Точилова Татьяна Александровна: другие произведения.

Healing (часть пятая)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    То, о чем вы так долго мечтали. Наслаждайтесь.

  С самого утра у Ени было плохое настроение, в причинах которого она разбираться не стала. Очевидно, что они были и их было слишком много. Её мрачность ещё усугуби-лась, когда она заметила в одном из малолюдных коридоров Академии нахохлившегося Лецри. Некоторые люди в состоянии раздражения становятся говорливыми, из других слова не вытянешь. Когда у Ени бывало не самое лучшее настроение, она переходила на телеграфный стиль общения. Тем более что с Акарасом взаимопонимание у них было на высоте:
  - Понял?
  Кивок.
  - Осознал?
  Депрессивный кивок.
  - Ну?
  Парень только вздохнул. Ени тоже сказать больше было нечего, и она просто отвер-нулась и прислонилась спиной к стенке.
  - Конечно, так больше продолжаться не может, - тихо начал Карс. - И я, наверное, это знаю лучше всех. Потому что... - он запнулся, - можешь не верить, но мне кажется, я давно знаю ответ.
  Айения постаралась сделать свой смешок хотя бы беззвучным.
  - Но... мне страшно... Да, я - трус, я признаюсь, - поспешно добавил он, чтобы его слушательница не успела ничего вставить, - это не самое серьёзное откровение в моей жизни, предыдущее, при котором ты присутствовала, было пострашней. И пугает меня не неизвестность, ну, не только неизвестность, но и то, что когда я сделаю последний шаг, назад дороги не будет. Такое вот я... Поэтому, Айя, помоги мне, пожалуйста, - он повер-нулся и поглядел на девушку умоляющими глазами.
  Если бы дело касалось чего-нибудь другого, Айения, скорей всего, пристыдила бы его, издевательски заявив, что "высокородному наследнику, тем более собирающемуся стать летчиком, не пристало колебаться в принятии решений, а тем более просить других, чтобы решение приняли за него". Но за последнее время она была очевидцем слишком многих изменений в людях, которым не повезло влюбиться. И на собственном опыте ис-пытав смятение, с которым не в силах справиться, кажется, никто в мире, она не могла от-казать Акарасу в помощи. Ведь ему требовался толчок не в том, чтобы выбрать кого-то, а чтобы просто выбрать. Поэтому к вопросу нужно было подойти осторожно.
  Лецри с напряжением следил за размышляющей подругой. Наконец, она вздохнула и произнесла:
  - Представь, что их не станет в твоей жизни. Что ты почувствуешь?
  Мыслительная работа так явно отразилась на лице парня, как будто от ответа зависе-ла вся его жизнь. А может, и вправду зависела. Айения уголком глаза наблюдала за ним, ловя малейшие нюансы мимики: напряжение, волнение, сомнение... И вдруг Акарас ши-роко распахнул глаза и как будто застыл. Заинтересовавшись, Ени повернулась к нему. Наконец, его лицо смягчилось и он широко улыбнулся, встал и обернулся к подруге:
  - Спасибо!
  Ени давно не видела Акараса таким радостным, точнее сказать, она никогда его ТА-КИМ не видела. Как будто туго сжатую пружину распрямили и он наконец-то мог вздох-нуть свободно. Глядя в его умиротворенные и сияющие глаза, она тоже вздохнула с об-легчением.
  - Наконец-то всё?
  Он кивнул с полувиноватой улыбкой.
  - Извини за всё беспокойство и проблемы, которые я тебе причинил.
  - Ничего-ничего. Так... кто?
  Акарас улыбнулся словно кот, наевшийся сметаны. Нет, конечно, в этот момент он был зверски притягателен и очарователен, но Ени серьезно захотелось его стукнуть.
  - Мне-то и не скажешь?! Неблагодарная...
  - Айя, - он в одно мгновение стал серьезен и Ени тоже замолчала. - Нет такого чело-века, которому я бы был обязан больше, чем тебе, но в этом вопросе... - он остановился и глубоко вздохнул, - у меня есть приоритетные обязательства перед другими лицами. Ты ведь понимаешь?
  - Разумеется, - продолжать словесные перепалки в такой момент было неуместно. Она подошла поближе и потрепала его по волосам, хотя это и было сложно сделать при их разнице в росте. - Молодец.
  Он поймал её руку и сжал в своей.
  - Может быть, только ты и сможешь понять и оценить эту мою победу, но этого мне достаточно.
  "Лецри становится все круче с каждым днем. Скоро я начну чувствовать собствен-ную неполноценность", - вторую часть мысли Ени добавила скорее по привычке, ибо она действительно гордилась своим другом. Весь его прогресс прошел у неё на глазах с того самого дня, когда Оролен избила его на виду у всего города. Теперь она понимала, что са-мым сложным для него было не перестать вести себя как заносчивый ублюдок, а начать строить отношения с людьми. В этом он нуждался так сильно, что ухватился за неё как соломинку. И вот теперь, меньше, чем через год, он стоит перед ней, принявший самое важное решение сердца.
  - В общем, могу я сегодня снова нанести вам визит? - вопрос вырвал её из раздумий.
  - А? Зачем? Что, уже? - поразилась она его оперативности.
  - А зачем тянуть, если всё уже решено. И так уже прошло слишком много времени.
  - Ого. Ух ты. Ну ладно. Вроде, девчонки в подходящем настрое. Дерзай.
  - Хорошо. Мне пора на летные занятия. Увидимся вечером.
  - Э-э-э, ладно, - всё было как-то слишком быстро. - Я хочу тортик, слышишь!
  
  Коробку со сладкой взяткой Акарас вручил Ени, как только она открыла дверь.
  - Хэл у себя в комнате, Оро в зале. Я им ничего не говорила, - несмотря на то, что она больше всех хотела, чтобы все кончилось хорошо, смесь любопытства и ожидание представления всё-таки проклевывалось сквозь благие намерения, поэтому она жадно сле-дила за тем, что Лецри собирается делать. Он помолчал полминуты и, когда Оролен уже спросила из зала, кто пришел, поднял голову и сказал:
  - Я хочу поговорить с Хэллин.
  Ени внимательно посмотрела на него и, ни слова не говоря, направилась в главную комнату.
  - Оролен, - только и произнесла она, появившись из коридора вместе с Акарасом. Наверно, если бы на неё набросился огромный инопланетный монстр, девушку это бы так не поразило. Хотя, это же Сакаят, конечно, не поразило бы. - Третья дверь направо, - по-казала Ени направление кивком головы. Парень кинул один взгляд и прошел дальше, а Айения присела рядом с подругой.
  Это было наглядной иллюстрацией шока: до Оро, наверное, ещё и не дошла суть происходящего, ей сраженный вид производил настолько сильное впечатление, что, хотя Айения знала, что сочувствие - наименьшее, чего бы она хотела сейчас, но не могла не испытывать эту щемящую боль в груди, которая, наверняка, была лишь бледной тенью состояния её подруги. Потому что мало-помалу оцепенение начало проходить и Оролен, видимо, боролась изо всех сил, чтобы осознание не заставило её свершить ничего недос-тойного.
  - Вот, значит, и всё... - одними губами произнесла она и, плотно-плотно зажмурив глаза, откинулась назад. Больше всего сейчас Ени хотелось как-нибудь утешить подругу, но она не могла, потому то понимала: сейчас Оролен держится из последних сил и если она сейчас не справится со своими эмоциями, то потеряет последнее, что ее может удер-жать - свою умопомрачительную гордость и жесткость. Поэтому Ени оставалось только сжимать кулаки: вмешательство в чужие дела всегда имеет свою цену...
  И тут из коридора послышались шаги...
  
  Тихий стук в дверь немного удивил Хэллин: обычно её соседки просто громко спра-шивали можно ли зайти.
  - Чего? - не теряя времени на неуместные "кто там", сразу спросила девушка. Ответ заставил её горло пересохнуть.
  - Элруд, это Акарас Лецри, могу я зайти?
  - А? Да... - пока дверь открывалась, она сообразила, какая она идиотка, даже не про-верила, в чем одета! Но вид Лецри на пороге её комнаты заставил подобные мелочные треволнения испариться. Он был слишком серьезен, что ему невероятно шло, но в этот раз не его сногсшибательная внешность нанесла основной удар. Может, это была та самая ин-туиция, которая ей подсказала, что сейчас вот все решится. Хотя логически тоже... Зачем бы он появился так скоро для разговора наедине? И ещё она верила словам Ени, что он скоро примет решение... В любом случае, сейчас это было неважно.
  Лецри подошел к креслу, на котором она сидела, и очень-очень серьезно посмотрел ей в глаза. Кажется, её сердце перестало биться.
  - Хэллин, - выдохнул он. Точно перестало. - А ведь я по-настоящему не просил у те-бя прощения, только передал через Айю... - он опустился на ковер почти на колени и, глядя теперь на неё снизу вверх, повторил, - Хэллин... я сожалею о том, что я тогда ска-зал, и вообще о всех своих недостойных поступках, и о всех тех случаях, когда я причи-нил тебе боль. Я прошу прощения...
  - Не надо. Это уже не важно... - все-таки сочетание Лецри и напоминание о её про-исхождении вызвало предательскую слезу, уже докатившуюся до середины щеки.
  - Хэллин. Прости меня...
  
  Шаги принадлежали Акарасу. И он был один. И бледен как смерть. Прислонившись к косяку двери, он неотрывно смотрел на обернувшуюся на звук Оролен. Ени тоже обер-нулась, но ей показалось, что в этой комнате значение её присутствия отчаянно стремится к нулю.
  Наконец кто-то в этой композиции пошевелился, Айении отчаянно не хотелось де-лать этого первой. Оро встала и, отворачиваясь, чтобы скрыть покрасневшие глаза, спро-сила грубовато-хриплым голосом:
  - Что ты сделал с Хэл?
  Акарас не отвечал. Оро упорно глядела в угол, наверное, чтобы не разрушить нежно лелеемый супер крутой имидж, о котором из присутствующих уже никто и не думал. Лец-ри медленно приблизился к ней, и через полминуты она словно нехотя повернулась к не-му, отчаянно нервничая под его пристальным взглядом.
  Парень втянул воздух и... выдохнул. Очевидно, это всё-таки оказалось сложнее, чем он предполагал. Тогда он прокашлялся.
  - Это... Сакаят... - он словно в ледяную воду прыгнул. - Ты мне нравишься. Несмот-ря на все твои... далекие от идеала качества, - первую часть фразы Оролен переварить ещё не могла, но вот вторая ей была знакома, и она по привычке грозно сжала челюсти. - Я... хочу, чтобы мы были вместе, - и он вопросительно посмотрел на Оро.
  "Какая примитивщина. Представляю, чего бы наплел Рэйф в такой ситуации. В чем-то неопытность имеет свои преимущества", - Ени улыбнулась и расслабилась. Может и невольно, но Акарас использовал самое убойное оружие - прямо высказал свои чувства, от чего устоять было невозможно. Вот и Оролен как будто покачнулась, услышав такое, и сейчас пыталась обработать поступившую информацию, Либо к такому нельзя быть гото-вым, либо она даже не рассматривала возможность того, что выберут её, либо "ориги-нальное" признание сбило её с толку. А может, "прекрасные глаза" Акараса, смотрящие на неё так пристально с такого близкого расстояния, убивали всю мыслительную деятель-ность на корню. Наконец, верх взяло элементарное раздражение: краснеть-бледнеть тут перед Лецри?! Чтобы он тут меня за дурочку считал?! Да ни за что!
  - Я... это... согласна... - тихий ответ получился таким же достойным как и призна-ние. - Ты мне... тоже... нравишься...
  Улыбку Акараса вполне можно было бы использовать для освещения не то что Друина, а половины материка.
  - Правда?! - господи, куда уж глупее это могло бы стать? И куда прекрасней? Оро-лен кивнула и не смогла удержаться от ответной улыбки, смущенной и застенчивой, кото-рая, казалось, не могла ей принадлежать.
  - Отлично! - неизвестно, сколько бы они стояли напротив друг друга, не замечая ни-чего, если бы Ени намеренно не пошевелилась. Она-то здесь ночевать не собиралась.
  - А... Айя, - Оро тоже обернулась и посмотрела на подругу, как будто в первый раз её увидела, впрочем, свежеиспеченная парочка уделила ей секундное внимание и верну-лась к прежнему состоянию. - Я, наверное, пойду... - Оро кивнула. И тут Ени впервые увидела, что такое влечение, до того почитаемое ей за метафору. Между её друзьями словно протянулись какие-то токи, заставляющие дрожать каждую клеточку тел и притя-гиваться друг к другу. Проблема в том, что они не знали, что с этим делать. Хотя, если бы её здесь не было...
  Акарас нехотя сделал шаг назад и так, почти пятясь, дабы не разрывать зрительный контакт, покинул квартиру, напоследок послав ещё одну убийственную улыбку. Когда Оро наконец отвернулась от двери, на её лице сияла почти такая же. Впрочем, оправилась она на удивление быстро.
  - Чёрт! Я ничего не сказала по его недостатки! А-а-а!
  - Не волнуйся, у тебя на это теперь будет куча времени.
  - Да, наверное... - Ени видела, что она с трудом удерживалась от того, чтобы не за-вопить от распирающих эмоций, и улыбнулась. Всё действительно закончилось.
  Словно холодный ветер подул оттуда, где располагалась комната Хэллин, и девушки вспомнили, что для ещё кое-кого всё только что закончилось тоже. Взгляд Оролен выра-жал столько тоски по контрасту с недавней радостью, что это казалось невероятным. Впервые за все время их дружбы она не могла утешить свою подругу, да и просто поя-виться у неё сейчас перед глазами.
  - Ени, сделай, пожалуйста, что сможешь... - она даже не просила, ведь Хэллин была их общей подругой, а просто хотела передать свои чувства. Нет, не сочувствия, а сожале-ния о том, что сейчас не сможет разделить боль Хэл. - Наверное, меня ночью сегодня не будет, - неверящая улыбка вновь стала появляться у неё на лице.
  - Хорошо, - Айения наблюдала, как Оролен, только надев кроссовки и накинув курт-ку, исчезла из квартиры, даже не закрыв дверь, и, судя по звукам, побежала по лестнице наверх на крышу. Видимо, сегодня путешествие по земле не соответствовало её настрое-нию: к счастью, дома в Друине стояли достаточно близко, чтобы, при наличии достаточ-ной физической подготовки, можно было не спускаться вниз совсем.
  А теперь нужно было оказать поддержку другой её подруге: последняя, она надея-лась, плата за вмешательство в чужие дела. Дверь в комнату Хэл была приоткрыта, и она только тихонечко толкнула её, чтобы увидеть щемящую душу картину: девушка просто сидела на кровати, уткнув лицо в колени, и тихо плакала. Ени тихонько приблизилась к ней, присела и осторожно дотронулась до плеча: любой знак или намёк и она бы ушла, если бы Хэллин хотела оставаться в этот момент одной. Но только её рыдания стали гром-че и Ени так же осторожно приобняла свою подругу. Слова были сейчас как никогда бес-полезны, и единственное, что она могла сделать, - это разделить с ней эти тяжкие часы. Если Хэллин это было нужно, если она этого хотела, Айения осталась бы так на всю ночь.
  Но мало-помалу всхлипы стали стихать и наконец Хэллин подняла голову.
  - Всё нормально, - её голос стал настолько хриплым, что его было трудно узнать. - Иди спать.
  - Элруд, передо мной можешь не выпендриваться. Я буду с тобой, пока ты не за-снешь.
  В комнате было темно, и Ени не могла увидеть реакцию Хэллин, но она без даль-нейших возражений, не раздеваясь, легла в постель. Ени, сжимая её ладонь в руках, при-слушивалась к её попыткам заснуть: судороги плача всё ещё иногда сотрясали её тело, а дыхание то и дело становилась прерывистым, но вот наконец и оно выправилось, и ослаб-ла хватка её пальцев на руке Ени, а ведь та даже и не замечала никакого давления. Для то-го чтобы быть уверенной в том, что Хэл точно погрузилась в сон, она ещё некоторое вре-мя просидела у её кровати, размышляя о случившемся. Не обсуждая сам по себе карсов-ский выбор, она признавала, что все прошло наилучшим образом. Как бы не хотелось, вряд ли существовал вариант, при котором никому бы не было больно. И к действиям Лецри у неё никаких претензий не было, он сделал все на удивление правильно. Однако... Оро и Хэл всегда были для нее неразрывным целым, и было как-то тревожно осознавать, что сейчас одна из них летает по крышам в буквальном смысле этого слова, не в силах скрыть обуревающее ликование, а другая лежит сейчас, сжавшись в комочек, под одеялом и пытается смириться со своим разбитым сердцем. Ени оставалось только верить в то, что их дружба перенесет и такое стихийное бедствие как Акарас Лецри.
  Наконец, точно уверившись, что Хэллин заснула, Ени вернулась в свою комнату. Лунный свет настолько ярко заливал всю комнату, что включать освещение не было необ-ходимости. Хотя сегодняшний вечер разделил для некоторых привычное течение жизни, но утро завтра настанет так же неотвратимо, значит, надо готовиться к следующему дню, который без всяких скидок потребует выполнения всех обязательств и преодоления всех препятствий. Ени задумчиво разделась, все ещё под впечатлением от недавних событий, легла в постель, с наслаждением потянулась, последний раз глянула на яркий диск за ок-ном и закрыла глаза.
  
  Если так подумать, то это, наверное, был первый за оооочень долгий период времени день, когда Авито не всплывал у неё в памяти. И не до того ей было, мысли постоянно ве-ртелись вокруг Карса-Оро-Хэл, поэтому, наверное, она и была в таком шоке, когда откры-ла глаза.
  Очевидно, все ещё стояла ночь, но очнувшейся Айении было трудно это понять. Свет Луны стал настолько нестерпимым, она как будто заглядывала прямо в окно, и Ени показалось, что прямо ей в глаза уперся свет включенных прожекторов.
  Словно придавленная этим сиянием, она поднялась и подошла к окну. Свет стал привычней и яркость не была уже такой нестерпимой, и Ени смогла рассмотреть эту столь необычную Луну. Необычную прежде всего цветом: не мертвенно-бледным, как обычно, а бледно-жёлтым, почти золотым. Золотистое марево размывало контуры кратеров, которые были очень легко различимы, казалось, Луна нависала прямо над крышей дома. Более то-го, золотистая дымка окутывала весь город, придавая ему какой-то совсем уж сюрреали-стический вид. Но Ени было не до этого впечатляющего зрелища, тем более, соответст-вующего её внутреннему состоянию, она просто прижалась лбом к окну, всё еще находясь во власти недавнего сновидения.
  А сон она видела весьма и весьма... странный. Пугающе странный. Странным было в нём то, что этого никогда не могло быть в реальности, но всё казалось таким настоящим. Точнее, настоящими во сне были только его прикосновения, его запах, его лицо, всё ос-тальное не существовало. Воспоминания заставили её вздрогнуть и зажмуриться, но было поздно: безумие сна проникло в реальность. Сейчас бы она отдала всё, чтобы вернуться в его объятия, даже если это просто сон. Нет... сна было недостаточно. Её кровь словно превратилась в кислоту, сжигающую её изнутри потрясающим по силе желанием. Облег-чить эту пытку мог только Авито, только он мог прекратить этот ужас.
  Айения согнулась, пережидая этот пугающий приступ тоски и желания. Не то чтобы боль стала меньше, но её первая волна схлынула, и она смогла более-менее прийти в себя. И начать думать.
  Почему? И днем ей было тяжело, но всё равно не до такой степени, когда как будто все тело горит в огне. Перед этой атакой было бессильно всё её хваленое самообладание, это она должна была признать. И как она не старалась закрыть свой рассудок, обрывки сна продолжали пробиваться, окутывая её жаром и заставляя сердце биться как сумасшедшее. Что же случилось? Из-за чего ей до сих пор кажется, что она помнит ощущение от того, как её руки скользили по ткани его рубашки, и как будто до сих пор слышит неразборчи-вый горячий шёпот? Если откровенно признаться, сейчас она больше всего жалела, что всё оборвалось, не дойдя до логического конца. Хотя бы так...
  Айения криво усмехнулась. Господи, до чего она докатилась: готова удовольство-ваться ночными фантазиями. Ей стало противно. Какая-никакая гордость у неё всё-таки имелась, и если свои чувства она действительно подавить не могла, то довольствоваться суррогатом эта самая гордость ей не позволяла. Усилием воли Ени заставила себя со-браться и выпрямиться. Огромная Луна всё так же маячила перед самым её взглядом. Шальная мысль пришла девушке в голову:
  - Может, это ты околдовала меня, а?
  При всей глупости этой идеи, она была не лишена оснований. Спутник Земли имел за собой давнюю славу о возможности оказывать влияние на психику людей. Может, про-сто, сегодня она подверглась особо сильному излучению? Айения хмыкнула. В таком слу-чае, этот эффект временен, хотя конечно и неприятно, что её воля была поколеблена внешним фактором. Девушка решила вернуться в постель. "Будем надеяться, что послед-ствий на утро не останется. Меньше всего я бы хотела пережить тот же самый приступ днем". Окно она решила не затемнять, а просто отвернулась к стене.
  
  Недооценка противника всегда заставляет платить очень высоко за свои ошибки. Ени проснулась снова от грохота своего тяжело бьющегося сердца. Она не помнила, что виде-ла во сне, но там был Авито, да, несомненно... дрожащими руками натянув одеяло на го-лову, она попыталась заснуть снова... чтобы в следующий раз в панике откинуть его, рез-ко сев на кровати. В этот раз было ещё хуже: нереальные прикосновения заставили все её тело гореть в огне, струйки пота сбегали по спине и шее, обжигающее дыхание причиняло боль высохшим губам. Теперь даже лунный свет казался отсветом пламени, танцующим по стенкам комнаты.
  - Смеешься надо мной, да? - Ени признала поражение. Можно было, конечно, затем-нить окна, уйти в другой конец квартиры, просидеть до утра с кружкой чего-нибудь бод-рящего, но это было равнозначно бегству. Луна это или нет, но что-то облекло в призрач-ную, но форму, её желания. Желание того, что никогда не сбудется. Как бы она была бла-годарна ночному светилу, если бы оно избавило её от этих тяжких, безнадежных чувств. Но даже усталость от целого года бесплодных эмоций не могла притупить остроту испы-тываемого. Это просто была новая пытка, на которую Айения была обречена. Осознание неизбежности помогает смириться.
  Больше не пытаясь заснуть по-настоящему, девушка вытянулась на кровати, залитой лунным светом. В полубезумных исступляющих видениях, почти в бреду он провела вре-мя до утра, только к утру луна исчезла и оставила её в покое.
  
  Наблюдая за завтраком за грустной, но тем не менее держащейся Хэллин, Ени раз-мышляла над иронией: из них двоих именно она провела бессонную ночь. Ну и Оролен ещё вернулась неизвестно когда и, видно, пока не собиралась выходить, может быть, до-жидаясь, когда уйдет Хэллин.
  - Ени, ты нормально себя чувствуешь? - осторожно поинтересовалась Хэллин. Про-сто прекрасно, она заслужила жалось подруги, которой только вчера разбили сердце.
  - Отлично. Просто не выспалась, наверно, - и Ени постаралась убедительно посмот-реть на подругу, пьющую чай напротив. Не признаваться же в самом деле, что её всю ночь мучили кошмары... кхм... сны с участием её дяди, по совместительству объекта безна-дежной любви. Очень активным участием. Ени опять бросило в жар, теперь уже частично от смущения. Сама бы она такое никогда придумать не могла... ну, наверное.
  - Ты-то как? - надо было срочно отвлечь внимание, пусть даже таким подлым спосо-бом. Хэллин вяло помешала чай.
  - Думала, будет хуже. Уже хорошо. Интересно, сколько потребуется времени, чтобы обо всем забыть?
  - Больше года точно, - не подумав, брякнула Ени и, поймав удивленный взгляд под-руги, быстро вскочила. - Мне пора бежать, у нас сегодня начало инструктажа по обраще-нию с посетителями космопорта.
  - Да, а мне ведь тоже надо на семинар, - рассеянно сказала Хэл. Ени облегченно вздохнула: пока Хэл помнит об учебе, все нормально.
  
  На полпути к Университету её пронзила страшная мысль: она ведь может увидеть Авито! Нет, встречу с ним после этой ночи лицом к лицу она не переживет! К счастью, после того как она смогла отогнать паническую мысль и подумать хорошенько, то вспом-нила, что сегодня ей в Академию вообще не надо: инструктаж проводился в Университе-те, потом в её расписании стояли отрядные тренировки... Фуххх... Так или иначе, ко сле-дующему дню воспоминания поблекнут, она сможет взять себя в руки и высидит на семи-наре, не представляя себе преподавателя в разных... видах. Этот даже как-то подняло её настроение и она почти в хорошем настроении поспешила на подготовку к обслуживанию Олимпийских игр.
  Также прошли отборочные тесты и вместе с ней в одной группе оказались Синта и Анджей. Лиюв попала в административный сектор неизвестным никому способом, Кстина не прошла тест на кризисное мышление, а точнее на ту часть, где требовались выдержка и толерантность, Аэрис даже не заморачивалась предстоящим событием, вовсю погрузив-шись в разработку нового устройства для компенсации трения встречных воздушных по-токов. Ещё Ени заметила, может, пару знакомых студентов со старших курсов, и все.
  - Значит, мне вас ещё и на каникулах придётся терпеть? - отпустила она шутку, са-дясь между двумя однокурсниками. Синта с непередаваемым выражением приподнял бровь:
  - Никогда не думал, что моё присутствие Вас раздражает. В таком случае...
  - Всё, замяли. Яминада, ты всегда так на подколки реагируешь... Анджей, а где Ка-лев?
  - Там же где и Сайлас: оплакивают свой провал и общую участь неудачников.
  - Будешь скучать без своего приятеля, да?
  - Ну как сказать... да, конечно...
  - Но не без злорадства?
  - А то как же, - ухмыльнулся Анджей. - Кто-нибудь знает, чем мы тут заниматься будем?
  - Ну, как мне сказали, это будет инструктаж по выполнению наших функций, - не-винно предположила Ени.
  - Очень смешно. А теперь по существу.
  - Скорей всего нас ознакомят с алгоритмами поведения во всевозможных ситуациях, и с возможными способами решения возникших конфликтов, - предположил Синта.
  - Может быть. Всё равно скоро узнаем, чего гадать.
  И тут как раз закончилось время гаданий. В центре помещения, от которого как в амфитеатре вверх уходили столы, появилась высокая женщина с длинами волосами, уло-женными в замысловатый узел, одетая в военную форму Службы Космической Безопас-ности, и повелительно взмахнула рукой.
  - Меня зовут Калина Сэйе, капитан аналитического департамента СКБ, - никаких вступительных слов, сразу к делу. Чувствовался военный подход и Ени он пришёлся по душе, - и я буду вести у вас часть занятий по инструктажу. Первым делом вот что хочу сказать: если кто думает, что это будет простая выставочная работа для манекенов, то он очень ошибается! Единственное зерно истины в этом - то, что на вас обязательно будут пялиться! А значит функции свои вы должны выполнять безошибочно, как совершенный механизм. Во-вторых, если это спортивное мероприятие с давними миротворческими тра-дициями, это не значит, что всё будет спокойно. Хулиганство, преступность, атаки терро-ристов, аварии, стихийные бедствия - угрозы бесконечны и разнообразны. Соответствен-но, вы должны решать возникающие проблемы, в то же время не допуская паники и по-стоянно помня, что внимание сосредоточено на вас! А теперь закончили с введением и приступим к практической части. Космопорт разделен на несколько зон и соответственно различаются и функции обслуживающего их персонала...
  Выходя через несколько часов из лекционного зала, Анджей помотал гудящей голо-вой.
  - Нет, ну я представлял, что будет сложно, но чтоб так... Не уверен, что смогу осво-ить всю эту лавину информации.
  - А ведь мы ещё не приступали к разбору конфликтных ситуаций, - усугубил его пес-симистичный настрой Синта. - Думаю, на следующей стадии будут использоваться роле-вые тренировки, а, возможно, и придётся писать какую-нибудь творческо-исследовательскую работу...
  Анджей застонал.
  - А мне нравится! - Айения на ходу делала пометки в своём наручном передатчике. - Чувствуется, что мы действительно будем принимать участие в таком мероприятии, а не просто ходить туда-сюда.
  - И правда, Лучшие студенты - представители совершенно иного биологического вида: мазохисты исследований и обучения.
  - Оливин, если тебе так тяжко, чего ж ты сюда пошёл?!
  - Взяли, потому и пошёл, иначе бы меня не поняли ни в семье, ни, прямо скажем, на нашем курсе. А нагрузок мне хватает и с тренировкой нашего отряда, лидер в котором - опять же Лучшая студентка.
  - Ну извини. Я как бы тоже не страдаю от отсутствия нагрузки, меня это устраивает. Отвлекает...
  - От чего? - вопрос Синты мог бы показаться невинным, но Айения заметила его изучающий взгляд и быстро свернула разговор.
  - От всякого. Кстати, о тренировках: нам зарезервированы машины и сектор на пол-второго, пора спешить, если не хотим не пропустить ни минуты.
  - И почему я попал в этот отряд?! - простонал Анджей, но ходу прибавил. Синта то-же вопросов не задавал - маневр удался. Не хватало ещё только объяснять однокурснику, что лихорадочно пытаешься сосредоточиться на чём угодно, кроме воспоминаний о снах весьма необычного содержания с участием их общего преподавателя. Вот и сейчас, как только она об этом подумала, она увидела не картину, нет, простое, но фальшивое воспо-минание о нереальном прикосновении резко повысило температуру её тела и изменило цвет лица. Пытка продолжалась, и Ени была уже готова на всё, что угодно, лишь бы изба-виться от этого безумия.
  
  На самолёты всегда можно было положиться. Два с половиной часа интенсивных тренировочных полетов прогнали достаточно адреналина через её организм, чтобы заста-вить померкнуть воспоминая прошедшей ночи. И, покинув кабину и глубоко вдохнув за-пах прелой листвы, принесенного из леса ветром, всегда немного буйным и беспокойным на взлетном поле, она почувствовала себя обновленной. Реальная усталость смешивалась с эйфорией от недавнего полета, и её ноги то сбивались с шагов, то почти танцевали, пока они шли к диспетчерской отчитываться о полёте. На Синту, казалось, ни что на свете не могло повлиять и изменить его вечное спокойное выражение, а Анджей всё продолжал ныть:
  - Шонор, не все тут гении как ты. За тобой угнаться почти невозможно, знаешь ли...
  Раньше Ени, возможно бы, подумала о важности командной слаженности, о том, что совместная работа требует тонкой настройки между членами отряда, возможно бы даже извинилась... Но сейчас она ставила приоритетом повышение надёжности их отряда, цен-трального для всё группы, подвести которую они не имели права. И для того чтобы быть готовым ко всему, требовалась выкладка до предела.
  - Если не справляешься, попроси перевести тебя в другой отряд, - это было скапано без малейшей негативности, абсолютно спокойно, но Анджей сразу заткнулся.
  - Пока что ещё справляюсь. Что уж, и повредничать нельзя? Ага, как же, перевес-тись... Да меня семья со свету сживёт. Они как узнали, что я в лидерском отряде, да ещё под предводительством Шонор, чуть не умерли от счастья. К тому же, благодаря такому режиму мне точно обеспечены высокие баллы на экзаменах.
  - Постарайся, значит, снимать стресс другим образом. А то напрягает, знаешь ли.
  Парень глубоко вздохнул.
  - Да я бы рад... но моя девушка...
  - Тааааак, - Айения резко остановилась и обернулась к нему. - Всё. Всё!
  Анджей недоуменно смотрел на неё. Синта положил ему руку на плечо и разъяснил:
  - Обсуждать свои любовные страдания в присутствии не наслаждающихся их изоби-лиями является крайне неверным и нетактичным поступком.
  Ени утвердительно махнула головой. Ещё бы! Ещё и этого ей не хватало! Только вот вчера разобрались... И тут неожиданная мысль пронзила её, очевидно, одновременно с Анджеем. Они оба пристально посмотрели на поразительно спокойного юношу.
  - Яминада, и ты что ли...? - осторожно начал Оливин. Впервые "не то чтобы такой скрытный, но ничего о нём не скажешь" Синта приоткрыл завесу секретности над своей личной жизнью. Тот ответил безмятежным взглядом. Ени и Анджей переглянулись, пожа-ли плечами и отправились дальше.
  Оформляя отчет, дежурный диспетчер не удержался от иронии:
  - Что? Уже всё? Я думал вы до вечера не спуститесь. Совсем загонял вас ваш лидер, - Синта ещё раз продемонстрировал свою полную непробиваемость, а Анджей осмелился лишь украдкой добавить унылого выражение лица. - Ну, чего ещё от Шонор ожидать...
  - Спасибо, - хотя ответ прозвучал перекликающимся тоном с подкалывающим заме-чанием, внутри Ени действительно считала его комплиментом. Если кто-то считал, что она унаследовала свихнутость Шоноров на полётах, отлично.
  Мысли о фамильном наследии прервал сигнал наручного передатчика. Появившийся на экране Акарас взволнованно затараторил:
  - Айя, мне нужна твоя помощь... Ты там не одна? - он так забавно выглядывал воз-можных подслушивающих, вертя головой по сторонам, что Ени чуть не расхохоталась. Нет, всё-таки влюбленность явно негативно сказывается на мыслительных способностях.
  - Сейчас буду. Мальчики, идите вперед, - махнула она своим собратьям по отряду. Оба они особым любопытством не отличались, и без разговоров поспешили к порталу, а Ени завернула за угол здания диспетчерской и пристроилась на клумбе. - Ну?
  - Это... Как там Элруд? - видно, что Акарас хотел поговорить немножко о другом, но беспокойство всё-таки было слышно в его голосе. Молодец.
  - Лучше, чем я ожидала. Во всяком случае, пошла на занятия, а не заперлась в комна-те заливать слезами душевные раны.
  - Хорошо, - видно было, что у парня действительно спала тяжесть с души, и он пе-решел к другому вопросу. - Айечка.... - тон стал максимально просительным, а глаза умо-ляющими.
  - Что? - не то, чтобы Ени нравилось изображать неведение и мучить свого друга, но она не нанималась читать мысли и желания влюбленных идиотов.
  - Это... ты не можешь мне помочь... устроить встречу... - каждое слово словно вы-езжало со скрипом.
  - С?... - продолжения не последовало. Так уж и быть. - Оролен? Которая теперь яв-ляется твоей девушкой, да?
  Даже на малюсеньком экране передатчика было видно, как Акарас дёрнулся и заалел до самых ушей.
  - Ага, - прозвучало еле слышно.
  - А зачем?
  - Мне... нужно сказать... одну вещь...
  - Ладно, - помогать так помогать. И вряд ли Хэллин уже обидится. - Где и когда?
  - Ну... может, ты придумаешь, как лучше...
  - Хммм... - Ени призадумалась. Вопрос был не то чтобы сложным, но где могут встретиться студент Летной Академии и курсантка Военной Академии, и, кроме того, чтобы она могла удовлетворить свое любопытство. - Ты где сейчас?
  - Только что сдал тест в исследовательской лаборатории. - "О, вот ещё один маньяк учебы".
  - Значит, в Академии? Подожди, свяжусь через несколько минут.
  
  Не было ничего удивительного, что Оро тоже была в гуще сдача нормативов по приемам ближнего боя.
  - Чего? - было видно, что она с неохотой оторвалась от процесса повержения оппо-нента в пыль.
  - Тут кое-кто хочет с тобой встретиться...
  - Чего? Кто ещё... А, - недовольство от того, что её отвлекают от важного дела на всякую ерунду, сменилось на внезапное осознание.
  - Ну а ты как сама-то думаешь? - всё-таки зря Ени думала, что всё веселье закончит-ся с признанием, выражение лица Оролен было бесподобным.
  - Эээээ... А зачем?...
  - Вот этого я уж не знаю. Итак?
  - Ну... хорошо... - Оролен внимательно изучала что-то в углу тренировочного зала, как будто это не позволило бы Ени заметить резкое изменение в цвете её кожи.
  - Когда заканчиваешь?
  - Тааааак... у нас в этот раз цикличная сдача, значит, осталось трое... это минут де-сять, потом подтверждение тренером - это ещё минут пятнадцать, я прорвусь первой... Но потом мне ведь ещё нужно душ принять, переодеться...
  - Час, да?
  - Кхм, ну.
  - Хорошо, тогда через час будь в холле нашей Академии.
  - Э, подожди, я ещё не готова... - девушка ощутимо запаниковала.
  - К чему готовиться? Ты же не опорный пункт противника штурмуешь, - и Ени пере-ключила передатчик, оборвав возможные возражения подруги. - Карс! Ты мне должен полкондитерского магазина уже. Через час в Академии, подробности сообщу позднее.
  Неизвестно, собирался ли он выражать благодарность или так же бы поглощен мыс-лями о предстоящем, потому что Ени так же быстро отрубила связь. Таак, но ведь как-то надо было провести этот час. Может, есть свободный самолет минут на сорок... И тут на дорожке, ведущей к лесу, она заметила знакомую фигуру.
  - Джафаааар! - мужчина оглянулся на бешено махающую ему девушку и с радостной улыбкой поспешил на встречу. - Что ты сделаешь?
  - Как бы мини-отпуск, маскирующийся под профилактический осмотр эскадры. А не отметиться визитом у Дэлии... ну я же себе не враг. У тебя как? Наверное, не вылезаешь из самолетов и учебы?
  - Как это ты угадал? Ну ладно, расскажи, где вы были в последней миссии....
  Джафар присел рядом и начал посвящать в "крайне скучные, конечно" подробности похода своего корабля и если бы Ени не поставила таймер на часах, то они бы так и про-сидели до вечера обсуждая поведение базовой модели истребителя в нестабильном вакуу-ме. Но несмотря на всю свою великую любовь к самолетам, предстоящее зрелище она бы ни за что не пропустила.
  В действительности она всё равно примчалась в последний момент, успев только ободряюще хлопнуть Акараса по спине, прежде чем из портала в холле Академии вышла Оролен. Парень настолько сильно впился пальцами в балюстраду площадки второго эта-жа, где они стояли, что Ени начала рассматривать вариант повторного хлопка, посильнее, теперь уже с целью вывести его из оцепенения, но ничего, Акарас проявил завидное само-обладание, глубоко вздохнув и начав спускаться по лестнице. Девушке оставалось только наблюдать за разворачивающейся сценой, чем она с удовольствием и занялась.
  То ли действительно влюбленность как-то действует на девушек, то ли это была со-вершенно несвойственная Оролен неловкость, но сейчас она выглядела немного по-другому. Хотя, скорей всего, это всё из-за некоторой смена образа в одежде: вместо тра-диционных футболок с агрессивными надписями и брюк от униформы военной Академии, на ней сейчас были легкий белый джемпер с короткими рукавами и опять же форменная юбка. Та самая, с разрезами.
  Но Акарас пока что этого не заметил, хотя и сам представлял собой что-то вроде ка-ртинки из женского журнала: поскольку сегодня тренировок не предвиделось, серебри-стые брюки и футболка уступили место белоснежной рубашке с золотистым отблеском и классическим чёрным брюкам. Эта воплощенная девичья мечта (золотистые волосы, ан-гельское личико, прекрасные глаза - всё в комплекте) медленно, но верно приближалась к Оролен, не сводя с той взгляда. Та же, наоборот, видимо, получив шок от этого зрелища, старалась смотреть куда угодно, но только не на приближающегося к ней молодого чело-века. Наконец, дистанция сократилось до подходящей для начала разговора.
  - П...привет, в смысле... - Акарас очевидно смешался. Они очень удачно попали в один их кратких промежутков времени, когда и студенты, и преподаватели занимались своими делами за пределами Академии, либо в наглухо запертых кабинетах, поэтому единственным свидетелем этой сцены как раз и была Айения, да ещё и слышимость к то-му же была отличная.
  - ...привет, - словно нехотя буркнула Оролен. На Акараса этот тон ощутимо подей-ствовал. "Нет-нет, идиот! Она просто стесняется!" - Чего хоте... зачем ты захотел со мной встретиться?
  - Ээээээ.... Я... в общем... - и Карс словно прыгнул с обрыва, - нам нужно как-то об-судить создавшуюся ситуацию.
  - Обсудить? - неизвестно, что сильнее поразило Оро: само предложение или выбран-ная форма.
  - Да-а-а... и... как-то развить... в общем, я полагаю, это же естественно, да? - полу-испуганная улыбка могла смягчить и абсолютно равнодушного человека. В принципе, Ени не понимала, чего тут думать, но Оро всё-таки потратила секунд десять на размышления.
  - Хорошо. Я тоже думаю... что нам надо поговорить...
  Акарас просиял ярче любого прожектора.
  - Отлично! Сегодня ведь можно, да? Тогда, если ты не против, у меня дома...
  - Дома?! - Оролен саркастически приподняла бровь. - Меня приглашают в родовое гнездо аристократии? Не боишься, что... - то ли заметив сложенный Айенией кулак, а, может, устыдившись самостоятельно, Оро быстро прервалась и обезоруживающе подняла ладони в жест признания поражения. - Хорошо, я приду.
  - Да?! Точно?! - атака номер два, теперь с использованием куда более грозных тех-нологий: вряд ли существовал кто-либо способный устоять перерод СЧАСТЛИВОЙ улыб-кой Акараса. И Оролен начала что-то внимательно изучать в дальнем углу холла, а багро-вый цвет её форменной юбки стал гармонировать с цветом её лица. Поэтому сил у неё хватило только на то, чтобы кивнуть. - Айя тебе всё расскажет, как туда добраться хоро-шо? Нет, лучше я сам тебя встречу, на перекрестке Серебряной и Фиалково-Победной. Во сколько?
  - В семь, я думаю, освобожусь... - Оро всё-таки рискнула краем глаза глянуть на лу-чащееся ликованием лицо Акараса. Независимо от её воли это выглядело так мило и пре-лестно, что теперь уже он испытал на себе сбивающий с ног удар очарования с результа-том в виде временного прекращения мыслительной деятельности и последующего заика-ния.
  - А... о... э... х-х-х... хор... хорошо. Я буду ждать... - наверное, если бы не Ени, этот романтический дебилизм мог продолжаться до вечера, и эта парочка так бы и стояла в ошеломлении разглядывая вдруг друга. Хотя нет, стоп, неловкость начала рассеиваться, точнее переплавляться в нечто другое, то, что в первый раз возникло после признания Акараса прошлой ночью: мощнейшее притяжение.
  Айения напряглась: какой бы любопытной она ни была, свидетелем сцен определен-ного уровня интимности между свои друзьями ей быть не хотелось.
  - Кхм, - прокашлялась она основательно, отвернувшись и пристально разглядывая какую-то из "девизных" картин, висящих у неё за спиной, давая парочке внизу попро-щаться и разойтись. Лёгкое пощелкивание дало ей понять, что портал перенес Оролен из Академии. Айения перегнулась через перила и созерцала удивительнейшее зрелище: влюбленный по уши Акарас Лецри, всё ещё столбняком стоящий почти посреди холла и не сводящий глаз с портала, в котором исчезла Оролен. Если бы год назад она могла предположить... и в кого!... - Кхм! - статуя, украшавшая середину холла, наконец-то ста-ла подавать признаки жизни, и обратила внимание на девушку, которая жестами намекала, что они не так уже одиноки как раньше: у какого-то из курсов закончились лекции и сту-денты начали появляться на лестнице. Но это не значило, что они не могли найти укром-ное местечко для того, чтобы обсудить мноооого вещей: в Академии всегда было полно переулков и закоулков, в которых едва ли кто появлялся раз в день. На этот раз подходя-щим был признан небольшой участок коридора перед запасной лестницей наружу, удобно укрытый от посторонних взглядов ещё изгибом стены, рядом располагался только не-большой лекционный кабинет, в котором Ени ни разу не была.
  Они расположились на подоконнике, точнее Акарас, упершись в него руками, оша-лелым взглядом созерцал деревья с существенно поредевшей листвой в лесу, окружавшем Академию, совершенно очевидно ничего этого не видя, а Ени присела рядом, не сводя с него изумленно-изучающего взгляда.
  - Так... вот зачем ты меня пригласил, да? Чтобы пригласить Оро на свидание?
  - А? - судя по его немножко невменяемой улыбке, мыслительные процессы в голове Лецри ещё не восстановились до конца. - Ээээ... Да... Мне казалось, что поговорить по передатчику у нас не получится. Извини за причиненные неудобства. Правда, я не думал, что она согласится.
  - Почему бы это? По-моему, вчера вы четко обозначили "симпатии" друг к другу, - Ени не могла отказать себе в удовольствии поддразнить друга, и тот не подвёл, залившись румянцем по самые уши, но всё ещё не теряя того счастливо-влюбленного вида, который девушка бы обозвала "дебильным", не смягчался бы он сногсшибательной внешностью его обладателя и её личными чувствами к нему.
  - Честно говоря, я до сих пор не могу поверить в это. Я правда всё это сделал?
  - Угу. Заявился к нам почти ночью домой, всучил мне в зубы торт, который мне, кстати, так и не удалось попробовать, окончательно отшил Хэллин, заявил Оролен, что согласен терпеть её даже при всех её недостатках, и быстро смылся.
  - В моих воспоминаниях это было несколько иначе, - содрогнулся парень. - Но меня пугают совпадения в фактах.
  - Нет, я считаю, что ты неплохо справился. Серьезно, для такого маменького сынка как ты... Да ещё сегодняшнее продолжение... Быстро взял дело в свои руки, да.
  Акарас испуганно посмотрел на неё, как будто это только сейчас пришло ему в голо-ву:
  - Ты считаешь, что я тороплюсь? Она подумает, что я слишком самонадеян? Мне просто ничего другого в голову не пришло и... Боже, что я наделал? - его почти парали-зовало от ужаса. Ени успокаивающе хлопнула его по руке.
  - Всё нормально. Я никак не вижу вас гуляющими под ручку в парке, так что твои инстинкты сработали правильно. Но я рекомендую тебе приготовиться ко всему...
  - А? - то ли до него и вправду не доходило, то ли он и подумать боялась о таком, так что Ени пришлось разъяснить:
  - Насколько я знаю вою подругу, она либо наставит тебе синяков уже в третий раз, либо... В любом случае, всё закончится тесным физическим контактом.
  - Боже... - выдохнул ошеломлённый парень, но она не могла не видеть, что теперь он ещё с большим нетерпением ожидал вечера.
  - В любом случае... Лецри. Ты вообще соображаешь, что ты наделал? Это же Сакаят, великая и ужасная, для тебя больше ужасная...
  Акарас отодвинул на время ожидания предстоящей ночи и встретил изучающе-любопытный взгляд своей подруги в гораздо более собранном состоянии, чем она ожида-ла.
  - Тебя удивил мой выбор?
  - Честно говоря, всё это время я даже и не думала, кого ты выберешь, меня интересо-вало только, чтобы ты этот выбор поскорее сделал. Но сейчас... вынуждена признать, ло-гически рассуждая, это был самый маловероятный исход.
  - Почему? - Акарас, скрестив руки на груди, прислонился к оконному косяку.
  - Ну... это... как бы... Оролен. "Варварка", "помешанная на насилии", что там ещё было?
  Он тихо и всё-таки несколько сконфуженно рассмеялся.
  - Не могу не признать некоторую логику. Если бы мне год назад сказали... Но зна-ешь, кто почти прямо виноват в этом? - девушка подозрительно покосилась на него, пред-чувствуя ответ. - Правильно, ты.
  - Вся эта ерунда про последний толчок, что ли? - начала припоминать Ени.
  - Ага, - он утвердительно кивнул.
  - Ты, что, действительно принял это всерьез? Я просто... - честно говоря, она испу-галась всех последствий её дружеского совета. Акарас улыбнулся её растерянности.
  - Не беспокойся, выбор я бы всё равно сделал тот же, просто потратив больше вре-мени. А то, что ты предложила сделать - это показало всё так чётко, - он опять вернулся к "разглядыванию" пейзажа за окном. - Я представил, что было бы, если бы они исчезли из моей жизни. И когда я представил, что больше не увижу Сакаят, то почувствовал... облег-чение... - Ени недоуменно подняла брови. - Мне бы стало легче, гораздо спокойнее. Но потом я продолжил представлять дальше... и понял, что моя жизнь стала бы более пустой. И я бы всё равно продолжал думать о ней. И тут я вспомнил о тебе. И об Авито, - он мет-нул взгляд на ошарашенную таким поворотом девушку. - И понял, что боль отнюдь не означает отсутствие любви, скорее даже наоборот. И, Ени, я не дурак, я понимаю, что бу-дет сложно, и это не самое правильное решение в моей жизни. Но я не боюсь боли. До со-всем недавнего времени даже хоть какие-то взаимоотношения были для меня недосягае-мой роскошью, и я не собираюсь разбрасываться шансами. По крайней мере, это будет настоящим.
  Ени находилась в глубоком шоке, переваривая услышанное. Это точно был Акарас Лецри, высокомерный засранец с минимальным социальным опытом (ненамного меньше, чем у неё, но...)? Это он сейчас произносил очень глубокие речи, которые действительно проникали в неё болезненно глубоко? Получается, она всё это время его недооценивала.
  Акарас с сочувствующей улыбкой наблюдал за ошеломлённой Айенией.
  - Ну, в общем, я пошёл уже наверное...
  Она вскинула голову, приходя в себя.
  - Что, уже?
  - Ну, надо приготовиться к приходу девушки, всё такое, - И он адресовал ей такую шаловливую улыбку, что она со всей отчётливостью поняла, что Оролен попала. - И... это... - Ени недоуменно посмотрела на него, гадая, что же ещё могло смутить его так сильно. Вроде бы все проблемы решены... Карс втянул воздух и... выпустил его обратно. - Мне ещё раз нужна твоя помощь.
  - В смысле?
  Его жестикуляция больше напоминала танцы паралитика.
  - Мммм... все-таки я наверное не настолько сильно в себе уверен. Пожалуйста, могу я позвонить тебе вечером, если что? - и он устремил на неё максимально умоляюще-щенячий взгляд из возможных. Но у Ени уже наличествовал некоторый иммунитет, так что она быстро поняла, куда он клонит.
  - Ты хочешь, чтобы я давала тебе подсказки на свидании, что ли? - неверяще спро-сила она.
  - Не подсказки, просто... если что-то пойдёт не так...
  Девушка оказалась разорвана несколькими стремлениями. Это было, конечно, из ря-да вон, и вообще... Но с другой стороны, получить информацию прямо из первых рук в прямом эфире, и ведь она не может оставить свежесформированные неокрепшие отноше-ния своих друзей на произвол судьбы, да...
  - Исключительно для того, чтобы повысить твою уверенность, - голос был достаточ-но суровым, чтобы он действительно это понял. - Но можешь звонить только в самом крайнем случае.
  "Который, конечно же, не случится. Если не произойдет какой-нибудь катастрофы, они буду слишком заняты, чтобы отвлекаться на всякие звонки и вообще разговоры..."
  Может, она и согласилась отчасти из-за банальнейшего любопытства, но благодар-ность в ответной улыбке парня была настолько подлинной, что ни о какой корысти уже и не думалось. Но тут Карс неожиданно посерьезнел.
  - И, это, Ени... может, я лезу не свое дело... или растравляю раны, но... в общем, я не верю в безответную любовь. И я прекрасно знаю, насколько сильны чувства с твоей стороны. Так что ТАМ, - он кивнул головой в непонятном направлении, - тоже что-то должно быть, я уверен.
  В печально-горькой улыбке Айении было столько боли, что он сразу же пожалел, что вообще открыл рот.
  - Всё нормально, - почти одними губами ответила она. И чуть погромче, - беги давай, обустраивай сцену для сегодняшнего представления. Ты ещё не настолько на коне, чтобы озабочиваться делами других.
  Акарас кивнул с извиняющейся улыбкой и исчез за поворотом коридора. У Ени, если честно, не оставалось сил для того, чтобы подняться и уйти: почти бессонная ночь давала знать о себе, плюс существенный эмоциональный стресс от наконец-то разрешившихся проблем с личной жизнью её друзей. Она, конечно, была затронута косвенно, но пережи-ваний и на её долю хватило, этого никто не мог отрицать. Да ещё непонятные и неожи-данные заявления о том, что в её случае тоже не всё потеряно. Что это было? Синдром "мне хорошо - я хочу, чтобы всем было хорошо"? При всей признательности за заботу она не могла отделаться от мысли, что это, мягко говоря, медвежья услуга. Не то что бы оставались какие-то ещё надежды, но бесцеремонные и не совсем обоснованные утвер-ждения добавляли неприятных ощущений в районе сердца.
  Может, гордость Шоноров и не помогла ей существенно во время прошлой ночи, но она была крайне полезна в других аспектах: учеба там, полёты, возрождение рода и соот-ветствующие взаимоотношения с резидентами Друина и его повелительницей, так что Ени относилась к ней бережно. И сейчас ей было нужно восстановить силы, чтобы её по-ведение не могло ни в какой степени умалить имя её рода, поэтому она и позволила себе остаться ещё на некоторое время на этом подоконнике в безлюдном коридоре, в то время как небо за окном незаметно становилось всё темнее и темнее, и капли дождя, столь при-вычного осенью, пока что неслышно не стали появляться на стеклах, а она осторожно ка-салась всплывающих воспоминаний о недавних снах, с каждым разом настраивая себя на то, что это всего лишь бесценные образы, ничего не значащие и ничего не означающие. О которых она могла бы когда-нибудь забыть. Неважно, сколько здесь было самообмана, на данный момент это её устраивало. "Главное, чтобы не стало ещё хуже", - мелькнула пре-дательская мысль и девушка содрогнулась. Потому что и вправду могло. Почему-то рас-пространенным мнением было, что чувства утихают со временем, особенно в её случае любви практически с первого взгляда. Однако почему-то эта обнадеживающая теория не работала. Она ведь никак не могла предвидеть "лунной лихорадки", ставшей для неё шо-ком, и не было никаких гарантий, что это не повторится, или какой-то новый симптом не проявится и не выпотрошит её эмоционально. Так что да, гордость и выдержка Шоноров, на вас вся надежда, не подведите на этот раз.
  Незаметно её мысли перетекли на яркие события этого дня, а не ночи, и основной ре-акцией продолжало оставаться мягкое удивление. Причем, удивлялась она больше всего тому, что всё относительно хорошо закончилось. Или началось... Сама идея о том, что чья-то личная жизнь может быть счастливой казалась непривычной. Айения горько ус-мехнулась. Может, если у этой парочки получится, и у неё когда-нибудь будет всё хоро-шо...
  Вот на этой положительной ноте можно было закончить сеанс самотерапии, тем бо-лее что час уже действительно был поздний. Ени уже собиралась встать, как в коридоре раздался звук шагов, похожий на шорох, или наоборот, она подняла глаза и...
  Он появился почти как приведение, так же неслышно, слабо освещаемый только не-ярким светом наружного фонаря, поскольку коридор был темен как пещера, но наверное, он и всегда производил впечатление сильнее любого призрака: такое же парализующее и пугающее. Ени не знала, что делать: ей казалось, что она раздвоилась, одновременно не отрывая взгляда от его напряженного лица, по которому пробегали тени от ползущих по стеклу капель, скрывая его истинное выражение, и в то же время не отрывая глаз от своих ботинок. Ну хорошо, она хотела его проигнорировать, но как это сделать? Её воля уже не участвовала в этом процессе, и наверное, понадобилась бы мощнейшая воздушная бом-бардировка, чтобы она могла отвести глаза от этого лица, зачаровывшего её все так же с самого первого дня, эти скулы, этот профиль, который действительно мог бы сделать честь любой высокохудожественной скульптуре (хотя какая чушь, никакое творение рук человеческих не могло сравниться с этим творением генетики с далёкой планеты. Будь благословенна императрица за союз с Авентом), и глаза, да, глаза, поразительные и по цвету, пусть и не видному сейчас, и по обрамлению этих ярчайших топазов (фетишистка в Ени пробуждалась при одном виде этих ресниц и век). И тело... это лучше совсем оста-вить в покое.
  Но гордость и выдержка не подкачали. Хотя в голове у неё и танцевал каруселью весь этот восторженный бред, на лице не отражалось ровным счётом ничего, да и внутри она успокоилась достаточно быстро, и теперь спокойно (ну так, относительно) наблюдала, как Авито плавными, почти замедленными шагами приближается к ней. Ну нет, не к ней, к окну, да. Опершись руками на подоконник, он повернул голову и впервые посмотрел прямо на неё. На таком близком расстоянии они уже давно не были, и Ени была в слиш-ком большом шоке, чтобы ускоренно использовать связку гордость-самообладание и от-вести взгляд. Так что она осталась на месте, её глаза прикованные к его глазам, в которых было что-то очень странное, их выражение выводило её из равновесия, хорошо всё, что касалось Авито, выводило её из равновесия, а глаза уж особенно... Нехорошо. Ени по-спешно сглотнула. Где вся эта недавняя бравада и самоуспокоение? Самый критический момент и толку от неё... Тем не менее, она смогла преодолеть магию, которую, казалось, взгляд накладывал на неё, и отвести глаза, и даже подняться с подоконника. Вот так, ещё чуть-чуть, и она даже сможет уйти...
  Но странный смешок свёл на нет все её усилия, моментально заставив опять посмот-реть на Авито. Тот теперь с усмешкой, которую она могла бы определить как "горькую", смотрел на дождь за окном, явно ничего не видя за стеклом. Странная улыбка, которую она никогда до этого не видела, язвительная и сожалеющая одновременно, опять искриви-ла его губы и он еле слышно, как будто сам этого не замечая, сказал:
  - Я даже поговорить с тобой не могу, да?
  Авито всегда оказывал губительное воздействие на её мыслительный процесс, по-этому она даже и не удивилась, когда не поняла смысла его слов. Потом дойдёт, когда-нибудь. Хотя зачем, если всё равно... Так. Стоп. Что?...
  Тем временем он выпрямился и прислонился к косяку так же как и Акарас до этого. Айения, не отдавая себе отчета, продолжала следить за ним глазами, регистрируя все мельчайшие подробности, как могут это делать только профессиональные следователи и влюбленные. И опять это выражение его глаз, оно сильно беспокоило её своим смутным знакомством...
  - Не говорю, что я не заслужил, просто... иногда... это очень тяжело.
  Авито опять сказал что-то мало понятное, точнее совсем непонятное, но Айении сейчас было не совсем до этого. Загадка его взгляда давала ей достаточно оправданий для того чтоб продолжать изучать эти глаза, в которых почему-то было столько тяжести, и го-речи, и бессилия...
  И тут её ударило. Молния было слабой аналогией этому внезапному пониманию. Эти глаза были поразительно похожи на её собственные, которые она видела каждый день в зеркале перед выходом, когда она примирялась с действительностью, в которой она НИ-КОГДА не сможет быть рядом с человеком, которого любит. Хоть в каком качестве.
  Всегда зависящее от обстоятельств течение времени ускорилось и произошедшее за последнюю минуту наконец-то догнало её с оглушительным хлопком вместе с осознанием хотя бы формального смысла сказанного Авито.
  - Что?! - в другой момент она бы скривилась о какой-то писклявости её возгласа, но сейчас ей было до такой степени на всё плевать... - Что Вы имеете в виду?!
  Он устало прикрыл веки и весь как-то обмяк.
  - Я прошу прощения. Это была невыдержанность с моей стоны. И нарушение обеща-ния тоже. Я не хочу добавлять к Вашим основаниям презирать меня ещё и это...
  Что-то тут точно было не так. Но Ени, наверное, впервые не стремилась разложить всё по полочкам и обдумать. Всё это можно было сделать потом, а сейчас требовались срочные действия, потому что кое-что нужно было прояснить...
  - Презирать?! Я никогда не презирала Вас.
  Глаза Энзеллера широко распахнулись и изможденность, ставшая его неизменным атрибутом в последнее время, исчезла в мгновение ока. Он пружиной отскочил от стенки и приблизился на шаг к ней.
  - Что?! - видно, ему тоже требовалось что-то прояснить. - Но ведь с того момента, как я сказал о нашей родственной связи, Вы постоянно избегали меня, не разговаривали со мной, даже не могли находиться рядом...
  Ого. Где-то тут было большое недопонимание. И Ени чувствовала, что сейчас жиз-ненно важно его рассеять, даже если придется делать совершенно невероятные вещи...
  - Я не избегала Вас, - почему-то немыслимая ещё минуту откровенность была со-вершенно естественной сейчас, - мне было сложно находиться рядом с Вами, потому что я знала, что Вы вели так себя весь прошлый год только потому что я - Ваша племянница, а не потому что...
  И это было оно. Впервые за много месяцев, а может, и просто впервые они просто стояли и смотрели друг на друга, выискивая подтверждение своим робким предположени-ям в глазах напротив. Неизвестно, к чему относилась недоверие на лице Энзеллера: к её словам, происходящему, каким-то собственным мыслям, казалось, он все ещё не мог ни-чего осознать. И в какой-то момент его взгляд сосредоточился на одной точке, в глазах промелькнула отчаянная решимость, и в следующий мгновение его руки лежали у неё на плечах, а губы коснулись её губ. Это был даже не поцелуй, простое прикосновение, не твердое, но и не легкое, просто контакт без всяких дополнительных движений. Вообще-то, её мозг успел зарегистрировать только одно первоначальное ощущение чего-то теплого и нежного, а потом взорвалась бомба, уничтожившая все звуки в мире. Голова девушки на-полнилась звенящей пустотой, в которой не могла выжить ни одна мысль. Она совершен-но точно не закрывала глаза, но видела ли она что-нибудь? В принципе, можно сказать, что её первый поцелуй вышел незапоминающимся, потому что мозг наотрез отказался воспринимать что-либо.
  Может быть, через некоторое время она бы и пришла немного в себя, но помешали обстоятельства. Звук шагов эти двое, конечно бы, не заметили, но громкий голос, зову-щий: "Профессор Авито, где Вы? Совещание уже начинается!" сумел их вывести из тран-са. Ени разобрала еле слышное ругательство Авито, когда он выпрямился и выкрикнул в глубь коридора:
  - Буду через пять секунд!
  Когда он повернулся к ней опять, нельзя сказать, чтобы неверие окончательно исчез-ло с его лица, скорее, оно смешалось с изумлением, пораженностью, ещё чем-то неиден-тифицируемым, но заставившим его глаза засиять. Он легко сжал её плечи и пристально посмотрел в глаза.
  - Нам нужно поговорить. Ведь знаешь, где я живу? Приходи сегодня вечером в лю-бое время.
  - Профессор Авито! Декан ждёт!
  - Бегу! - он наконец отпустил её и действительно почти побежал по коридору, огля-нувшись у самого поворота, но было слишком темно, чтобы разобрать выражение его ли-ца. Ещё несколько минут после его исчезновения она простояла неподвижно, ожидая, ко-гда же включится мозг и начнёт отвечать на главный вопрос всех времен и народов: ЧТО ЭТО БЫЛО?
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"