Толчинский Алик: другие произведения.

Бенвенуто Челлини

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


  

Алик Толчинский

БЕНВЕНУТО ЧЕЛЛИНИ

(сценарий)

  
   Bечер. За столом, заваленным инструментами, сидит Бенвенуто Челлини, чеканит медальон и диктует сидящему у окна мальчику.
  
   Б.Ч.: Я думаю, что все люди всяческого рода, которые сделали что-либо доблестное или похожее на доблесть, должны бы, если они правдивы и честны, своею собственною рукою описывать свою жизнь... Написал?
   Мальчик: Да, мессер.
   Б.Ч.: Пиши далее...Первое, что я хочу поведать - что меня зовут Бенвенуто Челлини, я сын маэстро Джованни, сына Андреа, сына Кристофана Челлини. Мать моя - мадонна Элизабетта, дочь Стефано Граначчи. И тот и другая - флорентийские граждане...(Замолкает, продолжая работу)...флорентийские граждане...м-да..,так что я горжусь, что происхожу из доблестных людей, но еще более горжусь тем, что родившись простым, я положил своему дому некоторое почтенное начало... (Мальчик заканчивает писать и смотрит в окно, Б.Ч. разглядывает медальон)... Пиши: Хотя отец мой очень желал, чтобы я стал музыкантом, я имел к этому занятию неописуемое отвращение. Однако единственно, чтоб слушаться, играл и пел. Но влекло меня ювелирное мастерство, и в 15 лет я поступил в золотых дел мастерскую Антонио ди Сандро.
  
   (Мастерская, где сидят за работой несколько учеников. Б.Ч. рисует орнамент из цветов, рядом лежат другие его рисунки.)
   Антонио (своему сыну, молодому человеку лет 24): Ты видел вчерашний рисунок Бенвенуто? Там фантазия из жизни Диониса. Па рень, кажется, талантлив. Ты смотри, чтобы его здесь не обижали.
   Сын: Как же! Его обидишь. Сам драчун отменный. А брат его Чеккино уже известен в городе своими проказами. Боюсь, как бы он не довел Бенвенуто до беды. А вот и он, легок на помине.
  
   (В окне виден высокий, хорошо сложеный подросток со шпагой. Oн оглушительно свистит и машет рукой Б.Ч., чтобы тот выходил. Б.Ч. высовывается в окно)
   Чеккино:Пошли в порт. Пришел корабль из Генуи.
   Б.Ч.:Подожди, я заканчиваю рисунок.
   Чек: Долго?
   Б.Ч.:Нет, в пять минут управлюсь.
   Чек: Я пойду потихоньку, догоняй.
   (Чек. идет по улице, мелькают прохожие. Неожиданно из открытых ворот с визгом летит собачонка. Чек. наклоняется ее погладить. Окрик: "Не трожь!" Чек. поднимает голову. В трех шагах от него Пьетро, молодой человек лет 20 с группой приятелей.)
   Пьетро: Чего глядишь? Катись отсюда!
   Чек: Кто жесток с собакой, тот сам достоин, чтобы с ним так же обращались.
   Один из группы: Поди сюда, щенок, мы тебе уши обрубим, а когда вырастешь, будешь похож на породистого пса. (Общий хохот в группе)
   Чек.(обнажает шпагу): Вот я сейчас проткну твой бурдюк с прокисшим вином. Пусть твои приятели попробуют, что у тебя в потрохах!
   Пьетро (лениво):Ну-ка, синьоры, шире круг! Я проучу этого крысеныша.(вытаскивает шпагу) Не бойся, я тебе только срежу панталоны, чтобы легче было ходить на горшок. (Чек. в бешенстве бросается на Пьетро, теснит его, тяжело ранит и продолжает теснить. Приятели разбегаются в стороны и швыряют в Чеккино камни. В тот момент, когда в начале улицы появляется Б.Ч., камень попадает Чек. в голову, и он падает без чувств. Б.Ч. подбегает, поднимает шпагу и не дает никому из группы подойти к Чек. Появляются солдаты, разгоняют толпу и помогают Б.Ч. взвалить Чек. на плечи. Б.Ч. относит брата домой.)
  
   (Совет Восьми во дворце)
  
   Секретарь: Вызываются братья Челлини и Пьетро Киволи. (Бенвенуто, Чеккино и Пьетро в сопровождении родственников и друзей входят в зал.) Совет постановляет: за нарушение порядка и спокойствия, которое имело место в Христово воскресенье числа 18 месяца июня, приговорить Пьетро Киволи к высылке из Флоренции на 4 года, а братьев Челлини - на полгода. Решение окончательное и обжалованию не подлежит.
  
   (Братья ведут по дороге ослика с поклажей, выходят из ворот Флоренции. Дорога. Вечереет. Они подходят к Сиене. Входят в город. Идут на площадь. Б.Ч. спрашивает мастерскую ювелира Франческо Касторо. Подходят к дому, стучат. Появляется хозяин Франческо)
   Б.Ч.:Вы помните меня, маэстро? Я два года назад убежал от отца и несколько дней работал в вашей мастерской. Вы тогда меня похвалили за перстень с печаткой. Вот, нас выслали из Флоренции, но мы не виноваты, я вам все расскажу.
   Франческо: Конечно я тебя помню, мой мальчик. Располагайся в нижней комнате и завтра с утра можешь приниматься за работу. У нас сейчас много заказов. Живи у меня, сколько тебе потребуется. А это кто с тобой?
   Б.Ч.:Это мой брат. Он знает латынь и, может быть, ему найдется работа в монастырской библиотеке...
   Франческо: Ну, хорошо. Устраивайтесь вместе. (Кричит в дом: Паола, иди устрой мальчиков)
  
   (Мастерская. Б.Ч. работает над небольшим перстнем. Входит Чеккино)
   Чек: Бенвенуто, нам разрешили вернуться домой, но мне, откровенно говоря, не хочется. Я думаю поступить на военную службу. А ты что решил?
   Б.Ч.:Ужасно жаль отца. Боюсь, он заболеет, если мы оба не вернемся. Хоть мне и досадно бросать работу, но на следующей неделе мы уедем.
  
   (Дом Челлини. Сидят две сестры Б.Ч.. Вбегает Чеккино)
   Чек: Поздравьте меня. Я принят на военную службу.
   Сестры (перебивая друг друга): Ты с ума сошел. Отец столько денег потратил, чтобы выучить тебя латыни. Неужели тебе не жаль отца? И какой ты воин? Тебе еще и 17 нет. Я удивляюсь, право, кто тебя нанял!
   Чек: Молчите, сороки. Вы ничего не смыслите в мужских делах. Плохо только, что мне не во что одеться. Я буду выглядеть как нищий. Ха! Я придумал! Я возьму камзол и плащ Бенвенуто!
   Ст.сестра: Как тебе не стыдно, Чеккино! Бенвенуто столько времени трудился, чтобы отложить деньги на их покупку, а ты хочешь взять его вещи без разрешения.
   Чек: Не хочу, а беру. А брат - человек талантливый. Он заработает еще. (Наверху слышны шаги. Отец спускается по лестнице) Ну, все, пока! Меня здесь не было. (убегает)
   Отец: Кто приходил? Чеккино?
   Ст.сестра: Да. Он забрал вещи Бенвенуто и убежал. Он сказал, что его приняли на военную службу.
   Отец (садится): Неужели было трудно позвать меня? Я бы его отговорил...
   Мл.сестра: Папа, вы ведь знаете Чеккино. У него ветер в голове.
   Ст.сестра: А мне кажется, что он никого, кроме себя, не любит.
   Мл.сестра: А я считаю, что даже хорошо, что он пошел в солдаты. Там его будут держать в строгости.
   Отец: Мне обидно за Бенвенуто, который столько трудится, чтобы мы все не знали нужды...Все вышло неприлично...Отвратительно.
   (Входит Б.Ч.. Одна из сестер подымается слить ему воду на руки, другая ставит ужин)
   Б.Ч.(начинает есть): Как вы себя чувствуете, папа?
   Отец:Немного мучает поясница.
   Б.Ч.: Сегодня мне наконец удалось сделать инкрустацию на рукоятке кинжала для мессера Руффо, как я хотел. Теперь можно отдохнуть и попраздновать. Сильвия, достань мой камзол, я пойду ко дворцу дожей, погуляю с друзьями.
   Мл.сестра: Но...
   Отец: Сынок, выслушай меня. Тут без тебя приходил Чеккино, он взял твою одежду.
   Б.Ч.: Что? Как он посмел! И вы, отец, ему разрешили!
   Отец: Подожди, сынок. Я не знал об этом, я сидел наверху...
   Б.Ч.: Я сейчас этой скотине уши обрежу! Куда он пошел? (сестре) Ну? Говори быстро!
   Отец: Сынок мой, Бенвенуто! Подожди, не горячись. Мне самому это очень досадно. Ты мой самый любимый сын...
   Б.Ч.: И поэтому вы допускаете, чтобы мне чинили такие великие неприятности?
   Отец: Бенвенуто, вспомни: самим Богом предписано - у кого есть добро, дает тому, у кого нет. Ради твоей любви ко мне я прошу простить его, и всемогущий Бог воздаст тебе за это сторицей.
   Б.Ч.(вскакивает): Хватит с меня! (Рыскает по комнате, собирает вещи и деньги) Я вижу, Чеккино намного дороже вам, чем я. Прощайте (Хлопает дверью).
  
   (Мастерская братьев Гуасконти - Сальвадоре и Микеле. Первый держит в руках работу Бенвенуто)
   Саль: Ну как, нравится?
   Мик: Это сделал он? Невероятно!
   Саль: Я думаю продать эту вещицу за 20 скудо, что принесет нам 15 скудо чистого дохода. Этому дураку и невдомек, что с его руками он мог бы жить, как герцог.
   Мик: Тише, вот он идет. (входит Бенвенуто)
   Б.Ч.:Мессер, могу я получить деньги за свою работу?
   Саль: Вообще-то у меня не в правилах платить за вещь, пока она не продана. Тем более, что я вижу в ней много недостатков...
   Б.Ч.: Простите, мессер, но я работал над ней два месяца и, думаю, вряд ли кто из известных мне мастеров сделал бы лучше...
   Мик(усмехается): Да, скромности тебе не занимать!
   Саль: Сколько же ты хочешь получить за работу?
   Б.Ч.: Я хотел бы получить не менее 8 скудо.
   Саль(с ужасом): Ты шутишь! Она столько стоит вместе со всем золотом, которое я тебе дал. Четыре скудо, и будь благодарен.
   Б.Ч.: Давайте 4 скудо, и ноги моей не будет больше у вас. (С горечью): Благодетели. Раззвонили по всему городу, что осыпали меня своими милостями, а за два года работы нажили на мне не меньше 1000 скудо. Думаете, я не знаю цены своим вещам ?!
   Мик: Ты пожалеешь о своих словах! Я слыхал, что эту ерунду ты городил на рынке. Берегись! Мы тебе обрежем язык! Держи свои деньги (бросает деньги на стол).
   Б.Ч.: Я не из пугливых (забирает деньги и уходит).
   (Базарный день. Б.Ч. стоит облокотившись у лавки братьев Гуасконти. Из лавки выходят Микеле и его двоюродный брат Герардо)
   Мик: Что тебе здесь надо? Убирайся отсюда!
   Б.Ч.: Улица принадлежит всем. Где хочу, там и стою.
   Гер: Чем стоять так праздно, начал бы просить милостыню. Вдруг кто-нибудь и подаст.
   Б.Ч.: Хоть я и не такой богатый, как вы, но сам могу подать кому угодно.
   Мик: Посмотрим, долго ли ты продержишься без работы. Не болтал бы о порядочных людях всякий вздор, то и сейчас бы работал у меня.
   Б.Ч.: Если бы вы со мной поступали, как должно, то я и сказал бы, что вы хорошие и честные люди. А так - пеняйте на себя... (мимо лавки провозят вьюк кирпичей. Микеле моргает Герардо и тот сильно толкает Бенвенуто)
   Гер: Говорят тебе, убирайся отсюда! (Б.Ч., сильно ударившись о вьюк и страдая от боли, приходит в бешенство и наносит сильный удар Герардо кулаком в висок. Герардо падает без чувств. Бенвенуто вталкивает Микеле в лавку и захлопывает дверь)
   Б.Ч.(в окно лавки): Вот так поступают с ворами и трусами!
   (В лавке возня, братья собираются дать отпор Бенвенуто. Он вытаскивает большой нож) Если кто из вас сделает шаг на улицу, то другой пусть бежит за духовником, потому что врачу тут нечего будет делать.
   Мик (Из лавки): Я тебя в тюрьму посажу, разбойник! Увидишь!
   Б.Ч.: (Плюет и уходит).
   (Совет Восьми во дворце)
   Секретарь: Вызываются Бенвенуто Челлини и Гуасконти (входят Б.Ч. и толпа родственников Гуасконти)
   1-й из 8: Бенвенуто Челлини, ты совершил небывалое во Флоренции преступление, ворвавшись с оружием в руках в мирный дом Гуасконти, и пытался убить одного из членов его семьи.
   Б.Ч.(возбужденно): Это ложь! Я к ним в лавку и не заходил!
   2-й из 8: Молчи, негодяй! Не ты ли с шалопаем-братом хотел убить три года назад Пьетро Киволи и только чудом стража смогла его спасти! Ты тогда отделался легким наказанием, но теперь тебе не уйти от ответа.
   Б.Ч. (растерянно): Да что же это такое. Ведь Киволи был осужден строже, чем мы, так как он был зачинщиком...
   3-й из 8: Что тебя подвигло, висельник, на расправу? Не братья ли Гуасконти дали тебе работу? И вот благодарность!
   4-й из 8: Давайте послушаем обвиняемого. Говори, Бенвенуто.
   Б.Ч.: Господа Совет, я два года работал у Гуасконти, и они несправедливо недоплачивали мне...
   Мик: Мы платили тебе вдвое больше, чем ты заслуживаешь!
   4-й из 8: Мессер Гуасконти, извольте молчать. Продолжай Бенвенуто.
   Б.Ч.: Я стоял у лавки этих грабителей Гуасконти, а они на меня имели зло, что я рассказал об их проделках со мной одному уважаемому человеку. И вот этот Герардо, вот он стоит, будь он проклят, толкнул меня на воз с кирпичами, и я чуть не убился насмерть. После чего я, движимый превеликим гневом, дал ему всего пощечину, и мне кажется, что я не заслуживаю за это сильного наказания...
   4-й из 8 (прерывая): Все, хватит. Это уже наше дело определять твою вину. Кстати, ты не пощечину ему дал, а ударил кулаком...(секретарю) Вывести всех вон. Совет будет совещаться.
   (секретарь звонит в колокольчик, стража всех выставляет за дверь)
   Заметьте, господа, простоту этого парня, который обвиняет себя в том, что будто дал пощечину. Он думает, что это меньший проступок, чем удар кулаком, хотя за пощечину на Новом рынке полагается пеня 25 скудо, а за удар кулаком - небольшая, а то и вовсе никакой. Хочу добавить, что этот юноша очень даровитый и содержит свой бедный дом своими трудами, и дай Бог, чтобы у нашего города таких, как он , было побольше.
   5-й из 8: Неизвестно, чего больше проистекает от Бенвенуто - пользы от его трудов или вреда от его безнравственного поведения.
   1-й из 8: Именно, именно! В тюрьму его!
   4-й из 8: Да за что в тюрьму? Неужели не ясно, что парень не более виноват, чем Герардо Гуасконти... Для острастки я предлагаю все же наложить на него взыскание. Но оно должно быть посильным.
   5-й из 8: Ладно. Пусть пожертвует 4 меры муки в пользу монастыря заточниц.
   4-й из 8: Все согласны? ( Члены Совета наклоняют головы)
   5-й из 8: (секретарю) Зови всех сюда. (секретарь звонит в колокольчик. Двери раскрываются, все входят)
   4-й из 8: Учти, Бенвенуто! Если ты еще раз раскроешь здесь рот, то наказание, которое тебе определили, тотчас заменят более строгим. Подойди к секретарю.
   Б.Ч. (бурчит): Это была пощечина, а не кулак. (Совет смеется)(Б.Ч. подходит к секретарю, читает постановление Совета): ...Четыре меры муки! Где я возьму столько денег?
   Секретарь: Обе стороны должны оставить друг другу поручительство. Бенвенуто Челлини, кто за тебя может поручиться?
   Б.Ч.: Пошлите за моим родственником, мессер Аннибале, он хирург.
   (один из стражников уходит)
   2-й из 8: Господа, время обедать. (Совет постепенно собирается и выходит. Стражники остаются в зале. Возвращается посланный за Аннибале стражник)
   Стражник: Слушай, Бенвенуто, мессер Аннибале не желает прийти. Придется тебя забрать в тюрьму, когда Совет вернется.
   Б.Ч. (сам себе): Как же так? Этот старик столь многим обязан нашему дому...Тюрьма? Ну, погодите! Я вам покажу, как сажать меня в тюрьму! (Стражники, потоптавшись, идут в угол и устраивают перекус. Никто не следит за Бенвенуто. Он незамеченным выходит из дворца, бежит по улицам, забегает к себе в мастерскую, хватает небольшой кинжал и бежит к лавке Гуасконти. Взбегает на 2 этаж. Гуасконти сидят и обедают. Бенвенуто врывается в комнату, навстречу ему вскакивает Герардо. Бенвенуто наносит ему удар кинжалом в грудь. Герардо падает без звука).
   Б.Ч.: О, предатели, сегодня тот день, когда я вас всех убью! (Отец, мать и сестра Герардо бросаются на колени и молят о пощаде. Герардо лежит без признаков жизни) Черт с вами, живите! (Сбегает с лестницы на улицу, там собрались родичи Гуасконти, вооруженные железными трубами, молотками и палками. Бенвенуто, размахивая кинжалом, сбивает четверых с ног, сам падает. Общая свалка. Все бестолково бьют. Бенвенуто выбирается из свалки, убегает, бежит в церковь Санта Мария Новеллия, встречает монаха)
   Б.Ч.: Брат! Именем Божьим прошу тебя, спаси мне жизнь, потому что я учинил великое преступление.
   Монах: Пойдем, брат. Ничего не бойся. В моей келье ты будешь вполне безопасен.
   Б.Ч.: Я не виновен. Они довели меня до исступления. Брат, мне нужно бежать. Как мне дать знать моему отцу?..
   Монах: Не беспокойся, я пошлю за ним.
  
   (В келье появляются отец Бенвенуто с молодым человеком, другом Б.Ч.)
   Отец: Бенвенуто, сынок. Совет велел сыскать тебя. Тебе надо скрыться. Вот, Пьеро дарит тебе эту кольчугу и шпагу. Дай я помогу тебе одеться. (Отец одевает Бенвенуто, монах накидывает поверх кольчуги монашеский балахон, друг протягивает мешочек с монетами, Б.Ч. обнимается с отцом и другом. Отец целует Бенвенуто) Сынок, иди через площадь Сан Галио к Мантуе, там тебя будет ждать с лошадьми брат мессера Варки, и поезжай с ним в Сиену, а оттуда дай мне знать.
   Б.Ч.: Прощай, отец. В Сиене я, скорее всего, не удержусь, я пойду в Рим, там у меня есть знакомые, и я легко устроюсь на работу.
  
   (Рим. Вилла Фарнезина, принадлежащая Киджи. Бенвенуто сидит и копирует фигуру Юпитера с картины Раффаэлло да Урбино, там же находятся еще двое юношей. Входит Порция Киджи, смотрит на работу Бенвенуто)
   Порция: Как вас зовут?
   Б.Ч.: Челлини. Бенвенуто Челлини, мадонна.
   Порция: Маэстро Челлини, мне очень нравятся ваши рисунки. Я уже не в первый раз вижу вас в нашей галерее. Скажите, вы ваятель или живописец?
   Б.Ч.(продолжая рисовать): Нет, мадонна, я не то и не другое. Я золотых дел мастер.
   Порция: О, вы слишком хорошо рисуете для ювелира. Да, вот кстати. Я хочу вам показать одно из моих украшений ( к горничной): Анна, принеси лилию. (Горничная приносит алмазную лилию, вправленную в золото) Нравится вам?
   Б.Ч. (взглянув): Прекрасные алмазы.
   Порция: Какая им цена?
   Б.Ч.: Не менее 800 скудо.
   Порция: Вы почти угадали. Взялись бы вы красиво их оправить?
   Б.Ч.: Охотно. Позвольте я при вас придумаю рисунок оправы.
   (Быстро набрасывает эскиз. Появляется дама наверху на галерее)
   Дама: Порция, что ты тут делаешь?
   Порция: Я любуюсь тем, как рисует этот достойный молодой человек, который и мил, и красив.
   Б.Ч. (смутившись): Каков бы я ни был, я всегда, мадонна, буду всецело готов вам служить.
   Порция (смеясь): Ты сам знаешь, что мне хочется, чтобы ты мне служил. Возьми лилию с собой и вот тебе двадцать скудо. Оправь мне ее так, как ты нарисовал и сохрани мне это старое золото, в которое она оправлена сейчас.
   Дама: Будь я на месте этого юноши, я бы ушла себе с богом.
   Порция (улыбаясь): О нет! Я не согласна. Таланты редко уживаются с пороками. До свидания, Бенвенуто (Уходят).
  
   (Мастерская. Бенвенуто работает над лилией, украшает ее, поет. Любуется, заворачивает в платок, выходит из мастерской, входит в дом Киджи и просит слугу доложить о себе хозяйке дома. Слуга уходит, возвращается и ведет Бенвенуто в апартаменты. Порция, Бенвенуто, Дама)
   Порция: Чем ты собираешься нас поразить, Бенвенуто?
   Б.Ч.: Вот, мадонна, скромный результат моих усилий (Раскрывает коробочку и протягивает ее Порции).
   Порция (вынимает лилию): Это просто чудо! Ты превзошел данное мне обещание. Я даже затрудняюсь оценить твою работу, Бенвенуто. Кажется, подари я тебе замок, все равно считала бы, что у тебя в долгу. (Дамы смеются). Поэтому требуй то, что я могу сделать.
   Б.Ч.: Право, мадонна, величайшая награда, которую я желаю за труды, это угодить вашей милости (Улыбается).
   Порция (Даме): Видите, таланты, которые мы в нем угадали, сопровождаются вот чем, а не пороками. (К Бенвенуто):Мой Бенвенуто, слышал ли ты, что когда бедный дает богатому, то дьявол смеется?..
   Б.Ч.: Ему так невесело, что на этот раз мне хочется, чтобы он посмеялся.
   Порция: Нет, нет. На этот раз такой милости он не дождется. Подожди здесь. (Выходит и возвращается со свертком с деньгами). Возьми. Здесь пятьдесят скудо. Я бы очень желала заказать тебе еще несколько работ.
   Б.Ч.: Я к вашим услугам, мадонна.
   Порция: Приходи через неделю.
   (Бенвенуто кланяется и выходит на улицу. Мимо бегут жители Рима, мальчишки. Бенвенуто останавливает одного из них)
  
   Б.Ч.: Стой, что случилось?
   Мальчик: Войска Карла У подходят к городу. Говорят, что их 40 тысяч. А у нас только три... (Бенвенуто отпускает мальчика и бежит за оружием. Осада Рима. На стенах сражающиеся жители. Снизу по лестницам лезут солдаты. Стрельба, дым. К стенам подходит отряд человек в 50. Во главе Бенвенуто и его знакомый)
   Б.Ч.: Надо вернуться домой как можно скорее. Видите сами, здесь ничем помочь нельзя. Солдаты уже на стенах, а наши храбрые защитники бегут.
   Знакомый(в испуге): Боже! Зачем мы только сюда пришли (собирается бежать).
   Б.Ч.: Постой. Раз меня сюда привели, необходимо сделать что-нибудь по-мужски. Давайте зарядим аркебузы, да спрячьтесь, не стойте под выстрелами. Стреляйте туда, в самую гущу. Я беру на себя их командира. Огонь! Хорошо! Ну-ка еще разок! Огонь! Стойте, я погляжу на результат нашей работы. (Пробирается к стене и видит сильное смятение внизу, под стеной. Голос одного из солдат:"Нашего командующего убили!" Бенвенуто осторожно возвращается).
   Б.Ч.: Свое дело мы сделали. Теперь быстрее к замку Святого Ангела. Разбивайтесь на группы. Пошли! (Опускается решетка на воротах замка и в последний миг Бенвенуто, его Знакомый и еще 4 человека, преследуемые солдатами, успевают проскочить внутрь. Они поднимаются по лестницам наверх. Бенвенуто подходит к орудиям. Несколько человек орудийной прислуги и пушкари в отчаянии. Сквозь зубцы замка они видят, как солдаты разоряют их дома и истязают жен и детей).
   1-й пушкарь: Я не могу стрелять, не могу! Если я убью кого-нибудь из своих, я не вынесу этого.
   2-й пушкарь: Боже! Помоги нам!
   Б.Ч.: Ну-ка, ребята, кто смелый (Поднимает горящий фитиль). Наводи фальконеты на врагов наших. (Несколько человек орудийной прислуги помогает ему) Вот теперь посмотрим, как они попляшут (Стреляет из орудий) Заряжай! Огонь! (Внизу, у солдат много убитых, они в смятении убегают)
   Б.Ч.: Вот так надо поступать настоящим мужчинам. Давайте еще поищем цели. (Воодушевленные пушкари и прислуга ведут беглый огонь по скоплениям солдат в окрестностях замка. На площадке появляется Папа Климент со свитой)
   Папа: Кто этот замечательный храбрец, рассеявший врагов святой церкви во славу Господа нашего? (Пушкари и Бенвенуто становятся на колени. Один из свиты указывает на Бенвенуто)
   Один из свиты: Ваше святейшество, вот он - Бенвенуто Челлини из Флоренции, ювелир и художник.
   Папа: Благословляю тебя, сын мой, на подвиги. (Бенвенуто целует туфлю у Папы). Сын мой, благодаря твоему необыкновенному искусству меткой стрельбы враги наши не отважились на приступ.(Оборачивается): Мессер Антонио, поместите Бенвенуто с пушкарями на верхней площадке у статуи Ангела, там прекрасный обзор, да обеспечьте их вином и едой. А вы, мессер Бенедетто, распорядитесь, чтобы Бенвенуто и пушкари получили за свою превосходную работу плату вперед. (Всматривается вдаль и манит Бенвенуто к себе). Бенвенуто, видишь ли ты там, вдали испанского полковника? Он, кажется, распоряжается рытьем окопов. Этот негодяй был когда-то у меня на службе.
   Б.Ч.: Тот, что в розовом, как барышня, и с копьецом в руке?
   Папа: Да-да. Проучи-ка его!
   Б.Ч.: Будет сделано, ваше святейшество. (Выстрел, в результате которого ядро разрывает полковника пополам).
   Папа: Бенвенуто, ты великолепный мастер стрельбы. Твое искусство меня поразило.
   Б.Ч. (падая на колени): Ваше святейшество, отпустите мне тяжкие грехи человекоубийства, которые я учинил в этом замке, служа святой церкви.
   Папа (воздев руки и осеняя Бенвенуто крестным знаменем): Отпускаю тебе грехи твои и все человекоубийства, которые ты когда-либо совершил и те, которые вынужден будешь совершить на службе апостольской церкви. Благословляю тебя, сын мой, на ратные подвиги.
   (Папа уходит со свитой. Вдали виден участок дороги у ворот Санто Спирито длиной около 25 метров. По ней проходят солдаты. Выстрелы Бенвенуто и пушкарей все время попадают в цель. Капитан велит солдатам выкатить бочки с камнями и закрыть опасный участок дороги. Солдаты поспешно волокут мешки с песком и бочки и сооружают нечто вроде баррикады.)
   Б.Ч.: Ну-ка, ребята, давайте орудия сюда (Поворачивает 5 орудий в сторону баррикады). Готовы? Наводи! Поджигай!
   (Залп. Баррикада рушится. Очень много убитых и раненых. Стоны, вопли. Вечереет. В темноте с высоты видны пожары в разных местах Рима. Бенвенуто стоит один, скрестив руки на груди и смотрит на пожа ры. Утро. Папа в окружении кардиналов. Внутренние покои замка)
   Кардинал: Ваше святейшество, поймите, у нас нет сил защитить Рим. Прошу вас, не вводите себя в заблуждение. Помощи ждать неоткуда. Сегодня есть единственная возможность покончить с разбоем, творящимся на наших глазах - подписать соглашение о капитуляции. И скажите, ради Бога, этому разбойнику Челлини, чтобы он прекратил обстрел. Это озлобляет солдат и может плохо для всех нас кончиться.
   Папа: Увы, по-видимому, вы правы. Мессер Кроче, распорядитесь выбросить белый флаг и зовите пушкарей вниз.
   Кардинал: Отдайте мне Челлини. (Папа делает протестующий жест. Появляются пушкари и Бенвенуто)
   Папа: Бенвенуто, подойди ко мне. Говорят, кардинал хотел тебя повесить, после того, как ты тяжело ранил принца Оранского, но я тебя не дам в обиду. Ты сражался как лев и получишь от меня награду (Поворачивается к казначею). Мессер Кавалерьино, выдайте Челлини 25 скудо. Извини меня, Бенвенуто, но большего я сейчас не могу тебе дать за твои труды. Но знай, что в долгу я не останусь и, как только воцарится мир и дела придут в порядок, ты cможешь прийти ко мне за помощью.
   Б.Ч.(низко кланяется Папе): Благодарю ваше святейшество. Я вполне доволен наградой. Разрешите мне удалиться из замка, ибо мне давно пора заняться делом, для которого я родился на свет Божий.
   Папа: Иди, сын мой. Благословляю тебя. (Бенвенуто целует руку папе и уходит).
  
   (Мастерская Бенвенуто Челлини, где сидит он сам и мальчик, запиcывающий его рассказ)
   Б.Ч.: Я решил предварить свое повествование вступлением в виде сонета, который я сам сочинил. Запиши-ка его на отдельном листе:
   Я жизнь мою мятежную пишу
   В благодаренье господу Природы,
   Что, дав мне душу, блюл ее все годы.
   Ряд знатных дел свершил я и дышу.
   Мой Рок жестокий без вреда сношу;
   Жизнь, слава, дар, дивящий все народы,
   Мощь, прелесть, красота и стать породы,
   Я ничегно от жизни не прошую
   Поправ одних, другим вослед спешу.
   Но мне премного жаль, что столько ране
   Средь суеты потеряно годин:
   Наш хрупкий разум ветр разносит всюду.
   Всходя, как нисходил желанный сын
   В цветке, возросшем в доблестной Тоскане.
  
   Записал?
   Мальчик (кивает): Мессер Челлини, а что это за цветок?
   Б.Ч.: Цветок этот - наша несравненная Флоренция... (задумывается). Пиши: В ту пору во Флоренции, куда я отправился выкупать свое изгнание, была чума неописуемая, великая. Со скорбью узнал я, что отец и все, сколько их было из моей семьи, умерли от чумы. Остались только младшая моя сестра Липерта и любезный брат мой Чеккино. По их просьбе я задержался во Флоренции и работал на Новом Рынке, где меня посетил однажды божественный Микельанджело Буонаротти. (Мастерская. Бенвенуто Челлини сидит и работает над золотой медалью. Входят Микельанджело со своим знакомым)
   Микел: Добрый день вам, мессер Челлини. Простите, если помешали вам.
   Б.Ч.(поспешно оставляя работу и восторженно глядя на Микельанджело): Нет, нет, нисколько. Как может мне помешать визит божественного Микельанджело! Присаживайтесь, будьте добры (Мальчику): принеси нам вина (Гости осматриваются).
   Микел: Мессер Челлини, я привел к вам заказчика, мессер Федериго Джинори. (Федериго и Бенвенуто раскланиваются. Мальчик вносит вино и кубки)
   Микел: Ваше здоровье (пьют). Над чем вы сейчас работаете, мессер Челлини?
   Б.Ч.: Стыдно признаться, но ради заработка я в основном тружусь над оправами для камней.
   Микел: Вы не хотите сказать нам всей правды: вот я вижу на вашем столе медаль. Вы позволите взглянуть?
   Б.Ч.: Да, конечно, мессер Буонаротти. Правда, работа еще не вполне готова. (На медали изображен Геракл, раздирающий пасть льва).
   Микел: Послушайте, это изумительно! Ничего подобного я нигде не видал. Вы видите, Федериго, как велико мастерство мессера Челлини. Вы вполне можете обратиться к нему со своим заказом. Мессер Челлини, кому предназначена эта медаль?
   Б.Ч.: Мне заказал ее некто Джироламо Маретти, сиенец. Он хочет носить ее на шляпе.
   Микел: В таком случае он будет носить на шляпе целое сокровище. Я не поручусь ни за его шляпу, ни за его бедную голову. Уж очень большой соблазн для разбойников (Смеются).
   Знакомый: Мессер Челлини, не будуте ли вы столь любезны взять у меня заказ. Я просил мессера Буонаротти сделать мне рисунок для медали, чтобы на ней был отчеканен Атлант с миром на плечах.
   Микел: Мессер Челлини, я уверен, что ваш рисунок окажется лучше моего. Прошу вас, сделайте модель.
   Б.Ч.: На ваше счастье у меня как раз на этот сюжет есть вещица, выбитая в пластине. Не угодно ли взглянуть?
   Знакомый, Микел.: Конечно, разумеется. (Бенвенуто достает из ящика шкатулку, открывает ее, вынимает изображение Атланта, который держит хрустальный шар на ляпис-лазоревом поле. Внизу подпись "Summa tulisse juvat")
   Микел: Мессер Федериго, верьте мне - лучше сделать невозможно.
   Знакомый: Да, да, я согласен. И эта благородная подпись: "Высшее радостно нести". Я взял бы эту работу у вас, мессер Челлини. Сколько я вам должен? Впрочем, что я спрашиваю? Вот вам 50 скудо.
   Б.Ч.: Бог с вами, это слишком щедрая плата.
   Знакомый: Ничуть. Истинное искусство вообще, на мой взгляд, только условно можно оценить деньгами, как мерой затраченного труда, но кто способен оценить вдохновение и талант, вложенные мастером в произведение?
   Голос с улицы: Мессер Челлини, вам письмо.
   Б.Ч.: Прошу прощения (Уходит и возвращается с распечатанным письмом) Ну вот, видите - приходится вновь покидать родную Флоренцию. Папа Климент желает, чтобы я срочно ехал в Рим.
   Микел: И завидую, и сочувствую. Вы знаете, мессер Челлини, я так много наслышан о ваших подвигах, которые одни могут равняться с делами рук ваших, что вижу в вас прямого потомка древних титанов, Цезарей и Брутов. Позвольте мне напутствовать вас стихами Петрарки (Наливает вино и поднимает бокал)
   К тебе взываю я, герой,
   Могучий духом, твердый в деле
   Служения стране родной!
   Ты нас ведешь к высокой цели,
   Тебе судьбою жезл вручен,
   Чтоб указать для Рима снова
   Затерянную в тьме времен
   Стезю величия былого.
   Знакомый: А я желаю вам, мессер Челлини, новых прекрасных работ во славу покровительствующих вам муз (чокаются, выпивают).
  
   (Рим. По улице навстречу друг другу идут Бенвенуто и его знакомый Якопино)
  
   Як: Черт меня подери, Бенвенуто, ты ли это?
   Б.Ч.: Конечно я, кто же еще!
   Як: Когда приехал в Рим?
   Б.Ч.: Тому уже две недели, я устроился в мастерской Моро...
   Як(с раздражением): Нет! Вы послушайте его! Ты получил мое письмо, где я писал тебе, что Папа ждет тебя с нетерпением великим? (Бенвенуто кивает). И уже три раза велел мне писать тебе во Флоренцию, а ты, ты... нет, высечь тебя, как сукина сына!
   Б.Ч.: (с деланным спокойствием): Ты закончил? (Якопино смотрит на него с возмущением) Так я готов пойти в любое время.
   Як: Вот как! Ну пойдем сию минуту.
   Б.Ч.: Иди, я за тобой. Умная голова, скажи, известно ли тебе, что Папа хочет завоевать Флоренцию, которая не желает ему подчиниться? И ты посылаешь мне подряд несколько писем из Рима, где говоришь о желании Папы видеть меня. Любой, заглянувший в эти письма, поймет, что я папский шпион, и меня вздернут на первом дереве. Так кого же высечь за бестолковость?
   (входят во дворец, стража их пропускает, когда Якопино показыает пропуск, входят в папские покои).
   Слуга: Их святейшество нездоровы.
   Як: Ступай, доложи, что прибыли Якопино делла Барка и Бенвенуто Челлини.
   (Слуга выходит, а затем возвращается и открывает двери. Якопино и Бенвенуто входят. Папа лежит в постели, рядом стоят Сальвиати и архиепископ Капуанский)
   Папа (приветливо): Бенвенуто, подойди ко мне.
   (Бенвенуто подходит, целует руку, стоя на коленях)
   Б.Ч.(шопотом): Всеблаженный отче, я должен сообщить вам нечто секретное...
   (Папа делает знак стоящим, и они отходят от ложа)
   Папа: Говори, сын мой.
   Б.Ч.: Когда был разгром Рима, вы дали мне поручение переплавить тиары и другие изделия в золотые слитки, а камни вытащить и передать все ценности мессеру Кавальерино, что я и исполнил в точности, а вы еще обещали мне малую награду за эти труды, но мессер Кавальерино мне ничего не дал и наговорил мне грубостей. Посему я отправился наверх, туда, где плавил золото и, убрав золу, нашел фунта полтора золота. Его я взял с собой, так как у меня не было денег, чтобы пристойно вернуться домой. И я думал возвратить вам золото потом, когда представится случай. И я прошу милости исповедаться у вас и причаститься.
   Папа ( со вздохом): Бенвенуто, я действительно тот, кто может отпустить тебе всякое прегрешение и с охотой его отпустит. И потому скажи чистосердечно все, даже если ты взял стоимость одной из тиар целиком.
   Б.Ч.: Другого ничего я не брал, всеблаженный отче. А стоимость взятого - сто дукатов, я получил на монетном дворе в Перудже.
   Папа: Мне очень жаль, что денег было мало. Я их тебе дарю и прощаю. Поведай о том духовнику, а потом, причастившись, покажись мне опять и благо тебе будет. Если бы ты приехал раньше в Рим, я бы тебе дал восстановить те две мои тиары, которые мы переплавили в замке, но сейчас я хочу дать тебе работу величайшей ценности, где ты сможешь показать, на что ты способен. Это круглая застежка для ризы. Я хочу, чтобы ты изобразил на ней Бога-отца полурельефом, а посередине помести красивую грань большого алмаза с множеством других ценных камней. Я хочу полюбоваться твоей работой и потому поторопись. Я распоряжусь, чтоб тебе дали все для работы. Иди же, сделай красивую модель.
   (Бенвенуто кланяется, целует руку и уходит)
  
   (Открытый кабачок. За столом сидят и обедают Бенвенуто и Родриго дель Моро)
   Моро: Скажи, удалось ли тебе выполнить заказ Папы?
   Б.Ч.: Удалось. Вопреки интригам и недоброжелательству ювелира Микеле. Папа был настолько доволен, что заказал мне изготовить чеканы для большого золотого дублона.
   (на улице слышен шум драки)
   Моро: Слышишь? Я сбегаю, посмотрю.
   Б.Ч.: Послушай, не ходи. В подобного рода делах мы всегда видим верную гибель без всякого смысла.
   Моро: Ну, я мигом (убегает)
   (В толпе стражников, вооруженных пиками, мечами и аркебузами, лежит окровавленный молодой человек, его поднимают его друзья, вооруженные шпагами. вокруг стоит толпа. Моро, узнав раненого, бежит обратно и сталкивается с Чеккино, братом Бенвенуто)
   Чек: Что там стряслось?
   Моро: Стража убила Бертино Альдобрандо, а он хотел освободить капитана Чисти.
   Чек: Что?! Моего лучшего друга убили! А-а!(рвет шпагу из ножен) Кто убил? Говори!
   Моро: Вон тот, с голубым пером на шляпе.
   (Чеккино бросается в толпу стражников и пронзает шпагой убийцу. В это время другой ранит выстрелом из аркебузы Чеккино в ногу выше колена. Чеккино падает. Стражники поспешно уходят)
   Б.Ч.(сидя за столом): Мое сердце чует недоброе (одевает шпагу и идет к толпе). Что там случилось?
   Голос: Твой брат истекает кровью.
   Б.Ч.(бросается, расшвыривая толпу): Боже! Брат мой любезный!
   Чек(слабым голосом): Дорогой брат, пусть тебя не расстраивает моя беда, потому что мое ремесло мне это сулило. Вели унести меня поскорее отсюда, потому что немного часов осталось жить.
   Б.Ч.(пытаясь поднять его один): Брат мой, Чеккино. Какое горе! Погоди одно мгновение. Раньше, чем ты потеряешь зрение, ты увидишь месть за себя твоему злодею.
   (оставляет брата, закутывается в плащ и ныряет в толпу. Через миг он стоит перед начальником стражи и выхватывает шпагу. В этот момент его хватают сзади четверо. Яростная борьба. Один из 4-х кричит начальнику стражи:"Уноси ноги, покуда жив")
   Начальник: Кто этот, желающий меня убить?
   2-й из 4: Это брат Чеккино, которого вы подстрелили. (Начальник поспешно удаляется)
   3-й из 4: Бенвенуто, Бенвенуто, подожди, не горячись. Умоляем ради твоего же блага. Пойдем и поможем твоему брату.
   (Бенвенуто стихает. Все идут к Чеккино, бережно вносят его в дом).
  
   (Кладбище. Бенвенуто стоит у могилы брата. Надпись на плите:"Франциско Челлини, флорентинцу, который в нежные годы у герцога Иоанна Медичи, одержав много побед и быв знаменосцем, дал несомненное доказательство того, сколь великой храбрости и совета он стал бы мужем, если бы злополучным выстрелом пронзенный, на пятом пятилетии жизни не пал. Брат Бенвенуто положил. Скончался мая 27 дня 1529". Бенвенуто стоит задумчиво, держа цветок в пальцах).
   Б.Ч.: Боже, как хрупка жизнь! Укол шпаги, аркебузная пуля, меткий удар кулака - и вот, то что дышало, смеялось, содрогалось от страсти, лежит мертвей камня. Душа вознеслась держать ответ перед Господом, а несчастное тело уже пожирает могильный червь. Что же остается от нас? Кто узнает, что жил некто, любил, мучился. А для чего?.. Одна отрада, что пройдет мимо добрый человек и прочтет на камне твое имя, и душа твоя, услышав зов с земли, встрепенется... Нет! Я не желаю столь жалкой участи! Я хочу бессмертия. Прости мне, Господи, гордыню, но разве напрасно ты дал мне острый глаз и точную руку? Клянусь тебе, брат мой, что всей твердостью своего характера я вырву тебя и себя, и весь славный род Челлини из забвения. Нас будут знать и чтить вечно. Клянусь!.. А за безвременную смерть твою я отомщу.
  
   (Бенвенуто бледный и унылый сидит и безучастно смотрит на начатую работу. Стук в дверь. Появляется папский слуга и вручает Бенвенуто вызов во дворец. Бенвенуто читает, медленно заворачивает работу в платок, кладет под камзол и плетется во дворец. Приемная Папы. Папа сидит. Стоят двое приближенных)
   1-й: Как это вы доверяете, ваше святейшество, такие ценнейшие камни молодому человеку, который весь огонь и погружен не столько в искусство, сколько в сражения, и которому нет еще и 30 лет?
   Папа: Известен ли вам какой-либо бесчестный поступок Бенвенуто?
   1-й: Нет, ваше преосвященство, но у него никогда и не было такого случая.
   Папа: А я верю в его честность.
   2-й: В городе говорят, что его недавно обокрали. Как знать, не использует ли Бенвенуто это, как предлог, чтобы утаить от Вашего преосвященства один из драгоценных камней...
   (входит слуга)
   Слуга: Ювелир Челлини просит разрешения войти.
   Папа: Пусть войдет.
   (Бенвенуто молча входит, становится на колено, целует Папе руку) Бенвенуто, ты прямо таешь на глазах. Если ты не переменишься, то умрешь раньше, чем выполнишь мой заказ. Ты что же, сумасшедший?.. или не знаешь, что против смерти ничем не помочь? Ты, видно, хочешь последовать за своим братом... Ну, ладно, что у тебя получилось. Камни, я надеюсь, целы?
   (Бенвенуто кивает, развертывает платок и подает Папе застежку для ризы).
   Ну что ж, превосходно, превосходно. (хитро глядит на Бенвенуто)... Слышал я, что ты еще с одним делом разделался, не так ли, сын мой? И за оба следует получить вознаграждение. Только если начать с несчастного начальника стражи, то некому будет получать награду за второе. Что ты на это скажешь, Бенвенуто?
   Б.Ч.: Если бы я не отомстил за брата, то не смог бы достойно исполнить ваш заказ.
   1-й: Вот хитрец, вот бестия!
   Папа (рассматривая застежку): Ну, ладно, закончим с этим. Бог даровал большой талант смертному, а смертный еще не исполнил всех наших замыслов. Если бы я был богатым государем, я подарил бы моему Бенвенуто столько земли, сколько мог бы охватить его глаз. Но так как по теперешним дням мы бедные, разоренные государи, то во всяком случае мы дадим ему столько хлеба, что его хватит на его малые желания.
   Б.Ч.: Ваше преосвященство, у вас есть свободная должность. Дайте мне ее в награду.
   Папа: Должность в Пьомбо приносит свыше 800 скудо, так что если бы я ее тебе дал, ты начал бы почесывать живот, а то чудесное искусство, которое у тебя в руках, пропало бы, и на мне была бы вина.
   Б.Ч.: Всеблаженный отче! Честные люди, которые склонны к талантам, гораздо лучше применяют их к делу, когда у них есть достаток. А когда нет достатка, то таланты хиреют и паршивеют. Позвольте мне уйти. (небрежно откланивается и взбешенный уходит)
   Папа(обращаясь к окружающим): Этот дьявол Бенвенуто не выносит никаких замечаний. Я готов был дать ему должность, но нельзя же быть таким гордым с Папой. Теперь я не знаю, что мне и делать.
   1-й: Ваше святейшество, Бенвенуто молод и ему куда больше пристала шпага, чем монашеская ряса. Пусть ваше святейшество соблаговолит дать эту должность живописцу Бастиано. А Бенвенуто получит в другой раз что-нибудь более подходящее, чем это.
   2-й: Все же Бенвенуто мне кажется человеком неблагодарным. Я бы не стал потакать ему. Да и мало ли искусных художников кроме него?
   Папа: Пожалуй, вы правы. Сделаем так. Я еду в Болонью. Оставляю легатом вас, кардинал Сальвиати. Так как Бенвенуто мало ценит свой талант, а нас и того меньше, то постарайтесь, чтобы к моему возвращению заказанная ему работа была закончена.
  
   (Папа на смертном одре. У постели его стоят те же двое приближенных)
   Папа: Как ни длинна жизнь, а все кажется, что надо ее продлить, успеть что-то доделать, исправить ошибки, искупить грехи... Многое я в поспешности и суете жизни сделал не так, как следовало бы.
   1-й: Ваше преосвященство, вы слишком строго себя судите. Вы подали благой пример всем, кто облечен духовной властью, и с Божьей помощью, мы надеемся, еще долго будете с нами.
   Папа: Нет...поздно. Я чувствую смерть, стоящую у изголовья.
   2-й: Ваше преосвященство, Бенвенуто Челлини, ювелир, прислал вам медали с вашим изображением и чеканы к ним. Медали так хороши! Никогда у древних не было таких медалей. И письмо прислал. Просит разрешения явиться к вам.
   Папа: Да...Бенвенуто. Искуснейший мастер... Я был неправ. У него много завистников,.. а врагов он делает своим независимым характером... Отпускаю ему грехи его... Душно... Откройте окна...Как все это странно...Две недели назад я был совершенно здоров... (умирает)
  
   (Новый Папа - Алессандро Фарнезе. Окружение. Кардиналы. Епископы)
   Папа:... Теперь, покончив с важными делами, можно и передохнуть. Просматривая дела Климента У1, я наткнулся на презабавное письмо Бенвенуто Челлини, где он сообщает, что завершил работу над медалями. Где же они? Покажите мне их. (приносят медали и чеканы, Папа с восхищением рассматривает их) Без сомнения, это произведения великого мастера. Я хочу, чтобы он делал для меня монеты. Известите его, что он может явиться. Подготовьте Бенвенуто охранный лист, гарантирующий его безопасность.
   1-й: Простите за смелость, но мне кажется, что в первые дни вашего правления не стоило бы оказывать столь высокие милости да еще такому разбойнику.
   Папа: Вы в этом деле понимаете меньше, чем я. Знайте, что такие люди, как Бенвенуто, единственные в своем искусстве, не могут быть подчинены закону и особенно он, потому что я знаю, насколько он прав. Я приказываю выдать ему охранный лист.
   (Дворец Папы. Зал. Папа, приближенные, Бенвенуто Челлини)
   Папа: Бенвенуто, хочу тебе сообщить, что император Карл У одержал победу в крестовом походе и возвращается с доблестным войском домой через Рим. Мы хотели бы подарить императору достойный подарок по случаю блестящего окончания похода. Что ты мог бы посоветовать?
   Б.Ч.: Я преподнес бы ему золотое распятие с аллегорическими золотыми же фигурами Веры, Надежды и Любви у подножия.
   Папа: Сколько тебе нужно денег на исполнение этой работы?
   Б.Ч.: Не менее 500 скудо, не считая золота.
   Папа: Пойди, сын мой, подожди в приемной, я посоветуюсь с мессером Ювинале.
   (Бенвенуто выходит)
   Ювинале: Ваше преосвященство. Это распятие будет стоить очень дорого, но на светского государя не произведет впечатления. Я бы скорее посоветовал подарить его величеству что-нибудь более... вазу, чашу... и меньше золота уйдет.
   Папа: Я знаю, что подарить! У нас есть превосходно расписанный миниатюрный молитвенник. Бенвенуто сделает к нему золотой с драгоценными камнями переплет. Позовите Бенвенуто.
   Ювенале (выходит, подходит к ожидающему Бенвенуто, говорит напыщенно, с презрением): Вот так, милый мой. Наше дело - быть изобретателями, а твое - исполнителем. Мы с его преосвященством придумали нечто гораздо лучшее, чем твое распятие.
   Б.Ч.(вспыхивая): Ни вам, ни папе никогда не придумать ничего лучше, чем то, где участвует Христос. А теперь можете говорить всю придворную чепуху, которую знаете!
   Ювенале(зеленый от злости): Иди, тебя Папа зовет. Ему повторишь свои дерзости. (входят в зал)
   Папа: Бенвенуто, мы решили подарить императору молитвенник в золотом переплете с камнями. А распятие подарим позже. Осталось очень мало времени. Мессер Ювенале даст тебе тотчас золото и камни для работы. Скажи, сын мой, готов ли перстень с алмазом, что я заказывал тебе?
   (Бенвенуто кивает и молча развертывает платок, достав большой перстень, протягивает Папе. Всеобщее восхищение) Какой необыкновенный цвет и блеск! Как это тебе удалось, Бенвенуто?
   Б.Ч.(понемногу смягчаясь): Весь секрет в умении делать цветную блесну под камнем. Мне это удалось сделать лучше, чем знаменитому венецианскому ювелиру Милиано Таргетта.
   Папа: Бенвенуто, я дам тебе более выгодную награду за твои таланты, чем стоимость этой прекрасной работы. Иди с богом, сын мой (крестит Бенвенуто, тот целует руку Папе и уходит. Папа одевает перстень и любуется им) Необыкновенный мастер. Такого нет не только в Италии, но и во всем мире.
   Ювенале: Нет никакого сомнения, что Бенвенуто - человек исключительно талантливый. Но даже ему следовало бы соображать, каким образом надлежит говорить о главе церкви. Он заявляет, что Папа Климентий был прекраснейший государь из всех, кто когда-либо бывал , и столь же даровитый, но только неудачливый. А ваше святейшество как раз наоборот, и что эта тиара плачет у вас на голове, и что вы похожи на разодетый сноп соломы, и что ничего в вас нет, кроме удачи.
   Папа (смеется, но глаза его полыхают гневом): Прямо так и сказал? Ну и проказник! Вот я ему уши надеру! Ну ладно, Бог простит его, а я уже простил. Все свободны.
   (Все расходятся, двое разговаривают вполголоса)
   1 - Неужели Папа поверил этой клевете?
   2 - Разумеется! Вы видели, как вспыхнули его глаза.
   1 - Но ведь даже младенцу ясно, что такое Бенвенуто и сочинить не мог. Это же не его простая речь!
   2 - Все это так, но вмешиваться опасно. Можно потерять все, кроме репутации смелого человека.
   1 - Вы правы.
   Папа(оставшись один): Ах, Бенвенуто, ах, бедняжка. Ты и не подозреваешь, что я с тобой сделаю. Ты у меня станешь совсем ручной... тихий, как покойник.
  
   ( Рассвет. Мастерская Бенвенуто. Он работает при свечах, рассматривает работу, вздыхает, потягивается, гасит свечи, накидывает плащ, пристегивает кинжал и идет прогуляться. На углу стоит Барджелл со стражей)
  
   Барджелл: Стой, Бенвенуто, ты - пленник Папы!
   Б.Ч.: Слушай, Кремино, ты меня с кем-то спутал...
   Барджелл: Нет, не спутал. Ты ювелир и художник Бенвенуто Челлини, я отлично знаю тебя и должен отвести тебя в замок Святого Ангела, куда мы отводим знатных вельмож и таких даровитых людей, как ты.
   (Стражники кидаются на Бенвенуто, стремясь отнять у него кинжал и содрать перстни с пальцев. Бенвенуто отчаянно отбивается)
   Оставьте его. Следите только, чтобы он не сбежал. (Подходит к Бенвенуто) Извини, Бенвенуто, но оружие надо сдать. Выйдешь из замка - получишь его обратно. Ну пойдем, пойдем. Приказ Папы.
   (Отводят Бенвенуто в одну из верхних комнат замка и запирают. Неделю Бенвенуто томится в тюрьме. Наконец, за ним приходит тюремщик и ведет его на допрос. Зал. Длинный стол. За ним сидят римский губернатор, фискальный прокурор и уголовный судья. Вводят Бенвенуто Челлини)
   Губернатор: Ты знаешь, за что тебя взяли?
   Б.Ч.: Даже не могу догадаться.
   Судья: Он и не догадывается, агнец божий! А ты подумай, может быть, ты совершил когда-то какие-то грешки... Кое-что незаконно присвоил?
   Б.Ч.: Никогда и нигде я ничего не присваивал, всегда жил трудами своих рук. Прокурор: А вот у нас есть свидетельства обратному. У тебя ведь работал человек по имени Луиджи Гоэци? Не так ли?
   Б.Ч.: Этот бездельник, которого я выгнал месяц назад?..
   Прокурор: Этот человек - прекрасный христианин, к твоему сведению, сообщил секретарю его преосвященства, какие несметные богатства скопил ты неправедным путем. Его преосвященство очень озабочен возвращением этих богатств святой церкви.
   Б.Ч.(вспыхивает): Государи мои, вы меня спрашиваете о таких баснях и вещах, что ваши речи напоминают пустую болтовню. Так что я вас прошу, чтобы вы мне сказали, чего вы от меня хотите. Я не понимаю, в чем вы меня обвиняете.
   Губернатор(с гневом): Ты, собака, держишься нагло и уверенно, но я тебя сделаю смирнее овечки, когда потребую прямого ответа. Так вот отвечай же, если хочешь остаться живым. Мы знаем достоверно, что ты был в Риме во время нападения врагов, ты находился в этом замке и здесь был использован как пушкарь. Так или не так?
   Б.Ч.: Так, ну и что из того?
   Губернатор: Закрой пасть и слушай! Папа Климент, видя опасность штурма, велел тебе вынуть все драгоценные камни из тиар и митр, и перстней и зашить в его мантию. Ты зашил, но часть удержал себе втайне от его святейшества, причем на сумму в 80 тысяч скудо. Это и сказал твой бывший работник, которому ты хвастался этим.
   Б.Ч.(перебивает): Неужели для хвастовства мне нужен был самый нерадивый мой работник...
   Губернатор(с гневом): Не смей перебивать! Так вот, мы тебе говорим открыто, чтобы ты достал эти камни или стоимость этих камней. После этого мы тебя выпустим на свободу.
   Б.Ч.(начинает хохотать): Ой, умора! Почему 80 тысяч, а не 200 тысяч?
   Судья: Перестань паясничать и отвечай по делу! Согласен ты вернуть похищенные ценности или их стоимость его преосвященству?
   Б.Ч.(складывает ладони): Премного благодарю Бога, что в первый раз моего заточения меня взяли не за какой-то пустяк, как это часто случается с молодыми людьми.
   Губернатор(в бешенстве): Бенвенуто, предупреждаю тебя в последний раз. Если не хочешь телесных наказаний, поторопись вернуть то, что тебе не принадлежит! Монсиньоры, нам сейчас не стоит терять время с этим негодяем. Пусть посидит немного и подумает о своей судьбе, которой я не завидую (собирается встать и уйти, остальные тоже поднимаются).
   Б.Ч.: Синьоры! Вы меня не кончили допрашивать. Поэтому прошу вас довести дело до конца, а после идите, куда вам угодно.
   (Судьи с неохотой и нетерпением присаживаются, смотрят с гневом на Бенвенуто)
   Я вас надолго не задержу. Так вот, знайте, синьоры, что вот уже 20 лет я живу в Риме, и ни разу ни здесь, ни где бы то ни было, не был заточен.
   Губернатор: Ты здесь, однако же, поубивал людей!
   Б.Ч.: Я не убивал, а защищал свою жизнь и честь. Позвольте мне сказать свои доводы для передачи его святейшеству, если вы хотите судить меня по справедливости. Так вот, я живу в Риме скоро уж 20 лет и произвел величайшие работы по своему художеству. Если бы надо мной был светский государь и захотел бы он учинить надо мной смертоубийство, то я прибег бы к светской кафедре и наместнику Христову, чтобы он защитил мою правоту. Но меня обвиняет сам Папа! Куда мне идти теперь?
   Синьоры! Разве не были вы должны, прежде чем взять меня, узнать, куда я девал эти 80 тысяч дукатов? И разве не были вы должны справиться с ведомостью драгоценных камней, которые тщательно записываются вот уже 500 лет? И если бы вы нашли недостачу, то вы должны были забрать все мои книги и меня впридачу. Я вам заявляю, что эти ведомости все целы и вы не найдете отсутствующим ничего из того, что было у Папы Климента. Один только перстень Папа Климент подарил некоему Чезаре Искатинаро во время осады замка с просьбой не осквернять церковь. Стоил тот перстень 4 тысячи скудо. И это вы найдете записанным в ведомости. И когда вы все это прочтете, вам станет стыдно, что собираетесь лишить жизни человека, который совершил столько славных дел для апостолического престола. Знайте, что я в то утро бросился к пушкам и воодушевил одного моего приятеля, и мы с ним вдвоем побили столько солдат, что они не пошли на штурм замка. Это я выстрелил из аркебузы в Искатинаро, потому что видел, как он говорит с Папой Климентом без всякого почтения. Это я ранил принца Оранского выстрелом в голову здесь, под сводами замка. Затем я сделал для святой церкви множество украшений из серебра, золота и драгоценных камней, а еще прекрасные медали и монеты.
   И вот награда за труды и преданность! Теперь можете передать Папе Павлу, что я от церкви никогда ничего не получал, кроме некоих ран и ушибов в те самые времена разгрома. Еще скажите, что я ни на что не рассчитывал, кроме как на небольшую награду от Папы, которую он мне обещал. Теперь я вижу насквозь и его святейшество, и вас, его верных слуг.
   (Судьи ошеломленно слушают Бенвенуто, потом переглядываются, встают и молча уходят. К Бенвенуто подходит стражник и уводит его)
  
   (Папский дворец. Папа, приближенные, судьи)
   Казначей: Ваше преосвященство, по вашему приказанию были проверены все списки драгоценных камней. К сожалению, все, что говорил этот мерзавец Челлини, все соответствует истине.
   Губернатор: В доме Челлини, ваше преосвященство, сделали обыск. Его ученик передал мне отделанное золотом и камнями евангелие (протягивает Папе).
   Папа: Прекрасно. Я пошлю своего племянника с этим подарком императору, пусть передаст на словах, что Бенвенуто болен и не смог поехать.
   Губернатор: А что делать с Бенвенуто? Не пора ли его освободить?
   Папа: Бенвенуто скоро будет освобожден...Я сам о нем позабочусь.
   Кардинал: Ваше преосвященство, искусство Бенвенуто так полюбилось императору, что он прислал письмо с просьбой направить к нему ювелира.
   Папа: Напишите его величеству, что Бенвенуто - человек неспокойный, вспыльчивый, что сейчас он сидит в тюрьме за убийства и прочее. Но это после возвращения моего племянника. Вам понятно...
   (кардинал кивает).Позовите ко мне кастеллана замка Святого Ангела. Все могут быть свободны (бормочет). Нет, дорогой Бенвенуто, ты еще не испил свою чашу страданий. Я бы мог прихлопнуть тебя, как муху, но ты меня больно ужалил, и я прежде оторву тебе ножки и крылышки, а уж потом...
   (появляется слуга)
   Слуга: Прибывший мессер кастеллан просит разрешения войти.
   Папа: Пусть войдет. (входит кастеллан и целует руку у Папы) Мессер Уголини, слышал я, что заключенный Бенвенуто пользуется в замке Святого Ангела прямо-таки неограниченной свободой.
   Кастеллан: Ваше преосвященство, все говорят, что Бенвенуто ни в чем не виновен. Он дал мне слово не покидать пределов замка и ни разу не нарушил обещание, и я считал...
   Папа(перебивает): Ваши рассуждения меня не интересуют. Если человек находится в заключении, он должен сидеть взаперти, осознать свои прегрешения и молить Господа нашего о снисхождении. Так что потрудитесь запереть заключенного в верхней комнате и следите за тем, чтобы он не убежал.
   Кастеллан: Будет исполнено, ваше преосвященство.
  
   (Комната в замке. Ночь. Бенвенуто рвет простыни на полосы и сшивает их. Вытаскивает солому из матраса и сжигает в камине, а полосы сворачивает большими петлями и прячет в матрасе)
   Б.Ч.(сам себе): Дурак я дурак! Спокойно мог убежать, да не хотел нарушить слова и прослыть бесчестным. Правильно тот солдат говорил:"Знай, что в тюрьме никто не обязан соблюдать слово, беги от этого разбойника Папы и его ублюдка племянника, которые отымут у тебя жизнь во что бы то ни стало". Не послушал я умного человека. Так, теперь займемся дверью. (Достает клещи и пытается вытащить гвозди, на которых держатся петли. Слышны шаги. Бенвенуто тихо крадется к постели и ложится. Стражник подходит к двери и смотрит в замочную скважину, потом уходит. Бенвенуто снова принимается за дело. Наконец, он тихонько вынимает створку двери, берет намотанные полосы, веревки, сует кинжал за голенище и выходит из камеры. Заходит в отхожее место, вынимает с крыши две черепицы и выскакивает на крышу. Привязывает полосу к выступу)
   Б.Ч.: Господи Боже, помоги моей правоте, потому что она со мной, как ты знаешь, и потому что я сам себе помогаю.
   (Спускается вниз, идет от замка и натыкается еще на одну стену, в отчаянии ищет, как бы на нее взобраться. Обнаруживает лежащее бревно, прислоняет к стене и забирается наверх. Прикрепляет остаток полос к зубцу и спускается в полной темноте. Полоса кончается, ему нужно прыгать...Прыгает. Звук падения. Короткий стон. Темнота. Светает. Бенвенуто приходит в сознание. Трогает затылок рукой. Она в крови. Ощупывает тело. Чувствует, что сломал ногу. Кинжалом распарывает рубашку и бинтует ногу, потом на четвереньках ползет к воротам, подползает под ними. Ковыляет на четвереньках дальше. На него кидаются бездомные собаки, он отбивается от них кинжалом, ранит одну из них. Остальные в страхе убегают. На четвереньках идет к дороге. По дороге едет водонос. Бенвенуто подзывает его).
   Б.Ч.: Эй, послушай. Я тут по любовному делу прыгнул из окна и сломал ногу. Отнеси меня быстренько на лестницу Святого Петра, я тебе заплачу. (Водонос относит его туда) . А теперь бери деньги и скорее уезжай.
   (Водонос уезжает. Бенвенуто ползет мимо дворца, где живет кардинал Коронаро. Слуга видит его, узнает , бежит к кардиналу, будит его)
   Слуга: Ваше преосвященство, там внизу ваш Бенвенуто, который бежал из замка, идет на четвереньках, весь в крови. Насколько видно, сломал ногу. Неизвестно, куда он ползет.
   Кардинал: Беги с кем-нибудь, принеси его ко мне в комнату. (вносят Бенвенуто). Бенвенуто, я все знаю, ни о чем не беспокойся. (Слуге): Беги за маэстро Якопо, проси побыстрее прийти ко мне. Позови-ка Никколо и Джинно (появляются двое слуг): Несите Бенвенуто в мою потайную комнату. Осторожнее. Джинно, принеси постель для больного, а ты, Никколо, быстро приготовь воду, чтобы промыть раны, и все, что нужно для врача. (Слуги готовят комнату)
   (Входит врач)
   Кардинал: Мессер Перуджа, вы нам известны как лучший римский хирург. Помогите моему бедному другу встать на ноги. Можете рассчитывать на мою благодарность (Наклоняется к Бенвенуто, шепчет ему на ухо): Ни о чем не беспокойся. Я с утра пойду выпрашивать для тебя милость у Папы.
   Б.Ч.: Напрасно все это.
   Кардинал: Все равно скрыть тебя не удастся. Слуги тебя видели. Уповаю на милость его преосвященства.
   Б.Ч.: А я - только на милость Божью.
  
   (Кардинал выходит на улицу и спешит во дворец. Во дворце он встречает своего друга, которому рассказывает, что Бенвенуто находится у него. Они решают идти умолять Папу о помиловании. Входят в приемную Папы)
   Папа(быстро взглянув на вошедших): Я знаю все, что вы от меня хотите.
   Друг: Ваше преосвященство, мы просим помиловать этого бедного человека, который знаменит не только своими дарованиями, но и необыкновенной храбростью и изобретательностью. Мы не знаем, за какие грехи ваше святейшество держали его столько времени в тюрьме, поэтому если его грехи непомерно велики, то да исполнится ваша воля в великом и малом; но если грехи не столь велики, что могут быть отпущены, то мы - я и кардинал Коронаро просим, чтобы вы нам оказали эту милость.
   Папа (в смущении): Мы держали Бенвенуто в тюрьме по ходатайству своих приближенных, потому что он немного излишне смел. Мы признаем его дарования и хотим его оставить при себе, и не хотим, чтобы он уехал на службу к императору. Мы сожалеем об его великой беде. Скажите ему, чтобы он старался поправиться, а за причиненные ему страдания мы его вознаградим. (Пришедшие кланяются, благодарят и уходят). Мы его обязательно вознаградим (Зловеще улыбается)
   (Появляется слуга)
   Слуга: Мессер кастеллан замка Святого Ангела просит принять его по срочному делу.
   Папа: Пусть войдет. (Кастеллан, не доходя до Папы, падает на колени и ползет к Папе, целует руку) Ну что, мессер Уголино, упустили птичку?
   Кастеллан: Ваше преосвященство, это не человек, а дьявол. Весь Рим ходил смотреть на полосы, которые свисали с крыши замка и обозначали путь беглеца. Верните его ко мне в тюрьму и, клянусь жизнью, он оттуда не выйдет. Как я мог ему поверить, когда он давал слово, что не убежит!
   Папа(улыбается): Идите, идите. Я вам его верну во что бы то ни стало.
   Кастеллан: Ваше святейшество, надо послать к Бенвенуто губернатора, чтобы тот узнал, кто помог ему бежать, потому что если это кто-то из моих людей, я его повешу на том зубце, с которого спустился Бенвенуто.
   Папа: Хорошо. Пусть будет по-вашему. (Кастеллан целует руку Папе и уходит. Папа остается один) Червячок слез с крючка. Ничего, мы тебя снова нанижем. Да-а...Когда-то и я бежал из этой тюрьмы. Но я-то знал, за что сижу. Я ворочал большими делами. Подделывал Папские бумаги. Вот это был размах!.. который чуть не стоил мне головы. А этот безвинно заключенный упрямый дурачок (Папа брезгливо улыбается)...
  
   (Потайная комната кардинала Коронаро. Кардинал, Бенвенуто, слуга. Стук в дверь. Появляется Барджелл со стражей и папской челядью)
   Б.Ч.(в отчаянии): Все. Я погиб.
   Барджелл: Такова твоя несчастная доля, Бенвенуто, что Папа не может тебя забыть.(Страже): Привяжите его к стулу и так понесем (Привязывают Бенвенуто к стулу, накидывают сверху покрывало).
   Б.Ч.: Не проще ли меня здесь приколоть?
   Барджелл: Такого приказа не было. Пошли.
   (Приносят Бенвенуто в ту же комнату в замке Святого Ангела, откуда он бежал. Появляется кастеллан. Он болен, на лице капли пота, он опирается на плечо своего слуги)
   Кастеллан(с волнением и злостью): Ну вот, дорогой гость, ты снова здесь, и пока я жив, ты будешь моим пленником.
   Б.Ч.(насмешливо): И долго ты собираешься прожить?
   Кастеллан (кричит): Долго! Намного дольше тебя, беглец-хитрец. Что? Не удалось убежать?!
   Б.Ч.: Я убежал. И если б не был продан под папским словом, никто бы меня не смог поймать. Раз тебе подан дурной пример отцами церкви, то и ты постарайся от них не отстать. А мне теперь все безразлично на свете...
   Кастеллан: Господи, покарай упрямца. Ты видишь, что я заболел и еле держусь на ногах. Ему безразлично жить или умереть и он еще смелее, чем когда был здоров! (Страже): Поместите его в подземную камеру и никогда больше не говорите мне про него. Если я когда-нибудь умру, то из-за него.
  
   (Бенвенуто несут в подземелье. Камера, где стоит вода, полутемно, небольшое забранное решеткой окошечко под потолком. Бросают на пол подстилку и уходят, заперев несколько дверей. Весь день ему не приносят ни еды ни питья. Только ночью открывается дверь, приносят еду и библию. В темноте, сырости Бенвенуто проводит много-много дней. Сначала он хочет покончить жизнь самоубийством, но под рукой ничего нет. Он сидит в забытьи. Ему кажется, что в камеру пришел прекрасный юноша, который сказал:"Знаешь ли ты, кто тот, кто ссудил тебя этим телом, которое ты хотел разрушить раньше времени? - Бенвенуто отвечает, что все от Бога. И юноша говорит:" Так, значит, ты пренебрегаешь Его замыслом, если хочешь разрушить тело. Представь Ему руководить тобою и не теряй упования на Его могущество". Бенвенуто приходит в себя. На четвереньках подползает к кусочкам кирпича и растирает их в кашицу, отламывает зубами от двери щепку и пишет на библии:
   Мой дух, поникший в горе,
   Увы, жестокий, ты устал от жизни!
   Когда ты с небом в споре,
   Кто мне поможет? Как вернусь к отчизне?
   Дай, дай мне удалиться к лучшей жизни.-
   - Помедли, ради Бога,
   Затем, что небо к счастью
   Готовит нас, какого ты не знал.
   - Я подожду немного,
   Лишь бы Творец своей всевышней властью
   Меня от горшей оградил печали.
   Бенвенуто разыскивает кусочек угля и на стене рисует образ Христа. Входит кастеллан со стражей, чтобы бросить узника по приказу Папы в глубокий колодец. Бенвенуто молится, не поворачиваясь к ним. Нога его к этому времени срослась. Отросли волосы, почти вывалились зубы)
   Кастеллан: Что же ты, собака, делаешь вид, что не слышишь, что за тобой пришли?
   Б.Ч.(оборачиваясь): Что это, мессер, вы так вооружились, будто вышли на охоту против дракона? (отворачивается). К этому Богу, который возносит меня к тому, что на небесах, я обратил душу мою и мои созерцания, и все мои жизненные силы, а к вам я обернул как раз то, что вам достойно разглядывать, потому что лицо мое вы видеть недостойны. Так что делайте с тем, что ваше, все, что вы можете.
   Кастеллан: Положите оружие. Живо, живо кидайтесь на него и хватайте. Ведь не дьявол же он, чтобы всем нам его бояться. Теперь держите крепко, чтобы он у вас не вырвался.
   Б.Ч.(поднимая глаза к Христу): О, праведный Боже, ты же оплатил на кресте все долги наши, почему же теперь должна оплачивать моя невинность долги тех, кого я не знаю? Но да будет воля Твоя!
   (Стражники, освещая путь факелами, уносят Бенвенуто и помещают его в отвратительную грязную пещеру с отвесными стенами. Проходит несколько дней. В пещеру спускается барджелл со стражей в сопровождении кардинала Коронаро)
   Барджелл: Бенвенуто, вставай, мы тебе принесли добрую весть. (Страже): Помогите ему вылезти. Бенвенуто, ты помилован. Папа отдал тебя кастеллану, и он, будучи смертельно болен, уже отдал приказ о твоей смерти, но вдруг за несколько минут до своего конца передумал и сказал, что знает о твоей невиновности и дарит тебе жизнь и свободу.
   Кардинал: Дорогой Бенвенуто, его величество с нетерпением ждет твоего приезда. Пойдем со мной. Я тебя устрою так, что ты будешь доволен (Уходят). Если б ты знал, чего мне стоило упросить его преосвященство освободить тебя...
  
   (Бенвенуто и мальчик, который записывает его воспоминания)
   Б.Ч.: Да, Господь сотворил чудо, истинное чудо! В то время, как Папа занимался кутежом и, напившись, как свинья, повалился и хотел блевать, кардинал Коронаро снова попросил моей свободы. И Папа, грязно выругавшись в адрес кастеллана, который не убил меня, сказал, чтобы кардинал брал меня сию секунду и чтобы он о Бенвенуто никогда больше не слышал. И добрый кардинал оставил тотчас непристойный пир и бежал ко мне в тюрьму. И я сочинил капитул в честь своего освобождения. А ты перепиши его . Вот его начало:
   Кто хочет знать о всемогущем Боге
   И можно ли сравниться с ним хоть в мале,
   Тот должен, я скажу, побыть в остроге.
   Пусть тяготят его семья, печали
   И немощи телесного недуга.
   Да пусть еще придет из дальней дали,
   А чтоб еще сильней была заслуга,
   Пусть взят безвинно; без конца сиденье,
   И не иметь ни помощи, ни друга.
   Да пусть разграбят все твое именье;
   Жизнь под угрозой; подчинен холую,
   И никакой надежды на спасенье...
  
   (Кардинал, Бенвенуто, который работает над архипастырской печатью)
   Кардинал: Бенвенуто, надеюсь, ты уже пришел окончательно в себя и можешь приступить к очень важной работе. Сделай солонку, которую я хочу подарить королю. Но это должна быть такая солонка, какой нет ни у кого. А времени у нас с тобой очень мало. Через 10 дней мы уезжаем в Париж.
   Б.Ч.: Прошу вашего согласия, ваше преосвященство, взять с собой двух моих учеников, которые уже могут работать, как истинные мастера, и будут мне отличной подмогой. Еще я хочу взять с собой слугу.
   Кардинал: Хорошо, пусть едут. Я распоряжусь, чтобы вам были предоставлены лошади и все, что нужно для перевозки материалов и инструментов.
  
   (Бенвенуто и трое его сопровождающих едут на лошадях. За ними идут два груженых ослика. Подъезжают к Фонтенбло, где расположен королевский двор. Бенвенуто разыскивает кардинала, он тут же велит отвести Бенвенуто жилье и торопит переодеться и идти к королю. Бенвенуто быстро переодевается, вытаскивает вазу, кувшин и идет за кардиналом)
  
   (Король, свита, кардинал, Бенвенуто)
   Кардинал: Ваше величество, позвольте мне вручить небольшой подарок в знак признания ваших высоких дел во славу святой церкви (подает вазу и кувшин королю, король с восхищением рассматривает работу)
   Король: Узнаю руку талантливого мастера. Хотел бы его увидеть.
   Кардинал: Он здесь, ваше величество. Подойди, Бенвенуто.
   (Бенвенуто подходит, становится на колени, целует колено королю, король поднимает его)
   Б.Ч.: Ваше величество. Благодарность моя бесконечна за то, что вы спасли меня из темницы. Подобные деяния записываются в книги Божьи прежде всех других, какие могут быть сотворены на свете, так как ваше величество освобождает людей пригодных к работе и безвинных, как я. (король с благосклонным вниманием слушает)
   Король(взяв в руки вазу и кувшин): Мне помнится, что я видел все лучшие произведения, созданные мастерами Италии, но никогда не видел ничего, что бы меня больше восхищало. Бенвенуто, повеселись несколько дней, а мы тем временем подумаем, как создать вам удобства для создания прекрасных произведений.
  
   (Огромный королевский поезд медленно, как черепаха, движется и в хвосте его плетутся Бенвенуто и его спутники. Бенвенуто мучается праздностью, находит кардинала и просит, чтобы он договорился с королем, чтобы тот отпустил его работать. Кардинал советует ждать и время от времени показываться на глаза королю, чтобы он вспомнил о своих обещаниях. Однажды во время обеда король замечает Бенвенуто и велит его подозвать)
   Король: Бенвенуто, мы намерены исполнить много больших работ и скоро дадим распоряжение, чтобы тебе предоставили дом и все, что нужно для работы.
   Кардинал (по-французски): Ваше величество, этот Бенвенуто испытывает великое желание начать работать. Грех заставлять подобного художника терять время.
   Король: Святой отец, оговорите с Бенвенуто все, что ему нужно и какое ему положить жалованье.
   ( Кардинал и Бенвенуто отходят к толпе придворных)
   Кардинал : Бенвенуто, мне кажется, что тебе достаточно будет трехсот дукатов в год, а об остальном я позабочусь.
   Б.Ч. (вспыхивая): Я до самого конца жизни буду благодарен Богу и вашему преосвященству за освобождение из темницы, но если бы я знал, что вы так низко меня цените, то лучше бы мне оставаться в Италии.
   Кардинал (сердится): Ну, так ступай, куда хочешь, потому что насильно никому добра не сделаешь.
   (Бенвенуто резко отворачивается и отходит)
   1-й придворный: Этот итальянец мнит о себе невесть что, раз отказывается от трехсот дукатов дохода.
   2-й придворный: Э, нет! Король никогда не найдет ему равного, а кардинал хочет торговать им, словно это вязанка дров.
   ( Кардинал вновь подходит к королю и говорит о жалованье Бенвенуто, отходит к толпе придворных и подзывает Бенвенуто)
   Кардинал: Наш христианнейший король сам от себя назначил вам такое жалованье, какое его величество давал Леонардо да Винчи, живописцу, то есть 700 скудо в год. Кроме того, вам будут оплачены все работы, которые вы их величеству сделаете. Кроме того, ради вашего приезда вам дают 500 золотых скудо.
   Б.Ч. (громко): Вот это предложения достойные великого короля!
   Кардинал: Подойдите к его величеству.
   Король: Бенвенуто, мы решили дать тебе большой заказ. Сделай мне модели 12 серебряных статуй, которые будут служить светильниками вокруг нашего стола. Это должны быть фигуры 6 богинь и 6 богов человеческого роста (поворачивается к казначею): Немедленно выплатите ему награду в 500 скудо. А ты, Бенвенуто, поезжай в Париж и подыщи помещение, подходящее для такой работы.
   Б.Ч.: Благодарю ваше величество за заботу обо мне и знайте, что я превзойду самого себя, чтобы доставить вашему величеству радость и удовольствие (откланивается и уходит).
  
   (Королевский дворец в Париже. Король и придворные, кардинал. Бенвенуто показывает королю модели из воска: Юпитер, Юнона, Аполлон, Вулкан. Король их осматривает)
   Король: Вот, начни с Юпитера. Ты выбрал помещение для работы?
   Б.Ч.: Выбрал, ваше величество. Но мне угрожают смертью, если я его займу. Это замок Маленький Нель.
   Король: Кто смеет угрожать тебе?
   Б.Ч.: Разные, ваше величество, вельможи и слуги.
   Король: А ты их боишься? Ты кто такой и как тебя зовут? (Бенвенуто растерянно молчит) Еще раз спрашиваем: кто ты такой и как твое имя?
   Б.Ч.: Меня зовут Бенвенуто Челлини.
   Король: Если ты действительно тот самый Бенвенуто, о котором я слышал, то поступай по своему обычаю, а мы тебе даем на то полную волю.
   Б.Ч.: С меня достаточно сохранить благоволение вашего величества.
   Король: К той вазе и кувшину прекрасной работы нам хотелось бы иметь и золотую солонку. Мог бы ты сделать рисунок, только поскорее?
   Б.Ч.: Ваше величество, на счастье у меня с собой есть рисунок прекрасной солонки, которую я собирался начать еще в Риме (вытаскивает из сумки рисунок). Вот он. А вот и модель солонки.
   Король (рассматривает): Превосходно. Лучшего я нигде не видел.
   1-й из свиты: Государь, это огромнейшая работа, и поэтому есть опасения, что она никогда не будет закончена. У художников всегда имеются великие замыслы, они дают им начало, не помышляя, когда им будет конец. Поэтому желательно было бы знать, когда ваше величество ее получит.
   Король: Если точно доискиваться конца работ, то не хватит смелости их начать.
   Б.Ч.: Вот те государи, которые придают духу своим слугам, и все великие предприятия облегчаются. И раз Бог даровал мне такого удивительного покровителя, я надеюсь закончить много великих и удивительных работ.
   Король: И я этому верю. Сколько золота требуется для солонки?
   Б.Ч.: Не меньше 1000 скудо.
   Король (казначею): Виконт, выдайте для работы мастеру Бенвенуто тысячу золотых дукатов.
   Казначей (вздохнув): Ну что ж, выдать, так выдать. Иди за мной, Бенвенуто.
   (Выходят из дворца. Спускаются по лестнице. Бенвенуто вытаскивает из сумки маленькую корзиночку, а сумку передает слуге и велит идти домой. Казначей приводит Бенвенуто в свой дом и велит сидеть и ждать в прихожей. Время идет, темнеет. Бенвенуто начинает нервничать. Обращается к слуге казначея, чтобы тот напомнил о нем. Слуга приходит и говорит, что казначей отбирает золото. Снова тянется время. Наступает ночь. Наконец, казначей приглашает Бенвенуто к себе. Бенвенуто входит в комнату. На столе стоят столбиками золотые монеты)
   Казначей: Ну вот тебе требуемое золото.
   Б.Ч.: Пока я буду его проверять, не откажите, ваше сиятельство, послать слугу за моими работниками. Боюсь я ночью идти один с таким богатством.
   Казначей (дергает за звонок, появляется слуга): Сходи на дом к Бенвенуто Челлини и попроси работников прийти сюда (Слуга ухмыляется и выходит). Ну, считай побыстрей и расписывайся. Уже поздно, я спать хочу (зевает).
   Б.Ч.: Ваше сиятельство, прошло уж без малого 8 часов, как я сижу в вашем доме. Так что в этой задержке я не виноват.
   Казначей: А ты дерзкий, Бенвенуто. Смотри, как бы бог или люди тебя не наказали.
   Б.Ч.: Божья милость надо мной, а людей я не боюсь.
   (Входит слуга)
   Слуга (по-французски, казначей переводит): Ваши слуги, мессер Бенвенуто, не могут прийти, но я могу охотно снести эти деньги.
   Б.Ч.: Нет уж, деньги я понесу сам (Заканчивает считать, подписывает договор, ссыпает деньги в корзиночку и идет к выходу. Выйдя из дома, продевает руку через обе ручки корзиночки, так что она оказывается у него подмышкой. Накидывает сверху плащ и идет пустынными улицами. Из дома казначея выскальзывают 4 человека и бегут в обход. Бенвенуто проходит через мост и идет вдоль реки домой. Возле монастыря Августинцев появляются 4 человека со шпагами и теснят Бенвенуто. Он выхватывает шпагу)
   Б.Ч.: У солдата ничего не выгадаешь, кроме плаща и шпаги. (смело отбивается от них, распахивая плащ нарочно, чтобы они видели, что у него ничего нет).
   1-й из нападающих: Должно быть это не тот итальянец. У него и денег не видно.
   2-й: Дерется как настоящий солдат. Наверное это и есть солдат.
   3-й: Бросьте его. Давайте встретим другого.
   (Постепенно отстают, но идут следом за Бенвенуто. Когда до дома остается шагов сто, Бенвенуто бросается бежать и кричит)
   Б.Ч.: К оружию, к оружию! Сюда! Сюда! Меня убивают!
   (Преследователи кидаются к Бенвенуто, но в это время выскакивают слуги Бенвенуто с оружием и преследователи бегут прочь).
   Б.Ч.(тяжело дышит): Эти четверо трусов не сумели захватить у одного человека добычу в 1000 золотых скудо! (Отдуваясь) Что же вы, черти, не пришли за мной?!
   Слуги: Нас никто не звал.
   Б.Ч.: Я так и думал. Ах, разбойники, их сиятельство!
  
   (Мастерская Бенвенуто . Кипит работа. Из алебастра сделаны фигуры Юпитера, Вулкана и Марса. Бенвенуто и его подручные по частям делают торс Юпитера и его голову из серебра. Готовятся формы для отливки бронзы, готовится форма для отливки золотой солонки. Трудятся нанятые ювелиры и их подручные. Там же стоят бюсты из алебастра Юлия Цезаря и королевы. Ярко горит горн, в котором обжигают глиняные модели и формы)
   Слуга (вбегает): Синьор Челлини, сюда идут король со всей свитой.
   Б.Ч.: Очень рад. Иди отвори двери пошире. Всем работать. Пусть его величество увидит, что мы не зря деньги получаем.
   (Медленно и торжественно входят король с госпожой де Тамп и свитой. Бенвенуто кланяется королю и госпоже де Тамп)
   Король (осматривается): Мы попали прямо в царство Вулкана. Ну что ж, Бенвенуто, покажи нам свои успехи.
   Б.Ч.: Вот, ваше величество, почти готовая фигура Юпитера. Вот здесь мастера заканчивают золотую солонку для вашего стола. А вот эту серебряную вазочку я хочу подарить, с вашего позволения, госпоже де Тамп.
   Г-жа: Бенвенуто действительно талантливый мастер, ваше величество. Надо поручить ему работы по украшению дворца в Фонтенбло.
   Король: Это вы верно заметили. Бенвенуто, подумай, как нам украсить дворец и источник. Сделай модель для источника, пока я буду в Сен Жермен де Айа. Успеешь?
   Б.Ч.: Ваше величество, я сделаю все возможное.
   Король (г-же де Тамп по-французски): У меня еще никогда не было человека этого ремесла, который бы мне так нравился и так бы заслуживал награды. Он так много работает и так много тратится на работу, что мы сами должны помнить о нем. Заметьте, мадам, что сколько раз он ни приходил ко мне, никогда он ни о чем не просил. Видно, что сердце его целиком занято работами. Надо сделать для него что-нибудь хорошее поскорее, чтобы нам его не потерять.
   Г-жа: Я вам об этом напомню...
   (Король и свита еще раз осматривают помещение и медленно выходят)
  
   (Бенвенуто лепит с натуры нимфу. Натурщица Катерина, молодая девушка, полулежит на скамье, покрытой ковром, опершись на локоть)
   Катерина (капризно): Я устала так лежать. Ты слышишь, папочка?
   Б.Ч.: Каждый человек должен трудиться. А так как ты ничего другого делать не умеешь, как лежать, то и лежи, пока я не закончу модель. И я не отец твой, а возлюбленный твой.
   Катерина: Ты противный старикашка! (показывает ему язык)
   Б.Ч.: Я еще не настолько стар, чтобы не ценить твое молодое тело. Ты пойми, дурочка, благодаря моей работе твой образ обретет бессмертие. На тебя будут смотреть король и его свита.
   Катерина: Ах, если бы я была возлюбленной короля, как госпожа де Тамп!
   Б.Ч.: Ишь ты! Не так давно я подобрал тебя на улице, где ты бедствовала со своей матерью. Быстро однако приходит вкус к хорошей жизни. Теперь ей короля подавай.
   Катерина: А за что его величество так к тебе благоволит?
   Б.Ч.: Потому что мы с ним безустали трудимся, и каждый в своем деле мастер. Ты думаешь, легко управлять государством? Он работает с утра до вечера, и все у него спрашивают совета что и как делать.
   Катерина: А в сказках король с королевой ничего не делают, только едят и пьют на золоте, и развлекаются.
   Б.Ч.: Дураки, которые никогда не видели правителя вблизи и его тяжелую работу, сочиняют такие сказки. Ну ладно, вставай, одевайся и жди меня к ужину. Я пойду показать модели его величеству.
  
   (Королевский дворец. Зал. Выходит король. Чем-то озабочен. Видит Бенвенуто)
   Король: Бенвенуто, что ты для меня приготовил?
   Б.Ч.: Вот, ваше величество, модель для дворцовой двери в Фонтенбло, а это вот - модель для фонтана.
   Король (оживляясь): Очень красиво, хотя и непонятно, что означают фигуры в вершинах квадрата и в центре. Но я знаю, что ты, Бенвенуто, дал эти аллегории со значением. Не так ли?
   Б.Ч.: Точно так, ваше величество. Фигура посередине - Марс, изображает само ваше величество, потому что вы есть единственный в мире храбрец, и эту храбрость вы применяете справедливо и свято. А остальные фигуры - это словесность, философия, изобразительное искусство и музыка.
   Король(хлопает Бенвенуто по плечу): Mon ami, я не знаю, какое удовольствие больше - удовольствие ли государя, что он нашел человека себе по сердцу, или удовольствие художника, что он нашел государя, который дает ему все удобства для свершения великих художественных замыслов.
   Б.Ч.:Если я тот, о ком говорит его величество, то моя удача гораздо больше.
   Король (смеется): Скажем, что она одинакова.
   (Входит госпожа де Тамп)
   Мадам, взгляните. На ваших глазах происходит рождение шедевра!
   Г-жа (с гневом): Если бы Бенвенуто перед тем, как беспокоить Ваше величество, показал мне свои работы, он дал бы мне повод вспомнить о нем при случае!
   Король: Дорогая, не следует сердиться. Я ничуть не жалею потраченного времени.
   Г-жа: Мессер Челлини может принять к сведению, что при дворе его величества имеется достаточно людей, прекрасно разбирающихся в искусстве и немало мастеров нисколько не хуже маэстро.
   Б.Ч. (в растерянности): Извините, мадам, я вовсе не желал доставить вам неприятности...
   Г-жа: Вы! Мне?! Не забывайтесь, синьор ваятель!
   (Король незаметно показывает Бенвенуто, чтобы он уходил. Бенвенуто кланяется и уходит. Спускается по лестнице)
   Б.Ч.(бормочет сквозь зубы): Проклятая шлюха! Какого дурака я свалял! Теперь она будет мне мстить, я чувствую. Надо бы ее задобрить...Но как? (идет в самом скверном настроении, встречает знакомого мастера Маттио)
   Маттио: Бенвенуто, куда спешишь? Здравствуй, дорогой! Чем так озабочен?
   Б.Ч.: О, Маттио, привет. Дела шли бы прекрасно, если бы проклятые бабы не вмешивались и не портили жизнь. Устал я, Маттио, от интриг и подлостей куда больше, чем от работы.
   Маттио: Послушай, дорогой! А не развлечься ли нам? Я тут в горах знаю одно место - просто райские сады. Возьми вина, повеселимся. Два-три дня - и все печали как рукой снимет. Там я снял домик.
   Б.Ч.(воодушевляется): Ты прав, черт возьми! Надо встряхнуться. Когда же?
   Маттио: Да хоть завтра.
   Б.Ч.: Послезавтра. Мне нужно распорядиться насчет работы. А далеко ли ехать?
   Маттио: Часа три верхом. Подъезжай к моему дому пораньше, чтобы не пекло дорогой.
   Б.Ч.: Договорились. Спасибо, Маттио.
   (Бенвенуто входит в дом, проходит по мастерским. Смотрит все ли в порядке)
   Асканио, Паголо: Добрый вечер, хозяин.
   Б.Ч.: Слава Христу, добрый. Ребята, я решил устроить себе и вам небольшой отдых. Нас приглашают прогуляться и попировать в одном хорошем месте денька три.
   Асканио: Спасибо, мессер Бенвенуто.
   Паголо: Хозяин, позвольте дать вам совет.
   Б.Ч.: Что за совет?
   Паголо: Вы хотите уехать, но право, было бы большой ошибкой оставлять дом вот так без присмотра. У вас здесь столько золота, и серебра, и драгоценных камней. Париж - это город воров, а их надо остерегаться и ночью, и днем. Поезжайте спокойно, а я останусь и буду стеречь дом и читать молитвы. В другой раз еще кто-нибудь останется.
   Б.Ч.(подумав): Ты прав, Паголо, спасибо.
  
   (Утро. Бенвенуто и Асканио верхом. С ними лошадь, навьюченная снедью и вином. Из ворот выезжает со слугами Маттио и они, весело болтая, едут по живописной местности. Подъезжают к домику. Расседлывают коней, готовят еду, выносят столы. Пир. Веселье. Бенвенуто выходит из-за стола, прохаживается, любуется местностью. Снова садится за стол, пируют).
   Маттио (захмелев): Я пью за дорогого гостя, моего соотечественника, который прославился великим умением и талантом, который стал известен не только в Риме и Флоренции, но и во Франции, здесь в Париже, которого знает сам его величество король Франции и которого вы все прекрасно знаете! Благодаря его таланту (пьет)... Да, и у которого прекрасный гостеприимный дом в Париже (пьет).
   Б.Ч.: Благодарю, маэстро.
   1-й из гостей (с иронией): ... и у которого, говорят, есть чудесная молодая натурщица, которая годится и для других надобностей.
   (все смеются)
   Маттио: Отчего же, мессер Бенвенуто, вы не взяли ее с собой?
   Б.Ч.: Я бы взял, но с нею мать, старая ведьма, увяжется.
   2-й гость: А нет ли в доме уважаемого гостя молодого и пригожего парня, чтобы тот развлекал усладу сердца?
   Б.Ч.(вспыхнув): Оставим это. Я таких шуток не люблю!
   (Шутка задевает его за живое, но он заканчивает вместе со всеми пир, делает вид, что веселится, но затем незаметно седлает лошадь и едет домой. Постепенно ускоряет бег и к дому подлетает галопом. Врывается в дом и слышит крик старухи-матери: Паголо, Катерина! Хозяин приехал! Бенвенуто распахивает дверь спальни и видит обоих почти раздетыми. Выхватывает шпагу)
   Б.Ч.: Твари бессовестные! Я сейчас вас обоих выпотрошу как лягушек!
   Катерина (падает на колени): Папочка, смилуйся, не убивай, я не виновата, это все он. Он взял меня силой!
   (Паголо стремглав выбегает в дверь, летит по лестнице вниз. Бенвенуто за ним, бьет его наотмаш по спине шпагой . Паголо визжит. Бенвенуто дает ему подножку и Паголо летит кувырком на землю. Бенвенуто подходит и наступает ему ногой на грудь. Держит острие шпаги у горла)
   Б.Ч.: Ах ты, недоносок! Я тебя, дрянь такую, выташил из грязи, платил тебе жалованье, доверил тебе дом и девушку, которую любил. Черт с тобой, свинья, живи! Но чтобы мои глаза никогда тебя больше не видели (плюет на него и уходит).
   (Входит в дом. Катерина и ее мать собирают узлы, мать держит шкатулку с деньгами. Бенвенуто дает оплеуху Катерине и ногой вышибает шкатулку из рук матери)
   Б.Ч.: Вон отсюда! (выталкивает их из комнаты и толчками провожает до самых дверей. С треском захлопывает дверь).
   Старуха: Старый развратный осел. Мы тебе еще покажем! (Катерина подмигивает матери и вытаскивает из-под юбки два кошелька с золотыми монетами). Мы тебя в тюрьму упрячем! (уходят).
   Б.Ч.(один): Боже! За что ты меня все время взыскуешь? Я ли не тружусь, как трудился Ты в дни творения! И что за странный мир, прости меня, Господи, ты устроил? Тот, кто может и хочет работать, должен ползать и пресмыкаться перед болтунами и шлюхами. Они, эти ничтожества, оценивают мою работу! Их похвалы еще хуже их ругани. Господи, неужели прочесть толпе дураков наставления, написанные чужой рукой, так же важно, как изваять Давида!
  
   (Утро. Бенвенуто входит во дворец короля и идет к казначею)
   Б.Ч.: Монсиньор, его величество поручили мне сделать чеканы для монет и приложили рисунки, показывающие намерения его величества. А также я хотел бы получить часть денег для начала работы над фонтаном.
   Казначей(с сарказмом): Мне очень прискорбно сообщить вам, маэстро, неприятные известия, но все распоряжения, которые король сделал ранее относительно вас, - он отменил и велел передать всю работу живописцу Болонье, вашему соотечественнику. Могу лишь добавить, что этой милости вы обязаны госпоже де Тамп.
   Б.Ч.(с горечью): Когда наша превратная судьба берется преследовать человека, у нее никогда не бывает недостатка в новых способах, чтобы досадить ему.
   Казначей: Не желаете ли переговорить с мессером Болонья?
   Б.Ч.: Слишком много чести для этого бездаря.
   Казначей: Известно, что он привез из Италии античные статуи и собирается сделать отливки в бронзе для его величества.
   Б.Ч.: Что ж, посмотрим, чего он достигнет. Мой серебряный Юпитер уже готов, и я его выставлю во дворце Фонтенбло (уходит).
  
   (Дворец Фонтенбло. Галерея. Висят картины Россо, барельефы, стоят бронзовые копии античных произведений на подножиях. Болонья расхаживает между ними. Бенвенуто стоит у своего Юпитера и как бы не замечает своего соперника. За окном темнеет)
   Б.Ч.(про себя): Эта чертова шлюха нарочно не отпускает короля. Скоро совсем стемнеет и ничего не будет видно. Постой-ка! Эй, Асканио! Принеси-ка мне быстренько белый факел, я его укреплю в руке Юпитера (Асканио убегает, приносит факел).
   Асканио (запыхавшись): Король со свитой уже подходят к лестнице.
   Б.Ч.: Отлично. Зажигай факел.
   (Пламя озаряет величественную и грозную фигуру Юпитера. Появляется король с госпожой де Тамп, детьми и свитой. Бенвенуто кланяется королю и делает знак Асканио тихонько двигать скульптуру навстречу королю).
   Король: Это много прекраснее, чем я ожидал. Я, любитель и знаток, не мог себе представить и сотой доли того, что вижу.
   Г-жа: Можно подумать, сир, что у вас нет глаз. Неужели вы не видите, сколько прекрасных фигур из бронзы стоит вон там. И в них, в этих фигурах, состоит подлинная суть искусства скульптуры, а не в этих современных безделицах.
   Король (приблизившись к бронзовым скульптурам): Тот, кто хотел навредить Бенвенуто, неожиданно оказал ему великую услугу, потому что при помощи этих чудесных фигур видишь и понимаешь, что его творение намного прекраснее и удивительнее.
   Г-жа: Если посмотреть на его работу днем, то она покажется в тысячу раз хуже, чем ночью.
   (Бенвенуто готов сорваться)
   Король: Бенвенуто, я тебя лишаю слова. Молчи и ты получишь больше сокровищ, чем пожелаешь (уходя): Воистину мы получили из Италии величайшего человека, полного стольких талантов!
   (Свита и раздраженная госпожа де Тамп уходят вслед за королем. Король спускается с лестницы. Подзывает казначея): Виконт, Мы хотели бы отблагодарить Бенвенуто и как можно скорее. Надо выплатить ему 7 тысяч скудо в три или четыре платежа.
   Казначей: Ваше величество, это непомерно огромная сумма, а у нас в связи с военными приготовлениями столько расходов...
   Король: Война не вечна и с Божьей помощью мы ее вскоре успешно завершим и забудем об ее тяготах. Что же касается Бенвенуто, то я уверен - его творения бессмертны, так же как бессмертны творения древних. И через 500 лет о моем правлении будут помнить по тем прекрасным вещам, которые по моему заказу создал Бенвенуто Челлини.
   Казначей: Ваше величество, есть еще одна веская причина. Если сейчас отдать деньги Бенвенуто, вы его скорее всего лишитесь. Бенвенуто, почувствовав себя богатым, накупит земель в Италии и уедет, как только ему взбредет в голову. Поэтому было лучше подарить ему что-либо в вашем королевстве.
   Король(колеблется): Пожалуй, вы правы... Но все же тысячу скудо - его жалованье и расходы ему надо оплатить как можно скорее.
   (подходит надутая госпожа де Тамп)
   Г-жа: Не понимаю, как можно давать столько воли людям низкого звания, ремесленнику. Неужели ваше величество не видит, как он унизил меня и мои старания в ваших глазах. Я не заслужила от вас такую жестокость (Плачет).
   Король(смущенно): Ну-ну, друг мой, вы расстраиваетесь понапрасну. Конечно, Бенвенуто - человек с характером. Но, может быть, именно этим он и ценен!
   Г-жа (всхлипывая): С характером! Да он просто нахал. Невежда, не имеющий представления, как должно обращаться с людьми, которые неизмеримо выше его. Он меня ненавидит. А спросите его, за что? Ваше величество, если в вашем сердце осталась хоть искра любви ко мне, поставьте этого негодяя на место. Умоляю вас!
   Король: Ну, хорошо, хорошо. Я обещаю сурово с ним поговорить (Уходят).
  
   (Дом Бенвенуто. Он встречает у входа короля с небольшой охраной)
   Король(старается принять суровый вид): Ну, похвались своими трудами, Бенвенуто.
   Б.Ч.: Позвольте, ваше величество, показать почти законченную дверь для вашего дворца в Фонтана Белио. Следуйте за мной вниз, ваше величество.
  
   (Спускаются в нижние комнаты. В одной из них стоит богато украшенная дверь. Король в восторге)
   Король (в сторону) Это чертова курица вынуждает меня выглядеть глупцом. (вслух): Дверь, конечно, хороша. Тут и спорить не о чем. (Напускает на себя суровый и важный вид): Бенвенуто, я, помнится, заказал вам 12 серебряных статуй. А вы? Вы пожелали сделать солонку, вазу, двери и всякие другие вещи. Если вы думаете поступать и впредь таким образом, я покажу вам, что происходит с теми, кто нарушает мои приказы.
   (Придворные с испугом и сочувствием смотрят на Бенвенуто)
   Б.Ч.(опускается на колени и целует колено королю): Ваше священное величество! Все сказанное - истинная правда, но виноват не ваш покорный слуга, недостойный служить такому изумительному государю. (с обидой и гневом): Но только мне казалось, что ваше величество дали мне серебра на одну только статую, а не имея своего, я не смог сделать больше. Что же касается солонки и дверей, то вы сами приказали мне сделать их. Единственно статую Марса я сделал без вашего приказания за счет моего кошелька. Узнав теперь, что Богу не было угодно удостоить меня столь почетной службы, я прошу у вашего величества немного благоволения, чтобы отпустить меня на волю. А я буду вечно благодарить бога и его величество за те счастливые часы, которые я провел у него на службе.
   Король (подымая Бенвенуто с колен): Нет, нет, Бенвенуто. Ты нас неверно понял. Ты и впредь должен нам служить и мы довольны твоими трудами. А эти двери прекрасны, как двери рая.
   Б.Ч. (с упрямством): И все же я прошу увольнения.
   Король(вспыхнув): Молчи! Сию минуту закрой рот, не то горе тебе. (Помолчав) Будем считать, что мы ничего тебе не говорили. Ты волен в выборе работы и мы щедро одарим тебя.
   Б.Ч.: Благодарю Бога и ваше величество за все. Разрешите показать вам исполненную фигуру Марса, ваше величество. (Асканио и другим слугам): Откройте Марса.
   Король (в изумлении): Это неподражаемо! (казначею) Немедленно верните все деньги, которые Бенвенуто истратил на эту работу (смотрит на Марса с восхищением) Прекрасно! Прекрасно! (Обходит вокруг Марса). Ну, пора (вздыхает). До свидания, друг мой
   (уходит со свитой).
   Б.Ч.(с торжеством): Асканио! Ты слышал, как король меня назвал ? Он сказал мне "друг мой"!
  
   (Король, госпожа де Тамп, кардинал и барон Сан-Поло садятся в карету и едут)
   Король: Должен вам сказать, святой отец, что вы не балуете вниманием своего подопечного Бенвенуто. Видите, он хочет уезжать.
   Барон: Ваше величество, отдайте его под мою защиту, и у него не будет причин уезжать.
   Король: Что же это за способ, барон, которым вы собираетесь его удержать?
   Барон(увидев, что госпожа де Тамп дуется): Я бы вздернул его на виселице и таким способом оставил его в королевстве.
   Г-жа (придя в хорошее настроение, громко смеется): Этот нахал вполне заслуживает веревки.
   Король (улыбается): Я согласен, если барон найдет мне искусника равного Бенвенуто.
   Кардинал: Ваше величество, намечаемые вами военные операции не позволят вам в течение длительного срока уделять внимание любимому искусству. Разрешите Бенвенуто хоть ненадолго поехать в Италию. Он вернется к вам, как только на это будет ваше пожелание.
   Король: Хорошо. Только пусть доведет до конца незавершенные работы.
  
   (Холмистая местность. Дорога. Верхом едут Бенвенуто со слугой. Рядом в карете едет граф Галеотто дела Мирандоло. Проезжают через границу Италии)
   Граф: Ну вот, мессер Челлини, вы снова на родине. Стучит ли ваше сердце?
   Б.Ч.: Воздух родины всегда был полезен моему организму.
   Граф(саркастически): Так уж и всегда? Особенно в Римской темнице! Нет, нет, я понимаю вас, маэстро. Скорбные воспоминания делают родину еще дороже. Не так ли?
   Б.Ч. (жестко): Нет. Не так! Мерзавец, творящий несправедливость, никакого отношения к этому не имеет.
   Граф: Ну, ну. Не сердитесь. Мне кажется, что и мерзавцы - а их ужас как много - это тоже часть родины. Есть, конечно, и святые, и просто порядочные люди, но их меньше. Значительно меньше.
   Б.Ч.: Я не согласен с вами, ваше сиятельство. Просто люди слабы и уступают силе.
   Граф: А сила есть зло?!
   Б.Ч.: Сила может быть и доброй.
   Граф: И вы, конечно, знаете пример...
   Б.Ч.: Да, знаю. - Ваш просвещенный монарх.
   Граф: Ну, друг мой, это запрещенный прием...
   (на дороге показывается карета, сопровождаемая кавалькадой. От кавалькады отделяется всадник и скачет к Бенвенуто)
   Всадник: Герцог Пьерлуиджи желает с вами поговорить, мессер Челлини.
   (Бенвенуто бледнеет, он растерян)
   Граф(всаднику): Ступай, сейчас он подъедет. (Всадник отъезжает).
   Б.Ч.: Накликали мы с вами беду, ваше сиятельство.
   Граф: В чем дело?
   Б.Ч.: Так этот герцог - племянник того проклятого Папы, который бросил меня в темницу! И по навету своего сыночка.
   Граф: Успокойтесь, дорогой. В моем присутствии никто не посмеет сделать вам зла. Поезжайте.
   (Бенвенуто поъезжает к карете герцога, слезает с коня)
   Б.Ч.: Ваше сиятельство хотели меня видеть? Хочу вам сказать, что я нахожусь под защитой короля Франции. Граф Галеотто дела Мирандоло тому свидетель!
   Герцог(улыбаясь): Конечно, Бенвенуто, нам известно, что король Франции тебе покровительствует. Но даже если бы этого и не было, ты мог бы чувствовать себя в полной безопасности.
   Б.Ч.: Благодарю вас, ваше сиятельство.
   Герцог: А если бы мы захотели, то ничье покровительство тебя бы не спасло. Ты ведь умный человек, Бенвенуто. Неужели, если я тебя повешу, то король Франции пойдет на меня войной?
   Б.Ч.: Потому я и рассчитываю на вашу милость.
   Герцог: Вот правильный ответ, Бенвенуто!.. Все то зло, какое тебе причинили, - я о нем очень сожелею. Я знал, что твоей вины не было - и ничем не мог помочь. Потому что Папа поверил твоим врагам, будто ты злословил на его счет. Я знаю верно, что этого никогда не было. Я очень жалел тебя. Забудем прошлое. А позвал тебя я, чтобы предложить заказ на работу, которую только ты способен исполнить в совершенстве.
   Б.Ч.: Ваше сиятельство, мне очень лестно получить у вас заказ, но я не закончил работы у его величества. Если ваше сиятельство соблаговолит подождать хотя бы месяца три-четыре, я почту за честь вложить весь свой талант в работу, которую сделаю для вашего сиятельства.
   Герцог (улыбается): Хорошо, я согласен подождать три месяца. Поезжай, Бенвенуто.
   (Бенвенуто кланяется, садится на коня, и отъезжает. Догоняет карету графа, и они постепенно скрываются из вида).
  
   (Бенвенуто и мальчик, записывающий его воспоминания)
   Б.Ч.: Пиши, мой мальчик. Я тебе скажу несколько терцин, которые украсят мое повествование:
   Ко мне с небес, несущий пальму славы,
   Пресветлый ангел снизошел Господень
   И обещал мне долгий век и здравый,
   Так говоря: тот Богу не угоден,
   Кто враг тебе, и будет в битве сгублен,
   Чтоб стал ты счастлив, весел и свободен,
   Отцом небесным и земным излюблен.
   Как я сейчас сказал, так и получилось в жизни. Могущество божие никогда не оставляет безнаказанными какого угодно рода людей, которые чинят неправду и несправедливость невинным. Того герцога вскоре убили его приближенные. Получилось, что они отомстили ему за меня и многих других, что были погублены. Великая сила Божия приходит неожиданно для тех, кто несправедливо обижает других...
   Ну ладно. Не хочу тратить на него понапрасну бумагу. Итак, стоял август 1545 года, когда я поехал засвидетельствовать почтение нашему флорентийскому герцогу, потому что я - гражданин Флоренции, и мои предки были всегда верны дому Медичи, а я больше других любил герцога Козимо.
  
   (Летний дворец Медичи в Подже а Кайанао. Герцог, герцогиня, Бенвенуто)
   Б.Ч.: Теперь ваша светлость из моих слов может судить, сколь велика была моя работа и мала награда за нее.
   Герцог: Дорогой мой Бенвенуто, если бы ты захотел сделать что-нибудь для меня, я заплатил бы совсем иначе, чем король, которого ты так восхваляешь.
   Б.Ч.: Как же мне его не хвалить и не благословлять. Ведь это он освободил меня из темницы и именно он дал возможность сделать те прекрасные работы, о которых я вашему высочеству рассказывал.
   Герцог (морщится и жестом прерывает Бенвенуто): Прекрасно, прекрасно. Но если ты захочешь сделать что-нибудь для меня, то будешь вознагражден больше, лишь бы твои работы мне понравились.
   Б.Ч.: Для вашей светлости я охотно сделаю либо из мрамора, либо из бронзы большую статую на площади перед Палаццо Веккьо.
   Герцог: Решено. Вот тебе мой заказ - фигура Персея с головой Медузы-Горгоны в вытянутой руке. Это должна быть не просто статуя, а символ моей победы над быдлом, именующим себя сторонниками республики.
   Б.Ч.: Светлейший государь, там уже стоят работы великих Донателло и Микельанджело, но поддержка вашей светлости придает мне духу. Единственно, чего я прошу - это необходимых удобств, ибо без них не смогу исполнить столь высокий заказ.
   Герцог: Все, что тебе нужно, напиши в ходатайстве, и у тебя ни в чем не будет нужды.
   Б.Ч.: Прежде всего мне нужен дом, пригодный для работы. Я уже присмотрел таковой. Пусть ваша светлость распорядится о покупке этого дома для меня.
   Герцог: Я распоряжусь. Иди же, Бенвенуто, и как можно скорее приступай к работе.
  
   (Перестройка дома под мастерскую. Бенвенуто в бешенстве бегает по дому и пристройкам, видя, что дело движется чрезвычайно медленно. Подъезжают три тачки с камнем, песком и известью. Бенвенуто выбегает во двор)
   Возчик: Мессер Челлини, примите груз для ваших построек.
   Б.Ч.: А когда вы пришлете остальное?
   Возчик: Это все. Больше приказано не посылать.
   Б.Ч.(подпрыгивает от возмущения): Что? Что ты сказал? Из этого не построишь даже голубятню! Кем приказано? Кому?
   Возчик (спокойно): Приказал его светлость, мажордом. А вот они сами едут.
   (На коне подъезжает мажордом Риччо)
   Риччо(не слезая с коня): Мессер Челлини, по какому праву вы превратили чудесный дом с пристройками в свинарник?
   Б.Ч.(заводясь): Я живу в этом доме и готовлюсь к работе по распоряжению его светлости!
   Риччо: Это ложь.
   Б.Ч.: Ах вот как! Ложь? Позвольте спросить вашу милость, кто вы такой?
   Риччо: Я мажорджом его светлости, Пьер Франческо Риччо и попрошу вас...
   Б.Ч.(прерыает): А я прошу вас, сер Риччо, не задирать нос. Таких как я - единицы во всем мире, и мы достойны беседовать с королями и Папами. А такие, как вы, ходят по десять в каждую дверь. И передайте его светлости, что если дела будут и дальше так продолжаться, я брошу все и уеду во Францию. Ясно?
   (Риччо бледнеет от злости, стегает коня и уезжает)
   Боже, что за страна! Одни лентяи, дураки и жулики. Как они ухитряются добывать себе хлеб насущный!
  
   (Во двор въезжает с сопровождающими граф Галеотто дела Мирандоло)
   Граф: Добрый день, маэстро. Ехал мимо и узнал, что вы разместились здесь со своими работниками.
   Б.Ч.: Добрый день, ваше сиятельство. Это не работники, а ленивые скоты.
   Граф: Я получил письмо из Франции. Король недоволен вашим поспешным отъездом. Его казначей должен прислать вам запрос по истраченным суммам.
   Б.Ч.: Я с удовольствием и подробно все напишу его величеству. На мне нет никакой вины, и я по первому знаку его величества могу прилететь, чтобы дать отчет о себе вместе с собственной жизнью.
   Граф: Какой же теперь замысел вы воплощаете, мессер Челлини?
   Б.Ч.: Я делаю статую Персея для его светлости. Не желаете ли посмотреть, ваше сиятельство, начало работ? (ведет графа в дом) Вот этот портрет его светлости я сделал исключительно, чтобы испытать глину для отливки. Должен сказать вашему сиятельству, что великий Донателло, который отливал свои работы в бронзе, имел превеликую трудность из-за флорентинской глины. И вот я составил глину, которая служит мне отлично. Сейчас я сделал горн. Самое трудное - отлить тело поверженной Медузы. Я не хочу упустить всех предосторожностей, каким я научился, дабы не вышло у меня какой-нибудь ошибки.
   Граф: Ну что ж, друг мой, меня радуют ваши успехи. К сожалению, я должен возвращаться во Францию и не смогу присутствовать на открытии вашего Персея, но верю, что вы явите миру нечто изумительное. Прощайте (Уходит).
   (Бенвенуто смотрит в окно на работников, чертыхается и выбегает к ним во двор)
  
   (Мастерская Бенвенуто. На большом настиле лежит бронзовое тело Медузы. Рядом стоит восковая модель Персея в натуральную величину. В мастерскую входит Герцог с приближенными. Бенвенуто кланяется герцогу и жестом спроваживает своих помощников из комнаты)
   Герцог: Бенвенуто, когда же наконец будет готова работа, о которой я слышу, мне кажется, скоро десять лет. Я уже устал от обещаний.
   Б.Ч.(с обидой): Ваша светлость, я тружусь над этой скульптурой всего третий год, и сделал много других работ за это время. Знает ли ваша светлось, сколько труда и времени у меня ушло на реставрацию мраморного Ганимеда? Мне легче было бы изваять его заново.
   Герцог: Ну хорошо, хорошо. Но скажи мне, когда все же ты намерен окончить работу. Скажи мне честно, Бенвенуто, может быть, ты просто боишься, что она не получится. Вот я гляжу на прекрасную восковую модель Персея и мне не верится, что ты сможешь претворить ее в бронзе.
   Б.Ч.(еще более обиженно): Государь, ваши сомнения от того, что ваша высокая светлость слишком верит тем, кто про меня говорят плохое, или же ваша светлость в этом не разбирается.
   Герцог(вспыхнув): Я считаю, что разбираюсь в этом и разбираюсь отлично.
   Б.Ч.: Да, как государь, но не как художник. Потому что тогда бы ваша светлость поверила, видя прекрасный бронзовый портрет вашей светлости, который я сделал. Взгляните, государь, на Медузу, вот она. Может ли ваша светлость представить, какое это было трудное литье? Ведь я сделал горн по-своему, я сделал два выхода для бронзы, потому что эта трудная и скрюченная фигура другим способом не вышла бы.
   Так поверьте же мне, государь мой, и поддержите меня помощью духовной, в которой я нуждаюсь, иначе я не смогу сделать намеченное хорошо.
   Герцог (едва сдерживаясь): Скажите-ка мне, маэстро, как это возможно, чтобы голова Медузы, которая так высоко торчит в руке Персея, могла выйти?
   Б.Ч.: Вопрос вашей светлости как раз показывает полное незнание нашего искусства литья.
   Герцог(обращаясь к свите): Мне кажется, что Бенвенуто перечит всему, что я говорю, чтобы показаться умным (к Бенвенуто с насмешкой): Я надеюсь, у меня хватит терпения выслушать твой довод, чтобы я ему поверил. Говори же.
   Б.Ч.: Знайте, государь, что естество огня в том, чтобы идти с горячим воздухом кверху и поэтому голова Медузы выйдет отлично. Гораздо более трудностей в том, чтобы заставить огонь идти вниз, ибо правая ступня Персея может не получиться, но мне будет легко ее поправить.
   Герцог: Почему же ты не позаботишься, чтобы все получилось сразу и хорошо?
   Б.Ч.: Потому что для этого нужен огромный горн и литейный рукав толщиной с мою ногу.
   Герцог(смягчаясь): Ну ладно. Когда же конец?
   Б.Ч.: На следующей неделе, если этого захочет Господь и ваша светлость.
   Герцог: Хорошо. Работников ты получишь. Но знай, что есть предел моему терпению.
   Б.Ч.: Благодарю вашу светлость.
   (Герцог и сопровождающие уходят)
  
   (Двор перед мастерской Бенвенуто. Работники роют ямы под литье. Другие тащат сосновые бревна и складывают в кучи. Сам Бенвенуто заканчивает обмазывать восковую модель Персея глиной. Получается глиняный кожух. Затем Бенвенуто с помощниками тщательно обворачивает кожух железными листами и стягивает веревками. Затем с великой осторожностью они выносят модель во двор и на медленном огне прогревают и стапливают воск. Вечереет. Бенвенуто приказывает аккуратно положить дрова вкруг кожуха и обжигать форму. Костер горит всю ночь и день и следующую ночь. Наконец, утром с помощью воротов и веревок форму подвешивают в яме и опускают до пола горна. Осторожно закрепляют кирпичами и обсыпают землей. В землю Бенвенуто вставляет трубочки из обожженой глины).
   Б.Ч.: ( в последний раз проверяет все ли в порядке, кричит работникам): Теперь загружайте горн бронзой и медью. Побыстрей, черт вас побери! (работники загружают горн). Запаливайте!(через несколько минут пламя с гудением начинает прорываться сквозь металл) Горит хорошо. Подкладывайте дрова, чтобы быстрее разжижить металл. Бернардино, иди сюда. Слушай, Бернардино, я уже на ногах не стою. Осталось совсем простое, но самое главное. Металл скоро будет готов. Остальные пусть быстро сделают желоба, потом двумя кочергами бейте по обеим втулкам, и я уверен, что форма наполнится отлично. Ты понял? (Бернардино кивает) Я пойду лягу (уходит, волоча ноги) Боже, я, кажется, скоро умру (подымается в мастерскую) Мона Флоре, я умираю (падает).
   (Вбегает служанка, всплескивает руками и с трудом тащит Бенвенуто в постель)
   Служанка: Вот до чего вы себя изнурили безумными трудами. Вы весь горите, мессер Челлини.
   Б.Ч.: Пить! Скорее дай горячего! Я умираю!
   Служанка (подносит ему горячее вино): Как не стыдно мужчине так терять присутствие духа! Вы еще будете жить много-много лет, мессер Челлини. Усните хоть на часок.
   (Бенвенуто забывается в лихорадочном сне, входит один из работников)
   Служанка: Тише, ты! Топаешь своими ножищами. Дай отдохнуть хозяину.
   Б.Ч.(вздрагивает): Что? Кто это?
   Работник: О, мессер Бенвенуто, ваша работа испорчена и этого уже ничем не поправить.
   Б.Ч. (вскакивает): Что ты сказал, мерзавец? А-а-а-а! (Дает ему оплеуху, начинает лихорадочно одеваться) Мерзавцы! (Сбегается прислуга, Бенвенуто раздает тычки и пинки и полуодетый бежит во двор. (Орет на ходу) Предатели! Завистники! Это - предательство с умыслом. Но я клянусь, что я разберусь в нем. Я с вас, мерзавцев, шкуру спущу! А ну идите все сюда. Делайте, как я говорю. Если кто откажется, я убью на месте, как собаку.
   1-й из работников: Смотрите, мессер, вы хотите исполнить предприятие, которого никак не позволяет искусство, и которого нельзя исполнить никоим...
   Б.Ч.: Заткнись, старый осел, и не зли меня!
   2-й из работников: Приказывайте, мессер Челлини, и мы сделаем все, что можно выдержать!
   Б.Ч.(подходит к горну): Ослы! Вы что, не видите, что металл сгустился? У вас тесто, тесто в горне! (Подручным): Бегом в дом за сухим дубом (подручные убегают и приносят по охапке дров) Наполняйте зольник! Еще дрова, живо! (Подручные убегают снова) Ну, слава Богу, начало разжижаться. Подкладывайте дрова! Кидайте олово! Мешайте быстрей!
   (Раздается грохот, вспышка)
   3-й из работников: Мессер Челлини, горн треснул! Бронза выливается.
   Б.Ч.: Ах, дьявол! Живей открывай отверстия! Выбивай втулки! Черт, медленно льется. Живей сюда все олово, что есть в доме!
   (В горн летят оловянные блюдца, чаши и тарелки. Бронза становится совсем жидкой и легко течет, заполняя форму. Бенвенуто становится на колени и крестится)
   О Боже, ты, который твоим безмерным могуществом воскрес из мертвых и во славе взошел на небеса, ты не оставил меня. Благодарю тебя, Господи! (встает) И лихорадка моя прошла! Эй, скажите, чтобы принесли еды и вина для всех!
   (Служанки приносят еду и вино)
   Служанка: Неужели передо мной тот самый человек, который два часа назад чувствовал, что умирает?
   1-й работник (4-му вполголоса): Не смогли мы исполнить поручение мажордома. Что мы ему скажем?
   4-й: Что тут поделаешь, если этот человек - сущий дьявол и творит невозможное...
   Б.Ч.: Так, сейчас всем отдыхать. Никому к литью не подходить. Если я кого увижу поблизости, клянусь престолом господним, я застрелю в тот же миг из аркебузы. Через два дня я буду открывать статую. Все свободны.
  
   (Через два дня, утром Бенвенуто открывает постепенно Персея. Рядом толпятся слуги и работники)
   Б.Ч.: Ну как, хорош? Все получилось, как я говорил. А говорил я, что голова Медузы получится отлично, но ступня правой ноги не может получиться вполне. Так оно и вышло. Теперь порадуем его светлость. Мона Флоре, готовьте мне парадное платье. Через час я отправлюсь к герцогу.
   (В хорошем настроении, напевая, направляется в дом. Слуги и работники расходятся. Бенвенуто, парадно одетый, входит во дворец Медичи. Входит в скарбницу, смотрит, как работают ювелиры. Входит герцогиня. Бенвенуто низко кланяется).
   Б.Ч.: Ваша светлость, у меня сегодня счастливый день. Я закончил громадное дело...
   Герцогиня(озабоченно): Бенвенуто, я знаю, вы мне друг и хорошо разбираетесь в драгоценностях. Взгляните на эту нить жемчуга. Нравится ли вам она (протягивает ожерелье)?
   Б.Ч.: По-моему, это вещь очень красивая (колеблется).
   Герцогиня: Я хочу, чтобы герцог мне ее купил. Так что, мой Бенвенуто, расхвали ее герцогу, как только сможешь.
   Б.Ч.: Государыня, выслушайте меня и только не сердитесь. Я думал, что эта нить принадлежит вашей высокой светлости и не хотел говорить огорчающие слова. Теперь же пусть ваша светлость знает, что я вижу в этих жемчужинах премного недостатков, из-за которых я никогда бы не посоветовал их покупать.
   Герцогиня: Торговец мне отдает эту нить за 10 тысяч скудо. А без недостатков она, наверное, стоила бы все 12 тысяч.
   Б.Ч.: (покачивая головой) Государыня, жемчуг стареет, потому что это не драгоценные камни, как сапфир или изумруд, а всего лишь рыбья кость...
   Герцогиня(капризно): А я хочу эти жемчуга и хочу, чтобы ты расхвалил их герцогу. Слышишь?
   (Бенвенуто кивает головой и, взяв жемчуг, идет к герцогу. Входит в приемную. Слуга докладывает о нем. Он входит в кабинет герцога. Герцогиня следует за ним и останавливается перед дверью кабинета)
   Герцог(приветливо): А, Бенвенуто, какие вести ты принес?
   Б.Ч.(озабоченно): Государь, я сегодня, наконец, закончил громадное дело...
   Герцог: Что у тебя в руках?
   Б.Ч.(громко, чтобы слышала герцогиня): Государь, я пришел показать вам прекраснейшую жемчужную нить, редкостнейшую и поистине достойную вашей высокой светлости, из 80 жемчужин. Я не думаю, чтобы когда-либо было так удачно подобрано и которые имели бы лучший вид в одной нити.
   Герцог: Я не хочу их покупать, потому что это вовсе не такие жемчуга, как ты их расхваливаешь, и они мне не нравятся.
   (Герцогиня внимательно слушает разговор за дверью)
   Б.Ч.(кисло): Простите меня, государь, но эти жемчуга превосходят бесконечной красотой все жемчуга, которые были когда-либо нанизаны на нить.
   Герцог: Я знаю, что ты отлично разбираешься в этом. Поэтому, если ты честный человек, каким я всегда тебя представлял, поклянись, что говоришь истинную правду.
   Б.Ч.(чуть не плача): Государь, если я скажу правду вашей светлости, то герцогиня станет мне смертельным врагом, и я вынужден буду уехать и не смогу окончить моего Персея. А ведь он почти готов.
   Герцог: Если ты мне доверяешь, то ни о чем не беспокойся.
   Б.Ч.: Увы, государь, как это может быть, чтобы герцогиня про это не узнала?
   Герцог(поднимая руку): Считай, что ты похоронил свои слова в алмазном ларчике. Говори!
   Б.Ч.: Что говорить - вы сами видите, что жемчужины плохие.
   (входит герцогиня)
   Герцогиня: Ваша светлость, я хочу получить эту чудесную нитку жемчуга, тем более, что Бенвенуто ее хвалит.
   Герцог: Я не хочу ее покупать.
   Герцогиня: Почему мой супруг не хочет доставить мне удовольствие?
   Герцог: Потому что мне не нравится выбрасывать деньги.
   Герцогиня: О, как же это "выбрасывать", когда Бенвенуто, которому вы заслуженно так доверяете, сказал, что на покупке можно выгадать больше двух тысяч скудо?
   Герцог: Государыня, мой Бенвенуто сказал мне, что эта нитка слова доброго не стоит.
   (Герцогиня с ненавистью глядит на Бенвенуто и, ни слова не говоря, уходит)
   Б.Ч.: Пропала моя бедная голова.
   Герцог: Иди с богом, Бенвенуто, и не бойся ничего. Скажи мне только, когда же срок окончания работ над Персеем.
   Б.Ч.(устало): С божьей помощью я два дня назад отлил статую. Теперь очередь за полировкой, позолотой, потом покрывать лаком буду...
   Герцог: Ступай работать. Скоро я тебя навещу.
   (Бенвенуто низко кланяется и выходит)
   (Площадь Синьории. На площади множество народа. Все рассматривают статую Персея. Герцог стоит у окна во дворце и слушает отзывы флорентинцев)
   1-й: Великолепно. Какая красота и молодость!
   2-й: Голова Медузы совсем не страшная. С такой и я сразился бы.
   3-я: Какой красавец! Глазки опустил...
   1-й: Это не уступит лучшим работам Великой школы.
   4-й: Смотрите, сколько записочек приколото к окнам. Наверное, и сонеты сочинили. Помните, когда Буонаротти выставил своего Давида, сколько было сочинено прекрасных сонетов?
   2-й: Этой статуе до Давида, как лягушке до вола.
   4-й: Да, отдельные недостатки, конечно, видны...
   1-й: Есть люди, которые во всем хорошем должны увидеть плохое.
   2-й: Вон идет маэстро Пацци. Уж он-то знаток искусства. Что он скажет?
   (Подходит Альфонсо де Пацци)
   5-й: Это лучшая статуя Флоренции!
   Пацци(молча рассматривает, улыбается). Все превосходно, особенно пьедестал. Я бы на месте Челлини снял бы Персея и выставил один пьедестал.
   5-й: Еще один "ценитель". Чем вам Персей не по душе?
   Пацци: Взгляните - на ногах юной девушки - торс старика...
   1-й и 5-й: Ничего подобного мы не видим.
   Пацци: Значит, вам не дано.
   2-й: Да, вид у Персея, как у осенней мухи. Вот-вот уснет.
   1-й: Так ведь он только что окончил бой с Медузой. Он устал. Это любому ослу должно быть ясно.
   6-й: Правильно. В скульптуре Челлини - все правда - и красота тела, и усталость после боя.
   (Пацци презрительно пожимает плечами и уходит)
  
   (Комната. Герцог у окна. Входит слуга)
   Герцог: Сфорца, разыщи Бенвенуто и скажи ему, что я долго слушал отзывы флорентинцев о его работе и получил гораздо более удовольствия, чем даже ожидал. Скажи ему от моего имени, что я его отблагодарю со всей щедростью (Сфорца уходит).
  
   (Дворец Медичи. Входит Бенвенуто. Секретарь герцога подзывает его в холле)
   Секретарь: Мессер Челлини, я имею честь от имени герцога сказать вам несколько слов. Прошу вас в мой кабинет.(входят в кабинет). Их светлость хотели бы узнать у тебя, что ты просишь за своего Персея.
   Б.Ч.(опешив): Я никогда не стану спрашивать цену за мои труды, и это совсем не то, что обещал мне герцог через Сфорца.
   Секретарь(повышая голос): А я тебе строго приказываю от имени герцога сказать свою цену, не то пеняй на себя!
   Б.Ч.(приходя в ярость):Если бы государь дал даже десять тысяч скудо, все равно работа стоит намного дороже! И если бы я мог знать, что дойду до этих торгов, то ни за что бы не связался!
   (открывается дверь, появляется герцог)
   Герцог: Что за крик, который слышен на лестнице?
   Секретарь: Ваша светлость, этот высокомерный человек требует 10 тысяч золотых скудо!
   Герцог(с холодной иронией): Вот как! Не менее 10 тысяч? Города и большие дворцы строятся на десять тысяч дукатов!
   Б.Ч.(с холодным бешенством): А также покупаются ожерелья из низкосортного жемчуга! Прошу прощения у вашей светлости, но я слышал, что герцогиня получила-таки желаемую нить за десять тысяч скудо!..
   Герцог(вне себя): Вон отсюда!
   Б.Ч.: (низко кланяясь): Благодарю вашу светлость.
   (демонстративно одевает шляпу и уходит)
   Герцог: Упрямая скотина...А что сказал его враг Болонья? Во что он оценил работу этого мерзавца?
   Секретарь: Неудобно даже называть эту цену...14 тысяч дукатов...
   Герцог: Эти ослы мнят о себе невесть что. Если я буду платить каждому по 14 тысяч, то скоро пойду с сумой. Вот что. Назначаю выплатить Челлини 2,5 тысячи скудо. И не сразу, а в рассрочку. Пусть походит за деньгами!
  
   (Старик и мальчик сидят в мастерской. Вечереет. Служанка приносит свечи)
   Б.Ч.: Много еще работ я сделал у герцога и много обид претерпел. Об этом можно написать еще три книги, да потолще этой. Бог не дал мне сыночка. Был один, да умер в двухлетнем возрасте. И я часто говорю Персею, словно своему ребенку, когда иду мимо него по площади. Говорю ему:"Здравствуй, сынок, как поживаешь?"... Ты вот что запиши, Микеле. Герцог мне заказал Персея, как символ победы над республикой, которую он назвал быдлом. Но я вложил другой смысл в Персея, и ты напиши это и подчеркни. Я хотел показать, что молодость и храбрость побеждают зло, которое кажется всесильным. А республика - это не быдло! Наоборот. Люди превращаются в скотов, когда теряют свободу и толпятся вокруг властителя, потворствуя его слабостям и выклянчивая подачки.
  
  
   КОНЕЦ
  
  
  
  
   29
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) Катерина "Последней умирает ненависть"(Антиутопия) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"