Тоболов Андрей Анатольевич: другие произведения.

Возвращение Гиду

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Странным ритуалом была выдернута душа из нашего мира в мир Гиды. Старый вождь отдал жизнь своего сына для этого? Что побудило его на такую страшную жертву? Стоит ли она этого? Или речь идет о спасении целого народа от неминуемой гибели?

  Хлопок, шар огня, падаю на мраморный пол. Боль, Боль, угасающий свет. Последнее, что вижу в белой дымке вдали - падающие колонны станции метро Кропоткинская.
  
  Глава 1. Незнакомый мир. Новые знакомства. Первая информация.
  
  
  Боль, страшная головная боль. Кто я? Где я? Почему меня несут на носилках? Вокруг слышны звуки боя - лязг мечей, звуки ударов, крики, предсмертные стоны, плач. Кто-то командует: 'Все, больше нельзя ждать, уходим быстрей, хватаем носилки. Когда бежим, все держим строй. Сотня вперед!'. Мне больно, я кричу, пытаюсь приподняться, дотронуться до головы, но мир меркнет в моих глазах, вижу только бирюзовое небо, падающее на меня, и теряю сознание.
  Прихожу в себя от ледяной воды, льющейся на мое лицо. Как хорошо, ледяная вода помогает мне очнуться и прийти в себя. С трудом приподнимаюсь на руках, вижу далеко заход солнца и бирюзовое небо. В тот же момент меня начинает буквально выворачивать наизнанку. Не могу ни о чем думать, мне плохо, снова возвращается чувство, что на меня падает небо, начинаю биться в конвульсиях, и в этот момент меня обливают с головы до ног ледяной водой. Кое-как поднимаюсь сначала на четвереньки, потом с трудом усаживаюсь на пятую точку. Еще ведро ледяной головы мне на голову. Это сразу помогает прийти в себя. Медленно оглядываюсь по сторонам. Я сижу на земле, на звериных шкурах, недалеко горит небольшой костер, пахнет жареным мясом и кашей. Рядом со мной стоит крепкий рыжебородый человек с ковшом в руках, чуть поодаль два воина с пустыми кожаными ведрами.
  -Пить, - еле хриплю я. Рыжий понимает меня, дает напиться и подносит золотой амулет в виде солнца мне к губам.
  -Целуй знак солнца, силы своей, - говорит рыжебородый. Видно, что он сильно волнуется и чего-то боится. Воины рядом с ним, побросали ведра и стоят с необычными копьями. Почему необычными? Первый раз вижу два копья сделанными целиком из серебра, этот металл я ни с каким другим не перепутаю.
  - Целую знак солнца на амулете. Амулет вспыхивает ярким желтым цветом. Тут же раздается радостный вздох рыжего и его бойцов.
  - Он пришел, сын солнца вернулся к нам. Мы смогли! У нашего народа появилась надежда, - радостно кричит рыжий.
  Кому он кричит, если на стоянке кроме него и двух бойцов никого? Оглядываюсь себе за спину. Вон оно что, за мной выстроилась колонна из солдат. Четверо отделяются от колонны и идут ко мне с носилками. Чем ближе подходят, тем заметнее, что все они выглядят очень молодо, не ошибусь, если скажу, что им не более двадцати лет, все они в кожаных доспехах, с нашитыми металлическими пластинами. На многих пластинах следы рубки, и не верю своим глазам - СЛЕДЫ ЗУБОВ. Пытаюсь встать, рыжий отрицательно кивает головой, аккуратно укладывает меня на носилки, дает знак - один их воинов присаживается ко мне, протягивает в ковшике воду и аккуратно поит меня.
  - Все разговоры позже, когда окрепнешь. Ты нам нужен. Ты наша надежда. Мы потеряли многих товарищей, братьев, сыновей, но смогли тебя вернуть. Мой народ и моя страна снова восстанет из пепла, - говорит и говорит рыжебородый, - за нами погоня, черные так этого не оставят. Эй, четверо, живо подняли носилки Андра, все бегом. Меняться каждые пять тысяч шагов.
  Не понимаю, откуда они знают мое имя, попытки что-либо вспомнить, приводят к тому, что голова взрывается от боли, и, я снова проваливаюсь в беспамятство.
  Просыпаюсь посвежевший, отдохнувший, головной боли нет и в помине. По ощущениям сейчас - день, солнце высоко, жарко, у деревьях вдоль дороги изумрудная листва. Дышать приятно, пахнет сырой землей и мятой. Уверен, что здесь весна. Еду на телеге, тащат меня самые обыкновенные лошади, самого обыкновенного земного вида, на краю телеги спиной ко мне сидит дружинник в зеленом плаще и управляет ими.
  Я накрыт двумя ветками, одна из них широкая с огромными круглыми листьями, видимо, чтобы я не сгорел на солнце. Первый раз вижу такие странные круглые листья, размером с лопух. Другая ветка напоминает земную сосну, только иголки длиной с локоть и мягкие. От хвойной ветки идет приятный успокаивающий запах мяты. Видимо отгоняет местных комаров. Глядя на ветки, приходит понимание, что я не на земле, это другой мир. Хотя лошади на вид самые обычные.
  Пытаюсь подняться, а не тут-то было - я аккуратно привязан ремнями к телеге. Странно, я уже пленник? Подаю голос, ко мне тут же поворачивается дружинник и спрашивает меня:
  - Воды? Мяса? Каши? - спрашивает он.
  - Воды, мяса, каши и немедленно развязать меня. Почему я привязан? Я ваш пленник?
  - Ночью мы добрались до нашего бивака, там тебя перегрузили с носилок на телегу. А так как дорога идет в предгорьях, я привязал тебя к телеге, чтобы ты с нее не свалился.
  Сейчас я развяжу тебя. Меня зовут Анто, и я младший сын вождя.
  - Вождь, это такой рыжебородый мужик?
  - Да, его зовут Ан. И он наш отец.
  - Он не мой отец.
  - После ритуала, ты был вытянут из своего мира в наш мир и вселен в тело моего старшего брата Андра. Сейчас ты - это он, а он это ты, а Ан твой отец.
  - Ничего не понимаю. Развяжи меня, мне надо отойти по нужде. Я понимаю твою речь и речь Ана, потому что я призван в тело его сына?
  - Думаю что так. Мы ранее никогда не проводили ритуал, и я не слышал, чтобы предки делали это.
  - А как у вас тогда он получился, если никто ранее ритуал не делал?
  - Богиня научила нас, она была с нами на ритуале и исчезла, когда ты пришел.
  Анто отвязал меня, и я смог отойти в кусты по нужде. Природа как природа, очень похожа на нашу, дуб я точно видел, но встречались деревья и кустики, которые точно были не земного происхождения. Получается этот мир, пересекается с Землей, хоть и периодически. Вернувшись, накинулся на мясо и каши, сожрал, все что было. Знаком попросил у 'братца' добавки. Сожрал и ее, и снова провалился в сон. Хотел подумать с закрытыми глазами, но не смог, еда и непонятная усталость, дали о себе знать.
  Проснулся я ранним утром, солнце только-только начинало разбрасывать утренние лучики на просыпавшийся лес. Я лежу на удобной подстилке из травы и шкур, надо мной стенки шалаша. Рядом со мной спит Анто. Аккуратно выползаю на свежий воздух, оглядываюсь. Мы находимся на небольшой поляне в лесу. Рядами стоят шалаши, в стороне стоит телега и привязаны две лошади, в центре бивака горит костер, по краям поляны патрулируют часовые. Подхожу к костру, подбрасываю ветку. Так хочется увидеть что-то понятное, из старой жизни, такое, как пламя костра, треск углей, запах дымка. Сижу у костра и все больше понимаю, что попал сюда навсегда. В Москве эпохи стабильности, попасть под теракт, сложная задача, мне это как-то удалось. Обратной дороги нет, я уверен, что погиб там, на Земле, на Кропоткинской. Начинает доходить вся печаль моего положения. С одной с торны, я жив, с другой стороны непонятно, как там моя семья? Да, есть о чем подумать и загрустить. Тут до меня доходит, что тело, в котором нахожусь, не мое. Внимательно себя разглядываю и ощупываю, - крепкое тело юноши, но, правда, всё в шрамах. На голове, пальцами ощущаю гигантский рваный шрам на всю голову, на ощупь кажется, что отрывали скальп, а потом пришивали его обратно. Информация, нужна информация, где я, кто я, зачем меня призвали. Может, и удастся со временем как-то вернуться в мой мир. Надежда мала, но если человек сильно чего-то хочет, значит, человек это может. Сижу, смотрю в пламя костра, вижу лица своих ушедших от меня родных и тихо про себя вою. Не замечаю, как рядом оказывается рыжебородый мужик, Анто называл его вчера Аном. Он садится рядом со мной, молча подбрасывает ветки и смотрит в костер. Солнце поднимается все выше, людей просыпается все больше, тянет ароматными запахами сварившейся каши, а мы сидим рядом с Аном, у костра и думаем каждый о своем. Первым не выдерживает Ан и задает мне вопрос:
  - Ты знаешь, что я пожертвовал старшим сыном, чтобы ты мог прийти?
  - Ты знаешь, что я потерял свою семью, и свой мир, чтобы ты смог призвать меня?
  - Ты плохо о нас думаешь, Богиня не может вытащить душу из живого человека. Ты умер там, в своем мире. Мы смогли вернуть твою душу в наш мир, тот мир, в котором ты был носителем силы бога солнца когда-то, и из которого ушел в другие миры.
  - Почему я ушел? Его слова о том, что я был здесь носителем силы бога, меня не удивляют. Но очень порадовало то, что вождь не стал скрывать, что ранее я уже покидал этот мир. То есть уйти в другие миры, в принципе, возможно. Нужно больше информации.
  - Богиня говорит, что ты хотел, чтобы мир развивался сам, чтобы люди сами строили его, и совершали свои ошибки. Ты говорил, что люди должны совершать ошибки, чтобы в мире было 'равновесие' и 'баланс'. Эти слова, Ан произнес голосом человека, который тщательно зазубрил их, но не понимает, что они означают.
  - Похоже, что я здесь точно был, я сейчас думаю также. В моем мире есть фраза: 'Делай добро и бросай его в воду'. А какая надобность была выдергивать меня сюда, если я ушел отсюда, чтобы вам не мешать?
  -Можно я буду называть тебя Андром, как своего сына?
  -Как меня звали здесь ранее?
  -Тебя все называли просто 'А'. А ты сам называл себя Альфа, но никогда не разрешал людям, гномам и эльфам называть тебя так.
  О как, известия, что в этом мире есть гномы и эльфы, меня не удивили.
  - Почему у людей в этом мире имена начинаются на 'А'?
  - Нет Андр, только у твоих потомков. Имя из одной буквы 'А', только твое. Имя, начинающееся на А и из двух букв - это всегда имя вождя. Имя из четырех букв, - дети вождя, наследники. Никто не может нарушить этот закон, иначе человек будет наказан. Тебя все почитают в этом мире, и твои храмы стояли раньше по всей нашей земле. У тебя было много детей, сейчас потомков осталось очень мало.
  -Так какая надобность в моем призыве?
  -Твое государство и народ погибает, нас осталось очень мало, нас истребляют, как и наших союзников эльфов и гномов.
  -А истребляют, наверное, орки, тролли и гоблины?
  -Нет Андр. У нас на Гиде (таково название нашего мира) нет таких рас. Нас истребляют непонятные чужаки, которые явились непонятно откуда, они похожи и на людей и на эльфов и на гномов, хорошо воюют, владеют магией, наше оружие практически бессильно против них, и они питаются нашим мясом.
  -Дикость какая. Правильно понимаю, что чужаки состоят из трех народов, которые похожи на людей, эльфов, гномов и побеждают вас магией, воинским искусством и отвагой в боях? Что ваше оружие бессильно против них и что три народа идут им на корм? И как такое получилось?
  -Да, Андр, ты правильно все понимаешь. Мы, за годы безмятежной жизни разучились сражаться, дружины ни с кем не воевали, только иногда ловили разбойников. Рыцари участвовали в турнирах, эльфы состязались в исполнении песен, гномы готовили украшения и доспехи для участников турнира. Все стремились быть учеными, певцами, танцорами, торговцами, но не воинами и солдатами. Так продолжалось долго, целое столетие, пока не появились они. Та магия, которая есть у нас, против них бессильна. Наша магия не предназначена для войны, попытки использовать работающие заклинания, ни к чему не привели, - на черных она почти не действует, да и магии с твоим уходом, в этом мире практически нет.
  -Откуда появились черные, я думал, что Гида густо заселена и можно точно понять, откуда они пришли?
  -Мы точно знаем место, это бывший Центральный храм встречи с А. Черные появились в Риото (в нашей бывшей столице) прямо в центре храма А. Днем наступила тьма, ударили молнии, пошел сильный дождь, раздался сильный удар и треск, и из черного открывшегося провала, появились черные. Они были обнажены, и когда выходили из провала один за другим, из всех вещей у них у каждого был только амулет Луны на цепочке. Точно такой был у тебя, когда ты пришел в наш мир. Сейчас он храниться у Богини в источнике. Мой предок был там и своими глазами видел их. Это обычные люди, они ничем не отличаются от тебя и меня, только все они имеют кожу цвета снега и глаза у них или белые, или черные, но у всех них, в глазах бьются красные искры безумия. Среди них тоже есть эльфы и гномы. Гномов этих я видел сам в последней битве. От наших гномов отличаются только кожей цвета снега и отсутствием бороды.
  -И что, голые люди набросились на гарнизон солдат и захватили всю столицу?
  -Да, именно так все и произошло. День нападения был выбран крайне удачно. В последний день лета весь народ нашей страны празднует день твоего прибытия в наш мир. У нас это день называется праздником прибытия и празднуется неделю. Как раз к этому времени собран весь урожай на полях и все беззаботно отмечают праздник. В эту неделю обычно проходит много свадеб, все радуются и веселятся. В центральном храме города собираются знатнейшие семьи страны, сильнейшие воины, сильнейшие маги. Все собравшиеся, без оружия идут в храм, и у источника славят твое прибытие. Так было и в тот раз, но появившейся провал убил практически всех собравшихся, а тех, кто выжил, добили черные воины и их твари.
  Снаружи храма, из-за праздника никто ничего не понял, только внезапная чернота и дождь, заставила народ разбежаться с центральной площади по домам.
  -Ты говоришь, что твой предок видел приход черных их провала. А он как спасся?
  -Он был ребенком, самым младшим сыном императора и шел в процессии одним из последних. После страшного удара и появления провала, он мало пострадал, но догадался спрятаться в храме, а потом осторожно улизнуть в город. Таким образом, был сохранен императорский род. Вся остальная императорская семья погибла.
  Черные хватали то, что можно использовать как оружие и убивали всех кого видят. Они не вступали в переговоры, они убивали, убивали, убивали, прерываясь только на то, чтобы оторвать от кого-то кусок мяса и его съесть. Люди не понимали происходящее, черных из-за амулетов луны, народ принял за твоих братьев и поэтому сопротивления сначала, оказано не было. А потом было поздно, столица была захвачена, люди кто догадался, убежал (таких было не много, и слава А, мой предок), а остальных загнали в загоны и постепенно сожрали.
  Черные не ведут с нами переговоры, у них нет правил чести, если они берут кого-то наших в плен, то держат в загоне, кормят телами павших, и рано или поздно съедают. Мы для них скот, скот, с которым недостойно разговаривать и который можно только есть. У них есть страшные ручные звери, которых мы называем райнами, это созвучно тому вою, что они обычно издают, когда находят след.
  -Я правильно предполагаю, что главный храм А, был построен в столице, в месте, где впервые люди встретились с А?
  -Да, Андр, именно там встретился ты с нашим народом, и в этом месте забил целебный источник, который дарил молодость и давал великие знания. Любой желающий мог прийти к источнику, провести обряд причащения и получить благодать и покой. В нашем мире не было нищих и обездоленных, детей охотно принимали в храмах, одиноких стариков нанимали учить детей и кормили их.
  -Как давно это произошло?
  -Что именно Андр? Твой приход на Гиду, или появление Черных?
  -И то и другое.
  -Ты пришел более двух тысяч оборотов солнца назад. Ушел из нашего мира шестьсот оборотов назад. Черные пришли пятьсот оборотов солнца назад. За это время они завоевали практически весь наш мир. Из столицы они ударили на западные земли, где было много богатых земель, и жили могущественнейшие рода гномов и эльфов и за триста лет захватили их. Очень немногие смогли перебраться к нам из этих земель. Все остальные или погибли или были захвачены черными для скотьих загонов.
  -Не понимаю, а восток, юг, север, с интересом смотрели как черные расправляются с Западными землями?
  -Нет Андр, мы сражались, но черные легко разбивают нас везде, где можно. Мы готовы были платить цену, когда на каждого убитого черного воина приходился бы десяток наших солдат, но обычно мы теряем сотню воинов, чтобы убить одного их них. Наше оружие, не может убить их сразу, только от большого количества ударов по шее, черный гарантированно умирает. Других вариантов убить черных, не существует, по крайней мере, я о них не слышал. Тяжелые ранения в тело, им не опасны, они легко оправляются от них.
  -Андр, зачем я целовал знак солнца в первый день появления в мире? Черные, как я понял, не вселяются в людей. Чего вы опасались?
  -Богиня сказала нам, что если мы сможем вытащить твою душу в тело моего сына, то амулет признает тебя и даст понять, что ты вернулся к своему народу. И еще она сказала, что когда ты первый раз появился в этом мире, ты был сильно изранен и на груди у тебя был знак луны, такой же, как у черных. Ты появился из черноты, в том же месте, где потом стал твой храм, и со временем появились черные. Ее матушка выходила тебя, ты тогда умирал. Ты рассказывал нашим предкам, что был великим ученым в мире луны, но отказался использовать созданное тобой страшное оружие, уничтожил его и свои записи и бежал в другой мир, но в отместку за это, был ранен отравленным кинжалом, когда переходил. Богиня думает, что черные пришли к нам из твоего старого мира, по тому пути, который ты создал. Поэтому она просила меня заставить тебя целовать знак солнца. Знак никогда не позволит человеку с черной душой прикоснуться к себе. Она очень боялась, что мы сумели призвать не тебя, а другую сущность из проклятого черного мира...
  -Ан, мы можем говорить долго, давай поедим и начнем двигаться, куда нам надо. Я вчера слышал о настигающей погоне. Поговорить мы успеем в дороге, я хочу встретиться с Богиней.
  -Андр, мы и идем в ее святилище. Через три дня, сможем быть там. Ты сможешь бежать, не отставая от нас? Если ты здоров, я хочу отдать телегу двум раненым. И, если ты не против, хочу попросить полечить их.
  - Я не лекарь, никогда им не был.
  - Просто наложи руки на раны и молись.
  - Молиться кому? Самому себе? Кому молиться?
  - Я не знаю, в преданиях, ты накладывал руки и молился. Наступало исцеление.
  Пошли к раненым, попробую.
  
  
  
  
  
  Глава 2. Бегство. Первый бой. Разгадка магии А.
  
  Наложение рук и молитвы самому себе не принесли ровно никакого результата. Поднесенный ко мне амулет Солнца ярко горел, но исцеление не происходило. Откровенно разочарованный, Ан убрал амулет в сумку, построил по двое отряд, и мы побежали. Я никогда не думал, что столько пробегу. До привала, я хоть и находился в молодом, натренированном теле Андра, смог добежать, только повиснув на руках других воинов. На привале подошел Ан. Он был сильно встревожен. Мы отошли в сторону, присели у ручья. Наш отряд состоял примерно из восьми десятков воинов. Часть из них имела щиты и мечи, часть щиты и копья. Луков я ни у кого не заметил.
  - Андр, нас окружают черные. Видимо они знают природу и смысл ритуала и понимают, насколько ты для нас важен. Черные методично загоняют нас в горные тупики. Мы должны или бросить раненых, чтобы двигаться быстрее или разделиться на тех, кто останется в заслон, выделив маленький отряд, кто повезет раненых и сможет доставить тебя до святилища богини.
  - Когда ты примешь решение?
  - Сегодня вечером.
  Поев сушеного мяса, продолжили гонку. Мы все больше поднимались в горы, бежали по заброшенной узкой предгорной дороге, на которой уже росли молодые деревца и невысокий кустарник. Видно было, что этой дорогой давно не пользовались. Настроение и так откровенно плохое, было омрачено начавшимся дождем и резкими порывами ледяного ветра. Дорога с каждой минутой становилась все хуже и хуже, и по ней едва-едва проходила наша телега. Справа от нас были неприступные отвесные скалы, слева в ущелье протекала небольшая горная речка. Мы бежали как проклятые, пару раз я слышал звук рога сзади и дикие вопли 'рррр-ааа-ййй-нннн-ааааа'. На моих сотоварищей они производили невероятное впечатление, - темп бега после каждого вопля резко возрастал и все бежали, просто выжимая из себя все что можно.
  - Это райны, исчадия черных. На бегу прокричал мне Анто. Это они так воют, когда подняли след. Из-за этих воплей мы и зовем их райны. Это страшные твари, они похожи на наших собак и кошек одновременно. Они очень быстры и питаются людским мясом.
  -Они могут вынюхать наши следы?
  -Да, и они идут по нашему следу. Если мы хотим выжить, нам надо их убить. Возьми меч моего брата, он точно тебе пригодиться.
  Через тридцать минут бега узкая дорога расширилась до небольшой долины, видно было, что раньше это место активно использовалось для привала перед собственно горной дорогой, у скал были видны следы сожженных строений. В ширину долина от скал до обрыва к реке составляла метров сорок-пятьдесят, в длину долина была чуть побольше - метров сто пятьдесят-двести.
  Раздались крики: 'привал, отдых пять минут'. Все тут же упали на траву и стали доставать сушеное мясо и воду.
  Ко мне подошел Ан, видно было, что он в сильной тревоге. Он отвел меня в сторону и неестественно улыбаясь, сказал:
  -Андр, я хочу принять здесь бой, - сказал он, - я знаю что ты не имеешь силы А, но может можешь что-то посоветовать, потому что шансов у нас откровенно не много. Прошу тебя улыбайся, люди должны видеть, что мы уверенны, в том, что делаем.
  - Ан, почему ты выбрал это место? - выдавил я из себя улыбку. Тут же самое место для нападения тварей и напасть на нас со всех сторон одновременно.
  - Андр, ответил мне вождь, продолжая улыбаться, - далее дорога представляет собой скользкую тропу в ширину одного человека. Раньше по этой тропе гномы водили караваны с оружием, таскали это все вьючные инги, обученные эльфами. Только они могли тут пройти и не упасть.
  -Гномы не могли расширить эту тропу? - поинтересовался я.
  -Могли конечно, но не захотели. У них не простые отношения с соседями, которые живут дальше за перевалом, Андр, прошу тебя, улыбайся, - солдаты внимательно на тебя смотрят.
  -Улыбаюсь, как умею. То есть ты не хочешь идти по тропе, опасаясь, что отряд, идущий цепочкой по одному человеку, будет беззащитен перед райнами?
  -Да, один человек беззащитен перед ними. Оставлять небольшой отряд у входа на тропу тоже бессмысленно, твари эти, сразу кидаются всем весом на копья. Всех на дно ущелья с собой и заберут, - ладно, если ты не против, сейчас будем строиться для битвы.
  Ан, продолжая улыбаться, подошел к воинам, дал команду выстроить строй и деловито стал объяснять всем диспозицию боя:
  -Я решил принять бой здесь, дальше бежать бессмысленно, телеги бросим здесь, раненых потащим на руках. А, тоже готов к битве и будет сражаться вместе с нами, - при этих словах солдаты обрадовано зашумели, - солдаты, сбить строй, шиты в первые ряды, первые ряды упор копьями, держать строй. Второй ряд, тоже готовит копья. Третий и последующие ряды, с мечами. По одному не сражаться, прикрывать друг друга. Телегу убрать к скале, лошадей привязать к стене, накрыть раненых и лошадей чем можно. Андра поставить перед телегой, прикрыть двумя бойцами. Всем! Андра, прикрывать ценой своей жизни. Если удержим райн копьями, давить всем отрядом в сторону реки, может получится скинуть их с обрыва.
  Еще через пять минут наш небольшой отряд представлял собой ощетинившийся копьями полукруг, прижавшейся к высокой скале. У самой стены стояла телега с ранеными, лошади были привязаны к специальным кольцам, найденные в стене, я и два крепыша с щитами, которых Ан поставил быть моими телохранителями. Они должны были прикрывать меня ценой своей жизни.
  -Как вас зовут? Спросил я у них.
  -Гидон, великий,
  -Сирон, великий.
  -Не называйте меня великим, зовите Андром, Великим я стану, когда доберемся до Богини.
  -Мы не против, великий Андр.
  -Без великий, до величия надо дожить, а это сегодня сложно.
  Такая неказистая шутка почему-то сильно рассмешила их обоих.
  Тем временем, на полянке появились новые участники. Смесь кошек и собак, как точно подметил Анто. Только размером с хорошего теленка и клыками как у матерого волка. Черные тени бесшумно выпрыгивали из леса и постепенно окружали наш отряд. Я насчитал пятнадцать райн, но скорее всего, ошибся, уж очень быстро они передвигались.
  -Их много, - кричал Ан, - исчадий черных около двух десятков. Держим строй, в строю у нас есть шансы отбиться. Бить только по шее. Напоминаю всем, без отсечения голов твари не убиваемы, - продолжал Ан. Кто выйдет из строя, будет проклят мной и родом, кричал он. Наше спасение - стена щитов и локоть товарища. Встречаем на копья, кто с мечами, сбоку отсекает головы тварям. В одиночные схватки не вступать. И еще, с нами сражается А, смотрите, как он улыбается. Он знает, что мы победим сегодня.
  Вовремя я прищурился, издалека и правда, похоже на улыбку. Это сразу воодушевило воинов. Они стали радостно кричать:
  - АААА, бей!
  Если я правильно понял, это был боевой клич моего нового народа. Пришла мысль, исправить на 'У-ра', если переживем атаку.
  Которая последовала незамедлительно. Твари бесхитростно по-прямой вломились в строй со всех сторон. Если бы они выстроили строй и ударили всей массой в одну точку строя, то они моментально раздробили бы строй и вырезали нас своими ужасными когтями и зубами. Но как ни странно, и такая примитивная животная тактика, принесла противнику отличный результат - за счет своего веса, райны добились того, чего хотели. Часть из них повисла на копьях, пригнув их к земле, другие рванулись по этим своеобразным мостам прямо в центр строя, легко разметав лапами воинов с мечами. Еще немного, и мои телохранители вступили с ними в бой. Сирон прикрывшись шитом, принял первую тварь на копье, Гидон, ударив райну щитом с умбоном, попытался тяжелым ударом отрубить ей голову. Безуспешно. Удар с мечом не принес ощутимого результата. Тварь, как будто не обращала внимание на продолжающиеся яростные удары Гидона, все больше насаживалась на копье и продвигалась ко мне. Казалось, для нее существует только одна цель - я. Черная пузырящаяся кровь, стекавшая из страшной раны на груди, твари почему-то не мешала. Еще немного, и ловким ударом лапы Гидон был выкинут к телегам, и в бой пришлось вступить мне. Мышечные инстинкты натренированного тела Андра не подвели, - пригнувшись и уйдя немного вбок, полоснул райну мечом прямо по шее. Обернувшись, я обомлел, легкий удар по касательной, снес твари голову. До этого, на моих глазах, Гидон, рубил тварь тяжелым мечом и кроме легких царапин, видимых изменений не было. А здесь, легкий удар и тварь мертва. Мой успех не остался не замеченным у отряда. Раздались радостные крики:
  -ААА, бей! С нами А, с нами сила солнца. Бей!
  Нельзя делать два дела одновременно хорошо, - не успел я задуматься о происходящем, как дикий крик Сирона, заставил меня обернуться к нему. Увидел же я огромную тварь, которая летела на меня, со стороны лошадей. Откуда она там взялась, непонятно. Время для меня, казалось остановилось, я успел даже разглядеть ее клыки в черной пене и безумный взгляд, в котором полыхала тьма, и едва успел подставить ей навстречу меч.
  Тварь с полного размаха насадилась на него. Насадилась так глубоко, что я почувствовал ее смрадное дыхание у себя на лице и капли пены, что попали на мое лицо. Конец мне, сейчас тварь насадится до крестовины меча и откусит мне голову - подумал я. Но тварь уже визжала диким животным криком, мой удар для нее оказался неожиданно смертельным. Крик твари послужил передышкой для отряда. Не ожидавшие подобного отпора, райны отхлынули назад, а все уцелевшие бойцы смогли заново выстроить строй. Я использовал передышку, чтобы добраться до Ана. Вождь был изрядно поранен, он баюкал изломанную левую руку. Судя по тому, как были пожран левый наруч, железо райны прогрызали успешно. Но взгляд его святился надеждой.
  - Твоя сила возвращается Андр. Никто, из ныне живущих на Гиде, не способен убить этих тварей одним ударом меча. Обычно, воины втроем или вчетвером сражаются с райнами и едва справляются, причем кто-то из них обычно погибает. Это если тварь одна. Если их много, спасения просто нет. То, что Райна погибла от одного удара мечом в грудь, я никогда не слышал. Возьми себе амулет солнца, раньше он принадлежал тебе. Он должен помочь нам в бою или мы умрем.
  Оглядевшись, признал правоту вождя. Воинов в строю осталось не больше тридцати, трупов райн я насчитал восемь. У нас правда еще много раненых, но лечить их было собственно нечем, да и кому лечить, мы точно не переживем следующий бой. Райны, потеряли меньше половины своих, но уничтожили большую часть нашего отряда, помимо этого, изрядно ранив многих из нас. Кроме вождя, из знакомцев увидел только Анто. Он стоял в первом ряду с копьем. Кожаный доспех его с нашитыми железными пластинами представлял собой лохмотья, наручей не было, переломанный щит его лежал на убитой райне. Гидон и Сирон геройски прикрывавшие меня, были убиты, причем Сирон, похоже, держал райну с оторванной по локоть левой рукой и умер он точно от потери крови, давая мне возможность убить эту тварь. Гидона я нашел без головы. Точнее голова его висела только на лоскутах кожи. И для этого хватило всего одного удара лапой. Плохо, какая же силища в этих тварях. И как мне удалось ее завалить, ничего не понимаю, я бил, просто отмахиваясь, но убил с одного удара. Да и вторую райну, завалил подозрительно легко. Поворачиваюсь к Ану, памятуя наш разговор, растягиваю губы в улыбке:
  -Ан, это очень важно, вспомни, как раньше молился А. Это очень важно. Ты прав, если мы не воскресим мою силу, то все умрем, и жертвы наши будут напрасны.
  -Предки говорили, что ты накладывал руки на головы больных, безнадежным ты чертил знак солнца, на лбу, своей кровью. Что ты произносил при этом, никто из предков не понимал, а ты говорил им, что это тайный язык богов.
  - Так, значит, все дело в моей крови. Похоже, она может творить чудеса. Быстренько себя осмотрел. Точно! На пальцах правой руки, есть порез от меча, порезался, когда пробовал остроту лезвия. Вот и понятно, откуда кровь моя на клинке. Понятны и чудеса с двумя убитыми тварями.
  Быстро объясняю все Ану, не скупясь, режу ладонь, и кровью рисую знак солнца на оружии оставшихся бойцов и на лбу раненых. Быстренько иду к телегам, рядом со мной два новых бойца. Уже не спрашиваю их имен, нет времени, твари, придя в себя, снова идут в атаку.
  Раздается звук рога, и оставшиеся твари прыгают на наш строй. И вот она, магия, первые же твари, неожиданно погибают на копьях. Чтобы не дать им опомниться, кричу 'ААА, бей!' и весь наш отряд с дикими криками прыгнул на оставшихся райн. Не знаю, как мне это удалось, но засветившийся амулет, буквально превратил нас берсеркеров, все мы кинулись как один человек на тварей, я чувствовал каждый меч, с каждое копье или кинжал любого бойца, радовался, когда мы убивали тварь, чувствовал боль, когда твари убивали кого-то из нас. Сколько это продолжалось, не помню и не вспомню. В один момент, амулет потух, все мы упали на землю. Силы наши иссякли.
  
  Глава 3. Итоги схватки. Снова бегство.
  
  
  Это была славная схватка, мы перерезали всех райн и пять погонщиков. Райн я насчитал двадцать одно тело, сложно их считать, очень быстро передвигаются. Вот тела их считать, - одно удовольствие. Погонщиков я пытался взять в плен, но воины, даже не пытались мне в этом помочь, тупо убивая их. Потом, после боя они объяснили мне, что черные никогда ничего не рассказывают, даже под пытками. И при первой возможности, пытаются причинить любой возможный урон тому, кто его пленил. Держать в плену пленника, который ценой своей жизни, готов нанести тебе вред, опасно. Да и люди, не стремились хоть кого-то пощадить, сцены, когда черные воины захватывали деревеньку и на ходу отъедали у детей и женщин куски мяса, были у всех на памяти. Трофеи тоже были не велики. Хоть меня и прессовало земное животное по имени жаба, но смысла в трофеях не было. Оружие погонщиков нам не годилось, оно было смертельно опасно, как пояснил мне Анто, люди, кто пытался ими пользоваться, быстро умирали, единственное, что взяли из трофеев - печень всех убитых райн. Из нее делали эликсир, который давал дополнительные силы и энергию, но которым нельзя было часто пользоваться. Какие-то бесполезные враги, трофеев не добыть с них.
  Из всего нашего отряда, относительно целых на ногах бойцов осталось двадцать три человека, Ан и я. Как, и предупреждал вождь, почуяв силу моего амулета, люди сломали строй и стали в одиночку сражаться сначала с райнами, потом с погонщиками. Прискорбно понимать, что несколько соратников погибли из-за моей глупости. Черт меня дернул заорать боевой клич А, который активировал амулет. Хотя не факт, что если бы не сломали строй, потери были бы меньше. Райны очень сильный противник, да и погонщики отбивались до последнего, не дорожили своей жизнью.
  Ан тоже ходил мрачный, чернее тучи. Он начал поход с полной сотней своих лучших бойцов, а сейчас у него в отряде бойцов не было и трети от первоначального состава, причем на руках было 10 тяжелых раненых, и в ближайшем времени, если не поможет моя магия, они встать в строй не могли. Лошади были убиты, не пожалевшая времени на них Райна, была мной за это наказана, телега в битве разломана и восстановлению не подлежала. Как уцелели двое раненых в этой телеге, просто не понимаю. Но они оба не получили ни единой царапины. Повторно прохожу и рисую кровью знак солнца на всех раненых. Солдаты, тем временем аккуратно собирают убитых товарищей к стене и заваливают их камнями. Сжечь на кострах, как велят обычаи их народа, нет времени, черные скоро будут здесь, да и костер неизбежно привлечет внимание. Ан, черный от горя, проходит вдоль строя и аккуратно срезает у каждого погибшего солдата прядь волос. Если я правильно понимаю, как сможет, проведет траурную церемонию и сожжет на костре.
  Через примерно час, когда бойцы смогли хоть немного прийти в себя, Ан произнес речь:
  - Солдаты, мы впервые за долгое время смогли разгромить врага. Мы никогда еще так дешево не меняли свои жизни на жизни Райн. И все это благодаря тому, что мы смогли вернуть А в наш мир. Сейчас мы не можем достойно похоронить наших друзей и близких, черные рядом. Мы должны довести Андра до святилища Богини. Запомните мои солдаты, мои соратники, до последнего защищайте его, не жалейте своей жизни для его защиты. Мы призвали его, чтобы он спас наш мир от верной погибели и любой из вас, хоть последний оставшейся в живых, обязан довести его до храма. А сейчас мы не можем здесь оставаться дальше, темные скоро будут здесь, надо срочно уходить.
  Те их сотни, кто был менее измотан боем, смогли собрать носилки для раненых из оставшихся копий и плащей и, разбившись на пары, пошли по тропинке вперед. Перед выходом, Рыжебородый попросил меня взять себе узелок с волосами погибших солдат.
  -Ан, зачем ты отдаешь их мне, спросил я у него, - ты не веришь что дойдешь.
  -Я думаю, что они догонят нас, и я с остатками сотни, останусь прикрывать тебя. В узелке волосы всех оставшихся бойцов, мало кто доберется с тобой до Богини.
  -А что с ними делать?
  -Отдай любой жрице любого святилища А или еще лучше богине и расскажи о нас, как мы сражались и умирали.
  -Как ты их почувствовал, что черные рядом?
  -Посмотри на свой амулет, он все больше темнеет и внутри идут багровые всполохи. Они рядом.
  И мы бежали. Бежали, бежали. Бег с носилками в руках, это тяжкий труд. Надо бежать вдвоем, слаженно и с одинаковым темпом. А учитывая, что дорога идет в гору, то и вовсе адская. Все бойцы недавно вышли из боя, и сил ни у кого не было, и мы могли бежать только небольшие расстояния, переходя на шаг и снова на бег. Одежда на людях истрепалась, щитов ни у кого не было, из имущества - меч и котомка за спиной и носилки в руках. К концу дня, когда мы доползли до первого перевала, я думал, что мы смогли добраться не все. Но, Ан, был настоящим вождем и заботился о своих людях, он бежал последним, охраняя нас, и помогая отстающим парам. Добрались в итоге все. Развели костер, сварили походной каши, и мы с Аном встали на первое дежурство. Меня поставили первым, так как в пути меня всячески щадили и несли носилки чаще меня. Амулет хоть и посветлел, все равно оставался с чернотой, но алые сполохи практически пропали. Утром, едва встал. Впереди ожидал еще один день безумной гонки. Но стало легче, только двоих раненых пришлось нести на носилках, остальные поправились настолько, что могли идти сами. Сейчас наш отряд со мной и Аном насчитывал тридцать три бойца, что внушало определенный оптимизм. Мое 'лечение' творило чудеса, два оставшихся раненых вчера были откровенно безнадежны, а сегодня, осмотрев их, Ан сказал, что к вечеру они смогут идти и попросил снова 'полечить' их.
  - Сколько нам осталось до святилища богини? - спросил я у Ана.
  - К вечеру третьего дня будем за стеной, в безопасном месте. А оттуда до святилища три дня пути.
  Потянули жребий, носить носилки первым довелось мне и Анто. Я вчера с ним в основном, в паре раненых и носил, и проникся к нему уважением. Он сын вождя, вполне может носить их как все, но он тащит гораздо больше, чем все, и помогает отстающим, чем может. Сразу видно, порода хорошая. Сам и не заметил, что себя похвалил. Запутанно все в этом мире. Вроде все чужие, в то же время - родня. Дальняя, но родня. После выздоровления раненых от моей крови, я понял, что я и этот мир связаны. Мое появление здесь не случайно, а наоборот закономерно.
  Бежим снова, медленно, но бежим. Дорога здесь одна, все выше и выше в горы. Дорога это громко сказано, тропа, обычная тропа по которой сможет пройти один человек и провести одного коня или ирга. Я спросил у Анто, как отец собирался разделить отряд, если дорога одна, слева пропасть с речкой, справа отвесные скалы. Выяснилось, что существует много тропок через Зеленые горы, любая речушка, которая пересекает нашу тропу, позволяет подняться вверх и раствориться в горах, но все они ведут обратно в западные предгорья, уводя нас от перевала, да и из нас сейчас скалолазы, как из топтунов танцоры.
  -Кто такие топтуны? спросил я у Анто.
  -Это животные, в два человеческих роста, очень неуклюжие, но сильные и свирепые. Называют их топтунами, потому, что он очень заметно топают, когда идет по лесу. Все их слышат и разбегаются, давая дорогу. Все остальные животные обычно бесшумные, а эти шумят, они самые сильные в лесу.
  -А они тут не водятся, случайно?
  -Еще как водятся, это как раз их земли, - западные предгорья, перевал и день пути от перевала на восток. Зеленые горы вообще очень густо раньше были населены, очень тут климат плодородный, много выходов различных руд и драгоценных камней. В западных предгорьях раньше жили гномы под землей, и рядом с ними эльфы в западной пуще. Они граничили с топтунами, но сейчас их там нет. Разве единицы остались, что не могут покинуть родную землю.
  -А куда они делись?
  -Черные уничтожили и гномов и эльфов. В предгорьях была страшная битва, на которой войска людей, гномов и эльфов пытались не дать черным пройти восточнее и удержать предгорья за нами. Предгорья и горы очень богаты. Что гномы, что эльфы, жившие здесь, были богатейшими в империи.
  -И как пошла битва? Когда это было? Анто я прошу, рассказывай все очень подробно, мне нужна любая информация.
  -Это было двадцать оборотов назад. Черные разбили всех наголову, Очень много убили людей, эльфов и гномов, мало кто успел убежать. Наше оружие очень слабо для них, это магия, но чтобы убить черного приходится рубить много раз по шее, иначе он обязательно выживет и убьет тебя. Но с твоим приходом и магией мы сможем сражаться с ними на равных! Правда, с тех пор черные очень продвинулись, они перевалили зеленые горы, восточные предгорья и захватили за предгорьями плодороднейшую долину, которая тянется на восток от предгорий на день пути. На противоположной стороне долины находится уже край нашей земли. Там расположена великая стена и форт 'Железные зубы'. Но черные контролируют только дороги и долину от восточных предгорий до форта. Сами восточные предгорья до сих пор заселены, народ там отчаянный, нарубили засек, настроили хитроумных ловушек для райн и достаточно успешно отражают все попытки черных разорить эту землю. Выращивают зерно в плодороднейших долинах. Они умудряются даже торговать с нашим королевством, далеким кружным путем через север. Раньше сплавлялись по реке Железной, которая как раз идет через форт 'Железные зубы', но черные твари построили метательные машины, перегородили реку плотиной и смогли перекрыть путь. Мелкие отряды еще могут просочиться, но торговый караван - без шансов.
  -А кто правит людьми восточных предгорий?
  -Формально они подчиняются нашему королевству, и даже ежегодно привозят вассальный взнос, но по факту там всем командуют знать из людей, гномов и эльфов, которые сами заботятся о себе и защищают себя сами.
  -Печально. Давай о топтунах, они точно на нас не набросятся? И как можно с ними заключать договора и договариваться о границах. Ты же говорил что они животные?
  -Они не животные. Точнее все сложно. Богиня и А, умели с ними разговаривать и общаться. Договор с ними и был заключен тогда когда ты еще не ушел из нашего мира. Раньше все встречи топтунов с людьми, гномами и эльфами заканчивались только смертями. Но это с тобой и Богиней они ведут себя прилично, со всеми остальными они ведут себя именно как животные. Если человек нарушает договор, обычно он погибает.
  -А что он может нарушить, поясни.
  -У топтунов со всеми людьми нейтралитет. Нейтралитет также касается любой дороги, которая проходит через их земли. Пока человек, эльф, гном идет по дороге, он может ничего не опасаться, но если сходит с нее и начинает рубить, жечь или ломать лес, топтуны ему этого не простят. Тоже происходит при пересечении границ их страны.
  -Они что, такие любители леса?
  -Нет, они сами ломают лес, будь здоров, это все потому, что это ИХ ЗЕМЛЯ. Мстят они всегда, запоминают обидчика и могут отомстить ему через десятки лет.
  -А как у них отношения с черными?
  -Пока черные на дороге, им ничего не грозит, но если они с нее сходят, им смерть. Топтуны чтят договор о нейтралитете дороги, но давным-давно черные пытались построить здесь крепость и убили одного топтуна. С тех пор выход с дороги для них смерть. Человек имеет шансы. Черные нет, их тут не любит всё живое. Нам это на руку.
  -А к человеку топтун как относиться? Если поймает вне дороги?
  -Может убить, но обычно просто сильно наказывает, чтобы неповадно было. Но без злобы, а так, для порядка, чтобы не шалил в их лесах и землях. Но топтун зверь неуклюжий, убежать можно, - Антон произнес последнюю фразу каким-то неестественным голосом.
  -Анто, все хотел спросить. О брате твоем, в чьем теле я сейчас. Какой он был?
  'Братец' как-то резко погрустнел и прошептал:
  -Он был лучшим, лучшим во всем. Он был лучшим охотником, лучшим и удачливым воином, в его сотне всегда водилась слава и удача, его очень любили женщины. У него было три жены и шесть детей, все мальчики, будущие воины.
  -Получается что у меня большая семья, - попытался пролепетать я.
  -Нет, богиня развела вас перед ритуалом, душа моего брата будет ждать души своих любимых в другом мире. И обязательно дождется их. Это плата за ритуал. Так пообещала богиня. Ты - не женат, семья моего брата не имеет мужа и отца.
  -А почему выбрали его, а не кого-то другого?
  -Выбрали изначально меня и всю жизнь к этому готовили. Но вмешался случай, в одной из последних стычек с черными, он получил удар лапой от райны, которая стесала у него кожу с головы и оглушила его, а дальше черный солдат добивал его молотом, но не успел, успел я, смог столкнуть его и вытащил брата. Но он так в себя не пришел, - был на полмира. То он как прежний, то он мыслями где-то далеко, иногда не мог говорить, ходить, иногда отпускало.
  -А как с ним обговаривали участие в ритуал? Он тогда был в сознании? Согласие было добровольным?
  -Да, с ним говорила богиня и отец. Мой брат добровольно дал на это согласие. Он был сильным человеком и всегда служил своему роду и семье. Он, уже в ходе ритуала крикнул мне - 'Анто, будь меня достоин, помоги А спасти наш народ'
   -Сильный выбор. Надо быть сильным человеком, чтобы решиться на это.
  -Говорю тебе, он был лучшим. Лучше меня, это точно.
  Наши беседы прервал резкий крик в хвосте отряда. Кричал наш солдат, показывая пальцем на что-то сзади. Аккуратно положив раненого на землю, побежали назад и увидели страшное зрелище. Внизу на дорожном серпантине, примерно в паре километров, от нас, по нашим следам быстро двигалась черная колонна солдат в черных панцирях и одинаковых черных плюмажах. На мой взгляд, их было не менее трех сотен. 'Нам конец', - подумал я. Наш измученный отряд они раздавят и не заметят. Уйти нам некуда, слева и справа горы, тропки есть, но до них еще надо попробовать добежать. Вокруг все считали точно также. Кто-то, не скрываясь, ругал свою судьбу, кто-то молился солнцу, кто-то мрачно доставал оружие.
  Внезапно рыжебородый вождь, запрыгнул на камень и стал орать на своих солдат.
  -Жалкие трусы, с душонками трусов, как вам не стыдно перед Андром? Он пришел, чтобы спасти наш мир, отдает свою кровь, не скупясь, чтобы вылечить вас, а вы, трусы, думаете не о том, как спасти его, а о том, как спасти свои шкуры. Мы должны выиграть час. Через час начнется глухой лес. В нем водится много топтунов, которые ненавидят черные отродья, как и все животные нашего мира. Раненых под руки, носильщиков сменить, лишнее бросить, всем бегом. Я бегу последний, кто будет отставать, буду рубить не задумываясь. Все, конец разговорам, бежим!
  В такой сумасшедшей гонке я не участвовал никогда. Ставка - жизнь, что снимало любые возражения и помогало показывать невиданные скорости. Бежали мы по одному, кто отставал, тащили за руку, толкали сзади. После прошедшего боя, стало понятно, что держаться надо вместе, вместе мы сила, даже носилки с ранеными умудрялись передавать друг другу на ходу по очереди. Казалось, все, еще пять минут бега и мы успеем, доберемся до спасительного леса. Но черная пехота была свежее, бежала быстрее и практически догнала нас. Мы успели только добежать до места, где дорога свернула направо к узкому ущелью между двух практически отвесных скал. Всего километр ущелья и начинался спасительный лес. То, что случилось дальше, было закономерно и печально:
  - Всем стоять,- закричал Ан. Раненые встаем в строй, будем умирать в бою. Анто, Андр бегут дальше, старшим назначаю Андра. В помощь к ним пойдут братья Итаны. Напоминаю, вы все можете умереть, но Андр должен дойти до святилища Богини. Андр, запомни, этот мир - твой. Запомни, чем жертвуем мы, чтобы ты помог нашему народу. Амулет у тебя, запомни - ты мой сын. Все, время вышло, бегите. Прощай.
  
  
  Глава 4. Полезные знакомства.
  
  
  Уже удаляясь, слышал его команды солдатам, скатывать валуны, уменьшать ширину дорог, тащить ветки, и выстраивать линию. Потом сзади раздался лязг и скрежет оружия, дикие вопли, звуки рогов, радостные крики наших бойцов, чье оружие теперь убивало с одного удара, и пока мы вчетвером бежали этот километр до лесу, все время был слышен звук битвы и только как только мы забежали в лес, вдалеке послышался радостный звук рога.
  - Они погибли, чтобы мы могли спасти тебя,- сказал на бегу Анто. По щекам его текли слезы. - Разделяемся по одному, сходим с дороги, бежим по лесу, максимально шумим, чтобы вызвать топтунов. Он набрал камней и палок, стал кидать в деревья в кусты, кричать нечеловеческим голосом, и одновременно бежать что было сил вперед. Аналогично делали и мы, шумя, что было сил.
  Через пять минут бега, мы добежали до странной белой скалы, что одиноко стояла в глухом лесу, как белый шпиль непонятно кем созданной башни.
  -Одинокий солдат. Слава солнцу, мы можем укрыться, закричал один из солдат, я знаю убежище. Обойдя скалу справа, он показал там узкий лаз, который невозможно было заметить, если не отодвинуть хвойную лапу.
  -Слава солнцу, что черные не знали что с нами А, и отправили райн сначала охотиться одних. Если бы они не были такими самоуверенными, и мы не убили бы всех их тварей, они нас нашли бы в убежище.
  Аккуратно протиснувшись в узкий лаз, с удивлением заметил, что это рукотворная пещера с деревянной лесенкой наверх и небольшими бойницами наверху. Залезший последним солдат аккуратно прикрыл лаз в пещеру специальным куском дерева с кусками дерна и хвойными иголками и привалил его специальным валуном.
  -Тут, без райн, они нас не найдут. Тут есть вода и небольшой запас сушеного мяса. Протянем мы долго, если нужно.
  -Полезли наверх, посмотрим, что с погоней. Судя по реву и шуму, топтуны сильно недовольны вторжением на их территорию.
  Представшее перед нами зрелище потрясало. Огромные животные с когтями как сабли абсолютно бесшумно скользили в сторону черной пехоты. В рядах черной пехоты даже издалека можно было заметить раненых бойцов с иссеченными латами, кто-то из солдат был перевязан, из-под повязок проступала черная кровь. Пехотинцы противника шли по нашим следам, опрометчиво сойдя с тропы и следуя широким фронтом строго за нами.
  - Ан дорого продал свою жизнь, сказал кто-то из Итанов.
  -Черные не ожидали, что мечи с кровью Андра будут рубить их, а не царапать как раньше.
  -Анто, а почему ты мне говорил, что топтуны страшно топают в лесу, так как они самые сильные?
  -Андр, прости меня, это была глупая шутка. У нас даже дети знают, что топтуна прозывают так потому, что ты не заметишь, как он оттопчет твои ноги. Он очень сильный и бесшумный, но на людей, эльфов, гномов, первый никогда не нападает, пока он на дороге. Так когда-то договорился с ними ты и Богиня.
  -А то что я сейчас не А, а Андр, играет роль, или мне к ним на общение лучше не выходить?
  -Андр, нам надо срочно отвезти тебя богине, у нее ты узнаешь все что хочешь и обретешь свою мощь - станешь А. Пока выходить никуда не надо, и с топтунами общаться тоже не надо.
  Тем временем происходящее перед нами завораживало. Несколько крупных топтунов крушили вражескую пехоту, отбрасывая целые ряды воинов ударами лап. Топтуны двигались так быстро, что разобрать их количество было невозможно. Битва черными топтунам была проиграна наголову. В конечном итоге, это понял и командир черной пехоты, скомандовав отход своего потрепанного отряда. Как только топтуны поняли, что черные отступают, они прекратили преследование и мирно потрусили в лес.
  - Черные смогут тут пройти вообще? Имею ввиду, после того что произошло?
  -Конечно, они тут ходят как у себя дома, долина между восточными предгорьями и железной головой - их. Их командир элитной гвардии видимо тут ранее не был, не знал этой хитрости.
  Один из топтунов внезапно остановился, повернулся к скале и медленно побрел к нам.
  - Топтун понял, как мы подставили их с черными, что делать?
  -Мы так и раньше хитрили, просто черные преследуют нас своей гвардией, а обычно здесь погонщики и легкие пехотинцы за нами гоняются.
  - У черных, сколько видов солдат, заинтересовался я.
  -Райны, погонщики (как наши егеря), легкие пехотинцы, тяжелые пехотинцы, рыцари. И еще черная гвардия, элита их войска. Говорят, каждый их этих бойцов в день съедает по одному человеческому сердцу, вырезанному у живого человека. Это дает им силу. Их тысяча всего, но они всегда разбивают наши армии на поле боя.
  Тем временем топтун подошел к бойнице, внимательно посмотрел на нее, и в моей голове сформировался вопрос.
  -Альфа, ты не мог просто попросить разогнать эту черную нечисть? Зачем надо было шуметь и стучать по деревьям?
  -Удивительно, но я смог также мысленно ответить. Увы, друг, я не помню ничего, меня выдернули потомки из дальнего мира, чтобы я их спас. Сейчас меня зовут Андр и я обычный человек.
  -Любишь ты Альфа приходить в этот мир. Уже второй раз это наблюдаю, на мой памяти. Что тебе не сиделось на месте тогда? Зачем уходить, чтобы возвращаться, когда попросят? Ну не захотел ты, чтобы люди свою волю теряли, так пусть и живут, как хотят. Наверняка и в другом мире тоже жил наблюдателем.
  -Да, так и есть, не знаю, откуда, но чувство, что мы с тобой знакомы миллион лет, и мы друзья.
  -Имя полное мое, ты вспомнишь у источника Богини, а пока зови меня Вал, как звал раньше. Ты так и не смог выучить тонкости произношения нашего языка. Отвечаю на твой вопрос, не миллион лет, но немало. Друзья мы или нет? Альфа был моим другом и никогда не лез в наши дела. Тебе надо все вспомнить, иди к богине.
  -Туда и иду, черные догоняют.
  -Напомню наш уговор с тобой и богиней. Мы первыми не трогаем людей, не лезем в ваши человеческие дрязги, вы не мешаете нам жить, как мы хотим, и где мы хотим. Границы наши священны, дороги пользуются нейтралитетом. Мы, не будем влезать в вашу войну с черными, потому что они тоже люди. Хотя мы их и не любим, они не признают наш договор и пытаются нас уничтожить. У тебя есть пара часов, чтобы успеть уйти. Прощай. Буду рад встретиться снова с Альфой.
  Надо ли говорить, что предоставленную фору в пару часов мы использовали сполна. Бросив в Одиноком солдате, все лишнее, мы уже три часа бежим к выходу из Великого леса. Раненых на руках нет, бежим вчетвером затылок в затылок. Я бегу вторым, меня периодически спереди за руку тянет Анто, помогает перехватить дыхание. Два других солдата бегут сзади. Их зовут одного ИТан и второго ИТан. Оба они, вторые дети братьев из одного рода. Догадались же папаши одинаково назвать отпрысков. Я договорился называть их 'Первый' и 'Второй'. Хотя, как объясняет мне Первый, братья жили очень далеко друг от друга, и только вражеское наступление привело к тому, что оба вернулись в родовой дом на востоке империи, и началась путаница. Их и в сотне за глаза звали также.
  Бежим мы с горы вниз, без лишних вещей это легко, воздух свежий, пропитан хвойными ароматами. Периодически, перед нами пробегают животные, похожие на наших оленей, волков, зайцев, проползают змеи, выскакивают красивые и необычные птицы, с гигантским изогнутым клювом как пеликаны. Жизнь кипит в лесу и отрогах гор. Лес смешанный, много хвойника разных видов, видны дубы, клены, есть не знакомые деревья с серебристой корой и красными ягодами. На мои попытки с ходу прибить неосторожного то ли глухаря то ли пеликана, Первый быстро машет руками и кричит:
  - Андр, не убивай в этом лесу никого, топтуны обидятся, это их территория. Тебе они ничего не сделают, а вот нам придется не сладко. Они злопамятные, как-нибудь в следующий раз что-нибудь сломают нам.
  Из-за кустов слева раздался отчетливый хмык и треск от перемещения громадного тела.
  Делаем привал. Топтун рядом, если что, защитит своим наличием.
  -Понял, воздержусь. Все хотел спросить, почему у вас нет луков? Анто, народ наш, не знает что такое лук? Как же тут эльфы живут без луков? А арбалеты есть?
  - Андр, все мы прекрасно знаем, что такое луки и арбалеты, тем более что именно ты дал нашему народу конструкцию арбалета.
  - А зачем я вам его дал? Арбалет это проклятое оружие. Любой ребенок может убить обученного воина, - я сам про это читал.
  - Ты дал нам его потому, что некие хитрые гномы сумели изобрести что-то похожее и стали мечтать о власти над миром. Ты сказал что восстановил 'равновесие'. С тех пор гномы не озоруют. А луки и арбалеты мы не используем, потому что против черных они бесполезны, убить их стрелами невозможно. Если только стрелы и болты твоей кровью намазать. ААААА, я догадался! Любая стрела или болт, с твоей кровью будет опасна для черных!
  - Я уверен, что так, из луков можно охотиться на райн и погонщиков, а с арбалетами прореживать черную пехоту. Кстати, мы бежим по горам, а нигде ни шахт, ни гномов, ни следов отвалов и выработки. Да и эльфов что-то не видно.
  -Здесь земля топтунов и они не дадут никому рушить лес, а в предгорьях, где у нас была битва, там как раз и есть бывшая земля гномов, они там раньше обитали, сейчас перебрались на восток, очень уж их черные истребили много. Лес быстро скрывает все, а с момента как их истребили, прошло уже лет двадцать.
  -Что значит истребили? Следи за языком, человек. Не истребили нас, а пали гномы геройски в битвах, унеся с собой множество врагов, - раздался чей-то бас из правых кустов.
  От неожиданности я даже подпрыгнул. Слева раздался очередной хмык, но уже с саркастическим оттенком.
  -Похоже, великий лес, становится очень оживленным местом для малого отряда, убегающего от неисчислимого множества черных солдат противника.
  -Каких черных неисчислимых сил, человек, о чем ты? Я не могу подойти к вам, прошу пройти пять шагов прямо и повернуться направо, - раздался все тот же басок, но уже с просительными нотками.
  Подойдя чуть вперед и свернув направо, увидели необычную картину. На древесной ветке висел натуральный гном, как будто кто-то поднял его и повесил шиворотом за сучок.
  - Не кто-то, а я Вал, повесил этого нарушителя сегодняшним утром. Раздался голос в моей голове.
  -Вал, можно я заберу гнома с собой, у нас за плечами погоня, его непременно сожрут.
  -Забирай его со всем содержимым, но сначала я преподам ему урок.
  Из чащобы слева вылез знакомый топтун, неторопливо приблизился к побледневшему гному, пару раз облизнул его, прочесал когтями его бороду и неторопливо удалился.
  Я бы на месте гнома точно стал бы искать запасной памперс, про себя подумал я. Такие разумные топтуны, все больше интересовали меня. Кто они такие, почему имеют такие возможности, и почему они живут такую долгую жизнь?
  -Почему, почему, почему? Иди к богине, там все узнаешь, - появилась мысль в голове.
  -Вот-вот, еще и мысли читаете.
  -Альфа, ты сам меня этому научил, но раньше, ты мог выстраивать блок, и я твои мысли слышать не мог. Ладно, прощай. Черные в десяти тысячах шагов от тебя. Торопись. Вмешиваться не буду.
  -Гном, Первый, Второй, Анто, топтун говорит, что черная гвардия от нас в десяти тысячах шагов, надо торопиться.
  -Как черная гвардия, откуда черная гвардия? У меня ноги отекли, ходить не могу. Я мечтаю сразиться с черной гвардией, они убили мою семью. Идите, я приму бой один, давно хочу погибнуть героем, топтуны сложат обо мне песню.
  Хмык в дальних кустах стал откровенно издевательским.
  -Гном, не нужно погибать одному, мы бежим с битвы, на которой бессчетно покрошили райн и погонщиков. Бежим с нашим отрядом, я научу тебя убивать черных без счета.
  -Человек ты или тупой или издеваешься, повторяю, ноги затекли, ходить не мог....
  Договорить фразу гном не смог, от удара плоской стороной меча гном потерял сознание.
  -Анто, зачем ты его так?
  - Я не допущу, чтобы он так называл А, человека, из-за которого весь наш отряд отдал свои жизни, и мой отец в том числе, и мы забрали огромное количество вражеских жизней, который не щадя себя, бескорыстно отдает свою кровь чтобы исцелить раненых. В следующий раз, буду бить в полную силу, сказал он очнувшемуся гному.
  -Где А, что вернулся - резко воспрял духом неугомонный гном, - где он?
  -Бежим, а то А, и мы вместе с ним, погибнем от руки черной гвардии.
  -Я знаю хитрый гномий схрон. Нас там не найдут, - заявил гном. Надо только пробежать две тысячи шагов, и я покажу место. Там выходит жила с зол..... медью, и медь там очень плохого качества, зачем я только ее упомянул. Совсем с ума сошел.
  -Понятно теперь, за плохую медь, топтун тебя подвесил на дерево, заявил я ему, схватив его за руку, и побежав, что есть сил вниз по дороге.
  -Гном чувствовал себя неважно, и бежать не мог. В итоге, мы вдвоем подхватили его за плечи и потащили вперед.
  Действительно через две тысячи шагов, гном выпрыгнул из наших рук и нырнул куда-то вбок. Сзади слышалось топанье огромного количества солдат, и появилось чувство, что все это бесполезно, мы никуда не успеем, нас догонят. Черные солдаты бегают гораздо быстрее людей, сильно быстрее. Если топтун сказал, что они в десяти тысячах шагов, а они нас так быстро догоняют, то дело плохо, не уйдем.
  Сбоку раздался металлический скрежет и из двери выскочил раскрасневшийся гном со словами:
  -Все за мной, быстро.
  Ни слова не говоря, мы нырнули в щель и попадали на пол. Вовремя. Слышно было, как мимо нас пробежал воинский отряд. Настало время отдышаться и отдохнуть. Мы оказались в уютной пещере, где по бокам в аккуратных кожаных мешках стояли деревянные ящички. Те, что сверху были открыты, видно было что они полны золота, серебра, изумрудов и рубинов. Видно гном собирался с ними в дорогу, но не успел.
  Пещера была освещена искусственным светом, во все стороны отходили ходы, маленькие и большие, на полу валялись шкуры неведомых зверей, в углу находился небольшой очажок.
  - Гном, у тебя очень плохая медь, я никому не расскажу про нее, - обещаю ему я.
  Гном ощутимо краснеет и говорит дрожащим голосом:
  - Позвольте представиться, гном Торин, последний из рода Медной жилы.
  -Так Медная жила это королевский дом в западных предгорьях,- не преминул вклиниться в разговор Анто.
  Багровой физиономии гнома мог позавидовать даже помидор.
  -Когда-то земли западного предгорья были доменом моей семьи и длились до земли топтунов. Но нас уничтожили, из рода остался один я, все остальные гномы, похватав имущество, разбрелись кто куда. Многие обосновались на восточных предгорьях, но не я. Этот схрон есть последняя кладовая когда-то великого королевства. Если честно, на эти богатства я хотел нанять отряд, чтобы посчитаться за свою семью. Если вы научите меня, как это сделать с большим убийством черных, я весь ваш. Но, вы так и не представились господа. Вы знаете обо мне все, я о вас ничего.
  - Анто, сын вождя большой земли, после смерти вождя Ана, единственный законный король большой земли.
  -Что? Я разговариваю с единственным наследником единственного свободного людского государства? - удивился гном.
  - Да, и после смерти отца, еще и королем.
  - Андр, именуемый также А, - представился я. Именно в этот момент мой амулет засиял солнечным светом, настолько ярким, что ослепил нас всех.
  На гнома было страшно смотреть. Казалось, что его глаза выпрыгнут из орбит и его хватит удар, он протирал и протирал глаза и лепетал:
  -А вернулся, пришел чтобы..., я смогу возродить королевство, ....вся медь ваша, победим, отомщу, всех зарублю ...., -только и было слышно от него.
  Произошедшее далее стало сюрпризом и для меня.
  -Первый, князь Итан, представился первый. Князь бывшего княжества западный ИТан.
  -Второй, князь ИТан, представился второй. Князь бывшего княжества северный ИТан.
  - Анто, я правильно понял, что Ан отправил самые знатные рода вместе со мной, чтобы спасти их?
  -Нет, Андр, Ан отправил с тобой последних в роду. Мы все последние в роду.
  -Анто, Первый, Второй, я не понимаю одного, почему для ритуала отправили настолько знатные рода?
  -Для ритуала нужна была кровь не меньше пяти десятков самых знатных аристократов, а проводить его должен был король свободной земли - Ан. Он и только он мог убить своего старшего сына, чтобы ты мог вселиться в тело моего брата.
  - АН УБИЛ СВОЕГО СТАРШЕГО СЫНА?
  -Да, он утопил его, что ты мог прийти в его тело. Андр, тебе этого не понять. От всех земель, населенных людьми, эльфами, гномами осталось малая часть на самом востоке бывшей империи. Большинство всех трех народов или погибло на поле боя или закончило свою жизнь в котле черных убийц. Мы не начинали войны, мы жили мирно и мы каждый имеем свой счет к черным. Моя бабушка и моя мать попали в плен к ним и были съедены райнами, - сказал Анто.
  -Вся моя семья, включая маленьких детей, была съедена на моих глазах. Мне удалось убежать чудом, - поддержал его Первый.
  - А я ничего не помню, из моего рода я один и остался, меня спас старый слуга, когда отец отдал меня ему, с приказом спасти наследника, - заявил Второй.
  -Здесь все имеют счет к черным и все готовы отдать свою жизнь, чтобы отомстить. Но надо сделать это с толком, чтобы нанести максимальный ущерб и урон черной нечисти, и если погибнуть, то погибнуть со славой и пользой для людей. Уточняю, а кровь не менее чем пятидесяти человек, ее как использовали на ритуале? - Уточнил я на всякий случай.
  -Эта сотня готовилась с детства, и было великой честью служить в ней. Пяти десяткам самых крупных властителей земель надо было добровольно отдать несколько капель крови земле и от имени своей земли призвать А. Но если надо было бы, мы бы все пошли под нож, даже не раздумывая. Мы все мечтаем о мести. Правда, осталось от той элитной сотни всего три человека.
  -Гномов, в отряд А принимают? - очнулся гном.
  -Андр, мы все хотим вступить в твой отряд, нашего старого отряда уже нет, а его командир погиб.
  -Я принимаю всех, кто хочет в мой десяток, всех кто хочет отомстить, всех кто хочет у меня учиться. Командиром десятка назначаю Анто.
  -Учиться чему? - задал вопрос Второй.
  -Доброте и свету, - не задумываясь, ответил я, - и жить не только для себя, но и для других людей. Доброта не означает бессилия, доброта означает жить со светом в душе и нести свет другим. Свет - это справедливость.
  -Тогда я, Торин, наследник великого рода Медной жилы, хочу вступить в этот десяток и прошу за своего друга эльфа.
  -Уж не за последнего из наследников эльфов Западной пущи, ты просишь? Сколько помню, вы всегда с ними жили в дружбе и союзе, - уточнил Анто.
  -Да, за него, из всех эльфов в Западной пуще он остался один, так и скитается там, в своих родовых лесах, последний из великого королевского рода, пытается отстреливать и убивать черных. Получается плохо, стрелы не берут этих тварей, а одному мечами их не взять. Я ручаюсь за благородство этого эльфа, да и в лесу проводника лучше не найти, -закончил свою речь гном.
  -Взять черных теперь можно и стрелами и мечом и один на один. А научит, он сам убил двух райн, и я убил с его помощью две райны. А одну убил вообще одним ударом! - не смог удержаться от похвальбы Анто.
  -Тогда надо быстрее звать эльфа, они все меткие лучники, а Элсса даже среди них считался лучшим, - сказал гном.
  -Торин, вопрос, как его позвать? Идти обратно? Невозможно, нас быстро убьют, а нам надо доставить Андра к богине. Ради этого погиб мой отец, и считай сотня отличных рубак.
  -Не надо никуда идти, я сейчас подам рудный зов и завтра с утра он будет здесь. Мы веками живем друг рядом с другом, и они часть знаний переняли у нас, часть знаний мы получили у них, - пробурчал недовольный гном. Видно было, что он не очень хочет делиться секретами своего народа, даже с членами своего отряда.
  -Торин, каково имя эльфа? Я слышал, ты произнес Элсса, - задал я вопрос гному.
  -Элсса, это неправильно, так его можно называть только родственникам, но я не мог выговорить его имя сначала и сократил до 'Элсса', полное его имя, которым его и надо называть: Элманомеллостармасса.
  -Не пойдет, сами так его называйте. Приказываю, отныне и навсегда нашего будущего товарища мы называем Элсса, и никак по-другому, - разозлился я.
  -Будет исполнено, - откликнулись все.
  -И в бою удобнее, - пробурчал себе под нос Второй.
  Ладно, все это завтра, давайте перекусим и ляжем спать. День выдался не легким, нам всем надо выспаться. Гном включил хитрые светильники, и наконец, я смог внимательно его рассмотреть. Рост примерно полтора метра, коренастые плечи, шея практически отсутствует, длинная борода, зачесанная на две косы и сплетенная в узел внизу, нос картошкой, лицо грубое, глаза маленькие стального цвета. Если люди в этом мире, совсем не отличались от людей в мире моем, то гномы, определенно, были другой расой, и это отчетливо ощущалось, какой-то отличностью от людей. Моментально сварив кашу, команда поела и упала спать на шкуры, в единственной комнате этого убежища. Уже засыпая, слышал как гном препирался с Анто, о том, что надо побольше сокровищ завтра с собой захватить, потому что А, это конечно хорошо, но отряд рубак, нанятых на эти богатства, еще лучше. Больше я не слышал ничего, тяжелый день вырубил меня начисто.
  Проснулись утром мы от тихого скрежета открываемой двери. Послышался тихий лязг доставаемого оружия, команда была готова к бою.
  Видимо эльфийский дружок гнома подтянулся, подумал я и не ошибся. В дверь аккуратно просочился эльф и присел на пол в ожидании, когда все проснуться. Обычный ушастый эльф, вылитый Леголас и Братства кольца. Все, как и описывали известные земные специалисты по эльфам - светлые волосы, надменный вид, потрепанная одежда маскирующего вида, в руках у местного Леголаса - белый лук и почему-то пучок стрел, без колчана. Тоже есть какая-то чуждость, отличность от людей.
  
  Глава 5. Ночная схватка. Освобождение пленников.
  
  
  После скрежета двери все проснулись, народ в отряде оказался бывалым, и жить хотелось абсолютно всем, поэтому эльфу не пришлось ждать долго. Через минуту своего тихого появления эльф уже взаимно представлялся каждому члену нашего отряда. Последний был я, и тут я был удивлен внезапным поведением Эльфа.
  Хитрый Эльф, услышав мое имя, немедленно упал на одно колено, и стал лепетать высокопарный бред по то, что великий дом Западной пущи, в его лице, рад приветствовать сына бога солнца просит принять его дом в свое покровительство и вассалитет. Одновременно он протягивал мне свой лук и три стрелы. Механически я взял лук, и стрелы, что сразу же обрадовало эльфа, он радостно вскочил с колена и перебрался за мою спину. Вовремя, надо сказать, он это сделал, так как подобная выходка сразу же вызвала бурю возмущения у всех моих соратников.
  - Мы такое пережили с Андром, а он только появился и сразу вассальную присягу принес, да не личную, а от всего дома. А дома такого и в помине нет, получается что Андр, только что пообещал восстановить дом Западной пущи и помочь отбить его у черных - ругался Анто.
  -Ушлые эти эльфы, чуть задумаешься о своей сиротской доле, не отследишь, и на тебе, вот он первый вассал, не то, что мы простаки гномы, только и можем что золо.., худую медь добывать не щадя живота и здоровья своего.
  -И вообще Андр, пришел в тело моего брата, я должен был первый присягу приносить у источника богини.
  -Наши княжества гораздо больше были, и раньше основаны, чем Западная пуща, и людей у нас больше было, почему он первый вассал? Что за хитромудрые эльфийские выходки, - шипели оба братца.
  Пришлось успокоить своих верных соратников, объяснив им, что присяга Андру не так почетна, как присяга А, у источника Богини. Это сразу решило ситуацию и теперь люди и гном радостно улыбались, а лицо хитрого эльфа стало чернее тучи.
  Бедолага эльф понял мое коварство, и осознал, что его хитрость привела к обратной ситуации, и он теперь теряет шансы восстановить свой дом, так как Андр не является, в настоящий момент, ни королем, ни сыном бога солнца и помочь ничем не сможет. Чтобы исправить ситуацию, и поднять боевой настрой эльфа пообещал, что приму присягу у всех пятерых, у источника одновременно.
  -Люди, эльфы и гномы всегда жили в мире и никогда не пытались управлять миром.
  При этих словах, гном и эльф и три человека заметно покраснели.
  -У нас общий враг, который все наши три народа рассматривает как скот для еды и если вы не оставите свои счеты, мы этим скотом скоро и станем, а я стану вишенкой на праздничном пироге черных. Речь произвела впечатление, только пришлось объяснить про вишенку на торте. Вишня тут не росла, а пироги делали без фруктов и ягод. Причем сладкие пироги и торты делали только для детей и в основном с медом. После долгих пояснений, что за хитрая ягода вишня, решил собрать совет, чтобы выбрать оптимальный путь к святилищу богини.
  Первым высказался эльф, который смог проникнуть в гномий схрон, как-то пройдя всех черных. Эльф пояснил, что черной гвардии на дороге не меньше, чем сухих веток в лесу и проскользнуть мимо них возможно, но одному, максимум двум эльфам, не больше, больший отряд обязательно заметят и уничтожат. На мой вопрос, удастся ли пройти отряду из одного эльфа и одного человека, ответ ушастого был строго отрицательным. Вариантов выхода из ситуации эльф не видел. На мой вопрос, как располагаются черные, был получен ответ, что они разбили две стоянки выше и ниже нашего схрона, в специально существующих для этого местах, на которые распространяется нейтралитет дороги и каждые пятьдесят шагов вдоль дороги обязательно стоит черный воин с факелом. Общая численность черного отряда эльф оценивал в сотню, видимо часть пехоты, враг отправил по дороге вперед, думая догнать нас. Также, кроме черных тварей в верхнем лагере располагался загон для еды, в котором были связанные люди, эльфы и гномы. Также, в загоне были женщины и дети. Этакий передвижной продуктовый магазин для выбора еды в зависимости от потребности. Пленников эльф не считал, говорил, что их, не менее сотни.
  По словам эльфа, черные не собирались далеко уходить, они аккуратно собирают сухостой и уже зажарили на завтрак часть людей из полона, который они всегда гнали за собой. Другими словами, черные размещались всерьез и надолго, и видимо имели своей целью уничтожение нашего отряда любой ценой. Что, собственно было понятно, так как гибель такого количество райн, не могло их не встревожить. На их месте, я бы тоже уничтожил загадочный отряд, который такое сделал, во избежание подобных потерь в дальнейшем.
  Вторыми высказывалась пара братьев Итанов. Вариантов, кроме как, пустить их в атаку, чтобы они героически погибли, отвлекая своими смертями черных от остальных бойцов, предложено ими не было. Вариант подобного бессмысленного самоубийства был мной также отклонен. Далее высказался гном, который предложил аккуратно по подземным ходам пробраться ниже бивака черных по тропе и по одному раствориться в ночи. Вариант не понравился мне тем, что пока мы отряд, то можем отбиваться от врагов, а один путник всегда беззащитен. Плюс непонятно как тогда добраться до святилища богини. Вариант не приемлем. Последним высказался Анто. Необычно, что он для начала спросил у гнома, что он такого сделал, что топтун повесил его на дерево.
  -Нарубил смолянку для факела для тоннеля. Я и раньше так делал, но в этот раз топтун меня подловил, ловкий, зараза.
  -Смолянку то успел в тоннель притащить?
  -Практически весь куст. Был пойман на последней ходке.
  -А не хранится ли у достопочтимого гнома в здешней ухоронке оружия, с помощью которого гномы когда-то мечтали стать королями всех здешних земель? Я спрашиваю уважаемого гнома только потому, что если оно здесь, то мы нашли выход из ситуации.
  Надо было видеть гнома. Его лицо стало багрового цвета, и он едва смог выдавить, что собственно такое оружие есть и в этом месте тоже есть. Двадцать превосходных арбалетов точно найдется. А также оружие и броня для нашего отряда и еще на двадцать таких отрядов. Он последний из рода, может распоряжаться всем имуществом и он готов передать его в мой отряд для мести черным убийцам.
  -Превосходно, Анто, я понял, к чему ты клонишь, если я капну своей кровью на наконечники стрел, то они станут смертоносны для черных тварей.
  -Все верно, Андр. Далее мы берем все арбалеты, этого слишком хитрого эльфа и устраиваем ночной обстрел биваку черных сначала сверху от нас, а чуть позже и тому, что ниже нас. Пройдем по тоннелям гномов, с факелами из смолянки.
  -Почему сначала верхний бивак? Чтобы попытаться спасти пленников?
  -Да, напасть надо вечером, до момента ужина.
  -И что это нам даст, Анто? Перебьем мы часть врагов, остальные отловят нас, когда выйдут из лагеря.
  -Андр, черные не воюют ночью. Мы тоже не воюем ночью, а вот эльфы считаются мастерами ночной войны. Без них эта авантюра обречена на неудачу.
  -Тем более черные шуметь не станут, топтуны не простят.
  -Да, если бы не топтуны, можно было бы попробовать огненные стрелы.
  -Об этом даже не думаем. Топтуны нас освежуют и сами сожрут, вместо темных при свете огненных догорающих стрел.
  Нас шесть бойцов, у нас двадцать арбалетов и лук эльфа. Можно попробовать, по крайней мере, не дадим черным скучать ночью и уменьшим их количество.
  День тянулся долго. Я резал пальцы и готовил стрелы. Гном, жалуясь на свою бедность, постоянно, откуда-то притаскивал все новые доспехи для нашего отряда, и после очередного пронзительного стона, притащил на огромной вагонетке оружие судного дня - двадцать снаряженных и готовых к бою арбалетов. Бойцы отряда подгоняли амуницию, готовили еду, спали. Я впитывал информацию у Анто о прошедшем походе сотни и прошедшем ритуале. Оказалось, что сотня готовилась к походу еще с зимы. Воины по одному по два подтягивались к пограничному городу и форту со странным названием Железные зубы и отыгрывали роль бездельничающей аристократии. Король с двумя сыновьями прибыл для проверки гарнизона и организации караульной службы. Припасы пришли с последним купеческим караваном, оружие и доспехи нашлись на месте, тайно завезенные туда заранее. Наличествовала серьезная подготовка к походу, с множеством легенд прикрытия и ложными ходами. На мой прямой вопрос:
  -А зачем это? Черные никогда не станут вступать в союзы с местными людьми, не станут внедрять шпионов и отслеживать караваны с купцами.
  -Все верно великий А. Ты прав, опасность идет не от черных, а от .... своих.
  -Не понял тебя.
  -После твоего ухода развелось огромное количество мелких божков, а также их жрецов и последователей. Они есть в каждом городке и деревне и количество их последователей растет. Они опасны и у них есть магия. Все это порождено нашими поражениями и людским отчаянием.
  -Не понимаю, если со мной ушла магия из этого мира, почему тогда у мелких божков она есть и зачем тогда я.
  -У них магия крови, но для получения результата или магического эффекта, требуется жертвы из людей. Нет, конечно, они все отрицают, и официально они режут только скот и птицу. Но реально, режут всех, от стариков и старух до младенцев.
  -Чем тогда они отличаются от тех же черных? Только тем, что не едят людей? Суть то та же.
  -Да, Андр, с твоим уходом из мира ушла магия добра и осталась магия зла. Но магия зла бессильна против черных, никто из адептов прочих богов никогда не побеждал черных. Вся их магия предназначена для подчинения оставшихся людей, гномов и эльфов и убыстренном получении кровавых жертв, пока это не сделали черные. Для этих божков твое появление - верная смерть и развоплощение. Поэтому неприятности от них и их адептов обязательно будут.
  В обед я разогнал всех бойцов спать, кроме эльфа, которого отправил аккуратно наблюдать за противником. Ближе к вечеру, наскоро перекусив сушеным мясом, примерили амуницию, поверили стрелы для лука и арбалета и стали готовиться к вылазке. Вернувшийся эльф поведал мне с горящими глазами, был замечен черным солдатом, и ему пришлось убить ближайших черных, на каждого ушла всего одна стрела. Услышавшие такое бойцы, радостно загудели.
  -Все, воины, время вышло, если Элсса снял черных вдоль дороги, то на верхней и нижней стоянке скоро их хватятся и поднимут тревогу.
  Аккуратно выйдя из схрона и рассредоточившись, пустили эльфа вперед снимать часовых и тихо-тихо стали приближаться к верхнему лагерю черных. Через непродолжительное время, эльф дал команду двигаться ползком. Приблизившись к лагерю, каждый из бойцов взял себе по четыре арбалета и приготовился к стрельбе.
  Зрелище, которое мы увидели во вражеском лагере, приводило в ярость и взывало к отмщению. Черные деловито разделывали детские и женские тела, которые еще минут тридцать назад жили, дышали, ходили, существовали. Кровь ударила мне в голову. Нельзя так обращаться с пленниками, а тем более с женщинами и детьми. Я встал, поднял амулет солнца и стал кричать. Я не помню, что я кричал, помню, что стрелял из арбалетов, заряжал, кричал, стрелял, а когда закончились стрелы, выхватил меч и ринулся в атаку. Вместе со мной в атаку ринулись и мои бойцы, первым, как ни странно в лагерь вломился гном. И с яростью, первым же ударом развалил черного бойца пополам, закричал какой-то клич и ринулся дальше. Дальнейшее помню как в тумане, набегали черные солдаты, кто в доспехах, кто без, я ловко рубил их, беспрестанно уклоняясь и изворачиваясь. Пару раз только белые стрелы эльфа спасали меня от верной гибели. Краем глаза только увидел, как Анто добрался до загона с пленниками, срубил охранника и распахнул дверь загона. Оттуда раздался дикий рев, и яростной волной выплеснулась разъяренная толпа людей, гномов и эльфов. Они подбирали все, что может быть использовано как оружие и толпами накидывались на черных воинов. Еще пара минут и все было закончено, последнего черного воина убила женщина, схватившая обломок стрелы и с яростью воткнувшая его в глаз воину. После чего она закричала, забилась в припадке, и поползла к телу одного из разделанных на ужин детей.
  Наш отряд уцелел весь. Уцелел не благодаря мне, а благодаря светлой голове эльфа. Тот, видя наше безумие, вызванное амулетом солнца, мудро не полез в драку, а издалека расстреливал черных, на самых угрожающий направлениях. Все мы были обязаны ему жизнью. Из пленников уцелело достаточно много народу, взрослых мужчин (всех трех народов) около полусотни, примерно двадцать женщин, и примерно дюжины три детей, в том числе и совсем малые. Но самое приятное я увидел в углу загона, там сидел связанный Ан, с перевязанной левой рукой на повязке. Он сидел в объятиях Анто. Рядом с ним был еще один боец из отряда, который остался нас прикрывать. Радости нашей не было предела. Ан, спас всем нам жизнь, я смог только подойти к нему упасть на колени и прижаться головой к его плечу.
  -Спасибо тебе, Ан.
  -Спаси мой народ, Андр, и этого хватит, чтобы закрыть твой долг.
  -Ан, ты сможешь организовать бывших пленников, у нас ниже еще один бивак с полусотней черных. А еще ниже гуляет сотня этих тварей. И они точно не успокоятся, пока не отловят меня или всех нас.
  -Что от меня нужно?
  -Организуй всех, кто может держать оружие. Надо всем идти добивать второй бивак, пока ночь. Днем у нас шансов практически нет.
  Не прошло и десяти минут, как отряд бывших пленников был организован Аном. Все кроме безумной женщины, вцепившейся в расчлененное тело своего ребенка, были построены, разделены на две группы. Часть женщин и немного самых измученных мужчин, Ан оставил прикрывать детей в лагере, большая же часть отряда собрала оружие и окружала меня для ставшего уже привычным ритуала - нанесения моей кровью знака солнца на оружии. Вражеское оружие нам не годилось, все помнили, что оно проклято, и человек погибнет, если будет им пользоваться. А после того как пленники вырвались из лап смерти, всем им хотелось жить. Поэтому часть бойцов вооружилась острыми колами, часть обломками эльфийских стрел, часть использовала арбалетные стрелы как кинжалы. Еще пять минут, и наш отряд пошел вниз, ко второй стоянке. По пути к нам присоединился гном, который достал запас заряженных моей кровью стрел и раздал арбалетчикам, а также раздал самым сильным мужчинам ростовые щиты, для прикрытия арбалетчиков.
  Идти тихо смысла не было никакого, звуки битвы были прекрасно слышны внизу. Подойдя, мы встали напротив входа в лагерь противника, прикрыли первые ряды щитами и стали обстреливать лагерь из арбалетов. После разгромленного верхнего лагеря, и произведенного шума, единственным безопасным местом для нас и черных оставалась дорога. Судя по треску, в кустах слева и справа, топтуны только и ждали нарушителей, чтобы их покарать. Штурма не получилось, после ливня стрел из арбалетов и попытки продвижения вперед, вражеские солдаты, оценив внезапные потери, по звуку рога стали организованно отступать вниз по дороге. Не было никаких сил их преследовать, единственно, что смог сделать, попросил эльфа проследовать за черным отрядом и периодически отстреливать зазевавшихся солдат. Передав общее командование Ану, я пошел в верхний лагерь к раненым. Раненых было очень много, каждому я нарисовал знак солнца и тут же упал на землю. Не знаю, чем это было вызвано, или я крови много потерял, нанося на все возможное оружие, или так устал в бою, но сил не было никаких, и я провалился спать. Проснувшись рано утром, удивился, так как я спал на мягкой шкуре и был укрыт меховой накидкой. Более того, я находился на носилках и меня несли четверо моих бойцов. Выспался я славно. Но мысль о том, что мы в дикой опасности, не оставляла меня в покое. Поднявшись на носилках попросил позвать Ана, и когда он подошел задал ему вопрос:
  -Ан, почему меня не разбудили? Почему я на носилках?
  -Андр, ты вчера потерял слишком много крови. Посмотри, ты весь перевязан, вчера в бою ты получил три раны, но в горячке боя, их не заметил. Ты тратил вчера свою кровь на все оружие и на раненых, крови ты потерял очень много и идти ты сегодня сам не будешь.
  - Я вполне могу идти.
  -Быстро ты идти не сможешь, для тебя готовы носилки. Сегодня мы будем тащить тебя.
  -Я пойду сам, - говорю Ану, слезаю с носилок, делаю пару шагов и падаю. Идти я не смогу.
  -Если бы не Лину, ты бы истек кровью и умер на земле второго лагеря.
  -Кто такая Лину?
  -Это женщина, которая убила черного гвардейца обломком эльфийской стрелы. Если бы не она, ты бы умер. Она подняла тебя и на руках перенесла ко мне. Лечить тебя особо не чем, я пытался твоей кровью рисовать знак солнца, на тебя твоя кровь не действует.
  -Ладно, обо мне после. Что с отрядом, куда идем?
  -В строю 56 человек, 8 эльфов, 4 гнома и мы с тобой. Итого 70 человек бойцов. Не воинов 20 женщин и три дюжины детей. Все могут передвигаться, правда, не быстро. Все здоровы, кроме тебя, конечно. Все бойцы полностью экипированы, у всех есть оружие, арбалеты, луки, латы. Также тащим сокровища гнома, все которые смогли утащить. На гнома страшно смотреть, я думал, он умрет от горя, когда отдавал латы и оружие для отряда. Помогло то, что спасено три гнома, один из них дальний родственник Торина, и это смягчило его муки.
  -Странно, вчера в лагере было людей поменьше, откуда еще народ появился?
  -В нижнем лагере, когда черные отступили, мы нашли в загоне пленников, которых не успели съесть.
  -Эльфы это хорошо. Не понимаю только, откуда у них луки.
  -Элсса сразу рассказал всем освобожденным эльфам, что ты А, и все они поклялись, что не пожалеют свои жизни и имущество, чтобы вернуть себе свой дом....
  -А луки где нашли? У Торина их точно не было.
  -У эльфов тоже есть схроны, они в предгорьях правили когда-то вместе с гномами. И с топтунами, эльфы единственные как-то находят общий язык. Убежали ночью всей восьмеркой на запад, а с утра вернулись, притащили сокровища, - драгоценные камни, старинную корону, эльфийские артефакты, оружие, много луков и стрел и доспехов.
  -Как они в ввосьмером, смогли все это притащить?
  -Андр, это их лес, они тут дома. Я лично видел целое стадо ингов, на которых они скакали и которые тащили на себе их припасы. Эти инги, подбегали к нашему лагерю, становились на колени и давали снять с их шей груз.
  -Получается, что гномы и эльфы вытащили все запасы из сокровищниц, чтобы помочь тебе возродить их народы и вернуть свои королевства. Это нам на руку, так как, только объединившись, мы сможем противостоять черной угрозе. Пока ты не вернешь свою силу конечно. Кровь твою и руна солнца на оружие на большой отряд не применишь, ты не сможешь отдавать столько крови.
  Надо понимать, что это разговор происходил на ходу. Я лежал на носилках, Ан шел рядом. Шли мы, не торопясь, так как женщины и дети в хвосте отряда не могли идти быстрее. Боевой порядок был такой, впереди шли эльфы в качестве дозорных, за ними шли основные силы людей, далее тащили меня мои три человека и гном, рядом шел Ан, за мной шли женщины и дети и в самом конце шли остальные бойцы отряда. Как ни удивительно, черные не встретились на нашем пути и к вечеру, мы вышли из леса топтунов и пошли по Восточным предгорьям. Я постепенно, не смотря на уговоры моег отряда, слез с носилок и шел рядом с ними. На носилки положили двух совсем маленьких ребятишек, кто уже не мог идти самостоятельно. Шли до глубокой ночи, освещая себе путь факелами из того самого кустарника, из-за которого Торину пришлось провисеть на дереве. Не произошло ровно ничего необычного, в отряде потихоньку спадало напряжение, кое-где даже раздавался смех и первые робкие шутки. Наконец дошли до большого холма и разбили большой лагерь, не скрываясь, зажгли костры, эльфы притащили застреленную дичь, и по лагерю поплыл восхитительный запах жареного мяса.
  Ан позвал меня с Элссой, Ториным и Анто подняться на холм, у подножия которого мы остановились. Не доходя до вершины холма совсем немного, по команде Ана свернул за ним налево и по едва видимой тропе, аккуратно обошел холм по окружности и, откинув искусно замаскированную дверь, протиснулся за ним в узкую пещеру. Оглядевшись, я понял, что руками умелого строителя, холм изнутри имел множество рукотворных пещер, с небольшими бойницами, которые не видно было снаружи, но изнутри видно было все, что происходит на краю леса и степи.
  Раньше, рассказывал Ан, рядом с местом нашей стоянки находился форт 'Стальной'. Его защищала сильная сотня из местных вольных крестьян. Черные долго не могли их взять, защитники хорошо знали местность, и постоянно уходили от облав. Но все-таки форт был разрушен, этот холм, все, что осталось от фортификационных сооружений.
  -Я позвал вас сюда, чтобы обсудить дальнейшие планы. Тут нам никто не помещает. Путей доставить Ана к богине немного. Если смотреть прямо, то мы видим, что восточные предгорья скоро оканчиваются, и начинается долина реки железной. Она вытекает из Северных гор и впадает в Беспокойное море. Долина реки железной, в самом узком месте составляет один пеший дневной переход. Это место как раз между бывшим фортом 'Стальной' и фортом 'Железные зубы'. Я посмотрел в бойницу, от открывающегося вида захватывало дух, через пару километров лес переходил в огромную равнину, которая тянулась на десятки километров на восток, север и юг. Напротив нас были видна горная цепь, с резко выделяющейся горой. Посередине долины возвышалась гора, на ней было видна крепость, не обычного, зловещего вида.
  -Огромная гора на противоположной стороне долины и это форт и город 'Железные зубы'. В этот форт впадает река 'железная', которая делает петлю и чуть ниже горы выходит обратно на равнину. Крепость в середине долины, раньше называлась 'Грозная', закрывала подходы к форту и позволяла контролировать течение реки. Сейчас там враг, он настроил метательных машин и сузил реку, пройти по реке сейчас крайне сложно, если только небольшим отрядом. Гарнизон у врага значительный, есть и конные рыцари, и райны с погонщиками и легкая и тяжелая пехота. Мои советники оценивали численность гарнизона, не менее чем в пять тысяч бойцов. К ним, очевидно, добавились 150 элитных черных гвардейцев. Это их земля и просочиться в форт будет крайне сложно. Я предлагаю, после выхода из леса, повернуть резко на север, и пройти вдоль предгорий по краю леса и степи. Идти по лесу для нас очень сложно, там сплошные засеки, буреломы, ущелья и каменные осыпи. У нас, на руках три дюжины детей, по лесу мы с ними не пройдем. Для нас конечная точка прибытия, это левый приток реки Железной, там мы можем сбить плоты и небольшой группой попробовать переправиться в форт. Но эта дорога легко просчитывается, а противник, глупцом никогда не был. Поэтому и предлагаю завтра с рассветом форсированным маршем двинуться на север по степи всем отрядом. При наличии угрозы отходить на запад в лес и пытаться пройти по бурелому.
  -А другие варианты, какие есть?
  -Идя на юг, вдоль степи и леса, мы постепенно будем удаляться от форта, лес там сильно забирает на юго-запад, Через неделю пути, степь доходит до края и начинается море под названием 'Беспокойное'. На этом берегу, нет ни единой удобной бухты, весь берег в рифах и камнях. Этот берег моря и до черных был необитаем, воды практически нет, Колодцы которые там есть, летом пересыхают, и воды в них не много, ее точно не хватит напоить наш отряд. Идти прямо еще страшнее, у нас нет фургонов, за которыми можно укрыться от райн. Мы даже не дойдем до середины долины, нас убьют еще на подходе к крепости 'Грозной'. Оставаться здесь тоже не вариант, уверен, сзади идут новые черные солдаты, и в предгорьях, где нет топтунов, они нас уничтожат.
  Я уверен, что наш единственный вариант, это идти по кромке леса, мы можем встретить там людей, эльфов и гномов, там хватает упрямцев, кто пытается выжить и охотиться на черных с помощью хитрых ловушек, тем более там практически невозможно пройти отрядом.
  -Ан, это твоя страна, веди нас, лучше тебя никто не разберется, как нам добраться до форта и не сдохнуть в дороге. Элсса, Торин, Анто, вы что думаете?
  -Мы не видим другого пути, - за всех ответил Элсса.
  -Пошли на стоянку, мне кровью стрелы напитывать, лишними завтра они точно не будут.
  
  Глава 6. Битва на равнине и в лесу. Неожиданные переговоры.
  
  
  Ранним утром, еще до восхода солнца, отряд двинулся вниз к выходу из предгорий в степи. Через час пути мы уже сворачивали на север и двигались дальше по краю степи, не удаляясь от леса. Я иду в середине отряда вместе с детьми. Эльфы идут со стороны степи, чуть отдалившись от нас, гномы и тяжеловооруженные люди закрывают меня и детей с двух сторон, чуть сзади идут остальные бойцы, все, кто может держать оружие. Но черные есть черные, воевать они умеют. Первое нападение идет неожиданно быстро с севера, в полукилометре черными молниями вылетают из леса десятки райн с погонщиками, и мчатся прямо на нас. Раздается протяжный звук рога, райны рассыпаются в широкую лаву и пытаются окружить наш небольшой отряд. Сколько их, точно не меньше двух сотен. Хитро придумано.
  -Отряд к бою, орет Ан, детей и Андра в середину, тяжелая пехота окружить их, сбить квадрат, первый-второй ряды, копья на упор, щиты приготовить, третьи и последующие ряды держать строй, давить на первые два ряда, прорвавшихся райн, рубить из строя секущими ударами. Эльфы, назад, ваше оружие стрелы, гномы, вы прикрываете Андра и детей, арбалетчики, вы в середине строя, стреляете, дети и Андр перезаряжают. Остальные бойцы, все кто может держать оружие, поднимают заготовленные колья и копья, выстраивает два крыла к квадрату, все как обсуждали.
  Удивительный вождь Ан. Не прошло и 10 ударов сердца, а вокруг меня, уже ощетинившись копьями и мечами, застыла тяжелая пехота из людей и гномов, передо мной стояли в готовности арбалетчики. Слева и справа, люди поднимали припасенные колья и копья, и даже дети рядом со мной держали арбалетные болты для перезарядки арбалетов.
  Одна из женщин левого крыла, посмотрев на мои удивленные глаза, сказала:
  - Лучше умереть в бою и не видеть, как едят твоих детей. Дети тоже насмотрелись, как едят их сестер, матерей, братьев, друзей и живыми не дадутся.
  Командовала левым крылом, состоящим в основном из женщин седовласая женщина, со смутно знакомой внешностью. Только когда она повернулась, я вспомнил сумасшедший взгляд, пену на губах и прыжок к черному воину с обломком эльфийской стрелы.
  -Ты Лину, - закричал я?
  -Да Андр, это я, спасибо тебе, что дал возможность отомстить черным ублюдкам, я твоя слуга навеки, прокричала она.
  Не знаю, что на меня нашло, я поднял над головой амулет солнца и прокричал:
  -А.А.А.А.А. Бей, бей!
  Амулет осветился солнечным светом и все наше войско, как одно живое существо закричало:
  -А.А.А.А.А. Бей, Бей! с нами А....!
  Арбалетчики и эльфы разрядили оружие в набегавших райн, и битва началась.
  Удар райн был страшен, хоть твари и умирали на копьях и кольях первого ряда, их было много и они практически раздавили левое, ближайшее к лесу крыло, завалив телами тварей и погонщиков. Ситуацию спас второй залп арбалетчиков, который по команде Ана, был направлен только на атаковавших левое крыло. Этот спасительный залп помог остаткам левого крыла снова сбить строй и встать ощетинившимся строем чуть ниже квадрата, составив уступ из тяжелой пехоты и озверевших от потерь женщин. Да, женщин, на левом крыле остались только женщины, их было не более десяти, они все были в крови своей и райн. Командовала ими уцелевшая Лину. Благодаря их стойкости, райны так и не смогли окружить нас и отсечь от спасительного леса. Оставшиеся твари стали носиться кругами вдоль строя, пытаясь найти брешь для нападения. Везде их встречали колья и тяжелые копья. Но если со стороны леса атаку удалось отбить, то со стороны степи ситуация быстро стала для нас плачевной. Огромная лава райн разбилась в лобовой атаке о первые ряды тяжелой пехоты, схлынула на правый фланг, получила очередной залп наших арбалетчиков и в новой атаке навалилась на правое крыло, напав со стороны степи. Наше правое крыло, было оторвано от квадрата тяжелой пехоты, и постепенно погибало окруженное и избиваемое со всех сторон. У многих колья и копья были сломаны, битва шла уже мечами, ножами, топорами. Только выстрелы наших эльфов и арбалетчиков еще позволяли нам хоть как-то держаться. Я, вместе с детьми, только и успевал лихорадочно быстро перезаряжать арбалеты и передавать их бойцам, а когда часть бойцов сменила арбалеты на копья, брал у детей заряженные арбалеты и стрелял, стрелял в темных тварей,
  В этот момент раздался спокойный голос Ана, откуда то из за моей спины:
  -Гномы и тяжелая пехота, спасаем правое крыло. Арбалетчики, отдать все арбалеты детям и Андру, взять копья. Все вместе, поворот направо, копьями бьем райнам в спину, спасаем правое крыло.
  Команда последовала вовремя, если бы не она, с правым крылом было бы покончено.
  Одновременный удар тяжелой пехоты в тыл райн, и особенно четырех гномов, молотивших тяжелыми секирами как ветряные мельницы, а также стрелы эльфов, стрелявших со скоростью пулемета, полностью смешали все планы противника и вскоре все райны были сами окружены или уничтожены болтами и стрелами.
  - Отряд, слушай мою команду, раненых не бросать, отступаем в сторону леса, эльфы и арбалетчики в свободной охоте. Арбалетчики забрать арбалеты у детей. Быстро, не спать.
  Наше отступление в лес, не ослабило натиск противника, до самого вечера мы медленно отступали, огрызаясь болтами и стрелами. Как и предупреждал Ан, местность здесь крайне неудобна для перемещения, везде бурелом, каменные осыпи, овраги, искусственные засеки. Два эльфа постоянно искали путь, остальные держали строй и отстреливались от врагов. Ближе к вечеру наши проводники нащупали замаскированную тропку. К этому времени, наше воинство превратилось в жалкое подобие того отряда, что рано утром покинул окраины леса. Не больше трех десятков совершенно измученных людей, гномов, эльфов медленно шли, сохраняя строй, прикрывая раненых и детей. Раненых приходилось бросать, - во время атак противника, нас просто силой отбрасывали назад.
  Я давно уже рубился в первом ряду, прикрывая более уставших товарищей. Да и правду сказать, абсолютно все мы были изранены и едва держались. Тех раненых, которые не могли дальше с нами, предусмотрительно добивал Ан, срезав у них прядь волос. Как я потом узнал, весь отряд договорился об этом, в плен живым не попадать. Никто не хотел быть заживо съеденным, все навидались уже, нахлебались лиха. Мы медленно пятились в лес, иногда держа позицию, пока проводники найдут проход через бурелом. Дети проявили себя прекрасно, они парами умудрялись заряжать тугие арбалеты и или сами стреляли по черным, или передавали их более взрослым бойцам.
  -Тут тропа, по ней недавно ходили, - закричал один из эльфов.
  Эта мысль сразу воодушевила наш отряд. Спасение было близко.
  - Все дети и нашедший тропу бегут по ней, ищут для нас подмогу, - прохрипел измученный Ан. Мы держим строй, медленно отходим по тропе, Андра назад, его задача стрелять из арбалетов, самых израненных к нему, на перезарядку. Держимся, чувствую, помощь близка.
  И мы отходили, огрызаясь ударами копий и арбалетными болтами. Эльфы уже использовали все свои стрелы и тоже стреляли из арбалетов. Гномы молодцы, много захватили с собой болтов в запас. Но им об этом лучше не говорить, сокровища их и эльфов, пришлось бросить, еще в середине этого бесконечного дня, прихватив весь запас болтов. Черные бились люто, это настоящие воины. Хоть я и ненавижу их всей душой, но признаю за ними храбрость и бесстрашие. Они не щадили жизни ни свои не наши, и если бы не неожиданная догадка про мою кровь на оружии, нас бы разгромили еще на равнине. Хотя о чем я, нас и разгромили, наголову. Сколько из нас доберется до помощи? Последние 20 минут, отходя по тропе, мы потеряли еще пять боевых товарищей, черная тяжелая пехота атаковала нас беспрерывно, видимо боясь упустить. Еще одна атака, потом еще одна, отступаем потихоньку вглубь леса.
  Тут одна из женщин радостно закричала: 'Вижу через двести шагов большую поляну, а за ней деревню, вижу, к нам бегут люди с копьями'.
  Лучше бы она не кричала, весь строй, чуть ли не сразу рванул бежать в деревню. Только дикий крик вождя спас ситуацию:
  -Держать строй. Если побежим, на поляне нас всех быстро перебьют, никто не успеет до деревни. Всем упереться на выходе из леса и стоять, держаться, ждать подмоги.
  Вот что значит настоящий вождь, его крик моментально привел в чувство, и все наше израненное воинство уперлось, на тропе, ощетинившись копьями.
  Черные тоже поняли, что помощь к нам близка и последний удар был просто страшен. Черных не остановил убийственный залп из арбалетов, они побежали по трупам своих товарищей и с силой врезались в наш строй. И последнее их усилие оказалось успешным, наш строй был сломан, и сражение превратилось в ряд мелких одиночных поединков. Не знаю, сколько это длилось, не думаю, что долго, то я с кем-то рубился, то кого-то резал, то уклонялся от ударов, то душил и помогал душить других. Кровь заливала мне глаза, я был весь покрыт кровью черных и своей кровью. И тут внезапно раздался звук рога, и черные сразу прекратили сражение, побежали назад. Дисциплина у них на высоте, отметил я. и упал на траву.
  Нас спасло чудо, когда добежавший до деревни эльф поведал что в их отряде вернувшийся в мир А, а прибежавшие следом дети подтвердили это, то все побежали седлать лошадей и скакать нам на выручку. Но они не успели бы спасти нас, слишком далеко от деревни до края леса. И тут случилось чудо - нам на помощь пришел отряд эльфов на ингах. Они слышали звуки боя, собрали отряд и помчались на разведку. По дороге увидели бегущего к деревне эльфа и детей и сделали верный вывод, что гонятся за их соплеменниками и людьми и вмешались в битву.
  Черные организованно отошли, эльфы собрали весь наш отряд, погрузили позади себя на ингах и поскакали в сторону деревни, оставив на краю поляны усиленный дозор. Во время скачки я пытался разглядеть, сколько осталось от нашего отряда. Из всех увидел только Ана, и пересчитать не получилось, одно было отчетливо понятно, нас осталось очень мало. Достигнув деревни, увидели нашего эльфа и спасенных детей. Эльфы бережно сняли нас с ингов и аккуратно положили на землю, напоили и перевязали раны. Наконец, я смог оглядеться по сторонам, и пересчитать оставшихся в живых, из нашего отряда. Пересчитал и застонал, из всего отряда, не считая детей, осталось шестнадцать человек, гномов, эльфов. Нет, восемнадцать, Элсса и еще один эльф из отряда въезжали в деревню сзади на оленях.
  -Андр, я пытался не пустить черных дальше леса, но их много они выдавили нас и рвутся к деревне.
  -Элсса, почему ты остался, почему не отошел к деревне?
  -Стрелы местных эльфов бесполезны против черных. На них нет твоей крови.
  -Скоро черные будут здесь?
  -Да скоро, у них нет конницы, но тут не такое большое расстояние.
  Оглядываюсь по сторонам, кричу старосту. Подходит здоровенный мужик, сразу видно бывшего солдата.
  - Староста деревни 'Медовая' Швида, бывший десятник графа Конрада. Что вам угодно, добрый человек?
  - Швида, зови меня Андром или А, как удобнее, - бывший десятник сразу обрадовано просиял, - на нас идут черные, скоро будут у деревни.
  - Ничего страшного А, мы отобьемся, не впервой, частокол у нас крепкий, а твари иногда к нам забредают, последний раз два десятка нас пыталось примучить.
  -Швида, сейчас черных не меньше трех сотен, они преследовали нас от самой равнины, они не успокоятся, пока не уничтожат наш отряд.
  -Три сотни мы никак не удержим, наше оружие черных не особо берет, людей хватает, да и эльфы помогут, чай не чужие. А оружие можете дать, ваша милость?
  -Швида, зови меня просто А. По оружию, моя кровь, нанесенная на любое оружие, делает его смертельно опасным для черных тварей. Организуй людей на стены и пусть каждый подойдет ко мне со своим оружием. Также возьми наши арбалеты, что притащили дети, они сильно помогут отбиться.
  Не прошло и минуты, как в деревне все перевернулось с ног на голову. Бабы и дети бежали в ухоронки, мужики, юноши и подростки, бежали на стены. Все они бежали ко мне, освящали оружие моей кровью. Даже эльфы, наслушавшись Элссы, и увидев результат его стрельбы, оставили свою природную гордость, пришли освящать оружие. Я даже успел полечить своих соратников, которые все лежали рядом со мной и страдали от ран. В общем, мы успели. Примерно через полчаса раздался звук рога, и черные хлынули на приступ. Мерзкое чувство, когда ты сделал все что мог и дальнейшее от тебя не зависит. Только и слышал хлопки арбалетов, звуки спущенных тетив и смачные удары тяжелых топоров. Не прошло и пятнадцати минут, как звуки боя стали потихоньку стихать. Пришло понимание, что мы отбились. Так и есть, через пять минут ко мне подошел радостный Швида и стал рассказывать:
  -Напало на нас примерно двести легких пехотинцев, райны не видел ни одной, видимо вы за время отступления, всех порешили. В резерве у черных была еще полусотня тяжелой пехоты. Но в бой не вступала. Для того чтобы отбить штурм, хватило арбалетных залпов и выстрелов из луков. На стены враг смог прорваться только в трех местах. Их окружили с двух сторон и перестреляли снизу. Победа, полная победа!
  -Кто-нибудь погиб из защитников?
  -Нет, А, все живые. Чуть поранились только твои дети.
  -Как они оказались на стене? - заорал я, кто их туда пустил?
  -А, мы не умели пользоваться арбалетами, а пацанята сказали, что они воины не из последних, и каждый из них много черных из арбалетов убил.
  -Засранцы, чуть подлечусь, встану и выпорю их. Швида. Они говорят правду, они воины, и каждый убили не по одному черному или райне. Но на стены я их не пускал.
  -Учту А, не надо тебе тратить на них время, я их сам накажу, я бывший десятник, знаю как наказать, чтобы навеки запомнили.
  -Хорошо. Просьба покорми нас и моих бойцов размести, им нужен отдых.
  -Сейчас все сделаю. Эльфы просят отпустить их в набег на ингах. Они выйдут через задние ворота, хотят пощипать черных твоими магическими стрелами и пройтись по вашей дороге, собрать стрелы, болты, оружие, похоронить павших.
  -Я пойду с эльфами, - внезапно услышал я знакомый голос.
  Обернулся я и обомлел, потому что кроме голоса, стоявший гном ничем не напоминал мне того Торина, который так удачно повстречался мне в лесу Топтунов. Вместо глаз узкие щелочки, нос свернут, борода отсечена или сорвана когтями райны и постоянно кровит. Но вид бодрый.
  -Торин, ты сможешь пойти, не станешь эльфам обузой?
   -А, полей на меня своей кровью и отпусти с Элссой, у нас еще есть не закрытые дела по этой злосчастной битве. Одно могу сказать, на север нам не пройти. Мы сюда чудом дошли, я уже пару раз пел прощальную песню, но как-то мы выжили.
  -Хорошо Торин, езжай с Элссой, похорони павших.
  -А, об этом можно и не напоминать.
  Примерно через полчаса, я смог наконец-то встать и понять весь ужас нашего положения. Утром из стоянки рядом с бывшим фортом 'стальной' вышло 70 бойцов, 20 женщин, и 30 детей. Детей мы спасли всех, удивительно, что никто из них не погиб, все дошли. Кстати, дети вытянули на себе 14 арбалетов. Несли по двое, трое, но дотащили. Из 20 женщин, осталось 4 вместе с Лину. Все они были сильно изрублены и подраны райнами. Низкий поклон вам, без вашей отчаянной доблести, мы никогда не смогли бы добраться. Из гномов, помимо ускакавшего Торина уцелело еще 2. Но только за счет доспехов, нет на них ни одного не изрубленного местечка. Но лица целые, повезло больше, чем Торину. Эх, надо будет что-то с ним придумать, а то жениться не сможет, сколько помню, борода у гномов много значит. Эльфам досталось больше всех, что понятно, они прикрывали отход и уходили последними. Пока были живы райны, шансов уйти у них, было мало. Эльфов уцелело трое, один, который гонец-проводник и Элсса со вторым уехавшим эльфом. Из мужчин-бойцов, уцелели Ан, Анто, Второй, Первого нет, вечная память, пресекся твой род Западный Итанов. Мы отомстим. Также уцелели пять изрубленных тяжелых пехотинцев, всех их я знаю по лицам и по каждой схватке, где мы сражались рядом, но не знаю их по именам. И я. Из отряда, если считать без детей, из девяноста бойцов, осталось всего 19. Это разгром. Я сижу, отупело смотрю в небо. Зреет чувство, что мы никогда не победим. Ко мне постепенно подползают соратники, и я с удивлением вижу их счастливые лица, все они улыбаются, а многие, включая Лину, откровенно веселятся и вспоминают особо смачные места сражений.
  -Чему вы радуетесь, не понимаю я вас, нас осталось 19 бойцов, из 90, - спрашиваю их.
  -Мы никогда не убивали столько черных тварей, - радостно отвечает мне Лину, - Ан говорит, что мы убили примерно две сотни этих тварей, так почему же нам не радоваться? Такого не было никогда! За две сотни душ наших людей мы сразу отомстили, и они смогут переродиться в других мирах. Ты, А, жив, а самое главное, местные эльфы и крестьяне увидев, сколько мы нанесли потерь черным тварям, поднимаются на месть. Завтра увидишь, у тебя будет десятки добровольцев.
  Видимо никогда не пойму я этот мир. Им не важно, что ты сам умрешь, им важно, что умрешь, отомстив, или отомстят за тебя и твоя душа сможет переродиться. Странные верования, хотя все логично, мою душу смогли призвать из другого мира и вложить в тело Андра, значит и их души за хорошие поступки (которые одобряет сам А, типа массовых убийств черных), будут переселены в хороших мирах в хороших людей. Мда, заварил я кашу. Здесь и ранее веровали в переселение душ, но мой приход превратил верование в ВЕРУ.
  С помощью наших детей и добровольцев добираемся до самого большого дома в деревне, не ошибусь, если скажу, что это дом графа Конрада, человеком которого назывался Швида. На столе еда, рядом накрыты лежаки. Быстро едим, я прохожу, подлечиваю всех и падаю спать. Спать не дают женщины, они раздевают меня, отмывают и перевязывают. Говорят у меня еще четыре раны, но я уже устал их считать, вообще не понимаю, как выжил во вчерашней мясорубке. Аккуратно уносят на кровать, где о чудо, даже есть белая простынь. Какое блаженство, спать на чистой кровати.
  Утром был разбужен с Аном Швидой. Он аккуратно потряс нас, показав знаками, что вопрос срочный, и дождавшись нас на крыльце, повел к воротам. Вскоре выяснилась и причина такой ранней побудки, не доходя до ворот деревни метров ста, стоял черный гвардеец, с веткой дерева в руках. 'Это знак вызова на переговоры', - пояснил мне Ан, - переговорщика нельзя убивать, но черные не держат слова, с нами не общаются и ранее я не слышал, чтобы вообще проходили подобные переговоры. Возможно это ловушка. Идти надо, но я пойду с тобой.
  Мы осторожно облачились в кожаные доспехи, взяли мечи и ножи вышли к переговорщику. Приблизившись, увидели, что он в полном боевом снаряжении, с мечом и щитом. Видимо это был командир отряда преследователей, так как было видно, что он не молод и от него ощутимо веяло властью. Описать черного было достаточно сложно, он был в броне с головы до ног, и даже лицо его было прикрыто железным забралом. Высокий плечистый воин, для которого броня стала второй кожей. Можно было разглядеть только подбородок, с губами и глазами, такими же, как у нас; только кожа и глаза была неестественного белого цвета, и в глазах периодически вспыхивали молниями красные огоньки. Его глаза были глазами умудренного жизнью человека, который прошел не одно сражение и повидал все.
  Вместо приветствия, противник передал мне два пары предметов, отдаленно похожих на наушники с гарнитурой и жестами показал, что с ними делать. Одев предложенный девайс, я показал Ану, как им пользоваться, чем заслужил удивленный взгляд от противника.
  После всех подготовительных процедур, темный нажал на кнопку на коробочке в руке и переговоры начались:
  -Нам нужен этот человек, показал черный на меня, - его кровь генетически совместима с нашей, он может спасти мой народ. Вы все остальные, с нами не совместимы, нам вы не нужны. Вы скот, который мы можем брать на охоте или выращивать дома.
  Но мы можем и не убивать именно этот скот.
  - Судя по последней битве, скот убил много охотников, охотники стали плохие, не умеют охотится? - прокомментировал речь темного, Ан.
  -Охотники охотятся как и раньше, но кровь этого человека идентична нашей и защита против нее не работает. Поэтому столько потерь от жалкого скота. Мы можем не убивать тех, кто из вас остался, да и скот за стеной нам не нужен, - каждый получит клеймо на лоб и до конца своей жизни, станет для нас неприкасаем. Весь остальной скот со временем будет нами убит. Это наш мир, мы завоевали его.
  -Почему вы пришли в этот мир, - спросил я.
  -Наш мир погиб, когда один наш ученый создал страшное оружие, которое убивает людей сотнями тысяч, миллионами, а если кто не убит им сразу, умирает от него постепенно, так как яд от него постепенно отравляет и губит организм. Он раскаялся в содеянном, пытался уничтожить свои записи, но было уже поздно. Ученый этот пытался бежать в другой мир, точнее в ваш мир, но был смертельно ранен.
  -Поздно почему?
  -Носителей секретов такого уровня, никто и никогда не оставляет без присмотра, его записи дублировались, а он сам когда пытался уйти, был поражен клинком с отравой. От этой отравы, не было и нет противоядия в моем мире.
   -В этом мире он нашелся, я тот ученый, который сбежал из вашего мира.
  -Так ты Альфа? Понятно, почему не работает защита. Ты один из нас.
  -Что случилось с народом луны?
  -Что могло случиться, при наличии такого страшного оружия у одной из сторон? Война. Атомная война, в которой выживших, было ничтожно мало. И те, кто остался в живых, выживали в бункерах, и выживали за счет каннибализма и старых запасов. И виноват в этой войне ты, Альфа, ты придумал это оружие, с которого все и началось. Когда мы осознали что наш мир умирает, стали искать выход и нашли его в твоих старых записях. Мы смогли открыть путь сюда и перебрались в новый мир.
  -Странно, я прибыл сюда более 2000 оборотов земли вокруг солнца назад, Вы же смогли пройти по моей дороге 500 лет назад. Как вы выживали, в моем мире 1500 лет в бункерах?
  - Альфа, у нас с момента твоего побега и до нашего переселения сюда прошло не более 100 лет. Наш мир, хоть и параллелен этому, время в нем, течет по-разному. Альфа вернись, ты должен исправить свою ошибку.
  -Мой народ здесь, и он не питается детьми и человеческим мясом.
  -Мы вынуждено перешли на каннибализм, так как без свежей крови, мы быстро умираем. Но, признаюсь, со временем, мясо скота нам понравилось, это гораздо вкуснее, чем жрать концентраты и питательные смеси. Мы начинаем понимать, что их надо выращивать, их не так много и осталось, если всех съедим, сами быстро умрем. Уже строятся фермы, на которых будут разводиться люди, эльфы, гномы. Никто не захочет отказываться от привычного рациона.
  -А гномы и эльфы вам зачем?
  -Ты разве не любишь разнообразия в еде? Я лично люблю жареную молодую эльфятину, очень кстати, пикантный вкус.
  -Какая мерзость, как ты можешь говорить об этом. Они ведь такие же существа, как и ты.
  -Нет, это всего лишь скот, вкусный и полезный скот с очень неплохим мясом.
  -Хватит об этом. Для чего вам нужна моя кровь?
  -Мы вырождаемся, все меньше и меньше рождается детей, лет через 300 мы просто исчезнем, а с помощью твоей, идентичной нашей крови, мы сможем клонировать много людей нашего народа без заразы в крови. Ты единственный житель нашего мира с не отравленной кровью. Присоединяйся к нам, мы знаем путь открывать порталы между параллельными мирами. Все только начинается.
  -Ни за что. Я могу дать свою кровь для исследования с одним условием, вы как закончите исследования, покинете наш мир, а до окончания исследования вы вернетесь на основную базу в бывшей столице и прекратите есть мой народ.
  -Альфа, ты наглеешь, выигранная мелкая стычка не означает победы в войне. Тебя мы захватим и так. Мы ни в чем себе не собираемся отказывать. Если передумаешь, вот тебе передатчик, нажмешь на любую кнопку, и мы придем. Ты выиграешь в любом случае. Если не захочешь их есть, найдем тебе концентратов, поешь их, сразу нас поймешь.
  С этими словами черный, развернулся и пошел к себе, выкинув ветку дерева. Некоторое время Ан молчал, потом спросил:
  -С ними точно нельзя договориться?
  -Ан, они не привыкли договариваться с коровами.
  -Кто такие коровы?
  -Это мясная и молочная порода скота, похожи на лошадей, только потолще, мы их выращиваем у себя на фермах. Они дают молоко, и у них, - показываю руками,- вот такое вымя.
  -А, мумы, знаю таких.
  -Вот о том и речь, ты станешь договариваться с мумом?
  -Но мум же неразумен.
  -Для черных и мы не разумны, нас можно только есть, как мумов.
  -Понял тебя, Андр, договариваться с ними, правда, не о чем. А что он говорил про тебя в их мире.
  -Ан, я прибыл с их мира, а это означает, что любой из них, вызнав секреты может приобрести аналогичную моей силу.
  -А что за секрет?
  -Не знаю пока, что это за секрет, узнаю у источника Богини у Богини.
  Возвращались мы с Аном в подавленном настроении. Понятно, что нас не отпустят, так как я им нужен, и ради моей поимки они пойдут на любые жертвы. Как быть, что делать? Уйти вдвоем-втроем, оставив остальных? Их быстро перережут, так как без моей крови, их оружие - не принесет никакого вреда тварям, а арбалетные стрелы и стрелы для лука, даже не оцарапают черных. Что делать, не известно. Надо собрать отряд и дать высказаться всем. Потери просто ужасающие. Отряд не дойдет до Железных зубов с такими атаками. Возвращаемся в деревню, наши все спят, а вот деревенские все с утра на ногах, часть из них, откровенно больного вида ждут меня, понятно, что для лечения, дети и женщины бегают с припасами, мужчины, от подростков до стариков приводят в порядок оружие. Похоже Лину права, как только этим людям дали возможность отомстить, не просто умереть, а умереть отомстив, они сразу сделали свой выбор. Вижу вдалеке Швида, что-то втолковывающего кузнецу. С ним я успею еще пообщаться. Мысли мыслями, а лечить людей надо, подхожу к группе на излечение. Кого только нет, от желающих родить до сломанных ног и паралича. Никому не отказываю, только бездетным рисую знак солнца на лбу, а нет там, где они предлагали для усиления эффекта, и в наказание им запрещаю смывать знак три дня. С больными покончено, иду к месту нашей ночевки, все уже на ногах, смотрятся помято, но бодро. Вид у всех лихой. Уцелевшие гномы уже жарят какую-то дичину, рядом видны следы от ингов, понятно откуда дичина-то. Спрашиваю у гномов, нет ли новостей от нашего Торина и Элссы, есть новости и хорошие. Они на ингах за ночь прошли весь наш путь, собрали все наше оружие, похоронили павших, подобрали сокровища (кто бы сомневался) и даже нашли двух наших раненых. Сердце радостно екает, спрашиваю, кто выжил, говорят нашли Первого со сломанным позвоночником, упал в расщелину, и женщину из отряда Лину, ее просто ударили чем-то тяжелым по голове, и она скатилась в бурелом, там черные ее не нашли или не искали. Хорошие новости, Первого и женщину на ноги поставим, крови не пожалею. Спрашиваю, когда они вернутся, говорят, едут кружным путем, очень много чего везут, мимо черных не проскользнут. К вечеру будут. Отлично, командуют к столу, и ближайший час ничего кроме хруста и чавканья не происходит. Отряд рвет жареную дичину без использования подручных средств, а попросту говоря, руками. Проголодались бедолаги, да и я такой же, только и успеваю пальцы облизывать. Хотя от одного вида на мои руки, мне становится страшно, они не имеют не тронутого кусочка кожи, многие раны еще свежие, черт, ем дичину со своей кровью.
  Через час, когда все понемногу приходят в себя, собираю оставшийся отряд на совет. Вопрос один, куда идти, чтобы выжить. А уходить надо срочно, иначе местные сильно из-за нас пострадают. Это было бы черной неблагодарностью по отношению к ним за наше спасение. На север идти старым вариантом, никто желанием не горит, дошло до всех даже самых упертых, что идти вдоль кромки леса на север не получится, нас рано или поздно уничтожат.
  Гномы предлагают углубиться на запад, там есть входы в гномьи пещеры, плюс там тоже живут люди и эльфы, которые ненавидят черных. Они говорит, что там, мы сможем послать весточку всем гномам, попросить помощи. Ан тоже предлагает уйти в горы, построить укрепленный лагерь, а эльфов отправить гонцами на ингах, собирать ополчение. Анто вспоминает, что в горах, рядом с водопадом, есть скрытый тайник, он остался с тех времен, когда эта земля служила базой, в сражении за западные предгорья. На нем можно отсидеться и вызвать помощь. Ан, тотчас спохватывается и говорит, что таких складов много, они все с оружием, с продовольствием, такой тайник один, но он большой, недалеко отсюда, рядом с водопадом. Спрашиваю у гномов, как они собираются позвать помощь?
  Выясняется, что все достаточно просто. Собратьев они позовут рудным эхом, долго что-то объясняют, ничего не понял, но сильно похоже на электричество. А людей и эльфов обычно вызывают с вершин гор из специальных башен с зеркалами. Есть специальные знаки, и такой вид связи уже лет как двести вполне обычное явление. Решение принято, идем в горы.
  
  
  Глава 7 . Обман черных. Знакомство с графом Конрадом. Новое убежище
  
  
  Ищем с Аном старосту, чтобы попросить подводы и припасы. И о возможности купить лошадок. Найденный нами Швида, внимательно выслушивает нас, потом застывает на месте, а потом возмущенно начинает стонать:
  -А мы? А мы куда? Мы все хотим воевать с черными. Почему нас не берут? Я бывший десятник, да у нас весь народ боевой, мы все с черными сражались. А как мы заработаем хорошее посмертие, если никого из черных не убьем?
  Ничего не понимаю я в своем народе, это точно. Смотрю на Ана, он ухмыляется в свою рыжую бороду, видимо был готов к такому ответу.
  -Как же так, - продолжал Швида, - я всю жизнь мечтал отмстить черной сволочи за мою убитую семью, вчера как увидел А, всю ночь ему молился, всю ночь в молитвах прощение просил, за безверие. А вы уходите? Не пустим, всей деревней на колени встанем.
  И точно, вскоре мы оказались окружены беснующимися и плачущими крестьянами. Плакали и женщины и взрослые мужики. Все умоляли разрешить пойти с нами и дать возможность убить хоть одного черного. Накипело тут у людей. Что тут скажешь. Громко объявляю, что мы готовы взять с собой всех, но нужно быстро собраться.
  Местный народ поражает меня все больше и больше, всегда считал, что крестьянам собраться - это целая вечность. Как я ошибался, - и часа не прошло, как у каждого дома стоял заполненный домашними пожитками воз и из воза выглядывали женщины и дети. Все они держали в руках луки и стрелы. Стрелы были небольшие, не стандартные, как я вчера не догадался, что они для женщин и детей. Все село было готово к походу. Мужики и молодые женщины с отремонтированным оружием, а кто и просто с колами, стояли у ворот деревни и чего-то ждали. Наконец, Швида подает сигнал, мы открываем ворота и видим приближающийся конный отряд примерно в сотню воинов.
  Отряд скачет какой-то хитрой дорогой, откуда-то сбоку, видимо тут тайных троп, что дыр в сыре. Во главе отряда, двухметровый рыцарь на гигантском черном коне. Рыцарь был широк в плечах, коренаст, на шее у него висела тяжелая золотая цепь. Умным, цепким взглядом он осмотрел встречающих, увидел Ана, подобрался, спрыгнул с коня, встал на одно колено, поклонился и произнес:
  -Граф восточной марки Конрад приветствует своего короля, - важно произнес он.
  -Граф, вы еще живы? Я не видел вас уже лет пять и думал, что вы героически погибли в боях с черной нечистью.
  -Увы, ваше величество, слухи о моей смерти были сильно преувеличены. Меня сильно ранило пару-тройку лет назад, но здешний воздух творит чудеса, я выжил, и более того, активно из засад щипаю черных тварей. Я вчера я видел ваш бой с черными вот с той скалы, и был сильно рад, что кто-то смог вломить этой нечисти. Простите великодушно, не смог прийти на помощь, мы торопились как могли, но прямые дороги в горах отсутствуют.
  -Граф, спасибо вашим людям и союзным эльфам. Если бы не они, мы бы умерли рядом с вашей прекрасной деревней. Кстати, позвольте вам представить А, ныне воплощенного в теле моего сына Андра.
  ?-Вот оно что, ваше величество, то-то я думаю, сколько тварей черных перебили. Ни разу такого не видел, точно магия А.
  -А, приношу свои извинения, не имею слов, чтобы выразить вам свою благодарность за ваше возвращение в наш бренный мир. Без вас нам приходилось туго, и шансов что мы сможем выдержать дальше, практически не было, - рассыпался в учтивых речах граф Конрад.
  -Граф, какими силами вы располагаете?
  -У меня 150 конников и примерно 300 пехотинцев. Они рассредоточены по юго-восточным предгорьям, в промежутке между долиной и лесом топтунов. Готов их собрать в течение трех дней. Это без учета жителей восточных предгорий, а они судя по моему Швиду, все мечтают сразиться или умереть. У горцев тут нравы патриархальные, увидите, встанут все как один, очень они злы на этих тварей. Многие из них имели родню в долине, и все кого-то потеряли, впрочем, как все.
  -Граф, нам надо доставить Андра к источнику богини, для его инициации в А.
  -Мой король, тогда надо найти хорошее укрепленное место и кинуть клич по всем людям, гномам и эльфам восточного предгорья. Людей здесь достаточно много, для такой великой цели люди соберутся все, кто может держать оружие.
  - Граф, где лучше основать лагерь для сбора ополчения?
  - В дне пути отсюда на север есть достаточно широкое ущелье, там вполне комфортно разместиться большое количество людей. Ущелье удобно еще и тем, что напоминает связанный мешок, - в конце ущелья правый и левый отрог практически сходятся вместе, между ними расстояние остается примерно в длину 40-50 шагов. Можно быстро построить стену, тем более у нас есть гномы. И еще большой плюс, ниже выхода из ущелья леса практически нет, его вырубили мои люди. Я хотел в ущелье организовать свой лагерь на следующий год, так как постоянно приходиться менять убежища из-за проклятых райн. Единственный недостаток, совсем нет воды, воду надо возить с самого верха ущелья или быстро наладить водовод из полых бревен. Я начал этим заниматься, пока не встретился с вами.
  -То есть скрытно подобраться к ущелью невозможно?
  -Да, примерно на 10 полетов стрелы леса нет, нет и кустарника, только трава и камни. Лес остался внутри ущелья,
  -Наличие воды проверяли каким образом, рыли колодцы? Не пытались привлекать гномов для поиска воды?
  -В верховьях ущелья, вся вода стекает в глубокое поперечное ущелье и по нему уходит в глубокое озеро. По этой причине вся вода с верховий, до низа не доходит. Там место хорошее, но жить там никто так и не смог, воды - нет точно, проверяли все, и мы и гномы, рыли глубочайшие колодцы, бесполезно.
  Припасы и оружие берем отсюда, подводы, лошадей, и людей в помощь я сейчас организую. Из этой деревни надо срочно уходить, снизу из долины идут и идут черные твари.
  - Граф, если вы выделите хорошего проводника, который хорошо знает местность, я уверен, что решу эту проблему.
   -Я не сомневаюсь в слове А, но такая магия выше моего понимания. Проводников берите, вот они один из них мой молочный брат Виттор, второй лучший лазутчик восточной марки эльф...
  -Граф умоляю, можно огласить его краткое имя. Я знаю принца Западной пущи и до сих пор не могу произнести его имя, называю его коротким 'Элсса'. Не сочтите меня за невоспитанного человека, но эти эльфийские имена....
  -Что вы, что вы, я как раз вас понимаю, называйте его Энасса, он вырос со мной и нормально относится к нашей человеческой слабости на их имена.
  Мысль, которая у меня мелькнула, давала ощутимые преимущества нам, если я оказывался прав. Меня сильно смутила фраза черного переговорщика: 'нажми на кнопку и мы придем'. Получается, что они отслеживали меня все время. И если я перемещу этот маячок, то черные двинуться вслед за ним. Им же нужен я, все остальные люди для них скот.
  Подзываю Виттора и Энассу, отхожу с ними вбок, так чтобы никто не слышал, и медленно иду в сторону середины деревни. Поясняю смысл задания, передаю прибор черных, прошу их именем солнца отвезти эту железную коробочку в западные предгорья и объясняю желательность побыть с коробочкой в тех местах подольше. Объясняю, что черные будут охотиться всеми силами на них, но для того, чтобы собрать армию освобождения, им надо максимально потянуть время. Их жизни важны, но большее значение имеет то время, которое они нам выиграют. К этому моменту, мы уже отошли от ворот, разговариваем практически в центре деревни. Что Виттор, что Энасса, согласны, оба срезают по пряди волос и отдают их графу, оба просят покрыть их знаком А и освятить кровью оружие. Тем временем, им подводят свежих лошадей и по одной заводной, я осеняю их светящимся золотом знаком А, мажу их оружие и лоб своей кровью. Я вижу, что эти двое будут играть в пятнашки с черными до последнего и отступить не подумают. Уже отворачиваюсь, вижу, что у них у обоих глаза стали светиться золотым светом. Магия просыпается. С моим приходом просыпается магия и это дает шанс этому миру.
  - Жеванный крот, - только и слышу от обалдевшего графа. Не успеваю уточнить, чем он так удивлен.
  Слышу гул людей, которые тычут пальцем на удаляющихся к дальним воротам человека и эльфа. Смотрю им вслед, оппа, у них за спиной у обоих видны золотые крылья.
  -А я думал это предания, - слышу хриплый голос Ана.
  -Ага, я тоже не думал, что когда-то увижу святых в этом мире, - вторит ему граф.
  Господа, объясните мне что произошло, я еще не инициирован как А, и знаний местной мифологии у меня нет.
  - Простите великодушно, А, вы только что, своими руками сделали этих людей будущими святыми. Это означает, что оба они, совершенно точно погибнут, но выполнят нечто очень важное для нашего мира. И в следующей жизни, они родятся в телах высших сущностей, может даже станут мелкими богами. Славная доля. Славная награда. Если бы у них были близкие, то их роду всегда сопутствовала бы удача. Но есть и обратная сторона этого, умрут они очень нехорошей и непростой смертью.
  -Отлично, тогда все за работу, очнулся от столбняка Ан, - у нас не так много времени. Чем быстрее мы проведем Андра к Богине, тем быстрее сможем начать выигрывать войну.
  -Ан, мы сейчас можем только ждать, когда черные поведутся на магию А, и уйдут от деревни. Без этого он ударят нам в спину. Более того, я предлагаю, выждать до конца дня здесь, дождаться остатков вашего отряда, А, переночевать и только потом двигаться к новому убежищу. А женщин и детей с возами я отправлю чуть позже. Едут они медленно, мы завтра вполне успеем их догнать, да и есть вещи, которые они не должны видеть, - интригует нас граф, - вы же хотите забрать с собой продовольствие из водопадного склада?
  В ответ на слова графа, я мучительно покраснел, в попытке защитить жителей деревни, я забыл про Торина, Элссу и его воинов, которые постоянно спасали меня в бою. Позор мне позор, я больше никогда не забуду о своих людях, клянусь себе. В ответ амулет солнца неожиданно вспыхивает. Клятва моя принята, я понял.
  Вспышка амулета быстро привела меня в сознание, я огляделся и чуть в стороне увидел незаметно подошедших ко мне четырех людей, которые несли раненого бойца, с разбитой головой. Неподалеку стоял граф и смотрел на меня. Я поднял амулет солнца над головой, окропил его кровью, и под яркое желтое сияние обильно полил рану человека своей кровью.
  - Через час будет здоров, только будет все время спать. Завтра к утру раны не будет, и человек будет здоров.
  - Я буду бесконечно вам благодарен А, ведь это мой сын, он при прорыве попался черным под удар, я едва его спас.
  - А, Ваше величество, господин граф, позвольте угостить вас в нашей скромной деревне Медовая, - у нас никогда еще не было таких гостей и я распорядился подать на стол лучшее что у нас есть, - вклинился в разговор Швида.
  -Хитрый малый, - шепчет мне Анто, всю жизнь потом об этом будет рассказывать, а еще сможет кабачок придорожный открыть, как все стихнет.
  -Что тоже предания, и удача, сопутствующая роду?
  -Нет здравый смысл. Видеть А, короля, графа, сидеть с ними, считай за одним столом, воевать в одной битве, - ему будет что рассказать на старость лет, когда мы победим.
  -Анто, ты совсем, не сомневаешься в том, что мы победим?
  -Абсолютно не сомневаюсь, до твоего прихода мы только отступали, просто не умели их бить. Начинались раздоры, было много сильных людей, каждый хотел быть лидером и вождем, постоянно появлялись новые кровавые культы. И вот пришел ты, за прошедшие семь, СЕМЬ! дней, мы смогли три раза победить черных, объединиться с гномами и эльфами, принять в свой отряд ополченцев и силы графа, отбить из плена и поставить на бой бывших пленников. Я такого еще не видел. А самое важное, что восхищает моих людей в твоих поступках, - ты до последнего спасал бесполезных в войне детей, и спас их. Хотя они тебе никто по крови. Люди рядом с тобой, поняли и осознали, - спасение беспомощных и помощь слабым это правильно. Мы помогли детям, они спасли нас арбалетами при отступлении. Мы давно отвыкли от этого, наверно, поэтому нас и громили эти пятьсот лет. Помоги слабому, добро вернется к тебе.
  После обеда, на который, рачительный, или, как считает хитрый, Шидла приволок и вино и пиво, вижу, как женщины и дети в сопровождении конников графа начинают покидать нашу деревню. Я торможу конников, объясняю им, в чем сила нашего оружия, и в течение ближайшего часа только и делаю, что освящаю всевозможное оружие от копий, до стрел и арбалетных болтов.
  Через час, в запасные ворота по одному-два воза женщины начинают покидать деревню. Мы стоим на стене и смотрим на реакцию черных. Она заставляет наc понервничать, видно движение в их лагере, слышны вопли райн, крики и гортанные команды. Еще через полчаса часовые докладывают, что черные начали движение обратно. Они отступают. Граф изумленно смотри на меня и спрашивает:
  -А, но как, как вы смогли воздействовать на эту черную нечисть, почему она перестала блокировать восточные подходы к деревне, почему она отступает?
  -Поясняю ему, как могу, про предмет черных, с магией, и что этот предмет, я с его людьми отправил в рейд к лесу топтунов и далек западной пуще, в уверенности, что черные отслеживают свою магию, и обязательно решат, что я с этой коробочкой спасаюсь бегством назад в лес топтунов. А так как, кроме меня им никто особо не нужен, черные снялись со стоянки и побежали догонять 'А'.
  -Хитро придумано, только и мог сказать граф.
  До вечера мы отправили в новое убежище всех женщин и детей. Часть телег была забита нашими детьми. Они набились в две телеги и ехали молча, некоторые держали в руках самостоятельно изготовленные луки и маленькие стрелы. Издалека они смотрелись как старички, их смело можно так называть, ведь многие из детей были с седыми головами. Селяне уезжали, захватив с собой все живое, мумов, собак, кошек (эти два вида тут были в точности как на земле), а также птиц, похожих на наших куриц, только сильно больше и даже животин, похожих на наших варанов. По словам Ана, эти рептилии исправно давали яйца, это было излюбленное лакомство всех детей, да и взрослых если честно. На паре возов, увидел улья. Пчелы здесь отличались от наших, они были раза в два больше и сколько слышал, злее.
  Швида, по команде графа, оставил не загруженными десять подвод. Если я правильно понял, в эти подводы мы загрузим припасы с тайника у водопада.
  Вечером появился Торин с эльфами, вместе с союзным эльфийским отрядом на ингах. Эльфов уже гораздо больше, чем в день спасения, вполне себе полноценная сотня, и если я правильно понял, весь эльфийский поселок идет в Медовую, вступать в мою армию. С трудом разбираю витиеватые речи предводителя эльфов, со сложным непроизносимым именем, о том, что все местные эльфы, кто может держать оружие, мечтают вступить в мою армию. Кстати, насчет сложных эльфийских имен, я объяснил им, что в мире богов, считается что чем короче имя, тем длиннее родословная, именно поэтому, у людей меня зовут А, короля последней свободной страны зовут Ан и так далее. После произнесенных слов, выступил Элсса, и сказал то его можно называть Элом, он совершенно с этим согласен, в свою очередь, предводитель эльфов не растерялся и заявил, что его можно звать просто 'О', но тут поднялся Ан и сказал, что имя из одной буквы, однозначно божественное, и по людским законам, назвавшегося так, люди должны убить. Хитрый Элсса, просчитавший подобный заход, предложил всех знатных эльфов звать именем не менее чем из пяти букв, а после войны, они сами решат, как правильно их называть.
  Я не ошибся в парне, он правильно понял, что называть его Элом, после того, как А называл его при всех Элссой, никто не будет и выторговал хорошую возможность называться так без потери авторитета у эльфов. Как следствие, предводитель эльфов теперь откликается на имя Олсса и страшно им доволен. А уж как довольны все окружающие не эльфы, сказать сложно.
  Но это отступление, а самое то важное - Элсса и Торин привезли Первого и женщину из отряда Лину. Оба очень слабы, Итан так вообще ходить не может, прошу воинов расступиться, подходу к обоим, рисую знаки солнца, прошу соратников позаботиться о них. Первый плачет, никогда не думал, что этот отморозок, без сомнений режущий всех, кого сказано, может плакать. Выясняю в чем причина, выясняется, что Торин с Элссой, наговорили ему и женщине, что они посланы были только чтобы вытянуть их из плена. Очевидно, что эти два хитрована, ездили за своими сокровищами и потерянным оружием, ну и конечно чтобы похоронить всех людей. Встретить кого-то живым, уверен, они не думали. Ладно, переговорю позже с обоими, узнаю их резоны. Не буду разрушать сердца моих новых адептов, клятву я себе уже дал, больше такого не повториться. Чуть позже пришли ко мне два наследника потерянных королевств и на мой вопрос, зачем? Терпеливо пояснили, что сказано было только что рейд организовали с благословления А, не более. И этого хватило моим Первому и женщине для формирования мнения об их спасении. Хорошо, что эльф с гномом, не стали врать, ложь отравляет общение, спрашиваю, удалось ли сжечь наших товарищей? Увы, нет, черных и
  было очень много, удалось только тело каждого нашего завалить камнями или затащить в бурелом, где райны их не достанут, и срезать у каждого прядь волос. По обычаю Гиды, если на костре при храме, сжигают прядь волос или ногти покойника в кругу его боевых товарищей и все товарищи перечисляют перед богами подвиги сжигаемых, то они получают хорошее послесмертие, и считаются достойно похороненными. Сразу вспомнил индусов и карму, сжигание в водах Ганга, уверен, точно есть связь между мирами, очень много похожих обычаев.
  Следующий мой вопрос, что удалось вернуть. Выясняется, что удалось вернуть практически все, черные вообще ничего не брали, даже тела наших солдат не успели для еды использовать, так торопились. Собрали остаток арбалетов, они все сломаны, но Торин говорит, что их починить не сложно, нужна обычная людская кузница, собрали много болтов, амуниции с павших наших солдат, копий, а также сокровища. Из потерь, пропали эльфийские артефакты, но корона есть, что Элссу несказанно обрадовало. Без короны, артефакты не работают, а вернуть артефакты, рано или поздно, мы сможем.
  За всеми разговорами прошел вечер, все упали спать, и только неугомонный Олсса, пополнив запас освященных стрел, понесся со своим отрядом, догонять и кошмарить черных.
  На рассвете, раненько встали, перекусили как в старину вяленым мясом и углубились в горы, в поисках тайника у Водопада. Погода была мерзкая, шел проливной дождь, но деваться некуда, надо двигаться вперед. Отряд шагал бодро, состоял практически из двух сотен бойцов, остальные ушли с женщинами и детьми, часть пошла собирать пехотинцев и всех ополченцев, кто хочет поквитаться с черными. Деревенька со смешным названием 'Медовая' выставила примерно три сотни бойцов, молодых мужчин и женщин, многие с боевым опытом. Если собрать все наличные силы в один кулак, то нас уже много, и, по словам графа, людям только надо узнать место сбора и придут все. Очень много горя все претерпели, все хотят мести. В самой Медовой оставили полусотню солдат с тремя ранеными, поджидать ополчение эльфов. Тем временем наблюдаю за солдатами, они увлеченно помогают возницам перевезти в трех возах сокровища и амуницию, периодически подталкивая повозки. Так неспешно, под дождем и продвигаемся в горы к продуктовому складу.
  Поднимаемся в горы все выше и выше. Идем по малозаметной узкой дороге вдоль высоченного ущелья. Хорошо, что успели ночью выспаться и отдохнуть, осталось еще пять тысяч шагов, и мы дойдем до склада, а мне хочется просто упасть отдохнуть, сил больше нет. Но я упорно иду вперед и толкаю телегу с амуницией. На ногах килограммы грязи, все промокли и озябли, но осталось не много надо дойти. Все мы, для надежности связались веревками, и теперь если упадем, то все отрядом. По одному упасть не получится. Такие затяжные горные подъемы преодолевать мне не приходилось. Без телег и возов, это не было бы сложной задачей, но выталкивать груженые телеги в гору, по колено в грязи, приятного мало. Но никто не ропщет, за прошедшее время, все мы сроднились друг другом. Горе и беда сближает. Даже ворчливые гномы, не препираются больше с эльфами и людьми. Надо спросить у Торина, можно ли отрастить бороду, известно ли ему о подобных случаях.
  Наконец-то дошли, привал, на мой вопрос Ану, а где склад, он тычет пальцами в водопад, где под стеной водопада, есть небольшая замаскированная пещера, через которую можно проникнуть в охранную башню со складом оружия и еды. Измученные люди с трудом пробираются в щель и падают в первой пещере, кто где смог. Самые крепкие из них, разводят из муки болтушку, и отпаивают сначала самых ослабевших, потом всех остальных. Тяжело дался последний подъем, ничего не скажешь. Ан просит подойти меня и подняться вместе с ним на самый верх скалы. Сил нет, а идти надо. Долгая винтовая лестница, бесконечные подъемы. Последние метры мы завершаем практически ползком, таща друг друга за руки. Отдышавшись, подходим к замаскированной бойнице и смотрим вперед на долину реки 'железной'. Вся равнина в крапинках черных отрядов, часть из них видно как марширует в сторону перевала через предгорья в леса топтунов.
  Ан со злостью говорит:
  - У нас нет шансов пройти в форт. Мы должны собрать силы, и затаиться. Их здесь не менее пяти тысяч, все силы форта 'Железные зубы' в два раза меньше чем силы черных. Черные взялись за нас всерьез. У них еще есть гарнизон 'Грозной' и отряды в пути к топтунам и из их столицы. Думаю, смогут через 7-10 дней набрать здесь тысяч двадцать бойцов. Даже если нападать с разных сторон, чтобы растягивать силы, у нас все рано не будет возможности прорваться. Очень их много.
  -Ан, ты говорил, что есть возможность подать весточку и позвать подмогу, с помощью зеркальной почты.
  -Да, мы отправим весточку на закате. Сейчас полдень, плохо работать зеркалами. Надо дать команду гномам и эльфам позвать на помощь своих соплеменников.
  -И поискать людей поблизости, если одна Медовая дала 300 копий, то мы можем собрать войско. И сможем поквитаться с черными. Сражаться простые люди умеют. Отступать никто не будет.
  После кратковременного отдыха, все дружно занялись перегрузкой припасов и оружия, телег ожидаемо не хватило, пришлось раскидывать припасы по котомкам и сидорам ополченцев и все равно забрали только небольшую часть. Надо будет, как обустроимся на месте, отправить сюда три-четыре каравана, вытащить все, вплоть до запасов руды и мелкого каменный дроба для осадных орудий. Я как дроб здесь увидел, сразу вспомнил про пращи, а после них пришла мысль о пилумах, тут их нет, а оружие достаточно толковое, при условии освящения дротиков. Против райн, точно пригодиться. Пара часов напряженных работ и весь наш отряд, с двумя проводниками графа выдвинулся к новому убежищу. На месте схрона оставили одного эльфа, чтобы на закате поработать с зеркальной почтой. В случае опасности, эльф найдет вариант, куда спрятаться. Лес это их дом. Поискал глазами знакомых, увидел Лину, она шла с большим котлом, и тащила его на копье. Да и все остальные солдаты шли загруженные арбалетами, амуницией, доспехами. Великое переселение народов, подумал я. Сколько раз за прошедшее время мы меняем место базирования, сколько с нами уже нет людей. Даже тех пленников, которых мы отбили из лагеря, и тех практически нет в живых, исключение только дети, которых удавалось сберечь каким-то чудом. Глубокой ночью наш рейд закончился, и мы с факелами вошли в широкое ущелье, которое по непостижимой причине напоминало мешок, то есть расширялось между отрогами гор, а потом резко сужалось до перешейка метров в тридцать-пятьдесят. С запада, по словам графа, в ущелье есть две тропы, которыми можно тихо провести ополченцев и солдат. Черные об этих тропах ничего не знают, о них знают только два человек, один из них - его сын, жизнь которого теперь в не опасности, и только благодаря моему лечению.
  Нас уже ждали навесы, соломенная подстилка, и по тарелке горячей каши с мясом на ужин. Наскоро перекусив, все повалились на лежаки спать. Солдаты графа охраняли нас, и мы смогли спокойно выспаться.
  
  
  Глава 8. Новое убежище. Обустройство. Храм А. Выборы жрицы.
  
  
  Утром проснувшись, первым делом сел за подсчет, интересовала мысль, насколько меня хватит, в части освящения оружия для тотальной войны с черными. Сложность задачи я понял минут через тридцать, когда подсчитал количество мечей, копий и стрел. Мне ощутимо поплохело. Чтобы я не делал, закрыть все потребности своей кровью я не мог. Как обычно, передо мной был тупик. Прорваться к форту небольшим отрядом, мы не могли, вся сила черного воинства была на этой долине. Попытка пройти незаметно на север, обернулась истреблением отряда. С другой стороны, основать лагерь, собрать и вооружить ополчение возможно, но невозможно увеличить эффективность оружия за счет освящения кровью. Без освящения, черные непременно нас разбивали, и пройти к форту снова не получалось. Следовало провести опыты, по растворению крови в различных жидкостях, чтобы определить минимально работающую концентрацию. Но для этого, опять требовалось отловить черных, чтобы провести опыты. С этими грустными мыслями я и был отловлен графом, с которым ими и поделился. Удивлению графа не было предела. Мысль о том, что запас крови в моем организме ограничен, как-то не приходила ему в голову. Размер беды дошел до него быстро, и я получил заверения в том, что в ближайшее время получу подопытных черных для опытов, с условием, что все солдаты графа получат по капле моей крови на свое оружие в первоочередном порядке, так как они рвутся пощипать противника на окраине леса и равнины.
  Закончив общение с графом, вышел посмотреть, чем занимается народ. Погода продолжала быть скверной, опять свинцовое небо, мелкий моросящий дождь, везде грязь. Быстро нашел Ана, узнал последние новости. Как и следовало ожидать, эльфов, Ан отправил на охоту, а гномы стали главными по строительству новой стены в самом узком месте перешейка, командуя всеми людьми как бригадиры. Люди таскали землю и камни, мельчили под навесами известняк, копали ямы и забивали столбы. Чуть поодаль, люди копали примитивный пруд для сбора воды. Вдали, Анто вместе с Вторым, шагами вымеряли место для устройства будущего воинского лагеря. Торин, вместе с одним из гномов, что-то чертил, Лину и деревенские женщины готовили еду, дети забивали землю в мешки и плели корзины. Все были при деле, все, кроме меня. Заняться было откровенно нечем, и я пошел наносить знаки на свободное оружие. Для меня специально разбили шатер, и свозили в него всевозможное метательное оружие, в основном стрелы и арбалетные болты. До обеда плотно был занят их освящением, попутно дав зарок проговорить при первой возможности с Аном, на предмет внедрения пращ и пилумов.
  К обеду вернулся довольный граф, и приволок мне трех связанных погонщиков, по его словам, эта нечисть, была поймана его людьми достаточно близко от нашего убежища. Райны, были убиты стрелами, а погонщики оглушены ударами деревянных молотов и связаны. Граф с нескрываемым оптимизмом ходил по моему шатру, смотрел на гору болтов и стрел за моей спиной, и улыбался, улыбался ровно до момента, пока не увидел мои перевязанные кровавыми бинтами руки. После чего предложил пообедать, чтобы восстановить силы.
  После плотного обеда из похлебки, жареного мяса и хлеба, граф также неудачно открыл бутылку вина. Неудачно потому, что вино было сразу мной реквизировано на опыты. Граф отнесся к этому с полным пониманием и предложил свои услуги в части специалиста-практика по установлению нужных нам пропорций. Так вдвоем с ним опыты и проводили. После смерти третьего погонщика, примерно поняли, что можно разводить кровь вином, в пропорции 1 к 5, при этом качества смеси крови для освящения не ухудшались. Разводить в воде кровь оказалось бесполезно, даже в пропорции 1 к 1, смесь не работала. В сухом остатке, найдено решение проблемы, но надо найти вино для разведения и бочки для хранения смеси. Эти вопросы графи обещал взять на себя. Мы распрощались с ним и я пошел к Ану, поговорить про пращи и пилумы.
   С этими мыслями пришел к Ану, и не застал его на месте. Решил прогуляться по лагерю, и не узнал нашу стоянку. С утра произошли серьезные изменения. Рядом с воинским лагерем стояли высокие навесы, под навесами, на земле, аккуратно располагались лежаки из сена. На земляном плацу, Анто тренировал первую сотню своих ополченцев держать строй. Второй, чуть далее, учил вторую сотню стрелять из лука. Еще дальше увидел Швидла, он вместе со своими воинами, тащил срубленный лес к строящейся стене. Все это под затяжным моросящим дождем. Подошел к Анто, попросил забрать освященные стрелы и болты и притащить новые. Далее дошел до выхода из долины и поразился происходящему, Стена уже была поднята на локоть, ее заливали по секторам раствором зеленого цвета, думаю, какой-то местный аналог цементного раствора с моей земли. Стена, видимо для упрощения конструкции, и убыстрения строительства была глухой без каких либо ворот, но с заходом на правую сторону горного склона. Между стеной и горным склоном оставалось свободное пространство, в ширину метра три, оставленное для прохода телег и людей. На входе в проход, стояла стража из людей, гномов и эльфов и внимательно по секторам, осматривала окрестности.
  Выше их, на внешней стороне склона, высоко над уровнем земли, была организована небольшая башенка, в которой располагался часовой. Рядом с ним, на скале, на подпорке из бревен была организована гигантская корзина, где были собраны большие и маленькие камни, куски глины, мешки с песком и землей, тонкие и толстые бревна. Корзина удерживалась целой системой из блоков, тросов, подпорок. Если я правильно понял инженерную мысль, то при приближении противника, часовой должен подрубить ближайший канат, что непременно вызовет обрушение этой конструкции, искусственный оползень или камнепад. Упавшая Корзина надежно перекроет неширокий проход между стеной и скалой. Достаточно остроумная мысль, так можно стену глухой сделать и в случае надобности быстро вход завалить. Не надо морочиться с воротами, да и ворота, как ни крути, являются слабым звеном любых стен.
  Успеем ли мы поднять стену? Народу за ночь ощутимо прибавилось, одной стеной занималось сотни две, причем видно было людей, которые рубили лес вдалеке и передавали людям Шидла, которые бревна таскали к стене, возводя деревянные помосты и примитивные щиты.
  Черные совсем рядом, вспомнил я умерших на опытах погонщиков. Хоть умерли с пользой, для скота. Хоть какая-то польза. Чувства жалости не было от слова 'совсем'. Они четко понимали, что едят таких же, как они людей, но они привыкли к каннибализму в своих бункерах и не считали это чем-то не естественным. Даже вариант спасти свое потомство, за счет клонирования детей, от носителя с чистой кровью, в которой нет яда заразы или радиации, не мог отвратить их от поедания себе подобных. Отсюда вывод. В одном мире с ними мы не уживемся, или они или мы. По-другому, не получится. В таком философском настрое, меня отловил Ан рядом с часовым.
  -О чем думаешь, Андр?
  -О том, что мы и черные не уживемся в одном мире. Или мы или они.
  -Наши предки тоже сначала не понимали, зачем нам воевать, отправляли посольства и переговорщиков, пока не пришло понимание, что они отправляют послольства на верную смерть, прямо в котлы.
  Вдалеке показалась небольшая колонна, Ан удовлетворенно хмыкнул и сказал:
  -Начинает подходить ополчение, слухи о твоем возвращении уже разошлись, собираются все, кто может держать оружие в руках.
  -И кого ты видишь? Кто они?
  -Это крестьяне восточной марки, они неплохие охотники и лесорубы, идут с семьями и детьми. После нашей битвы на равнине, и отступлению к Медовой черные стали углубляться и почесывать предгорья райнами и их деревни попадают под удар. Сейчас та ситуация, или мы победим черных и сможем прорваться к форту или нашему миру придет конец. И черные и мы это понимаем. Увидишь, скоро у тебя будет тысячи бойцов, не считая эльфов и гномов и людей графа. Сколько их будет, не знаю, людей в предгорьях не мало, но думаю, придут все. Никто не хочет видеть своих детей в котлах этой нечисти.
  Вспомнив зачем я его искал, рассказываю ему о таком полезном оружии как пиллум, простая вещь, но крайне эффективная. Даже если не поранит чёрную тварь, но щит у пехотинца вытянет. Ан просит нарисовать на земле пиллум, внимательно смотрит и говорит:
  -И правда, проще не придумаешь, но уж очень полезная вещь получается.
  Уточняю у Ана, известна ли праща в этом мире. Удивительно, праща тоже не известна. Рисую на земле что это такое, объясняю, как пользоваться. Удивлению Ана, нет предела, он не верит, что любой мальчишка может из Пращи убить опытного воина. В ответ рассказываю ему историю моего мира про Давида и Голиафа и заодно спрашиваю, про вывоз остатков припасов и оружия из схронов у водопада. Ан заверяет меня, что первый караван в пути, вывезем все, даже дроб для пращей. Чую, заставит наш вождь всех детей и подростков научиться использовать пращу как оружие. Мои попытки нарисовать метательные машины были Аном отвергнуты, по его словам гномы давно умеют их строить, и здесь мы ничего нового не придумаем.
  Слова Ана про сбор войска, подтвердились на практике, до конца дня люди шли нескончаемым потоком, по одному, по два человека, шли целыми семьями, небольшими отрядами и целыми сотнями. Казалось, вся земля поднялась, как один человек для моей защиты и спасения своего народа. Я взамен пытался отплатить добром, по максимуму отдавая свою кровь на освящение оружия. Благо, что граф сдержал слово и вино и емкости для развода кровяной смеси быстро привезли. Тем временем, люди активно срубали близко находящийся лес, вытачивали копья и колья для своей защиты, недалеко от лагеря активно работали кузницы, выпускавшие оружие, перековывая на него все, что содержало железо - бороны, грабли, лопаты, котлы, всю нехитрую деревенскую снасть, что составляло весь крестьянский быт и возможность посеять урожай, вырастить детей. Беспрестанные поражения, гибель своих близких и знакомых, все было перечеркнуто появлением сына солнца, который не захотел мешать людям, быть людьми, совершать ошибки, делать глупости, но был готов пойти в безнадежный бой вместе с ними, и если надо погибнуть или отдать всю кровь за них.
  К концу дня, неведомо по чьему доносу, Ан отправил ко мне Торина вместе со Вторым, чтобы запретить мне использовать свою кровь. К этому моменту я уже раз пять падал в обморок, а руки мои от бесконечных порезов превратились в сплошные, не заживающие раны.
   Тем временем люди, построили в самом неудобном месте лагеря, из остатков срубленной древесины храм А и попросили меня прийти освятить его. Я долго отпирался от такой чести, резонно объясняя людям, что не пошел инициацию, что должен идти к богине для этого. Но после того, как увидел у своего шатра сотни людей, которые просили меня пойти и освятить храм, сдался и пошел. Храм скорее напоминал конюшню, чем полноценный храм, был сбит из остатков бревен, часть веток и бревен были просто связаны между собой ремнями. Но весь храм был сделан на совесть, видно было, что его строили всем миром, включая самых маленьких детей.
  Он был прилеплен к левой скале, стоял на небольшом возвышении. Посередине находился гигантский серый камень, а левее было место под святой источник, - вырыта глубокая яма, скорее выбита, уж больно здесь каменистая земля. Воды в этом месте отродясь не бывало, но храм А, строили всегда с алтарем и святым источником. Зайдя в храм, я обернулся, посмотреть на людей. Сотни людей, гномов, эльфов всех возрастов и полов стоя мелодично тянули:
  - А приди, А спаси, А приди и спаси нас.
  Постепенно гул сотен голосов перешел в стон, кое-кто в экстазе доставал ножи и резал себе руки или пальцы.
  -Кровь станет водой, кровь станет водой, А приди, А приди и спаси нас.
  Повинуясь какому-то наитию, я подхватил мелодию и положил свои изрезанные, кровоточащие руки на камень. Мой амулет зажегся невероятной силы ярко желтым светом, внезапно сквозь свинцовое небо пробился луч солнца, который осветил меня и храм, раздался удар грома и в сухой яме забил источник. Чудо свершилось, храм А, получил благоволение богов. Я в испуге отшатываюсь от камня и спиной выхожу из храма.
  Чудесное освящение высшими силами храма, появление бурлящего источника привело к неожиданным последствиям. Абсолютно все обитатели лагеря, строители, охотники, лесорубы, повара и солдаты бросили свою работу и прибежали к храму. На месте остались только часовые и дозорный на правой скальной гряде. Буквально пять минут и около новообретенного храма столпились все обитатели лагеря. Незаметно подошедший Ан, едва слышно прошептал:
  - За все время, после твоего ухода, ни разу не основывался новый храм, а живая вода только исчезала и исчезала из храмов. Я вижу чудо, и вижу в нем хороший знак для моего народа. Андр, надо довести ритуал до конца, - погрузи свои руки в дарованный источник. Надо закончить освящение храма. Ты сильно удивишься тому, что увидишь.
  Подхожу и погружаю израненные руки в купель. Следует новая вспышка света, серая каменная глыба раскаляется и начинает менять свою форму и плыть к источнику. Непроизвольно закрываю глаза от раскаленного камня и отступаю к выходу. Серая глыба плавится и течет, постепенно приобретая форму из сложенных рук. В получившейся чаше бьет источник, но вода почему-то не переливается за ее края. Ладони подозрительно похожи на мои, все порезы, все мелкие ранки, даже видно сочащуюся кровь. Пытаюсь сравнить, но мои руки уже лишены всех ран и порезов, источник вылечил их, взяв их облик для строительства чаши. У меня сразу возникает очень много вопросов. Очевидно, что я в местном пантеоне представляю силу солнца. Живая вода, это понятно сила матери-земли, которая помогает преодолеть любые проблемы и сложности. Но почему так чудодейственна моя кровь ко всем, кроме меня? А живая вода лечит не только меня, а всех. Не, заметил, что произнес мысли вслух.
  -Как солнце тратит себя, чтобы могли люди жить, так и ты тратишь свою кровь во благо людей, отвечает мне Ан, ты носитель его силы, и не можешь сам себе помочь.
  -А храмы А, называются как-то иначе?
  -Да, люди иногда зовут их храмы Луны, в честь Богини, твоей дочери.
  -Еще немного, и я сойду с ума. Богиня, к которой мы идем, есть моя дочь?
  -Да, А.
  -Ан, до момента моей встречи с Богиней зови меня Андр, и никак иначе. Как она стала моей дочерью?
  -Андр, когда ты пришел в наш мир, ты умирал, люди, которые увидели тебя, принесли тебя в храм Земли, и ее жрица выходила тебя, поняв, твое предназначение в этом мире. Земля помогла тебя вылечить. Только воззвав к силе земли, и попросив помощи у солнца, смогли тебя спасти от страшного яда. Солнце наделило тебя своей силой, только так ты смог выжить, и стал носителем силы света. Ты долго скитался по нашей земле, но никогда ничего не просил для себя, довольствовался простой одеждой и едой, все свое время ты учил и лечил людей, показывал им путь из темноты к свету. Ты тронул сердце ее жрицы. Старшая жрица, носитель силы земли полюбила тебя, а ты полюбил ее, от Вашей великой любви родилась дочка, вы назвали ее Ар, она носитель силы луны, как ты носитель силы солнца.
  -А почему тогда я ушел из мира, если у меня тут супругой носитель силы земли, есть дочка носитель богиня луны, и я ее сильно люблю?
  -Ты расстался со своей супругой. Ты не создан для домашнего земного уюта. Как я читал в преданиях, носительство света вынуждало тебя постоянно скитаться по миру, рассеивать тьму в сердце и умах людей и показывать заблудшим душам путь к свету. Какая женщина захочет иметь мужа бродягу?
  Выходим из храма, Ан радостно кричит собравшимся людям, что в храме теперь есть лунная купель с живой водой и нужно выбрать жрицу и всем обязательно нужно причастится, или пройти обряд очищения. Люди уже не могут орать, они хрипят, но разобрать слово праздник и пир можно и по губам. Ан не был бы вождем и королем, если бы не мог улавливать такие моменты. Поэтому они громко закричал:
  -Пир, сегодня будет пир, Празднуем новый храм А, радуемся, у нас есть лунная купель и живая вода. Радуемся силе земли, луны и солнца.
  Народ радостно взревел. Женщины понеслись доставать припасы, мужики побежали сбивать столы и тащить бочки с пивом и вином. Детей озадачили собирать ветки для костров. Всем нашлось дело. Всем хотелось устроить хоть маленький, но праздник.
  Праздник удался, хоть и был вечер, когда так неожиданно был освещен храм, но до ночи удалось и зажарить мяса и попить пива, попробовать графское вино, восславить богов за нечаянную радость и надежду на восстановление королевства и гибель черных. Тем временем показалась луна, и к храму стали стекаться женщины. Ан едва слышно прошептал, что собираются женщины, которые хотят стать жрицами Луны. Жрицей может быть только женщина, у которой были или есть дети. Семейные женщины к обряду не допускаются, только вдовицы или женщины, чьих мужей черные захватили в плен. А раньше, до нашествия черной нечисти, в жрицы брали только вдовиц, у которых умерли дети.
  -У нас очень много вдовиц и жен, чьих мужей черные захватили в свои загоны, с болью произнес Ан. Смотри сколько их идет к храму. Женщина, которая станет жрицей, навсегда отрекается от радостей мира, она может только помогать людям и еще, жрицы храма всегда идут впереди войска, они воодушевляют воинов на битву, поют гимны А, сражаются в первых рядах и обычно погибают. В обычной жизни они лечат людей, собирают и обиходят сирот и стариков, помогают людям выйти из тяжелой ситуации. Взамен требуют добровольных подношений, на которые покупают оружие, нанимают отряды. Но сами живут бедно, как жил отец их богини, - скромное рубище и кусок хлеба с сыром. Сейчас Андр, ты увидишь очень древний ритуал, он требует молчания, так как иначе женщины вправе убить виновника голыми руками. Такое раньше зачастую и было.
  Тем временем сотни женщин подходили к храму, скидывали с себя всю одежду, оставаясь абсолютно голыми. Они поднимали руки к луне и начинали кружиться. До нас донеслась необычная музыка, которая казалась, шла с неба, как будто само небо играло на хрустальной свирели. Музыка постепенно убыстрялась, женщины кружились, с раскинутыми руками, стали кружить вокруг храма. Постепенно выстроился гигантский хоровод, состоящий из кружащихся и танцующих женщин. Они вертелись и танцевали странные танцы, все больше напоминающие бой с мечом и копьем, но делали это как будто во сне, не видя друг друга. В тоже время, хоровод представлял собой единый организм, никто не пересекался и не мешал друг другу. Музыка все убыстрялась и убыстрялась, из круга стали выходить женщины, которые отползали назад. Тем временем круг сужался и сужался, раздался глухой удар, и единый крик всех танцующих: 'АР!!' и в хороводе появилась серебристая детская фигура с флейтой в руках. Дальнейшее мне запомнилось как нечто безумное, во главе с этой серебристой фигурой, женщины кружились все быстрее и быстрее, все больше и больше женщин выпадали из круга и отползали назад. Периодически слышались ритмичные крики 'АР!!' и танец все убыстрялся. Наконец осталось не так много плясуний, все они были окутаны лунным светом и вертелись настолько быстро, что невозможно было их пересчитать. Наконец раздался лютый отчаянный крик 'АР!!' и свечение погасло.
  - Все, надо ждать утра. Обряд свершился, утром мы увидим новых жриц.
  -Я видел свою дочь? Ее зовут Ар?
  -Ты видел воплощение своей дочери в главной жрице, а дочь твою зовут Ар.
  -Сколько обычно жриц у храма?
  -Всегда три, одна главная, остальные помощницы. Если старшая жрица умирает, остальные жрицы участвуют в хороводе Ар наравне со всеми женщинами. Это великая честь, многие мужчины гордятся, что у них в роду, были жрицы.
  -Ан, я предлагаю завершить праздник. Благословление храма и выбор жриц это хорошо, но черные никуда не делись и вскоре они нас найдут.
  -Андр, праздник закончен, посмотри все уже ложатся спать. Все люди понимают, что завтра будет тяжелый день.
  
  
  Глава 9. Похороны бойцов.
  Силы источника. Военный совет. Наша хитрость раскрыта.
  
  Утро началось с того что меня разбудил Ан и сказал тихо одеваться. Была глубокая ночь, и до рассвета было много времени. Встревожено я спросил у него:
  -Что случилось, нападение черных? Плохие вести? Что-то с графом?
  -Нет Андр, просто у нас есть храм, и мы должны похоронить своих солдат.
  Дойдя до храма увидел всех уцелевших бойцы, которые добрались со мной до Медовой. Был даже Первый, он все еще не мог ходить, но ноги уже чувствовал. Все были в сборе. Ан попросил меня развести костер, а всех остальных подготовить дрова для ритуала. Еще немного и костерок в храме запылал. Подняв глаза после розжига костра, я обомлел, три наших женщины, в том числе и Лину, изменили свой внешний вид, если я правильно понял они и стали жрицами храма. Все трое теперь имели серебристые волосы, серебристо-серого цвета глаза и молочно белую кожу. По внешнему виду, они сильно оказались похожими на черного воина, который вел с нами переговоры, непроизвольно подумал я.
  -Они стали жрицами луны, они более не обычные люди, они могут то, что не могли раньше, и у них есть своя магия, опасная для черных. - прошептал мне Ан.
  Мы взялись за руки, вокруг костра, напротив меня сидел Ан. Он начал обряд с пения, в котором прославлял всех воинов павших за родную землю, продолжил гимном во славу земли, солнца, луны. Когда он упоминал каждую их стихий, замерцал белый камень купели, зажегся мой амулет, вода в источнике сделалась странного молочного цвета.
  -Силы нашего мира слышат нас, воскликнул Ан, - и торопливо достал из свертка первую прядь волос своего солдата.
  Он долго пел, рассказывая про каждого солдата, освобожденного пленника, женщину, рассказывал про их подвиги, про то, сколько черных, его воин смог убить. Периодически к нему добавлялся кто-то из нас, вплетая свою историю и восхваляя павшего. Пел и я, это шло от души. Наконец в конце ритуала, Ан встал и поклонившись спросил:
  -Земля, Луна, Солнце, - достойны ли эти воины, умершие за правду и свой народ достойного поcмертия?
  После этих слов наступила тишина. Тишина не обычная, такого не бывает в обычной жизни, полное ощущение мы открылась дверь другого мира и мы переместились в него. Повернувшись, обратил внимание, что рядом с нами стали появляться помянутые воины. Я увидел Гидона и Сирона, они стояли с копьем и мечом и радостно мне улыбались, рядом с Лину и другими жрицами стояли духи погибших женщин, они радостно о чем-то переговаривались, чуть дальше наших мечников, облепили бывшие пленники, судя по жестам, живые рассказывали мертвым, как они славно за них отомстили. Рядом с Аном вообще было не протолкнуться, практически вся погибшая сотня обступила своего вождя и короля. Рядом с Торином и Элссой стояли гномы и эльфы, видно было, что они счастливы снова повидаться. И тут вдалеке раздалась мелодия, эта мелодия, вытягивала из меня душу, она заставляла плакать и смеяться, радоваться и горевать, скорбить и чувствовать себя счастливым. В центр костра зашла Лину, она играла на флейте, играла, играла, играла. Постепенно все духи окружили наш костер, еще миг и один из духов получил серебряную молнию от флейты и пропал, молнии мелькали одновременно с песней и наконец, когда духов уже не осталось, музыка закончилась звуком расколотой вазы и Лину рухнула в костер.
  Подпрыгнув, моментально вытащил ее из костра, оглядел своих спутников. Все они находились в полном шоке, кое у кого даже тряслись руки.
  -Сама Ар проводила их в дорогу, у наших павших будет счастливая судьба, - шептали воины.
  -Я хочу таких же поминок, это славно, умереть в битве за А, чтобы меня проводила и наделила хорошим посмертием сама Ар, - сказал Ан. Все были с ним согласны.
  Еще мы долго сидели, обсуждая и поминая погибших, но у всех живых, кроме меня и жриц, в глазах было желание такого же ритуала. Вот и еще одним мифом в этом мире больше.
  Через час, на рассвете, когда мы собирались разойтись по делам, раздались удары по железной свайке часовым и криками 'черные'. Вот тебе и поминки провели, подумал я. Быстро понесся в сторону прохода между стеной и правым отрогом скалы. Тревога оказалась ложной, так как черные, конечно были, но они были связаны и тащились на аркане. К стоянке подъезжала конная сотня с графом, чуть вдалеке была видна колонна из одинаково одетых пехотинцев. Граф доехав до нас, спешился и произнес:
  -А, мой король, прошу прощения за столь ранний визит, мне пришла в голову мысль, о воздействии на черных стрел и копий, которые побывали в лунной купели. Я вижу героизм Андора, но он не поможет нам обеспечить армию эффективным оружием. Кстати сзади меня мой второй отряд конницы и еще сотня моих солдат. Так вот мысль эта пришла ко мне ночью и решительно не давала мне уснуть, пришлось ехать к моим конникам и ловить на рассвете, эту черную сволочь.
  -Да полноте граф, Вам благодарность от нас, это очень важный момент, как закончите опыты, обязательно сообщите о результатах. Что в долине, как ведут себя черные?
  -Все плохо, черные бесконечным потоком идут в обе стороны через лес топтунов, если я правильно понимаю, они не допустят нас до форта 'железные зубы'. Их уже около десяти тысяч, и силы все пребывают. Очень много конницы, видел даже легкие тараны и катапульты. Правда, тяжелые осадные машины сюда не подтащишь.
  -Есть что хорошего из новостей?
  -Хороших новостей гораздо больше. Незнамо как, но новость о благославлении богами нового храма, и появлении лунной купели с живой водой всколыхнули этот край. Пока ловил черных, видел ручейки и отряды ополченцев, многие просто со всеми семействами идут к нам на стоянку, еще немного и вы все увидите. По зеркальному маяку сплошные блики, Железные зубы готовится выйти навстречу к нам и дать возможность А пройти к храму богини.
  -Слышно что-то про эльфов и гномов?
  -Видел и тех и других, эльфы бесконечно куда-то скачут на ингах, многие из них уже щиплют черных на краю леса, гномы переписываются зеркалами со всех вершин. Я думаю, что придут все. Нам надо победить или нас зарежут на чей-то завтрак. Что там говорить, я когда тащил сюда черную нечисть, видел отряд разбойников-душегубов, которые шли на обряд очищения в храм А, чтобы после этого погибнуть в бою с черной нечистью. Я их три года ловил, и никак не получалось, а тут сами идут, и не зарубишь их, хотя стоило. А, мой король, извините, все что знал, рассказал, разрешите проследовать к храму для совершения опытов?
  -Идите граф, я вас не задерживаю, - произнес Ан, - Андр, предлагаю пройти вместе с ним к храму, думаю зрелище тебе понравиться.
  Походя к храму неожиданно увидели, что Лину деловито организовывала очередь из желающих причаститься в лунной купели. Народ стоял в очереди, молча. Если правильно понимаю, это часть обряда. Вторая жрица руководила воинскими занятиями женщин. В плотных рядах стояли женщины от совсем молодых, практически девочек, до старух, которые едва могли удержать копье или кол. Чуть дальше третья из жриц учила держать строй детей. Их не делили на мальчиков и девочек, но все в руках имели колья и небольшие луки и стрелы. По решимости в детских глазах я понял, что даже дети понимают, что это будет за битва. Подошедшая Лину, посмотрела на мой взбешенный взгляд, которым я рассматривал марширующих детей и произнесла:
  - Никто не хочет в загон. Все, кто послушал наших историй, как мы были скотом, в плен не сдадутся, все, даже дети, будут сражаться до последнего. Все кто здесь собран, прошли причащение лунной купелью и не побегут. Многие уже слышали про поводы Ар достойно погибших в бою. И живут только для того чтобы в последней битве нанести хоть один удар, но убить черного убийцу.
  -Лину, не знаешь результаты экспериментов на темных с помощью освященного оружия водой из купели? К тебе перед нами должен был прибыть граф, для этого, спросил Ан.
  -Да, мой вождь, я только оттуда. Живая вода из источника соответствует твоей крови, нанесенной на оружие. Тебе больше не нужно уродовать свои руки, Андр. Мы все рыдали, когда видели, сколько ты отдаешь своей крови, чтобы помочь нам выжить.
  -Пустое Ленни, надо спасать людей, мои раны не важны. Черных надо остановить.
  Тем временем люди, потрясенные утренним звоном свайки и криками про черных, облепили возводимую стену, и только резкие крики гномов, руководивших стройкой, заставляли их ослабить свой пыл.
  Надо пройти проведать гномов, узнать, как обстоят дела с укреплениям. С внешней стороны гнома Торина, потомок Медной жилы сосредоточенно ругался, рассматривая работу людских строителей.
  -Торин, что не так с работой, - поинтересовался я.
  -Все не так, Андр, - люди не гномы, не могут делать такой крепкий раствор, такие крепкие скобы, такие искусные стены.
  -Торин, черные гномы давно тебе попадались?
  -Андр, они были в первых рядах тех, кто громил наши крепости. Это великие мастера, хоть и черные твари. На равнине их говорят пока нет, они воюют в подземных лабиринтах, с помощью странных механизмов.
  -То есть, другими словами, то, что люди сделали, рушить будут тоже люди, если так можно конечно сказать о черных.
  -Да, так и есть, - в этом случае эта стена выстоит, клянусь киркой и медной рудой.
  -Как продвигается работа?
  -Андр, все идет быстро, все работают на износ, никто не ленится, жить хочется всем. Сегодня мы закончим стену на высоту человеческого роста, на крыльях отрогов мы заканчиваем четыре башни, каждая так приспособлена к местности, что все четыре башни перекрывают все сектора обстрела. Я с гномами и людскими кузнецами собрал 8 легких баллист и 40 арбалетов. Арбалеты собираем здесь, часть деталей, еще из наших запасов, а часть выковываем на месте. Дерево берем здесь, короче, выкручиваемся, как можем.
  -Если нам дадут еще семь дней, мы сможем закончить первую стену в высоту скальных отрогов, и приступить ко второй стене, чуть выше первой. Вторую стену надо делать с отсечными стенами на отрогах и донжоном. Это позволит нам выдержать штурм десятитысячной армии.
  -Торин, когда придут гномы? Если придут, в каком количестве?
  -Андр, гномы и эльфы придут все, все кто может держать оружие. Наши старейшины решили, мы дадим свой последний бой рядом с тобой и победим, или умрем. Сейчас мы собираем силы и перевозим людей нашими подземными дорогами. В эту долину таких дорог нет, сейчас мы бьем тоннель с северо-запада, часть эльфов идет вместе с нами.
  -Сколько вас?
  -Гномов 800 бойцов, это все, что осталось от моего народа. Точнее, все кто может держать оружие в руках. Впервые за всю историю выйдут сражаться женщины гномов. Такого не было никогда! Мы рассказали нашему народу про битву на равнине, и как там сражались человеческие женщины. Эльфы собрали 1200 бойцов, это тоже все, кто может у них сражаться, от детей до глубоких стариков и женщин. Часть сил из них, Оллса уже использует, чтобы затруднить черным продвижение в лес, часть идет вместе с нами, часть скоро прибудет на Ингах. Смотри, кажется вот они вдали.
  Повернувшись, я обомлел, за моей спиной, по дороге двигались к нашему лагерю все новые и новые солдаты, ополченцы, крестьяне с семьями и имуществом. Их были сотни, вдалеке были видны эльфы на Ингах и отряд из гномов.
  После общения с Торином, голова пухнет от новостей и событий с людьми. Начинаю понимать, что в голове уже ничего не удержишь. Ещё немного времени и здесь, в этом лагере будут тысячи людей, гномов, эльфов. Их всех надо кормить, закупать у них еду, ковать и раздавать оружие, тренировать их и учить держать строй. Другими словами, надо создавать совет, для организации всего этого. Делюсь этой мыслью с Аном. Он одобрительно кивает.
  -Андр, я согласен с тобой. Или мы организуем тут все или тут начнется хаос. Предлагаю завтра в полдень, собрать трех выборных от людей, эльфов и гномов и создать совет под твоим руководством. Иначе мы не сможем организовать людей.
  -Ан, под твоим руководством, ты вождь своего народа и король последней свободной земли. Ты и возглавишь совет. Я тоже буду в нем участвовать, но командовать будешь ты.
  -Хорошо. Сейчас отправлю людей, которые пройдутся по всем общинам, переговорим с Лину. Пусть все знают, что нужны три уважаемых старейшины для управления лагерем, по одному от каждого народа к полудню завтрашнего дня.
  - Ан, я пока предлагаю собраться через пару часов в составе: ты, я, Лину, Торин, Элсса, Анто, Граф, Второй Итан, обдумаем, как нам максимально осложнить жизнь для чёрной сволочи в военной части.
  - Сейчас пошлю за всеми, пока же Андр, попрошу тебя вместе с Лёни поучаствовать в обряде очищения. От нее пришел гонец, что-то у нее не выходит. Я же займусь тем, что подготовлю информацию по всему хозяйству, начиная с запасов еды, сырья для кузниц, наличия коней, до состояния сокровищницы для передачи выборным людям.
  Прибыв к Лину, попытался разобраться, почему не получается обряд очищения. Отряд причащения получался великолепно, любой мог пройти его, обнаженным окунувшись в купель с головой, из которой он выходил помолодевший и с сияющей серебром кожей. Сияние это быстро проходило, но человек получал иммунитет (жизненные силы), к множеству болезней и зачастую выздоравливал, если конечно был болен.
  Обряд очищения был другим и предназначался для бывших пленных, кто для того чтобы выжить, был вынужден есть человеческое мясо. Для прохождения обряда, каждый желающий очиститься, выпивал живой воды из купели. Обряд не получался, уже два тела остывали рядом с храмом - обряд просто убивал выпившего живую воду.
  В тоже время, таких бедолаг у нас было достаточное количество, так как кто-то умудрялся убегать из плена, кого-то освободили мы, кого-то люди графа и Олссы. Надо ли говорить, что все пленники мечтали пройти этот обряд, так как окружающие люди, хоть и с пониманием относились к их ситуации, но мысли что они стоят рядом с людьми, что ели человеческое мясо, приводили многих к рвоте и отторжению. Отряд причащения с ними не проходил, вода в купели начинала кипеть, и человек получал множественные ожоги. Исключение составляли жрицы, которые не проходили обряд очищения, а получали эту милость по воле богини.
  В итоге бывшие пленники неизбежно становились изгоями. У входа стояло достаточно большая толпа, состоящая из людей, гномов и эльфов которые стояли отдельно от всех и, судя по глазам, находились в полном отчаянии. Я увидел среди них отчаянных бойцов, которые не щадили себя в сражении на равнине, одну женщину из крыла Лину, которая не стала жрицей луны и ещё много народа, которые завидев меня, не придумали ничего лучше, как упасть на колени.
  Хорошо, что сама Лину побывала в их шкуре и прекрасно понимала происходящее. Шепотом она объяснила мне, что это люди, просят меня лично возглавить обряд. Они не боятся смерти, но не хотят жить, опоганенными тьмой. Обряд этот может проводиться или жрицей или А или носителем силы луны Ар. Я посмотрел на толпу этих несчастных людей, вспомнил, как Лину ползла к своему убитому ребёнку, вспомнил как все люто и яростно сражались и спасали друг друга от смерти. Вспомнил все и произнес:
  -Не смертные эти, виновны в том что было. Человек, эльф, гном - слаб. Виновен я, что ушёл от вас и бросил мир на поругание черным.
  Я по наитию подошёл к купели, набрал в горсть живую воду и подошёл к толпе и стал поить людей. Каждый, кто выпивал воду из моих ладоней, падал и начинал биться в конвульсиях. Их выворачивало наизнанку, я думал, что все они неизбежно умрут, но до конца дня умер один человек и один эльф. Как потом объяснила мне Лёни, они уже полюбили вкус разумного мяса и не смогут остановиться. Вода источника знает это, потому и убила их. Все остальные, прошедшие обряд очищения, получили как знак отличия от других людей, серебрянные брови. Все они получили очищение, но лишались права иметь детей. По словам жрицы это была плата за поедание чужой плоти. Источник давал таким людям возможность отомстить чёрным за свои грехи, но не давал право продолжить свой род дальше.
  Странно, люди знали это, но все стремились к прохождению ритуала.
  Как пояснила мне Лину, все эти бедолаги, потеряли свои семьи в загонах и все их мысли были убить как можно больше чёрных тварей. Для этого они готовы умереть не задумываясь. Эти люди всегда идут впереди строя и сражаются как безумные. Покончив с эти страшным обрядом вернулся к своему шатру, внутри которого уже был готов простой обед и сидели все приглашённые на военный совет. Единогласно решили сначала перекусить, как раз к обеду, да и я был вымотан ритуалом очищения. Трапеза была простой, злаковая каша, по кружке пива и по ломтю сушеного мяса. Но даже такая простая еда в спокойной обстановке умилила меня. Вроде недавно только пришёл в этот мир, а первый раз спокойно ем без диких криков, а ля поели и всем бежать. И то хорошо.
  После обеда, собрали совет. Сначала выступил Ан, проинформировал, что завтра будет выбран большой совет из тройки людей, гномов и эльфов, которые помогут ему и А управляться с хозяйством, строительством, обучением войска и его вооружением. Далее поднялся я и сказал:
  - Сюда приглашены те, кто отвечает за боевые действия. Предлагаю начать с того что выслушаем всех присутствующих. Начнём с самых молодых.
  Первым выступил Второй Итан:
  -Я считаю, начал свою речь Второй, что все наши попытки прорваться бессмысленны, нам не пройти долину, это не меньше дневного перехода. Чёрных много, они не пропустят нас. Мы должны максимально укрепить лагерь, собрать ополченцев и обучить из них армию. Но только отсиживаться нельзя, надо сформировать конные отряды для внезапных ударов по чёрным. Нужно устраивать рейды конных лучников, и кроме того, переговорить с гномами, возможно ли закрыть проход из западных предгорий через лес топтунов. Если это возможно, вся армия черных на равнине, окажется в ловушке. Их конечно больше чем нас, но после появления источника мы можем окунать наше оружие в источник и сражаться здесь наравне с чёрными.
  Далее встал Анто и заявил следущее:
  -Идея Итана хороша, но вопрос, а что мы будем здесь есть, когда закроем в ловушку чёрную армию? У них есть источник пищи, это мы. А вот у нас за счёт облав чёрных все прибывают и прибывают ополченцы, которые не будут этой весной пахать землю и выращивать мумов, а охотой многотысячное войско не прокормить. Если чёрные возьмут нас в осаду, то долго мы не протянем. У королевства есть скрытые склады, часть можно перебросить с севера, но без решительной атаки и соединения с силами железных зубов и остальной частью королевства нам долго не выдержать.
  -Эльфам нравится рейдовая война, - заявил Элсса, мы совместно с людьми графа и за счет использования стрел, омытых водой источника, в значительной степени увеличили возможности убивать чёрных. Только за прошедший день, эльфам с людьми графа удалось из засад убить примерно сотню черных пехотинцев, потеряв три десятка бойцов. Фактически сейчас граница между чёрными и нами проходит по краю леса и степи. Мы держим позиции, что позволяет ополчению прибывать к нам беспрепятственно.
  - Я согласен с наследником элссой, - добавил граф Конрад, - только он забыл добавить, что после неожиданных для чёрных потерь от наших луков и арбалетов, они тоже достали их из хранилища и сегодня мой воин получил в живот черную стрелу из арбалета. Их арбалеты стреляют с большего настояния, чем можем мы. Я прямо перед советом общался с воином, который только благодаря лунной купели не ушёл к предкам. Мобильная война имеет свои пределы и вопрос продовольствия в ней решающий.
  -Люди готовы отдавать последнее ничего не требуя взамен, храм расплатится за все сданные ему припасы, - сказала Лину, - но это капля в море, нам не прокормить многотысячное войско. Мы формируем отряды из женщин и детей, эти отряды выйдут при безвыходной ситуации. Также на текущий момент у нас около пятьи десятков серебробровых, а каждый из них и раньше умудрялся убить хоть одного чёрного, а после освящения оружия водой из источников, каждый стоит минимум пятерых чёрных.
  - Гномы тоже умеют сражаться, но без закрытия дороги из западных предгорий у нас нет шансов. Я с болью в сердце говорю об этом, так как там моя родина, мое королевство, которое я хочу возродить. Про оплату за припасы, - мы вывезли сокровища гномов, все это я передам сегодня храму, как и наследник Элсса, это наше решение. Мы хотим начать с этого лагеря начинать освобождать землю. Если падет форт железные зубы, то этим фортом равнина, и спасения - нет. Мое предложение следующее. Люди графа и эльфа продолжают заниматься мобильной войной, нанося удары предпочтительно из засад. Прибывшие эльфы и охотники из людей к ним присоединяются, максимально удерживая войска чёрных на грани степи и леса. Прибывшие гномы поднимаются вверх ущелья и долбят перешеек из озера, для того чтобы перекрыть дорогу через Зеленые горы чуть ниже леса топтунов. Такой план я предлагаю.
  -Я предлагаю взять план Торина за основу, но продумать возможность атаки на чёрных, вымотав сначала их силы при осаде лагеря, - добавил я.
  -А я, как самый старший по возрасту, и являясь королем последнего свободного человеческого государства, добавлю что поддерживаю план Торина, предлагаю взять его за основу, с дополнениями Андра, но хочу добавить с этому, что мы имеем связь с гарнизоном форта 'Железные зубы'. И есть большая проблема, их оружие без источника с живой водой из лунной купели или крови Андра на нем против чёрных бесполезно. Надо или Андра доставить в железные зубы или обьединить армии здесь. Андра доставить в форт не возможно. Надо продумать, как перекинуть силы форта сюда. Просьба гномов и эльфов обдумать это вопрос. Возможно есть скрытые тропы или подгорные проходы. Предлагаю встречаться каждый день, в таком же составе, обмениваться информацией, и отшлифовывать план. Главное понятно что надо делать, - закрывать Зеленые горы, отвоевывать равнину обратно. Когда этого добьёмся, проводим Андра к богине для инициации, далее думаем, как помочь нашим братьям торину и элссу отвоевать свои королевства.
  На этом совещание было закончено, остался только Торин доложить, как продвигается работа по возведению стен. По словам гнома, в данный момент работа остановлена, по причине нехватки воды и сказать когда будет стена готова, он не может, так как надо решить 'водяной' вопрос, который без меня и лунной жрицы не решить. Выходим из шатра, видим Лёни, которая с грозным видом ожидает гнома для разговора.
  - Лину, для того чтобы закончить стену, мне нужна вода. В этом ущелье, ее просто нет. ДО этого мы набирали воду в искусственный пруд, сейчас она закончилась. В самом начале ущелья, течёт река с самых вершин гор, но она водопадом впадает в глубочайшее ущелье, которое отводит воду в озеро. Это озеро находится южнее и западнее нашего ущелья и нависает над ущельем, по которому идёт гномья тропа. Об этом ущелье он упоминал на совете, там достаточно разбить перемычку из скальных пород, снега и льда, или проделать широкий тоннель, вода хлынет вниз и ущелье с тропой станет непроходимым. В своё время озеро и ущелье вдоль тропы гномов, были единым целым, но после землетрясения, произошедшего в незапамятные времена, каменный обвал засыпал ущелье, и западная часть озера за неимением притока обмелело. На ней его предприимчивые предки соорудили гномью тропу. А вот с восточной стороны образовалось глубокое озеро с чистейшей водой. Беда заключается в том, что землетрясение создало глубочайше ущелье, которое собирает все воды с близлежащих вершин и отводит их на юг и запад. Это озеро за счёт большого притока воды затопило все гномьи рудники по добыче драгоценных камней, меди и серебра.
  -Торин, ты так можешь часами рассказывать печаль гномьего народа и легенду о возникшем озере, давай ближе к делу.
  -У нас нет воды в этой долине вообще! Для питья и готовки воду привозят, ее пока хватает, хотя гномы с людьми уже тянут водовод, с начала ущелья. Но это займёт ещё дня три, а стену ему надо заливатьуже сегодня. Стена наша заливается смесью гипса, известняка, пустой породы и гномьими материалами для вязкости и нужна вода, много воды. А ее нет. Я набрался смелости и пошёл к жрице с просьбой подвести водовод к лунной купели, и чуть было не лишился жизни. Мне едва удалось убежать на совет.
  Вопрос был серьезный, жрица рассматривала такое предложение как святотатство, я так не считал, и нашёл приемлемый вариант решения.
  -Лину, если после того, как мы захватим долину реки железной и отбросим чёрных, я построю здесь огромный храм луны и построю дома для послушников, которые прошли обряд очищения, им же нужна будет стена чтобы жить в уединении и оттачивать своё боевое умение?
  -А гномы помогут построить храм и проведут полноценный водовод сюда.
  -Предложение более чем щедрое, а, но надо посоветоваться с источником, он практически живой. Пойдём к нему Андр.
  Приблизившись к источнику, увидел что он кипит, и клокочет в купели, но на землю не проливается ни капли. Посмотрел на беснующийся источник, снял с шеи амулет, поднял его к солнцу, чтобы он напитался силой и погрузил его в купель. Источник моментально приобрёл золотистый цвет воды, успокоился, в нижней части купели появилось отверстие, откуда полился золотой ручеек воды, который потек напрямую к пересохшему пруду, откуда Торин брал воду для раствора.
  -А, ты опять явил нам волю богов, храм даёт согласие на использование живой воды для строительства стены.
  -А, сейчас же попробую первую заливку, о результатах доложу лично.
  Я вышел из храма, прошел к себе в шатер и тут на меня накатило. Я отчетливо увидел как эльф и человек отчаянно отбиваются от черной пехоты и узнал их лица, это был молочный брат нашего графа и эльф, лучший проводник. Тем временем в видении увидел что обоих воинов сбили с лошадей и связав погнали куда-то вперед. Один из черных всадников спешился и поднял железную коробку, в глазах его пылала ярость. Все, наша хитрость раскрыта, через три дня вся черная армия будет здесь и начнет атаку.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"