Точилова Татьяна Александровна: другие произведения.

Spirits no Densetsu - Arc I

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Формально это фанфик на мангу "BLEACH", но по факту это достаточно полноценное самостоятельное произведение, которое могут читать люди, незнакомые с первоисточником. Аннотация (как всегда, предельно общая): мир духов - настолько тонкая материя, что иногда может преподнести сюрпризы даже опытным медиумам. Вот Ичиго всегда считала, что видимые ею призраки - всего лишь безобидные души умерших, пока однажды вечером не встретила в собственной комнате посланца другого мира...

  ARC I - WORLD OF WAKE
  
  Part1 - Strawberry Punch
  
  If darkness is everywhere
  What does light look like?
  
  Пункт первый - злосчастный подростковый возраст, кажется, настал. А с ним и гормональное буйство и, вследствие, перепады настроения.
  Пункт второй - идиот заместо отца.
  Пункт третий - чёртовы рыжие патлы, из-за которых дразнят даже в Европе, она проверяла, а здесь невозможно даже по улице пройти - не то что нормально учиться в школе...
  Пункт четвёртый - надвигающиеся экзамены середины триместра, первые в старшей школе, так что готовиться надо будет кровь из ушей...
  Пункт пятый - дурацкое имя. Мало того, что звучит вызывающе "моэ" (прим. 1), а если начнешь объяснять какими иероглифами пишется - "Какое-то оно мужское...". Может, начать писаться хираганой..? Или переименоваться в Ичико? Тоже не фонтан... (прим. 2)
  Куросаки Ичиго в досаде пнула пустую банку, которая неожиданно резво полетела по косой дуге по направлению к стоящей под телеграфным столбом бутылочке со скромным цветком...
  - Чёрт! - Ичиго рванула на перехват, очевидно, бесполезный, и с виноватым видом застыла над не разбившейся, к счастью, но разлившейся бутылочкой. - Извини... - она поспешно поставила бутылочку обратно, долила в неё воды из своей бутылки минералки, поправила маленький жертвенник, на который добавила початую пачку "Pocky", и только отошла на пару метров полюбоваться делом своих рук, как из-за угла вылетела компания скейтбордистов, один из которых потерял управление над своей доской и та со свистом сшибла только что приведенное Ичиго в порядок жертвенное место. Wannabe-скейтеры только поржали над своим незадачливым корешем, который быстро подхватил доску и уже собрался догонять своих...
  - А ну стоять!! - разнёсся по тихой округе громовой оклик. Скейтеры замерли, пытаясь определить, кто же посмел так дерзко к ним обратиться. Но на пустынной улице, уже окрашенной летним закатом, были только они и девица-янки с рыжими волосами в школьной форме, неподвижно смотрящая на телеграфный столб. - Ты! - девица вскинула руку и, не глядя, указала на хозяина вырвавшегося на свободу скейта. - Вот что это, по-твоему? - теперь её рука была направлена на основание телеграфного столба. Ошарашенный скейтер даже не успел возмутиться поведением девчонки, а автоматически послушно посмотрел на раскиданные по земле предметы.
  - Мм... жертвенник? Который ставят погибшим в авариях?
  - Вот именно! - девица наконец-то повернула к нему бешеные глаза. - Две недели назад тут на переходе сбили восьмилетнюю девочку, чей жертвенник ты сейчас и разгромил. Так почему бы тебе не прибраться и не извиниться перед ней?!
  - Эээ?! - парень наконец-то пришёл в себя и воспрял духом. - С какой-то это стати?! Тебе-то такое дело?! И кто ты вообще такая?!
  Его приятели заулюлюкали и посыпали оскорблениями. Девушка вздохнула, отпустила ручку сумки, которая упала на дорогу, и - уже в следующее мгновение осквернивший жертвенник скейтер получил такой удар в челюсть, что не удержался на ногах. Рыжая молния в два прыжка сменила настрой у всех скейтеров и свалившийся от удара в живот на колени один из них хрипло ответил на прозвучавший вопрос:
  - Куросаки... Ичиго!
  Девушка, очевидно, и сама раскаивалась в своей вспышке: она озабоченно отвела рыжие пряди со лба и за шкирку потащила свою первую жертву к исходному телеграфному столбу.
  - Давай! Извиняйся перед ней!
  Парень сначала изумлённо захлопал глазами, не понимая, кого она имеет в виду, а потом издал пронзительнейший вопль, увидев перед собой полупрозрачный призрак маленькой девочки с размозженной головой. Подорвавшись и наплевав на свежеполученные травмы, он умчался дальше по улице, подвывая: "Прости-прости-прости!!!". Его приятели, увидев тоже самое, спали с лица и поспешно исчезли вслед за ним. Ичиго подобрала сумку и бухнулась на рядом стоящую клумбу.
  - Извини, что так вышло. Сначала сама разбросала здесь всё, а потом показала тебя этим оглоедам...
  - Ничего, ты же для меня это сделала.
  - Третья неделя уже пошла - не хочешь отправиться на небеса или откуда там тебе светило?
  - Угу, вот только ещё раз мама сюда придёт. Ещё раз маму увидеть хочется - понимаешь?
  Ичиго посмотрела куда-то в сторону и кивнула:
  - Понимаю. Ну, а может, оттуда сверху ты сможешь её видеть в любой момент.
  - Ты точно знаешь? - радостно воскликнула девочка, но её собеседница помотала головой.
  - Неа. И никто не знает. Разве что боги смерти...
  Пункт шестой - вижу призраков.
  
  - С возвращением, ИЧИГОООО!!!
  Обладательница столь громко прооранного имени привычно пригнулась и заблокировала локтём удар ногой слева, а затем перехватила атакующего за шкирку и перекинула через плечо, хорошенько приложив об пол.
  - Всё, хотя бы десять минут спокойствия гарантированы...
  - Масааакиии!! - разделанный ею под орех бородатый мужчина средних лет по виду не способен был встать, но очень бойко пополз к большому плакату на стене, изображавшему очень красивую улыбающуюся женщину. - Наша ягодка выросла очень сильной! Но она совсем не хочет приголубить своего папочку!!
  - Да, отец-идиот... - пробормотала себе под нос девушка и громко проорала. - Я дома!
  - Это узнал уже весь квартал, - фыркнула спускавшаяся по лестнице черноволосая девочка лет десяти в бейсболке.
  - О, Ичиго, ты дома! - обрадованно сказала выглянувшая из дверей вдали коридора её светловолосая одногодка. - Можешь сразу садиться за ужин!
  - Сэнкс, Юзу! Карин, разве у тебя сегодня не футбольный матч?
  - Мы их уже разгромили, - знак V продемонстрировал, сколько заслуги в этом отводила себе сама Карин. - И я страшно хочу жрать... Этого с собой берём?
  И обе сестры посмотрели на до сих пор лобзающего портрет из лежачего положения отца.
  - Неа, - махнула головой Ичиго и переступила через него.
  
  Выйдя из ванны, Ичиго потянулась и с усталым вздохом села за письменный стол: чтобы в школе учителя поменьше косились на необычный цвет её шевелюры, приходилось с особенным старанием заниматься учёбой, особенно теперь, когда она только перешла в старшую школу. К счастью, средняя и старшая школы располагались совсем рядом и репутацию не пришлось нарабатывать с нуля. Но зато её придётся подтверждать.
  - Ичиго, можешь взять своё земляничное молоко! - крикнула с первого этажа Юзу, знающая, что старшая сестра любит подгонять нейроны своим любимым, но тщательно скрываемым ото всех лакомством. Посасывающая из трубочки молоко и одновременно вытирающая еще влажные волосы девушка открыла дверь в свою комнату и... застыла на месте. Прямо на её столе стоял какой-то мужик. "Вор?! Насильник?! Похититель нижнего белья?! Звонить в полицию!!". Но она так и не стронулась с места, потому что нежданный визитёр спрыгнул со стола (точнее, изящно перенёсся на пол) и, совершенно не обращая на неё внимания, с озабоченным видом подошёл к противоположной стене.
  - Какое странное колебание астрального поля, - сказал он хорошо поставленным и безупречно ровным голосом и принялся изучать что-то на своём запястье. - Никак не могу разобрать....
  - Хэй... - слабо выдавила Ичиго, пытаясь хоть как-то привлечь внимание правонарушителя. "Может, он глухой?". - Эй, ты... Вы... - но тот даже головы не повернул. Понемногу шок проходил и она смогла немного его рассмотреть: мужчина средних лет, 28-30, среднего роста, с бледной кожей и длинными чёрными волосами и, кажется, довольно красивый... Впрочем, вся привлекательность затмевалась его нарядом: какой-то черно-белой хламидой, напоминающую старинную национальную одежду, пижонским длинным белым шарфом, уложенным в несколько рядов вокруг шеи, на голове тускло поблескивал какой-то непонятный предмет из металла в виде гармошки, через которую были пропущены пряди волос, а на поясе висела катана в чёрных лаковых ножнах. Таким образом, если внезапный посетитель и был грабителем, то очень... необычным.
  - Косплеер, что ли? - задала вопрос практически сама себе Ичиго, потому что мужчина так и продолжал, не отрываясь, следить за чем-то на своём запястье, затем застыл на несколько мгновений, пока у его уха трепетала угольно-чёрная бабочка, шагнул назад, вправо, отвернулся...
  Ичиго почувствовала, что с неё хватит.
  - Эй, ты! - Ноль внимания. - Чувак в шарфе!! - Безрезультатно. - А ну стой, тебе говорят!! - она шагнула вперёд и дернула за край рукава, ощутив какую-то непонятную покалывающую энергию, исходящую от ткани. Игнорирование сразу прекратилось: мужчина резко повернулся и уставился на неё. У Ичиго даже дух захватило на секунду от глубоких чёрных, устремленных на неё глаз.
  - Ты... видишь меня?
  - Да, вот не слепая, знаешь ли! А вот ты почему ведёшь себя как глухой?!
  Но тот уже опять стал разговаривать сам с собой:
  - Наличие смертного с большой духовной силой могло повлиять как на датчики, так и на моё восприятие. Если сделать поправку...
  - Ты, железячная башка!! - окончательно разъярилась Ичиго. Наконец-то в холодной невозмутимости незнакомца промелькнуло что-то другое: отвращение и изумление на полмгновения отразились на его лице, но так же исчезли и странный человек спокойно и уверенно произнёс:
  - Это всё галлюцинация.
  - Ага, как же! Я ничего не употребляю, чтобы они были. А вот ты, кажется, да. Ну-ка, быстро говори, кто ты такой или я вызываю полицию.
  Мужчина недовольно поджал губы, но всё-таки соизволил ответить:
  - Я ― регулятор астрального мира.
  - А?
  - Сортирую и осуществляю надлежащие ритуалы в отношении душ мертвых. Вы, смертные, иногда определяете нас как шинигами.
  Ичиго прижалась спиной к комоду. "Точно псих! Откуда ж он сбежал?". Да и чудная размалёванная накидка на "боге смерти" чем-то напоминала переделанный врачебный халат.
  - Я гарантирую, что не причиню вреда никому в этом доме, - высокомерно заявил ненормальный. - Так что, прошу не мешать мне исполнять мои обязанности.
  - Да без проблем. Только, пожалуйста, осуществляй их где-нибудь подальше, желательно в соседней префектуре.
  Но он лишь раздраженно щёлкнул пальцами и прислушался к чему-то. Ичиго невольно тоже замолчала, внезапно понимая, что все эти вопли должны были неотвратимо заставить кого-то заглянуть в её комнату, но почему-то дверь оставалась закрытой. Но за ней тоже не было тихо... Ичиго одним прыжком подскочила к двери и, распахнув её, увидела за ней окровавленную Юзу, тянущую к ней руку.
  - Ичиго... Папа... Карин!
  Девушку словно парализовало. Её мозг никак не мог переработать образ её раненной сестры и произнесённые ею слова дошли до неё гораздо позже. Папа и Карин!! За её спиной совершенно неизменившимся голосом незнакомец продолжил свои умозаключения:
  - Скорей всего, он явился сюда, почуяв мощную духовную силу. Ну что ж, тем скорее я разберусь с этой помехой и закончу свою миссию.
  Наконец ноги Ичиго начали её слушаться и только она собралась помчаться туда, где грозила опасность её родным, как что-то неосязаемое, но большое и неодолимое накинулось на неё и придавило к полу.
  - Я же сказал, не мешай мне исполнять мои обязанности, - спокойно сказал мужчина и исчез. Практически в мгновение ока он появился снаружи дома и обозрел сложившуюся ситуацию. Проблематично в плане стирания памяти всем свидетелям, но, в принципе, мелочь... Он начал извлекать меч из ножен, как вдруг сверху раздался оглушительный звон и в осколках стекла на тротуар рядом с ним приземлилась... Ичиго. Тут ему выдержка изменила и он пораженно спросил:
  - Как ты смогла разорвать демонические узы?!
  Но тут настала очередь Ичиго его игнорить, потому как открывшаяся перед ней картина полностью захватила её сознание. Посередине улицы стояло НЕЧТО: огромное в три этажа чудовище с хвостом и круглой дырой в груди, через которую просматривалось звездное небо, оскаленной зубастой мордой и руками-клешнями, в одной из которых оно держало... Карин! И, казалось, собиралось её съесть!
  - Карин!! - тут уже Ичиго не медлила ни секунды: неизвестно как, но она взлетела почти на высоту морды монстра и врезала по одному из его зубов со всей силы. Никакого существенного вреда нанесено не было, но чудовище недовольно хрюкнуло и молниеносно сшибло её с ног так, что она врезалась спиной в бордюр и была оглушена. Неспособная пошевелиться, она расширенными от ужаса глазами смотрела на то, как одна клешня летела по направлению к ней, а другая всё сильнее сдавливала сестру.
  - Смертные... - не слухом, но сознанием она уловила усталый голос незнакомца и увидела, как шмякнулась об асфальт рука чудовища, державшая Карин, и то яростно взвыло, но другая рука все-таки же неотвратимо стремилась к ней... Но внезапно между ней и верной смертью возникла преграда: преграда в тёмных объёмных одеждах. Незнакомец со свистом вдохнул, высвобождая себя от пронзивших когтей, чтобы начавший биться в яростных конвульсиях монстр не увлек его за собой, покачнулся, прошёл несколько шагов назад и сполз по забору рядом с Ичиго, которая, словно получив скрытый заряд энергии, мгновенно вскочила.
  - Что случилось?!
  - Слишком много целей для защиты, - мужчина, казалось, стал ещё бледнее. Скосив глаза, он посмотрел на рану, - задета печать-ограничитель. Но всё равно нет времени получать разрешение на её отмену. Значит - конец. Не думал, что это будет вот так... Но, по крайней мере, выполняя свой долг... - он произнес это так буднично и просто, что Ичиго возмутилась:
  - Что значит - конец?! Мы же ещё должны победить это чудище! И помочь Карин и Юзу! И узнать, что с папой! И... и... и заштопать тебя! Придумай что-нибудь! - она в страхе оглянулась на беснующегося монстра.
  Мужчина спокойно прикрыл на мгновение веки, посмотрел на неё пристально, потом - на лежащую без движения в отдалении Карин и медленно произнёс:
  - Есть один способ. Абсолютно незаконный, преступный и маловероятный. Практически невозможный.
  - Да какая разница! Давай его!
  Он поднял меч, который, несмотря на раны, продолжал крепко сжимать.
  - Это духовный меч, зампакто. Если пронзить им твоё сердце, часть моей силы как шинигами передастся тебе и есть шанс, что ты сможешь совладать с ней достаточно, чтобы расправиться с этим Пустым.
  Ичиго застыла, приковавшись взглядом к тусклой змейке хамона (прим. 4). Воткнуть себе в сердце ЭТО? Она посмотрела в глаза безумцу, но с его появлением весь этот вечер стал безумным, и, возможно, чтобы спасти свою семью, ей придётся играть по сумасшедшим правилам.
  
  Монстр наконец пришёл в себя от шока, вызванного потерей конечности. Тем более, что учуял сразу две вкусных добычи, по-видимому, совершенно беззащитных. Как только он сможет их съесть, у него не только будут силы отрастить столько рук сколько он захочет, но и, возможно, эта жгучая дыра внутри заполнится на долгое время... Он взвизгнул от предвкушения и кинулся к ним.
  
  Пальцы девушки стиснули обхватывавшую рукоять ладонь мужчины, Ичиго кинула последний взгляд на лежащую без сознания Карин, проигнорировав рвущееся к ним чудовище.
  - Давай, "шинигами"!
  
  Кучики Бъякуя почувствовал, как всю его сущность рывком выдернули из тела. Шок был настолько силён, что он на мгновение потерял сознание. Впрочем, он уже смирился с неотвратимостью скорой смерти, так что не тревожился по этому поводу. Но когда он открыл глаза, увиденное поразило даже его: посредине улицы стоял неизвестный ему шинигами с рыжими волосами, слегка шевелимыми ночным ветерком, перед ним лежал разрубленный на две половины Пустой, а выглянувшая из-за тучи луна освещала то, что сотворило это ― огромный палаш длиной два метра и шириной в половину в поднятой руке.
  
  Примечания.
  1. Японское субкультурное понятие, совмещающее одновременно очаровательно-милое, невинное и сексуальное.
   2. Японские имена могут писаться как иероглифами, таки и двумя видами японской слоговой азбуки: катаканой и хираганой. Мужские имена преимущественно иероглифичные, в женских часта хирагана. Имя Ичиго звучит как японское слово "клубничка", но записывается иероглифами, обозначающими "один" и "защита", то есть смысл "мужской". Она хочет либо совсем отказаться от расшифровки значения иероглифов своего имени, либо сменить окончание на "-ко", традиционно женское.
  3. Янки - прозвище японских хулиганов и гопников, часто красящих свои волосы в белый или рыжий цвета.
  4. Линия-рисунок на клинке катаны.
  
  Part2 - Sakura Wine
  
  Don't you remember?
  Fruit of knowledge is given by serpent.
  And the price is Death.
  
  Ичиго распахнула глаза и уставилась в потолок, не понимая, почему он, такой знакомый и родной, кажется таким чужим. И тут она вспомнила: незнакомец-монстр-меч..! Её подбросило на метр вверх и уже через пару секунд она в обалдении рассматривала огромную дыру в стене дома.
  - Ичигооо!! - раздался за её спиной приветственный вопль. Отец так яростно махал здоровой рукой, что вторая болталась на перевязи как маятник. - Ты наконец-то проснулась!!
  - Что-то случилось? - выдавила Ичиго.
  - Да, представляешь, сегодня ночью в наш дом врезалась цистерна со снотворным препаратом и мы, хотя и попадали на месте, сразу же заснули. Водитель скрылся, но его ищут...
  - Как Карин и Юзу?!
  - В больнице. Их синяки и ссадины сейчас обрабатывают, сам-то я одной рукой не могу.
  Да уж, семейной клинике Куросаки придётся приостановить практику. Ичиго покрутила головой и потёрла глаза: сколь невероятным не казалось случившееся, её вчерашняя галлюцинация, сама в этом признавшаяся, была ещё сумасбродней. Очевидно, снотворное в её случае имело какой-то побочный эффект.
  Как ни странно, она даже успела ко второму уроку: пропускать занятия в преддверии экзаменов не хотелось. И разумеется, все одноклассники, встревоженные разлетевшимися по Каракуре слухами, накинулись на неё как гарпии.
  - Ичиго!! - налетел ещё в коридоре классный шут Кейго. - Ты жива, моя дражайшая подруга???!!!111
  - Да, вот представь себе. А теперь отлипни от меня.
  - Да, Асано-кун, ты заставляешь Куросаки-сан чувствовать себя неловко. А ведь она наверняка ещё в стрессе от случившегося, - согласно кивнул его ближайший друг Коджима.
  - Мидзуиро, почему ты обращаешься ко мне так официально?! Ты на меня разозлился?! За что?!?!11
  - Что вы такое говорите, Асано-кун?
  - Мидзуиро!1!1
  Но стоило только Ичиго отделаться от них, как в классе на неё обрушилась новая волна вопросов и волнений.
  - Ичиго!! - схватила её в свои медвежьи объятия Чизуру Хоншо. - Я так волновалась за тебя! Думала, что больше никогда тебя не увижу!
  - Я ценю твои добрые намерения, но, думаешь, я не знаю, что ты пользуешься ситуацией? Ну-ка, быстро руки убери. - Но Чизуру лишь продолжала прижиматься, одновременно устремляя свои пальцы в стратегические места. Ичиго потребовалось немало сил, чтобы прекратить это квази-лейсбийское шоу.
  - Ичиго, ваш дом застрахован? - поинтересовалось Рё Куниеда, высокая и строгая девушка с видом "отличницы".
  - И-и-ичиго-чан, ты точно не ранена? - робко спросила спрятавшаяся за её спиной Мичиру.
  - Если что и ранено - то это мой мозг, - бухнувшись за свой стол, Ичиго обхватила голову руками.
  - Ичиго... - прогудел озабоченный низкий голос.
  - Osu, Чад, - она подняла вялую кисть, которой осторожно коснулся загорелый кучерявый гигант в гавайской рубашке под школьным пиджаком, сымитировав таким образом "дай пять". - Я в порядке. Но как будто с похмелья...
  - О, Ичиго, может, ты придёшь сегодня ко мне домой и я приготовлю тебе замечательнейшее средство от похмелья? Как говорится, клин клином вышибают, - умильно проговорила мигом подскочившая Чизуру. Но Ичиго даже не потребовалось шикать на неё, потому что Рё утащила подругу прочь, поскольку звонок уже прозвенел.
  - Куросаки-сан, - раздался тихий робкий голос соседа Ичиго, сидевшего наискосок у окна. - Ты действительно себя хорошо чувствуешь? Может, тебе лучше пойти в комнату медсестры?
  - Всё нормально, Иноуэ, - махнула она рукой. - Спасибо за заботу.
  Парень залился румянцем и отвернулся, а Ичиго опять уставилась на крышку парты. Она никогда не думала, что галлюцинации могут быть такими реальными... Она могла легко вызвать в памяти, как острие меча вспарывало ей кожу, прорезало мышцы и входило в сердце, и вспыхнувшую за этим как газовый факел силу, сжигавшую всю её белым пламенем, и рукоятку, такую тяжелую и одновременно родную, в руке... Да, такое только от ЛСД и привидится.
  А тем временем директор школы делал объявление перед классом, на которое ей, откровенно говоря, было наплевать. Бла-бла-бла учитель классической литературы вынужден срочно уехать по семейным обстоятельствам бла-бла-бла вот временная замена бла-бла-бла пожалуйста, покажите себя достойными учащимися бла-бла-бла. Тут, наконец, Ичиго соблаговолила поднять глаза на нового учителя, уже вызвавшего тихую бурю у учеников. И окаменела.
  - Здравствуйте, меня зовут Кучики Бъякуя, я буду временно замещать учителя классической литературы. Надеюсь, от нашего краткого сотрудничества у вас останутся самые благоприятные впечатления, - и он церемонно поклонился.
  "Какой красавчик!!!".
  "Настоящая модель!!".
  "Как будто один из джоннисов!".
  "Нет, он слишком хорош для джоннисов. Какой благородный вид..."
  "И бледная кожа - как будто он ни разу не выходил на солнце!".
  "А имя... Бъякуя! Я умираю!".
  "Но разве учителям дозволяется иметь длинные волосы?".
  "Может, он из аристократической семьи, и это их традиционная причёска из поколения в поколение?".
  "Да будь хоть кем - если такой красавчик будет нас учить, японский станет моим любимым предметом!".
  Сидевшая посреди этого моря восторгов охреневшая Ичиго взирала на свою ожившую галлюцинацию. "Может, я всё ещё сплю? Ущипнуть себя, что ли? Или проорать что-нибудь нецензурное ― раньше всегда помогало...". Но тут уже знакомые чёрные глаза поймали её взгляд и сверкнули так красноречиво, что Ичиго поперхнулась. "Сделай что-нибудь и тебе конец". Она попыталась спрятаться за спинами сидевших впереди, но с её ростом получалось плохо. А новый учитель тем временем уже начал урок.
  - Для сегодняшнего занятия мне понадобится наглядный материал, а чтобы принести его, нужна будет помощь дежурного по классу. Нет-нет, - пресек он попытку президента класса Куниеды назвать имя сегодняшнего дежурного. - Для своих занятий я предпочитаю назначать их сам. Итак, сегодня 19 июня, 19 плюс 6 равно 25, делим на 2, будет 12 с половиной, значит, 17, отнимаем 10, получается... Куросаки Ичиго. Куросаки-кун, пожалуйста, пройдёмте со мной в комнату для хранения учебных материалов.
  Ичиго выползала из-за парты так, как будто её приклеили. Все девчонки в классе обдавали её завистливыми взглядами, а ей ничего не хотелось так сильно, как оказаться где-нибудь подальше. А... ЭТОТ! даже дверь учтиво распахнул!!
  - Куросаки-кун?
  
  Ичиго шла по школьному коридору, краем глаза ошарашенно разглядывая своего новоиспеченного учителя, сменившего "самурайское" облачение на элегантный темно-серый костюм-тройку и... шёлковый платок вместо галстука! Исчезли катаны и металлические штуковины на голове, но волосы цвета вороного крыла всё так же падали на плечи, что и вызвало такой переполох у девчонок в классе.
  - Это... ххрм... - наконец решилась Ичиго. - Что происходит?
  - О чём вы говорите, Куросаки-кун? - последовал преувеличенно радостный ответ. - Мы идём за учебным материалом! Как только мы зайдём в помещение для их хранения, вы получите все необходимые разъяснения!
  - Ну ладно... - с шипением согласилась подождать Ичиго и, как только за ними захлопнулась дверь в хранилище, взяла быка за рога. - Давай, колись!
  - Прежде всего, - невозмутимо начала воплощенная галлюцинация, - я - твой учитель, пускай и временно, к тому же - намного старше, так что, будь добра, обращайся ко мне "сенсей".
  И он принялся разыскивать нужные картинки и таблицы в то время как Ичиго аж кипела от злости.
  - Да ты что! И что же ты такого закончил? Тодай?! Васэда?! - Мужчина уже и не пытался скрыть холодного раздражения, да и её мучили гораздо более интересные вопросы, чтобы препираться на тему почтительного обращения. - Так, во-первых: всё, что вчера было - правда?
  - Смотря что ты имеешь в виду. Если огромное сверхъестественное существо, напавшее на твою семью - то да. Если невесть откуда взявшийся грузовик - то нет.
  - А как ты это сделал? Заставил всех забыть, что произошло?
  Было видно, как его коробит "тыканье", но Бъякуя решил пока закрыть на это глаза:
  - Если бы все жертвы Пустых или свидетели помнили о нападениях, вряд ли бы получилось сохранить их существование в секрете. Так что мы используем специальные техники, чтобы сфабриковать новые воспоминания.
  - Пустые - что это такое?
  - Существует две основные разновидности блуждающих душ: условно говоря, "положительные" и "негативные". Первые - это просто призраки, привязанные к земле и не перешедшие в мир духов - их мы отправляем по назначению. А вот вторые - бывшие "положительные", чьё сердце изъедено тоской, злобой, ненавистью - они теряют самоконтроль и начинают охотиться на другие души и людей, обладающих большей духовной силой. Чем больше сила - тем вкуснее.
  - Значит... это всё правда? Про шинигами и прочее?
  - Я никогда не лгу, - с достоинством сказал Бъякуя. Ошарашенная Ичиго села на подоконник, пытаясь привести свои мысли в порядок.
  - Так, подожди, они едят тех, у кого большая духовная сила? Например... тех, кто видит призраков?
  - Да, возможно, как вариант. Твоя сестра может видеть призраков?
  - Она их слышит... - потрясенно пробормотала Ичиго. - Он пришёл за мной и заодно решил съесть её... Если бы не я...
  - Успокойся. Не ваша семья, так он напал бы на кого-нибудь другого. Вам просто не повезло. Но всё закончилось хорошо.
  - Дааа... Но если всё закончилось и даже хорошо, то что здесь делаешь ты?!
  - Как что? Положение учителя наиболее удобно для наблюдения и контроля.
  - За чем? - непонимающе подняла на него глаза Ичиго.
  - За тобой. Как ты будешь выполнять обязанности шинигами.
  - Не поняла. Шинигами - это вроде бы ты, а я - человек.
  - Если бы. Тот обряд имел своей целью передать тебе только часть моей силы, но каким-то образом... - он вздохнул и даже, как показалась Ичиго, на секунду потерял выдержку, - ты получила всю мою силу, которую я, соответственно, потерял.
  - Сочувствую, но причём здесь я? Сила твоя, вот и разбирайся с ней сам.
  - То, что я сделал ради спасения тебя и твоей семьи, - на эти слова пришелся особый нажим, - является подлинным преступлением и я бы давно вернулся, чтобы понести заслуженное наказание, но это неизбежно навлечёт позор на мой род, что абсолютно недопустимо. Потеря же мной силы вызовет практически неприкрытое осмеяние - поэтому, пока моя сила не восстановится (это займёт несколько недель), я буду вынужден оставаться в мире людей. А чтобы моё отсутствие не вызвало подозрений и сюда не прислали дополнительные силы, все появляющиеся Пустые в районе должны уничтожаться, в коем деле я и рассчитываю на тебя.
  - Значит... это всё из-за того, что ты нам помог?
  - Именно, - с полускрываемым удовлетворением кивнул Бъякуя.
  - Чёрт... - врожденная справедливость не позволила Ичиго послать его куда подальше. - Чёрт! Ну ладно, - она стремительно вскочила на ноги, - я согласна. Если это не затянется слишком надолго...
  - Вот и отлично. А теперь подойди и возьми вот это, это и это...
  Пока Ичиго уныло дожидалась, когда "сенсей" сгрузит на неё все требуемые бумажки, ей пришла в голову одна мысль. Долго не раздумывая, она потыкала пальцем его локоть, который Бъякуя сразу же с отвращением отдёрнул, и не ощутила того самого покалывания.
  - А почему тебя все видят, вроде как не должны? И вообще - ты на человека похож.
  - Это гигай. Искусственное тело, в которое мы вселяемся, если требуется взаимодействие со смертными. Неудобно, как и любой материальный объект, но является суровой необходимостью.
  Ичиго фыркнула.
  - Ну а как тебя вообще зовут? Имя, которое назвал директор, - настоящее?
  - Я не имею привычки представляться фальшивыми именами, - прозвучало гордое заявление. - Кучики Бъякуя, капитан шестого отряда Сейрейтей, из дома Кучики.
  - Оххххренеть! Бъя-ку-я! Ой, я не могу...
  В класс они вернулись ещё до того как возникли какие-то ненужные подозрения. Ичиго скинула на учительский стол всё принесенное и прошествовала на своё место, а Бъякуя, незаметно для присутствующих, упражнял самоконтроль.
  - Сегодня мы изучим одно из примечательнейших произведений, входящих в "Манъёсю"...
  
  По окончании занятий Ичиго попыталась смыться побыстрее и понезаметнее: и от не в меру внимательных одноклассников, и от "аристократа" Кучики. Хотя она формально и согласилась "замещать" его до восстановления силы, сейчас чем дальше он был - тем лучше. Прижимаясь к заборам и хоронясь за телефонными столбами и мусорными баками, она спокойно вздохнула, только захлопнув за собой дверь с табличкой "Просим прощения, но доктор Куросаки в данный момент не ведёт приём. Дата открытия будет объявлена в дальнейшем".
  - Юзу! Карин! Вы уже вернулись?!
  - Ичиго! - появились на верхней площадке лестницы двойняшки и помчались с грохотом вниз. Юзу была обмотана пластырем как мумия, Карин же расцветили в крапинку синяки, а на левом предплечье красовалась шина. - Ты в порядке?! Папа сказал, что ты совсем не пострадала, это правда?!
  У Ичиго против воли на глаза набежали слезы и она обняла сестёр, упав на колени.
  - Простите меня! Простите... - перепуганные девочки не знали, что и подумать.
  - Ичиго, ты что? С тобой всё хорошо? Тебе больно?
  - Нет-нет, - она наконец взяла себя в руки и поспешно растёрла слёзы по щекам. - Просто растерялась, когда увидела вас... таких... Карин, с тобой точно всё нормально? Что сказал доктор? Когда ты сможешь играть в футбол?
  - Уже через месяц, это всего лишь трещина, а шина - на всякий случай. Плохо, конечно, что пропущу тренировки. Но следующий тур чемпионата только осенью, так что всё успею.
  - Ичиго, ты кушать не хочешь? - заботливо заглянула ей в глаза Юзу.
  - Нет, то есть, да, Подождите, переоденусь только.
  В своей комнате Ичиго закрыла лицо руками и начала глубоко дышать, чтобы окончательно прийти в себя. Да, она потеряла самообладание от чувства вины, но это только её проблемы. Нечего пугать девчонок: им и так досталось...
  - Ичиго, тебе гамбургер или омурайсу?
  - Как хочешь, Юзу! - кажется, голос не дрожит, хорошо...
  - Ты и твои сёстры всегда так громко кричите дома? Совершенно неподобающее поведение для молодых девушек. Впрочем, это относится только к приличным домам...
  Челюсть Ичиго никак не хотела возвращаться на место, да и всё остальное тоже отказывалось повиноваться её воле. Наверное потому, что мозг был перегружен зрелищем Бъякуи, вылезающего из её родного шкафа. Пиджак и жилетку он снял, шёлковый платок тоже, и теперь озирался с почти хозяйским видом:
  - Шкаф, по счастью, достаточно просторен и непредсказуемо чист...
  - Что... что ты здесь делаешь? - прохрипела Ичиго.
  - Как что? Одного присутствия в школе недостаточно: что если Пустой активизируется, когда ты будешь дома? Разумеется, я должен обеспечивать постоянный контроль.
  - И для этого ты собираешься, что, жить в моём шкафу? - неверяще переспросила хозяйка комнаты.
  - Разумеется, это совершенно немыслимо... Но другого выхода я не вижу, так что придётся пойти на жертвы.
  Девушка издала приглушенный булькающий звук.
  - Ты, что, совсем с катушек съехал?!
  - Тише, если бы подобные вопли не были здесь обыденностью, соседи бы уже вызывали полицию.
  - И правильно бы сделали! Извращенец!!
  Бъякуя поднял бровь, а затем холодно усмехнулся, тем самым окончательно выведя Ичиго из себя.
  - Я уже предоставил гарантии безопасности тебе и твоей семье, а моё слово ценится весьма высоко. Кроме того, посягнуть на тебя в каком-либо смысле мне бы и в голову не пришло.
  Это стало последней каплей. Ичиго ударила кулаком в стену так, что немного заходила ходуном мебель, и яростно зашипела:
  - Слушай, ты, даже если я и согласилась уничтожать Пустых или каких там, пока ты не сможешь вернуть себе свою силу, это не значит, что я хочу видеть твою физиономию хоть на секунду больше необходимого, а тем более, у себя дома!! Если тебе требуется торчать здесь поблизости, можешь поселиться в мусорном баке у ворот!
  Но вся её тирада пошла впустую: уже на середине Бъякуя уделил всё внимание сотовому телефону, а как только она перевела дух после её завершения, так внезапно ударил её в грудь раскрытой ладонью, что Ичиго даже не успела удивиться, а так и осталась стоять в полном облачении шинигами, пока её материальное воплощение падало назад. Бъякуя стремительно подхватил бессознательное тело, осторожно разместил его на кровати, схватил Ичиго за запястье и вытащил её на крышу. Всё произошло так молниеносно, что она не успела опомниться. Только через пару секунд она начала осознавать своё новое состояние: тело ощущалось практически так же, но какая-то дополнительная сила словно текла вместе с кровью, лимфой, передавалась с каждым сигналом нейронов. Одежда ощущалась отдельно, но словно следовала её воле: белая нижняя рубашка и чёрные хакама с рубахой из плотной чёрной ткани оказались на удивление комфортными и не стесняющими движений, как и соломенные сандалии. Через грудь бежала красная цепочка из сплетённых кожаных звеньев, на которой на спине был подвешен меч. Пальцы Ичиго непроизвольно сжались, желая снова ощутить его в своей ладони. Но тут Бъякуя прервал её краткий момент самоосознания:
  - Теперь ты шинигами и должна его чувствовать.
  И вправду, где-то на периферии сознания зашевелился какой-то червячок, неудобный, неправильный. Которого нужно было как можно скорее устранить... Ичиго, почти не отдавая себе отчёта, развернулась в нужном направлении и гигантским прыжком перелетела на соседнюю крышу, оставив Бъякую позади
  Неприятное ощущение привело её к районному парку, где, как она помнила, последнее время слонялся призрак маленького мальчика, разбившего голову на качелях. Ещё за воротами она услышала его жалобные крики: огромный Пустой словно играл с призраком ребёнка, позволяя ему сначала безуспешно прятаться между лесенок и качелей детской площадки, а потом заставляя бросаться из стороны в сторону. У Ичиго даже не было времени подумать, та самая дополнительная сила прекрасно знала что делать и руководила ею. Рука сама собой потянулась за спину и высвободила из перевязи меч, как и ноги, сами мигом покрывшие расстояние до Пустого.
  Одного удара оказалось достаточно, чтобы почти напополам разрубить пожирателя душ. Но, против ожидания, тот не упал замертво, а начал в бешенстве кататься по песку. Ичиго заслонила собой испуганно хнычущее привидение и выставила вперед меч. Сейчас она могла полагаться только на него...
  - Руби маску, - абсолютно спокойным тоном дал сверху совет стоявший на одном из ветвей дерева Бъякуя. - Это же не материальное, а духовное существо. Только так он сможет опять встретиться с реальным миром и с самим собой.
  Смысла его слов Ичиго не поняла, но, тем не менее, им последовала: как только Пустой повернулся, она одним махом рассекла его оскаленную физиономию. Только что яростно метавшаяся махина замерла и упала ничком на землю, а затем медленно растаяла в воздухе. Словно нежный ветерок коснулся её щеки - почти неслышное "Спасибо" долетело до застывшей в изумлении девушки.
  Спрыгнувший с дерева Бъякуя прошествовал мимо неё к дрожащему призраку.
  - В следующий раз помощь может и не придти. Что бы не держало тебя здесь, не слишком ли велика угроза?
  Мальчик поднял голову и несмело кивнул.
  - Вторая часть работы, - кивнул Бъякуя Ичиго. И опять она знала, что нужно делать: теперь меч повлек её вперёд. Привидение выпрямилось, вытерло глаза, ещё раз шмыгнуло напоследок и взглянуло на своё отражение в огромном клинке, зачарованно протянуло руку, чтобы коснуться... и растворилось. До Ичиго донеслось ещё одно еле различимое "Спасибо".
  - Это может быть весьма обременительной и хлопотной работой... но благодарной, - куда-то в пустоту изрёк Бъякуя. Ичиго недовольно покосилась на него, но промолчала, сказав лишь, после того как закинула меч на плечи:
  - Юзу уже, наверное, все приготовила. Страсть как есть хочу.
  
  Part3 - Tanabata Sake
  
  Since my first breath
  I've been searching for It -
  A love to capture my heart
  
  Иноуэ Кенгъю поймал выскользнувшую из мокрых рук кружку и облегчённо вздохнул. Постоянно преследовавшая его неуклюжесть в последнее время как-то обострилась, вчера он чуть не свалил себе на голову тяжёлую вазу, а эта кружка ― она была особенной...
  Кенгъю закрутил кран, вытер руки и глянул на часы: ещё полтора часа до назначенного времени у доктора Сато, вполне можно позаниматься... Способности к учебе у него были небольшие, так что приходилось брать усидчивостью и терпением, хорошо хоть память была хорошая. Но в своем стремлении не отличаться от остальных он часто перебарщивал, и его фамилия появлялась в списке получивших лучшие результаты, что его невероятно смущало.
  
  - Кенгъю, - мягким голосом спросил доктор Сато после того, как обычный осмотр был завершен, - как ты себя чувствуешь? У тебя всё хорошо в школе? С друзьями? Не чувствуешь себя одиноко дома?
  Внимательно изучив махи и кивки головой, врач открыл медицинскую карту:
  - Ну что ж, все показатели улучшаются, признаков регресса нет, ты ведь пьёшь витамины?
  - Да, сенсей.
  - И занимаешься спортом?
  - Да, на лечебную гимнастику два раза в неделю. Сенсей, а может...
  - Кенгъю... - доктор отложил карту и наклонился к юноше. - Я понимаю, что тебе бы хотелось заниматься боевыми искусствами, как и всем мальчишкам в твоём возрасте, тем более, вместе с друзьями. Но сейчас лучше подождать немного, чтобы не навредить. Уверяю тебя, есть все шансы, что к двадцати годам ты сможешь жить как все здоровые люди, без всяких ограничений.
  - Спасибо, сенсей...
  - Кенгъю... Подумай, пожалуйста, ещё раз над моим предложением. Мы с женой будем счастливы принять тебя, она очень волнуется, зная, что ты живёшь один.
  - Сенсей, - поднял мальчик на него светло-карие глаза. - Я вам очень благодарен за всё и не хотел бы обременять вас ещё больше...
  - Не думай об этом, это не обязанность для меня, я просто не хочу, чтобы ты возвращался в пустой дом.
  - Но меня там ждут. Сораэ-нее-сан. Мы жили там много лет и мне до сих пор кажется, что я слышу её голос, её шаги... Это глупо, я знаю, но дом для меня там, и я не могу её бросить.
  - Кенгъю, я всё понимаю, но прошло уже три года. Когда-нибудь тебе придётся её отпустить и жить своей жизнью. Меня беспокоит даже не твоя безопасность, а то, что ты до сих пор никогда не жил в настоящем доме, не видел настоящей семьи. Рано или поздно ты встретишь девушку, с которой захочешь жить вместе, я боюсь, что ты просто не будешь знать как и что делать и поранишь и себя и её.
  - Хорошо, сенсей, я подумаю.
  
  После ухода племянника Сато долго не мог сосредоточиться на другой истории болезни. Он не мог перестать переживать за его судьбу, мучимый чувством вины за то, что столько лет закрывал глаза на происходящее в доме брата. До сих пор у него перед глазами стояла Сораэ с решительно сжатыми губами, бережно прижимающая к груди наконец-то спокойно спящего брата.
  - Нет, дядя, никому я его не отдам.
  - Сораэ-чан, ты даже не представляешь, как это сложно - в одиночку растить ребёнка...
  - Сложнее, чем было там, не будет. Я его вырастила, я заботилась о нём с рождения. Я ему больше мать, чем эта... Дядя. Он ― единственное, что у меня есть, как я могу его отдать?..
  И последующие девять лет она ни разу не принимала от него существенную помощь, только попросила официально оформить опеку над Кенгъю, потому что ей, несовершеннолетней, мальчика бы, конечно, не отдали. Сато надеялся, что когда мальчик вырастет, Сораэ наконец сможет задуматься о себе и своей жизни, но их маленькая семья в одно мгновение была разрушена автомобильной аварией. И теперь уже Кенгъю упорно держится за память о сестре...
  
  Кенгъю в задумчивости стоял на остановке, поджидая автобус. Он много раз отказывался от предложений переехать к доктору, но последний использованный тем аргумент заставил его поколебаться. Потому что девушка, об общем доме с которой он иногда осмеливался мечтать в самых безумных фантазиях, была. Куросаки Ичиго.
  Он видел её издалека ещё в средней школе, где иногда украдкой наблюдал за занятиями их класса на спортивной площадке, а когда вошёл в класс в первый день учёбы в старшей и увидел её, то внутри всё перевернулось. Ежедневная близость к объекту воздыханий пробуждала в нём надежды, отметаемые раньше: что, может быть, она заметит его... Но Ичиго, хотя и не игнорировала его, но никак не выделяла. Из-за робости он даже не мог влиться в круг её приятелей и подружек, так что оставалось то же самое наблюдение издалека, утешение безответно влюбленного. По крайней мере, ни с кем другим она, погруженная в учёбу, не встречалась.
  
  Ичиго с кислым видом направлялась в школьную библиотеку, когда её окликнула Арисава Тацки.
  - Ичиго, когда ты наконец появишься в секции карате?
   Та с неудовольствием посмотрела на свою подругу детства. С Тацки они были почти неразлучны с четырёхлетнего возраста, "две хулиганки", как их прозвали соседи, проказами донимали всю улицу, а когда выросли, сами стали грозой хулиганов. В этом году Тацки оказалась в другом классе и в школе они пересекались нечасто.
  - Тебе, что, тренер премию пообещал, если ты меня притащишь? - настроение у Ичиго было так себе. Прошлый вечер пришлось охотиться на двух Пустых, выслушивая ехидные замечания Бъякуи, потом эскортировать его контрабандой в ванную (в общественных банях он мыться отказывался), ещё и с утра на пути в школу попался Пустой, так она чуть не опоздала. В общем, причин радоваться жизни не особо так.
  - Если бы мне были обещаны материальные выгоды, то я бы тебя уже связанной притащила. А так мне просто больно наблюдать, как пропадает твой талант, и тренеру тоже. Поэтому он мне весь мозг и выел.
  - Скажи ему тогда, что я от тебя сбежала и спряталась.
  - Нет, ну Ичиго, почему ты не хочешь? У тебя же замечательный потенциал...
  - Потому что не хочу. Неинтересно и вообще, учёба много времени отнимает, да и дома сейчас кавардак. Так что хватит с меня и одного кендо.
  - Ну как знаешь. Как вообще жизнь?
  Ичиго взглянула на подругу, ощутила острое желание рассказать хоть кому-то об окружающем её сумасшедшем доме, но...
  - Да нормально всё.
  
  Дописав домашнее задание в библиотеке, Ичиго вспомнила, что действительно давно не была в секции кендо, где она появлялась время от времени и которую предпочла, потому что тренер не давил так сильно на учеников и не требовал ежедневно являться на тренировки. Да и сам спорт она любила, но только как времяпровождение и претендовать на участие в межшкольном чемпионате, в отличие от Тацки, не собиралась.
  - О, Куросаки-кун, - окликнул её, проходившую через додзё по направлению к раздевалкам, как всегда сидящий в уголке Моримото-сенсей, - давно ты не заглядывала.
  - Ага, сенсей, времени мало.
  - Вряд ли для тебя сейчас найдётся партнёр по спаррингу.
  - Ну тогда просто упражнения отработаю.
  Когда она вернулась в зал и стала неспешно без чужой помощи надевать снаряжение, тренер наблюдал за ней с созерцательной улыбкой. Причина его послаблений Куросаки лежала вовсе не в пренебрежении её способностями, наоборот, он никогда не видел такого таланта, и порой ему затмевала глаза мечта о финале межшкольного чемпионата, а потом и всей страны... но будучи опытным наставником, он чётко понимал, что ничего не выйдет: Ичиго имела все физические данные, чтобы подняться на вершину, но в ней не было стремления сражаться, желания подняться на пьедестал, стать первой, она не видела своих партнеров по поединкам как противников. А без этого всё бесполезно.
  Ичиго прикрыла веки, сосредотачиваясь, и положила руки на рукоятку синая. Сколько раз она наносила им удары и отрабатывала техники, но тут он внезапно показался ей чужим: слишком лёгким, слишком маленьким... Она помотала головой, чтобы развеять мысленный образ своего зампакто, и подняла руки...
  Известный своим спокойствием Моримото привстал с открытым от удивления ртом. Он всегда с удовольствием, хотя и не без затаенной грусти, наблюдал за тренировками Ичиго: так много взрывной энергии содержали её движения, что мирная атмосфера додзё словно электризовалась, но сейчас он видел совершенно другое. Словно птица, устремлённая за добычей, девушка двигалась так элегантно и стремительно, что последовательность ударов превращалась в танец. Моримото видел нечто похожее только у высочайших мастеров фехтования...
  Всё длилось всего лишь полминуты, а потом Ичиго остановилась и опустила руки, сама понимая, что произошло нечто невероятное. Тренер прочистил горло:
  - Куросаки-кун, что-то произошло?
  Она потерянно взглянула на него:
  - Много чего, сенсей...
  
  Кенгъю продолжал размышлять над словами сенсея, возвращаясь с рынка, где закупался продуктами для дружеского ужина с Тацки. Продавцы и домохозяйки всегда относились к нему с большим радушием и делали скидки или пропускали вперёд в очередях. Готовить он любил и старался освободить сестру от этой обязанности как только подрос достаточно.
  Он заметил выделяющиеся волосы Ичиго (замечать которые его глаз был натренирован) издалека и, разумеется, не мог удержаться, чтобы не подстроить встречу, перейдя на другую сторону дороги. Тут он понял, что она была не одна, а вместе с новым учителем Кучики-сенсеем, с которым энергично пререкалась.
  - В следующий раз можно не бить так сильно? - Ичиго растирала синяк на груди. - Я знаю, что тебе нужно всего лишь приложить медальон к коже, чтобы я превратилась в шинигами.
  - Так быстрее, - хладнокровно ответил Бъякуя.
  - Рррр... - уже не в первый раз он выводил Ичиго из себя так, что она не могла найти слов для ответа.
  - Куросаки-сан, Кучики-сенсей... - растерянно обратился к ним Кенгъю, не понимая, в каких отношениях они находились: общались они совершенно не как учитель и ученица.
  - О, Иноуэ-кун, ходил за покупками? - Бъякуя заметил нагруженный пакет с торчащим зелёным луком в его руке.
  - А, да... А почему вы вместе идёте из школы? - Кенгъю был слишком наивен и взволнован, чтобы выяснить ответ на столь интересующий его вопрос обходным путём.
  - Эээ...
  - Просто мы с Куросаки-кун живем неподалеку друг от друга, так что мне часто приходится вспоминать о своём учительском долге, чтобы помочь ей.
  - Грррр!
  - А... да, разумеется, - растерянно кивнул Кенгъю. Парочка уже прошла мимо него, когда Ичиго внезапно обернулась.
  - Иноуэ, а что у тебя с ногой?
  Кенгъю глянул вниз, туда, где на голени расплывался огромный странного вида синяк.
  - А, ааа, это меня машина сегодня чуть не сбила. Но он не болит совсем, ничуть.
  - Ну ты поосторожней тогда. Пока.
  "Куросаки-сан обратила на меня внимание! Более того, она озаботилась моим здоровьем!". Внезапная радость так накрыла Кенгъю, что он совсем не заметил, как Бъякуя задержал пристальный взгляд на его ноге и его брови чуть сдвинулись. Однако, подумал Кенгъю, провожая взглядом высокую девушку, небрежно закинувшую сумку за спину, и мужчину с гордой осанкой, продолжавших уже неслышимый им разговор, он был бы гораздо счастливее, если бы мог так же непринужденно общаться с ней.
  
  Но всё равно, домой он вернулся в приподнятом настроении. Раскладывая покупки, он привычно стал рассказывать Сораэ, как прошёл его день.
  - Представляешь, Куросаки-сан сегодня заговорила со мной! И беспокоилась обо мне! Всё было так быстро, что я даже не успел разволноваться и опозориться... Как бы я хотел говорить с ней так же легко и каждый день как Асано-кун или Ясутора-кун... У неё же очень лёгкий характер, она со всеми дружит, почему же у меня не получается... А ещё, онее-сан, Сато-сенсей сегодня опять предложил мне переехать к нему. Раньше я боялся оставить тебя одну, но теперь... ты ведь всегда будешь со мной, правда?.. - и мальчик с ласковой улыбкой прикрыл створки поминального алтаря, в котором стояла фотография красивой молодой женщины.
  
  - Я до сих пор не понимаю, что ты в ней нашёл, - Тацки выудила из чаши персик и смачно вгрызлась в него. - У всех свои вкусы, конечно, но Ичиго...
  Вдохновенно что-то стругающий на кухонном столе Кенгъю с жаром отозвался:
  - Она такая... такая... правильная!
  Тацки чуть не подавилась персиком.
  - Ээээ, мы о том же человеке говорим? Куросаки Ичиго? Которую боятся даже старшеклассники во всём городе?
  - Я совсем не о том говорю. Да, она может вступить в драку, но это всегда, чтобы защитить кого-то. Она никогда не остается в стороне при несправедливости и не боится сказать, если что-то неправильно.
   - Если не учитывать романтические "розовые очки", то в общих чертах ты прав, - вынуждена была признать Тацки. - Хотя иногда она просто любит подраться.
  - А ещё... - Кенгъю наконец присел к столу с миской салата в руках и с придыханием произнёс. - У неё такие глаза... прямые и открытые. Когда я в первый раз в них посмотрел, случайно, конечно, мне показалось, что они достают до самого сердца...
  Тацки фаталистически смирилась с любовной невменяемостью своего друга и заглянула в салат.
  - Так, что тут у тебя... Креветки, дайкон, ты бы хотя бы его порезал, морковка... ну это ладно, крекеры? Йогурт?!
  - Ой, ты не хочешь? По-моему, вкусно получилось...
  Тацки решила рискнуть: блюда, приготовленные Кенгъю, всегда состояли из несочетаемых компонентов и выглядели неаппетитно, но, как правило, оказывались вполне съедобными. Так же было и на этот раз. Тацки облизала ложку и задумалась.
  Будучи с детства знакома с Ичиго, она, по идее, могла ему что-нибудь подсказать, но её подруга была особенным случаем и ничего в голову не шло. А помочь Кенгъю хотелось: привычка выручать его из трудных ситуаций зародилась ещё со средней школы, когда скромного, тихого мальчика то и дело задирали классные хулиганы. Тогда ещё он заикался и постоянно что-то ронял, из-за чего и казался лёгкой добычей для малолетних придурков. Тацки была одарена таким же чувством справедливости как и Ичиго, хотя и маскировала его подростковым цинизмом, и несколько раз вмешивалась, чтобы прекратить отвратительные сцены. Тогда она и заметила отличие Иноуэ от всех остальных типичных жертв: несмотря на свой жалкий вид и неспособность защитить себя, он никогда не плакал и никогда не унижался, как бы жестоко над ними не издевались. Даже когда искромсали чудесного каштанового цвета волосы, иметь подобные которым мечтает почти каждая японская девушка. А потом она случайно подслушала разговор в учительской о его семейной ситуации... и окончательно взяла под опеку, которая в дальнейшем переродилась в настоящую дружбу.
  
  - Ичиго, с тобой точно всё хорошо?
  - Да, Юзу, да.
  - Но ты никогда столько не ела... Может быть, у тебя период роста?
  - Думаешь, она достигнет размеров слона? Скорее, парень, который ей нравится, не захотел с ней встречаться, и сейчас она заедает депрессию. Осторожно, Ичиго, а то тебя разнесёт как дирижабль.
  - Закрой рот, Карин. Юзу... эээ... со мной всё в порядке, честно, просто я очень голодная.
  - Ну ладно... - и девочка недоверчиво протянула сестре поднос с едой, с которым Ичиго и поднялась в свою комнату, кляня про себя получателя всей той снеди. Каковой в данный момент сидел на полу и работал над планами к завтрашним занятиям. Стук, с которым поднос встретился с полом, ясно выражал её недовольство. Бъякуя и ухом не повёл. Тогда она встала над ним со сложенными на груди руками.
  - Ты же получаешь зарплату, тогда какого чёрта не ужинаешь в кафе или не покупаешь еду в супермаркетах?!
  - Ты предлагаешь мне есть эту отвратительную вульгарную пищу, полную химикатов? По крайней мере, у твоей сестры получается на удивление классически приготовленный рис...
  Ичиго прищурилась, подошла к шкафу, засунула руку под стопку одеял, на которых спал Бъякуя, и выудила недоеденную шоколадку.
  - Понятия не имею, как это там оказалось. Может, твой отец?.. - не моргнув, ответил тот.
   Ичиго закатила глаза, сунула в рот шоколад и упала на свою кровать. Мало того, что ей пришлось пережить весьма неприятную сцену, попросив установить на двери в свою комнату замок ("Масакииии! Наша дочка совсем-совсем взрослая!! Теперь она боится, что я случайно увижу её без одежды!"), так теперь она ещё и должна обеспечивать своего постояльца питанием по его вкусу. Мало ей других сложностей... Она повернулась на бок и задала вопрос:
  - А куда попадают Пустые и прочие души, которые мы отправляем?
  - В Soul Society, - ответил Бъякуя, не отрывая глаз от сборника поэзии.
  - А по-японски можно?
  - Общество Душ.
  - И там живут души всех умерших?
  Мужчина вздохнул и положил книгу.
  - Эту информацию тебе лучше не знать.
  - Почему это?
  - Это же сведения о загробной жизни. Знать о том, что ждёт тебя после смерти - не самая лучшая идея.
  Ичиго выглядела неубеждённой. Бъякуя прикинул, сколько душевных сил может вытянуть у него спор с ней, и сдался заранее.
  - Общество душ - это не отдельный мир и вообще не место. Это общий сон, который снится душам людей, не живущих в данное конкретное время. Когда души переходят туда, они словно растворяются в эфире и включаются в общий поток сознания, пока не переродятся в материальном мире заново.
  - Ммм, значит, это такой отстойник для мертвецов?
  - Soul Society - необходимый инструмент для поддержания баланса во Вселенной! - иногда Бъякуя просто поражался тому, как легко у неё получалось почти вывести его из себя. - Оно находится в сложном взаимодействии с материальным миром, и, кроме того, там отбираются и обучаются души с большой духовной силой, которые затем направляются сюда для способствования регулированию...
  - Шинигами... - понимающе кивнула Ичиго.
  - Официальное название - духовные сущности специального назначения для регулирования неформальных духовных элементов в материальном мире.
  - Эээ, шинигами мне нравится больше.
  Бъякуя решил не развивать тему и вернулся к своим записям.
  - Кстати, как с восстановлением твоей духовной силы? Сколько мне ещё ждать?
  Он замешкался всего лишь на мгновение и только открыл рот, чтобы сказать, что всё идёт по плану, как резкий хлопок астральной энергии неподалёку задел даже его притуплённые выкачкой силы чувства. Но более того - Ичиго тоже резко села и заозиралась.
  - Я же не шинигами сейчас, почему я слышу Пустого? - взволнованно оглянулась она на Бъякую. Тот поспешно поднялся, вытаскивая из рукава металлический медальон со стилизованным черепом.
  - Возможно... возможно, он охотится на того, с кем у тебя есть какая-то эмоциональная связь.
  Ичиго повернула к нему широко раскрытые глаза:
  - Чего же ты ждёшь?! Быстрее!
  
  Они мчались по крышам с невиданной дотоле скоростью и Ичиго с пересохшим ртом пыталась вычислить, кто же может жить в том квартале... Вот и дом, совершенно незнакомый... со второго этажа послышался глухой стук и сдавленный крик, Ичиго прыгнула вверх, заметив краем глаза велосипед...
  - Тацки!! - заорала она, вскочив в окно, и да, действительно, Тацки, как сломанная кукла, валялась в углу, а огромный и уродливый Пустой нависал над сидевшим на коленях Иноуэ Кенгъю. Болезненно бледный, словно завороженный необычайным видом, он повернулся к окну на крик и изумлённо сказал:
  - Куросаки-сан?
  - А?! Бъякуя!! - поспешно повернулась она к Кучики, стоявшему на подоконнике за ней. - Он видит меня! В чём дело? У него тоже большая духовная сила?
  - Посмотри на его грудь, - голос Бъякуи ещё сохранял фирменные спокойствие и отстраненность, но происходящее ему явно активно не нравилось. Способна ли Ичиго справиться с ситуацией?
  Из груди парня выходила какая-то цепь, за которой Ичиго проследила глазами и... увидела ещё одного Иноуэ, лежащего на полу!
  - У него духовный аналог клинической смерти. Если мы успеем вернуть его душу в тело, пока цепь не порвётся - последствия обратимы. Если нет - он умрёт.
  - Значит, мне надо побыстрее разобраться с этим, только и всего. А обо всём остальном же ты позаботишься? - Ичиго, уже с мечом в руке, стала примериваться, как бы рассечь маску Пустого, но тут и он наконец решил начать действовать.
  - Курросссаки Ичигооо!! - нечеловеческий шершавый голос продрал её по коже и Ичиго вздрогнула. Ещё никогда до этого момента она не слышала, как Пустые разговаривают, только яростные вопли и визги. Слышать слова, произнесенные таким голосом, было почти тошнотворно. - Это ты во всём виновата!!
  Удивленная Ичиго не смогла закончить уже начатую атаку - Пустой схватил одной рукой Иноуэ, а второй попытался отбросить её в стену. Только чудом она смогла отпрыгнуть, когда когтистая ладонь проткнула доски пола.
  - Если бы не ты, то всё бы было по-прежнему! - продолжал вопить Пустой. - Кто ты такая, чтобы вставать между нами?!
  - Нее-сан?.. - еле слышно прошептал Кенгъю, неверяще глядя снизу вверх на монстра. Тот повернул к нему уродливую маску и продолжил тем же нечеловеческим голосом:
  - Кен-чан, почему ты выбрал эту мелкую дрянь?! После всего что я для тебя сделала?! Чтобы с тобой было, если бы я не забрала тебя от наших родителей, пьяниц и преступников?! И я никому ведь тебя не отдала, а воспитывала сама, отказывая себе почти во всём! И какая же твоя благодарность? Ты забыл про меня всего лишь через три года, дома только и болтаешь об этой девке или своих школьных делах! Я специально осталась здесь, чтобы наблюдать за тобой, чтобы у тебя всё было хорошо, и что?!
  - Подожди, - голос Ичиго прозвучал не слишком громко, но почему-то его было достаточно, чтобы пресечь истерику Пустого. - Значит, ты - его сестра и собираешься убить его?
  - Даааа, я пыталась устроить несчастный случай, но ничего не вышло. - Лицо Ичиго заметно исказилось. - Кто ты такая, чтобы меня судить?! Ты ничего не понимаешь! Я заберу его обратно и он будет только мой! Никто не встанет между нами и он больше никогда не забудет обо мне!
  - Нет! - все повернули головы в тот угол, где лежала Тацки. Поразительно, но девушка пришла себя и, опираясь на стенку, встала. - Кенгъю никогда, ни на мгновение не забывал тебя. Как бы сильно его не дразнили, как бы страшно не издевались, он никогда не переставал носить при себе заколки, которые собирался подарить тебе после вашей последней ссоры, но не успел... - и, очевидно, истощив все свои силы, она опять потеряла сознание.
  Пустой взглянул вниз на стиснутого в его руке Кенгъю. Под воротником его рубашки блеснула пара простых заколок в виде цветков с шестью лепестками.
  - Сораэ-нее-сан... - сощурившись от боли, прошептал Кенгъю, - если тебе одиноко, то, конечно, я пойду с собой. Ты моя единственная семья. Если тебе плохо, то я всё сделаю, чтобы тебе стало легче.
  Пустой всё ещё продолжал сжимать его, но и всё. Ичиго поняла, что, хотя сейчас она могла с лёгкостью расколоть маску, но тогда брат с сестрой расстанутся в этом мире, так и не донеся до друг друга свои чувства.
  - Ты права, я не понимаю, каково оказаться на твоём месте. Но зато я прекрасно понимаю, каково остаться позади, когда навсегда уходит самый близкий человек. Наверняка, Иноуэ было одиноко и пусто после твоей смерти и он хотел уйти за тобой, но всё-таки продолжал жить ради тебя. И про школу, и про друзей он наверняка рассказывал, чтобы показать, что у него всё хорошо и чтобы ты не волновалась за него.
  Пустой задрожал мелкой дрожью и расцепил пальцы, из которых вывалился Кенгъю, всё так же неотрывно глядящий на маску.
  - Кен-чан... прости меня, - этот шёпот был уже больше похож на человеческий голос.
  - Ничего, онее-сан, всё хорошо... - парень подошёл к чудовищу и обнял его.
  Ичиго выступила вперёд, всё ещё держа меч, но теперь не как оружие. Рука Пустого поднялась вверх и осторожно сняла маску. У Ичиго перехватило дыхание: так вот что скрывалось за этими застывшими оскалами... Всё это время она рубила Пустых, видя в них только монстров, но сейчас до неё особенно сильно дошло: они тоже люди. Изуродованное и искаженное, но всё-таки человеческое лицо молодой женщины, залитое слезами, прошептало:
  - Спасибо тебе, Куросаки Ичиго. - Ичиго протянула клинок, в который заглядывали потерянные души, чтобы найти себя снова. Теперь уже Сораэ, а не Пустой начала рассыпаться, не оставляя после себя ничего. - Будь счастлив, Кен-чан...
  Ичиго ещё некоторое время продолжала стоять неподвижно, пытаясь рассортировать свои чувства: в отличие от предыдущих схваток с Пустыми, она не чувствовала приятной усталости и упоения победой, но и чувство выполненного долга и удовлетворение от спасения других как-то не могло пробиться через покрывало печали. Она взглянула на Иноуэ, по лицу которого текли неслышные слёзы, и тот, словно почувствовав, поднял глаза от места, где исчезла его сестра, на неё:
  - Куросаки-сан...
  Ичиго оказалась зачарованной столь же непонятной смесью эмоций, отражавшихся в них: тоска, освобождение, сожаление и ещё что-то непонятное... Кенгъю совершенно потерял ощущение реальности: их безмолвный диалог был настолько интимным, что прерывать его у него не было никакого желания... Но тут кто-то схватил его за запястье и потащил за собой. Ичиго захлопала глазами, пытаясь придти в себя.
  - Вспомогательные искусства 12: слияние тела и души! - Бъякуя мгновенно запихал Кенгъю обратно в тело и сделал какой-то малопонятный пасс руками.
  - О, точно, Тацки!! - кинулась Ичиго к подруге.
  
  Ичиго всегда любила обеденный перерыв, особенно сейчас, когда можно было выбраться из душных классов, сесть где-нибудь в теньке на улице и, при условии, что никакой Пустой не появится в течение следующего часа, отдохнуть от учёбы, шума школьных коридоров, временной подработки супергероем и Бъякуи... Впрочем, от последнего отдохнуть не удалось: услышав мягкие шаги, Ичиго приоткрыла один глаз и увидела стоящего рядом с её скамейкой Кучики-сенсея, как всегда, при полном параде в костюме чуть ли не из английского сукна. И как он не изжаривается, а?
  До них долетел разговор группы учеников неподалёку:
  - А потом к нам в окно вскочили ниндзя! Они нас связали и стали допытываться, где я держу сокровища!! Но потом появился защитник справедливости в длинном чёрном плаще и спас нас!
  - Иноуэ-кун, ты на солнце не перегрелся? - с опаской поинтересовалась Рё.
  - Нет, всё так и было, вот Тацки-чан тоже спросите.
  - Да, кажется, это правда, - смущенно подтвердила Тацки, почёсывая затылок.
  - Тебе не кажется, что в следующий раз лучше использовать более правдоподобную замещающую память? - приподняв бровь, спросила Ичиго.
  - А что неправдоподобного в ниндзя? - с серьёзным лицом ответил Бъякуя. Ей не оставалось ничего кроме как закатить глаза.
  - Я поняла, что Иноуэ видел меня, потому что был вне своего тела, но Тацки?
  - Возможно, она обладает латентной духовной силой, которая активировалась в чрезвычайных обстоятельствах. Я не обнаружил никаких отклонений в её ауре.
  - ОК, пойду я уже, наверное, - Ичиго поднялась и направилась к школьному буфету, не замечая наблюдающих за ней светло-карих глаз.
  
  Part4 - Crossed Cahor
  
  Oh, Omniscient One!
  Grant me the power to distinguish right from wrong...
  Or sort them out Yourself.
  
  - Ай! - завопила Ичиго и поспешно засунула проколотый палец в рот. - Блин, опять!
  - Ичиго, будь поаккуратней, - поучающе сказала Рё, как будто сама не воткнула в себя иголку минуту назад.
  - Ичиго-чан, сильно больно? - заботливо заглянула ей через плечо Мичиру.
  - Нет, но достало уже, - прорычала Ичиго, безуспешно пытаясь распутать нитки.
  - Куросаки-сан, если хочешь, я могу помочь... - робко предложил Кенгъю.
  - Спасибо, Иноуэ, но если я не смогу самостоятельно справиться с какой-то простой штопкой, то перестану себя уважать... А ты умеешь?
  - Кенгъю-кун входит в клуб кройки и шитья, - сообщила Мичиру.
  - Ух ты. Ну а я... - Ичиго с отвращением посмотрела на дело рук своих и бросила образец на стол. - И зачем мы вообще этим занимаемся? Разве нам в будем понадобится когда-нибудь шить? Для чего придумали швейные машинки и прочее?.. Разве не для того, чтобы освободить женщин от тирании домашнего хозяйства?
  - Да, Ичиго, ты-то уже освобождена до предела, - ухмыльнулся сосредоточенный на своём задании Мидзуиро.
  - Просто триумф современной идеи равноправия, - в воздух произнесла Рё. - Лучше всех в нашем классе может драться девочка, а лучшие рукодельники ― парни.
  - Парни? Кто-то ещё кроме Иноуэ?
  - Да, Ишида-кун.
  - Кто?
  - Ичиго, что с тобой? Вот он сидит.
  Ичиго повернулась в указанном направлении и действительно увидела высокого и худого парня в очках, уже, очевидно, закончившего своё задание по домоводству, потому что он сидел со скрещенными на груди руками и смотрел... кажется, прямо на неё. Ну, смотрел и смотрел, она же тоже на него оглянулась, но в его глазах она увидела кипящий чёрный металл, такой интенсивный, что в её груди отозвалась маленькая вспышка слепяще белого света, проникающая до самой последней её клетки в состоянии шинигами. От неожиданности Ичиго хлопнула себя над тем местом, где активизировалась сила, и попала на поставленный Бъякуей синяк.
  - Куросаки-сан, тебе нехорошо?
  - Не-не-не, просто поперхнулась.
  - Кстати, как раз сейчас должны вывешивать результаты промежуточных тестов...
  - Ты думаешь, кто-то из нас туда попадёт? - поддел Кейго Рё. - Там же только первые пятьдесят. Лично я хочу, наоборот, сбежать подальше, пока мои оценки не увидели родители.
  - Нет, опасность надо встречать лицом к лицу, - рубанула ладонью воздух Ичиго. ― Чад, пойдём?
  - Ок...
  
  В итоге пошли все. Перед списком толпились все первые классы, но большая часть сразу же отходила с разочарованием.
  - Да, - констатировала Ичиго, - весь этот дурдом не мог не сказаться на оценках. Целых десять мест вниз...
  - Э, Ичиго, ты где-то себя видишь, что ли, или у тебя галлюцинации? - поинтересовался Кейго.
  - Вот, - её палец указал на фамилию "Куросаки" на пятнадцатом месте.
  - Ааа, ботаник среди нас, Мидзуиро ― в укрытие!
  - Кейго-чан, мне страшно!!
  - Я на втором, Мичиру на 38... Нормально для первого раза, - резюмировала Рё.
  - Ой, - Кенгъю, залившись краской, смотрел на свой имя, красовавшееся напротив цифры "три". - Я не хотел, честно...
  - Асано-кун, мы в осаде, отличники обложили со всех сторон!!
  - Чад, но хоть ты-то с нами?!
  - Сорри, guys... - "Садо Ясутора" стояло напротив двенадцатого номера. Кейго и Мидзуиро не осталось ничего, кроме как, обнимаясь, дрожать в притворном ужасе.
  - А кто же первый? Иши-да У-рюю... тот самый? - уточнила Ичиго. - Странно, первый раз его сегодня заметила.
  - Ичиго, что у тебя с головой? Он же в нашем классе с первого апреля.
  - Ну, я вообще не обращаю внимания на парней...
  - Ичиго, я всегда знала, что ты одна из нас!! - повисла на ней Чизуру. Иногда Ичиго казалось, что если в классе и есть кто-то сильнее её ― то это именно эта извращенка в очках: чтобы избавиться от неё, всегда требовалось прикладывать невероятные усилия, поэтому сейчас она решила просто её игнорировать.
  - Наш класс ― с самым высоким айкью! Дай пять, Мидзу-чан!
  - Вы-то чего радуетесь, придурки? - окрикнула их Рё.
  - Ты не понимаешь, теперь мы, прикрываясь вашими достижениями, будем иметь ещё больший успех у девушек!
  - Ишида... - ещё раз тихо повторила Ичиго, не понимая, почему этот парень, о существовании которого она не подозревала до сегодняшнего дня, вызывает у неё беспокойство.
  
  Бъякуя зашёл в учительскую, чтобы взять расписание и классный журнал, и уже собрался выходить, когда заметил знакомую фигуру с рыжими волосами. Судя по притихшему виду Ичиго, её распекал сидящий перед ней учитель. Бъякуя постарался незаметно приблизиться, что было сложновато, поскольку женская часть преподавательского состава не отводила от него глаз, но ему всё-таки удалось встать рядом с ближайшим шкафом и сделать вид, что он изучает какую-то инструкцию.
  - Твой бывший классный руководитель уверила меня, что ты блестящая ученица, всегда попадающая в первую десятку, и что же? Я готов сделать послабление из-за того что произошло с твоей семьёй, но ты ведь понимаешь, что это первый и единственный раз?
  - Да, сенсей...
  - Мало проблем с твоими волосами, но если ты начнёшь, как и в средней школе, ввязываться в драки...
  - Я никогда не начинала первой и всегда только защищалась..!
  - Тем, кто только защищаются, не дают броские прозвища.
  Ичиго состроила унылую физиономию и Бъякуя решил вмешаться:
  - Такано-сенсей, мне кажется, что Куросаки-кун не нуждается в таком уж строгом руководстве. Всё время, которое я учил их класс, она представлялась мне вполне обучаемой молодой леди, стремящейся к знаниям, пусть и не слишком утонченной. Если потребуется, я усилю контроль за её поведением, чтобы она не пошла по кривой дорожке.
  - Хм, да, Кучики-сенсей? Ну, если вы так говорите... Ты поняла, Куросаки-кун?
  - О да...
  Когда они вместе вышли из учительской, Ичиго хмуро глянула на него искоса:
  - По идее, я должна поблагодарить тебя, но что-то не хочется.
  - Не беспокойся, можешь сделать это как-нибудь потом, сразу за всё. А какое прозвище?
  - Red Lion...
   - Тогда уж Red Lioness.
  - Ты хочешь слишком хорошего знания английского от хулиганов-среднешкольников. Они даже не верят, что рыжий может быть естественным цветом...
  - Если у тебя такие проблемы с волосами, то почему ты их не покрасишь?
  Ичиго остановилась и с меланхоличной улыбкой коснулась одной из непослушных прядок.
  - Маме они очень нравились. Она говорила, что они похожи на солнце.
  
  Ичиго лежала на кровати и читала мангу ("Зато историческую! Почти считается как учебник!"), когда Юзу позвала её снизу:
  - Ичиго, сходи в магазин, пожалуйста! У меня закончилось соевое молоко и масло.
  - Ладно! - в ответ прокричала Ичиго и стала искать свой кошелёк. Лежащий на одеялах в шкафу Бъякуя оторвался от какого-то журнала и недовольно сказал:
  - Что за манера постоянно кричать как оглашённые? Сумасшедший дом какой-то.
  - Не нравится ― вот окно, - огрызнулась Ичиго. - Тебе взять чего-нибудь?
  - Мороженое "Морская соль с карамелью и вишнёвым цветом", - Бъякуя кинул деньги, которые она ловко поймала.
  - Не забудь закрыться изнутри.
  
   Затарившись в супермаркете у остановки, Ичиго неспешно возвращалась домой, поедая купленный себе пломбир. Вечер был бархатно тёплым, звёзды светили неприлично ярко... По закону жанра тут из-за угла должен был выскочить Пустой, но она решила не думать об этом и совершенно не встревожилась, когда в темноте, редко прореживаемой фонарями, появился какой-то прохожий, шедший навстречу ей. Мало-помалу он становился всё более различимым и Ичиго поперхнулась мороженым, увидев Ишиду с пакетом для покупок в руках. Ей сильно захотелось пройти мимо, но он не дал ей шанса.
  - Куросаки Ичиго-сан, - голос у него был не то что неприятный, но какой-то шершаво-металлический, как будто пластинки из сухого железа трутся друг об друга.
  - Ишида... ммм... кун?
  - Наконец-то у меня есть возможность поговорить с тобой без окружающей толпы и постоянно надзирающего над тобой шинигами.
  - Э?.. - "Дин-дон! Опасность!" - замигало в голове у Ичиго. - О чём ты говоришь, Ишида-кун? Хе-хе... аниме пересмотрелся?
  - Я сразу заметил, как ты получила эту силу... недели две назад? - продолжал тот, не обращая внимания на её слова. - И сразу понял, что не могу упустить этот шанс. Куросаки Ичиго, я вызываю тебя на дуэль.
  - Какую дуэль?! Я тебя сегодня в первый раз заметила! А, ну ты если из-за этого, не обижайся, пожалуйста, я просто очень рассеянная...
  Очки Ишиды сверкнули сталью и Ичиго замолкла на полуслове: её ударила волна неизвестной энергии, такой мощной, что у неё мгновенно пересохло горло.
  - Куросаки Ичиго, - его слова как камни падали во внезапно похолодевшей темноте, - квинси вызывает тебя на дуэль. Готовься.
  И он спокойно прошёл дальше по улице мимо застывшей Ичиго.
  - Вот и сходила в магазин, - пробормотала она себе под нос, когда наконец пришла в себя.
  
  Бросив пакет с покупками у входа, Ичиго стрелой взлетела на второй этаж. Когда она ворвалась внутрь, Бъякуя, сосредоточившись, ритмично сгибал кисть, как будто тренировался с невидимым эспандером, и не успел он прерваться, чтобы прокомментировать её "неприличное" поведение, как она выпалила:
  - Ишида Урюю!.. знает про тебя и меня!!
  - А?.. Но ведь между нами ничего нет... Неужели он видел, как я забирался в окн...
  - Ты вообще про что?!! Он знает, что мы с тобой шинигами!
  Бъякуя сразу же посуровел и, подобравшись, сел на пятки.
  - Расскажи по порядку, что произошло.
  - Да ничего! Он просто вызвал меня на дуэль! Чокнутый какой-то... Но, Бъякуя, - Ичиго бухнулась на пол, - он дал мне почувствовать свою силу. Он явно не человек.
  - Он сказал, в чём будет заключаться дуэль и причины его вызова?
  - Нет, абсолютно ничего. Хотя... подожди... Он использовал какое-то незнакомое слово... Квинси, что ли...
  Бъякуя замолк, напряжённо о чём-то размышляя. В кои-то веки Ичиго не прерывала его размышлений, но нетерпеливо ждала.
  - Квинси, значит... Они ещё существуют?..
  - Бъякуя, не томи.
  - Квинси были коллегами и соперниками шинигами, - Бъякуя тщательно отмерял слова, словно раздумывая над каждым предложением. - Вкратце, это орден живых людей, обладающих большой духовной силой. Настолько большой, что они могли истреблять Пустых. Но их техника была совершенно другой, допускающей слишком большой процент гибели Пустых, а значит, и душ. Для них это было неважно, но подобные действия вносили дисбаланс в отношения между материальным миром и Soul Society, поэтому было принято решение уничтожить их, если они не откажутся от подобной практики.
  - То есть, вы убивали живых людей? - неверяще спросила Ичиго. Бъякуя поднял на неё глаза и она вздрогнула от холодной черноты. Ей вспомнилось, что это всё-таки капитан, а значит, солдат, а солдаты обычно убивают... Бъякуя продолжил абсолютно спокойным тоном:
  - Я лично не участвовал в этой операции, но решение о ней было принято компетентным руководством, а значит, другого выхода не было. Судя по всему, выжившие дожили до наших дней и если Ишида-кун действительно квинси, скорее всего, его цель ― месть.
  - Ты думаешь, что... он хочет убить меня?
  - Возможно. И меня тоже. Обычно шинигами пребывают в материальном мире ограниченное количество времени и в случае проблем могут мгновенно вернуться в Soul Society, но мы оба заперты здесь и поэтому представляем для него идеальную мишень. Ичиго, ты должна проявлять крайнюю осторожность. Вряд ли он рискнет напасть на тебя в школе, но всё может быть. Я, со своей стороны, попытаюсь предпринять кое-какие меры.
  - Эээ, хорошо, - у неё голова пошла кругом . Перевоплощение в шинигами таило в себе больше проблем, чем она могла представить. - Как ты думаешь, он может атаковать Юзу с Карин и папу?
  - Вряд ли, иначе бы давно это сделал. И он говорил о дуэли, что обнадёживает. Но... - тут его такой ровный голос поколебался и Ичиго взглянула на него с затаённым страхом.
  - Что?
  - Человек, серьёзно относящийся к многовековой мести, вряд ли обладает здоровой психикой...
  Ичиго встала, отряхнула пыль с колен и прошла по всему дому, проверяя заперты ли окна ― мера абсолютно бесполезная, но без которой она вряд ли бы смогла спокойно заснуть. Вернувшись, она застала Бъякую сосредоточенно печатающим что-то на своём сотовом, и, поколебавшись, всё-таки задала ему вопрос:
  - А если бы ты участвовал в той операции... ты бы смог убить человека?
  Не отрываясь от экрана, Бъякуя спокойно ответил:
  - Приказы должны выполняться, иначе наступит полный хаос. И я, как капитан, должен не только выполнять их, но и обеспечивать их исполнение шинигами моего отряда.
  Ичиго поджала губы и молча ушла в ванную.
  
  Утром она пошла в школу вместе с Мичиру, жившей неподалёку, и увидела Бъякую только на уроке, в конце которого он подал ей знак глазами. Они встретились в небольшом закутке коридора в дальнем крыле, давно уже ставшим условным местом. Бъякуя выглядел если и не озабоченным, но в значительной мере лишившимся своей обычной отстранённости от суетного мира.
  - Из дома же ты шла не одна?
  - Нет. Никогда не думала, что Мичиру будет меня защищать... А куда ты девался утром?
  - Предпринимал необходимые меры. Вот, - он выудил из кармана медальон для обращения в шинигами. Чуть-чуть приглядевшись, Ичиго поняла, что этот отличается от старого. - На всякий случай - твой экземпляр. Моя позиция учителя, кроме очевидных преимуществ, не позволяет находиться при тебе неотлучно. Используй в крайнем случае.
  Ичиго с любопытством приняла в ладонь астральный аксессуар.
  - А почему ты просто не отдашь мне свой?
  - А вдруг ты его потеряешь?
  Не успела Ичиго прокомментировать это оскорбительное замечание, как Бъякуя достал ещё одну вещь.
  - Сотовый телефон для использования шинигами. С его помощью можно следить за передвижениями Пустых, ну и дополнительный способ связи со мной.
  - А почему такая древность? - недовольно разглядывала Ичиго старенький SO210i Сони. - Я хочу Шарп Фуллтач или ту, с Magic Hole...
  - Ты вообще хоть представляешь, сколько стоит астральный сотовый телефон? Бери что дают.
  - Жмот, - резюмировала Ичиго. - Больше никакого земляничного молока тебе.
  - И помни, прежде всего осторожность и бдительность...
  - Да-да, я помню. Хотя, на самом деле, осторожность нужно прежде всего проявлять тебе. Я, по крайней мере, могу превратиться в шинигами, ты же - абсолютно без-за-щи-тен.
  - Не беспокойся. Моих навыков и опыта достаточно, чтобы избежать опасности.
  - Ты имеешь в виду умения прятаться и быстро бегать?
  - Ичиго, это совершенно не смешно. Даже я не представляю, что таится в голове у Ишиды-куна. Тебе необходимо быть готовой ко всему. Если получится, домой вернёмся вместе.
  
  Не получилось: из-за ареста одного из учеников за мелкое воровство, было созвано срочное совещание учительского совета и Бъякуе пришлось задержаться на неопределённое время. Ичиго собиралась посидеть в библиотеке, но выяснилось, что Рё собиралась в книжный магазин, дорога к которому шла как раз через её улицу. Девушки неторопливо шли, поедая купленные в ларьке блинчики с начинкой и болтая об учёбе (как она достала) и о знаменитостях, собирающихся приехать с концертами осенью. Всё было так обычно, что Ичиго не могла заставить себя поверить в реальность другого мира: с Пустыми, шинигами в шкафу и чокнутыми одноклассниками. Поэтому она ничуть не напряглась, когда Рё внезапно вспомнила, проходя мимо какого-то дома, что должна забрать у кого-то книгу. "Ничего же не случится за пару минут...". Она стояла на мостике, перекинутом через малюсенький ручеек, слизывала джем с пальцев и впервые за долгое время совсем ни о чём не думала...
  - Куросаки Ичиго. - Блинчик полетел вниз в воду, а рывком развернувшаяся Ичиго увидела того, от кого всё это время пряталась. - Наверное, ты уже подготовилась к нашей схватке. Кучики-сенсей уже дал тебе средство для превращения в шинигами самостоятельно?
  Чёёёёёёёёёёёёёрт. Вот чего он ждал.
  - Слушай, Ишида, - притворяться больше не было смысла, - может, у тебя и есть основания злиться на шинигами, но я-то тут причём? Я занимаюсь этой работой поневоле и к тем, кто уничтожил твоих предков, отношения не имею.
  - Неужели ты думаешь, что меня волнуют события четырехсотлетней давности? Даже дедушка, рассказавший мне эту историю, считал, что квинси были во много неправы, и я с этим согласен. Но... - Ишида облокотился на перила мостика и смотрел куда-то вдаль. - Одна мысль не даёт мне покоя. Что, если шинигами так быстро уничтожили квинси потому, что боялись конкуренции? Потому что квинси выполняли их работу лучше и они не могли позволить этого смертным?
  - К чему ты ведёшь? - никогда до их пор у Ичиго не было такого плохого предчувствия: ноги стали каким-то ватными. Ишида повернул к ней свои глаза, полные стальной черноты, и продолжил:
  - И я всегда хотел проверить эту свою мысль и наконец-то мне представилась возможность. Сегодня же мы выясним, кто сильнее: квинси или шинигами.
  - Если ты хотел просто подраться, мог сразу так и сказать.
  - Сильнее в истреблении Пустых. - Он извлёк какую-то таблетку из кармана. - Это приманка для них, способная собрать их здесь с территории диаметром в 120 километров.
  - Эй, стой, подожди!! - Ичиго не верила, что он сделает это, но Ишида в одно мгновение раскрошил таблетку между пальцами прежде, чем она сумела его остановить. Вроде бы ничего не изменилось, но уже через несколько секунд к горлу подкатила тошнота, словно мир потерял устойчивость. Духовные токи, к которым она привыкла с детства, неспешно тёкшие мимо неё, вдруг забурлили и пошли волнами. Не успела она придти в себя, как раздался пронзительный визг и откуда-то сверху на них прыгнул маленький Пустой с длинными лягушачьими лапами. Ишида в мгновение ока распустил верёвочный браслет на запястье и оттуда выпала нитка с крестиком, вспыхнувшим голубым огнём, обратившимся в лук. Всего одна стрела духовной энергии и Пустой, пискнув напоследок, растворился в воздухе.
  - Правила следующие, - как будто его и не прерывали продолжил Ишида. Лук исчез, но крестик продолжал поблескивать голубыми искрами, - кто убьёт больше Пустых, тот и выиграл.
  Ичиго не верила своим глазам. Она могла представить всё, что угодно, но то, что "дуэль" будет именно такой... В холодной ярости она достала медальон, с размаха хлопнула им себя по груди, и, уже стоя в своём облачении шинигами, шелестящим от еле сдерживаемого напряжения голосом начала говорить:
  - Если ты думаешь, что я буду играть в мерянье пиписьками, то не на ту нарвался. Сейчас я без всякого подсчёта разберусь с Пустыми, которых мы, кстати, не УБИВАЕМ, а потом вернусь и надеру твою задницу. И бога моли, чтобы никто не пострадал!
  Ичиго подхватила своё безвольное тело и помчалась выискивать безопасное место, оставив Ишиду на мосту.
  
  Part5 - Tequila Boom
  Strength and wisdom...
  Do I really need them both?
  
  Садо Ясутора всегда считал себя самым сильным. Всю жизнь это было естественным: что никто в группе детского сада, в классе, школе, на улице не был сильнее его. И все понимали это и боялись. Поэтому он так и растерялся, когда в новом классе рыжеволосая девчонка, восхищённым взглядом смерив его с ног до головы, спросила:
  - Ой, а ты сильный, наверное?
  - Ну... да...
  - А давай подерёмся!
  Очень-очень странная девочка.
  - Мой дедушка запретил мне драться, - ответил Ясутора и быстро, насколько позволяло его могучее телосложение, протиснулся вдоль рядов парт и сел на своё место. Как раз за партой новой знакомой. Которая, повернувшись, оседлала свой стул и как ни в чём не бывало продолжила разговор.
  - Как жалко... Что, совсем-совсем?
  - Я могу драться только ради кого-то, - обычно насчёт этой детали дедушкиного запрета он не распространялся, но её напор его ошеломил.
   - Тогда-а-а... может сделаем так: я вызову на бой какую-нибудь банду и ты вызовешь тоже, мы будем драться как представители друг друга и кто положит больше народу ― тот и победил?
  Не успел Ясутора хоть как-то уяснить смысл этого дикого предложения, как на голову его собеседницы с громким стуком приземлилась папка:
  - Ичиго, тебе не кажется, что не в твоём положении устраивать массовые побоища?! - ледяным тоном спросила девочка с конским хвостом и в очках.
  - Рё... я просто гипотетически... - заныла та и, чтобы перевести тему, схватила документы на перевод, которые Ясутора положил на свой стол. - Кстати, как тебя зовут? Ча-до? Необычная фамилия.
  - Читается как Са-до.
  - Хм, Чад лучше звучит, пусть будет Чад, окей?
  Ошарашенный Ясутора не ответил ни да, ни нет, но его согласие и не требовалось. Начиная первый день в одной из многих за свою жизнь школ, он и представить не мог, что обретёт сразу две вещи: прозвище и первого в жизни близкого друга.
  
  С собственным телом Ичиго поступила достаточно просто: запихала в шкаф. Другие варианты обдумывать времени не было, а мозг просто разрывался, не зная, куда и за кем бросаться. Папа был внизу в клинике, а Юзу уже что-то делала в кухне. Хорошо. Но Карин, Карин!! гуляла чёрт-знает-где со своими дружками, а ведь ещё был Бъякуя, слишком самоуверенный, чтобы о нём можно было не беспокоиться, и ― чёрт! У Тацки же латентная духовная энергия, они могут напасть на неё!!
  Больше всего ей сейчас хотелось собрать все свои объекты защиты в кучку и обходить периметр с мечом наперевес. Но в городе были и другие обладатели духовной силы. И блудные души, неспособные себя защитить. Бросить их она не могла. Хорошо ещё, что помимо чёртового медальона Бъякуя дал ей мобильник, который она еле вспомнила достать из сумки: не нужно будет выискивать Пустых по закоулкам. Но выйдя на крышу, Ичиго осознала его бесполезность. Они были повсюду.
  
  Чад как раз направлялся перекусить с приятелями после репетиции, когда словно огромная невидимая тень легла на город. Он резко остановился и не смог отбросить это чувство как ложное беспокойство, потому что призрачный голос прошептал ему "Ясутора..." и как-то Чад понял, что время пришло.
  Но он всё равно понятия не имел о том, что происходит: вроде бы всё как обычно, их городок дышит миром и спокойствием...
  - Эй, Садо, ты чего застрял? - окликнул его бас-гитарист и Чад автоматически посмотрел на него и замер. На крыше дома за спиной парня колыхался воздух, обрисовывая контуры какого-то массивного существа. Чад не знал почему, но был точно уверен, что оно готовится у нападению.
  - Беги!
  - Ясу, ты чего? - недоуменно спросил парень, поражённый таким поведением всегда флегматичного товарища.
  - Давайте быстрее, а то не успеем в "Счастливый час", - попытался тот придать своей тревоге обоснование.
  - Да ещё только начало пятого...
  Больше всего сейчас Чаду хотелось схватить всех за шкирку и убежать прочь, но какая-то рациональная часть его ещё допускала, что всё это ― галлюцинации и фантазии, поэтому он пытался быстро придумать ещё какое-нибудь оправдание. А сидевшее на крыше "нечто" из студенистого воздуха медленно поползло вниз по стене.
  - Всё равно, поторопимся, а то всё съедят...
  - Садо, ты вообще про что... - непонимающе ухмыльнулся бас-гитарист и тут асфальт рядом с ним потонул в облаке обломков и пыли. Парня отшвырнуло в сторону и крики наполнили улицу: непонимания, испуга, паники. Только один из них был криком ярости: и на монстра, и на себя. Чтобы отвлечь того от жертвы, Чад рванул на себя мини-автомат по продаже газет и швырнул его в колыхающийся мираж. Почти никто не обратил внимание на его выходку и никто уж не заметил, что киоск отскочил от стены воздуха. Зато Чад ясно понял, что теперь монстр будет охотиться за ним. Развернувшись, он помчался по улице, чтобы увести угрозу подальше от людей ― в парк.
  
  Тацки уныло допивала минералку, дожидаясь, пока Кенгъю закончит свои занятия в клубе, и таращась на любезничающую между собой парочку призраков. Когда она впервые начала их видеть неделю назад, первым порывом было пойти и сдаться школьной медсестре. Но, с другой стороны, её же точно снимут со соревнований... Так что пока она изо всех сил пыталась не обращать на возникающих то тут то там полупрозрачных существ. Они этому не помогали. Её уже так и подмывало кинуть в этих "влюблённых" бутылку и гаркнуть: "Да заткнитесь уже!". Тацки опустила голову, завесила её полотенцем и стала мучительно представлять своё будущее место жительства с мягкими стенами...
  - Тацки-чан! - Кенгъю выбежал в школьный двор и оглянулся, разыскивая подругу. - Мичиру-сан, Чизуру-сан, вы не её не видели?
  Меньшая девочка почти сразу же указала пальцем на здание клуба карате.
  - Кажется там, они только что закончили.
  Кенгъю повернул за угол и почти сразу же увидел сидящую на крыльце Тацки в тренировочном костюме.
  - Тацки-чан! Идём домой? А почему ты ещё не переоделась?
  Девушка встала и оглядела себя.
  - Да, точно, из головы вылетело. Подожди, я вернусь через пять минут...
  - Тацки, давай пойдём домой прямо сейчас, - сипло произнёс помертвевшими губами Кенгъю.
  - М? - с удивлением обернулась она и увидела застывшего друга, с ужасом глядящего куда-то на крышу школы. - Кенгъю, что... - и тут она это почувствовала. Словно прозрачное ледяное облако опустилось на них: одновременно стало трудно говорить, дышать, даже думать. Откуда-то послышался испуганный писк парочки приведений. - К-к-кенг...
  Тот отступил назад, не отводя глаз от крыши, вслепую нащупал её руку и потянул за собой, всё так же отступая вперед спиной. Тацки внутренне знала, что лучше туда не смотреть, что видеть это нельзя, но её глаза сами проследили траекторию его взгляда и только она определила, куда он смотрит, как огромная нога как у насекомого спустилась на стену.
  - Что это? - прохрипела Тацки. Кенгъю мгновенно обернулся к ней:
  - Ты ЭТО видишь?!!
  
  Бъякуя вжался в стену дома, через забор которого только что перемахнул, и попытался максимально стереть все астральные следы своего присутствия. Совсем рядом похожий на борова Пустой ходил по улице, недовольно фырча от того, что такая вкусная еда от него ускользнула. Было безумно сложно одновременно управлять ослабленными, неловкими духовными силами и стараться придумать план действий. Конечно, до паники было далеко, но происходящее ему активно не нравилось: наверняка за наводнившими город Пустыми стоит этот мальчишка, но с ним разобраться можно будет позже, а пока что он думал, куда бежать и кого искать первым. Ичиго, наверняка безрассудно бросившуюся в толпу Пустых, а то и похуже, её семью, лакомую приманку, своих учеников... Наверное, всё-таки нужно найти Ичиго, по крайней мере, он сможет использовать её силу... Внезапный звонок мобильника почти заставил его подпрыгнуть на месте, а Пустой стал бодро ломиться через кусты. Бъякуя перекатился по земле, собрав на пиджак кучу земли и листьев, и опять пустился в гонки с препятствиями по задним дворам, подыскивая про себя кучу нелестных эпитетов столь невовремя позвонившему.
  
  Ишида Урюю чувствовал, что что-то не так. По подсчётам, приманка должна была призвать около тридцати Пустых, но он практически не опускал свой лук уже полчаса, а Пустые всё прибывали и прибывали. Впрочем, ошибка в расчётах не означала, что он не сможет справиться с ситуацией, скорее ― это дополнительный шанс испытать себя и подтвердить своё превосходство над шинигами. Он не беспокоился по поводу отказа Куросаки от дуэли ― когда они встретятся после, он всё поймёт по её лицу. На нём отразится стыд поражения и понимание силы квинси.
  
  - Я буду нападающим!
  - Нет, я!
  - Ты всегда нападающая, дай и нам поиграть.
  - А ты всегда защитник, вот и не будем менять. И я всегда нападающая потому, что лучше всех играю.
  - Уууу, иди играй тогда с девчонками!
  - Что, боишься проиграть на самом деле?!
   Пока Хейта традиционно лаялся с Карин, Рёхей, Казуя и Кей смиренно стояли в стороне и ждали, пока они закончат. Хейта всегда хотел быть лидером, руководить в играх, но ему не повезло с местом проживания ― живущая в этом же квартале противная Куросаки Карин всегда была сильнее, быстрее, смелее во всём, как бы сильно он не хотел этого признавать.
  Карин с досадой топнула ногой: больше всего ей сейчас хотелось просто стукнуть упёртого Хейту, но это был метод Ичиго, ей неподходящий. Внезапно словно холодная рука провела по её спине, а руки покрылись гусиной кожей. Она чувствовала присутствие сверхъестественного до этого, но никогда ещё эти ощущения не внушали ей страх. Быстро расхотев играть, Карин решила отправиться домой и спросить у Ичиго, что происходит ― обладающая более мощными медиумными способностями сестра разберётся что к чему.
  - Эй, что этот дядька делает? - сказал Казуя и Карин, обернувшись, увидела быстро бегущего от ворот парка мощного парня в яркой рубашке, в котором с изумлением узнала приятеля сестры. Он притормозил рядом с малышней и бросил:
  - Уходите отсюда быстро.
  - Ты же друг Ичиго? - вылезла Карин и немного запыхавшийся Чад сфокусировал взгляд на девочке.
  - А ты... её сестра?
  - Ага. А что случилось? И почему мы должны уй... - и тут она услышала звук. В котором не было ничего такого, но однако он согнал красу с её лица ― как будто кто-то тяжело, но быстро перешагивал по земле множеством ног. И звук приближался к ним. Карин моргнула и прищурилась ― в последнее время у неё то и дело с глазами творилась какая-то ерунда, надо будет попросить папу посмотреть... ― и в полуденном воздухе проступили очертания ЧЕГО-ТО. Девочка вздрогнула и отступила назад, что сразу же заметил Чад.
  - Ты что-то видишь?
  - Да, - она автоматически подняла руку и указала направление. В следующую секунду она уже куда-то летела, а кто-то крепко держал её за талию. После приземления, неудобно повиснув вниз головой, Карин увидела как на части футбольного поля, где она стояла, поднялся столб пыли, а её друзья с визгом бросились в разные стороны. Оседавшая пыль ещё чётче обрисовала огромное туловище, вылезающее из внезапно появившейся ямы.
  - Держись крепче, - хрипло сказал Чад.
  
  Ичиго на полминуты остановилась и прислонилась к стене, пытаясь придти в себя. С одной стороны, её уже мутило от безостановочных схваток, большинство из которых кончалось в один удар, да и вышедшая из-под контроля духовная энергия в городе не улучшала самочувствие, с другой ― пульсирующий силой меч вталкивал в неё всё новые и новые волны. Но больше всего на неё давило, что уже несколько раз она успевала вмешаться только в последнюю секунду и где-то в глубине всё настойчивее скребла мысль, сколько раз уже не успела... и успеет ли в следующий. Кроме того, она никак не могла добраться ни до одной из своих "приоритетных целей". Ха, сотовый! И она тут же взвыла от досады: номера Тацки и Карин были в её "человеческом" телефоне, мирно лежащем в школьной сумке дома. Впрочем... так и есть, Бъякуя поставил свой номер на быстрый дозвон. Но трубку так и не взял. Ичиго послушала гудки, тяжело вздохнула и снова взялась за меч.
  
  - Не успели, не успели! - глумился над Тацки и Кенгъю противный нечеловеческий голос. Гигантский паук с оскаленной маской впереди с лёгкостью перемахнул школьный двор и пресек их попытку к бегству. - Какие вкусняшки! Чутьё меня не обмануло!
  - Ты... ты ― что?! - Тацки изо всех сил постаралась, чтобы её голос не дрожал.
  - Хочешь знать, кто тебя скушает? А зачем? - чудище игриво помахало одной ногой и вдруг стремительно бросило её вперёд. Тацки оттолкнула Кенгъю, перекатившегося по земле, и отскочила в сторону сама. Что бы это ни было, оно убьёт их прежде, чем они дождутся помощи, так что придётся действовать самостоятельно. Она поднырнула под отставленную конечность, хорошенько оттолкнулась и ударила ногой в подбородок. Судя по отдаче, особого вреда она не нанесла, но зато сдвинулась маска и раздался вопль "Ой-ой-ой!". "Паук" начал бешено скрести ногами маску, пытаясь вернуть её на место, и Тацки, воспользовавшись моментом, схватила за руку Кенгъю и побежала к воротам. Точнее, попыталась побежать.
  - Не суметь справиться с двумя людишками. Позорище, - произнёс другой, но не менее потусторонний голос. Похолодевшая Тацки оглянулась и увидела новое чудовище: значительно меньше первого, но в похожей маске, оно сидело на невысоком заборе и нетерпеливо перебирало щупальцами. "Паук" наконец поправил маску и взвыл:
  - Они ― мои! Я их первый увидел!!
  - И упустил. Поищи кого-нибудь ещё, пока я не разозлился. Здесь просто заповедник какой-то.
  "Паук" поколебался немного, но всё-таки ушёл, недовольно фыркая. Новый монстр спрыгнул с забора и заскользил к подросткам.
  - Я вообще не люблю насилия, так что давайте так: вы сейчас как хорошие детки не будете сопротивляться, а я постараюсь сделать всё наименее безболезненно.
  - А больше ты ничего не хочешь? - мрачно спросила Тацки. Если можно одолеть одного ― можно одолеть и другого, так что сейчас она планировала новую атаку.
  - Очень-очень жаль, - он приподнял несколько щупалец и покачал ими. От стен отделились какие-то безмолвные тени и у Тацки пересохло в горле. - Я же говорил, что не люблю насилие. Поэтому тебе придётся драться не со мной, а со своими друзьями.
  Плотным кольцом их окружили ученики с пустыми, невидящими глазами, и в первых рядах Тацки увидела...
  - Чизуру! Мичиру!
  
  - А это что за хреновина? - грубые пальцы залезли под воротник и вытащили цепочку.
  - Подарок дедушки, - спокойным голосом ответил Ясутора. Ну насколько можно быть спокойным, будучи привязанным к стулу под мостом посреди толпы хулиганов. Что в отношении него значило - абсолютно спокойным. Главарь банды покрутил в руках медальон и скорчил издевательскую рожу:
  - Фигня какая-то. Что хоть на ней написано?
  - Это испанский.
  - Ладно, может, тысчонку в ломбарде за неё дадут.
  - Да выкинь её прямо сейчас, семпай! - выкрикнул кто-то из толпы и все заржали.
  - Мальчики, вам не кажется, что десятеро на одного - это нечестно? Впрочем, о чём это я...
  Все дружно оглянулись на висевшую на руках, державшимися за мост, долговязую рыжую девчонку, в которой Чад быстро узнал свою новую одноклассницу, с любопытством оглядывающую всю компанию. Та, отцепив руки и мягко спрыгнув на землю, подошла к ближайшему парню:
  - Одолжи сотовый.
  - Чего? - не врубился тот.
  - Сотовый дал! Пожалуйста.
  Ошарашенный хулиган вытащил свой аппарат.
  - Санк юууу! 1-1-9... Здравствуйте, под мостом Миногава какие-то хулиганы устроили разборки. Скоро им точно понадобится медицинская площадь. Кажется, человек десять. Ну что вы, это мой гражданский долг.
  Она кинула телефон обратно и обворожительно улыбнулась парням, до которых медленно доходило:
  - Ну что, приступим?
  - Ах ты! - главарь в бешенстве кинул медальон на землю и шагнул ей навстречу. Зря - Ичиго с такой силой ударила обеими ногами ему в грудь, что он пролетел до Ясуторы и толкнул стул на землю, заодно его поломав. Пока остальные в обалдении взирали на поверженного лидера, Ичиго заняла оборонительную стойку:
  - Чад, помнишь, что я говорила? Ты дерешься за меня - я дерусь за тебя. Вопросы и возражения есть?
  Ясутора без натуги скинул с себя верёвки и оглушенного парня.
  - Никаких.
  ***
  Правильно она вызывала скорую, размышляла Ичиго, медицинская помощь бы и им не помешала. Всё-таки двое против десяти... Ладно, им ещё хуже. Они с Чадом лежали под мостом посреди бессознательных тел и собирались с силами, чтобы всё-таки свалить до приезда полиции и медиков.
  - Почему ты вмешалась? - наконец-то нарушил молчание Ясутора.
  - Ну, во-первых, хотела воспользоваться ситуацией, а во-вторых... видела твоё лицо. Если бы этот придурок сделал что-нибудь с медальоном, ты бы его убил. Кстати, вот он, - Ичиго вытащила из кармана подобранную цепочку и вложила её в ладонь парню, сразу же сжавшему драгоценность.
  - Спасибо.
  - Это, конечно, не моё дело, но можно узнать, почему ты такой упёртый в этом отношении. Я своего отца так не слушаюсь.
  - Абуэло... - он впервые рассказывал об этом кому-то и это было так... приятно, - однажды сказал, что я не должен разбрасываться своей силой. Что она однажды понадобиться, чтобы защищать других. А если я буду драться просто для развлечения, то не пойму, когда это время наступит.
  - Вот оно как... Тогда позовёшь меня? Защищать других - моё хобби.
  - Замётано.
  
  Part6 - Party for All
  
  And thus we are taking our first step...
  To the bright future, right?
  
  Этот Пустой оказался посильнее или она уже вымоталась: мало того, что смог увернуться от меча, так ещё и швырнул её об стенку так, что дыхание прервалось. Ичиго сделала второй заход и опять полетела на мостовую, в этот раз вниз лицом. Судорожно пытаясь подняться, она с ужасом ждала удара в спину, но Пустой подождал, пока она наконец перевернётся и сможет блокировать мечом атаку. Да он играет с ней! Ичиго скрипнула зубами, обхватила обеими руками рукоять и рассекла воздух с такой силой, что Пустой невольно отпрыгнул. Демонстрация его впечатлила и теперь он воспринимал мелкую шинигами серьёзно. Они кружили друг напротив друга, пока, наконец, Ичиго не выдержала и, нацелив меч точно на середину маски, не бросилась вперёд. Пустой умело парировал и они секунд десять мерились силой, выжидая, кто окажется сильнее. Внезапно их молчаливое противостояние было нарушено какими-то непонятными звуками: по склону заросшего кустарником холма кто-то спускался практически бегом. Через несколько секунд изумлённая Ичиго узрела выскочившего на свет божий взъерошенного Бъякую: без пиджака и галстука, в которых он неизменно выходил на улицу, в испачканных брюках и с растрёпанными волосами. Невероятно. Как ни странно, хладнокровия он не потерял: оценив мгновенно ситуацию, сразу же прыгнул на спину к Пустому, крича "Белый гром!". Вспышка энергии заставила того покачнуться и Ичиго наконец-то победила в силовом противостоянии, опрокинув его на землю и разрубив маску. Он растаял практически мгновенно и Ичиго почувствовала подсознательное неудовлетворение: во всём этом непрерывном крошеве она никак не могла услышать финальных слов Пустых, их прощальных благодарностей. Не то чтобы для неё это было принципиально, но так она чувствовала себя уже не проводником заблудших душ, а каким-то истребителем. Не лучше квинси.
  - Ты как, нормально? - спросила она недовольно смотрящего на свою ладонь Бъякую. Тот отряхнул кисть и поднял на неё недоумевающие "не-понимаю-о-чём-ты-говоришь" глаза. Ичиго решила не развивать тему: чувствительное самолюбие, все дела.
  - Ишида?
  - Ага, созвал всех Пустых с окрестностей. Но кажется, даже он не знает, как это остановить. Так что придётся просто с ними со всеми разобраться.
  - Когда всё это закончится, - с мстительным предвкушением сказал Бъякуя, - я заставлю его переписать всего Сайгё. Тысячу раз.
  - Ты так жесток... Лучше давай я просто выбью ему все зубы.
  - Кстати, Ичиго, что это было? Стоит мне ненадолго выпустить тебя из поля зрения, ты практически погибаешь от какого-то ничтожного Пустого. Если бы я вовремя не появился, что бы случилось?
  - Во-первых, не такой уж он и ничтожный. Во-вторых, разобралась бы с ним, как и с десятками до этого.
  - Тогда будь готова к встрече ещё с несколькими десятками, - голос Бъякуи был слишком холодно-спокойным даже для него. Ичиго медленно-медленно обернулась, предчувствуя, что не увидит ничего хорошего. И правильно - весь спуск к рыночной улице под ними просто кишел Пустыми, очевидно, привлечёнными их духовной энергией.
  - Если что, поддержишь меня этой своей энергией, - Ичиго опять стала готовиться к бою, высматривая первую цель. Бъякуя замер ненадолго, но потом без слов встал за её спиной.
  
  - Аааа, он слева! Нет, теперь позади!! Быстрее, нагнись!! - орала Карин на ухо Чаду и тот уже немного оглох на правое ухо. Благодаря духовным способностям младшей Куросаки, они пока избегали прямой атаки невидимого чудища, но долго так продолжаться не могло. Услышав в очередной раз предупреждение, вместо того чтобы отпрыгнуть, Чад попытался блокировать удар и... кубарем покатился по земле. Хорошо хоть, что удар получился скользящим и рука не был сломана, а также, что он не придавил собой девочку.
  - Ну всё, набегались и хватит, - раздался из воздуха для Чада грохочущий голос. Карин же, всё ещё крепко держась за рубашку парня, с ужасом смотрела на отвратительного монстра неподалёку. - Разве что... можешь кинуть мне девчонку ― тогда я дам тебе фору в пару минут.
  Только невнятное клокотанье раздалось из горла Чада и он покрепче прижал девочку к себе.
  "Дедушка, ведь это же оно, да? Когда я должен буду защищать других. Но почему я тогда не смог...".
  - Оно прыгает!! - завопила Карин и Чад быстро отскочил в сторону и пустился бежать. Нет, abuelo сказал правду, его сила должна пробудиться. Значит, он что-то делает не так... Внезапно земля ушла у него из под ног и они оба упали под издевательский хохот. Не зная, что предпринять, Чад лишь постарался максимально закрыть собой девочку...
  
  - Кенгъю, я постараюсь отвлечь их внимание, а ты беги как можно скорее, - еле слышно прошептала Тацки.
  - Нет! - он отчаянно замотал головой и встал спиной к её спине в центре кольца из их друзей и одноклассников.
  - Не дури, одни мы тут не справимся, нужно чтобы кто-то выбрался и побежал за помощью. Доберись до Ичиго и расскажи ей, что происходит.
  - А что с тобой случится, пока мы не вернёмся? Нет, Тацки-чан, не заставляй меня.
  - Идиот, - фыркнула она и пнула противного парня из второй параллели так, что он согнулся пополам: без критических повреждений, но существенно. - Тогда держись, пока я их всех тут не раскидаю.
  Каким бы символичным не казался его жест, Кенгъю понимал, что прикрыть спину Тацки он никак не способен, максимум ― предупредить её об атаке. Так что пока он просто уворачивался от ударов загипнотизированных, по счастью, довольно медленных. Где сейчас может быть Куросаки-сан...
  Сильный удар в плечо заставил его полететь в окружающую толпу, где цепкие руки схватили его так крепко, что Кенгъю не мог даже пошевелиться и лишь в отчаянии взирал на медленно подходившую к нему Тацки с пустыми глазами.
  - Хе-хе, надо было бежать, пока была возможность, - чудовище зашевелило щупальцами в удвоенном темпе, - или согласиться стать моим обедом. Потому что сейчас тебе придётся умереть от рук твоей подружки.
  
  Ичиго и до этого дралась в паре с кем-то: с Тацки много раз, с Чадом, ещё с парой ребят. Но это были совершенно другие ощущения что-то типа прикрытия спины, уверенности... С Бъякуей это было нечто большим... что-то, близкое к истинному партнерству. Его силы не хватало на уничтожение противника, но каждой своей атакой он подводил Пустых так, что Ичиго оставалось только взмахнуть мечом. Наверное, это было следствием его долголетнего опыта, но только этим нельзя было объяснить, что они очистили улицу всего лишь за несколько минут, двигаясь так чётко и грациозно, как будто танцуя. Кучики Бъякуя был талантливым воином ― наконец-то Ичиго осознала это полностью. Но в этом танце был и третий ― её меч, казалось, двигался сам, ведя её руку туда, куда ещё не успевала мысль. Все этим минуты Ичиго, кажется, и не дышала, получая подпитку и поддержку от огромного клинка, ничуть не утомившего её руку. И когда они остановились внизу на съезде, она оперлась на него, чтобы перевести дух.
  - Надеюсь, это всё...
  - Я тоже. Кстати, мы, кажется обнаружили виновника...
  Ичиго подняла голову и проследила за его взглядом ― рядом с парком виднелась небольшая фигурка, то и дело испускающие голубые вспышки.
  ***
  Пот тёк по его лбу, на пальцах уже была содрана кожа, а поток Пустых и не думал иссякать. Урюю остановился на мгновение, чтобы перевести дух, но даже такой краткой передышки не получилось: с диким криком сзади на него набросился Пустой, но не успел он воссоздать лук, как звук оборвался. Обернувшись, он увидел подходившую с грозным видом Куросаки и следующего за ней обманчиво спокойного Кучики-сенсея с такими холодными глазами, что у него мороз прошёл по коже. Ишида не отпустил лук, несмотря на то, что его энергия походила к концу, но и не направлял его на потенциальных противников.
  - Ну что, Ишида-кун, как идёт соревнование? - ехидно начала Ичиго. - Извини, я как-то забыла про подсчёты, но наверняка ты разобрался со всеми Пустыми в подавляющем количестве. Или нет?
  Он хотел что-то ответить, но слабый прерывистый крик "Помогите!" привлёк их внимание. По переулку бежала молодая девушка с растрёпанными волосами и оборванной одежде, в страхе то и дело оглядываясь назад. Неизвестно, видела ли она что-то или в ней говорил инстинкт, но они трое вполне различали скачущего за ней огромными прыжками Пустого, уже высунувшего длинный язык. Наконец девушка выбилась из сил и упала на колени, Ишида поднял лук, но из-за того, что стрела держалась на тетиве слишком долго, не смог совладать с нацеливанием и она просвистела мимо уже летящего в прыжке Пустого. На мгновение у него внутри оборвалось всё, он уже видел, как длинные когти разрывают тело, но тут мимо него сверкнул огромный клинок: Ичиго раскрутила меч за длинную обвязку и метнула в Пустого. Острие вонзилось прямо в центр Маски и Пустой неслышно рассыпался в пыль. Ичиго рывком притянула меч обратно и повернулась к Ишиде.
  - Ну что, доволен?!! Или кому-то нужно было умереть?! Даже ответить за своих слова сил не хватило. Так что придется теперь "слабым и ничтожным" шинигами прибирать за тобой.
  И только она повернулась, чтобы разобраться с остатками нашествия, как голос, срывающийся и неровный, такой не похожий на голос выдержанного отличника Ишиды, почему-то остановил её:
  - Если вы такие сильные, то почему тогда не спасли моего дедушку?! - Изумлённая Ичиго обернулась и увидела его застывшее лицо, смотревшее куда-то в сторону. В никуда, в прошлое... - Он держался два часа, но Пустых было слишком много, и шинигами прибыли только когда всё закончилось. Разве это не ваша обязанность ― спасать людей?! Тогда почему?!
  Если бы даже Ичиго знала ответ, то чем бы он помог? С такими вопросами всегда так... Поэтому она и оставила застывшего парня за спиной и направилась к тем, кого ещё можно спасти. Бъякуя же остановился около дрожащего парня.
  - Я ещё не был шинигами, когда уничтожили квинси, и, полагаю, другого выхода действительно не было. Но я сожалею, что так случилось. И я сожалею, что твой дедушка погиб.
  - Бъякуя! - окликнула его Ичиго и мужчина, не дожидаясь реакции, прошёл дальше. - Как ты думаешь, это последняя партия? - вдали копошилась ещё пара-тройка настоятельно требующих успокоения душ.
  - Сегодня мы обработали количество Пустых, в среднем обнаруживаемых за неделю на всём Кюсю, таким образом, перекрыв норму более чем в сорок раз, - и это Бъякуе отчётливо не нравилось. Такая вспышка точно привлечёт внимание... - Так что большие волны ещё вряд ли возможны, только отдельные остатки зачистить...
  Ичиго не успела обрадоваться забрезжившему окончанию. Стена энергии ударила её так сильно, что, если бы не меч, удержаться на ногах бы не получилось. Она принялась хватать ртом воздух, такой плотный и наэлектризованный, что совершенно не попадал в лёгкие. С трудом оглянувшись на побледневшего, но держащегося Бъякуя, она увидела, что он смотрит на что-то вверху. Как в начинающем наливаться сумеречной синевой небе образовалась огромная трещина, в которую проснулся гигантский белый нос.
  
  Чад не думал, что дедушка обманул его. Это просто он делает что-то не так. Но это не значит, что он бросит пытаться.
  Он выпрямился и встал лицом к невидимой опасности. Может, это и последняя драка в его жизни, но сейчас он не будет просто сносить удары. Ему есть кого защищать.
  - Ещё хочешь попробовать? - полуудивлённо спросил монстр. - Я бы не против, но что-то уж слишком проголодался. Могу начать с тобой, а потом закусить девчонкой...
  - Он справа! - завопила Карин, незаметно для Чада тоже вставшая и вцепившаяся в его штанину. Он смог отпрыгнуть и как-то даже стукнуть что-то осязаемое, но без видимого результата. Монстр глумливо засмеялся.
  - Всё равно же поймаю.
  Чад как отстраненно подумал, что будет, когда найдут их тела, если, конечно, от них останутся тела, и как будет плакать Ичиго, и всё потому, что он не может защитить эту маленькую девочку...
  - Прямо!
  Он ударил наудачу и практически из отчаяния, но в этот раз результат был другой ― смех захлебнулся в чём-то похожим на крик. Другой была и отдача от удара: что-то явно поддалось под его кулаком, а сам он не сдвинулся с места.
  - Ты!.. Ты! - даже как-то обиженно завопило чудовище.
  - Опять спереди! - завопила Карин.
  - Вижу, - спокойно ответил Чад.
  От грохота у неё заложило в ушах, а сама она не удержалась на плечах парня и шлёпнулась на землю, отлетев на несколько метров. Пылевая пелена заволокла место, где столкнулись две силы, и оглушённая Карин не могла позвать приятеля Ичиго, забыв от шока, как его зовут, и её ошеломлённый мозг никак не мог подобрать слов, а ведь это было так важно узнать, жив ли он. И тут из пыльного облака донеслись слова:
  - Ты в порядке?
  - Угу! - Карин из всех сил пыталась не расплакаться от нервного напряжения, но, когда увидела наконец-то проявившегося парня, слёзы от удивления высохли на её глазах ― странная чёрная с красным извилистым узором броня покрывала всю его правую руку.
  
  Чужие руки держали его так крепко, что на плечах наверняка появились синяки, но Кенгъю даже не чувствовал боли, неотрывно следя за за приближающейся Тацки. С пустыми-пустыми глазами, которые пугали его больше, чем всё остальное. От отчаяния он попытался рвануться прочь, но лишь порвал пиджак, а неумолимые руки притянули его обратно. И вот уже его подруга, всегда его защищавшая, всегда его выслушивавшая и поддерживавшая, всегда ему помогавшая, стоит перед ним и замахивается...
  - Тацки-чан!! Пожалуйста, очнись, пожалуйста, не надоооооооооо!!!!!!!!!!!
  Но только предвкушающее хихиканье режиссера всего этого кошмарного представления служит ему ответом. Первый удар обжигает скулу и, несмотря на крепкую хватку одноклассников-марионеток, пригибает к земле. Кенгъю смотрит оставшимся неповрежденным глазом, как рука поднимается ещё раз, и тут его накрывает старым-старым ужасом, который он запретил себе воспоминать ― боль и непонимание ― почему самый близкий человек в мире, который должен его защищать, почему он делает ему больно? И из самого нутра вырвался призыв:
  - Сораэ-нее-чан!! - завопил из всех сил зажмурившийся Кенгъю.
  ***
  Тацки видела, что происходит, но пелена внутри головы, мешала ей осознавать это вовремя. Только когда она увидела изученное лицо Кенгъю, до неё медленно-медленно стала доходить тошнотворная кошмарность происходящего, но не успела накрыть её с головой, потому что раздался громкий треск и в глазах померкло.
  Она открыла их снова почти мгновенно и обнаружила себя лежащей на земле, как и всех остальных школьников, которые явно были в обмороке. Единственным стоявшим был Кенгъю, окровавленный, растрёпанный, дрожащий мелкой дрожью, но в то же время так не похожий на тихого, почти забитого мальчика, которого она знала. Он стоял, вытянувшись, глядя прямо перед собой, а вокруг него летали разноцветные молнии.
  
  - Что это?.. - её горло так пересохло, что ей показалось ― Бъякуя её не услышит. Но он ответил:
  - Менос... Гранде... Скопище множества Пустых, слепившихся друг в друга, потерявших все остатки своих личностей...
  Менос ― высотой в несколько десятков метров, в чёрной хламиде и примитивной белой маске во всё лицо (а было ли у него лицо?) ― шагнул из расщелины вниз и стал подслеповато озираться, словно недоумевая, что же призвало его сюда. Земля вздрогнула и новая мутящая волна накрыла Ичиго. Она и так понимала, что эон не такой как обычные Пустые, иногда тоже представлявшие для неё сложность, но всё равно произнесла:
  - Как его можно победить?
  - Меносы практически никогда не появляются в мире живых и каждый инцидент ― чрезвычайная ситуация, требующая привлечения нескольких капитанов и лейтенантов. В любом случае, Soul Society скоро об этом узнает, - Бъякуя, смирившись с неизбежностью, потянулся за телефоном, но замер, когда услышал следующий вопрос.
  - Они... успеют?..
  Пауза сказала ей всё. Боящийся что-то сказать Бъякуя...
  - Ичиго... Бери своих родных и убегай.
  Она закрыл глаза и сквозь тьму донесся почти жалобный визг Меноса и хруст бетона. Да, так, наверное, лучше, оставить разбираться профессионалов, а самой утащить всех близких в безопасность. Может даже, получится найти Тацки... Но Ичиго знала, что это минутный самообман, уступка инстинкту самосохранения. Никогда она не смогла бы бросить Каракуру. И даже чёртов Ишида, в остолбенении смотрящий на дело рук своих, не заслуживал такой смерти: неумолимой и неосознаваемой.
  - Давай тогда, на тебя последняя надежда, - неосознанно слетело с её губ обращение неизвестно к кому, а руки в который раз уже за сегодня стиснули шершавую рукоятку.
  Бъякуя уже внутренне видел перед собой всё предстоящее: тяжёлый, очень тяжелый бой, помощь выжившим, лицо Ичиго, когда она вернётся на развалины, объяснения-объяснения-объяснения, позор-позор-позор... Но иного выхода не было и никакого внутреннего протеста он не чувствовал. Но опять неизбежность была переломана в одно мгновение. Сначала какая-то знакомая, но совершенное неожиданная сила обожгла его занемевшие духовные сенсоры, а потом он увидел. Как белое пламя пронзительной яркости охватило девушку и яростно разбросало свои языки во все стороны, никогда он ещё не встречал такой дикой, необузданной, абсолютно неэкономичной и яростной энергии. А потом даже не понял, но почувствовал, что будет дальше.
  - Ичиго, стой!! - рванулся он вслед за стремительной чёрной молнией.
  - Куросаки! - заорал тоже понявший всё Ишида.
  Но куда гигаю тягаться с шинигами: Бъякуя не смог добежать даже до подступов к Меносу, а потом его сшибла с ног сильнейшая вспышка. Откашливаясь, он смог только подняться на колени и прокричать:
  - Идиотка!! Назад!!
  Ичиго же не слышала ничего: огромная сила почти раздирала её изнутри и только цель впереди позволяла сосредоточиться и не потонуть в бушующем океане. Менос не успел обратить внимание на суетящихся внизу малявок, а потом было слишком поздно: меч, похожий на булавку по сравнению с ним, впился куда-то суть повыше голени и неожиданно пропорол всю ногу вниз. Менос обиженно завопил и затоптался на месте, а Ичиго, не переводя дыхания, атаковала ещё, в этот раз глубоко засадив меч сбоку. Крики перешли почти во всхлипы и Менос понемногу стал отходить назад в разлом. Когда Бъякуя и Урюю наконец-то добрались до места событий, от него осталось только тонкая сеточка трещин в небосводе. Но несмотря на это, Ичиго снова поднимала меч. Бледный Бъякуя пытался хоть как-то достучаться до неё, но её глаза смотрели куда-то сквозь, на непонятную цель, а всё ещё окутывавшее пламя духовной энергии не давало даже прикоснуться.
  - Освободившаяся сила просто перегружает её. Я не знаю, когда она придёт в себя. - Это было ещё хуже, чем первый вариант, с которым он смирился. Тогда он хотя бы представлял, что делать...
  В отчаянии Ишида попытался вырвать меч из её руки, ясное дело, безуспешно, но заметил, как до того бесполезно свисающий крест-активатор силы квинси на мгновение ярко вспыхнул знакомым голубым свечением.
  - Есть идея, - кратко бросил он Бъякуе и поспешно стащил с шеи школьный галстук.
  Ичиго уже не порывалась ни на кого нападать, она просто прерывисто дышала, осев на землю, всё также смотря невидящими глазами вперёд. Ишида примотал левую руку к огромному мечу, и действительно ― лук вспыхнул так ярко, как никогда до этого. Сила жгла кончики пальцев и Урюю поспешно спустил стрелу, устремившуюся в небо с такой силой, что он зашатался. А потом ещё и ещё, неизвестно сколько раз сгустки драгоценной духовной энергии растворялись высоко в вечереющем небе. Он не обращал внимания ни на содранную до мяса кожу, ни на брызнувшую из под ногтей кровь, вслушиваясь только в ритм дыхания связанной с ним девушки. Опустил он лук, только когда оно стало ровным, а стальная хватка на мече ослабла. Тогда и сам, обессилевший, он рухнул рядом на колени, наконец-то начиная ощущать все повреждения. Стоявший рядом Бъякуя чувствовал, как его раздирают противоречивые чувства: облегчение от того, что всё получилось не так, как он думал, и тревогу из-за того, что он совершенно не представлял, что же будет дальше.
  
  Part7 - Mother's Grog
  
  Oh, sweet Mother!
  Forgive my sins and conceitedness...
  
  На следующее утро они все пришли в школу. Спокойно занимались под визг машин аварийных служб, латающих последствия "вчерашнего локального землетрясения в Каракуре", игнорировали повязки и пластыри на друг друге...
  Как будто вчера ничего не было.
  ...Как будто Бъякуя не залезал с превеликой осторожностью в окно, бережно держа в руках бессознательную шинигами, а потом так же бережно не доставал из шкафа человеческое тело. И не сидел неподвижно у кровати, следя за тем, как неспешно дыхание опускает и поднимает грудную клетку. И не впустил, услышав робкий стук и тихий голос, всю в лейкопластырях Карин, совершенно не удивившуюся его присутствию, а сразу бросившуюся к сестре. И не ответил без высказанного вслух вопроса "Она проснётся", сам изо всех сил стараясь в это поверить...
  ...Как будто доктор Сато, несмотря на все уверения Кенгъю, с одновременным накладыванием швов не пытался вызнать, кто же его всё-таки побил, пока, наконец, случайно не взглянул в его глаза и не увидел там прежнего забитого мальчика, а вот кого увидел ― понять не мог никак... И сидевшая рядом Тацки не сотряслась в беззвучных рыданиях, прикусывая губы...
  ...Как будто Ишида не сполз вниз по закрытой за собой входной двери и не сидел так долгое время в тёмной квартире, словно забыв про требующие срочного внимания раны...
  ...И как будто перевязанный Чад, не увильнувший от доктора Куросаки, когда проводил Карин домой, всю ночь не вспоминал всё, что когда-либо говорил ему дедушка, и не смотрел на свою руку как на чужую...
  Даже ученики, очнувшиеся вчера вечером вповалку на школьном дворе, не обсуждали, что же произошло. Землетрясение, сказали же по телевизору. Ядовитые галлюцинаторные испарения из разломов.
  
  - Так значит, ты ничего не помнишь? - уточнил Бъякуя.
  Ичиго махнула головой, навалившись руками на подоконник и рассматривая серо-голубое небо над крышами.
  - С того момента как появился ОН... как будто туман сгущался всё сильнее и сильнее, пока утром глаза не открыла.
  Бъякуя кивнул словно самому себе и погрузился в размышления. Ичиго разглядывала его краем глаза: таким она его ещё никогда не видела. То есть, не то чтобы у него всегда до этого был бездумный вид, скорее величественно-отстраненный, но сейчас его беспокойство было видно невооружённым глазом.
  - Но ведь всё же хорошо закончилось, да? Я, как бы, победила?
  Бъякуя кинул на неё взгляд и глубоко вздохнул.
  - Кстати, давно хотела спросить. У тебя же была катана обычных размеров? А почему мой меч тогда такой большой?
  Бъякуя поджал губы и с неудовольствием ответил:
  - Потому что он идеально подходит твоей неотёсанной и необузданной натуре.
  Не успела Ичиго насупиться, как прозвучала другая версия от совершенно неожиданного лица:
  - Размеры зампакто зависят от духовной силы шинигами. Чем больше энергии ― тем больше меч.
  Они воззрились на непринуждённо подошедшего к ним Ишиду, затем Ичиго с торжествующим видом повернулась к Бъякуе, а тот лишь кинул Ишиде взгляд, подразумевающий "Ну зачем ты ей сказал?", и опять тяжело вздохнул.
  - Кстати, разве он уже переписал всего Сайгё?
  - С его руками нельзя даже ручку держать, не говоря уже о кисти, - меланхолично пояснил Бъякуя. - А я очень придирчив к каллиграфии, Ишида-кун.
  Он протянул руку к обмотанным бинтами пальцам парня, которые на мгновение окутало слабое свечение.
  - Так быстрее вылечится.
  - Спасибо, - с видимой неловкостью ответил Ишида и убрал руки за спину.
  - Ок, я в клуб и домой. Режим повышенной бдительности ведь отменен? - уточнила Ичиго. Бъякуя поколебался, но всё же кивнул, и она быстро скрылась из глаз. А Ишида наконец-то задал мучающий его вопрос:
  - После случившегося... эмиссары Soul Society могут появиться?
  Бъякуя поднял на него утомлённые глаза:
  - Я очень надеюсь, что нет.
  
  - Бъякуя... - начала Ичиго нерешительно, что было так на неё непохоже, что её сосед по комнате, сидящий рядом на полу, опираясь спиной на кровать, сразу же отвлёкся от Огура Хякунин Иссю.
  - Я могу взять отгул от работы шинигами на день? И от школы тоже?
  - А в чём дело? - Бъякуе очень не хотелось выпускать её из поля зрения после недавних событий, хотя хорошо прореженные Пустые практически не появлялись. Ичиго помолчала немного, прежде чем тихим голосом ответить:
  - Мы хотим сходить к маме.
  Бъякуя замер на мгновение ― уже давно он чувствовал, что тема умершей матери в доме Куросаки ― очень и очень чувствительная. Ичиго могла орать на отца, нахально противостоять любым взрослым и грознейшим хулиганам, но стоило хоть чему-то натолкнуть её на воспоминания о матери ― и девушка практически преображалась. Нет такого ребёнка, которого бы не затронула смерть родителя, но Бъякуе казалось, что у Ичиго эта рана ещё открыта нараспашку даже спустя шесть лет.
  - Тогда конечно. Ни о чём не беспокойся.
  
  - Ты не знаешь, где Куросаки-сан сегодня? - спросил Кенгъю, встретив Тацки на перемене.
  - Ичиго сегодня не будет, - Тацки была существенно раздражена из-за заусеницы от доски пола в додзё, но её слова прозвучали неожиданно спокойно и даже как-то печально.
  - Почему?
  - Отец забирает её из школы в этот день уже пять лет. Сегодня годовщина смерти её матери. Так что никакого созерцания твоей любви сегодня. Эххх, ещё и расписание поменяли...
  
  Поднимаясь по крутому склону, нагруженная снедью Ичиго невольно размышляла, почему каждый год этот день наполнен расплавляющей жарой, а тогда дождь лил стеной...
  - Ичигооо! - Куросаки Ишшин ни капли не смущался строгой атмосферой места. - Понеси меня? А то у меня, кажется, начинается тепловой удар.
  Ичиго в раздражении скинула потные ручищи, которые он уже начал складывать ей на плечи, и бодро зашагала вверх.
  - Карин, Юзу, не обращайте на него внимания!
  - Юзу, пойдём, - потянула Карин за руку сестру, стоявшую в смущении над сокрушавшимся суровостью своих дочерей отцом. - Иначе это цирк до вечера затянется.
  - Папочка, поднимайся, пожалуйста, - Юзу поставила бумажный зонтик рядом с его головой и убежала.
  - Единственная отрада моего сердца... - донеслось до почти добравшейся до вершины Ичиго завывание. А потом, совсем близко (когда надо, Ишшин мог бегать ОЧЕНЬ быстро). - Ичиго, смотри как я могу!
  Она обернулась автоматически, забыв главное правило домовладения Куросаки ― закрывать глаза и зажимать уши, услышав эти слова ― и почти выронила пакеты.
  - Ты, что, на руках сюда добежал?!
  - Ага!
  - Неа! - встряла Карин. - Читер!
  - Вы можете хоть десять минут вести себя как нормальные люди? - прошипела Ичиго. - Какое счастье, что здесь никого нет...
  - Есть, - и Юзу указала вперёд.
  Сначала Ичиго подумала, что у неё галлюцинации от жары. Потом она пожелала, чтобы это были галлюцинации. Перед уходящим вдаль рядом семейных могил в настоящей тропической жаре застёгнутый на все пуговицы льняного костюма с букетом камелий наперевес стоял Бъякуя. Как бы совершенно случайно повернув голову, он изобразил удивление и подошёл к семейной группе.
  - Ооо, Куросаки-кун, не ожидал встретить тебя здесь!
  - Я тоже, Кучики-сенсей, - скрипнула она зубами. - Я думала, у вас занятия сегодня...
  - Я попросил их перенести, чтобы навестить могилу друга моего отца в годовщину смерти. А вы, должно быть, Куросаки-сан?
  - Приятно познакомиться, сенсей, - мощно сжал Ишшин холёную ладонь Бъякуи. - Позаботьтесь о моей дочурке.
  - Конечно-конечно. А это ваши младшие дочери?
  - Угу. Когда-нибудь станут и вашими ученицами, сенсей, если ничего не случится. А мы тут пришли на годовщину смерти моей жены.
  - Глубоко сочувствую вашей утрате, - церемонно поклонился Бъякуя.
  - Спасибо. Кстати, мы с вами раньше не встречались?
  На лице Бъякуи не дрогнул ни один мускул.
  - Возможно, когда-нибудь видели друг друга на улице, но не помню, чтобы нас друг другу представляли.
  - Хмм... ну ладно. Хорошего вам дня, сенсей.
  - И вам тоже.
  И Куросаки направились к своей семейной могиле, Ичиго же покорчила рожи за спинами остальных, на что Бъякуя сначала непонимающе улыбнулся, а потом сверкнул глазами с намёком. И никто из них не заметил, как утомлённо смотрела Карин на этот спектакль...
  
  После краткого приветствия Юзу начала разбирать принесённое, отец ― загорать, а Карин ― изучать свежедобавившиеся имена на соседних могилах. Ичиго же сказала, что пойдёт погуляет в перелеске.
  Бъякуя поджидал её почти за первым же деревом и у неё не было даже сил, чтобы на него накинуться как следует.
  - Ну ты же сказал, что я могу взять выходной! - практически проныла она.
  - Никто не заставляет бегать тебя по кладбищу с мечом наперевес. Я тут просто для подстраховки.
  - А зачем тебе нужно было знакомиться с человеком, в чьём доме ты уже несколько недель живёшь?
  - Опять же, на всякий случай.
  Ичиго фыркнула и стала подниматься по укромной лестнице, прятавшейся между деревьями, Бъякуя последовал за ней.
  - А, как с восстановлением твоей силы? - вспомнила давно интересующий её вопрос Ичиго. Бъякуя неожиданно замялся, вздохнул и, очевидно, всё-таки решил сказать правду.
  - ...Не так быстро, как я планировал. Очевидно, кто-то выкачал мою силу слишком радикально...
  - Ладно-ладно, оставайся сколько потребуется, я не давлю. А кстати, если тебя поймают, то как накажут?
  - Ммм... скорее всего, казнят, - безразлично ответил Бъякуя. Ичиго замерла на мгновение и фыркнула:
  - Очень смешно.
  Они ещё некоторое время поднимались вместе, щурясь от пробивающихся сквозь листву лучей, и тут пришла очередь Бъякуи спрашивать.
  - Ичиго... как умерла твоя мать?
  С дипломатией у него всегда было плохо, а слова "тактичность" он вообще не знал. Ичиго застыла на месте, словно замёрзла посреди жары, и стала казаться такой чужой посреди этого пышущего жизнью дня...
  - Ты обладаешь крайне высоким уровнем духовной силы для живого человека, у твоей сестры тоже есть способности. Поскольку ваш отец ― обычный человек, то, скорее всего, вы унаследовали эти способности от матери. И возможно, это было причиной...
  Ичиго резко развернулась к нему:
  - Я не знаю, обладала ли мама какими ли духовными способностями, но ты мыслишь в правильном направлении. Мама погибла из-за меня.
  
  - Значит, вы ― охранительные духи от Сораэ-нее-сан? - уточнил Кенгъю, с любопытством разглядывая стоящих на столе перед ним шестерых маленьких существ с крылышками, похожих на ярко раскрашенных куколок.
  - Нет, ну вы посмотрите на этого идиота! - топнул ногой затянутый в чёрное по самый нос один из них и, взмыв вверх, начал с раздражением носиться под потолком, а хрупкая девчушка в капюшоне терпеливо повторила:
  - Мы появились благодаря огромной любви и желанию защитить тебя Сораэ-сан, заключённых в её заколках, которые ты носишь. Но мы не духи, а воплощения твоей внутренней силы, твоё оружие, которое ты должен научиться использовать.
  - О-оружие... я не знаю, получится ли у меня, я н-н-никогда не умел драться...
  - Ха! - донеслось из-под потолка. Чем-то похожий на китайского эльфа обладатель прозрачно-зелёных крылышек успокаивающе улыбнулся:
  - В этом нет ничего сложного, главное ― поверить в себя и поверить в нас. Слушай и запоминай. С нашей помощью ты можешь использовать три типа заклинаний: защиту, лечение и нападение. Хинагику, Байгон и Лили создают непроницаемый барьер, я и Аяме образуем поле, в котором можно вылечить любые раны, а Цубаки, тот, который наверху, атакует противника. Чтобы вызвать каждое заклинание, ты должен запомнить формулы. Называешь имена тех из нас, чья помощь требуется, и добавляешь 'Reject!'.
  - Reject? Отрицание?
  - Да, именно на отрицании основана наша сила. И чем сильнее ты будешь отрицать атаку, рану или противника, тем лучше мы будем работать.
  - Что-то я сомневаюсь, что он сможет всё это запомнить, - фыркнул наконец-то приземлившийся Цубаки.
  - Не дребезжи, - осадил его до сих пор молчаливый плечистый Байгон. - Кенгъю-сама во всём разберётся.
  - Что вы, что вы, - замахал тот руками, - зовите меня просто Кенгъю. Я... постараюсь.
  
  Если бы Бъякуя не был уверен в необходимости получения данной информации, он бы, возможно, даже пожалел, что задал вопрос: настолько чужими сейчас казались ему глаза Ичиго. Пустыми настолько, что даже горя и сожаления не было видно, выжжено всё, как будто она даже не позволяла себе горевать... И столь же пустым казался её голос, когда она наконец заговорила:
  - Мне было девять лет, девчонкам, соответственно, пять. Мама возвращалась с ними с рынка и зашла забрать меня из додзё. Мы проходили мимо пешеходного перехода и там я увидела странную девочку... Тогда я ещё не всегда могла отличить призраков от живых и, когда заметила, что скоро загорится красный, потянулась за ней... И какая-то сила стала тащить меня вперёд... Мама рванулась за мной... Она прикрыла меня своим телом, когда нас ударила машина... Коляску с Юзу и Карин отбросило к краю дороги, они не пострадали только чудом... У меня тоже были только порезы и ушибы... Но мама... Она умерла на месте. Ещё когда я лежала под её телом. Этого достаточно?
  Бъякуя взглянул на неё так, что на мгновение она вынырнула из застарелого чёрного колодца ― с понимающей печалью...
  - Вполне... Ичиго, в том, что случилось, никто не виноват, и меньше всех ― ты.
  - Ты думаешь, я этого не понимаю?! Мне папа устраивал сессии психотерапии на дому чёрт знает сколько раз. Никто не виноват. Но вот только Карин с Юзу даже не помнят маминого лица, а папа каждый месяц меняет этот чёртов портрет на стене...
  И тут Бъякуя понял. Самым тяжёлым для неё было даже не чувство вины, иррациональное, но неизбежное, а то, что она даже не смела его показать близким, потому что её боль ранила бы их ещё больше. Вот почему спустя столько лет потеря матери была для неё незаживающей раной, потому что в полном согласии со своим именем она прежде всего защищала других от горя...
  Он мог бы сказать это вслух, сказать, что понимает, но вряд ли у него получилось бы сделать это правильно: в утешении у него не было ни таланта, ни мастерства. Поэтому он просто стоял, выжидая, пока её лицо наконец разгладится, а дыхание успокоится, и, как ни в чём не бывало, заметил:
  - Это место упокоения умерших и, мне кажется, такой громкий голос здесь не уместен.
  Ичиго немного разозлилась, но в ту же секунду поняла, что он позволяет ей пропустить только что случившуюся сцену и не давать более никаких объяснений. Она расправила плечи и хмыкнула:
  - Вообще-то, все покойнички должны пребывать в Soul Society, разве не так?
  - В любом случае, незачем оскорблять чувств их родственников.
  - Боже, какой же ты... "маркиз", - бросила она в сердцах прозвище, которым награждали Бъякую в школе, потому что в голову более ничего не приходило, и принялась сердито взбираться по ступенькам дальше. Оглянувшись, она увидела, что Бъякуя, нахмурившись, стоит всё там же, и удивилась ― такое прозвище должно было ему скорее польстить, чем оскорбить...
  - А почему "маркиз"? Граф мне кажется более подходящим...
  Ичиго фыркнула и последние колыхания в её взбаламученном внутреннем колодце улеглись...
  ***
  - Тебе не кажется, что собирается дождь? - озабоченно спросила Ичиго, поглядывая на небо.
  - Думаю, тебе нужно вернуться к своей семье, чтобы успеть провести все необходимые обряды, пока погода окончательно не испортилась. Я подожду в отдалении.
  - Ага, - рассеянно кивнула она и двинулась прямо через кусты к кладбищенскому участку. Но выяснилось, что они поднялись слишком высоко и ей всё равно придётся спускаться один круг вокруг холма. Идя по краю дороги, она бессознательно глянула вниз, услышав знакомые голоса, и застыла на месте. Карин пыталась заговорить с какой-то девочкой, стоящей на самом краю, а Юзу недоуменно смотрела на неё. Ичиго мигнула несколько раз, но ошибки быть не могло ― это была та же самая девочка, что и несколько лет назад, когда её дар стоил жизни её матери. И тут Ичиго поняла со странной отчётливостью, что произойдёт в следующее мгновение, это знание словно вошло в неё сквозь кожу, как и понимание того, что она ничего не успеет сделать...
  Девочка странно дёрнулась и внезапно Юзу оказалась высоко над землей, не успев даже взвизгнуть от удивления, а потом уже не способная даже вздохнуть, стиснутая когтями проявившегося словно из прозрачного воздуха Пустого.
  - НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!! - заорала впившаяся руками в кромку обрыва Ичиго так, что заложило уши, и сиганула вниз, рискуя сломать себе шею. Парализованная ужасом Карин лишь, задрав голову, смотрела на то, как чудовище собирается съесть её сестру. Прекрасно помнившая бесполезность человеческих сил против Пустых, Ичиго всё равно не стала тратить время на превращение в шинигами, а с разбегу пнула того в маску. Как ни странно, он закачался и выпустил девочку. Юзу без сознания шлёпнулась на дорогу, а Ичиго, стараясь не выпускать из поля зрения ошеломлённого Пустого, крикнула Карин:
  - Быстро бери Юзу и удирай!!
  - Но Ичиго...
  - НЕМЕДЛЕННО!!
  С помощью невесть откуда взявшихся сил Карин взвалила на себя сестру и помчалась вниз, борясь с желанием оглянуться. Если бы она это сделала, то увидела бы, как вслед за тем как Ичиго достала что-то из кармана, её тело безжизненно упало на землю...
  
  - Хм-хм-хм... - прогудел Пустой на удивление неотвратительным голосом. - Шинигами? Значит, у меня будет сегодня не только маленькие девочки, но и странный полушинигами-получеловек...
  - Даже если проигнорировать факт нападения на моих сестер, - ледяным тоном начала Ичиго, - у меня к тебе есть несколько вопросов. Да и вообще, ты мне просто не нравишься.
  - И почему же ты думаешь, я тебе отвечу?
  - У тебя просто не будет другого выбора, - ухмыльнулась девушка и меч рассёк воздух.
  
  Бъякуя почувствовал слабое и какое-то бледное присутствие Пустого через минуту после того, как расстался с Ичиго. Ощущение было таким странным, что он перепроверил в телефоне, и да, какое-то непонятное возмущение фиксировалось неподалеку. С одной стороны, проклиная закон подлости, с другой, хваля себя за предусмотрительность, он начал пробираться по кустам вслед за ушедшей девушкой. Он остановился лишь на секунду, чтобы снять пиджак и повесить на нижнюю ветку развесистого дерева. Один уже был безнадёжно испорчен в результате недавних неприятных событий.
  На дороге уже никого не было и Бъякуя нашёл только бессознательное тело Ичиго, которая, разумеется, кинула его и куда-то умчалась в пылу боя. Тревожимый мыслью о необычном Пустом Бъякуя поднял его на руки и устремился к замеченному им незадолго до этого небольшому домику.
  
  Увидев растрепанную и всю в пыли Юзу, которая, по счастью, вскоре пришла в себя, и Карин с совершенно дикими глазами, Ишшин не стал сразу же разбираться и расспрашивать, а подхватил дочерей и помчался к ближайшему укрытию от всё настойчивее накрапывающего дождя. Пока он тихим голосом успокаивал Юзу, очищая её ссадины антисептической салфеткой, Карин, вцепившись побелевшими пальцами в редкую деревянную решётку, закрывающую оконные проёмы, неотрывно смотрела на всё заволокшую водяную пелену.
  - Карин, что случилось? - негромко спросил её отец, закончив с младшей, уже задремавшей от усталости под шорох дождя.
  - Я... я не знаю, пап. Юзу упала и... Я просто очень хочу, чтобы Ичиго побыстрее вернулась.
  - Не беспокойся за свою старшую сестру, - успокаивающе легла его ладонь на её плечо. - Она может за себя постоять...
  Карин напряглась, увидев показавшуюся между деревьев фигуру. Но это была не Ичиго... Кучики-сенсей, промокший почти насквозь так, что длинные пряди его волос плотно облепляли кожу, быстро бежал по направлению к ним, держа что-то в руках... кого-то...
  Когда он положил бессознательную Ичиго на веранду, Карин с трудом удержалась от того, чтобы закричать, но он быстро сказал:
  - Не беспокойтесь, Куросаки-сенсей, Куросаки-кун всего лишь потеряла сознание. Полагаю это... возрастное.
  Ишшин быстро проверил пульс, дыхание и зрачки и полууспокоенно кивнул.
  - Спасибо, что принесли её, Кучики-сенсей. Пожалуйста, переждите дождь вместе с нами.
  - Ммм, нет, извините, у меня внизу машина стоит, - быстро ответил Бъякуя и поспешил туда, куда его звали зудевшие сенсоры астральной силы и неприятные предчувствия.
  Карин положила голову сестры себе на колени и принялась ждать опять.
  
  Ичиго и Пустой играли в странные кошки-мышки. Она нападала, он отпрыгивал, она устремлялась за ним вновь и так далее, в результате чего, когда ливень уже грянул в полную силу, они оказались далеко в лесу, на круглой поляне, плотно окружённой высокими деревьями. Но несмотря на то, что инициатива была на её стороне, Ичиго не разу не смогла нанести хоть как-то заметные повреждения, а постоянно убегающий противник то и дело каким-то образом доставал до неё, оставляя поверхностные, но болезненные раны, да ещё и измотал её порядком ― она начала слышать биение своего сердца и тяжесть дыхания. Пустой же... да, именно играл. В душу Ичиго стала закрадываться неприятная неуверенность: она никогда прямо не думала об этом, но до сегодняшнего дня подсознательно считала, что может победить любого Пустого, каковые есть просто заблудшие души, а шинигами созданы специально, чтобы разбираться с ними и по умолчанию сильнее. Но сейчас ей начало казаться, что это не так...
  - Ты так упорно сражаешься, маленькая шинигами. Мне даже интересно, что за вопрос ты хочешь мне задать. Спрашивай.
  Ичиго не нравилось, что разговор идёт не с её позиции силы, но слишком было важно услышать ответ, и она сквозь зубы сказала:
  - Та девочка-призрак... Ты как-то с ней связан?
  - Какая девочка?.. А, ты имеешь в виду это?
  И, откуда не возьмись, она появилась прямо перед ним. Не успела Ичиго удивиться отсутствующе-безжизненному взгляду её больших чёрных глаз, как её скальп разделился на две половинки и оттуда выскользнул длинный шланг, поспешно соединившийся с головой Пустого. Поражённая Ичиго отступила на шаг, а Пустой захихикал:
  - Удивлена? Моя особая техника. Другие Пустые больше частью жрут всё подряд, обладатели духовной силы редки, а вот я просто сижу в засаде, поджидая, пока добыча клюнет на приманку. Поэтому меня и зовут Grand Fisher, - и он покачал безвольным телом на отростке. Ичиго затошнило. - Ой, а я тебя вспомнил! Та самая рыжая девчонка, которую мне не удалось съесть шесть лет назад из-за того, что какая-то баба встала на линии удара.
  Кровь отлила от её лица и Ичиго безуспешно пыталась осознать услышанное.
  - Значит, ту женщину... ты её убил?..
  - Не знаю, её потом сразу же сбила машина, глупая дура. Ммм... разве это не судьба, что мы встретились спустя столько лет? Ты подросла и стала ещё вкуснее...
  Ичиго почувствовала, как что-то поднимает волоски на её коже и невидимый холодный огонь обволакивает её тело.
  - Убийца, - еле слышно выдохнули её губы.
  - Что? - переспросил всё ещё забавляющийся ситуацией Пустой и, только заглянув в поднятые на него глаза, понял, что что-то не то.
  В этот раз он не успел отскочить до конца ― меч царапнул маску, оставив на ней рубец. Оба они, и Ичиго, и Grand Fisher, замерли, понимая, что бой перешёл на следующий уровень.
  - Ещё никогда... - голос Ичиго немного окреп, хотя оставался почти таким же тихим, но Пустой теперь в него вслушивался гораздо внимательнее, - ещё никогда мне не хотелось убить кого-нибудь. Ты ― первый. Даже жаль, что ты всего лишь попадёшь в Soul Society, вот в аду тебе самое место...
  - Только не говори, что всё дело в мести, - хохотнул Grand Fisher. - Это достойно только жалких живых людишек.
  - Можешь считать меня жалким живым человеком!! - и она бросилась на него, ударив мечом с такой силой, что брызги разлетелись веером по всей поляне. Пустой смог увернуться, но всё же его накидка пострадала, а в следующий момент и одна из лап ― Ичиго перерывов между атаками не делала.
  ***
  Прятавшийся за одним из деревьев Бъякуя мучиться над сложнейшей дилеммой. В сводках и докладах ему встречалось имя Grand Fisher ― неуловимого Пустого, десятилетиями скрывшегося от охотившихся на него шинигами. И он прекрасно понимал, что эта добыча Ичиго, даже со всей её сверхъестественной духовной силой, не по зубам. Надо бы вмешаться, отвлечь на себя внимание, придумать план и тактику, даже, может, заставить её убежать... Но... довести бой до конца собственными силами было единственным способом освободить её из безвыходной тюрьмы чувства вины, который он мог придумать. Может, если она изольёт весь свой гнев и отчаяние на непосредственного виновника гибели её матери, то перестанет угнетать себя. Если позволит себе сделать это. Потому что темницу чувства вины мы запираем себя сами...
  ***
  Ичиго больше не чувствовала усталости: каждый её удар, недостигший цели окончательно, как будто вселял в неё новые силы, чтобы наконец-то добраться до источника бед её семьи. Когда она отколола кусок маски, Grand Fisher наконец принял решение больше не играться.
  - Ты очень сильная, маленькая шинигами, и наверняка, очень питательная.
  - Во-первых, я ― не маленькая, во-вторых, обсуждать фигуру девушки ― бестактно, - огрызнулась Ичиго и опять подняла меч. Пустой издал звук, похожий на самый отвратительно звучащий смешок, и встряхнул своей "приманкой". Лицо девочки задрожало и на нём проступили совсем другие черты, как и волосы сменили цвет и форму...
  Ослабевшие пальцы Ичиго выпустили рукоятку.
  "Плохо, очень плохо", - подумал Бъякуя.
  ***
  - Кажется, я запомнил всё точно, - довольно гулькнул Grand Fisher. - Ну как, ты рада встрече с мамой впервые за столько лет?
  - Ты... ты... - ещё никогда Ичиго не чувствовала такую всепоглощающую ненависть. Она душила её, разрывала кожу, просясь наружу, затмевала зрение... Даже энергия её меча меркла по сравнению с этим. К счастью, он удобно воткнулся острием в землю так, что её руки автоматически схватили его, прежде чем она бросилась вперёд, иначе бы она накинулась на Пустого голыми руками. И, наверное, и этого было бы достаточно, но сейчас клинок был устремлен в центр маски с такой неотвратимостью, что, казалось, никакой возможности уклониться у Grand Fisher не было. Но он и не думал уклоняться, а в последний момент заслонился безжизненной куклой с лицом Куросаки Масаки. Атаку, которую, казалось, ничто не могло остановить, задержала сама Ичиго и в то же мгновение из тела приманки вырвалось щупальце, прошившее её бок. Ичиго отрубила отросток, но было ясно, что особого вреда для Пустого в этом нет. Несмотря на глубину раны, она продолжала думать только о том, как уничтожить этого монстра и заставить исчезнуть эту отвратительную профанацию всех её воспоминаний, поэтому следующая её атака ничуть не уступала первой в силе и скорости. Но теперь её попытка ударить до того, как он успеет среагировать была пресечена механическим, неестественным голосом:
  - Дочка, мне больно.
  Это был не мамин голос, и она так её никогда не называла, но Ичиго всё равно застыла на месте, позволив Grand Fisher опять проткнуть её насквозь, теперь уже в грудь.
  - Не делай больше маме больно, - продолжала вещать кукла и Ичиго поняла, что больше не в силах сражаться. Что в действительности она хочет, чтобы всё это быстрее закончилось. Grand Fisher, опытный ловец душ, почувствовал, что жертва готова и, уже предвкушая, как вонзит в неё зубы, направил последний удар...
  Ни он, ни Ичиго поначалу не поняли, что произошло, она даже утомлённо подумала "Что, это ещё не конец?.." и только потом поняла, почему щупальце не достало до неё. Потому что застряло в плече Бъякуи, каким-то чудом заслонившего её в последнюю минуту. Ичиго зачарованно смотрела, как алая клякса, разбавленная дождём, расплывалась по белой рубашке и думала, что, оказывается, в гигаях такая же кровь, как и в настоящих телах.
  - Ичиго, я в тебе разочарован, - абсолютно буднично произнёс Бъякуя. - Неужели ты хочешь, чтобы так всё и закончилось?
  Ичиго мигнула и как будто проснулась. Неужели она только что хотела сдаться и позволить съесть себя эту уроду, уже убившему её мать? Если она сейчас умрёт, то и всё, что сделал ради неё Бъякуя, окажется бесполезным. А этот... будет продолжать убивать и дальше...
  Grand Fisher сначала почувствовал досаду, но потом обрадовался. Ещё одна добыча, и даже не человек... Девчонка ― дело решённое, да и этот уже угрозы не представляет... И тут он почувствовал, как что-то изменилось. Мокрый сумрак стал странно потрескивать и какая-то неведомая сила волнами распространилась по всей поляне. Он поспешно взглянул на шинигами и не увидел в её глазах уже смирения жертвы, они горели белым огнём, нет, вся она горела...
  - Ааааааааааааааа!! - она сама не поняла, как это всё случилось, но вот уже она стоит на другом конце поляны, тяжело и прерывисто дыша. Оглянувшись, она увидела только осевшего на колени Бъякую. - Он..?
  Тот прикрыл глаза и она сама поняла, что теперь всё действительно закончилось. Выброс силы был настолько велик, что ослепил и оглушил её, а также испепелил Grand Fisher, как только меч разрезал маску, не дав тому прошептать благодарность освобождения. Почему-то Ичиго было всё равно.
  Она доковыляла до Бъякуи, который с тем же стоическим выражением лица останавливал кровотечение в плече.
  - Как..?
  - Ничего серьёзного, - ограничившись самым минимумом в отношении себя, он приступил к ранам Ичиго. Ещё никогда она не была настолько серьёзно ранена в боях, но сейчас только отсутствующе пережидала, эмоциональное опустошение препятствовало даже осознанию боли. - Прости, но моих сил хватит только на это...
  - Ничего, я сама виновата, - она с усилием поднялась, опираясь на меч. Бъякуя встал одновременно с ней, с еле показываемой тревогой заглядывая в глаза. - Всё нормально. Ну, насколько это возможно. Спасибо.
  - Ичиго...
  - Ты опять меня спас. Обещаю, больше такого не повторится.
  - Ичиго... - и опять Бъякуя не мог придумать, что сказать. Только что произошедшая на многих уровнях битва вымотала её настолько, что Ичиго думала и двигалась как автомат, иначе просто рассыпалась бы на куски.
  - Иди домой, я скоро приду.
  ***
  Бъякуя из-под прикрытия деревьев проследил, как чёрная фигурка медленно доковыляла до заброшенного домика, где укрылась от дождя её семья, неловко вскарабкалась на веранду и слилась со своим человеческим телом, и только потом сам начал неспешный спуск вниз, не морщась, но всё равно ощущая с каждым шагом волны боли, расходящиеся по всему телу.
  Ичиго открыла глаза под радостное "Ах!" Карин и сразу же смертельно побледнела. Астральные силы Бъякуи затянули только внешние повреждения и заткнули кровотечения, и сейчас она прекрасно ощущала, как под тонким слоем нетронутой кожи разверзлись раны, перенесённые из её духовного тела.
  - Ичиго, что с тобой?!
  - Всё нормально, Карин, - выдавила Ичиго и, сдерживаясь изо всех сил, поднялась. - Возрастное, наверное. Пап, у тебя нет никакого обезболивающего с собой?
  Ишшин положил ладонь на её покрытый холодным липким потом лоб и пытливо заглянул в глаза. Ичиго очень старалась, чтобы он ничего не мог прочесть в них, и, кажется, ей это удалось. Отец вздохнул и выудил из кармана упаковку тайленола. Ичиго отвернулась и махнула сразу пять штук, отчаянно надеясь, что они заработают как можно быстрее, иначе до дома она не дойдёт.
  ***
  Дождь стихал, они сидели на пыльных досках, прислонившись к оборванным сёдзи, таблетки начали действовать, девчонки спали, свернувшись клубочками и положив головы к ним на коленки. Когда робкий солнечный луч наконец-то прорвался через пелену туч, Ичиго наконец-то смогла задать этот вопрос. Она не готовилась, даже не хотела его произносить, но он как-будто зрел где-то очень глубоко много-много лет...
  - Пап, а если мама погибла из-за меня?
  - И что? - почти сразу же отозвался Ишшин. В его голосе не было ни удивления, ни напряжения, ни скрытой боли...
  - Как что? Ну... что бы ты почувствовал...
  - Восхищение, - услышав неожиданный ответ, Ичиго повернулась и увидела, как отец вытягивает из кармана пачку сигарет. Он курил очень редко, точнее ― раз в год... - И изумление. Восхищение женщиной, отдавшей жизнь, чтобы спасти моего ребёнка, и изумление от того, что такая женщина выбрала меня.
  Ичиго закрыла глаза и глубоко втянула сигаретный дым, ощущая, как он наполняет её легкие, распирает их до предела...
  Они растолкали Карин с Юзу, и те, уже подзабывшее недавнее, потому как сон всегда отсекает прошедшее как прошлый день, весело помчались вниз по лестнице. Несмотря на улучшение самочувствия Ичиго всё равно ковыляла позади, заметив, проходя мимо ряда с их семейной могилой, лежащие на блестящем камне промокшие насквозь камелии.
  
  Всё время до возвращения остальных Бъякуя упорной медитацией пытался увеличить запас духовной энергии, чтобы ускорить излечение Ичиго, но результат не радовал: то ли восстановление силы шло из рук вон плохо, то ли он не мог сосредоточиться как следует, всё время срываясь то в тревогу, то в гнев... Наконец-то внизу хлопнула дверь и стали слышны голоса, но Ичиго всё не было и не было... Поняв из подслушанного разговора младших сестёр, что она отговорилась и куда-то ушла, он почти что стал метаться по комнате. Глупая девчонка! Идти куда-то в таком состоянии равно самоубийству! Не обращая внимания на проступившие на повязке кровавые пятна, Бъякуя сиганул из окна и стремительным шагом, очень напоминающим бег, отправился разыскивать её под опять начавшим накрапывать дождём.
  ***
  Непонятно как он нашёл её в немаленьком всё-таки районе, но как-то получилось: она сидела на корточках в узком проулке, почти спрятавшись за картонными коробками. То ли услышав, то ли почувствовав его присутствие, Ичиго подняла мокрое-мокрое лицо и хриплым, прерывающимся голосом сказала:
  - Ненавижу дождь.
  Бъякуя только кивнул и протянул руку.
  ***
  Они медленно возвращались домой, не обращая внимания на разверзшиеся хляби. Вполне возможно, впервые в жизни Бъякуя жалел о том, что его воспитание, образование, тренировки и весь опыт не дали ему такого умения как поддержать другого. Он искоса смотрел на девушку с опущенными плечами и лицом, с которого потоки дождя как будто вымыли всю жизнь, и никак не мог придумать, как же помочь ей в этот день пережитого заново ада. Язык был бессилен, но бездействовать он не мог, поэтому, почти бессознательно...
  
  - Ай! - Кенгъю пытался закрыться руками от болезненного щелчка по носу, одновременно приглушенно смеясь.
  - Что ты делаешь с Кенгъю-сама?! - Байгон смачно стукнул Цубаки по голове.
  - Если этого идиота не натренировать на условный инстинкт, он никогда не научится! Не справился ― получил!
  - Это не наука, а средневековая педагогика, - вставила Лили, приподняв свои большие очки.
  - Кенгъю-кун прекрасно справляется, - вмешался Шун-О, - он уже может удерживать щит!
  - Полторы секунды! Так он никогда не дойдёт до тренировок со мной!
  - Не ссорьтесь, пожалуйста, - взмолился Кенгъю. - Я буду стараться!
  Но маленькие духи в запале и не думали прекращать перепалку. Чтобы охладить спорщиков и проветрить комнату, ставшую душной после всех вызовов заклятий, успешных и безуспешных, он подошёл к окну и открыл его во влажную прохладу дождя. Но не успел он насладиться свежестью, как застыл на месте, а его пальцы до хруста суставов впились в подоконник.
  По пустой улице шли двое людей без зонтов, сразу привлекшие его внимание, несмотря на то, что яркие волосы, всегда служившие ему маячком, одной из них потемнели от дождя. Он только понял, что это Ичиго и Кучики-сенсей и даже не успел удивиться тому факту, что они вместе здесь и в таком виде, как рука мужчины осторожно поднялась и легла на лечи девушки, казалось, не заметившей этого жеста.
  Кенгъю, мгновенно замёрзший, понимал, что испытываемое им сейчас отличается от привычных уже зависти и лёгкой неприязни. Честно говоря, Кучики-сенсей всегда ему нравился, как привлекают подростков выдающиеся взрослые мужчины, несмотря на его ненормальную близость с Куросаки-сан. Но сейчас, когда его взгляд не отрывался от ЭТОЙ руки, его губы почти сами произнесли приказ Цубаки.
  Но тут он вспомнил, почему Куросаки-сан не было сегодня в школе, и даже на таком расстоянии смог различить, что на её таком всегда оживлённом лице нет ни капли краски. Охваченный смесью стыда и сожаления, Кенгъю отвёл глаза и захлопнул окно.
  
  Part8 - Spiked Pineapple Juice
  Who is that stranger
  in the mirror?
  
  - Ичиго. Ичиго-о-о, просыпайся, - потряс Бъякуя её за плечо. - У меня сегодня дежурство по школе, так что я ухожу пораньше. - Ичиго только чуть-чуть вытащила голову из-под одеяла и слабым жестом подтверждающие махнула рукой. - Опять проспишь, у тебя же утренняя тренировка сегодня. И не забудь взять с собой сочинение.
  - Угм, - буркнула Ичиго в подушку и подняла на как всегда безупречно одетого Бъякую расфокусированный взгляд. - Проснулась я, видишь.
  Тот смерил её скептическим взглядом, но продолжать не стал, а грациозно выскочил в окно, как будто противоречиво это не звучало.
  
  Тацки привычно ожидала, что Ичиго ещё некоторое время после ТОГО дня будет подавлена и тиха, и, в принципе, не ошиблась. Но этот раз отличался от предыдущих: да, глаза её подруги были так же печальны, но на ней не лежала, казалось, вся тяжесть мира, порой она подолгу с грустным видом сидела, смотря в одну точку, но не создавалось впечатления, что что-то разъедает её изнутри. Тацки посчитала это позитивным знаком долгожданного примирения с потерей и вздохнула с облегчением.
  А вот Кенгъю её тревожил, частенько появляясь в классе взъерошенным и с царапинами. Несмотря на все домогательства, он так и не рассказал, кто же его достаёт, а всё отшучивался. Можно было это тоже посчитать положительным прогрессом ― мальчик научился сам справляться с трудностями и давать сдачи ― но Тацки ещё не была готова так легко отпустить его во взрослую жизнь, поэтому то и дело наблюдала за приятелем. Который, уже почти не скрываясь, наблюдал за Ичиго. "Так уже скоро даже она догадается. Хотя...". Ичиго всё не торопилась перейти на ту сторону, где пребывали интересующиеся противоположным полом девушки. И не только противоположным, их школа была щедра на всяких фриков.
  Однажды она поймала Кенгъю наблюдающим из окна второго этажа за дружеским спаррингом на спортивной площадке Ичиго и Чада, совершенно не смущавшихся присутствием сидящим на скамейке неподалёку Кучики-сенсея.
  - Как думаешь, - внезапно сказал Кенгъю и Тацки вздрогнула, потому что до этого он никак не показывал, что знает о её присутствии, - если я стану сильным, она меня заметит?
  - Да. И подерётся с тобой, - Тацки сокрушённо покачала головой в ответ на недоуменный взгляд Кенгъю. - Нет, вы действительно друг друга стоите, - она схватила друга за руку и потащила вниз, где Ичиго и Чад с довольно-усталым видом переводили дух. - Ичиго! Ты не обедала ещё? Давай вместе здесь поедим.
  - Ок, Чад, ты как?
  Гигант согласно кивнул и они, включая ошеломлённого слишком быстро развивающимися событиями Кенгъю, направились к приятной прохладе деревьев неподалеку. Не успели они разложить коробки с бенто (и просто сэндвич в случае Чада), как откуда не возьмись появилась шумная компания остальных одноклассников.
  - Ооо, вы тут пикник устроили? А почему нас не позвали? Ичиго, я ревную! - завопил Кенго.
  - Если кто тут ревнует, так это я! - вставила Чизуру. - Ну-ка, все расступились, я сяду рядом с моей ненаглядной...
  - Только попробуй, - выставила оборонительно "ненаглядная" палочки для еды.
  И таким образом их компания значительно разрослась.
  - Чёрт, Юзу опять положила кимчи, - скривилась Ичиго. - у нас сейчас корейская неделя, к воскресенье я точно весь рот сожгу. Чад, дай куснуть...
  - Куросаки-сан, можете попробовать мою еду, - предложил покрасневший Кенгъю.
  "Любая бы, кроме Ичиго, догадалась, что что-то тут не так: он как будто не рис с сухофруктами и майонезом предлагает, а руку и сердце".
  - Сэнкс, Иноуэ!
  - Нет-нет, Ичиго, ты должна есть моё! Ты посмотри, какой очаровательный осьминожий!
  - А почему у него всего две ноги?
  - Ичиго-чан, могу уступить мой гамбургер...
  - Оооо! Мичиру, ай лав ю!
  Весёлый гам достиг уровня, при котором даже Кучики Бъякуя не мог сконцентрироваться достаточно, чтобы читать. С неудовольствием оглянувшись на шумную компанию, он грациозно поднялся и прошествовал мимо к школьному корпусу, точнее, собирался прошествовать, потому что Мидзуиро внезапно обратился к нему:
  - Кучики-сенсей, не хотите к нам присоединиться?
  - О чём ты говоришь, Коджима, - шикнула на него Рё. - Сенсей очень занят и вообще, ни к чему учителям панибратствовать с учениками.
  - Какая ты скучная, Куниеда, возвращайся обратно в эпоху Сёва, - отмахнулся от неё Асано. - Сенсей, давайте!
  - О да, вместе ― веселее! - вскочила с места Чизуру и, схватив Бъякую за руку, потянула за собой, не забыв прижаться грудью. Так на всякий случай.
  - Куниеда-кун абсолютно права... - начал было Бъякуя, но тут увидел робко-просительные глаза Мичиру, потом все, гомоня, стали расчищать ему место, и вот внезапно он уже сидит окруженный собственными учениками без всякой возможности скрыться, а напротив ухмыляется Ичиго, и к нему придвигаются раскрытые коробки с бенто, а также ― с ехидным намёком ― пакетик земляничного молока... Ладно, от одного раза его репутация как учителя не особенно пострадает.
  Ичиго с весёлой недоверчивостью наблюдала, как элегантно-невозмутимо Бъякуя вкушал "осьминогов" Мичиру и якисобу Асано с манерами как на высококлассной чайной церемонии, и втайне давилась от хохота. Наевшись пожертвованиями от одноклассников, она с удовольствием откинулась на ствол дерева с шершавой корой и впервые за приличный отрезок времени поняла, что всё не так уж плохо...
  Бъякуя же тоже, смирившись, находил в данной ситуации невольное очарование: ему никогда в молодости не приходилось побывать вот в такой компании и сейчас он просто предавался новому опыту и понемногу отпускал пружину давящего напряжения, завязавшегося полторы недели назад...
  Ичиго сквозь полусомкнутые веки увидела проходящую по спортивной площадке знакомую фигуру и в голове мелькнула шальная мысль. Не успев её даже как следует обдумать, она замахала рукой:
  - Эй, Ишида, присоединяйся!
  Урюю вздрогнул и чуть выронил книгу из рук. Нет, он, конечно, заметил шумную компанию и даже бросал в её сторону завис... недовольные взгляды, но меньше всего он ожидал получить приглашение и от кого...
  - О, да, точно, Ишида! - развернувшись, замахал рукой Кенго. - Давай к нам, а то всё один и один...
  Все зашумели и попытка Урюю уклониться показалась бы странным и позорным бегством.
  - Ты, что, приятельствуешь с Ишидой? - наклонившись, тихо спросила Тацки. - С каких пор?
  - С весьма... ммм... специфических событий.
  Немножко взъерошенный, но старающийся сохранить и продемонстрировать чувство собственного достоинства Урюю наконец-то опустился на траву и Бъякуя почувствовал приятное удовлетворение ― не он один... Ишида заглянул прямо в глаза рыжей нахалке, пытаясь вычислить причину, но встретил там только ехидное веселье и сдался. Будем считать, что Куросаки просто слишком глупа, чтобы помнить обиды...
  - Кучики-сенсей, мне очень понравилось ваше рассуждение о Фудзивара-но-Кинто на прошлой неделе, - важно начала Рё и половина присутствующих закатила глаза, но Бъякуя воспринял похвалу как само собой разумеющееся.
  - Фудзивара-но-Кинто относится к числу моих любимых поэтов, Куниеда-кун, поэтому я не мог удержаться от того, чтобы отклониться от учебной программы.
  - Да, меня очень привлекает тот факт, что вы подаете материал в более научной форме нежели Ёшимизу-сенсей.
  - Ага, а ещё когда вы читаете какой-нибудь отрывок, кажется, как будто мы в тайго-дораме.
  - По крайней мере, спать не хочется, как раньше.
  - Точно!
  - Кучики-сенсей, вы ведь останетесь в нашей школе? - спросила робко Мичиру и Бъякуя почему-то не смог прямо сказать правду.
  - Это зависит от многих обстоятельств...
  - Ой, да ладно, сенсей...
  До окончания перерыва осталось всего ничего и все почти одновременно встали и пошли к школьному зданию, продолжая всё-так же переговариваться и смеяться. Оба, и Ишида, и Бъякуя, сочли, что вырваться вперёд или запаздывать сейчас уже будет выглядеть неестественно и глупо, поэтому решили потерпеть несколько минут.
  - Двенадцать мегапикселей?! - раздался впереди голос Кенго. - Круто!
  - Наверняка оптика плохая, - вставила Чизуру.
  - Что ты понимаешь?! - возмутился Мидзуиро. Оказывается, последний хвастался новым сотовым телефоном, купленным отцом на бонус в честь поступления в старшую школу.
  - А вот давай проверим!
  Нет никого на свете, кто с такой быстротой принимал бы позы для фотографирования как японские старшеклассницы. Ичиго и остальные лишь с удивлением наблюдали все эти немыслимые изгибы бёдер, локтей и шей с неизменным V. Но этим всё не окончилось.
  - Их тоже сфотографируй! - крикнула разгоряченная Тацки и Мидузуиро с помогающим ему советами (точнее, мешающим) Кенго повернулся и направил объектив на оставшихся в стороне.
  - Скажите "два"!
  - Ага, щас!
  - Ичиго, не ломайся!
  - Чем дольше мы будем сопротивляться, тем дольше это будет длиться, - не разжимая губ сказал Ишида. Внутренне понимавшая его правоту Ичиго смирилась и послушно посмотрела туда, где должен был быть объектив. Мидзуиро, тем временем, тщательно наводил фокусировку так, что все ― Чад, Кенгъю, Ичиго, Кучики-сенсей, Ишида ― вошли в кадр.
  - Мужской состав нашего класса, - прокомментировала Чизуру.
  - Получишь сейчас у меня, - пообещала, улыбаясь, Ичиго.
  - А мы тогда кто?1 ― заныл Кенго и толкнул друга так, что тот случайно нажал кнопку. Услышавшая щелчок Ичиго радостно сорвалась с места, потянув за собой Кенгъю и Бъякую, чтобы поскорее нарушить запечатленную формацию и предотвратить повторное позирование.
  - Ку-ку-куросаки-сан! - взволнованно воскликнул Кенгъю, мгновенно заалевший до ушей.
  - Куросаки-кун, вы ведёте себя неподобающе, - выдернул руку Бъякуя и степенно поправил галстук, Ичиго кинула ему искоса насмешливый взгляд и громко сказала:
  - Чад, Рё, первому добежавшему до школы двое остальных завтра покупают булку в буфете!
  И атлетичная троица скрылась из виду, оставив остальных практически глотать пыль.
  - Перешлёшь фотографии по электронной почте? - спросила Мичиру, но Мидзуиро покачал головой:
  - Лучше распечатаю и всем раздам, у нас же фото-магазин. И так лучше можно будет увидеть качество камеры.
  - Советую вам тоже поторопиться, занятия скоро начнутся, - весомо сказал Бъякуя, но почему-то не последовал сразу за учениками, а ещё некоторое время стоял на поле, глядя в высокое, белёсо-голубое летнее небо.
  
  Несмотря на отмену режима повышенной опасности, так получилось, что Ичиго и Бъякуя большую часть дней возвращались домой вместе: то она тренируется допоздна в клубе, то он решит подготовить побольше планов уроков на будущее... Так что, выходя в уже остывающий, но всё ещё плотно-душный воздух, Бъякуя привычно поискал глазами до отвращения знакомую фигуру с рыжей копной и обнаружил её на скамейке читающей какую-то книжку. Практически сразу она подняла на его взгляд и встала, запихав книгу в рюкзак, откровенно нарушавший форму одежды, и неторопливо, так чтобы он успел догнать, двинулась к выходу. Как только они оказались за воротами, как будто упал занавес камуфляжа, и так, надо признать, очень прозрачного, и Ичиго, потянувшись, заныла:
  - Бъякуя, купи мне фраппе-комбо, тебе дали зарплату, я знаю.
  - Чтобы ты простыла посредине лета? И вообще, ты слишком фамильярна и бесцеремонно обращаешься со старшими. Впрочем, это черта всего нынешнего поколения живых...
  - Я тебя умоляю, только не начинай опять. Мне казалось, что ты уже начинаешь вести себя как нормальный человек, особенно сегодня...
  - Это как раз и нехорошо. - Ичиго повернулась у нему недоуменно. - Моей ошибкой с самого начала было сближаться с живыми. Возможно, занятие позиции учителя было не такой уже хорошей идеей...
  Ичиго смотрела и не верила своим глазам ― сомневающийся в своих действиях Бъякуя?! Но сейчас её совершенно не тянуло хоть как-то подколоть его, скорее ― поддержать...
  - Ну и что в этом такого? Разве плохо быть друзьями с кем-то? Даже взрослому с молодыми? Даже шинигами с людьми?
  - Во-первых, да, разным людям не надлежит смешиваться. Во-вторых... чем дольше я здесь нахожусь, тем чаще хоть на мгновение, но забываю о том, моём настоящем мире. Он начинает казаться сном...
  - Во-первых, это полный бред, то, что ты сейчас сказал. А во-вторых, какая разница в каком мире ты живёшь? Главное ― чтобы он тебе нравился.
  Бъякуя покосился на такую самоуверенную девчонку, решавшую сложнейшие проблемы, одним широким заявлением, и очень-очень легко усмехнулся.
  
  Пока Ичиго ужинала с семьёй, Бъякуя привычно вылез в окно и направился в парк. Она не будет волноваться, поскольку в последнее время он часто ходил туда на тренировки, надеясь, что беспрестанные упражнения в концентрации духовной силы ускорят её восстановление. Стоя на опустевшей детской площадке, он закрыл глаза, произнёс чётко вслух активирующую формулу и вложил все силы в заклинание.
  - Огненная пушка!
  Красный шарик энергии отделился от его ладоней и проплыл несколько метров прежде, чем растаять. Бъякуя в изнеможении опустил руки, не в силах даже утереть пот со лба. Что-то шло не так... И он не знал что. Но прекрасно понимал, что нынешняя ситуация не могла длиться бесконечно.
  
  Делающая домашнее задание в наушниках Ичиго между треками услышала странный шум и, обернувшись, убедилась ― на улице начал накрапывать дождь. Одного взгляда в шкаф было достаточно, чтобы подтвердить её подозрения ― упёршийся на свои тренировки Бъякуя зонта не взял. С одной стороны, втихомолку поржать, когда он вернётся в виде мокрой курицы, было заманчиво, с другой ― а вдруг гигаи могут заболевать простудой? Жить в одной комнате с чихающе-кашляющим Бъякуей ей совсем не улыбалось, тем более, что это существенно усложнит конспирацию и наверняка сделает его ещё более невыносимым. Чтобы не объяснять домашним, куда это она собралась на ночь глядя, да ещё и с чужим зонтом, Ичиго съехала по крыше привычным маршрутом.
  
  Наконец нужно было возвращаться, тем более, что начала портиться погода. Но несмотря на учащающиеся капли, Бъякуя шёл неторопливо, словно по кругу возвращаясь к одному и тому же вопросу ― что же делать... Может быть, удастся придумать с помощью этого вымогателя план, способный скрыть хотя бы часть правды о его пребывании в мире живых...
  - Капитан Кучики!
  На него как будто вылили ведро ледяной воды. Медленно-медленно он поднял голову и увидел стоящих на уличных фонарях, скудно освещавших аллейку, парня с высоко затянутым топорщившимся хвостом и очень невысокую девушку. Оба в чёрных одеяниях шинигами. Обратив на себя его внимание, они спрыгнули вниз и тусклый свет вспыхнул на кроваво-красных волосах парня и спрятался в озабоченных чёрных глазах девушки.
  - Лейтенант Абараи. Рукия, - давно уже его голос не звучал ТАК.
  - Нии-сама... - робко начала девушка, но её спутник нахально её прервал.
  - А мы уж вас заждались, капитан Кучики, сколько времени без доклада. Вот, послали вас забрать. В независимости от вашего состояния и желания.
  - Значит... Совет 46 осведомлён о... моих обстоятельствах.
  - Что вы потеряли силу? О да!
  - Нии-сама, почему вы ничего не сообщили?..
  - Не имеет значения, Рукия. Что ж, это всё упрощает...
  Действительно, все его усилия были лишь попытками оттянуть неизбежное. Желание избежать ответственности, прикрываясь интересами клана ― что может быть позорней... По крайней мере, теперь у него не остается возможностей для колебаний и он покинет этот мир без последствий... Но тут шлёпанье кроссовок по лужам за спиной заставило его вздрогнуть.
  - Вот ты где!
  Он медленно-медленно повернулся и, разумеется, увидел Ичиго. С проклятым зонтом! Мог бы догадаться, что ничто не бывает так просто...
  - Ой, Бъякуя, а кто эти люди? Тоже шинигами? Здрасте!
  Простота в случае с Ичиго не предусматривалась как опция. Бъякуя почувствовал, как стылая волна прокатывается по его телу ещё только предчувствием, что может случиться дальше. А шинигами уставились на с любопытством разглядывающую их девушку и вдруг парень согнулся в приступе взрывного хохота:
  - Неужели и ЭТО тоже правда?! Обалдеть... Сам капитан Кучики и так...
  - Нии-сама... - потрясённо вымолвила девушка, переводя глаза с Бъякуи на Ичиго и обратно.
  Но надежда всё устроить с минимумом ущерба ещё сохранялась.
  - Абараи, Рукия, мы немедленно возвращаемся, - он попытался вложить в голос всю силу привычной властной уверенности, непреложного факта, что его его приказы должны выполняться. И привычка, выработанный рефлекс победили: лейтенант замолчал и подобрался, Рукия подняла руку, чтобы призвать проводника...
  - Эй, подождите. Бъякуя, ты уходишь? - Но на кое-кого его приказной тон не действовал. Никогда. - Твоя сила вроде не восстановилась ещё?
  - Кхе-кхе, и не восстановится. В Soul Society прознали про его преступления, так что его план скрыть всё это провалился.
  - Абараи! - Бъякую часто раздражал собственный лейтенант, особенно его неспособность держать язык за зубами, но никогда ещё до такой степени.
  - Что? - голос Ичиго был спокойным и негромким, но Бъякуя уже знал её достаточно, чтобы не ждать ничего хорошего. - Что ты сказал?
  - Что слышала, - нахально ответил ей шинигами. - Благородный капитан Кучики предстанет перед судом за то, что поделился своей драгоценной высокородной силой с живой.
  - Абараи Ренджи, я всё ещё твой капитан! - Рукия показалось, что она услышала в голосе старшего брата до того несвойственную ему ярость, пусть сдерживаемую, но всё же. - И я приказываю ― немедленно...
  - Слушаюсь-слушаюсь... - тот уже получил достаточно удовольствия от поддразнивания живой девчонки.
  - А ну стоять! - шинигами недоуменно оглянулись. - Бъякуя никогда не пойдёт, пока я не скажу.
  Ренджи сдавленно булькнул, Рукия замерла с поднятой рукой, а Бъякуя обречённо закрыл глаза.
  - Иии... что же ты сделаешь? - прокашлявшись, спросил Ренджи.
  - А ты угадай.
  И уже через мгновение в аллее стояло трое шинигами. Ичиго отшвырнула без особого почтения своё тело в кусты и достала меч.
  - Что это? - в изумлении пробормотал Ренджи. - Почему у неё такой огромный зампакто?..
  - Насколько я знаю, размер зависит от уровня духовной силы. Так что, на первом этапе ― у кого больше ― ты уже проиграл.
  Ренджи фыркнул:
  - Я не знаю, благодаря какой мутации или чуду, у тебя такой зампакто, но, детка, ты даже не представляешь разницу в наших уровнях, - и он непринуждённо в одно движение вытащил свой меч и рассёк воздух всего в двух сантиметрах от груди Ичиго. Точнее, он собирался так сделать, но его клинок встретил препятствие в виде моментального поставленного блока. Глаза Ичиго свернули поверх лезвия:
  - Да ты что?
  Ренджи приложил больше усилий, но, как ни странно, девчонка не сдвинулась с места. Их противостояние длилось недолго и вскоре они отпрыгнули друг от друга, замерев в боевых стойках и напряженно изучая друг друга. Наконец Ренджи ухмыльнулся и занёс меч снова:
  - Ну что ж, к силе капитана Кучики легко относиться нельзя даже в такой оболочке. Поиграем?
  - Ренджи! - полуиспуганно окликнула его Рукия. - Ты что, она же живая!
  - Сейчас по ней не скажешь. Кроме того, силу шинигами у неё всё равно заберут, какая разница, если мы сделаем это прямо сейчас? Прогуляется в Soul Society с нами.
  - Болтовня ― это всё, на что ты способен? - утомлённо спросила Ичиго, тоже поднимая меч.
  - Сейчас увидишь, - пообещал Ренджи и атаковал её серией быстрых и точных ударов. Конечно, способностью блокировать их она была обязана тренировкам кендо, но уже привычная энергия, вливающаяся в неё через рукоятку, заставляла её двигаться быстрее, чем, она думала, это было физически возможно. Противник был хорошо, это надо было признать, и хотя она не отставала, опыт в дуэлях был явно на его стороне, поэтому Ичиго решила всё опять свести к силовому противостоянию. Воспользовавшись моментом, она сначала заблокировала его меч сверху, а потом отшвырнула шинигами прочь, заодно зацепив предплечье.
  - Ренджи! - испуганно воскликнула Рукия, а тот покраснел как помидор и глубоко дышал, пытаясь взять себя в руки.
  - Ну всё, шутки кончились. Реви, Забимару!!
  Удивлённая Ичиго даже отступила на пару шагов: клинок в вытянутой руке Ренджи замерцал, его контуры заколебались... и вот он держал уже совсем другой меч ― большой, неправильной формы с поперечными полосами и загнутым "клювом".
  - Чего ждёшь? Вызывай шикай.
  - А? Что?
  - Так ты даже не знаешь имени своего зампакто?! - Ренджи расхохотался. - Блин, на кого я трачу время. Если бы не лимиты... Сейчас, детка, я тебе покажу, как сражаются настоящие шинигами!
  Не то чтобы Ичиго впечатлилась бравадой этого придурка, но предосторожность никогда не помешает. Она с опаской следила за странным мечом, крепко держась за свой, чтобы отбить любой возможный удар...
  Ренджи ухмыльнулся, дёрнул рукой и... меч распался на множество частей, растянувшись в длинную ленту, затянувшую пронзительную песню, разрезая воздух. Ошарашенная Ичиго смогла только увернуться... но этого было недостаточно ― изогнувшийся, словно живой, клинок непредсказуемо обогнул её и рассёк бедро, а возвращаясь в исходное состояние, задел руку. Ичиго упала на одно колено и с трудом удержалась так, только опираясь на меч.
  - Опс! - меч щёлкнул, снова сомкнувшись, и Ренджи взирал на неё теперь со снисходительным презрением. - Поняла? Ну всё, мы уже слишком тут подзадержались.
  Ичиго только и могла, что глубоко дышать, пока её тело ещё не осознало всё повреждения и то, что бой уже закончен. Она подняла глаза, в которые уже начал закрадываться чёрный туман, и смогла увидеть только очень бледное лицо Бъякуи с безжизненными глазами, непошевелившегося с начала боя. И тут-то до неё дошло... не то, что она очень серьёзно ранена, не то, что она проиграла, а то, что она не сможет им помешать увести его. Бессилие накатило тошнотворной волной и, если бы могла, она бы закричала. Стиснув рукоятку меча, она попыталась приподняться, но тьма накатила с новый силой и Ичиго практически потеряла сознание.
  "Идиотка", - донеслось до неё откуда-то. "Бъякуя?" - вяло подумала она. - "Не его голос. Но кто ещё?..". Словно шорох листа или шелест ветра, гуляющего по крышам, что-то коснулось её слуха. "За...". И тут сгущающаяся тьма была снесена пронзительным бело-голубым потоком.
   Сначала Ренджи подумал, что кого-то отправили вслед за ними из Soul Society, но нет, эта духовная энергия была ему незнакома, а шинигами такого уровня он бы обязательно знал...
  - А ну стоять! - ещё раз прозвучал оклик и опять они повернулись с изумлением. С усилием, но всё же Ичиго встала и подняла меч. Обволакивающая её энергия слепила глаза во тьме ночи.
  - Что за... - начал Ренджи.
  - Нии-сама, - поражённо спросила Рукия, - ЧТО она такое? Может, нам следует вызвать подкрепление?..
  - Не дёргайся, - оборвал её Ренджи. - Сейчас я её успокою.
  И, разминая плечо, он направился к странной девчонкой, давя изо всех сил настойчивый писк инстинкта. Эта сила... не может принадлежать живым.
  Рукия же всё равно на всякий случай полезла за телефоном.
  И тут Бъякуе всё стало ясно, словно завеса приподнялась в сознании.
  ВСЁ.
  ВСЁ.
  ВСЁ ― только его вина.
  Пьеса, сейчас закономерно подходящая к своему концу, начала разыгрываться в результате его первой ошибки и подгонялась последующими. История повторилась ещё раз и точно так же должна закончиться. Но...
  - Лейтенант Абараи, - Рукия вздрогнула от его безжизненного голоса, - даже делая ссылку на вашу неопытность, я был о вас лучшего мнения. Не справиться с живым человеком, пусть и временным шинигами... Вы оскорбляете уровнем своей военной подготовки весь Сейрейтей и ставите под сомнение компетентность Квалификационной комиссии.
  Ренджи сразу как-то притих и даже ядерное пламя его шевелюры, казалось, поблекло. Бъякуя протянул руку и сказал тоном, даже не подразумевающим возможность неподчинения:
  - Рукия, дай мне зампакто.
  В подобной ситуации выполнять данный приказ было бы неблагоразумно, но немыслимость ослушания, въевшаяся до самого её нутра, заставило девушку без колебаний вытащить меч из ножен и передать брату.
  Бъякуя взвесил меч, чтобы приноровиться к его весу, и спокойным шагом направился мимо ошеломленного Ренджи к Ичиго. Потоки-языки энергии затуманивали её органы чувств и она даже невольно прищурилась, чтобы разобрать, что это Бъякуя, и сразу же испытала облегчение ― наконец-то он зашевелился и перестал изображать статую...
  Она даже не поняла, как это произошло ― гигай-не гигай, а Кучики Бъякуя не зря был капитаном, причём известным своим мастерством в шумпо ― "молниеносном движении". И вот уже она даже веком пошевелить не может, а меч в её ладони развеивается дымом как будто и не было его никогда...
  Бъякуя без усилий выдернул лезвие из груди Ичиго и та шлёпнулась плашмя в уже собравшуюся на асфальте лужу. Не помедлив ни на мгновение, он развернулся и прошествовал обратно, взглянул на Рукию, в шоке смотревшую на него широко распахнутыми глазами, чуть помедлил и вернул ей меч.
  - Лейтенант Абараи.
  - ...Да... капитан... - притихший Ренджи прибрёл на зов. Бъякуя развернулся к нему спиной:
  - Уничтожьте этот гигай. Так, чтобы его нельзя было больше использовать.
  Рукия издала какой-то сдавленный звук, но Ренджи поколебался совсем недолго. Ичиго не могла даже глаза повернуть, но из её положения всё равно было видно, как необычный меч рассёк тело Бъякуи почти наискосок и то мёртвым грузом упало на землю так же, как сейчас лежала и она, а на его месте стоял Бъякуя в том же самом обличьи, что и в первый вечер их встречи: чёрная униформа шинигами, белая накидка, длинный шарф и металлические украшения на голове. Не кинув и взгляда на прощание, он отвернулся и приказал Рукии открыть портал. И вот уже за призрачными резными дверями скрылись все трое, причём и Рукия, и Ренджи оглянулись, но Бъякуя смотрел только вперёд.
  Итак, в аллее остались только она и два бездушных тела, и непослушные глаза Ичиго продолжали смотреть на теперь уже точно не тело Бъякуи, от которого расплывалась багровая лужа. Почему-то часть дождевых капель стали горячими... очевидно, плакать она всё-таки ещё могла. А от бессилия задыхалась ещё сильнее, чем раньше.
  Она уже начала терять сознание, а тьма ― возвращаться обратно, когда среди ритмичного постукивания дождя она услышала похожий, но немного другой звук ― стук деревянных башмаков...
  
  Part9 - Bloody Geisha
  
  Everything anew...
  Everything askew...
  But my decision's still the same.
  
  Ичиго разлепила веки, подняла руку, чтобы защититься от яркого света и застонала. Из-за малейшего движения начинало болеть всё.
  "Хорошо мне прилетело...".
  - С пробуждением, Куросаки-чан. Поосторожнее, а то мне еле удалось тебя залатать, - пропел легкомысленный мужской голос и Ичиго скосила уже привыкшие к свету глаза, чтобы рассмотреть повнимательнее сидящего рядом с её футоном мужчину: эксцентричная одежда как будто из эпохи Эдо, блондинистые лохмы, выбивающиеся из-под полосатой панамки, и ехидные глаза поверх прикрывающего лицо веера. Они точно никогда не встречались, но почему-то он казался ей смутно знакомым, как будто она видела его во сне... или совсем перед тем, как её сознание провалилось в тёмную яму. Внезапно всё вспомнив, Ичиго вцепилась пальцами в одеяло, совершенно не обращая внимания на бешеную сигнализацию нервных окончаний. Меч в её груди. Разрубленный гигай. Неумолимая спина с цифрой шесть.
  - Почему он это сделал? - её голос выходил с какими-то присвистом и хрипом, неузнаваемо изменившими слова, тем более, адресованные самой себе, но странный мужчина всё понял.
  - Я так полагаю, Кучики-кун не хотел привлекать больше необходимого внимания к твоей персоне, потому что твои некоторые... кхм... феноменальные особенности могли вызвать интерес Soul Society. Весьма неприятный и с болезненными последствиями интерес.
  - Я ещё тогда поняла, что он меня защищал. Чёрт...
  "Но почему он даже не обернулся..?".
  - Иногда Кучики-кун переусердствует в принятых решениях, такой уж он человек. Рассечь твой источник духовной силы и уйти не оглянувшись ― абсолютно в его стиле.
  - Мой ― что?
  - Источник твоей силы шинигами.
  - Что? У меня больше нет духовных способностей?!
  - Ну почему ― духов видеть можешь и прочее по мелочи. Но материализовать зампакто ― нет.
  Холодный ветер обжёг грудь Ичиго изнутри ― неожиданно она ощутила горькое одиночество, поняв, что та бело-голубая искорка погасла...
  - Кстати, а вы кто?
  - Охохо, да никто. Кучики-кун был моим постоянным клиентом и тот гигай, с которым она так небрежно обошёлся ― тоже моих рук дело. Я владею "Магазином Урахары", собственно, я Урархара и есть. Можешь звать меня просто ― хозяин. В смысле, магазина.
  - Нет, спасибо. Сколько я уже здесь?
  - Два дня.
  - Чтооо?!! Дома с ума сходят! - Ичиго попыталась подскочить, но абсолютно безуспешно, остановленная даже не дикой болью и треском бинтов, а ладонью Урахары, железно прижавшей её к постели.
  - Всё улажено, Куросаки-чан. Для тебя главное теперь ― выздороветь побыстрее. И принять решение.
  - Какое? Я просто собираюсь дождаться Бъякую, когда он вернётся, и хорошенько надавать ему пинков.
  Урахара сложил веер и неприятно улыбнулся.
  - Боюсь, это будет сложновато сделать.
  - В смысле? Его, что, могут надолго посадить? - Ичиго с тревогой приподнялась на локтях, несмотря на натянувшиеся повязки.
  - Может быть. Но наиболее вероятная мера наказания... смертная казнь.
  У Ичиго мгновенно пересохло в горле до состоянии наждачной бумаги, а комната поплыла перед глазами.
  - Что? - пошевелила она одними губами. - Вы шутите, да?
  - Зачем это мне? Сила шинигами ― щепетильный вопрос в Сейрейтее и раздавать её кому попало, да ещё живым...
  - Он мне говорил, - руки Ичиго разъехались и она упала на постель, невидящими глазами смотря в потолок, - но я подумала, что это шутка... - она закрыла глаза ладонью и с усилием сглотнула. - Его... уже убили?
  - Осуждение шинигами, тем более, капитана, тем более, из клана Кучики ― трудоёмкий процесс... Особенно в Сейрейтее, где очень любят церемониалы. Думаю, казнь состоится где-нибудь через месяц. Этого времени тебе вполне хватит.
  И он вышел, а Ичиго, будучи в шоке, так и не спросила, на что же именно должно хватить времени.
  
  Ичиго выздоравливала быстро, частично благодаря уходу помощников Урахары по магазину ― очень стеснительной девочки по имении Уруру и больше мешавшего рыжеволосого Дзинты, но всё равно эти дождливые дни тянулись для неё бесконечно. И она не успела оправиться достаточно, чтобы попасть на похороны гигая Бъякуи, про которые ей рассказала принёсшая необходимые вещи Тацки, также обеспечивающая её алиби перед родичами. Непривычно тихая (Ичиго подозревала, что и она сейчас сама на себя не похожа), она рассказывала, как на прощание пришёл весь класс, несмотря на ливень, что полиция сочла убийство Кучики-сенсея делом рук маньяка, что его вещи, обнаруженные в практически необжитой квартире ("У него была квартира?" - всё-таки смогла удивиться Ичиго), были отосланы его брату на Хоккайдо.
  С одной стороны, Ичиго было жаль, что она не смогла попасть на похороны, с другой ― она не представляла, как бы это выдержала... хоронить материальные остатки Бъякуи в этом мире и осознавать, что скоро он умрёт снова. Днями лёжа неподвижно в этом чужом доме, она перебирала каждый момент, каждое воспоминание с начала их встречи. Иногда её просто душила ярость, хотелось вскочить и закричать, что этот идиот может убираться куда подальше, что никто у него этого не просил. Но в то же время она прекрасно понимала, что Бъякуя, будучи таким, каков он есть, не мог поступить иначе. И если за жизнь её семьи было заплачено её чувством вины... что ж, это справедливый обмен. Который, тем не менее, грыз её до потери рассудка. Теперь всё это усугублялась ещё и одиночеством. Она с изумлением поняла, что за столь короткое время он стал частью её жизни, очень большой и близкой частью, и сейчас она просто банально скучала. Было страшно и непривычно понимать, что, проснувшись ночью, не можешь позвать его, не можешь переругиваться, не можешь делиться едой, не можешь делать ничего... Но было ещё и второе одиночество, которое она сама с трудом осознавала. Чего-то недоставало, не хватало, каждый её вдох словно силился наполнить непонятную пустоту... Иногда она просыпалась, помня только, что звала чьё-то имя... а чьё ― не знала.
  Наконец, она смогла сначала сидеть, потом встать, потом ходить. Однажды вечером Урахара зашёл к своей гостье и застал её сидящей неподвижно на футоне, уставившейся в одну точку, и о чём-то напряжённо размышляющую.
  - Ну что ж, Куросаки-чан, думаю, ты уже можешь отправиться домой...
  Ичиго подняла на него тяжёлый взгляд.
  - Насчёт того решения...
  - М? - Урахара сел рядом с ней, одновременно раскрыв веер. Ичиго силилась сказать что-то, он же её не торопил.
  - Вы же много знаете про Soul Society, да?
  - Можно и так сказать.
  - Тогда скажите... я смогу спасти Бъякую?
  - Если ты имеешь в виду отправиться туда и свидетельствовать в его пользу ― то вряд ли. Шинигами не обращают внимания на мнение живых, и спасение твоей семьи... вряд ли будет сочтено смягчающим обстоятельством.
  Ичиго сжала губы и стиснула лежащие на колене пальцы.
  - Тогда... смогу я забрать его оттуда?
  - Силой? - хохотнул Урахара, прикрываясь веером. - Куросаки-чан, даже твоих весьма выдающихся способностей на данный момент будет недостаточно, чтобы победить капитанов. Ты по сравнению с ними... как мышка против слона. И кроме того, сейчас ты всего лишь человек, даже не шинигами.
  Ичиго внимательно посмотрела на него.
  - Вы сказали "на данный момент". Значит, я могу СТАТЬ сильнее?
  - Все могут стать сильнее, если этого захотят.
  - Тогда следующий вопрос ― вы можете вернуть мне силу шинигами?
  Урахара посмотрел куда-то в потолок.
  - Я могу дать тебе шанс это сделать. Самой. Но... дело это очень опасное, сразу предупреждаю. В случае неудачи, вероятность которой очень высока, ты можешь и умереть.
  Ичиго замолчала на некоторое время, пустым взглядом смотря куда-то внутрь себя.
  - Куросаки-чан, подумай хорошо. Кучики-кун сделал всё это не для того, чтобы ты выбросила свою жизнь. И твои родные... как я слышал, твоя семья уже понесла тяжкую утрату, думаешь, они переживут, если и тебя не станет?
  Ичиго продолжала молчать, а Урахара терпеливо ждал, пока, наконец, она не заговорила, всё так же смотря куда-то в пространство:
  - Я знаю, что это эгоизм с моей стороны. И что он будет на меня орать. И что папа с мелкими... они действительно не переживут. Но как я смогу жить, зная, что спасшего мне жизнь человека убили из-за меня? - и она посмотрела прямо в глаза собеседнику. Тот, очевидно, остался удовлетворённым увиденным и, сложив веер, поднялся.
  - Не буду тебя больше отговаривать тогда. Что ж, отдыхай пока, набирайся сил. Скоро они тебе понадобятся.
  
  Через день он заключил, что Ичиго вполне уже может покинуть его дом.
  - Сходи домой, попроведай семью. - Подтекст был вполне читаемым ― "Попрощайся на всякий случай". С момента принятия решения Ичиго старалась не думать об этом, о возможности неудачи, справедливо полагая, что это лишь навредит, но в этот слегка разъяснившийся день она почему-то с таким вниманием глядела по сторонам, рассматривая до боли знакомые улицы, посидела немножко в парке на скамейке, наблюдая за гуляющими...
  Дома ей на шею бросились сразу обе сестры, громко жалуясь, как она смела уехать в летний лагерь клуба и их не предупредить. Ичиго еле смогла удержаться от оханья, чтобы не выдать незажившие до конца раны. К счастью, отец тоже за время сочувствия смягчился и не попытался приветствовать её в своей фирменной манере ― ударом ноги с разворота. Зато обнял так, что кости хрястнули, а на глазах выступили слёзы. От ужина она отказалась, боясь, что не выдержит, и тем более, не осталась на ночь, прекрасно зная, как на неё подействует родная комната, такая тихая и пустая... только и смогла, что заглянуть туда в дверную щель. Несмотря на желание провести с родными побольше времени, Ичиго всё-таки ушла, суеверно не желая навлечь несчастье постоянными мыслями, что это ― последний их вечер, последний разговор, последний раз она видит их улыбки... "Чёрта с два!" - размашисто шагала она, возвращаясь. - "Всё получится! И силу верну, и Бъякую вытащу, и того рыжего придурка отпинаю...".
  На повороте к переулку, где стоял дом Урахары, её встретили играющие Уруру и Дзинта.
  - Ичиго, у тебя там гости! - крикнул пацан.
  Ичиго удивилась было, с чего это Тацки во множественном числе, но, завернув за угол, увидела за оградой... Тацки, да, а ещё Ишиду, Чада и Иноуэ!
  - Эээм... всем привет. А что это вы тут делаете? - в основном она адресовала вопрос подруге. Та передёрнула плечами.
  - Они как-то прознали, что что-то случилось, и потре... попросили отвести к тебе. Кроме того, думаешь, я позволю тебе совершить задуманную глупость в одиночку, никому ничего не сказав?
  Ичиго открыла рот, чтобы возразить, но передумала. Да, Тацки всегда знала, когда она что-то затевала... Ишида подошёл поближе и спросил:
  - Что-то случилось с Кучики-сенсеем? Ему пришлось вернуться в Soul Society?
  Ичиго просто кивнула, не желая особенно распространяться на эту тему.
  - А ты как?
  - Да всё нормально, - это тоже обсуждать не хотелось. - Так, стоп, - она обернулась к внимательно внимающим Саду и Кенгъю. - Вы, что, тоже в курсе?
  - Ичиго, помнишь про моих предков из Центральной Америки?
  - Нууу, да.
  - По их линии я принадлежу к клану, истреблявшему "блудных духов", то есть Пустых.
  - Ух ты, - ошарашенная Ичиго перевела взгляд на Кенгъю. - Иноуэ, ты, что, тоже из клана?
  - Нет, Куросаки-сан, я только могу видеть призраков благодаря охранным духам моей сестры.
  - Ааа... погоди, что?! - Ичиго обхватила голову руками. - Всё страньше и страньше... - Она с подозрением взглянула на Тацки. Та протестующе подняла руки:
  - Я ― нормальная, в отличие от... многих.
  - Куросаки, - встрял Ишида, - Арисава-сан подозревает, что ты что-то вытворишь. Это что-то как-то связано с Soul Society?
  - Я должна спасти Бъякую, - тихо сказала Ичиго. - Его хотят... казнить.
  Все замерли, Кенгъю побелел, а Тацки невольно издала сдавленный звук. Они долго молчали, пока тишину не нарушил голоса хозяина заведения, вышедшего наружу:
  - Компания молодых людей должна веселиться, а вы словно на похоронах. Ой. Но ведь пока что никто не умер.
  - И не умрёт, - спокойно, но решительно сказал Ишида. - Я иду с тобой.
  - И я.
  - И я.
  Ичиго оглядела всех троих бешено-неверящими глазами.
  - Эй, вы хоть представляете, куда хотите отправиться?! Я этого не представляю!
  - Ичиго, - положил ей на плечо тяжелую ладонь Чад. - Ты дерешься за меня - я дерусь за тебя. Ты, что, не помнишь?
  - Куросаки-сан! - Кенгъю с лихорадочным румянцем ринулся словно в бой. - Я просто не могу Вас одну отпустить! Меня... меня Тацки-чан убьёт!
  - Ой, да делайте вы, что хотите, - у Ичиго закружилась голова и она прислонилась к забору.
  - Ну и замечательно! - захлопал в ладоши Урахара. - Спасательная экспедиция сформировалась. О, а вот и мои помощники вернулись. Уруру, разлей всем напитки со льдом, самое время отпраздновать.
  Пока Ичиго, смирившись, наблюдала за импровизированной вечеринкой, где Урахара развлекал гостей, в основном расспрашивая об их способностях, к ней незаметно приблизился Ишида и встал рядом. Она покосилась на него:
  - Ты же вроде ненавидишь шинигами? У тебя-то какая причина?
  - Ну, во-первых, Кучики-сенсей ― относительно неплох... для шинигами. И как преподаватель, да. И во-вторых, я всегда хотел побывать в Soul Society. Так сказать, узнать врага поближе...
  - О да, - закатила глаза Ичиго.
  - А ты... - он осторожно подбирал слова, - не против сотрудничества с квинси? Ты же всё-таки шинигами.
  - Сейчас я чувствую себя гораздо ближе к тебе, чем к людям, которые собираются убить Бъякую за то, что он меня спас.
  - Они ― не люди.
  - Ты уже достал со своей астральной дискриминацией. Бъякуя-два, честное слово... - и тут она резко замолчала.
  - Не беспокойся, мы его спасём.
  Ичиго с бледной улыбкой повернулась к нежданному ободрителю и кивнула.
  
  Наконец посетители начали расходиться. День Х был назначен на следующий четверг, а до этого все решили тренироваться изо всех сил, в чём им щедро пообещал помочь Урахара.
  - Куросаки-сан, - интенсивно махал на прощание Кенгъю, - все будет хорошо! Мы станем очень сильными, всех победим и вернёмся с Кучики-сенсеем!
  - До скорого, - попрощался Чад. - Ты точно не хочешь с нами?
  - Ммм, не, у меня особый тренировочный режим.
  - Ну ладно тогда, увидимся
  Ичиго с улыбкой махала в ответ, но Урюю не могло обмануть это напускная беззаботность: слишком хорошо он представлял себе, что такое "особые тренировки", и что за возможность обретения силы надо заплатить соответствующую цену. Но он только окинул её цепким взглядом и ничего не сказал. Потому что знал, что это бесполезно.
  
  Хотя они уже минут десять шли по тёмным лицам, Кенгъю всё молчал и молчал, так что Тацки сама решила заговорить:
  - Я, конечно, понимаю, что ты хочешь проявить себя героем и всё такое, но... Ты же вроде влюблён в Ичиго, зачем спасать своего соперника? - Кенгъю вздрогнул и взглянул на неё. - Я думала, ты предложишь задержать её...
  - Я... я не знаю, какие отношения у Куросаки-сан и Кучики-сенсея, но... он очень важен для неё, это точно. Когда я увидел её сегодня... в ней словно огонь загасили. Если Кучики-сенсей умрёт, она может никогда не стать такой как прежде...
  - Ладно, - хлопнула его Тацки по спине. - продолжай играться в рыцаря. Только вернитесь, ок?
  
  Ичиго закрыла дверь и повернулась к многозначительно ухмыляющемуся Урахаре.
  - Ну что, готова? Может, передумаешь ещё?
  - Ещё немного, и я подумаю, что вы дурак, хоть и взрослый.
  - Ну ладно, пойдём.
  И он открыл люк в полу и слез вниз. Озадаченная Ичиго последовала следом. И очутилась в огромной подземной пещере с потолком, выкрашенным в голубой цвет, высотой в несколько десятков метров.
  - Это мы специально сделали, чтобы тебе тренироваться было легче, - гордо заявил Дзинта, а Уруру стеснительно кивнула.
  - Эээ, я, конечно, благодарна, - ошеломлённо ответила Ичиго, - но не стоило, правда.
  - Ну, что, Куросаки-чан, ты гото... - Урахара вовремя осёкся и внезапно ударил её в грудь концом своей трости. Ичиго успела заметить мельком знакомый рисунок на её конце и вот уже её тело валяется на земле... а она, в своей обычной одежде, тоже валяется, будучи неспособной даже удержаться на ногах. По крайней мере, она смогла откатиться и приподнять голову, чтобы злобно воззриться на Урахару, который, ничуть не затронутый, начал ходить кругами, вращая на указательном пальце трость.
  - Вообще, процесс восстановления источника духовной силы довольно долог и основан на многократном вливании духовной энергии и медитациях. Но у нас стоят временные ограничения, так что придётся применить более жёсткий и экономичный способ. Кроме того, убьём одним выстрелом двух зайцев, - и тут он внезапно остановился, в мгновение ока вытащил из трости длинное лезвие и с размаху разрубил им цепь, связывающую Ичиго с её телом.
  - Ээээээ!!!!!!!! Ты что?! Идиот, ааааааа, я же умру!! - завопила она с вытаращенными глазами, с ужасом глядя на разделённые звенья.
  - Ты знала об этой возможности, - спокойно ответил Урахара и продолжил всё тем же лекторским тоном. - Метод заключается в использовании скрытых резервных сил души, которые активируются в чрезвычайных обстоятельствах. Надейся, что у тебя есть чему активироваться.
  - Меня об этом не предупреждали! Ааа! Куда вы меня тащите?! - Дзинта с Уруру, не обращая внимания на её вопли и слабое жестикулирование, подняли её и понесли. Вскоре Ичиго почувствовала что летит куда-то. Куда-то оказалось глубокой ямой, о дно которой она больно дарилось. Склонившийся над кромкой Урахара разъяснил:
  - Твоя задача ― выбраться отсюда за три дня, тогда я соединю цепь обратно. Если же нет, то когда последнее звено распадётся, ты превратишься в Пустого и я тебя уничтожу.
  - Ублюдок, - давясь яростью, выплюнула Ичиго.
  - В чём дело, ты же сама этого хотела? Теперь дело за тобой.
  Понимающая его правоту Ичиго захлопнула рот и только со злобой посмотрела ему в спину. Но делать было нечего. С огромным трудом она смогла сесть, опираясь спиной на стенку, хотя по сравнению с первоначальным состоянием прогресс был налицо. Но о том, чтобы выбраться таким образом, не могло быть и речи. Ичиго ещё немного покипела от злости, но, наконец, успокоилась и решила не тратить время даром, тем более, что нижнее звено уже понемногу осыпалось... Закрыв глаза, она обратилась к... источнику своей духовной силы? Мечу? "Эй, как там тебя, сам видишь, в каком мы положении оказались, и, кажется, без тебя мне не выбраться. Так что, давай, вылазь". Но всё было бесполезно. Уставая, она проваливалась в чёрный сон без сновидений, а пробуждаясь, с ужасом замечала отсутствие ещё одного звена. Мало-помалу в ней стала поселяться паника. "Может, я зря всё это затеяла? Всё эта проклятая самоуверенность... Как Юзу с Карин переживут?..". Не смотря на то, что она старалась гнать эти мысли, они возвращались снова и снова. Наконец, когда осталось всего два звена, она в панике попыталась взобраться по стенке, разумеется, безуспешно. Упав без сил на землю, она следила за неотвратимо рассыпающимися остатками цепи и, когда осталось самое последнее колечко, закрыла глаза и закусила до крови губу, чтобы не заорать. "Я хочу жить, я не хочу умирать здесь!!". Внезапно вместо застоявшегося воздуха ямы по её лицу пробежал жёстковатый и резкий, но очень свежий ветерок. Она открыла глаза и не могла понять, где же находится ― голубое небо с частыми облаками, какое-то непрозрачное стекло под ногами... и сильное ощущение неправильности. И тут до неё дошло: она стоит на стене небоскрёба, одного из многих вокруг, а до земли так далеко, что и не разглядишь. Она успела только испуганно-поражённо воскликнуть, как раздался глубокий мужской голос:
  - Здравствуй, Ичиго.
  Она поспешно обернулась и увидела мужчину средних лет в длинном чёрном плаще и белой рубашке, восседающего на шесте, торчащем из стены небоскрёба, точно таким же противным гравитации образом, что и она сама. Лицо закрывали большие зеркальные очки, на щеках красовалась приличная щетина, правда, выглядящая "модно" и ухоженно, да и волосы были длинноваты для его лет и стильно подстрижены.
  - Эээ, я вас знаю?
  - Конечно. Хотя разговариваем мы с тобой в первый раз. Я очень долго ждал этого дня.
  Ичиго бездумно, не задумываясь о том, что может сорваться и улететь вниз, сделала несколько шагов вперёд, вглядываясь в него.
  - Ты... мой меч? - она поняла это так внезапно и отчётливо, как будто всегда это знала, но забыла. Мужчина кивнул.
  - А как тебя зовут?
  - Что, так сразу? - он усмехнулся. - Имя зампакто ― сокровенно. Чтобы его узнать, шинигами должен тренироваться долгое время и познавать источники своей силы.
  - Я, между прочим, умираю. И ты умрёшь вместе со мной.
  - Да. Но если я дам тебе силу, где гарантия, что ты не погибнешь в следующем же бою? Ты слишком юна и неопытна, чтобы сражаться по-настоящему.
  Ичиго сжала кулаки и выпрямилась:
  - Правильно, нет никакой гарантии. Да её и быть не может. Как я могу обещать, что не умру, даже в обычной жизни, а тем более, если мы идём практически на войну? Ты можешь только поверить в меня.
  - Правильно, - зампакто встал и оглянулся. - Как тебе погода?
  - А? Что? Знаешь, сейчас совсем не время для светских бесед...
  - Солнца, конечно, нет, но хотя бы сухо. А до этого всё время шёл дождь. Тучи поредели всего лишь несколько дней назад, когда ты решила отправиться за Бъякуей в Soul Society. Я ненавижу дождь, Ичиго. Он делает этот мир ещё более пустым. Хорошо, я поверю в тебя, но сначала ты должна показать мне, что достойна доверия. Что именно моя сила тебе нужна.
  - Как?
  - Сейчас действительно не время для разговоров, оглянись.
  Ичиго повернула голову и с ужасом увидела, как весь этот странный мир начал исчезать, рассыпаясь на куски. Вот уже и она потеряла опору под ногами и летит вниз, лихорадочно пытаясь понять, что ей нужно сделать... пролетающие мимо осколки стекла то и дело режут её кожу и вот уже весь мир становится цвета крови. Внезапно, она замечает такой знакомый, такой родной бело-голубой свет и отчаянно тянет к нему руку, прося о помощи, а из горла вырывается призыв...
  
  Дзинта уныло ковыряет носком кроссовка землю, а на глаза Уруру наворачиваются слёзы. Из дыры доносятся нечеловеческие, страшные, чавкающе-бурлящие звуки.
  - Ичиго превратилась в Пустого, да? - дрожащим голосом спрашивает девочка. Урахара поправляет шляпу и меланхолично констатирует:
  - Провал...
  Но тут как будто свод пещеры, он же "небо", раскалывается от громового крика:
  - ЗАААААААААААААААААНГЕЦУ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
  Яма словно взрывается от немыслимого напора, клубы дыма и пыли поднимаются на несколько метров вверх, а когда оседают, перед пораженными зрителями появляется Ичиго. В чёрной одежде шинигами. И маске Пустого.
  Уруру издает какой-то невнятный писк, Урахара молниеносно достаёт клинок из трости и заслоняет собой детей.
  - В укрытие. Быстро.
  Они повинуются без разговоров и уже из-за камня со страхом рассматривают то, во что превратилась Ичиго. Урахара же спокойно ждёт каких-либо действий с её стороны. Но тянутся минуты, а слышно натужное лишь дыхание из-под маски. Наконец, она поднимает руку ― Урахара делает еле заметный шаг вперёд ― и снимает маску, раскрошившуюся в её пальцах.
  - Фффух! - девушка глубоко, всей грудью вдыхает и встряхивается.
  - Ичиго! - радостно восклицает Уруру и уже хочет мчаться к ней, но Дзинта хватает её за руку.
  - Стой, дура!
  Урахара тоже не двигается, продолжая наблюдать. Ичиго наконец фокусирует взгляд на нём.
  - Урахара! Готовься к надиранию задницы! - тут она вспоминает, что "жёсткий и экономичный способ" таки принёс свои плоды, и кроме того, в скором времени ей потребуются ещё кое-какие его услуги, и она вяло добавляет. - Когда-нибудь.
  - Ну зачем же ждать? - он кивком указывает на рукоятку, торчащую у неё из-за спины. - Если я не ошибаюсь, это?..
  - Ага! - Ичиго со счастливым лицом вытаскивает и демонстрирует меч. - Знакомьтесь, это ― Зангецу!
  Девушка сияет, как будто хвастается своим женихом или дорогим украшением. Но сам меч производит совершенно другое впечатление ― такой же огромный как и в своей начальной форме, теперь он кажется ещё более угрожающим. Заточенный только с одной стороны, с абсолютно прямой линией обуха, без какого-то подобия гарды и тряпичной обмоткой вместо рукояти, с плавным переходом от обуха к лезвию, без ребра закалки, и чёрный, чёрный как ночь, только у самой режущей кромки поблескивают бело-голубые огоньки. Новорождённый меч больше напоминает тесак, чем воинское оружие.
  - Ух ты! - с восторгом приглушённо восклицает Дзинта.
  - Впечатляет, - кивает Урахара. - А теперь, позвольте представить ― Бени-химе!
  Лезвие в его руке вспыхивает на мгновение и вот он уже держит утончённую катану с элегантным украшением на рукояти. Поражённая Ичиго некоторое время смотрит на него, но потом решает не углублять тему. Шинигами ― так шинигами.
  Урахара поднимает свой меч и Ичиго параллельно поднимает свой. Всё её тело поёт от радости единения, её собственной силы уже нет, энергии зампакто достаточно, чтобы двигаться и сражаться. И даже больше, чем достаточно.
  - Ты, кажется, собиралась что-то там делать с моей... ммм... задницей, - непринуждённо замечает Урахара. - Ну так что? Или я начну первым?
  Не отдавая себе отчёта Ичиго улыбается и они опускают свои мечи одновременно.
  Всё, что до того происходило в бедной пещере, оказалось лишь игрой, прелюдией. Бешеные порывы мощи ударяются о противоположные стены и многократно отражаются, превращая замкнутое пространство в ревущий ад. Дзинта, несмотря на попытки Уруру стянуть его вниз за штаны, яростно комментирует наблюдаемое в бинокль.
  - Они стоят, стоят друг напротив друга! Щас пыль рассеется, будет лучше видно... Да, они оба с места не сдвинулись! Зато землю посекли будь здоров, сейчас расщелины как каньоны!
  - Чего так радуешься, нам же чинить...
  - Что ты понимаешь, дура! Такое когда ещё увидишь, ичиговский шикай практически уровня хозяина! Он сдерживался, наверняка, но всё равно...
  Ичиго всё с той же улыбкой закрывает глаза и падает навзничь. Урахара отряхивает запылённую одежду, проходит несколько метров, чтобы подобрать слетевшую шляпу, и направляется к выходу, бросив через плечо:
  - Разбудите её через двенадцать часов. А я пока схожу проверю успехи остальных рейнджеров.
  
  "Вот так вот. Главное ― начать", - с удовлетворением думала Ичиго утром четверга. Прошедшая неделя существенно укрепила её уверенность в себе: единение с Зангецу вскрыло практически неиссякаемые источники внутренней энергии, а тренировки с Урахарой дали столь необходимый боевой опыт, пусть и самый минимум. Поставленная цель всё ещё подавляла своей грандиозностью, но всё равно ― благополучно завершённый первый этап положительно влиял на оптимизм.
  Она обняла Уруру, дала прощальный подзатыльник Дзинте, позвонила семье и преувеличенно жизнерадостным тоном обсуждала какую-то чепуху с девчонками, а потом наорала на отца, доставшего её расспросами о "мальчиках в лагере". Что ж, больше делать было вроде нечего...
  Когда она открыла дверь, яркое солнце так ударило ей в глаза, что Ичиго зажмурилась и некоторое время не видела заполненный людьми обычно пустоватый дворик (у Урахары были явно проблемы с клиентской базой). Чад... Иноуэ... Ишида... в странном белом костюме с пелериной. Ичиго округлила глаза, но промолчала. Первые двое выглядели относительно нормально, но всё-таки от неё не укрылись царапины на щеках Иноуэ и синяки на предплечьях Чада, не скрываемые футболкой без рукавов.
  - Эээ, народ, я ценю ваши чувства... но всё-таки, подумайте ещё раз. Мы идём в очень-очень опасное место, вы уверены... что справитесь?
  Чад просто молча выбросил руку в её направлении ― оглушающий хлопок и Ичиго ощутила, как по ней прокатилась волна невиданной силы, не разрушительной сейчас, но если бы Чад захотел... он вполне мог разрушить до основания здание за ней, а её саму отправить на орбиту. Как только шипящий дым развеялся, она увидела внушительную броню, плотно облегающую его руку вплоть до плеча, чёрного цвета с багровым узором. Ичиго только уважительно кивнула и перевела взгляд на Кенгъю. Тот произнёс спокойным тихим голосом (хоть и с почти незаметным заиканием) "Reject" - и тотчас же вокруг него взвился разноцветный вихрь огоньков, кружащихся так быстро, что воздух зазвенел.
  - Я не могу пробить его защиту, - негромко сказал Чад и Ичиго опять удовлетворенно кивнула, а Кенгъю смущенно покраснел.
  - Подтверждения моей компетентности, я думаю, ты требовать не будешь, - свысока сказал Ишида.
  - Да уж конечно, враги как только тебя увидят, так сразу разбегутся от ужаса. Или упадут в корчах от смеха, - серьёзно ответила Ичиго, а Кенгъю тихонько прыснул.
  - Это боевая униформа квинси! - повысил голос Урюю.
  - Никто и не спорит.
  - Может, я слишком поспешно принял это решение... - сказал Ишида, обращаясь к себе.
  - Все уже на месте? Отлично! - послышался беззаботный голос Урахары. Все оглянулись и увидели, как он заходит в ворота с большим чёрным котом на руках. - Познакомьтесь, это Йоруичи-сан, ваш проводник.
  "Может, мы слишком поспешно приняли это решение..." - повисло в воздухе. Никто не рисковал заговорить, кроме, конечно, Ичиго.
  - Урахара, мы, конечно, прогуляем твоего питомца, если ты не боишься, что он потеряется, но только если он не блохастый.
  Кот одним прыжком преодолел расстояние до головы Ичиго и в мгновение ока расцарапал ей щёки, не сильно, но заметно.
  - Аааай! - попыталась скинуть его девушка, но он крепко засел у неё на макушке и внезапно разразился речью:
  - Наглая девчонка! Я тут, понимаешь, оказываю большую услугу старому знакомому, рискую своей шкурой, чтобы доставить вас в Soul Society, и где уважение?!
  - Говорящий кот, - ошеломлённо сказал Кенгъю.
  - Говорящий, - кивнул Чад.
  - Обалд... в смысле, весьма неординарно, - поправил очки и поправился сам Ишида. Ичиго только в изумлении взирала снизу вверх на оккупанта своей головы.
  - Йоруичи-сан, будь снисходительнее к деткам, - умиротворяюще прожурчал Урахара и всё ещё фыркающее от негодования животное таки спустилось вниз на плечи Ичиго, где и осталось. - А теперь, - захлопал он в ладоши, - мы отправляемся к астралодрому! - и пояснил в ответ на вопросительные взгляды. - Мы же будем вас запускать в Soul Society!
  Пусть и наполненные скепсисом все всё-таки последовали за Урахарой. Ичиго, улучив минутку, оказавшись рядом с Иноуэ, спросила:
  - А Тацки?..
  - Сказала, что ты будешь должна ей обед в "Deni's", когда вернёшься.
  Ичиго молча кивнула. Не она одна боялась хоть чего-то отдаленно похожего на прощание.
  Наконец они подошли к заброшенному на первый вид зданию, оказавшемуся вполне благоустроенным внутри. Йоруичи-сан продолжал ехать на плечах Ичиго несмотря на явный дискомфорт последней. Урахара выстроил их перед странной аркой, на которую были неаккуратно намотаны широкие полосы бумаги с надписями.
  - Как вы уже знаете, Soul Society ― это не реальный мир, это коллективный сон душ умерших, поэтому с человеческими телами вы туда не попадете, придётся извлечь ваши духовные сущности из материальных оболочек, но так, чтобы вы смогли вернуться. В этом вам придётся положиться на меня. Здесь ваши тела будут вас дожидаться со всем надлежащим присмотром: глюкозой внутривенно, массажем, утками и катетерами...
  - Фуууу! - коллективно отозвались присутствующие, а Ичиго, как всегда, прямо выступила:
  - Только попробуй дом меня дотронуться! Пусть Уруру всё делает!
  - Хай-хай, не очень-то и хотелось, - успокоительно помахал руками Урахара. - Главное, чтобы вы смогли запустить ваши тела заново, потому что смерть астральной сущности в Soul Society означает смерть вашего тела здесь. Ещё есть возможность отказаться.
  Глядя полными решимости глазами на Урахару, Ичиго без слов вытащила медальон и приложила к груди, а остальные без колебаний сделали шаг вперёд.
   ARC I - World of Wake - END.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"