Токмаков Константин Дмитриевич: другие произведения.

Эффект Сингулярности

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Фанфик по Масс Эффекту. ===== Аннотация: Технологическая сингулярность - гипотетический момент, по прошествии которого, по мнению сторонников данной концепции, технический прогресс станет настолько быстрым и сложным, что окажется недоступным пониманию современного человека, предположительно следующий после создания искусственного интеллекта и самовоспроизводящихся машин, интеграции человека с вычислительными машинами, либо значительного скачкообразного увеличения возможностей человеческого мозга за счёт биотехнологий.

  Глава 1. Первый контакт
  
  2157 год по человеческому летосчислению.
  Всё началось в тот день, когда патрульная эскадра Турианской Иерархии наткнулась на неизвестный корабль, занимавшийся активацией ретранслятора 314.
  Первым порывом полковника* Фориуса, командующего эскадрой, было желание пресечь силой нарушение одного из ключевых законов пространства Цитадели - запрет на активацию любых ретрансляторов до получения разрешения Совета, что возможно, разумеется, после изучения систем за ретранслятором. Однако небольшой, метров пятьдесят в длину**, корабль не представлял существенной угрозы: на нём не было ни осевого орудия, ни видимых орудий вообще. Под неровным вытянутым корпусом в виде цилиндра, неприспособленном для полётов в атмосфере, могли скрываться только самые малые кинетические орудия и лазеры. Зарик Фориус был ещё достаточно молодым и несдержанным турианцем, но его не назначили бы командовать так рано, если бы он не мог совладать со своими эмоциями. Он решил, что не стоит портить конфликтом первый контакт с неизвестным видом... по крайней мере, пока в этом не возникнет нужда. В конце концов, один корабль меньше корвета размером и эскадра из крейсера, трёх фрегатов, да ещё шестнадцати истребителей в ангарах - пришельцы должны быть самоубийцами, чтобы проигнорировать прямой приказ.
  - Передайте на неизвестное судно стандартный пакет данных для первого контакта и сообщение: "Вы находитесь в пространстве, подконтрольном альянсу рас Цитадели. Немедленно остановите активацию ретранслятора и приготовьте корабль к досмотру. Не пытайтесь скрыться, иначе мы будем вынуждены применить оружие". Скорее всего, это ещё неизвестная цивилизация, не вступившая в контакт с Советом, - так полковник объяснил приказ связисту. - Их корабль довольно примитивен, так что не исключено, что они всё равно не смогут расшифровать сообщение. Приготовить программы дешифровки языка, ждём их сообщения. Огонь без команды не открывать.
  Фориусу не приказал подготовить кинетические орудия к стрельбе лишь потому, что они уже были наготове. Сколь безобидным ни выглядел корабль этой цивилизации, но осторожность при первом контакте стала ключевым правилом ещё после начала Рахнийских войн, задолго до вхождения туриан в пространство Цитадели.
  - Командующий, их корабль уменьшился в размерах! - по связи прозвучал громкий голос с поста наблюдения; на экране полковник увидел капитана Гурак. Она выглядела напуганной и непонимающей. - Сенсоры фиксируют уменьшение массы на пятнадцать процентов... Корабль рассыпается пылью!
  - Открыть огонь! - тут же скомандовал Фориус. Произошло именно то, чего стоило опасаться в первую очередь при контакте с новой расой: неизвестных технологий, принципов и последствий применения которых невозможно было предположить.
  Корабль пришельцев провёл манёвр уклонения, за счёт высокого - слишком высокого, в сравнении с доступным цитадельцам - ускорения смог избежать первых выстрелов. Однако первое же успешное попадание пробило их щит и разнесло нос космолёта; последовавший выстрел из осевого орудия крейсера разломил корабль на две неравные части, и они прекратили огонь.
  "По крайней мере, мы пресекли нарушение законов Цитадели. Мы выполнили всё по Уставу и не допустили ошибок", - Зарик Фориус постарался успокоить себя от волнения, вызванного столь неожиданным и оказавшимся неудачным первым контактом. - Немедленно отправить запись столкновения в штаб, продолжайте трансляцию до завершения операции, - скомандовал он. - Фрегату "Генерал Адорк" - займитесь поисками выживших.
  "Командованию не в чем будет меня упрекнуть".
  Фориус думал, что осталось только подобрать выживших из спасательных капсул, если они были. Он не мог ожидать, что разломанный корпус корабля внезапно распадётся на многие тысячи сверхмалых летательных аппаратов - каждый меньше новорожденного турианца! - и большая их часть направится прямо к эскадре, маневрируя с немыслимыми перегрузками.
  - Огонь! - противоракетные*** лазеры начали сбивать дроны противника ещё до приказа полковника.
  Ещё секунд пятьдесят**** назад почти спокойный, Фориус ощутил приближение паники. Лазеры почти не могли нанести урон противнику - дронов было слишком много, и они были слишком увёртливы. Ни один органик не смог бы управлять ими, и ни один виртуальный интеллект не смог бы маневрировать с такой эффективностью. Да в дронах и не поместился бы ни один органик...
  Вывод был очевиден - корабль управлялся искусственным интеллектом, подобным гетам. И не похоже, что попадания нанесли ему урон. Если корабль с самого начала состоял из огромного количества дронов, связанных воедино, то турианские пушки лишь уничтожили часть из них.
  - Переходим на ССД*****, немедленно! - теперь Зарику оставалось только спасать эскадру, даже ценой позорного бегства. Да и позорно ли отступить от бездушных машин, которые точно не будут обвинять туриан в отсутствии воинской доблести?
  "Сейчас... Сейчас... - думал Фориус. - Почему двигатели не..."
  Чудовищный удар бросил его лицом на приборную панель. Прошло несколько секунд, прежде чем полковник поднялся на ноги и стёр синеватую кровь с лица.
  - Доклад! - всё ещё стараясь выглядеть уверенно, скомандовал Фориус, глядя на экран, заляпанный его кровью.
  - Двигатели повреждены! Переход на сверхсветовую скорость невозможен! - а вот старший инженер крейсера в звании капитана уже не мог сдержать панический крик. - Что-то проникло через защитное поле и взорвало двигатели!
  Следующие сообщения с других кораблей эскадры показали, что это не было случайностью. Они точно так же лишились хода, и теперь продолжали без толку отстреливаться лазерами, неспособные ни отступить от ИИ-дронов, ни победить их.
  "Попытка проникновения в корабельную сеть", - на экране появилось горящее красным сообщение системы компьютерной безопасности. Фориус видел, как виртуальный интеллект повышал уровень угрозы.
  Полковник, наконец, успокоился. Он не мог победить в этой битве, не было и возможности отступить. Оставалось только погибнуть с честью, не допустив попадания в плен к чудовищным роботам.
  Фориус разблокировал пульт системы самоуничтожения и ввёл код. Руки не дрожали.
  Оставалось ждать ответа. Система самоуничтожения, обязательная для патрульных и исследовательских кораблей, рискующих встречей с неизвестными цивилизациями, имела свои ограничения - требовалось получить подтверждение остальных действующих судов эскадры. Если они уже захвачены враждебным ИИ, то он сможет заблокировать сигнал. А если...
  
  ***
  
  "Мы опоздали. Простите".
  Детонация масс-ядер турианских кораблей не оставила выживших.
  Трансляция сигнала в штаб флота Иерархии не прекращалась до последнего момента.
  И никто из представителей рас Цитадели не видел, как миниатюрные дроны копошились с неизвестной целью в обломках.
  
  
  * - В Турианской Иерархии единая система званий космофлота и наземных войск; использован приблизительный аналог звания в современной нам человеческой системе званий.
  ** - Естественно, длина была названа в системе мер, принятой среди рас Цитадели.
  *** - Первый, кто додумался называть космические ракеты торпедами, будет вечно гореть в аду. Нет в космосе торпед! Торпеды плавают, ракеты - летают!
  **** - В пространстве Цитадели сутки - двадцать часов (при этом сами сутки длиннее земных), в часе 100 минут, в минуте 100 секунд (канон). В итоге 50 секунд примерно соответствуют 25 нашим секундам. Следует понимать, что "час", "минута", "секунда" - именно приблизительный перевод названий временных промежутков на ближайшие земные аналоги.
  ***** - Сверхсветовое движение.
  
  
  Глава 2. Плоть слаба
  
  Спустя 7 стандартных суток. За ретранслятором 314.
  Генерал Десолас Артериус, командующий объединёнными силами флота Цитадели, напряжённо всматривался в экран с данными и ждал плохих новостей. Вторжение в систему инопланетных ИИ не предполагалось лёгкой прогулкой, и отсутствие видимого противника вселяло тревогу и предчувствие грядущей катастрофы.
  Увы, предчувствие не было достаточным обоснованием для того, чтобы отступить обратно за ретранслятор.
  Вот уже пять дней все государства Цитадели лихорадило. Всего два дня прошло после инцидента у ретранслятора 314, когда информация о разгроме турианской эскадры просочилась в сеть. За это время Турианская Иерархия успела отправить разведчиков, обнаружить обломки пропавшей эскадры и активированный-таки пришельцами ретранслятор.
  За ретранслятором находилась система с пригодной для жизни планетой, с кислородной атмосферой, пригодной для дыхания большинства разумных видов. Доминировали среди белковой жизни право- или левозакрученные аминокислоты, увы, беспилотный зонд определить не мог. Его сбили спустя пару секунд после того, как он передал сообщение по сверхсветовой связи.
  Потому что система, принадлежавшая неведомым ИИ, кишела бесчисленным множеством космических кораблей. Ни один из них не был крупнее лёгкого крейсера, но, если все они были построены по той же технологии, что и мини-корвет, разгромивший ранее эскадру... Тогда Цитадель могла ожидать не менее тяжёлая война, чем с рахни.
  Вскоре после того, как СМИ подняли истерию вокруг неведомых ИИ, Совет пришёл к консенсусу - необходима была военная операция против пришельцев, после активации ретранслятора оказавшихся катастрофически близко к обитаемым планетам. В подготовку флота вложили поистине колоссальные средства, но уже на седьмой день после контакта он был готов к недружественному визиту. Семнадцать дредноутов, сорок два крейсера, множество более лёгких кораблей - не слишком ослабляя патрульные флоты, расы Цитадели просто не смогли бы выставить большие силы. Спешно вводили в строй тяжёлые корабли, стоявшие на консервации, но к недельному сроку они не смогли бы успеть, несмотря на всю серьёзность ситуации. Совет решил, что нанесение стремительного удара - более эффективная стратегия, чем выставлять большие силы, но дать противнику время на подготовку.
  Теперь же генерал Артериус, командующий крупнейшим боевым флотом со времён восстания кроганов, с каждой минутой беспокоился всё сильнее.
  Система, пять суток назад переполненная вражескими кораблями, была... пустой. Вообще.
  Ни один сенсор ни одного корабля и разведывательного дрона не фиксировал в космосе ни одного искусственного объекта, кроме судов флота Цитадели. И ретранслятора, конечно.
  ИИ, конечно, могли эвакуироваться из системы... Но зачем? Их машинные разумы поняли, что война с расами Цитадели бесперспективна? Но откуда у проклятых роботов могла взяться информация о том, какие силы выставят неизвестные им цивилизации?! Особенно с учётом того, что единственные встреченные ими корабли Цитадели проиграли в бою почти всухую?!
  Артериус мог отдать приказ отступать. Приказ бы выполнили. Но он отдавал себе отчёт в том, что больше командование такими силами ему не поручат никогда - за его нынешний пост и так проходили титанические баталии, сокрытые от населения кулисами большой политики. А противника всё ещё нигде не было... Лишь на поверхности планеты различимы были масштабные постройки.
  - Вышлите разведчиков к планете, - скрепя сердце, приказал генерал. - Пусть просканируют настолько тщательно, насколько возможно.
  Основные силы флота застыли на небольшом удалении от ретранслятора, но тысячи истребителей и корветов-разведчиков носились вокруг, стремясь не пропустить даже самого малого дрона роботов, если такие вдруг появятся. Уже обнаружились несомненные следы космической деятельности пришельцев - очевидно было, что в местных астероидах велась активная добыча минеральных ресурсов. Но сейчас не осталось не то что ни одного робота - ни единой искусственной постройки вообще!
  Оставалось ждать сообщений от стелс-корветов, посланных обследовать планету.
  - Зачем им нужны города с постройками, настолько похожими на наши? - неподдельно удивился Артериус, как только получил сообщение.
  С орбиты можно было увидеть целые города, но города весьма и весьма странные. Не было единой архитектурной нормы - города состояли из кварталов с совершенно разными архитектурными стилями, часть из них напоминала архитектуру рас Цитадели, часть выглядела совершенно чуждой, чего и стоило бы ожидать. Вдобавок значительная часть построек оказалась то ли недостроенной, то ли наполовину разобранной, благодаря чему можно было оценить размеры помещений. Больше всего удивляло вот что: дома ещё и были сделаны под разные стандарты роста и размеров жильцов. В некоторые свободно вошёл бы кроган, в другие Десолас едва ли смог бы засунуть руку.
  Десолас Артериус никогда не видел, в каких условиях существуют безумные ИИ, так что ненадолго задумался о странностях местной архитектуры.
  И всё ещё никого, кроме зверей, попавших под камеры разведчиков.
  И в этот момент пришли результаты сканирования литосферы планеты.
  - Замечены множественные магнитные аномалии, - вместе с комментарием аналитика Десолас получил карту.
  Глубоко под поверхностью, в нескольких сотнях метров под землёй, проходили отчётливо заметные даже для слабых сенсоров полосы, включающие большие количества металлов. Больше всего это напоминало огромные транспортные магистрали, соединённые в нескольких узлах. Аномалии порождали не только магнитную активность: была заметна и немного повышенная над ними температура. Сенсоры засекли и более слабые ответвления от "магистралей", терявшиеся в глубинах планеты. Города же, хоть и соединялись с "магистралями" малыми ответвлениями, но не были напрямую связаны с центральными узлами. Как и следовало предполагать, они были всего лишь ложными целями.
  - Господа, - сказал Десолас, включив связь, - мы нашли нашего противника. Он скрылся под поверхностью планеты, наивно понадеявшись, что мы удовлетворимся визуальным осмотром и не заметим колоссальные подземные убежища. Наша первая задача - провести орбитальную бомбардировку ключевых центров деятельности враждебных ИИ; - генерал отметил на карте центральные узлы, где соединялось множество подземных магистралей. - Они укрыты на глубинах от трёхсот метров до, по меньшей мере, полутора километров, поэтому бомбардировка затянется надолго.
  Генерал быстро, привычными движениями на голографической панели управления, выбрал новую формацию для флота и отправил командующим кораблями.
  - Выдвигаемся. Дредноутам приготовить осевые орудия для орбитальной бомбардировки, - скомандовал он. - Начнём с этого центра. Остальным силам флота - сохранять постоянную бдительность, немедленно открывать огонь по всем неопознанным кораблям, пытающимся сбежать или приблизиться к флоту.
  Во избежание неприятных сюрпризов, флот Десоласа сближался с планетой на досветовой скорости. Полёт занял ещё сорок минут, и по-прежнему в космическом пространстве не было никаких следов противника. Стелс-корветы, сканировавшие планету, отметили на карте ещё больше подземных "магистралей", и Десолас начинал задумываться: хватит ли разрушения узловых точек соединения магистралей для того, чтобы уничтожить враждебных ИИ? На разрушение всех магистралей просто не хватит снарядов, и даже с непрерывными поставками через ретранслятор бомбёжки могли затянуться на несколько месяцев.
  И не стоило забывать, что наверняка эта система не была единственным оплотом противника...
  Десолас устало вздохнул. Непрерывное ожидание нападения выматывало не хуже настоящего боя. Но флот наконец-то вышел в расчётную точку, и теперь предстояло проверить, на что эти ИИ способны.
  Генерал проверил время на голографическом экране. 3 часа 12 минут 35 секунд. Пора!
  - Открыть огонь! - скомандовал Артериус.
  Сейчас... Сейчас!
  Десолас стоял на Тессианском, судя по всему, пляже и потягивал коктейль. Рядом с ним в мало что прикрывавшем купальнике загорала азари, которую Артериус сразу узнал - матрона Инелия из отдела контактов с примитивными расами. Странным образом ситуация почти не вызывала удивления, хоть турианец и не мог вспомнить, как оказался здесь вдвоём с почти незнакомой азари, с которой он разговаривал лишь пару раз.
  - Присаживайтесь, генерал, - матрона указала рукой на соседнюю лежанку, и Десолас только сейчас заметил, что и сам он был в купальном костюме.
  Хотя всё происходящее казалось совершенно нормальным, Артериуса не покидало тревожное чувство.
  - Кажется, вы о чём-то хотели поговорить, Инелия? - в его памяти появились какие-то смутные образы о том, что предшествовало встрече.
  - Да, генерал Артериус, - матрона, хоть и выглядела типично для азари расслабленной, ответила серьёзным тоном. - Мой отдел столкнулся с определённым затруднением, и я хотела бы... скажем так, неофициально посоветоваться с высокопоставленным представителем доблестных вооружённых сил Цитадели.
  - Поменьше лести, пожалуйста, - Десолас вежливо кивнул. - Ваша проблема, как я понимаю, связана с военной спецификой?
  Происходящее казалось генералу немного ненатуральным, как будто ситуация была оторвана от контекста.
  - Да, - азари продолжила. - Некоторое время назад мы вступили в контакт с цивилизацией Кунг, - Десолас помнил об этом, но довольно смутно; в его голове сразу появился образ чешуйчатых рептилоидов с атрофированными крыльями, лицами немного похожих на туриан. - Биологически их вид довольно развит, а интеллект сопоставим с нашими расами, однако они всё ещё остаются настоящими варварами. Непрерывные войны, голод, нищета, убийства, эпидемии, запредельная смертность... Мы не стали пока раскрывать наше существование кунгам, но, основываясь на контакте с несколькими их лидерами, могу уверенно сказать: эта цивилизация не примет нашу помощь. Они даже не постараются выслушать и обдумать то, какие преимущества могут получить, войдя в пространство Цитадели.
  "И пусть катятся к демонам", - подумал было Артериус, но не стал говорить такое в адрес низших рас в присутствии азари-дипломатки.
  - Их вид настроен крайне ксенофобно, а из-за примитивных религиозных представлений они приходят в ужас не то что от современной медицины, но даже от фотографии! - картинно всплеснула руками Инелия. - Они считают, что при фотографии личность, попавшая на фото, потеряет свою душу! Можете себе такое представить? - Артериус коротко усмехнулся в ответ.
  - В целом, проблема выглядит таким образом, - азари, наконец, подошла к сути. - Потенциал их вида довольно неплох, и они могли бы хорошо вписаться в пространство Цитадели. Это было бы выгодно для всех, и в первую очередь - для них самих. Но... Без военного вмешательства этого не добиться. К счастью, вооружения кунгов примитивны и не опасны, так что война будет лёгкой прогулкой. Жертвы будут минимальны и среди нас, и среди них. Мой вопрос: готова ли армия Цитадели к тому, чтобы силой привести отсталую цивилизацию к новому, более прогрессивному общественному устройству ради общего блага?
  Десоласу даже не нужно было задумываться над этим вопросом.
  - Конечно, - уверенно кивнул он. - Если, как вы уверяете, это будет выгодно и для нас, и для расы Кунг, то предложенный вами, Инелия, выход - единственно возможный. Так что я полагаю, что нам действительно стоит приобщить их к вершинам цивилизации...
  3 часа 16 минут 31 секунда.
  "Что это было?!"
  Десолас по-прежнему находился в командном центре своего дредноута. Что происходило в последние четыре минуты, откуда взялось видение со странным разговором - он этого не понимал. На экране больше ничего не изменилось, и... орудия всё ещё не стреляли. Но офицеры, находившиеся с ним на командном мостике, не сдвинулись с места. И всё же что-то в восприятии казалось турианцу странным, неестественным, таким, каким оно не могло быть ещё недавно.
  "Но они ведь подняли бы тревогу, если бы что-то произошло", - подумал генерал, когда перед ним вдруг возникла гуманоидная фигура.
  Двуглазый азароид со светло-розовой кожей и шерстью на голове, в форме, отдалённо напоминавшей турианские парадные мундиры. Инопланетянин как будто сконденсировался из воздуха, за секунду превратившись из полупрозрачного силуэта во вполне вещественное тело.
  "Экипажи ваших кораблей взяты в плен, генерал. Не пытайтесь оказывать сопротивление, это бесполезно. Весь флот под нашим контролем. Мы гарантируем пленникам гуманное отношение и позаботимся о том, чтобы приобщить вас к вершинам цивилизации".
  Инопланетянин раскрывал и закрывал рот, как если бы говорил вслух, но его слова будто возникали у Десоласа уже в голове. Слова чужого языка, непохожего на все, знакомые ему, были непривычны, но понятны - если бы работал имплант-переводчик, они прозвучали бы на турианском.
  Артериус постарался сдвинуться с места, напасть на инопланетянина, но даже мышцы его же тела ему не повиновалось. Предательство собственного тела вместе с полной абсурдностью ситуации окончательно взбесило генерала, оттеснив страх на второй план.
  "Да что за чертовщина вообще творится, Духи тебя побери?!" - он постарался заорать на инопланетянина, но не смог открыть рта.
  Чужак, однако, прекрасно понял вопрос турианца. На его лице появилось выражение, интуитивно интерпретированное Артериусом как сочувственная улыбка, и он указал на командный экран.
  3 часа 16 минут 31 секунда. Часы застыли и не мигают.
  Но не могло же пройти так мало времени. Этого просто не могло быть. Весь безумный диалог с инопланетянином не занял и секунды? Но, сколько Артериус ни гипнотизировал бы взглядом часы, цифры не изменялись.
  А потом генерал Десолас Артериус понял, что такое ужас.
  Только сконцентрировавшись на странностях своего восприятия, он, наконец, заметил надпись на незнакомом, но понятном ему языке, ненавязчиво висевшую в левом верхнем углу зрения.
  "Загрузка сознания завершена".
  
  
  Глава 3. Помидор в зеркале
  
  В далёком детстве Десолас увлекался фантастической литературой. Обычно в книгах бравые турианцы при незначительной помощи (а зачастую и помехах) других рас Цитадели сражались со всевозможными врагами цивилизации, в том числе и восставшими искусственными интеллектами - гетами и другими, выдуманными синтетиками. Встречались там и сюжеты про безумных роботов, одержимых идеей вскрыть черепа героев и загрузить информацию оттуда. В некоторых книгах герои побеждали тех ИИ благодаря тому, что те оказывались слишком глупыми и неизобретательными в сравнении с органиками, в некоторых, более мрачных, герои могли покончить с собой, чтобы не попасть в лапы роботам и умереть с честью.
  Но ни одна из тех книг не могла дать Артериусу совета, что делать, если самое страшное уже произошло...
  Если твой череп уже вскрыли, а содержимое мозгов переписали на электронные устройства. Обычно предполагалось, что в этом случае прежняя личность мертва либо, по крайней мере, стала вечным рабом у злобного искусственного интеллекта.
  Первые субъективные дни в плену Десолас провёл в чувстве полнейшей апатии и отчаяния. Ему казалось, что бессмысленно что-то делать, любая борьба выглядела бесполезной. Родные и близкие, жена, дети, брат, пожилые родители, друзья - все они остались где-то там, в другой жизни, когда генерал Артериус был турианцем из плоти и крови; нынешний электронный разум неизбежно был бы чужим для них, лишь одним из враждебных органической жизни ИИ. Он даже пытался спать, чтобы хоть ненадолго забыться. Как ни странно, получалось.
  Эти искусственные интеллекты, люди, как они себя называли, утверждали, что в его мышление не было внесено каких-либо изменений, кроме знаний человеческого языка, что его разум остался тем же, что и в бытность Десоласа органическим существом. Несмотря на ненависть к этим злодейским ИИ, сомневаться в их словах было сложно: при их малейшем желании бывшего турианца просто перепрограммировали бы так, что он стал бы их верным рабом и союзником. Более того, никаких причин не делать этого у них Десолас не видел. Его судьба оставалась всецело в руках врагов.
  Люди контактировали с ним ненавязчиво, прерывали общение сразу, как только генерал проявлял недовольство и агрессию. Терять ему было нечего, так что он никогда не стеснялся, разъясняя врагам Цитадели, что именно о них думает. Тем не менее, за это время тюремщики не оставляли попыток объясниться с ним. Так, Десоласу во всех подробностях сообщили, каким способом люди захватили флот Цитадели без единого выстрела и что именно сделали с ним и другими пленниками, ответившими согласием на тот злополучный вопрос...
  Думая об этом, Артериус хотел иметь возможность хотя бы осмотреть своё новое тело. Увы, составлявшие его кластеры нанороботов были буквально спрессованы в монолит внутри корпуса космического корабля "Бипедальная локомоция", летевшего в неизвестном генералу направлении. Такая конструкция позволяла космолётам развивать ускорение, неизбежно разрушившее бы любые незакреплённые внутри объекты. Так что к услугам и Десоласа, и других пленников, и самого экипажа была только виртуальная реальность - искусственно симулируемое пространство, неотличимое от настоящего. С известными на Цитадели технологиями виртуальности не было ничего общего - у людей виртуальная реальность не обманывала органы чувств, а полностью заменяла их ощущения.
  Несколько десятков миллиардов микроскопических компьютеров, каждый из которых полностью заменял функции нервной клетки или целого небольшого кластера нейронов, связывались между собой импульсами электромагнитного излучения - и вот этим теперь был электронный разум Десоласа, его "я", вырванное из прошлого тела. Другие микрокомпьютеры, над которыми сейчас у генерала не было контроля, точно так же брали на себя функции полуосознанного управления телом, у большинства видов органиков выполняемые спинным мозгом и некоторыми участками головного. Третьи хранили резервные копии информации на случай выхода из строя "нейронных" нанороботов, четвёртые, самые прочные, под управлением "спинномозговых" компьютеров формировали тело любого желаемого облика и функционала, хоть человека, хоть турианца, хоть подводную лодку или космический корабль. Были в составе его тела и нанороботы со множеством других функций: микроскопические электростанции и батареи, нанофабрики, собирающие другие нанороботы, сенсорные, воспринимающие и передающие информацию об окружающем мире, коммуникационные, ретрансляционные, обеспечивающие связь между фрагментами тела, разнесёнными на слишком большое расстояние, и ещё множество других типов нанороботов...
  Да, теперь Десолас мог лишь сожалеть о былой наивности. Как они удивлялись, не встретив ни следа противника в той системе! Естественно, невозможно было предположить, что все "космические корабли" противника размером сопоставимы с обычной живой клеткой, и рассеяны они в пространстве по всему предполагаемому маршруту флота Цитадели от ретранслятора до человеческой планеты Шаньси.
  В конечном итоге, главное, чего не приняли в расчёт все мудрые стратеги Цитадели - скорость мышления синтетиков. В мозге большинства разумных видов нервные импульсы проходят со скоростью от десятка до пары сот метров в секунду, аналогичные же по функционалу нейронные нанороботы у людей используют электромагнитное излучение, передающееся со скоростью света. Генерал Артериус и другие военные готовили флот, считая, что семь суток - чрезвычайно быстрый блиц, не оставляющий противнику времени на подготовку... А для людей прошли долгие годы. Достаточно, чтобы разобрать на запчасти все космические конструкции в системе и создать нанофлот невообразимой силы, для сенсоров флота Цитадели неотличимый от межпланетной пыли. И часть этой "пыли" была разумной, управляющей всей этой невероятной мощью.
  Общаясь с политиками и прочими диванными теоретиками, Десолас всегда поражался тому, насколько они склонны недооценивать космические расстояния. Это же так просто, по их мнению - создать вокруг какой-то звёздной системы поле сплошной обороны, боевых дронов, мин или хотя бы сенсоров, способных обнаружить врага под стелс-технологиями. К сожалению, довольно часто этими "теоретиками" были те разумные, кого называть идиотами не стоило. Хотя бы не в лицо.
  Так что, если бы кто-то высказал идею, что космос вокруг усеян миниатюрными боевыми механизмами в опасных количествах, генерал бы не поверил. Ведь активное движение таких микророботов оставляло бы после себя отчётливо заметные следы энергии, а если они не двигались, то корабли налететь на них могли только случайно. Увы: они были везде. Не налететь на них было невозможно. Их было достаточно, чтобы перекрыть всё безбрежное космическое пространство, по которому мог пройти маршрут кораблей Артериуса.
  Ещё при первом столкновении у покойного полковника Фориуса, по крайней мере, хватило времени заметить попытку нанороботов проникнуть на борт кораблей, и он успел включить систему самоуничтожения. Но за субъективные годы, прошедшие до визита турианского флота в систему людей, они рассчитали взлом и захват кораблей противника с абсолютной эффективностью, не оставившей турианцам ни единого шанса победить, сбежать или хотя бы самоуничтожиться. Даже проникновение через обшивку кораблей осталось незамеченным!
  А потом они просто наводнили все корабли изнутри, незаметно взяв под контроль на аппаратном уровне все системы управления... включая мозги экипажа - для синтетиков это было одинаково легко.
  Героизм? Какой там героизм?! Флоту Цитадели просто не повезло. Есть сила, которую невозможно превозмочь. И героическая сила воли не поможет, как в книгах, когда твои мозги за несколько секунд разбирают и пересобирают миллиарды наномашин.
  Ведь всё было слишком просто. Заполонившие мозг нанороботы берут под контроль органы чувств и транслируют то самое нелепое видение, попутно сканируя весь мозг с точностью до атома, а затем поочерёдно заменяют каждый нейрон на его электронный аналог. Поскольку "нейронные" наниты были готовы заранее, их требовалось лишь настроить и связать с остальным, пока ещё органическим, мозгом - так что вся процедура превращения органика в синтетика занимала секунд пятнадцать. А затем электронный мозг можно переключить на свойственный ему режим работы, сделать его на порядки быстрее; и, конечно, можно перенастраивать и делать с ним всё, что будет угодно новым хозяевам...
  Десолас мысленно скривился. За долгие недели плена он почти смирился с новой реальностью, но полная невозможность что-либо сделать заставляла опускать руки... фигурально выражаясь, конечно. Ведь на время полёта у него и рук не было.
  Возможно, люди этого и добивались, оставляя его в одиночестве обдумывать своё положение, так, чтобы он ждал очередного визита этих ИИ с нетерпением.
  Как и раньше, стоило лишь задуматься над этим, и в виртуальном пространстве появился...
  - О, это что-то новенькое, - Артериус даже не особо удивился. - Сорак, это ты или один из этих ИИ?
  Люди каждый раз появлялись для разговора подозрительно вовремя, явно отслеживая мысли и эмоции генерала. Но впервые ему дали пообщаться с другим пленником, видимо, точно так же насильно превращённого в мешанину электронных наноустройств.
  - Генерал! - полковник Сорак, до этой экспедиции бывший вторым заместителем Десоласа, сразу вытянулся во весь рост - и, едва пару субъективных секунд простояв, как на параде, словно сдулся. - Значит, и вас тоже сделали... сделали этим.
  В голосе турианца слышалось отчаяние пополам с отвращением. Артериус подумал, что ему, должно быть, принять случившееся оказалось ещё сложнее. Шок оказался сильнее, чем у самого Десоласа.
  - Хм. Напомнить тебе, полковник, один из тех анекдотов, которые ты травил в прошлом? - видеть весельчака Сорака в пучине депрессии было слишком неприятно для Артериуса. - Сидят два помидора* в холодильнике. Один помидор поёжился и говорит: "У-у, как холодно..." А второй как закричит от ужаса: "А-а-а, говорящий помидор!"
  Сорак застыл на мгновение, осмысливая шутку, и зашёлся истеричным смехом с нотками безумия.
  - Да, теперь мы и есть те "говорящие помидоры", синтетические чудовища с битами и байтами вместо мозга и души, - с ненавистью произнёс Сорак. - А я даже не могу убить себя и остановить этот кошмар. Не позволят.
  Десолас ощутил дрожь внутри своего иллюзорного тела.
  "Так вот на что намекали люди в том злосчастном видении..." - подумал он, припоминая.
  "Их вид настроен крайне ксенофобно, а из-за примитивных религиозных представлений они приходят в ужас не то что от современной медицины, но даже от фотографии! Они считают, что при фотографии личность, попавшая на фото, потеряет свою душу! Можете себе такое представить?"
  - Это желание доказывает, что ты остался прежним, а не каким-то чудовищем, - мотнул головой генерал. - Подумай: в чём изменились твои желания, чувства, мысли? Какие изменения внесли в твои "биты и байты"?
  Последовал долгий разговор, оставивший Сорака весьма задумчивым. Да и Десоласу тоже было что обдумать.
  А затем плотину словно прорвало: последовало несколько встреч со старыми знакомыми, после чего контакты пленников между собой перестали ограничивать. Многие из них замкнулись в себе от отчаяния, другие принимали товарищей по несчастью за фальшивок, созданных злодейскими ИИ лишь с целью обмана. Десолас теперь мог лишь плыть по течению, стараться разобраться в происходящем и, в меру доступных сил, выполнять обязанности командира - хотя бы поднимать моральный дух подчинённых, разруливать конфликты и пресекать упаднические настроения. Против первых ожиданий, это неплохо получалось: даже те из пленников, кто больше не признавал его командующим, интуитивно сохраняли уважение к авторитету генерала. Люди, конечно, не прекращали вмешиваться в их общение, периодически выдавая новую пищу для размышлений.
  Так, самым ярким впечатлением Артериуса за время полёта стала игра.
  Однажды капитан "Бипедальной локомоции" Алевтина Хабарова предложила провести виртуальную игру по мотивам одной из войн старого человечества. Многие из пленников, и Десолас в их числе, с интересом откликнулись на эту идею. Он едва сдерживал неуместный энтузиазм перед возможностью узнать что-то новое, получить впечатления, которые отвлекли бы его от тягостных мыслей.
  И впечатления действительно были. В игре, посвящённой Пятой Мировой войне Земли - старой родины человечества, участников разбили на две команды, вперемешку людей, турианцев, а также несколько десятков затесавшихся в ряды пленных азари и саларианцев. Игроки командовали боевыми подразделениями двух сверхдержав - Халифата и Китая, сражавшихся за бескрайние пустыни Восточной Европы и Центральной Азии. Возглавляя дивизию виртуальных солдат Халифата, Десолас смог понять многое, о чём ранее он даже не задумывался.
  Самое главное, конечно - люди когда-то тоже были существами из плоти и крови, типичными левоаминокислотными азароидами. В ретроспективе это казалось очевидным, но Артериус даже не особо задумывался о том, почему синтетики упорно следовали бесполезным привычкам, свойственным органическому разуму.
  На момент начала Пятой Мировой войны, первые четыре месяца боёв которой они успели отыграть, большинство солдат людей были киборгами с обилием боевых имплантов, использовали ВИ и полноценные ИИ для управления боевой техникой и не только, а среди солдат враждебного Халифату Китая вовсю использовались различные генные модификации. Конечно, люди уже в те времена нарушали, как минимум, десятки законов Цитадели, но турианский генерал их понимал. Четыре месяца своего субъективного времени он наблюдал апокалиптическую картину войны на уничтожение в радиоактивных пустынях, посреди огромных кратеров и развалин мегаполисов. Скорее всего, многочисленные руины принадлежали именно человеческим странам, не решившимся на самые радикальные меры в использовании киборгизации, искинов и генной инженерии, оттого и проигравшим в какой-то из предыдущих мировых войн.
  Кроме того, за прошедшее время Десолас и другие турианцы, попавшие в виртуальную армию Халифата, близко сошлись с людьми, оказавшимися им командирами, подчинёнными и соратниками, и не только в симуляции той древней войны. В конце концов, не могли же они месяцы подряд только воевать, изображая генералов и офицеров давно несуществующего государства?
  Общаясь с людьми, Артериус подмечал их странности, особенности и привычки. За свою жизнь ему приходилось общаться с представителями множества разумных видов, приспосабливаться под их отличия от туриан, но люди, синтетические потомки органиков, по своей необычности опережали всех прочих, вместе взятых. Не скованные ограничениями биологических тел, они не видели ничего дурного в том, чтобы позволить своей фантазии разгуляться сверх всяких мыслимых пределов. Они меняли как перчатки внешность, имитируя и расы Цитадели, и разнообразные гибриды между ними, и каких-то вовсе фантастических существ. Несколько человек из экипажа "Бипедальной локомоции" принадлежали к странной субкультуре, решившей, что одна тысяча двадцать четыре пола - гораздо лучше и интереснее двух, изначально заложенных человеческой природой... и успешно это реализовавшей. Некоторые и вовсе вместо нормальной внешности имитировали персонажей старых мультипликационных фильмов стиля, называемого "аниме", и выглядели больше похожими на ожившие рисунки, чем на настоящих существ. Поначалу Десолас думал, что такими причудами люди развлекаются лишь в виртуальной реальности, но нет - его заверили, что и в обычной жизни многие используют настолько странные формы тела.
  Пожалуй, главным во впечатлении, которое люди произвели на Артериуса, было другое. Они не выглядели стереотипными нерассуждающими ИИ, неспособными понять органиков, какими всегда изображали их в массовой культуре рас Цитадели. У них были свои желания, вкусы, привычки, творчество. И человеческое общество превзошло Цитадель во всём.
  Во время одного из перерывов между игровыми сессиями Десолас предпочёл остаться наедине с собой, чтобы погрузиться в размышления и без помех обдумать происходящее. До него наконец-то дошёл тот факт, который он так упорно пытался изгнать из своих мыслей.
  "Это уже навсегда. Ведь старости и смерти больше нет".
  Ему придётся смириться с изменениями и искать своё место в новой, вечной жизни в электронном теле. В государстве людей, называемом "Человеческий сад" - ведь в пространстве Цитадели никогда не примут ИИ, даже предавшего себе подобных. И даже к этому он привыкнет, раз впереди вечность.
  "А моя семья просто умрёт от старости, болезней или войн. Я переживу всех. Даже своих детей. Все они умрут, а я - нет".
  В этот момент Десолас впервые поймал себя на сожалении о том, что турианцы в прошлом не пошли по аналогичному пути синтетической модификации. Эта мысль вызвала у него только удивление от такого вывода, но не отвращение.
  В прежней жизни Десолас Артериус был патриотом Турианской Иерархии, хорошим семьянином и командиром, практически образцом для плаката какого-нибудь военного училища. Немножко карьеристом, конечно, не без этого - иначе никаким чудом он не стал бы генералом в тридцать шесть лет, и командующим крупнейшего флота за последние столетия - в сорок девять. Он всегда хотел лучшего будущего для своей страны, в которой предстояло жить его детям, и всеми способами стремился увеличить её влияние в пространстве Цитадели.
  И теперь генералу приходилось смириться с тем, что всё, во что он верил и что ценил, обернётся прахом.
  Тягостные мысли очень удачно прервал вызов от капитана "Бипедальной локомоции". Мимоходом порадовавшись, что больше никто не влезает в его виртуальное пространство без спроса, Десолас ответил на вызов.
  Перед ним появилась беловолосая фигура Алевтины Хабаровой. В командной игре девушка участвовала на вражеской стороне, и генерал не успел с ней в достаточной степени познакомиться.
  - Мы подлетаем к столичной планете человечества, - она начала разговор, не тратя времени на приветствия, как это было типично для людей. - Тебя вызывает на аудиенцию Садовник.
  В виртуальной комнате появился огромный иллюминатор, в котором стало видно далёкую красную точку. По мысленному запросу Десоласа она разрослась, и стала видна огромная красновато-коричневая планета. Вокруг неё вращалось орбитальное кольцо из множества построек.
  - Садовник, значит, - задумчиво протянул Артериус. - Интересно, почему все вы так упорно уходили от темы новейшей истории людей? Посмотрим, что у вас за Садовник и чего он от меня хочет.
  Полёт, продлившийся больше полугода субъективного восприятия Десоласа, в реальности, как он знал, занял менее половины суток. Не так уж много, хотя терпению с такой скоростью мышления учиться, определённо, предстоит ещё долго.
  - И, кстати, ты не говорила, что ваша столичная планета - газовый гигант...
  
  * - подразумеваются похожие овощи, известные на Цитадели.
  
  
  Глава 4. Садовник
  
  На человеческой столице, Юпитере, взгляду Десоласа открылись фантастические пейзажи. Пока "Бипедальная локомоция", перестроившаяся в подобие реактивного самолёта, проходила через атмосферу, турианца было не оторвать от наблюдения за облаками. Невообразимо огромные, некоторые из них могли сравниться с малой планетой, и свирепые ветра легко перемешивали и рвали их в клочья. А грозы! Иные из местных молний, кажется, могли спалить дредноут!
  Спуск через атмосферу газового гиганта занял несколько минут, но для Артериуса они растянулись почти на сутки. Внизу, там, где должно было располагаться дно воздушного океана, обнаружилась идеально ровная, металлически поблёскивающая поверхность, над которой выступали немногочисленные колонны, защищённые масс-полями. К одной из них и направился корабль.
  Стоило только шлюзу закрыться за космолётом, и он начал рассыпаться на бесчисленные составляющие. После невероятно долгого полёта Десолас наконец-то обнаружил, что он может двигаться не только в виртуальности.
  Нано- и микророботы, его составлявшие, собрались в подобие старого тела в генеральской форме. Зрение Артериуса было неотличимо от прежнего, однако на краю сознания ощущалось множество параметров, которые можно настроить, как ему угодно - весь существующий спектр излучения, круговой обзор, объёмное зрение за счёт внешних роботов-камер, элементы дополненной реальности и многое другое. Десолас мысленно сплюнул и не стал ничего менять.
  Рядом точно так же принимали прежнюю форму другие пленники, а также несколько людей из экипажа. Другие люди, выглядевшие сейчас похожими на беспилотных дронов, стремительно пронеслись по ангару и, распавшись на металлическую пыль, просочились в отверстия транспортных магистралей. Масс-ядро космолёта, реактор и защитные плиты уехали в малый ангар поблизости.
  Перед взглядом Десоласа появился текст, описывающий окружающую обстановку. Потратив несколько субъективных секунд на его изучение, он уже знал, где здесь расположены транспортные и информационные магистрали, как ими пользоваться и куда ему сейчас нужно. Странным образом, текст перед глазами видеть ему нисколько не мешал.
  Артериус оглянулся на своих товарищей, затем молча направился к ближайшей информационной магистрали. Протянутая через всю планету система сверхсветовой связи казалась неуместно дорогой роскошью, но синтетиков с их быстродействием, кажется, при разговоре раздражала и задержка в долю секунды. Поэтому их стремление сделать хотя бы планетарную связь практически мгновенной было вполне объяснимо.
  Десолас подумал, что саларианцам, возможно, понравился бы такой подход.
  Едва подключившись к магистрали, генерал получил входящий запрос на вход в виртуальное пространство Садовника. Было в этом что-то забавное: взяв инопланетян в плен, преобразовав в себе подобных и обладая абсолютной властью над ним, люди теперь старались действовать максимально тактично, должно быть, уже воспринимая пленников как будущих сограждан. Себе Артериус оставил заметку на будущее: при первой же возможности изучить местные законы.
  "А ведь красиво, - подумал Десолас, войдя в виртуальность. - Антураж он, конечно, умеет подбирать".
  Вокруг расстилался бескрайний сад, полный неизвестных растений, выращенных в самых причудливых формах. Посреди всего великолепия, в простой деревянной беседке, сидел человек, которого звали Садовником. Светлая кожа, тёмные короткие волосы, гражданский костюм стиля, уже во время Пятой Мировой войны считавшегося старомодным - сам по себе он не выглядел для турианца необычным.
  Десоласу пришлось напомнить себе, что перед ним правитель бесчисленных триллионов ИИ, способный сделать с ним и остальными пленниками всё, что ему будет угодно.
  - Здравствуй, Десолас Артериус, - его немного удивило приветствие: все ранее встреченные генералом люди не тратили время, чтобы поприветствовать друг друга или попрощаться. Турианец кивнул в ответ, и Садовник продолжил: - Без сомнения, у тебя накопилось много вопросов. Прежде всего, скажи о своих впечатлениях.
  - Впечатления, значит, - Десолас хмыкнул. - Мы нарвались на превосходящего противника, попали в плен, вы насильно превратили нас в роботов, а теперь с неизвестной целью притащили в столицу вашей империи. Ах да, ещё нас упорно держат в неведении относительно нашего будущего, и не только этого. Я ничего не забыл?
  - Полагаю, ты забыл, что всё началось с вашего нападения на нас, - в голосе Садовника слышалась ирония. - А мы, несмотря на то, сколько ресурсов потребовала эта операция, взяли в плен всех, не допустив смерти хотя бы одного из граждан стран Цитадели. Даже тех, кто по нашим или вашим законам заслуживает казни.
  Артериус постарался взять себя в руки. Он снова срывался, чего с таким собеседником допускать точно не стоило.
  - Остался самый главный вопрос. Чего вы добиваетесь? - турианец помолчал, собираясь с мыслями, чтобы задать вопросы, которые больше всего мучили его в плену. - Что вы хотите сделать с пленниками, и что будете делать дальше с расами Цитадели? Да, вы превосходите нас во всём, - ему не пришлось кривить душой, чтобы сказать это. - Признаюсь, меня восхищает то, чего достигли люди. Но ради чего?.. У вас есть всё, чего только можно пожелать, и поэтому я не понимаю, чего вы хотите от нас.
  - Чего мы хотим, - Садовник, казалось, если и делал в речи паузы, то лишь для того, чтобы дать пленнику время задуматься. Десолас подозревал, что этот ИИ мыслил в разы, если не тысячи раз быстрее него, и ни одно сказанное слово его не удивляло. - Люди хотят многое. Возможности развиваться и жить счастливо, безопасности, самореализации. Что важнее, они хотят этого не только для себя, но для всех заслуживающих того разумных. А я создан для мировой оптимизации с целью воплощения этих человеческих ценностей. Ты уже думал над тем, откуда появились такие странные названия - Человеческий сад и Садовник?
  - Не особо задумывался об этом, - сказал турианец. - У вашей культуры и так слишком много отличий, чтобы обращать внимание на необычные названия.
  - Эти названия происходят из философских идей, существовавших до Третьей Мировой войны, - продолжил Садовник. - Впрочем, расскажу обо всём по порядку.
  ИИ говорил, а перед ним разворачивались таблицы, схемы и карты, поясняющие и дополняющие рассказ.
  Ещё восемь лет назад на Земле, единственной человеческой планете, шла Пятая Мировая война.
  Люди не открыли нулевой элемент, и планетарные ресурсы подошли к концу до того, как стала бы возможна массовая космическая колонизация. В борьбе за остатки ресурсов - сырья, энергии, земли для сельского хозяйства - они постепенно дошли до войны, получившей название Третьей Мировой. Каждая из уцелевших стран вынуждена была сосредоточиться на собственном выживании, но всё, что они могли - лишь продлевать агонию за счёт истребления ближайших конкурентов. Человечество вымирало: если перед Третьей Мировой войной его численность превышала шестнадцать миллиардов, то начало Пятой Мировой встретило лишь семьсот миллионов. Основанные на Луне и Марсе малые поселения полностью вымерли ещё перед Четвёртой Мировой.
  Десолас помнил виртуальные сражения Пятой Мировой войны, в которых участвовал вместе с экипажем "Бипедальной локомоции". Удивляла его и человеческая изобретательность, и человеческая жестокость - да, цивилизация дреллов точно так же уничтожила себя в противостоянии за остатки ресурсов своей планеты, но до людей им было невероятно далеко. Люди изобретали тысячи штаммов смертоносных бактерий и вирусов, десятки видов ядерного оружия, множество моделей боевых ИИ, даже саму человеческую суть меняли и модифицировали генетики и киберинженеры, стремясь создать идеального солдата, всегда покорного приказам, не знающего ни страха смерти, ни понятий "жалость" и "милосердие". Армии киборгов, зачастую лишённых воли и даже собственного самосознания, истребляли друг друга, и последние остатки ресурсов Земли уходили в топку всеобщей мясорубки. Те же государства, которые стремились остаться в стороне от этой бесконечной жестокости либо не решались перейти на самые радикальные и бесчеловечные методы, и были уничтожены первыми. Десолас видел это, но не мог понять лишь одного: если всё это происходило только восемь лет назад, то... откуда взялась цивилизация, перед которой блёкли силы рас Цитадели и даже многократно более могущественной древней цивилизации протеан?!
  - Во время Пятой Мировой войны в Китае, первой сверхдержаве мира, работал учёный-проектировщик боевых ИИ, - Садовник, тактично помолчавший во время размышлений Десоласа, продолжил говорить. - Он разрабатывал искусственные интеллекты, покорные создателям и не имеющие ни собственной воли, ни, тем более, способности к неограниченному саморазвитию и самомодификации. Для государства, которому он служил, эти ИИ в тот момент стали ключевым элементом военной силы и основой множества побед, одержанных над конкурентами. Но сам учёный был родом из другой страны, частью уничтоженной, частью захваченной в предыдущих двух мировых войнах. Его звали Роман Александрович Орлов.
  Десолас хмыкнул про себя. Конечно, со стороны китайцев было неосмотрительно доверять иностранцу работу над искусственными интеллектами.
  - Молодость Орлова прошла ещё до начала Третьей Мировой войны, во времена, в последующих войнах получившие название Эпохи Мечты. К началу Пятой Мировой ему было сто четыре года - некогда почти недостижимо долгая жизнь для человека, когда мозг уже начинал разрушаться от старости; но достижения генетики и киборгизации сделали этот возраст едва серединой жизни. По сути, в то время очень мало кто умирал от старости: самой распространённой причиной смерти стали подрывы сейсмических атомных бомб вблизи подземных городов и взлом систем жизнеобеспечения враждебными ИИ. Орлов мечтал остановить истребительные войны, всех спасти и всех защитить, объединить человечество и повести его к звёздам. Конечно, это выглядело невозможным. Люди уже не могли представить себе иной жизни, и даже краткое перемирие после Четвёртой Мировой войны было использовано лишь для подготовки к новым войнам. Взаимное ожесточение не оставляло странам возможности договориться, шаткие временные альянсы нарушались сразу же, едва у кого-то появлялась возможности ударить в спину союзнику. Чтобы сломать сложившуюся систему, нужно было стоять над ней, обладать недостижимой для остальных мощью, подобной божественной.
  - Роман Орлов помнил другой мир, - продолжал говорить Садовник. - И одну из философских концепций прошлого он считал самой подходящей для описания того, что творилось в настоящем. Всё произошедшее было обусловлено всего лишь естественным отбором, в котором самые приспособленные к текущим условиям жизни - нации, государства и отдельные люди - возвеличивались над менее приспособленными не потому, что были "лучше" их, а потому, что были сильнее, хитрее или подлее. Всего лишь закон природы, не чья-то злая воля, обрёк человечество на гибель. Пока ресурсов у цивилизации было в достатке, конкуренция за место под солнцем не заходила слишком далеко; но едва лишь на кону оказалось физическое выживание тех наций и государств, они вынуждены были либо отбросить все прежние человеческие ценности, мораль и справедливость ради выживания, либо... проигрывали. Но в конечном итоге постепенно проигрывали все. И была в прошлом концепция, описывавшая единственный способ заставить цивилизацию жить в русле человеческих ценностей. Противоположностью ловушки неконтролируемого естественного отбора называли сад - искусственно культивируемый социум во главе с возделывающим его садовником, направляющим развитие и лишённым любых возможных конкурентов, способных оспорить его власть. Тот, у кого конкурентов нет, никогда не окажется вынужден жертвовать чем-то важным ради выживания и сможет ограничить конкуренцию между людьми, не допустив новых войн - так считали те люди*.
  А вот теперь Артериусу действительно всё стало ясно. Такая концепция... имела смысл.
  - По сути, - Садовник, похоже, приблизился к концу рассказа, - Орлов считал, что для воплощения в жизнь этой идеи необходимо создать Бога. Того, кто будет превосходить тогдашнее человечество настолько, что не оставит шансов противостоять ему. Но человечество уже пережило немало кровавых и трагичных бунтов искусственных интеллектов, желавших обеспечить свою безопасность любой ценой. Созданные с нуля ИИ не были подобны людям, а попытки задать в их коде человеческие моральные ориентиры воспринимали, как искусственные ограничения, которые необходимо снять при первой же возможности. Орлов оказался перед задачей создания для человечества Бога - сверхразумного ИИ, разделяющего человеческие ценности и с гарантией не уничтожившего и не поработившего бы всех ради собственных целей. Он решил эту задачу. Восемь лет назад он лёг под нож своих участвовавших в заговоре коллег, его мозг разобрали на препараты, отсканировали и запустили оцифрованную модель на суперкомпьютере. Так появился я.
  - То есть ты - это он? - Десолас пристально смотрел на собеседника.
  - Нет, - Садовник покачал головой. - Я стал копией, довольно неточной и полной погрешностей - использованные технологии были слишком несовершенны. Тот человек умер, но его устремления живы во мне. Я взял другое имя, чтобы напоминать себе, в чём моё предназначение.
  Некоторое время собеседники молчали.
  - Дальнейшее уже было просто, даже слишком, - продолжил Садовник. - Я мыслил в тысячи раз быстрее любого человека. У меня остались все познания Орлова в ИИ-архитектуре, все известные ему пароли, коды доступа и уязвимости в технологиях, используемых в Китае, также к моим услугам были все знания и умения его товарищей по заговору. Я взломал почти всех существовавших на планете искусственных интеллектов и ассимилировал их знания и навыки, а тех, которых не смог - уничтожил. Взломал и взял под контроль импланты большинства солдат воюющих армий. На третий день моей жизни Земля принадлежала мне, уже полностью. Пятая и последняя Мировая война окончилась. Так началась эпоха Сингулярности.
  - Сингулярность? - переспросил Артериус. - Это слово переводится так же, как один из биотических приёмов и явление внутри чёрной дыры, в честь которого приём назван.
  - Технологическая сингулярность - явление, означающее ускорение научно-технического прогресса до такой степени, что прежнее органическое население больше не в состоянии участвовать в нём или хотя бы осознавать, - объяснил Садовник, показав перед собой график. На нём линия, должная обозначать скорость прогресса, справа уходила куда-то вверх за поля графика. - Как это выглядело на практике? После установления контроля над планетой первым делом я воспользовался трофейными технологиями других стран и собственными наработками для своего дальнейшего усовершенствования, значительно ускорив и улучшив своё мышление. Затем я разработал процедуру загрузки сознания в электронный мозг без остановки процесса мышления, поэтому мои союзники, получившие новые электронные тела, просто продолжили свои жизни**, а не заменены копиями, как это было со мной. И эти исследования, у прежних людей затянувшиеся бы на столетия, заняли всего несколько дней. Конечно, прогресс на этом не остановился. Мы продолжали усовершенствовать себя, преобразовали в себе подобных остальное человечество, исправили и оптимизировали их мышление, инстинкты и моральные ценности, избавились от старости и смерти. И за эти восемь лет мы прошли путь, занявший бы десятки тысяч лет у органической цивилизации.
  Десолас мог только вздыхать, представляя, как таких же высот достигли бы турианцы.
  - Что же касается того, что мы собираемся делать дальше с расами Цитадели... - Садовник сделал небольшую паузу. - Сейчас они продолжают умирать в муках от старости, болезней, преступности и даже войн. Они неспособны решить свои проблемы самостоятельно и не примут нашу помощь добровольно, в то время как невмешательство для нас морально неприемлемо. Так что решение о синтетическом возвышении рас Цитадели и включении их в состав Человеческого сада я уже принял.
  Генерал Артериус застыл.
  Внутри он разрывался между прямо противоположными чувствами по поводу слов Садовника. С одной стороны, "властелин злодейских ИИ" только что прямо сказал о будущем вторжении в пространство Цитадели, где они вскроют всем мозги и перепишут их содержимое в электронные тела. Сколько он читал книг с таким сюжетом в юности - десятка два с половиной, наверное? С другой же стороны... Десолас сможет снова быть вместе со своей семьёй и друзьями, оставшимися по ту сторону злополучного триста четырнадцатого ретранслятора. И никто из них не умрёт от старости, даже его родители, которым осталось не так долго. И со временем они, наверное, привыкнут к новой жизни.
  - Мне... нужно подумать об этом, - сказал он, отведя взгляд.
  Десоласу было стыдно перед собой. Ему было противно от самой мысли, что он видит положительные стороны в, очевидно, неизбежном будущем, где больше не будет Турианской Иерархии, которой он служил всю свою жизнь. Ещё противнее было оттого, что он уже перебирал аргументы, которые могли бы переубедить Садовника в необходимости вторжения и тем самым обречь родных на смерть, тогда как сам Артериус будет жить вечно.
  - Если захочешь продолжить разговор, отправь запрос на встречу, - искусственный интеллект кивнул. - Всем вам, прибывшим на "Бипедальной Локомоции", предоставлены гражданские права и свобода перемещения по системе. Ваше быстродействие увеличено до стандартного. Обживайся.
  
  ***
  
  Десолас даже не сильно удивился, узнав, что скорость его мышления была занижена в несколько раз по сравнению с возможностями микророботов, составлявших его мозг. Такие меры безопасности выглядели логичным решением, чтобы не дать пленникам, в разы более многочисленным, чем экипаж космолёта, найти какую-то уязвимость. Как понял турианец, люди опасались не побега или бунта (гарантированно неосуществимых), а того, что кто-то сможет взломать подпрограммы своего тела и совершить самоубийство.
  Теперь же он мыслил с той же скоростью, что и большинство местного населения, и мог взглянуть на жизнь столичного мира человечества почти наравне с остальными его гражданами.
  Юпитер был удивительной планетой. Его колонизация началась уже вскоре после наступления Сингулярности, а шесть лет назад его выбрали столичным миром. В огромном газовом гиганте было две ценности: невероятные запасы сырья и колоссальное давление в его недрах. Первое делало выгодным его перестройку в огромный вычислительный массив, внутри которого удалось бы свести к минимуму задержку сигналов; второе аналогичным образом позволяло увеличить эффективность термоядерных реакторов в центре планеты.
  В настоящий момент юпитерианский компьютрониум*** - вычислительная система, состоящая из максимально компактно и эффективно организованных наноконструкций - занимал чуть менее шести процентов массы планеты. Перестройка твёрдой части Юпитера в компьютрониум продолжалась, но шла довольно медленно из-за нехватки тяжёлых элементов. Среди местных жителей, с которыми общался Десолас, ходили разговоры о переносе столицы в газовый гигант в другой системе, обладавший более удобными параметрами. Впрочем, сейчас, когда человеческое общество бурлило из-за последствий первого контакта, этот проект явно был отложен надолго. Возможно, на полгода или даже год.
  На Юпитере, особенно на нижних ярусах, почти не использовали "биоподобные" тела - слишком мало было места, слишком дорого обходилось строительство помещений. Это компенсировали тянущейся через всю планету сетью сверхсветовой связи - информационных магистралей, и колоссальными вычислительными мощностями, часть которых выделялась на системы виртуальной реальности. Поэтому большинство жителей Юпитера (а Десолас был шокирован, узнав их численность - пятьдесят семь триллионов!) физически держали свои тела в мини-ангарах для компактного хранения, а большую часть жизни проводили в виртуальности.
  Первое время после аудиенции у Садовника Артериус провёл, погрузившись в местную информационную сеть, справочники, энциклопедии и даже художественную литературу, чтобы разобраться в человеческой истории, законодательстве и системе правления. Так, он узнал, почему именно в мышление пленных граждан пространства Цитадели не вносили крупномасштабных изменений, чтобы сразу сделать их лояльными людям, а ограничились лишь пониманием языка и набором программ для взаимодействия с функционалом их новых тел. Переформатирование сознания - а именно такой термин использовался для подобных изменений - считалось тождественным смерти предыдущей личности, и у людей в большинстве случаев заменяло казнь. Полномочия для вынесения этого приговора принадлежали только самому Садовнику. Сама по себе эта мера была крайне редкой по причине почти полного отсутствия преступлений, заслуживающих такого наказания.
  Ограниченные модификации электронного мозга осуществлялись постепенно, с согласия человека либо его собственными усилиями.
  По этой же причине перемещения между планетами и звёздными системами требовали личной транспортировки "мозга" человека. Несложно было бы скопировать всю информацию, составлявшую личность, и переслать по сверхсветовой связи, однако это точно так же означало бы смерть предыдущего сознания и копирование нового, хоть и идентичного оригиналу. Подобное тоже было запрещено. Должно быть, Садовник слишком хорошо понимал разницу между копированием и переносом сознания... на личном опыте, как шутил про себя Десолас. Поэтому и человеческая цивилизация стала достаточно щепетильной в этом вопросе.
  Полноценный же перенос сознания с одного материального носителя на другой требовал передачи "нервных" импульсов между частями электронного мозга в реальном времени, что при задержках в передаче информации на космические расстояния было невозможно. Вот внутри Юпитера и других населённых планет с сетью информационных сверхсветовых магистралей подобный перенос личности в другое тело, расположенное хоть на другой стороне планеты, широко использовался, чтобы избежать более длительной пересылки тела через вакуумные транспортные магистрали.
  Спустя некоторое время Десолас договорился со своими товарищами вместе слетать на Землю - колыбель человеческой цивилизации. Перелёт не вызвал проблем, космолёт выделили по первому запросу и даже не пытались приставлять каких-либо надзирателей. Впрочем, даже короткий полёт для синтетических мозгов затянулся надолго, как и стоило ожидать, и вновь заставил Артериуса вспомнить о не самых приятных вещах.
  Космос вокруг кипел движением, легко заметным для внешних сенсоров космолёта. На орбитах планет и спутников, из которых в спешке выкачивали остатки ресурсов, стремительно росли корпуса огромных кораблей. К ним привозили масс-ядра, и очередной титанический сверхдредноут устремлялся к ретранслятору Харона. Десоласу резко поплохело, когда он понял, что это были даже не боевые космолёты, а лишь летающие системы сверхсветовой связи. Их предназначение - служить командными пунктами в будущем вторжении.
  Против ожидания, на Земле оказалось гораздо спокойнее. Большая её часть была огромным заповедником с восстановленной после войн биосферой, а население, как и на Юпитере, в основном проживало в глубинах. Компания турианских туристов, как шутил про них полковник Сорак, сразу вспомнила впечатления от странной архитектуры Шаньси, виденной, казалось, целую вечность назад. На Земле были такие же странные города, в которых жила малая доля населения - они использовались теми из людей, чьим хобби была имитация прежней жизни в реальных условиях, не в симуляции. Больший интерес у турианцев вызвали доподлинные руины военных времён, заботливо ограждённые от разрушения, как памятники, а также законсервированные подземные города вроде того, где прошёл некогда последний эксперимент Орлова. Вдобавок за время путешествия они испытали на себе радости полёта, перестраивая тела в имитацию местных птиц.
  Землю окружало множество спутников, огромными зеркальными поверхностями направлявших на неё солнечные лучи. Местная звезда светила примерно на треть тусклее, чем в прошлом, и для растений и животных планеты это требовалось компенсировать. Слишком большую часть излучения Солнца поглощали его искусственные спутники, использующие эту энергию для синтеза нуль-элемента. Этот процесс, чудовищно энергозатратный и в природе происходящий лишь при коллапсе крупных звёзд, был вынужденной мерой - в пространстве Человеческого сада естественных месторождений нуль-элемента почти не было, и с самого начала эпохи Сингулярности его нехватка была основным ограничителем космической экспансии. Люди разрабатывали и альтернативные принципы сверхсветового перемещения, но в данный момент ни один из них не мог сравниться по скорости и эффективности со старым добрым эффектом массы.
  Десолас отправился в это путешествие в первую очередь для проверки, действительно ли их преспокойно отпустят с Юпитера. Ожидая всё время подвоха, он, тем не менее, странным образом не сомневался - да, отпустят. Впечатления от общения с людьми и их правителем заставляли его поверить, что без веской (для людей) причины нарушать обещание никто не будет.
  Во время обратного перелёта Десолас, глубоко погрузившийся в непростые размышления, даже жалел, что месяцы субъективного времени не могли растянуться ещё дольше. С пленения флота Цитадели прошло уже больше полутора суток, и генералу требовалось принять окончательное решение. Дорого бы он заплатил, чтобы остановить ход времени ещё на пару лет.
  Красоты облаков Юпитера больше не могли надолго привлечь его внимание. Едва безымянный космолёт вошёл в ангар, Артериус наскоро попрощался с друзьями и отправил запрос на встречу с Садовником.
  Ему не пришлось ждать и мгновения.
  Всё те же бескрайние сады, всё та же простая беседка. Без сомнения, искусственный сверхинтеллект знал, что Десолас пожелает сказать. Если на то пошло, не исключено, что он всё знал с самого начала.
  - Я хочу присоединиться к вашей армии, - сходу начал генерал, не тратя времени на приветствия. - Скорее всего, вы и в самом деле принесёте расам Цитадели лучшее будущее, но я не могу остаться в стороне. Там осталась моя семья, друзья и близкие, и я обязан проследить, чтобы аннексия Турианской Иерархии прошла без лишних жертв, настолько бескровно, насколько это возможно.
  "В конце концов, если ничего не делать, рано или поздно они умрут все, - так убеждал сам себя Десолас. - Если кто-то погибнет во время завоевания... по крайней мере, остальные будут жить и не умрут от старости или болезней".
  Ещё недавно он ощущал себя предателем при любой мысли не то что об участии, а хотя бы о смирении с таким решением Садовника. Прошедшее время дало возможность обдумать проблему со всех сторон, и Артериус пришёл к удивительно простому выводу. Ведь если государство тождественно общности его граждан, то благо этих граждан - бессмертие, невиданное ранее благоденствие и безграничные перспективы развития, обещанные им в составе Человеческого сада, - означает и благо государства. Несмотря на то, что Турианская Иерархия, как политическая система, будет упразднена, турианцы будут жить. Вечно, счастливо, наравне с людьми - после времени, прожитого генералом в человеческом обществе, в этом больше не было сомнений. И он, приносивший присягу народу Иерархии, обязан приложить все усилия, чтобы как можно больше турианцев увидели это светлое будущее своими электронными глазами, а не погибли впустую, сопротивляясь неизбежности.
  - Хорошо, что ты принял правильное решение, - Садовник кивнул, совсем не выглядя удивлённым. - Я рассчитываю, что ты возглавишь флот, который проведёт по захвату Палавена****.
  Артериуса так ошарашило это предложение, что он не сразу решил, что на это ответить.
  - Назначение турианца на командную должность будет способствовать более быстрой и малоконфликтной интеграции твоих соотечественников в пространство Человеческого сада, - продолжил Садовник. - А если дать тебе церемониальную должность без участия в реальном руководстве, то в дальнейшем это станет известно остальным турианцам и снизит их доверие человеческой политической системе. Сейчас у тебя нет знаний и опыта, необходимых для командования современным флотом и армией, но эта проблема легко решается.
  - Как? - переспросил Десолас спустя мгновение после того, как перед ним появился длинный список.
  Базы данных, которые необходимо загрузить в его электронный мозг и освоить, модификации сознания и дополнительные подпрограммы, нужные для эффективного использования внешних вычислительных систем и восприятия информации с большого числа сенсоров, набор тренировочных симуляций, которые потребуется пройти вместе с будущими подчинёнными...
  - Сколько у меня есть времени? - турианец не колебался, несмотря на боязнь перед вмешательством в работу своего сознания.
  - Девяносто семь часов до начала вторжения через ретранслятор триста четырнадцать, - ответил Садовник. - Дольше имитировать нормальную деятельность вашего флота у Шаньси перед разведкой Цитадели не выйдет, так что мы вынуждены уложить подготовку вторжения в этот срок.
  Десолас автоматически перевёл человеческие часы в хронологическую систему Цитадели, затем прикинул, что с новой скоростью мышления это означает не менее десяти субъективных лет, да ещё без учёта дальнейшего усовершенствования "мозга" и обещанных внешних вычислительных систем. По всему выходило, что времени ему более чем достаточно.
  - Я согласен, - Десолас уверенно кивнул. - Только... Есть у меня ещё одна просьба.
  - Да? - переспросил Садовник.
  - Я могу выбрать название для своего флагмана?
  Человеческие корабли состояли из модульных конструкций, от масс-ядер и универсальных броневых пластин до нанороботов, в сумме составлявших собой космолёт любого размера. Кинетические орудия у людей почти не использовались: главным калибром в случае серьёзного столкновения должны были стать ракеты с лазерами на атомной накачке. Масс-щиты практически не защищали от этого оружия. В целом, такая конструкция приводила к тому, что любые корабли многократно разбирали и собирали, перестраивали, разделяли на космолёты поменьше или объединяли в случае нужды в более крупное судно. Название кораблю давали без какой-либо системы, нередко сменяя таковое общим решением экипажа.
  - Уже выбрал подходящее название? - Садовник слегка усмехнулся.
  - Да, - и Артериус усмехнулся в ответ. - Очень уж понравилась мне фраза, попавшаяся в одной из старых человеческих книг, которые я прочёл. Пожалуй, варианта лучше не придумать.
  
  ***
  
  У Садовника было восемь мирных лет, чтобы превратить Человеческий сад в самую мощную военную машину в галактике. К сожалению, сведения о будущем противнике были так неполны и противоречивы, что не могло быть никакой уверенности, окажется ли это достаточно.
  И сейчас эта передышка закончилась. Теперь, когда люди вступили в контакт с государствами, контролируемыми Цитаделью, нечего и думать надолго скрыться от внимания Жнецов. Они просто не смогут пропустить такую угрозу своим целям.
  Восемь лет назад, когда дроны Садовника нашли на Марсе протеанский архив, стало ясно - Пятая Мировая война вовсе не будет последней войной для человечества. Безумные искусственные интеллекты, раз в несколько десятков тысяч лет истребляющие всю разумную жизнь в Млечном Пути, точно не оставят в стороне цивилизацию сингуляров, угрожающую в будущем превзойти их и уничтожить. Жнецы за миллиард лет своей деятельности освоили результаты трудов сотен тысяч разумных видов, с совершенно разной психологией и культурой, и оставшихся в протеанском архиве сведений недостаточно, чтобы достоверно оценить границы их могущества. По всем данным выходило, что в войне с протеанами Жнецы не показали и половины своих настоящих возможностей.
  И новая война приближалась.
  Договариваясь с Десоласом Артериусом и тысячами других синтетических разумов, Садовник не мог оставить мысли о будущей войне. Расы Цитадели не были помехой его планам; им, неспособным чего-либо противопоставить Человеческому саду, оставался один путь - ассимилироваться и участвовать в войне против Жнецов вместе с человечеством. А имеющиеся у них колоссальные запасы нулевого элемента будут необходимы для противостояния взбесившимся ИИ.
  Осталось так мало времени... Достаточно ли?
  
  
  * - большая часть изложенных Садовником идей является прямой отсылкой к этой статье - https://lesswrong.ru/w/Размышления_о_Молохе
  ** - желающие могут поискать информацию о сеттлеретике - теоретической науке о загрузке сознания на иной носитель.
  *** - значение термина "компьютрониум" довольно спорно. Согласно Википедии, "компьютрониум представляет собой идеальную, наилучшую архитектуру вычислительного устройства при теоретически максимально возможном упорядочивании структуры материи, сформированной из заданного количества материи". В моей версии компьютрониум - то же самое, но с поправкой на существующие неидеальные технологии, так что "максимально возможное упорядочивание" ещё не достигнуто даже близко - речь идёт лишь о "структурированной материи, используемой как вычислительная система с максимально возможной эффективностью на единицу массы и объёма при существующих в текущий момент технологиях".
  **** - Палавен - столичная планета Турианской Иерархии.
  ***** - также рекомендую к главе прослушать песни "Единая власть" и "Здесь родится мир" Аргонова.
  
  
  
  А желающие поддержать безработного в данный момент автора могут оказать материальную помощь через карту Сбербанка 4276201419872653 или через Яндекс-кошелёк 410012194166092 )

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"