Шметцер, Джейсон: другие произведения.

Ледяной шторм 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Клан Ледового хеллиона вторгается на территории Нефритовых соколов во Внутренней сферы, желая получить жизненное пространство, ресурсы, славу клана Вторжения, и способ сбежать из невыносимо опасной ловушки Домашних миров кланов. Рискованная игра, проигравшего в которой ждет смерть. Смерть своего клана. Сможет ли сахан Коннор Руд пройти свой путь там, где каждая ошибка ведет к гибели? Зная, что с самого начала вторжение было ошибкой.


     

Джейсон Шметцер

The BLITZKRIEG

ОПЕРАЦИЯ "ЛЕДЯНОЙ ШТОРМ"

Часть первая: "Надвигается стужа".

ПРОЛОГ

    
   Плато Грэди
   Сомерсет
   Оккупационная зона Нефритового Сокола
   13 июня 3071года  
   Она думала, это будут Волки.
   Звездный капитан Грета Хэйзен была в достаточной степени воином, чтобы оценить равномерность вражеского построения. Она повидала их достаточно, она натренировала уйму соколят. Ей была ведома польза строевой подготовки и надлежащей дисциплины, и она ценила крепость дисциплины, способной устоять даже в бою.
   Десять белых клановских омнимехов стояли в четком строю фронта поперек низин с мягким грунтом плато Грэди. И ни один из них не был тяжелее сорока тонн - чтобы уравновесить массу ее "Хеллбринера" таких потребуется пара, Но она всегда считала, что встретит смерть в бою против клана Волка. Она сражалась на Туккейде. Она сражалась в "Возрождении"
   И она не затем выживала на протяжении двадцати лет, чтобы быть убитой Ледовыми Хеллионами
   452й гарнизонный бинарий был последним ее подразделением. И принимая командование, она это знала. На ступеньку выше ссылки в соламу, но даже ужасающие потери, понесенные туменом клана за последние двадцать лет, не могли преодолеть безжалостной поступи прожитых лет. Слишком стара для фронтового кластера. Клан Нефритового Сокола не какая-то там Сфера, и для нее не будет славной смерти в престарелом, разбитом старостью возрасте, как у Черной Вдовы - она заслужит свою смерть здесь и сейчас.
   Хронометр досчитал до оговоренного времени и двинулся дальше. Она держала "Хеллбринер" на месте - спокойно и ровно, уверенная, что остальные четыре меха ее звезды делают то же самое. Стремительные атаки Хеллионов были быстрыми и внезапными - истериками испорченных детишек, но скоро они увидят все сами. Хеллионы отличались омерзительной трактовкой зеллбригена, позволявшей воинам в первом броске атаковать разом. Воину, нанесшему врагу первый удар, даровалась честь боя с избранным противником - но до искомого первого выстрела Грете придется ожидать нападения со стороны любого из пяти мехов Ледовых хеллионов.
   Не то, чтобы это ее так это пугало. Броня "Хеллбринера" позволит ей пережить первый залп, после чего она получит свою мишень. Ее коробило, что первый выстрел должен остаться за Хеллионами, но в противном случае дуэльные правила зеллбригена будут отброшены и славное испытание превратится в мясорубку все на всех. И тогда легкие и быстрые звезды Хеллионов одержат верх. В поединках один на один у ее воинов из соламы был еще шанс - против слаженных стай Хеллионов - ни малейшего. Не то, чтобы это имело хоть какое-то значение. Если они выиграют испытание - им бросит вызов другая звезда. Ее десяти мехам не удержать Сомерсет. Не против целого кластера, висящего на орбите.
   Ощущая себя в кабине меха странно беспомощной, она криво улыбнулась. Боевой мех вроде ее "Хеллбринера" не знал себе равных, не считая других таких мехов. Оснащенные термоядерным реактором, вооруженные ракетами, лазерами, скорострельными пушками, мехи могли сравнять с землей целые города, что там, планеты, дай только им время и снаряды. Мехи могли уничтожить городской квартал в пару минут. Мехи были вершиной технологий наземной войны, и под ее управлением было шестьдесят пять тонн таких технологий.
   Вот только у Хеллионов этих тонн еще больше. И они моложе. В одержимых возрастными критериями кланах более молодые воины были и более яростными. И мало кто из кланеров выживал достаточно долго, чтобы обзавестись опытом, делающим старых вояк такими хитрыми и опасными.
   Мало кто из них доживал до возраста Греты.
   Трое из мехов Хеллионов, похоже, нацелились на нее. Позволив нашлемному захвату зацепить ведущий мех, двадцати пяти тонный "Мист Линкс", она пошире расставила ноги меха, гадая, ждут ли ее ракеты или лучи. Так или иначе, "Мист Линкс" вырвался вперед, и если глупый хеллион хотел выставить двадцать пять тонн против шестидесяти пяти, Грета не будет его разубеждать. Краем глаза, наметанным и отработанным навыком, обязательным для любого успешного звездного капитана, Грета оценила намерения остальных Хеллионов. Похоже, что она и мехвоин Харальд, в изношенном, дважды восстановленном "Конжурере", станут первыми целями атаки. Нормально. Харальд был хорошим стрелком, а импульсные лазера дадут ему преимущество в выцеливании шустрых мехов Хеллионов.
   С треском ожила радиосвязь.
   - Звездный капитан Грета Хейзен, - опустив взгляд, она увидала, что сигнал исходил с ведущего "Мист Линкса" - Я звездный капитан Юлиус из родовой линии Танеев. Я вызываю вас на дуэль воинов.
   Грета обдумала его слова. Разумеется, она не возражала против боя с "Мист Линксом", но что-то тут было не так. Почему этот Юлиус готов поступиться ритуалами собственного клана? Зеллбриген однозначно позволял ему бросить ей вызов, но тем не менее - Хеллионы славились стремительными атаками и многие кланеры, иногда и сама Грета, считали, что Хеллионы, предпочитающие легкие и быстрые машины, используют стремительные атаки в качестве повода нарушить зеллбриген. Дуэльные условия не часто благоволили более легким машинам, без преимуществ, предоставляемым удобной местностью. Переход к мясорубке позволил бы хеллионам биться стаями.
   И выиграть.
   Но все это было неважно. Грета потянулась к пульту связи. В любом случае, ей не удержать планеты. - Принимаю, - произнесла она, и обрубила связь. "Мист Линкс" все также приближался, немудрящей рысью, но его спутники замедлились. Дистанция сократилась до километра. Грета вновь вцепилась в рычаги, выжидая. Затем двинула "Хеллбринер" вперед. Не то, чтобы ей хотелось ускорить грядущую схватку, но и стоять на месте ей не стоило.
   Мысли ее, отчасти, блуждали вдалеке от испытания. Она умела сражаться. Дуэль потребует от нее предельной концентрации, в надлежащий момент, но пока еще она могла подумать и об другом, и перед ее глазами стояло не только изображение с экрана, рельеф местности и выкрашенный в голубой цвет омнимех Хеллионов, но и расположение миров оккупационной зоны соколов. И если хеллионы атаковали Сомерсет, то скорее всего, это означало, что они пытаются создать свою собственную оккупационную зону, из планет, что соколы отобрали у Федеративного содружества, у Лиранского альянса, и у клана Стальной гадюки. И это пробуждало в ней гнев.
   Она сражалась за эти миры. Грета Хейзен оплатила их кровью, потом и жизнями своих сибов. И то, что клан Ледового Хеллиона, - пусть и не слабейший их кланов Керенского, но близкий к этому, возжелал захватить их, отобрать эти миры - было для нее оскорблением. Оскорблением ее чести - нет, не чести клана, которому принадлежала она, ибо Туркина не страшится никаких хеллионов, но оскорблением личной чести Греты.
   Оканчивающиеся проекторами частиц руки "Хеллбринера" устремились вперед, стоило "Мист линксу" оказаться в зоне досягаемости. Теперь для нее не было ничего, кроме кабины ее меха, стремительно приближающегося к ней меха, и боя, что вот-вот должен был начаться. Жить ей или умереть в следующие несколько минут - вот что сейчас было на кону.
   И тем не менее, мелькнула в голове мысль - хан заставит их заплатить. Недолго им владеть Сомерсетом. Она вспомнила недавний доклад Стражи, прочитанный ею, как старшим соколиным командиром на Сомерсете. Доклад, утверждавший, что ледовые хеллионы готовятся напасть. Вспомнила, как пренебрежительно от него отмахнулась, и ей стало стыдно. Но соколы оправятся, и следующее поколение вернорожденных воинов насладится местью.
   Потому что готовые к этому или нет, соколы о нападении знали.
   Дистанция между мехами упала ниже максимальной дальности ППЧ, и Грета вжала гашетки. Оба протонника изрыгнули светящиеся бело-голубые струи ярящегося ада.
   Грета Хэйзен знала, что уже побеждена.
   И улыбалась.
  

ГЛАВА ПЕРВАЯ

  
   Дропшип типа "Оверлорд-С" "Ненасытный"
   Низкая орбита над Боун Норман
   Оккупационная зона Нефритового Сокола
   14 июня 3071 года
   Коннор Руд, не верил в данное ему задание.
   Но это не означало, что он положит всего себя, на то, чтобы его исполнить.
   - Мой хан?
   Коннор отвернулся от стратегического экрана, что изучал. В данный момент на нем отображались периферийные владения клана Нефритового сокола во Внутренней сфере.
   Звездный капитан Эфраим Кейдж, капитан "Ненасытного", стоял в проеме люка, держась одной рукой за косяк. Вторая была скрыта за спиной. - Соколы приняли наш сигнал, - и взмахнул второй рукой. - Можете посылать батчел.
   После чего коренастый мужчина отступил от люка, освобождая дорогу.
   Руд последовал за ним, возвышаясь почти на голову, хотя и сам был не великого роста. Эфраим Кейдж не обладал фенотипом аэрокосмического пилота, и не имел присущих тем хилых конечностей и неестественно больших голов. Родившись в сибко мехвоинов на Гекторе, был переведен в аэрокосмические силы еще в раннем возрасте. Низенький и жилистый, он обладал фигурой пилота древних, еще терранских, времен, включающей в себя еще и необычную на вид быстроту и силу. Повышение до капитана "Ненасытного" - дропшипа кешика "Изощренное убийство", командного кластера галактики Бета, клана Ледового хеллиона, было знаком благоволения со стороны руководства клана.
   Коннор улыбнулся Эфраиму, развернувшемуся, чтобы сопроводить его на мостик. Знаком его, Коннора, благоволения. В отличие от многих воинов клана, но также как и сам сахан, Эфраим Кейдж был одним из немногих хитрецов клана, способных забыть про честь в ситуациях, когда иначе просто нельзя. Видевшего в битвах такую же работу, как и все, и исполнявшую ее с умением мастера. Сам Коннор Руд, обзавелся репутацией и заслужил свой пост именно благодаря подходу к бою, как к ремеслу, в котором он был мастер. Иными словами, "неподобающим", неклановским подходом.
   На мостике "Ненасытного", спускающегося на низкую, активную орбиту, было людно и шумно. А еще, благодаря непрестанной тяге двигателей, по нему можно было спокойно ходить. Их "Оверлорд-С" был одним из многих дропшипов клана Ледового Хеллиона, спускающихся сейчас на низкую орбиту, хотя и единственным сейчас значимым. Боун Норман падет пред 200ым атакующим кластером - "Изощренным убийством" и пред саханом Коннором Рудом.
   Шагнув внутрь небольшого голобака дропшипа, Коннор жестом привлек внимание техника, сидящего за консолью. Пространство вокруг замерцало, после чего перед ним появился человек в зеленом облачении нефритовых соколов, моложе, чем Коннор ожидал встретить, особенно для такой захолустной планеты. Голограмма на мгновение моргнула, вне всякого сомнения, по вине шального метеора или космического излучения, но Коннор не стал обращать на это внимания. Молча, он позволил соколу приноровиться, наблюдая, как взгляд звездного полковника устремляется к эмблемам на воротнике Руда. Он подождал еще, пока глаза сокола не расширятся, слабо, почти незаметно.
   - Я хан Коннор Руд, клана ледового хеллиона. - объявил Коннор.
   Звездный полковник встретил его взгляд своим. Высокий, на пару сантиметров ниже двух метров, поджарый, с плечами атлета. Каштановые волосы коротко стрижены, борода, усов нет.
   - Звездный полковник Идрис, - представился сокол, - из одиннадцатого временного гарнизонного кластера. - Сокол скрестил руки. - Вижу, "Стража" была права.
   - "Стража"?
   Сокол кивнул. - Нам сообщали, что ваши щенки где-то рядом. И, как вижу, я имею честь разговаривать с щенячьим саханом...
   Сокол чуть помедлил, но Коннор не произнес ничего. - Вам нужна помощь, хан Руд?
   - Мне нужен Боун Норман.
   Это было все, что он произнес.
   - Прошу прощения?
   Вот теперь Руд ухмыльнулся. - Клан ледового хеллиона желает получить планету Боун Норман. Я и 200й атакующий кластер бросаем вам вызов на испытание владения за этот мир.
   Невзирая на годы неустанных усилий, "Стража" хеллионов собрала не так чтобы много информации о состоянии дел во Внутренней сфере, и тем не менее, Руд был уверен, что 11й ВГК был единственным кластером на планете. Он прибыл сюда лично вместе со своим кластером, поскольку одиннадцатый был единственным полным кластером на одиночном посту во всей глубинке соколиной ОЗ. Остальные раскинулись по мирам там и сям, где один бинарий, где другой, где вообще одиночные звезды. - Какими силами вы собираетесь защищать его, звездный полковник?
   - Вы уже провели торги, - произнес Идрис.
   Руд склонил голову. В традициях батчела озвучивался бросаемый вызов и задавался вопрос о защищаемых силах, после чего начинались торги. Руд поставил на кон "Изощренное убийство" месяцами ранее, в ходе долгого перелета с Нуво Парижа на Боун Норман. - Я спрашиваю. Какими. Силами?
   Стремительно выпрямившись, Идрис опустил руки по швам. Во взгляде его читался гнев. - Одиннадцатый ВГК будет удерживать Боун Норман во имя Туркины, - объявил он. - И я не стану бесчестить ни одного из своих воинов, отнимая у них возможность убить выскочек-хеллионов.
   - Превосходно, звездный полковник, - отозвался Руд, - Каким же станет Круг?
   Изрис улыбнулся, - Как я понимаю, хан Руд, вам хочется побольше места, чтобы было где побегать в ваших мелких жестянках. Мы называем континент Хапсбург нашим Кругом, и даруем вам сафкон до поверхности.
   Руд постарался удержать выражение лица прежним. Термин "сафкон" обозначал беспрепятственный спуск на планету. Идрис только что снял с торгов противовоздушную оборону и разрешил хеллионам посадку. Не то, чтобы он боялся практически списанных машин, что временный кластер мог бы поднять в небо, но не ожидал, что воздушного боя удастся избежать вообще.
   - Я потребую ваших воинов в связанные, - произнес Руд. - Ваше же снаряжение, и любое военное снаряжение вообще, станут моей изорлой.
   Идрис расхохотался. - А еще вы будете использовать мехи и станете стрелять по нам, хан Руд? Могу вас заверить, в отличие от вас, стариков, я не так давно покинул сибко, и я еще не забыл ритуал испытания владения. - Насмешливо склонившись в легком поклоне, - он произнес. - Услышано, и принято, хан Руд.
   Руд, в свою очередь, тоже склонил голову, - Услышано и принято, звездный полковник, - ответил он. - Увидимся на поверхности.
   После чего махнул технику рукой, и тот обрубил связь. Руд остался один, стоя посреди танка. Некоторое время он так и стоял, обдумывая разговор. Нахальство юного сокола было похвальным, демонстрировало, что в нем нет страха невзирая на то, что по показаниям радаров на орбите было достаточно хеллионских дропшипов, чтобы уничтожить его гарнизонный кластер несколько раз подряд.
   Он сказал - "вижу, "Стража" была права"
   Смежив глаза, Руд попытался припомнить точные интонации звездного полковника. Если Стража нефритовых соколов - то, что сходило за разведслужбу среди кланов, знала о неизбежном вторжении Хеллионов, почему же сокола не усилили гарнизоны периферии? Ясно было то, что они действительно знали - звездный полковник это признал.
   Открыв глаза, Руд вышел из голобака. Встав у входа, он повернулся к технику, сидевшему за пультом. - Как тебя зовут?
   Техник явственно вздрогнул. - К-келтон, сэр, - пугливо окинув взглядом мости, он затем вновь уставился на лицо хана ледовых хеллионов.
   - Келтон. - повторил Руд. - Хорошая работа, Келтон. - Кивнув, он двинулся дальше, запоминая лицо и имя. Вахтенные по всему мостику не сводили с него глаз, наверняка считая, что делают это исподволь.
   Руд их игнорировал. То что он остановился и спросил как техника зовут, не стоило ему самому ничего, но техник этого не забудет. И возможно, однажды, ему понадобится техник-связист, готовый ради него на большее, чем это требует долг. Небольшого, немудрящего вопроса хватит, чтобы обеспечить ему эту верность, а заодно добавит благоговения среди коллег Келтона.
   - С успехом, мой хан? - спросил Эфраим Кейдж.
   Руд поднял взгляд. Звездный капитан стоял у предохранительного каркаса командного кресла, устройства, стабильно удерживающего его в ходе маневров с высокими перегрузками. Большинство неиспользуемых в данный момент экранов было сложено вниз. Стоявший рядом с огромной конструкцией Кейдж казался большим ребенком, но Руд знал из личного опыта, что закрепившемуся надежно в кресле Кейджу в своем деле было мало равных. Внезапно брови Руда сложились домиком, стоило новой мысли всплыть в его голове. Что, если таланты Кейджа, тратились здесь напрасно?
   - Эфраим, скажи, тебе нравится "Ненасытный"?
   Кейдж нахмурился. - Я удовлетворен работой экипажа, - произнес он, - Что до самого корабля... - он вскинул руки, выставляя ладони вперед. - Он ни разу не давал мне повода жаловаться.
   Руд ухмыльнулся, - И на пост поответственней тебя не тянет?
   В это раз улыбнулся уже Кейдж, - На прыгун, мой хан? После чего он огляделся по сторонам, словно запоминая каждую из деталей мостика - Я предпочитаю корабли с пушками. "Ненасытный" меня вполне устраивает. Так и летит на звуки пальбы...
   - Пусть так, - отозвался Руд. И уставился на носовой экран, показывавший верхнюю четверть атмосферы Боун Нормана. - Пусть так - прошептал он. И затем моргнул. - Отвечая на ваш предыдущий вопрос, звездный капитан, - Ут. Успех. Соколы даровали нам сафкон до поверхности. Проложите курс на Хапсбург, пожалуйста.
   Кейдж наклонил голову, когда же он ее поднял, то встретился глазами с Рудом. - Рулевой, проложить спуск по схеме Тэни-четыре. - произнес он, не отводя глаз от Руда, - Снижение начнется приблизительно через два часа, мой хан.
   Руд снова кивнул. Кейдж изогнул было бровь, но Руд отмахнулся. Нужно было подумать. Как следует взвесить все, и просчитать. Соколы знали о их приближении. Что это может означать в свете грядущего испытания? Он помрачнел. Чем это может грозить начавшемуся вторжению?

* * *

  
   Лифт доставил Руда к небольшой каюте на борту корабля. Чуть крупнее обычных кают, но столь же спартанскую. На борту космических кораблей свободное пространство было дорогим удовольствием. Служа основным транспортом для "Изощренного убийства" "Ненасытный" часто привечал сахана хеллионов. До Коннора Руда каюта принадлежала Селлен Кейдж, и та была еще менее требовательна к интерьеру, чем сам Руд. Голые стены, выкрашенные в утилитарный серый немаркой краской. Стальной стол, неудобный стул. Еще более неудобная койка.
   Карта с данными не демонстрировала ничего, помимо рычащей эмблемы ледового хеллиона. Руд знал, что на ней даже не опуская ее в слот на столе. Отданные ему приказы. Одна только мысль о них заставила уголок рта раздражительно дернуться, но, будучи воином, он не позволил неудовольствию вырваться наружу иначе чем хрипом. Ему не требовалось просматривать голограмму еще раз. Он знал ее наизусть, каждое ее опрометчивое, алчущее славы слово.
   План хана Райны Монтоз по выгрызанию личной оккупационной зоны ледовых хеллионов из планет, захваченных соколами у Внутренней сферы, был однозначно смел. Руд знал, что большинство его сибов, что там, большинство ледовых хеллионов поддерживали план всей душой. Еще бы, он взывал к чувствам, делавших хеллионов тем, кем они являлись - любителям стремительных атак, опасных курсов, и самое главное - решительных. Ему было известно, что Монтоз спланировала вторжение и начала его осуществление без обсуждений. Он понятия не имел об ее замыслах, пока не стало слишком поздно, чтобы с ней спорить. Так что он согласился с ее планами и сделал все, что в его силах, чтобы вторжение увенчалось успехом.
   Публично, он поддерживал решение Хана. Ледовые Хеллионы завоюют новые территории или умрут - таков был путь кланов. Слишком мало возможностей оставалось на домашних мирах Кланов - и все они бледнели в сравнении с богатыми, беззащитным планетами Внутренней Сферы. Кланы, сумевшие захватить оккупационные зоны во Внутренней Сфере, так называемые кланы-захватчики, были сильны несказанно. И если ледовые хеллионы собираются искупить последние двадцать лет провалов и неудач - им потребуются новые владения.
   Публично, сахан Коннор Руд был истинным ледовым хеллионом, сердцем и душой, всецело разделяющим план Хана. Являясь следующим за ней по рангу, иначе он просто не мог
   Наедине с собой, в спартанской каюте на борту "Ненасытного" - человек Коннор Руд, со своими страхами и сомнениями, был не уверен в успехе.
   Нет, скорее боялся. 
    
   Краснокаменный дворец
   Хапсбург, Боун Норман
   Оккупационная зона Нефритового Сокола
   14 июня 3071 года
   Звездный полковник Идрис из клана нефритового сокола поднял взгляд на командира звезды. Встав по стойке смирно, Бентли отсалютовал. Молодой, лет семнадцати или около того. Волосы даже и не начали редеть, тугие жгуты мышц, надменный взгляд. Истинный вернорожденный до мозга костей. Скривившись, Идрис жестом велел ему расслабиться. - Сообщение отослано, воут?
   - Ут, звездный полковник, - вскинул ноутпутер Бентли. - Вот подтверждение ГИГ-станции. Командующий галактикой оповещен о присутствии ледовых хеллионов.
   Приняв ноут, Идрис положил его на стол, не глядя. - А остальные приготовления?
   Наклонившись над левым ящиком стола, он потянулся в самый конец, за стопкой датакарт. Вот уж не думал, что они ему когда-либо понадобятся, и тем не менее, сейчас благодарил предвидение Туркины, что позаботился их сделать
   Бентли нахмурился - Исполняются, звездный полковник.
   Идрис уставился на него. - Вам что-то не нравится?
   - Это не по клановски, звездный полковник, - помедлив, отозвался Бентли. - Мы - нефритовые соколы. Мы должны встретить ледовых хеллионов лицом к лицу и раздавить их а не уходить в подполье.
   Брови его сошлись воедино, но скорее из озадаченного смущения, чем неуважения к нему. Бентли был молод и это был его первый пост после испытания положения. Победив двух противников, он заслужил звание командира звезды, но неопытность и пристрастие к вколоченным сокольничьими шаблонам поведения оказались причиной, по которой его отправили сюда, в 11й ВГК, вместо фронтлайнового кластера.
   Идрис, в отличие от многих соколов, не страдал по поводу того, что его сунули командовать ВГК. Он был достаточно молод для звездного полковника и знал, что успешные действия на этом посту легко обеспечат ему выход в райстары. Жестом он предложил юному командиру садиться, указав на стальной табурет перед столом.
   - Ты уже просмотрел кодекс кешика "Изощренное убийство"? - поинтересовался он, как только Бентли сел.
   - Ут, звездный полковник, - отозвался Бентли, - Как только услышал о торгах.
   Он помедлил. - Хороший кластер, если такое можно сказать о ледовых хеллионах.
   Идрис кивнул. - А кодекс сахана Коннора Руда?
   - Молод для своего поста. Сменил Селлен Кейдж когда Рэйна Монтоз сменила Асу Тани. - Бентли заерзал на табурете. - Доклады "Стражи" закрыты для воинов с моим уровнем допуска - все, что я нашел, из официальных биографий глав клана.
   Идрис подхватил ноутпутер, погонял тачпад, пока не нашел искомое, после чего прижал палец к панели авторизации. - Готово. Теперь у тебя есть допуск ко всем докладам "Стражи", касающимся 200го атакующего кластера. Как и на каждого воина этого кластера, имеющего родовую фамилию или, по крайней мере, звание командира звезды.
   - Спасибо, сэр. - Бентли сел прямо.
   - Не за что, командир звезды, - отпустив ноутпутер, Идрис сложил руки поверх столешницы. - Объясни мне, почему мои приказы выглядят не по клановски.
   - Звездный полковник...
   - Я не вызываю тебя на испытание обиды, Бентли. - спокойно произнес Идрис, стараясь держать голос ровным и подражая сокольничьим. Сработало, и молодой воин, поджав губу, ответил - Потому что мы от них бежим.
   Идрис улыбнулся. Таков путь нефритового сокола - прямой как стрела. Вместо того, чтобы обрядить свое несогласие в цветистые фразы, или замкнуться в своем несогласии, Бентли сказал то, что думал, указав причину. Оскорбленную личную честь.
   - Ты бы не стал отступать?
   - Не без боя. - уверенно произнес командир звезды
   - Потому что это не по клановски?
   - Нефритовые сокола не бегут от врага. - сокольничьи штампы во всей красе.
   Идрис улыбнулся вновь. - Какова наша задача здесь, на этой планете?
   - Служить клану, - еще один штамп.
   - И чего требует от нас долг перед кланом?
   - Удерживать Боун Норман во имя Туркины.
   - И если мы сойдемся с ледовыми хеллионами здесь, на равнинах под краснокаменным дворцом, там, где мы отобрали этот мир у лиранцев, и будем побеждены, выполним ли мы свой долг перед кланом?
   Бентли нахмурился, - Но, звездный полковник, мы не будем побеждены.
   - Это личный кластер сахана. - объявил Идрис, указывая в потолок. - Кешик лучшей галактики, и, скорее всего, лучший атакующий кластер ледяных хеллионов.
   Откинувшись на спинку, он опустил руки на колени. - Можешь мне поверить, если мы выйдем против них открыто, что, без сомнения, хан Руд от нас ожидает, - нас уничтожат.
   - Но... но, мы нефритовые соколы... - забормотал Бентли.
   - Мы временный гарнизонный кластер, - перебил его Идрис. Среди наших рядов лишь трое воинов с родовой фамилией. Половина нашего снаряжения из второй линии, и одна звезда "клюв" - из машин времен Звездной лиги. Мы проиграем.
   - Но...
   - Никаких "но". Нет бесчестья в признании истины.
   - Это не истина. Мы нефритовые соколы. - упрямство Бентли было непоколебимо. Он будет славно биться, если направить его в надлежащий момент и в нужную сторону.
   - Наш долг - защитить планету. - заметил Идрис. - Ты с этим согласен?
   - Ут, звездный полковник.
   - Вот что я скажу вам, командир звезды Бентли. Ханы ожидали нападения ледовых хеллионов. Возможно, не так рано, но тем не менее, ожидали. Галактики Гамма и Дельта в процессе переброски. Когда они сосредоточатся, они выбросят хеллионов с Боун Нормана. Наша задача, если у нас хватит на это сил - задержать хеллионов здесь. Боун Норман не может быть единственной планетой, на которую они положили глаз, и наша задача - задержать их, так, чтобы нашим ханам не пришлось их искать. Так, чтобы удар соколиных когтей был верен и убийственен.
   Остановившись, он принялся наблюдать. Лицо Бентли оставалось по прежнему озадаченным, но Идрис повидал достаточно юных воинов, чтобы понимать, когда они начинают соображать.
   - Мы удержим Боун Норман, потому что так велит нам долг.
   Мужчина в зеленом комбинезоне касты техников показался на пороге, но Идрис взмахом руки заставил его замереть. - И мы затянем пребывание хеллионов здесь, на этой планете, потому что это тоже наш долг.
   Рука его оставалась вытянутой.
   - Я... - Бентли замолк, не зная, что сказать.
   Кивнув, Идрис потянул руку к технику. Подступив достаточно близко, чтобы всучить ему кусок желтого бланка сообщения, техник тут же попятился, спиной вперед оставляя комнату. Идрис развернул бланк, прочел содержавшиеся в нем несколько слов, и вновь его сложил. Сев на край столешницы, он уставился командиру звезды Бентли прямо в глаза.
   - Я исполню свой долг, сэр. - наконец произнес Бентли. Юное его лицо, бледное, и с щетиной суточной давности, было собранным и решительным. - Я - нефритовый сокол.
   - Тогда веди свою звезду по указанным координатам, и делай все, что считаешь разумным, чтобы задержать хеллионов подольше.
   И ободряюще кивну командиру звезды, они принялся смотреть, как он поднимается со складного стула. - Приверженность традиции приносит честь. - голос Идриса был тих, - Но личная честь обязана уступать чести клана.
   Бентли нахмурился, - На Айронхолде меня учили иначе.
   Идрис одарил его кривой ухмылкой. - Меня тоже.
   Подавшись вперед, он пустил листок с посланием скользить по столешнице. - Этому я научился узе здесь, во Внутренней сфере.
   Подождал, пока Бентли поднимет бланк, но произнес написанное внутри сам, прежде чем юноша успел его развернуть.
   - Хеллионы начали снижение.
   Бентли смял бумажку, не открывая. - Тогда мы обязаны позаботиться, чтобы здесь им не досталось ничего.  
    
    
    

ГЛАВА ВТОРАЯ

    
   Краснокаменные равнины
   Боун Норман
   Оккупационная зона Нефритового сокола
   27 июня 3071 года  
   Даже бой не мог поднять ему настроения
   Раскачивающаяся вперевалочку поступь "Кит Фокса" стала для Коннора Руда естественной, и сейчас он вел тридцатитонный омнимех по пересеченной местности почти машинально. Взгляд, устремленный на нашлемный дисплей, автоматически засекал препятствия, руки и ноги двигались сами по себе, ровно так, как это было нужно. Все его внимание скоро будет поглощено боем, но пока Коннор Руд мог позволить себе подумать.
   Две недели.
   Именно столько времени "Изощренное убийство" гонялось за 11м ВГК, и все, чего они достигли - это четыре уничтоженных омнимеха, девятнадцать мертвых элементалов, нейтрализовав или захватив едва лишь тринарий нефритовых соколов. Самое нетипичное для соколов испытание из всех, в которых ему доводилось принимать участие, и это заставляло его ощущать дискомфорт. Так сражались лишь партизаны Внутренней Сферы, и, изредка, Медведи. Одержимые честью сокола так не бились. Будь он звездным полковником Идрисом, он, возможно, так и поступал бы, но он - не звездный полковник Идрис. Он сейчас был его противником, а Идрис был его головной болью.
   Помотав головой, Руд потянулся к панели связи. - Доклад.
   И тут же услышал голос его старшего офицера - звездного капитана Лиры. - Сработало, мой хан.
   Руд уставился на тактический экран. - Сколько?
   - Тринадцать мехов, - отозвалась Лира. - Пока неясно, куда делись два недостающих луча - элементалы ли это, или они среди уже уничтоженных нами мехов.
   - Когда?
   - Через две минуты.
   - Отлично.
   Отключив микрофон, он позволил себе ухмыльнуться.
   Две недели игры в кошки-мышки, или в хеллиона и сокола принесли наконец плоды. Руду, как и остальным офицерам 200го кластера было совершенно ясно, что сокола отказывают им в битве. Назвав Кругом весь континент Хапсбург, они могли зачинать стычки где им заблагорассудится, с силами, какими только пожелают, не нарушая правил зеллбригена. До сих пор они устраивали засады на одиночные лучи ледовых хеллионов, направленных на патрулирование, или заманивали целые звезды хеллионов в тщательно организованные огневые мешки, где их уже поджидали тяжелые, и более мощные машины нефритовых соколов. Хеллионам потребовалось почти четыре дня, и целый сахан, шляющийся по пустошам самолично, чтобы выманить соколов наружу.
   Вбив запрос в боевой компьютер, Руд принялся изучать результаты.
   Тринадцать машин нефритовых соколов были в целом крупнее машин ледовых хеллионов, а у Руда с собой было лишь девять других омнимехов. Но, все девять были линейными омнимехами, в то время как у соколов лишь одна - вероятно принадлежащая командиру тринария, - шестидесятипятитонный "Хеллбринер". С учетом привычной раскладки для гарнизонных частей, это мог бы быть и сам Идрис. Сокола, вероятно, считали хеллионов пойманными в тиски - две недели без сколь либо крупных стычек, а теперь сразу целый, отдохнувший, тринарий.
   Ждут, что они кинутся на них сразу, решил Руд. Как и положено хеллионам - как они всегда и поступали, и даже и сам он не был свободен от жадной страсти к быстрым, решительным атакам. Но Коннор стал саханом не за традиционность.
   Палец его коснулся другой клавиши на пульте связи. - Звездный капитан Адам...
   Ответ донесся сразу же. Сигнал, разумеется, был шифрован, но с заранее подготовленными шифрами задержка была ничтожной. - Слушаю, мой хан.
   - Вы все поняли?
   - Думаю, сразу же после первых батчэллов. - ответил Адам.
   Руд улыбнулся. Хорошие подчиненные - настоящее сокровище. - Вы читаете мои мысли, звездный капитан. Не хочу, чтобы хоть один из соколов мог уйти.
   - От, мой хан.
   Руд прервал связь. После чего заставил компьютер послать сигнал "Хеллбринеру" нефритовых соколов, - Я хан Коннор Руд из Ледовых хеллионов, и я бросаю вызов пилоту "Хеллбинера" на дуэль воинов.
   После чего, выжидая, принялся удерживать "Кит Фокса" на прежнем курсе. Дистанция сократилась до трех километров, слишком далеко для боя, но уже в зоне прямой видимости, а ответа все не было.
   Он прибыл секундой позже.
   - Хан побродяжек, - ответил звездный полковник Идрис, - Как вам на Боун Норман?
   Руд улыбнулся. Он ожидал от него нахальства, и он его получил. Сокола превосходили его числом и массой, с тех самых пор как первый "Маки" давил танки "Меркава" на Терре, сотни лет назад, это было формулой победы. Идрис вполне мог позволить себе эту наглость - даже с второразрядными воинами и соламой.
   - Пасторальный мир. - отозвался Руд, - Повадки местных пернатых немного раздражают, но мы с этим разберемся.
   Панель связи принялась мигать огоньками - это остальной его бинарий посылал свои вызовы. Если они будут придерживаться зеллбригена - трем соколам придется ждать, пока кто-то у них не падет.
   Разумеется, если они будут придерживаться зеллбригена.
   - Может отправить вас назад, на Гектор? - заметил любезно Идрис, - Впрочем, если хотите, оставайтесь на Боун Норман, моим связанным. Заодно это поможет вам в изучении повадок самого яростного из хищников планеты.
   - Услышано и принято, звездный полковник, - ответил Руд, и вжал кнопку захвата цели. - Из вас получится очень талантливый ледовый хеллион.
   - Увы, боюсь из вас выйдет не более чем посредственный нефритовый сокол, хан Руд.
   И Идрис обрубил связь.
   Улыбка Руда переросла в ухмылку.
   Наконец-то.

* * *

   Стоило проекторам частиц, покоящимся в громоздких предплечьях "Хеллбринера" окончательно зарядиться, как Идрис принялся изучать строй ледовых хеллионов. "Кит фокс" хеллионского хана, разумеется, был впереди, а остальные их омнимехи представляли собой легкие и быстрые машины, предпочитаемые их кланом. Две из них были тезками тотема клана - "Хеллионами". Какой-то идиот в изящном "Файр мосе" кинулся на тяжеловесно топающий "Матадор" Бакстера, словно веря в то, что скорость защитит его от целого арсенала оружия ближнего боя, несомого тяжелой машиной. Давя ухмылку, Идрис не стал произносить пренебрежительного "хеллионы", продолжая гадать, что же именно здесь не так.
   Он ожидал худшего, осознал он. Сознавал, что, скорее всего, потеряет все, чего достиг в клане. В отличие от других воинов, Идрис гордился своим прагматизмом. Он вот-вот сойдется в бою с ханом другого клана, на местности, избранной ханом - в пустошах, достаточно обширных, чтобы дать ледовым хеллионам возможность бегать напропалую в своих маленьких игрушечных мехах. Даже если его план и сработает, этот хан Руд скорее всего обездвижит его мех до того, как ловушка захлопнется.
   И тут он удивил сем себя. Если такое и произойдет, и он окажется связанным, сказал он себе, то, по крайней мере, избавится от испытаний обиды по поводу избранной им тактики.
   Коснувшись клавиши на панели связи "Хеллбинера", затем он направил все свое внимание на "Кит Фокс", несущийся по поросшим голубоватой травой полям. Злорадную ухмылку на его лице запросто признали за свою бы крокодилы на Терре.
   Вопросы чести можно оставить на потом, если он победит.
  

* * *

   Дистанция сократилась до километра, и Коннор Руд вновь активировал шифрованную частоту, - Как первый свалится, звездный капитан Адам.
   - Ут, мой хан.
   Оборвав связь, Руд стиснул рычаги. Конфигурация "Кит фокса", что он пилотировал, базировалась на типе F, как и все омнимехи, его машина могла сменить большую часть оружия и оборудования между боями, упрощая ремонт и переоборудование. В отличие от стандартных боевых мехов, несших один и тот же арсенал оружия на протяжении всей карьеры, омнимехи обладали непревзойденной гибкостью. Тот же самый мех, что буквально только что нес короба дальнобойных ракет для сокрушения оборонительных укреплений города, на следующий день мог нести устрашающую батарею пулеметов, выметающих улицы напрочь.
   Сегодня "Кит фокс" Руда нес привычное для конфигурации F орудие главного калибра - гипер-штурмовую гауссовку. Пусть и малейшее из всех доступных ГШГ, для него оно было верным и проверенным спутником. Разница в вооружении его личной машины с другими машинами в конфигурации F заключалась в средних лазерах. Обычно монтирующуюся пару средних импульсных лазеров Руд заменил четверкой лазеров увеличенной дальнобойности. Пусть и менее точных, но дарующих удвоенную огневую мощь.
   Для клана, рутинно использующего легкие, менее вооруженные машины в атаках на более тяжелые кланы, увеличенная огневая мощь была всем.
   Удерживая перекрестье прицела на мягко покачивающимся при ходьбе "Хеллбинере", Руд выжидал нужный момент. Крестик моргнул зеленым, и он тут же вдавил кнопку под указательным пальцем. "Кит фокс" затрясло, это многочисленные мелкие конденсаторы принялись разряжаться, выплевывая поток маленьких гиперзвуковых болванок, заменивших большие, одиночные болванки, которыми обычно стреляли гауссовки. Отдача немного перекосила мех - пусть масса болванок была и небольшой, но их было много, и полетели они жутко быстро - но Руд и к этому давно уже привык. Он удерживал гашетку нажатой до тех пор, пока не разрядилось все конденсаторное кольцо.
   "Хеллбринер" выстрелил мгновением позже, обеими мощными проекторами частиц с обеих рук. Сверкающие, искрящие попадания пулек, усеявшие весь его мех, должно быть здорово Идриса отвлекли, поскольку оба разряда релятивистских ионов промахнулись. Улыбнувшись, Руд принялся следить за индикатором перезарядки, отражающим зарядку конденсаторов ГШГ для следующего залпа.
   Индикатор скорости так и не упал с верхней отметки. "Кит фокс" не замедлялся ни секунды.
   На такой скорости дистанция сокращалась предельно быстро, и тем не менее, Руд нашел время глянуть на остальных воинов своего бинария. Все они бросили вызов соколам, и все кинулись за ним в атаку, но не все еще вошли на дистанцию уверенного огня. Лишь он и звездный капитан Лира успели выстрелить, но Лира превзошла достижения хана. Ее цель - окрашенный под медянку "Хорнед Оул" завалился на голубую траву, с кабиной, сокрушенной болванкой гауссовки, пущенной с ее "Шедоукэта". "Пиньон" соколов, один из трех ранее не вызванных мехов, тут же прыгнул вперед, бросая вызов.
   Одиночная нота прозвучала в шлеме Руда. ГШГ перезарядилась. Рванув "Кит фокс" влево, он принялся огибать густо растушую кучку поникших ветвями ив-оборотней. Отличающиеся невероятно длины ветками деревья достигали в высоту восьми-девяти метров, но ветви их заполняли пространство почти в тридцать метров шириной и были практически непроницаемы для сенсоров мехов. Отложения тяжелых металлов в листве блокировали инфракрасные и иные лучи, светясь огромными рыхлыми шарами на магнитно-резонансных сканах. Если удастся, он заставит Идриса палить по деревьям, вместо тонкой брони "Кит фокса". Выскочил из-за деревьев Руд уже заранее развернув торс, отслеживая "Хеллбринер".
   Идрис опередил его с выстрелом, и опять бесцельно испортил ландшафт, промахнувшись мимо шустрого "Кит Фокса". Рычащий вопль восторга Руда был почти неслышен за грохотом и треском стреляющей ГШГ-2, и грохочущими ударами ступней меха о выступающие куски скал. Он и далее намеревался позволять Идрису уродовать окрестный ландшафт, в свою очередь протыкая общеизвестно тонкую броню "Хеллбринера", но теперь, сблизившись, это будет сложнее. Да, лазера принесут тому немало вреда, но у "Хеллбринера" есть и свои такие, а еще и ракеты. Нет, это путь к проигрышу.
   - Мы уже идем, мой хан, - произнес голос. Коннор моргнул. Это был Адам. Взгляд его метнулся к тактическому экрану, но тринарий ледовых хеллионов был слишком еще далеко. - Еще минута или две, и мы будем рядом.
   - Ут, - выдавил он. Привязные ремни, удерживавшие его в кресле, больно впились в плечо через ткань хладожилета, стоило ему наклонить "Кит фокс" предельно низко, разворачиваясь на пятачке. Пульт ГШГ снова звякнул, сигналя о перезарядке, но "Хеллбринер" был скрыт ивами-оборотнями, за которыми мех Руда сейчас корчился в полу-заносе - полуразвороте. Он вжал на пульте связи нужную клавишу, и открылась новая частота.
   - Звездный капитан Лира, - произнес он.
   - Да, мой хан, - голос Лиры звучал обеспокоенно. Легкая победа над "Хорнед оулом" была уже в прошлом - похоже, "Пиньон" оказался для нее большим вызовом. Всплеск статики оповестил его о том, что она выстрелила собственной гауссовкой.
   - Как только увидите мехи звездного капитана Адама на дисплее, инициируйте мясорубку.
   - Ут, мой хан.
   Руд прервал связь. Он сильно рисковал, но положение было безвыходным. Он торчал на Боун Нормане уже две недели. Свежил хеллионский тринарий не был частью первоначальной ставки, но в условиях боя все на всех, после выстрела, сделанного не по правилам зеллбригена, дуэльный этикет можно было отбросить. А если кто из его хеллионов захочет бросить ему вызов на испытание обиды, пусть будет так. Победа важнее его личной чести.
   Позволив "Кит фоксу" приподняться достаточно, чтобы сенсоры могли заглянуть за ивы, он принялся искать Идриса и его "Хеллбринер" Красная иконка появилась на экране за долю секунды перед тем, как ППЧ испепелил большую часть кроны между ними. Взрыв заставил "Кит фокс" перейти на раскачивающийся шаг, используемый Рудом для уклонения на бегу. Коннор вновь развернул торс, но тяжелого меха соколов нигде не было видно.
   Он подумывал было инициировать мясорубку сам. Просить другого воина сделать настолько немыслимое деяние противоречащее клановскому образу мысли было непросто, но Лира - как и многие другие, лично подобранные им офицеры, отличалось не меньшей прагматичностью. Она исполнит его приказ, поскольку видит не только битву, но и общую картину событий. Если хеллионы желают, чтобы план хана Монроз преуспел, если они желают отобрать достаточно миров, чтобы образовать собственный коридор вторжения, им нужно делать это быстро. Застрять на Боун Нормане на две недели по вине савашри гарнизонного кластера - это не "быстро".
   Лира исполнит свой долг, и спасет честь хана Ледовых хеллионов. Если они проиграют - Руд сделает из нее козла отпущения. И он и Лира отлично понимали, что другого выбора у него не будет. Успех требовал от них победы.
   Коннор Руд также исполнит свой долг.
   И он направил "Кит фокс" к "Хеллбринеру" Идриса.  

  ГЛАВА ТРЕТЬЯ 

   Краснокаменные равнины
   Боун Норман
   Оккупационная зона Нефритового сокола
   27 июня 3071 года    
   Звездный полковник Идрис хрипло ругнулся, стоило очередному потоку маленьких болванок загрохотать по броне "Хеллбринера". "Кит фокс" хана ледовых хеллионов был невероятно быстр, ну, или, по крайней мере, так казалось. Прагматичная часть сознания Идриса понимала, что легкий мех хана ничуть не быстрее других машин этого типа, и что невозможный эффект достигается благодаря мастерству мехвоина за рычагами, но душа и чувства отказывались в это верить.
   А еще он никак не мог попасть в эту страважью машину.
   Вокруг него, остальные воины его тринария начинали понимать, что это значит - оказаться против воинов элитного подразделения на мехах лучшего качества. Невероятная смерть мехвоина Бэкхэма с первого же броска оставила его "Хорнет оул" грудой металла, но "Пиньон" мехвоина Глендры задал жару хеллионскому "Шедоу кэту". Остальные воины одиннадцатого ВГК были не столь успешны в усвоении урока - на глазах у Идриса "Локаст IIC" Колби свалился под лазерным залпом "Хеллиона". А проклятый "Кит фокс" Руда продолжал носиться среди ив-оборотней.
   Идрис улыбнулся. Он проиграет это испытание. Он знал это. Оставалось лишь заставить хеллионов заплатить за каждую жизнь соколов. Коснувшись заранее отмеченной клавиши, он послал подготовленный сигнал. Улыбка сменилась хмурой миной, стоило ему вновь стиснуть рычаги. Невзирая на замысел, деяние показалось ему бесчестным.
   Он должен был этого делать. Как бы не хотелось ему считать, что говорит он о посланном сигнале, о инициированной сигналом ловушке, что вот-вот захлопнется, он знал, что это не так. Он не должен был вести тринарий в бой вообще. Идрис сразу понял, что личный бинарий хана в отрыве от остальных обязан быть ловушкой, но приманка была слишком неотразимой, чтобы не клюнуть на нее.
   Особенно, когда он парировал эту ловушку своей собственной.
   Сенсоры меха оповестили его сигналом о появлении нового контакта. Нескольких новых контактов, поскольку сигнал не унимался. Глянув на экран, он надеялся увидеть множество мелких зеленых иконов, но их не было там, куда он смотрел. Выстрелив с правой руки в направлении "Кит фокса", он даже и не стал изображать желания попасть. Он тянул время, чтобы увидеть новые контакты. Если его командиры звезд спрятались не в указанном им месте...
   Красные иконки принялись скапливаться на самом краю тактического экрана.
   Иконки ледовых хеллионов.
   Мехи ледовых хеллионов
   Красные иконки неслись по экрану. Идрис знал, что развернув "Хелллбринер" увидит белые с синим силуэты свежего хеллионского тринария, несущегося по равнине. Так вот она какая - хеллионская западня.
   "Хеллбринер" содрогнулся от попадания. Идрис торопливо стиснул рычаги, но шестидесяти пяти тонный омнимех все равно сделал несколько неловких шагов. Согласно показаниям сенсоров, болванка гауссовки, поразившая его мех, была полноценного размера, выпущенная хеллионским "Шедоу кэтом", дуэлировавшим с "Пиньоном" соколов.
   Она нарушила зеллбриген. Идрис уставился на схему повреждений, не веря своим глазам. Это же значит, что... и тут он захохотал. Ну, конечно же.
   Теперь, когда зеллбриген был отброшен, мехи хеллионов могли атаковать кого хотят, на выбор. Два, ранее не участвовавших в бою сокола ринулись вперед, отчаянно пытаясь успеть, пока хеллионы не отступили.
   И этим, они сохранят свою честь, понял Идрис. Новые контакты кинутся в бой, и теперь, когда дуэльные правила больше их не сдерживают, разорвут соколиный тринарий напрочь. Идрис открыл было рот, чтобы скомандовать отступление, но оборвал себя прежде, чем произнес хоть звук.
   Новые, зеленые, иконки появились на схеме.
   Это сработала его собственная ловушка
   Впрочем, не то, чтобы он собирался побеждать с самого начала.

* * *

  
   И не то, чтобы от жары внутри кабины "Кит фокса", хотя, как только он подберется достаточно близко, чтобы жечь "Хеллбринер" средними лазерами, с этим придется считаться. Нет, вспотел он из-за того, что звездный полковник Идрис заметил приближающееся подкрепление ледовых хеллионов, и тем не менее, не приказал своему тринарию выходить из боя. Выйти из Круга равных считалось позором - хотя объявив кругом весь Хапсбург сокола вряд ли могли его покинуть - но если соколы начнут отступать - хеллионам придется им это позволить. Один из неписаных, но тщательно соблюдавшихся обычаев испытаний, проходящих на обширном пространстве.
   Но соколы уперлись. Более того, давили в ответ, теперь, когда два свежих меха принялись палить дальнобойными ППЧ и ракетами по "Шедоу кэту" звездного капитана Лиры. Руд окинул избитый мех наметанным глазом, и счел, что она продержится. Ее выстрел по "Хеллбринеру" начал мясорубку, которую он так хотел. И к тому же, проделал в броне "Хеллбринера" удобную дырку.
   Решив сократить дистанцию, он принялся разворачивать "Кит фокс". Невзирая на отброшенный зеллбриген, он по-прежнему хотел заполучить Идриса. Звездный полковник оказался еще сообразительнее, чем казалось ранее, и если удастся сделать его связанным, это принесет хеллионам огромную пользу, как только Идрис пробьется в касту воинов вновь.
   Оставалась сущая мелочь - свалить мех, превосходивший массой его собственный вдвое.
   Руд улыбнулся. Не в первый раз, не в последний. Манипулируя рычагами, он аккуратно навел перекрестье прицела ГШГ-20 на "сердце" соколиного меха, и коснулся гашетки. "Кит фокс" содрогнулся, стоило связке конденсаторов разрядитсья.
   Слишком сильно для обычной отдачи. В кабине завизжали сигналы тревоги.
   Шквал красных точек расцвел вокруг него на тактическом экране.
   Элементалы.
   Идрис подготовил им собственную ловушку.
   Руд улыбнулся. Его и без того высокое мнение о соколином звездном полковнике поднялось еще выше. Если они выживут - молодому командиру ВГК не минуть уз. Такому талантливому командиру... такому человеку он сможет найти применение.
   Разумеется, если они оба выживут.
   Переключая прицел, Руд отпустил гашетку ГШГ, переключаясь на лазеры. Луч из пяти элементалов - трехметровых, генетически усовершенствованных пехотинцев клана в силовых бронекостюмах уже неслись прыжками к его "Кит фоксу", плюясь плазмой из прыжковых ранцев. И Руд знал, почему к нему. Он был ханом клана, и почести, что достанутся лучу, свалившему его мех, обеспечат им высокий статус в тумене соколов - вооруженных силах клана.
   Более того, тридцатитонный "Кит фокс" для опытного луча элементалов был легкой жертвой.
   Если он позволит им подобраться близко.
   Руд выстрелил лазерами попарно. Первый спаренный залп угодил бронепехотинцу в живот. Разряд одного среднего лазера увеличенной дальнобойности броня бы остановила, но не оба. Перерубленное тело пехотинца рухнуло оземь двумя кусками.
   Вторая пара, выстрелившая секундой позже, добилась лишь одного попадания - отрубившего левую руку другого элементала, и отправив того кубарем оземь, но секунда-другая, и тот снова был на ногах. Именно способность переносить повреждения и делала элементальскую бронепехоту столь жуткой - даже и без руки, комбинация загадочного харгеля и коктейля из наркотиков и стимуляторов задержали боль и шок от травмы.
   Остальные трое элементалов скорчившись, приземлились в облаках пыли, и тут же прыгнули вновь. Заплечные пусковые их выплюнули шесть ракет малой дальности, по две на каждый бронекостюм, в самой верхней точке их траектории. Руд бросил "Кит фокс" в сторону, пытаясь уйти с их пути, но не смог избежать всех. Три из них попали, выбивая каверны размером с тарелку в броне, прикрывавшей плечевые привода омнимеха.
   Индикатор ГШГ моргнул зеленым вновь, обозначая перезарядку, и зарычав, Руд развернул большую пушку в сторону несущихся пехотинцев. В этот раз он не стал так тщательно прицеливаться, как было с мехом - бронепехотинцы были слишком маленькими и слишком быстрыми. Вместо этого он попытался представить, где они окажутся в тот момент как болванки прибудут к цели. И выстрелил.
   Двое элементалов, включая однорукого монстра, взорвались под ударами гиперзвуковых пуль. Остальные спрятались за вовремя подвернувшейся ивой.
   - Великий отец... - прошептал Руд. Он обнаружил себя тяжело дышащим, гораздо сильнее, чем можно было бы оправдать неожиданной атакой элементалов. И затем осознал, почему. Как они могли угадать место так точно, чтобы спрятать их здесь? Откуда они знали, что он будет именно тут, чтобы затем неожиданно атаковать? В их перемещениях не было никакого плана, никакого порядка, к которому можно было бы привязаться...Замедлив бег омнимеха, Руд развернул "Кит фокс" туда, откуда выскочили соколиная бронепехота. И затем улыбнулся. Ну конечно же.
   Они запланировали засаду заранее, и затем ждали удобного момента. Ждали, пока он сам забредет в ловушку. Все это время, пока они метались по пустошам, все время, пока он сходил с ума от безделья и гонял хеллионов без устали, они сидели в засаде, поджидая достаточно вкусный приз, достойный гибели соколиного тринария.
   И хан Коннор Руд самолично оказался тем самым призом, устроившим нефритовых соколов.
   Когда он вновь посмотрел на экран, иконка "Хеллбринера" звездного капитана Идриса оказалась по прежнему в пределах досягаемости. Пнув педали, Руд заставил омнимех развернуться, после чего вновь увеличил скорость шага. Идрис обменивался выстрелами с одним и "Айс Ферретов" звездного капитана Адама, отвечая двумя ППЧ на одиночный ППЧ "Айс Феррета"
   Он настоящее сокровище, заключил Руд. Теперь он намеревался сделать его связанным хеллионов более, чем когда-либо. Хан выстрелил ГШГ вновь, снося броню по левому боку соколиного "Хеллбринера".
   Резко развернув свой мех, Идрис выстрелил, одиночным прицельным разрядом, от которого Руд попросту не успел уклониться. Разряд поймал "Кит фокс" довольно низко по правому боку, разнося прикрывавшую внутренности меха жалкую броню, и едва не уничтожив скрывавшийся за ней экстра легкий двигатель. Мех содрогнулся, потеряв равновесие от мощного удара и образовавшегося дисбаланса. Чрезмерный жар, выброшенный поврежденной системой защиты двигателя, затопил кабину Руда, и охлаждающий костюм запульсировал, пытаясь сохранить пилоту комфорт в перегретой атмосфере, которой не могла сравниться ни одна сауна.
   - Вольняга, - буркнул Руд. Быстрый взгляд в сторону консоли подтвердил его худшие подозрения. Правая сторона "Кит фокса" превратилась в хлам, и с нею погибли и кабеля, ведшие к ГШГ-20. Оружие оставалось с мехом, но увы, теперь в виде мертвого груза. Все, что осталось, это четыре лазера в левой руке "Кит фокса", которыми, учитывая жуткий перегрев, попросту опасно было пользоваться.
   В следующий раз, про себя поклялся Руд, он возьмет долбанную страважью "Горгулью"
   Если этот следующий раз у него будет.

* * *

  
   Невзирая на верещание сигналов тревоги, на перегрев, и на привкус крови из прокушенного языка, звездный полковник Идрис из клана нефритового сокола улыбался. Он видел, как разряд его ППЧ врезался в "Кит фокс" хеллионского хана. Он знал, что такой удар может сделать с мехом этого типа - поскольку сокола также ценили "Кит фокс" он сходился с ними в испытаниях множество раз. Еще одно попадание, и с ханом ледовых хеллионов будет покончено. Еще удар, и принесенный в жертву тринарий окупится, а может и весь кластер - если он убьет хана.
   "Кит фокс" лишился большей части "зубов", но это его не остановило. Решительно подавшись вперед, тот кинулся в атаку на скорости, чуть-чуть не доходящей до ста километров в час. Пускай. Остальные хеллионы завязли в собственных битвах, к тому же Гландра в "Пиньоне" умудрилась отвлечь на себя пару "Айс Ферретов", до этого азартно паливших по нему. Левый ППЧ продолжал перезаряжаться, но правый был готов.
   Аккуратно прицелившись, он выстрелил, но разряд ушел слишком низко. Хеллионский "Кит фокс" несся к нему сквозь облака из шрапнели и дыма, не снижая скорости.
   Остановив "Хеллбринер", Идрис выкрутил рычаг, заставляя мех пятиться. Он должен был держать дистанцию - без ГШГ у хеллионского хана оставались лишь лазера, существенно уступавшие в дальности ППЧ меха Идриса.
   Но "Кит фокс" был гораздо быстрее, и Идрис приянлся нетерпеливо следить за индикаторами перезарядки
   "Хеллбринер" содрогнулся, стоило "Кит фоксу" войти в пределы досягаемости квартета средних лазеров. Идрис перенес сотрясение, рушащиеся вниз остатки брони и обнажившийся каркас меха с кривой ухмылкой. Хеллионы были кланом смельчаков, но прирожденное нахальство зачастую вынуждало тех открывать рот на куски, которых им не откусить. Хана ледовых хеллионов явно не заботил перегрев собственной машины.
   Новые сигналы тревоги заполонили кабину.
   У него почти закончилась броня.
   И осталась единственная задача.
   Идрис принялся наводить перекрестья прицелов на "Кит Фокс"
    
      

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

    
   Краснокаменный дворец
   Боун Норман
   Оккупационная зона клана Ледового хеллиона
   30 июня 3071 года
   Несмотря на боль от ожогов, Коннор Руд внешне оставался бесстрастным на всем протяжении докладов торгового и рабочего факторов, вводивших его в курс дел по низшим кастами Боун Нормана. Стул, найденный им в кабинете, отличался небольшой спинкой и полным отсутствием подлокотников, так что он вынужден был наклониться над столешницей, опираясь на сцепленные в замок руки. И напрягать обгоревшее плечо.
   И это было больно.
   - Достаточно. - Он вскинул руку. Купеческий фактор Элиза замолкла, но в глазах ее мигнул нехороший огонек. Руд предпочел проигнорировать ее наглость. - Я понял, что ваши касты отлично справляются, хотя старшие факторы моего клана могут посчитать и иначе. Сейчас, все, чего я желаю, чтобы вы начали подготовку к интеграции Боун Нормана и его анклавов к интеграции в клан Ледового хеллиона.
   - У нас нет анклавов, - пробасил рабочий фактор, Джеральд. Крупный, широкоплечий, крепкий. Возраст на нем уже сказался, но Руд еще видел былые мускулы под жирком. - У нас города. Хотя нефритовые соколы пытались перекроить нас по мерке клана, пару раз, потом они решению, что адаптировать существующую инфраструктуру под нужды экономики клана будет менее ресурсоемко.
   - Понятно. - Коннор Руд смежил глаза, наплевав, что подумают о нем факторы. Поселения на домашних мирах клана строились по типу анклавов - небольших, укрепленных, и по большей части управляемых городских зон застройки - и в ходе испытания владения частенько переходили из рук в руки. И если Боун Норман для этого был слишком велик - что ж, низшим кастам будет чем заняться. - Уверен, мы вернемся к этому вопросу позже.
   Склонив голову, Джеральд встал. Элиза встала за ним следом, после чего кивнув, почтительно произнесла - мой хан...
   И они направились на выход, причем Джеральд жестом предложил Элизе выйти первой. Была она низенькой, хрупкой на вид, с тонкими чертами лица. Руд машинально задумался, не спариваются ли они друг с другом, но потом отбросил эти мысли. Тонкости личных взаимоотношений и размножения среди низших каст были настолько сложны и непонятны, что не стоили времени на их обдумывание.
   Стоило этим двоим удалиться, как внутри появился Идрис. Бывший воин нефритовых соколов, а ныне его личный связанный, что отражали три бело-голубых шнура, опутавших его запястье, сделал два четких шага и застыл. Руд поднял на него взгляд, молча.
   - Они сказали, бесполезно - наконец произнес Идрис.
   - Ты уверен?
   Идрис изогнул бровь. - Конечно, ледовым хеллионом я пробыл недолго, но для техников клана в порядке вещей лгать связанному их хана?
   Руд фыркнул. - Нет. Прошу прощения.
   И, опершись руками о стол, заставил себя встать. - Это доказывает, что я не зря взял тебя в связанные, - он улыбнулся. - Если мой "Кит фокс" нельзя починить, нам надо подыскать мне новый мех до следующего испытания.
   Шагнув в сторону, Идрис позволил Руду пройти в дверь, после чего двинулся следом. Небольшой кабинет был пристроен к большому оперативному залу, покоящемуся в недрах краснокаменного дворца - древнего командного поста Боун Нормана. Фактически, это был бывший кабинет самого Идриса. Как бывший старший офицер клана Нефритового сокола на Боун Норман, Идрис оказался бесценным в поисках представителей низших каст, наиболее пригодных для перевода планеты под власть клана Ледового хеллиона. Разумеется, низшие касты и так подчинились приказу, или усвоили бы урок на собственной шкуре, но Идрис провел на Боун Нормане достаточно времени, чтобы узнать тех, кто действительно знает свое дело.
   Как оказалось, вахту в оперативном зале несла звездный капитан Лира. И сейчас она стояла посреди рабочей зоны, надзирая через плечо за работой техников, сидевших за пультами. В руке у нее был зажат ноутпутер, но сверялась она с ним редко. Остановившись на минуту, хан Руд молча полюбовался, с какой уверенностью она себя держит. Воспитанная в сибко Тэни, она уже нашла спонсора, выставлявшего ее на испытание кровного имени сразу же, как освободится достойная линия.
   Развернувшись к очередному посту, она увидела стоявших Руда и Идриса, почтительно кивнула, и вернулась к исполнению служебных обязанностей. Руд улыбнулся. Разумеется, она его уважала. Но, также, пробыла его старшим офицером достаточно, чтобы знать о том, что он ценит надлежащее исполнение обязанностей больше формально выражаемого почтения. Если он захочет с ней поговорить, он подойдет, и она это знала.
   - Доктор просил меня напомнить, что вы должны к нему зайти. - заметил Идрис.
   Повернув к нему голову, Руд тут же об этом пожалел, вновь потревожив заживающую кожу. - Чтобы он сообщил мне о том, что я должен больше отдыхать?
   - Наверняка.
   - Я это знаю. Когда у меня будет на это время, я отдохну. - И устремился к Лире, жестом указав Идрису следовать за ним. - Сейчас же я должен узнать новые приказы хана. И возможно, в этот раз в них, может быть, даже будет смысл.
   Он пожалел о своих словах буквально сразу же - никто не должен был этого слышать, даже Идрис, чей статус связанного делал его не лучше раба.
   Подойдя к Лире, он произнес - Докладывайте.
   - Мой хан, - начала Лира, глянув мимо него на Идриса, но не сказав ему ни слова. - Загрузка регулярного ГИГ-пакета ожидается в любой момент. - и она повела рукой в сторону техника за одним из пультов. - Как только он будет расшифрован, я принесу его вам лично.
   Лира улыбнулась. - Вам ни к чему ждать его здесь. Помимо того, доктора наверняка сказали вам побольше отдыхать.
   - Сказали, - ухмыляясь, отозвался Руд.
   - Мне говорили, что Руды не слушают, что им говорят.
   - Чушь. У нас отличный слух.
   - Мой хан, я говорила не об этом. Но так оно и есть.
   Техник у ГИГ-панели выдернул из нее чип и протянул его Лире, что тут же, приняв его, вставила в свой ноутпутер. Коснувшись экрана кончиком пальца несколько раз, она ввела нужный шифр, после чего передала устройство Руду.
   - Послание от хана. - произнес он. Стукнув по текстовому файлу, он пробежал взглядом содержавшиеся внутри строчки. Уже на четвертом слове он прикусил губу, чтобы не выругаться. К концу сообщения он уже знал, что доктора расстроятся из-за его повышенного кровяного давления, и тем не менее, закрыв файл, смежил глаза и постарался успокоиться.
   - Мой хан? - спросила Лира. - Хан Монтоз все же согласилась с вашим предложение усилить гарнизоны, учитывая незначительность оборонительных сил, встреченных нами?
   Голос ее был спокоен и ровен, но излишне громок, и без сомнения, ее слышали все присутствующие. Низшим кастам не стоит касаться дел ханов, и Руду это не понравилось, но будущие слухи были малой бедой. Но своей необдуманной репликой она зародила сомнение в компетентности хана Монтоз, и оглядывая зал, он это видел. Видел по спинам, по поведению техников за консолями. Теперь, что бы он не ответил - репутация хана пострадает, а его возрастет. Если хан согласилась с его планом - он станет дальновидным вождем, предугадавшим контратаку нефритовых соколов, и придумавшим план, как ее сорвать. Заботясь о том, чтобы оставить за кланом миры, захваченные за этот месяц.
   Если же хан отвергнет его план, то та же самая контратака выпотрошит новообразованную оккупационную зону Ледового хеллиона, и превратит их достижения в ничто, вместо победы, стоящей того, чтобы ее защищать. С неизбежной утратой уважения и чести для хана Монтоз, что, по мнению всех присутствущих, и всех, кому они об этом расскажут - проигнорировала мудрый совет сахана.
   - Она отказала. - произнес он, также громко. Разумеется, послание этим не ограничивалось, но говорить что-либо еще было бессмысленно.
   Руд протянул ноутпутер назад. - Переправьте остальные послания в мой кабинет на борту "Ненасытного"
   Кивнув, Лира развернулась к своим подчиненным. А Руд, развернувшись на пятках, обратился к Идрису.
   - Найди звездого полковника Джереми Кейджа. Скажи ему закончить испытания на нового командующего гарнизоном уже сегодня. Мы покидаем Боун Норман.
   Идрис кивнул, но не двинулся с места. - Что-то еще?
   - Мастерская интрига, - заметил Идрис. - Вы с ней заранее договорились?
   - О чем ты?
   - О спектакле, что вы устроили со звездным капитаном Лирой - ухмыльнулся Идрис. - Еще час-другой, и сплетни разойдутся. Уверен, экипаж дропшипа будет в курсе еще до взлета. Вы выставили хана дурой.
   Руд хмуро уставился на него. - Я этого не планировал.
   - Тогда вы просто счастливец, мой хан. - Идрис покосился на Лиру. - Внушить такую верность.
   Руд направился мимо него. - Верность не внушают, - произнес он через плечо, двинувшемуся следом Идрису. - Ее зарабатывают.
   И он направился по коридору, ведущему в лазарет. Идрису было в другую сторону, к ангарам мехов.
   - Пусть будет так, - отозвался Идрис, притормозив. - Осталось дождаться контратаки.
   - Они твой бывший клан. - произнес Руд, разворачиваясь, и стараясь звучать бесстрастно. - Считаешь, они вернутся?
   Ухмылку Идриса при всем уважении, почтительной назвать было нельзя, она была хищной. - Они знали, что вы придете, хан Руд. Как вы считаете, солнце утром взойдет? Точно также и Саманта Клис отберет назад этот мир.
   Руд облизнул губы. - Займись делом.
   Кивнув, Идрис направился вдаль по коридору, а Руд поплелся к лазарету. Ожоги, полученные им в бою, после того как последний луч элементалов с огнеметами добрался до бреши в кабине "Кит фокса", мучили не на шутку. Не настолько жутко, как тогда, в бою, когда ему показалось, что его окатили огненно-белым льдом - и все равно болезненно.
   Идрис был прав. Если нефритовые соколы не контратакуют, хитрость Лиры ударит по нему. Он превратится в хана-труса, испугавшегося несуществующей угрозы. Его осмеют, и все закончится испытанием положения за ханство. Рискованная игра, но Руд был уверен в своей крапленой колоде.
   Поскольку, как и сказал Идрис, не было ни единого шанса на то, что соколы не ударят в ответ. Ни одного из ожидаемых фронтлайновых кластеров не было на ожидаемых местах. Каждый из кластеров галактики Бета, за исключением "Изощренного убийства" наткнулся лишь на соламу, более того, на ничтожные пикеты в виде бинариев и даже одиночных звезд. Почти дюжина миров была захвачена ими, но хан Монтоз приказала ему двигаться дальше. Теперь гарнизонным бинариям и тринариям ледовых хеллионов придется защищать миры, с которых они буквально только что закончили вычищать соколов.
   И нужно быть полной дурой, чтобы считать, что столь же немногочисленных сил хватит против контратакующих нефритовых соколов.
   Подойдя к лифту, ведшему на жилые этажи, Руд вжал кнопку, и трение плотной ткани униформы об ожог опять отозвалось болью. Сквозь сжатые зубы Руд застонал, но не от боли.
   Дурой - или Райной Монтоз.

* * *

   У ног выкрашенного в белый "Айс Шторма" стоял звездный полковник ледовых хеллионов. В парадной стойке, с руками, заложенными за спину, и с широко расправленными плечами. Когда Руд, сопровождаемый звездным капитаном Эфраимом Кейджем подошел к нему, звездный полковник так и продолжил смотреть вдаль, куда-то в неведомую точку.
   - Звездный полковник Бенито...
   - Так точно, мой хан.
   - Вы выиграли командование гарнизоном Боун Норман, воут?
   - Ут, мой хан.
   Руд старательно хранил бесстрастие - Вы уже избрали себе офицеров?
   - Ут, мой хан.
   Руд облизнул нижнюю губу, - Вольно, звездный полковник.
   Офицер хеллионов чуть расслабился, и наконец посмотрел Руду в глаза. Хан сейчас не мог видеть Эфрраима Кейджа, стоявшего за спиной, но знал, что тот ухмыляется. - Расскажите своими словами данный вам приказ.
   - Я здесь, чтобы удерживать Боун Норман для клана Ледового хеллиона.
   Руд подождал, но Бенито так ничего и не добавил. Непримечательный, бледный, черноволосый, жилистый, и не особо собранный. Глаза его располагались друг у другу ближе, чем считалось нормой.
   - И как вы будете это делать?
   - Всеми силами, что есть в моем распоряжении, - тут же ответил Бенито.
   - У вас два кластера, - указал Руд на легкий мех, стоявший за спиной звездного полковника. - Что если соколы прибудут с целой галактикой, как мы сами?
   - Я... - начал было Бенито, и моргнул, - Они урежут став...
   Руд его перебил, - А если нет?
   - Они - нефритовые соколы. Они урежут ставку.
   - А если не урежут?
   Бенито выставил нижнюю челюсть вперед, - Тогда я погибну.
   Руд улыбнулся, - Будем надеяться на лучшее. - и хлопнул звездного полковника по плечу - Если они не станут чтить зеллбриген, вы должны будете сделать две вещи. Первое - использовать ГИГ, чтобы предупредить клан. И вы должны будете воевать также, как воевали против нас соколы - раствориться в пустошах и держать их связанными, пока мы не вернемся, чтобы выручить вас.
   Судя по лицу Бенито, его обуревали эмоции. В галактике Бета он был новичком, и был незнаком с... скажем, странными взглядами, Коннора Руда. Но долго это не продлилось. Избавившись от обескураженности, звездный полковник кивнул, - Ут, мой хан.
   - Отлично - потянувшись, Руд пожал ему руку. - Исполняйте свой долг перед кланом, звездный полковник.
   Развернувшись на каблуках, хан Руд направился прочь. Эфраим Кейдж двинулся следом, по прежнему сохраняя молчание. Они так и шли, оставив ангар, и далее по бетону маленького военного космопорта. Громоздящаяся махина "Ненасытного" заслонила солнце всю дорогу.
   - Он сделает все, что возможно, - отважился Кейдж.
   - Ут.
   - Мы многого здесь достигли.
   - Ут.
   Кейдж фыркнул. - Как ты только попал в саханы, такой речистый...
   Руд остановился. Пальцы свободно висящих рук его сжимались и разжимались, расфокусированный взгляд смотрел на дропшип и дальше. - Лучше бы мне... лучше бы мы остались.
   - Соколы уже на пути сюда.
   Руд посмотрел на него искоса. - Кстати, еще одна отличная причина, чтобы остаться. - он окинул жестом ландшафт. - Теперь это мир Ледового хеллиона. - вытянутая рука сжалась в кулак. - Мы отобрали его. В лучших традициях кланов. - Рука упала, пальцы разжались, - А теперь мы его отдаем.
   - Ну, не совсем "отдаем"
   Руд вновь посмотрел на ангар мехов, мимо Кейджа. - Не сомневаюсь, он исполнит свой долг. И как он и сказал, скорее всего, погибнет. Опять же, в лучших традициях кланов.
   Он вновь посмотрел на Кейджа, смотревшего на него в ответ. - С двумя тринариями "шквал" и тринарием вернорожденных.
   - Но...
   Руд вздохнул. - Никаких "но" не будет. - и потер костяшки левой руки другой. - Я помню свой долг. Он помнит свой. Ты тоже свой помнишь. Мы покорные рабы этого долга, а значит, рабы нашего хана.
   - Мой хан...
   - Нет. - Руд снова встретился с ним взглядами. - Да, я знаю. Это ничего не меняет. - и отрывисто ударил кулаком в ладонь. После чего развернулся к дропшипу. - Пойдем. Нас ждет Темная туманность.
   - Рассказывали мне как-то о базе "Камелот"... - заметил Кейдж, вновь пристраиваясь пообок, - Ну, между нами, космиками...
   - Звездный адмирал Монтоз уже должна была его захватить. - Руд задрал голову. Название судна "Ненасытный" было выписано большими буквами поперек бело-голубого корпуса, над рычащей эмблемой клана ледового хеллиона.
   - Я буду не против увидеть ее своими глазами, - тихо пробормотал Кейдж
   Руд дернул уголком рта, - Я тоже.
   И заставил себя фальшиво ухмыльнуться, - Кто знает, может хоть у хана Монтоз все легко и радостно.
  
  
    
    
    
    

ГЛАВА ПЯТАЯ

  
   Гавань Бангор
   Эвджилер
   Оккупационная зона Нефритового сокола
   9 августа 3071 года
   Звездный капитан Вэндел Хильденрат пыталась не смотреть на то, как хан сходит с ума.
   Зная, что и остальные собравшиеся здесь офицеры ледовых хеллионов делают то же самое - потихоньку теряют рассудок. Сгорбившаяся над голостолом хан одной рукой стискивала забытый ноутпутер, другой выдирая свои смоляные волосы. Глаза расширены, взгляд блуждает, но губы продолжают шевелиться.
   Это была не Райна Монтоз, хорошо ей известная. Это была не воин, возглавлявшая сороковых хеллионских лэнсеров до того, как стать ханом.
   От той женщины в ней не было ничего.
   Но это была она.
   Кусая губы, Вэндэл пыталась не встречаться взглядами с другими. Звездный полковник Фрид Хасбрин, выглядел откровенно больным, но это можно было объяснить полученной утром нейроотдачей. Хотя он и до этого отличался бледной кожей.
   Коричневато-красный тон лица звездного полковника Патриции Руд помогал прятать эмоции, но и его было мало, чтобы скрыть кипящий гневом взгляд, которым она сверлила хана. Вэндэл хотелось шагнуть к ней, успокоить, но ей нечего было ей сказать. Вот если бы кто вызвал хана на испытание положения.... Но это будет изощренной формой самоубийства. Соколы сожрут их, и не подавятся.
   Штурм Эвджилера начался достаточно неплохо, но обнаружилось, что оборона планеты была подкреплена (чего не было в докладе хеллионской стражи) Измотанным кластерам галактик Альфа и Зета прайм противостояла вся соколиная галактика Альфа. Хеллионы зацепились за зону высадки у гавани Бангор, но сокола давили со всех сторон. Местный соколиный командующий, галком Брайан Прайд не давал ни секунды передышки. Попытался объявить испытание за Эвджилер, все на всех - но хан тянула время, предпочитая оборонятся в малых, отдельных испытаниях, отвечая на них собственными.
   Война на истощение. Вот только у соколов было больше мехов, больше воинов, больше всего.
   Вэндэл резко втянула воздух. Она оказалась здесь благодаря тому, что ее звездный полковник был в госпитале - ожидая, пока приживется зародыш новой руки. Командование перешло к ней, как старшему звездному капитану сороковых лэнсеров, пока не найдется времени на официальное испытание положения. И если никто возражать не будет...
   - Нам придется, - прошептала хан Монтоз.
   Они промолчали. Вэндэл оглядела звездных полковников, но те молчали. Патриция Руд выглядела так, что открой она рот, и из него польется поток ругательств.
   - Мы примем соколиный вызов на испытание, - произнесла Монтоз.
   Мы умрем - так это звучало для Вэндэл
   - Этот сокол самонадеян, - продолжала хан, - Он предложил нам сделать ставку, обещая уравнять силы.
   Хан уставилась на ноутпутер в руке так, словно впервые его увидела. Хан моргнула, затем нахмурилась. И так и держала его в руке, пока звездный полковник Хасбрин шагнув вперед, аккуратно его не отобрал.
   - Он гордец.
   - Но может нам перебить его ставку? - предложил звездный полковник Хасбрин. Не сказать, что его слова были сколько-либо убедительны, но Вэндэл прониклась к нему уважением только за то, что он нашел в себе храбрости заговорить. - Если мы выгадаем один или два их дропшипа...
   - От. - в голосе хана звучал металл, которого там давно уже не было.
   - Но хан Монтоз...
   - Нет.
   Вэндэл переступила с ноги на ногу. Слева и чуть позади ее шевельнулась Патриция Руд. Чуть повернув голову, Вэндэл увидела, как звездный полковник расстегивает кобуру лазерного пистолета. Глаза ее округлились. Вэндэл открыла было рот, но затем опомнилась. Руд даже на нее и не посмотрела.
   - Мы выставим сороковых и семьдесят восьмых хеллионских лэнсеров, - заявила Монтоз, опираясь на голостол. Левая ее ладонь легла на проектор, закрывая картинку. Она, похоже, этого не заметила. - Остальные подразделения Зеты Прайм останутся наготове, чтобы развить прорыв там, где мы его достигнем.
   - Когда мы начнем торги за право командовать? - услышала Вэндэл свой голос.
   - Торгов не будет, - произнесла хан. - Командовать буду я.
   - Но... - Вэндэл не знала, кто это сказал. Возможно, она сама.
   - Командовать буду я, воут? - и вновь, наконец-то голос хана обрел твердость. Отойдя от стола, она наконец посмотрела своим офицерам в лицо. Вэндэл инстинктивно выпрямила плечи, стоило взгляду хана упасть на нее. Хором произнесенное "ут" заполнило комнату.
   Монтоз немного подождала. Затем, когда она заговорила вновь, голос ее был усталым. - Вызовите командующего галактикой Элда Коддингтона. Он ответит этому Брайану Прайду.
   За спиной Вэндэл кто-то фыркнул, но Монтоз этого не услышала. Вместо этого она направилась на выход. Звездный полковник Фрид Хасбрин и остальные звездные полковники двинулись следом, некоторые уже говоря в коммуникаторы.
   Вэндэл осталась ждать.
   Сороковой. Она поведет кластер в бой.
   - Сороковой, - произнес голос.
   Вэндэл стремительно развернулась. Звездный полковник Патриция Руд стояла, прислонившись к стене. Она командовала семьдесят восьмыми хеллионскими лэнсерами. Другим кластером, названным ханом. Взгляд Вэндэл самовольно скользнул к ее кобуре - та была закрыта наглухо.
   - Ут, звездный полковник, - ответила Вэндэл. - Это честь для нас.
   - От. Это проклятье.
   - Нас не прокляли, - заспорила Вэндэл. В другое время, она бы была шокирована. Оспаривать слова звездного полковника Патриции Руд таким тоном? - Нам оказали честь. Мы сойдемся с нефритовыми соколами в честном бою.
   Вэндэл вновь изумила сама себя. Весь прошлый час она провела в гаданиях, не сошла ли их хан с ума, а сейчас защищала рьяно ее самоубийственного решение перед уважаемым ею старшим офицером. Неужели ее так просто купить обещанием боя и славы?
   Чуть откинув назад голову, Патриция Руд принялась хохотать. Низко, глухо, словно смех исходил откуда-то из груди. Вэндэл напряглась. Она чувствовала, пламенеют щеки. Пальцы сжались в кулаки. Но, прикусив язык, она ждала, пока звездный полковник придет в себя.
   Ждать пришлось недолго. Наконец обуздав себя, Патриция Руд ухмыльнулась. - Прости. Я забыла, что раньше ты не присутствовала на совещаниях уровня командующих галактиками.
   Скрестив руки, она потребовала - Расскажи мне все, что ты знаешь о галактике нефритовых соколов Альфа.
   Вэндэл нахмурилась. - Новое, по большей части неиспытанное боем подразделение. Командиром числится Каэль Першоу, хранитель завета Большого Совета кланов. Брайан Прайд его заместитель. За исключением ханов соколов, нет никого выше его рангом.
   Если бы не то, что их было чертовски много, Вэндел даже и не беспокоилась по поводу этих соколов. Но, как гласила древняя мудрость - количество это качество само по себе. И хеллионам это было известно лучше всех.
   Руд хихикнула. - Они - отбросы.
   - Ну да, они - нефритовые соколы. - Вэндэл отчаянно пыталась не хмуриться; разговор направился совершенно не в ту сторону, что она ожидала. Патриция Руд была, наверное, одной из наиболее уважаемых звездных полковников галактики Альфа, и без сомнения, самой пугающей. Чего Вэндэл никак не ожидала, что она окажется безмыслящей фанатичкой, унижающей воинов за принадлежность к другому клану, без учета их мастерства. - Но это не делает их отбросами.
   - Я говорю не об их клане, а об их воинах. - Руд фыркнула, - Если их вообще можно так назвать.
   - Я не понимаю, - созналась Вэндэл.
   - В галактике Альфа соколов есть только один воин с фамилией. По персональному указу соколиного хана. - Ухмылка ее превратилась из веселой в презрительную - Они все солама. Или преступники. Провалившие испытание на воина. Отбросы. Считай, что мы атакуем вольняжье сибко.
   Вэндэл ошарашено на нее уставилась.
   Руд снова расхохоталась. - Почувствуй себя в шкуре хана!
   - И хан... - медленно начала Вэндэл, игнорируя непочтительность звездного полковника в отношении старшего хана ледовых хеллионов - ...Пожелала возглавить атаку?
   Былое ее недовольство в начале совещания старших командиров относилось к стратегии хана, но если она порочит себя сражением с соколиным отребьем ...
   - Вот именно. - Руд двинулась мимо нее на выход, но затем остановилась. - Что бы вы теперь не думали, звездный капитан, вы обязаны биться против соколов, что есть сил. Мы обязаны победить, и обязаны при этом не уничтожить себя напрочь. Вы видели рапорта.
   - Рапорта? - переспросила Вэндэл.
   Патриция Руд развернулась в дверном проеме. - От сахана. -
   Она было помедлила, но Вэндэл вскинула руку, предлагая ей продолжать, - Соколиная галактика Гамма перерезала наш путь к отступлению. Боун норман пал перед Соколиной стражей. Нам пришлось захватывать Голадринас дважды. Коннор Руд застрял на Вотане из-за паршивого временного гарнизонного кластера!
   Она хохотнула, хрипло, рвано, совсем непохоже на прошлый ее смех. - Коннор Руд. Застрял.
   - Но хан...
   - ... решила не верить своему сахану.
   - Мы побьем эту галактику соколиных отбросов, - заявила Вэндэл, пытаясь обрести былую уверенность. Похоже, они просто обязаны это сделать. Решение принято, и его нельзя сделать небывшим, следовательно, мечтать о том, чтобы не биться с соколами здесь, на Эвджилере было бессмысленно. Хуже чем бессмысленно.
   Руд кивнула. - Не сомневаюсь. Вот только какой ценой?
   Взгляд ее устремился вдаль, на что-то, что только она могла видеть. - И пока мы будем убивать их, они будут убивать нас.
   - Но ничего другого нам не остается, - указала Вэндэл.
   Взгляд Патриции Руд вновь стал осмысленным. - Нет, пока Райна Монтоз здесь главная.
   И затем, кивнув ей, вышла, оставив звездного капитана у голостола в одиночестве. Вэндэл вновь развернулась к панели, но несмотря на мозаику красных и зеленых точек, висящих над столом, она их не видела.
   Вместо них перед ее глазами стояли итоги вызова Райне Монтоз за право командования ледовыми хеллионами, и неважно, кто бросит вызов, пусть даже Патриция Руд. Даже галактики отбросов хватит, чтобы раскатать их всех, если хеллионы отвлекутся на неизбежные испытания положения и отказа.
   Конечным итогом станет смерть.
   Вэндэл выключила голостол и комнату заполонила тьма. Подождав секунду, она собралась с силами и лишь затем решительно направилась наружу. У нее была цель. К выживанию клана ледового хеллиона вел лишь один путь.
   Через победу.

* * *

   Торопливо моргая, чтобы заставить зрение вернуться в норму, звездный капитан Вэндэл. Хильденрат заработала рычагами, понимая пятидесяти пятитонный "Блэк Ланнер" на ноги. Сваливший ее соколиный "Саммонер" стоял поблизости, ожидая перезарядки пушки. Обрубок руки с проектором частиц меха продолжал плеваться искрами и танцующими разрядами, но благодаря лазерам Вэндэл с самым мощным оружием сокола было кончено, Глаза ее наконец сфокусировались как раз вовремя, как только мех встал ровно. "Саммонер" же запустил себя в воздух на струях огня, широко отставив в сторону оставшуюся руку, словно призывая ее повторить достижение.
   - Дурак, - буркнула она. Палец напрягся, и шестерка дальнобойных средних лазеров выстрелила разом. Два ослепительно-багровых луча промазали, исчезнув в небе Эвджилера, но остальные четыре изуродовали броню на груди "Саммонера" заставив мех зашататься прямо в полете от резкого дисбаланса
   Одинокая нора прозвучала в шлеме Вэндэл за миг до того, как "Блэк ланнер" содрогнулся. Шестерка ракет ближнего боя выскочили из пусковой "Лэннера", и вгрызлась в опускающийся "Саммонер". Дым от ракет на секунду загородил ей обзор, но затем лишившийся управления "Саммонер" вывалился из облака дыма, врезавшись в землю сотней метров поодаль. Сотрясение от тяжкого удара дошло до нее через каркас меха.
   - Ну я же говорила... - прошептала она. Жара заставляла воздух внутри кабины дрожать - радиаторы "Блэк ланнера" натужно пытались перебороть перегрев от ее последнего залпа. Взгляд ее упал на индикатор нагрева короба боезапаса для стрик РБД-6, но тот поднялся лишь до оранжевой полосы. Так что внимание ее вернулось к тактическому экрану.
   Оба хеллионских кластера лэнсеров встретились с двумя кластерами галактики Альфа нефритовых соколов на холмистых равнинах между Гаванью Бэнгор, городом, и давшем городу имя портом. Звезда хана двинулась в бой вместе с сороковыми лэнсерами, что заставляло Вэндэл испытывать одновременно и гордость и неловкость.
   Гордость, потому что хан увидит мастерство воинов ее кластера.
   Неловкость, потому что хан увидит, как ее кластер будет уничтожен.
   Соколиные кластера, несмотря на большое число менее гибких мехов второй линии и протомехов, в общем, были тяжелее мехов хеллионов. Не то, чтобы в этом было что-то необычное, но эти сокола также оказались мастерами подбирать машины, уместные к испытаниям и личным поединкам, в сравнении с другими соколами, встречавшимися ей ранее. По слухам, в галактику соколов Альфа вошло большое количество оперативников бывшей соколиной Стражи. По крайней мере, сражались они как воины, проводившие больше времени за изучением повадок противников, чем за сокрушением их.
   Вэндэл направила "Блэк ланнер" туда, где сражалась звезда хана. Как раз перед нем как ей бросил вызов "Саммонер" она слышала, как галком Брайан Прайд бросил вызов самой хану. Она должна была лично убедиться в этом лично. Ну а с тринариями управятся и ее звездные капитаны.
   Ромбик-иконка ханского меха была от нее менее чем в километре. Выкрашенный в белый "Стормкроу" как раз огибал остов поверженного хеллионского "Лайнбэкера". Дородная туша соколиного "Юпитера" тяжеловесно топала следом за нею - Прайд. Сокола такие сокола - выбрать мех почти в два раза превышающий мех хана весом.
   Лазера мерцая стробоскопическими вспышками, соединили два меха. Клуб дыма вырвался из левой плечевой сборки "Стормкроу". Включив увеличение, Вэндэл увидела обвисшую и болтающуюся руку, явный признак уничтоженного привода. Что обойдется Монтоз в утрату части столь жизненно необходимой ей огневой мощи.
   Интересно, если она умрет, внезапно подумала она, облегчит ли это переход власти. Кто следующий по рангу? Переведя взгляд на правый дальний угол тактического экрана, она увидела строй зеленых иконок галактики Зета прайм, выжидающих в отдалении. Галком Элд Кодддингтон был старшим по рангу офицером клана на планете, сразу за Монтоз, но вернорожденные галактики Альфа за ним не пойдут. Значит, Патриция Руд.
   Но хан еще была не мертва. И ледовые хеллионы хорошо умели сражаться в поврежденных мехах. Вэндал прибавила скорости, краем глаза присматривая за ближайшими соколами. Если один из них бросит ей вызов, ей придется остановиться, а до тех пор она будет следить за ханом. Она знала, что предводительница хеллионов сейчас сделает, сейчас она кинется вперед, окажется в мертвой зоне для основных оружейных систем Юпитера, и...
   "Штормкроу" перешел на бег, как и ожидала Вэндэл, но не вперед.
   Она побежала назад.
   Вэндэл моргнула. Может, она разрывает дистанцию, выигрывая пространство для маневра?
   Иконка хана на тактическом экране моргнула, сообщая об исходящем сообщении.
   Звезда протомехов "Гарпия" ринулась к "Штормкроу". Звезда типа "шквал" одно из импровизированных усилений галактики Альфа, столь нелюбимых воинами галактики. Хан промчалась сквозь них, игнорируя преследующие ее выстрелы "Юпитера" Прайда.
   "Гарпии" открыли огонь по "Юпитеру"
   Она бежит с поля боя.
   Панель связи звякнула, оповещая о новом вызове на бой от нефритового сокола. Но она даже и не посмотрела в ее сторону. Все ее внимание было поглощено бегущим "Стормкроу" хана. Оказавшись далеко за пределами досягаемости оружия "Юпитера" Прайда тот замедлился. Замедлился за пределами оговоренного ими круга равных. Хан проиграла испытание.
   Сбежала.
   Хан ледовых хеллионов сбежала с поля боя.
   Вэндэл сглотнула. Еще раз сглотнула, стараясь удержать приступ тошноты. Панель связи звякнула вновь, это сокол вновь передал свой вызов. Разряд ППЧ взорвал клочок земли в сорока метрах перед ее "Блэк ланнером". Потянув рукоять, она снизила скорость несущегося меха.
   Брайан Прайд рьяно занялся атакующими его "Гарпиями" Легкие протомехи, маленькие машины, использующие в качестве пилотов изуродованных бывших пилотов АКИ, напрямую подключенных к своим механизмам, пытались уклоняться, но соколиный галком стрелял чрезвычайно хорошо. Дальнобойные ракеты и разряды лазеров принялись взрываться вокруг протомехов и ближайших мехов хеллионов.
   Они отбросили зеллбриген.
   Вэндэл коснулась панели связь. - Звездный полковник Патриция Руд...
   Недолгое шипение статики, после чего хриплый голос звездного полковника зазвучал в наушниках ее шлема. - Мне некогда, звездный капитан.
   - Хан бежала.
   Безмолвие.
   - Хан оставила круг равных. Соколы ее преследуют.
   - И что?
   Вэндэл едва не перешла на крик - Она сбежала!
   Сигнал тревоги донесся от тактического экрана. Она глянула влево, туда где сейчас ломали былой строй ранее стоявшие недвижимо мехи галактики Зета прайм.
   - Да что они делают?
   - Это наш шанс - ответила Патриция Руд. - Разворачивайтесь и атакуйте. Всем кластером.
   Вэндэл моргнула, - Но...
   - Праймы считают, что соколы нарушили зеллбриген. Они выдвигаются, чтобы защитить хана.
   Вэндэл уставилась в ту сторону, куда убежал "Стормкроу". Тот был среди группки мехов сороковых лэнсеров, выжидая, пока звезда соколов приблизится. Почему она остановилась? Пара шальных дальнобойных ракет рванула у птичьих ног "Штормкроу", закидывая мех грязью и осколками. "Штормкроу" шагнул вперед, ближе к соколам.
   - Но она же бежала... - пробормотала Вэндэл.
   - Это уже не важно, - сказала Руд. Что-то прогрохотало на заднем плане, после чего голос Руд вернулся. - Мы обязаны выиграть. И это наш шанс. После того, как мы выиграем битву, когда мы удержим Эвджилер, и нефритовые соколы побегут, мы перепишем историю.
   - Мы утратим честь.
   Руд фыркнула. - Судьба клана важнее чести. Клану нужна его галактика Альфа и хан. Даже такой как Райна Монтоз.
   Вэндэл развернула "Блэк ланнер" в сторону меха соколов, по ней стрелявшему. Тот стоял к ней боком, стреляя по несущемуся в атаку омнимеху "Хеллион". Кончиками пальцев она навела перекрестья прицелов на сердце соколиного меха, онемело, молча.
   "Штормкроу" хана, ковыляя, устремился на линию огня.
   Вэндэл сделала то же самое.
   Внутри нее царила сосущая пустота.     

ГЛАВА ШЕСТАЯ

    
   Уайтчэпел
   Аполло
   Оккупационная зона клана Ледового Хеллиона
   13 сентября 3071 года.
   Ему это просто казалось.
   Да, так и есть.
   Коннор Руд сглотнул вот уже в тысячный раз. Переваливающаяся рысца его нового омнимеха была непохожа на привычный стелющийся бег его старого "Кит фокса". Та же самая скорость, но новый мех был вдвое тяжелее. Ему просто казалось, что он прибавил в весе, и стал медленным и неуклюжим, но до чего убедительно...
   Самообман. Такой же, как и тот, что заставлял Ледовых Хеллионов упрямо оставаться во Внутренней Сфере.
   - Я этого не переживу...
   - Сэр?
   Коннор скривился, хлопнул по кнопке на панели связи - неправильной, затем нашел нужную. - Не обращай внимания, Лира.
   Взгляд на верхний экран показал ему ее отремонтированный "Шедоу кэт" там, где тот и должен был быть - тридцатью метрами левее и чуть позади его меха. Его нового меха. Шестидесятипятитонного его нового меха.
   "Лайнбэкера"
   Издевка Идриса
   После Боун Нормана он назначил связанного ответственным за поиски подходящего омнимеха на замену потерянному. В ходе фиаско на Вотане мех ему был не нужен, и ни на одной из других планет с тех самых пор он не принимал участия в боях самолично. Увяз в личных кабинетах, командных центрах, и бронированных командных пунктах дропшипов, надзирая за битвами, испытаниями, ставками. И споря по ГИГ с ханом.
   Идрис вернулся, когда они уже летели к Аполло. Право ставки за эту планету ушло звездному полковнику Брендону Вику, но Идрис сказал, что нашел подходящий мех, и позаботился, чтобы его переместили в ангары "Ненасытного". Руд наконец отыскал время посмотреть на него как раз после посадки, пока Вик выводил своих воинов на официальное испытание.
   - Ты издеваешься? - сказал тогда Руд.
   - Вовсе нет. - отозвался Идрис.
   - Это же тяжелый мех.
   - Угу.
   - Я ледовый хеллион.
   - Ага.
   - Я не могу им управлять.
   - Мы, хеллионы, - сказал Идрис, и в его голосе не было и намека на то, что хеллионом он пробыл каких-то несколько недель, - ...ценим скорость, воут?
   - Ут, - буркнул Руд, уставившись на "Лайнбэкер", недовольно скрестив руки.
   - "Лайнбэкер" также быстр, как и "Кит фокс", которым ты привык управлять
   - Это не...
   - Разве хан Монтоз не пилотирует "Штормкроу"?
   Когда Руд кивнул, Идрис продолжил. - Это мех всего на десять тонн тяжелее. Неужели каких-то десять тонн имеют значение?
   Руд так и оставался стоять молча, гадая над вопросом минуты две. После чего, развернувшись, взял связанного за руку и перерезал ножом один из трех шнуров. Вернув нож в потайные ножны на спине, он хлопнул Идриса по плечу.
   - Посмотрим.
   Это было все, что он сказал.
   Загоняя "Лайнбэкер" в шлюз "Ненасытного", Коннор Руд старался не думать об остальных самообманах, похоже, казавшимися такими только ему. Столь многочисленных. Он знал, что как только спустится на палубу ангара, его уже будут ждать Идрис и Эфраим Кейдж с очередной порцией ГИГ-распоряжений. Новыми дурными вестями, и без сомнения, от галактики Альфа и хана Монтоз. Его собственной боевой группе жаловаться вроде не на что. После Вотана, хвала Основателю.
   Отправляя реактор "Лайнбэкера" в ждущий режим, он силой заставлял себя не скрежетать зубами. Вотан. Он не будет вспоминать о Вотане. Он не смог разгрызть орешек Вотана прежде, чем ему пришлось отправиться наблюдать за штурмами Бенсингера и Толанда. Он был поглощен своими обязанностями, пока хан уничтожала лучших из клана Ледового хеллиона на Эвджилере. Расстегнув крепления нейрошлема, Руд закинул его в нишу над командной консолью. Возможно, ему стоило бы провести испытание владения за Аполло самому.
   Можно было бы сорвать на ком-нибудь злость. Но нет. Брэндон Вик помогал ему восстановить галактику Бета из почти уничтоженного состояния, когда Селлен Кейдж уступила пост силе, пожелавшей захватить изрядную долю оккупационной зоны Нефритового сокола для себя. Брендон заслуживал шанса на славу и почести. Бойня в ОЗ обязательно приведет, да что там, уже привела, к множеству жертв. Такими темпами может освободиться и пост одного из командующих галактиками; Вик заслуживал шанса быть к этому готовым. Верность своим людям - это тоже часть обязанностей командира, а Вик был из них. Шанс впечатлить воинов, которыми, возможно, ему потом командовать для Вика - наглядная демонстрация обоюдной верности для Конннора Руда.
   Люк "Лайнбэкера" открылся плавно и без задержек. Кодекс омнимеха был практически чист - соколиный звездный полковник захватил машину как изорлу в испытании против волков, и хеллионы сделали то же самое прежде, чем мех успел побывать в бою. Выбираясь на мостки, Руд улыбнулся. Кто знает, вдруг его вскоре ждет испытание обиды, на котором он омнимех и опробует.
   Он оказался прав. Когда лифт, встроенный в мостки, спустил его к правой ноге "Лайнбэкера" и связанный, и Эфраим его уже ждали. У обоих были ноутпутеры - а значит и ГИГ-послания, которых он так страшился.
   - Как там наша хан?
   И затем, глянув за спины двух воинов, вскинул руку. Несколько человек в серых комбинезонах техников стояли позади них, со взглядами, устремленными в палубу, тихо ожидая своей очереди.
   - Техник?
   Передний из них, низенький, старый вольнорожденный с копной ошеломляюще-седых волос на голове, шагнул вперед. - Мой хан...
   Руд нахмурился. - Как твое имя?
   - Кайлей, сэр
   - Ты прикреплен к этому меху?
   - Моя команда, сэр, ут, сэр. - Широким жестом он показал на трех других вольнорожденных за его спиной. - Мы хотели бы узнать как он себя проявил. Возможно, хану хотелось бы что-то подправить?
   Руд фыркнул.
   - Мех превосходен, Кайлей. - взгляд его встретился с глазами каждого из техов, - Примите мою благодарность.
   Кивнув старшему технику, он подождал, пока они отправятся к мосткам. После чего повернулся к Идрису и Кейджу, - Извините.
   Идрис ухмыльнулся, переводя взгляд со спин техов на Руда и назад. Кейдж не сказал ничего, но выражение его лица оставалось мрачным. Ослабив застежку боевого костюма, Руд продолжал ждать.
   Наконец Кейдж протянул ему ноутпутер,
   - Брэндон Вик мертв, - буркнул Эфраим Кейдж.
   - Что?
   - Убит в испытании, - добавил Идрис, - Которое мы выиграли, кстати.
   - Как?
   - Болванка гауссовки в кабину, - отозвался Идрис. Руд перевел взгляд на Кейджа.
   - Моментально. - сказал капитан дропшипа.
   Руд судорожно втянул воздух. Брэндон Вик был его другом на протяжении многих лет. Да, воин играет со смертью постоянно, и он не станет скорбеть по его смерти так, как сфероид. Но это не означало, что он не будет в шоке.
   Руд посмотрел на Эфраима Кейджа вновь - Гифтэйк?
   - Взят.
   Руд кивнул. Гифтэйк воина являлся генетическим образцом, возвращаемым в генетический репозиторий хеллионов на Гекторе, для дальнейшего использования в евгенической программе. В будущем из этого материала родятся новые сибко. Это и было целью каждого вернорожденного воина клана. Место в программе размножения, несколько слов в "Предании", эпической поэме каждого из кланов... шаг в бессмертие, максимум того, чего мог добиться кланер.
   Руд заставил себя очнуться. Благодаря вторжению, недостатка в образцах евгеническая программа хеллионов не испытывала, саркастично напомнил он себе. - А испытание?
   - Выиграно, - отозвался Кейдж, качнув головой в сторону Идриса, - Как и сказал твой связанный.
   - Потери?
   Кейдж пожал плечами. - Как и ожидалось, за исключением звездного полковника Вика.
   Как и ожидалось.
   Руд посмотрел на ноутпутер, на пустой, темный, пока еще не включенный экран. Они говорили о смертях ледовых хеллионов, как о чем-то ожидаемом. Двойственность подхода беспокоила его еще в сибко. Жизнь вернорожденного воина клана ледового хеллиона, воина любого клана, как он осознал уже позже, верно или вольнорожденного - дорогого стоила. Отлично натренированных и обученных, генетически улучшенных людей. Но при этом они были расходным материалом - более того, их растили, тренировали и оснащали чтобы затем потратить на благо клана.
   Драгоценные камни. Чтобы бросать их затем об алмазной твердости стальную стену войны, пока они не сломаются.
   - За планету Амариса, - пробормотал Руд.
   Идрис кашлянул. - Официальные рапорты все здесь, - жестом, он показал на ноутпутер в руках у Руда, - Попутно мы объявили своими Ботани бэй и мир Вон Стрэнга. - помедлив, он облизнул губы. - Три новых планеты для хеллионов, вместе с Аполло
   - Три планеты, - повторил Руд. Он чувствовал, как губы расползаются в глумливой усмешке, несмотря на все усилия сдержать себя. - И каких планеты. Периферийной станции, названной в честь древней каторги. Аполло - родины семьи, породившей величайшего монстра человечества. - Руд махнул свободной рукой - Ну и разумеется, планету принадлежавшую и названную в честь "Вампира" фон Стрэнга, пожалуй, величайшего из монстров Амариса.
   Он горько расхохотался, - Какая честь, братья. Мы захватили остатки мерзости былых веков.
   Эфраим Кейдж нахмурился, искоса глянув на Идриса.
   Низенький хеллион стоял чуточку подавшись вперед, с руками, сцепленными за спиной. Губы его шевелились, но вслух он не произносил ничего. Взгляд его не отрывался от рифленой палубы между ними. Руд подождал еще немного, но капитан дрипшипа так и не сказал ничего. Немного подумав, Коннор Руд решил оставить все как есть. После чего повернулся к связанному.
   - Что слышно с Эвджилера?
   - Голо от хана, - ответил Идрис, встретив взгляд Руда спокойным своим, в котором не было страха. Словно бросая ему вызов. Что означало, он видел послание, знал, что ему оно не понравится, и хотел убедиться, не станет ли Руд убивать принесшего дурные вести.
   - И?
   - Последний шанс и Лакхоув.
   Руд моргнул. Обе планеты удерживали нефритовые соколы. - Она отступает к ним?
   - Нет. - Идрис подождал, пока Руд вскинет бровь. - Это следующие цели для галактики Бета.
   Руд смежил глаза, - А хан?
   - Остается на Эвджилере вместе с галактикой Альфа.
   Правая рука резко дернулась, швыряя ноутпутер. Плоское устройство понеслось, крутясь по дуге, прежде чем разбиться о бронированную стену ангара. Пождав губы, он усилием воли заставил себя оставаться безмолвным. Он не станет сравнивать хана с вольняжьим отродьем умственно-отсталой некомпетентной дуры из рабочей касты. По крайней мере, вслух. По крайней мере, перед этими двумя.
   К тому же это было бы слишком слабо сказано.
   Она их убивает.
   Руд открыл глаза.
   Идрис посмотрел туда, где валялись обломки ноутпутера, после чего ухмыльнулся Эфраиму Кейджу. Покачав головой, Кейдж затем пожал плечами.
   Идрис протянул Коннору Руду ноутпутер, остававшийся с тем на протяжении всего разговора.
   - Мы взяли запасной.
   Надирная прыжковая точка
   Стилтон
   Оккупационная зона клана Адских лошадей.
   19 сентября 3071года
   - Этого здесь не должно было быть.
   Звездный полковник Танда Хо Чан даже и не спрашивая знала, что именно имел в виду командующий галактикой Дэймон Хокинс. Оскорбительный объект висел в центре голобака БИЦ "Пронзающего". Танда была слишком далеко, чтобы прочесть коды, прокручивающиеся рядом с плавающим изображением, но эмблему клана узнала сразу же. Обычный клановский спутник связи. Зачастую их оставляли в прыжковых точках системы для оповещения прибывающих о принадлежности искомой системы. Она повидала множество подобных спутников на пути галактики Дельта через оккупационную зону Нефритовых соколов. И все они демонстрировали зеленую, с квадратным фоном, эмблему нефритовых соколов.
   Кроме этого. Этот демонстрировал лошадиную голову.
   Клан адских лошадей.
   Вольняги!
   Техники, работающие в БИЦ, притихли. Осознанно, и насколько Танда знала, предусмотрительно. Взрывной темперамент Дэймона Хокинса был широко известен. Стоя чуть поодаль, она принялась внимательно его изучать. Низенький, коренастый, с черными волосами, в которых начала проблескивать седина. Широкоплечий и весьма мускулистый, с медвежьей фигурой лесоруба. Виной тому, скорее всего, являлось происхождение. В молодости галком был захвачен у Призрачных медведей, и сделан воином ледовых хеллионов. Довольно редко, но не сказать, чтобы никогда вообще - у воинов-абтакх получалось подняться в новом клане столь высоко, но Хокинс свои повышения заслужил.
   - Командующий галактикой, мы получаем потверждение, - произнес техник. - Спутник передает позывной адских лошадей.
   Хокинс фыркнул. - Я и сам это вижу, воут? - и он злобно ткнул рукой в сторону голобака. - Что еще?
   - Закольцованное сообщение, - отозвался техник, голос его стал выше тоном, и нерешительней. Танда искоса на него глянула, но не стала задерживаться. - Сообщает, что Стилтоном владеют лошади, и они приказывают всем, не имеющим разрешения, немедленно отбыть, или готовиться к атаке. - техник стоял на краю площадки голобака. - Больше ничего.
   - Доклад Стражи говорит, что этот мир в руках нефритовых соколов, воут? - спросил Хокинс.
   - Ут, командующий галактикой. - ответила Танда, и жестом отправила техника прочь, пока Хокинс был поглощен изучением спутника. - Похоже, что наша информация устарела.
   - Проклятье, - Хоукинс стремительно выпрямился, и ладони его стукнулись о бедра. Носками ботинок он цеплялся за скобу в полу, удерживаясь на месте. Пронзающий еще не начинал ускоряться, что означало - они находились в невесомости. - Я надеялся продолжить удачную серию.
   Танда понимала, что он имел в виду. За исключением Вотана, проклятого Вотана, саргассова моря этого проклятого куска космоса, галактика Дельта проявила себя во вторжении исключительно хорошо. Потери превышали ожидаемые, но потери их всегда превышают. Интересно, те, кто делают эти предсказания, хоть раз сами в бою бывали? Боевой дух воинов был высок, они собирались раздавить здесь очередной соколиный гарнизон и двинуться дальше. Стилтон представлял собой важный трофей, мощно индустриализированный. Захват его во имя ледовых хеллионов будет большим плюсом для командующего галактикой. И для его подчиненных. Про себя Танда отметила, особенно для тех подчиненных, что только что выиграли командование собственным кластером.
   Кроме того, также это принесет хеллионам и ценные промышленные мощности. Пополнение ресурсами начало отставать. С учетом потерь, превышающих ожидаемые, с протяженностью кампаний, и общим нежеланием со стороны соколиных гарнизонов вступать в решительные, скоротечные испытания, все вело к тому, что им критически не хватало расходных материалов. Захваченная у соколов изорла помогала, но не совсем.
   Но сейчас, когда адские лошади заполучили Стилтон, атака на него становилась совсем другим делом. Хокинс ни за что не отдась приказа атаковать лошадей - альянс между хеллионами и лошадями был тайным, и тем не менее, крепким. У них был общий враг в лице нефритовых соколов. Танда открыла было рот...
   - Мы это сделаем, - объявил Хокинс.
   Танда закрыла рот.
   - Сэр? - отважилась она. Что сделаем? Отступим? Ну разумеется, мы...
   - Атакуем. - Хокинс вскинул сжатый кулак, грозя спутнику с лошадиной эмблемой. - Продолжаем согласно плану, звездный полковник
   - Но...
   Развернувшись, Хокинс посмотрел на нее, и его глаза, бледно-голубые, почти серые, нашли ее. - Да, звездный полковник?
   - Мы не можем атаковать планету адских лошадей, командующий галактикой. - выдавила она. О чем он только думал? Он же был там... Кости Основателя, это же Хокинс тогда самолично сошелся с ханом адских лошадей Джеймсом Коббом в испытании владения! ... там, на Нуво Париже, когда хан Монтоз и хан Кобб заключили альянс. - Но ханы...
   - Ханов здесь нет.
   Танда моргнула. - Сэр, но вы же были там. Вы знаете мнение хана по этому вопросу. Мы союзники с кланом адских лошадей. Они атакуют волков, мы нефритовых соколов.
   Остановившись, она отпустила удерживающую ее скобу, и движение ноги послало ее через весь голобак, на ту сторону, где она закрыла и запечатала люк, ведущий в БИЦ, так, чтобы их не было слышно. - Сэр, пожалуйста. Это безумие. Хан Руд вызовет вас на испытание обиды.
   Хокинс пожал плечами. - Может и вызовет. Но я считаю, что после того как я отберу Стилтон для хеллионов, ханы не скажут ничего. Мы вызовем лошадей через надлежащее испытание владения. Альянс у нас или нет, испытание боем - часть пути кланов. Что хеллион хочет, то хеллион берет. Лошади поступили бы также. - Хокинс хохотнул. - Подумайте вот еще о чем. Стилтон был планетой нефритовых соколов. Сейчас это планета адских лошадей. Лошади уже нарушили сделку. Они должны были захватывать планеты волков, воут?
   - Ут, - сказала Танда, опускаясь так, чтобы зацепиться за пол.
   - Проинформируйте звездных полковников, что торги начнутся как только лошади ответят на мой батчел.
   Он снова глянул на лошадиный спутник, мирно плывущий среди собирающейся вокруг мощи галактики ледовых хеллионов Дельта. Хищный силуэт "Шустрой приманки"- корвета типа "Фредаса" медленно проплыл позади спутника, оттуда, где стояла Танда. Потянувшись, она машинально принялась вытирать резко вспотевшие руки о снежно-белый комбинезон.
   - Как прикажете, командующий галактикой.
   И она вжала кнопку люка.
   Она не стала смотреть, смотрят ли в их сторону сейчас какие-либо техники, вместо этого принявшись вытягивать себя из голобака, пока Хокинс раздавал приказы экипажу "Пронзающего" через ее голову. Она почти успела добраться до бронированных дверей лифта, когда сигнал, оповещающий о скором ускорении, заполнил коридоры. И даже успела встать покрепче, прежде чем огромные двигатели "Пронзающего" направили дестроер типа "Лола-III" в сторону Стилтона.
   Это было безумие. Но даже и сейчас она не могла придти к согласию сама с собой. Хокинс был прав. Таков был путь кланов. Если адские лошади захватили планету нефритовых соколов, то они, хеллионы, имеют право отобрать ее.
   Но подумают ли также ханы?
   Танда Хо Чан не знала ответа.
     
   Уайтчэпел
   Аполло,
   Оккупационная зона клана Ледового Хеллиона.
   19 сентября 3017 года
   Дожидаясь окончания загрузки файла, Коннор Руд изучал свою ладонь. Переворачивал ее туда-сюда, рассматривал более светлую кожу ладони, и потемневшую на костяшках. В общем, играл с рукой, словно вольняжьий младенец с игрушкой. На этом месте стоило бы вспомнить какую-нибудь умную фразу, про себя заключил он. Что-нибудь там про двойственность природы. Про то, что древние звали "инь" и "янь".
   Руд хихикнул.
   А может он просто не может выбрать между пощечиной, или прямым ударом в зубы, в следующий раз, как окажется наедине с проклятой Монтроз.
   Дверь кабинета скользнула в сторону, и внутрь вошел Идрис. Показав ему на стул, Руд ткнул пальцем в сторону небольшого голопроектора на столе. - Сейчас уже придет.
   Кивнув, Идрис, плюхнулся куда cказано.
   Сигнал оповестил об окончании загрузки, и коснувшись клавиш, Руд развернул голограмму, обрисовавшую над столом голову и плечи хорошо знакомой ему женщины.
   - Я уже сказала тебе "нет" в прошлый раз, и я это говорила серьезно, - произнесла голова Райны Монтоз.
   Хлопнув по кнопке "пауза", Руд судорожно вдохнул. Застывшая в неподвижности хан пронзала его обвиняющим взором. Подавшись вперед, он принялся изучать ее. Разрешения проектора вполне хватало, чтобы сделать ее почти реальной, и он видел каждый сантиметр ее лица. Бледная кожа, мешки под глазами, отблеск пота поверх лба и на шее. В глазах - отблеск безумия - не привычное ему уже фанатичное стремление идти напролом, но нечто большее - и зрачки-бусинки. Она же на обезболивающем, внезапно он осознал. Как ему и сообщали. Достаточно сильная доза, чтобы подорвать способность рассуждать здраво.
   Волосы всклокочены - пряди иссиня-черной копны падали с висков и торчали из-за ушей. Брови сдвинуты, образуя увенчивающие нос морщинки - явные признаки стресса, которого не спрячешь даже под каменным выражением лица. Райна Монтоз была явно обеспокоена.Руд вновь нажал кнопку.
   - Мы не будем отступать. - продолжала она. - Отданные тебе приказы остаются в силе. ты поведешь галактику Бета на Лакхоув и Последний шанс, и завоюешь их для Хеллионов. К тому времени, как вы закончите, я переформирую Альфу и Зету прайм, а Хокинс отберет у соколов Стилтон. Затем мы перейдем ко следующей фазе.
   - Следующей? - прошептал Руд. Он сознавал, что это был не разговор, знал, что говорит с записью, и что его связанный сидит по ту сторону стола, видя, как он разговаривает с глухой и равнодушной ко всему картинкой в воздухе. Но ему было плевать. - Следующая фаза - смерть, женщина.
   - И чтобы больше я не слышала ни одного слова об отступлении. - произнесла голография. Запнувшись, она опустила взгляд, посмотрев на что-то, невидимое камере. На заметки в планшете? На собственные руки? На какого-то незримого демона, порожденного одурманенным обезболивающими мозгом, вроде тех, что бывают в ядовитых видениях голиаф скорпионов? Руд пожевал губу.
   - Ты - сахан клана ледового хеллиона, и я жду от тебя подчинения моим приказам и поддержки моих решений. Клан не может позволить себе раздоров среди руководства, не сейчас, когда победа столь близка.
   Взгляд ее вновь вернулся - Продолжишь демонстрировать свою строптивость, добьешься испытания положения. А разногласия можно будет обсудить и после выполнения своих задач.
   Запись окончилась, и изображение исчезло.
   Идрис шумно втянул воздух. - Так вот о чем говорят между собой ханы ... А я-то всегда гадал.
   - Она сошла с ума. - лишенным эмоций голосом произнес Руд. Таким же тоном можно было сказать "Вот та стена - красная". Он чувствовал себя выпотрошенным заживо. Слишком мертвым, чтобы думать, слишком безжизненным, чтобы спланировать выход.
   - Мы и так это знали, воут?
   - Ут. Но оставалась надежда... Коннор Руд поднял руки, и принялся массировать лицо. Ему стоило бы побриться. Щеки и подбородок кололи пальцы. Мозоли на кончиках пальцев зарылись в ежик волос над высоким лбом. Пальцы заскользили вниз, и он ощутил как толстые мозоли скользят по носу, щекам, подбородку. Руд вздохнул.
   - Пусть будет так.
   - Что именно?
   - Я не могу позволить ей принести ледовых хеллионов в жертву ее безумию. Когда мы завершим вторжение, и клан его переживет, я вызову ее на испытание положения за титул хана.
   Опустив руки на столешницу, широко расставив пальцы, он уставился на них словно в первый раз. - Странно, я думал, что буду чувствовать себя иначе.
   - Иначе?
   - Когда я произнесу это вслух.
   - А как ты себя сейчас чувствуешь?
   - Я ничего сейчас не чувствую,
   Идрис фыркнул. - "Я не почувствовал ничего", сказал следующий хан клана Ледового хеллиона.
   Связанный встал - Что дальше?
   Руд пожевал губу, - Начнем готовиться к отлету. Хан приказала нам взять Лакхоув. Я возьму Изощренное убийство и то, что осталось от девяностых ударных иррегуляров. - рука его хлопнула по столу - 121е захватят Последний шанс сами.
   - То есть, мы не будем бросать вызов хану?
   Когда же Руд гневно на него глянул, связанный нахально вскинул руки, сдаваясь, - Раз уж мы собираемся ее сместить, почему не сейчас? Почему не спасти воинов, которых она еще не успела принести в жертву своему безумию?
   - Потому что мы не можем этого сделать.
   - Потому что это будет изменой, воут?
   - Отрицательно. Потому что это будет глупостью,
   Идрис нахмурился. - Глупый связанный вас не понимает. Прощу просветить меня, о великий хан.
   - Ты был нефритовым соколом, - ухмыльнулся Руд, - Твоя тупость вполне объяснима.
   Жестом он предложил Идрису вернуться назад, на стул.
   - Назови высшее призвание для воина клана?
   - Бой.
   - А что Райна Монтоз дала ледовым хеллионам?
   - Больше боев, чем они когда-либо видели со времен Истерики хеллионов?
   Руд кивнул, не став поправлять Идриса. Ярость хеллионов после того, как их исключили из первоначального вторжения, считалась на Гекторе праведной отповедью другим кланам, но тем она показалась не более чем истерикой.
   - Больше боев, - согласился он, - Но не только. Она дала им победы, более того, она дала им победы во Внутренней Сфере. - он обвел рукой утилитарную, окрашенную бежевым комнату, забранную им под кабинет.
   - Вот как. - кивнул Идрис. - Даже если победа обескровит клан, это все равно победа. Никто и не почешется.
   - Хуже того. Если я брошу ей вызов прямо сейчас, в лучшем случае, я стану мерзким, жаждущим власти монстром, решившим отобрать у нее заслуженную победу в шаге от триумфа. А в худшем - Руд вскинул руки, - Позорным трусом, побоявшимся добить нефритовых соколов.
   Идрис кивнул. - Мало кто из кланеров смог бы это понять. Разве что Элиас Кричелл.
   Руд улыбнулся. - Кричелл стал ильханом.
   - На несколько секунд.
   - Главное не сколько ты продержался, а что ты за это время сделал.
   Вот теперь настала очередь Идриса фыркнуть. - Насколько знаю, все свое правление он провел истекая кровью на полу залы Большого совета. Так что, Лакхоув?
   Руд кивнул. - Лакхоув.
   И встав, махнул рукой в сторону двери. - Пошли. Чем раньше мы туда доберемся, тем быстрее я кого-нибудь убью, и тем быстрее кончится все это чертово вторжение.
   И он принялся огибать стол.
   - Скорее бы, - буркнул он уже в коридоре, следуя за Идрисом. - Клянусь Основателем, мы не можем больше позволить себе ошибок.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

   Зенитная прыжковая точка
   Система "Соколиный маяк" (Falcon's Beacon)
   Глубокая периферия
   29 сентября 3071 года
   Завопившая тревога подняла звездного капитана из глубокого сна. Хлопнув по пятиточечной привязи, удерживавшей его в спальном мешке для невесомости, прицепленном к стенке каюты, он толчком отправил себя к панели интеркома. Капитаном "Адмирала Гаррета" - прыгуна типа "Стар лорд" он пробыл уже шесть лет, так что давно уже приноровился к постоянной невесомости.
   - Доклад!
   - Сэр, мы засекаем прыжковый след. Опасно близко.
   Округляющиеся от изумления глаза изгнали последние остатки сонливости. - ОВП??
   - В пределах минут.
   Значит большой, решил Фордхэм, торопливо пытаясь припомнить расписание остальных патрулей глубокого космоса хеллионов. Их было столь много, да и вторжение перемешало все к чертям... - Как близко?
   - Опасно близко, но не накладывается.
   Прежде чем выйти из подпространства, приближающийся прыгун порождал мощный импульс, размеры которого зависели от количества стыковочных колец для дропшипов, и расстояния, покрытого в прыжке.
   - Так, сигнал для флотилии "общая тревога", и пусть дежурный патруль АКИ начинает готовиться тоже. Я сейчас буду.
   Выключив интерком, он оттолкнулся от стены на кончиках пальцев. Форменная куртка была на той стороне каюты, Продолжая пальцами держаться за стену, он резко махнул ногой, собираясь подцепить куртку и направить себя наружу.
   Интерком вновь замигал.
   - Фордхэм, - недовольно сказал он.
   - Он здесь - оповестил его вахтенный.
   - И?
   - Это "Уирлуинд"
   Фордхэм кинулся к люку, забыв о куртке. - А по ответчику?
   - "Изумрудный торнадо", сэр
   Фордхам открыл кнопкой люк. На активной службе у кланов оставалось не так уж и много "Уирлуиндов". К тому же он узнал название. Конкретно этот дестроер принадлежал клану нефритового сокола. Тому самому клану, который его родичи по клану атакуют прямо сейчас. Тому самому клану, против которого предназначались все тем миллионы тон припасов, что он привез сюда с Гектора.
   -Патруль? - и он скользнул рыбкой наружу.
   - Пилоты еще даже и не добрались до машин....
   Фордхэм, резким ударом ноги отправил себя в лифт. Оставалось лишь надеяться, что дверь лифта откроется сама и он сумеет затормозить себя об заднюю стену лифта. Если он не сумеет этого сделать, то вполне вероятно, что он сломает себе что-нибудь, возможно заполучит ранение, с последствиями которого придется жить до конца жизни.
   Но сейчас эта перспектива казалось ему не стоящей внимания мелочью, с учетом того, что, возможно, жить ему оставалось каких-то несколько минут.
   "Изумрудный торнадо", дестроер типа "Уирлуинд"
   Система "Соколиный маяк"
   Глубокая периферия,
   29 сентября 3071 года.
   Звездный адмирал Карлос Бинетти пытался разом сосредоточиться на голобаке и избавиться от последствий постпрыжковой дезориентации. В голобаке, должно быть, закоротило какие-нибудь цепи - здесь, на Соколином маяке просто не могло быть так много прыгунов. Только не на заурядном аванпосте Стражи - максимум звезда воинов, техперсонал, и немного складов. Основатель, его даже не было на половине старых карт!
   - Получаем сигнал свой-чужой. - объявил техник. Бинетти искоса на него глянул, и снова вернулся к голобаку, на котором изображения моргнули, дополняясь названиями и эмблемами. - Сэр, это...
   Прыгуны были хеллионскими.
   Бинетти впился в них взглядом. За его спиной капитан "Изумрудного торнадо", звездный капитан Шарлотта фон Янкмон, принялась плеваться приказами. - Закрепиться на прыжковых постах! Объявляю боевую готовность!
   Ледовые хеллионы. Здесь.
   - Звездный капитан фон Янкмон, - произнес адмирал, - Ни один из этих стравагов не должен уйти.
   - Принято, сэр. - Шарлотта фон Янкмон была маленькой и злобно выглядящей. Волосы она подрезала в сантиметровый ежик, не очень сочетавшийся с ее круглым лицом и карими глазами. Не то, чтобы это ее волновало - за восемь месяцев, с тех пор как "Изумрудный торнадо" оставил Айронхолд, Бинетти ни разу не слышал, чтобы она хоть с кем-то совокуплялась. Флотский офицер, и все на этом.
   Сейчас ему был нужен как раз офицер.
   - Свяжитесь с ледовыми хеллионами. - приказал Бинетти. - Стандартный батчал.
   - Если они рассеются, - шепнула подплывшая к нему фон Янкмон, - То часть дропшипов нам потом не догнать.
   Дропшипы, некоторые из них, могли ускоряться быстрее дестроера, к тому же "Изумрудный торнадо" был лишь один, а их много. Имея в своем распоряжении полные 360 градусов по всем трем осям большинство дропшипов с легкостью избегнут захвата. Бинетти ухмыльнулся. Вот только смысла в этом не было. Кроме прыгунов, другого выхода из системы не было, а они маневрировать не могли вообще.
   Звездный адмирал посмотрел на фон Янкмон. Взгляд ее метался по голобаку, подсчитывая суда и типы. Бинетти прослужил на боевых кораблях большую часть своей карьеры, но не встречал еще никого, кто бы так споро читал показания.
   - В основном купцы, - наконец буркнула она.
   - Эскорт?
   - БИЦ выдаст справку, - отозвалась фон Янкмон. - Я пока вижу лишь пару "Бродсуордов"
   - Превосходно. - облизнул губы Бинетти, - В таком случае, звездный капитан, начинайте бой.
   Улыбка на лице фон Янкмон завораживала. И устрашала.
   Капитан резво повернулась.
   - Запускайте основной двигатель, Хейс, - в голосе ее слышалась эйфория, - Половим гуппи...
   Зенитная прыжковая точка
   Система "Соколиный маяк"
   Глубокая периферия
   29 сентября 3071 года
   К тому времени как Фордхэм добрался до мостика "Адмирала Гаррета", он уже принял решение. Проплыв от лифта до капитанского кресла, он забрался в знакомый ложемент. Персонал мостика, по большей части техники из низшей касты, прилежно изучали свои консоли. Большой голобак посреди мостика отображал тактическую схему. Стадо из голубых иконок, отображающих прыгуны ледовых хеллионов, группировалось в сферу - одиночная красная иконка - "Изумрудный торнадо", висела почти в центре, но не совсем.
   Красный ромб поплыл в центр. Похоже, соколиный капитан осознал ошибку. Фордхэм нажал кнопку на своем тактическом экране, что должна была высветить патрульные АКИ, неразличимых в сумятице голубых значков. Повернувшись, он принялся ожидать появления пронзительно-голубых звездочек. И не дождался.
   Что за...
   - Где патруль?
   Сулейман, техник, отвечающий за сенсоры, повернулся к нему, - Ни один пока не стартовал.
   - Ни один..?
   Фордхэм смежил глаза. Пусть это и шло во плюс его плану, но сам факт того, что защитники его конвоя все еще оставались в шлюзах, заставлял его злиться. Они тренировали стандартный послепрыжковый порядок действий с самого Гектора. Быстрый запуск тех же самых истребителей, что захватили маленький аванпост соколиной Стражи, здесь, на Маяке. Неужели одной, незначительной победы достаточно для такого самодовольства?
   Если так, они заслужили свое поражение.
   Сигнал вызова.
   - Сэр, мы получаем соколиный батчел, - голос Кастро был кислым. Фордхэм улыбнулся себе под нос. - Я могу перенаправить его на вашу панель и...
   - Сдавайся. - перебил его Фордхэм.
   - Сэр?
   Фордхэм вскинул голову и уставился на плывущие по голобаку голубые значки. Беззащитные, практически, прыгуны его флотилии. Его подопечные. Его бремя. - Сообщи командующему соколов, что мы сдаемся.
   - Как скажете, сэр... - нерешительно отозвался Кастро, и застучал по кнопкам. Фордхэм даже и не стал смотреть, что он там набирает. Он не желал видеть слов, что уничтожат его карьеру, а может быть, и его клан.
   Двери лифта разошлись вновь, и повернувшись, Фордхэм увидел своего заместителя. Ухватившись за кресло техника, командир звезды Винченцо погасил скорость, и замер, смотря в голобак.
   - Отец-основатель, - сплюнул он.
   Молодой, два года как из сибко. С волосами, слишком длинными для невесомости, которые он отказывался остричь, вместо этого стягивая их на затылке в тугой хвост так, что кожа на лбу растягивалась. Посмотрев в сторону Фордхэма, он отрывисто кивнул, и вновь уставился в бак.
   - Где наш эскорт? - нахмурился он. - Где АКИ патруля?
   И швырнул себя к Кастро, за панель связи. - Кастро, прикажи эскорту стартовать. Узнай, почему еще не запущены патрульные АКИ?
   Не став дожидаться ответа, он вновь развернулся к Фордхэму, - Мы уже получили батчел?
   Фордхэм кивнул.
   - Их условия?
   Фордхэм открыл было рот, но Винченцо снова отвлекся, - Кастро, я отдал тебе приказ. Свяжись с ними.
   - Я сдался.
   Рот Винченцо открылся, и он моргнул несколько раз, - Вы, что?
   - Я сдал флотилию, командир звезды. - намекая на то, что тот уступает ему чином. - Все кончено.
   - Сэр....
   Он произнес его так, словно его душили. Бледная кожа Винченцо начала багроветь, от шеи, вокруг висков, по щекам... - Вы не можете... не можете просто так сдаться. Вы же знаете... - он повел рукой в сторону голобака - ... также хорошо, как и я, насколько важны для нашего клана эти припасы. Без них...
   - Мы не можем драться с дестроером.
   - Но...
   - Мы не можем.
   Винченцо медленно выдохнул. - Вы уничтожили наш клан.
   Он выглядел ошеломленным, оглушенным, так, словно после мощного удара. Возможно, так оно и было, удара по его гордости и мировоззрению. Фордхэм пережил то же самое, еще в лифте, но он был там один и у него были годы опыта, годы разочарований, познакомившие его с ситуациями, в которых от него уже ничего не зависело.
   Винченцо затрясло - Я не позволю тебе..! - голос его был неожиданно тверд, - Я бросаю тебе вызов на испытание...
   - Ну так скажи мне, что ты бы сделал! - рявкнул Фордхэм, и тут же об этом пожалел.
   Персонал мостика замер недвижимыми статуями. Ни один из техников не рискнул вмешаться в спор воинов. Кроме того, никто из них, никогда не слышал, чтобы звездный капитан Фордхэм хоть раз повысил голос. А теперь, у них на глазах, капитан судна выбрался из ложемента, и толчком отправил себя к заместителю.
   - Расскажи мне, - рычал он, - Расскажи мне как драться с военным кораблем, когда истребители даже и не покинули своих отсеков. Расскажи, как одолеть дестроер пригоршней легких дропшипов - носителей мехов, даже и не штурмовых судов. Расскажи, как провернуть это все, противостоя противнику, чье оружие в десять раз дальнобойней?
   Схватившись за стойку, он застыл лицом к лицу, точно напротив Винченцо.
   - Расскажи.
   Винченцо шумно сглотнул.
   - Драться, значит умереть. Все.
   Вколоченные доктрины не пожелал так легко сдаться внутри Винченцо. - Но просто сдаться...
   - Наши смерти не принесут клану ничего. Если мы вступим в бой, ни тонны этих припасов не дойдет до наших воинов во Внутренней сфере. Если сдадимся - ничего из нашего груза не дойдет до наших воинов во Внутренней сфере.
   Стискивая стойку, Фордман надеялся, что никто не заметит, как его трясет. - Что скажешь?
   Винченцо перевел взгляд с Фордмана на голобак. Фордман, внимательно на него смотрящий, видел, как расширились его зрачки, и понял, что тот смотрит дальше, за бак, за обшивку судна, сквозь время и пространство, туда, где сейчас тумен хеллионов сражается и умирает.
   - Наш клан... - начал он было, но не смог продолжать.
   Фордхэм кивнул. - Наше поражение было предопределено в тот момент, как дестроер покинул гиперпространство.
   Но Винченцо его не слышал.
   - Наш клан... - произнес он вновь
        
   Кэйблтаун
   Стилтон
   Оккупационная зона клана Ледового Хеллиона
   29 сентября 3071 года  
   Ей только казалось, что ей больно. Танда Хо Чан знала это, но когда у нее на глазах погибал очередной собрат-воин, боль пронзала ей душу. Боль была не телесной, а порождением разума, и разум ее вопил от бессилия. Отвечая болью. Знакомой болью.
   А под нею стыдом.
   Она должна была вызвать Дамона Хокинса на испытание отказа сразу же.
   Последние две недели оказались сущим адом. Торги против Адских лошадей провел галком Хокинс, но к тому времени все кластера галактики Дельта уже были связаны боем. Впрочем, Хокинс этого уже не видел - его "Уорхок" был уничтожен в первой же стычке - выпотрошенным лучом лошадиных бронекостюмов "Гном". Командование перешло к звездному полковнику Скотту Муру, как к старшему офицеру, и хеллионы продолжили атаку.
   Чего им вообще делать не стоило. Танда не позволяла себе мыслей о том, что об альянсе с Лошадьми теперь можно было забыть. Решение принял Дамон Хокинс, и теперь он был мертв.
   Оставив своим подчиненным расхлебывать последствия.
   Ее собственные, тридцать третьи ударные иррегуляры проявили себя превыше всех ее ожиданий. Единственный кластер во всем хеллионском тумене, принявший штурмовые мехи, тридцать третий был кувалдой, которую большинство хеллионов даже и не собиралось использовать, равно непривычную на поле боя для большинства их противников. Адские лошади имели и собственные штурмовые машины, как и доктрину их использования, но за две этих недели хеллионы галактики Дельта отбросили их назад, и теперь у них не оставалось ничего, кроме космопорта в Кэйблтауне. Лошади отступали, и после первой ужасной битвы на орбите, ледовым хеллионам нечем было их остановить.
   Обломки взорвавшегося "Кит фокса" едва успели упасть оземь, прежде чем его убийцы, пара ховертанков "Эпона" ринулись сквозь дым на нее. Обе омнимашины были к конфигурации Бета. Крупнокалиберные ультра-автопушки залаяли, но ни одна из струй высокомощных снарядов не коснулась ее меха. На время приглушив боль, Танда зарычала на верхний экран. Ну же, чертовы мыльницы, сюда! Прибавляя рычагом скорости, она забыла про боль.
   Ее "Эбеновый ягуар" - шестьдесят пять тонн воинственной смерти, созданный ныне мертвым кланом Дымчатого ягуара, перешел на размашистый бег. Перекрестья прицелов моргнули, стоило танкам оказаться в пределах досягаемости. Выбрав правый танк в качестве первой жертвы, она выстрелила. Пара лучей дальнобойных лазеров выметнулась вперед, подкрасив лоб танка ослепительной вспышкой на долю мгновения, прежде чем тонкая броня танка подалась и смялась. Угловатый стремительный ударный танк превратился в катящийся по полю огненный шар, Триумфально завопив, она дернула рычаги в сторону, разворачивая омнимех к другому танку. За то время, пока умирал его собрат по лучу, тот успел подобраться ближе.
   Заревевшие ракеты ближнего боя вырвались из пусковых танка, усеяв взрывами "Эбенового ягуара". Танда перетерпела череду ударов, сконцентрировавшись на удержании равновесия меха. Если "Эпона" была достаточно близко, чтобы попасть по ней стрик-пусковыми... Впечатав когтистую левую ступню "Эбенового ягуара" в землю, она крутанула машину, разворачивая на цель смонтированную в торсе пушку. Уставившись на перекрестья прицелов, она увидела как тот моргнул....
   ... "Эбеновый ягуар" содрогнулся, стоило двухсотмиллиметровой ультра-автопушке изрыгнуть залп...
   ... "Эпона" исчезла под шквалом крупнокалиберных снарядов...
   ... и все было кончено.
   Танда надсадно дышала. Воздух в кабине был раскален и пропах потом и перегретыми трубками системы охлаждения. Содранная чуть ли не до мяса складками боевого костюма кожа горела и саднила, истерзанная потом, иссушенная жарой и вновь политая соленым потом.
   Она смертельно устала.
   - Звездный полковник Хо Чан...
   Танда моргнула. Бело-голубой хелллионский "Стормкроу" внезапно появился рядом с ее "Эбеновым ягуаром". Глянув на ответчик свой-чужой, она выгнула бровь.
   - Звездный полковник Мур?
   - Похоже, что адские лошади оставляют планету, - произнес Мур. Судя по голосу, он устал ничуть не меньше ее. - Еще один натиск, еще одно испытание. Мы сможем отобрать их дропшипы как изорлу, Что может окупить... - Танда услышала в его голосе явственное отвращение, - ...все это
   - Вы действительно считаете, что такое можно искупить?
   Отпустив рычаги, Танда энергично встряхнула руками и кончики пальцев заломило от притока новой крови. Когда она стиснула рукоятки снова, то почувствовала, как те дрожат от едва обузданной мощи "Эбенового ягуара"
   - Батчел ваш, Танда. - "Штормкроу" отвернулся, - Как и честь боя.
   Танда послала сигнал командирам своих тринариев, и порысила к городу. Она исполнит ей сказанное, поскольку таков ее долг. Долг это все.
   Но чести на Стилтоне нет.

ГЛАВА ВОСЕМЬ

  
   Дропшип типа "Оверлорд-С" "Ненасытный"
   Лакхоув
   Оккупационная зона Нефритового Сокола
   3 октября 3071 года
   Коннор руд уставился на посылку, лежавшую на столе его крошечной каюты на борту "Ненасытного". Та была отлита из пластика, и содержала внутри какую-то запчасть. Какую-то плату или еще чего. Он понятия не имел, для чего она нужна, главное, для него было главное, чтобы от нее был хоть какой-то толк. Его не интересовало, и что она делает. Его интересовала лишь упаковка.
   Со стилизованной лошадиной головой клана Адских лошадей.
   Руд потер свежевыбритый череп. Когда же он отпустил руки, то принялся внимательно из исследовать, разглядывая толстые черные пальцы, и мозоли человека, знакомого с трудом. Сильные, крепкие руки, руки, которыми он достиг столь многого.
   И теперь, рычал он про себя, все это напрасно, благодаря некомпетентному идиоту, возжаждавшему славы, и жаждущей власти маньячке, оторвавшейся от реальности.
   Люк плавно открылся, и внутрь вошел Идрис, сохраняя озадаченный вид.
   - Я проверил последнюю поставку. Вполне неплохие припасы. - Он махнул рукой в сторону стоящего на столе контейнера. - Чуть-чуть краски, и никто никогда и не узнает, откуда они взялись.
   Коннор скинул запчасть со стола. - Они со Стилтона.
   - Вы же вроде не собирались атаковать лошадей?
   - Я с ними договорился. Они согласились оставить соколов нам.
   - Вот как, - улыбнулся Идрис. - А теперь?
   - Я не знаю.
   Но сказав это, он сразу же ощутил себя лжецом. Он знал в точности, как поступит Джеймс Кобб. Он с ним встречался. Общался с ним, торговался с ним. Их соглашению - конец.
   Разминая руки, он погрузился в раздумья. Хан не одобрит общего отступления, но возможно, как только прибудет конвой с Гектора, они смогут перегруппироваться, и перейти в последнее наступление. Возможно, если они ударят достаточно сильно, то смогут ошеломить соколов и выиграть время на то, чтобы закрепиться.
   Руд перевел взгляд на Идриса.
   - Как думаешь, что твои бывшие собратья сделают, если... - начал он, но его прервал сигнал со стороны люка. После кивка, Идрис вжал кнопку, и за порогом оказался коренастый силуэт звездного капитана Эфраима Кейджа.
   - Мой хан...
   - Эфраим? С тобой все в порядке?
   Кейдж был бледен, бледнее чем обычно. Измученное лицо, а еще он отказывался смотреть ему в лицо. Казалось, он чем-то испуган.
   - У меня новости, мой хан. - Кейдж вскинул ноутпутер. - Нападение.
   - Нападение?
   - На наш конвой снабжения.
   Руд сел прямо. Он не стал забирать ноутпутер. Потянувшись, Идрис забрал его, прежде чем другой рукой направить мужчину на один из двух небольших табуретов.
   - Рассказывай.
   - Боевой корабль Нефритовых соколов, "Изумрудный торнадо" наткнулся на флотилию на Соколином маяке. Звездный капитан Фордхэм, старший из наличествующих воинов... - Кейдж сглотнул. Поджатые губы его превратились в две тонких линии.
   - Говори...
   - Он сдался, сэр.
   Руд смежил глаза, и сосредоточился на равномерном дыхании. "Никогда не бывает так плохо, как кажется с первого взгляда", напомнил он себе. Вольняжья отрыжка. Все еще хуже.
   Когда он открыл глаза, то посмотрел на Идриса.
   Связанный кивнул.
   - Мне понадобится новый отчет - медленно произнес хан. - О текущем балансе расходных материалов и запчастей для галактики Бета.
   Связанный встал, - Я пригляжу за этим.
   - Нет.
   - Что? - Идрис развернулся от люка.
   - Ты прикажешь кому-нибудь другому сделать это.
   Взгромоздившись на ноги, Руд потянулся за спину. Кейдж торопливо отступил в сторону, освобождая дорогу, но Руд перегнулся через стол. - Руку.
   Нахмурившись, Идрис протянул к нему руку. Шнур связанного, символический кусок веревки, обернутый вокруг запястья, и обозначавший его статус связанного, раскачивался взад и вперед. Полоснув ножом между шнуром и запястьем Идриса, Руд перерезал шнур.
   - Ты снова воин, - произнес он. - Нам нужен каждый, кого можно поставить в строй, особенно сейчас.
   - Мой хан...
   - Ты - воин клана Ледового хеллиона. - сказал Руд. - Добро пожаловать, брат.
   Идрис перевел взгляд с запястья, на перерезанный шнур, лежавший на столе. Подобрав бело-голубые пряди, он скомкал их в руке. Потянувшись, Эфраим Кейдж коснулся его плеча.
   - Добро пожаловать, брат, - произнес Кейдж. И улыбнулся.
   - Мне...
   - ...многое нужно сделать. - произнес за него Руд. - Как только мы возьмем Лакхоув, пройдешь испытание положения. Мне нужен больше, чем просто воин.
   Кейдж кашлянул, - То есть, мы летим на Лакхоув?
   - Разумеется.
   - Но... - начал было капитан дропшипа, махнув рукой в сторону ноутпутера, оставленному Идрисом на столе.
   - Это неважно.
   - Неважно?!!
   - Нет.
   Руд вскинул нож, которым только что освободил Идриса. - Мы этот клинок.
   Лезвие скользнуло назад в ножны, укрепленные на спине. - Единственный путь вперед - это победа.
   Он встретился глазами с каждым из мужчин, с каждым из его воинов - Нам больше ничего не остается, кроме как двигаться вперед, и отбирать то, что нам нужно для выживания.
   - Но если мы не справимся... - прошептал Эфраим Кейдж.
   Голос Руда был тверд. - Если мы не справимся, то наш клан умрет.
   Руд судорожно вздохнул
   - Мы не можем проиграть.

Коннор Руд и его ледовые хеллионы вернутся в следующей части:

Крылья весны: Операция ЛЕДЯНОЙ ШТОРМ, часть вторая.

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"