Томашева Ксения: другие произведения.

Хочешь, я буду твоей тайной?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вернулись мы с КОР-14, с победой ;)
     
    Кто еще не догадался, это обещанная в прошлом году вторая книга, продолжение "Бури", а точнее, ее начало. Дописывать буду в конце августа-начале сентября, пока повисит как рассказ.

  Снова ночью выброс случился. Предрассветный смог был настолько пропитан дымом, что влажная прохлада тумана в нем почти и не чувствовалась.
  Потирая слезящиеся глаза, Драган откинул ветошь, служившую ему одеялом, и выполз наружу из своего убежища. Слева и справа в утренней серости вырастали знакомые фигуры. Разговаривать не хотелось никому. Люди кутались в свое тряпье, покашливали. Бабка Видана зашлась в приступе кашля, захлебываясь и хрипя. Соседи, обеспокоенно оглядываясь, поспешно отходили подальше. Драган сунулся помочь, но был остановлен цепкой рукой.
  - Куда? - голос Надзирателя звучал глухо.
  Слова съедал фильтр-маска, закрывавший рот и нос коренастой фигуры в грязно-зеленом прорезиненном защитном костюме. Сегодня, по случаю ночного выброса, глаза Надзирателя были прикрыты круглыми стеклами плотно прилегающих к лицу очков, придававших мужчине сходство с диковинной рыбой. Драган недавно нашел такую в куче отбросов. Воняло от нее знатно, но он все равно с восторгом рассматривал полуразложившуюся тушку с потускневшей сине-зеленой чешуей, горбатым носом и белесыми шариками глаз навыкате.
  - В-воды ннн-над-до д-д-дать, - буркнул Драган. Неужели Надзиратель не видит, как бабке Видане плохо? Да у нее даже кашель звучит, словно крик о помощи!
  - Не подходи, она может быть заразна, - Надзиратель не спешил отпускать плечо мальчишки, сдавливая его до хруста.
  Драган поморщился, но снова попытался вырваться. Старуха задыхалась, и паника постепенно захватывала разум, не давая думать ни о чем другом, кроме как о том, что без кружки воды несчастная помрет. Попросту сердце не выдержит надрывного кашля и остановится. Такое уже случалось. Многие, особенно старики и больные, плохо переносили утренний смог. А сегодняшний был особенно едким. Драган чувствовал жжение в глазах, мир расплывался, причем, не столько из-за утреннего тумана, сколько из-за наворачивающихся слез. Нужно будет рот и нос хотя бы обрывком шарфа завязать: несмотря на все старания дышать неглубоко, жжение в носу и горле уже давало о себе знать. Еще немного, и оно спустится в легкие, и тогда Драган сам будет пытаться его выкашлять - вместе с легкими.
  - Я сам дам, - решил Надзиратель. - Топай, не задерживай транспорт.
  Драган покорно поплелся к зияющему черным провалу в брюхе огромного неповоротливого транспорта. Обитатели свалки стекались к нему пошатывающимися и покашливающими тенями. Уже ступив на шаткий, скрипучий пандус, мальчишка оглянулся. Надзиратель спешил к транспорту. Его грузная фигура неловко переваливалась, лавируя между кусками арматуры и прочим хламом. Драган прислушался к своим ощущениям. Паника отступила, осталась усталость и жжение в груди. Не стоило так глубоко дышать, смог все-таки проник в легкие. А была ли паника? Сейчас он не мог уже сказать точно. Ощущение казалось чужим. В последнее время с ним все чаще такое случалось: "не свои" чувства, мысли и воспоминания возникали и пропадали внезапно. Драгану оставалось лишь гадать, с чего бы это вдруг у него заныл низ живота, или приступ смеха напал без причины.
  И без того стеснительный - спасибо сильному заиканию - мальчишка, вообще старался теперь держаться подальше от подозрительно косившихся на него соседей. Что с ним творилось, он не знал, но справедливо опасался, что прочие могут это не принять. Иногда мелькала мысль, что было бы здорово, чтобы все стало, как раньше. Но потом наступала ночь, и приходили сны. И эти сны он не променял бы ни на что на свете.
  "У моей любви черные глаза. Я ее вижу во снах. Она несется среди облаков - гордая наездница, оседлавшая стихию," - прошептал Драган одними губами. Когда он разговаривал вот так, мысленно, проговаривая слова про себя, то никакое заикание его не беспокоило. Но стоило открыть рот, чтобы повторить гладко звучавшую в мыслях фразу, как противные слова начинали уворачиваться, не давая поймать себя за первую букву.
  - Что ты там бормочешь? - Надзиратель, добравшийся до транспорта, грубо подтолкнул замешкавшегося у входа мальчишку в спину.
  - Н-н-н-н... - Драган хотел сказать "ничего", но забуксовал.
  - Молчи уже, мне все равно плевать, - в приглушенном фильтром-маской голосе прозвучало явное раздражение. - Эй, засранцы, вам сегодня повезло! - крикнул Надзиратель разместившимся на лавках людям, дождавшись, когда дверь транспорта закроется.
  Повинуясь знаку Надзирателя, охранники двинулись вдоль рядов, раздавая утренние пайки и пропитанные остро пахнущим антисептиком куски ткани. Повезло, как же. Похоже, выброс был особенно вредным, раз хозяева свалки разорились на меры защиты. Тут еще вопрос, кому повезло больше: тем, кто трясется сейчас в транспорте, направляясь в самое сердце подернутого черным туманом поля отбросов, вооружившись сомнительной защитой в виде тонкой тряпочки, или тем, кто остался в поселении без всякой защиты, но в стороне от основного облака.
  ***
  Лента конвейера с трудом просматривалась сквозь смог и резь в глазах. Подумав, Драган решительно натянул ткань пропитанной антисептиком повязки до самого лба. Ткань оказалась достаточно тонкой, чтобы сквозь нее было видно ползущий по конвейеру мусор, но резь немного поутихла, даже получилось более-менее сносно проморгаться.
  Возможно поэтому, Драган и сумел углядеть среди кучи строительного лома его. Небольшой плоский камушек почти правильной пятиугольной формы с аккуратной круглой дырочкой. Синенький такой, неожиданно яркий. Воровато оглядевшись по сторонам, мальчишка схватил камушек и сунул его в карман. Такая безделица вряд ли ценна; даже, если кража и раскроется, наказание не будет слишком суровым. Однако Драгану все равно не хотелось получить пару зарядов из электрошокера от Надзирателя - любил тот наказывать "для профилактики". Оно, конечно, не смертельно, но после такой "профилактики" до вечера потом ходишь, рук-ног толком не чувствуя, да голова раскалывается.
  Сирена взвыла над полем неожиданно громко и пронзительно. В таком тумане, как сегодня, звуки скрадывались, но не этот противный скрежещущий вой. Лента конвейера, вздрогнув, замерла.
  - Всем отойти на три шага назад! - эхом прокатился приказ из громкоговорителей.
  Драган поспешно отступил, сделав на всякий случай пару лишних шажков - про запас. Все-таки, шаги у взрослых пошире будут, чем у тринадцатилетнего мальчишки, пусть и весьма рослого для своих лет.
  Слева послышался шум, вскрик - кто-то не успел отступить на нужное расстояние - грохот перевернутой корзины. Проверка. Проверки были нередкими. Мусор мусором, но работали люди на конвейере, выбирая из месива отбросов ценные металлические части, а значит, постоянно пребывали в искушении. Титан, платина, иногда палладий - на черном рынке можно выгодно продать. Обломки микросхем, проводка внутри кусков бетонных стен, раздробленных и местами оплавленных неведомой силой. Откуда свозили этот мусор, Драган не знал, да и не интересовался особо. Точнее, ему-то было интересно, но не настолько, чтобы вести расспросы. Излишнее любопытство на свалке не приветствовали, свои же могли и заложить. К тому же, с его заиканием, пока парень договорит вопрос до конца, собеседник уже забудет, с чего тот начал. Заикался Драган, сколько себя помнил. Правда, помнил он не так уж много - лишь годы, проведенные в этом поселении на свалке. До этого все было, как в тумане. Хотя, куда уж туманнее, чем свалка: смог над полями отбросов не рассеивался толком никогда.
  Проверяющие приближались, а в мыслях мальчишки разрасталась паника. Нет, не думать о синеньком камушке в кармане. Ему повезет, и обыскивать его не станут. Проверят корзину, и все. Но крики и ругань усилились, затрещал шокер - кто-то возмутился из-за перевернутой проверяющими корзины. Лютуют они сегодня. Паника в голове Драгана нарастала, причем, главной мыслью было, что если эти фигуры в неуклюжих защитных костюмах не найдут то, что ищут, быть беде. Собственные проблемы, грозившие Драгану, если при нем найдут украденный камушек, отступили на второй план. Спохватился он, когда проверяющие уже были почти возле его корзины. Драган едва успел выронить находку, вдавив в землю носком просившего каши ботинка. Вовремя.
  - Ты. Сколько тебе лет? - Проверяющий навис над Драганом бесформенной тенью, в грудь уперся палец в толстой перчатке.
  - Шшшше-ест-т-тнннн... - Драган похолодел. А вдруг проверяющие примут его заикание за неуверенность? Мальчишка привычно врал о своем возрасте, ведь несовершеннолетних на работы не брали. Но на свалке царили строгие порядки: кто не работает, паек не получает. Взрослых, способных позаботиться о нем, у Драгана не было. А есть хотелось.
  - Что-то он слишком мелкий для шестнадцати, - засомневался второй.
  - Да они тут все недокормленные.
  Драган выдохнул с облегчением, но, похоже, поторопился.
  - Все равно, подозрительный он какой-то, нужно обыскать.
  Руки в резиновых перчатках заскользили по телу мальчишки, похлопывая и оглаживая. Драгана передернуло, но неимоверным усилием он заставил себя стоять спокойно. Камушек выделялся ярким пятном на черной, как сажа, земле. "Только не смотри вниз, только не смотри вниз," - повторял Драган про себя, сетуя, что не догадался встать прямо на камушек.
  - Чист, - с сожалением вздохнул проверяющий.
  - Идем тогда, не тормози. Раскомандовались тут, а за простой потом с нас же сдерут. Что это за кадр вообще? Ни разу не видел.
  - Да шишка, с верхних ярусов. "Принеси то, не знаю, что," - передразнил "шишку" проверяющий.
  Не обращая больше внимания на Драгана, мужчины двинулись дальше.
  ***
  Видимо, простой конвейера продлился слишком долго. Потому что вечерний паек оказался урезанным, а Надзиратель особенно злым.
  Драгана сегодня настроение Надзирателя волновало мало. Он то и дело тайком ощупывал карман, в котором лежал заветный камушек. Умом парнишка понимал, что ценности в этой безделице - никакой. Но душу грела мысль о том, что теперь у него есть что-то свое, пусть бесполезное, но принадлежащее только ему одному, сокровище. Было страшно - все-таки, он едва не попался - но, подумав, Драган пришел к выводу, что раз проверка уже была, камушек можно и подобрать.
  В поселении было на удивление тихо. Казалось, те, кто остался, почувствовали угнетенное настроение вернувшихся со смены, и предпочли не высовываться. Драган, несмотря на то, что в животе бурчало, свою пайку есть не стал. Он молодой, глазастый, работает споро, так что завтра его снова возьмут. Надзиратель ценил мальчишку и старался брать его на смены почаще. А вот бабку Видану уже несколько дней не берут, а сегодняшний кашель вообще ставил крест на надеждах поработать в ближайшее время. А как ей выздороветь, если есть не будет?
  - Ой, не надо, малек, сам ешь, - бабка даже привстать навстречу забравшемуся в ее контейнер Драгану толком не сумела. Лежала в углу, накрывшись огромным пластиковым пакетом, да покашливала. Сухой такой, кашель, плохой.
  Драган поморщился. С таким кашлем долго не живут.
  - А коли сам понимаешь, что не жилец я, так чего пайком разбрасываешься? - строго одернула его бабка.
  Удивительное дело: с Виданой Драгану не нужно было мучаться, пытаясь выговорить непослушные слова. Она одна понимала парня, казалось, совсем без слов. Но на вопросы только посмеивалась хитро и заявляла: "Поживешь с мое, и не так людей понимать научишься. Это жизненный опыт, деточка." Как бы там ни было, но пока Драган совсем мелкий был, Видана за ним присматривала, а теперь его черед.
  - Сядь, - бабка похлопала морщинистой рукой по полу рядом с собой.
  Драган послушно устроился, где указано, поджав под себя ноги и приготовившись слушать. Ведь ясно же, что сейчас будет "сказание" - так старуха называла свои байки.
  - По берегам Ирия лема цветет,
   Цвет лемы спасенье заблудшим дает.
   Забвения ветер по зарослям свищет,
   Потерявший себя цвет лемы не сыщет,
   Но в преданном сердце надежда живет,
   Для друга ребенок цвет лемы найдет.
  Видана декламировала нараспев, прикрыв глаза и покачивая из стороны в сторону седой патлатой головой на тонкой сморщенной шее.
  - Д-д-дурррацкий ссст-тишок, - фыркнул Драган. Его каждый ребенок знает. Драган тоже знал, даже повторял иногда про себя, представляя в мечтах, что у него есть друг. Настоящий, которого он забыл, как забыл прошлую жизнь до свалки, но который не забыл его, Драгана, и однажды найдет и принесет ему цветок лемы. А потом появились сны, и мечты мальчишки изменились.
  - Я бы не советовала отрицать столь категорично то, чего не понимаешь, - Видана хитро прищурилась. - А вдруг, это не стишок дурацкий, а ты недостаточно догадлив, чтобы понять сокрытый в нем смысл?
  Драган снова фыркнул. Как же, нашла дурака, смысл в детском стишке искать. Может, еще и сам цветок поискать, докучи?
  - Эх, молодежь, никакой в вас романтики. А я в твои годы не такой недоверчивой была... - глаза старухи, и без того мутные, подернулись дымкой. На долгую минуту она замолчала, погрузившись в воспоминания. Потом решительно тряхнула головой и полезла куда-то в груду тряпья, служившую ей постелью. - Вот. Когда-то я нашла его для друга. Но так и не успела отдать. А теперь... теперь уже поздно, отдавать некому. Так что держи ты. Ты ведь тоже мой друг, верно?
  Драган кивнул, сглотнув внезапно подступивший к горлу комок. В дрожащих старческих пальцах был зажат цветок. Толстый, короткий стебелек, с голубоватым пушистым налетом, семь круглых мясистых лепестков цвета свежей крови, глянцево блестевших, словно их покрыли воском и отполировали. Небольшой и невзрачный, он, на удивление, выглядел свежесорванным. Ну, может, и завял, но совсем чуть-чуть.
  ***
  Они пришли ночью. Серые тени в облегающих комбинезонах. "Патруль," - перешептывались обитатели свалки, жавшиеся к своим жилищам и кутающиеся, кто во что гаразд, силясь хоть как-то спастись от промозглого холода. Не слышалось привычных окриков и тычков, каковыми любили награждать людей Надзиратель и охранники. Пришельцы были молчаливы, действовали слаженно, пугая этим еще больше.
  - Кого мы ищем?
  Драган стоял достаточно далеко от патрульных, однако, четко слышал, о чем они говорили. Влажный ночной воздух далеко разносил каждое слово.
  - Не знаю, но телепат он сильный, хоть и неумелый. Следы вмешательства даже не попытался скрыть.
  - Эй! - Этот голос не мог он принадлежать патрульному, потому как был явно девчачий, да и прозвучал совсем близко, прямо из-за спины Драгана.
  Мальчишка оглянулся, но позади никого не было. Показалось, что тень мелькнула, но в ночном тумане поди разбери.
  - Они тебя ищут, - продолжил голос, поняв, что удалось привлечь внимание Драгана. - Тебе нужно уходить.
  - Т-т-тыы кккк... - от волнения, парень не сумел выговорить даже короткое слово.
  - Тайна, - просто ответила невидимая собеседница и заливисто рассмеялась.
  Драган возмущенно заозирался: нельзя же так внимание к себе привлекать. Да и вообще, что за тайны?
  - Ну, как хочешь... Думала, ты не будешь возражать, - голос обиделся.
  Против чего Драган должен возражать? Он совсем запутался.
  - Хорошо, давай сначала, - примирительно согласился голос. - Хочешь, я буду твоей тайной?
  Бред какой-то. Зачем Драгану какая-то тайна? Да и не до нее сейчас, патрульные, убедившись, что никто из обитателей поселения не проспал их появление, неспешно двинулись от человека к человеку. Внезапно один из пришельцев встал, как вкопанный, и вскинул руку. Остальные тоже замерли.
  - Он где-то поблизости, - отрывисто доложил серый. Патрульный странно поводил головой из стороны в сторону, будто прислушиваясь. При этом он медленно поворачивался вокруг своей оси. В сторону Драгана. Еще немного, и взгляд патрульного упрется в мальчишку. Что тогда произойдет, Драган понятия не имел, но в том, что ничего хорошего, уверен был, как никогда. Он словно чувствовал недобрый взгляд, рыскающий над поселением, точно прожектор. И этот взгляд-прожектор искал его, Драгана.
  Внезапно бабка Видана, которую, несмотря на болезнь, тоже выгнали наружу, закашлялась и захрипела. Патрульный дернулся и, резко пошатнувшись, обернулся к ней.
  - Пора! - крикнул голос, и Драган, совершенно не соображая, что делает, кинулся наутек.
  Все отвлеклись на бабку Видану, и побег мальчишки остался незамеченным. Он юркнул в тени за контейнерами, помчался, петляя, будто сбрендивший бот, стараясь держаться поближе к крупным обломкам. Впереди, сначала неясно, а потом все отчетливее, маячил силуэт. Девчонка. Не выше самого Драгана, тонкая и хрупкая. Волосы длиннющие, почти до колен, золотисто-медового цвета. Про цвет, Драган уже сам додумал, в ночной темноте, да в тумане, поди разбери. Но беглец был уверен, что они именно золотистые, как у той черноглазой девушки из его снов.
  "У моей любви черные глаза. Я ее вижу во снах. Она несется среди облаков - гордая наездница, оседлавшая стихию," - прошептал Драган. Девчонка впереди рассмеялась в ответ на его мысли, обернулась и призывно помахала рукой, сворачивая налево за кучей проржавевших флаерных турбин. Драган жадно подался вперед, едва не споткнувшись, однако, цвет глаз незнакомки разобрать не сумел. Только нежный контур изящной щеки, да краешек задорной улыбки.
  Сколько он так несся, преследуя неуловимую девчонку, Драган сказать не смог бы. Время растянулось в бесконечную путаную нить, змеившуюся между грудами мусора. Они бежали, огибая одни кучи и карабкаясь на другие. Нырнуть в огрызок огромной трубы, пробежать в нем, пригибаясь и стараясь не греметь. Сдержать крик при виде гигантской крысы, напуганной не меньше едва не наступившего на ее противный голый хвост мальчишки. Провожатая держалась на одном расстоянии, не давая Драгану отстать, но и не позволяя приблизиться. Казалось, она совершенно не чувствовала усталости, в то время, как у Драгана давным-давно открылось и благополучно закрылось второе, третье, а потом и седьмое, дыхание.
  Когда забрезжил рассвет, Драган уже совершенно не понимал, где находится. Свалка закончилась. Мальчишка всю жизнь - по крайней мере, ту ее часть, которую он помнил - провел на свалке, и в его воображении весь мир выглядел, как одно огромное поле отбросов. Поэтому оказался совершенно не готов к открывшемуся зрелищу.
  Он стоял на краю обрыва. Девчонка, указывавшая путь, куда-то подевалась; Драган не уловил, когда и куда. Внизу темнела, глянцево поблескивая в свете первых лучей восходящего солнца, водная гладь. На противоположном берегу высились громады башен, пронзающие облака далеко вверху. Башни тускло светились гаснущими огнями и мучительно напоминали Драгану нечто, смутно знакомое. Кажется, в том тумане, который скрывал совсем ранние годы его жизни, Драган уже видел такие огни. Мелькнуло и пропало видение, в котором были бесконечные коридоры, мигающий красный свет, крики и плач. Этот свет и крики раньше снились ему в кошмарах, но когда в его сны пришла черноглазая, кошмары отступили и стали понемногу забываться. Драган помотал головой, отгоняя видение. Порыв ветра швырнул в лицо мокрые брызги, отрезвляя и освежая. Мальчишка огляделся, понимая, что заблудился. Дорогу обратно к поселению найти не выйдет, да и стоит ли искать? Что делать дальше - непонятно.
  Драган присел на краю обрыва, свесив ноги вниз, и принялся думать. Конечно, думать стоило с самого начала, до того, как он сорвался в этот безумный побег, подгоняемый необъяснимой паникой и желанием догнать длинноволосую провожатую. С чего он вообще взял, что патрульные ищут именно его? Но что уж теперь. Сделанного не воротишь. Даже, если его и не искали, то теперь наверняка ищут. Не будет человек с чистой совестью сбегать ни с того, ни с сего.
  Позади послышался шум, заставив беглеца вскочить на ноги. Двигатели флаера. Довольно неприятный свист, оттеняющий низкий гул, от которого заныли кости. Флаеры над свалкой летали нечасто - постоянный смог не способствовал, однако, пару раз Драгану доводилось слышать их и видеть рыщущую в небе серебристую тень с клювом, напоминающим клюв ворона, каковые во множестве водились на полях отбросов. Этот гул с присвистом заставлял мальчишку сжиматься от страха. Драгану казалось, что хищная птица прилетела за ним, высматривает, чтобы захватить и унести добычу в свое гнездо.
  Откуда взялось это чувство, Драган не задумывался, однако, сейчас ему показалось, что похожая ситуация уже случалась в его жизни раньше: точно так же мальчишка стоял на берегу этой темной реки, а с неба пикировал флаер. Чувство было настолько сильным, что Драган даже не сообразил вспомнить, что пять минут назад он был уверен, что видит реку впервые. А вдруг и вправду не впервые? Что он знает о своем прошлом?
  После того, как истощенный, голодный мальчишка несколько лет назад появился в поселении на свалке, он долго болел, мечась в бреду. Бабка Видана, единственная из всех, взялась его выхаживать. И выходила. Только Драган не помнил ничего о своей жизни до поселения, и люди решили, что он сбежал или заблудился - в те дни была серия настолько сильных выбросов, что защитные повязки выдавали даже тем, кто на смену не выходил. Смог стоял плотной стеной: дойти от одного логова в поселении до другого, не потерявшись, было проблематично.
  Гул флаера приближался, а паника внутри Драгана росла. Когда звук повис почти над головой, нервы сдали. И мальчишка прыгнул.
  Вода была холодной. Нет не так. Она оказалась ледяной. Кости заломило. Вынырнув, Драган с огромным трудом сделал вдох. От обжигающего холода дыхание перехватило, кожа горела огнем. Флаер пролетел над головой мальчишки, не заметив темную точку в темной воде, и Драган вздохнул с облегчением. Пора выбираться, иначе скоро он совсем замерзнет. Отчаянно работая руками и ногами, Драган поплыл обратно к прибрежным скалам, от которых его порядком оттащило небыстрое, но упорное течение.
  Сперва получалось лишь беспорядочно барахтаться на месте, однако, успокоившись и включив голову, он сумел поймать ритм и продвижение вперед худо-бедно наладилось. И все равно, путь в десяток метров до скал занял у Драгана несколько долгих минут. Выбившись из сил, мальчишка ухватился сведенными судорогой пальцами за скользкие, покрытые маслянистым налетом камни, с трудом перевел дыхание. Холод пробирался под кожу, заставляя коченеть мышцы. Скала козырьком нависала над головой. Как взобраться обратно наверх, Драган понятия не имел.
  Пока он висел, прилепившись к скале, точно раздувшийся клещ, флаер вернулся. Теперь гул раздавался гораздо громче, растекаясь над водой и отражаясь от скалы прямо Драгану в ухо. Флаер шел на бреющем, всего в паре метров от поверхности воды, разгоняя волну повернутыми вниз соплами. Искали его, теперь Драган был в этом твердо уверен. Также, как и ночью, Драган чувствовал рыщущий, точно караульный прожектор, взгляд. Тот же это был взгляд, или другой, определить он не мог, да и какая разница? Главное - не попасться. Если взгляд найдет его, произойдет что-то плохое. Снова в голове мелькнули коридоры с мигающим красным светом, уши заложил надрывный крик, пополам с бьющим прямо по барабанным перепонкам гулом турбин флаера. Крик принадлежал ему, Драгану, хоть сейчас он и молчал, стиснув зубы. Когда флаер поравнялся с ним, мальчишка вжался в скалу что есть сил, стараясь слиться с темно-серым камнем и не выпустить бьющийся в голове крик наружу. Хотелось закрыть глаза, но Драган не мог отвести взгляд от скользящей над водой металлической птицы. И зря.
  Поднятый турбинами ураган швырнул тугую волну мутной, маслянистой воды Драгану в лицо, вдавив его в скалы. Крик все-таки вырвался наружу, но тут же захлебнулся. На несколько мгновений все перемешалось: вода с пузырьками взбитого выхлопом турбины воздуха, приправленная моторным маслом и щедро сдобренная мелким мусором и какой-то клочковатой мутью; верх с низом. Неимоверным усилием мальчишке удалось удержаться и не разжать пальцы. Только это его и спасло. Вода тянула, толкала, пыталась оторвать от скал. В глазах щипало, во рту стоял соленый вкус крови, смешанный с горьковатым привкусом отработанного топлива. Сколько длился этот кошмар, Драган не знал, но ему казалось, что вечность. Гул флаера уже удалялся, а вода все лупила его телом о скалы, с трудом успокаиваясь.
  Флаер больше не вернулся. Заложил вираж, пролетев еще раз над водой, но уже гораздо выше, и унесся куда-то прочь - и от свалки, и от города на противоположном берегу. На всякий случай, Драган выждал еще немного, но долго висеть на скале было опасно. Он уже чувствовал, как немеют от холода конечности. Жжение от ледяной воды перешло в новую стадию: теперь мальчишке казалось, что его облили горючим и подожгли.
  Драган попытался подтянуться, чтобы взобраться на скалы. Однако намокшая и ставшая тяжелой одежда тянула обратно, а выступы скользких камней были слишком малы, чтобы за них нормально уцепиться, не говоря уже о том, чтобы встать. Драган оглянулся. Берег, на котором взмывали в небо шпили небоскребов, казался пологим, удалось даже полоску грязно-желтого песка разглядеть в лучах утреннего солнца. Да, здесь было солнце. Тусклое, красноватое, несмотря на рассветный час, но оно было. И не мутный, расплывающийся диск, как на свалке, а яркий, полыхающий чистым огнем шар, выныривающий из водной глади. Отсюда, снизу, расстояние до противоположного берега казалось бесконечным, однако, выбор был невелик. Оттолкнувшись от скалы что есть силы, Драган поплыл.
  ***
  - Живой.
  - Не похож он на живого, больше на утопленника смахивает, не самого свежего, - младший фыркнул.
  - Ты что, утопленников не видел? Этого даже не раздуло, - старший был уверен в своей правоте.
  - Зато по цвету в самый раз.
  - Идиот, ноябрь почти, ты воду трогал?
  - Я что, идиот воду трогать? Ты хоть представляешь, что там за коктейль намешан?
  Мир возвращался к Драгану толчками, голоса над головой то звучали излишне громко, то глохли, будто говорившие опускали головы в пластиковую бочку, наподобие той, в которую в поселении собирали дождевую воду для постирушек.
  Холодно. Сырая одежда липнет к телу, на зубах хрустит песок, а в щеку давит что-то острое.
  - Обыскать, что ли... - задумчиво протянул голос, тот, что постарше.
  - Да что у него брать? Не видишь, это же крыса. И чего бегут, что им тут светит? - молодой недоумевал.
  - Они просто так не бегут, не совсем же дураки. Побежал - значит, нашел что-то ценное и надеялся продать.
  Над Драганом послышалось кряхтение, тяжелая рука принялась охлопывать карманы. Мальчишка дернулся.
  - Эээ, точняк, живой, зараза, - весело рассмеялся старший, ныряя пальцами в левый карман.
  Драган открыл глаза и застонал. Руки от неудобной позы затекли, остановить грабителя он не сумел бы. Поэтому только и мог, что следить, как толстые, унизанные металлическими кольцами пальцы выуживают из кармана его сокровища: ярко-синий камушек и цветок лемы.
  Оглядев цветок, мародер презрительно фыркнул, отбросив его в сторону. Камушек же удостоился более тщательного осмотра, и хмыка более одобрительного, после чего исчез в кармане бесцеремонного дяденьки. Мужик был невысок, коренаст и бородат. Лысый череп покрывали темно-синие татуировки, в бровях и вверх от них, двумя параллельными линиями вдоль черепа натыканы металлические булавки, пронзавшие кожу. Неприятный тип. Драган ощущал нечто липкое и склизкое, исходившее от него, будто... Будто мысли у мужика были немытые. Странное сравнение, но очень точное.
  - Что-то ценное? - Из-за широкого плеча высунулось второе лицо.
  Вот уж кто точно крыса. Длинный нос, будто за него тянули так долго, что вслед за носом вытянулось и лицо, бегающие глазки.
  - Да не особо. Бирюза. Дешевка, но натуральная. Куколке подарю, она такое любит, - буркнул бородатый.
  Драган даже задохнулся от такой наглости. Эх, были бы у него сейчас силы, он показал бы этому... Но заплыв вымотал мальчишку. Он даже не помнил толком, как выбрался на берег, повалившись без сил на песок. Судя по сгущавшимся сумеркам, провалялся Драган почти весь день. Замерз страшно, его трясло от озноба. Сесть удалось с огромным трудом. Протестовать против грабежа было бессмысленно, Драган лишь сумел дотянуться до изрядно помятого цветка лемы и, схватив его вместе с пригоршней сырого песка, сунуть обратно в карман.
  - Эй ты, как зовут? - обратился мужик к хмуро зыркающему из-под длинной челки Драгану.
  - Д-дррааган, - на удивление, собственное имя удалось выговорить почти с первой попытки.
  - Из благородных, что ли? - влез крысоподобный.
  Драган не очень понял, что тот имеет в виду, но на всякий случай отрицательно помотал головой.
  - И че с ним делать? - Молодой явно не был главным в этой парочке.
  - Вроде чистенький... - задумчиво протянул бородач. Нагнувшись, ухватил Драгана за подбородок, покрутил его голову, рассматривая лицо. Надавил на скулы, заставляя открыть рот и показать зубы. - Отмыть, подкормить, продезинфицировать, подлечить коньюктивит... Думаю, Бренту понравится. Идем, - решительно потянул он Драгана за руку, заставляя встать.
  - К-ккуд-да?
  - На кудыкину гору. Ужинать.
  ***
  Еда была непривычно вкусной, а одежда - непривычно чистой. Драган изо всех сил старался жевать помедленнее, а не давиться под направленными на него взглядами. Но есть хотелось страшно, а настоящее мясо, нарезанное тонкими ломтиками и уложенное на настоящий хлеб, источало такие ароматы, что Драган боялся захлебнуться слюной. Таких деликатесов на свалке не водилось, пайки состояли из протеиновых батончиков и тяжелого, склизкого хлеба из серой муки с отрубями и еще неизвестно чем. Однако, почему-то память Драгана снова играла с ним в дежавю: с первого укуса Драган понял, что вкус мяса ему знаком. А еще, что достались ему не самые лучшие куски. Но все равно, было безумно вкусно.
  Наслаждаться жизнью мешало смутное беспокойство: люди, коих внезапно оказалось множество вокруг Драгана, смотрели на него странно. Кто с презрением - но к такому он давно привык на свалке, кто с сочувствием, а кое-кто с непонятным интересом. И интерес этот Драгану не нравился больше прочих выражений, читавшихся на лицах окружающих. А еще его нервировали коридоры. Сначала его долго вели по этим коридорам, таща еле ноги переставлявшего мальчишку чуть ли не волоком. Потом мыли, стригли, переодевали, и снова были коридоры. Кажется, весь мир на этом берегу состоял из этих коридоров. По ощущениям Драгана, он по ним преодолел уже несколько километров. И вот, наконец-то его привели в эту странную комнату без окон, но залитую ярким белым светом, бьющим с потолка, и дали поесть. Драган щурился от этого света, он больно бил по привыкшим к сумеркам свалки и постоянно раздраженным от едких испарений глазам. Бородач не оставлял мальчишку ни на минуту, зорко следя за всем, что с тем проделывали хмурые незнакомые люди. Чувствовалось что-то хозяйское в его взгляде, будто товар на продажу готовил. Драган, в свою очередь, тоже пристально следил за бородачем. Точнее, за карманом, в котором исчез синенький камушек. Мальчишке было до слез обидно, что его сокровище достанется какой-то Куколке. О том, что сам он камушек, считай, украл, Драган слегка подзабыл.
  - Ну? Доел уже? - бородатый начал терять терпение. - Медленно жуешь, не голодный, что ли?
  Драган поспешно принялся жевать активнее, опасаясь, что пиршество сейчас закончится, а он еще даже первый голод толком не утолил, стараясь вести себя прилично.
  - Сейчас придет дядя, ты с ним повежливее, делай все, что скажет, - с усмешкой оценив Драганову проснувшуюся торопливость, продолжил бородач. - Не позорь меня, будь хорошим мальчиком, договорились?
  Драган фыркнул. Тоже еще мальчика нашел. Сюсюкает, как с маленьким. Возраст у Драгана никто не спрашивал, но неужели не видно, что взрослый парень уже, самостоятельный?
  - К-камень отд-дашь? - с надеждой спросил он бородача. Если мужику так нужно, чтобы Драган был паинькой, то, может, удастся сторговаться?
  "Ты куда подевался?" - голос девчонки ворвался в голову Драгана так резко, что он вздрогнул, озираясь. Что ответил заговоривший в этот же момент бородач, он не расслышал. Судя по последовавшему за словами смеху, нечто обидное.
  "Ты где это? Кто там с тобой?" - Ого, кажется, девчонка в Драгановой голове недовольна. В том, что она именно в воображении его сидит, парень теперь не сомневался: в комнате, кроме него и бородача, никого не было, разве что голос мог идти из каких-нибудь скрытых динамиков.
  - Ннне знннн... - Драган снова забуксовал на половине слова.
  - Что ты бормочешь? - сощурился бородач. Он, судя по отсутствию какой-либо реакции на слова девчонки, слов ее не слышал.
  "Не вслух! - зашипел голос в голове. - Мы же договорились, что я буду твоей тайной! Зачем выдаешь?"
  Драган не мог припомнить, чтобы с кем-то о чем-то договаривался, это девчонка почему-то настойчиво предлагала себя на роль "его тайны", что бы это ни значило.
  "Хватит лезть мне в голову! - зло подумал он. - Я из-за тебя не расслышал, отдаст он мне камушек или нет."
  "А что за камушек?" - заинтересовался голос.
  "Обычный камушек. Синенький," - Драган уже не рад был, что упомянул про свое сокровище. И в самом деле, ну смешно же. Взрослый парень, а с каким-то камушком носится. Позориться перед девчонкой, пусть и воображаемой, не хотелось.
  "Представь," - потребовал голос.
  Ну вот еще. Будет он на потеху всяким там воображаемым девчонкам что-то представлять! Пусть она хоть сто раз на образ из его снов похожа.
  "Ну пожалуйста, - пошла на мировую девчонка. - Мне же любопытно..."
  В затылке у Драгана шевельнулось теплое чувство, будто одобряющая щекотка пробежала, а потом он явственно почувствовал теплые пальчики на правом плече. Даже глаза скосил, но, само собой, никого за спиной не оказалось. И он решился. Ну, в самом деле, ничего же страшного не произойдет, если он представит в уме этот дурацкий камушек...
  - Эй, малец, ты завис, что ли? - Тычок в плечо заставил Драгана вздрогнуть. Он растерянно заморгал.
  Тарелка с недоеденным мясом исчезла, а в комнате появилось новое лицо. Драган еще никогда не видел таких толстых людей. Вот уж у кого, наверняка, с едой явно проблем никогда не водилось. Толстяк был одет в облегающие штаны, поблескивающие серебристыми вставками, и нелепую короткую кофточку, оставляющую открытым необъятное колыхающееся пузо. Подведенные фиолетовым глаза смотрели масляно и похотливо. Драгана передернуло, а толстяк снисходительно рассмеялся. Смех был тоненьким и слишком манерным.
  "Отбери камень, я скоро..." - прошелестел взволнованный голос девчонки, и Драган почувствовал, что постороннее присутствие исчезло из его головы. Давление в черепе пропало. Словно до этого его мозг сжимала чья-то рука, а теперь отпустила.
  Легко сказать, отбери. Как, если бородач заметно сильнее Драгана, да еще и толстяк этот. Он же просто раздавит мальчишку диким весом, в случае чего!
  Толстяк, похоже, решил воплотить опасения Драгана в жизнь немедленно и приближался к мальчишке, сально улыбаясь и колыхая телесами. Остановился всего в шаге, поманил пальцем, похожим на перекормленную гусеницу, наказывая подняться. Драган послушно встал, стараясь не прикоснуться к белесому пузу, нависшему над ним.Казалось, толстяк вовсе не заметил, что поставил мальчишку в неловкое положение. Отодвинуться подальше Драгану не позволял прикрепленный к полу стул, давивший под коленки. Так он и скрючился на полусогнутых ногах, стараясь не упасть и не смотреть на обтянутый топиком жирный торс, тычущийся прямо в лицо.
  - Так-так-так... - Торс придвинулся еще ближе.
  В нос Драгану ударила удушливая волна приторного аромата. Мальчишка поморщился.
  - А ниче так, - обернулся толстяк к бородатому. - Тощенький, но это и хорошо, моложе выглядит. Думаю, спрос будет. На инфекционные проверили?
  Не дожидаясь ответа, он ухватил Драгана за подбородок и повторил странную процедуру осмотра, уже знакомую парнишке по первому знакомству с бородачем. Заставив открыть рот, тщательно осмотрел зубы, заглянул в уши. Это было противно и унизительно. Драган зажмурился, чтобы не видеть похотливый блеск в глазах толстяка. Кажется, он начинал подозревать, что за "спрос", о котором тот говорил, и это было... омерзительно. Мысли Драгана полностью переключились на вспоминание пути по бесконечным коридорам, которыми его вели сюда. Путь вспоминался плохо.
  Мягкие, потные пальцы потянули веко, заставляя Драгана открыть глаз. Толстяк неодобрительно поцокал языком. Да, с глазами на свалке у всех проблемы. Драган не знал никого, у кого глаза бы не покраснели от полопавшихся сосудов и не слезились бы, а то и гноились. Едкие испарения и постоянный смог приводили к тому, что слизистые были постоянно воспалены. И если рот-нос можно было завязать какой-нибудь тряпкой, чуть облегчив дыхание, то глаза не завяжешь - для работы они инструмент необходимый.
  Внезапно толстяк замер, грязно выругался, заставляя Драгана открыть оба глаза и резко запрокидывая голову мальчишки к свету. Шею заломило от неудобной позы.
  - Твою мать, Шон, ты что мне приволок? - взвизгнул толстяк.
  - Крысеныша со свалки, - бородач над ответом даже не задумался.
  - А глаза ты его видел?
  - А что не так? - уже не так уверенно уточнил Шон.
  - Все не так!
  Толстяк толкнул Драгана обратно на стул, а сам принялся расхаживать по комнате. Пол под его шагами ощутимо прогибался.
  - Как давно ты на свалке? - внезапно обернулся он к Драгану.
  - В-в-всегд-д-д...
  - Не ври! - Да чего же он так визжит-то?
  - Т-т-трри г-ггода, больше ннне п-помню, - Драган с трудом осилил длинную фразу.
  - Три года! Три!
  Кажется, бородатый Шон смотрел на него так же недоуменно, как и сам Драган.
  - Да что такое-то? Ты толком объяснить можешь? - Шон все-таки решил не играть в гляделки, а выяснить, какая вожжа толстяку под хвост попала.
  - Цвет, - изрек тот, патетически вскинув руки. Валики жира заколыхались. - Гребаный цвет его гребаных глаз ты хоть рассмотрел?
  - Ну. Красный, - бородач, кажется, начинал подумывать, что жирный не в себе. Драган же в этом практически не сомневался. От толстяка исходила такая волна возбуждения, радости и паники пополам с жадностью, что мальчишке стало страшно. Он и раньше хорошо чувствовал отношение окружающих к себе, а сейчас эмоции толстяка просто зашкаливали.
  - Сам ты красный! Цвет радужки какой?
  Бородач подвис, вспоминая и бросая заинтересованные взгляды на мальчишку. А и в самом, деле, какой у него цвет радужки? Драган никогда об этом не задумывался. Волосы точно черные, да еще и отросли так, что постоянно в глаза лезли. А вот глаза... Да какая кому разница?
  - Фиолетовый! Фиолетовый, твою мать, Шон!
  Бородач присвистнул. Драган перевел растерянный взгляд на него. Похоже, мальчишка - единственный, кто в этой комнате не понимал, что происходит.
  - А как он на свалку попал? - Шон, кажется, тоже не все понимал. - Где верхушка, а где свалка.
  - Без понятия я, но на память не жалуюсь. Три года назад скандал был. У Каридесов пропал мальчишка. Как раз, и по времени, и по возрасту подходит.
  "Приготовься!" - девчонка, как всегда, возникла не вовремя.
  Драган тряхнул головой, прогоняя незваную гостью, однако, она уходить не спешила.
  "По моей команде, хватай... лучше того, который к тебе влечение испытывает, за руку, или за что угодно, главное - кожи коснись, - продолжила девчонка, не обращая внимание на замешательство Драгана. - И приготовься бежать. Ты камень забрал?"
  Какое забрал? За кого она Драгана принимает, за громилу, что ли? Что тринадцатилетний мальчишка может против двух таких амбалов? И что значит "влечение испытывает"? Ох... Кажется, Драган понял, о чем она. Мерзость какая! В голове промелькнула "не своя" эмоция, похожая на закатывание глаз от его, Драгановой, тупости и нерасторопности.
  "Давай!" - скомандовал голос, и ноги Драгана сами собой распрямились, заставляя его вскочить со стула. Под удивленными взглядами мужчин, он кинулся к толстяку, хватая того за складки жира на животе - ближайшее, до чего сумел дотянуться.
  "Молодец, - одобрила действия Драгана воображаемая девчонка. - Подержи его немного. Мне нужно время."
  Легко сказать, "подержи". Опешивший, было, толстяк уже пришел в себя и попытался сбросить руки Драгана. Бородач, соображавший, что происходит, немного дольше, тоже начал подниматься со своего места.
  "Готово! - устало выдохнул голос в голове. - Хватай камень, и беги."
  "Куда?" - подумал в ответ Драган.
  "Я встречу."
  Дальше все закрутилось. Толстяк внезапно всхлипнул, причмокнул губами и попер на Шона. Тот увернуться не успел и был придавлен колыхающейся тушей к стене. Драган сориентировался мгновенно: подскочил, выхватил заветный камушек из кармана бородача, и кинулся к выходу. Дверь с шипением отъехала в сторону, открывая длинный серый коридор. В конце коридора мелькнула знакомая тень.
  Перед самым поворотом девчонка на мгновение притормозила, махнув Драгану рукой. И снова, все, что он успел рассмотреть - лишь контур щеки с высокой скулой, да золотистый загар, оттененный темным золотом волос. Драган кинулся вслед за златовлаской.
  Позади послышался топот, взвыла сирена, коридор на миг погрузился во тьму, а потом замигал красными огнями.
  - Где он?
  - Кто?
  - Ментал, нам вызов поступил.
  Кажется, Драган расслышал, а скорее, представил, скрежет зубов толстяка, из лап которого ускользнула богатая добыча. Позади послышалось шипение приводимого в боевую готовность оружия. Теперь Драган точно вспомнил: в его жизни уже был точно такой коридор с точно таким же звуком готового к стрельбе оружия и точно такими же криками о каком-то "ментале". Только тогда он точно знал, что именно ему грозит, и почему нужно бежать. Раздумывать и вспоминать сейчас времени не было, и Драган просто побежал со всех ног.
  Девчонка маячила впереди, указывая путь. Без нее Драган, наверняка, свернул бы не туда на первом же разветвлении коридора, коих было множество. Преследователи не отставали, однако, стрелять не спешили.
  Следующий коридор оканчивался тупиком. Расширившийся проход упирался в огромное окно. Вернее, в стеклянную стену. Девчонка остановилась у стекла и начала оборачиваться. Драган поспешил к ней. Однако, не закончив поворот, тонкая фигурка просто... растаяла в воздухе, расплываясь облачком золотистого тумана. Драган притормозил, опешив, но тут же услышал в голове знакомый голос: "Прыгай!" Что-то толкнуло его в спину; пролетев оставшиеся пару шагов до стекла, Драган вышиб его плечом и понесся дальше в облаке искрящихся осколков. Ни удивиться, что стекло разбилось так легко, ни понять, что погоня - люди в знакомых серых комбинезонах патруля - его почти настигла, Драган не успел. Успел лишь заметить, как прекрасен город, переливающийся огнями в чернильной тьме ночи, а еще - как далеко до земли. И заорать.
  ***
  - Живой? - девчонка обернулась, сверкнув зеркальной поверхностью навигационного экрана, закрывающего верхнюю половину лица. Из-под стекла виднелись лишь аккуратный тонкий носик и кривящиеся в веселой усмешке губы. Флаер вильнул, и она поспешно отвернулась обратно к управлению.
  Девчонка точно была та, за которой Драган только что несся по коридорам. Правда сейчас ее волосы оказались заплетены в сложную косу, а вместо просторной длинной туники тело облегал бронекомбинезон. В этом облачении она уже больше не казалась Драгану его ровесницей - скорее, взрослой девушкой, просто худенькой слишком. Да и кто доверит подростку управление флаером?
  Когда девчонка успела переодеться и прическу сменить, оставалось загадкой: падал Драган от силы секунду, а потом его подхватили чьи-то руки и втянули в распахнутый люк кабины флаера.
  - Живой, только испуганный, ты же не можешь без спецэффектов, - рассмеялся в ответ подтянутый седой мужчина в таком же бронекомбинезоне. - Ну что, бродяга? Заставил ты нас побегать.
  - От к-ккого? - не понял Драган.
  - Не от кого, а за кем, - настроение у мужчины было прекрасное.
  Драган даже разулыбался в ответ - настолько радость незнакомца оказалась заразна. На мальчишку разом навалилось облегчение и ощущение, что все. Теперь все будет хорошо. Он нашелся, впереди ждет награда. Впрочем, поддаваться этому чувству Драган не спешил. Какое-то оно было... не его. Насупившись, он уставился на седого настороженным взглядом, ожидая пояснений.
  - А ты недоверчивый, Драган Каридес, это хорошо, - улыбнулся мужчина.
  Услышав это имя, Драган вздрогнул. Звучало оно странно, но, на удивление, правильно. Да. Это было его, Драгана, имя, теперь он вспомнил. А еще он вспомнил, что это имя было его, Драгана, приговором. Его должны были убить. Нет, не так. С ним должны были проделать нечто гораздо худшее, чем смерть. И поэтому Драган сбежал. Не вчера, а тогда, три года назад.
  - Занятно... - седовласый смотрел на Драгана, но обращался к девчонке в кресле пилота. - Да нет, даже поразительно! С чего вдруг такой эффект, после трех лет почти полной блокировки?
  - Не знаю, - пожала плечами та. - Я его зацепила впервые вчера вечером. Сначала слабо, но связь крепла с каждым часом. До этого только и могла чувствовать, что жив.
  Драган переводил возмущенный взгляд с мужчины на девчонку. Его бесило, что эти двое разговаривают о нем так, будто его, Драгана, и нет здесь. Хотелось крикнуть: "Эй, я тут, это мне вы должны объяснять, что происходит!" Но Драган стеснялся. Да он дальше слова "тут" фразу не выговорит. А выглядеть смешным и нелепым при этой девчонке ему очень не хотелось.
  - Малец, не кипишуй, - примирительно похлопал его по плечу седовласый. - Давай, мы сейчас сами разберемся, что к чему, и потом я тебе все объясню. Припомни, с тобой ничего необычного вчера не происходило?
  - Камушек, - напомнила девчонка.
  Драган послушно полез в карман за своим сокровищем. Вытащил вместе с цветком. Хотел спрятать цветок обратно, но был остановлен восхищенным присвистом мужчины.
  - Медиатор! Откуда он у тебя? Я сто лет таких не видел, с тех пор, как Дана пропала.
  - Б-бабка Вввид-дана д-д-дала...
  - Она жива? - глаза мужчины зажглись огнем надежды.
  Он знает бабку Видану?
  - Ннезнаю... - Драган и правда не был в этом уверен. А вот в чем он уверен был - так это в том, что именно бабка Видана помогла ему сбежать, когда патруль наведался на свалку по его душу. Что именно она сделала, мальчишка не знал, но это отвлекло внимание патрульных, и сделано это было специально.
  - Вот же старая ведьма, - как-то очень тепло и грустно усмехнулся седой. - Ладно, слушай. Как ты знаешь, менталы - не миф.
  Интересно, с чего бы это Драган должен это знать?
  - С того, что ты сам - телепат, - охотно ответил мужчина на невысказанный вслух вопрос мальчишки. - Мы еще будем разбираться, что с тобой произошло, почему ты этого не помнишь, но это потом, на базе.
  Телепаты. Менталы. Проклятые отродья - так их называли. Их преследовали и уничтожали. Способности у Драгана Каридеса проявились в десять. Слишком рано, обычно это было как-то связано с половым созреванием. Мальчишка, отпрыск одного из родов "верхушки". К нему было не подобраться. Но они смогли. Девчонка сумела дозваться его, связаться телепатически, помогла сбежать. Но что-то пошло не так. Драган пропал. Как в воду канул. Впрочем, почему "как"? Похоже, Драгану не впервой было переплывать реку, разделяющую город и свалку.
  На три года его потеряли из виду. А вчера - вновь нашли. И развернули спасательную операцию.
  Рассказывая, мужчина вертел в руках Драганов камушек. Мальчишке казалось, что тот хочет его сломать - пальцы в бронированных перчатках то надавливали на какие-то малоприметные точки на камне, то проворачивали. Внезапно камушек тихо хрустнул, а потом распался на две половинки. На ладонь мужчины лег золотистый прямоугольник чипа. Седой присвистнул.
  - Э, да ты - тот еще везунчик, - подмигнул Драгану он. - Значешь, что это? Это ключ к пониманию того, кто мы такие, откуда взялись телепаты. Мелкая, поздравляю! Отлично справилась!
  Девчонка обернулась, стягивая с головы навигационный экран.
  Драган жадно подался вперед. "У моей любви черные глаза. Я ее вижу во снах. Она несется среди облаков - гордая наездница, оседлавшая стихию."
  - Прости, - на Драгана виновато смотрели золотисто-карие глаза.
  - Н-но...
  - Ты поймешь... Потом.
  Шею сзади кольнуло.
  - Ну ты и сказочница, - еще успел расслышать мальчишка слова седого. - Но главное, мы его заполучили. Еще и с бонусом. Получишь повышение.
  Свет померк.
  ***
  
  Из доклада #537:
  
  Объект РК успешно прошел полевые испытания, продемонстрировав высокие способности к выживанию, сильные телепатические и эмпатические способности. Есть зачатки дара предвидения.
  
  В силу непредвиденных обстоятельств, в ходе операции погибла внештатный сотрудник Видана Кел.
  
  Объект также продемонстрировал развитую интуицию, обнаружив важный исторический артефакт. Рекомендуется дальнейшее обучение.
  
  Т.
   Дядько Здебан, ну можно я его себе возьму? Я ведь уже взрослая, и контакт только у меня получилось установить... Ну пожалуйста?
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Сагайдачный "Игры спящих" (ЛитРПГ) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | О.Бурцева "Лакуна" (Постапокалипсис) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки - 2. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | Т.Сергей "Холодная Шутка" (Научная фантастика) | | Е.Боровикова "Подобие жизни" (Киберпанк) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | Кин "Новый мир 2. Испытание Башни!" (Боевое фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"