Том Первый: другие произведения.

Я хочу, чтобы меня не было

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.48*7  Ваша оценка:



 
  

  
  
  Я хочу, чтобы меня не было
  
  
  Там, за моей стеной, - ад.
  Он липким потом гладит мою спину, мерзко шепчет на ухо криками, сжимает голову в тиски боли. Там, за стеной, звери убивают. За то, что они ненавидят нас, за то, что мы для них звери. Сквозь мутную красную пелену, окутывающую меня, когда я закрываю глаза, я слышу плач. Это очень обидно и страшно, когда плачет папа. Но в аду, за моей стеной, может быть все, что угодно. А еще там кто-то умер, - живые люди так не дышат и не стонут. Я не хочу знать, кто умер. Я не знаю, кто умер.
  Я. Не. Знаю!
  Скоро ад войдет ко мне. Сердце медленно и гулко отсчитает секунды, - а потом звери примутся за меня. Боже, дай мне сойти с ума. Или я уже? Тогда почему мне так страшно лежать под кроватью? Почему я боюсь настолько сильно, что прижимаюсь мокрой спиной к стене, за которой ад?
  Дверь открылась.
  Я хочу, чтобы меня не было.
  

***

  
  - Том.
  Голос слегка встревожен. По моему лицу легко, почти невесомо бегают детские пальчики, я чувствую их касания. Это удивительно приятно, это единственное, что может достать меня из липкого ада. Джерри это знает. Дети Второго поколения вообще многое знают, только не знают откуда.
  - То-ом?
  - Да живой я, - бормочу. - Спасибо.
  С некоторым усилием приподнимаюсь, только потом открываю глаза. Вокруг неприятно холодный свет ламп, - я тут же вздрагиваю от этого холода, рефлекторно экранируюсь и быстро "пробиваю" окружающий мир. Ничего необычного мой внутренний пси-сонар не находит, и я успокаиваюсь. Пережитый кошмар отзывается пульсирующей болью в виске, но и она через десяток-другой секунд проходит. Джерри приглушенно хихикает.
  - Хватит ржать, - притворно обижаюсь я.
  И зачем-то добавляю, подумав:
  - Бэтмен.
  - Сам ты Бэтмен.
  Он уже возится с ноутом, потеряв ко мне всякий интерес.
  - Джерри, - чувствую, что теряю сознание.
  Больше ничего сказать не получается. Джерри тянется ко мне своим пси, играючи сбивает с ауры черные комья обиды и страха, одним уверенным движением вкачивает в меня энергию. Затем встает, подходит и кладет ладошки на мои виски. Его тело напряжено, он сосредоточен, - мы сейчас с ним одно целое, я чувствую все, что чувствует он, а он уничтожает мой кошмар, а я думаю, какой он на энергетическом уровне уверенный, сильный и невероятно красивый, а он...
  ...он отпускает меня. Делает шаг назад, вытирает пот со лба.
  Я чувствую себя полным сил, уверенным и спокойным.
  - Спасибо, - взъерошиваю его волосы ладонью.
  Он со смехом отстраняется, пытается щелкнуть меня по носу.
  - Ну ты, "индиго два ноль", - уворачиваюсь, - прекрати издеваться над инвалидом.
  Джерри знает мой диагноз. У меня сорвана регенерация силы, необратимое поражение воспроизводства энергии. Потому что меня сначала долго лечили, а потом, когда я перенервничал и "впорол" психологиста всей детской мощью нерастраченного пси, долго изучали. Как результат - кошмары, фобии, комплексы, расстройства психики, разрушенные энергетические связи. Нас умели изучать и лечить.
  Когда мой знакомый, Ли Дудкин, говорит, - я, мол, привык ко всем этим кошмарам, - мне хочется хорошенько дать ему в глаз. Да, вот так запросто в глаз, как будто мы с ним вернулись на пятнадцать лет назад и снова топчем степи Херсона, поразительно слабой энергетической зоны планеты. Дудкин всегда хотел быть выше, сильнее и умнее других, и это было вполне нормально, но при этом он еще и всем своим поведением это показывал даже среди своих. За такое даже нормальный человек захочет дать другому в глаз. А среди детей Первого поколения нормальных не было вообще.
  К этим кошмарам нельзя привыкнуть. Можно задвинуть все пережитое далеко-далеко, можно не вспоминать об этом, - в конце концов, сейчас-то все в порядке, а в жизни есть вещи поинтереснее, чем тяжелое детство и унизительное прошлое. Можно вытеснить дурное, запомнить только хорошее, - в конце концов, как мы с Дудкиным и Полуэльфом дурили сканера, это ж умереть не встать. Или когда Полуэльф, фамилия которого была Иванов, вдохновенно врал, что прямой потомок лаосских коммунистов, и лаборанты, глядя на эту восточно-европейскую харю с честными-честными глазами, ахали, охали и отправляли запросы. Было смешно.
  Но все равно внутри живет тот, чьи воспоминания истинны, Марк Томилов по кличке "Том". Тот, кто зачем-то сбежал из психиатрии, сдуру выжил в липком аде, лениво оттоптал херсонские лагеря с такими же ненормальными, энергетическими толчками изо дня в день мстительно портившими здоровье надзирателям. Который хочет задать только один вопрос, хотя вслух бормочет только спасительное "я хочу, чтобы меня не было".
  За что, твари?
  Нет, я понимаю, что человеческое общество не обязано видеть нимб над каждым двоечником. Но тем более не стоило нас трогать. Поэтому - за что, твари? Почему мне теперь нужен малолетний гений, для того, чтобы выжить после любого серьезного энергетического выброса?
  - Маркус, чаю бы мне.
  - Руки с клавиватуры, - голос мой звучит строго, Джерри мгновенно перестраивается. - Дата "Дня Д", операция "Оверлорд". Время.
  Щелкаю пальцами.
  - Шестое июня тысячу девятьсот сорок четвертого, - снисходительно отвечает Джерри. - В течении трех недель после захвата плацдарма проводилась концентрация нужного количества войск, затем с нанесения с этих плацдармов крепких ударов по всему фронту с целью прорыва в глубину обороны войск вермахта началась операция "Кобра". Где мой чай?
  - "Проводилась концентрация"? - хмыкаю я. - Ну-ну. "Тысячу".
  Всегда забавно видеть, как Джерри теряется, если указывать ему на речевые ошибки. Такие дети не привыкли к тому, что им указывают на промашки. Обычно со Второго поколения пылинки сдувают. И это правильно, конечно. А Первые же получили свое последнее унижение: они теперь, видите ли, наставники неуправляемых детишек. Прошедшие через колоссальное количество незаслуженных страданий, искалеченные и больные, мы теперь сиделки при гениях. Самое унизительное - мы решили стать ими сами после закрытия программы, когда от нас, наконец, отстали. Поклявшись, что никто не пройдет через то, что прошли мы.
  - Ладно, - сдаюсь я. - Так, придираюсь. Ты молодец. Кто был командующим войсками США в Европе, кстати?
  - Эйзенхауэр. Раскройся, Марк, - просит Джерри. - Нервирует, когда ты закрыт.
  - Точно, Эйзенхауэр. Ты, кстати, в школу ходить вообще собираешься?
  - В декабре двенадцатого года конец света, толку?
  Экий шутник, ты погляди на него.
  - Георгий Андреевич, у вас устаревшие данные. В Гватемале нарыли очередной календарь майя после двенадцатого года, так что конец света снова отменяется. В школу маршем бег.
  Джерри краснеет, - он ненавидит две вещи: ошибаться и свое имя, - быстро стучит по клавишам, хмурится.
  - Я чай свой дождусь сегодня? - рассержено спрашивает он.
  Я иду на кухню.
  Почему бы, спрашивается, и не выпить чаю?
  Хм, интересно, он что, и правда говорил о конце света всерьез? С ума сойти.
  

***

  
  Кипяток с равнодушной жестокостью врывается в заварник, заставляя чай раскрываться, увеличиваться в размерах, отдавая горячей воде сначала цвет, а потом вкус. Ненавижу смотреть на этот процесс, потому готовлю чай быстро, - я переученный левша, поэтому руки у меня развиты одинаково.
  Давайте ребенку свободу выбора; откажитесь от приказного тона. Не противодействуйте, не унижайте, проявляйте любовь. Обсуждайте с ребенком поведение, убедитесь, что он правильно понял то, что вы хотите ему сказать, делайте это один на один. Не забывайте хвалить его. Не оскорбляйте и не бейте.
  Вот такие рекомендации по общению с одаренными неуправляемыми детьми. Да-да, представляете, - если ваш ребенок управляем или, не дай Бог, неодаренный, на ваш взгляд, то смело поносите его последними словами на людях, унижайте и мешайте ему жить. Он не оправдал ваших надежд. Заливайте его кипятком оскорблений, пусть отдает все, что имеет, пусть горит и плачет ночами. Он не "индиго", значит, не удался, - а так хоть чайку попьем.
  Все-таки, хоть я и благодарен обывателям за то, что они сейчас обратили внимание на таких, как мы, не могу удержаться от вывода: обыватель идиот. Чудесное время, когда детей рожают инфантильные идиоты, каждый из которых хочет себе "индиго". Это теперь тренд.
  Только мы вспыхнем и пройдем, я уже сейчас отчетливо это вижу.
  Никакая у нас не синяя аура. Отвалите.
  

***

  
  И Второе поколение никакое не второе. Наверное, даже не двадцать второе. Это мы с Ивановым и Дудкиным решили, что мы первые. Уверен, после всех унижений, дискриминаций и угроз мы имеем на это право.
  Полуэльф нашел себе девочку-подростка, которая при знакомстве с перепугу так впечатала сына лаосских коммунистов в стену энергетическим выбросом, что тот едва не врезал дуба. Но мы видим и узнаем своих, сколько бы нам ни было лет. И всегда заинтересованы друг другом, пусть подчас и не хотим идти на контакт. А через время он написал короткую записку, исполненную витиеватой философии, и романтично застрелился в сердце. Пижон, - со вздохом прокомментировала эту новость девочка и была кругом права.
  Дудкин удрал в Финляндию, пристроился учителем в школе Монтессори. Я его терпеть ненавижу, но вот он умрет - и я останусь последним, с кем можно парой слов перекинуться на одном, понятном только нам языке. Он последний свой для меня на этой планете.
  Джерри... а что Джерри? Ему десять, он талантливый пианист, лауреат разных конкурсов, умен и эрудирован, уверен в своей исключительности, высокомерен и не признает никаких авторитетов. Пишет стихи и делает успехи в программировании, прямо как я когда-то. Иногда я испытываю настоящую черную зависть - так сильно с ним носятся. Поэтому Джерри не станет для меня своим никогда, не поймет до конца, - ему неведомы эксперименты со стрессовой нагрузкой психики. А вот я для него свой, он со мной считается, и когда он увидел мое навсегда искалеченное полурабочее биополе с характерными черными воронками энергетических пробоев, то некоторое время ходил пришибленный и удрученный. Искренне старался помочь, но последствия были необратимы. Наверно, лет через десять у него может получиться, если я каким-то чудом доживу. Вторые в разы мощнее нас, но при этом их характер куда хуже. Мы ругаемся, спорим, иногда всерьез ссоримся. Том и Джерри, - отношения поневоле будут очень сложными.
  Мы нужны друг другу. Нас очень, очень мало. Мы это понимаем.
  Первых искалечили, Вторых испортят. Будут ли третьи?
  И куда мне деться от того факта, что я все чаще хочу, чтобы меня не было?
  

***

  
  В аду снова жарко. День, за окном ездят машины, ходят люди, звонят телефоны и решаются вопросы, а в соседней комнате плачет отец и живет смерть. Я тянусь туда тонким лучом пси, чтобы раз и навсегда понять, жить мне или уже незачем, но в комнате, где я прячусь под кроватью, слышны шаги. Мне страшно, мне очень страшно. Я знаю, что они меня уже убили, осталось только уничтожить меня физически. Зачем я сбежал, почему пришел домой?
  Теперь дома ад, липким потом поглаживающий спину. И от этих прикосновений хочется кричать. Меня ничто не спасет.
  Свет и тишина.
  По моему лицу невесомо бегают пальчики.
  Только это может меня разбудить.
  

***

  
  - Оно тебе не надо.
  - Еще как надо.
  - Ты сам видел, до чего это меня довело. Чай пей, ты ж так его требовал.
  - Успею.
  - Пиши свою музыку, к тридцати будешь как Уотерс, "Дарк сайды" писать.
  Джерри берет левой рукой карандаш и задумчиво крутит его между пальцами.
  - Долго.
  - Я понимаю, - устало говорю я, - что тебе хочется быть крутым экстрасенсом. Ты уже сейчас силен, да. Но поверь, это не круто. Это утомительно и неблагодарно. Рано или поздно о тебе узнают, о тебе задумаются. И за тобой придут.
  - Пусть идут.
  - Я тоже так думал, - хмыкаю. - Теперь знаю, что надо быть не экстрасенсом, а психократом, чтобы отбиться при случае. Ты не хуже меня это знаешь.
  Дети Второго поколения очень многое знают. Но одно дело знать, другое - понимать, что как бы умен ты ни был, у людей старше тебя есть одно неоспоримое преимущество: они просто дольше живут. Это называется опыт. Молодые зовут его трусостью. И сейчас Джерри смотрит на меня с брезгливой жалостью, - я в его глазах трусливый, сломавшийся взрослый, забитый и напуганный до конца жизни. Дети презирают таких людей.
  Пока не становятся тридцатилетними, которым остается писать "Темную сторону Луны", пока не поздно. Может, к тому времени Джерри станет для меня своим.
  - А ты мне, например, не завидуешь? - подозрительно спрашивает он.
  - Иногда, - пожимаю плечами. - Тебя это удивляет? Только в будущем тебя ждет столько боли и разочарований, что тут уже не до зависти. Трудно очень, когда талант и возможности не идут нога в ногу с опытом и умениями.
  - Умничаешь.
  Джерри спокойно улыбается.
  Значит, сейчас на меня обрушится его сумасшедшая истерика.
  

***

  
  Теперь я один. С каждым разом наши ссоры все серьезнее.
  Я прав, и он прав, - это понятно. Хорошо бы, чтоб он признал это, что я тоже прав. В своей правоте у него сомнений никаких. Но мне и самому все труднее верить в истинность своих мыслей, мыслей энергетического вампира, неспособного самому воспроизводить энергетику. Остается питаться чужой, значит, и суждения мои - суждения паразита. Джерри прав. Самоназначенные Первые во всем уступают Вторым, и Вторым они не нужны.
  Полуэльф Иванов нашел выход, хоть и неисправимо пижонский.
  Сегодня ночью я засну. И будь что будет.
  Если истощусь до конца, не проснувшись - значит, так и надо.
  Если Джерри завтра не придет, чтобы разбудить меня осторожными прикосновениями к лицу, то меня не станет.
  А я давно по-настоящему хочу только одного.
  

***

  
  Я хочу, чтобы меня не было, - улыбаюсь я, закрывая глаза и погружаясь в ад.
  
  
  
  
  
Оценка: 4.48*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список