Моэн мл, Стивен: другие произведения.

Гроссмейстеры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не ОБЧР едиными жив боетех. Там хватает и других боевых машин, кораблей, судов, и мастеров в обращении с ними. Гроссмейстеров черного океана для которых бой это соревнование изощренных умов там, где проигрыш равен гибели.


BattleCorps

ГРОССМЕЙСТЕРЫ

Стивен Моэн, мл.

   Транспорт "Асеро" типа "Леопард"
   межпланетное пространство
   в 8,2 миллионах километров от орбиты Бромхида
   система Бромхид, Федерация Солнц
   16 февраля 3067 года
  
   Капитан Петр Мажиковский стоял совершенно недвижимо, уставившись в пустоту космоса. Руки сцеплены за спиной, правая ступня сунута в стальную петлю, приваренную к палубе. Недвижим как скала, невзирая на холод, от которого ныли старые кости. Он молча смотрел наружу, неподвижным взром и лишь медленно и ровно вздымающаяся и опускающаяся грудь была единственной уступкой потребностям тела. Таков был его метод. Снаружи недвижим - внутри напряжен.
   Готовый молниеносно ударить.
   Позади него персонал мостика наблюдал и ждал. И ни звука не выдавало их присутствия.
   Судно Мажиковского называлось "Асеро". Это значило "сталь", другое название для рапиры матадора. Он понимал его значение. Здесь, вблизи таурянской границы называть корабль в честь оружия бойца с быками смысл имело.
   Но Мажиковский думал о своем судне иначе.
   Для него оно было акулой, медленно нарезающей круги в темной воде, не движимой ничем, кроме ленивых рывков своего огромного хвоста. Безмолвной. Таящейся.
   Пока провидение не донесет запах крови.
   Мажиковский еще не вынюхал свою добычу, но знал, что та появится. Вопрос времени.
   2-е таурянские уланы взяли Бромхид без особых хлопот, и тем не менее герцог Джордж Хасек послал наемников зачистить линии снабжения Конкордата, что означало - мир будут укреплять.
   Итак, Мажиковский был терпелив.
   Такова была его натура. Настоящий "медведь", метр девяносто ростом, широк в поясе. Огненно-рыжие волосы поперчены сединой и поредели на макушке. При всей своей внешности он был тих, можно сказать, застенчив.
   Но умел думать. И умел ждать.
   Отвернувшись от переднего правого сектора "Асеро", он ловко сменил зацеп, прежде чем резкое движение успело послать его через весь мостик.
   Взгляд его прошелся по пребывающему в полумраке мостику и персоналу его, офицерам и техникам, согнувшимся молча над мониторами, с выдававшимся призрачно-белыми облачками пара дыханием, вырывавшимися из ртов. Лютый холод на мостике пока не стоял.
   Но температура была достаточно близка к этому.
   Сгорбившись в парке, Мажиковский передернулся. Холод стягивал кожу лица, обжигал легкие. Он просто жаждал тепла, но искушению не поддавался. То, что никто из персонала мостика на низкую температуру также не жаловался, являлось свидетельством их профессионализма.
   Все элементы, составлявшие в целом "Асеро", разрабатывались так, чтобы делать ее невидимой. Окрашена в черный матовый цвет, отражающий ничтожнейшее количество света на всех видимых волнах, попутно понижая радарный профиль, установки РДД в крыльях Мажиковский сменил автопушками АС-5, чтобы получить как минимум один тип оружия, что не выдаст его тепловым излучением. И висела "Асеро" таясь, никаких навигационных огней и тотальный контроль над эмиссией.
   Оставался тепловой профиль.
   Просто-напросто не имелось никакого способа вообще спрятать предательское излучение тепла. Даже с каютами личного состава, удерживаемыми на знобящих пяти градусах Цельсия, "Асеро" по-прежнему оставалась на добрых 250 градусов с лишним жарче окружающего пространства, мрачный факт, учитывая, что тепловое излучение пропорционально температуре в четвертой степени.
   К счастью, интенсивность излучения падала по обратному квадрату от расстояния, так что противнику потребуется подобраться совсем близко, прежде чем тот засечет своими ИФ-сканерами слабое зеленое излучение тепловой сигнатуры "Асеро".
   Но увидать их он сможет.
   Именно потому Мажиковский держал реактор приглушенным, судно вымороженным. Даже освещение стояло на четверти мощности, превращая "Асеро" в царство теней.
   Будь он проклят, если позволит врагу засечь судно метром дальше, чем это абсолютно неизбежно.
   Вахтенный офицер оттолкнулся от стальных плит палубы, использовав петли, висящие над головами, для того, чтобы двинуться к капитану. Мажиковский с трудом подавил улыбку. Невесомость существенно затрудняла молодым офицерам возможность "подкатываться" к капитанам.
   Мажиковский обменялся взглядами со своим старпомом, Жоселин Шувэ. Низенькая, худощавая женщина, единственным предметом гордости которой, похоже, являлись ниспадающие до плеч каштановые волосы, необычное дело для космонавта. Ее даже и не волновало отсутствие знаков различия на оливковом комбинезоне. Впрочем, Мажиковский ничуть не обманывался насчет этой пассивности, зная, что та примет командование на себя сразу же, как только потребуется.
   Мажиковский глянул искоса на вахтенного офицера. Лейтенант Хамид Джабр обладал гладкой, чайного цвета кожей, черными, коротко стриженными волосами, весь такой чистенький. Молодой паренек двадцати четырех лет от роду, если верить личному делу. Мажиковский верил с трудом. Да было ли ему двадцать четыре вообще?
   Джабр облизнул губы и зашептал. - Капитан, можно вас на минутку?
   В принципе, шептать было не обязательно, но экипаж, похоже, переходил на него инстинктивно каждый раз, стоило им выйти на охоту. Мажиковский их не разубеждал. Все, что фокусирует внимание его людей на скрытности, является полезным делом.
   - Да, разумеется, - отозвался он тихо.
   - Экраны чисты, капитан.
   Мажиковский кивнул. Так и есть. Теперь он ждал того, что паренек хотел сказать ему на самом деле.
   Джабр нахмурился, вне всяких сомнений пытаясь набраться храбрости. - Капитан, думаю, мы расположились неверно.
   - Мы? - переспросил Мажиковский, одаряя молодого человека широкой улыбкой. Вообще-то сейчас Джабр критиковал решение капитана, но Мажиковскому не хотелось заострять на этом внимание. Да, может быть он и воин, но и учителем он также был.
   - Капитан, - торопливо зашептал Джабр, - Неважно, чья это ошибка, главное вовремя ее исправить.
   Мажиковский кивнул, признавая его правоту.
   - Капитан, я рекомендую подойти к планете ближе.
   Мажиковский покосился на Шувэ. Та скрестила руки на груди и приподняла бровь, словно говоря, "ну и?" Она вполне могла быть и согласной с молодым вахтенным, но прослужила под началом Мажиковского достаточно долго, чтобы не спорить со стариканом, даже если тот и безумен.
   А может быть и потому, что тот безумен.
   Мажиковский вновь обратил внимание всецело на молодого человека, - Почему?
   Кадык паренька дернулся, стоило ему сглотнуть. - Капитан, мы не знаем, где появится враг. Если тавры выберут надирную прыжковую точку, или пиратскую точку, мы окажемся далеко в стороне. Если же мы будем рядом с планетой, враг сам придет к нам.
   - А не думаешь ли ты, что вражеский капитан решит точно также? - осведомился Мажиковский. - И что, ожидая его здесь, на пути, которым они обязаны двинуться к планете, мы обретаем преимущество неожиданности?
   Взгляд Шувэ сместился на паренька, ожидая его ответа.
   - Это если мы угадали правильно, - ответил Джабр.
   Мажиковский от души рассмеялся, что в царившей на мостике тишине пугало.
   - Лейтенант, я не гадаю. Капитан тавров прыгнет в зенитную точку, поскольку та безопаснее пиратской и поскольку именно там висит зарядная станция, но главное оттого, что любой завоеватель поступит именно так.
   - Хасек принялся выдавливать тавров прочь. Но они все еще не уступили эту планету. Это говорит об их способе мышления. Им отчаянно необходимо верить, что они смогут удержать систему, и они будут действовать так, чтобы подкрепить эту свою веру. Тем самым - зенитная прыжковая точка.
   Джабр с сомнением нахмурился.
   Взгляд Мажиковского засек внезапное мерцание монитора. Электроника "Асеро" была экранирована от помех электромагнитных импульсов, но недостаточно, чтобы тот не оказывал никакого воздействия вообще.
   - Капитан, не думаю, что... - начал было Джабр.
   И был оборван старшиной-навигатором. - Вахтенный офицер, у меня признаки ЭМИ...
   ЭМИ. Знак прибытия прыгуна. Мажиковский одарил Джабра слабой улыбкой, подначивая его.
   ЭМИ представлял собой сферический фронт волны мощного излучения, исходящей от привода Кирни/Футиды, порождавшего его. Вектор приближения давал направление на прыгун.
   Джабр повысил голос, - Хорошо, старшина. - Поколебался немного, - Вектор?
   Шувэ и Джабр вместе уставились на старшину, но не Мажиковский, отвернувшийся к иллюминатору и звездам.
   - Лейтенант, вектор ЭМИ указывает на то, что вражеское судно появилось в зенитной прыжковой точке.
   Улыбка мелькнула по лицу Шувэ, прежде чем та отвернулась, пряча ее.
   Лейтенант не сказал ничего, лицо его было бесстрастным.
   - Пусть это будет вам уроком, л-т Джабр, - сказал Мажиковски мягко, понизив голос так, чтобы лишь младший офицер слышал его. - Хотите стать охотником на людей, изучайте их образ мышления.
  
   КТК "Левиафан", транспорт типа "Оверлорд"
   Зенитная прыжковая точка
   Система Бромхид, Федерация Солнц
   16 февраля 3067 года
   Тошнота скрутила желудок спейс мастера Винса Торио, стоило вселенной сложиться вокруг корабля, крутя и изгибая балки и плиты палубы, кости и плоть.
   Торио игнорировал все.
   - Сканирование! - заорал он, стоило ему обрести возможность говорить.
   - Визуальная идентификация подзарядочной станции, - оповестил энсин с поста тактика. - Радар помещает ее в восемнадцати сотнях километров с правого борта "Шагающего меж звезд"
   Судно Торио не было способно к межзвездным путешествиям, так что путешествовало на борту прыгуна типа "Скаут" "Шагающий меж звезд". Эту часть полета Торио ненавидел больше всего остального - экипаж страдает от синдрома переходной дезориентации, судно заякорено в стыковочном воротнике, и никакого понятия, что там снаружи.
   Да плевать ему на чертову станцию!
   - Другие контакты, - сорвался Торио.
   Пауза, вахтенный прогоняет весь электромагнитный спектр.
   Торио не подгонял его. Молодой офицер просто был дотошен. И если он что-то увидит, то доложит, вне зависимости от длины волны. Продолжающееся молчание тактика само по себе являлось ответом.
   Хорошо.
   Оттолкнувшись от командирского кресла, Торио затопал по мостику, и магнитные ботинки тихо защелкали по полу. Он знал, что это нервирует экипаж, но ничего не мог с собой поделать.
   Торио ненавидел беспомощность.
   Мощный, крупный мужчина, за сотню кило, сплошные мускулы, невесомость там или нет. Подняв красно-коричневую руку, Торио почесал гладко выбритый череп.
   Взгляд его блуждал по ярко освещенному мостику. Он наблюдал за тем, как вахтенные исполняют свои обязанности, словно части высокоточной машины, быстро и эффективно прогоняя доклады о состоянии систем.
   Спейс мастер про себя улыбнулся. "Левиафан" лучше всех.
   Торио повернулся глянуть на своего старпома. - Рекомендации, эйр мастер Ли?
   Старший эйр мастер Ли Сяоминь скрестил руки на груди, уставившись на Торио загадочным взглядом. Даже в комбинезоне, именуемым таурянскими матросами "нестроевым синим" низенький мужчина держал с достоинством китайского мандарина.
   - Разведка предполагает, что "Леопард" сел на Бромхид прежде, чем наши войска развернули сеть воздушного обнаружения.
   - Короче, сопротивления можно не ждать, - заметил Торио.
   Ли нахмурился, - Я не говорил этого, спейс мастер. Но разведка предполагает, что "Асеро" была тяжело повреждена в ходе высадки. Если капитан приземлился на Салазаар, вряд ли его могли засечь. И полагая, что Федерация Солнц вскоре отобьет планету... - он одарил Торио кривой улыбкой, - ...с его стороны было бы логично ждать помощи, вместо того, чтобы подвергать свое судно дальнейшему риску.
   Торио рассеяно покивал. Анализ Ли был безупречен, как и обычно, но не менял одного простого факта.
   Торио был уверен - он абсолютно неверен.
   Он не мог сказать почему, но просто знал, что капитан "Асеро" не тот человек, что станет прятаться от боя.
   Возможно из-за того, как "Асеро" встретила высадку. Несмотря на то, что ее превосходили и числом и вооружением, маленький транспорт умудрился тяжело повредить "Юнион", дрейфовавший в зону высадки. Хуже того, дьявол застал на земле "Мул", полный припасов, и растерзал его в клочья. Нет, вражеский капитан был храбрец.
   Такой не станет ждать, пока его спасут.
   - Он не станет прятаться, - прошептал Торио.
   - Тогда я бы ждал его на орбите Бромхида.
   - Да, - ответил Торио. - Именно там ты бы его и ждал.
   Тяжело вздохнув, Ли скрестил руки на груди.
   - Допустим, он знал, что мы прыгнем в зенитную прыжковую точку...
   Ли фыркнул, - Откуда ему это знать?
   Торио скорчил рожу. - Потрафь мне.
   Ли указал на диаграмму звездной системы, выведенную за навигационный экран. Бледно желтая звезда Бромхида была в центре. Палец его уперся в красноватую планету во внешней системе. - Мы могли бы рвануться к вот этому газовому гиганту и использовать его притяжение для ускорения в сторону Бромхида. Это оставит нашего гипотетического противника с носом.
   - И добавит две недели к сроку прибытия, эйр мастер. А припасы, что мы везем, нужны войскам прямо сейчас.
   2-е таурянские уланы взяли Бромхид с легкостью, имея дело лишь с планетарным ополчением, но "шторм" подразделений первой линии уже близился, и когда тот захлестнет "пляж", уланам не помешает пополнить запасы, если они желают выжить.
   Носитель мехов, в обычных условиях, в этом рейсе "Левиафан" был гружен разнообразнейшими припасами - поддонами снарядов, ящиками ракет, запасными силовыми катушками к лазерам, мощными электромагнитами для гауссовок, кипами миомера и листами ферро-фибровой брони, и даже парой "Тандербердов", настолько новых, что пребывали все еще в ящиках.
   Все, что потребно развернутым войскам для противостояния продолжительной высадке. Все, чего уланам не хватает.
   Потеря "Мула" имела далеко идущий эффект.
   И теперь "Левиафан" не мог позволить себе опаздывать, ни в коем случае, если уланы хотят удержаться.
   Ли поджал губы. - Тогда предлагаю двигаться прямо к цели и забыть о подбитом "Леопарде".
   Торио одобрительно кивнул. "Левиафан" значило "гигантский монстр", и имя вполне подходило, поскольку судно Торио являлось огромным транспортом типа "Оверлорд". Массой в 9700 тонн, он входил в число крупнейших транспортов. Более чем достаточно для бедняжки "Асеро" и ее храброго капитана.
   - Это правда, бояться нам не стоит, - Торио наградил старпома мрачной улыбкой, впрочем, на фоне его темной кожи, яркой - Но также не вижу причин облегчать противнику жизнь.
  
   Транспорт "Асеро" типа "Леопард"
   межпланетное пространство
   в 8,2 миллионах километров от орбиты Бромхида
   система Бромхид, Федерация Солнц
   20 февраля 3067 года
   - Умно, весьма, - заметил Мажиковский, так и не сумевший до конца убрать восхищение из голоса, - Действительно умно.
   Они, с Шувэ, и Джабром, столпились у навигационного экрана, наблюдая за перелетом таурянского транспорта. Судно конкордата мчалось что есть мочи, термоядерный двигатель изрыгал тепловое излучение в пространство подобно фальшфееру. Мажиковский, разумеется, не мог этого видеть, но вполне мог представить.
   И, разумеется, курс вражеского судна уже был вложен в навигационную программу "Асеро" для анализа.
   "Асеро" была кружком дэвионовского зеленого цвета, плававшим неподалеку от голубого шара, помеченного "БРОМХИД", и лишь два других символа отображались на экране, оба кроваво красными треугольниками. Один, помеченный цифробуквенным ярлыком "ТАВ ПР1", парил у зенитной прыжковой точки, второй - "ТАВ ТРА1", вычерчивал кроваво-рдяную дугу, обрывавшуюся у планеты.
   И обходил "Асеро" стороной. Полностью.
   Шувэ покачала головой. - Он шел на 2 с лишним гравитациях, и держал ускорение гораздо дольше, чем должен был бы. Это выводит его на нестандартную траекторию входа.
   - Он тратит зря топливо, - отметил Джабр.
   - Но спасает броню, нет? - осведомился Мажиковский.
   Джабр покосился на капитана. - Откуда он знает, что мы здесь?
   Мажиковсий улыбнулся. - Он не знает, но у него достаточно извилин, чтобы сообразить - мы вполне можем быть здесь. Второй урок, л-т Джабр. Всегда спите так, словно нож уже у вашей глотки. Если вы воин - вы станете так делать.
   Шувэ поджала губы. - Мы не там, где надо, капитан. Оспорить этого нельзя.
   - Мы могли бы переместиться, - тихо заметил Джабр.
   Мажиковский не сказал ничего, позволив молчанию подкрепить резоны. Чтобы переместиться, им придется запитать реактор "Асеро" и сбросить излишнее тепло в космос, выдав свою позицию и лишившись единственного своего преимущества:
   Неожиданности.
   У них и так было слишком мало преимуществ, чтобы ими разбрасываться. Мажиковский не знал, что за типа транспорт направляется в сторону Бромхида, но анализ температурного следа намекал на то, что тот был явно крупнее маленькой "Асеро". И противнику наверняка не приходилось противостоять вторжению врага в одиночку. "Асеро" была покалечена, лобовая броня была подварена стальными плитами, один из ПИИ разнесен в хлам, а половина лазеров держалась на изоленте и непрерывных молитвах.
   Небольшой шанс остановить врага у них имелся - если застать его врасплох. Не смогут - шансов никаких.
   - Но мы знаем, где они будут, - с надеждой сказала Шувэ.
   Она была права, конечно. В тот момент, как вражеское судно прекратило ускоряться, оно заперло себя на неизменной траектории. Стоит таурянскому транспорту уклониться на пару сотен километров влево или вправо, и тот пролетит мимо Бромхида. После безумного входа на орбиту ему может и не хватить топлива даже на то, чтобы спуститься вниз.
   Идея принялась формироваться в мозгу Мажиковского.
   - Если мы знаем, где он будет, почему бы просто не расстрелять его? - спросил Джабр.
   - Слишком далеко, - ткнула в диаграмму Шувэ. - Далеко за пределами дальности стрельбы.
   Мажиковский глянул на экран. Враг пройдет в 83 тысячах километров.
   Бой в космосе представлял собой особое дело. В теории, без атмосферы или гравитации могущих замедлять его, снаряд, выпущенный в космос, может пролететь всю солнечную систему. В действительности на таких дистанциях отклонение в доли градуса приводит к промаху в тысячи километров.
   - Тогда мы не можем сделать ничего, - сказал парень.
   Шувэ пожала плечами.
   Мажиковский загадочно улыбнулся. - Л-т, сколько боезапаса к автопушкам у нас еще осталось?
   Джабр и Шувэ разом повернулись к нему.
  
   КТК "Левиафан" транспорт типа "Оверлорд"
   межпланетное пространство, на маршруте к Бромхиду
   Система Бромхид, Федерация Солнц
   22 февраля 3067 года
  
   Спейс мастер Торио наблюдал за тем, как персонал его мостика проходит через рутинную смену вахт. На мостике присутствовало удвоенное число вахтенных: двое рулевых, двое навигаторов, двое тактиков, двое вахтенных офицеров - и каждый что-то да докладывал, сменяясь, заполняя мостик галдежом.
   Опасный момент.
   Время, когда сменяющаяся вахта уже не исполняет свои обязанности, а сменяющая еще не исполняет обязанности, так что Торио настоял на том, чтобы он сам или эйр мастер Ли присутствовали на сменах вахт, перехватить контроль, пойди что не так. Он кивнул Ли, со скрещенными руками стоявшему на мостике. В этот раз присутствовали оба.
   Не то, чтобы что-либо действительно может произойти точно во время пересменки, но компетентный мастер перекроет все возможные...
   Пронзительный ревун перекрыл гам на мостике.
   Угроза столкновения.
   И прежде чем Торио успел его остановить, сменяющийся вахтенный офицер завопил - Оповестить команду! - и звон колоколов громкого боя присоединился к ревуну.
   - Положение?! - перекричал тревогу Торио.
   - Множественные объекты, - отозвался Ли. - Перехватываем!
   Временами суда в межпланетном пространстве наталкивались на летящие камни. Редко, но бывало.
   - Не можем перехватить все! - завопил один из вахтенных, - У меня два, что...
   Судно содрогнулось, кидая Торио вбок. Зашатавшись, он кое-как сумел восстановить равновесие, не запустив себя кувырком. - Доклад! - прорычал он.
   Сменяющий вахтенный офицер оправился первым. - Попадание!... - перекричал он тревогу. Он глянул на доску, сканируя взглядом схему корабля, - ...рядом с первым вспомогательным машинным!
   - Обеспечить герметичность! - рявкнул Торио, - И вырубите чертовы сирены!
   - Есть изолировать первое вспомогательное машинное отделение! - рявкнул сменяющий вахтенный. Развернувшись, он забормотал в микрофон. Затем стукнул по кнопке на основной панели и вой сирен смолк. Неожиданное безмолвие затопило мостик, нарушаемое лишь приглушенными докладами.
   Молодая женщина, являющаяся старшим вахтенным, влетела на мостик. Младший эйр мастер Дженнифер Уиллис была низенькой и жилистой, с темной кожей и короткими черными кудряшками, едва обрамлявшими череп.
   Сменяемый вахтенный поднял к нему глаза, - Мастер, центр живучести сообщает об обстоятельствах повреждений. Похоже, что-то проскользнуло мимо сенсоров. Что-то большое...
   - Или быстрое, - заметил Ли.
   Торио резко глянул на своего главного офицера. У него было такое чувство, что тот был прав. Кинетическая энергия равна половине массы на скорость в квадрате. Большие медленные объекты это да, плохо, но маленькие, но быстрые, тоже.
   Вроде снарядов автопушек.
   - Мы под обстрелом, - рыкнул Торио.
   Еще один удар сотряс могучий корабль. И еще. А затем, через несколько секунд, еще.
   - Тяжелые повреждения брони по правому борту, - прокричала Уиллис, бросив взгляд на тактическую схему.
   - Уклонение, - завопил Ли, - Исполнять.
   - Отменяю этот приказ, - рявкнул Торио.
   Заморгав, Ли повернулся к капитану, отвесив челюсть.
   - Какие-либо контакты? - поинтересовался Торио.
   Все трое вахтенных попытались ответить одновременно.
   - Сменяемая и следующая вахта свободны, - рявкнул Торио, устав от растроенности подчиненных. - Ты, - ткнул он в Уиллис, по крайней мере, являвшуюся номинальной главой всех трех вахт.
   - Нет, мастер, никаких контактов, - отозвалась юная женщина кратко.
   - Он не двигался. - Торио развернулся к Ли, - Разве не ясно, эйр мастер? Поскольку мы избрали нестандартный вход на орбиту, он не может просто лежать в засаде и ждать нас. И он не стал маневрировать, иначе бы мы увидали его тепловое излучение.
   Ли кивнул, понимание, похоже, снизошло на него. - Он стрелял с запредельной дистанции, засеяв космос огнем автопушек. Большая часть выстрелов прошла даром из-за рассеяния.
   - Пытается заставить нас маневрировать, - сказал Торио, - Хочет, чтобы мы растратили топливо.
   Ли склонил голову, признавая проницательность Торио.
   - А откуда нам известно, что мы просто не наскочили на кучку астероидов? - поинтересовалась Уиллис.
   - Прямо в ходе смены вахт? - осведомился Торио. - Должно быть, он знал, что мы на времени Тавра и запланировал нападение так, чтобы вызвать сумятицу. Эйр мастер, отныне я желаю, чтобы длина вахт разнилась.
   - Слушаюсь, - отчеканил Ли.
   Еще один взрыв сотряс "Левиафан". Торио осел в кресло, - А пока придется терпеть.
  
   Транспорт "Асеро" типа "Леопард"
   межпланетное пространство
   в 8,2 миллионах километров от орбиты Бромхида
   система Бромхид, Федерация Солнц
   23 февраля 3067 года
   Мажиковский топал по ангару мехов номер два, пытаясь думать, пытаясь провидеть. Глухой стук магнитных ботинок по стальной палубе эхом отдавался в гигантском помещении, лишь подчеркивая его пустоту.
   Маленькая "Асеро" больше не несла мехов. Когда большинство войск первой линии перевели для сражений в гражданской войне федкома, "Асеро" оставили поддерживать планетарное ополчение Бромхида.
   Мажиковский поджал губы.
   И не то, чтобы она проявила себя в этом достойно.
   Размещенный в неудачной позиции, Мажиковский сыграл вничью. Разменял планету на "Мула". Принудил тавров пополнять запасы заново. Выиграл пат.
   Ценой этого оказалось планетарное ополчение, вырезанное 2-ми таурянскими уланами.
   И вот теперь, снова, он играл ради того же пата.
   Только в это раз и пат от него ускользал.
   Он начал с парой блистательных стратагем, каждая из которых должна была принести искомый пат, но каким-то образом этот тавр лишил его обеих.
   И "ТАВ ТРА1" продолжал мчаться к цели.
   - Придумали уже?
   Мажиковский развернулся, - Что?
   Шувэ стояла позади его, кутаясь в пальто, выдыхая маленькие, прерывистые облачка пара. - Свой следующий ход.
   Мажиковский впечатал кулак в открытую ладонь. - Мы врезали по нему в момент смены вахт, когда он наиболее уязвим. Он должен был сманеврировать.
   - Но не стал, - отозвалась Шувэ.
   - Этот тавр умен как черт.
   - Кто бы говорил.
   Мажиковский тихо хихикнул.
   Шувэ набрала в грудь воздуха, - Каковы будут приказы, капитан?
   Вот оно. Мажиковский не двигал "Асеро" после неудачной попытки сбить врага с курса, даже несмотря на то, что вражеский командир уже и без того имел достаточно точное предположение где они прячутся. (Хотя и не совсем точное: то же самое рассеяние, уведшее большую часть его снарядов "в молоко", делало отслеживание позиции "Асеро" трудным делом.)
   Теперь Шувэ желала знать, что им делать.
   А у Мажиковского осталось не так уж и много вариантов ходов.
   Точнее, один.
   Прямая атака смысла не имела. Даже при наилучших обстоятельствах его "Леопард" будет безнадежно отставать по огневой мощи. А он только что растратил боезапас автопушек. Дополним это повреждениями, полученными в ходе высадки - и лобовая атака становится бессмысленным жестом.
   Если только не...
   - Нет... - прошептала Шувэ.
   - Ничего другого не остается, - отозвался Мажиковский.
   Взгляды их сцепились.
   - Мы все умрем, - сорвалась Шувэ.
   - Пат, - ответил Мажиковский. - Размен одного корабля на другой.
   - Нет, не со всеми этими мальчишками и девчонками на борту, капитан, - рявкнула Шувэ, тыча в сторону мостика, - Для них это будет поражением.
   - Наш долг... - рявкнул в ответ Мажиковский.
   - Это не долг! - зарычала она, - это желание доказать, какой вы умный! Не бросайтесь их жизнями вот так просто!
   Мажиковский отвернулся.
   - Знаете, как они вас зовут?
   - Нет, - солгал он.
   - Гроссмейстер. И они правы. В тактике, капитан, вы гений. Но некоторые игры не выиграть, просто перемудрив врага. Истинный мастер знает, когда уступать игру.
   Мажиковский сжимал и разжимал кулаки. Взгляд его прыгал по пустому ангару мехов, с ремонтных платформ на маленькие краны, с кранов на ящики запчастей, на поддон с броней, вещи, ставшие после поражения ополчения абсолютно бесполезными.
   Мажиковский поперхнулся.
   И крутнулся к Шувэ. - Ложитесь на перехват.
  
   КТК "Левиафан" транспорт типа "Оверлорд"
   межпланетное пространство, на маршруте к Бромхиду
   Система Бромхид, Федерация Солнц
   24 февраля 3067 года
   Враг, наконец, показался.
   Спейс мастер Торио наблюдал на навигационном экране за зеленой дугой, накладывавшейся на красные точки курса его собственного судна. Вражеский транспорт по прежнему был в нескольких световых секундах, так что нельзя было сказать уверенно, придерживается ли еще "Леопард" того же курса, но за последние семь часов он с него не сходил.
   - Заключение тактиков? - мягко поинтересовался Торио.
   - Очень похоже на прямую атаку. - ответил Ли.
   - Степень опасности?
   Эйр мастер нахмурился. - Скорее всего, в предыдущей атаке они истратили весь запас снарядов к автопушкам, оставшись только с энергетическим оружием. А нам известно, то частично было повреждено в ходе высадки на планету.
   - Броня?
   - С учетом наших собственных потерь, и даже полагая, что они претерпели лишь двадцати пяти процентную утрату, противостоя высадке, у нас преимущество в двадцать пять тонн. Вероятно, даже больше, если мы сможем удержать правый бок подальше от их огня.
   Торио кивнул, - Так что у них нет шансов.
   - Если только они не собираются таранить, - указал Ли.
   Торио покачал головой, - У нас остается возможность маневра.
   Голодрамы переполняли храбрые капитаны, жертвующие жизнью, чтобы остановить превосходящего силами врага, но в действительности таран оказывался гораздо более сложным делом, чем большинство полагало, особенно если намеченная жертва знала о подобном намерении.
   В это раз уже маленькая "Асеро" играла в мчащегося быка, а "Левиафан" в матадора. В соответствующий момент Торио совершит пируэт и вонзит в "быка" свой "клинок".
   - Они наши, - уверено сказал Ли.
   Торио вознаградил своего старпома легким кивком. Капитан "Асеро" шел на бессмысленное самопожертвование. После долгой, вдумчивой шахматной партии он теперь разыгрывал странный вид эндшпиля. Торио подозревал в этом какую-то очередную хитрость.
   Но какую?
  
   "Асеро"
   - Мы должны уже быть на дистанции прямой видимости, - сказал Мажиковский. - Передний телескоп на основной экран.
   - Слушаюсь, капитан, - отозвался Джабр.
   Навигационная схема задрожала и исчезла, сменившись монстром.
   Шувэ задохнулась
   - Нет бога, кроме аллаха, - зашептал Джабр - и Мохаммед пророк его...
   Мажиковский знал, что эта его фраза максимально близка к ругательству, насколько это было вообще для паренька возможно.
   - Капитан, - торопливо начла Шувэ, не отрывая глаз от экрана.
   - Держать курс, коммандер, - сказал Мажиковский гораздо уверенней, чем себя чувствовал.
   Таурянский транспорт являлся яйцеобразным сфероидом, и тяжелую броню его усеивали смертоносные башни. Потоки плазмы вольно истекали из шестерки сопел, чуть пониже набора скатывающихся вверх дверей у основания судна. Двери выглядели махонькими, но Мажиковский хорошо знал, что каждая из них спроектирована, чтобы пропустить внутрь крупный боевой мех.
   Мой бог, подумал он, это "Оверлорд"...
  
   "Левиафан"
   - Оптимальная дистанция поражения через две минуты, - объявил старший тактик
   - Превосходно, - сказал Торио, - Готовьтесь стрелять, Сэмпл. Огонь по моей команде.
   Спейс мастер покосился на вахтенного офицера, эйр мастера Уиллис. - Выведите его на экран, Уиллис.
   - Слушаюсь, мастер, - отчеканила Уиллис.
   "Асеро" была по прежнему в нескольких тысячах км, но достаточно близко, чтобы носовой телескоп взял ее. "Леопард" являлся транспортом аэродинамического типа, кургузой и толстенькой крохотулькой, подсвеченной золотистым выхлопом собственных двигателей V-84"Звездная лига". Торио отчетливо различал скругленный нос, короткие куцые крылья, и пару одинаковых килей.
   - Тридцать секунд, - выдохнул тактик.
   - Превосходно, Сэмпл.
   Внезапно фиолетовый проблеск прорезал тьму. Секундой позже "Левиафан" содрогнулся: удар вытесал отвратительную черную борозду в лобовой броне. За одиночным разрядом ПИИ последовала тройка изумрудных лучей с крыльев "Леопарда" Один из них врезался в нос большого судна, испаряя броню, остальные два безвредно скользнули по левому борту.
   - Спейс мастер... - начал офицер-тактик. Паника в его голосе была явно слышна.
   - Спокойно, Сэмпл, - отозвался Торио, - Он промахнулся, поскольку стрелял с предельной дальности, ошибка, которой мы не повторим. Теперь же, пока системы его страдают от чрезмерного теплового выброса, мы выйдем на оптимальную дистанцию стрельбы.
   Ли кивнул. - И теперь мы знаем, что у него как минимум один ПИИ и один тяжелый лазер небоеспособны.
   - Десять секунд, - выделила тоном старший вахтенный, перегнувшись через тактика.
   - Превосходно, Уиллис. Сэмпл, цельтесь во врага передними ПИИ, а следом всеми четырьмя передними автопушками.
   - Слушаюсь, - отозвался тактик.
   - Оптимальная дистанция, - пропела вахтенный.
   - Ваш ход, Сэмпл, - уверенно сказал Торио, - стреляйте по мере готовности.
   Два луча ПИИ ударили из носа "Левиафана", омывая вражеский транспорт фиолетовым огнем, куроча его лобовую броню. Затем треск двух АС-5, две АС-20 присоединились следом. На экране и без того уже ослабленная броня "Леопарда" принялась истираться под мощным огнем.
   Затем острый взгляд Торио отметил кое-что еще. Некоторые из обломков мерцали. Он опознал их тотчас же, кристаллы льда, отражающие свет реактивных струй "Леопарда"
   - Они теряют воздух! - объявил спейс мастер.
   Ликующий вопль сотряс мостик.
  
   "Асеро"
   Завывавшая тревога разгерметизации взывала к Мажиковскому, но он не обращал внимания ни на что, кроме управления огнем. - Врежь ему еще, - прорычал он.
   Луч ПИИ выметнулся вперед, попав "Оверлорду" в нос, следом три больших лазера. В этот раз все три изумрудных луча попали, плавя яйцеобразную броню носа монструозного судна.
   - Ждем перезарядки, - объявил оружейник.
   - Отлично, стрелок, - сказал Мажиковски, страстно желая обладать чем-либо еще, помимо энергетического оружия. - Вахтенный, статус тревоги?
   - Пробой корпуса, ангар мехов номер четыре, - отозвался Джабр. - Ангары уже герметизированы.
   - Отлично. Вахтенный офицер, отключите тревогу.
   Вой сирены резко оборвался.
   Исполняя заранее подготовленные приказы, экипаж Мажиковского автоматически перешел на положение "Зебра", максимизировавшее живучесть "Асеро". В это раз им повезло, в ангарах мехов не было никого.
   Но если они так и продолжат висеть перед этими большими калибрами, разгерметизация какого-либо жизненного важного отсека оставалась лишь вопросом времени.
   - Удерживать курс и скорость, - выдавил он сквозь стиснутые зубы.
   - Слушаюсь, капитан, - сказал Джабр.
  
   "Левиафан"
   Судно содрогнулось под ударом последнего залпа "Леопарда". Тот методично продолжал обрабатывать носовую броню огромного судна, но эта тактика ему не поможет. "Оверлорд" начинал с десятью тоннами брони, прикрывающими нос, и потребуется масса времени, чтобы свести на нет все эти бронеплиты.
   "Леопард" столько не проживет.
   - Всем постам, ответный огонь, - рявкнул Торио.
  
   "Асеро"
   Палуба скрипела и дергалась под ногами Мажиковского, треск и болтанка "Асеро", рвущейся под неустанным огнем "Оверлорда" заполняла воздух. Рокот надвигающейся смерти судна прорезал вой многочисленных сирен. Серый дым застилал мостик, неся с собой едкую вонь горящей проводки.
   - Мы больше этого не выдержим! - завопила Шувэ.
   - Держать курс, л-т Джабр! - заорал в ответ Мажиковский.
   - Капитан! - завопила Шувэ, но парнишка следовал приказу, согнувшись над рулевым, и на лице его читалась мрачная решимость.
  
   "Левиафан"
   Пронзительный сигнал, оповещающий о неизбежном столкновении, пронзил воздух мостика.
   - Он идет на таран! - завопил Ли.
   - Черта с два! - рыкнул Торио. - Рулевой, курс уклонения, ноль-четыре-три, точка, восемь. Поворот от него, полная тяга! И вырубите чертову тревогу!
   По воле Торио могучее судно ловко увернулось от несущегося "Леопарда", на максимальной тяге вышвыривая прочь драгоценную водородную плазму, спасаясь от единственного оружия, оставшегося у "Асеро"
   Ее самой.
  
   "Асеро"
   - Капитан! - завопил Джабр, - Они купились!
   - Вижу! - прорычал Мажиковский. - Быстрее, или они наведут на нас кормовые орудия. Курс уклонения один-три-семь точка-шесть.
  
   "Левиафан"
   - Ушли! - завопил Ли.
   - Превосходно, эйр мастер, - отозвался Торио. Он урвал секунду на то, чтобы поизучать вражеский транспорт на основном экране. Лишенная большей части брони, истекая воздухом в четырех местах, с большей частью оружия, разбитым в хлам, и с отнятым у нее только что последним ее гамбитом, "Асеро" ныне являлась трупом.
   - Отворачивает, - объявил Ли. - Бежит!
   Торио покачал головой. - Это их не спасет. В этот раз только лазеры. Побережем боезапас, - он даже немного сожалел о том, что столь умный и целеустремленный враг должен теперь встретить свой конец, но такова цена...
   Мощный удар сотряс "Левиафан", едва не вышвырнув Торио из кресла.
   - Они по нам стреляют! - завопила Уиллис.
   - Отрицательно, вахтенный, - отозвался Ли, вперяясь в экраны, - "Леопард" по прежнему бежит.
   - Тогда...
   - Сканеры вперед! - прорычал Торио. Неожиданно его посетило нехорошее предчувствие, что подо всем этим крылся все же хитрый трюк.
   Ли уставился в свои экраны на секундочку, сведя брови воедино, затем, развернувшись, уставился на Торио, - Засекаю сотни, нет, тысячи мелких объектов, сыпящихся на нас, большинство в пределах досягаемости орудий.
   - Но как... - начала было Уиллис.
   - Я лично вырубил тревогу угрозы столкновения! - прорычал Торио, - Обзор на основной экран!
   Изображение "Асеро" исчезло, сменившись внешним обзором. На глазах у Торио суставчатый кран, выкрашенный строительным ярко-желтым, неторопливо летел к ним, вращаясь.
   - Они, должно быть, отвинтили все, что не было жизненно важно, все запчасти, что были, и пошвыряли их в космос, - пораженно вымолвил Ли, - Превратили все в снаряды.
   Кран вылетел из сектора обзора.
   - Всем держаться! - заорал Торио.
   Кран с мощным лязгом, отозвавшимся дрожью по всему корпусу "Левиафана", попал точно в цель, прямо туда, где "Асеро" расковыряла носовую броню. Каркас судна содрогнулся и застонал, под ударом нескольких тонн стали и композитов, мчавшихся на нескольких тысячах километров в час, если суммировать взаимную скорость сближения судов.
   Резонанс удара тут же сменился другим звуком, одним из самых пугающих для людей, привыкших жить в космосе. Воем утекающего сквозь пробоину воздуха, выталкиваемого наружу разностью давлений.
   - Пробой корпуса! - завопил Ли.
   - Очистить мостик! - заревел Торио. - Все вон! БЫСТРО!!!
   Ему пришлось прокладывать себе путь сквозь ураган ручек и пузырей кофе, и бумаг, обращенные мини-ураганом в летающие снаряды, чтобы достигнуть навигационного поста. Затем он ухватил рулевого за плечо - Меняй курс. Два-два-три, точка шесть.
   С ошеломленным лицом Ли крунулся к нему, - Но капитан...
   Очередной удар рукотворного метеора сотряс "Левиафан"
   - Знаю, знаю! - заорал Торио, - Но мы не сможем этого перенести! Немедленно исполнять.
   - Спейс мастер! - завопила Уиллис, занявшее место стрелка после того, как тактик сбежал, - Можно стрелять!
   Торио бросил на нее яростный взгляд, а затем отвернулся, направившись к аварийному шкафу мостика.
   Молодая женщина пялилась на злобно сгорбившуюся спину его несколько долгих мгновений, но затем согнувшись, стерла предложенный порядок стрельбы из компьютера управления огнем. Развернувшись, она оставила пост, оставив капитана одного на мостике судна, истекавшего воздухом.
  
   "Асеро"
   - Капитан, они теряют воздух, - объявил Джабр.
   Спонтанно персонал мостика разразился ликующими воплями.
   - И они движутся, - добавила Шувэ, изучая экран. Затем оглянулась на Мажиковского. - Новый курс: два-два-три, и с их запасами топлива...
   Джабр взметнул кулак ввысь - Они ни за что теперь не выйдут на орбиту!
   Мажиковский улыбнулся под нос. Запасы 2-х Таурянских уланов не будут пополнены. Пат.
   Если он пожелает на этом остановиться.
   - Л-т Джабр, - заметил Мажиковский, - Я желаю, чтобы мы развернулись. Ложитесь на курс перехвата.
  
   КТК "Левиафан" транспорт типа "Оверлорд"
   межпланетное пространство, в свободном полете
   Система Бромхид, Федерация Солнц
   24 февраля 3067 года
   Торио и Ли стояли среди руин мостика "Левифана". Все, что не было глухо привинчено к полу - вышвырнул в космос яростный ураган, порожденный пробоиной в корпусе.
   Торио умудрился залепить пробоину пузырем полимера. Быстро застывающий состав более-менее запечатал пробоину, трансформировав рев урагана в тихое шипение. Двое членов экипажа уже вышли в космос наварить стальную плиту на дыру, запечатав ее на совесть, но до тех пор, пока ремонт не будет завершен, Торио не дозволял персоналу возвращаться на мостик, который так и не покинул сам.
   Для капитанов другие правила.
   Ли коснулся носимого им в ухе коммуникатора, - Оружейный контроль подтверждает, что у нас больше нет топлива, чтобы достичь скорости входа на орбиту.
   Торио покачал головой. - Другого выбора не было. Весь этот мусор, вышвырнутый "Асеро" за борт, двигался со скоростью транспорта. - Он фыркнул, - Я даже ускорился на нее, увеличив скорость сближения. Хлам бы порвал нас на части.
   - И что нам делать теперь, спейс мастер? - поинтересовался Ли.
   Торио вздохнул. Вот оно. Что им делать дальше? Они оказались в ловушке посреди вражеской системы.
   По крайней мере, скоро будут. Импровизированный мостик, устроенный Ли на посту оружейного контроля уже доложил о многочисленных ЭМИ в пиратской точке у планеты, а вскоре и множестве транспортов, на полной тяге идущих к Бромхиду. Федерация Солнц шла на приступ, а без драгоценных припасов "Левиафана" 2-е таурянские уланы долго не продержатся.
   У них не было топлива, и не было шансов заполучить его еще. Они не могли даже надеяться дозаправиться от транспортов уланов, эффективно заблокированных мощным наступлением врага.
   Так что "Левиафан" не мог более ничего, кроме как беспомощно скользить по независимой орбите вокруг звезды типа Ф Бромхида, бесцельно дрейфуя сквозь холодные пустоты пространства, пока окончательно не вымерзнет, или противник наконец не захватит его.
   Торио обхватил себя руками. Никогда в жизни он не ощущался себя настолько беспомощным.
   Ли нахмурился - Оружейный контроль сообщает, что "Леопард" вновь развернулся к нам. Он окажется в пределах дальности стрельбы через шесть минут.
   Торио задумчиво глянул на своего старпома. - Возьмите их на прицел, - приказал он, - Но сперва окликните.
  
   "Асеро"
   Офицер на экране оказался мощным мужчиной, двигавшимся с грацией кошки джунглей, вдвойне нелегкое дело в условиях невесомости. Он провел ладонью по обритой голове, - Я спейс мастер Винс Торио с судна таурянского конкордата "Левиафан".
   Зацепившись за палубу ногой, Мажиковский исполнил поклон. - Я Петр Мажиковский, капитан "Асеро", и готов принять вашу сдачу.
   Мужчина на основном экране хохотнул. - Простите, капитан, но это вы у меня под прицелом. И мое судно в гораздо лучшем состоянии, чем ваше.
   - Во всем, - согласился Мажиковский, - Кроме, увы, запаса топлива.
   Торио, похоже, нечего было на это сказать.
   - И мне было бы совсем не сложно оповестить наемников о вашем присутствии, - любезно заметил Мажиковский.
   - Мы будем сражаться до конца, - прорычал Торио. - Ваши наймиты узнают, что взять мое судно дорого им обойдется.
   - Сейчас, да, - согласился Мажиковский, - Но возможно и отнюдь нет, через пару недель. Думаю, тогда они найдут "Левиафан" довольно холодным и голодным местом, нет?
   Торио сохранял выражение своего лица нейтральным, но Мажиковский приметил сжимающиеся и разжимающиеся кулаки.
   - Да ладно вам, капитан, - сказал он радушно, - Уверен, мы сумеем сторговаться на выгодных условиях.
   Мажиковский уловил искру интереса в глазах мужчины, - Возможно, - сказал тот.
   - Вы будете гостем на борту моей маленькой "Асеро", - сообщил Мажиковский. - Я настаиваю.
   Второй капитан задумчиво кивнул. - Мое космические такси причалит к вам через час.
   Экран померк.
   Джабр помотал головой. - Не понимаю, как вы можете ему доверять.
   Шувэ сложила руки на груди, но мудро воздержалась от озвучивания своего мнения.
   Смех Мажиковского вновь заполнил мостик. - Вы меня удивляете, л-т Джабр. Совершенно необязательно доверять человеку, до тех пор, пока ты понимаешь его.
   Нет, Торио будет торговаться. Мажиковский был в этом уверен.
   Разве торговля не была другого вида игрой?
   И насвистывая что-то себе под нос, Мажиковский пнул палубу и отчалил с разгромленного мостика.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Deck officer - похоже, это все-таки вахтенный офицер.
   Все сэр и мистер меняются на звания/должности. Не надо мусорить.
   Тут в оригинале был лейтенант, но перед, и после - старшина.
   У флотских конкордата оригинальная система званий, так что я не стал ее переводить.
   "Starstrider"
   Пустынный ненаселенный южный континент Бромхида. См. FCCW стр 189.
   Согласно Battlespace у дропшипов нету бока-низа/бока-верха, есть просто бок и просто низ.
   Так и не придумал, как перевести cubicle. Ясно только, что это отдельный контейнер со всеми элементами поддержки меха, иногда с собственной обшивкой - иногда один каркас. Плюнул и поставил как и в переводе battlespace - ангар.
   В старых мануалах большие лазеры частенько именовались тяжелыми.
   Уклонение под ветер, полный вбок! - это автор сильно...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"