Токарев Алексей Викторович: другие произведения.

Есть время для романов. Часть третья. Обзор финала конкурса "Триммера-2010"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот вас уже и трое...


   Третьим будешь?
  
  В финал этой 'Триммеры' вошло аж два хорошо известных мне автора, на романы которых я писал рецензии.
  Причем этот роман Рыжей Лисички я уже успел написать рецензию и будет любопытно - изменился ли текст романа? И насколько?
  А второй автор это Стрелка, но 'Спасти химеру' станет вторым ее романом, который я буду препарировать. И здесь будет любопытно сравнить что было и что стало... Как изменилось мышление автора? Что его теперь волнует? Какие новые приемы появились в чемоданчике?
  Ну и прочее, прочее, прочее...
  С ее романа я и начал финал 'Триммеры-2010'.
  И очень надеюсь, что он определит мое отношение к другим романам финала.
  
  Большой секрет для... немаленькой компании.
  
  
  Мятеж не может кончиться удачей...
  
  " Deadly.Arrow Спасти химеру"
  
  Когда я считаю очередной роман, для меня стало привычным делом задавать вопросы автору, а потом искать в тексте ответы - разгадки тайн, без которых нельзя и представить ни один роман. Вполне естественно, что и 'Спасти химеру' исключением не стал. И меня очень порадовало старание автора не оставлять безответных вопросов. Хотя кое-что так и осталось без ответа.
  Но начинать исследование романа нужно начинать не с этого.
  Вернемся ненадолго к предыдущему роману автора. В 'Кратере Десперадо' использован один литературный прием, свойственный больше прошлому веку - главный герой повествования отнюдь не главный герой романа. Этакий принцип резонера. И в 'Спасти химеру' автор решил себе не изменять и использовал резонера для описания главного героя. Правда сократилась дистанция между главным героем и резонером. Чтобы подвести Зандру поближе к Варду потребовалось довольно много романного времени поэтому многое осталось за кадром и нам осталось только видеть результаты потаенных процессов глазами Зандры.
  По жанру роман этот классический пример темного фэнтези, с большой примесью постмодернизма. Есть тут пересечения и с Гленом Куком - отряд Варда - копирка очередного 'Черного отряда'. И со Стругацкими - Зона она Зона и есть. И даже со Станиславом Лемом, как ни странно. Уж больно локхе напоминает зарождение нечто такого, что в будущем превратиться в аналог Океана Соляриса.
  Хотя тут дистанция такого масштаба...
  
  Наивный романтичный цыпленок или авторский гамбит в финале, или... Женщина? Девушка? Да просто девчонка!
  
  И он перешагнул через огромные босые ноги грудастого и губастого парня, лежавшего навзничь; другой сидел на бревне и жевал французскую булку. Даша слышала, как лежащий сказал ей вслед:
   - Филипп, вот бы нам такую.
   И другой ответил с набитым ртом:
   - Чиста очень. Возни много.
  Алексей Толстой 'Хождение по мукам'
  
  Стало аксиомой, что читатель всегда сочувствует главному герою, пусть тот и не всегда хорош собой, светел душой и чист в помыслах.
  И очень сложно не посочувствовать молоденькой магичке, которая сумела выжить в чудовищных условиях. А вместо награды получила от собственной организации такой ледяной прием, что ее как ветром унесло так далеко, что она лучшим выходом для себя посчитала присоединение к мятежникам.
  Очень характерное движение души.
  Для нее нет середины, только крайности.
  Прими ее Орден и эта история могла бы стать совершенно иной. Например, о том как Зандра, как преданный солдат Ордена, принимает участие в подавлении мятежа трусливого и неблагодарного Варда и его людей. И оказалась бы не в подземельях, а в ратуше. Да и влюбилась бы в кого-нибудь из Ордена... Для самой же Зандры плюс и минус остались бы на месте, и не случилось бы внутреннего разрыва между преданностью организации и бунтом солдата, заслуги которого командование совершенно не оценило. Самое смешное, что и в этом случае концовка может остаться прежней. Ведь в том, чтобы угомонить создания локхе заинтересованы одинаково.
  Но что случилось, то случилось.
  Зандра сменила 'плюс' на 'минус' (эти определения, конечно, совершенно условны и обозначают только их противоположность).
  Чего-то среднего, например, удачно выйти замуж, она просто не представляет. Разве что прислугой в таверне, но этот вариант на самом деле даже не рассматривается, как невозможный.
  Она обожжена магией локхе. Обычная жизнь уже не для нее. Не будь мятежа Варда, нашелся бы иной отряд наемников и другая война.
  И тут с ней случилось нечто... Пребывание в стане химер превратило ее в бесполое существо. Нет, она прекрасно знает чем мужчина отличается от женщины, но чисто умозрительно - от разума, а не от души.
  Не дай бог в такую влюбиться! Не поймет-с! Хотя шанс есть, но он такой... Отношения с Невеном слишком напоминают дружбу-любовь старшеклассников. Все еще слишком шатко и ненадежно, чтобы считать это настоящим чувством.
  До любви этому цветочку еще созревать и созревать.
  Зато как научный работник...
  Вот тут есть одна хитрая закавыка, которую не так просто заметить. Никто, кроме автора, не знает истинного объема знаний Зандры. И этот превращает Зандру в мощный инструмент авторского произвола, чем автор и пользуется совершенно беззастенчиво. Без нее у Варда было бы гораздо больше проблем.
  Последним проявлением авторской 'мощи' стало почти распятие Зандры на химере. Конечно, роману требовалась ударная концовка. Только вот выглядит жертвоприношение как-то... не очень... Можно ли было обойтись без подобной жестокости? Наверное, нет. Это стало искупительной жертвой людей за избиение Посланников.
  Но девочку жалко.
  
  Бунтовщики никогда не бывают победителями.
  Иначе они по-другому называются.
  С самого начала мы вляпываемся в мятеж элитного отряда некоего Варда против своего начальства из так называемого Ордена.
  И только романтичная Зандра считает по другому.
  В Карион я приехала, узнав о надвигающейся войне - каждому слову свое место и в данном случае 'надвигающаяся война' абсолютно неуместна. Тут о войне вообще говорить не приходится. Особенно потому, что у "банды Варда" нет ни единого шанса против орденских армий.
  Хотя пока это не совсем мятеж. Пока не сделано непоправимых шагов, пока льются чернила на бумагу, а не кровь на пыльную землю. У Варда еще есть шанс вернуться в лоно родной организации. Ну чего в семье не случается! Поругались - помирились. Все равно воевать с Системой бесполезно - доказано на множестве примеров. Ни силенок на это у Варда нет, ни идеи подходящей, которая способна поднять и объединить людей вокруг себя.
  И он и его люди это ощущают!
  В этом городе все такие смелые. Проклинают Орден последними словами, смеются над их солдатами со стен. Только вот мне кажется, что как дойдет до дела - останемся мы, стражники да наемные бойцы. И если вдруг Орден возьмет штурмом город многие вдруг почувствуют, что, как говорится, от ненависти до любви один шаг. И встретят победителей с цветами, распевая хвалебные гимны.
  Я, правда, подозреваю, что и стражники скорее побросают оружие или будут драться о-о-очень неохотно, ибо в открытом бою Орден не победишь, а стоять насмерть... За какую идею, собственно?
  Вард способный командир наемников, но не более того. На роль настоящего бунтаря он не годится. Не то мышление, не тот образ жизни... Он похож на наемников из 'Черной гвардии' Гленна Кука. Его успех будет всегда ограничен и счастья, если и принесет, то очень немногим.
  Итак, что мы имеем?
  Мятежный отряд захватил город и сел в осаду, чтобы их не смяли в открытом бою. Кто-то назвал бы это воинским искусством, кто-то трусостью жадных наемников, которые так отчаянно цепляются за жизнь, что готовы использовать горожан как кровавую прокладку между своими драгоценными персонами и войсками Ордена. Смелости 'поднять хвост' у них хватило, но дальнейшие события доказали, что они всего лишь горстка загннаых в угол крыс, которые отчаянно борются за существование. И такое понятие как 'воинская честь' для них просто неприменимо.
  Их не трогают лишь потому, что кто-то на верхах Ордена хочет сохранить отряд как ударную силу. И только поэтому они еще живы. Но бесконечно это продолжатся не может. Все равно хоть какое-то решение надо принимать! Поэтому город и открыл ворота.
  Но охота не закончена, а перешла на новый уровень. Шансов договориться стало гораздо меньше, почти до невозможности оного...
  И вот тут есть одна из самых слабых точек романа... Этакая натяжка...
  Подземный ход... Мне слабо верится, что многоопытный командир наемников предусмотрел только один путь отхода (возможности локхе мы пока не рассматриваем). А подземный ход это такая рискованная в данных обстоятельствах штука, что всерьез на нее рассчитывать нельзя - слишком легко устроить ловушку. Да и вряд ли все войска Ордена вошли в город.
  Это первая переходная точка романа. Переход на э-э-э нелегальное положение окончательно превращает отряд Варда из солдат, пусть и наемников, в бандитскую шайку. Вард и его люди не решились умереть красиво, оставив о себе добрую память как о бесстрашных бойцах.
  Но не захотели наверх - извольте отправляться вниз!
  Они и отправились...
  Совершенно незаметно для себя.
  Все ниже и ниже.
  Процесс медленный, но неотвратимый.
  Но проблема не решена, а только отложена.
  Крысы еще способны кусаться, а вот победить им уже не дано.
  Второй переломной точкой романа стало явление химер, ну или организованный прорыв локхе.
  Что это такое - локхе? Автор отвечает:
  Как вы думаете, почему дрова всегда заканчиваются перед самой холодной ночью? Или почему, стоит забыть в пасмурную погоду плащ, обязательно пойдет проливной дождь? Случай? Да, нам проще верить в случайности, но селды считали, что это локхе, древняя магия, душа мира и всех живущих в нем.
  Как полагают некоторые теоретики Ордена, за многовековое существование
  локхе приобрела нечто вроде разума, который позволяет ей терпеливо дожидаться подходящего момента. Возможно, через несколько тысяч лет у этой силы разовьется и адекватное чувство юмора. А пока...
  Очень общее определение, не так ли? И какого-такого 'подходящего момента' ждет локхе? И для чего?
  Впрочем, неважно. В данном случае существенно только то, что большая концентрация локхе в каком-нибудь городке гарантирует населению быструю, но болезненную смерть от созданий которых порождает прорыв древней магии. Тут и сам автор плавает довольно-таки неуверенно, на уровне предположений. Зато стало великолепным инструментом для проявления воли автора, ибо позволяет сделать все, что угодно.
  Нет, до чего же может довести желание выжить!
  Да случайно, да, не хотели, да, как будто само собой вышло (лишь бы отпустили восвояси). Но где-то, чего-то не недоработали и получилась катастрофа.
  Это стало точкой перехода Варда и его людей из просто бандитов в убийц, которые ради своего выживания, пожертвовали многими и многими невинными жизнями.
  Да и положение самих наемников стало совсем хреновым. Теперь к политическим интригам добавилось простое выживание.
  Последнюю треть романа они только этим и занимаются.
  Но все кончается почти хорошо... Древняя магия снижается до безопасного уровня. Вард и его люди получают призрачный шанс на выживание. Впрочем, будущее как всегда сокрыто от нас...
  
  Условность условного
  
  Вполне естественна условность мира, описанного в романе. И она не столько в описании мира, а в нереальности самого городка.
  И ведь при том, что в Прибалтике вполне может существовать аналог городка...
  Корюшка, которая пахнет огурцами, или огурцы, пахнущие корюшкой. Дом, где поначалу жила Зандра. Башня и пыльная дорога. Множество деталей буквально рассыпаны по тексту романа и делают его осязаемым. Но как ни странно реальные бытовые мелочи подчеркивают условность мира и самого городка. Пока его не вырезали при помощи магии локхе. И получилась двойная условность!
  От реальности городок оказался оторван окончательно.
  Но в данном случае реальность или условность всего лишь декорации - внешние обстоятельства, не более того. Ведь отношения между людьми в романе отнюдь не условны.
  Трусость - храбрость.
  Лживость - честность.
  Лукавство - искренность.
  Всего хватает.
  Конечно, большая часть персонажей 'выпячивают' наиболее яркие стороны своих характеров. И делать по-другому нет никакого смысла, ибо увеличит объем романа раза в три, а уж про неимоверное усложнение я уж и не говорю.
  Причем важнейшей составляющей, так сказать идеологической части романа стала его эмоциональная насыщенность.
  В первую очередь ее создает романтичность самой Зандры. Потом добавляется безмятежность горожан, которая иногда доходит до равнодушия. И это то, чего я так и не смог понять. Почему горожане удивительно безразличны к своей судьбе? Пожелай они того и отряд Варда недолго бы прожил в городке. Но их прошлое, настоящее и будущее в руках автора, а ему другой вариант просто не нужен.
  К сожалению, это слишком заметно.
  
  Композиция, сюжет и прочее...
  
  Тут некоторые товарищи определили роман почти как сценарий компьютерной квестовки. М-м-м... Сомнительно это... Например, любая игра подразумевает четко прописанные правила. В игре друг это друг, а враг это враг. Но в романе кое-кто из персонажей меняет 'хозяина' буквально на ходу. Мало того правила любой игры стабильны и неизменны, хотя бы для одного ее прохождения. Но 'Спасти химеру' это вам не 'Игра в классики' Кортасара, который можно читать несколькими способами (это подразумевает и изменение правил). В данном же романе правил нет вообще! Разве что присутствуют некоторые принципы выживания. Остальное автор придумывает на ходу. И считать это правилами... очень сомнительно.
  Что же еще?
  Ах да!
  Вялость...
  Вялость, безразличие и безликость...
  Безликость и серость...
  Детали смазаны...
  Туман...
  Герои двигаются и действуют со скоростью ржавых (так и слышишь, иногда, как скрипят несмазанные суставы) марионеток.
  Такое ощущение, что сам город буквально пропитан сонным равнодушием. И оно заражает всех, кто в него попадает.
  Поразило Варда, который стал абсолютно предсказуемым (его решения только кажутся неожиданными - автор просто не торопится открывать свои карты).
  Начала угасать и Зандра. Если бы не прорыв локхе и она бы давно превратилась в механическую куклу. Вяло бы копалась в своей лаборатории, вяло жевала корюшку в тени башни... Иногда бы приходили воспоминания о химерах и возвращался бы страх... Вот только инициатива... Это потеряно почти насовсем...
  Но опасность вынудила ее встрепенуться! Это замедлило процесс 'механизации'.
  И тут еще вопрос - заслуга ли это автора?
  Ну, вот захотелось ему создать именно ТАКОЙ мир!
  Его право!
  Или же это возникло само по себе, благодаря избранной автором немножко исповедальной манере повествования Зандры.
  А ее рассудок так и так был поврежден 'общением' с химерами. Ее нельзя назвать неадекватной, но, в любом случае, ее восприятие мира оказалось здорово покареженным.
  Причины тут уже неважны.
  А вот следствие...
  Концовка романа оказалась искусно приделанным протезом.
  Начиная с объявления о Небесном Звере...
  Если Лэйс с тхалакком оказался ружьем, которое не выстрелило, то порождение локхе стало выстрелом без ружья.
  Что это? Зачем оно? Почему?
  Нет ответов... Только догадки...
  Похоже и сам автор написал, но вот что это... так и не понял...
  Ему необходимо было как-то закончить роман, но из логики сюжета этого сделать, никак не получалось. Пришлось искать более-менее нормальный выход из ситуации. Им и стало появление Небесного Зверя.
  Забавно, но роман мне все-таки понравился!
  Он действительно хорошо написан. Хотя противников у него будет предостаточно.
  Но это судьба любого качественного романа.
  
   ***
  Странные связи возникают, иногда, между прочитанными подряд романами...
  Вот такое случилось у меня со 'Спасти химеру' и 'Колосом времени'. Романы не просто противоположные, они и живут-то в разных пространствах. И ничто их связывать не должно и не может. Однако нашлась одна ма-а-аленькая ниточка, которая вдруг неправдоподобно соединила их. А связь эта - некто Голосковер, которого упоминают и Стрелка и Наталья Дмитриева. Это очень странно и любопытно и... попсово. Надо большое спасибо сказать Олдям за упоминание книги Голосковера о титанах в 'Герой должен быть один'. Так началась слава этой маленькой скромной книжки, о которой другим способом мы, может быть, и не узнали.
  
   ***
  
  
  Бедный, бедный Питер!
  
  Шизофреник боится своих видений, а фантазер им радуется.
  "Наталья Дмитриева 'Колос времени'"
  
  
  
  Действительно, так издеваться над колыбелью революции... Устраивать ему всякие катастрофы, эвакуации и прочие издевательства. Я не знаю степень родства автора и города, но для создания всяких гадостей надо хорошо знать город и обладать определенной степенью наглости.
  Лично для меня роман стал большим сюрпризом.
  Начало романа не предвещало ничего хорошего.
  Стандартный женский юмофант с наукообразной примесью!
  Я не скажу, что это плохо, но для меня подобные романы - тяжкая пытка. Они мне жутко не нравятся - такой вот у меня страшный недостаток.
  Но этот оказался исключением и только напугал. Потому как резко превратился в нечто научно-фантастическое с небольшой примесью абсурдизма.
  О чем, собственно речь?
  Об устойчивости психики нормального человека, который вдруг обнаружил, что его восприятие вдруг резко расширилось. И как ему от этого хреново...
  Это воспринимается как проблема, как болезнь, как проклятая зараза, от которой надо поскорее избавиться.
  И вот это, пожалуй, лучшая характеристика для героини и автора.
  Героиня не испытывает большого восторга от приключений. И какая ей радость от того, что поток событий подхватил ее и несет как щепку, регулярно шмякая об подводные камни. Но девушка по жизни не экстремал и больше всего ей хочется выбраться на берег и удрать подальше.
  Гм... Ну правильная вроде реакция на стресс.
  Обыкновенная современная девчонка. Ничего выдающегося. Да, действия ее предков, предопределили ее приключения в настоящем, но это лишь объясняет ее причастность к событиям.
  Автор, кстати, вообще тщательно следит за принижением героического в романе. Поэтому тот же Кирилл, который вроде определен на роль супергероя, сначала появляется в романе в лучших традициях 'Терминатора' (я думал это штамп, но, похоже, автору просто захотелось пошалить), а потом оказывается, что он рядовой ученый, увлеченный идеей спасения мира.
  Есть в романе даже кандидат на роль вселенского злодея, но его хватило очень ненадолго.
  Теперь немножко о ремесле.
  Для меня одной из важнейших характеристик является ритмика текста.
  Как он читается?
  Легко ли скользят глаза по строчкам или спотыкаются об отдельные буковки.
  Так вот с этим в романе все в порядке. Хорошо написано, я бы сказал профессионально. Читается, я бы сказал, гладко...
  Разве, что, когда речь заходит о проблемах со временем, автор начинает 'плыть', но это неудивительно - тема больно уж скользкая. Лично мне пришлось все рассуждения о времени просто пролистывать. Тут сказать просто нечего. Любое суждение в равной степени может оказаться истиной или заблуждением.
  Короче, буковки расставлены правильно, только вот больно много их... буковок этих...
  Короче говоря, роман значительно затянут.
  Причем двояко.
  Это больше заметно по линии баронессы.
  Там до признания доктора вообще невозможно понять - зачем вся эта линия? А это, оказывается обоснование действий младшей из баронесс из-за которой не смог закончится весь этот шурум-бурум с колосом времени.
  Французик этот, да и Хор фигуры настолько проходные, что и сам автор не уделяет особого внимания проработке их характеров.
  Заход для бегства младшей сестренки и доктора из замка получился уж больно издалека.
  По линии настоящего затянутость не так заметна из-за обилия приключений. Но постепенно накапливается критическая масса и читать становиться скучновато.
  Я бы не сказал, что это большой недостаток, но что есть, то есть.
  Я не знаю какое место займет 'Колос времени' при судейском голосовании, но в финал он вышел вполне заслуженно.
  
   ***
  
  А вот как попал в финал следующий роман, я не знаю. И как прошел преноминацию тоже загадка...
  Хотя понятно!
  Обычно это результат зависти и 'зарубления' произведений лучшего качества. В результате побеждает нечто средненькое, серенькое, не самого лучшего качества.
  Но нам выбирать, что читать не приходится. Зато мы можем это оценивать!
  
   ***
  
  Опоздавшие.
  
  " Звонарев Сергей Идеальная мотивация"
  
  
  Начало романа так испортило впечатление о произведении, что читать его можно было с большим трудом:
  Иван Быстров, сорокалетний ученый в расцвете сил, и его помощница - Анна Асеева;
  она моложе своего шефа на пятнадцать лет.
  Корявее этого только:
  самый внимательный их наблюдатель.
  Я редко придираюсь к тексту, но - видит бог! - такое неумелое начало романа равно вынесению смертного приговора для произведения. Читать дальше можно только через силу, по обязанности.
  Дальнейшее мое чтение было подобно зубной боли - хотелось только одного - скорее бы оно закончилось!
  Случилось так, что помимо романов из 'Триммеры' мне в руки попал роман о проклятых капиталистах и загнивающем Западе изданная аж в начале шестидесятых годов.
  Ну попал и попал. Я бы не стал об этом вспоминать, если бы...
  Если бы не роман Звонарева не оказался так похож на старую книжку.
  И вот тут я заскучал окончательно.
  Уж больно интонации оказались похожи, как и способы выстраивания текста. Такой вдруг классовой борьбой повеяло! Такой кондовой идеологией!
  И при этом, что в старом романе, что в 'Идеальной мотивации' многое так похоже, что начинаешь путаться где прошлое, а где современность.
  Некто - преуспевающий менеджер, чиновник, ученый, спортсмен (нужное подчеркнуть). Добропорядочный гражданин и семьянин. Вдруг обнаруживает, что король-то голый! А в Датском королевстве что-то прогнило!
  А наш герой так этим поражен и возмущен, что буквально не может не вмешаться!
  Ну и лезет тигру в пасть, пытаясь исправить мир.
  Остальное зависит от фантазии автора как-то:
  Количество приключений, погонь, разбитых машин и трупов.
  В кого превратился возмущенный герой по ходу действия?
  Останется богатым и преуспевающим? Превратиться в нищего идеалиста? Будет разыскиваться как беглый преступник?
  Опять же нужное подчеркнуть...
  Победит или проиграет герой в конце романа? Останется жив или автор его грохнет, чтобы читатель мог пролить над трупом скупую мужскую или обильную девичью слезу.
  Все это становится неважным, так как прочитав хотя бы первую треть подобного романа, дальнейшее становится понятным, предсказуемым и скучным.
  Больше мне сказать нечего. Да и не хочется...
  
   ***
  Признаюсь честно - следующая рецензия появилась на свет давным-давно, когда я еще активно занимался рецензиями и только успевал их писать. И я уже успел забыть об этом романе, как вдруг он вышел в финал нашего конкурса. Это было приятно, не скрою. Ведь я, хоть и забыл какие-то детали, но хорошо запомнил, что роман мне тогда понравился. Я не стал в ней что-то менять, так как автор романа сообщил, что роман с того времени мало изменился. Так, что прошу...
  
   ***
  
  
  В подражании... Кому?...
  
  Не совсем рецензия на роман Фенька">" Игры в вечность "
  
  
  
  
  Мыслию по древу...
  
  С чего же начать?
  Громогласно похвалить 'Игры в вечность' - роман автора, скрывающегося свое личико под ником Фенёк. И потом долго подбирать доказательства, что все очень хорошо...
  Еще удобнее ругать. Всегда ведь найдется, за что зацепиться. Тыкаешь пальцем в текст почти наугад и заявляешь: 'Вот здесь плохо написано!'. Или: 'Вот это выражение неудачно сформулировано!'.
  Мда-а-а... Надо искать что-то среднее...
  Похвалить, но в меру. Отругать, но так, чтобы автор не почувствовал себя высеченным.
  Итак, помолясь мысленно всем богам сразу, не делая никаких исключений, приступим к делу!
  
  
  Там Генри дух! Там Лайоном пахнет!
  
  Начинаешь читать 'Игры в вечность' и - бабах! Спотыкаешься об огроменный булыжник! Будто бы читаешь неизвестный доселе роман Громова и Ладыженского. Потом еще обнаруживаешь некоторую аналогию с повестью Лукиных 'Миссионеры'.
  И только потом обнаруживаются мысли самого автора... Дух Олдей медленно рассеивается, оставляя после себя некоторое недоумение... А дух Лукиных еще какое-то время маячит на горизонте...
  Это я про войско с автоматами и прочими причандалами против луков и мечей. Туда бы еще пару самолетиков... Да, придется раньше времени всерьез промышленность развивать. А это уже не по сценарию игры.
  
  
  Играем в куклы, или Убийцы нарисованных человечков
  
  Один мой знакомый называл любителей компьютерных игр 'убийцами нарисованных человечков'. Герои данного романа занимаются примерно те же. По крайней мере, именно так они воспринимают жителей собственного мира, который так любовно создавали. Точнее сказать, они думают, что именно они виновники появления этого мира. А те, кто выше и сильнее их, старательно делают вид, что их здесь даже не стояло...
  И вот такая игра в обманку продолжалась цельных триста лет, пока мир не подрос.
  У меня, правда, вызывает сомнение, что миру для созревания хватило всего три века. Античное общество очень стабильно, и нужны очень сильные потрясения, чтобы начались изменения. Социальные потрясения, а не возможный конец света, когда цивилизация просто исчезнет и уцелевшим людям придется начинать заново. Но это уж пусть останется на совести автора...
  А так... Цельных триста лет обычные вроде бы люди играют в богов. Этакая новая 'Цивилизация' со стопроцентным эффектом присутствия. И черным ходом, чтобы сбежать, если что!
  Но мир, пусть и пока маленький, гораздо сложнее самой заморочной игры. И вот он возьми и начни развиваться...
  Нарисованные человечки вдруг приобрели сначала объем, потом плоть и стали быстро взрослеть и осознавать все новые и новые чувства.
  А как же боги?
  А что боги?
  Они же по сути своей обычные взрослые люди... Для изменений они уже не годятся. Стабильность и неизменность - вот их конек! И постепенная стагнация...
  Создатели не захотели развиваться, ибо это означало признать свои творения равными себе. Кончилось это тем, что созданное переросло своих создателей...
  Творцы всего сущего стали лишними на этом празднике жизни!
  Им (богам), конечно, жалко людей, что погибнут в предстоящей катастрофе... Но ее виновница из своих, и поэтому ее жалко гораздо больше. И ее пьяные приключения, окончившиеся открытием ворот для безжалостных демонов, вызывают у других героев либо сочувствие, либо злорадство. А жители этого мира превращаются в разменную монету. Да, ее осудили и даже пожалели, но так дружно жалели (ее даже автору жалко!), что слеза наворачивается!
  
  
  Взбалмошная, капризная девчонка
  
  Что должна дарить богиня жизни?
  Жизнь?
  Как же!
  Обеспечение продолжения жизни для нее побочное дело. Для этого ей просто достаточно быть в мире и наслаждаться жизнью. А вот все ее действия в романе постоянно приводят к смерти окружающих. Начиная с того момента, когда она послала царя убить железяку. И пошло-поехало!
  Богиня?
  Да просто взбалмошная девчонка, вообразившая себя всемогущей!
  Игрушка, видите ли, у нее взбунтовалась! Не подчинилась ее воле!
  И весь мир под нож!
  Потом царь себя в жертву принес... И начался безумный танец смерти! А дорогу ей открыла...
  Какая она после этого 'дарящая жизнь'?
  Тьфу!
  
  
  А мир взрослеет...
  
  А мир взрослеет, растет. И ему уже не нужны пестуны и опекуны. Они становятся лишними в его системе. И, чтобы остаться с миром наравне и жить с ним в мире, его создателям требуется измениться, стать другими существами. Из людей, которые играют в богов, необходимо превратиться в нечто иное. И в таком случае термин 'бог' для этого существа становится слишком упрощенным.
  Прошу прощения, но сейчас нить рассуждений может уйти слишком далеко в сторону от романа. Да и разбираюсь я в этих вещах довольно слабо. Не моя сфера интересов, извините!
  Но, если коротко, то идея романа проста.
  Человек остается человеком, даже если наделен сверхъестественными способностями. И только в очень редких случаях он способен измениться и стать другим... Богом... Управляющей... Нет, не так! Скорее оберегающей жизнь частью мира. Он способен сделать много больше, чем простой морской бог, но и ограничений у него гораздо больше. Ведь он уже не может отделить себя от мира и сбежать как те... создатели...
  
  Люди-боги или люди как боги?
  
  Прочитав 'Игру в вечность' я вспомнил о дилогии Степана Вартанова о мире Кристалла. Они похожи, эти романы. Хотя творение Вартанова плоть от плоти - научная фантастика, а творение Фенька - фентези, да не простое, а философское, на базе эпоса народов Среднего Востока.
  Что интересно, похожи задумки...
  У Вартанова люди приходят в мир Кристалла развлекаться. Они не то чтобы боги, но ведут себя совершенно безнаказанно, за что жители этого мира их тайно ненавидят. Но мир Кристалла рукотворен, и его обитатели не могут тягаться в мощи с создателями... до тех пор, пока связь с внешним миром почему-то оборвалась, и бывшие почти боги мгновенно превратились в создания, к которым относились гораздо хуже, чем к париям в Индии.
  У Фенька в романе все чуть-чуть по другому, но ее герои тоже вот-вот могут стать жертвами сотворенного ими мира и бегут из него.
  И все-таки они не боги, хотя долго ими притворяются. Они ведь даже не поняли, что ими просто воспользовались!
  
  
  О любви.
  
  Когда-то Юрий Шевчук сказал, что все его песни о любви, хотя иногда кажется, что это не так.
  'Игра в вечность' тоже о любви, хотя иногда кажется, что это не так...
  Но это отнюдь не история любви богини жизни и степного бога. Вот эта история как раз кажется мне высосанной из пальца. Слишком уж из ничего она возникла. Она не Маргарита, да и он не Мастер, чтобы вот так... сразу... Характеры не те. Да и нет к этой любви никаких предпосылок. Кстати и финал неправдоподобен. Тихое мирное существование после игры в богов? Триста лет ощущать почти всемогущество и скатиться до роли домохозяйки? Я не то чтобы в это не верю, но мне кажется, что не жить им вместе слишком долго. Воспоминания их погубят...
  Да и портретик богини жизни вышел уж больно безжалостный.
  Дочка главного бога так и осталась гламурной избалованной и капризной девчонкой. Она изображает из себя то повелительницу, то жертву и привыкла, что созданный ими мир существует лишь дл нее и вокруг ее.
  Особенно это видно в истории с царем.
  Ну, послала она его... на подвиг... нет бы по делу, а то лишь для того, чтобы другому богу насолить. Да и царя попробовать сломать. Уж больно необычная игрушка попалась. С таким сильным характером, что даже богиня смотрит на него снизу вверх. И ее решение подарить ему бессмертие - лишь попытка встать с ним рядом. Чтобы он хоть в чем-то от нее зависел. А царь взял и отказался...
  Тут детство в ней и взыграло...
  И очень многие заплатили жизнями за обиду капризной богини жизни...
  Осознала ли она по настоящему свою вину? Мне кажется, что нет. Уж такой у нее характер... Стрекозиный... Ну, из басни 'Стрекоза и муравей'.
  Особенно мне жалко царя, который так покорно ушел в царство теней, будто баран на живодерню.
  Пожалела ли богиня свою игрушку?
  Что-то сумнительно. Ведь у нее новая (типа старая) любовь нарисовалась.
  Чего уж тут удивляться, что эти 'боги' миру больше не нужны...
  А где же здесь любовь?
  А она в том, как творец может любить свое творение. Как сливается с ним в единое целое... И для творца невозможна даже мысль о том, что он станет пусть и невольным виновником страданий творения.
  
  
  Нечто новое
  
  И вот мир на грани...
  Нет, не гибели... но большого изменения...
  Что-то будет потеряно. И наверняка этим 'что-то' станут прежние боги. Ибо мир уже вырос из детских штанишек. Ему уже не нужны персонифицированные силы природы. Мир не просто меняется. Он растет...
  Хотя нет!
  Он давным-давно вырос, но был разделен. И не хватало лишь толчка, чтобы рухнули стены, и его части соединились в единое целое. А толчком стало... ну... почти гибель богов и появление на их месте нового бога...
  Одного...
  Единого...
  Такого, которого бы у нас для начала бы назвали Иеговой. А потом придумали еще много названий.
  Всеобщего и всеблагого...
  Он в мире и мир в нем....
  Бывший морской бог сумел измениться...
  Человек - языческий божок - единый бог для всех.
  Получилась любопытная иллюстрация к переходу от ограниченного античного мышления к интернациональному христианскому.
  И опять не обойтись без аналогий. Хотя нет, это не аналогия, требуется какое-то другое слово, которое вертится на языке, но на бумагу никак не попадет.
  Исторические процессы безжалостны и безлики. Для них судьба одного человека - пылинка под ногами многотысячной демонстрации. Но развитие мира всегда дает некий шанс, некую ключевую точку, когда пылинка вдруг вырастает до размеров скалы, которая падает с обрыва и меняет течение реки. Тема для литературы и благая, и сложная. И тут невозможно не вспомнить азимовского Сэлдона из 'Основания'. Его устами Азимов первым сформулировал некие принципы, которые стали потом основным мотивом преображения языческого бога в мировую сущность. Остановить изменение мира невозможно, но всегда есть выбор - во сколько человеческих жизней обойдется это изменение. И чем меньше умрет при этом людей, то и лучше...
  
  
  Из всего вышесказанного...
  
   'Игра в вечность' - один из лучших романов на 'СИ'. Да и не только здесь! Вот именно после таких романов любые разговоры о падении уровня фэнтези превращаются в пустопорожнюю болтовню.
  Этот роман уже не графомания и не литературное баловство, которое пишется забавы ради. НЕТ! Это литература! Настоящая литература! И именно ей через какое-то время определять направление, куда пойдет фэнтези через несколько лет.
  Фу-у-у-ух!
  Хотел написать рецензию, а вышло непонятно что!
  Но писать рецензию на роман такого уровня я предоставляю 'чисто' специалистам или редакторским работникам, при подготовке романа к изданию.
  Я очень на это надеюсь!!!
  
  
   ***
  
  А вот еще один вполне заслуженный финалист.
  И снова совершенно неожиданная связь. Автор следующего романа в ленте коммов к своему роману упоминает автора предыдущего как некий аналог. Нет, пока финал меня радует. Четыре качественных романа из пяти прочитанных - очень неплохой результат! А еще это означает, что самосуд прошел на высоком уровне и конкурсанты ставили свои оценки без камня за пазухой.
  Этот роман меня удивил и обрадовал.
  Не скудеет талантами Земля Русская!
  Постоянно что-нибудь новенькое, неожиданное подкинет.
  Так обнаглеть и соединить несоединимое! А потом невинно хлопать ресничками и лепетать, что невиноватая я, что они сами так захотели...
  Хороший пиар-ход.
  Но эмульсию плохо взболтали и вода с маслом все равно разделились.
  А вот роман хрустнул, треснул и, с грохотом развалился на две части.
  Они обе хороши, но единого романа из них не выстроишь. Поэтому я буду рассматривать их по отдельности.
   ***
  
   Хрусть! Пополам!
  Или...
  Мечтать надо с осторожностью - иногда мечты сбываются!
  
  Рецензия на роман "Анны Инской 'Верните нам мертвых'"
  
  
   Мертвые, восстаньте!
  
   Это, пожалуй, самый неожиданный роман на 'Триммере' за все ее три сезона. Автор очень поскромничала, определив жанр романа только как 'приключения'. Это еще и 'история', и 'женский роман', и я бы еще притчу добавил.
  
  И после этого автор еще и о массовом читателе мечтает!
  
  Ага!
  
  Массовому читателю подавай историю крутого героя, который любого замочит и королем не становится только потому, что ленив больно делами заниматься и слишком непоседлив, чтобы построить нечто основательное.
  
  Не помешало бы настрочить романчик о его подруге, которая желает властвовать над мужиками, да так, чтобы они сами штабелями и поленницами складывались.
  
  Или написать чего-нибудь этакое о попаданце, который вожделенную корону все-таки захватывает, побеждает крутяка и покоряет его женщину.
  
  Вот здесь все ясно, понятно и вопросов не возникает.
  
  А вот исторический роман о жизни Бретани первого века нашей эры глазами женщины, которой и надо-то от жизни немногого - чуть-чуть любви, покоя, семьи и детей - это довольно непривычно и нестандартно.
  
  Причем это очень женский роман. Написанный женщиной и о женщине. И, если бы не автор, то героиня вышла бы замуж, родила кучу детишек, вела бы хозяйство и любила мужа. Что ее судьба с точки зрения какого-нибудь властителя? Да меньше, чем пылинка под каблуком сапога! И стереть ее с лица земли ничего не стоит. И что же здесь описывать, кроме страданий? Мир не спасает, подвигов не совершает. Даже мучения ее какие-то приземленные, бытовые. А все потому, что она добрый и наивный человек. Верит в слова, и никак не может понять - как может различаться слово и дело? Но Ифри не деревенская простушка. Ей можно сочувствовать, но жалеть ее не стоит. Ведь она может неожиданно стать той песчинкой, которая, попав в отлаженный механизм, способна его намертво заклинить, пусть и разотрут ее потом твердые шестеренки в еле заметную пыль.
  
  А такая ситуация, кстати, так и не реализованная во второй части, идеальный сюжет для антиутопии.
  
  Любопытно выстроен сюжет романа.
  
  Он как плетеный шнур. Есть основа - линейный сюжет, направленный из прошлого в будущее. И множество вплетенных цветных ниточек - мифы, сказки, поверья, даже вставные новеллы попадаются. И вставочки эти не особо-то выкинешь! Особенно, что касается воскрешения мертвых. Мечта героини вернуть умерших в реальный мир не выглядит чем-то экстравагантным. Еще не богоборчество - нет еще у местных людей веры в бога.
  
  Но продумал автор эту линию очень тщательно. Героиня получает информацию тщательно дозированными порциями. И с каждым разом ее желание воскресить своих близких становится все сильнее и сильнее.
  
  Автор не пытается увлечь читателя стремительностью действия. Наоборот! Повествование многословное, неспешное, иногда даже кажется вялым.
  
  Сюжет беден внешними событиями. Ифри, главную героиню, от имени которой и ведется рассказ, больше интересует ее внутренний мир, чем то, что происходит вокруг.
  
  Но она не отрезана от внешнего мира. И однажды ее серенький мир вдруг взрывается бунтом! И она жестоко мстит убийце ее ребенка и несостоявшемуся мужу, который обманул ее и превратил в рабыню.
  
  В этом месте, кстати, обнаружился самый большой рояль романа. Я имею в виду разбойников, которые очень вовремя обнаружились на берегу реки.
  
  А потом в ее жизни появился Рейг, которому тоже была близка мечта о воскрешении мертвых, и началось их странствие к океану.
  
  Действие стало богаче событиями. Мир вокруг героев не стал более добрым, но стал разнообразнее.
  
  
  
   Ифри
  
   Главная героиня - явление очень любопытное. Ее мать, Серую Белку, можно назвать человеком не от мира сего. Не в упрек ей будет сказано, но эмоционально она так и осталась ребенком. Отец, раб-ливиец по имени Исмон, человек умный и образованный, но слишком мягкий и слабый. Ее родители любили друг друга, детей, да и окружающий мир. Но счастье вещь слишком хрупкая, а покой захолустного поселения слишком обманчив. И, когда наступило время несчастий, ее родители не справились. Железный Век сломал их и выбросил, как ненужные игрушки. Одно плохо! Не научили они дочку, как выживать в окружающем мире. Лес - слабое убежище от Железного Века. И, если не знать его законов...
  
  Вот так и Ифри надолго превратилась в рабыню жестоких людей. Ибо слишком верила словам. А когда приходило время дела, то вдруг оказывалось, что выходило ей быть жертвой... Пока не поняла, что пора что-то менять в своей жизни: 'Да и научить моего ребенка я ничему не смогла бы. Я была глупа, как мелкая птица, которая сама лезет в ловушку. Мечтала оживить мертвых, а не смогла защитить даже себя и нерожденных детей своих'.
  
  Но это не глупость, а просто неискушенность в общении с недобрыми людьми. Она осколок Века Золотого, да еще и кой-какое образование получила, поэтому ее конфликт с наступившим Железным Веком был просто неизбежен. 'Белым воронам' в любые времена сложно выживать. А уж когда жизнь человеческая дешевле гроша ломаного, тем более. Немногим из таких, как она, удалось выдержать столкновение с жестоким миром и не сломаться.
  
  Ифри смогла!
  
  Ее спасло привитое матерью отношение к миру. И... доброта... Она стала стальным стержнем, который не смогли ни сломать, ни согнуть никакие испытания. А еще мечта вернуть с того света погибших близких. Она и не сомневается в возможности этого. Ведь весь богатейший мир мифов и сказок, сказаний, на которых она выросла, не опровергали этой возможности. Разночтения были только в том, где их искать, и как освобождать.
  
  Но с детством пришлось все-таки попрощаться и повзрослеть.
  
  Хотя - какое же это взросление? Умение выживать среди жестокости, предательства, подлости? Для этого ее били, унижали, заставляли страдать... Какое же это развитие? Душа ее покрылась прочной броней, чтобы было не так больно, когда ударят в очередной раз. И выходит, что надо одичать, чтобы выжить! Тогда она начнет соответствовать обществу вокруг.
  
  И, когда пришло время, то она одичала настолько, что смогла отомстить злым людям, которые принудили ее стать рабыней.
  
  Это событие стало поворотной точкой в ее судьбе.
  
  Из девчушки-простушки она незаметно превратилась в зрелую женщину.
  
  А из рабыни она превратилась в перекати-поле. Дома ее ничто не держало, да и не было его как такового! Селение, в котором она родилась, давно исчезло, племя ее погибло... А то место, где она сейчас жила, принесло ей столько несчастий, что привязаться к нему она вряд ли бы смогла. Семья? Не сложилось... Волчонок так и остался для нее чужим ребенком, поэтому она так легко с ним рассталась, оставив его у огородников. Ее же ждала более высокая цель. Ей надо было найти Страну Мертвых.
  
  И она ушла ее искать!
  
  И встретила Рейга. И полюбила. И даже сумела забеременеть от него, хотя Семь Зверей очень старалась сделать ее бесплодной. Но она реалистка, и ее желание 'вернуть мертвых' лишь мечта. Все-таки есть у нее в душе некий непреодолимый барьер. Она слишком реалистка. Конечно, и она верит в волшебство, но вот сказки и реальность уже не смешивает
  
  А все папа виноват! Дал ей такое образование, что местные, частенько первобытные, поверья на нее почти не действует. Она идеолог, а не исполнитель. Ее задача -сформулировать задачу, выполнять которую станет кто-то другой. Встреча с Рейгом для нее сразу и удача - ведь она нашла любимого мужчину, от которого понесла.
  
  Но... Вот коварство судьбы и автора! Он хотел того же, что и она. И, в отличии от нее, был готов действовать. Будь она одна... Ну погуляла бы по окрестностям, убедилась, что до Страны Мертвых не добраться и, быть может, вернулась жить к тем же огородникам. Но Рейг, сам не осознавая того, разрушил ее местечковость, заставил увидеть, что мир гораздо больше, чем она себе это представляла. Ее мечта вдруг получила шанс осуществиться.
  
  А тут незапланированная беременность! И выбор между мечтой и ребенком, естественно, решается в пользу ребенка. Только Рейга ее большой живот так и не остановил. Семья разрушилась, не успев сложиться.
  
  Итог ее судьбы печален. Мечта вроде и исполнилась, но таким извращенным способом, что лучше бы не сбывалось. И воскрешай ее, не воскрешай, теперь ее жизнь потеряла внутренний смысл. Цель жизни потеряна. И дальше она будет не жить, а существовать.
  
  
  
   Золотой век?
  
   Автор, а за ним и Исмон решают, что законы лесного племени - суть законы Золотого Века, который давно прошел. И остались вот такие осколки, как это племя.
  
  Золотой Век давно прошел. Его осколки забились по щелям, храня остатки древних традиций. Но время изменилось! И старые законы перестали работать! Тут дело даже не в запрете на убийство, скорее можно говорить о том, что люди Золотого Века лишились способности сопротивляться внешним угрозам. Они еще могут попробовать сбежать от проблемы, но решить ее они уже не способны. И их противником с таким же успехом могла бы стать и природа - недород, эпидемия, да мало ли чего может произойти!
  
  Осуждать ли их за это? Они - прошлое, которое всегда идеализируется.
  
  Но и назвать их хранителями добра я не могу.
  
  Исмон-то раб! Такое ощущение, что автор и сам об этом довольно быстро забывает, но факт остается фактом - рабство (соответственно угнетение человека человеком) лесные жители чем-то предосудительным не считают.
  
  А вот когда их самих коснулось!
  
  Их бегство - лучшее доказательство слабости их душ. Вместо мужества в бою они предпочли жалкое выживание. Но и это не спасло их от массовой гибели. И смерть их оказалась такой же жалкой, как и их жизнь.
  
  Так что 'Разрубившие Солнце' - лишь инструмент в руках наступившего Железного Века.
  
  Проще всего назвать явление 'Разрубивших Солнце' к лесовикам конфликтом добра и зла. Тем более, что здесь у добра нет тяжелых кулаков, чтобы защищаться.
  
  Но это слишком уж простой и поспешный вывод.
  
  А 'Разрубившие Солнце' жители Железного Века - живут в настоящем (даже немножко в будущем). Больно уж современно они мыслят:
  
   'Если пленник взят силой, в пылу боя - он до смерти считает себя свободным, рвется с привязи до последнего. Поэтому люди этого племени дожидались, пока мы сдадимся сами, от страха и безнадежности. Такой раб, униженный и сам себя добровольно отдавший в рабство - не убежит и не убьет того, кто тащит его на продажу. Ибо страх и неверие в свои силы крепче веревки оплели того, кто приполз молить о пощаде. А кто не придет по своей воле - от такого пленника повиновения все равно не жди'.
  
  Не было этого! И не могло быть в условиях Бургундии тех времен. Это вам не римские латифундии и не плантации Египта. Достаточно много доказательств тому, что именно военнопленные не считали изменение своей судьбы какой-то катастрофой. Ведь условия их жизни особо не менялись. Да и не было такое рабство вечным... В отличии от, например, рабства долгового.
  
  Но...
  
  Не исповедуй 'Разрубившие Солнце' подобного принципа, то и произведение ушло бы совершенно в другую сторону.
  
  Роман только начат, а конфликт уже явно виден. Еще ничего не решено, но все уже определено.
  
  Но и 'Разрубившие Солнце' - отнюдь не зло и не имеют никакого отношения ко Тьме. Их отрицание Солнца лишь противопоставление отжившим законам. Да, они жестоки, как жестоко настоящее. Но мир вокруг жесток и, неумение защищаться заканчивается уничтожением. И в данном случае они выступают в роли некоего абсолюта жестокости Железного Века. А слабый здесь просто не выживает. И находятся даже те, кого их могущество вполне устраивает:
  
   'Да и от Мертвоглазов великая польза есть. Они тут повыбили всех, кто мог померяться с ними силой, кто был угрозой их владычеству. Что дало преимущество нам, тихим огородным людям. Выходит, что Мертвоглазы-то тоже дар богов. Вот так-то, горянка непутевая! Учишь что делать - и кого? Великое и древнее племя огородников! Мы всех переживем'.
  
  А придет время и 'великое племя огородников' пройдется катком по ослабевшим Мертвоглазам и останутся от 'Разрубивших Солнце' только воспоминания.
  
  А вот конфликт Золотого и Железного веков продолжается до сих пор.
  
  И бессильно злится Семь Зверей, готовая убивать и предавать, унижаться перед сильным и топтать слабого, чтобы только добиться своего:
  
   ''Но вы, мятежное отребье, обращаете взор вовнутрь и прогрызаете взором самих себя. И получается у вас внутри нора мерзкая и опасная. Как та небесная дыра, которую вы зовете Солнцем Законодателем, только внутри. Посему вы, хорьки, сами себе свет и сами себя звезда путеводная. Вы сами себе и закон и запрет и разрешение. Вы смелы как раб небитый. Некоторые из вашего отродья еще и нам всевластным запреты закона на камнях рисуют. А запрет в мире один: нам поперек дороги не вставать. Ясно? - А может быть это ваш род в небе дыры проделал, что вы солнцем и звездами зовете! Смотреть на небо любите без меры и толку! То на птиц, то на облака, то на радугу, то на прочую дрянь. Вот и насмотрели небо до дыр! А другая опасность от вас, что вы скоро и простой люд вашим хитростям научите. Всякий неуч начнет в себе свет искать, да глядишь и найдет ведь. А там уж вы собьетесь с ними в стаю вроде волчьей. Да со зла весь видимый мир сожжете. У вас у всех и глаза-то светящиеся, нечисть болотная. А теперь в мои посмотри. В них. Ничего. Нет. Я. Ведьма'.
  
  Ах, как она на самом деле завидует Ифри! Ибо властна лишь над ее телом. Но душа рабыни ей неподвластна. А ведь и в современном мире есть люди, которые любят смотреть на небо! И всегда есть те, кто готов растоптать, уничтожить такого человека. Но 'смотрящего' можно ослепить и все равно он останется зрячим.
  
  
  
   Есть на чем спотыкнуться
  
   В любом романе есть 'кочки' и 'ухабы'. Весь вопрос в глубине и высоте. Ну и в скорости чтения. Чем быстрее, тем меньше шансов 'расквасить нос'. Но это при первом чтении. А вот при втро-о-о-м-м-м...
  
  Начинаешь задумываться и влетаешь в такие ямины, что и не выбраться ужо!
  
  Возникают вопросы, на которые не находишь ответов.
  
  И 'Верните нам мертвых' этого не избежал.
  
  Сначала я спотыкнулся на фигуре рассказчика. Далеко не сразу выясняется, что рассказчик и есть главный герой романа по имени Ифри, которая рассказывает историю своей жизни. Пока она еще родится и вырастет. Пока станет понятно, что Серая Белка и Исмон ее родители! А добрый кусок романа уже прочитан и впечатление испорчено.
  
  И вот еще что. Ифри не хватает слушателя, резонера, который смог бы оттенить ее рассказ, определить его интонацию, лучше выявить эмоции главной героини.
  
  Пара рассказчик-слушатель в данном случае позволит лучше структурировать текст, улучшить его композицию. А их общение создаст необходимые для читателя паузы. Роман написан очень плотно, его чтение постепенно начинает утомлять. Небольшой диалог позволит прокомментировать предыдущую главу, создаст необходимую для читателя паузу, разгрузит его внимание, даст читателю передышку, чтобы осознать прочитанное.
  
  Еще один значительный спотык - непонятки со служителями культа.
  
  Тут вообще ситуация очень странная.
  
  Я специально прошелся по источникам в Сети, чтобы узнать об истории Бретани чуточку побольше и, везде написано одно и тоже - Бретань, как и другие области будущей Франции, были захвачены кельтами. Причем пришли они в эти места задолго до описываемых в романе событий.
  
  Я еще могу предположить, что лесное племя, откуда родом Ифри, суть осколок автохтонного населения Бретани. Ведь они не знали железа. Им хватало каменных и костяных инструментов и оружия. Это противопоставляет их кельтам, которые знали секреты выплавки и обработки железа. Столкновение лесовиков с пришельцами было неизбежно, и народ Ифри в любом бы случае проиграл.
  
  Но не это сейчас самое главное. Когда я прочитал роман, то осталось недоумение... Перечитал еще раз и недоумение выросло еще больше.
  
  Куда из Бретани ушли все шаманы, друиды, жрецы и прочий люд, который обслуживал религиозные чуйства простого народа? Больше всего непонятность заметна по рассказу Рейга, когда он описывает окружающую их местность и рассказывает свою историю. Уж он-то просто обязан был пересечься с теми же друидами (ну или как их там еще можно назвать), но и он о таких встречах даже не упоминает.
  
  Вот колдунов в романе завались!
  
  Но они, по большей части, обыкновенные мошенники. Меньшая часть - знахари и травники. Причем сам же автор постоянно подчеркивает приземленность колдунов. Не, вроде бы есть истинные колдуны, владеющие настоящей магией, властители людей и природы, но они живут в фольклоре, а не в реальном мире.
  
  А вот почему автор уничтожил всех шаманов и друидов в Бретани я так и не понял.
  
  Но нет! Нашлось парочка упоминаний жрецов! В Святилище удачи! Да на Лугу Трех Богинь. Но это исключение, подчеркивающее правило. В обоих случаях мы узнаем об этом только из рассказов Рейга. То есть это было когда-то в прошлом. Но в дни, так сказать, сегодняшние жрецов не видать.
  
  Спотык поменьше - вовремя появившиеся разбойники, которые помогли Ифри освободиться. Вот как-то слишком вовремя они появились! Слишком большой рояль оказался в кустах! Ведь он позволил полностью изменить жизнь главной героини. Такое явление 'помощников со стороны' логично для сказки. Но перед нами-то роман! И к нему законы сказки неприменимы! Обязательно должно состояться предварительное пересечение разбойников и главной героини! Хотя бы на уровне информации. Кто-то ей должен сказать о них, чтобы она знала куда идти. А иначе совершенно непонятно - как это она так точно вышла на их лагерь.
  
  Больше всего я споткнулся на второй части романа! Чуть моральную шишку не набил!
  
  'Путь уходящего света' я перечитывал с любопытством и удовольствием, то повторное чтение 'Пути возвращенного света' стало почти невыносимой пыткой и вызвало только раздражение.
  
  Потому как написана вторая часть 'Верните нам мертвых' в худших традициях фантастики годов так пятидесятых.
  
  То есть скука неимоверная.
  
  Долгое и нудное описание 'достижений' цивилизации, диктатура в демократических одежках. И герой, побеждающий злодеев.
  
  Я бы сказал, что по этим принципам писали антиутопии советские авторы, подразумевая загнивающее капиталистическое общество.
  
  Насколько хороша была первая часть, настолько плоха оказалась часть вторая. Короче, ни терпения, ни сил мне не хватило и вторую часть перечитать я так и не смог.
  
  Здесь, главной ошибкой автора стало очень многословное описание острова (это больше всего напоминало старые НФ-романы), плюс уйма философических рассуждений к месту и без места. А еще и совершенно бесхребетный рассказчик.
  
  И вот это вот обилие внешней информации, совершенно забило переживания героев, их чувства и эмоции.
  
  А больше всего портит впечатление предсказуемый конец.
  
  Герой просто обязан победить! А такая предсказуемость сводит на нет весь интерес ко второй части. И эта победа, опять же внешняя.
  
  Вот такие вот пироги!
  
  Часть первая - хороший исторический, женский роман. Его бы хорошему редактору в руки и можно в печать отдавать.
  
  И часть вторая - занудливая антиутопия с предсказуемым окончанием, которую даже не хочется перечитывать.
  
  
  
  
  
  
   Остаться в живых или апокалипсис сегодня
  
   " Рыжкова Светлана, Уралов Александр 'Псы Господни (Domini Canes)'"
  Что-то случилось с российской апокалиптикой, ибо в ней тематика бога начала возникать с поражающей частотой. Раньше обходились техногенными и экологическими катастрофами, ядерными войнами или выпадением из космоса чего-нибудь большого... Но в начале 21 века все изменилось! В апокалиптику широкой струей хлынула религиозность! Сначала автор придумывает нечто этакое, а потом объясняет сие явление через божью волю или козни дьявола. Все бы хорошо, но вот, чтобы браться за религиозную мистику надо, как минимум, превратиться в хорошего теолога и неважно - будет ли это университетское образование или большой массив прочитанных и обдуманных книг. Мало того создатели подобных произведений не учитывают, что в христианстве два почти полярных мистических направления. Католическая мистика довольно сильно отличается от мистики православной. И это, в первую очередь, касается отношений человека и Бога. На чем православие и католичество, в свое время и рассорились. Да так, что все усилия католических пап, направленные даже не на то, чтобы православная церковь признала папу единственным наместником Бога на Земле, а хотя бы подписала Флорентийскую унию, заканчиваются ничем. А ведь с этим надо тоже заранее определиться, чтобы потом на тебя всех собак не спустили те, кто в этих вещах разбирается.
  Но увы! Чаще всего эта повышенная религиозность и мистика остается на самом низком, бытовом уровне, где идет постоянное очеловечивание образа Божьего, а уж о Сатане я и не говорю! После Мефистофиля и Воланда заниматься изучением трудов богословов нет никакой нужды. Просто подставляй нужные параметры в давно сложившийся образ и никаких проблем. А то, что к настоящей религиозной мистике это не имеет никакого отношения... Ну кому это надо! Копаться в каких-то запыленных томах! Да ну их!
  Лучшим из того, что возникло на стыке НФ и, даже не религиозной, а философской мистики, я считаю цикл 'Запрещенная реальность' Василия Головачева. Ведь он начинал как пропагандист технократического направления в НФ и долго был одним из его лидеров. И даже в такой объемной и проблемной книге как 'Черный человек' обошелся без мистики. Да и многочисленные потомки Блудного Конструктора прекрасно без нее обошлись. Но вот после появления 'Смерша-2' стало ясно, что он открыл для себя некую новую экологическую нишу, я бы даже сказал новую Вселенную, завязанную именно на мистику. Но он, хотя бы хорошо знает первоисточники! И, я думаю, немало времени потратил на труды Георгия Гурджиева и Петра Успенского. И оказался редким исключением среди прочих авторов.
  Не скрою, меня, как и многих привлекло название. Псами господними когда-то называли орден доминиканцев, прославленный созданием инквизиции.
  Начал читать... Хм... А причем тут псы господни? Какой-то инвалид, какой-то дурачок, какая-то разведенка с экстрасенсорными способностями, да плюс, появившаяся потом семнадцатилетняя оторва с рабочей окраины. Персонажи все знакомые. Просто вот выйди во двор и увидишь... Ну разве что умение читать мысли здравомыслящий человек всегда будет держать в большом секрете, ибо себе дороже кому-то об этом сказать...
  Вот это одно из достоинств романа.
  Есть и другие!
  Написано с чувством, с толком, с расстановкой. Герои очень даже не картонные, вполне себе живые дамы и господа, товарищи... Особенно те, которые под куполом. Их жизнь вообще почти как под микроскопом рассматривается. Хуже со внешним миром. Там портреты даются более бегло, авторы в подробности сильно не ударяются, но и эти герои вполне себе люди... Такие живые герои - очень хороший плюс для авторов. Это означает, как минимум, что они к своим героям неравнодушны, пусть это даже совершенно проходной персонаж, который в романе появляется всего один раз. Но все равно авторы стараются 'залезть' чуть поглубже обычного описания внешности и одежды. Кстати, это достаточно сложная работа...
  Хорош и язык романа. Он не напрягает, хотя иной раз и дело доходит, что называется до голого натурализма. Не знаю кого как, но меня подобные описания особо не напрягали. Просто вот такая жизнь. Авторы ее не смакуют, не окунают читателей головой в грязь, а просто дают картину вполне реальной нашей жизни, в которой дряни всякой вполне достаточно и, даже если о ней не говорить, то никуда она от этого не исчезнет и под горячим солнышком не высохнет, скорее наоборот еще более бурно разрастаться начнет...
  Но это еще и вопрос восприятия мира. Видимо поэтом меня, работягу, не напрягает вещи от которых мутит какого-нибудь интеллигента. Потому что оно все рядом со мной живет, пьет водку, ходит по улицам и прочее, прочее, прочее.
  
  Постепенно для меня самым важным моментом в романе стало ожидание, чем же вся эта заварушка закончится. Не скрою, я волновался за авторов! Ведь какая-нибудь банальщина (для, например, ею стал Демон, что появился в середине романа) испортит все впечатление от текста. И я, как читатель, буду здорово разочарован, ибо 'праздник ожидания праздника' будет непоправимо испорчен. К сожалению так оно и случилось! Банальность победила!
  Тут еще вот в чем проблема! Роман неимоверно затянут. Действий в нем происходит очень немного. Ни возня ученых во внешнем мире, ни выживание робинзонов под куполом особого интереса не представляет, ибо ученые толком и не знают, что происходит, а робинзоны надолго были поставлены почти в идеальные условия выживания. Да, у них не было электричества и были проблемы с водой, но зато жрачки и водяры были полные магазины, так что живи себе и радуйся!
  И тут я не могу обойтись без аналогий.
  Очень уж вся эта их саморефлексия напомнила мне сериал 'Остаться в живых'. Вот точь в точь - действий на одну серию одно-два зато копаний в себе хоть отбавляй! И постепенно все эти уходы в глубины психоанализа начинают вызывать тоску и вторую половину романа я читал позевывая. Особенно, повторюсь, после появлении в романе Демона. Сначала я считал его частью некоей психологической тестилки, как и большинство всяких приятных и не очень событий под куполом. Но превратить Сатану в создателя нового мира! Это уж слишком! Как и объявить его богом данной Вселенной. Как и постоянные стоны героев о том, что забыл о них Господь-батюшка! Бросил детей своих на произвол судьбы! Ну прямо как старушки у подъезда! Меня в этом отношении удивили два героя - это очень начитанный Илья и профессор Кондратьев. Люди вроде умные, но рассуждают... Это нельзя назвать знанием, а чисто умозрительные рассуждения, которые к реальности никакого отношения не имеют. И знания того же Ильи, фактически, так и пролежали под спудом. Ведь для понимания происходящего в романе одной Библии уже маловато. Мир слишком изменился с тех времен и, несмотря на все обвинения человечества в смертных грехах, по большому счету, он стал гораздо гуманнее чем раньше и подходить к нему с только позиций Библии, значит совершать большую ошибку - черное и белое давно перемешалось и определить чего в человеке больше... Богословы, в свое время, немало сил потратили на изучение отношений Бога и человека и кричать о том, что Он забыл о человечестве - само по себе грех! О какой части человечества говорить? Куда девать индусов, с их многобожием, буддистов, у которых понятие бога вообще отсутствует, китайцев с конфуцианством?
  И тут появляется чисто христианский Сатана с планами переделки ВСЕГО мира! Оченно напоминает Саурона с планами захвата Средиземья, когда его противники начинают вопить о гибели всей Арды, о которой они сами ничегошеньки не знают, как не знал и сам Толкиен.
  А когда Демон или Дьявол предложил Анне стать его королевой... Да и его планы вырастить из детишек королей нового мира...
  Я от смеха чуть с больничной кровати не свалился!
  Посчитать эти планы чем-то достойным серьезного романа... Э-э-э... С этого момента 'Псы господни' превратились для меня в сценарий третьеразрядного голливудского фильма или мрачноватой японской анимешки, но никак не роман!
  И скука одолела меня окончательно!
  Эпилог я уже дочитывал, лениво позевывая.
  А когда я заглянул в, так сказать, первоисточник, то есть на страничку авторов, то обнаружил еще и то, что авторы не дружат с жанровыми определениями. Иначе как бы объяснить соединение несовместимого? Фантастики и мистики! Жанры, по определению несовместимые, ибо решают даже одни и те же проблемы совершенно разными способами.
  Но и мистики, как таковой, в романе нет. Мистика это тайна, это вечная недосказанность, туманность определений и прочее, прочее, прочее. Но какая недосказанность после финальной битвы? Хотя и сам-то финал выглядит достаточно искусственным. Ну не любит сейчас народ открытых финалов! Обязательно все надо до конца сказать, иначе читатели претензиями замучают!
  В заключении скажу лишь одно - если бы не ощущение долга перед финалистами и читателями, то я бы бросил читать этот роман еще на половине. Много красиво и правильно выстроенных слов для меня еще не достоинство, а просто отсутствие недостатка!
  А 'праздник ожидания праздника' был безнадежно испорчен.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"