Шметцер, Джейсон: другие произведения.

Целесообразность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эскалация. Ножи - ствол. Пулемет - танк. Боевой мех - клевета СМИ. Что может это остановить? Силы обороны Чагоса узнают это на личном опыте.


BattleCorps

ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ

Джейсон Шметцер

Часть первая

   Табор, Чагос
   Лига Свободных Миров
   3 сентября 3068 года
   Последний кусок вишневого пирога безвозвратно упал на пол, стоило кому-то врезаться в локоть Гарри Радера. Белая фарфоровая тарелочка разлетелась на полдесятка иззубренных частей, покрытых бело-красной мешаниной из крема и вишенок. Прорычав ругательство, Гарри принялся подыматься с табурета, разворачиваясь. Врезавшийся в него парень, малец, если честно, стоял вполоборота, и смотря через плечо.
   - Послушай-ка, сынок... - начал Гарри.
   - Они идут сюда... - прошептал мальчишка
   - Это был последний кусок сегодняшнего пирога, понял? - Гарри демонстративно поиграл плечами, зная, что все присутствующие, в пределах слышимости, услышат, как хрустят его связки. Обычно, людей это пугало. И после шестнадцати часов за баранкой, Гарри Радер был твердо настроен преподать мальцу урок внимания.
   - Они идут прямо по пятам... - сказал малец. Потянувшись, Гарри ухватил его за руку, над локтем. Мальца трясло, он был весь в поту, и рука его на ощупь была ледяной.
   Нахмурившись, Гарри его отпустил. - Парень, что с тобой?
   - Балахонники... - выдавил тот, по-прежнему не отводя глаз от больших распашных окон. - ...они идут сюда. - Голос его дрожал тоже. Он явно был в шоке, осознал Гарри.
   - Ладно, забудь про пирог...
   - Черт! Я же сказал, они идут сюда! - наконец закричал подросток, и, повернувшись, ударил, тыльной стороной кисти по груди Гарри. Удар бессильно шлепнул плотную шоферскую куртку.
   - Отстань, ты!
   Скривившись, Гарри опустил руки на его плечи, - Да что за...
   - А это не о прошлой неделе ли речь? - осведомился Викрам. Сикх стоял за стойкой, вытирая руки об покрытый пятнами белый передник, в перекошенном тюрбане, из-под которого выбивались черные кудри, застя лоб.
   - А что там было на прошлой неделе? - изумился Гарри.
   - СДМТ взорвали силовую подстанцию у филиала ГИГ-связи. Убили кучу блейкистов. - и кивнул головой в сторону паренька, все также пытающегося пройти мимо Гарри. - Балахонников, как он и сказал.
   Викрам перегнулся через стойку, оценивая ущерб, нанесенный чистоте пола, затем глянул на Гарри, и потом в окно. - Все это пока ты был на севере.
   - Что, черт возьми, такое СДМТ?
   - Свободный Доступ к Межзвездным Технологиям, - закатив глаза, расшифровал Викрам, - Считают, что ГИГ обязаны быть общими.
   - О, госпо... - Гарри нахмурился, обнаружив, что малец сумел выкрутить одно плечо. - Послушай, мальчик, никто не...
   Песок и гравий застили стекла за мгновение до того, как вой маршевых вентиляторов все же пробил звукоизоляцию. Выкрашенный в белое военный транспортер в заносе встал перед окнами, и наружу выбрались трое солдат. В городском камуфляже серых тонов под полной боевой выкладкой - разгрузки, бронежилеты, компактные рации. И у каждого зализанная штурмовая винтовка Император АХ-22 на плече.
   - Твою мать... - прошептал Гарри, и вжав паренька вниз, силой опустил его на табурет рядом со своим. Затем, освободив одну руку, схватил со стойки салфетку, и как мог прикрыл ею останки пирога на полу. Затем, плюхнувшись рядом с парнем на табурет, понукнул сикха. - Еще одну Вик, быстро.
   Лежащие на стойке прямо перед ним ладони паренька дрожали. Стена сразу за стойкой была забрана зеркалом так, чтобы едоки могли видеть, что творится на улице. Гарри уставился на паренька в зеркале. Было тому лет восемнадцать, с натяжкой, и, даже выучиться бриться ему еще только предстояло. Взгляд его был диким и расфокусированным, а у Гарри было достаточно хорошее зрение, чтобы разглядеть сузившиеся до бусинок зрачки.
   - Держись, малец, - прошептал он. - Никто ничего не видел.
   Викрам поставил перед ним кусок яблочного пирога, и тут дверь за их спинами открылась, звякнув колокольчиком. Быстро отшагнув, хозяин кафе повернулся к тройке вошедших солдат, вытирая руки об передник.
   - Рад буду вас обслужить, ребята, - сказал он, - но пожалуйста, оставьте оружие в машине, - освободив руку, он повел ею в сторону примерно дюжины обедающих посетителей. - Случайные инциденты нам ни к чему.
   Гарри пристально наблюдал за солдатами в зеркало, руки же его двигались сами по себе, срезая верхушку пирога, окуная вилку в середину взбитых сливок, и засовывая кусок в рот. Руки отлично знали, что им делать, пока мозги заняты, обдумывая новый маршрут в обход пробок, или общаясь по телефону с придурком-каргомастером, с чего-то решившим, что шеститонный грузовик может преодолеть шесть сотен километров от Табора до Дараса в два часа. Руки выучились этому добрых лет десять назад, когда ему приходилось есть, не отрывая глаз от очередей на Оливере.
   Солдаты полностью игнорировали Викрама, занятые изучением посетителей. Точнее, этим занимался их главный, остальные двое за его спинами, были охраной, точнее поддержкой, поскольку явных угроз им в кафе не имелось. Закрытый шлем лидера медленно двигался, изучая лица присутствующих, с глазами, скрытыми за забралом. Когда шлем уставился на изображение Гарри в зеркале, тот легонько кивнул, прежде чем перевести взгляд на яблочный пирог.
   Яблочный пирог. Подсознание услужливо шепнуло, что он яблочные пироги терпеть не может, и Гарри подавил ухмылку. Полевые пайки на Оливере он ненавидел тоже. Но ел.
   - Ты, - наконец сказал главный балахонник. Гарри поднял взгляд. Тот указывал на отражение паренька в зеркале. Парня заметно трясло, и взгляд его не отрывался от столешницы перед ним. Паренек явно вышел из шока, но сейчас был перепуган до смерти.
   - Й-й-й... я?
   - Ты пройдешь с нами, - сказал балахонник.
   - А ну-ка, секундочку... - начал Гарри, разворачиваясь на табурете.
   Охранники синхронно дернули плечами и АХ оказались в них в руках менее чем через секунду. Два черных зрачка стволов уставились прямиком Гарри в грудь, и он вскинул ладонь. Правая его по прежнему была на стойке.
   - Эй-эй! - начал Гарри.
   - Это не ваше дело, - сказал главный блейкист.
   - Вы не копы, - заметил Гарри, стараясь говорить спокойно.
   - Этот человек разыскивается в связи со взрывом в Гавани Три на прошлой неделе, - шлем лидера вновь повернулся, сканируя клиентов кафе. - Возможно, он террорист.
   - Вы. Не. Копы, - повторил Гарри.
   - Пятнадцать аколитов Слова Блейка были убиты, - произнес лидер.
   Гарри подал плечами. - Очень жаль. Надеюсь, копы поймают тех, кто это сделал. - и затем ткнул пальцем в сторону лидера. - Но вы не можете никого арестовывать, парни. Для этого у нас есть полиция.
   - Гарри... - прошипел Викрам.
   - Оружие вовсе не делает человека всемогущим, - шепнул Гарри.
   Лидер, так и не скинувший с плеча оружия, повел руками. - Взять его.
   Обойдя его по сторонам, подручные двинулись к пареньку. Винтовки их обвисли, устремившись к полу, вися на тактической перевязи. Прижать приклад винтовки к плечу, и вскинуть ее можно было одним простым движением.
   Ближайший из них уткнулся в Гарри и застыл. Глухое забрало его уставилось Гарри в лицо, пряча за собой глаза солдата. Но под глухим забралом шлема имелось примерно пять сантиметров не прикрытого горла, достаточно, чтобы Гарри увидел, как резко дернулся кадык сглотнувшего блейкиста. Гарри в ответ лишь ухмыльнулся.
   Напарник того уже успел отпустить винтовку и схватить мальца за плечо, тот же, завопив, дернулся назад, врезавшись в пытающегося схватить его солдата. И как и тогда, когда он пытался ударить Гарри, веса его хватило разве что на то, чтобы чуть покачнуть плотно сложенного пехотинца. Вояка Слова ухватил его рукой за цыплячью шею, окончательно позволив винтовке скользнуть на перевязи ему за спину. Паренек вскрикнул вновь.
   Балахонник подался назад, стаскивая мальчишку с табурета. Свободная его рука нырнула вниз, зацепила черную рукоять пистолета, и вытащила его. Быстрым движением, он развернул оружие, и врезал пареньку по виску. Сильно. Капли крови брызнули на столешницу рядом с Гарри.
   - Сейчас... - начал лидер из-за спин подручных.
   Викрам вздрогнул, и уронил тарелку с края стола за своей спиной. Глухо ударившись об пол, она не разбилась, но балахонник, следивший за Гарри, повернул голову на звук.
   Гарри спрыгнул со стула, и правая его рука, наконец, оторвалась от стойки. В ладони ее был зажат двадцати пяти сантиметровый нож, которым Викрам нарезал пирог. И сейчас нож вонзился в охранника, под край его шлема. Нож, лежащий клинком наружу, мягко ткнулся в ладонь Гарри, затем скользнул вперед и внутрь горла солдата. Руку Гарри дернуло вновь, стоило ножу скользнуть по кости, и затем пойти дальше, сквозь шею. Кровь хлестнула фонтаном по всей стойке, растворяя в себе редкие капли крови мальчишки. Отпустив винтовку, солдат неловко вскинул руки к перерезанной шее.
   Гарри уже двигался дальше. Прошло не больше секунды, пара мгновений максимум, с тех пор как он начал действовать. Видя его приближение, второй охранник попятился, пытаясь закрыться бесчувственным телом парня. Ступня охранника вступила в покрытые салфеткой останки вишневого пирога на полу, и он поскользнулся, теряя равновесие. В машинальном взмахе руки его, тело паренька улетело к стойке, на которой и повисло ненадолго, прежде чем безвольно соскользнуть на пол.
   Придвинувшись, Гарри хлопнул левой рукой по правому боку охранника, вбивая оружейную сталь АХ-22 ему в спину. Дыхание его затуманило забрало блейкиста, а затем он крякнул, стоило освободившейся руке балахонника впечатать кулак ему в бок. Впрочем, рукой с зажатым в ней ножом, он затем отбил ее вверх и прочь.
   Нож, с налипшим на него кремом и немалым количеством крови первого охранника, утонул в левой подмышке блейкиста вплоть до рукояти. Из под забрала раздался приглушенный всхлип, и охранник обмяк, навалившись всем весом на Гарри. Ни движением не помешав им обоим рухнуть на пол, вместо этого он сконцентрировался на том, чтобы не отпустить АХ практически уже мертвеца.
   Затем они обнаружили себя на полу, спиной к стойке. Охранник слабо вздохнул, это наконец остановилось его сердце, а Гарри уже держал его винтовку за пистолетную рукоять, направленной на блейкисткого лидера, что успел уже вытащить пистолет за те три-четыре секунды, что все это заняло.
   - Господь всемогущий, Гарри, - прошептал из-за стойки Викрам.
   - Проверь парня, - Гарри не отводил глаз от лидера балахонников. В метре или около того от него были ноги первого охранника, судорожно бьющиеся в агонии.
   Одна из посетительниц, женщина лет сорока, выскочила из отдельной кабинки и приложила пальцы к шее паренька. И так и продолжила их держать, нахмурясь. И затем, наконец, их убрала.
   - Он мертв, - и пронзила лидера балахонников гневным взглядом. - Они пробили ему череп.
   - Ты труп, - сказал лидер блейкистов Гарри.
   - Ну, давай, тащи сюда еще своих, - заметил Гарри, - И перекрестным огнем они поубивают тут всех. - Затем он мотнул головой в сторону женщины, наклонившейся над телом паренька. - Не думаю, что это будет хорошо смотреться в вечерних новостях.
   Сирена взвыла на улице, достаточно громко, чтобы заставить двойные рамы задрожать. Затем через полуоткрытую дверь донесся глухой удар. Затем еще один. И еще два.
   - Новости расскажут выжившие, - сказал лидер блейкистов, опуская пистолет и свободной рукой вскидывая забрало шлема. Ему было примерно лет двадцать, двадцать два, он был гладко выбрит, и кожа его была цвета кофе со сливками. Темно-карие его глаза горели огнем фанатизма
   Гарри уже видывал подобные взгляды прежде.
   - Викрам, - сказал он, пытаясь оставаться спокойным, - Выводи через задний вход всех, кого сможешь.
   - Что...?
   Блейкист улыбнулся.
   - Викрам, быстро!
   Блейкист вскинул руку. Первая пуля Гарри вошла ему в переносицу тут же, как автоматический пистолет ожил. Пули так и засвистели вокруг Гарри, врубаясь в ламинированную шпоном стойку, в тело мертвого охранника-блейкиста, в тело паренька. Женщина, проверявшая пульс, закричав, свалилась на бок, из бедра ее хлестала кровь.
   - Бегите! - заорал Гарри, и рванулся вперед, скидывая с себя ныне недвижимое тело охранника. Клиенты кафе кричали, суетились. Дверной проем заполонил темный силуэт. Крутанувшись, Гарри вскинул винтовку мертвого блейкиста. АХ сожгла оставшиеся в магазине патроны меньше чем за секунду. Искры так и полетели во все стороны от бронекостюма, перекрывшего вход.
   "Пурифаер", тут же опознал Гарри, а большой палец его привычно вжал кнопку выбрасывания пустого магазина, клацнувшего затем об пол. У него не было нового магазина, он понятия не имел, где именно выдернуть на разгрузке мертвеца следующий. Впрочем, все это было неважно.
   Огонь выметнулся из ствола пулемета, встроенного в правую руку бронекостюма.
   Грохот был достаточно громким, чтобы заглушить крики.
  
   * * *
   К тому времени как Эди прибыла на место, дым почти уже унялся. Сама она была в повседневном облачении из темно-зеленого комбеза и бронника. "Питон" в кобуре оттягивал ее правое бедро. Когда она так и не смогла припарковать скиммер ближе чем в двухстах метрах, она нырнула в переулок, и оставила его там. Радиобусина в ее левом ухе затрещала, стоило ей оказаться в радиусе ретранслятора БТР Чагосских сил обороны, обмякшему на своих юбках у кафе.
   - ...огонь спадает, - услышала она, - Слово хочет забрать своих мертвых. Эл-ти говорит, пускай.
   - Когда капитан прибудет, она может решить и иначе, - услышала она голос ее зама, старшего лейтенанта Рональда Якобсена, - Ну да ладно.
   - Да и, пускай, - шепнула Эди. Толпа перед ней начала редеть, сквозь нее она видела отблески огней пожарных машин, отражающиеся от высоких окон здания Таланта через дорогу. Успокаивающе знакомый силуэт "Ханчбэка" Якобсена расхаживал по проспекту, грудью к столовой.
   Эди коснулась пальцами наушника, - Рон, - произнесла она, и повернувшись, проскользнула между двумя зеваками, всецело занятыми попытками задрать поверх голов карманную голокамеру. - Что там?
   - Капитан!
   "Ханчбэк" не стал останавливаться, но облегчение в голосе пилота было явственно слышно. - Слава богу, вы уже здесь.
   И Рон разъяснил ей ситуацию несколькими отрывистыми предложениями, закончив списком потерь - Как минимум девятнадцать мертвых гражданских. Похоже, террористы заманили блейкистов в столовую и затем взорвали там инферно-бомбу. Аж окна повылетали, и лишь трое парней бронекостюмах сумели пережить взрыв.
   - CДМТ?
   - Кто ж еще, после прошлой недели?
   В сотне метров от столовой ее попытался остановить таборский констебль. Она уже чуяла запах дыма, смешанного с терпкой мокрой золой и прячущимся под ними, чуть неправильным запахом горелой свинины, что, как она ранее надеялась, ей больше никогда не доведется почувствовать. Эди махнула значком перед носом копа, и взмахом руки тот ее пропустил. Парочка репортеров с наплечными голокамерами попыталась было проскользнуть за ней следом, но к ним бойцы не были столь добры.
   - Жертвы среди Слова?
   - Трое, пока, - отозвался Якобсен, - Трое ребят без брони, попытавшихся войти внутрь и попробовать из уговорить. Сгорели заживо.
   Обогнув последний барьер, Эди направилась по улице дальше. Впрочем, не то, чтобы за ограждениями улица была так уж чиста и не забита машинами - пузатый полицейский Диллинджер, БТР, привезший отделение пехоты ЧСО, и мех Якобсена. Еще БТР, толстый "Близзард", некогда, должно быть, бывший белым, но сейчас закопченный дочерна, был припаркован у кафе.
   Эди окинула взглядом улицу - Записи?
   - Пока нет - хотя полиция могла бы их и уже и добыть. В "Таланте" их должна быть куча, но наверное, взрывом разнесло камеры.
   Эди нахмурилась. Фасад здания Таланта, целиком забранный зеленоватым стеклом, совершенно не пострадал. Забросан немного грязью и брызгами пожарных шлангов, но не более того.
   Тройка бойцов в бронекостюмах стояла у заднего люка "Близзарда", закопченные с головы до пят. Можно даже сказать, обугленные. Должно быть, все трое были внутри кафе. К ним Эди и направилась. Парочка пехотинцев ЧСО стояла в паре метров от них, и один утешал другого. Она встала.
   - Его брат был внутри, кэп, - сказал штаб-сержант Эдварт Финч, увидев Эди. Одной рукой он обхватил солдата за плечи. Лицо парня было пустым, но глаза и верх щек отдавали предательской краснотой. Он явно недавно плакал. А еще держал в руках медальон, угольно-черный. Сажа пятнала его пальцы.
   Криво дернув щекой, Эди легонько коснулась его руки. Тот даже этого и не заметил.
   - Присматривай за ним, Эдди.
   Один из бойцов в "Пурифаерах" был без шлема, и подойдя к нему, она стукнула по броне его плеча костяшками кулака, с достаточной силой, чтобы композит зазвенел. Дернувшись, тот развернулся к ней.
   - Что тут было?
   - Кто вы?
   - Капитан Эдит Паркер, ЧСО. - отозвалась она. - Это мой город.
   - Они на нас напали. - сказал боец, мальчишка, если честно, лет двадцати, двадцати двух, с явно требующей бритвы безвольной челюстью, вот только взгляд его был отнюдь не таков. Эди пристально смотрела на него, отмечая нюансы речи. Он не был похож на человека, только что чудом спасшегося из огненного ада. Должно быть, действительно верил в свою броню.
   - Они напали на вас. На людей в бронекостюмах.
   Блейкист насупился, - Хотите сказать, что я лгу? - и повел правой рукой, заканчивавшейся шестоствольным пулеметом. - Мы потеряли там трех отличных парней, капитан.
   - А я потеряла больше дюжины, - отозвалась Эди.
   - СДМТ! - выплюнул один из блейкистов. Броня перехватила и исказила его голос, выдав синтезированный голос динамиками. Бесполый, не дающий понять, кто за ним.
   - Мы этого еще не знаем.
   - Ну конечно, - язвительно отозвался блейкист без шлема, - Это были обычные сознательные граждане, взорвавшие кафе вместе с нами.
   - А где тогда осколки?!
   Крик из-за спины заставил Эди развернуться. Успокаиваемый Финчем пехотинец двигался к ним, без шлема. Автомат его был зажат под мышкой, устремленный дулом к земле.
   - Боец! - позвал Финч. Пехотинец его проигнорировал.
   - Я бывал в этой столовой и раньше! - громко сказал он. Ярлык на груди гласил "РАДЕР". - Достаточно крупная зажигалка, с гелевым наполнителем, оставляет после себя долбанную канистру! Где она?! Мы обязаны были там на нее наткнуться! - и он махнул рукой в сторону выгоревшего здания.
   Финч нагнал его как раз как Радер дошел до Эди и блейкистов в бронекостюмах.
   Эди попыталась было к потянуться к нему, но тот отбил ее вытянутую руку.
   - Там не было никакой бомбы!
   Бронепехотинец без шлема поизучал новоприбывшего, после чего громыхнул бронированной перчаткой бронекостюма по кирасе. - Хочешь сказать, что мы сами здесь все сожгли?
   Эди вновь попыталась выставить руку. Ситуация стремительно выходила из-под контроля. Напряжение было слишком уж высоко. От взрыва, должно быть, не прошло и полутора часов...
   Она вновь коснулась Радера, - Боец...
   - Капитан, мой брат не был "содомитом" - Радер разве что только не рычал на блейкистов. - И плевать, что там говорят эти ублюдки!
   - Капитан, я приношу свои... - начал Финч
   - Молчать, тварь! - рявкнул один из закрытых броней блейкистов. Что странно, фильтр брони эмоций не заглушал.
   - Не было никакой бом...
   Рука "Пурифаера" размылась в воздухе. Бронепехотинец отшвырнул Эди как пушинку и шагнул вперед. Вторая рука, с пулеметом, подалась назад, и затем полетела в Радера, ударив его в грудь, раздробив бронежилет и отшвырнув его метра на три через дорогу.
   - Эй! - заорал Финч, тянясь за спину за автоматом.
   - Нет! - завопила Эди, лежа на боку с рукой, зажатой телом.
   - Назад! - приказал Финч, подымая оружие.
   Эди открыла было рот, чтобы вновь закричать, но вспышка света и жар ошеломили ее, остановив. Свернувшись клубком, она почувствовала, как ее окатила пелена жара. Ноздри заполонила вонь паленых волос - волосков на ее же предплечьях, осознала она, и кое-чего еще...
   Горелой свинины...
   Вопли пробили кокон перегретого воздуха, забивший ей уши и отрезавший ее от звуков на мгновение. Заставив веки открыться, она уставилась наружу через узкую щель между стиснутыми воедино перед собой руками.
   Финч горел. Его тело в судорогах билось на тротуаре.
   Второй боец в "Пурифаере" выступил вперед, выпуская новую струю пламени из встроенного в броню огнемета. Новая пелена жара опалила Эди. Она была вовсе не на линии огня, огня, да, но гелеобразное топливо горело безумно жарко. Торопливо заползая под уничтоженный Астон-Мартин пятый, она прижалась к бордюру.
   В ухе заверещало, стоило кому-то врубить помехи, треск многоствольного пулемета начал молотить воздух, а она все отталкивалась - ногами, локтями, задницей. Ей отчаянно нужно было срочно выбраться из под машины.
   Шипение и треск сотрясли остов машины над нею, и рубиновый свет заставил кирпичную стенку перед нею пойти потеками. Лазер Якобсена, осознала она. Коленные привода "Ханчбэка" заскрипели, стоило тому шагнуть ближе. Господь всемогущий, если он выстрелит из своей пушки... рывком швырнув себя на тротуар, она разбила колено, и затем изогнулась, чтобы удариться об кирпичную стену спиной.
   Троица "Пурифаеров" неслась к "Ханчбэку". Шлем у лидера тройки вновь был на голове, и правую руку он держал ровно, а палец на гашетке. Пулемет его плевался огнем так быстро, как только мог перезаряжаться. Трассирующие пули так и рикошетили от брони "Ханчбэка", звездочки трещин так и расцветали на зеленом стекле здания Таланта.
   - Нет! - закричала она.
   Оба предплечья "Ханчбэка" навелись на цель, и оба средних лазера плюнули рубиновым огнем. Импульсы лучей поймали огнеметный "Пурифаер" и размолотили его грудь. Один из импульсов пробил бак с топливом для огнемета, и огонь омыл мостовую улицы. Остальные два бронепехотинца даже и не замедлились.
   Вскинув руку, Эди стукнула по наушнику. Статика. Стукнула вновь. Статика.
   - Черт! - заорала она, и подобрав ноги, начала поднимать себя вверх, пока наконец не смогла заглянуть за машину.
   Финч был мертв. Радер тоже, а остальные из их отделения бежали назад, откуда они могли бы держать баррикады. Копы отчаянно махали руками, пытаясь заставить зевак бежать, несколько из них даже припустили за зеваками следом. Один придурок остался стоять на месте, снимая все ручной камерой, но на него кинулся коп и камера упала, разбившись.
   Схватив отвалившийся объектив, придурок принялся его торопливо изучать, а Эди вновь развернулась к "Ханчбэку" Якобсена.
   Два оставшихся "Пурифаера" карабкались по его ногам. Даже будучи метрах в шестидесяти, Эди слышала скрип терзаемого металла, это клешни бронекостюмов рвали ступени в толстой броне голеней. Кинув руку вниз, она расстегнула кобуру.
   - Мэм! - завопила сержант, как только она подбежала, - Каков план действий?
   - Надо ссадить их с "Ханчбэка" - сказала она, вытаскивая табельный "Питон" и указывая им.
   - Что там случилось? - спросила сержант, уже другим голосом, отрядив свое отделение к меху.
   Ей хотелось рявкнуть, что она сама ничего не понимает, но сделать этого она не могла. Это она скажет командующему. Вместо этого она грязно ругнулась. - Они просто сорвались. Убили Финча и Радера.
   И вновь повела пистолетом. - Снимите их с Якобсена. Живыми, если можно.
   Сержант нахмурилась, - Мэм...
  
   Эди скривилась. - Знаю. Делайте что можете.
   Сержант припустила за своим отделением, с винтовкой в руках и наготове. Якобсен пятился по улице, двигаясь к парковке у здания Таланта. "Пурифаеры" уже добрались до бедер. Эди вскинула вторую руку, обхватила ладонью ладонь с пистолетом, и пару раз для пробы стрельнула. Оба выстрела ушли в молоко - она была слишком далеко для возможностей пистолета.
   Ты стреляла по Слову Блейка, тупая дура!
   Помотав головой, она выкинула политические осложнения из головы, с ними она разберется позже. Прямо сейчас у нее было два мертвых бойца и атакованный мехвоин
   Один из "Пурифаеров" забрался на грудь "Ханчбэка" и Якобсен, вскинув левую руку, врезал ей по груди с грохочущим ударом, отозвавшимся дрожью окрест. Куски расплющенного бронекостюма посыпались вниз, как только он убрал руку. Другой блейкист воспользовался паузой, чтобы быстро преодолеть пятно, бывшее его товарищем, и сунуть лазер правой руки в зияющее жерло пушки, сидевшей на верху торса "Ханчбэка" Красноватый свет замерцал, стоило ему выстрелить.
   - Пытается подорвать снаряды первого выстрела, - прошептала Эди, и кинулась вперед, вопя приказы пехотинцам ЧСО, уже достигшим ног "Ханчбэка"
   Якобсен, должно быть, видел что происходит, и, отклонив торс меха назад, насколько мог, затем им дернул так, что тот повис над улицей, "Пурифаер" размашисто качнулся, но не упал - слишком глубоко вошла его клешня в разорванную броню меха.
   Якобсен выстрелил из пушки, полным залпом. Поскольку он уже успел разогнуться, выстрел ушел в воздух, не задев ничего. Выстрел ушел вдоль по улице, и поскольку заканчивалась та рекой Биттеррут, километровой ширины, снаряды никого не заденут.
   Никого, кроме безумного блейкиста в бронекостюме "Пурифаер", висевшего у них на дороге. Переведя взгляд со всплеска в месте падения снарядов назад на "Ханчбэк", Эди вновь увидела клешню "Пурифаера", но ныне заканчивающуюся локтем.
   Эди вновь коснулась наушника. Тот был все также заполнен статикой.
   А за нею БТР "Близзард" начал раскручивать вентиляторы. Эди торопливо развернулась. Угловатый ховер был заблокирован патрульными машинами и громоздкой пожарной машиной городской службы, но уйдя влево, он врезался в бок колесной легковой машины производства "Ириан". Стальная "юбка" БТРа отпихнула трехтонную машину вбок, но недостаточно, чтобы освободить проезд.
   - Стоять! - заорала она
   Башня наверху "Близзарда" развернулась на проржавевших подшипниках. Даже в сорока метрах Эди слышала их скрежет. Огонь и дым вырвались из решеток, стоило ей выплюнуть пять дальнобойных ракет в грудь "Ханчбэка". Громоподобный взрыв ракет, усиленный нерастраченным топливом в ракетных корпусах, эхом громыхнул по улице. Несколько из окон здания Таланта, уже ослабленные рикошетами и грохотом пушки "Ханчбэка", раскололись и осыпались на тротуар.
   - Нет! - завопила Эди, и вихрем развернулась к "Ханчбэку". - Рон, нет! Только лазерами!
   "Ханчбэк" восстановил равновесие и развернулся к "Близзарду", изучая его. Блейкисткая машина вновь врезалась в Ириан, пытаясь высвободиться.
   Если Якобсен и видел капитана, бегущей к нему, размахивая руками, то уж точно не расслышал
   Пушка Ханчбэка взревела вновь, и "Близзард" взорвался. Статика в наушнике пропала, и возбужденные голоса ворвались за нею, Якобсена, сержанта, пехотинцев.
   Эди же безотрывно пялилась на погребальный костер, бывший "Близзардом"
   Политиканы освежуют их заживо.
  
   * * *
   Антисептик больно ужалил ее, стоило санитару приложить смоченную марлевую подушечку к пострадавшему ее локтю. Непроизвольно зашипев, Эди кивнула, и забрав у санитара индпакет, прижала его самостоятельно. Затем повела головой вбок, поправляя наушник об плечо.
   - Рон, ты все сделал верно.
   - Капитан... Эди... они сами на меня кинулись. Не мог же я просто стоять...
   - Знаю.
   Оторвав подушечку ненадолго, она глянула на локоть. Пятна крови были столь же свежими, как и раны. Разве что чуть подсохли. Антисептик вновь ужалил ее, стоило подушечке вернуться на место.
   - Будь это я, я сделала б то же самое.
   - Но это же не граница, Эди. И Слово - вовсе не чокнутые фанатики.
   - Ну, эта группа - была, - отозвалась она, и затем уставилась на залитые ныне водой останки курящегося "Близзарда" - Ну так что, получилось пробиться?
   - Пока ничего.
   Эди уставилась вверх на кабину "Ханчбэка", хотя поляризованное бронестекло не давало ничего увидеть. - Вообще не могу вызвать никого в Мердоке, или пробиться на спутник.
   Эди со свистом втянула воздух сквозь сжатые зубы. Скандалвиды были забиты новостями с границы о битвах с лиранцами в округах Скаи и Болан, и об вырисовывающемся "авантюризме" Слова Блейка в марке Хаоса, но все это было для Эди и ее подразделения Чагосских сил обороны столь же интересным, как и записи слушаний парламента. Для Чагоса Слово Блейка было другом, честным, щедрым, и желающим помочь. И жители планеты отвечали им приязнью, ну, не считая СДМТ...
   Возможно Джерри сможет ей обьяснить... Эди смежила глаза. Джерри...
   - От Слова ничего?
   - Ничего. Я получаю отзыва от городских аварийных диспетчерских, но ничего из офиса блейкистов. - пауза. - Никакого ответа на наши рапорта - словно им вообще наплевать, что мы тут поубивали их людей.
   - Да уж. Ладно, оставайся на связи, хорошо?
   - Буду, капитан, - ответил Якобсен, и наушник чирикнул, оповещая об конце связи.
   - Капитан Паркер?
   Это уже был городской полицейский, рядом с сержантом Бентли. Рассеяно кивнув Бентли, она поднялась на ноги. - Чем могу вам помочь, констебль?
   - Нам надо расчистить улицу, мэм, - отозвался тот.
   Эди огляделась по сторонам. Фасад здания, где ранее располагалась столовая, был в руинах, покрытых сажей. Личный автотранспорт, которому не повезло быть припаркованным поблизости, был, по большей части, уничтожен также, и это не считая останков "Близзарда" или ущерба, нанесенного дорожному полотну снарядами Якобсена. Ну хоть тела уже убрали...
   - Мы сейчас уберемся, и не будем вам мешать, - жестом, она послала Бентли к БТРу.
   - Регент сказал, что потом пошлет в морг кого-нибудь, забрать их людей, мэм, - продолжил полицейский, - Ваши тоже подойдут за своими?
   - Ну да, - рассеяно произнесла Эди, высматривая скиммер, на котором сюда добралась. И затем... - Секундочку, что? Что значит, регент?
   - Регент Хэнсон, мэм. Я только что с ним разговаривал. - удивился полицейский, и поднял коммуникатор. - Сказал, что его люди заедут в морг.
   Эди ошарашено на него уставилась. - Мы не смогли получить ни единого отклика от Слова, равно как и от моих людей в Мердоке, а вы спокойно разговаривали с регентом планеты по обычному телефону?
   Коп нахмурился. - Странно. - И протянул ей телефон. - Хотите воспользоваться?
   Схватив трубку, Эди по памяти вбила номер офиса военной резервации Мердок, и принялась ждать.
   - Военная резервация Мердок слушает, - раздался отрывистый голос уже на втором гудке.
   - Говорит капитан Паркер, - сказала она, - Переключите меня на дежурного офицера.
   - Капитан Паркер, мэм! - парнишка на той стороне трубки звучал изумленно, - А мы думали, вы погибли.
   - Что?!
   - Секунду, я переведу звонок на лейтенанта. Это было в новостях, мэм - линия прервалась сигналом "ждите", и Эди, опустив трубку, уставилась на нее. Погибла? Оглядевшись по сторонам, она двинулась вперед, и после дюжины шагов нашла не разбитую витрину. Булочная. Она двинулась дальше. Ювелирный. Черт... Полицейский за ее спиной демонстративно кашлянул. Она его проигнорировала.
   - Лейтенант Толанд, - сказал далекий голос из позабытой в руке трубки, и она торопливо вскинула ее.
   - Айзек!
   - Капитан? - ора так и представила, как он выпрямляется за столом, - А нам сказали, вас убили в засаде!
   - Какой засаде? - Она продолжала изучать окна. Магазин бытовой техники. Головидов на витрине нет. Идем дальше.
   - В городе, мэм. Слово сообщило о засаде СДМТ, уничтожившей все высланные на место силы.
   Эди встала столбом. - О чем это ты?
   - Так остальные тоже в порядке?
   Отразившийся от стекла машины отблеск приковал ее внимание. Резко развернувшись, Эди увидела включенный внутри машины плоский экран. С каналом новостей и кукольного облика ведущей, немо раскрывающей рот, заглушенной стеклами машины. Эди уставилась на бегущую строку под нею.
   ... ОТРЯД ЧСО ПОГИБ В ЗАСАДЕ СДМТ. СИЛЫ СЛОВА БЛЕЙКА РЕШИТЕЛЬНО ОТВЕТИЛИ НА ЭСКАЛАЦИЮ НАСИЛИЯ СДМТ И...
   Эди уставилась назад, откуда пришла. "Ханчбэк" Якобсена как раз начинал двигаться, встав за приплющенным ховер-БТР. Полицейские взмахами рук вели их через баррикады. Затем она вновь глянула в стекло машины...
   - О, черт...
   ...ТЕРРОРОСТЫ ВНЕДРЕННЫЕ В КАЗАРМЫ МЕРДОКА...
   - Слушай, Айзек, - торопливо заговорила она в трубку, - Поднимай базу по тревоге. Немедленно. Всех срочно по машинам.
   - Капитан?
   - Мы не погибли, - торопливо оглянувшись назад, она почувствовала, как ее пробивает холодный пот.
   - Но...
   - Некогда спорить, Айзек. Делай, что сказано. Слово Блейка идет по ваши души. План эвакуации Эхо-Два-Папа.
   - Но...
   - Черт тебя подери, лейтенант! Исполняй приказ!
   - Есть, мэм, - и она услышала в трубке вой тревоги. - Выступим через шесть минут. Эхо-Два-Папа.
   - И еще, слушай... - и телефон умер.
   Эди уставилась на телефон. ЗВОНОК ПРЕРВАН. Встряхнув трубку, она вжала кнопку повторного набора. ТЕЛЕФОН НЕ ОБСЛУЖИВАЕТСЯ.
   - Черт. - кинув телефон копу, она постукала по наушнику. Статика заполонила уши, и она резко развернулась. Чагосский БТР был в тридцати от нее метрах, взметая юбкой пыль и грязь улицы. Позади него двигался "Ханчбэк", качаясь, словно Якобсен только что принял на грудь.
   - Нет... - прошептала она
   БТР взорвался.
   - Нет! - заорала она, и взрывной волной ее швырнуло в стену. Витрина над нею разлетелась, осыпая ее кусками "безопасного" транспекса, размером с кулак. В ушах звенело. Уронив руки, она попыталась с их помощью встать, но болезненно поморщилась, стоило одному из запястий встать на кусок витрины.
   Земля под ней содрогнулась.
   Окрашенная белым нога появилась из боковой улицы, и Эди принялась задирать голову, выше, выше и выше. Боевой мех Слова Блейка вышел из-за угла и развернулся к "Ханчбэку" Якобсена, нагнувшемуся над останками БТР. Мех ЧСО тут же выпрямился, выставив перед собой руки, и тут дрожь тротуара подсказала Эди, что за углом есть еще мех.
   - Нет, - взмолилась она.
   Второй блейкисткий мех, выкрашенный в белый "Аргус", автоматически опознала она, вышел из-за угла, встав рядом с первым. Первый же, нескладный "Тояма" так и стоял секунду, даже две. Эди набрала было полную грудь воздуха, чтобы завопить...
   Роторная пушка "Аргуса" растерзала воздух. Высокомощные снаряды вгрызлись в "Ханчбэк" Якобсена, раз за разом выгрызая все больше и больше. Пятидесяти тонный мех зашатался, и взмахнул руками в попытке удержаться на ногах. Левая его рука выдрала трехметровую брешь в транспексе здания рядом с ним. Завопив, Эди закрыла ладонями уши, рев пушки молотом ударил по барабанным перепонкам. Глаза ее не отрывались от массивных, пустых гильз, скачущих по мостовой под пушкой "Аргуса"
   Следом выстрелил "Тояма" оглушающим двойным шипением и треском спаренных лазеров акцентировав низкий, глухой удар автопушки ЛБ-Х, сотрясших Эди целиком. Перекатившись на бок, она свернулась клубком, видя мех Якобсена между неплотно сведенных предплечий.
   Пушка его также выстрелила, посылая поток снарядов в грудь "Тоямы". Раздробленная броня так и начала сыпаться вокруг нее. Горячие осколки жгли ее кожу, а ноздри заполонил запах озона. Эди не могла не ухмыльнуться яростно - Якобсен не стал покорно терпеть, он отбивался!
   Во всю силу - оба смонтированных в руках лазера также выстрелили.
   Но этого было недостаточно.
   "Аргус" выстрелил вновь, в этот раз добавив лазерами. "Ханчбэк" дернулся назад, правую его руку оторвало ниже плеча. Утрата такого количества веса заставила пятидесяти тонную машину потерять равновесие, и "Ханчбэк" свалился на парковку напротив Эди, выламывая большие куски в ее бетоне. Толстые ноги машины ударили неподдающуюся твердь уличного покрытия, пытаясь добиться хоть чего-то.
   С продолжающей куриться грудью, "Тояма" пошел вперед. Пилот Слова примерился ногой своей семидесяти тонной машины к груди "Ханчбэка", и затем пнул. И вторая рука Якобсена, с помощью которой он пытался подняться, отлетела, согнувшись.
   Спаренные лазера увеличенной дальности пошли вниз, нащупывая кабину, и ноги "Ханчбэка" задергались, пытаясь убрать ее. Впрочем, пилот "Тоямы" просто подправил прицел. Полыхнула кроваво-красная вспышка.
   Эди видела все в малейших деталях вплоть до того, как вспышка заставила ее зажмурить застилаемые слезами глаза.
   Чуть позже никто так и не обратил внимания на еще одну плачущую женщину, забирающуюся в припаркованный в переулке скиммер.
  
   * * *
   Эди задержалась лишь на то, чтобы сменить одежду - ее гражданка по прежнему оставалась на заднем сиденье скиммера, и к тому же была достаточно легкомысленной. Все таки есть свои плюсы в том, чтобы считаться красивой - и хотя бюро маркетинга вечно доставало ее съемками для ежегодного рекламного календаря ЧСО, теперь никто не ткнет в нее пальцем и не завопит - солдат!
   Харриспорт был закрытым районом на западной окраине Табора, расположенным примерно километрах в двадцати от ГИГ-ретранслятора в Гавани-три. Узнал ее скиммер, охранник открыл ей ворота, еще когда только она к ним скользила. Помахав ему рукой, она выжала из себя улыбку. На протяжении всей недели их знакомства охранник был достаточно милым парнем, всегда дружелюбным, была ли она с Джерри или нет.
   У него на глазах его собственных солдат только что не убивали.
   Дом Джерри, Восточный 6B , находился на набережной, и мимо него текла река, вечно неизменная. Воздух был полон соли. Загнав скиммер в гостевой слот парковки дома Джерри, она заглушила вентиляторы.
   На крыльце горел свет.
   Идиотка, напомнил о себе рассудок. Забыла? Это же его люди только что поубивали...
   - Это был не он, - буркнула она.
   Никто не поджидал ее, прячась в кустах, как она параноидально опасалась, так что она заставила себя привычно двинуться вверх по вымощенной камнем тропинке, как и всю неделю, так, словно окружающий мир ее и не волновал вовсе.
   Уже на втором стуке он открыл дверь. Стоя на пороге, Эдди хмурилась. Запахи, вырвавшиеся наружу, защекотали ей ноздри, и она вдыхала их полной грудью, довольная моментальной уверенностью, что те несли. Запахи дома, запахи мужчины, со стелящейся ноткой сигарного дыма, приятного и не застарелого.
   - Кровь Блейка, Эди! - выдохнул Джерри, и протянув руку, затащил ее внутрь. Затем схватил ее за плечи, - Ты что здесь делаешь?
   Обхватив его руками, она притянула его к себе. Джерри Дюладье был ничуть ее не выше, но гораздо шире в плечах. Она буквально чувствовала, как ходят мышцы его плеч, когда он обнял ее и стиснул. Эди довольно вздохнула. В первый раз с тех пор, как она выбралась из-под Астон-Мартина, напряжение начало ее отпускать. Затем, чуть подавшись назад, она позволила своим ладоням скользнуть по его груди.
   Кончики пальцев ее замерли там, где мягкая гладкая ткань сменялась шитым шелком эмблемы. Открыв глаза, она уставилась вниз, где пальцы ее отслеживали устремленный вниз меч. Криво дернув щекой, Эди ощутила, как возвращается напряжение
   - Джерри... - начала она.
   - Я думал, ты погибла! - воскликнул он. И убрав руку с ее талии, жестом указал внутрь, в сторону экрана, - Это было в новостях...
   - Я не погибла...
   - Это я вижу...
   - Слово убило их всех.
   Брови Джерри взлетели вверх, и он резко поднял голову, - Что?
   - Рона Якобсена, и отделение моей пехоты. Два боевых меха Слова взорвали их у меня на глазах.
   Поддерживая ее под руку, Джерри увел ее в гостиную, усадил ее на стул, и лишь затем отступил и скрестил руки на груди, легонько дернув щекой, когда раненое его плечо дало о себе знать. Она это увидела, знакомую ей боль, что она помогала ему игнорировать всю прошлую неделю. Сейчас ей казалось, это было так давно, словно в прошлой жизни...
   - Расскажи мне в точности, что произошло. - потребовал он, используя наработанный адептом командный голос, такой же, что она использовала на своих солдатах. Раньше они даже об этом шутили...
   И она рассказала ему все, что знала, начиная с ее прибытия на место, и заканчивая бегством. Монотонный голос солдатского рапорта пронес ее через события, о которых ей не хотелось и вспоминать. Она давала подобные рапорта тысячи раз, но ни от одного из них не было так больно. Машинально она потерла содранную кожу на локте - кстати, интересно, а куда делся бинт?
   Подняв руку, Джерри принялся машинально постукивать по подбородку указательным пальцем. - "Тояма"... - протянул он, - Ну, это Бигелоу, и единственный "Аргус" на Чагосе у моего заместителя, адепта Хименеса. Эди...
   - И зачем им делать подобное? - спросила она растеряно.
   - Даже и не знаю...
   - Мы же не СДМТ, - сказала она, игнорируя его слова. Мысленно сейчас она вообще была далеко. - Мы ничем их не спровоцировали. То есть, я могу понять, почему те ребята, в броне, сорвались, они буквально только что прошли через ад, и мне чертовски жаль, что мы убили их, но новости... и мехи...
   Вскочив, она принялась расхаживать. - Как все попало в новости так быстро?
   - С этим мы разберемся, - сказал Джерри.
   Эди уставилась на него. Внезапно в голове ее что-то щелкнуло, и она осознала, где именно находится. Изумленно, она принялась озираться. - Джерри...
   - Должно быть, это была какая-то ошибка. - продолжал тот, и направился к ней, раскинув руки, - Послушай, котенок...
   - Мне нужно в Мердок.
   - Тебе нужно оставаться здесь, пока мы во всем не разберемся.
   Эди нахмурилась. - Джерри, я только что тебе сказала, что твои собственные боссы стреляли по мне. - И затем принялась внимательно следить за его лицом, когда он устремился к ней, хватая ее за руки. Пальцы его были холодными и сухими. Взгляд не отрывался от нее, карий, почти коричневый. Честный, как она думала всю неделю.
   Что-то кольнуло ее в руку, накрытую ладонью Джерри. Опустив глаза, она увидела серебряный аэрозольный цилиндрик между его пальцев, и вновь подняла взгляд, - Что...?
   - Гавань-три лишь все ускорила, - сказал он.
   - Ускорила? - она попыталась отдернуть руку, но пальцы его сомкнулись на запястье. Эди моргнула. Еще. Отчего-то она не могла сконцентрироваться.
   - Уж не думаешь ли ты, что мы позволим тебе все испортить? - сказал Джерри, и двинулся вбок, не разрывая контакта, когда она начала разворачивать голову. - После всех жертв, на которые мы пошли?
   - Жртв... - слова выходили из рта невнятными. Возникшая исподволь мыслишка, что она зря сюда пришла, начала вопить благим матом. - Ты...
   - Хорошо, что ты пришла сюда... Последняя наша неделя мне понравилась - может, мы растянем ее еще на день, другой, пока с тобой не будет покончено.
   Эди попыталась закричать, оцарапать его, но тело ее предало. Даже и разум куда-то девался, казалось, она скользя, уходит в темную воронку, поглощающую и свет, и звуки, и чувства....
   Мысль о предательстве осталась последней, но затем и она увяла...
  
   * * *
   Первым, о чем она подумала, просыпаясь, что это все был сон. Но долго это приятное заблуждение не продлилось. Предупреждавший ее внутренний голос очнулся первым и обсмеял ее. Ага, сон! Мечтай, тупая дура. Затем она услышала голос Джерри из соседней комнаты.
   - Нет, я не знаю, как долго она будет в отключке. Просто отправьте кого-нибудь сюда! - пауза - Нет, я не долбанный доктор. Я дал ей одну дозу, и я никогда не принимал его, когда не был уставшим.
   С кем бы он ни разговаривал, тот был не в доме.
   Двигайся! - проорал внутренний голос
   Рывком сев прямо, она едва не рухнула. Пальцы ее впились в покрывала постели, теплые, знакомые, затем сжались в кулаки, пока она приказывала комнате перестать вращаться. Пронзительная боль застучала в висках, и скрипнув зубами, Эди зажмурилась. Пальцы отстали от покрывал, и ощупали кобуру - пустая.
   - Понял, десять минут. Я ее пока подготовлю.
   Эди скатилась с постели влево, в сторону ванной и дверцы встроенного шкафа. Крикетная бита Джерри стояла на привычном месте за дверцей, и резко взмахнув ей, она переборола тьму и слабость, и встала у двери. Та была закрыта, то вскоре распахнулась, ударившись о стену, стоило ему вернуться.
   Шагнув внутрь, Джерри замер, увидев постель пустой
   Крикетная бита угодила ему в левое колено, и завопив, он рухнул, хватаясь за ногу. Бросив биту, Эди прыгнула ему на грудь, коленями прижимая плечи к полу. Джерри завопил вновь, стоило ей рухнуть всем своим весом на его раненое плечо.
   - Десять минут до чего, милый? - выплюнула она
   - Эди...
   Она влепила ему пощечину. Пронзившая ладонь боль помогла ей сосредоточиться. - Десять минут до того, как сюда заявятся твои дружки, убивать меня?
   Джерри гневно смотрел на нее. Лицо его рдело - лоб в красных пятнах, багровые щеки, скрип зубов от боли. - Беги, беги, котенок. Тебе некуда деться. Мы уже рассказали всей планете, что вы преступники.
   Эди вспомнила титры новостей. - Никто в правительстве этому не поверит
   - Губернатор-генерал Флит сам подписал приказ.
   Эди влепила ему новую пощечину, но уже не так сильно. - Врешь. Флит, конечно, мудак, но ни за что не поверит Слову, а не своим офицерам.
   Джерри расплылся в улыбке. - Главное не вера, а контракт. Это политика. Действия СДМТ побудили людей перейти на сторону Слова - никто не любит террористов, обычная практика. Даже те, кто предпочел бы видеть здесь КомСтар. - Улыбка его стала наглой, - А после Гавани-три мы можем теперь делать практически все что захотим, и все равно останемся популярными.
   - Но не можете убивать солдат ЧСО, - буркнула Эди, и встав, яростно пнула его в бок, - Люди узнают, вам не удержать этого в тайне.
   Даже свернувшись клубком и кашляя от боли он умудрялся смеяться, - Конечно... ага. Будто люди поверят словам объявленных вне закона террористов, а не благословенному Ордену Блейка.
   Эди уставилась на него. Кончиками пальцев ног она ощущала лежащую под ногами биту. Заставить замолчать его будет легко, возможно, это даже будет иметь значение, если она сумеет вернуться к своей "Вольверине", а он в свой "Блю Флэйм".
   - Значит, твои убийцы добрались до моих людей в Мердоке? - спросила она.
   - Мы еще найдем их, - уверил он ее, - Не знаю, куда они направились, но на этой планете не так уж и много мест, где можно спрятаться.
   Эхо-два-папа. Айзек Толанд выполнил обещанное.
   - Пока, Джерри, сказала она, пнула его вновь, отвела ногу, и пнула вновь, в висок. Булькнув, он завалился на спину, но грудь его продолжала опускаться и подниматься. Некоторое время она так на него и смотрела, вспоминая, как любила смотреть на него, спящего.
   Дура, сказал ей внутренний голос, - Не время медлить.
   Она нашла "Питон" на стойке кухоньки, рядом с карманным телефоном. Схватив его, она проверила экран, но не узнала ни одного из последних набранных номеров. Их было четыре, все на протяжении последнего часа, и все с тем же префиксом.
   Некогда.
   Скиммер ее все также стоял на парковке для гостей, где она его и оставила. Вентиляторы быстро вышли на обороты, и Эди боком вывела юркую машину наружу. "Питон" лежал на сиденье рядом с нею, и одной рукой она придерживала его за рукоятку, руля другой. Охранник на воротах коснулся кончиками пальцев краев шляпы, когда она выезжала, и за ней никто не ехал, по крайней мере, она никого не заметила.
   Швырнув телефон Джерри через перила в реку, она устремилась в город, поддав газу. Если Джерри был прав насчет губернатор-генерала, то ей потребуются надежные доказательства лживости версии Слова.
  

BattleCorps

ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ

Джейсон Шметцер

Часть вторая

   Табор, Чагос
   Лига Свободных Миров
   4 сентября 3068 года
   Даже на следующий день Эди не могла подобраться к месту гибели Якобсена ближе чем на полкилометра. Посты Слова Блейка блокировали каждую улицу, а пытаясь просочиться через магазины, она наталкивалась на патрули. Так что сейчас она сидела в кафешке на углу, примерно в паре километров, с волосами, спрятанными под шляпой с широкими полями, и притворялась, что читает последний выпуск журнала мод на ноутпутере, одновременно размышляя.
   Выпуски новостей подтверждали слова Джерри. У нее было достаточно наличности, чтобы снять комнату в клоповнике на южной стороне, и тем не менее, на сон удалось выкроить лишь пару часов, не более. Препарат Джерри оказался краткодействующим, но последействием обладал мощным - голове ее до сих пор казалось, что "Ханчбэк" Якобсена упал на нее, а не на парковку.
   Губернатор-генерал объявил военное положение внутри и вокруг Табора и Мердока, в зоне из трех сотен километров и уполномочил силы обороны ГИГ Слова Блейка оказывать содействие в поисках террористов. Даже заявил, что "просачивание СДМТ в ряды ЧСО делает бескорыстную помощь наших союзников в час нужды еще более ценным..." И ни слова об обращении за помощью к наблюдателю от ЛСМ. С другой стороны, с ярящимся вторжением на другой стороне Лиги, Эди сильно сомневалась, что у федералов сейчас найдется для них лишний батальон.
   Так что сейчас она завтракала за столиком перед проектором кофейни, следя сразу за тремя экранами, транслирующими новости разных каналов. Все три обличали преступные атаки СДМТ, и предателей из ЧСО, опустившихся до терроризма и позабывших, кому клялись на верность. Оглядываясь исподволь по сторонам, Эди оценивала настрой остальных клиентов.
   Они купились.
   Что вновь возвращало ее к поискам доказательств. Единственный способ победить Большую Ложь это истина, подлинная, и неоспоримая. Что означало, ей придется найти какие-нибудь записи действий Слова, записи, которые они еще не успели отредактировать. Записи боекомпа из меха Якобсена, если тот не разрушен, возможно записи камер служб безопасности из окружавших столовую, где все началось, магазинов...
   Но ей не удавалось к ним подобраться.
   На некоторое время она задумалась, не махнуть ли ей рукой и не убраться из Табора, и не воссоединиться с остальной ее ротой на бивуаке. Эхо-два-папа представлял собой план экстренной эвакуации, и точка сбора его была в пяти сотнях километров вниз по течению Биттеррут. И поскольку новости не голосили наперебой о "сокрушительной победе" Слова, ребята по прежнему были в безопасности.
   Но что дальше? Сражаться? У нее было восемь мехов, точнее, теперь семь, и рота бронемашин. И рота пехоты тоже. Черт, Слову не обязательно их даже и искать, план Эхо-два-папа лежит файлом на главном сервере ЧСО в Дарасе, и рано или поздно кто-то в него заглянет, после чего Слово и остальные подразделения ЧСО рухнут на них подобно лавине.
   Пальцы ее машинально мяли и тискали салфетку. Времени оставалось мало.
   -...Знаю, я только что сама проходила, - чирикнул голос. - Давно было пора им открыть, наконец, чертову улицу.
   Торопливо помотав головой, Эди искоса уставилась на говорившую. Та только что села у стойки, заполнив еде пару стульев пакетами из магазинов. Официантка все также смотрела в окно, чем, по наблюдениям Эди, занималась с самого утра.
   - Утром проезд еще был закрыт, - протянула официантка.
   - Был, ага, - отозвалась женщина. На ней была соболиная шуба и шляпа, размерами подавлявшая шляпу Эди. Искоса, она глянула на сумки посетительницы - "Бакстер" Магазин в здании Таланта, прямо перед кафе. - Но час назад они убрали барьеры. Представляете, там все видно! И где был пожар, и где упал мех!
   Бросив деньги на столик, Эди встала.
   Женщина оказалась права. Пост, остановивший ее ранее, исчез, и по улице вновь катились машины. Двинувшись вниз по улице, притворяясь, что изучает витрины, сорока минутами позднее она оказалась перед закрытым лесами и брезентом зданием Таланта. Чуточку поизучала жадным взглядом сгоревшее кафе, затем уставилась на здание за ее спиной.
   Как минимум шесть камер были явственно видны ей, каждая наблюдающая за точками, где обычно располагались на тротуаре выносные прилавки. Не стоило и надеяться, что Слово не извлекло уже их записей.
   Эди перевела взгляд на свою одежду. В таком виде на успех не стоило и надеяться.
  
   * * *
   Владелец магазина извинялся как только мог, и поблагодарив его, Эди попятилась - одежда была ей мала как минимум на размер, и после того, как тот жадно пялился на ее грудь, ни за что она не даст ему бесплатного шоу сзади. Бейсболка была ей велика, но убранные в узел волосы отчасти это компенсировали. Часа через четыре ночную уборщицу ждет нешуточный сюрприз в виде исчезнувшей рабочей униформы, но сейчас, для Эди, проблемы той не стоили более мимолетной мысли.
   Ничего.
   На данный момент она обошла семь магазинов с камерами на кафе, и даже один, где та смотрела в сторону точки, где стоял "Близзард". Ховер-БТР явно не зал бы ей увидать "Пурифаеров", сжигающих Финча, но все равно та могла заснять хоть что-то. Увы, не осталось ничего, полицейские и охранники Слова прошлись по магазинам до нее и конфисковали записи. Несколько владельцев магазинов посмотрели на нее весьма странно, но приняли на веру ее объяснение, что владелец здания потребовал копии для страховой компании.
   Но теперь-то что? Встав на проходе между магазинами, она принялась оглядываться. Пока она не закончила со зданием, переодеваться не имело смысла, даже хотя и одежда ее была недалеко, упрятанная в один из шкафчиков. Что же делать? Кто-нибудь из шифровщиков ЧСО взломал бы на ее месте систему безопасности, или еще чего. Кто-нибудь из безопасников бы уже проник в кабинет начальника охраны и скопировал бы нужные данные.
   Она не могла ни того, ни другого.
   К тому же, чертова униформа безумно жала.
   Переодеваясь, Эди продолжала обдумывать варианты. Можно, к примеру, отправиться к месту встречи, и когда блейкисты найдут их, она, по крайней мере, сможет сражаться. При мысли об ее "Вольверине" ей стало теплей. Пятидесяти пяти тонная боевая машина здорово осложнит им попытку сделать вид, что ее никогда и не было.
   Но этого будет мало. Даже если она и побьет отряд Слова, без доказательств лживости новостей она ничего не добьется. Слово запросто перекинет еще войск, с другого континента, черт, да губернатор-генерал может запросто натравить на них ЧСО. Конечно, они могут попытаться публично все оспорить, но пользы это не принесет - для публики они уже мертвы, и хуже того, виновны.
   Тротуар у здания заполнился народом, существенно упростив возвращение к припаркованному ей вдали скиммеру. Нарочно отправившись туда, где расстреляли мех Якобсена, она помедлила перед барьерами, делая вид, что изучает развешенные таблички "ОСТОРОЖНО" вокруг вмятины в бетоне. Рон был чертовски хорошим воином, и другом, и подобного он не заслуживал.
   Группка дорожных рабочих вывернула из-за угла с лопатами и ломами. Увидев ее стоящей, они встали - двое из обычной вежливости, двое, чтобы сально на нее попялиться, и подхватив пакеты, Эди развернулась, не отрывая глаз от тротуара. Отблеск света из тени резанул ей глаз, и она отдернула голову, машинально узнавая...
   ...опознавая...
   Она дозволила одной из лямок выпасть из правой ее ладони, и пролетевший скиммер швырнул в нее пыль и сажу с проезжей части. Вздувшийся пузырем пакет вывернулся и вывалил купленное ею нижнее белье на тротуар. Все четверо рабочих, позабыв он ней, кинулись хватать разлетающееся кружево, пока Эди притворялась, что присев запихивает не успевшее улететь слишком уж далеко в пакет. Увы, вместо этого все разлетелось еще дальше, даже прикрыв собой часть дыры в бетоне.
   - Возьмите, мисс, - сказал самый пожилой из рабочих, выглядевший среди них главным. И протянул ей бюстгальтер, осторожно удерживая его за лямки, - Мы поможем вам собрать остальное.
   - Еще б! - гоготнул молодой, расплываясь в ухмылке.
   - Барнс! - рявкнул прораб, - Где твои манеры?
   - Ой, спасибо, - жеманно отозвалась она в ответ, используя отработанный ей еще в семнадцать тон голоса, весьма пригодившийся ей в последующие четырнадцать. - Я только-только его купила...
   - Мы поможем, - твердо заявил прораб, разворачиваясь к комбинации.
   Подавшись вперед, Эди ухватила кучку чулок, зацепив заодно и кое-что потяжелей дайгумо-шелка, про себя молясь, чтобы пакет выдержал такую тяжесть. Впрочем, невзирая на блеск, пакет оказался надежным - шнурки ручек растянулись до предела, но удержались. Встав, она опробовала их прочность. Пакет держался, но едва-едва.
   - Спасибо, - пролепетала она, - Спасибо, ребята.
   Повернувшись к ней, рабочие предложили ей свой улов - прораб и второй пожилой рабочий смущаясь, молодые с похабными улыбками. Позволив им уронить собранное в левый пакет, она улыбнулась им.
   - Огромное вам спасибо, вы меня спасли!
   Игнорируя шепотом выдаваемые предложения, и сальные взгляды, Эди заспешила к скиммеру. Пакет из левой руки полетел в мусорный бак тут же, как только она добралась до машины, правый же, тяжелый, лег на сиденье рядом. Затем, она, рискнув, глянула внутрь, чтобы убедиться, что внутри именно то, что она увидела в яме. Ее аж колотило от возбуждения.
   Столкнув пакет на пол под пассажирское сиденье, Эди запустила двигатель, и закрыла кабину. Влившись в дорожное движение, она направилась к югу, пока не достигла моста на южное шоссе 34.
   После чего поддала газу, и попыталась сдержать прорывающееся хихиканье.
   До точки встречи было еще четыре часа.
  
   * * *
   В последний раз на Эди так пялились и только разве что не лапали когда ей было семнадыать, и мать обманом затащила ее на школьный конкурс красоты. Сейчас, вместо одержимых гормонами парней и завистливых девчонок, это были солдаты ЧСО, но неприятные ощущения были теми же.
   - Достаточно! - рявкнула она. Орды озабоченных вояк замерли и торопливо встали по стойке смирно, причем непроизвольно. Рядовой-пехотинец медленно начал опускать руки по швам, сжимая в руке потеющую крупными каплями стальную флягу. Взгляд его буровил точку чуть выше левого плеча Эди.
   - А это я заберу, - сказала она, выхватывая флягу. - Остальным вернуться к исполнению своих обязанностей. И помоги вам господь, если ваши офицеры еще не подыскали вам работы, уж я-то ее вам найду.
   Солдаты быстренько рассосались, оставив Эди у раскинутой штабной палатки. Стоящий у входа пехотинец, с винтовкой наперевес, смотрел строго вперед, не отвлекаясь ни на что. И лицо его не расплывалось в идиотской ухмылке.
   Уже.
   Или еще.
   - Офицеры внутри? - отрывисто спросила она.
   - Согласно приказу, мэм.
   Эди подождала немного. Она знала, как сейчас выглядит, все в том же легкомысленном гражданском наряде, с волосами дыбом после гонки по 34 шоссе, и с пакетом из магазина женского белья под мышкой. Да, и с потеющей солдатской флягой в другой руке. Жадно отхлебнув... ух-ты, лимонный... она пристально продолжила изучать часового, выискивая неуставные эмоции.
   Так ничего и не обнаружив, она буркнула, - Пошлите за сержантом Бином, - и прошла мимо.
   Внутри она обнаружила четырех офицеров в полевой зеленой форме, стоящих у стола, с расстеленной на том картой. У двоих в руках были ноутпутеры. Стены палатки были увешаны плоскими мониторами и экранами, показывавшими готовность войск. Стена напротив входа показывала новости из Табора, и общепланетный канал из Дараса.
   - Капитан! - воскликнул Айзек Толанд, отступая от карты, - А мы и не знали, что вы вернулись!
   Толанд был низеньким, едва достигая метра семидесяти, но сложен как бык, и рыжий. Каждый раз смотря на него, на ум приходило слово "вспыльчивый"
   - Я - да, - отозвалась она, и передала пакет второму офицеру, отступившему от стола. Младший лейтенант Роланд Барфи был танкистом, командуя бронетанковой ротой Эди. Слишком высокий и тощий для приземистого "Жукова", но ротой он командовал безупречно.
   - Тогда новости... - начал было он.
   - ... не врут, - закончила Эди. - Больше никто не вернется из Табора. - офицеры переглянулись. - Они все мертвы.
   - СДМТ? - спросила лейтенант Тэйни, командир второго лэнса, мехвоин. Теперь, со смертью Якобсена, ее заместителем станет она.
   - Слово.
   - Слово?! - переспросил Барфи, - А Слово-то какое к этому имеет отношение?
   - СДМТ всего лишь ширма Слова Блейка. И сейчас они берут под контроль планетарное правительство.
   Эди пристально следила за реакцией подчиненных. После Джерри она не верила никому. По дороге у нее была уйма времени, чтобы подумать, и она не могла не отвергнуть того, что Слово просочилось в ряды ЧСО достаточно глубоко, чтобы влезть и в ее роту. Подъехав к внешним постам, она отчасти ожидала увидеть там проклятого "Тояму", ждущего ее вместо камуфлированных палаток ЧСО.
   - Вы серьезно? - выдохнул Барфи
   Эди пронзила его гневным взглядом, - Рон Якобсен и отделение пехоты погибли у меня на глазах, лейтенант.
   - Значит, вы серьезно, - сказала Тэйни, искоса глянув на Барфи и затем снова на карту.- Так что мы будем делать?
   Эди набрала воздуха, - Убеждать губернатор-генерала перейти на нашу сторону.
   - Что значит, "убеждать"? - изумилась Тэйни, - Разве он не на нашей стороне и так?
   - Потому что Слово уже заставило его перейти на их сторону. Причем, ребята, блейкисты мне сами этим похвастались. Мы не получим помощи ни от губернатор-генерала, ни от остальных ЧСО. Они свято уверены, что в Мердоке все были содомитами.
   Она смотрела как они переваривают новости. Тэйни и четвертый ее лейтенант, Рэндел, выглядели разъяренными. Толанд вообще кипел от злости. Барфи же...
   - Не верю, - сказал он.
   В столбик дверного проема отрывисто стукнули, и когда Эди развернулась, молодая женщина с сержантскими знаками различия просочилась внутрь, скинула кепи и встала по стойке смирно. - Сержант Бин прибыла согласно приказу, мэм.
   Эди развернулась к Барфи. - Ролли, тебе не обязательно мне верить, - сказал она. Тот не стал сопротивляться, когда она забрала у него пакет и развернулась к новоприбывшей.
   - Сержант Бин... - Эди принялась разворачивать пакет. - Я слышала, у вас неплохо получается раскодирование и восстановление информации?
   Бин вздернула подбородок. - Так точно, мэм.
   - Отлично.
   Сдернув последние тряпки, она позволила тем упасть на пол палатки, и почувствовала, как металл холодит ее пальцы. Впрочем, ей это даже понравилось, отличное дополнение к ледяной ярости, растущей внутри нее.
   - Держите, - сказала она, вытягивая руки.
   Не колеблясь, Бин шагнула вперед и обеими руками перехватила тяжелый груз из ее рук. Половина шлема и большая часть лицевой маски сожженного бронекостюма "Пурифаер" весила довольно много, но руки маленькой женщины даже и не качнулись.
   - Я хочу увидеть то, что видела эта штука, - сказала Эди. - И лучше немедленно.
  
   * * *
   Барфи кусал губы. Эди видела, как ходит его челюсть, как напрягаются щеки, и как подергиваются веки глаз. Пальцы его то барабанили по столешнице, то по верхней губе. Даже по локтям, как только он заставил себя скрестить руки. И все это время он молчал.
   - Ролли?
   Барфи дернулся.
   - С тобой все нормально?
   - Да, мэм, - автоматически ответил он. Но нормальным его поведение назвать было нельзя.
   - Бин вытащит снимки, - сказала она, стараясь звучать спокойно.
   Барфи дернул щекой, и слегка покраснел, - Я... я не называю вас лгуньей, капитан, - сказал он, торопливо глянув на коллег. - Просто... я не понимаю. Зачем Слову Чагос? Мы черт знает где от Терры, и у них уже есть Гибсон. И все эти планеты в Марке Хаоса
   - И Аутрич, - невинно заметил Толанд.
   - Драгуны стали преступниками! - запротестовал Барфе, - Мы все видели записи - они атаковали Марс! Без контракта. Просто отправились и атаковали. Блейкисты были правы, когда разобрались с ними.
   - Ядерным оружием? - тихо заметил Рандел.
   - Они были ренегатами, - настаивал Барфи, - Но причем тут это? Мы же не содомиты. Зачем им нас атаковать?
   Эди переводила взгляд с одного офицера на другого. - Тогда о чем вы думали, смотря вчерашние новости? Поверили, что я содомитка? Решили, что я специально повела Якобсена и Финча, и остальных в город, чтобы вырезать доброе мирное Слово Блейка и начать мятеж?
   - Ну конечно, нет... - начал Барфи...
   -...и тогда кто-то из нас лжет, или я, или пропаганда Слова. - Эди врезала кулаком по столу. - Кто из нас лжет?
   - Капитан... - начал Толанд, отводя глаза, и откидываясь на спинку стула.
   - Кто? - потребовала Эди ответа.
   - Слово. - твердо сказал Рэндел.
   - Именно. Слово Блейка. - и она гневно уставилась на Барфи, - Лейтенант Барфи, вы согласны?
   - Да, капитан, - сказал тот. Лицо его было багровым, а уши вообще полиловели. - Простите, капитан.
   - Забудь. Или даже лучше, не забывай. Запомни это чувство, Ролли, Слово показало свое истинное лицо. Осталось только понять, как нам выбраться из этого всего.
   И ткнула в лежащую на столе карту, от которой они недавно оторвались.
   - Большая часть ЧСО на другом континенте, помогает пострадавшим от землетрясения, и единственные сколь-либо приличными военными подразделениями в пределах шести сотен километров от Чагоса являемся мы и отряд службы безопасности ГИГ Слова, прибывший из Дараса в Гавань-три.
   Она провела почти прямую линию по 34 трассе от Табора до места слияния рек Биттеррут и Тьегард, где они находились. - К этому времени мы можем логично предполагать, что кто-то в кабинете губернатор-генерала уже сообщил блейкистам о Эхо-два-папа. - она ткнула в карту, - Что значит, там пора выдвигаться.
   И уставилась Толанду в глаза - Каково наше состояние?
   Толанд выпрямился. - Все машины и снаряжение исправны и готовы к бою, капитан. - И ухмыльнулся. - Настоящее чудо, никто не порвал гусеницу или не запорол привод по дороге.
   Он повел рукой, - И мы захватили ваш мех, так что не беспокойтесь.
   Эди тоже улыбнулась, - Отлично.
   Глаза жгло огнем, и она несколько раз сжала переносицу пальцами, стоило той напомнить о своем наличии головной болью. - Теперь вопрос, и как нам убедить губернатор-генерала перейти на нашу сторону?
   - Может просто его пристрелить? - спросила лейтенант Тэйни.
   - Он же нас предал - добавил Рэндел.
   - Мы не будем свергать правительство, - объявила Эди. - Губернатор-генерал подыграл блейкистам, поскольку считает это лучшим для него, и по его мнению, для Чагоса также. Слово Блейка уже захватило новости, что значит, и мнение общественности также. Нам нужно доказательство, могущее отбить их.
   - Вроде того, что в этом шлеме? - спросил Барфи. Он начал уже приходить в себя, и в глазах его загорелась новая решимость. Эди была впечатлена. Парень мог учиться на собственных ошибках, видеть, как эмоции толкают его на неверный путь. Мало кто способен так себя знать, и уметь обуздывать.
   - Возможно, - с трудом подавив зевок, отозвалась она. - Хотя они наверняка скажут, что запись мы фальсифицировали.
   - Капитан, нам придется драться, - нерешительно заметила Тэйни. - Как минимум против блейкистов. Вы же понимаете, так ведь?
   Эди кивнула, - Ладно, я подумаю об этом потом, после того, как мы побьем их.
   - Вам стоит отдохнуть, - сказал Толанд. И ухмыльнулся. - Дайте нам самим со всем справиться. Бин все равно потребуется время. Кстати, выглядите вы ужасно.
   - Да, капитан, это хороший совет, - поддержал его Рэндел.
   - Ладно, пару часиков, - дозволила Эди. И встав, повернулась к выходу.
   Остановил ее голос Барфи.
   - Капитан, вы сказали "после того, как мы побьем их" - голос его звучал ну совсем неуверенно
   - Да. И что?
   - Что, если мы их не побьем?
   Повернувшись, Эди смотрела на него долгую минуту. - А это уже неважно, Ролли. Если мы не побьем их, то все умрем.
  
   * * *
   Индикатор часов исправно сообщил ей, что с того времени, как она отправилась спать, прошло максимум часа три, и она рывком села, раздирая слипшиеся глаза. В последний раз она просыпалась в постели Джерри, мягкой, знакомо пахнущей постели с подушками и...
   ... мерзким привкусом транквилизатора, что он вколол ей. Эди содрогнулась. В дверь тихо постучали, второй раз, осознала она. Первый ее поднял.
   - Да, - сказала она.
   - Сержант Бин, мэм, - раздался приглушенный женский голос.
   - Да, Бин... - Торопливо скинув ноги с постели, она быстро потерла лицо ладонями, и синяки и ссадины на локтях и коленях опять заныли. - Входите.
   Ворвавшийся внутрь свет был ярким и неестественным, образованный портативными светильниками, раскинутыми по всему лагерю. Вот тебе и светомаскировка. Впрочем, шагнув внутрь, Бин захлопнула дверь.
   - И что вам удалось найти, сержант?
   - Капитан, масса данных испорчена. От боя в городе не осталось ничего. - Сержант вновь стояла по стойке смирно, с руками за спиной, и взглядом, устремленным над головой Эди. Она что, ожидала разноса за то, что не сумела волшебным образом данные восстановить?
   - Черт... - прошептала Эди. - Нет доказательств.
   - Засады нет, мэм, - согласилась Бин, - Но я вытащила час перед нею.
   Эди встрепенулась - И?
   - И это была не бомба, мэм.
  
   Десятью минутами позже, вместе с Барфи, Рэнделом и остальными, Эди с сержантмо Бин пересматривали пару минут записи со шлема "Пурифаера" - сюрреалистический момент прогона записи записи, показывавшейся внутри бронетранспортера, и затем прямая запись событий, пока бронекостюмы двигались в столовую Запись кончалась переговорами между старшим из пехотинцев и регентом Хэнсоном, объяснявшим, что пехотинцам делать.
   Когда запись кончилась, Эди вновь уставилась на своих офицеров. Ледяная глыба ярости, курившаяся внутри нее с момента смерти Якобсена и предательства Джерри начала трещать, но сейчас у нее были другие причины для беспокойства.
   Толанд был вне себя, явственно, сжимая и разжимая кулаки, и невидяще смотря на опустевший экран. С Рэнделом и Тэйни было то же самое, Барфи же...
   - Ролли? - спросила Эди.
   Барфи не шелохнулся. - Это был Гарри Радер, - прошептал он.
   - Да. Рядовой Радер, его младший брат, кажется, был одним из убитых в Таборе.
   - Нет, то есть да, Томми Радер был в отделении Финча, - Барфи моргнул, и затем перевел глаза на Эди, моргая. - В учебке, когда я только записался, Гарри Радер был моим строевым инструктором...
   - Все мы были в учебке, Ролли, - заметила Тэйни.
   - Да, но... то есть, он был моим строевым инструктором! Вернулся в ЧСО после тура в федеральных войсках. Он был на Оливере, в пятьдесят седьмом. Он отличный солдат, был отличным солдатом! Он ни за что не стал бы содомитом!
   Взгляд его затуманился, - Последний раз, как я о нем слышал, он водил грузовик.
   Толанд кашлянул. - Если мы обнародуем запись, Слово скажет, что Радер их спровоцировал.
   Развернув резко голову, Барфи гневно на него уставился - Чушь!
   Толанд вскинул руки. Это можно было назвать смешным - представить только, что тощий, хрупкий Барфи может кинуться на Толанда, казавшегося обычно вросшим в землю, - Ролли, я просто хотел сказать...
   - Айзек прав, - сказал Эди. - Пусть даже это и чушь.
   Подождав, пока Барфи переведет на нее взгляд, она кивнула. - Слово Блейка не имеет права арестовывать граждан. Закон будет на стороне Гарри Радера, но мы не станем просто показывать это в новостях. - И ожгла их взглядом, - Мы положим запись на стол губернатор-генералу, и пусть он ее обнародует. Тогда это будет официальным заявлением, и когда люди увидят, что блейкисты творят, они перейдут на нашу сторону.
   - Так вот просто? - спросила Тэйни.
   В палатку влетел рядовой, и тут же резко встал, увидев офицеров. Рука его торопливо дернулась, но затем он заставил себя остановиться. Под крышей салютов не отдают. - Сообщение от ВП-2, капитан, - сказал он, протягивая листок бумаги.
   Эди его приняла. - Что там?
   Курьер надсадно пытался отдышаться. Бумага в руке Эди была мокрой от пота. - Они идут.
   Барфи грязно ругнулся - Блейкисты?
   - Да, сэр.
   Нахмурившись, Эди глянула в записку: "МНОГО МЕХОВ И КОСТЮМОВ". Она бы не возражала получить подробности. Неловко сунув записку Толанду, она повернулась к Рэндэлу. - ВП-2?
   - В девяноста километрах по 34-му. Отделение пехоты на перекрестке.
   Эди кивнула. - Значит, у нас есть два часа, если повезет.
   Прочитав сообщение, Толанд передал его Барфи. - Объявляй тревогу, Говард. Через десять минут все должны быть в машинах. Через двадцать база должна быть пуста, все что не сможем увезти - сжечь.
   - Они увидят дым, - указала Тэйни.
   - Но нас здесь уже не будет. - отозвалась Эди. Взмахом руки отпустив курьера, Говарда, она машинально дернула себя за челку. В уме у нее прокручивалась карта местности между ними и перекрестком, где встал вынесенный пост 2. По большей части равнина или всхолмья. Куча заливных лугов. Чуток высот, глубоко прорезанных Биттеррут за тысячелетия.
   Вой тревоги вырвался из наушников и поясных радио. Тэйни и Рэндел, торопливо кивнув Эди, умчались, а Барфи, скомкав записку, уставился на застывшего на экране Гарри Радера, направившего пустую АХ-22 на камеру - и казалось, на всех присутствующих.
   - Ролли? - тихо спросила Эди, взмахом руки отсылая Толанда - командующему пехоты работы предстояло больше всего. Барфи тоже стоило бы взяться за дело, но часть ее работы форс-коммандером заключалась в том, чтобы удостоверяться, что он готов за это дело взяться.
   - Он учил меня как быть солдатом, - тихо сказал он.
   - И отлично справился.
   Эди подумала, не положить ли руку ему на плечо, но затем передумала. В данной ситуации это было бы неуместным.
   Барфи швырнул записку в экран, и та безвредно отскочила консоли, где мышкой сидела Бин, скорчившись над клавиатурой. - И погиб он как солдат.
   Рот его скривился, - Пытался защитить гражданского от этих ублюдков.
   - Так и есть.
   Барфи уставился на нее. Она встретила его взгляд своим, не отводя его, и не давя на него тоже. Взгляд ее говорил, "я здесь, ты здесь, что дальше?"
   - Мне нужно осмотреть мои машины. - наконец сказал он.
   Шагнув назад, она повела рукой к выходу.
   Когда он был уже у двери, она сказала, - Ролли...
   Тот развернулся.
   - Помни, чему он тебя учил.
   Гримаса Барфи превратилась в хищную улыбку, - Капитан, он был хорошим учителем. И я с удовольствием напомню об этом Слову.
  
  
   * * *
   - Привет, Джерри, - шепнула Эди. Пальцы правой ее руки коснулись кончиками мягкого пластика дополнительного экрана, транслировавшего картинку от разведчика в полутора километрах по шоссе. Колонна Слова двигалась на юг по 34му шоссе примерно на пятидесяти километрах в час, но затем они замедлились и выслали разведку. Если какой из бронекостюмов зацепит кабель, связывающий ее мех с разведчиками, у них будут проблемы.
   Хотя... разве что несколько раньше, чем они планировали. Ее отряд Чагосских Сил Обороны, в гарнизон военной резервации Мердок, сейчас скрылся в быстро подготовленных укрытиях посреди котловины заливного луга. От отводного канала, где сейчас, скорчившись, находилась ее "Вольверина" был почти километр до дорожной насыпи. Остальные ее силы были размещены примерно также, готовые ударить мехам Слова во фланг, как только танки Ролли Барфи заставят тех встать на дороге.
   Если ее план сработает. Взгляд ее переместился на другой экран, демонстрировавший построение ее сил - семи боевых мехов шестнадцати бронемашин и большинства из трех ее взводов пехоты. Четвертый взвод был разделен на несколько команд разведчиков, и отделение под командой сержанта Бин в ховер БТР в тылу. Если сражение окончится не в пользу ЧСО, то Бин обогнет поле боя, и устремится в Дарас, со всеми данными со шлема "Пурифаера". Правда выйдет наружу, пусть даже и мертвым ЧСО будет уже все равно.
   "Блю Флэйм" Джеральда Дюладье возглавлял разведотряд, двигаясь в пятистах метрах перед основной колонной. Отделение "Пурифаеров" прочесывало дорогу перед ним, наряду с другим блейкистким мехом, "Валькирией". Выискивали ли они замаскированные позиции, или мины, или следы вандализма, Эди было неясно. Вместо этого она следила за передачей с камеры разведчика, показывавшей как "Блю Флэйм" Джерри минует камень, выкрашенный на боку белым, невидимо для тех, с дороги. Коснувшись клавиши на панели связи, она послала заранее подготовленный сигнал, краткий, сжатый до доли секунды. Засечь его будет трудновато.
   В четырех сотнях метров перед силами Джерри, Роланд Барфи выкатил четыре танка "Жуков" своего командного взвода из укрытия за эстакадой, и покатился на блейкистов. Спаренные автопушки уже выцеливали врага, намереваясь войти на дистанцию поражения прежде, чем блейкисты опомнятся.
   Ну, не то, чтобы Эди ожидала, что Джерри удастся поймать так легко, и так оно и оказалось. Торопливо выстрелив с обеих дальнобойных лазеров своего четырехлапого меха, он принялся торопливо пятиться, набирая расстояние между собой и надвигающимися танками ЧСО. По дальнобойности его оружие превосходило пушки "Жуковых", к тому же он был быстрее. И считал, что Эди, и ЧСО только что совершили большую ошибку.
   - Давай же, - прошептала она, но Барфи был готов. Импульс, не более того, моргнул на ее приемниках. Сигнал Барфи.
   Двенадцать ховертанков выскочили из-за насыпи и понеслись по дороге к войскам Джерри. Четыре "Кондора" быстро сократили дистанцию и размеренная дробь их пушек заполонила луг. "Валькирия" выпустила вереницу ракет, но Эди не заметила, чтобы хоть одна из них попала.
   "Жуковы" Барфи резко развернулись, и помчались туда, откуда выскочили, Башни всех четырех танков развернулись, прикрывая тылы. Ховертанки, все четыре "Кондора" и восемь "Саладинов", так и не вышедших на дистанцию поражения, ушли влево и вниз, стремительно уходя по лугу, и воя вентиляторами, пролетели мимо спрятанных мехов Эди. С шоссе казалось, что они хотят уйти по реке.
   - Ну же, преследуйте их, - прошептала она.
   Развернувшись, "Валькирия" выпустила еще десяток ракет, чьи боеголовки взорвались в мягком дерне заливного луга, не задев ни одного из набирающих скорость танков. "Блю Флэйм" Джерри сосредоточился на "Жуковых", но дистанция была уже слишком велика, и он остался стоять, ожидая, какие еще сюрпризы выкатятся на него с дороги.
   А дальше к северу шесть мехов блейкистов, шедших в колонне, принялись спускаться с насыпи, собираясь стрелять по ховертанками, что, как они ожидали, попытаются сбежать по спокойной, ровной глади Биттеррута.
   Эди ухмыльнулась внутри нейрошлема. Похоже, ее план сработает.
   Они оказались почти что в нужном ей месте.
   - Врежем им! - завопила она в микрофон.
   И вокруг нее шесть оставшихся мехов отряда ЧСО из Мердока, выбрались из укрытий и понеслись в сторону надвигающихся блейкистов. Эди поставила "Вольверину" на ноги и понеслась вперед раньше, чем экран ситуации показал, что она вообще двигается. Тревожные огни заполонили нашлемный проекционный экран, оповещая, об перехваченных приемниками лучам вражеских прицельных систем.
   Лазерный дальномер, цапнувший ведущего "Аргуса", стоило ей вылезти из канала, сказал ей, что она в семистах тринадцати метрах от блейкистов. Десятью секундами позже она была тремя сотнями метров ближе, достаточно близко, чтобы пустить в ход ее дальнобойные большие лазера. Вскинув правую руку, она замедлила мех до шага, и вжала гашетки.
   Каждый из лазеров, смонтированных в спарке под правым предплечьем "Вольверины," изрыгнул импульс багрового цвета, разнесший броню над "сердцем" "Аргуса". Выкрашенный красным мех зашатался, пилот его занервничал, и ответный залп пушки ужел в сторону, вырывая ямы в мягкой почве десятком метров правее. "Вольверина" продолжила надвигаться, продолжила сокращать дистанцию. "Требучет" лейтенанта Тэйни обогнал ее, напропалую паля ракетами. Залп за залпом покидали пусковые, но ни один из блейкистких мехов не страдал от его бешеного огня.
   Система связи взорвалась сообщениями, вначале зашифрованными, но затем, когда протоколы шифрования, скачанные сержантом Бин со шлема "Пурифаера" взялись за дело, вполне понятными. Краем уха она в них вслушивалась, но пока переговоры врага были обычными для попавших в засаду. Вперед. Следите за флангами. Стреляйте. Стреляйте!
   Сержант Рамирез повела то, что осталось от лэнса Якобсена против "Тоямы". "Центурион" ее плевался дальнобойными ракетами так быстро, как только успевал перезаряжаться, и одновременно несся вперед, сокращая дистанцию для тяжелой пушки. Фитцджеральд и Хименес зигзагами носились по лугу позади, метая иссиня белые молнии ППЧ в тяжелый блейкисткий мех, по мере перезарядки. Весом в тридцать тонн, "Шакалы" не имели достаточно брони, чтобы сблизиться и выжить, но были достаточно шустры, и главный их калибр был достаточно дальнобоен.
   А теперь, когда они приковали к себе их внимание... Эди покосилась на ховертанки. Ребята Барфи были вне всяких похвал, как и обычно. "Саладины" и "Кондоры" развернулись на месте, и заверещав вентиляторами, погнали воздух в другую сторону, вначале замедляясь, а татем ускоряясь вновь к блейкистким боевым мехам.
   На открытой местности "Саладины" были вне конкуренции. Каждый из восьми ховертанков нес смонтированную по центру пушку, достаточно крупную, чтобы уничтожить легкий мех с одного залпа, к тому же они были достаточно быстры, чтобы избегать ответного огня. Если честно, Эди не хотелось бы сейчас быть среди блейкистов, на которых нацеливались эти зияющие жерла. Навскидку выстрелив в "Аргус", чтобы не дать тому отвлечься, она увидела, что лишь один из них попал в цель, взорвав багровеющую дыру в левой ноге шестидесяти тонного меха.
   В наушниках раздался незнакомый голос, призывающий вернуться на шоссе.
   Ухмылка Эди переросла в рычание, и она вновь коснулась заранее подготовленной клавиши.
   - Давай, Айзек, не дай им вернуться.
   И стоило мехам Слова Блейка остановить наступление и начать пятиться, на дисплее Эди за их спинами расцвели новые иконки. Три пехотных взвода, врывшиеся в насыпь, отбросили прикрывающую их окопы маскировку, и открыли огонь. Каждый третий боец нес легкое бронебойное оружие, и сейчас каждый из них стрелял по ближайшему к ним меху - бочкообразному "Остроку". Остальные пехотинцы открыли ураганный огонь из штурмовых винтовок по "Пурифаерам" и легким бронекостюмам "Торнадо" рядом с ними.
   Идеально исполненная засада. Прямо по учебнику.
   Эди триумфально заорала. Ребята исполняли свои роли безупречно, открыто пользуясь некомпетентностью командира войск Слова, выразившейся в недооценке ее ополчения. В свое время они с Джерри много спорили на этот счет, поскольку тот отчего-то вбил себе в голову, что раз ее силы не федерального подчинения, и финансируются не государством, а отдельной планетой, им ни за что не выстоять против подразделения первой линии.
   - День состоит из равного количества часов, что для твоих войск, что для моих, - сказала тогда она.- Ровно столько же времени для тренировок. Но нам не надо летать на другие планеты, нам ни к чему изучать новые планеты, новую топографию, привыкать к новому притяжению - мы уже тренируемся на месте.
   Они отыгрывали этот сценарий на протяжении тысячи километров петель, образованных Биттеррут, пробовали раз за разом, пока тот не стал получаться у них автоматически. Оставалось только испытать его настоящим боем. Блейкисты же оказались захватченными врасплох, не зная, что ждет их в следующий момент, какие еще сюрпризы приберегли для них ЧСО.
   Прямо по учебнику.
   "Вольверину" Эди швырнуло влево, и ремни привязи впились ей в плечи, а кончики пальцев заныли. Топнув по правой педали, она развернула мех. "Блю Флэйм" Джерри Дюладье скорчился на гребне насыпи, развернутый к ней. Быстро размяв руки, она подправила прицел.
   - Привет, милая, - услышала она его.
   "Привет, урод", хотелось ей сказать, но она не стала. Возможно Слово еще не знало, что они взломали их защищенную частоту, и ей хотелось сохранить это преимущество до конца. Вместо этого она выстрелила лазерами в ответ, вновь попав лишь одним. Луч выжег злобный на спине четырехногого меха, точно промежду лазеров. Затем она подала Вольверину вперед, сокращая дистанцию. Беглый взгляд на экран показал ей, что блейкисткие мехи увязли в пехоте. Ховертанки свалятся на них в пределах пары секунд, а благодаря крупнокалиберным пушкам, скоростные их пробеги нанесут врагам жуткий урон. Короче, она вполне может отвлечься.
   "Блю Флэйм" зарысил вниз по насыпи, выходя на луг, и затем понесся к ней галопом, да и она сама подала рычаг вперед до упора. По данным оба меха были довольно близки - такие же два больших лазера увеличенной дальности, оба с ракетами ближнего действия. Вот только у Джерри были супер-точные стрик версии, зато у "Вольверины" вблизи начинала работать пара средних импульсных лазеров. Скорость равная, так что у Эди было всего два преимущества... масса на десять тонн выше и...
   Она вжала кнопку....
   ... она могла ускориться за сотню километров в час, благодаря системе MASC. Система скинула на искусственные мышцы меха дополнительное напряжение, и на десять секунд "Вольверина" вышла на сверхрежим.
   Лазеры перезарядились, и она выстрелила сразу же, как MASC прекратила работу. Оба рубиновых луча вонзились в броню над сердцем "Блю Флэйма". Затем она вжала гашетки импульсных лазеров и ракет, но перекрестья остались красными - дальность была еще не та.
   Лазеры Джерри ринулись к ее броне, причем один из лучей взрезал броню на левом предплечье. Второй же перегрел землю между ног ее бешено топочущего меха, швырнув ввысь на десяток метров фонтан из земли и песка. Данные дальномера вертелись, словно высотомер на самолете, лишившемся двигателя.
   Ни он ни она не стали замедляться.
   Они неслись друг на друга, со скоростью каждого за девяносто километров в час. Эди держала курс прямо, нечленораздельно вопя в микрофон. Двести метров, сто, пятьдесят...
   ... и голубой выхлоп оторвал "Блю Флэйм" от земли, швыряя в воздух над ее головой. Уставившись в его брюхо на пролете, она почувствовала, как "Вольверину" окатило струями пламени. Вонзив ногу меха в землю, Эди встала, и развернулась как раз вовремя, чтобы увидеть,к ак "Блю Флэйм" приземляется, гибко, словно кошка.
   - Миленько, - прошептала она. Она совсем забыла, что тот снял усовершенствованный С3 компьютер, чтобы поставить прыжковые двигателя...
   Лазера ее вновь взрезали броню Блю Флэйма, оба больших, и теперь, когда они были столь близко, и пара импульсных также. Броня взорвалась по всему "Блю Флэйму" несмотря на то, что Джерри кинул мех в сторону. Шесть пущенных ей ракет ближнего действия, разлетелись в стороны, миновав движущийся по-крабьи мех. Попала лишь одна, попятнав броню над правой передней ногой "Блю Флэйма". Ответный его залп в основном промазал, хотя пара стрик-ракет сумела осуществить захват и вырвать по куску брони на груди.
   Волна жара затопила кабину, и мех тут же потерял былую чуткость управления. Эди напрягла ноги, готовая запустить прыжковые двигателя, и разорвать дистанцию, давая перетруженным радиаторам время слить нагрев, но Джерри, похоже, испытывал те же проблемы. "Блю Флэйм" продолжал пятиться от нее по склону. Расслабив напряженные ноги, Эди искоса глянула на тактический экран.
   Синие иконки ховертанков ЧСО смешались с красными иконками основного отряда блейкистов. Из восьми "Саладинов" семь были на ходу, но один был перечеркнут. Рискнув глянуть в стекло, она увидела погребальный костер. Четверка "Кондоров" носилась по всему полю, паля своими мелкокалиберными пушками. Все ее мехи также были пока на ногах.
   Два блейкистких меха уже рухнули.
   "Острок" серьезно пострадал от гранатометов пехоты, и ответный огонь лазерами не смог его спасти. Судя по экрани, Тэйни и командный лэнс сблизились с ним достаточно, чтобы закидать пострадавшего ракетами и снарядами. "Гермес II" ЧСО подбежал настолько близко, что даже успел его пнуть.
   "Валькирия" тоже рухнула и сейчас горела на шоссе. Трое "Жуковых" Барфи стояли вокруг нее. Пушки их непрерывно плевались снарядами по скоплению блейкистких бронекостюмов внизу, пытавшихся выкурить пехоту ЧСО. Четвертый "Жуков" остался на шоссе сотней метров поодаль, судя по иконке, потеряв гусеницу, но в башне по-прежнему оставался экипаж.
   Они их делали. Выбрав незащищенную частоту, Эди произнесла, - Привет, урод.
   Все ее внимание вновь было на противостоящем ей мехе.
   - Эди, - отозвался Джерри. Блю Флэйм обходил ее по кругу, но не стрелял.
   - Я тебе побила, - сказала она. Радиаторы трудились что есть силы, и она ощущала кожей, как падает нагрев.
   - Еще нет, - ответил он. - А если и так, что с того? Мы уже настроили население против вас. Губернатор-генерал в наших руках. Флит не может просто так взять и отбросить им уже сказанное. Вы - ренегаты, и даже если вы убьете нас всех, вы станете только хуже.
   Эди проверила перегрев - почти ушел. - Я видела, что произошло в той столовой, Джерри.
   - И что?
   - И это была не бомба.
   Джерри расхохотался. Блю Флэйм встал и развернулся к ней. Нос его опустился к земле, словно у койота, вынюхивающего добычу, прежде чем напасть. - Ну и что, что не бомба? Они все равно мертвы. Вы все равно виновны. - Левая передняя нога "Блю Флэйма" топнула землю. - Мы все равно победили.
   Эди скрипнула зубами. - Вовсе нет.
   "Блю Флэйм" кинулся вперед, полыхая лазерами. Вольверина содрогнулась, но недостаточно, чтобы сбить ей прицел. Большие ее лазера срезали остатки брони с бока сорока пяти тонного меха, ослабляя цель для импульсных лазеров, вскрывших каркас. Всплеск жара на экране показал ей, что выстрелы пробили защиту сверхлегкого двигателя. Избыточное тепло принялось затапливать четырехногий мех.
   Но с Джерри еще не было покончено. РБД усеяли ее мех, и одна из боеголовой пробила броню над левым локтем. Рука "Вольверины" безвольно обвисла, но Эди ее проигнорировала. Теперь уже ее собственные ракеты вырвались из пусковой у кабины, застя огненными хвостами обзор, и все попали. Пять из них рассеяли взрывы поверх пока еще остающейся броне передних ног "Блю Флэйма".
   Шестая взорвалась об кабину. Мех зашатался, словно его только что пнули, и шлепнулся оземь. Когтистая лапа взрыла почву, пытаясь поставить его на ноги, но Эди быстро сократила дистанцию.
   Обладая пятьюдесятью пятью тоннами инерции на своей стороне, мех ЧСО впечатал ногу в бок "Блю Флэйма", и тот содрогнулся. Эди услышала в наушниках вскрик Джерри. Нагнув мех, она прошлась импульсными лазерами по туше квада, раздирая броню. Тот попытался было уползти и встать на ноги, но она его догнала и пнула вновь.
   Левая передняя нога меха отлетела, сломанная над коленом. "Блю Флэйм" грянулся оземь вновь, давя тонкую броню брюха. Возликовав, Эди буркнула ему, - Вот так и лежи.
   После чего повернулась к экранам.
   Лишь только "Аргус" и "Тояма" оставались на ногах. Оба почти уже поднялись по дорожной насыпи, пытаясь достичь трассы и сбежать. Тояма первой достигла бетонки, и тут же повернула на север. Сделала шесть шагов, и тут ступня ее окуталась дымом и пламенем.
   Тэйни заминировала дорогу накидными минами Тандер. "Тояма" упрямо пыталась прорваться под сотрясающие броню взрывы, пока мина не ампутировала правую его ступню у лодыжки. И затем тяжелый мех рухнул.
   "Аргус" двинулся за ним, стараясь ступать по следам "Тоямы", и рухнул, пройдя лишних девяносто метров.
   Эди проверила Джерри - все еще у ее ног, после чего принялась изучать экраны. "Требучет" Тэйни и "Спайдер" Фордхэма оба упали, хотя "Спайдера", похоже, вообще ничего не осталось. Должно быть взорвался. "Гермес II" Блаунта ковылял по насыпи, подволакивая левую ногу, заклиненную в колене.
   На ходу осталось лишь три "Саладина".
   О потерях пехоты ей не хотелось даже и думать. Периодически она видела вспышки света, где блейкисткие бронекостюмы вырезали ее пехоту, но поддержка огнем с "Жуковых", подъехавших еще ближе, быстро с ними разобралась
   Они выиграли. Эди опустила взгляд.
   Джерри Дюладье вскрыл кабину меха, и сейчас стоял на кресле, смотря на стекло кабины ее меха. Он успел уже снять нейрошлем, и она увидела бинт на его голове, примерно в районе висков. Похоже, она хорошо его ногой приложила. При этой мысли губы ее искривились в ухмылке.
   Губы Джерри шевелились, и она включила внешние микрофоны.
   - ... тебе ни за что не выиграть, Эди.
   Она опускала правую руку меха, пока спаренные лазеры не уставились в распахнутую кабину.
   Тот рассмеялся, - Ну давай, убей меня. Это уже неважно.
   Эди включила динамики, - Правда все равно всплывет.
   - И что? - рукой он обвел луг. - Что с того, что ты нас побила? Эди, мы уже рассказали людям истину. Вы все кучка содомитов, и только что вы вырезали мирный патруль Слова Блейка. - Джерри уставился на нее. - Регент Хансон, должно быть, рассказывает об этом в новостях прямо сейчас.
   - Это неправда! - настаивала она.
   Даже через разделявший их десяток метров, она услышала, как он фыркнул. - В чем правда, котенок? - Он вновь повел рукой, - Думаешь, Флит скажет людям, что наврал, только потому, что ты нас побила? Какой политик на такое пойдет? Выйти на публику и публично признать себя лжецом? Думаешь, это целесообразно?
   Ухмылка его была наглой и противной. Как вообще она могла находить его красивым?
   - Мы - Слово Блейка, - продолжал он, - Мы несем просвещение и истину. И все это знают.
   Эди содрогнулась, осознав, насколько легко ей сейчас нажать гашетки. Но не стала этого делать. Живой Джерри является свидетелем, ценным товаром, если Слово действительно решило забрать планету себе.
   - Рада, что ты все это нам объяснил, Джерри, - сказала она, и коснувшись нескольких клавиш запустила другое подготовленное сообщение. Динамики зашипели статикой.
   - ...Вы. Не. Копы, - рявкнул голос Гарри Радера по всему лугу.
   Эди коснулась другой кнопки.
   - ... Хансон, должно быть, рассказывает об этом в новостях прямо сейчас... - голос Джерри вернулся к нему же. Эди подправила бегунок, промотала запись и остановила ее. - ... Выйти на публику и публично признать себя лжецом?
   - Это не сработает! - завопил Джерри.
   Эди отступила от разбитого "Блю Флэйма" - Сработает
   Вскинув руку "Вольверины" она принялась изучать почерневшую броню сквозь бронестекло кабины. - Даже если для этого мне придется убедить Флита, что ему будет гораздо целесообразней прислушаться к женщине с боевыми мехами. Жизнь, думаю, ему дороже карьеры.
   - То есть, переворот?! - оторопел Джерри
   - То есть, правда, - ответила она.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"