Точилова Татьяна Александровна: другие произведения.

Healing (часть шестая)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.82*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новая часть. Достаточно напряженная. Просьба, если будете писать комментарии, подписывайте, пожалуйста, своего любимого персонажа, если есть, и почему он вам нравится, если можно.

  - Ени, как мне одеться?! - выросшая перед ней, стоило только переступить порог, Оролен дернула девушку за руку.
  - А? - вряд ли кто сейчас мог попрекнуть Айению некоторой рассеянностью. Мозг так до конца и не включился и до дома она дошла, совершенно не заметив преодоленного пути, пытаясь проанализировать хоть частичку только что случившегося...
  - Лецри! Лецри... меня! Он... меня пригласил, ну, не знаю куда, - экзальтированности жестикуляции Оролен сейчас бы мог позавидовать эпилептик, Ени уже начала волноваться за свою несчастную конечность. - И зачем?! Я не знаю, что мне одеть! Форма как-то не то! И у меня ни одной футболки без оскорбляющих надписей...
  Ах да, она и забыла, что дома её поджидала ещё одна драма. Девушка осторожно освободилась из цепкой хватки подруги.
  - Знаешь, ему будет абсолютно всё равно, даже если ты голая придёшь... нет, вот тут как раз наоборот. Надень, что хочешь. - Взгляд Оролен выражал непостижимую муку и Ени все-таки выделила полпроцента своих нейронов на обработку этой задачи (хотя явно все нейроны в её мозге стремились перерабатывать информацию, только касающуюся Авито). - Мммм... Спроси Хэл... Не, чего это я... У тебя же был этот чёрный с серебром шелковый топик, с таким вырезом? Который ты купила чисто для выпендрежа, потому что в магазине тогда стояли симпатичные парни, и ты хотела охвастаться грудью? - "Боже, что я несу... К счастью, Оро сейчас на все плевать". - Ну и брюки, любые, чёрные, обтягивающие.
  - Спасибо! - Оро бросилась в свою комнату, на секунду притормозив, чтобы поинтересоваться: - А почему именно обтягивающие?
  - Чтобы снимать труднее было... - буркнула под нос Ени и направилась к себе. Так уж вышло, что путь к её комнате пролегал через зал, где сидела... правильно, Хэллин. Отгораживающаяся от царящего безумия музыкой в ушах и исследовательским заданием перед глазами. - Привет, - вежливость, оказывается, была присуща натуре Ени настолько сильно, что даже в прострации она поприветствовала свою подругу, проходя мимо. О чём немедленно сильно пожалела. Хэл внимательно посмотрела на неё и отключила музыку.
  - Ени, ты в порядке? Что-то случилось?
  Так, даже вежливости и дружелюбию есть предел. И он был достигнут.
  - Тебе когда сердце разбили? Вчера вечером только? Можешь свою проницательность включить хотя бы завтра?
  Хэл была настолько ошарашена, что и не подумала обидеться, и только проводила подругу взглядом, а затем опять вернулась к своим отвлекающим занятиям. Завтра так завтра. На личные дела других людей отвлекаться куда легче, чем на полугипнотические творения одной из популярнейших групп последнего времени и учёбу. Ладно, может, последнее в её случае и не совсем верно.
  
  Ени хлопнула... т.е. закрыла дверь. Еле вспомнила, что передатчик на пол лучше не бросать, а положить его, скажем, на кровать. Постояла минут десять как зомби, не двигаясь и надеясь, что всё как-то самом собой рассосется и озарение осенит её свыше. Вздохнула и поняла, что ничего так просто не бывает. Хорошо, начнём.
  Что там было сначала? Карс... да, точно, Карс в своем полуидиотическом состоянии, в которое он впал... а может он никогда и не выпадал из него? Хорошо, Карс поговорил с Оролен, назначил ей свидание... свидание?... нет, в ту сторону пока лучше не идти. Потом они поговорили. В маленьком закутке коридора... да, вот уже ближе, Лецри ещё сказал, что-то про взаимность чувств... нет-нет-нет, пока только строго факты, анализ, хронологические обоснования и предчувствия других персонажей она пока просто не потянет. Дыши, да, вот так, глубже, вдох-выдох. Да, ага. Потом Карс ушёл. Направился домой. Покинул нас, так сказать... И... Дышать, да! Так, Шонор, держи себя в руках. А, какого черта!
  На сцене вдруг появился Авито, ни с того ни с сего, и что он там делал, боже ты мой... Причем как раз в середине (ну ладно, ближе к концу) сеанса по смягчению последствий кошмаров... снов... ладно, очень буйных фантазий с самим собой в главной роли. Или это она была в главной роли?... Неважно. Итак, Авито появился из тьмы, подошёл на потенциально опасное расстояние (т.е. меньше трех километров) и начал нести какую-то чушь...
  Тут Айения приняла решение. Состоящее в том, что анализировать слова Авито она пока не будет. Пока только поступки. Факты. Да. Которые были не менее запутанными.
  Итак, Авито что-то там говорил... она ему что-то там отвечала... кхм... здравый смысл решения уже начал подпадать под сомнение. Так, всё. Факты: разговор...
  "Боже мой!" - Айения прижала ладони к щекам, её ноги, медленно теряя силу, опустили её на пол, а легкие начали буйно гипервентилировать. Её мозг впервые смог постичь всю это необъятную концепцию. Там. Был. Поцелуй. Это было зарегистрировано как факт. Ну а поскольку там не было никого, кроме нее и профессора, логично вытекает, что поцелуй был между ними. Да. Дышать, ага. И... кажется... это он её поцеловал. Профессор Авито. Айсберг. Загадочный герцог. Главный мизантроп всея Друина. Её дядя. Мистер "больше-я-не-доставлю-Вам-никаких-проблем". Её мегасупер несчастная первая любовь безо всякой надежды на взаимность. КАКОГО?!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
  Ей еле хватило сил дойти до кровати и рухнуть на неё, наплевав на впившийся в бок передатчик. Она была настолько эмоционально измотана, что просто продолжала лежать без движения с открытыми ничего не видящими глазами в темной комнате. Подкосило её, наверное, именно то, что та самая надежда, которую она похоронила давно и прочно, которая была безжалостно втаптываема в землю каждый раз, как только приподнимала голову, которую Айения уже давно не соотносила никаким образом со своей личной жизнью, теперь имела все законные права на существование. И она пока что никак не могла примириться с этим фактом. Может быть, попозже, в конце концов, нельзя же так издеваться над человеком: больше года этих эмоциональных качелей и вот так вот сразу... Да, вот именно, она пока что полежит вот так, ни о чем не думая, желательно несколько дней, ну ладно, хотя бы до завтра...
  Сигнал передатчика на запястье (приглушенный звук взлетающего самолета, но не типовой, из библиотеки самого устройства, а лично записанный на аэродроме) не заставил её пошевелиться и вообще подать какие-нибудь признаки жизни. Через несколько секунд передатчик озвучил присланное записанное сообщение: "Айя, я просто хотел сказать, что очень благодарен тебе за поддержку и вообще... Как там Сакаят, она не передумала? В каком она настроении? В общем, если что, я тебе позвоню, хорошо?" Было очевидно, что ему было неловко (или просто страшно) напоминать Ени о её обещании, несмотря на то, что он очень волновался перед предстоящим свиданием... свиданием... встречей... чёрт!
  Айению просто снесло с кровати. Никакое не свидание, конечно, но Авито совершенно четко и ясно пригласил... позвал... назначил встречу... в общем, сказал, чтобы она пришла к нему домой сегодня вечером. Первой реакцией было вернуться в прежнее положение и не двигаться минимум до следующего утра. Конечно, потребовалось меньше минуты, чтобы воспрянула гордость Шоноров, ехидно намекающая на трусость. И кроме того, он был всё-таки родственником, соответственно просто так проигнорировать его она не могла. Ага, правильно, именно поэтому. Молодец, Айения. Но лучше придерживаться таких объяснений, потому что покалывание внутри, уже подталкивающее её к двери и заставляющее сердце биться сильнее... оно не переживет очередного "логического объяснения". Хотя, может, и переживёт, первый раз, что ли. Удивительно, что оно всё ещё жило внутри неё, и заявляло о себе всё активнее и активнее, в паре со страхом делая её дыхание более прерывистым и заставляя её нервно ходить по комнате из угла в угол. Девушка посмотрела на часы. Без пятнадцати семь. Оролен уже должна был уйти. Интересно, совещание уже закончилось? Он сказал, в любое время... Определение "хладнокровная" ей теперь можно было дать только в насмешку: лучше быстрее покончить со всем этим, чем так мучиться.
  Да, при наличии цели её сознание не уходило со всей возможной скоростью в спираль воспоминаний, полных разочарования, и таких привычных практичных безнадежных рассуждений. Ени стремительно вышла из комнаты и направилась к выходу... Вид всё также погруженной в учебу Хэллин всколыхнул в ней неприятные воспоминания.
  - Хэл, извини за срыв. Момент сейчас очень тяжелый, - всё-таки Айения Шонор была очень вежливой девушкой, ни в коем случае не желающей обидеть своих друзей. Хозяйка квартиры повернулась к ней и успокаивающе кивнула:
  - Всё нормально. Завтра всё расскажешь.
  Почему-то это звучало почти как приказ. Но Ени не стала заострять на этом внимания. "Если я до завтра вообще доживу", - пробормотала она, уже выйдя из квартиры. И тут вспомнила об очень важной детали: где же он живет-то?!
  
  Оролен последовала совету Айении в точности. Во-первых, она, как подруга её и Лецри, плохого не посоветует, во-вторых, откровенно говоря, Оро сейчас уже ничего не соображала. Она совершенно не помнила, как прошла мимо Хэл, а ведь это было очень важно, очень. Чтобы не навредить их дружбе ещё больше, необходимо было конспирироваться, ну или хотя бы не сильно все афишировать. Но сейчас все бережно и тщательные наработанные навыки неподозрительного поведения куда-то испарились. И виной этому был очаровательн... красив... молодой человек средней привлекательности, который уже наверное в сотый раз обходил вокруг уличного фонаря на пересечении Серебряной и Фиалково-Победной.
  - Привет... - хрипло произнесла Оролен и вытерла вспотевшие ладони о брюки. Акарас вскинул голову и почти удивленно-ошарашенно ответил:
  - Привет... Ты пришла...
  Вообще-то Оролен бы здорово покоробила эта ремарка, ведь она же обещала, а она всегда держит свое слово. Но мысль почему-то споткнулась на услышанном "ты"... может быть, впервые за все годы их знакомства это маленькое местоимение было произнесено без враждебности и оскорбляющей подоплеки. И это было почему-то так важно... Поэтому Оро просто сглотнула и кивнула головой. На лице Акараса появилась робкая, но такая радостная улыбка.
  - Пойдём... - не отдавая полного отчета в своих действий, он протянул ей руку, на которую девушка посмотрела как на неидентифицированный враждебный объект. Акарас спохватился, быстро убрал ладонь за спину и неуверенно покачался на носках. Повисло неловкое молчание. Наконец, Оро, проклиная себя за невыдержанность ("Ну, он сам виноват, неужели не мог сообразить, что нам ходить взявшись за руки как-то..."), перехватила инициативу:
  - Пойдём, наверное, ты же хотел со мной поговорить...
  - Да, - закивал головой парень, - нам, - он неловко дернул головой, - туда.
  В принципе, Оролен вполне устраивала и нынешняя ситуация: они, вдвоем, на пустынной лице, подсвечивающий снизу свет заставлял его волосы сверкать как-то уже совсем по-неземному, и давал возможность прекрасно рассмотреть лецриевские ноги в обтягивающих джинсах... кхм... наверное, начать идти куда-нибудь и в самом деле было хорошей идеей... или нет. Потому что... домой к нему? Точно нет.
  Но деться уже никуда не было, и они медленно шагали по вечернему Друину, вдыхая свежий осенний воздух с ароматом самых последних цветов, и, разумеется, этого не замечая, бросая друг на друга настороженные взгляды. Поймав пару раз Акараса на этом, Оро убедилась в правильности совета Айении: в его взгляде становилось все меньше и меньше восторженности и он задерживался на совсем интересных местах. Что ж, по крайней мере, он не находился в постоянном ожидании хука справа. Да уж, нелегко встречаться с парнем, на котором ранее опробывала свою технику боя. При такой мысли Оро невольно негромко хихикнула. Акарас сразу встрепенулся:
  - Что? Что-то не так?
  - Ничего, всё нормально, - поспешила успокоить его девушка, а затем потянулась и с наслаждением вдохнула свежий воздух. Всё и вправду было неплохо. - Ааа... мы скоро?
  - Да, вот, сейчас, уже за следующим поворотом, извини, - горохом посыпал Акарас.
  - Ничего, всё нормально, это неважно, дойдем мы или нет. В смысле, как скоро. То есть, конечно, желательно бы не всю ночь... - тут Оро сама опять стала нести чушь от волнения. В этот раз уже Акарас остановил неудержимый поток, положив руку ей на предплечье и почти с умилением глядя на взволнованную девушку, которая, как он раньше считал, не боялась ничего на свете:
  - Да, всё нормально, - и он опять улыбнулся так, что Оро уже стало в принципе всё равно, где они находятся, пока он вот так смотрел на неё и не убирал свою ладонь... - Мы скоро придём.
  
  Ха-ха! Вся эта терапия, самогипноз, и самоконтроль - одно огромное надувательство. Уже прошло больше полугода, это было всего один раз и она тогда находилась в наименее вменяемом состоянии, но, тем не менее, сейчас Ени твердо шла к дому номер 37 по улице Лилейной. Адрес, который она вспомнила, как только вышла на улицу, без малейшего обращения к передатчику.
  Она немного дрожала от холода и, чтобы немного согреться, обхватила себя руками. Странно, форменная куртка должна была обеспечивать достаточно тепла в такую погоду. Поминутно она хотела повернуть назад или свернуть в другую сторону, но её ноги почему-то не подчинялись сигналам из мозга. В существовании которого она в последнее время сомневалась.
  Поздней осенью темнеет очень рано, и когда Ени всё-таки дошла до места назначения, то почти во всех окнах уже горел свет. Вот оно, место их позора... фонарь, который обнимала Хэл, и как же они в таком состоянии на второй этаж-то залезли... Наконец, попытка потянуть время стала очевидна даже ей. Ени глубоко вздохнула, посмотрела на небо - нет, дождя сегодня больше не предвидится, застегнула куртку, расстегнула куртку опять... Видимо, без пинка от гордости всё-таки не обойтись. Как там... "Ну ты же Шонор!" Вот именно поэтому она сейчас здесь и стоит. Вот если бы Авито не был её родственником... Тогда вообще бы ничего не было. И на сей раз она без объяснений уйдёт. Как последняя из Шоноров она имеет право знать, что происходит. Ага. Чисто бизнес.
  Девушка ещё раз глубоко вдохнула и быстро, пока не передумала, нажала на вызов квартиры. Голосовая связь включилась практически мгновенно.
  - Да?
  - Это Айения. Шонор.
  - А! Поднимайся, я жду.
  Ну не так уж всё и страшно, если не учитывать тот факт, что от отделенного от его тела голоса у нее задрожали коленки. Плохое начало бизнес-вечера.
  В подъезде, очевидно, был режим экономии энергии, света практически не было, лишь ступени испускали легкое свечение, только чтобы можно было видеть, куда ставить ногу. Но когда Ени вышла на последний пролет, то заметила дополнительное освещение в виде открытой квартирной двери, откуда свет вырывался на лестничную площадку. И в этой двери стоял, ожидая её, Авито. Ноги девушки потяжелели вдруг где-то на центнер. Совсем нехорошо. Он просто стоял на пороге, весь такой светящийся и просто смотрел на неё и молчал. Наконец, она одолела эти невозможно далекие семь ступенек.
  - Ты пришла... - вырвался у него удивленный шепот. Ени заморгала: всё-таки она не могла освоиться с этим переходом на ты. Хотя, действительно, использовать отчужденные вежливые формы с человеком, с которым только что целова... Стоп. Не туда. Говорить, да? Требовать объяснений, угу.
  Энзеллер слегка наклонил голову, приглашая её в квартиру. Ей показалось или он действительно её пристально рассматривает? Ени осторожно, и в тоже время неловко, шагнула мимо него через порог. Мужчина не двинулся с места, и она почему-то не могла пройти дальше. Да, он действительно не сводил с нее взгляда. А если она это видит, значит, тоже смотрит на него не отрываясь. Во рту у Ени пересохло. Они несколько раз уже находились на близком расстоянии в самых разных обстоятельствах: от опасных для жизни до, условно говоря, романтических. Но почему-то именно этот момент казался совсем новым. Может, быть, это из-за поце... Стоп!
  Но пока часть сознания Айении пыталась пробудить свою обладательницу, тщетно стараясь привлечь внимание к совершенно неуместным времени, месту и положению, другая, более наглая, решила воспользоваться моментом и поближе рассмотреть... скажем, глаза своего преподавателя. Мало ли для каких целей. Она вдруг поняла, что ни разу не видела его при "домашнем", более теплом освещении, нежели том, которое использовалось в общественных зданиях. И, надо признать, это освещение было самым удачным. И так уже далеко не самый скучный золотистый цвет оживал ещё больше при помощи мелких искринок, которые, казалось, отбрасывали блики на ресницы...
  Айения... - почти шепот смог вывести её из транса, с которым бы не справилась пара боевых дивизий. И она ещё переживала по поводу "ты"! Услышав свое имя, произнесенное так... Айения отскочила и ударилась спиной о косяк. Просто замечательно. Только бизнес. Держим себя в руках, да?
  Ммм... - самым благоразумным решением в этот момент было опустить взгляд, потому что думать рационально при виде Авито у нее не получалось никак. - О чём Вы... т-т... Вы хотели со мной поговорить?
  Да, поговорить... - мужчина весь как-то немножко обмяк и тоже увел глаза в сторону, помассировав пальцем переносицу. - Локкьо сээ... Это...
  Веллюрнский, да?
  Мужчина выказал свосем немного удивления.
  - Да. "Решающий час". Неизбежный момент, когда должно поступить, как велит судьба, долг и честь. После которого уже ничто не будет так как прежде. Как видите, языковая культура наших предков склонна к патетике.
  - Ну и... когда будет этот момент? И кто... будет поступать?
  - Сейчас. И, очевидно, я...
  
  Оролен изучающее рассматривала дом Лецри и окрестности. Почти неизвестный ей старый район с малоэтажными особняками, в отличие от многоквартирных домов на их улице. И сад перед домом! Преимущества старинного рода налицо.
  - Ну?! - ей наконец надоело ждать. - Долго ещё?
  - Я никак не могу настроить вход на нас двоих. Честно слово, этот дом строили параноики. Ещё и не видно ничего... А, вот!
  - За это время я бы уже могла залезть через окно, знаешь.
  - Да? Уже предоставлялась такая возможность? - Акарас вопрошающе приподнял одну бровь. Оро решила не упоминать достаточно неловкий эпизод с преподавателем Ени.
  - На тренировках - конечно.
  - А-а. Ну... в общем... ты поднимешься?...
  - Нет, Лецри, вот тебя проводила и домой обратно пойду. Показывай дорогу. - Разговаривать с ним было гораздо легче, когда удобная темнота почти скрывала их лица, и она, во-первых, не отвлекалась на... ладно, поздно уже это отрицать, на парня, заслуженно получившего десятку в рейтинге красавчиков Университета, тем более, что теперь, когда его лицо не искажали надменные и агрессивные гримасы, ему можно было дать и сто баллов. Ну и во-вторых, гораздо больше её шокировало и выбивало из колеи то, как он смотрел на НЕЁ. Справиться с его настороженным (ну, это не сильно изменилось) и каким-то... изучающим взглядом не могла даже её подготовка. Достаточно было нечаянно повернуть голову (ну хорошо, посмотреть на него украдкой) и заметить, что он внимательно смотрит на неё тоже, и Оролен открывала в себе способность краснеть, никак не проявлявшуюся за предыдущие двадцать лет. Так что, темнота - это хорошо.
  Темнота и тишина. В которой очень хорошо слышалось их дыхание. К тому же, при подъеме по лестнице люди обычно находятся на гораздо более близком расстоянии, нежели когда идут по улице. И тренированное обоняние Оролен (не спрашивайте, зачем его требуется тренировать в Военной Академии) быстро уловило раздражающий, но в принципе приятный сладковато-кислый глубокий аромат, похожий на туалетную воду, очень хорошую туалетную воду. Отвлекшись, она автоматически стала двигаться так быстро как привыкла и, разумеется, налетела на своего проводника.
  - Умфф! - произнесли они оба, и Акарас схватился за перила, чтобы не упасть, а Оро от неожиданности резко вдохнула. И, разумеется, определила источник запаха: Акарас Лецри собственной персоной. И что в мужские одеколоны кладут, находиться рядом невозможно, вот и пульс повысился почему-то...
  Оро поспешно отступила в сторону и воцарилось неловкое молчание.
  - Жарко у вас что-то... - девушка начала обмахиваться воротом куртки. - И темно...
  - Это... это всё старые дома такие. Живет мало кто, ну и не тратят почти энергию на освещение, даже автоматическое. Только если специально включить, но я никогда так не делаю, привык уже. И да, чего-то жарковато, первый раз заметил...
  - Ну... мы пришли?
  - Да, это мой этаж, - и Акарас подошел к единственной двери на площадке.
  - Ооо, весь этаж в твоем распоряжении? У твоей надменности, оказываются, были основания...
  Эта дверь открылась достаточно быстро и парень резко повернулся к гостье:
  - Ты так весь вечер будешь продолжать?
  - Ну а ты как думал? Если мы с тобой теперь... ну это... это ещё не значит, что я буду вести себя как-то по-другому. Я никогда не отступаю и не сдаюсь!
  - Ну и хорошо, - неожиданно каким-то таким голосом сказал Акарас (Оро могла поклясться, что он улыбается). - Заходи.
  Оролен переоценила себя - квартира рода Лецри заставила примолкнуть даже её. Она просто следовала за хозяином и крутила головой, рассматривая комнаты, автоматически освещавшиеся на пути их следования.
  - Ух ты! И сколько вас здесь живет?
  - Я один.
  - О, - неизвестно почему Оролен почувствовала себя неловко. Из-за того что задала неприятный вопрос Лецри? Какая чушь. Нет, всё, надо перестраиваться, у них теперь совсем другие отношения... - Ну хоть очередей в ванную не бывает и гулянки устраивать можно большие...
  - Айя мне тоже самое сказала в первый раз. В смысле очередей в ванную. А гулянки - это не актуально.
  - Да? Почему? У тебя нет друзей, что ли?
  Молодец, Сакаят, ещё какую-нибудь колкость скажи. Но Акарас почему-то не обиделся и ответил нормальным тоном, хотя и задумчиво:
  - Ну, после... кхм... моего глобального пересмотра взглядов на жизнь, спонсорами которого выступили вы с Айей, я стал более-менее социализироваться, но пригласить кого-нибудь сюда... сама же видишь, какая реакция. Я рискнул бы только самых-самых близких.
  - Значит... - Оро всё-таки решила уточнить.
  - Да, кроме Айи, ещё только ты, - они наконец дошли до, как она поняла, конечной цели, - кухни. Акарас остановился около барной стойки и повернулся к ней. Освещение было каким-то подозрительно интимным. Оролен молчала, пытаясь осознать своё отношение к только что услышанному. - Может, что нибудь выпить? Чаю, например?
  
  - Чаю? - предложил Энзеллер, сопровождая Айению внутрь своего жилища.
  - Это дань вежливости? - неожиданно мрачно для себя спросила Айения. Видимо, при всех своих самоуговорах вечер долгих объяснений был не тем, на что рассчитывало её подсознание. - Тогда не надо.
  Энзеллер виновато улыбнулся.
  - Вообще-то, мне проще говорить, когда руки чем-то заняты.
  - Ну хорошо, извините, - улыбка, может, и подействовала бы как-то на её настрой, но на данный момент она старалась на хозяина квартиры не смотреть вовсе, так что удар пришелся по касательной. "Улыбающийся (даже так) Авито! Крепись, мое сердце". Он провел её в ту же самую комнату, в которую они втроем залезли в прошлый раз. Вон тот самый шкаф, где они прятались... Ностальгия.
  - Чёрт! - Айения аж подпрыгнула, в первый раз услышав, как Авито использовал какое-то крепкое словцо. - Я совсем забыл. У меня совсем не бывает гостей. И соответственно, стульев тоже... Так что...
  - Ничего, не привыкать, у нас вроде вся мебель в наличии, но толку... - Айения прошла в угол, противоположный тому, в котором, очевидно, размещалось хозяйское комфортабельное место для чтения, и села на пол. Энзеллер, почувствовав её не самый дружелюбный настрой, немного попереминался на месте и вышел из комнаты, вернувшись через несколько минут с чашками чая. За это время гостья успела рассмотреть комнату повнимательнее. По ощущениям, ничего со времени их прошлого "визита" не изменилось: все та же минимальная обстановка, шкаф да столик, плюс полки с книгами в качестве украшения главной комнаты. И действительно, репутация мизантропа имела все основания, в такую квартиру гостей не зовут...
  Энзеллер, элегантно присев, поставил рядом с ней чашку чая и, не получив никакой реакции, кроме еле заметного кивка, опустил голову и отошел к своему месту с достаточно удобными на взгляд Ени подушками. Мизантроп мизантропом, но полного отказа от комфорта не наблюдается. Она же, в это время, сидит на голом полу... Девушка предприняла попытку устроиться поудобнее и наконец посмотрела на своего предполагаемого собеседника напротив. Взгляд Авито же был устремлен в пол, очевидно, мужчина собирался с мыслями. И тут Айения дала слабину. Ну точнее, внешние обстоятельства наконец пересилили её внутреннюю раздраженность, до этого момента мешавшую осознать, что она находится вдвоем в квартире с Энзеллером Авито. Она наконец заметила, что он был без обуви, то бишь обнаженные ступни профессора Авито впервые предстали её голодному взору, тем более в очень выгодном ракурсе: одна нога была согнута в колене, другая опять же элегантно (и как ему удавалось наполнять притягательностью самые обычные жесты и действия?) подобрана. И в списке фетишей прибавился ещё один пункт... Ени быстро переключила свое внимание на что-нибудь другое.. и это оказалось ещё хуже: теперь она заметила, какую одежду профессор носит в домашней обстановке. Поразительно, но не менее сексуальную, чем на работе. Просторная рубашка с гораздо более открытым воротом, брюки средней обтягиваемости... Айения резко зажмурилась и постаралась отвлечь себя чаем... который мог быть совершенно любого вкуса.
  - Думаю, тянуть смысла нет. Вы же пришли сюда за ответами, - эти прыжки от "вы" к "ты" и обратно стали значительно её напрягать. Знак перехода к "серьёзному разговору", очевидно. Ну что ж, она тоже может играть в эту игру.
  Лицо Айении было не менее твердым и решительным, чем Энзеллера - решившимся.
  - Да. Хотя прошел достаточно большой промежуток времени с того момента, когда Вы мне сообщили о нашей родственной связи, я до сих пор не могла получить информацию о своем единственном кровном родственнике со стороны матери. Тем более, что на данный момент я почему-то представляю собой весь род Шоноров.
  Судя по тому как вздрогнул Авито, её слова сыграли даже большую роль, чем она предполагала. Но он оправился в секунды и улыбнулся с горечью:
  - Вот это обстоятельство я бы и хотел рзяъъснить. Начнём?
  - Прошу Вас, - Ени почувствовала мрачное удовлетворение от внешней холодности своего тона. Может, зря она поставила крест на боевом комбо родовой гордости и профессиональной выдержки?
  Авито действительно предпочитал занимать руки, когда нервничал: его левая кисть катала по полу уже осушенную чашку, когда он начал очень-очень осторожным голосом:
  - Прежде всего, я бы хотел ещё раз подтвердить этот факт: я - Ваш дядя, брат Летиции Айлен Шонор, моё полное имя - Энзеллер Авито Шонор. Если хотите, я могу показать все необходимые документы, свидетельства о рождении и происхождении, земные и авентские, попросить Императрицу подтвердить мои слова.
  - Не нужно. Пока.
  Мужчина кивнул и продолжил, не глядя на неё.
  - Наша мать, соответственно, Ваша бабушка Арини-Элизее Шонор вышла замуж за нашего отца, Сантерента Авито, когда он работал атташе авентского представительства здесь, на Земле. Летиция была старше меня на двенадцать лет, она жила отдельно после поступления в Летную Академию, так что мы нечасто общались. - Он немного помолчал. - Наши родители расстались, когда мне было семнадцать и отец решил вернуться на Авент, забрав меня с собой. Мама была постоянно занята важными миссиями, так что ни она, ни я не возражали. Мне было интересно испытать жизнь в совершенно другом мире. Как оказалось, - он усмехнулся и Ени подняла голову, - они не так уже сильно отличаются. - Тут только ей в глаза бросилось, что он действительно, в соответствии со словами Лавендер, выглядел сильно похудевшим, почти изможденным, с посеревшей кожей и истончившимися чертами лица. В груди девушки что-то так неприятно кольнуло... странная смесь чувства вины (это-то откуда?) и желания немедленно накачать его витаминами и восстановителями. - Я почти не поддерживал связи с мамой и Летти, они иногда только появлялись, если оказывались на Авенте или рядом по делу. Не знаю, честно говоря, как так получилось. Но в общем... сначала умерла мама. На её похороны мы ещё приехали. Потом Летиция... мы не успели на церемонию прощания, насколько я слышал, даже её мужа там не было. И через полтора года умер отец. Моя жизнь на Авенте была... не слишком красочной, но исследования можно вести где угодно, и меня это не волновало. Но после смерти отца... я просто начал ощущать свою чуждость. Я приспособился ко всем ритуалам и нравам, но даже и не пытался принять тот образ жизни. Авентец, но без интереса к Авенту. И мало-помалу мне стала вспоминаться Земля. А именно Друин. Это мой родной город, место, где я родился. И я просто подумал... что здесь всё будет по-другому. Надо ли говорить, что я ошибался в очередной раз? - его горький смех почти заставил Ени забыть о рассказываемой истории, вынуждая чувствовать его эмоции почти как свои. - Итак, я вернулся в Друин спустя тридцать пять лет, совершенно не представляя, что делать дальше. Естественно, я встретился с Императрицей, она была близкой подругой сначала мамы, а потом и Летти, что-то вроде друга семьи. И она... спросила меня... - тут он опять остановился, словно готовясь к чему-то. - Спросила, что я собираюсь делать. И я ответил... - Энзеллер сделал глубокий вдох и выдох, открыл глаза и посмотрел на Айению. - И я ответил, что буду жить как привык - под именем Авито.
  Это явно была какая-то очень важная информация, судя по его лицу подсудимого, ждущего вынесения приговора, но она никак не могла понять, чем именно, так, только неясные ощущения, предположения... О.
  - Да, Айения, - очевидно, мысль на её лице отразилась достаточно четко. - Ты всё правильно поняла. Я отказался от своей фамилии. Ну и, соответственно, и от своего рода.
  - Но... почему? - смогла выдавить Ени.
  - Если б я знал... Разумеется, тогда причины казались мне рациональными, хоть и не самыми оправдывающими. Просто... говорим Шонор, подразумеваем летчик. При обычных обстоятельствах это не имеет значения, но когда остаешься один... - он опять остановился, чтобы обуздать свои эмоции. - В общем, у меня не было уверенности, что я смогу восстановить наш род, учитывая личный опыт. И всю оставшуюся жизнь объяснять после представления, что я - связанный с летной профессией, но всё же учёный... Я не думал, что смогу это выдержать.
  Теперь все более-менее объяснялось. Губы Айении сжались и она взглянула на своего преподавателя теперь уже без примеси жалости и влечения.
  - Но я ведь смогла.
  - О, да, - на Авито не слишком повлияла её реакция, он ожидал её уже долгое время. - Именно это мне сказала Императрица, когда я примчался во Дворец второго сентября год назад и потребовал объяснений. Она ведь не сказала, что ты жива тогда. "Эта девочка, бывшая изначально в гораздо более худших условиях, чем ты, без всякой поддержки, в одиночку, приняла на себя всю ответственность, от которой ты сбежал. Какое право ты имеешь требовать информации о родственниках, от которых ты отказался?"
  То, что она являлась предметом разговора главы государства, несколько нарушило течение мыслей Айении, достаточно обвинительное течение, тем более, что с самоуничижением Энзеллер справлялся сам, девушка даже испугалась отчаянию, проглядывающему в его глазах и голосе.
  - Сейчас-то я прекрасно понимаю, что мои все тогда логические выкладки и обоснования на самом деле прикрытие трусости и слабости. Это было даже не вопросом риска, это было то, что я должен сделать, во имя своих родителей, сестры, всех предков, своей страны! - он закусил губу и почти неверяще помотал головой. - Господи... если бы я тогда не поддался своему страху, просто сделал всё как нужно, всего лишь одна правильная фраза... И я бы знал, что я не один. И всего лишь пятнадцать лет... и ты была бы здесь, - в его глазах, устремленных на девушку, было столько сожаления и, может, чего-то другого, что Айения оказалась почти парализованной силой эмоций, пока он не опустил глаза и закончил почти опустошенно. - Но сейчас, единственное, что мне остается - это боль и бесчестье...
  Айения прочистила горло. Кое-какой момент нужно прояснить прямо сейчас, поскольку все родовые проблемы требовали слишком долгих обсуждений и размышлений.
  - Проф... Энз... Энзеллер. Почему Вы сегодня... в общем, почему Вы так поступили сегодня в Академии? Я имею в виду... ну это... поце...
  
  - А чего-нибудь покрепче нет? - не подумав, спросила Оро и ужаснулась. Вечер с "не-чаем" предполагает далеко идущие последствия... Но Акарас почему-то смешался и отвел глаза:
  - Лучше нет...
  - Почему? - удовлетворить свое любопытство ведь можно, правда?
  - Айя тебе не рассказывала? - непонимающий взгляд девушки свидетельствовал, что нет. - Ну и хорошо. У меня есть горячий шоколад...
  - Лееецри... плохо переносишь алкоголь? - Оро всё-таки не смогла отказать себе в маленьком удовольствии и довольно ухмыльнулась.
  - Да! Ну и что?! Я должен немедленно скончаться от стыда?! - судя по уровню возбужденности, Акарасу именно этого сейчас и хотелось. - Хорошо! Будет тебе твоя выпивка, - и он, бурча, полез в шкафчик. Девушка осторожно присела на высокий стул. Пока что всё относительно неплохо. В смысле, вечер не был ещё безвозвратно испорчен.
  - Тут есть вино, ликеры, традиционные напитки... - всё ещё немного раздраженно начал перечислять Акарас.
  - Что-нибудь из последнего. Пооригинальней. У тебя же должен быть самый лучший товар, верно, Лецри?
  Парень хмыкнул и поставил перед ней толстую бутылку. Оролен с одобрением рассматривала явно дорогущее бренди, всё-таки Скакия приучила её к хорошему алкоголю...
  - Так, это случаем не по стариной технологии?...
  - Не волнуйся, хоть оно и из настоящего винограда, все примеси, включая спирт, удалены и замещены, - Карс, наконец, сел напротив неё с чашкой горячего шоколада для себя и подтолкнул невысокий бокал к её краю. Оролен немного подумала и сказала:
  - Извращение, - но напиток всё-таки пригубила. Да, вкус оказался именно таким, как она ожидала: тяжёлый и насыщенный, хотя начинать надо было с аромата, свободно излившегося из открывшегося горлышка и дразнящее смешивавшегося с запахом горячего шоколада...
  Молчание несколько затянулось. Оролен чувствовала, что всё это: качественный алкоголь, большая, пустая и шикарная квартира, где они были совершенно одни, опьяняющая мелодия запахов, истончают её терпение с каждым мгновением, а Лецри так и не начинал "разговор". Кухня освещалась только неяркими полукругами света на противоположных стенах, поэтому в романтич... интимн... аррргх! расслабляющем полумраке она, в принципе, могла без проблем смотреть на Лецри.
  Девушка откинулась на спинку стула и Акарас занервничал под её пристальным взглядом.
  - В общем... насчёт...
  - Разговора?
  - Да. Всё произошло так быстро, - он нервно рассмеялся, не отрывая взгляда от столешницы, - и хоть мы прояснили самые важные моменты, многое осталось... неохваченным...
  - Ты всегда так разговариваешь? Вроде раньше такого не замечалось.
  - Да уж, взаимные оскорбления у нас получаются куда лучше, - неслышно пробормотал себе по нос парень и продолжил. - Поэтому я посчитал, что нам надо обсудить некоторые детали... условия...
  - Условия? - Оролен наклонилась вперед и посмотрела на него так, что он впервые за долгое время ощутил что-то вроде страха в её присутствии. Настоящего такого страха, в плане физической боли, а не сердечных страданий. - Про какие условия ты говоришь? Ты. Ставишь. Мне. Условия?
  - Нет! - Карс в расстроенных чувствах взмахнул руками. - Я совершенно не это имел в виду! - он вскочил со своего стула и начал ходить взад-вперед по комнате, от стола к окну. - Просто я совершенно не представляю, что делать дальше. Вот ты, ты что думаешь обо всем этом? - и он резко обернулся к своей гостье. Та вернулась к полурасслабленной позе. Очень обманчивой.
  - Я? Я ничего не думаю, - она неторопливо наклонила голову набок, согнула ногу в колене и положила на другую. Несмотря на почти профессиональное занятие спортом, самым сильным... кхм... физическим воздействием, которое Акарас испытывал на себе, были почему-то кулаки Оролен Сакаят, и вот сейчас, почему-то он переживал очень сходные ощущения. Как будто ему очень сильно врезали в солнечное сплетение и дыхание представляет существенную проблему. Он опустил голову и стал рассматривать чуть видный в сумраке рисунок пола. Интересно, он старинный или был переделан? Впрочем, по истечении определённого срока, всё становится антиквариатом... - Ты считаешь, что я могу думать вообще? Мой мозг отключился... я не знаю, наверное, с момента, когда я вообще умудрилась подумать про тебя в этом смысле...
  Последнюю пару фраз Акарас расслышал и посчитал, что не все так плохо, поэтому вернулся к разговору от размышлений об интерьере.
  - Значит, ты ни о чем не думаешь? - он не смог удержать раздражения и сарказма. Сакаят всегда умудрялась вывести его из себя.
  - Мы здесь стоим явно не потому, что хорошо подумали, верно?
  - Отлично, ну и что теперь? Мы так и будем грызться друг с другом из-за того, что не можем преодолеть наши привычки и представления друг о друге?
  Девушка спрыгнула со стула и прислонилась к краю стола.
  - Ты просто задаешь не те вопросы, Лецри.
  - Не те?! - нет, это действительно была хорошая идея? Они ещё даже не ссорятся, а нервы у него уже на пределе. - Ну хорошо. - Он засунул ладони в задние карманы брюк и выжидательно посмотрел на нее. - Если ты ни о чем не думаешь, то чего ты вообще хочешь?
  - А вот это правильный вопрос, Лецри... - голос его гостьи неожиданно изменился, упав чуть ли не октаву. По рукам и шее Акараса пробежали мурашки, но не от холода, потому что в комнате стало как-то очень жарко. - Я хочу сделать много вещей...
  Акарас моргнул. Оролен неспешно приближалась к нему и он обратил внимание, что она куртки на ней больше нет... Парень сглотнул и решил воздержаться от каких-либо попыток поддержания разговора по причине угрозы, что он не сможет совладать со своим голосом и опозорится, издав какой-нибудь писк. Поэтому он подождал, пока девушка оказалась в пределах слышимости и шепотом спросил:
  - Да?
  - Угм. Очень много чего...
  Не что чтобы он этого не хотел... скорее даже наоборот, желание ударило его настолько сильно, что его практически парализовало, поэтому он и не пошевелился, когда уже во второй раз Оролен поцеловала его первой. И к моменту, когда он смог хоть как-то отреагировать, одна из её рук скользнула вверх по ткани его рубашки и легла на затылок чуть повыше воротника, а другая обхватила его за плечо, и всего за пять секунд он оказался тесно прижат к целующей его девушке. Возражать почему-то не хотелось. И Акарас включился в первый в жизни активный с его стороны поцелуй. Который так не хотелось заканчивать...
  Поэтому он очень напрягся, когда Оролен отодвинулась от него. Его так и подмывало спросить, что он сделал не так, но посчитал, что вряд ли предсказуемо жестоко-издевательский ответ от Сакаят поможет что-то подправить. Сейчас он уже крепко обнимал её за талию, в тоже время прекрасно понимая, что если она захочет сделать ещё шаг назад, то удержать он её не сможет. Девушка, не поднимая взгляда, положила ладонь ему грудь; только теперь он заметил, как тяжело и часто она дышит. Видимо вопрос всё-таки задать придется... Но тут она посмотрела на него, и ход его мыслей резко прервался: даже в моменты их взаимных оскорблений и... применения физической силы, её взгляд не был таким... диким. Её рука резко сжалась в кулак, сминая ткань рубашки, и поцелуй возобновился как-то сам собой, выйдя на совершенно новый уровень по энергии. Акарас чувствовал, как расходятся края его рубашки, с силой, многократно превышающей необходимую, отсоединяемые друг от друга, и он уже сам исследовал края настолько... гм... завлекательного топа Сакаят, пытаясь определить, как свободно может пройти его ладонь без существенного сдвига ткани... Но после неожиданного легкого укуса в шею совсем под челюстью, все тактические изыскания потеряли актуальность. Он с силой втянул воздух и совершил стратегический рывок: то, как прервалось на мгновение дыхание Оролен, когда его пальцы коснулись её груди, показало, что он на правильном пути.
  Откровенно говоря, Акарас предпочел бы уделить всему этому больше времени: сначала ознакомиться с тем как ощущается её... мм... грудь под очень-очень приятной на ощупь тканью, потом перейти на ту часть (достаточно обширную), которую откровенный вырез... гм... не прикрывал, а потом, может быть (откровенно говоря, ему было ещё страшновато заглядывать так далеко), сличить ту часть, что под тканью, на возможные различия... Но его планам не суждено было сбыться. Девушка ещё сильнее прижала его к себе и пробормотала в ухо:
  - Где спальня?
  - А? - Лецри казался немного заторможенным, но явно... желающим, уже хорошо. Впрочем, Оро бы сейчас и сама не сдала какой-нибудь тест на сконцентрированность. - Там... - и он неопределенно махнул рукой куда-то за её спину.
  Это была задача, достойная Лучшей Студентки Военной Академии: дойти до искомой цели по всей немаленькой квартире рода Лецри, не прерывая... гм... процесса. Один из поцелуев подействовал на неё настолько, что, в принципе, и дверной косяк показался подходящим местом для продолжения вечера.
  Но завершение миссии того стоило: Акарас упал на кровать первым, потеряв опору, когда она отпустила его плечи. Холодно-серебряный свет луны отражался в его глазах, которые, казались застыли, пока она раздевалась. Оставшись в одних брюках, Оролен вернулась к прерванному занятию, не в силах оторваться от "самого гадкого рта в Империи", как она считала ещё год назад, параллельно освобождая парня от уже полностью расстегнутой рубашки. Когда она уже справилась с этим препятствием, Акарас издал легкий смешок. Оро подняла голову и её длинные волосы упали вниз, отгораживая их лица от всего остального.
  - Что-то смешное, Лецри? Не поделишься?
  - Просто... - он неловко взмахнул рукой, задев её спину с очень интересным эффектом. - Я действительно... собирался поговорить...
  - Потом, - и она надолго сместила своими действиями разговоры гораздо ниже в списке приоритетных задач Акараса.
  
  Хоть Айения и споткнулась на внушающем ужас слове, но странно испытующий взгляд Авито встретила без колебаний. Уже закалилась.
  - Я понял, что Вы хотели сказать. Это... сложный вопрос.
  Ну ещё бы.
  - Можно я сначала спрошу у Вас кое-что?
  - Слушаю, - Ени решила принять более удобную позу, что фактически получилось не очень, но, как она надеялась, придало ей более расслабленный и уверенный в себе вид.
  - Почему... после того, как я всё рассказал тогда весной... почему ты избегала меня?
  Вот он, значит, корень недопонимания. Айении не хотелось говорить об этом, но простое уважение и справедливость требовали, чтобы она ответила откровенностью на откровенность. В конце концов, ему же тоже было нелегко. По крайней мере, она постарается сделать это быстро.
  - Я считала, что всё... твое ...необычное поведение было следствием нашей родственной связи и только. Мне было неприятно вспоминать об этом, - вот, получилось даже лучше, чем она ожидала.
  - Моё необычное поведение? В каком смысле? - кажется, не очень.
  - Ну... - чего ходить вокруг да около? - все эти глядения на меня, испуганные между прочим. Нервные реакции... Чёрт, сейчас, когда думаю обо всём этом, это кажется преувеличением мелочей...
  - Айения, - она, наверное, никогда не привыкнет к тому, как он произносит её имя. Да ещё таким серьёзным голосом... который просто заставил её посмотреть ему в глаза ещё раз. - Помнишь террористическую атаку на Друин это весной?
  - Ну, такое вряд ли забудешь...
  - Я собирался поцеловать тебя тогда.
  Ого. Одно дело предполагать, другое слышать об этом как подтвержденном факте. К списку дискомфортных ощущений добавилось ещё и пересохшее горло.
  - И всё это время... я считал, что тебе просто неприятно находиться рядом со мной, потому что я предал наш род. Интересно почему, ведь я даже ничего толком не объяснил. Чувство вины превратило меня в сосредоточенного на себе слепого глупца...
  Это, конечно, было всё очень интересно, но...
  - Вы так и не ответили на мой вопрос, - потому что, откровенно говоря, именно он и занимал её больше всего. И она с места не сдвинется, пока не услышит ответ. По её тону Энзеллер понял, каким он должен быть: чётким и ясным. Но не всё так просто.
  - Я просто не поверил. В то, что... Что ты и вправду меня не ненавидишь. И я подумал, что... если ты меня не оттолкнешь, ну или не убьёшь на месте, то это значит...
  - Что я Вас не презираю?
  - Да, именно. Идиотизм, верно? - и он нервно рассмеялся. Айения прикрыла глаза и начала массировать пальцем переносицу. Новообретенный родственник стоил ей всё больше и больше душевных сил. Как было хорошо с одним отцом...
  - Ну и как, убедились? - если голос ей почти удалось проконтролировать, то на взгляд сил не хватило: Энзеллер резко выпустил воздух из легких и поглядел на неё почти с отчаянием.
  - Я совсем не то имел в виду! То есть... - и он от бессилия стукнулся головой о стенку, - мне показалось, что там было что-то большее и я хотел проверить... не чудится ли это мне...
  За год-то ведь уже можно было привыкнуть к этим резким перепадам от отчаяния к надежде. Но выматывали они всё так же. Айения изможденно улыбнулась мужчине с испуганно-настороженным выражением лица:
  - И что же Вам чудилось, профессор Авито?
  - Айения... - в принципе, ему нужно было только ТАК произносить её имя и она бы сделала всё, что угодно. - Мне нужно знать... чувствуешь ли ты ко мне что либо помимо отношений преподавателя и студента, и родственных чувств, и как сограждане Друина... Дьявол! Есть ли внутри что-либо похожее на то, что испытываю к тебе я?
  Хорошо, это было не на все сто процентов и требовало множества пояснений и развития темы, но Айения решила не придираться. Она откинула голову и рассмеялась очень счастливым смехом. Энзеллер напряженно ожидал, когда она закончит. Почему-то теперь она могла смотреть на него без особых проблем, если не считать глупой улыбки и забавного чувства в груди.
  - Профессор Авито, - он напрягся в ожидании вердикта, - почему бы Вам не проверить? Опытным путем?
  Чего бы он не ожидал, это было явно не это. Неверящим взглядом он посмотрел на улыбающуюся девушку, осторожно поднялся и подошел поближе. Неуверенность и страх заставляли его протянутую руку дрожать, а ответное прикосновение вздрогнуть от неожиданности. После всего что было сказано, испытано, прожито, он боялся поверить. В то, что это не конец. В то, что всё только начинается. И действительно, был только один способ проверить...
  Теперь это не было шоком, ну хорошо, шоком, но поменьше, поэтому мозг Ени не отключился. К несчастью. Потому как он принялся задним фоном анализировать возможность того, что это и вправду происходит: она целуется с Авито. Нет, ну какова вероятность?... Тренинг опять пришёл ей на помощь, помогая отключить эту ненужную в данный момент функцию и сосредоточиться на первостепенной. Всё было настолько... ошеломляющим. Его кожа, его запах, его прикосновения... И пусть внутренне она всё ещё не могла поверить, что ж, надо собрать побольше доказательств...
  При таком темпе оставаться на ногах им стало сложновато и они оба опустились на колени. Ени получила возможность сравнить реальность и сны, которые, с одной стороны, свидетельствовали о правдивости её воображения, а с другой - были бесконечно далеки. Все ощущения были в сто, тысячу раз сильнее, каждое прикосновение словно оставляло след, и наконец её всю будто разрывало от лавины ощущений... Каждое его движение было подтверждением того, что ей это не снится.
  Но важней было другое. Она ведь тоже получила эту свободу: свободу касаться. Которую она использовала в полной мере: наконец-то сделать всё то, о чем она мечтала по мимо своей воли все эти долгие часы во время занятий, дома, в своей постели, в любое время, когда она ослабляла контроль над своими мыслями. Какова его кожа на ощупь, как бы ощущались эти совершенные черты под её пальцами, действительно ли его волосы такие шелковистые, как она представляла... И не только он не отталкивал её, не только дозволял всё это, но каждое её действие встречало такую реакцию, что лучшего подтверждения и не требовалось - он тоже...
  Естественно, получать такие подтверждения требовалось постоянно, и не было ничего удивительного, что с каждым разом они должны быть все весомее и весомее. Скоро Айении уже не требовалось придушивать назойливый анализирующий голосок, сметенный ревущим потоком эмоций, в то время как все новые и новые участки обнаженной кожи приходили в соприкосновение друг с другом. У них не хватило сил оторваться друг от друга и переместиться куда-нибудь в более удобное место, впрочем, сейчас не было никакой разницы между комфортабельной кроватью, полом и кучей гвоздей. Последней вспышкой мыслительной деятельности Айении было подозрение, что она что-то забыла. Что же...? Она вытянула руки, чтобы обнять его плечи и Энзеллер резко вдохнул и что-то пробормотал рядом с её ухом, когда её ручной передатчик задел его грудь. Ах да. Карс, придётся тебе как-нибудь самому...
Оценка: 7.82*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"