай, мои эльфы отгонят табун дальним кругом, потайными тропами. Лошадь получишь свою с другой стороны стены, а пока поехали смотреть.
  Посмотреть здесь правда было на что, в лабиринте из камней, заросших мхами и лишайниками, чахлых деревьев и каменных осыпей, то тут, то там стояли небольшие башенки. Кое-где, были видны невысокие замаскированные траншеи и земляные форты с бойницами, на возвышенностях были видны катапульты. Граф даже смог увидеть натренированным взглядом замаскированные цепи, веревки и ловчие ямы.
  - Конрад, ты еще не видишь потайные подземные ходы, чтобы можно было бить в спину, ловчие ямы, разбросанный чеснок и вбитые колья. Мы с тобой идем сейчас по единственной возможной дороге в этом месте. Ходов не много, вырыли, где позволяла земля. Чем дальше в сторону скального отрога тем сложнее, а напротив крепости, под землей просто сплошная скала.
  - Олсса я восхищен, ты лучший эльф-строитель крепостей на этой земли.
  - Конрад, строили все и гномы, и Элсса с людьми, и я. Все приложили руку.
  - Как там крепость? Как там А, Ан?
  - У них все нормально, обучают добровольцев, гномы достраивают вторую стену и уже приступили к донжону. Резервов не дают, но с твоими силами мы отрубленный палец долго никому не отдадим. А нашел себе учеников, учит их своей магии.
  - Я привел обратно 800 тяжелых пехотинцев, 300 ополченцев из Дубовых краев, 200 эльфов. Еще 500 эльфов уничтожают коммуникации черных. Как их прижмут, тоже прибегут сюда. Триста пленных ты отправил в крепость?
  - Конечно, я рассчитываю на них, после обряда очищения они должны вернуться сюда. Они очень пригодятся на этих позициях.
  - Как вооружения, в крепости успевают их делать?
  - Все успевают, более того, гномы умудряются собирать из подручных средств катапульты. Что-то они там с Ториным придумали, если вымачивать дерево в воде источника.
  - А это не кощунство?
  - А сказал, что кощунство видеть, как погибают наши дети из-за чьей-то глупости.
  - Ха-ха, понятно, что после таких слов все сразу заткнулись.
  - Как ты думаешь, сколько дадут нам черные времени?
  - Олсса, я столько наставил ловушек, что до вечера их ждать не стоит. Думаю, вечером будут здесь, завтра с утра нападут.
  Граф оказался прав, черные появились только к вечеру, шли очень медленно, смотрели себе под ноги, впереди бежали райны. Подойдя на безопасное расстояние, группа черных в пышных плюмажах, долго разглядывала крепость, рисовала что-то на земле. Так как это были военачальники, по ним был нанесен удар одновременно с трех катапульт. Залп был удачный, один из черных был убит. Все радостно кричали, надеялись, что убили какого-то командира. Черные отреагировали мгновенно, отошли на сотню метров назад и стали уже оттуда неторопливо все рассматривать. Одновременно был слышан стук топоров, черные, как обычно, строили и укрепляли свой лагерь. Ночь прошла спокойно, а утро началось с пробной атаки черных, под прикрытием лучников и арбалетчиков, черные солдаты с лестницами в руках пошли на штурм. Они не смогли добежать до стены, многие были убиты арбалетными болтами, остальные бежали.
  - Разведка боем, проведена ими плохо, вслух сказал граф, - сейчас они будут подтаскивать стрелков и выбивать наших арбалетчиков. Граф, как обычно, не ошибся, по полю, в сторону крепости черные солдаты тащили большие щиты, под прикрытием которых, черные хотели создать позицию для своих стрелков. Но такая стратегия было людям понятна, и после трех залпов из катапульт, часть щитов была разбита, и черные в очередной раз бежали.
  Через час, граф заметил, как противник пытаются копать окопы, чтобы по ним постепенно подобраться к стене, он указал на это Олссе.
  - Граф, я говорил, здесь нет земли, тут чуть сверху немного глины, а потом сплошная скала. Мы когда копали траншеи, все тут щупами обошли, вон смотри, они уже поняли, что окопы вырыть они не смогут.
  Вдалеке было видно, что черные собирают ломы и мотыги и отступают с ними в лагерь.
  - Интересно, что они придумают сейчас?
  - Вариантов не много, или массово устанавливать катапульты и оттуда выбивать кладку или построить башни на колесах, чтобы дотолкать их до нашей стены и уронить мостик, по которому пехота сможет захватить нашу стену. В башне должна быть площадка сверху, выше нашего уровня, чтобы сверху оттуда поддерживать своих бойцов. Но сначала попробуют обойти отрубленный палец, захлебнутся там своей черной кровью и приступят к башням.
  - Оллса ты так спокойно об этом говоришь. Это же верный путь взять крепость.
  - Нет, мой друг, вариант с башнями мы предусмотрели, они не смогут добраться до нашей стены. Они будут сломаны, уронены и сожжены земляным огнем. Обрати внимание вон на те желоба. В нужное время по ним прикатится камешек, который снесет любую башню, подошедшую к стене.
  - Олсса, я в восхищении.
  Тем временем черные не оставляли попыток с налету взять крепость. За границей обстрела собиралось все больше и больше вражеских солдат с лестницами в руках. Следом за ними стояли квадратами лучники и арбалетчики. Еще пара мгновений и под прикрытием больших щитов начался очередной штурм крепости. Он был более удачен, чем первый, часть солдат противника, даже смогла приставить лестницу к стене и пытаться подняться по ней. Но внезапно для черных, над стеной на двух железных мачтах повисло огромное ошкуренное бревно, которое в один прекрасный момент упало на приставленные лестницы и сломало их, подавив всех черных солдат. Бревно, упав около стены, не остановилось, покатилось дальше вниз от стены, круша и калеча людей. Второй штурм тоже был отбит. Больше штурмов в этот день не было, весь день был у противника слышен стук топоров, молотов и лязги лебедки.
  - Башни строят, - заметил граф. Может прогуляться к ним ночью да спалить их?
  - Не стоит Конрад, пока хватает и того что придумали, вот когда не хватит, тогда и будем ночами все подпаливать.
  - Олсса, а если они подтянут катапульты, что будет?
  - Конрад, вот это и есть единственная серьезная для нас угроза. Как ты понимаешь, камень крепости, это всего лишь облицовка, забивали проход песком, землей и камнями, так что если много катапульт будут бить в одну точку, они пробьют стену и получат проход по дороге. Понятно, что он будет узкий и его будет легко защищать, но это уже будет дыра в нашей обороне и по ней враг сможет пройти. Так как их сильно больше, то они смогут завалить нас трупами, но пройти по дороге. Я уверен, что рано или поздно черные догадаются и начнут использовать катапульты. А пока предлагаю пойти спать, надо набраться силами перед завтрашним штурмом.
  Все ночь граф не мог уснуть, ему снилось, как катапульты разбивают стену и черные солдаты входят внутрь крепости. Только к утру, он смог задремать, и тут же услышал крик и звонкие удары по металлической свайке. Очередной утренний штурм начался. Он быстро надел доспех, достал свой любимый топор и пошел на стену.
  Как и предсказывал эльф, черные решили попробовать обойти отрубленный палец и зайти в тыл крепости. Только тут граф понял все коварство строителей этого укрепрайона. Черное воинство относительно легко прошло две трети пути, теряя людей только при падении в ловчие ямы или при попадании на чеснок, но вот дальше, пройти им просто не удалось, они уперлись в высокий земляной вал с вбитыми кольями и остановились в поисках обходной дороги. В этот момент, по команде невысокого гнома, началась общая атака. Катапульты стали наносить удар по пристрелянным позициям, из башенок полился кипяток и земляное масло, люди из земляных фортов стали кидать пилумы, камни, стрелять из арбалетов и луков в спины противника. В самом начале укреплений, поднялись и натянулись цепи, в лужи с земляным маслом полетели факела. Через пять минут, вся земля, рядом с отрубленным пальцем превратилась в огромную огненную ловушку. В которой, оказались отрезанными от основных сил, и беспомощно погибали атакующие части черной армии. Но для них не было спасения, все они были убиты от метательных снарядов, стрел, болтов, камней, или задохнулись в дыму, или что самое страшное, сгорели в огне.
  Больше наступления в этот день не было. Какими бы ни были черные отважными бойцами, но зрелище бойни, с дикими криками сгорающих людей и райн, впечатлили даже их.
  Следующее утро было спокойным, со стороны противника раздавались удары молотков по железу, гортанные крики и звуки рубки деревьев. Только после обеда граф получил приказ от Оллсы прибыть на крепостную стену.
  На дозорной площадке крепости стоял Олсса и неизвестный графу гном. Подойдя к ним, граф попросил представить ему гнома. Выяснилось что это Орин, главный архитектор построенной крепости, он обсуждал с Олссой методы противодействия подходящим башням противника. Только сейчас граф увидел три невысокие башни на колесах, двигающиеся в сторону стены. Зрелище было занимательным, издалека раздавались гортанные команды и звуки рога, под ритм которого, по полю двигались три башни. Одна из башен была построена ниже, чем остальные и была меньше по размерам и сделана как-то коряво. Эта башня сильно выдвинулась вперед. Тут же раздался свист Орина и по этой башне отработали все катапульты крупными каменными глыбами. Часть снарядов попала по верху башни и накренила ее. На стенах раздались радостные крики. Черные не стали двигать эту башню дальше, она потихоньку стала пятиться назад, выходить из зоны обстрела. Вторая и третья башни противника были построены надежнее, чем первая. Это граф понял чуть позже, когда они смогли приблизиться на расстояние выстрела из катапульты.
  В каждую из двух башен прилетело не менее пяти точных попаданий крупными камнями из катапульт. Защита башен была изломана, но это не помешало им двигаться дальше. Но двигаться до определенного, предусмотренного Орином предела. Как только левая башня добралась до определенной отметки на земле, по двойному свистку гнома по желобу покатился огромный круглый камень, который на входе из желоба еще и подпрыгнул и ударил прямо в середину башни, опрокинув ее. На стене раздались радостные крики защитников. Черные солдаты в третьей башне, казалось, учли все ошибки и двигались аккуратно, стараясь оказаться в мертвой зоне катапульт и обходя подозрительную разметку на земле. Но это ей не помогло. Когда противник смог подкатить высокую башню близко к стене, три дюжих солдата, с дозорной площадки на скале закинули на вершину башни металлические кошки, подергали их, убедились, что они крепко держаться и по команде отрубили противовесы. Через какое-то время три гигантских камня сползли с отрога (кошки была прикреплена к ним) и в падении разломали и опрокинули последнюю башню. В упавшую башню тут же по команде гнома полетели емкости с маслом и факела. Еще немного, и башня горела, а черных ее защитников отстреливали арбалетчики. Штурм башнями был отбит. Со стороны черных раздались негодующие гортанные вопли, и все их воинство отступило на исходные позиции. Люди в лагере радовались, Орин неоднократно летал у защитников на руках, настроение было приподнятым. Люди радовались своим победам, жарили мясо, пили пиво и вино.
  До самого вечера все было спокойно, но вечером Олсса снова послал за графом. По прибытии на стену, граф поразился внешнему виду Олссы, то был чернее тучи. Не говоря ни слова, он показал рукой в сторону черных.
  Издалека он увидел, как черные выстраивают веером 30 катапульт, для увеличения кучности попадания.
  - Вот этого, мой друг, чего я боялся, дней пять и нашу крепость возьмут.
  - Олсса, а наши катапульты смогут подавить вражеские катапульты?
  - Увы, Конрад, катапульты врага мощнее, стреляют дальше, и более тяжелыми камнями.
  - Олсса, мы задержали черных, задержим еще на неделю, главное чтобы Торин с гномами смог достроить крепость. Ты вспомни, еще месяц назад, мы даже не могли о таком думать. За прошедшее время, сколько мы урона черным принесли? Сколько их уничтожили с начала их вторжения на Южную дорогу? Я считал, не менее 4000 солдат и райн. Да мы тоже потеряли немало, но у нас другая задача - задержать противника, и мы это успешно выполняем.
  - В Торине я не сомневаюсь, когда нас выбьют отсюда, отступим к Медовой и там дадим бой. Я думаю пора отводить туда большую часть людей и эльфов и строить новый укрепленный район там. Считаю, что наша задача, если на Медовой на три дня задержим врага и отступим к крепости, будет выполнена. Все только начинается.
  - Да Олсса, Все только начинается.
  
  Глава 6. Восточная армия. Паладины на войне
  
  
  Вальк, покинув крепость, с полусотней паладинов, как они стали называть друг - друга после речи А, бегом двинулся в сторону Восточной дороги. Очищение источником, мало того что сняло боль с души, но и придало силы и ненависти к черным. Казалось что силы у него и паладинов стали неисчерпаемыми, сотня эльфийских стрелков и сотня людей-арбалетчиков безнадежно отстали.
  - Морана, останешься с людьми и эльфами, покажешь им дорогу к нашему лагерю, - скомандовал он.
  После пяти часов бега, впереди показался их укрепленный лагерь. Было уже темно, Валк, все время крутил в голове план по убийству всего черного отряда, посланного против него.
  В отличие, от остальных командиров, он точно знал, где будет удерживать дорогу. Эх, немало он погулял по этой земле, немало попил своей кровушки у людей виконта и черных, мстя за свой порушенный мир и съеденную семью. В душе его горел теплый лучик благодарности к А, за то, что тот пощадил его сына и весь молодняк отряда, применив к ним обряд причащения. Это означало, что они смогут иметь детей и их рода не пресекутся. Вообще с приходом А, Валк сильно изменился, он чувствовал, что связан с этим загадочным и непонятным человеком, знал что его жизнь посвящена служению А и ждал когда тот решит, что он достоин ученичества. Откуда такие мысли приходили ему в голову, он не понимал, иногда казалось, что ему нашептывали его покойные жены, за которых он так и не смог провести обряд, иногда казалось, что он слышит голоса своих убитых детей. Перед самым уходом, после речи А, к нему подошла Лин. Атаман очень уважал ее за твердость характера, а главное за то, что она смогла отомстить и получить у Ар хорошее посмертие для своего ребенка. На том обряде, о котором, до сих пор шепчутся все в лагере.
  Лин, подошла к нему и сказала то, от чего он чуть не кинулся перед ней на колени.
  - Валк, Ан предложил мне, после того как освободим место, где погибли твои родные и родные солдат из твоего отряда, провести похоронный обряд на том месте. Ты же знаешь, что для погребального обряда можно использовать не только волосы, годятся любые личные предметы, кости, ногти. Если развести огонь на пепелище деревни, то он уверен, что богиня даст хорошее посмертие, но....
  - Что но, что не так жрица, что не так?
  - Нужно убить ОЧЕНЬ много черных, больше чем обычным людям, так как часть из них пойдет для посмертия убитыми тобой и твоими разбойниками людям. Он не стал сразу рассказывать людям о речи Лин, решив обдумать во время бега. Сейчас он принял решение, и по приходу в лагерь, при свете факелов, выстроил своих паладинов вокруг себя.
  - Паладины, да, теперь вас зовут именно так, вас так назвал А, а его слово для нас закон, любой из вас должен быть готов умереть за него. Также вы должны следить, чтобы люди были к нему почтительными, он душа нашего мира, а мы кровавые перчатки, которые вправляют мозги и выжигают из него скверну.
  - Да командир Валк, в один голос прокричали паладины.
  - А теперь главное, в своей великой мудрости, великий А и жрицы Ар, дают нам возможность получить посмертие для наших семей. Для этого надо провести похоронный обряд на пепелище и самое главное, убить ОЧЕНЬ много черных. Из-за наших грехов, мы должны убить их гораздо больше, чем обычный человек, эльф, гном. Речь идет только от посмертии для наших близких. Для нас Ар держит в запасе что-то иное, не знаю что.
  Паладины молча слушали, видно было что слова Атамана, сильно зацепили их души.
  - Атаман, веди нас, мы готовы на все, чтобы заработать посмертие нашим родным.
  - Паладины, я знаю об этом, и не воодушевлять я вас пришел, если А говорит о ОЧЕНЬ большом количестве, надо чтобы мы смогли его сделать и его хватило на всех. Об этом и хочу посоветоваться, я знаю как вести войну, но вы все опытные рубаки, я хочу услышать ваши мысли.
  Вышла женщина из бывшего отряда Лин, по имени Оннга. Именно ее спасли Торин с Элссой, после того страшного боя когда А прорывался к Медовой.
  - Черные не умеют сражаться ночью, в ночной схватке, Андр, с небольшим отрядом перебил много черных солдат. Надо сражаться ночью.
  - Оннга, я думаю также, но у них есть райны, которые чуют нас издалека. Как подобраться к ним ночью, и быть не замеченными тварями, мне это непонятно.
  - Значит нужно начать охоту на райн, я не думаю, что на нашей дороге их должно быть много, слишком крутая тропа, много скал.
  - И пока не убьем всех райн, в ночные бои не вступаем. А когда сделаем это, устроим им один ночной бой, в котором сразу их уничтожим.
  - Паладины, всем спать, выходим на рассвете.
  Ранним утром, когда только стало светать, Валк повел своих паладинов к укрепленному месту. Сотня людей и эльфов еще даже не пришла в лагерь.
  - Неженки, - громко сказал про них Валк, - надо будет оставить своих, чтобы торопили их для ускорения. Морану, как увижу, накажу.
  - Паладины, громко прокричал Валк, разбираем луки, стрелы и идем на битву. В середине восточной дороги начинается горный участок, через 1000 метров от входа в горы, будет очень крутой затяжной поворот налево. Там и будем держать оборону, отстреливая черных с окружающих скал. Для перекрытия дороги хватит и полусотни паладинов. Остальные вмести с людьми и эльфами сверху будут отстреливать черных. Стрелы экономить. Попусту не стрелять. Двое остались здесь, покажете неженкам людям и эльфам дорогу к этому месту, остальные в колонну по двое и за мной бегом марш.
  После длительного бега паладины прибыли к месту обороны и стали устраивать баррикаду из камней и бревен, максимально перекрывая горную дорогу. Баррикада находилась в мертвой зоне от возможного обстрела метательным оружием и стрелами баллист. К вечеру этого дня, баррикада была построена. К этому времени прибыли люди и эльфы, которые просто валились с ног от усталости.
  С рассвета, лучники и арбалетчики стали строить себе укрепления на вершинах скал в ожидании прибытия черных.
  Валк, утром отправил на разведку пятерку паладинов. Чтобы не тратить время, озадачил свой отряд рубить колья, изготавливать пилумы (готовые наконечники он захватил у кузнецов, Атаман узнал про предложенное Андром оружие и решил его использовать) готовить камни для скатывания и метания. Приказал отряду учиться кидать камни пращами. По его команде, из обоза достали емкость с водой источника, и каждый воин еще раз освятил свое оружие перед боем. Тем временем вернулись разведчики, рассказали, что черные уже близко. Идут колонной из тяжелой элитной гвардии и погонщиков с райнами. Количество точно подсчитать не удалось, их учуяли райны и пятерка погнались за ними. Из луков они их всех перестреляли, также удалось убить одного погонщика. Но колонна длинная, черных не меньше тысячи, во главе полусотня гвардии.
  Паладины на гвардию отреагировали нормально, а вот эльфы с людьми выглядели испугано, каждый из них был наслышан про воинов, которые малыми отрядами разбивали целые людские армии. Положение спасла Оннга, принявшись громко рассказывать как А, с пятеркой солдат убил множество гвардейцев в лесу топтунов и освободил ее и Лин от неволи. Приободренные люди стали ожидать черных. Настал полдень, еще примерно через час показалась колона черной пехоты. Во главе ее шел командир, он был полностью в железном доспехе и забрале. В руках, он держал огромный двуручный меч. По его знаку, колонна остановилась. Он вышел вперед поднял меч и гортанно заревел. Он махал мечом и рукой, призывая к себе поединщика.
  - А зауважали нас черные, сколько сражаюсь с ними, ни разу честного боя не предлагали, - высказался Атаман. Ну что, покажем черной сволочи силу А? Фламберт мне принесите. Давно я никого огненным лезвием не обжигал, сказал он, и захохотал. Да, и полейте лезвие водой из источника, черному, она очень понравится. Через пять минут он уже перелезал через баррикаду и шел навстречу врагу.
  Схватка получилась долгой. Черный был мастером двуручного меча, да и Вальк, тоже умел с ним обращаться. В воздухе только и мелькали выстроенные бойцами бабочки, трапеции, кресты. Воины стоили друг друга. Атаман уступал черному воину в умении, но брал запредельной силой. Источник наделил его ей в полной мере. Враг после получаса схватки, уже пошатывался и пытался отдохнуть, Вальк же только ускорял и ускорял темп схватки. И закончил ее неожиданным финтом, схватил двуручник одной рукой и с невероятной силой отрубил черному ноги.
  - Как это возможно, одной рукой рубить двуручным мечом? - прошептал один из эльфов, рядом с Оннгой.
  - А ты попей воды из источника, получи силу А, и не только это сможешь сделать, - посоветовала она.
  Тем временем, на месте поединка, Вальк одним ударом за другим пластал черного воина под радостные крики людей и гортанные, негодующие крики врагов. Наконец, он решил закончить устрашение и отрубил врагу голову, пнул откатившуюся голову в шлеме в ущелье, а сам радостно закричал, показывая жестами черной гвардии, что они следующие. Как ни удивительно, никто из черных не прибежал на подмогу своему командиру, не было ни выстрелов из лука или арбалета, никто не спустил райн на человека. Черные честно соблюдали правила поединка.
  Вернувшийся Вальк, поразил всех безумным огнем в глазах. Они пылали серебром, напряженные мышцы казалось, порвут доспех. От него исходила дикая волна ярости и воли.
  - После освящения источника А, сила данная нам, поистине велика, с ним мы порвем любую гвардию. Заявил Атаман своим паладинам. Но это не повод нападать первыми, придерживаемся плана, отстреливаем райн.
  Целый час черные приходили в себя. Они не ожидали, что их командир будет вот так запросто зарублен скотом, который они и за животного едва признавали. Потрясение было очень сильным. Но выбранный ими новый командир скомандовал рогом атаку и битва началась.
  Первыми в атаку пошли райны, их лава быстро прошла расстояние до баррикады, перехлестнула её, но пройти дальше не смогла, выстроившийся отряд паладинов, с освященными копьями легко удержал их и практически уполовинил их количество. И все это под непрерывный ливень из стрел, болтов, камней маленьких и больших. К моменту прихода черной пехоты к баррикаде, райны были практически все выбиты, отряд паладинов же потерял незначительное количество бойцов. Но черных этим было не смутить, пользуясь тем, что райны сумели отодвинуть заслон от баррикады, солдаты противника бодро перелезали через нее, выстраивали строй щитов и начинали давить паладинов массой. Так как Валк выбрал самое узкое место на горной дороге, черные не могли в полной мере использовать своим преимущество в количестве, но они умели воевать строем. Задние ряды, давили на передние, и постепенно строй паладинов стал рассыпаться и отодвигаться от баррикады все дальше и дальше. Лучники и арбалетчики на скале были заняты перестрелкой с лучниками и арбалетчиками черных, счет там был примерно равным. Буквально час боя и паладины были оттеснены довольно далеко от баррикады. Каждый паладин был сильнее черного воина, но черные держали строй и сражались втроем на одного. Тем не менее, размен шел один паладин за трех черных солдат, а то и больше, за счет невероятной силы паладинов. Долго так продолжаться не могло, люди отступали. Еще немного, и битва будет проиграна, но тут случилось неожиданное. Посчитав, что они уже победили, один из черных воинов, оторвал у мертвого паладина руку и стал есть. Его примеру последовали другие черные солдаты. Сколько раз они так закусывали людьми по ходу боя, но они не ожидали такой реакции людей. Увидев творившееся, все люди и паладины как один, запели АААА и стали сражаться как безумные. Никто не понимал, что произошло, но отряд стал единым целым, стрелки умудрялись держать по 7 стрел в воздухе, арбалетчики перезаряжались по 4 раза в минуту, а главное все стрелы и болты летели в цель, и каждый удар копьем, мечом, топором становился смертельным для черных пехотинцев. Буквально за 10 минут, черный отряд был рассеян, потерял строй и бежал. За ним шла погоня, и только немногим удалось добраться до своего лагеря на поляне на границе горного участка и леса.
  Победа дорого досталась людям. Из трех сотен паладинов осталось 140 бойцов, из сотни стрелков и сотни арбалетчиков осталось всего неполная сотня. Черных тел насчитали около 900 (вместе с райнами), но это мало радовало уцелевших солдат, было понятно, что второй бой они не выдержат. Да, это была ПОБЕДА, такой численностью еще никто не разбивал черную армию, но задача была удержать дорогу, а как это сделать оставшимися силами, люди не знали. Один Валк был настроен весьма радостно. Первым делом он полез на разведку, пытаясь подсчитать количество черных солдат в лагере бойцов. После долгих подсчетов вывел, что примерно 600 солдат в лагере еще осталось, и что приятно, у противника не осталось ни одной райны.
  Оннга, доблестно сражавшаяся в первых рядах была убита. Валк лично срезал у каждого погибшего паладина прядь волос. Людей и эльфов было решено похоронить на рассвете сожжением, но перед этим Атаман решил уничтожить вражеский лагерь. Он помнил рассказ Оннги про ночной штурм Андром лагеря черной гвардии и хотел повторить его этой ночью. Ставку он решил сделать на арбалеты. Ближе к сумеркам, он приказал срубить и завалить деревьями дорогу черным из леса. Черные дураками не были, быстро поняли, что означают ритмичные удары топоров, и потому не спали. Но они даже не догадывались, что каждый паладин после обряда очищения получал ночное зрение, особенно когда на небе была полная луна.
  Как только упали деревья, и перекрыли черному воинству путь отхода на равнину, для них начался ночной стрелопад или болтопад, потому что падало на них и то и другое. Люди рассредоточились по периметру лагеря, и стреляли на любую подозрительную тень или движение. Черные, тоже стреляли в ответ, но воевать ночью они не умели, очень небольшое количество людей погибло этой ночью. К рассвету земля в лагере черных напоминала шкуру ежа от воткнувшихся стрел и пришпиленных трупов черных солдат. В этот момент Атаман построил паладинов и повел их на штурм. Каждый из них держал в руке по 2 арбалета, а люди и эльфы максимально прикрывали их огнем. Валк, одним ударом ноги свалил ворота лагеря внутрь, и началась резня. Черные, не были трусами и сражались насмерть. Многие были поранены стрелами, но все сражались до последнего. Когда солнце поднялось высоко, все уже было кончено, от черных не ушел никто.
  Пересчитав своих, Валк ужаснулся, в живых осталась неполная сотня паладинов и полсотни лучников и арбалетчиков. Приказав людям и эльфам собрать стрелы и болты, и похоронить своих павших, он с паладинами ринулся по дороге вниз. Мысль его была простой, в лагере не было скотьих загонов и не было сожранных людей. Он догадывался, что черные думали быстро победить его и использовать их тела для еды, но любой командир должен иметь обоз с провиантом. И вот его он и хотел найти. Через три часа бега, на самой границе леса и равнины он его увидел, и не раздумывая, напал. Обоз охраняли женщины, дети, калеки и престарелые воины, но для Валька все они были черными убийцами, и их всех нужно было убить. Час лагерь был полностью разгромлен, все черные убиты, освобождено из загонов около 2000 пленников. Потери были небольшими - всего три паладина, в основном от выстрелов из арбалетов в упор. Людей паладины собирали в отряды, где сильные несли слабых, посадили на лошадей самых маленьких детей и под охраной двух десятков серебробровых отправили в крепость. Охране было строго-настрого наказано подобрать тела всех погибших паладинов и привезти их к источнику. Одновременно Валк отправил гонца к Ану с описанием побед и просьбой прислать резервы для перекрытия восточной дороги, а также всех новых паладинов, сколько есть. Атаман же, решил не останавливаться на достигнутом, выбрал самых крепких лошадей, усадил своих оставшихся бойцов и ринулся в степь на поживу. Он вспоминал свою молодость, как командовал фортом 'Стальной', и как он ругался со снабженцами. Война пожирает ресурсы, говорил ему снабженец. И оказался прав, звериный нюх Валка вывел его на богатые трофеи. До вечера он умудрился разбить три обоза, освободить практически тысячу людей из плена, а главное, умудрился спалить сотню повозок с огненными снарядами. Он еще не догадывался, что это были все запасы крепости Грозная, которые перебрасывали к южной дороге, где черное командование решило сжигать баррикады земляным огнем. Знал бы граф с Олссой о подвиге Валька, точно простили бы все его старые прегрешения. Зарево в полнеба не оставалось без внимания черного командования, и через какое-то время Атаман впервые увидел черных конников, отжимающих его от Восточной дороги к лесу, и понял, что пора убегать. К этому времени, от его отряда осталась полусотня, пять паладинов погибло в стычках, а два десятка сопровождали освобожденную тысячу в крепость. И он успел, в последней страшной рубке потеряв десяток, смог прорваться на восточную дорогу. Тела он сумел вывезти с собой, так как после ожесточенной сечи, черные просто бежали от их диких атак и Валк смог отойти вглубь дороги. Там его уже поджидали 40 паладинов (конвой первой и второй партии пленных).
  Отдышавшись, Атаман приказал завалить деревьями сто метров пути, чтобы задержать погоню, оставил дозорный десяток и поскакал в лагерь. Прибыв туда ночью, он увидел огромные костры, спасенные люди дорвались до еды, жарили дичь, которую беспрестанно подвозили им охотники эльфы. Атаман прекрасно знал, чем питаются люди в скотьих загонах, и ожидал изрядного увеличения своего потрепанного отряда.
  Этой ночью все праздновали, паладины, люди и эльфы радовались небывалой победе. Освобожденные люди, радовались возможности отомстить за себя и свои семьи. Паладины охотно рассказывали всем про А, про посмертие и возможность особо отличившимся в резне черных, получить судьбу из рук жрицы для своих погибших семей. Слыша это, людские фигуры распрямлялись, глаза вспыхивали огнем надежды. Так приятно было узнать, что даже из такого положения есть выход и великий А на их стороне. Все просто. Увидел черного - убей, убей много черных, убей всех черных, кого видишь. И ты, и твоя семья возродятся, может быть вместе и в новом хорошем мире. Как мало надо людям для счастья. Пляски и песни продолжались до утра.
  
  Глава 7. Северная армия. Разделение сил. Ночная битва
  
  
  Анто и Итан, после прошедшего совета решили разделить свои силы. Второй с сотней эльфов, должен был проследовать по Северной дороге, до развилки с дорогой от равнины. А Анто с тысячей людей и тремя сотнями гномов должен дойти до развилки и ждать новостей от Итана. Одновременно, он должен высматривать места для хороших засад, завалов, нанести на карту все возможные источники воды. Для этого, Анто отправил впереди себя полусотню гномов искателей. Их задачей был поиск и ежедневный доклад по найденным местам и организация лагеря для остального отряда, включая подготовку емкостей для набора воды для отряда. Надо сказать, что гномы оказались сильно недовольны такой задачей, и только придание полусотни ополчения позволила всем найти разумный компромисс. Нет, гномы были только 'за' искать укромные места для засад и завалов. Но им не нравилась, что роль подготовки лагеря для остальных досталось только им гномам. Анто пришлось лично вмешиваться в эту проблему, и решать ее.
  Второй ускакал с конным отрядом, армия Анто скорым шагом двинулась по дороге. Сотня искателей и людей была далеко впереди. Так начинался поход за удержание Северной дороги.
  К вечеру третьего дня, Северный отряд подошел к развилке и встал на ночевку. В подготовленном лагере Анто дожидался Второй и десяток эльфов. Они только что прискакали из боя с черными.
  - Командир Анто, надо срочно поговорить, - попросил Итан.
  - Слушаю тебя Второй.
  - Ан ошибся, основной удар идет по Северному тракту прямо на нас.
  - С чего ты взял, Итан?
  - Я лично считал вражескую армию. Их не меньше чем шесть тысяч бойцов с райнами, мои эльфы, которые ходили в дальнюю разведку, говорят об огромном обозе и пленных людях. Пленников не менее четырех тысяч людей.
  - Итан, ты не мог ошибиться? Мы не удержим такую армию. У нас всего 1400 воинов.
  - Анто, к нам ежедневно приходят местные. Сейчас в моем отряде сражаются шесть сотен местных охотников. Я раскрыл пару кувшинов с водой источника, для освящения их оружия. Они уже сражаются с черной армией.
  - Дай команду, что бы с завтрашнего утра все местные вливались в основную армию. Есть мысли, как удержать черных?
  - Есть, нужно поделить армию. Я прошу передать мне сотню гномов, оставить сотню эльфов - лучников и всех местных пришедших до сегодняшнего вечера. Также мне нужен большой запас стрел и болтов. Ты отступаешь, ищешь крепкую позицию для боя, укрепляешься. Для этого нужно не меньше двух дней. Эти два дня дам тебе я, измотав черных, после чего я уйду на север от развилки.
  - Я понял, ты хочешь пройти по гномьим ущельям и завалить за собой проходы. Ущелье это через какое-то время сворачивает в сторону дороги. И ты оказываешься в тылу у черной армии.
  - Да, я хочу внезапным ударом отбить пленников. Ударить в спину, когда черные не ожидают. Должно получиться.
  - Должно, если черные увязнут в битве с моими силами. Давай так и поступим. Готовь своих воинов к походу. Сотню гномов и обоз с оружием утром получишь. Я же сейчас буду писать отцу и А письмо с просьбой о подкреплении. Чтобы мы не сделали, шесть тысяч мы не удержим. Это невозможно с нашими силами.
  Через полчаса, из лагеря вылетел молоденький эльф на инге, с задачей, как можно быстрее добраться до крепости вручить письмо Ану или А лично в руки. Утром следующего дня к Итану ушла сотня гномов и огромный обоз со стрелами и болтами.
  На следующее утро, Анто обсуждал поиски этого укрепленного места со старшим гномом - искателем по имени Тролл, который знал эту дорогу как свои пять пальцев, и не боялся спорить с Анто.
  - Командир Анто, да пойми ты, нет здесь такого места, чтобы вся наша армия могла встать и держать натиск черных. Здесь дорога идет вдоль гор и скал, справа горы, слева обрыв и каменные осыпи. Дорога не широкая, всю армию в 100 рядов поставить можно, но только зачем? Ударит их гвардия, и покатимся мы все в пропасть. Играть копьями и давить строем черные всегда умели. Гномы могут выдержать удар черной гвардии, но нас не много, плюс против райн мы не сильны, это вы люди наловчились их убивать, мы же от них до сих пор цепенеем.
  - Тролл, когда нельзя, но очень надо, то все получится. Хорошо гном, ты опытный командир. Помоги мне, посоветуй, как удержать черных на неделю?
  - Есть решение этой проблемы, давным-давно, А рассказывал нашим предкам об одном тактическом приеме, называется: 'неделя непрерывного ужаса'.
  - А он не рассказывал, что это значит?
  - Терпение Анто, терпение. Рассказывал. В истории его мира была ситуация, когда один король вторгся в другое царство, путь его шел вдоль гор и длился две недели. Войско у него было огромным, победить его царство, куда он вторгся, не могло, но царь смог применить хитрость и победил. Тактика заключалась в том, что войску противника с одной стороны, создавали максимально неблагоприятные условия для прохода, сжигали все постройки, уничтожали весь провиант, засыпали все источники воды. С другой стороны, его войско, не имело ни минуты покоя, его постоянно атаковали - обстреливали на марше, скатывали камни, били в спины и моментально уходили, ночью не давали спать. Через две недели король запросил мир и больше никогда не воевал с царством.
  - Забавно такое слышать, но в этом что-то есть. А не проще просто вызвать обвалы и закупорить дорогу к нам навсегда?
  - Анто, Северный тракт испокон веков был под присмотром гномов, ты думаешь, мы могли оставить на нем опасные участки? Ты видимо не знаешь гномов.
  - Тролл, я знаю ваш сварливый характер, один Торин, чего стоит, - как мы будем вызывать небольшие обвалы?
  - Небольшие обвалы, мы организуем, выдели людей в помощь и начнем.
  Долго еще сидели Анто с Троллом, обсуждали все варианты, как остановить черных. Но идеи, лучше чем в истории А, так не нашли. Уже через час первый отряд людей перешел в распоряжение гномов. Операция 'ежедневный черный кошмар на Гиде' началась.
  К обеду, отряды Итана покинули лагерь, ушли в сторону черных. Второй и Анто, на прощание обнялись, обменялись прядями волос. Оба чувствовали, что больше не встретятся. Аналогичные истории происходили и с их воинами. Горько было расставаться соратникам и друзьям, выросшим в одном десятке одной сотни, но есть цель, ради которой стоит жить и есть цель, ради которой стоит умереть. Черные должны быть задержаны любой ценой.
  Армия Анто потянулась обратно по Северному тракту, на развилке стояли гномы и люди с ветками, которые распределяли людей. Часть людей с Анто оставались в заслоне, это были три сотни лучших воинов отряда и сотня гномов копейщиков. Другая часть пошла в горы, организовывать обвалы и обстрелы. Остальные ушли в леса, - засыпать колодцы, тревожить черных бесконечными обстрелами. Часть гномов пошла старшими над людскими отрядами, часть стала мастерить метательные орудия. Все были при деле, к вечеру Анто выбрал место, где встретит черных и стал строить стену, перегораживающую Северный тракт.
  Тем временем, Второй не терял время, он скакал со своим десятком в сторону черных. Сотне гномов была поставлена задача бегом догонять Второго, охраняя при этом обоз со стрелами.
  К раннему вечеру Итан уже был в лагере его отряда, чем он был неприятно удивлен, - черные продвигались очень быстро, он рассчитывал встретить свой отряд не ранее чем утром, но жизнь внесла свои коррективы.
  Вызвав всех командиров к себе на совет, он прошел в свой шатер. Через полчаса его шатер был набит командирами ополченцев. Также в шатре был сотник - эльф и гномий сотник Дьюри, прибывший с ним.
  - Почему черным удалось так легко продвинуться вперед?
  - Черные давят, мы не вступаем в столкновения, но стреляем, стреляем, стреляем, - подал голос один из командиров ополченцев.
  - Мы пришли, чтобы пощипать черных, мы хотим остаться в живых, наша задача, - уменьшить их количество, чтобы мощная армия, идущая нам на помощь, разбила черных в сражении.
  Итан был потрясен до глубины души.
  - То есть вы вообще не вступаете в стычки, просто стреляете из леса?
  - Да командир, - загалдели ополченцы. Мы только за сегодня убили 50 черных.
  - У эльфов такие же успехи? - чуть не закричал Итан.
  - Командир Итан, эльфы сегодня не вылезали из стычек, погибло больше 20 бойцов, убили не меньше 100 черных, в том числе 50 райн.
  - Ничего не понимаю, - подал голос единственный гном в лагере, сотня эльфов убила сотню черных, шесть сотен охотников ополченцев убили 50 черных.
  - Командир Итан, местные не подчиняются нам, они не хотят серьезно сражаться, при малейшей опасности, они бегут. И они не экономят стрелы, наши освященные стрелы, - подал голос эльф.
  Итан понял, что если он сейчас не сломает хребет лидерам ополченцев, то будет лучше их выгнать из отряда, толку от них не будет.
  - Емкость мне с водой из источника! Немедленно!
  Через три минуты принесли закрытый кувшин. Итан открыл его, разлил в кубки воду из источника и сказал.
  - Я Итан, великий князь Северного Итана, последний в роду, готов пройти отряд очищения вместе с вами, лидеры ополченцев, потому что вы, своей трусостью губите великое дело, предаете богиню и Великого А. Я один из первых увидел А в нашем мире, нес его на носилках, сражался вместе с ним в трех битвах и могу свидетельствовать по нему перед вами. Он никогда не боялся битвы, шел первым в атаку и сражался не щадя себя. Я всегда брал с него пример, и никогда не щадил себя. А вы жалкие трусы или пьете из кубков, очищаете себя от скверны трусости, или проваливаете отсюда в свои деревни, где готовьте своих детей и родственников на жаркое для черных.
  От таких слов лидеры ополченцев сначала оцепенели, потом стали возмущенно подниматься и выходить из шатра. И тут произошло непостижимое - раздался пронзительный звук флейты и из лунного сияния вышла серебристая тень маленькой девочки, которая подошла к столу, брала со стола кубки с водой источника, подходила к ополченцам, передавая каждому из них с поклоном кубок. Видно было, что она минует только молодых мужчин. Пройдя мимо Итана, она забрала из его рук кубок с водой источника, погладила его по голове, покачала головой и исчезла в лунном сиянии.
  - Ар, великая Ар, богиня луны. Сама лично пришла, кубок протянула, загалдели ополченцы.
  Второй пришел в себя и сказал:
  - Вы должны знать люди, что если вы выпьете из этого кубка, то станете серебробровыми. Вы не сможете иметь детей, но получите силу и ярость в бою и с вами всегда будет благословление Ар. Знайте, если Ар протянула вам кубок, то богиня пообещала дать вам хорошее посмертие. Я помню, как она была на похоронах воинов моей сотни, и какие счастливые лица были у моих мертвых товарищей.
  - Если сама богиня протягивает кубок, никто не откажется, - загалдели ополченцы.
  Все стали дружно пить из кубков и падать на землю, биться в судорогах. В это время эльф обратил внимание ИТана на его голову. После того, как богиня погладила ему голову, он стал совершенно седым. Теперь никто не мог сказать что Итан - молодой мужчина, смотрелся он настоящим стариком.
  Долго сидел Итан у ночного костра, вся жизнь промелькнула перед ним, он понял, насколько важную миссию он сейчас исполняет и понял, что боги не простят ему ошибки. Тем временем, к костру подсаживались пришедшие в себя лидеры и вожди ополченцев. Все они имели серебряные брови и седые головы. Как только собрались все, старший из них произнес.
  - Командир Итан, прости нас, мы хотели спасти как можно больше своих людей. Мы не предполагали что эта последняя битва, в которой если мы проиграем, то погибнем все, наши дома падут, а наши семьи сожрут.
  - Когда мы лежали в судорогах, к каждому из нас приходила Ар. Она показывала, что будет с нами и с нашими близкими, если мы проиграем в войне, - говорил здоровенный мужик, весь в шрамах. То, что видел я, мне не понравилось, сказал он и в глазах его я увидел страх и безумие.
  - Я видел, как жарили моих детей!
  - А я видел, как засаливают на мясо моего сына.
  - Хватит, хватит. Мы все видели страшное. Я не хочу вспоминать то, что видел я. Итан, мы с тобой, командуй, мы лучше умрем в бою, чем получим ту судьбу, что показала нам богиня.
  Тогда собирайте отряды, ударим по черным ночью, нам надо выбить их из лагеря и прогнать ниже по дороге. За последнее время они очень далеко прошли, нам некуда отступать. Армия сзади только готовит позицию для обороны, мы должны дать ей два-три дня и можем раствориться в лесах, чтобы в нужный момент удачно ударить в спину.
  - Сколько всего ополченцев?
  - Уже почти тысяча бойцов.
  - Почему люди не пошли по моему приказу в основную армию?
  - Прости командир, это по нашей команде произошло, мы хотели сами ими командовать, - повинился мужик в шрамах.
  - В следующий раз, за неисполнение приказа отрублю голову. - Всем все понятно?
  - Командир Итан, больше такого не повторится.
  - В полночь быть готовыми к скрытному выдвижению, освятить оружие и быть всем наготове. К этому времени должна подойти сотня гномов с обозом. План такой, скрытно подходим к лагерю черных, максимально, пока нас не учуют райны, дальше вламываемся внутрь, расходимся по периметру лагеря, расстреливаем черных из луков и арбалетов. Но, это план, главное знайте, надо отбросить черных из лагеря. Нам надо выиграть два дня, если не выбьем их из лагеря, завтра к вечеру мы все умрем.
  Ночная атака началась удачно, удалось приблизиться почти на арбалетный выстрел. Далее людей почуяли и завыли райны и колонны штурмовиков рванулись к лагерю. Ворота и деревянный частокол были шутя сломаны серебробровыми, колонны рассредоточились по северному периметру лагеря, и начался расстрел шатров и навесов подожженными стрелами. Вскоре лагерь пылал. Но, на удивление, черные быстро оправились от ночного шока и стали оказывать ожесточенное сопротивление. Они выстраивали, по возможности строй и давили людей, не обращая внимания, на арбалетные болты и выстрелы из лука. Со стороны людской армии очень хорошо показали себя гномы и остаток эльфийской сотни. Гномы выстроили монолитный железный строй, эльфы стали сразу за ними и стреляли по командам, четко распределяя сектора обстрела. В это время гномы с дикими криками 'А', 'Бей', методично продвигались по лагерю, одевая на копья самых отважных черных воинов. Но мастера боя были и в черной армии, напротив гномов выстроился строй черной гвардии, и началась мясорубка. Гномы побеждали, потому что сзади стояли эльфы, сильно прореживающие врагов, но и гномы несли потери. И Итан решился, он прокричал привычный клич 'ААААА' и дал команду на общую атаку. Дальнейшие часы своей жизни он помнил плохо, он беспрерывно с кем-то рубился и выживал. Очнулся он уже на рассвете в захваченном людьми лагере. Рядом с ним стояли два серебробровых и незнакомый гном.
  - Где Дьюри? - только и смог выдавить из себя он.
  - Дьюри с полусотней гномов и тремя десятками эльфов и сотнями людей готовится отойти к предкам на погребальном костре.
  - Ты, кто? - Спросил второй у разговорчивого гнома.
  - Я племянник его Тьюри, и командир оставшейся полусотни гномов.
  - А мы оставшиеся командиры ополченцев.
  - Сколько погибло всего бойцов?
  - Четыре сотни ополченцев, полсотни гномов и три десятка эльфов, практически все вожди ополченцев.
  Приглядевшись, Итан узнал в одном из серебробровых мужика со шрамами. И во втором лидере человека, что видел, как жарят его детей.
  Значит все смутьяны погибли, про себя подумал Второй Итан.
  - Вот почему Ар, ночью лично подносила кубок им, она даровала им посмертие в обмен на гибель нынешней ночью.
  - Командир Итан, я думаю также, я видел наших мертвых вождей, я видел их счастливые предсмертные лица, как будто они увидели то, о чем мечтали всю жизнь. Командир нас ждут для розжига погребального костра.
  - Я давно тут сижу?
  - Уже больше двух часов, с тех пор как на тебя упали южные ворота. Прямо на голову.
  - Понятно, где черные?
  - Отошли, спокойно отошли.
  - Преследование организовали?
  - Да, полтысячи ополченцев и все эльфы, кроме одного, преследуют их.
  - Сколько мы их убили?
  - Не менее тысячи, а главное, мы убили 200 райн. Удачно попали горящей стрелой на крышу двух соседних навесов. Ветер быстро раздул пламя, и при пожаре черные не смогли отвязать этих тварей, они все задохнулись дымом и поджарились.
  - Радостно такое слышать. Пойдем пока еще есть темнота, подожжем костер.
  Костер вспыхнул моментально, как будто бревна были облиты маслом. Буквально пять минут и весь костер с телами павших превратился в пепел, а на месте костра висел густой молочный дым. Итан толком и не успел рассказать про подвиги каждого из знакомых ему воинов и стоял сильно обескураженным. Но все стало на свои места, когда раздались звуки флейты и молочный дым стал подниматься вверх. На месте костра появился едва различимый силуэт Ар, она посмотрела на уцелевших воинов и поклонилась им в пояс.
  Еще через два часа на месте бывшего лагеря черных бушевало пламя, люди сожгли все, что могло гореть и двинулись догонять армию черных. К полудню, Итан догнал ополченцев, которых направили командиры для преследования врага. Его ополченцы отступали под натиском превосходящих сил противника. Решив помочь своим воинам, Итан отступил в лес со своей полусотней гномов и полусотней эльфов и дождавшись когда черные пройдут мимо него, ударил им в спину. Результат был неожиданным, не ожидавшие удара в спину черные солдаты просто бежали вперед, но уничтожаемые сзади под громовые крики 'АААА', они вскоре получили и удар спереди и с боков от развернувшихся ополченцев. Ополченцы не стали лезть на рожон, а связав их боем, издалека расстреливали стрелами. Еще полчаса и практически полутысяча черной пехоты была полностью перебита. Армия людей гномов и эльфов тоже понесла потери, но размен был 1 к 5 в пользу людей. После того как добили последнего вражеского солдата, Итан позвал к себе командиров ополченцев и уточнил местонахождение основной черной армии. Выяснилось, что примерно в часе ходьбы у черных расположен гигантский лагерь, который имеет деревянные высокие стены, загоны для кормовых людей, кузницы, шатры, конюшни, и навесы для райн. Сам лагерь охранялся райнами и пехотой очень серьезно. Именно туда отступила черная армия после ночного боя.
  - Этот лагерь можно захватить?
  - Нет, это настоящая крепость, есть даже баллисты на специальных башенках. Только все погибнем.
  - Тогда переходим к осаде этого лагеря, стрелы и болты экономить, стрелять точно при наличии цели. Разбиться на два отряда. Один отряд отойдет на час назад по дороге и обустроит лагерь, второй рассыплется по периметру вражеской ограды и аккуратно выцеливает и убивает черных врагов. Всем все понятно?
  - Так точно. - Командир Итан.
  - Тогда выполнять, я пойду к стенам со вторым отрядом, поохочусь на черных.
  
  Глава 8. Рейд Элдассы. Уничтожение метательных машин
  
  
  Элдасса всегда был удачливым эльфом. Сколько он себя помнил, а помнил он более чем длинную жизнь, ему всегда везло. Его старый приятель Онгасса прекрасно об этом знал, потому он и согласился, что рейд для освобождения пленников возглавит именно Элдасса. Его отец говорил ему, что когда-то один из его предков был святым на Гиде, взамен боги дали ему удачу для рода. Поэтому эльф не особо опасался за результат.
  Утром, как только услышал шум боя в противоположной стороне лагеря, аккуратно, по одному провел эльфов на ингах мимо черного лагеря, а еще через пару часов всем отрядом аккуратно миновали дорогу из леса топтунов и углубились в южные леса.
  Южные леса сильно отличались от Северных лесов. Северные были в основном хвойными, южные леса были, в основном, широколиственными. Основным деревом здесь был дуб, разных разновидностей. Когда-то здесь жило много эльфов и людей, но черные методично давили на поселения. И многие предпочли перебраться на север. Там было больше людей, эльфов, гномов, леса были погуще, было много засек и осыпей. Отловить там человека было гораздо сложнее, чем в светлом дубовом лесу. Но, тем не менее, в глубине леса еще оставались поселения людей. К одному такому, эльф и направлялся. Он знал, что сможет там отсидеться и может быть пополнить отряд добровольцами. Элдассе была назначена встреча у лагеря, где держали людей, утром на третий день от сегодняшнего дня, поэтому он не торопился.
  Оставив на опушке перед деревней свой отряд, эльф поехал в сторону ближайшей деревни со странным названием 'Еловая падь', где Элдасса сразу поехал искать старосту. Название было странным ровно потому, что ни одной елки в этой местности никогда не было. Проскакав буквально сто шагов, увидел Звана, который и был старостой этой потаенной деревни. После взаимных приветствий и выпитой кружки пива, перешли к новостям. И тут Элдасса был поражен, Зван не знал ни о приходе А, ни о прошедших битвах, ни о сборе ополчения. Новости не достигли этого края. Как же так получилось? Граф и Олсса отправляли же гонцов во все возможные места обитаний человека.
  Привезенные новости моментально стряхнули сон со Звана. Чем больше он слушал, тем больше его лицо наливалось кровью, еще немного и его хватит удар, подумал Элдасса. Вместо этого Зван подпрыгнул, забегал по комнате и стал ругаться. Из его слов стало понятно, что все жители его деревеньки и все знакомые по Дубовому краю с радостью встанут под знамена А и он не понимает, почему его старинный друг Элдасса не рассказал ему эти новости, как только узнал. Он сильно негодовал о том, что весь народ сражается с черной армией, а в их краю тишь и благодать.
  - Элдасса подожди десять минуток, налей себе своего любимого темного пива, я сейчас соберу жителей деревни на сход.
  - Зван, у меня на околице моя полусотня, пошли кого-нибудь из мальчишек, чтобы мои люди тоже могли отдохнуть.
  - Элдасса, пей пиво, сейчас мой сын сбегает и приведет их сюда.
  Через десять минут все население небольшой деревушки собралось у избы старосты. Элдасса вышел на крыльцо и стал рассказывать все что он знает, и про приход А, и о том что видел его, и о том что видел как кровь А лечит раны и придает оружию смертельную силу против черных и о том, что весь народ северных лесов, как один, поднялся в армию А, что прибыли гномы и эльфы, армия уже больше пяти тысяч воинов. Обошел стороной только цели своего рейда, лаконично назвав его глубинной разведкой. Тем временем его отряд прибыл с околицы и был закидан вопросами жителей, которые пытались найти не соответствия в речи Элдассы и признать его слова неправдой. Но неправды не было и даже самые скептики в этой деревне выглядели ошарашенными. Элдасса, прекрасно знал людей, он знал, что иногда лучше полдня подождать, чем всю ночь уговаривать, поэтому он с разрешения Звана, пригласил первый десяток в дом, предложив остальным эльфами идти на постой в другие дома, тем более что местные тянули эльфов за рукава, всячески упрашивая их остановится на постой.
  Через три часа он дождался целой делегации во главе со Званом с просьбой принять добровольцев в отряд. Элдаса был не против, но только если доброволец был на лошади, пехоту он просил собираться и срочно идти к Олссе в деревню Медовая, все прекрасно знали, где она находится. Он заявил, что ему очень нужны люди, и он готов взять всех, кто имеет хорошую лошадь, умеет и хочет сражаться. Также, он попросил Звана пустить гонцов по соседним укромным деревням. Завтра ближе к вечеру он покинет их деревню, все кто хочет присоединиться к нему, пускай поспешают. После всего сказанного грех было не выпить и закусить, тем более, Звана он знал больше двадцати лет и полностью ему доверял. Проснувшись на следующий день и выйдя на крыльцо, он с улыбкой увидел, что количество конников и вооруженных людей в деревне резко выросло. Люди стекались к нему, откуда только можно. И ранним вечером, когда он выдвинулся из деревни, помимо своей полусотни, рядом с ним было еще две сотни конников, с освященным оружием. Ради такого дела, Элдасса распечатал один их кувшинов с кровью А и вином и освятил все оружие людей. Кроме того, по словам добровольцев, на окраине леса, его ждет еще сотня их соседей с юга. Такой новости эльф мог только обрадоваться.
  По прибытии к границам леса и встрече с новой сотней, Элдасса приказал разбить бивак, накормить людей. Одновременно он остатками крови А освятил оружие дополнительной сотни. После ужина, когда уже достаточно стемнело, он построил своих эльфов и прибывших людей и рассказал им миссию отряда, приказал обмотать копыта лошадей мягкими тряпками и не отставать в походе. Они будут скакать все ночь по звездам, чтобы с первыми лучами солнца оказаться недалеко от крепости Грозная, где их будет ждать отряд из форта 'Железные зубы'. От форта должно было прибыть не менее трех сотен конницы.
  - Командир Элдаса, правильно мы поняли, что наша задача это освобождение пленников и помощь им в уничтожении метательных машин?
  - Все верно Зван.
  - А после того, как мы это сделаем, куда мы должны будем вернуться?
   - Вернуться мы должны по обстоятельствам или в форт 'Железные зубы' или обратно в дубовые края. Вне зависимости от места, куда мы попадем, после отдыха начнем беспокоить черных, уничтожать их обозы, убивать их солдат, освобождать пленников. Другими словами, всячески усложнять жизнь черным. Если вопросов нет, по коням и ингам, у нас впереди ночной рейд.
  Вопросов ни у кого не было, и вскоре только пыль вдалеке напоминала об отряде и его миссии.
  С первым лучами солнца Элдаса был на месте, он осторожно осмотрел приметную горушку к западу от крепости Грозная. Но на ней никого не было. Это ему сильно не понравилось, он подъехал ближе и увидел вдалеке конный бой. Он сразу все понял, и дал команду атаковать черных конников. Через пять минут галопа его отряд ударил в тыл конного отряда черных и обратил их в бегство. Похоже, они не ожидали того, что оружие в руках людей и эльфов будет настолько смертоносным.
  Его отряд поскакал разить врагов дальше, а он поспешил к командиру отряда, который он фактически спас.
  - Сотник Элдасса, везу оружие для отряда из форта 'Железных зубов'.
  - Бо, командующий конницей армии свободного королевства, у меня с собой три сотни конников, мы должны были встретиться.
  - Командир Бо, что случилось, почему я застал вас в бою?
  - Сотник Элдасса, я не знаю, такое впечатление, что недавно здесь был еще один наш отряд, который пытались окружить, а окружили меня. Хвала А, что вы подоспели вовремя, я потерял не боле десятка, мое оружие не берет их.
  - Пусть каждый сотник подъедет ко мне, я выдам каждому стрелы и по кувшину с волшебной водой источника. Как только наше оружие освящается этой водой, оно становится смертоносным для черных, мы в предгорьях именно поэтому и сражаемся с черными на равных.
  Бо быстро созвал своих сотников, и через какое-то время весь его отряд оказался полностью с освященным оружием. Тем временем вернулся отряд эльфа, черных порубить много не удалось, но главное, что люди видели, как стрелы становятся смертоносными для врага, освященные источником.
  - Элдасса, у нас мало времени. Выстраиваемся в лаву и атакуем, до лагеря десять минут галопа, черные уже про нас знают и точно готовятся нас встретить.
  - Есть командир Бо, галопом вперед марш.
  Через десять минут показался вражеский лагерь. Он не был сильно укреплен, но слева, рядом с ним стоял крупный отряд черной пехоты, а справа стояли сотни черной конницы, видимо той, что отогнали от Бо конники Элдассы.
  - Бо привстал на стременах и прокричал: отряд, за А, за наших людей кого мы спасаем из плена, вперед!!
  Это была страшная битва, черные старались, как могли, не пустить к лагерю эльфов и людей, и только, когда понеся значительные потери люди и эльфы, смогли убить последнего черного солдата, они смогли прорваться в лагерь. В лагере находилось очень много людей, эльфов, гномов. Многие сидели в железных клетках, многие были закрыты в бараках. Оставшиеся конники Бо и Элдассы освобождали людей, объясняли ситуацию, искали оружие. Через тридцать минут огромная толпа уже стояла в шеренге с самодельными колами, косами, вилами, а эльфы скакали на ингах и быстро освящали оружие. Еще через тридцать минут воодушевленные речами Бо и Элдассы люди ринулись на разгром лагеря с метательными машинами. Для этого им надо было пробежать десять минут в сторону реки.
  - Сотник Элдасса, мне не нравится, все, что тут происходит, - сказал ему Бо.
  - Командир Бо, я тоже чувствую неладное, но мы освободили этих людей, нам им и помогать. Но их здесь не три тысячи, а две.
  - Да, загадка на загадке. Словами делу не поможешь. Собираемся в один отряд и выдвигаемся.
  Предчувствия не обманули старых воинов, через пять минут галопа, они увидели черный прямоугольник пехоты примерно в тысячу солдат, перекрывавший пленникам дорогу к метательным машинам. Пленники топтались около ощетинившегося копьями строя, не решаясь напасть на него первыми.
  - Откуда они здесь?
  - Это не может быть гарнизоном Грозной, это легкая пехота, откуда ее принесло.
  - Бо, если мы не проломим их строй, люди никогда не смогут уничтожить метательные машины и на бревнах вплавь добраться до галер и судов.
  - Да Элдасса, будем прощаться, мы сейчас с тобой будем здесь умирать. Об одном прошу Ар, я пошел на этот рейд, потому что у меня недавно захватили в плен жену, и я мечтаю ее освободить. Пусть я погибну, но спасу ее.
  - Все время вышло, конники строиться в две колонны, мы должны проломить строй или эти люди умрут - прокричал Бо.
  Но смысла кричать не было, люди и эльфы уже поняли, что сегодня они все умрут. Никто не растерялся, не стал жаловаться на судьбу. Наоборот, плотно сомкнув ряды, они с галопа ударили в строй черных, прорвав его в двух местах. Увидев это, пленники, топтавшиеся возле строя, который ранее они боялись атаковать, кинулись с дикими криками в атаку. После двух часов кровавой мясорубки метательные орудия были все уничтожены, а укрепления и пристань были сожжены. Все черные солдаты были вырезаны. Оставшиеся в живых пленники, выломав себе бревна и доски, прыгали в воду и гребли в сторону форта 'Железные зубы', где их ждали на реке галеры и торговые суда. Когда ближе к вечеру, в форте смогли пересчитать спасенных, выяснилось, что выжило всего 270 пленников и один воин по имени Зван, который и рассказал о героизме конников Бо, эльфов, и людей Дубового края. Среди спасенных была молодая жена Бо, она была беременна его сыном. Так закончился поход, который хоть и достиг поставленных целей, но был признан провальным - так как все воины, в нем участвующие, за исключением Звана, погибли.
  
  Глава 9. Крепость. Потеряшка и Найденыш. Резервы. Новости
  
  
  На следующее утро, после ухода армий для сражений с черными, я проснулся достаточно поздно. Никто меня не будил, я успел неплохо отоспаться. Вышел из шатра и понял причину, около входа сидела одгна из жриц и отгоняла всех желающих со мной пообщаться. Собралась уже небольшая толпа, которая ждала моего пробуждения. Я вспомнил про разговор Торина и Лин, покраснел.
  - Это что еще за новости, почему ко мне не пускают посетителей? Обратился я к жрице.
  - Великий А, жрица Юнна получила приказ верховной жрицы Лин заботиться о тебе, ты нужен нам свежий и отдохнувший. Поэтому я исключила приход к тебе посетителей, кроме самых важных, но их с утра не было. Сейчас тебя ждет завтрак и Лин просила прийти к ней.
  Надо сказать, ее речь была встречена толпой с полным пониманием. Я посмотрел на толпу и задал вопрос:
  - Кто ко мне по срочному и важному делу?
  Выяснилось, что ни у кого таких дел не было, все приходили посмотреть на меня, воплощение бога солнца на земле.
  Это в свою очередь уже взбесило меня и я начал орать.
  - Наши солдаты погибают на юге, востоке, севере, давая на возможность отстроить крепость, каждый день задержки черных, наши солдаты льют свою кровь, а вы находите время, чтобы поглазеть на меня.
  На мои негодующие крики прибежал Ан и Торин и живительными тумаками организовали людей на работу.
  После завтрака, пошел к Лин, по ее просьбе. Она возилась с маленькой девочкой, едва 5-6 лет, белобрысой настолько насколько вообще это возможно.
  - Лин, ты звала меня?
  - Андр, да я звала. К нам сегодня пришли очередные беженцы, и среди них одна очень интересная девочка.
  - Лин, не время отвлекать меня на глупости, зачем ты мне это рассказываешь.
  - А, ты выслушай меня до конца. Дело в том что все пришедшие сегодня люди прошли обряд. Слава Ар, сегодня не было обряда очищения. Но итсточник отказывается принимать эту девочку.
  - Лин, смешная шутка, покажи, как это происходит.
  Лин ни слова не говора подошла к девочке и попыталась окунуть ее в источнике. Как бы не так, вода в купели забурлила, стала насыщенного золотого цвета, мне даже показалось что вода ОТОДВИГАЕТСЯ от ребенка.
  - Лин я в шоке, что это может быть?
  - Скорее всего, этот ребенок, как и ты служит солнцу, и обряд надо проводить как у тебя.
  - Как тебя зовут девочка? - обратился я к ребенку.
  - Я не знаю дядечка, меня нашли младенцем в кустах у дороги деревенские, видимо моя мать выкинула меня, чтобы не съели черные.
  - Как зовут тебя деревенские?
  - Обычно они зовут меня потеряшкою.
  - Как же мне тебя называть? Дитя?
  - Нет, дяденька тоже зови меня Потеряшкой.
  - Хорошо Потеряшка. Одень этот амулет на шею.
  - А теперь напой буковку АААА, как я пою: 'А-А-А-А-А'.
  - Девочка стала напевать и как мы с лин и предполагали амулет засветился. Не так как у меня, когда он напоминает солнце, а легкой золотистой дымкой.
  Понятно, еще один носитель силы солнца.
  Потеряшка, сейчас тетя Лин аккуратно уколет тебе пальчик, и ты опустишь руку в купель. Хорошо?
  - Хорошо дядя А.
  - Ты знаешь, как меня зовут?
  - Дядя А, все знают как тебя зовут, когда мы шли из деревни мы все мечтали увидеть тебя.
  - Хорошо, только когда будешь опускать руку в купель пой песенку про А, хорошо, Потеряшка?
  -Хорошо дядя А.
  Лин аккуратно порезала пальчик Потеряшке и та под пение веселой детской песни про дядю А, опустила руку в купель.
  В безоблачном утреннем небе ударил гром, солнечный луч осветил Потеряшку и меня и мы увидели, что купель увеличилась в размерах.
  Вот и еще одна тайна раскрыта, все люди с силой солнца могут освящать источник только своей кровью. Чем больше людей с силой А, тем больше источник, больше в нем воды, больше силы и магии.
  Потеряшка вышла из храма, на груди у нее висел маленький амулет, один в один как мой, но маленький. Люди рядом с храмом пели и плясали от счастья.
  - Дядя А, а можно я своего братика сюда приведу. Нас нашли вместе, рядом с дорогой обоих, но он мой братик, мы с ним на одно лицо.
  - У тебя еще братик есть?
  - Да, он с отцом должен подойти к обеду, они гонят сюда деревенских мумов.
  - А как его зовут?
  - Деревенские зовут его 'Найденыш'.
  Да, умеют деревенские люди назвать брата с сестрой - 'Потеряшка' и 'Найденыш'. Если братик тоже обладает силой солнца, то это решительно меняет все расклады по войне с черными, мы сможем вдохнуть магию во все источники на территории свободного королевства, и оружие оттуда станет смертельно опасно для черных. Остается вопрос, как переправить туда любого из носителей силы солнца.
  Озадачиваю Лин, дождаться братика и провести аналогичный обряд. Тем временем иду к Ану поделиться этой сногсшибательной новостью.
  После общения с Аном и мыслей как переправить девочку в королевство (идей мы так и не нашли), пошел к Торину помогать возводить крепость. Уже многое было сделано, первая стена так вообще была полностью готова. Вторую стену гномы делали уже с воротами, для удобства передвижения. Торин говорил что возможно они и в первой стене сделают двухстворчатые ворота, в месте, где остался свободный проход. Так как ворота будут обращены лицом на склон, то подкатить к ним таран или выбить их будет невозможно, а с другой стороны иметь ворота на порядок удобнее, чем глухую стену.
  - Торин, делай, как знаешь, я тебе полностью доверяю.
  - А мы ценим твое доверие, и будем возводить ворота в первой стене.
  - Хорошо.
  До самого вечера я помогал Торину в строительстве, а когда вечером пришел в свой шатер, удивился, в нем появилось еще две кроватки, на них спали Потеряшка и видимо Найденыш. У входа в шатер сидели пять паладинов с оружием. Подошедшая Юнна пояснила, что мальчик тоже оказался носителем силы солнца и они решили установить охрану всех нас и поселить детей у меня.
  - Я не против, одному все равно грустно. Только я не знаю чему их обучать.
  - Пока их обучением займется Лин, ей Ар нашепчет, что надо сделать, а ты научишь их потом, после своей инициации.
  Так в трудах по строительству крепости и прошли ближайшие два дня. Периодически я приходил к Ану, уточнял последние фронтовые новости. От Северной армии пока не было вестей, Олсса из Южной армии постоянно требовал подкреплений, сражения с черными приобретали ожесточенный характер, и было очень много потерь. Ан передавал ему подкрепления по минимуму, так как людской поток к нам резко сократился, к нам приходили в основном из дальних хуторов и те люди, до которых поздно добралась весть. Но все равно, в день 300-400 бойцов мы получали. Мы не делили их на мужчин и женщин, в этой войне сражались все, кто мог держать оружие, а кто не мог держать, работал над его освящением и изготовлением.
  Вместо бойцов Ан направлял во все армии запасы стрел и болтов, луков и самодельных арбалетов, мечей и копий, топоров и щитов, а также прочую амуницию, бурдюки и кувшины с водой из источника. Стрел и болтов постоянно не хватало, но это было понятно, потому что на них делали ставку наши военные лидеры.
  Но третий день был богат на события. Сначала прибыл гонец от Северной армии. Прочитав его, Ан срочно позвал меня. Известие было страшным. Практически 6000 солдат с Севера, против небольшой армии Анто и Итана это было много, и существенных подкреплений, которых туда можно было отправить, не было. Потом прибыл гонец от Олссы и графа, мы узнали что граф отступает на запасную позицию, которую отстроил Олсса вместе с Элссой и гномами. Если я правильно понял, за этой позицией для армии черных открывался прямой путь к Медовой, а после этой деревни, до нас был прямой тракт, который защищать было бы крайне сложно. В обед прискакал гонец из зеркальной башни, и мы узнали чем закончился рейд эльфов по освобождению людей из фермы. Винил в этом я только себя. Это изначально была авантюра, погибли конники Дубового края, погибла полусотня Элдассы, Погибло три сотни конников форта 'Железные зубы', погиб главнокомандующий над всей конницей Бо, его как туда занесло??? А главное, людей спаслось всего 270 человек.
  Но, Ан имел свое мнение, он горевал по потерям и в солдатах и в людях, но справедливо замечал, что уничтожили не меньше полутора тысяч черных пехотинцев и конников, спалили полностью весь укрепрайон около Грозной, спалили причалы, склады, метательные машины. Черные потеряли продовольственный запас, который не скоро восстановят.
  Но все равно до самого вечера, мы ходили с Аном без настроения, ровно до момента появления гонца от Валка, командира Восточной армии. Его новости заставили нас с Аном просто плясать. С таким небольшим отрядом, он убил огромное количество черных, спалил кучу обозов, в том числе и с метательными снарядами, а главное, освободил 3000 пленников из плена, практически все из которых станут паладинами.
  С такими силами мы имели все шансы помочь Северной армии, укрепить оборону Олссы.
  Война с черными тварями только начиналась.
  Глоссарий
  А или Андр,- Андр так звали старшего сына Ана, в чье тело обрядом вызвали душу А. Так как А не прошел инициацию у источника Богиней и еще не стал А, то его зовут как Андр так и А.
  Зеленые горы - горы, делящие бывшую людскую империю Риотанию да две неравные части - восточную и западную. С Запада от гор находилась бывшая столица империи Риото, бывшие княжества Западный и Северный Итан, бывшее королевство эльфов Западная пуща, Западные предгорья - бышеее королевство гномов рода 'медная жила'
  Инги - животные похожие на земных оленей, только выносливее. Используются эльфами вместо лошадей.
  Ан - вождь племени 'Большая земля', Король свободного королевства (восток).
  Торин - единственный наследник бывшего королевства гнмов в Западных предгорьях, род 'Медная жила'
  Богиня - люди называют ее Ар, она носитель силды луны, дочь А и жрицы, носительницы силы Земли.
  Первый - князь бывшего княжества Западный Итан
  Второй - князь бывшего княжества Северный Итан.
  Вал - старший из топтунов, их вожак. Старинный друг А.
  Райны - животные черных, видимо выведены искусственно, смесь из кошек и собак. Очень быстро передвигаются, используются черными как разведчики, охранники, для нападений.
  Элсса - сокращенное по новому обычаю имя единственного наследника бывшего королевства Западная пуща.
  Западная пуща - бывшее королевство западнее Зеленых гор, граничит с землями гномов. Наследники Торин и Элсса дружат между собой.
  Топтун - непонятное разумное животное, очень сильное и свирепое, очень тихо перемещается, поэтому и получило такое прозвище.
  Тропа топтунов - в незапамятные времена Богина, А и Вал, заключили договор, по которому дорога через земли топтунов является нейтральной, по ней можно безбоязненно перемещаться, главное не сходить с тропы и не ломать лес. Нарушителей топтуны обычно убивают.
  Гида - мир куда вернули душу А с помощью обряда.
  Лин - Женщина, бывшая пленница, убила черного воина, который съел ее ребенка, стала первой жрицей А в новом храме.
  Черные - никто не знает на Гиде самоназвание этого народа. Известно, что он пришел из похожего на нас мира, иногда они называют себя народом луны (не точно). Черными их называют все остальные обитатели Гиды.
  Риото - бывшая столица империи, где произошло вторжение черных, в данный момент разрушена.
  Гидон - охранник Андра погибший в первом бою.
  Сирон - второй охранник Андра, погибший в первом бою.
  Риотания - так называлась огромная империя до прибытия черных из своего мира.
  Олсса - вождь эльфов восточных предгорий. Откуда он не известно, но можно догадаться, что он бежал откуда-то с севера, недалеко от Северного Итана после атак черных. Командир Южной армии.
  Граф Конрад - граф, владев восточной маркой, которая располагалась на равнине реки железной. Сейчас командует свои отрядом в восточном предгорье. Заместитель Олссы по командованию Южной армией.
   Валк, он же Атаман - бывший командир форта 'Стальной' из-за предательства виконта, черные смогли его обойти, они ворвались в его деревню, убили и съели всех его родственников кроме старшего сына. Паладин, командир Восточной Армии.
  Швида - бывший десятник графа Конрада, староста деревни Медовая, далее его телохранитель.
  Виттор - молочный брат графа Конрада. По просьбе А, совместно с Энассой выигрывал время для строительства крепости. Зверски замучен и съеден черными. Стал святым, получил по слухам божественное посмертие.
  Энасса - лучший следопыт графа Конрада. По просьбе А, совместно с Виттором выигрывал время для строительства крепости. Зверски замучен и съеден черными. Стал святым, получил по слухам божественное посмертие.
  Доран - король всех оставшихся на Гиде гномов. Как такового королевства не имеет. Живет на Севере восточных предгорий.
  Илсса - старейший эльф мира Гиды, временный вождь над всеми эльфами.
  Южная армия - командир Оллса, заместитель граф Конрад
  Восточная армия - состоит в основном из паладинов, командир Валк, он же Атаман.
  Северная армия - командир Анто, заместитель Второй Итан.
  Званко - полусотник в южной армии.
  Ингасса - сотник в южной армии.
  Пепел - сотник в южной армии.
  Онгасса - сотник в южной армии, далее руководил мобильным отрядом из полутысяч эльфов на ингах. Бывший учитель Олссы.
   Элдасса - сотник Южной армии, бывший учитель Олссы. Командовал рейдом до крепости Грозная для освобождения людей.
  Оннга - женщина паладин из Восточной армии.
  Тролл - старший гном изыскатель северной армии.
  Дьюри - гномий сотник в отряде Второго Итана.
  Тьюри- племянник Дьюри, полусотник в отряде Второго Итана.
  Зван - староста деревни 'Еловая Падь', участник рейда Элдассы.
  Бо - командующий конницей Свободного королевства, участник рейда Элдассы.
  Юнна - жрица храма Ар, нянька за А.
  Потеряшка - маленькая девочка, воплощение силы Солнца.
  Найденыш - брат 'Потеряшки', воплощение сил Солнца.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"