Токунов Александр Владимирович: другие произведения.

Прекрасный мир

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ был написан в рамках конкурса рассказов по "Вселенной Метро-2033" в 2015 году, но не прошел.

  Прекрасный мир.
  
  Герои редко узнают о том, что они герои. Герои, как правило, умирают до того момента, как их признают таковыми. Как правило, живые герои никому не нужны. Так было, так есть и так всегда будет.
  Толик Безе, как называли его все вокруг, он же Анатолий Ильич Безиков, 20 лет от роду, успел вкусить славу героя еще при жизни. И даже на бандитской Шаболовке.
  Старожилы рассказывали, что и раньше оранжевая калужско-рижская ветка была самой проблематичной: часто гас свет, останавливались поезда, случались аварии. Такой она и осталась и теперь. Если ВДНХ считалась северным оплотом человечества и цивилизации, то Китай-город, Третьяковская и участок до Шаболовской - рассадником анархии, шпаны и бандитов разного пошиба. Здесь царила анархия.
  Имея в анамнезе мать-проститутку, которая бросила его при рождении, и отца-бандюгана средней руки, убитого, когда Толику едва исполнилось года три, воспитанного бандитским сообществом Шаболовского конгломерата, Толик не ожидал от себя такой сентиментальности, которую проявил, бросившись на защиту этой девчонки и её кошки. Да, очевидно, не зря повторял брат отца по кличке Вшивый, что в семье не без урода!
  Этот его непонятный порыв привёл к тому, что сейчас он и его дружок Колян Репа были в бегах и по подземным тоннелям пробирались к станции Ленинский проспект. Девчонка увязалась за ними. Какое-то время она несла на руках кошку. Но вскоре кошка, оцарапав её, сбежала, исчезнув где-то в темноте. Стоило ли из-за неё портить отношения с главой могущественного клана? Чёрная кошка в тёмной комнате! Ну и ерунда лезет в голову! Толик встряхнулся, обернулся к девчонке и прикрикнул:
  - Бросим, если не перестанешь ныть. Съедят крысы.
  Девчонка взвизгнула, перестав хлюпать носом. Быстро подбежав к ним, схватила Толика за руку.
  - Ладно, ладно, - Толик вырвал руку, - пошли.
  Они вновь двинулись вперед, подсвечивая себе фонариком.
  - Как думаешь, Колян, устраиваться на ночёвку лучше в тоннеле или на станции?
  - У тебя, Безе, мозги точно набекрень! То в драку ввязался из-за кошки этой драной, - было не понятно о ком он говорит: о девчонке или о её кошке. - Ну съел бы он её на завтрак!... А то ночевать в тоннеле собрался. А если крысы, или ещё лучше...?
  Договорить он не успел, так как девчонка подскочила к нему и дала ему подзатыльник:
  - Молчи. Не упоминай на ночь глядя нечистого!
  Репа остановился и ошарашенно смотрел на девчонку, раздумывая не поддать ли ей.
  - Ну, ты, блин, даёшь! - наконец выговорил он. - Дура и есть дура. Как ты с таким характером ещё жива? И вообще откуда появилась на наши головы?! Балерина, блин...
  Репе очень нравилось это оскорбительное слово - балерина. Он не знал точно, что оно означает, но, это было такое, на его взгляд, убойное оскорбление, после которого можно уже не говорить ни о чём.
  - Почему балерина? - удивилась девчонка. - Я не умею танцевать.
  Репа с минуту смотрел на девчонку. Потом покрутил пальцем у виска, что с неё ещё возьмёшь? Балерина, она и есть балерина...
  - Пошли скорее, если хотим добраться до Ленинского до ночи. Тут перегон - будь здоров... - прервал их перебранку Толян.
  На станцию они пришли к самому её закрытию. Дежурные уже перегораживали тоннель сеткой из колючей проволоки, собираясь пустить по ней ток.
  Девчонка на удивление оказалась знакомой двум дежурным, поэтому их пропустили на станцию свободно, не задавая лишних вопросов.
  Девчонка куда-то пропала, как только они вошли на станцию.
  На станции Толян и Колька разделились, отправившись на поиски какой-либо еды по разным сторонам станции, справедливо решив, что по одиночке они быстрее обойдут станцию и у них есть больше шансов что-либо найти поесть. Быстро действовать их заставляли громко урчащие животы, не видевшие пищи со вчерашнего вечера. Позавтракать они не успели в силу невнятного поступка Толяна, принудившего их пуститься в бега.
  Он от кого-то слышал, что эту станцию называли сороконожкой. Теперь разглядывая её не мог понять почему её так назвали. Станция была мелкого заложения, находилась всего на глубине 16 метров под землёй. Но её спасало то, что потолочное перекрытие было не сборным, а монолитным. Длиной станция была метров 200, не больше. Колонны, отделанные белым и желтоватым мрамором, сохранились хорошо, но были сильно закопчены. Толян насчитал их 64. Путевые стены, очевидно, когда-то были облицованы керамической плиткой. Сейчас это только угадывалось, поскольку плитка сохранилась кое где на верхних ярусах, цвет её определить Толяну так и не удалось. Серый и коричневый гранит пола сохранился хорошо.
  Ребята встретились часа через два в южном конце станции. Только расположились поесть, как появилась девчонка.
  - Эй, - Толян помахал ей рукой, невзирая на предостерегающие жесты Кольки, - иди к нам. Мы тебя покормим.
  Девчонка, пританцовывая, подошла и торжественно поставила в середину котелок с похлёбкой.
  - Ух, ты... - Колька больше не нашёл никаких слов. Но сразу примирился с девчонкой. Вдыхая божественный запах, он примирился и с удравшей кошкой, виновницей их бед.
  - Ешьте, ребята, - девчонка смотрела на них и улыбалась.
  - А ты?
  - А я уже поела.
  Второй раз приглашать их не потребовалось. Они быстро достали из-за голенищ ложки и стали наперегонки черпать похлёбку.
  - Ладно, ребята, за котелком я приду потом, - девчонка шмыгнула куда-то в сторону.
  - Слушай, Толян, - заговорил о главном Колька, когда они так и не дождавшись девчонки стали укладываться на ночь, - на перегоне до Академической произошло обрушение. Тоннель ещё не расчистили.
  - Ну и что? - сонно побормотал Безе, - нам-то какое дело?
  - Ты, Толян, точно ку-ку! - рассердился Колька. - Всё пришли, заперты в ловушку. На Академическую не попадём, значит можно сразу сдаваться пахану, когда он за нами придёт! Другого-то пути нет. Завал в тоннеле!
  С Толяна сон, как рукой, сняло. Он подскочил и зашептал:
  - А может завтра уже откопают?
  - Не думаю, мужики говорили, что там участок довольно большой. Пока будут очищать, а потом крепить....
  - Послушай, Репа, а может нам наняться на очистку? Как очистят, сразу проскользнуть...
  - Если успеем. А, если нет? Тут нас тепленьких и возьмут.
  - А может проскочить по поверхности?
  - Ага, а где ты противогазы найдёшь? А как идти знаешь? Угораздило же тебя! ... - выругался Колька. - Кошка дранная!
  - И вовсе не дранная, - из темноты материзовалась девчонка.
  - Тебя нам только сейчас и не хватает, - Колька в сердцах сплюнул.
  - Ребята, я знаю где взять противогазы, - нисколько не обиделась девчонка. - Только я пойду с вами.
  - Да, ты очумела? Ты знаешь, что там наверху?
  - Да уж не у маменьки росла!
  Девчонка положила маленькие ладошки им на плечи и зашептала:
  - Я знаю как идти. Видела карты Москвы. Вы не сомневайтесь, выведу вас прямо на Академическую.
  - Да ты знаешь, какие монстры разгуливают наверху? - Толян аж задохнулся.
  - Брось, Толян, пусть идёт, - согласился вдруг Репа. - Тебя как кличут-то?
  - Таньча.
  - Колян Репа, - представился Колька, - а это Толян. В общем, Таньча, выхода у нас нет. Толян спас твою кошку и тебя. Тепереча давай ты нам помогай. Мы должны выйти утром рано, пока все спят. Найдёшь противогазы?
  - Толян - герой, - согласилась девчонка. - Только я не пойму зачем вам на Академическую? Если вам надо спрятаться, так может махнуть по верху на Спортивную. Или лучше на Фрунзенскую. Это недалеко. Там красные. Они никого не дают в обиду.
  - Таньча, а ты дорогу знаешь?
  - Знаю.
  - Откуда?
  - Я же говорю, видела карты города. А может нам сразу рвануть на Университет?
  - Да, ты что, Таньча, сдурела, - Колька аж задохнулся.
  - Ладно. Ждите, утром принесу противогазы - Таньча подхватила котелок и исчезла в темноте.
  - Ты в своём уме? - набросился на приятеля Толик. - Как мы с ней наверху?
  - Да, ты, Толян, успокойся. Как-нибудь избавимся от неё. Нам бы только получить противогазы. Давай спать.
  Колька поправил ватник, завернув его угол так, чтобы рукав приходился под голову. Улегся и буквально тут же засопел. Толик всегда удивлялся этой способности приятеля -- засыпать сразу в любом положении и в любом состоянии.
  С Коляном Репой его связывала не только дружба с тем пор, как они стали себя осознавать, но и стремление выжить в условиях беспредела, который царил на их станции. Толику иногда казалось, что они не только понимают друг друга без слов, но и думают одинаково.
  Он же ещё долго ворочался, пытаясь разобраться в себе. Где Таньча раздобудет противогазы, как они выберутся наверх и что их там ждёт, и почему он герой? Но ему понравилось, как она это произнесла: Толян - герой.
  Девчонка кружилась в поле с белоснежными ромашками и кричала: "Герой, герой, Толян!"
  Толян с трудом разлепил глаза. Танча трясла его за плечо:
  - Толян, вставай. Пора идти.
  Он сел и огляделся, спросонья не понимая, где находится. Откуда-то вынырнул Колька.
  - Давай, Толян, собирайся. Пора идти.
  Таньча развернула скрутку. Внутри оказалось три противогаза. Один она тут же пододвинула к себе. Скруткой оказалась плащ-палатка, которую она тут же надела на себя, накинув на голову капюшон.
  - Здорово, - восхитился Колька.
  Перед ними уже стояла не девчонка, а такой маленького роста мужичок.
  - Как это ты так сделала?
  Колька собрался рукой снять капюшон. Но Таньча прянула в сторону, лишив его этой возможности. Потом порылась в огромных карманах и извлекла на свет два куска.
  - Поешьте, а то потом не удастся пока не доберёмся.
  Выйти из станции оказалось для них очень просто. Неузнаваемая в плащ-палатке и противогазе Таньча показала дежурным у выхода какую-то бумажку. Они молча отворили тяжелую дверь, выпуская их в вестибюль выхода.
  Прежде, чем открыть дверь, они долго стояли и прислушивались, привыкая с солнечному свету, сразу же ослепившему их. Потом Толян осторожно толкнул дверь на улицу. Она качнулась, приоткрыв щель. Выждав немного, он выглянул на улицу. Прямо возле входа разросся огромный куст с белыми кистями цветов. Было тепло, солнечно и тихо.
  Толян махнул рукой остальным. Колька, а за ним и Таньча показались из двери. Осторожно вышли и остановились под кустом, привыкая.
  - Куда теперь? - мотнул головой Толян.
  - Подожди.
  Таньча сняла плащ-палатку, скрутила её и перекинула наискосок через плечо. Толян и Колька внимательно наблюдали на ней. Затем переглянулись, сообразив, что эта плащ-палатка, очевидно добытая с какого-то военного склада, очень дорого стоит. У них бы не хватило доходов за год, чтобы купить её. Откуда она у этой пигалицы? Сейчас при ярком солнечном свете она не казалась ни маленькой, ни беззащитной. Друзья вновь переглянулись. Колька повёл фильтром противогаза. Что могло означать только одно: что опять влипли? Всё из-за тебя! Толик в ответ тоже покачал свои "обрубком": я тебя предупреждал, что уходить надо без девчонки. Кто меня не послушал?
  - Пошли, - Таньча быстрым шагом вышла из-за куста, - нам пока прямо по улице до дороги, там я покажу.
  Улицей назвать пространство, по которому они шли можно было только с натяжкой. Сквозь асфальт кое-где пробивалась трава. Справа и слева разрослись огромные кустарники и деревья, за которыми скорее угадывались, чем виднелись дома. Ветер где-то вверху шевелил листья, как будто, играя ими, создавая ажурный весёлый узор на всём, что попадало в тень.
  - А это что? - Колька указал на видневшегося впереди за деревьями какую-то массу, напоминающую человеческую голову.
  - Это памятник Гагарину.
  - Кому? - переспросил Колька.
  - Первому человеку, проникшему в космос, Гагарину.
  - Откуда знаешь?
  - Там написано, - она неопределенно махнула рукой. - Нам надо попасть на площадь, где он стоит, поэтому держитесь, если что, этого направления.
  "Если что" Таньча не объяснила, но и так всё было понятно.
  Они двинулись по указанному направлению, держась в ажурной тени кустарников и деревьев, постоянно оглядываясь по сторонам. "Если что" не произошло. И их взору вскоре предстала огромная площадь с одной стороны окаймлённая подковообразными зданиями. Слева на площади стоял величественный монумент, вытянувшийся в небо. На ребристой серой колонне серый человек с поднятой вверх головой и отведенными словно крылья руками. Таньча сделала знак остановиться, деловито огляделась по сторонам, потом, запрокинув голову, стала что-то высматривать в небе.
  Колян толкнул Толика локтем, указывая кивком на девчонку, и прыснул.
  - Что ты там высматриваешь, - Толик не смог не улыбнуться, уж очень карикатурно эта фигурка смотрелась на фоне оригинала: с задранной головой и отведёнными в стороны и назад руками очень напоминала монумент, только маленькая и в мешковатой одежде.
  - У нас есть два пути, - сообщила Танча, вдоволь насмотревшись на небо. - Один вдоль вон тех домов. Второй напрямую через площадь. Через площадь ближе, но если что, то спрятаться будет некуда.
  Приятели посмотрели в сторону площади. Конечно, напрямую через площадь ближе.
  - А ты бегаешь хорошо? - Колян с сомнением смотрел на Танчу.
  Она вздёрнула подбородок:
  - Думаю, что не хуже тебя.
  - Ну тогда через площадь, - принял он решение, взглянув на кивнувшего Толика.
  Половину расстояния они преодолели довольно быстро. Возле монумента, который вблизи оказался очень высоким, Танча тормознула и указала рукой на надпись у подножия монумента.
  "12 апреля 1961 года Советский космический корабль "Восток" с человеком на борту совершил полет вокруг земного шара. Первый человек, проникший в космос, - гражданин Союза Советских Социалистических Республик Юрий Алексеевич Гагарин." - прочитали друзья и вновь переглянулись. "Человек, проникший в космос", так сказала им Танча? Процитировала дословно. Значит была уже тут.
  Колька смешно задрал фильтр противогаза в небо, пытаясь с подножья памятника разглядеть лицо гражданина Гагарина. Толик усмехнулся, уж очень потешно выглядел его друг. Но тоже посмотрел вверх.
  - Метров сорок, не меньше, - на глазок определил Колька.
  - Что это? - Толян высоко в небе над ними разглядел маленькую тёмную точку.
  - Дьявол. Летающий дьявол! Бежим! - закричал Колька.
  - Туда, - Танча указала рукой направление и они побежали.
  Сразу пот стал заливать глаза, дышать в противогазе стало невыносимо тяжело. На приближающуюся растущую в размерах точку не оглядывались. Они почти успели добежать до дома, стоящего сразу за площадью, как их накрыла гигантская тень. Колька уже заскочил в подъезд и, нетерпеливо пританцовывая, придерживал дверь подъезда. Толик видел, как когти огромной твари почти коснулись головы Танчи. Но она запнулась и упала. Дьявол с недовольным громким верещанием, напоминающим летучую мышь, ушел вверх и на разворот. Толик на ходу подхватил Танчу за скрученную плащ-палатку и, волоча её за собой, влетел в подъезд. Колька захлопнул дверь, навалившись на неё всем своим весом. Послышался глухой удар и дверь содрогнулась.
  - Вот тварь! - Колька выругался. - Хорошо. Хоть дверь открывается во внутрь. Ты, Толян, не тормози. Поищи что-нибудь, чтобы подпереть дверь. Наверняка в квартирах всякого хлама полно.
  Толик поставил на ноги уже пришедшую в себя Танчу и шагнул на лестничную площадку.
  - Не надо, - голос Танчи звучал глухо, - он не будет преследовать нас в подъезде. Сейчас взлетит повыше и будет высматривать нас оттуда.
  - А ты откуда знаешь? - Колька всё ещё всем телом держал дверь.
  Танча пожала плечами:
  - Знаю. Отец рассказывал.
  Друзья переглянулись.
  - Как помнится, когда у тебя Пахан отнимал кошку, ты кричала, что ты сиротка. А оказывается вовсе нет. Ну как, Толик, тряхни нашу подружку. Вытряси из неё всё, что она не договаривает.
  - Да, не надо трясти. Я и так ничего не скрываю. Я кричала про сиротку, так хотела надавить на жалость.
  - Ну, блин, где воспитывалась? В институте благородных девиц?
  Толик покосился на Коляна: он и не подозревал, что тот знает, что имелось в древние времена такое заведение. Интересно какие там были установлены порядки? А Колян продолжал распаляясь:
  - Нет, ну, блин, ответь, кто ты такая? О каком папашке ты сейчас балакала? И ваще откуда взялась на наши головы? Сидели бы сейчас на Шаболовке и не тужили, так ты со своей драной кошкой. Блин! - Колян смачно сплюнул.
  - Я же вам сразу сказала, что зовут меня Таньча. Татьяна Морозова.
  Колька обессиленно сполз по двери на пол:
  - Вот, блин, влипли! Лучше бы нас Пахан вздёрнул.
  Толик рассмеялся уж очень комичный вид был у его друга. А может он где-то внутри сразу знал, что девчонка не простая.
  - Так ты бы сразу и кричала, что ты Татьяна Морозова. Ни тебя, ни твою дранную кошку Пахан не тронул бы. А мы бы тоже не пострадали. А ты случаем папахену н рассказала о произошедшем? - спохватился Колян.
  - Рассказала, - Танча хмыкнула, - Муська была его любимой кошкой.
  - Да, теперь я не знаю кому хуже: нам тут или Пахану там... - задумчиво произнес Колян.
  Морозов Александр Ильич, он же Алекс, он же Мороз, был немалым авторитетом в их бандитском содружестве. Даже их Пахан боялся его как огня. Правда Пахан утверждал, что это он так уважает авторитета. Но все на Шаболовке были уверены, что он его боится, причём боится смертельно. О жестокости, но какой-то маниакальной справедливости Алекса ходили легенды. И даже красные предпочитали с ним не конфликтовать.
  - Ладно, чего расселся? Надо выбираться отсюда, - Танча шагнула на лестничную клетку. - Тут был в прошлый раз другой выход. Пошли.
  Они прошли лестничную площадку, повернули налево и спустились на несколько ступенек вниз. Толик аккуратно открыл дверь и выглянул наружу. Улица была пустынна.
  - Куда теперь?
  - Как выйдем, будем держаться вдоль домов. Дьявол нас теперь будет выслеживать с высоты.
  - А может переждать? - предложил Колян.
  - И что до ночи тут будешь куковать? Мы сейчас перебежками из подъезда в подъезд, от дома к дому.
  - Да, ладно, вам. Кончайте базар. Двинули.
  Толик распахнул дверь. Предложение Коляна переждать было бы не плохим, если бы можно было снять противогазы. А так чем дольше идёшь, тем чаще меняешь фильтры.
  Они осторожно вышли за дверь, оказавшись в густо заросшем дворе. Прямо перед ними за деревьями золотом блистало на солнце какое-то сооружение, оканчивающее две высотные башни, окна которых тоже отсвечивали золотом.
  - Что это? - Колька заворожённо смотрел на диковинку.
  - Это "золотые мозги".
  - Чево, чево?
  - Не чевокай. "Золотые мозги" - это сооружение на крыше так называют. Мне отец рассказывал.
  - Золото?! Ты там была? - Колька схватил Танчу за рукав.
  - Нет, не была. Наши сталкеры пытались проникнуть в него, но этот летающий дьявол караулит. Никто не смог... - Таньча грустно замолчала.
  - Может попробуем? - загорелся Колька.
  - Нет, нам надо перебраться по мосту на ту сторону, а там дворами и попадём на Фрунзенскую.
  Толик задрал голову вверх и внимательно изучил небо.
  - Пока не видно, побежали.
  Мелкой трусцой в прежнем порядке: Колька впереди, Танча в середине (её теперь надо было беречь пуще глаза, если друзья хоть когда-нибудь мечтали вернуться в метро!), Толик замыкающим, - они двинули вдоль дома.
  Когда за деревьями мягко блеснула вода и до моста осталось совсем немного, по земле пронеслась огромная тень.
  - Во двор! - Колян рванул налево.
  Двор оказался неожиданно большим. Широкий трехэтажный цоколь венчали четыре разных композиции. Повсюду наверху были расположены статуи и скульптуры. К центральной башне вела пересекающая весь внутренний двор стеклянная галерея. На одном крыле Толян заметил вмонтированные огромные часы, но рассматривать всё это великолепие не было времени. Сейчас единственное, что их интересовало - это открытые двери в здание. Колян подбегал к каждой и весом собственного тела пытался их открыть. Но всё было тщетно. Все двери были закрыты. Колян заметался по двору, пытаясь отыскать хоть какое-то укрытие.
  - Сюда! - Танча стояла возле небольшого отверстия, больше похоже на вентиляционную шахту.
  - Быстрей, - Толик втолкнул в отверстие Танчу. Затем нырнул сам. Последним головой вперед влез Репа, удачно упав на Толика.
  Дьявол просунул в отверстие голову и завизжал. Все трое, не сговариваясь, рванули к двери. Двери не были на запоре. Они выбежали в коридор. Их топот эхом отражался от стен и потолка. И казалось, что за ними несётся целая армия мутантов. Это заставляло их бежать ещё быстрее и быстрее - на исходе сил и возможностей. Неожиданно Колян, опять оказавшийся впереди, запнулся и упал. Танча и Толик, не успев отвернуть, упали тоже. Сразу же топот стих. И стало тихо. Только их тяжкое дыхание тревожило эту тишину.
  Минут десять они лежали на полу - никак не могли отдышаться. Потом Толик стал и прошёлся туда-сюда. Это сразу же разбудило эхо. Его шаги отозвались грохотом.
  - Вот мы дураки, - рассмеялся Колян, - бежали сами от себя.
  Они захохотали. С этим смехом выливался наружу тот ужас, который они так долго сдерживали в себе. Пустые коридоры тоже хохотали вместе с ними, многократно повторяя и усиливая их глухой смех. Наконец, Таньча, а за ней и Толик с Коляном затихли. Обессилив и задохнувшись в противогазах, вновь упали на пол.
  - Ладно, парни, пошли, - Танча первая поднялась на ноги, - посмотрим, где мы оказались.
  Теперь они шли осторожно, заглядывая за каждую дверь прежде, чем в неё войти, решив, что, если они избежали когтей дьявола, то осторожность теперь не помешает. У них появилась надежда выпутаться из этой ситуации.
  Поднялись на один лестничный пролет и оказались в фойе основного здания. В стекло входной двери виднелся двор и кружащий на небольшой высоте дьявол.
  Танча зашла за стойку. Под ней находился стенд с мелкими ячейками. Танча пошарила в одной и достала несколько пластиковых карт неизвестного назначения.
  - Что это?
  - Полагаю, это ключи от дверей, - сообщил Толик. - Я видел дверь с таким ключом на кольцевой.
  - Давайте посмотрим, - у Кольки азартно загорелись глаза. - Ну, Толян, интересно же... А вдруг это и есть Изумрудный город?
  - Не похоже, -- Танча задумчиво крутила карточку в руках. - Тут и номер есть...
  - Ну, чего уставились, будто я принимаю решения? - Толик обошёл Танчу и наклонился к стенду. - Моё мнение в меньшинстве. Я, думаю, нам надо выбираться отсюда.
  - Давай взглянем хоть одним глазком? Пока дьявол не улетит.
  - Пересидим и переждём? - поддержал её Колька. - И всё тут осмотрим. Всё равно заняться нечем.
  Осмотреться, действительно, было необходимо, поэтому Толик не стал настаивать.
  - Пошли, - Танча выгребла из нескольких ячеек карточки.
  Они обошли уже несколько этажей, заглядывая в кабинеты, и не обнаружив ничего интересного: столы, стулья, кресла, компьютеры - везде всё одинаковое, как Колька предложил поднять повыше. Он почему-то был уверен, что всё замечательное должно быть наверху.
  Начался подъем по бесконечной лестнице. В окнах пролётов было видно, что дьявол продолжал кружить над зданием.
  - Вот же настырный! - Танча покачала головой. - Когда же он нас оставит в покое.
  - Как найдёт другую добычу, так сразу оставит, - буркнул Колька. - Давайте уже уйдём с этой лестницы.
  Они попали в достаточно большой круглый вестибюль. Потолок тут тоже имел шаровидную форму.
  - Посмотри, Толян, что тут?
  Колька подошёл к небольшой площадке в центре вестибюля, где располагалась какая-то труба с кнопками. И прежде, чем прозвучал предостерегающий возглас Толика, нажал на кнопку. Послышалось тихое мерное жужжание. Стены и потолок вдруг изменились. Толику показалась, что они вообще исчезли. Вокруг них оказался ночной город. Но не тот город, который они видели каждый раз выходя на поверхность, а живой город. В свете фонарей и стендов двигались автомобили, гуляли люди. Город двигался и жил.
  - Какая красота, - выдохнула Танча, - какой прекрасный мир! Какая удивительная и счастливая жизнь!
  - Толян, ты видишь, видишь, он живой! - Колян стал даже как-то пританцовывать поворачиваясь вокруг и показывая пальцем.
  Толик пересёк пространство до площадки и нажал на кнопку. Стены и потолок сразу погасли.
  - Ты чего сделал? - обиделся Колька.
  Толик вновь нажал на кнопку. Мир вокруг них вновь ожил. Заблестела вся в огнях лента реки. Над набережными яркими точками загорелись гроздья салютов.
  - Ребята, смотрите. Вот он Изумрудный город!
  Танча стояла возле изображения здания, похожего на корону. Здание было подсвечено огнями трёх цветов и сияло, как солнце. От него веяла такая мощь, что другие здания на голограмме выглядели бледно, хотя некоторые и могли бы поспорить с ним в высоте.
  Когда первый шок прошел, Колян уселся на пол в центре и поинтересовался:
  - Если бы мы могли как-то выяснить, где находится это здание, то могли бы попасть в Изумрудный город.
  - А пошлите на самый верхний этаж, - предложила Танча. - Оттуда осмотрим окрестности. "Одеколон" самое высокое здание, всё вокруг будет видно.
  - Это ещё что за одеколон? - встрепенулся Колька.
  - Я же говорила, что "одеколоном" называют это здание, так как оно похоже на бутылку из-под одеколона.
  Колька вновь уставился на неё непонимающе:
  - Какую бутылку?
  - Из-под одеколона. Ты что, совсем неграмотный? Не знаешь, что раньше был одеколон, который хорошо пахнул и которым душились?! - Танча нетерпеливо топнула ногой.
  - Кого душили? - Колька вновь уставился окулярами противогаза, где поблескивали глаза с хитринкой.
  - Дурак! - Танча, очевидно, поняла, что Колька валяет дурака.
  Когда добрались до самого верхнего этажа (сбились со счёта: Толик насчитал 23 этажа, Колян - 20, Танча - 22), то наткнулись на дверь с надписью: "Ресторан". Таньча испробовала уже большую часть пластиковых карточек, но ни одна из них не подходила: замок на открытие не срабатывал.
  - Ну, и что будем делать? - задал Толик риторический вопрос, вовсе не ожидая, что кто-нибудь на него ответит.
  - Ломать.
  Колька ударил кулаком в дверь. Она вдруг легко со скрипом открылась.
  - Ну, Танча, дурында, ломишься в открытую дверь. - Колька шагнул вперед и остановился.
  - Что там? - маленькая Танча пыталась заглянуть за дверь.
  - Ну, ничего себе! - Колька посторонился.
  Взглядам Толика и Танчи открылся большой ресторанный зал со столами, накрытыми скатертями, на которых стояли тарелки, маленькие и большие рюмки, лежали столовые приборы. Как и во всём здании на всём лежал слой пыли. Но не это поразило друзей. Стен не было. Вместо них были большие панорамные окна.
  - Вот это, да! - Танча шагнула в помещение и пошла вдоль окон.
  Перед ними простиралась та же панорама, какую они видели несколькими этажами ниже, только в ярких лучах солнечного света.
  - Смотрите, смотрите, вон Изумрудный город! - закричала Танча, указывая рукой на величественное здание, шпиль и башни которого отчетливо выделялись на фоне синего неба.
  Друзья замерли рядом с Танчей, рассматривая это необыкновенное здание. Оно находилось на возвышении, широко раскинулось и доминировало над всем пространством. На его шпиле что-то поблескивало. На таком расстоянии определить что это, было невозможно.
  - Посмотрите, оно будто парит в воздухе! - Танча заворожённо смотрела вперёд.
  Они бы ещё долго стояли, рассматривая здание, которое считали Изумрудным городом, но тут в поле зрения попал парящий дьявол.
  - Назад! - Толик схватил Танчу за руку и потянул глубь помещения.
  Кольке два раза повторять не пришлось. Они отбежали в центр комнаты. Птица не заинтересовалась ими.
  - Он нашёл какую-то другую добычу, - задумчиво произнёс Колька. - Вот и кружит.
  Он осторожно приблизился к окнам и пошёл вдоль них в ту сторону, куда улетел дьявол.
  - Вот она его добыча, - Колька указал на площадь с монументом первого человека космоса.
  На площади у памятника, прижавшись спинами к его основанию, образовав, таким образом, замкнутый круг, стояли несколько человек. Они были вооружены и ждали, когда "дьявол" спустится ниже.
  - Папочка! - закричала Танча и протянула руки.
  - Чего орёшь, он тебя не услышит.
  Колька потянул Танчу от окна.
  - Нет, пусти, - Танча пыталась вырваться, пиная Кольку по ногам.
  "Дьявол" между тем снизился и стал атаковать группку людей. Раздалась автоматная очередь. "Дьявол" будто натолкнулся на преграду, но попыток достать кого-либо из группы не оставил. Он низко пролетел на землей. Развернулся и вновь бросился в атаку.
  - Бежим вниз! - Кольке, наконец-то, удалось справиться с Танчей.
  Вниз они бежали целую жизнь. Так им показалось. В фойе Колян рванул было вниз, но Танча его остановила, показав на дверь. Пластиковая карточка подошла и они оказались во дворе. Выстрелов уже не было слышно. Толик посмотрел в небо, "дьявола" там не наблюдалось. Или он убит, или же улетел с добычей - одно из двух.
  - На площадь!
  Они выбежали из двора и побежали вдоль улицы. Только оказались на площади, как услышали голос, усиленный мегафоном:
  - Лежать! Лицом вниз!
  - Папочка! - закричала Танча.
  - Я кому сказал, лежать. Открываю огонь на поражение.
  Они шлёпнулись лицами вниз, упёршись фильтрами в землю.
  - О том, что мы были в "одеколоне" никому не слова. О том, что знаем, где Изумрудный город, тоже, - распорядилась Танча. - Все разговоры буду вести я. Вы лучше молчите.
  
  ***
  
  Вечером, когда они с Коляном сидели в местной каталожке на Ленинском, в зарешеченном оконце показалось зареванное лицо Танчи с красным носом. Потом тонкая рука еле протолкнула увесистый свёрток.
  - Поешьте.
  Колька принял свёрток:
  - Не плачь, Танча. Всё будет хорошо.
  А Толик неожиданно для себя вдруг добавил:
  - Жизнь прекрасна и удивительна!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"