Хосукэ Нодзири: другие произведения.

Ракетные девчонки \ Rocket Girls

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод ранобе про милых японских школьниц-космонавток. Также по нему снят одноименный аниме-сериал (всем рекомендую). Начинается история с того, что некая милая японская школьница Юкари в поисках давно пропавшего отца приезжает на Соломоновы острова. А там как раз в это время японский аналог Илона, мать его, Маска пытается развивать пилотируемую космическую программу. Все сроки прогорают, единственный астронавт не влезает в имеющуюся ракету... может, подойдёт кто-то помельче?)

  Глава I
  
  Юкари Морита: 37 кг, здоровье отличное
  
  
  Акт 1
  
  Одинокая серебряная башня стояла над белым песком и кокосовыми пальмами пляжа.
  В двух километрах оттуда стартовая площадка, на которую смотрел Исао Насуда в бинокль, казалось мерцающим, как мираж. Тонкий белый туман жидкого кислорода исходил от корпуса ракеты и медленно тёк вниз к земле.
  - Ни малейшего дуновения ветра, - пробормотал Исао. - Всё идеально.
  Мужчина рядом с ним опустил собственный бинокль.
  - Что, мистер Насуда? Свежего ветра достаточно, чтобы опрокинуть ваши новые ракеты? - Этот индонезиец работал в Организации экономического сотрудничества и развития. Он только что вылетел на острова. - Не поймите меня превратно. Никто не хотел бы видеть ваш успех больше, чем я, - его лицо расплылось в улыбке. - Как тут у вас говорят? Уж в шестой-то раз повезёт?
  Исао фыркнул.
  - Несчастные случаи всегда идут рука об руку с внедрением новых технологий. Неудивительно, что мы здесь надолго застряли.
  Инспектор из ОЭСР отрицательно покачал головой.
  - Налогоплательщики начинают спрашивать, хорошо ли потрачены эти деньги - а это большие деньги. Не так уж давно люди здесь, на Соломоновых островах, бегали охотиться за головами. Как ваша ракета может им помочь?
  - Образованием. Один спутник связи принесёт современное образование на все семьсот с лишним островов. Одного этого должно быть достаточно, чтобы окупить его.
  - Тогда зачем вам пилотируемые полёты? Если вы хотите дать спутниковое телевидение туземцам, чем вас не устраивает запуск с Танегасимы в Японии?
  - А не слишком ли поздно передумать?
  - Я просто передаю жалобы, которые мы слышим каждый день.
  - Тогда, может быть, вам пора заняться просвещением своих жалобщиков. Спутники - это дорогостоящее оборудование. А для таких компаний, как AsiaSat в Гонконге, было бы слишком дорого использовать Шаттл, чтобы забрать сломанный спутник с орбиты, отремонтировать его и снова запустить. Но если вы хотите, чтобы спутник продолжал работать долгое время, вам придётся время от времени посылать людей, чтобы они попинали шины, хах.
  - А почему бы не нанять для этого НАСА или русских?
  - Россия уже одной ногой в могиле, а Шаттлы забронированы на десяток лет вперёд, - вздохнул Исао. - Кроме того, они разваливаются на части. Только вопрос времени, прежде чем рванёт ещё один. Но если бы у нас была своя пилотируемая космическая программа - только подумайте! - Исао ткнул пальцем в нос человека из ОЭСР. - Возможности будут безграничны! Тот, кто правит космосом, правит миром!
  - Так вот какова ваша настоящая цель...
  - Вы же работаете на правительство. Вы из всех людей лучше всего должны знать важность хорошей приманки и переключателя.
  - Мистер Насуда, - нахмурившись, начал служащий ОЭСР, - у меня есть официальное уведомление из Департамента экономического планирования. Я не думаю, что вам понравится то, что вы увидите - это ультиматум.
  
  Акт 2
  
  В комнате управления, среди толпы инженеров, начинался традиционный приём ставок.
  - Десять долларов на то, что пуск не удастся, - заявила Сацуки Асахикава, главный врач, одетая с ног до головы в накрахмаленную белую одежду.
  - Это довольно грубо, Сацуки, - проворчал Хироюки Мукай. - Как насчёт хоть капельки веры в нас? - Только что вернувшийся с ночного дежурства главный инженер уставился на мониторы налитыми кровью глазами.
  - О, у меня есть немного веры. - Директор центра управления полётами Кадзуя Киношита, высокий мужчина с зачёсанными назад волосами, бросил пачку долларов Соломоновых островов в кепку Сацуки. - Пока ракета-носитель LS-7 не покажет себя в деле, пилотируемая космическая программа не начнётся. И судя по настроению в наблюдательной комнате, всё шоу зависит от этого. Так что... десять долларов за провал.
  - Всё шоу? Ты думаешь, они отменят программу?
  - Наверняка.
  - Было бы неплохо, - вмешался Харуюки Ясукава, - если бы я мог вернуться в Хамамацу. Я приехал сюда, чтобы стать великим астронавтом, а ракеты всё продолжают взрываться. И вся моя жизнь здесь - ежедневные сеансы пыток с Сацуки. Я не знаю, сколько ещё смогу выдержать.
  - Это не пытки, а тренировки.
  - Так вот как теперь это называют?
  - Ты уверен, что хочешь уехать?
  - Опять этот взгляд - как будто ты оцениваешь морскую свинку.
  - О, ну что ты.
  - Ты думаешь, я не заметил, Сацуки?
  - Заметил что?
  - В последний раз, когда я был у тебя в центрифуге, ты раскрутила её до 20g, помнишь? - При 20g Ясукава весил около полутора тонн - достаточно, чтобы убить среднего человека.
  - А что было не так?
  - Прежде чем я потерял сознание, я увидел, как ты ухмылялась.
  - Заметка для себя, - сказала она после короткой паузы. - Даже пилоты ВВС испытывают зрительные искажения при 20g.
  - Я знаю, что я видел!
  - В следующий раз мы просто попробуем двадцать пять, - промурлыкала Сацуки. - Раз уж ты так говоришь!
  Два года назад, до прибытия на острова, Ясукава был лётчиком-испытателем в японских Воздушных силах самообороны. Он был расквартирован в Хамамацу, где летал на экспериментальных самолётах. Всё изменилось, когда командир вызвал его к себе и спросил, не хочет ли он стать астронавтом.
  Космическая ассоциация Соломоновых островов была новой программой, продолжающей работу бывшего Национального агентства по освоению космического пространства Японии и Института космических наук и астронавтики, и они собирались начать пилотируемые полёты. SSA была местным предприятием, действующим исключительно на территории Соломоновых островов, по крайней мере, так гласила официальная линия. В действительности он финансировался японскими деньгами и был укомплектован почти исключительно японскими гражданами.
  Поскольку служащим в Силах самообороны Японии, как правило, не разрешается служить за границей, Ясукава должен был уволиться со службы, прежде чем он смог бы работать на SSA. Он знал, что риск будет, но на этот риск он был готов пойти ради единственного в своей жизни шанса.
  - Если этот запуск провалится, я вернусь в Хамамацу.
  - Если только они ещё держат для тебя местечко.
  - Да... стоп, что?!
  - Пора, - прервал его директор ЦУП, не отрывая взгляда от экрана. - Он включил микрофон. - Т- минус десять минут. Всем сотрудникам очистить стартовую площадку!
  
  Акт 3
  
  В десяти километрах оттуда голос громкоговорителя услышали в маленькой деревушке в джунглях. Деревня стояла на склонах холма, одного из Шириб - линии зазубренных пиков, которые пересекали остров с северо-запада на юго-восток. Несколько хижин и вышек стояли вокруг грубой площади в центре деревни.
  Каждая хижина имела бревенчатый каркас и крышу из банановых листьев. Полы были подняты на целый метр над землёй, чтобы отгородить их от скорпионов, змей и ядовитых муравьёв, которые кишели в джунглях. Хоть члены здешнего племени, зовущегося Талихо, и ходили босиком, но даже они спали лучше, когда между ними и местной фауной был хороший метр открытого воздуха. Пол хижины вождя продолжался вдоль её стен, образуя балкон, окружающий здание. Корзины и кувшины для воды выстроились на балконе поверх ковра из сплетённых кокосовых волокон.
  Вождь сидел на ковре с одной из своих многочисленных дочерей, Мацури. Её острый слух без труда различил объявление на фоне птичьего пения и криков зверей.
  - Т - минус десять, - объявила она отцу.
  - Десять минут до фейерверка!
  - А мы отсюда увидим?..
  - Вполне возможно.
  - Ууу! - С сияющим лицом Мацури встала и спрыгнула с балкона. Травяная юбка и плетёный топик бикини - всё, что скрывало её загорелую кожу. Она была намного светлее темнокожих меланезийцев, и её длинные, до груди, волосы падали прямо. У меланезийцев волосы были коротко острижены и причёсаны.
  Мацури била в большой сигнальный барабан в центре деревни, призывая своих друзей собраться. - Скоро фейерверк! Скоро фейерверк!
  Люди стекались с полей и густых джунглей, окружавших деревенскую площадь. Большинство взрослых были темнокожими местными жителями, но у многих детей кожа была такого же светлого цвета, как у Мацури. Все носили травяные юбки и украшения, сделанные из раковин или клыков животных, и мало что ещё.
  По толпе пробежала волна возбуждения.
  - Фейерверк начинается! Торопитесь!
  - Японцы запускают свои фейерверки.
  - Прошло так много времени с последнего раза...
  - Думаешь, этот пойдёт высоко?
  - В прошлый раз был только дым, никакого огня.
  - Надеюсь, на этот раз будет большой огненный шар!
  Их вождь рассказывал, что японцы используют фейерверки, чтобы поднимать предметы в небо. Иногда фейерверки взлетали так высоко, что их уже не было видно, но чаще они взрывались огненными шарами - к большому удовольствию жителей деревни.
  Взрослые наблюдали с площади, а дети сидели на вышках и пальмах, как множество колоколов. Они наблюдали и ждали.
  Неожиданно из-за деревьев поднялся столб белого дыма. В голове столба горело оранжевое пламя, увенчанное маленьким серебристым цилиндром. Затем раздался грохот, похожий на раскат грома, и птицы полетели с деревьев. Серебристый цилиндр взмыл в небо, после сорока пяти секунд промедления донёсся страшный рёв.
  - Давай! Давай! Давай! - жители деревни радостно кричали. Они хлопали в ладоши, топали ногами по земле, били в барабаны бамбуковыми палками.
  - Ну давай же, огненный шар!
  - Бум! Давай бум!
  Ярко-красное пламя охватило цилиндр.
  На мгновение небо озарила вспышка, яркая, как солнце, а затем погасла, открыв кусочки металла, оставляющие белый дым, тянущийся, как полоски бумаги.
  - Ух ты!
  - Они это сделали!
  - Это было самое лучшее, что я когда-либо видел!
  Крики ликования прокатились по всей деревне.
  - Никакой работы! - крикнул вождь со своего балкона. - Сегодня мы пируем! У нас есть выпивка и дикий кабан! Так зажигайте же костёр побольше!
  Жители деревни ликовали.
  
  Акт 4
  
  Барабанная дробь дождя, наконец, утихла, и Юкари вышла на палубу корабля. Грозовые тучи, пролившие этот ливень, уже отступали вдаль, оставляя за собой чистое голубое небо. Морской воздух был тяжёлым от запаха деревьев и людей. Малтайд был уже близко.
  Малтайд был островом, покрытым густыми джунглями. Коралловые рифы и пальмы окружали пляжи, но внутри остров был полон острых вершин, иногда видневшихся сквозь листву.
  Остров оказался больше, чем ожидала Юкари. О японском анклаве на одном из Соломоновых островов рассказал ей дядя ещё в марте. Он тогда был в Гуадалканале, посещал консервный завод по производству тунца для компании общественного питания, в которой работал, и там до него дошли слухи.
  Японцы на Соломоновых островах ... Значит ли это то, что она думала? Она должна была это выяснить. Даже если всё закончится разочарованием.
  К сожалению, прямых рейсов между Японией и Соломоновыми островами не было, и покупать туристический тур было бы слишком дорого. Средняя школа, в которую Юкари приняли прошлой весной, не позволяла своим ученикам подрабатывать, так что о накоплении денег не могло быть и речи. Поразмыслив над этой проблемой в течение нескольких дней, она решила спросить совета у матери.
  - Я не знаю, выйдет ли из этого что-то хорошее, - начала мать. - Но всякое бывает. Такая поездка в одиночку может, по крайней мере, стать ценным опытом для тебя. - И вот тогда мать вручила ей пятьсот тысяч иен наличными.
  Мать Юкари занималась архитектурным дизайном и зарабатывала значительно больше среднего служащего. И, что ещё лучше, она не привыкла беспокоиться о деньгах. А безразличие, с которым она отдала Юкари деньги, было всего лишь намерением досадить дочери, что и произошло.
  К началу летних каникул Юкари уже вооружилась паспортом, визой и дорожными чеками. Она покинула аэропорт Нарита 21 июля на борту самолёта Air France DC-10, который доставил её в Новую Каледонию. Оттуда самолёт Boeing 737 авиакомпании Solomon Airlines доставил её на остров Гуадалканал. Проведя ночь в отеле в Хониаре, она села на паром. Теперь же она находилась в восьмистах километрах к югу от экватора, в мире солнца, кораллов и джунглей.
  Когда паром подошёл к причалу, Юкари накинула рюкзак на плечи поверх ветровки и натянула соломенную шляпу, которую купила в Хониаре. Она сошла с лодки, сопровождаемая потоком людей с почерневшими руками и шеями. Шаткий деревянный пирс, на котором она очутилась, выглядел так, словно мог рухнуть в любой момент, но после нескольких шагов, от которых замирало сердце, она достигла берега.
  Короткая прогулка по дороге, сделанной из измельчённых ракушек и кусочков кораллов, привела её на главную улицу города Сантьяго. Согласно её путеводителю, Сантьяго был единственным настоящим городом на всём острове. Но даже так она не могла найти ни одного здания выше пальм. Её внимание привлёк каменный особняк времён британского владычества. Выглянув из-за внешней стены, она увидела, что там обустроили рыночную площадь. Прилавки вели в открытый холл на первом этаже дома, и дым от жареной рыбы наполнял воздух. Покупатели с корзинами и плетёными мешками заполняли рынок, бледные азиаты выделялись на фоне темнокожих меланезийцев. Вообще-то английский здесь считался самым распространённым языком, но те странные, отрывистые слоги, которые Юкари могла разобрать, не походили ни на один из известных ей диалектов английского языка. Рядом с рынком стояла оштукатуренная церковь, а за ней тянулись ряды маленьких лавочек.
  Юкари занималась розыском пропавшего без вести, так что она решила, что мэрия или полицейский участок были бы хорошими местами для начала. Она начала исследовать город и вскоре наткнулась на ещё один необычный уличный рынок. Множество красок - красных, жёлтых, зелёных - мелькали перед её глазами. В начале улицы стояли ярко раскрашенные ворота, украшенные двумя драконами.
  - Я думаю, куда бы ты не пошёл, всё равно наткнёшься на чайнатаун.
  Развеселившись, она вошла в ворота.
  Едва она переступила порог, как кто-то окликнул её по-японски с сильным акцентом.
  - Мисс! Вы приехали из Японии? - пожилой и слегка полноватый азиат с румяными щёками стоял перед магазином, маня её подойти поближе. На вывеске позади него большими китайскими иероглифами было написано: "ресторан Тяньцзинь". Коряво нацарапанное сбоку дополнение на японском языке гласило: "Рисовая каша, димсам*. Японцы, добро пожаловать. Персонал говорит на японском".
  Это было очень удачно. Юкари могла поддерживать непринуждённую беседу на английском, но пиджин, на котором говорили на островах, был совсем другим зверем. Что ещё важнее, она может подслушать что-нибудь, что поможет в её поиске, в ресторане, который обслуживал японцев.
  - Здравствуйте, - сказала девушка.
  - Привет! Ну ты и красавица! Ты заходишь внутрь, ешь. Меня зовут Тяньцзинь Чан. Это мой ресторан. Японцы любят мою еду. - Мистер Чан провёл её внутрь, всё это время осыпая Юкари любезностями. Ресторан был украшен ажурными складными ширмами, чёрными столами и стульями и всем остальным обычным антуражем стереотипного китайского ресторана.
  Мистер Чан принёс ей меню с японскими переводами рядом с каждым пунктом.
  Юкари заглянула в меню. - Эммм... рисовую кашу, пожалуйста.
  - Рисовая каша? И больше ничего? Тебе надо поесть. Слишком тонкая. Не повезло быть такой худой.
  Юкари не оценила давления, но решила, что больше получит, завоевав расположение хозяина, чем ввязавшись в спор. - Ладно, добавь немного клёцок.
  - Клёцки. Отлично. Одну минуту, пожалуйста. - Мистер Чан исчез в задней комнате и через минуту вернулся с подносом, на котором стояла миска рисовой каши, похожая на пасту, которую дети используют в декоративно-прикладном искусстве, маленькая бамбуковая корзинка с клёцками и загадочный жареный кусочек неизвестно чего, слегка напоминавший скрученный пончик.
  Он налил Юкари стакан чая улун.
  - Вы приехали посетить базу?
  - Базу?
  - Конечно, ракетную базу, космодром. По другую сторону горы.
  - Здесь есть космодром? Неужели?
  - О да. Я никогда не лгу.
  - Эта база, случаем, не японская?
  - О да. Только японцы.
  - По-настоящему? - Юкари вскочила на ноги. Кажется, она сорвала джек-пот.
  - По-настоящему. Я никогда не лгу.
  - А как туда добраться? Есть ли поезд? Автобус?
  Мистер Чан только покачал головой.
  
  
  * Примечание переводчика: димсам - лёгкие блюда, которые в китайской традиции чаепития подают к столу вместе с чашкой китайского чая сорта пуэр, как правило, до обеда. Представляют собой разложенные по нескольким блюдцам небольшие порции десерта, фруктов, овощей либо морепродуктов (Википедия).
  
  
  Акт 5
  
  Через полчаса после взрыва руководство уже проводило совещание. Это было необычно, что они встречались ещё до того, как провели бы анализ телеметрии.
  Как только все расселись по своим местам, директор Насуда обратился к команде:
  - Ракета-носитель LS-7, которая только что столь эпично взорвалась, должна была стать нашим билетом в пилотируемый космический полет... если бы запуск был успешным. - Он откашлялся, прежде чем продолжить. - Эти шесть неудач дали нам много ценных данных. Ещё год - и у нас будет ракета мирового класса. Но это один год, которого у нас нет. - Он сердито посмотрел на собравшихся менеджеров. - Инвесторы, финансирующие наш проект, Департамент экономического планирования, недальновидно заключили, что если этот запуск провалится, наша база здесь, на Соломоновых островах, будет закрыта, и пилотируемая космическая программа будет отложена на неопределённый срок.
  Судорожные вздохи наполнили комнату. Это едва ли было откровением, но оно никак не уменьшило шок.
  - Хамамацу, я иду, - пробормотал Ясукава.
  - Не так быстро, Ясукава! - рявкнул директор. - Мы ещё не проиграли. Если мы сможем доставить тебя на орбиту в ближайшие шесть месяцев, они не посмеют лишить нас финансирования.
  - Мы не можем так быстро запустить LS-7, - сказал Киношита, директор центра управления полётами. - Первая ступень всё ещё слишком ненадёжна. Нам нужна гарантия в 99,99 процентов, прежде чем мы сможем запускать людей.
  - Мы не будем использовать LS-7, - сказал Насуда. - Мы используем LS-5. То, что ей не хватает в подъёмной силе, она компенсирует надёжностью.
  - Не получится, - сказал Мукай, главный инженер. - Ведь единственная причина, почему мы разрабатываем LS-7, и заключается в том, что у LS-5 не хватает подъёмной силы.
  - Тогда мы уменьшим полезную нагрузку. Снимите вниз каждую систему, которая не является абсолютно необходимой. Уменьшите критический коэффициент нагрузки до 1,05.
  - И вы думаете, что это будет надёжно на 99,99 процентов? - Мукай нахмурился.
  - Цифры сами собой сложатся. Если мы только сможем удержать первую ступень от взрыва, мы должны суметь выйти на низкую околоземную орбиту.
  - Я сделаю всё, что смогу, но ничего не обещаю.
  - Справедливо, - согласился Насуда. - Сацуки?
  - Шеф?
  - Насколько вы можете заставить похудеть Ясукаву? - очевидно, что директор собирался бороться за каждый грамм.
  - Давайте посмотрим ... его рост - сто семьдесят сантиметров, и мало что можно сделать с его костной массой. Я бы сказала, пятьдесят килограммов.
  - Сделайте это, и побыстрее.
  - Да, шеф.
  В дальнем конце комнаты раздался грохот. Через приоткрытую дверь раздавалось эхо бегущих шагов.
  - Ясукава... - Насуда вздохнул и потянулся к интеркому на стене. - Ты здесь, Куросу? Ясукава может попытаться покинуть базу.
  
  ***
  
  - Может быть, этот старый китаец и был прав, - пробормотала Юкари. - Мне надо было дождаться вечера.
  От Сантьяго до космодрома на северо-восточном берегу острова не ходили ни поезда, ни автобусы - база должна была находиться где-то отдельно. Единственная дорога, едва ли достаточно широкая для одного грузовика, извивалась через горы от Сантьяго до базы. Ракетной дорогой называли её местные. Пешком идти было нелегко.
  Мистер Чан предложил Юкари подождать до вечера, когда люди с базы приедут в город на ужин. Тогда она могла бы просто прокатиться с кем-нибудь на обратном пути. Но Юкари ещё в ресторане сверялась с картой, и до базы нужно было пройтись всего пятнадцать километров. Она прикинула, что это выйдет максимум трёхчасовая прогулка. Теперь же она сожалела о своём решении.
  Ракетная дорога пересекала горы Шириб, которые поднимались на высоту до тысячи трёхсот метров над уровнем моря. Дорога петляла по долинам, делая путешествие гораздо более долгим, чем казалось на карте. Временами тропинка была столь же крутой, как склоны гор.
  Юкари рвалась вперёд, но юношеское ликование уступило место усталости ещё до того, как она преодолела хотя бы треть расстояния до базы. Даже стоя неподвижно, она чувствовала, как обжигает полуденное солнце, высасывая из неё силы и выжимая каждую каплю воды. Временами полог джунглей образовывал туннель, который давал некоторую защиту от солнца, но после того, как Юкари заметила питона в ветвях дерева, ей уже не хотелось задерживаться в тени.
  Девушка нашла большой камень на поляне у обочины дороги и села. Она не была уверена, что у неё хватит сил повернуть назад и добраться до города, не говоря уже о том, чтобы добраться до космодрома. Усталая и одинокая, Юкари была уже на грани отчаяния, когда услышала приближающийся звук мотора.
  - Йей! Машина! - Юкари спрыгнула с камня. Она вышла на середину дороги, остановилась и стала ждать.
  Шум внезапно стал громче. Из-под деревьев на дальней стороне поляны вынырнул огромный "Хаммер". Водитель резко затормозил, остановившись в каких-то сантиметрах от Юкари.
  - Хочешь сдохнуть?! - крикнул водитель по-японски. Он был крупным мужчиной лет двадцати-тридцати на вид, и совсем не выглядел счастливым.
  Юкари подбежала к окну со стороны водителя.
  - Вы не могли бы меня подвезти?
  - Прочь с дороги, мелочь, я очень спешу.
  - Я направлялся на базу, но не думаю, что смогу дойти сама.
  Он отпёр пассажирскую дверь. - Ладно, только не тормози.
  Юкари забралась внутрь. Снаружи "Хаммер" выглядел как джип с крышей, но внутри он был достаточно просторным, чтобы вместить четверых на одном сиденье.
  - Лучше пристегнись. Дорога ухабистая.
  - Ладно.
  Человек резко включил свою чудовищную машину, и они рванулись вперёд. Юкари опустилась на твёрдое сиденье, когда машина начала бросать её во все стороны.
  - Она посмотрела в сторону водителя.
  - Так... Вы собираетесь в Сантьяго?
  - Хамамацу.
  - Куда?
  - В Хамамацу. Домой, и побыстрее.
  Что не так с этим парнем?
  "Хаммер" мчался через джунгли на огромной скорости, задевая ветки, которые слишком близко подходили с обеих сторон. Сквозь вой мотора Юкари различила низкий, глубокий гул, доносившийся сзади и немного выше от них. Что бы это ни было, оно приближалось.
  - Черт возьми, они быстро собрались.
  - А что это за звук? - спросила Юкари.
  - HSS-2*. Охранный вертолёт. Но сначала пусть поймают меня! - сказал он, включая двойное сцепление и с грохотом вдавив педаль газа.
  Рёв лопастей вертолёта стал почти оглушительным. По капоту "Хаммера" поползла тень. Сверху, казалось, падал большой предмет в форме лодки. Из громкоговорителя раздался голос, заглушивший даже звук лопастей. - Остановись сейчас же, Ясукава, мы всё ещё можем разобраться цивилизованно!
  Юкари искоса взглянула на водительское сиденье. Очевидно, его звали Ясукава.
  - Я не остановлюсь, пока не вернусь в Хамамацу!
  - Считаю до трёх, прежде чем мы начнём с нашим малышом Mark 2. Один! - донеслось с неба.
  Нога Ясукавы не сдвинулась с педали.
  Хаммер поднялся по крутому склону, подпрыгнув в воздух, когда он достиг вершины.
  - Два! Это не слабовольные силы самообороны, с которыми ты имел дело. Мы будем стрелять, Ясукава!
  - Сделай мне одолжение! - рявкнул Ясукава.
  - Кто, я?!
  - Помаши руками, чтобы с вертолёта тебя увидели.
  - Но они же сказали, что будут стрелять...
  - Если не хочешь, чтобы это случилось, лучше начинай махать.
  Юкари высунулась из пассажирского окна. Вертолёт следовал за ними на расстоянии около пятидесяти метров. Из открытой боковой двери высунулся человек и направил на них что-то длинным тонким стволом.
  Юкари бешено замахала руками.
  Ясукава щелкнул выключателем, чтобы включить громкоговоритель на "Хаммере", и крикнул в микрофон:
  - Видишь этого девочку, Куросу? Если хочешь, чтобы её кровь была на твоих руках, то милости прошу!
  Под вертолётом полыхнуло, иЮкари с визгом нырнула обратно в машину.
  Что-то просвистело мимо её головы и взорвалось, ударившись о дорогу прямо перед ними. "Хаммер" прыгнул сквозь поднимающееся пламя, как лев в цирке.
  - Ты же сказал, что они не будут стрелять! - крикнула девушка.
  На капоте автомобиля горели брызги топлива. Ясукава продолжал вести машину.
  - Куросу не хочет, чтобы я добрался до города.
  - Куросу?
  - Начальник Службы безопасности... проклятье!
  ФУМП!
  Второй снаряд разорвался прямо перед ними, и через дорогу упало большое дерево. Ясукава резко дёрнул руль вправо, отправляя "Хаммер" в джунгли.
  - А теперь БЕГОМ!
  Юкари толкнула дверь и соскользнула на землю.
  - За мной! Беги!
  Юкари поспешила вниз по крутой тропе вслед за Ясукавой.
  - А почему я должен бежать?
  - Если Куросу поймает тебя, он использует тебя как заложницу.
  - Что? Это безумие!
  - Это островная лихорадка.
  - Островная лихорадка?
  - Для него всё, что происходит на острове, остаётся на острове. Всё это чёртово место - большой сумасшедший дом!
  Юкари продолжала бежать. Вскоре они вышли из джунглей и оказались на знакомом бататовом поле. Они увидели Сантьяго по другую сторону поля.
  Вертолёт уже набрал некоторую высоту, но не подавал никаких признаков прекращения погони.
  - Он не посмеет стрелять в нас в городе, - сказал Ясукава, пробегая через поле.
  - Но они же следят за нами.
  - Мы затеряемся в толпе. Следующая остановка - чайнатаун.
  - А что потом?
  - Заткнись и пошевеливайся.
  Вскоре они уже были на задворках чайнатауна. Они низко пригнулись, держась поближе к стенам домов. Метнувшись туда-сюда из того, что казалось сотым переулком, Ясукава подошёл к задней части дома и постучал в дверь.
  - Эй, Чан! Это я, Ясукава! Открывай!
  Дверь распахнулась настежь.
  - О! Мистер Ясукава и молодая леди. Что случилось? - Юкари увидела знакомого китайца.
  - Впусти нас. Я объясню позже.
  - Ладно, ладно.
  Мистер Чан посторонился, пропуская их внутрь. Они были на кухне в задней части ресторана.
  - У вас есть свободные комнаты?
  - А-а-а ... - вздохнул Чан. Затем, подмигнув, добавил: - Ты не теряешь времени даром. Сюда, пожалуйста.
  Они поднялись по лестнице в маленькую спальню с двумя односпальными кроватями. Судя по всему, второй этаж ресторана Тяньцзинь был гостиницей.
  - Можете развлекаться. Хочешь чего-нибудь выпить?
  - Вы что-то не так поняли, мистер Чан. Дело в том, что мы в бегах.
  - В бегах?
  Ясукава достал из кармана стодолларовую банкноту Соломоновых островов и сунул её в руку Чану.
  - Если кто-то с базы начнёт здесь рыскать, то вы нас не видели.
  - А, понял. Хорошо, я не выдам, мистер Ясукава, - сказал Чан, подмигнув.
  - И ещё одно. Мне нужно, чтобы ты отвёз меня на лодке в Клепп-Пойнт. Что-то, что поможет мне добраться до Санта-Изабель.
  - Предоставьте всё мне. Отдохните здесь до вечера. Я принесу вам чай.
  Вскоре Чан вернулся с маленьким чайником и двумя чашками. Юкари и Ясукава сели рядом на кровать. Один глоток горячего чая улун - и Юкари уже чувствовала себя лучше.
  - Итак, мистер Ясукава...
  Да, слушаю.
  - Не хотите ли вы объяснить, почему люди стреляли в нас ракетами в джунглях?
  - Да, это. Короче говоря, условия труда на базе резко ухудшились. Я подал заявление об отставке, но что-то подсказывает мне, что они его не приняли.
  - Ах, так вот в чем дело?
  - Примерно так.
  Юкари нахмурила брови. Она налила себе ещё чаю и небрежно подошла к краю кровати.
  - А что ты здесь забыла? Не так уж много девушек бродит здесь, в глуши, в одиночестве.
  У Юкари были свои сомнения насчёт Ясукавы, но если он работал на базе, то, как она решила, стоило бы обсудить с ним её цель. Девушка достала из сумки на рюкзаке фотографию, на которой были изображены мужчина и женщина, стоящие на берегу океана.
  - Вы знаете этого человека?
  Мужчине на фотографии было около тридцати лет, он был красив и выглядел, как энергичный коммивояжёр.
  - Не-а. Никогда его не видел.
  - Фотографии шестнадцать лет, так что сейчас он выглядит немного старше.
  Ясукава посмотрел ещё раз: - Извини, но я его не узнаю.
  - О... - плечи Юкари поникли.
  - А кто он такой?
  - Это мой папа.
  - Так ты проделала весь этот путь в поисках отца?
  - Ну да. Я слышал, что на Соломоновых островах живёт много японцев. Я подумала, что он, возможно, один из них.
  - Да, на космодроме живёт человек триста, но его начали строить всего три года назад.
  - Вот как?
  - Я сам прожил здесь только два года, - продолжил Ясукава. - Шестнадцать лет назад здесь бы ничего не нашли.
  - Мой отец исчез ещё до моего рождения. В медовый месяц моих родителей.
  - Вот так просто пропал?
  - Да. Они были в отеле - это была их первая ночь на Гуадалканале. Он сказал, что собирается посмотреть на Луну, но так и не вернулся.
  - Я слышал и более странные вещи. Думаю, это делает тебя ребёнком медового месяца.
  В комнате воцарилась тишина.
  - Должно быть, твоя мать очень строга.
  - Она сказала, что с ней всё в порядке. Она тогда пошла в полицию, и они искали моего отца в течение недели, но ничего не нашли. Затем она отменила свой отпуск и улетела обратно в Японию. У неё была хорошая карьера, так что деньги никогда не были проблемой. И я никогда его не знала, так что я не тоскую по нему. Но всё же...
   Воспоминания нахлынули на Юкари снова.
  Родительский день в школе.
  Школьное сочинение о фильме "Возвращение", о пропавшем без вести отце, который внезапно возвращается домой через двенадцать лет.
  Начиная с начальной школы, уроки японского языка приносили один кошмар за другим. У учителей была вечная привычка задавать сочинения о семье. Не то чтобы сами сочинения были такой уж проблемой... Но хуже были её одноклассники. Кольцо жалеющих окружало её, и вдобавок непременно пришёл бы мальчик, чтобы подразнить её. Потом придут ещё, и очень скоро всё выйдет из-под контроля. Когда расспросы, наконец, закончатся, половина класса будет смотреть на неё с жалостью.
  Юкари никогда не жалела себя, но всегда были благонамеренные окружающие, которые делали это. Иногда она едва удерживала себя в руках, чтобы не сломаться. Юкари была жёстче большинства, но не настолько.
  - Незнание - это самое неприятное. Был ли это несчастный случай? Или он струсил и просто ушёл? Или, может быть, он даже покончил с собой? Я должна узнать.
  Они услышали звук шагов на лестнице. Дверь распахнулась, открыв дружелюбного хозяина.
  - У вас гости, мистер Ясукава.
  - Посетители? Кто, чёрт возьми... - вслед за Чаном вошёл человек в камуфляже. Его глаза были скрыты за солнцезащитными очками, а на бедре висел пистолет. - Куросу?
  Позади него в комнату протиснулся грузный мужчина лет пятидесяти.
  - Директор Насуда?
  Третьим и последним человеком, вошедшим в дверь, была женщина лет тридцати пяти с длинными волосами, одетая в белый халат.
  - И ты, Сацуки?
  Ясукава повернулся к мистеру Чану: - Ты меня продал!
  - База хорошо для бизнеса. Все уживаются, и дела идут хорошо.
  - Ты только что потерял клиента.
  - Брось это, Ясукава, - сказал Куросу. - Ты так легко не отделаешься.
  - Совершенно верно, - подтвердил Сацуки. - Мы уже два года тренируем тебя. Мы не можем позволить тебе просто уйти, не отработав контракт, - она повернулась к директору Насуде за согласием, но его внимание было приковано исключительно к Юкари. Не желая уступать, Юкари с вызовом уставилась ему в глаза.
  - А кто эта девушка? - спросил директор.
  - Оставь её в покое! Она просто какой-то ребёнок, ищущий своего отца.
  - Вот как? Интересно... - пробормотал он без всякого интереса. - Встань, пожалуйста.
  - Что? Зачем? - Юкари уже перестала понимать, что происходит.
  - Ну же, повертись. Давай-ка на тебя посмотрим.
  - Я спрашиваю, зачем?!
  - Подыграй мне!
  Юкари пожала плечами, потом встала с кровати и быстро повернулась.
  - Сацуки, - директор понизил голос, - как ты думаешь, сколько она весит?
  Глаза женщины вспыхнули: - Где-то в районе тридцати семи килограммов.
  - Тридцать семь? Хорошо, хорошо. Мерки?
  - Рост около 154 сантиметров, восемьдесят один сантиметр в груди, пятьдесят четыре в талии, может быть, восемьдесят два в бёдрах, - Сацуки улыбнулась. - Здоровье отличное.
  Не сводя глаз с Юкари, директор Насуда кивнул. Он что-то пробормотал себе под нос.
  - Ты же не серьёзно! - крикнул Ясукава.
  - А ты помалкивай и не мешайся под ногами! В нашей организации нет места трусам, которые поджимают хвост и убегают, когда они больше всего нужны. Ты уволен! Возвращайся в своё Хамамацу!
  - Погоди... Чё?!
  Не обращая на него внимания, директор подошёл к Юкари, его голос был гладок как шёлк.
  - Как тебя зовут?
  - Юкари Морита.
  - Значит, ты здесь ищешь своего отца?
  - Именно так.
  - На Соломоновых островах более семисот островов, и большинство из них - сплошные джунгли. Как именно ты планировала его найти?
  - Я, э-э... - перед путешествием Юкари просто решила, что разберётся во всем сама, не загадывая наперёд. Только добравшись до островов, она поняла, насколько была наивна.
  - А что ты скажешь, если я скажу, что мы могли бы помочь тебе найти отца?
  - Но с чего бы вам это делать?
  - Меня зовут Исао Насуда. Я директор Космического центра, расположенного на этом острове. У нас есть вертолёты, грузовики, корабли, и даже контакты с местной полицией. Японец точно не затеряется среди местного населения. Если он здесь, мы найдём его.
  - Правда? Вы это сделаете? - Юкари чуть не подпрыгнула от радости.
  - Не слушай его! - крикнул Ясукава.
  Директор повернулся к Чану.
  - Отведите мистера Ясукаву вниз и накормите его, хорошо? Он становится таким возбудимым на пустой желудок. - Затем он обратился к Куросу: - Иди с ним. Мне бы не хотелось, чтобы у него возникли проблемы с поиском своего столика.
  - Будет сделано, - ответил Куросу, обхватив Ясукаву за плечи.
  - Эй, отпусти меня!
  - Я дам тебе что-нибудь очень вкусное, обещаю. Ха-ха.
  Когда все трое ушли, директор Насуда снова повернулся к Юкари.
  - Сожалею об этом. Итак, на чем мы остановились? Ах да, твой отец. Мы готовы помочь вам найти его. В свою очередь, есть кое-что, в чем ты могла бы нам помочь. Назовём это... подработкой на полставки.
  - А что это за работа?
  - Жильё на базе полностью кондиционировано. У нас есть кафетерий. И мы, конечно, будем хорошо платить.
  - Так что я должна буду делать?
  - Тебе просто нужно посидеть перед компьютером. Когда приходит сообщение, ты отвечаешь. Может быть, нажмёшь несколько кнопок. Так просто, что обезьяна могла бы делать это.
  Звучало неплохо. Слишком хорошо, чтобы быть правдой, на самом деле, но Юкари была готова рискнуть, если это помогло бы найти её отца.
  - Ну, ладно. Но только если вы покажете мне, как всё это делать.
  - Конечно, - просиял директор. - Это Сацуки Асахикава. Она научит тебя всему, что тебе нужно знать. Не правда ли, Сацуки?
  - Абсолютно. Если у тебя есть какие-то вопросы, просто спроси, - Сацуки улыбнулась от уха до уха, но её глаза были холодны, как лёд. Идеальная, ничего не подозревающая морская свинка упала ей прямо в руки.
  
  
  * Примечание переводчика: HSS-2 - японское название вертолёта SH-3 Sea King.
  
  
  Глава II
  
  Так просто, что обезьяна могла бы делать это
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"