Точилова Татьяна Александровна: другие произведения.

Healing (часть первая)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.05*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение Эволюции Юности. Читать отдельно не просто не рекомендуется, а просто невозможно. Комменты, комменты!

  Ени, опершись на ограждающую решётку и прищурившись, любовалась панорамой Кёто, насколько это позволяло пронзительно яркое солнце. Воздух здесь, наверху, был посуше, чем в самом городе, и достойная 'макушки лета' интенсивность светила переносилась легче. Подобная щедрость в последние дни августа была довольно неожиданной и зелёный покров внизу, из которого высовывались верхушки храмов, сохранял свой насыщенный цвет.
  Ени любовалась видом искренне, тем более что он действительно был впечатляющим, но отчасти беззаветное восхищение происходило из стремления отгородиться и хоть на немного забыть про происходящее за её спиной. Роскошный вид древней столицы впереди, давящая и неуютная атмосфера позади. Выбор был очевиден.
  Как ни странно, первый момент встречи подруг после расставания на Встречающей площади в Друине, был не столь напряжённым. Некоторая неловкость чувствовалась, но Айения уповала на то, что со временем они снова станут общаться как прежде, до того рокового вечера, из-за которого у неё теперь всегда будут сложные чувства по поводу Весеннего Бала. Но результат был обратным: недомолвки, напряжённое молчание, косые взгляды постепенно накапливались, и надежда на возвращение к прежнему состоянию исчезла ещё в Милане, где Хэллин с энтузиазмом тратила очередную порцию полученных от родственников денег, а в Кёто, экскурсию куда предложила Оролен, обстановка стала совсем уже непереносимой. Вот и сейчас, пока Айения созерцала достопримечательности, Оро, скрестив руки на груди и прислонившись к деревянной колонне под навесом, старалась смотреть в противоположную сторону от Хэл, покупавшей неподалеку напитки. Если с Ени подруги ещё как-то общались, то друг друга начали почти уже избегать. И Хэл, отходя к автомату, только у Ени поинтересовалась, не хочет ли она чего-нибудь тоже. Конечно, в этот момент Оро стояла достаточно далеко, но всё же... Надо ли говорить, что Айении вся эта ситуация категорически не нравилась.
  Хэл подошла к ограждению и протянула подруге банку с соком.
  - Красиво, да... - протянула она, присоединяясь к Айении в любовании окрестностями, явно стараясь избежать неловкого молчания.
  - Угу, - буркнула Ени, попивая сок. Дошло уже до того, что и они уже не знают, о чём говорить друг с другом.
  - Я не знаю уже сколько выдержу, - неожиданно прямо заявила Хэл. Ени скосила на неё глаза. - Проблема в том, что ведь нет никакой проблемы. Нам нечего обсуждать, выяснять... Или я ошибаюсь? - Ени передёрнула плечами. - В тот вечер всё произошло так быстро, а потом ещё ты пришла в таком состоянии... - Ени внутренне вздрогнула: вспоминать об этом она тоже не любила. - Мы и обсудить ничего не успели, а потом разъехались... Наверное, это было неправильно...
  Ени оторвалась от ограждения и повернулась к подруге:
  - Правда, что тебе нравился Акарас?
  Хэл была неподготовлена к такому вопросу, но, немного помолчав, всё же ответила
  - Да. Он же действительно очень привлекательный, сама знаешь. Но я этого не осознавала всё это время, будто скрывала сама от себя.
  Ени удовлетворенно кивнула.
  - Пока я жила дома, было время поразмыслить, и вспоминались некоторые признаки. Просто я и подумать и не могла, что ты... и что Оролен...
  Лицо Хэл стало озабоченным и напряжённым:
  - Ты не знаешь, она действительно имела это в виду... ну, когда сказала Лецри...
  Продолжать не было необходимости.
  - Без понятия. Я уже больше ничего не знаю. И расскажи мне, чем закончился ваш вечер?
  'Про конец моего и вспоминать-то не хочется'.
  - Мы... танцевали... - в гамме лица Хэл ощутимо прибавилось красного. - Два раза...
  - О-о-о, - Ени старалась, чтобы в её интонации не было ничего издевательского. - И дальше?
  - Ничего, - голос Хэл прозвучал пусто. - Начался следующий тур танцев, мы разомкнули руки и... Там было столько людей...
  - Вы больше не встретились, - Ени уточняла, но это звучало и как утверждение. Хэл кивнула.
  - Он тебе ничего...
  - Нет, ничего, - Айения почувствовала себя очень утомлённой. Очевидно, гнёт напряжённости достал и её. Подобная ситуация не сулила ничего хорошего: одним махом все её ближайшие друзья оказались завязаны в сложный клубок взаимоотношений. 'Только этого мне и не хватало...' И тут она вспомнила про свою самую главную проблему: отношения с неожиданно обретённым родственником, которые тоже пока не разрешились никак. Ени ни разу не видела его с момента его признания и, откровенно говоря, хотела бы, чтобы так всё и продолжалось. Но этому препятствовал тот факт, что ей придётся с ним столкнуться в первую же неделю учёбы на втором курсе. Кроме того, если даже из Академии можно было уйти (хотя это было совершенно невероятно), кровную связь разорвать невозможно. И ей, волей-неволей, придётся как-нибудь разрешать эту проблему. И уже через несколько дней. Хэл продолжала выжидательно смотреть, так что Ени пришлось вернуться к чужим проблемам. - Он сейчас дома, а с ним, знаешь, трудновато общаться, если неподалеку его мамочка. Не думаю, что она выпустит его из своих когтей до первого.
  - Но ты же...
  - Хорошо, я с ним поговорю. - Отвечать на подразумеваемые реплики уже стало её привычкой. 'Боже, Акарас, твоя смазливость принесла мне немало проблем'. - Я уже насытилась достопримечательностями. Думаешь, уже можно вернуться?
  Хэллин аккуратно посмотрела через плечо на Оро.
  - Думаю, да, она не обидится, - и Ени заметила в её глазах какую-то грусть. Стоил ли Акарас если и не всей, то хотя бы части дружбы между Оро и Хэл? Ладно, не ей было об этом судить. Ени оторвалась от перил и они вдвоём направились к лестнице, жестом подозвав Оролен. Та, так же скрестив руки, пошла к выходу вдоль навеса, стараясь не выходить из тени. Над первой ступенькой лестницы висел счётчик посетителей, цифра на котором перешла за десять миллиардов. Трудно поверить, что лестница, пусть даже и защищённая полями, могла выдержать столько шагов, а если ещё учесть, что его поставили только во время Правления, вскоре после того как эта часть Кёто стала культурным заповедником... Древними здесь казались даже порталы, где девушки должны были разойтись. Хэл, закрыв глаза и устало потирая переносицу, продолжала рассказывать:
  - Не думаю, что сейчас имеет смысл ехать с родителями на Япет, они всё равно будут торчать на работе, а делать там, прямо скажем, нечего. Так что я отправлюсь в Друин и приготовлю квартиру...
  Ени бы тоже хотелось оказаться в Друине, она успела соскучиться по городу, своей комнате в квартире Хэллин, Академии, однокурсникам и, конечно, полётам... Но слишком ранний отъезд точно бы не понравился отцу: Влад бы почувствовал себя обиженным, с этим приходилось считаться.
  - O'k, увидимся тридцать первого.
  Хэл махнула рукой и исчезла в портале, с Оролен они так и не попрощались. Та ещё несколько мгновений смотрела на портал, в который вошла её подруга, и боль в её глазах была бы видна любому, даже и не знакомому с ситуацией. Ени почти испугалась, что теперь придётся вести аналогичный разговор с Оро. Откровенно говоря, ей совсем не улыбалось заниматься чужими проблемами, даже если это проблемы её ближайших друзей. Может, это было эгоистично, но новый виток проблем, тем более, неразрешимых с обычной, практической точки зрения, казалось, душил её, а сейчас ей как никогда нужна была собранность и здравый смысл. Но с другой стороны, с Оролен поговорить было нужно. Не успела Ени смириться с этой мыслью, как её подруга так же молча исчезла в соседнем портале. Ну что ж, разговор с Оролен придётся отложить. Переключимся на другого участника этого треугольника.
  
  Акарас прислал ей если и не своё расписание на лето, то крайне подробный план того, чем и когда он будет заниматься эту пару месяцев. Конечно, при соблюдении мер предосторожности они могли бы общаться в любое время, но прятаться по закоулкам и шептать в передатчик? Нееет, она бы предпочла обойтись без этого. Так, по плану сейчас он должен быть в Вене, готовиться к соревнованиям. Есть надежда, что его матери там не будет.
  Надежда оправдалась, Акарас ответил сразу. Его бросавшаяся в глаза измотанность была очевидным следствием тренировок, но и в глазах не было ничего кроме усталости, которая появляется из-за долгих раздумий о проблеме без решения.
  - Привет, - и голос его был каким-то опустошённым.
  'Это всё уже начинает надоедать. Куда ни ткнись, повсюду депрессованные'. Ени и сама с трудом сдерживалась, чтобы не сорваться в пучину мрачных мыслей. Но долг перед друзьями требовал жертв.
  - Как дела? - самый обычный вопрос, но с намёком.
  - Нормально... - Акарас намёка не прочувствовал. - Послезавтра - полуфинал...
  - Я не об этом, - Ени тоже почувствовала смертельную усталость. Может быть, её сил и хватало на поддержание видимости нормального настроения, но не на хождение вокруг да около. - Что ты собираешься делать?
  - Я уже сделал, - почти неприятная усмешка искривила его лицо. - По твоему совету, кстати.
  - Так, на меня ничего не надо спирать. Я сама этого не ожидала. А ты?
  - Я до сих пор в шоке, откровенно говоря. До сих пор не могу понять, что это было...
  - Ну так давай разберёмся. По пунктам. Первый: зачем ты тогда на балу подошёл к нам?
  Акарас заметно смешался:
  - Я... я... Ты просто сказала это тогда, и я решил подойти и посмотреть, что будет...
  - Понятно, - Ени скрипнула зубами. - Второй: почему ты пошёл танцевать с Хэл?
  Тут парень как-то порозовел, потом побледнел, отвёл глаза в сторону и почти шёпотом ответил:
  - Ну, я не знаю... Я же не мог ей отказать, и, кроме того, она же...
  Ени показалось, что у неё начинает болеть голова. Больше всего на свете ей сейчас хотелось закрыться у себя в комнате, слушать музыку и истребить все мысли в голове. Но сворачивать с полпути было как-то не очень, поэтому она напрягла всю свою волю и продолжила:
  - Ну и последний вопрос: тебе нравится Оролен?
  - Ээээ... Ну... - на Лецри было жалко смотреть.
  - А Хэллин?
  Та же реакция. Айения с трудом подавила желания выключить передатчик и напиться до бессознательного состояния. Если бы не осознание того факта, что в очень скором времени ей придётся столкнуться со всеми ними и всеми их проблемами, она бы так и сделала. Но сейчас единственное, что она смогла предпринять - максимально осуждающий взгляд, под которым Акарас заметно поёживался.
  - Имей в виду, теперь всё от тебя зависит, - обвинительный эффект был усилен устремлённым на экран указательным пальцем. - Я как можно скорее хочу покончить со всем этим и вернуться к нормальной жизни. Как можно скорее.
  - А что я могу сделать?! - в этот момент Акарас выглядел таким несчастным, что Ени бы его пожалела, если бы не эта вселенская усталость от всех этих проблем.
  - Принять решение. Хоть какое.
  - А что ты предлагаешь мне решать?! Уже всё и так решили! Мне ясно сказали, что делать!
  - Ну, я бы так не сказала. Иначе не было бы всей этой нервотрёпки.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Мне надо ещё кое с кем поговорить. А ты пока думай. Главное же - чего ты хочешь.
  - Думаешь, это легко? Сама бы попробовала.
  - Да, я действительно не имею ни малейшего представления. Я точно знаю, чего хочу, проблема в том, что получить это невозможно.
  - Извини, - Акарас сник.
  - Карс, просто поведи себя по взрослому, - Ени позволила своей эмоциональной вымотанности немного проглянуть наружу. - Лучше уж любое решение, чем эта подвешенная ситуация. Думаешь, мне легко видеть всех моих друзей в таком состоянии?
  Её усталость отразилась в его глазах, не менее измученных.
  - Айя, я не знаю, какое решение мне принять, есть ли у меня вообще выбор, чего от меня хотят другие, - он выделили это слово, словно она бы и так не поняла, каких двух других он имел в виду, - и даже если этот чёртов выбор сделать, что будет потом?
  Девушка не смогла ответить. Связь прервалась почти одновременно: разделяемые ими проблемы, мысли и чувства были гораздо значительнее формальных слов прощания.
  
  Наконец-то Ени смогла сделать то, о чём мечтала последние полчаса, а, казалось, что последние несколько месяцев: закрылась в своей комнате, включила музыку и постаралась ни о чём не думать. Вообще ни о чём, ни о плохом, ни о хорошем, хотя о чём хорошем, что хорошего вообще есть в её жизни? Этот вопрос её заинтересовал и она поневоле произвела инвентаризацию своего бытия. Да, действительно, ничего, кроме разве что... полётов. Воспоминания о самолётах, о небе неожиданно оказались такими сильными, что её как будто скрутило судорогой. Если бы не личные проблемы, она бы сейчас точно страдала от 'лётной абстиненции', засыпала и просыпалась бы с мыслью о полёте, считала бы дни до отъезда в Друин. Да, ещё Императорский город, по которому она сильно скучала... И где ей неминуемо придётся встретиться с Авито. Айения перевернулась на другой бок, плотно закрыла газа и изгнала все мысли из головы. Верно, ничего хорошего в её жизни нет.
  
  Но всё же она была слишком взрослая для подобного поведения, характерного для обиженного на весь мир ребёнка. В этом вполне преуспевал её отец и прочие её близкие люди. Практично рассудив, что если чего-то не избежать, то и расстраиваться бесполезно, Айения постаралась распланировать все свои дни до отъезда, забив их делами, не совсем необходимыми, но отвлекающими от разных мыслей. Главной задачей было как раз уехать, не повредив налаженным отношениям с отцом. Она рассказала ему об Императрице и всём остальном, опустив лишь факт приобретения нового родственника. Влад, очевидно, смирился, что и Друин, и небо забрали у него дочь так же как и жену, но это не мешало портить Айении нервы своим кислым видом, и Ени в последние недели решала сложную проблему - как можно больше общаться с отцом, в то же время не упоминать ни Друин, ни свою учёбу. Было сложно, но она справилась, и в последний день он даже вышел её проводить.
  В этот раз она тоже отъезжала с Белостокского терминала, но в обычном поезде, в котором кроме студентов, были и другие пассажиры, и вся поездка заняла минут двадцать. Хотя Оро отправилась с противоположного конца материка, на Друинском перроне они очутились одновременно. С первого же взгляда Ени поняла, что в состоянии подруги никакого прогресса и близко нет, разве что отрицательный. Идеальная безразличная маска скрывала такие заметные признаки, как нахмуренные брови и складки на лбу, и могла обмануть чужого человека, но Ени уже опытным глазом сразу обнаружила, где скрывалась упорная мысль, ни на минуту не оставлявшая её подругу в покое: её глаза, казалось, даже не мигали. Ени даже подумала, не пора ли ей опасаться за душевное здоровье её лучшей подруги. По крайней мере, Хэл с ней разговаривала, а Акарас свои чувства не скрывал, хотя бы в её присутствии.
  Оро поприветствовала её только кивком головы, не сказав ни слова, и поставила свои сумки рядом. О-о-о, как всё запущено. Дипломатия с Оро никогда бы не сработала, да и Ени не была в настроении ходить вокруг да около, поэтому вопрос прозвучал так прямо. Даже слишком прямо.
  - Берёшь свои слова назад?
  Оролен не вздрогнула, а плавно повернула своё лицо к Ени и впилась в неё взглядом. Сама Айения почувствовала себя неуютно под этим яростным огнём, бушевавшим в глазах её подруги, но никак этого не показала.
  - О... - Оро наконец разомкнула губы. - О каких словах говоришь?
  Оролен решила попритворяться?
  - Тех самых, которыми ты уничтожила значение вашего с Акарасом поцелуя. А ещё ты ими отдала его Хэл.
  Если бы был слышен звук, было бы точно ясно, что Оролен скрипит зубами.
  - Всё было не так...
  - А как? - Ени даже не стала ждать ответа на вопрос. - В любом случае, ты первопричина всей этой заварухи во всех смыслах. Если бы это были только ваши с Карсом отношения, я бы оставила вас в покое, но почему Хэллин должна страдать?
  Оролен прикрыла глаза и почти одновременно её маска упала, обнажив всемерную усталость. Впервые Айения подумала, что именно Оро и приходится тяжелее всех: если двое других просто потерялись в своих мыслях и желаниях, то Оролен была загнана в угол своими поступками. Может, она бы действительно взяла свои слова назад, но это было настолько не в её стиле... Ени вздохнула и смягчила тон:
  - Думай лучше не о том, что ты сделала, а том, что ты можешь потерять. Остальные двое тоже запутались, но это всё из-за твоих противоречивых действий. Я не говорю тебе прямо сейчас принять решение, но хотя бы не веди себя как среди врагов. Можно быть соперниками... - тут Ени заколебалась и решила опустить предмет соперничества, - и хотя бы нормально общаться.
  Взгляд Оро бы уже не таким враждебным, но что она думает по этому поводу, она сказать не успела: подошла их очередь на проверку. Потом была толкучка на самой площади, уже неизвестно какая по счёту в друинской жизни Ени. 'Интересно', - подумалось ей, - 'Кто-нибудь специально выезжает в другие дни или прибывать и отбывать толпой - большая друинская традиция?'
  Хэл ждала их около выхода на Главную улицу, подпрыгивая, чтобы не пропустить подруг, что было совершенно излишне: Оролен порядочно возвышалась над толпой не слишком низких друинцев. Хэллин яростно замахала им, привлекая внимание, и Оро двинулась наперерез толпе и за ней в фарватере Ени. Всё-таки, нахождение рядом с Оро решало многие проблемы, такие, например, как трудности передвижения и переноска тяжестей. Вот и сейчас Оролен без всяких усилий закинула на плечи сумки Ени (сравнительно лёгкие) и свои (наверняка забитые тяжеленными тренажёрами).
  От Ени не укрылась напряжённость Хэллин и некоторая неуверенность её приветственной улыбки, она словно не знала, что будет дальше. И как поведёт себя определённая личность.
  - Привет, - такое простое слово, прозвучавшее из рта Оролен, заставило Хэл просиять. Во всяком случае, теперь Ени поняла, что её старания имели смысл, и что есть ради чего бороться. Чтобы, если и не вернуть, то, что было - сейчас это было практически немыслимо - но создать новые отношения, в которых было бы не меньше радости, чем в прежних. Она тоже обнялась с Хэл и они, весело болтая, направились домой. Точнее, это Хэл болтала, рассказывая последние новости, а Ени наслаждалась последним днём лета и впитывала в себя Друин, все его здания, дорогу, его особое небо, всё то, по чему она так сильно скучала. Магазинчики, кафе, да и простые дома имели явно праздничный вид: друинцы не упускали ни единого повода для праздника, и первое сентября был одним из главнейших событий для города, где тридцать процентов населения имели то или отношение к Университету. Айения гадала, что случится завтра, когда кто-то из Императорской семьи будет говорить речь на Главной площади, казалось, что традиции решили немного разнообразить.
  Как только они свернули на Третью Левую, она же Жемчужно-Несгибаемая, Ени накрыла ещё большая волна ностальгии, что-то типа 'Дом, милый дом'. Видимо, верно, что роднее не то место, где дольше жил, а где больше пережил. А уж вид гротескных горгулий на стене весёленького персикового цвета чуть ли не вызвал слёзы у неё на глазах
  Вид двери Дильфов напомнил Айении об их соседке. Интересно, что она делает сейчас? Абитуриенты уже разъехались, так что все должны были вернуться в город. Ну ничего, скоро они обязательно увидятся... И точно, Акация сидела на диване в зале, попивая какой-то коктейль.
  - Всем привет! - весело помахала она рукой.
  - Ну привет, - Оро с гулким стуком опустила багаж на пол. - Откуда такой загар?
  - Меркурий.
  - Шутишь, что ли?
  - Надо же как-то этим учёным обозначить, что они живут на ближайшей планете к Солнцу. Они и конструируют специальные солярии.
  - Ездила к Эрессеа? - уточнила Ени, падая на кресло и вытягивая ноги.
  - Угу, - Кейси опять приложилась к бокальчику. - Больше из родственников в наличии не было. У Юрека завал на работе, мама - в экспедиции, были ещё бабушки, Миха и Клис разыграли их между собой.
  - То бишь, ты, Клитин и Михаэль ездите к разным родственникам?
  - Конечно, надо же нам отдыхать друг от друга, и так целый год друг другу на нервы действуем.
  - А почему бы вам просто не съездить куда-нибудь отдохнуть, на курорт, например? Это же отпуск.
  Кейси задумалась так, как будто эта мысль впервые пришла ей в голову.
  - Не знаю, у нас так принято... Вроде для того чтобы поддерживать родовые связи...
  - Ясно...
  - Ну что, Лучшие Студенты, собираетесь и в этом году сохранить свои звания? - Кейси ехидно посмеивалась. У Ени возникло предчувствие, что есть в этой ухмылке некоторая доля зависти.
  - Ага, как же, - Оро тоже наконец села на диван. - Я еле объяснила бабушке с дедушкой, что это такое, и, по-моему, они мне не поверили. Уже то, что я поступила в Друинкий университет - нечто невероятное, но что я там самое лучшая - просто немыслимо.
  - Как ни странно, в восхищении и похвалах моих родственничков тоже чувствовалось какое-то недоверие, как будто они этого от меня не ожидали. Впрочем, я и сама от себя не ожидала, - заметила Хэл.
  Ени промолчала. Влад получение ею звания лучшей студентки принял как должное, они это вообще не обсуждали, но откровенно говоря, она сама не могла как следует это для себя уяснить, хотя прошло уже полгода.
  - А по-моему, всё логично, - все три девушки с недоумением посмотрели на рассуждающую Акацию. - Дело не в том, что вы гении, в Друине отбор настолько строгий, что даже по здешним высочайшим стандартам максимальные оценки получают многие. Дело в том, что вы - маньяки.
  Хэл открыла рот, чтобы возразить, и закрыла. Ени несмотря на внутреннее сопротивление не могла не признать справедливость этого утверждения. Если уж её собственные однокурсники так её называли, что уж...
  - Да! - порывисто встала Оро. - Я - маньячка, и я этим горжусь!
  - Кто бы сомневался, - под нос пробурчала Хэллин.
  
  Поскольку дома были только Хэл и Акация, то наличествовало только спиртное в достаточно приличном ассортименте. Еды же... у Ени было нехорошее подозрение, что её дожидались для разрешения этой проблемы. 'А вот вам!' - и собравшимся пришлось удовлетворить синтезаторными закусками.
  - Еничка, - жалобно посмотрела на неё Оро.
  - Завтра, всё завтра. Может быть, даже гренки. Сейчас я не в настроении.
  Оро просияла, а Хэл возбудилась:
  - Плохое настроение? Сейчас мы его тебе поднимем! Стипендию же дали уже? Пошли по магазинам!
  Противостоять покупательскому маньячеству Хэллин не было никакой возможности и таким образом Ени провела большую часть последнего дня каникул в знаменитом как своим ассортиментом, так и хаотичностью торговом центре Друина. В этот раз ей не надо было покупать одежду на представление - она собиралась пойти туда в форме, как и Оро, но на факультете Хэллин ходить полностью в форме было не принято, так что они провели уйму времени, ожидая, пока она подберёт ансамбль к блузке. Всё же всё время ходить в форме как-то не очень, решила Ени и выбрала себе простое тёмно-серое платье. Мало ли что, в самом деле, может, она опять встретиться с Императрицей - на настоящий представительский наряд денег всё равно не хватит, но хоть какой-то приличный вариант. Оро же как всегда углядела что-то кричаще-откровенное, каким только врагов пугать. Кейси ушла поздороваться с коллегами, и, простояв некоторое время, ожидая конца приступа у Хэл, они двинулись вниз к кафе, где договорились встретиться.
  Ени не увидела его до самого последнего момента, увлёкшись разглядыванием цветочных гирлянд на лестнице. Только холодящее молчание подруг подсказало ей, что что-то не так, и она оторвала взгляд от очень красивых маков и посмотрела вперед. И похолодела. Напротив них на большой площадке между лестничными пролётами стоял Акарас Лецри. Ещё несколько месяцев назад главным кошмаром Ени была вот такая же неожиданная встреча в этом составе, когда ещё её подруги не знали об её отношениях с Лецри. Теперь, когда ситуация изменилась, она поняла, что прошлые её страхи были полной ерундой. 'И что он здесь делает?! И чего тебе дома не сиделось, а?!' Но гнев - вещь неконструктивная, так что Ени его быстро придушила и начала яростно соображать. Точнее, попыталась, но ничего не получилось. Потрясённо-шокированно-оглушенный вид всех троих так сильно подействовал на неё, что она ничего не могла придумать и Акарас явно не собирался, как в прошлый раз, приходить ей на помощь.
  Прошло некоторое время, а никто и не шелохнулся. Девушка даже начала бояться, что они до скончания времён так и будут стоять в торговом центре в виде скульптурной группы: шокированный и поражённый Акарас, не сводящая с него яростного взгляда Оро, почти испуганная Хэллин, переводящая взгляд попеременно с неё на него, и чуть в сторонке она сама, пытающаяся понять, как её угораздило попасть в такую ситуацию. Для полной картины не хватало только появившегося откуда-нибудь Авито. Испугавшись собственных мыслей, Ени поспешно огляделась. Не дай бог... Это её движение нарушило неподвижность группы и Акарас переключился на неё, видимо, как на самый безопасный объект.
  - Привет, Айя, как каникулы?
  - А почему это, у тебя, Лецри, для Ени особое имя? - холодным голосом осведомилась Оролен.
  - Оно звучит не так... грубо как ваш вариант, - ответил парень.
  Яссссно. Неспособные разрешить собственные проблемы, они решили вернуться к видимости прежних отношений, используя её как повод. Ени эта идея не понравилась.
  - Нормально, Карс. Ездили в Италию, Азию с девчонками. О тебе, кстати, разговаривали.
  На площадке пахнуло могильным холодом. 'А вот вам', - ухмыльнулась про себя Ени.
  - Да, и о чём же? - хрипло спросил Лецри, глядя почему-то в пол. Хэллин умоляюще посмотрела на Ени, да и та сама уже не была рада, что подняла эту тему. Что сейчас отвечать?
  - Да так, о всяком... - начала она неуверенно, но её перебила Хэллин:
  - Мне пора, - пробормотала она сдавленным голосом и быстро промчалась мимо ошарашенного Акараса вниз. Ени и Оро последовали за ней, причем первая украдкой повертела пальцем у виска так, чтобы Карс видел. Впрочем, вряд ли он это заметил, таким потерянным он выглядел.
  Они догнали Хэл уже у столика в кафе, где сидела Кейси. Та изумлённо посмотрела на подруг, с которыми рассталась всего сорок минут назад - настолько разительной была перемена.
  - В чём дело? Вы как будто привидение увидели?
  - Что-то вроде этого, - угрюмо сказала Ени и села за столик. Она не знала, рассказывала ли Хэл Кейси о своих проблемах, так что решила не распространяться. Потерянная Хэллин и нахмуренная Оролен сели рядом. 'Никакого прогресса', - констатировала про себя Ени. - 'И к чему были все эти задушевные разговоры?' Если такое будет продолжаться весь год, она точно попадёт в психушку или убьёт кого-нибудь из них. Или всех скопом. А ведь есть ещё Авито... Чёрт!
  И тут она углядела за одним из столиков Аэрис. В её душе как будто распустился прекрасный цветок. Боже, никакого выяснения отношений, тягостного молчания и разборок! Только самолёты, самолёты!
  Она подскочила со стула и, бросив девушкам: 'Пойду поздороваюсь с Аэрис, ждите меня дома', помчалась навстречу своему спасению. Аэрис была, наверное, удивлена энтузиазмом давно не виденной подруги. Ени даже пришлось некоторое время отдышаться - так быстро она устремилась к столику Аэрис.
  - В чём дело? - потягивая чай, она удивлённо разглядывал запыхавшуюся Ени.
  - Ни в чём, - отмахнулась та. - Ты просто не представляешь, как я рада тебя видеть!
  - О? - но эту тему она решила не развивать. - Чем занималась на каникулах?
  - Скажи, кто-нибудь вообще что-нибудь делает летом, кроме визитов к родичам?
  - Ну да, я, например, отправилась в многодневную экскурсию в Чичен-Ицу, где познакомилась с очень симпатичным молодым человеком, - Ени уже собралась поздравить её, но Аэрис без перерыва продолжила всё таким же меланхоличным тоном, - а он, оказывается, не готов к серьёзным отношениям, тем более, что я ведь в Друине учусь!
  Воцарилась тишина, во время которой подруги безнадёжно устало смотрели друг на друга. Первой заговорила Ени.
  - Ты последний выпуск кройнебергского института авиации читала?
  - Это там, где про новые материалы для опорных конструкций? Конечно, читала! - оживилась Аэрис.
  Самолёты всё-таки самая безопасная тема.
  
  И довольно прилипчивая. Когда Ени вернулась домой в приподнятом настроении, она и забыла в каком состоянии оставила своих подруг, поэтому, открыв дверь и почувствовав тянущийся из квартиры могильный холод, она сначала удивилась. И только потом вспомнила. Ё-ё-ё-ё!
  Хуже обстановка, наверное, могла быть только на похоронах, и то не факт. Оро и Хэл обе находились в зале: первая сидела на подоконнике и смотрела в окно, вторая, обхватив руками колени, рассматривала пол. Дело было даже не в выражении лиц, они не были ни злыми, ни расстроенными, никакими. Но сама атмосфера подсказала Ени, что время душещипательных разговоров прошло.
  - Девушки, ну это всего лишь Лецри! - она сделал последнюю попытку. - Вы будете так себя вести из-за этого высокомерного засранца, я ваши слова цитирую, между прочим!
  Нет ответа. Ени плюнула и ушла в свою комнату, где упала на кровать и попыталась заснуть и больше ничем не заморачиваться.
  
  Столько времени ждать первое сентября и идти на него в таком мрачном настроении. Ени была достаточно взрослой, чтобы не переливать свои неприятности и негативный настрой в злобу на кого-нибудь или на всех сразу, но и беззаботно радоваться тому факту, что скоро она встретит своих однокурсников и начнёт учиться, у неё не получалось. Просовывая руки в рукава форменной куртки, она чувствовала, что на неё свалилась вся тяжесть мира. А ведь ещё... ладно-ладно, не думать о нём. Только перед выходом она поняла, что надела лётные ботинки вместо обычных и поспешна переобулась. Личные проблемы, видно, сказались даже на её знаменитой сконцентрированности.
  Но даже слепой бы заметил футболку, которую Оро надела под тёмно-красный пиджак униформы Военной Академии: ярко-жёлтой расцветки, металлическая надпись наискосок сообщала всем желающим умереть быстрой смертью, что номер их очереди - шестнадцатый, а пригласить обладательницу на свидание - сто двадцать восьмой. Ени не могла удержаться и фыркнула, на что Оро удовлетворённо улыбнулась. Хэллин, просто воплощение роскошной элегантности с почти незаметным напоминанием, что в её наряде присутствует часть униформы, достаточно громко фыркнула, и все трое вышли из дома. Эта маленькая утренняя сцена заметно приподняла Айении настроение: в конце-концов, это были её подруги, а то, что сейчас происходило... всего лишь временные трудности.
  
  Если вчера было достаточно встреч с теми, кого давно не видели, то сегодняшняя прогулка в несколько минут до Главной площади состояла из сплошных окликов, приветствований, рассказов и прочего и прочего. Скакия было нацелилась на полный рассказ о своих похождениях, но после того как Оро ей указала на явный недостаток времени, отстала, предварительно заручившись согласием, то бишь, вынудив, прийти на свою очередную вечеринку, то бишь, попойку. Ени показалось, что она заметила Рэйфа, но вряд ли, ведь с этого года он уже не считался полностью студентом, а 'исследователем, продолжающим обучение', ля-ля-ля. Несомненно, он бы не преминул воспользоваться всеми преимуществами изменения своего статуса.
  У входа на Главную площадь подруги разошлись, направившись туда, где собирались их факультеты. Айения вдруг неожиданно вспомнила, что именно здесь они с Оро оставили Хэл и пошли к Государственному Дворцу, ещё не зная, что они будут делать и вообще смогут ли они сделать что-нибудь. Тогда ещё не появились эти напряжённые отношения между её друзьями и она не знала о своих родственных отношениях с Авито. Тогда ещё всё было по-другому. Ени тяжело вздохнула и отправилась к серебристому прямоугольнику в углу между зданием Университета и Дворцом. Ещё издалека она увидела махающую ей Лавендер, стоящую в первом ряду. Айения пробралась на место за ней, поздоровавшись со всеми успевшими собраться однокурсниками. Через два человека от неё стоял Акарас Лецри, настолько чем-то озабоченный, что он даже не заметил её появления. Чего и следовало ожидать: у него-то не было друзей, способных хоть сколько-нибудь разрядить атмосферу. Может, если бы их не разделяло столько много людей, она бы дотянулась и ободряюще пожала ему руку или что-нибудь в этом роде, она чувствовала, что ему это нужно. Но, откровенно говоря, у неё уже не хватало времени, чтобы утешить всех нуждающихся.
  Лав обернулась и оживлённо зашептала:
  - Посмотри на новичков!
  Ени подняла олову и увидела прямо напротив них нестройный прямоугольник молодых людей без формы. Точно, ведь год назад они так же стояли перед трибуной, откуда говорила принцесса Элеонора.
  - Видишь вон того симпатичного? - казалось, Лав стоило большого труда не указывать пальцем. - Ну такого, высокого в чёрном костюме.
  Ени пошарила глазами, но, откровенно говоря, была недостаточно заинтересована.
  - Ну, он во втором ряду стоит.
  - А, нашла, - Ени наконец увидела вполне себе ничего молодого человека, выделявшегося своим спокойствием из нервничающих первокурсников. - И?
  - Это мой двоюродный брат, тоже поступил в Академию. Я ему нарассказывала всякого про приветствие... - и Лавендер захихикала. Ени даже и представлять не хотелось, что она напридумывала.
  - Ах, да, точно, мы же тоже вроде должны участвовать в церемонии, - спохватилась она. Лав подозрительно посмотрела на неё.
  - Ты, что, забыла? Как ты могла забыть о стариннейшей традиции нашей Академии? Что же такое произошло?
  - Всякое разное, - отговорилась Ени. Такой простой маневр не удался бы, если бы не неожиданно громкий стук дверей Государственного дворца, мгновенно затушивший все другие звуки на площади. Все студенты, в том числе, и стоящие на противоположном конце, стали вытягивать шеи, чтобы узнать, кто из Императорской семьи в этот раз будет держать традиционную речь.
  Удивлённых возгласов не было, но общий изумлённый вздох пронёсся над площадью. Из ворот вышла та, с которой Ени относительно недавно общалась лично; было видно, что у Императрицы хорошее настроение: она шла, немного пританцовывая, держа за руку молодого мужчину, в котором Айения узнала принца Рауля, он улыбался и приветственно помахивал рукой. Уже когда оба члена императорской фамилии взошли на помост, до всех дошла экстраординарность происходящего - никогда ещё речь первого сентября не говорили сразу двое.
  - Всем привет! - Императрица очевидно наслаждалась растерянностью студентов. - Нас сегодня побольше, чем обычно, но на это есть причины. Но сначала - поприветствуем наших новичков, которые отныне тоже станут частью Друина! - и сама начала аплодировать, и вот на площади захлопали все, кроме смущённых первокурсников. Когда хлопки стихли, Императрица перегнулась через край трибуны, обращаясь только к ним. Ени не видела сам источник, но по реакции первокурсников она поняла, что её тёплая улыбка возымела свой эффект: молодёжь заметно расслабилась. - Быть студентом в Императорском университете - совсем не то, что в любом другом вузе, и дело не в престиже. Поступив сюда, вы уже с девятнадцати лет включаетесь самым теснейшим образом в жизнь нашего государства. Именно здесь, как я считаю, бьётся сердце нашей Империи, и отсюда выходят настоящие граждане ни стран, ни планет, а Земной Империи. И таким образом на вас накладывается обязанность, где бы вы ни были, сшивать нашу родину, делать её единой, хотя бы в сердцах людей. И очень скоро, - теперь она выпрямилась, и обращалась уже ко всей площади,- ваши способности в этом смысле подвергнутся очень серьёзной проверке. Как вы все, наверное, знаете, этим летом на Марсе пройдут Олимпийские игры, впервые это мероприятие будет вынесено за пределы Земли. Более того, впервые в качестве гостей в показательных соревнованиях будут участвовать спортсмены из других государств. Было принято решение, - явно подразумевалось 'я решила', - что в качестве персонала на Играх будут задействованы студенты Императорского Университета, всех его отделений. Где бы вы ни учились, хоть на военном, хоть на исследовательском факультете, у вас всех есть шанс побывать этим летом на Марсе! - радостный гул зазвенел в воздухе, студенты не могли удержать возбуждения, услышав ещё раз подтверждение бродивших слухов. - Естественно, вы будете не просто работниками, для этого мы могли нанять обычных служащих. Вы будете представителями нашего государства и Друина в особенности, поэтому отбор будет очень строгим, будьте готовы. Вы должны будете показать, что такое гражданин Земной Империи, в том числе, жителям Марса, пускай они увидят, что мы ими гордимся и считаем землянами в том смысле, в каком каждый из нас - житель Земной Империи. Вот видите, - она опять обратилась к первокурсникам, - в Друине вы уже с самого начала попадаете в гущу событий, и вполне можете совершить если не подвиг, то что-нибудь выдающееся. Правда-правда, такое даже в прошлом году случилось, - Ени чётко увидела, как она метнула быстрый взгляд в строну курсантов Лётной Академии. Ну-ну. - А теперь вернёмся к вопросу, почему сегодня мы в двойном составе. Мой сын, - лёгкий кивок назад, - является ответственным за проведение этих Игр, поэтому он сейчас вам всё и расскажет по этому вопросу. А я вас покидаю. Всем удачи в этом году! - и как какая-нибудь популярная звезда Императрица продефилировала обратно к Государственному Дворцу.
  - У неё сегодня определённо хорошее настроение, - прошептала Лав.
  - Ага, - согласилась Ени. - Может, экономический рост ускорился. Или какой-нибудь трудный договор наконец-то заключен.
  - Или просто вчера Император как следует исполнил свой дружеский долг, - так тихо, чтобы её услышала только подруга, предложила свою гипотезу Лавендер. Девушки приглушённо зафыркали от смеха.
  - Может быть, Его Высочество сейчас сообщит важную информацию, как Вы думаете? - холодный голос мигом прервал их веселье. Ени не нужно было оглядываться, чтобы узнать его источник. Асатани всегда блюла приличия и даже простой призыв обратить внимание превращала в некую угрозу. Но Айения не боялась её настолько, чтобы немедленно встать по струночке, она же не Ксандр в самом деле, поэтому, ничего не ответив, устремила взгляд на трибуну, где как раз заговорил принц Рауль.
  - Всем - доброе утро! - приветствие сопровождалось его знаменитой улыбкой. Ени в очередной раз подивилась цвету его волос: почти белый с золотым отливом, такого цвета у людей не бывает. И эта молочная кожа, и чудесные искристые светло-синие глаза, о которых хоть раз мечтала каждая девушка в Империи. Единственное, в чём он был похож на мать - так это фигурой: такой же высокой и худощавой, даже чуть нескладной. - Весьма польщён, что мне позволили выступать на столь высокочтимом собрании, - у Ени началось лёгкое дежа вю: прототип Рэйфа? - А уж тем более по такому приятному поводу. Как уже сказала до этого моя мама, - 'Мама! Не мать, а мама! Какая прелесть!', - вы все будете заниматься скорее представительской работой, то есть олицетворять собой гражданина Империи. Никакой показухи, упаси боже, но именно вы будете лицом Земли, с которым гости будут контактировать ежедневно, поэтому вам не только позволяется, но даже и рекомендуется носить униформу ваших факультетов во время выполнения своих обязанностей. Но поскольку для обслуживания Игр потребуется в десять раз больше людей, чем найдётся во всём университете, то вас будут назначать на так называемее 'контактирующие' позиции, где происходит наибольшее количество контактов с посетителями, так что будьте готовы к этому.
  Теперь к технической стороне дела. Отборочные испытания начинаются уже в конце сентября, я, откровенно говоря, сам не знаю, что они будут из себя представлять, могу лишь пока сказать, какие качества мы будем оценивать. Прежде всего, физическая подготовка, поскольку основной набор будет в службу охраны, а в чрезвычайных ситуациях все служащие должны быть готовы защитить посетителей. Затем, кризисное мышление, это понятие сочетает в себе много качеств, таких как хладнокровие, использование как логики, так и интуиции, на это мы, скорее всего, тесты разработаем, ну собеседования тоже. Ещё, конечно, знания в той области, в которой вы будете работать, знание языков, инопланетной культуры. Что ещё... коммуникабельность, даже внешность - всё пойдёт в ход, так что - дерзайте! Если вас интересует возможность съездить на Марс за государственный счёт, то отметьтесь в специальном разделе на главном терминале. И несколько слов лично от меня, - он заметно устало выдохнул, - честное слово, это будет зверски тяжёлый год и я буду очень рад, если вы разделите эти тяготы со мной. На студентов-друинцев я всегда могу положиться. Давайте покажем всем, из чего мы сделаны!
  Вся площадь поддержала его вскинутую вверх руку одобряющими возгласами и аплодисментами. Принц ещё раз озарил всех своей лучезарной улыбкой и последовал за матерью, напоследок крикнув:
  - Заканчивайте давайте учиться и приезжайте гулять на красную планету!
  - Для принца он невероятно компанейский парень, - пробормотала себе под нос Ени.
  - И какая лапочка! - восхищённо подхватила Лавендер.
  - И почти шестьдесят тысяч лет, девочки, не забывайте! - вмешался оказавшийся рядом Калев.
  - Сохранил молодость в душе, - парировала Ени. - Кроме того, для анаранцев - это ерунда. Кстати, в этот раз ничего про успеваемость не было.
  - Этим заморачиваются только принцесса Лора да принц Фэнтон. Всем остальным неинтересны такие скучные материи.
  - Да уж...
  Когда последний представитель Императорской фамилии скрылся за Дверьми дворца, строгие колонны стали разбухать, терять форму и потихоньку перетекать к входу в Университет. К ним подошёл Сайлас и сказал:
  - Что стоим, кого ждём? Ещё самолётики склеить надо успеть.
  - Точно! - девушки подхватились и почти побежали к Университету. Впрочем, Ени особенно не спешила: без традиционной помощи Оролен протиснуться внутрь было практически невыполнимо, а тёмно-красные униформы Военной Академии исчезли из виду ещё в самом начале. Впрочем, сегодня большие двери, нет, почти ворота Университета были открыты нараспашку, так что все попали внутрь достаточно быстро. К порталу, ведущему в Лётную академию, уже выстроилась очередь и даже Синта, занявший для всего их курса место, стоически возвышался посередине цепочки людей. До сих пор не встретившаяся с ним Ени радостно подбежала к нему, чтобы поздороваться. Он был единственным, кто по прогнозу Аланина, хоть чуть-чуть, но изменил форме: вместо форменной белой с отблеском футболки на нём была элегантная светло-серая сорочка. Это было так в его стиле. Кроме того, хотя с виду и не скажешь, Синта был почти таким же чокнутым, как и они с Аэрис: вместо привычных вопросов о каникулах он сразу же после обмена приветствиями спросил о её мнении по поводу новых материалов для астероидных версий летательных аппаратов. В общем, когда Ени более-менее вернулась к реальности, они почти придвинулись к порталу, и вокруг собрался весь их курс. Лав похихикивала в кулачок, поглядывая на жавшихся в сторонке первокурсников, её кузен держался на удивление хорошо, тут к ним как раз подошёл преподаватель авиафизики, очевидно, назначенный им куратор. Ени пришла в голову мысль:
  - Слушайте, а Ксандр всё ещё будет нашим куратором в этом году?
  - Профессор Аланин будет исполнять обязанности нашего куратора весь период нашего обучения, если не возникнут какие-нибудь непредвиденные обстоятельства, - ровным информативным тоном сообщила Асатани. Почти у всех на лицах появилось слегка кислое выражение.
  - В случае с ним, я почти уверена, что эти обстоятельства появятся, но не уверена, хочу ли я этого или нет.
  - Ну, не будь так сурова, - возразил Анджей. - Он же продержался целый год. Кроме того, кого ещё могут назначить нашим куратором: Кэсэист? - тут все вздрогнули. - Или Авито? - Ени очень надеялась, что если она и вздрогнула, никто этого не заметил, даже Карс. Она поискала его глазами, и успокоилась на этот счёт: у него были такие отсутствующие глаза, что если бы мимо него проскакало стадо слонов, он бы и ухом не повёл.
  Тут как раз подошла их очередь. Сделав первый шаг по холлу академии, Ени с наслаждением втянула воздух своей альма-матер, и даже сердце забилось немного быстрее в предвкушении. Но пока что надо было устроить встречу новичкам, кроме того, Аэрис сказала, что и тренировочные классы, и аэродром откроются только с завтрашнего дня.
  Первая проблема заключалась в складывании самолётиков: материал был в наличии, как и место для творчества, но вот технология... Никто мастер-классов не проводил. Из всего их курса самолётики могли складывать только Лавендер и (сюрприз, сюрприз!) Кстина, хотя это тоже, в принципе, понятно. Последняя складывала фигурки каким-то ей одной известным специальным супер-способом, но все остальные удовлетворились максимально простой формулой, продемонстрированной Лав. Наконец все смогли сделать что-то, напоминающее летательные аппараты: Калев решил опробовать полётные характеристики и его самолетик чуть не вылетел в окно. Акарас справился только при ненавязчивой помощи Айении, казалось, чуть ли не с каждым новым сгибом листа он забывал, что он здесь делает.
  Вторая проблема заключалась в том, что никто не удосужился занять место на лестнице. Ясное дело, все хотели занять площадку с галереей как наиболее выигрышную позицию, а так им пришлось протискиваться чуть ли не на третьем пролёте. И только тут появился приближающийся галопом и размахивающий руками Аланин:
  - Привееет! Ой, а что вы повыгоднее место не заняли? У нас двое Лучших Студентов, а мы в таком захолустье стоим. А самолётик мне никто не сделал?
  Лиюв погасила его энтузиазм одним взглядом, парализовавшим мужчину как удав кролика, и кивнула головой Лавендер. Та вздохнула, выудила из кармана самолётик и предала куратору.
  - Вот, профессор Аланин.
  - Ой спасибо, я наделся, что кто-нибудь мне поможет, у меня самого плохо получается...
  Нет, он никогда не научится - повисло в воздухе, но все милосердно промолчали.
  - Внимание! - раздался снизу голос декана. - Они приближаются. Всем - полная готовность!
  Все замолчали, а свет стал потихоньку тухнуть. В последние мгновения Ени успела прикинуть, куда направлять самолетик, и пожалела, что не потренировалась: у неё совершенно не было опыта с метательным оружием. Прошло полминуты почти в полной темноте и тишине, и наконец снизу послышался стук открываемой двери, и света от небольшого солнечного прямоугольника было достаточно, чтобы она смогла разглядеть стоявшего рядом Синту, но для зашедших снаружи всё внутри тонуло в кромешной темноте. Кто-то споткнулся и раздался слабый голос:
  - Ой, что это...
  Стало светлеть ещё больше и Ени отдёрнула руку от перил от неожиданности: по ним, казалось, бежали ручейки холодного, светло-голубого света. Когда хрустальная мелодия зазвучала совсем рядом, она наконец вспомнила всё, что было в прошлом году.
  - Давай вместе, на раз-два-три, - прошептала она Синте и тот согласно кивнул. Их парочка самолётиков на удивление параллельно подлетели прямо к всё ещё хлопающих глазами и силящихся разглядеть хоть что-то первокурсникам. Двоюродный брат Лавендер вытянул руку и самолётик Ени мягко приземлился к нему прямо на ладонь. Он поднёс его поближе к глазам, чтобы рассмотреть, а затем поднял голову и начал вглядываться в очертания лестницы. Тут полоски света вспыхнули максимально ярко и включилось обычное освещение. Все захлопали и засвистели, крича 'Приветствуем!'. 'Неужели год назад мы выглядели такими же ошарашенными?' - подумала девушка. Декан спустилась вниз и начала традиционное приветствие всех студентов. 'Как она умудряется всех запомнить?' - задумалась Ени. 'Хотя это всего лишь девять человек...'
  - Академия! Новое поколение вошло в твои стены! Жизнь продолжается! - заключительный раунд аплодисментов и все начали расходиться.
  - Кстати, у нас сегодня что-нибудь есть? - спросила она Синту.
  - По-моему, нет. Разве только собрание с куратором.
  - О. В любом случае, пока Ксандр соберётся и начнёт его, можно прогуляться. Хочу посмотреть на цветочные клумбы снаружи, он уже должны были расцвести.
  - Могу я присоединиться?
  - Как пожелаешь.
  Когда они стали спускаться по лестнице, к ним присоединилась и Лавендер.
  - Я тоже хочу. Погода такая замечательная, что мне почти захотелось повторить то прошлогоднее путешествие с Ксандром через леса.
  - Я до сих не понимаю, как мы не заблудились, - фыркнула Ени.
  - С нами были Кстина и Асатани.
  - Точно.
  Сверху раздался окрик:
  - Куда вы направились? У нас сейчас собрание!
  Ени подняла голову:
  - Господин куратор, вы знаете, в каком оно кабинете?
  Ксандр застыл с открытым ртом.
  - Я-я-я... сейчас...
  - Пошлите, - Ени махнула рукой. Может, надо было взять с собой Акараса, но смысл? Он наверняка так и останется рядом с перилами, всё ещё сжимая самолётик в руке, кстати.
  Первокурсники ещё стояли внизу, ожидая, пока их куратор закончит разговор с деканом, и, хотя Лавендер постаралась проскочить к двери побыстрее, её догнал ехидный голос:
  - Испытание храбрости, да? - в голосе её родственника мешалась одновременно насмешка и угроза.
  - Хо-хо-хо, - Лавендер показно рассмеялась, прикрыв ладонью рот. - Ты, что, обиделся, что ли? Это же шутка такая была, мы все так традиционно шутим, верно? - и она оглянулась на своих однокурсников.
  - Не знаю, у меня нет родных, поступивших в Академию, - ответила Ени.
  - Аналогично, - добавил Синта.
  - В любым случае, ты чем-то недоволен? Подумаешь, подразнила немного, - побурчала девушка.
  - А нет, ничего, я так... ВЕНДИ.
  Лавендер вздрогнула, а Айения навострила уши.
  - Только попробуй, - почти прошипела Лав.
  - Да я так, ничего, - довольный достигнутым эффектом, отступил её брат. - Кстати, не представишь меня?
  Нахмуренная Лавендер пробурчала их имена:
  - Мои соученики и друзья - Айения Шонор из рода Шонор и Синта Яминада из родов Яминада и Керчак. Сын брата моей матери - Лейт Рюук из рода Рюуков.
  - Шонор?! - глаза юноши зажглись. - Та самая?!
  'Оп-па, впрочем, этого стоило ожидать. Я ж знаменитость как-никак'.
  - Лейт, веди себя прилично, - одёрнула его Лав. - Кстати, чего это ты держишь?
  В руках у Лейта до сих пор был запущенный Ени самолётик. Он немного смутился:
  - Ну, я думаю сохранить его на память. Он спланировал ко мне как настоящий самолёт.
  - Это мой, - заметила Ени.
  - Правда?! - парень просиял и Ени оценила улыбку. - Тогда я его точно сохраню. Ваша мать всегда была моим кумиром! И я с трудом выскабливал из Лав рассказы о Вас!
  Тут наконец их окликнул куратор и повёл за собой на собрание. Лейт быстро попрощался и убежал. Ени обернулась к подруге:
  - Венди?
  Ещё никогда она не видела такое угрожающее выражение на лице Лавендер.
  - Хорошо-хорошо, больше никогда не подниму эту тему.
  'Домашнее прозвище, не иначе'.
  
  В этом году цветоводы явно заразились геометризмом: вместо привычных клумб почти весь полукруг пространства перед Академией был разделён на равные части, засаженные растениями одного цвета.
  - Ого, - выдохнула Лав, выйдя на крыльцо. - Что это с ними? Решили сделать радугу?
  - Порядок не тот, - возразил Синта.
  - Ага, точно.
  - Может, им просто не хотелось сильно думать, но больше сделать? - предположила Ени, спускаясь вниз по ступенькам.
  - Самое страшное, что это вполне может быть правдой, - Лав последовала за ней.
  При приближении хаотичность посадки ещё более бросалась в глаза: единственным критерием был только цвет растений, да и один вид не сажали рядом друг с другом, а вперемешку. Ени присела на корточки рядом с красным сектором: курчавые тёмно-красные стебли альдовии соседствовали с пурпурными маками и тёмно-оранжевыми ренками.
  - Синта, ты не знаешь что это? - Лав почти с омерзением показывала пальцем на огромный грязно-голубой цветок с зелёными прожилками на соседнем секторе.
  - Молиция жёстколистная, растение-хищник, привлекающая своих жертв резким мускусным запахом и переваривающая своих жертв в специальном переваривающем соке, находящемся в середине чашечки цветка, - последовал энциклопедический ответ, продекламированный абсолютно спокойным тоном.
  - Фуу, гадость какая. Нашли же что посадить! Всё, по этой дорожке я больше не хожу.
  - Иди сюда! - окликнула Ени. - Тут очень красивый цветок, мульти-ароматическая калмия, испускает несколько запахов поочередно.
  - О-о-о, правда?! - Лав подбежала к ней и тоже склонилась на хрупким нежно-розовым цветком с длинными неровными лепестками.
  Их ботаническую экскурсию прервал стук хлопнувшей двери. Ени оглянулась и увидела спешившего к ним Ксандра. Он остановился за несколько метров и замялся:
  - ...а вы, случаем не знаете, где... у нас сегодня... собрание?
  - Не-а, - Айения помотала головой, Лав последовала его примеру, Синта просто стоял с индифферентным видом.
  - Ясно, - Аланин тоскливо оглянулся на дверь в Академию. Ени поняла, что он представляет себе очередной выговор декана, холодный взгляд Асатани, привычное молчаливое осуждение студентов... девушка решила сжалиться над ним.
  - А давайте проведем собрание здесь, - предложила она.
  - А?! - изумились Лавендер и Аланин.
  - А что? Погода хорошая, солнышко светит, зачем торчать в помещении?
  - Э-э-э... да! - по размышлении радостно согласился Ксандр и опять с тоской оглянулся на дверь.
  - Сейчас мы всех позовём, - успокоила его Ени и послала всем однокурсникам сообщение о 'переносе' места собрания. С Акарасом она решила связаться лично.
  - Карс, спускайся вниз, собрание будет на улице, - постаралась как можно доходчивее сказать ему Ени. Вроде бы Лецри понял, что чего-то от него хотят, но что именно...
  'Блин!'
  За ним девушка увидела кусочек кого-то, кажется, Сайласа, и параллельно связалась с ним.
  - Сайлас, сведи Акараса вниз, сейчас он, кажется, ни на что не способен.
  - Ладно. Слушай, что с ним такое? Ведёт себя как привидение.
  - Потом расскажу, - Ени понадеялась, что Сайлас позабудет о её обещании. Да уж, стояние Карса действительно внушало опасения. Может быть, применить алкогольную терапию? Она ни разу не видела Акараса в состоянии опьянения, более того, кажется, они ни разу не пили вместе, исключительно задушевные разговоры и интеллектуальные игры. И какие они друзья после этого?
  Из отворившейся через полминуты двери вышла целая процессия, возглавляемая величественной Асатани, просто чудом не заморозившей сжавшегося Аланина на месте: видно, даже она впечатлилась его затравленным взглядом. Состояние Акараса не изменилось, по крайней мере, внутренне: внешне его посторонние ещё могли принять за нормального, но Ени-то чувствовала, что сейчас он неадекватен. Анджей и Кстина несли с собой лёгкие скамейки, которые послужили сиденьями для желающих. Ени так и осталась сидеть на дорожке рядом с красным цветочным сектором.
  - Воот, - боязливо протянял Ксандр, опасливо косясь за их спины на дверь, - вот все мы и здесь. Давайте начнём собрание? - и улыбка-летальное оружие была запущена в открытое пространство. Ени и так прощала куратору его 'маленькие' недостатки, зная, что он не со зла, а по недомыслию, то бишь недостатку мозгов в некоторых местах, но эта улыбка могла реабилитировать его и за худшие преступления. Выражение лиц всех окружающих тоже смягчилось, кроме Асатани, её ничто не в силах пронять. - Вот вы и на втором курсе, и я всё ещё ваш куратор, чему я очень рад. - 'Ещё бы. Вряд ли декан так же впечатляется, тогда то, что он до сих пор не отчислен с этой должности, настоявшее чудо'. - Наш курс - обладатель самых лучших показателей во всей Академии, так что старайтесь сохранять свои достижения. И конечно, больше всего мы рассчитываем на наших звезд... - Ени притормозила разогнавшегося Ксандра яростным взглядом. Только этого ещё не хватало. Она тоже была не в восторге от излишнего внимания, но Карс сейчас был для этого совсем не в подходящем состоянии. Аланин изумлённо посмотрел на неё и закашлялся. - Кхм-кхм... В общем, все старайтесь, это... - он очевидно потерял мысль.
  - Господин куратор, вы, наверное, хотели рассказать нам об учебных планах? - стоявшая рядом Лиюв, глядя в сторону, смилостивилась над ним.
  - О, да, - редкий по направлению к Асатани благодарный взгляд Аланина выразил самую горячую признательность. - У вас теперь практически не будет общеобразовательных предметов, разве что такой можно назвать техническую историю, она у вас будет идти вместе с техническими факультетами. Кроме того, вы начнёте изучать физические аспекты пилотирования: поведение тел чего-то там...
  - В стратосфере, - подсказала Ени.
  - Ах, да, точно. В общем, откровенно говоря, ничего такого существенного я вам сказать не могу: обычный учебный год, да... - и он опять завис. - Так что, может быть...
  'Собирается нас распустить...' - догадалась Ени. - 'Ну, Лиюв, не подведи'.
  И Асатани не подвела.
  - Может быть, у Вас есть какие-нибудь сведения о наступающих Олимпийских играх? - её спокойный голос заставил преподавателя вздрогнуть.
  - Ох, да, вы ведь наверняка постараетесь попасть в число персонала, правда ведь? Из нашей Академии буду в основном набирать работников, обслуживающих портальные центры. Кроме того, гости буду прибывать и на кораблях, так что контроль за посадочными площадками, скорей всего, тоже будет за нами. Испытания будут проводить специалисты из института Защитных организаций с участием наших преподавателей. Я, откровенно говоря, не имею никакого представления о содержании этих тестов, и, думаю, пока никто кроме непосредственно ответственных, не знает, так что рекомендую вам не беспокоиться и просто постараться подойти к началу проверок в наилучшей форме во всех аспектах.
  Налетевший ветерок показался приливом ароматного моря - почти для всех растений на клумбах было время цветения. Ени поправила закрывшую глаза прядь волос и внезапно прочувствовала всю сущность этого момента. Иногда так бывает: все элементы по отдельности вызывают какое-то чувство правильности, а всё вместе складываются в то, что наполняет сердце теплом и какой-то лёгкой грустью. Вот так, сидеть на дорожке среди океана цветов, ощущать теплый ветер, слушать такую привычную сбивчивую речь Ксандра, за которым бдительно следит Асатани, тоже уже такая родная, слышать еле слышные перешёптывания и смех Лав и Калева, ощущать спокойное, но такое чёткое присутствие Синты, стоящего рядом, даже неприятности, идущие от Акараса, вызвали к тому какую-то щемящую нежность. Ени поняла, что сейчас, вполне возможно, самое лучше время в её жизни, ну а именно это мгновение она запомнит на всю жизнь.
  - А, вот ещё что! - заторопился Аланин. - Вам необходимо пройти физическую переаттестацию.
  'Ну, конечно, самое главное - напоследок. И спасибо, что ещё вспомнил'.
  - Что ж, если это всё... - тихо, но почему-то слышно всем сказала Асатани.
  - Всё-всё, можете расходиться, - быстро сказал Аланин.
  - До свиданья! - все стали расходиться и Лав предложила прогуляться по лесу до аэродрома, но Ени с сожалением покачала головой, ей нужно было сделать кое-что другое.
  До Акараса всё-таки дошло, что его присутствие больше не требуется, и он направился куда-то в неизвестную сторону. Боясь упустить его, Ени быстро выпрямилась и положила руку ему на плечо. Взгляд обернувшегося Лецри вполне можно было описать как затравленный: перед ним замаячил весьма неприятный разговор. Но, к его удивлению, Ени не приступила к эмоциональным пыткам немедленно: сначала они дошли до его дома, где она через транспортатор заказала какую-то бутылку, налила из неё жидкости в бокалы и поставила перед ним.
  - Пей.
  Не то чтобы у Акараса не было вопросов, но не подчиниться волевому взгляд Ени он не мог. Уже после того, как он осушил свою порцию, он понял, что это было.
  - Что ты делаешь? - голос был слабым, но хоть какой-то отклик.
  - Стараюсь ввести тебя в более эмоционально гибкое состояние, - последовал ответ. - Пей.
  Половина бутылки была осушена, прежде чем Акарас, по мнению Айении, дошёл до нужной кондиции, и сакраментальный вопрос был задан:
  - Решил что-нибудь?
  Рука Акараса замерла над бокалом, но затем он быстро схватил его и поспешно начал пить, одновременно умудряясь качать головой.
  - И почему?
  Акарас поднял глаза и робко взглянул на свою подругу, но лицо Ени не выражало никакого снисхождения.
  - Я... - слабо начал парень. - Я не знаю. И почему я? И почему выбирать? - пробурчал он в стакан. - Вариантов-то нет...
  Ени вздохнула:
  - Единственно, что я тебе могу сказать Акарас, что как раз от твоих действий всё и зависит. Тебе нужно просто решить, что тебе нужно, как бы грубо это не звучало.
  Акарас затих и это молчание затянулось надолго. Её ближайшие друзья в последнее время очень настойчиво работали над тем, чтобы подточить её терпение, и Ени не собиралась затягивать:
  - Кто тебе больше нравиться?
  Акарас поперхнулся и был уже достаточно пьян, чтобы действительно задуматься над этим вопросом. Ени решила в этом случае всё-таки немного подождать, но неожиданно она услышала кое-что:
  - Я не знаюююю, - провыл Акарас Лецри, хлюпая носом. - Я действительно не знаюююю... Как я могу потерять хоть одну... - и дальше уже невразумительно и взахлёб.
  Этого она не ожидала. По крайней мере, он был искренен. Ени вздохнула, убрала бутылку в холодильник и осторожно уложила Акараса на диван. Тот не сопротивлялся, всё ещё издавая какие-то звуки.
  
  По дороге Ени мрачно размышляла над создавшейся ситуацией: судя по всему в ближайшее время ждать её разрешения не имело смысла, и давление тут не принесёт результата.
  Впрочем, ситуация всё-таки немного развивалась. Придя домой, она поняла, что подруги её ждали: Оро сидела в кухне на подоконнике, а Хэллин прислонилась рядом к стене. Ени остановилась в дверях в ошеломлении, плюс ещё интуиция стала нашёптывать, что всё это неспроста, а поскольку в последнее время она слышала только плохие новости...
  - Кхм, - Оро кашлянула, переглянулась с Хэл и начала. - В общем, мы хотели бы извиниться. Пока мы занимались разборками и самокопанием, так получилось, что ты оказалась в как в окружении, я так понимаю.
  - В окружении, ха! Скорее в огненном кольце!
  Хэл издала отчётливый мешок, но быстро замолчала.
  - Ну, в общем так. Мы тут поговорили и поняли, что несмотря на некоторые обстоятельства, мы всё-таки лучшие подруги и никакой... в общем, никто этого не изменит. И, прежде всего, мы не должны подставлять тебя, нашу лучшую подругу.
  - Наверное, последние месяцы были не самыми комфортными для тебя, - извиняющимся тоном произнесла Хэллин. - Ты уж нас прости...
  - Как я понимаю, у вас перемирие?
  - Эххм, можно наверное, и так сказать, - пробормотала Оролен.
  - Просто мне надоело это безрезультатное противостояние, - заявила Хэллин. - Если мы продолжим так и дальше, то всё продолжится до морковкиного заговенья.
  - Понятно, значит, переход к активным действиям. Тогда торжественно объявляю абсолютный нейтралитет. Никаких разговоров с Карсом, мне это уже вот где, - и она выразительно постучала ребром ладони по горлу.
  - А ты от него? - каким-то другим голосом спросила Хэллин.
  - Без комментариев, - быстро сказала Ени.
  - Ну, неважно, - Оролен выпрямилась и расправила плечи. - Теперь уж как получится - так получится. Посмотрим, кого он выберет.
  - Только сделал бы он это быстрее, - теперь в голосе Хэл явственно слышалось раздражение.
  - Ну, можно его поторопить. Может, мне его ещё раз поцеловать? - Оролен лукаво посмотрела на подругу.
  - Хэй-хэй-хэй! Руки прочь от Лецри! Ты и так физически доминируешь, а если ещё применишь свою агрессивную сексуальность, то у него просто крыша съедет. А ты же можешь не удержаться и всё закончится изнасилованием!
  - Ну-уу, вполне возможно, - не стала отрицать Оролен. - Значит, физический контакт исключается. А говорить можно?
  - Можно подумать, ты сможешь с ним нормально общаться. Максимум - растеряешься, а то и вообще из себя слова выдавить не сможешь.
  - Чёрт, Элруд, ты действительно меня слишком хорошо знаешь, - нахмурилась Оро.
  - А то!
  - Но не думаю, что у тебя получится лучше. При виде прекрасных лецриевских глаз вся твоя активность и говорливость тоже куда-то испаряется.
  Хэл действительно притормозила ненамного, но потом отреагировала блестящей контратакой:
  - Так вот, что тебе в нём больше всего нравится - глаза!
  И тут произошло нечто невероятное: Ени впервые увидела, как Оро краснеет. Даже её смуглая кожа не могла скрыть яркого румянца - видимо, Хэл попала в яблочко.
  - Прекрасно, правила выработаны, - сказала Ени нарочито спокойным голосом, всё-таки решив вмешаться. - Честно говоря, тот факт, что вы решили ограничить сферу вашего соперничества, меня очень радует, это всё начало здорово утомлять. И по такому случаю... Оро, как насчёт гренок?
  - О, о, о... Да! Конечно, - повернулась к ней с преувеличенным энтузиазмом Оролен. Впрочем, поскольку речь шла о гренках, возможно, энтузиазм не был преувеличенным.
  - Как ваше первое сентября?
  - Да всё то же самое, - пренебрежительно отозвалась Оро. - Только умноженное в два раза. 'В два раза больше нагрузка, в два раза усложнённые техники, в два раза больше прилагаемых усилий' - немного кривляясь, она, очевидно, спародировала кого-то из преподавателей.
  - Хэл, ты вроде собиралась каждый год менять специализацию и как?
  - Ну, нам сказали, что к концу курса необходимо закончить исследовательскую работу. С темами нужно определиться к октябрю. Вот, думаю.
  - У меня идея! - подскочила Оролен. - Почему бы вам с Ашук не объединиться для её написания?! Наверняка, это позволяется.
  Единственный звук, который издала Хэл, был скрежет зубов. Может, когда они не разговаривали, было лучше?
  - У нас, кроме Приветственной Церемонии, ничего интересного и не было. Кстати, у Вас что-нибудь подобное есть?
  Девушки пожали головами.
  - Простая церемония, не такая ритуальная как у вас. А Аланин всё такой же лапочка?
  - Скорее такой же раздолбай. Представьте, нам пришлось проводить собрание снаружи, поскольку он опять не смог найти кабинет. Впрочем, в этом была своеобразная прелесть, - и Ени вспомнила то чувство единения со всеми своими однокурсниками и радость от возвращения в Академию... - и толку с него, как всегда, чуть. Только рассказал нм немного про Игры.
  - О, точно! - Оролен подскочила при упоминании такой горячей темы. - Со следующей недели начинаем тренировки!
  - А почему не завтра? - иронично спросила Ени.
  - Ты же вроде собиралась какие-то методические курсы пройти? - хмуро напомнила Хэллин.
  - Нет времени, - отмахнулась Оролен. - Отборочные тесты начинаются уже через месяц. Ени, у вас когда физическая переаттестация?
  - Точно не знаю, но, по-моему, в пятницу, надо уточнить, - ошеломлённо ответила ей подруга.
  - Прекрасно, Хэл, ты сходи на добровольную. Всего за несколько недель нельзя заставить вас раскрыть весь свой потенциал, поэтому упор надо сделать на скорость прогресса. Если мы покажем, как сильно вы продвинулись за такой краткий срок, то благодаря этому, проверяющие смогут прикинуть, чего вы достигнете к лету.
  - Как я понимаю, нас ждёт усиленный курс подготовки? - Ени не смогла скрыть своего уныния по поводу такой перспективы.
  - А что, у тебя есть какие-то другие предложения? - Оролен угрожающе нависла над нй.
  - Да, да, всё поняла, - девушка капитулирующе подняла руки. - Я тоже хочу на Марс.
  - Вот и хорошо, что вы ВСЕ, - косой взгляд на молчащую, но явно чем-то недовольную Хэл, - понимаете важность данного периода. Если мы пройдём отбор, то всё решено. После я разработаю режим, подходящий к вашим способностям. Ну а пока мне нужно приготовиться... - и что-то бурча, она направилась к себе в комнату.
  - Нас ждёт адский месяц, да? - глядя ей вслед, мрачно пробормотала Хэллин.
  - И не говори, - согласилась с ней Айения.
  
  Впрочем, неизвестно как Хэл, но Ени не испытывала особых негативных чувств по поводу надвигающегося интенсивного курса физических тренировок. Она любила заниматься с Оролен, главное, было следить, чтобы подруга не увлекалась и не забывала, что Ени в принципе в другом месте учится. А так, это было весело, поскольку Оролен сопровождала каждое упражнение забавными комментариями, уделяя особое внимание стоянию каждой мышце. Наверное, так было тогда, когда индивидуальными тренерами были люди. Айения осознала, как ей на самом деле повезло, что она поступила в Друиинский университет: только здесь практически все предметы преподавались живыми существами и использовался тот самый 'личный контакт'. Во всех остальных вузах студентам большей частью приходилось просто поглощать указанный объём необходимой информации, совмещая этот процесс с практическим применением. Конечно, творчество и обсуждения тоже присутствовали, но только здесь любой предмет намертво связывался с личностью преподавателя, который работал с каждым из студентов, а не просто писал учебные тексты. Наверное, отбор на место преподавателя был намного жёстче, чем у студентов, и здесь работали самые лучшие. Господи, если так, значит, Аланин - самый лучший... Уфф, лучше об этом не думать...
  Так что Ени решила сосредоточиться на завтрашнем дне, который нёс много приятного: суд по расписанию, пришедшему на передатчик, прямо с самого утра им предписывалось явиться на аэродром. К сообщению присовокуплялись пара строк от Кэсэист: 'И не опаздывать! Главам отрядов быть готовым к новой конфигурации. Шонор - изучить материалы по лидерству в трехзвеньвом подразделении. Ракауни - изучить материалы о поддержке основного звена'.
  'Ужас', - содрогнулась Ени. - 'Она ведь наверняка такое всем разослала. Кстина меня завтра убьёт! Интересно, а как же Акарас?... Будет ли у него какая-нибудь должность? Впрочем, сейчас лучше ему ничего не поручать. Может, она видела его в Академии сегодня и всё поняла?'
  Но тут девушка забыла на некоторое время о других и откинулась на кровать, наслаждаясь мыслью о том, что она стала лидером составного подразделения! А там и до командира недалеко! Конечно, по совести говоря, назначение было ожидаемым, иначе кто? Но всё равно приятно.
  Надо ли говорить, что Ени изучала указанные материалы вплоть до наступления часа, после наступления которого она бы просто не успела выспаться?
  
  Здесь ветер не был таким нежным и сладким. На любом аэродроме ветер даже без взлетающих самолётов резок и порывист. Интересно, какая ситуация на закрытых аэродромах в космосе, неужели даже в ангарах он свищет также пронзительно, подумалось Ени.
  Ровно в девять весь курс стоял около центральной диспетчерской. Ени, конечно, не хотела, оно само так получилось, что она стояла ровно посредине да ещё впереди всех. Видимо, такое сообщение Юлия действительно разослала всем, и теперь бурчащая, но, видно, смирившаяся с судьбой Кстина стояла по правую руку. Она всегда была сконцентрирована на личных достижениях, но допустить провал из-за собственного стремления к подвигам было для Кстины настоящим позором, так что Ени могла на неё рассчитывать без колебаний. Но всё-таки Кстине гораздо больше подошла бы роль аса, чем командующего подразделением. О чем, интересно, думает Кэсэист? Или, может, она хочет пока что заставить Кстину расширить свою узкую специализацию, ведь мало ли что может произойти в бою? Ладно, в любом случае, они это скоро узнают.
  Акарас выглядел немного больным, но почему-то казался таким же как и вчера. Теперь Ени поняла, что все остальные, не подозревая о настоящей подоплёке происходящего с ним, воспринимают его как слегка нездорового или перебравшего человека. Возможно, его даже не допустят к полёту...
  Цокот каблуков по каменным ступенькам возвестил о долгожданном (семь минут) прибытии Юлии Кэсэист. Как Ени могла убедиться, инструктор по пилотированию не изменила своим обычным каблукам-шпилькам. 'Интересно, она в них и летает? Или всё-таки переобувается в ботинки?'
  - Давно не виделись, - женщина обвела пристальным взглядом вытянувшихся студентов (и так в положении 'смирно' стояли Айения, Синта, Лиюв, ну вы знаете...). И вряд ли Ени показалось, что она особо задержалась на Акарасе. - Я приняла решение, - это было сказано так значительно, словно она собирается издать указ. - Мы должны были начать комбинации фигур, но я решила, что лучше будет начать с тренировок отрядного полёта. Всякие технические фигуры вы можете освоить и сами, а вот ценность навыка командной работы неоспорима. Порядок бьёт класс, понятно? - и она вновь обвела грозным взглядом притихших студентов. Никто и не спорил. - Вот, - Кэсэист развернула экран своего передатчика, - главами лидерского звена и звена поддержки назначаются Шонор и Ракауни соответственно. Ракауни, - Кстина чуть ли не надувала по-детски губы. - На звено поддержки как правило приходится самый большой огонь противника, а иногда для того, чтобы обеспечить выполнение лидерским звеном задания, необходимо вызывать огонь на себя или отвлекать противника опасным маневром. - Ени честно не знала, правда ли всё это или нет, но Кстина успокоилась и даже немножко раздулась от гордости. Кэсэист проявила педгогико-дипломатический талант? Неееет. - Мы будем варьировать пилотов в звеньях, чтобы добиться наилучшего врианта. Место лидера тактического звена пока свободно. - Так вот что предназначалось Акарасу. Ени быстро глянула на него, не было видно, что слова инструктора на него как-то повлияли. - Сейчас мы пройдём к ряду, в котором стоят наши самолёты, и там я зачитаю первое распределение. - Она уже развернулась по направлению к полю, но резок остановилась. - Вот ещё что, пока я не забыла, - её лукавая улыбка могла бы посоперничать с Ороленовской. - Во втором семестре мы отправимся на орбиту.
  Все ошеломлённо молчали, не понимая, что это значит. Только через пару секунд до Ени дошло: это могло означать только обучение полётам в безвоздушном пространстве и 'переходу!' Космические истребители стали ещё ближе!
  Курсанты не гаркнули дружное 'Ура!' только из-за того, что им не терпелось оказаться в самолётах. Только счастливые переглядывания. Пока они шли, Кэсэист как-то незаметно оказалась позади группы, совсем рядом с Акарасом Лецри, очевидно, с теми же целями, что и подобравшаяся поближе Айения.
  - Лецри, с тобой всё в порядке? - кто-нибудь другой принял бы это за заботу, но Ени знала, что для Кэсэист существовали только её самолёты, и вопрос относился непосредственно к возможности Акараса в них сесть. Парень поднял голову и посмотрел в её изучающие глаза, а затем в озабоченные глаза Айении.
  - Погибшего студента в Вашем послужном списке не будет, - усмехнулся он. - Я абсолютно готов к полёту и, уж поверьте, к концу занятия Вы сделаете меня лидером тактического звена! - он взглянул на Айению. - Не думай, что я сдамся без боя и так легко уступлю тебе!
  Ени с облегчением рассмеялась: кто бы мог подумать, какую пользу несут недостатки характеров её друзей. Акарас гордо выпрямился и быстро зашагал, догоняя идущих впереди. Девушка поняла, что беспокоиться не о чем: может, Карс и не такой маньяк как она, но его поступление в Академию не было слепым выбором. Магическое слово 'полёт' действовал на него так же целительно. Кэсэист с непонятным выражением лица смотрела ему в спину:
  - Что это с ним?
  - Вам это будет неинтересно, - быстро сказала Ени.
  - Как скажешь, - инструктор пожала плесами и тоже поспешила к серебрящемуся рядам самолётов, а за ней и Ени.
  
  Почти все самолёты в ряду были зарезервированы за ними. Кэсэист снова развернула свой список, покашляла, подумала о чём-то и начала:
  - Занимаем самолёты согласно номеру, каким я вас назову. Ну, конкретней: называю третьим - садитесь в третий самолёт отсюда, пятым - в пятый ну и так далее. Поехали. Лидерское звено Шонор, Оливин, Яминада. Поддержки: Ракауни, Саппен, Ричкатари. тактическое, - тут она помедлила немного, - Лецри, Асатани, Карати. По машинам! - Кэсэист не терпела задержек, поэтому Ени только успела глянуть на Акараса: спокойного и самоуверенного. Господи, как она оказывается скучала по этому виду. - Задание услышите в кабине. По машинам!
  Самолёт, на котором должна была лететь Ени, занимал самый крайний слот к проходу. Услышав команду, она сразу устремилась к нему, притягивающему своим строгим серебряным профилем. Дрожь нетерпения почти колотила её, пока тихо урчащий подъёмник нёс её вверх, где яростный ветер чувствовался ещё сильнее. Оказаться в кабине было словно вернуться домой, даже запах казался родным. Но даже Ени не минул знакомый многим предполётный мандраж: как только она заняла место в кресле пилота, откуда не возьмись появились неприятные холодные мысли. Она же так долго не летала, даже на тренажерах, почти два месяца, сможет ли она сделать это? И о чём думает Кэсэист, вот так сразу выгнать их на поле? А на неё ещё и возложила такую ответственность... Больше всего сейчас Ени боялась подвести своих товарищей: ошибка лидера может дорого стоить всем лётчикам подразделения, даже и на простом учебном полёте.
  Из передатчика раздался спокойный голос Синты:
  - Третий - на месте.
  Немного торопливый, но, тем не менее, чёткий голос Анджея поспешил добавить:
  - Второй - на месте.
  Всё ещё под гнётом мрачных мыслей Ени автоматически отозвалась:
  - Первое подразделение готово.
  Резкий голос инструктора заставил всех поёжиться:
  - А остальные? Скоро там?
  - Третий тактического поднимается, - Акарас звучал так по-деловому, что Ени ярко представила, как он проверяет все характеристики и данные, мимоходом сообщая о ситуации с готовностью. Вот, даже он и то ведёт себя профессионально! Ну, ладно, так нехорошо говорить, но... Шонор, соберись, соберись! Девушка похлопала себя ладонями по щекам. Ей же выезжать первой и взлетать тоже, и если она не возьмёт себя в руки, то какой она к чёрту пилот?
  Айения положила ладони на панели управления, моментально активировавшаяся тактильная память успокоила её, перенеся в те моменты, когда она так же привычно готовилась к вылету. Одного сканирующего взгляда хватило, чтобы удостовериться в том, что все данные в норме. Хотя диспетчер всегда перед вылетом давал прогноз о состоянии погоды, она всё-таки запросила метеокарту с помощью своих часов, чтобы получить представление о небе, в которое ей предстояло подняться.
  - Второй, третий, готовы? - теперь её голос звучал не менее хладнокровно, чем у Акараса.
  - Да, всё в норме.
  - В норме. В какой формации будем подниматься? - поинтересовался Анджей.
  - Определимся в соответствии с заданием, - Ени сосредоточенно прикидывала как лучше использовать сложное переплетение воздушных потоков.
  - Второе подразделение готово к взлёту, - отрапортовала Кстина.
  - Третье готово, - эхом повторил Акарас.
  - Хорошо. Слушаем задание! - почти все курсанты замерли в своих креслах, ожидая, какую гадость Кэсэист придумала в это раз. Но Ени спокойно ждала указаний, готовая внести свои наметки по поводу услышанного в передатчик. 'Ненормальные', по мнению многих, здания Юлии будили в ней чувство азарта, готовность принять вызов, и, видимо, у инструктора и студентки образовалось какое-то неозвученное взаимопонимание: Ени чувствовала, что Кэсэист, может быть, даже не осознанно, делает свои задания близкими к склонностям и желаниям Ени. Если и был кто-то, кого она считала в самолётах ещё большим маньяком, чем себя, это была её инструктор. - Ясно, что сегодня тренировочный полёт, просто проверим вашу совместимость. В образцовом порядке поднимитесь и займите указанные вам сектора. На всякий случай, сегодня вас будут контролировать закрепленные за каждым инструкторы. Шонор и Ракауни, не хмурьте физиономии, это не оскорбление вам лично, а требование регламента безопасности. Если всё пройдёт хорошо, может, я и расширю план тренировок. Вперёд.
  Наиболее тщательно вчера Ени изучала именно порядок и технологию отдачи команд, основная обязанность лидера по координированию работы подразделения. Тем более, ещё и тонкость отношений с Кстиной... Это стимулировало приверженность к точнейшим формулировкам сильнее, чем что бы то не ыло.
  - Лидерское отряд займёт сектор B, поддержки - сектор А, тактическое - С. Ориентировочное время взлёта - 9:37, периодичность - пять минут. Ориентация - круговая, на 117 градусов. Для первого подразделения формация 'К', 'крыло'. - Она могла бы порекомендовать типы формаций и другим подразделениям, также как и дать рекомендации по погодным условиям, но это выходило за пределы её полномочий и могло бы задеть и Кстину, и Акараса. 'И почему во главе обоих других подразделений стоят обладатели соревновательного комплекса?' - про себя вздохнула она. - Готовность - тридцать секунд, Включая контакт с инструкторами - 50 секунд.
  Чуть не забыла, что необходимо также перед полётом переговорить с диспетчером, технической потребности в этом не было, но психологически требовалось подготовиться к своему партнёрству ещё на земле. Активировалась диспетчерская линия.
  - Привет, - это был не Джафар, про которого Айения точно знала, что он на каком-то задании за пределами Солнечной Системы. Несмотря на это девушка всё-таки немного расстроилась, хотя голос был приятным. - Меня зовут Энина, просто Энина. Я же с лидером говорю?
  - Да, здравствуйте, это Айения Шонор, лидер подразделения.
  - О, я о тебя много слышала. Теперь понятно, почему меня так неожиданно назначили твоим инструктором.
  - Что вы имеете ввиду... - удивилась Ени, и внезапная догадка вспыхнула в ней. - Не говорите мне... Это ваш первый опыт инструктором?!
  - Ага, - Энина явно наслаждалась ситуацией.
  Кэсэист явно превзошла саму себя. Назначить лидеру подразделения на пробном полете инструктора-новичка! Ени почти скрежетала зубами, представляя, как её ненаглядная преподавательница посмеивается где-нибудь втихомолку.
  - Но вы же пошли курс, да?
  - Ну да... Но он был таким скучным...
  - О-о-о, - Ени даже не нашлась, что ответить. А время поджимало. - Сейчас мне уже пора идти на взлёт. Думаю, я справлюсь, поэтому, пожалуйста, пользуйтесь управлением только если я не смогу управлять самолётом.
  - Без проблем, - настроение у Энины было явно гораздо лучше, чем у Ени. 'Вот дай только вернуться, всё выскажу, не посмотрю на то, что инструктор...' Так, всё ещё кипя от злости, она стронула машину и плавно поскользила по проходу. Она столько раз проезжала этот путь, что пальцы манипулировали маневратором почти без участия мозга.
  - Синта, ты отвечаешь за мониторинг остальных отрядов. Анджей, на тебе слежении за внешними факторами.
  - Есть.
  - Есть.
  Очевидно, они оба тоже вошли в состояние, когда сливаешься с самолётом и волновать может только предвкушение встречи с небом. Ени удовлетворённо кивнула головой и внутренне удивилась тому, как легко она может определять внутреннее состояние по голосу. Может быть, напряжение, неизменно присущее полетам, делало всех чувствительными к малейшим мелочам, поскольку даже от мелочей здесь зависит жизнь.
  Вот она уже на начале стартового разгона. Небо все продолжало светлеть и было уже ясно, что сегодняшний день будет не таким вчера: солнце светило так также ярко, но у неба больше не было того прозрачно-голубого оттенка, она было словно припорошено пеплом. Как ни странно, Ени любила такие дни: рассеянный свет делал воздух каким-то особенно прозрачным.
  Сектор В был на самом деле треугольником со сторонами пятьсот метров над лесом на высоте семьсот метров. Ени уже просчитала, что для того, чтобы занять своё место, ей надо будет сделать небольшой разворот справа, похожий маневр также следует повторить Анджею, а вот Синте лучше сделать заход с другой стороны. Но никаких указаний она делать не стала: во-первых, она доверяла способностям своих товарищей, и она сама отнюдь не застрахована от ошибок, во-вторых, это же тренировка и все вопросы лучше обсудить позже, выслушав все точки зрения.
  Может быть, когда-нибудь она и смогла бы отточить все свои действия до автоматизма, но в это как-то не очень верилось: взлёт всегда требовал высочайшей концентрации, даже скорее психологической готовности, чем внимания. Нужно было приготовиться, что скоро единственное, что будет держать тебя в воздухе, это твоё умение. И в расчёте точки отрыва она теперь руководствовалась скорее интуицией, чем расчетами, хотя и проверяя себя постоянно. Вот, вот здесь машина накопит достаточно мощи, чтобы преодолеть притяжение...
  Она еле вспомнила, что надо бы проследить за взлетающими дальше, так её захватило это ощущение. Именно это и было настоящим домом - она в кабине и в воздухе. Наверное, так же себя чувствовала бы полусухопутная рыба, вернувшись после долгого перерыва обратно в воду: конечно, на суше жить можно, но разве это жизнь?..
  Анджей с точностью повторил вираж Ени и занял своё место за её правым крылом. А вот Синта неожиданно завис за пределами сектора. Девушка почти что спросила его в чём дело, но быстро поняла. Если он займёт своё место в формации, отряду поддержки необходимо будет сделать дополнительный маневр, чтобы попасть в сектор А; указания же о немедленном занятии секторов не было. Синта всегда немного, но превосходил её в тактике, или ей не хватало полиструктурного командного мышления? Но Ени не успела расстроиться, так как почти сразу же резко стартовала вверх Кстина, демонстрируя свой коронный приём - минимальный разгон. За ней также быстро последовали остальные члены её отряда. Акарас, а затем Лиюв и Лавендер поднялись словно по часам, почти неторопливо. Ени подумалось, что Кэсэист вряд ли будет менять расстановку по отрядам, её знание психологии (надо же, оно у неё есть!) попало прямо в точку.
  Синта уже занял своё место и теперь девять самолётов, устремив носы в центр невидимого круга, используя умения своих пилотов для балансировки по максимуму, зависли в воздухе почти неподвижно.
  - Начальная часть задания выполнена, - отчиталась Ени, упирая на два первых слов, хотя вряд ли инструктор их настолько недооценивала.
  - А неплохо, - Ени вздрогнула, она почти уже забыла о сопровождающем её диспетчере. - Особенно третий номер твоего отряда. Кто это?
  - Синта Яминада... - ошарашенно ответила девушка.
  - Далеко пойдёт. Ну и ты тоже очень даже. Очень профессионально.
  - Ага, как же, я не предвидела возможную помеху для поддерживающего, - горечь в голосе скрыть не удалось.
  - Но ты ведь и ас тоже? Отсюда и некоторая узость концентрации, со временем способность видеть сразу всех придёт.
  'Интересно, кто же она всё-таки такая?' - подумалось Ени, и она уже собиралась задать вопрос, как резкий голос Кэсэист прервал их.
  - Вторая стадия! Переходы в уровневые коридоры крест-накрест! Шонор, ты руководишь, - и отключалась. Ени заскрежетала зубами ещё сильнее, чем в прошлый раз. Нет, она, конечно, была польщена такой верой в свои способности, но всё же имеет пределы! Осуществлять переходы сразу в трёх плоскостях - уже нелёгкая задача, а тут сразу три отряда, да ещё без всяких указаний извне... Да она издевается!
  Затянувшееся эфирное молчание было прервано Анджеем: - Айения... ты думаешь, мы справимся?
Оценка: 7.05*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"