Томашева Ксения: другие произведения.

Эпоха Великих Географических Открытий. Курсовая (Отрывок)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Оценка: 8.99*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ветер дальних странствий зовет...

Мир-над-облаками-1 [Ксения Томашева]
 
  Глава 1
  Глава 2
  Глава 3
  Глава 4
  Глава 5
  Глава 6
  Глава 7
  Глава 8
  Глава 9
  Глава 10
  
  -1-
  Каково это, когда твое имя становится частью истории? Думаю, что никто из великих путешественников об этом не задумывался. В процессе. Возможно, позже, когда открытие совершено, и наступает время пожинать лавры... Да и то, как можно знать наверняка, что свалившаяся на голову слава не мимолетна, и потомки будут помнить твое имя в веках?
  Мда. Вот что значит, неохота учиться. Лезет в голову всякая философия. А курсовая, между прочим, по истории. И сдавать ее предстоит очень и очень скоро. Вот кто придумал, что будущим инженерам нужна эта самая история? Да еще и на выпускном курсе? Да еще и настолько, чтобы по ней курсач писать. Перед самым дипломом. А я еще тему выбрала сгоряча... Мама не горюй. "Выдающиеся личности Эпохи Великих Географических Открытий". Начало семестра не предвещало проблем, которые свалились на меня ближе к сессии, и я поддалась романтическому порыву, выбрав самую неисследованную и незадокументированную эпоху истории Сильмиррайна. Мир-над-облаками - это с древнего наречия. Красивое все-таки у нашего мира имя, хоть и труднопроизносимое.
  Снова я замечталась. Солнце, наверное, голову напекло. С основными предметами я без проблем разобралась и даже диплом уже написала, вот только без курсовой по ненавистной истории меня до защиты не допустят. Несмотря на самый высокий средний балл на курсе.
  А солнышко и в самом деле припекало. Тень дерева, на травке под которым я устроилась лежа на животе и болтая в воздухе ногами, уползла куда-то в сторону. Я развернула крылья, складывая их наподобие зонтика над головой и энциклопедией, которую лениво листала в поисках вдохновения. Дурацкие пережитки прошлого! Прозрачно-голубые, с ярко-синими прожилками. Толку от них не было никакого, даже в качестве зонтика от солнца: тень от крыльев получилась слабая и неоднородная. Говорят, когда-то сильфы летали. Но эволюция решила отказаться от столь бесполезного с ее точки зрения свойства нашего организма. Думаю, еще пара тысячелетий, и наши пра-правнуки станут рождаться вообще без крыльев. Уже сейчас крылья не в моде. Пару десятков лет как. Многие родители купируют детям крылья еще во младенчестве. Это мои уперлись со своими патриархальными взглядами. А мне теперь ходи посмешищем. Даже одежду приходится или переделывать в ателье, или носить какой-то отстой. Все модное-навороченное уже давно шьется без прорезей под крылья. И ведь не избавиться от них теперь никак: после совершеннолетия крылья соединяются с нервной и кровеносной системой организма. Пытаться удалить их после этого - значит нарваться на риск полного паралича, а то и смерти. Даже если повезет, и осложнений не будет, то боль, говорят, адская, и рубцы потом на всю жизнь остаются. Я свое совершеннолетие отпраздновала не так давно, и крылья, управлять которыми я получила возможность, отчаянно мешали и слушались временами плохо.
  Ой, и снова я отвлеклась. А ведь курсач не то, чтобы не начат - я даже личность не выбрала, о которой писать. Выдающуюся, само собой разумеется. В эпоху Великих Географических Открытий других не водилось, по-моему. Невыдающиеся личности сидят дома, ниппу выращивают или бытовые приборы ремонтируют. В наше время сильфы уже угомонились, признав нецелесообразным дальнейшее исследование мира. Места на архипелаге хватает всем, и соваться в Дальние Пределы смысла нет никакого. Экономически невыгодно. То ли дело - мечтатели эпохи Великих Открытий. Я перевернула страницу энциклопедии.
  С разворота на меня смотрел самый выдающийся из всех мечтателей. И самый романтичный. В детстве я взахлеб читала о его приключениях и даже была влюблена немножко. Ну или не немножко.
  Темная, почти черная от загара, обветренная ветрами странствий кожа. Иссиня-черные волосы, собранные в низкий хвост. Куча серебряных серег в левом ухе - от простых колец до талисманов-оберегов - наследие пиратского прошлого. Черный бархат крыльев может поспорить по глубине цвета с черным же бархатным камзолом с серебряным шитьем. Рука, затянутая в черную перчатку, лежит на эфесе сабли. Не церемониальная игрушка, а серьезное боевое оружие. На поясе слева - серебряный кортик - знак отличия офицера королевского флота. Лицо, сплошь покрытое татуировками, выдает уроженца Западных Островов. Только там до сих пор существует этот варварский обычай - отмечать рисунками на теле историю своих боевых подвигов. Говорят, мальчики получают свою первую татуировку в семь лет, когда проходят испытание и получают имя. Татуировки на лице - самые почетные, ибо их полагается наносить лишь за самые выдающиеся заслуги. Учитывая, что даже в наше время жители Западных Островов промышляют в основном пиратством, а в ту эпоху и подавно были грозой воздуха, можно предположить, что это были за подвиги. И все же, даже татуировки не портили это лицо. Впрочем, на загорелой коже черные узоры не так уж бросались в глаза. В отличие от ослепительной улыбки. Ах эта улыбка... Сердца скольких придворных дам вы разбили, улыбаясь не им, лорд Сильфар?
  Я перевернулась на спину, мечтательно глядя в небо. Точнее, попыталась. Крылья опять мешали, неудобно подворачиваясь. Вот уж бесполезные отростки! Кое-как устроившись, попыталась вернуть взгляду мечтательность. Почти получилось.
  Итак, что мы знаем о лорде Сильфаре? Капитан брига "Варна". Великий путешественник. Половину известных ныне земель открыл именно он со своей лихой командой. Любимец женщин, не отвечавший им, впрочем, взаимностью. Говорят, он был влюблен в прекрасную фату, которая исчезла, разбив его сердце. Не понимаю, как могла исчезнуть та, кого не существует? Ведь фаты - это вымышленные существа, это же все знают. Вроде бы духи-прорицатели или что-то в этом роде. Но капитан Сильфар так явно не считал, ибо однажды он отправился в путешествие, из которого не вернулся.
  Говорят, истосковавшись по своей фате, он взял своих самых верных людей и направил "Варну" прямиком на запад, туда, где уставшее за день солнце ныряет в устланное облаками ложе. По другой версии, капитан предполагал наличие еще одного архипелага типа нашего далеко-далеко на западе. Но то ли он ошибался, то ли стал жертвой предавшей его стихии. Дальнейшая судьба брига "Варна" окутана тайной.
  Лично мне хотелось думать, что он нашел-таки свою фату, и они поселились где-то на островах неизведанных архипелагов. Уж слишком не вязалась с образом лихого капитана банальная ошибка. Да и "Варна" - судно надежное, стихия Воздуха для нее родная. Как и для ее тезки - великолепного грациозного создания, нынче считавшегося вымершим.
  Решено, буду писать про капитана Сильфара. Тем более, что тема на слуху: недавно по визору мелькали сообщения, что нашлась какая-то рукопись, которая может пролить свет на судьбу капитана. Вроде как дневник одного из его спутников, того самого Сиг Мара - главного комического героя баек и анекдотов про капитана Сильфара и его команду. Документ извлекли из шкатулки, найденной в брюхе кайта. Дневник был сильно поврежден, но ученые накинулись на него, как мухи на сами-знаете-что. И не только историки и географы. Биологи тоже ввязались в общую свалку. Ведь если будет доказано, что кайт проглотил злосчастную рукопись, пока та была еще "свеженькой", то это подтвердит гипотезу о том, что эти создания могут жить по триста лет и даже больше.
  Широко зевнула. Меня разморило: сказывались бессонные ночи, проведенные за конспектами. Ветерок из-за края земли (а я примостилась прямо над обрывом на краю Университетского острова) нежно обдувал тело, не давая изжариться на обманчиво ласковом весеннем солнышке. Время от времени он даже приносил клочки облаков, и тогда я слегка ежилась от их влажной прохлады. Глаза слипались, при каждом моргании веки поднимались все медленнее, тяжелея.
  
  -2-
  Наверное, я все-таки заснула.
  Из сна меня вырвало резко и внезапно, подбросив от ощутимого толчка. Ну кто там кровать трясет? Распахнула глаза. Тряслась не кровать. Трясся весь уступ, на котором я прикорнула на травке, сморенная весенним ласковым солнышком. Резко подскочила, роняя энциклопедию на траву. Раздался треск. Что-то ухнуло, и кусок земли, на котором находилась моя полянка, начал медленно, но неумолимо проседать. В панике я схватила рюкзак и побежала к месту разлома. Уже на полдороги вспомнила про энциклопедию и не нашла ничего более разумного, чем вернуться за ней. Все-таки книга библиотечная. Платить за утерянный экземпляр не хотелось.
  До книги я не добежала. Земля ухнула. Все вокруг меня завертелось. Клочья травы, комки земли, кусты. Мимо пролетела энциклопедия, шелестя страницами. Кувыркаясь, она издевательски открылась на развороте с лордом Сильфаром. Капитан ослепительно улыбался мне с глянцевой картинки, подмигивая.
  Я летела в бездну. Обвалившийся уступ увлекал меня за собой. Ухватиться за что-либо я не успевала. Перед глазами промелькнул край свежеобнажившейся земли и пропал далеко вверху. Нижняя сторона Университетского острова топорщилась корнями, в которых запутались обрывки облаков. Биологи много лет уже "паслись" в этих зарослях, изучая местную экосистему. Существовала даже теория, что острова наши летают именно благодаря этим самым зарослям корней. Якобы, в них водятся некие микроорганизмы, вырабатывающие сиреневый туман, который удерживает острова "на плаву". Не знаю, не уверена. Я, конечно, не биолог, но как будущий инженер, считаю, что все-таки одних микроорганизмов недостаточно, чтобы держать такую махину в воздухе. Тут что-то еще.
  Ладно, пран с ним, с тем газом, а вот в корнях может быть мое спасение. Однако, попытка ухватиться за свешивающиеся вниз корни провалилась. Отчаянно замахала крыльями, но толку от этих атавизмов было ноль. Левое выгнулось под встречным ветром, больно выворачиваясь, словно зонтик в ураган. Я зашипела сквозь зубы, срываясь в штопор. Прямо под ногами разверзлась сиренево-фиолетовая воронка шторма, ощетинившегося молниями и голубыми искрами. Так вот что вызвало обвал! Впрочем, о причинах обвала размышлять было некогда: мою тушку неотвратимо затягивало в воронку.
  Шторм ударил внезапно, меня дернуло, точно марионетку, которую кукловод потянул за ниточки. Ниточки запутались. Вихрь ломал и крутил мое тело, а я ничего не могла поделать. Сознание уходило плавно и неторопливо.
  ***
  Луч закатного солнца скользил по моей щеке, щекотал в носу и лез в левый глаз. Застонав, пошевелилась, попробовала сесть. Получилось. Почти. Что-то сильно мешало. Скосив глаза, поняла, что мешал рюкзак, зацепившийся лямкой за корягу. Дернула. Раздался треск, и я полетела на спину. Треск раздался снова, на этот раз сзади. Трещали явно мои крылья. Там что, еще осталось чему ломаться?
  Кое-как собрав себя в кучку, я с оханьем и стонами поднялась на ноги. Ощупала себя. На удивление, сломано ничего не было. Кроме пенала, в котором я таскала чертежные принадлежности. Хрустел именно он, а не крылья, как мне сперва показалось.
  Огляделась по сторонам. Местность была незнакомая. По-моему, вообще не наш остров. На Университетском нет таких деревьев: темно-зеленые мелкие листочки, плотно облепившие вытянутый вверх ствол. Деревья походили на мохнатые зеленые веретена (были такие приспособления еще до изобретения механической прялки), выстроившиеся ровным строем вдоль вымощенной желтоватыми булыжниками дороги. Таких дорог на нашем острове тоже не было. Да и вообще, сомневаюсь, что они еще где-то остались. Это ведь такой анахронизм! Так перестали мостить лет двести тому. Я что, на Прайме? Говорят, тамошний музей под открытым небом - единственный, в котором сохранилась такая дорога. А также старинные ветряные мельницы. Вон, одна, кстати, виднеется. Ого. Еще и рабочая!
  Я решительно потопала в сторону мельницы. Там точно должен кто-то быть, кто подскажет дорогу до причалов. Музейный смотритель какой-нибудь. Ума не приложу, как меня могло занести на Прайм: это же в нескольких сотнях воздушных лиг от нас. Но мне срочно нужно было вернуться на Университетский. Послезавтра крайний срок сдачи курсача по ненавистной истории, и если я его не успею написать к тому времени, плакала моя защита. Просто не допустят. И значения не имеет ни мой высокий средний балл, ни то, что мой проект уникален.
  Не скажу, что дорога из булыжников была такая уж удобная. Даже в моих спортивных ботинках топать по ней - то еще удовольствие. А каково променад по такой дорожке было совершать на каблуках... Брр. Нет уж, увольте.
  Позади послышался скрип. Обернулась. Ко мне приближалась устланная соломой бричка, которую тащили две флегматичные патрии. Когти на мощных лапах птиц были подпилены, толстые тупые клювы стягивала прочная кожаная сбруя. Бричкой правил мужичок колоритной такой деревенской наружности. Круглая шапка горшком натянута по самые уши, а замшевый жилет украшен цветастой вышивкой явно ручной работы. Крылья у мужичка, наоборот, были серые какие-то, мохнатые даже слегка. Всю прочую внешность скрывала густая окладистая борода.
  - Здравствуйте, - вежливо поздоровалась я с дяденькой. - Не подвезете до мельницы? Или подскажите, пожалуйста, где ближайший причал, мне на паром на межостров нужно.
  - Тьфу, ты, баба гулящая, вырядилась тут. Стыд бы поимела, - сплюнул мужичок сквозь щербатые зубы и подстегнул птиц. Патрии жалобно взвизгнули, но послушно прибавили ходу, обдав меня клубами дорожной пыли.
  Я удивленно смотрела вслед живенько удаляющемуся от меня транспорту. Нет, ну ладно, подвозить не хочешь - не подвози. А обзываться то чего? На всякий случай осмотрела свою одежду: может, порвалось где неприлично, а я и не заметила? Да нет, одежда была в порядке. Ну, относительном. Зеленое пятно от травы на левой коленке светло-голубых узких брюк их, конечно, не красило. Майка была тоже на месте: не порвалась, не растянулась, не помялась. Может, прическа моя ему не понравилась? Как раз сегодня утром я отпраздновала сдачу хвостов походом в парикмахерскую и теперь щеголяла ярко-голубым цветом моих коротких, до плеч, волос. Мастер обещала, что краска стойкая и продержится хотя бы пару месяцев. В рюкзаке лежал тщательно закупоренный флакон с запасной краской - корни подкрашивать, когда отрастут. Да, пожалуй, именно цвет волос мужичка и смутил.
  Пожав плечами, продолжила путь. Нечего тормозить. Солнце скоро баиньки отправится, а мельница как-то особо ближе пока не становится.
  
  -3-
  Спустя терцию мельница все так же маячила на горизонте, а вот солнце наоборот, за этот самый горизонт закатилось. Было пока не совсем темно, ведь светило все еще гостило на нашей половине мира, хоть и опустилось ниже уровня островов. Однако, сумерки легкости моему передвижению не добавляли. Ноги подворачивались на неровных булыжниках и гудели. В животе раздавались мелодичные трели. Пока еще мелодичные. Очень скоро они станут требовательными, а потом и вообще - угрожающими.
  Я уста-а-ала. Хоть бы попутка какая подвернулась, что ли. Но кроме давешнего мужичка на бричке никто больше не проезжал. Я вообще за все время, пока топаю, ни одного признака цивилизации не заметила. Только мельница на горизонте. Ну, и дорога.
  Загадка мельницы-убегайки решилась до отвращения просто: мельница стояла в стороне от дороги, огибавшей ее по огромной дуге. Все это время я шла в обход вредного строения, сама не замечая, что забираю вправо вместе с дорогой. Зато я пришла в деревню. Или село. Не знаю я точно, как такой населенный пункт классифицируется. Во времена, к которым принадлежит дорога, может, и за городок сошел бы.
  Узкие домики жались друг к дружке, выстраиваясь вдоль не менее узких улочек. Дома симпатичные, выбеленные, потемневшие от времени деревянные балки поддерживали стены. Все вроде бы опрятненько и мило, только вот все равно мне не по себе было как-то. Народу на улицах никого, фонари не горели. Только редкий тусклый свет из окон позволял хоть как-то надеяться, что я не переломаю ноги на мостовой, в которую перешла дорога.
  Я брела по узкой кривой улочке и, если честно, недоумевала. Ни указателей, ни даже табличек с номерами домов, ни прохожих, у которых можно было бы дорогу до причалов спросить. Повымерли они, что ли? Только раз мне старушка с плетеной из лозы корзиной, накрытой вышитым полотенцем, встретилась. Но при виде меня она что-то пробормотала (по-моему, я расслышала "свят, свят, свят") и поспешно скрылась в переулке. Бежать за бабулей я не стала. Да и странная она, одета по моде трехсотлетней давности. Нет, реально: чепец какой-то с рюшами, черная юбка в пол... Из этих что ли, из ряженых? А меня тогда чего шугаться, они же ко всяким туристам привычные должны быть. Подумаешь, голубые волосы.
  Задумавшись о поведении пугливой старушки, я сама не заметила, как наконец-то добрела до надежды поговорить хоть с кем-то вменяемым. Надежда предстала передо мной в обличьи гостеприимно распахнувшей двери кафешки. Точнее, вывеска над дверью сообщала, что передо мной трактир "Три капитана". Для тех, до кого не дошло словами, на вывеске были изображены три далеко не трезвых подозрительных типа явно пиратской наружности, одетых по моде эпохи Великих Географических Открытий. Колоритненько. Подобрав волочившиеся по пыльной мостовой крылья и рюкзак, я решительно переступила порог, стремясь к свету, теплу и ароматам вкусняшек. Облом.
  Заведение явно всячески постаралось оправдать свое архаичное название. Пахло кислым пивом, табачным дымом и чем-то подгоревшим. Мой изрядно проголодавшийся желудок, однако, счел последний запах вполне аппетитным и радостно заурчал. Мдя. Если буду его слушать, лежать мне назавтра с отравлением.
  Посетителей почти не было. Пьяная компания в центре зала - похоже, актеры из музея, что-то отмечающие. Окончание рабочего дня, скорее всего. Явно прямиком с работы: все пятеро в исторических костюмах. Кое-кому завтра предстоит выговор, судя по тому, как беспечно ребята макали рукава камзолов в расплывшуюся по столу лужу красного вина. Да за столиком в углу примостился тип потрепанного вида. При моем появлении тип даже головы не поднял, все также сидел, уставившись в полную кружку пива, стоявшую перед ним.
  Румяный пухленький бармен (или следует говорить трактирщик, раз заведение гордо именует себя трактиром?) лениво протирал стойку полотенцем не первой свежести. При виде нового посетителя взгляд его слегка оживился. А мне сразу захотелось проверить количество налички в кошельке. В то, что в этой дыре принимают карточки, как-то не верилось.
  - Здравствуйте, - вежливо поздоровалась с трактирщиком. - Подскажите, пожалуйста, где ближайший причал?
  - Заказывать будешь? У нас есть пиво. Неразбавленное почти. И вино, но вино дорогое, - выдал трактирщик мне в ответ.
  - Буду. Только без этого вашего неразбавленного. Поесть что-то и сок или узвар какой-нибудь. Так что насчет причала? Далеко он?
  - Деньги покажи. Знаем мы вашу братию. Назаказываете, а потом натурой норовите рассчитаться вместо звонкой монеты, - трактирщик не спешил отвечать на мой вопрос. Да и вообще, вежливостью не отличался. Как он с работы еще не вылетел, с таким-то отношением к клиентам? Или это часть антуража, и он просто отыгрывает свою роль?
  - Натурой - это как? - не поняла я. - Кофеварку настроить что ли?
  Трактирщик посмотрел на меня, как на больную. Тяжелый случай. Шуток, по-моему, не понимает вообще.
  - Вот, - пожав плечами, достала из рюкзака кошелек и демонстративно помахала пачкой банкнот у трактирщика перед носом. Невежливо, но зато вполне в духе разыгрываемого представления.
  - Что за бумажки ты мне тычешь? Монеты покажи. Нет денег - нет еды.
  - Какие монеты? Мелочь что ли? - я вообще ничего не понимала.
  - Вин, отстань от девушки. Принеси ей, что заказывает, я плачу, - раздался хриплый голос из угла.
  Я оглянулась. Потрепанный тип поднял голову, оторвавшись от созерцания полной кружки. Увидев, что я на него смотрю, сделал приглашающий жест, иди сюда, мол, присаживайся.
  Делать мне нечего, как со всякими мутными типами по трактирам штаны просиживать. Фыркнув, хотела гордо отвернуться, но наткнулась на пьяные взгляды веселой компании и передумала. Лучше один незнакомый трезвый мужик, чем пятеро незнакомых пьяных мужиков. Может, хоть от него местоположение причала узнаю. Трактирщик мои вопросы, похоже, решил игнорировать.
  Присела за столик, напротив типа. Передо мной о столешницу тут же хлопнулась кружка. С пивом. Набрала в грудь воздуха, чтобы напомнить, что я просила что-то безалкогольное, но трактирщик уже удалялся к стойке. Вздохнув, уставилась на кружку. Пиво не вдохновляло.
  Я гипнотизировала свою кружку, тип напротив - свою. Мы оба молчали, заговорить никто не пытался. Спустя пару минут, смотреть на пиво мне надоело, и я покосилась на своего соседа по столу. Смуглый, загорелый, весь какой-то чумазый. Молодой. Старше меня, но не намного. Криво повязанный черный платок скрывал волосы, наползая на левое ухо. Глаза черные, неожиданно яркие. Крылья под плащом скрыты, не видно. Кисть правой руки перемотана какой-то тряпкой.
  - Ты не местная, - утвердительно выдал тип, когда стало понятно, что молчание уже чересчур неприлично затянулось.
  - Неа, - согласилась. А чего спорить с очевидным. - А что это за остров, кстати?
  - Прайм, - в голосе типа прорезались нотки интереса. - А как так вышло, что ты не в курсе?
  - Да... - я замялась. Как объяснить свое появление на острове, чтобы меня не сочли сумасшедшей, я не представляла. - Занесло штормом, - вроде и правду сказала, и обтекаемо вполне.
  - Ясно. Значит, ищешь корабль, чтобы свалить?
  - Ищу. До Университетского отсюда что-то ходит?
  - Вряд ли. Но могу подбросить на Сегунду.
  - Можешь подбросить?
  - Да. Я капитан.
  - Ага. Скажи еще, что тебя Сильфар зовут, - недоверчиво рассмеялась я. - Заливаешь же.
  - Какой Сильфар? - не понял мой собеседник. - Дрейк мое имя. Дрейк Барни.
  - Сиг Мара, - представилась своим студенческим прозвищем, полученным за то, что постоянно влипала в переделки. Настоящее имя называть не хотелось, да и имя персонажа из анекдотов настолько ко мне прилипло за годы учебы, что я уже считала его законно своим.
  - Очень приятно, Сиг, - улыбнулся мне новый знакомый. Ох ты ж! Вот это улыбка. Теперь я поверила, что он капитан. Да если бы он мне при вербовке так улыбнулся, я бы без раздумий нанялась к нему в команду, даже не поинтересовавшись, есть ли у него корабль. А кстати.
  - А корабль у тебя есть, капитан Дрейк?
  - А то. "Мечта" - лучший бриг на всем архипелаге! Правда, потрепало ее, иду ремонтироваться, да и в команде недобор, но это мелочи, до Сегунды домчу, тебе нечего беспокоиться, - махнул рукой он. При этом жесте рукав его куртки слегка задрался, обнажив полоску содранной кожи на запястье. Словно след от браслета, который натирал.
  Заметив, куда я смотрю, Дрейк поспешно одернул рукав, прикрывая запястье. Хм.
  
  -4-
  Мне принесли еду. Сижу. Смотрю на ЭТО. Это что, мясо? Меня передернуло.
  - Малыш, ты чего? - от Дрейка моя реакция не укрылась.
  - Это мясо, - ответила обреченно.
  - Ну да, а ты чего хотела? Рыбы? - рассмеялся он. - Так тут таких деликатесов не подают, тут все по-простому.
  - Но ведь... это же варварство! Это же зверушку убить нужно было... По-настоящему! - я была в растерянности. Нет, я понимаю, колорит эпохи и все такое, но мясо? От употребления в пищу мяса сильфы еще лет сто пятьдесят тому отказались и правильно сделали.
  - Эй, детка, ты с какого острова свалилась? - а этому типу все бы зубы скалить.
  - С Университетского, я же говорила, - терпеливо повторила я. - И не называй меня "детка".
  - Хорошо, малыш, не буду, - и снова он ржет!
  - Я НЕ МАЛЫШ! - психанула я. Нет, ну сколько можно? Я же представилась. Почему нельзя называть по имени, пусть оно и не настоящее.
  - Этот оборванец тебя обижает, куколка? - раздалось позади. Еще один любитель придумывать прозвища?
  На мое плечо опустилась тяжелая рука. От рукава ощутимо воняло подкисшим красным вином. Я дернула плечом, пытаясь сбросить незваную конечность. Не помогло, вымазанные в жирном соусе пальцы вцепились крепче, разворачивая меня лицом к говорившему. Один из ряженых актеров, выпивавших в центре зала.
  - Почем просишь, куколка? Такая цаца должна дорого брать, всяким нищебродам не по карману. То ли дело - мы с ребятами. Даже скидку оптовым клиентам не попросим, - мужика ощутимо пошатывало, даже крылья не помогали равновесие удержать, а аромат перегара буквально сбивал с ног. Если бы не сидела, точно бы не устояла.
  - Простите, вы меня с кем-то перепутали, наверное, - начала вполне мирно, одновременно пытаясь аккуратно снять руку пьяного со своего плеча. С такими главное - не делать резких движений и говорить помягче, чтобы не подумал, что нарываюсь.
  - Гы, Брин, гляди, она еще и торгуется, - заржал ряженый.
  - Дык, мы ей быстро сейчас цену собьем, вместе со спесью, - пророкотал здоровенный детина в костюме стражника, с грацией хорошо откормленного поттама поднимаясь из-за стола. Уж не знаю, с чего я решила, что костюм на нем был именно стражника, я в исторических костюмах не особенно разбираюсь.
  - Сержант, отпусти девушку, видишь, она не настроена общаться с невежами, - тихо проговорил Дрейк, не поднимая глаз от своей кружки. Все еще до краев полной, между прочим. Я вообще не видела, чтобы он к этому пойлу притрагивался, зачем заказывал, спрашивается? Или ему тоже вместо заказанного узвара пиво принесли?
  - Брин, а Брин, оборванец что-то вякнул, или мне послышалось? - мой "клиент" явно нарывался, если не платное удовольствие получить, так хоть размяться как следует. - Крошка, идем по-хорошему, пока звонкую монету предлагаю, а то ведь я могу и по-другому попросить.
  Меня схватили за руку, вынуждая встать. В следующее мгновение, сержант уже летел на пол, а Дрейк оказался рядом со мной. Быстрый же он, я даже не заметила, когда мой защитник вскочил с места: только что сидел пиво гипнотизировал, и уже тут стоит, трясет кистью.
  - Лоб у него твердый, зараза, - пояснил мне капитан. - Нужно было в нос бить, но жалко, я ж и разбить могу ненароком.
  Ну да, ну да. Жалко. А охрана тут никакая не предусмотрена, чтобы хулиганы к посетителям не цеплялись? И куда трактирщик вообще смотрит, когда его пьяные клиенты к приличным девушкам пристают?
  Пока я размышляла, Брин все-таки сумел выбраться из-за стола и, плавно покачиваясь и растопырив крылья, приближался к нам. Похоже, дядя был настроен серьезно: в его руке я заметила сверкнувшее лезвие ножа. А вот это уже несмешно.
  - Дрейк, - напряженно проговорила я. - У него нож.
  - Вижу.
  - Может, охрану позовем?
  - Они и есть охрана. Не стоит звать. Пусть лучше по одному подходят. Со всей оравой сразу я сейчас не справлюсь.
  - Только сейчас?
  - Ну, в лучшие времена, мог бы попытаться, - ага, а ты скромняшка, капитан.
  Брин, набрав разгон, несся на нас.
  - Уйди, - тихо скомандовал мне Дрейк.
  - Куда? - не поняла я.
  - С его траектории. И из-под моей руки. Быстро!
  Взвизгнув, я не нашла ничего лучшего, чем залезть на стол. С ногами. Брин пролетел мимо меня, врезавшись в стену. Пока его туша плавно сползала по стеночке, а с полки один за другим сыпались расставленные на ней горшки, Дрейк осмотрел нож, неведомо как оказавшийся в его руке, презрительно фыркнул и отбросил лезвие в сторону. Это послужило командой для остальных троих выпивох. Взревев, они подорвались к нам.
  Ну все. Я решила, что пора присоединиться к веселью. Посему, схватила кружку с пивом и швырнула ее в первого из нападавших. Попала. В Дрейка. Тот выругался сквозь зубы, глянув на меня через плечо с укоризной. В этот момент моя несостоявшаяся цель как раз добралась до капитана, и тот, получив по голове уже прицельно, мешком свалился под стол.
  А вот теперь точно все. Между прочим, это мой капитан! В смысле, он обещал меня вывезти из этой дыры, и я не позволю портить мой билет в цивилизацию ударами по голове! Вторая кружка полетела в обидчика. На этот раз я попала в того, в кого целилась. Правда, толку от этого. Этот лоб разве что пьянее стал от пива, выплеснувшегося прямо ему в лицо, а тут и его товарищи подтянулись.
  - Так, повеселились и хватит, - о, трактирщик заметил нашу драку. - Свен, забирай своих ребят, и валите по домам. Лейтенант вас и так за пьянку завтра по головке не погладит, хотите еще и за дебош отвечать?
  Самый трезвый из всей компании - невысокий кудрявый крепыш с пурпурными крыльями, что-то пробурчал, но послушно тормознул приятелей, сверкнув на меня недовольным взглядом. Со стола слезать я пока не спешила.
  Подхватив слабо шевелящихся Брина и этого, первого, горячего парня, веселая компания направилась к выходу из трактира.
  - Так, а за ущерб кто платить будет? - повернулся ко мне трактирщик.
  Оп-па. А я тут при чем?
  - Держи, этого должно хватить, - из-под стола высунулась рука Дрейка, хлопнув о столешницу несколькими серебряными монетами. Вслед за рукой показался остальной Дрейк. Ого. Да этого хватит не только ущерб оплатить, но и весь трактир купить целиком. Монеты были старинные, за такие на аукционе пару десятков тысяч за каждую дадут. Я вытаращила глаза.
  - Идем, малыш. Нас тут не любят, - махнул мне Дрейк и, подхватив свой мешок, валявшийся под столом, гордо направился к выходу.
  Пожав плечами, спрыгнула со стола и потопала за ним. Трактирщик, что-то бурча себе под нос, собирал со стола монеты.
  
  -5-
  - И далеко мы идем? - спросила, пытаясь догнать своего спутника. Это мне никак не удавалось: шагал Дрейк широко и быстро.
  - На корабль, ты же убраться отсюда хотела поскорее.
  - А причал разве не в селе? - удивилась я.
  - Каком селе? - не понял Дрейк.
  - Ну этом, из которого мы только что благополучно вышли, - и теперь топаем напрямик через поле неизвестно куда. Был бы Дрейк маньяком, ему бы очень повезло: беспечная и беззащитная девица, ночь (пока мы развлекались в трактире, на улице стемнело окончательно), ни души вокруг... - Или это все-таки деревня? Не разбираюсь я.
  - Вообще-то это был город, - смешно ему. - Так откуда ты, говоришь, свалилась на мою голову?
  - С Университетского, - еще раз повторила я. Да сколько можно переспрашивать-то?
  - А где это? Что-то я не припомню такого острова, а я вроде как в этом мире хорошо ориентируюсь... Профессия обязывает.
  - Ммм... От Прайма это юго-запад получается. Вроде бы. Я не очень в географии разбираюсь. Я инженер, а не географ. Но не знать Университетский? Ты как капитаном стал вообще? - насколько я знала, на капитана во-первых учиться лет десять нужно было, и в программу география, конечно же, входила. А во-вторых, последние три курса только на нашем острове обучали.
  - Да как, как. Как обычно. Старик сдавать начал, лажал часто, и мы... - Дрейк оборвал себя на полуслове. - В общем, как все.
  Что-то он не договаривает. Ну и как можно не знать, где Университетский? Надеюсь, дорогу до Сегунды, до которой он обещал меня подкинуть, капитан хорошо помнит. Ой, сомневалась я, что он и в самом деле капитан. Заливал, наверное, чтобы девушку впечатлить.
  - Все, привал, - мы дошли до небольшой рощицы на краю острова. Дрейк скинул мешок с плеча и плюхнулся на травку под деревом.
  Я осталась стоять, недоуменно глядя на него сверху вниз.
  - Присаживайся, малыш, - похлопал он по траве возле себя. - В ногах правды нет, а нам до рассвета ждать.
  - Чего ждать? - садиться я не спешила.
  - Пока мои корабль подгонят. Мы на рассвете здесь встретиться условились. Правда, я в таверне переночевать рассчитывал, но твоя популярность у мужского пола все планы испортила.
  Ага, значит это не трактир, а таверна была? А чего ж тогда на вывеске "трактир" написано?
  - А почему на корабле нельзя переночевать? - не поняла я. - Зачем такие сложности с условным местом, пошли бы напрямую к причалу. Или он далеко от города?
  - Да нет, недалеко, просто... - Дрейк снова замялся. - Нельзя нам к причалу пока соваться. Тем более, тут, на Прайме.
  - Это еще почему?
  - Почему, почему... Потому. Оно тебе надо, малыш?
  - Слушай, ну сколько можно-то? Какой я тебе малыш? - я пылала праведным гневом. - Ты можешь меня нормально, по имени, звать.
  - Могу. Но зачем?
  Что ответить на такой вопрос, я не придумала. Точнее, один ответ был, но непечатный какой-то. Решила не портить себе репутацию в глазах спутника и промолчать. Села, насупившись. Молчу. Первым не выдержал и прервал неловкую паузу мой желудок, которому еще терцию назад пообещали ужин, но подло обманули. Трель вышла знатная.
  - Сухофрукты есть, будешь? - усмехнулся Дрейк. - Ты же так и не поела, верно?
  - Когда бы я успела? Пока ты там кулаками махал? Тем более, там же мясо было.
  - А что не так с мясом-то? - он явно не понимал. - Чудная ты. Помоги, - мне протянули мешок, горловина которого была стянута веревкой, завязанной узлом. Справиться с тугим узлом одной рукой у Дрейка не получалось.
  - Что с рукой? - спросила я, кивая на повязку.
  - Ничего серьезного, не обращай внимания, - отмахнулся капитан. Как-то слишком поспешно отмахнулся, словно неприятны ему расспросы на эту тему.
  Сказано "не обращай" - не буду. Но отметку о подозрительном поведении спутника себе сделала. У меня уже целая коллекция таких собралась. Этот, на первый взгляд, симпатичный и открытый молодой человек при ближайшем рассмотрении оказался не таким уж и открытым. Точнее, я бы сказала, что подозрительный он какой-то. И чем дальше - тем больше. Еще немного, и я начну жалеть, что с ним пошла, а не осталась и не попыталась все-таки расспросить трактирщика.
  Сухофрукты были так себе, но мой с утра не видевший еды и уже начавший забывать, как она выглядит, желудок был рад и им.
  Дрейк сидел, привалившись спиной к дереву и прикрыв глаза. Пользуясь случаем, решила присмотреться повнимательнее. Сейчас, когда капитан не улыбался, да и вообще расслабился, погрузившись в свои мысли, выглядел он старше, чем мне показалось вначале. Я сперва подумала, что Дрейк мой сверстник, плюс-минус. Но сейчас я бы дала ему лет тридцать-тридцать пять. Так что выучиться на капитана время у него было, похоже. Но вот не знать Университетский остров? По этому пункту мои подозрения оставались в силе. В свете полной луны лицо капитала выглядело уставшим и каким-то изможденным. Разводы на смуглой коже, которые я приняла за грязь, при ближайшем рассмотрении оказались застарелыми синяками. Впрочем, грязь тоже была. Тщательно размазанная так, чтобы прикрыть татуировки. Ага, значит Дрейк - уроженец западных островов. Интересно, зачем он это скрывает? Съехавший на левое ухо платок, как я понимаю, призван скрыть дырочки для многочисленных серег.
  - И что, нравлюсь? - вот гад, заметил, что я его рассматриваю.
  - Не очень, - я смутилась, но подать вид при этом типе, значило нарваться на постоянные подколки. Знаем таких. - В трактире ты мне поприличнее показался. Видимо, из-за плохого освещения.
  - А сейчас, значит, рассмотрела и восхищение моим обаянием прошло, - заржал Дрейк.
  - Что-то типа того, - не стала спорить я с очевидным. - Ты явно не такой душка, каким хочешь казаться.
  - А я и не хочу казаться, я ведь пиратский капитан, - снова смеется, только глаза серьезные, я успела заметить, прежде, чем в сторону отвел. - Нам положено быть не душками, а злобными и кровожадными злодеями.
  - Ну, на злобного кровожадного злодея ты пока не тянешь, извини, - подхватила я шутку. - Попробуй еще перед зеркалом порепетировать. Заодно и умоешься. А то сейчас больше на беглого каторжника похож, чем на бравого пиратского капитана.
  Мне показалось, что при моих последних словах Дрейк слегка напрягся, но потом расслабился и снова заржал в голос.
  Так мы и сидели, лениво перекидываясь парой слов время от времени. Ночь была теплой, из кустов доносились трели светляков, помигивали первые огоньки. Судя по количеству выступающих, перед рассветом, когда они все свои фонарики позажигают, здесь будет светло, как днем. Странно, рановато они в этом году орать начали, весна еще только на исходе. Обычно не раньше середины лета поют.
  Видимо, я задремала. Почувствовав легкое прикосновение к своей щеке, лишь сонно улыбнулась и попыталась перевернуться на другой бок.
  - Просыпайся, малыш, - будивший меня голос был знаком, но смутно. - Корабль подан, добро пожаловать на борт.
  - Корабль? Какой корабль? Я не заказывала никакой корабль, - я резко проснулась. Точно. Корабль. Я же не в общаге, а неизвестно где и жду корабль в компании с неизвестно кем.
  Неизвестно кто уже вскочил и полными нетерпения глазами вглядывался куда-то в предрассветный туман, стеной клубящийся у края острова. На лице Дрейка был написан такой восторг, будто он там любовь всей своей жизни увидел, а не просто корабль.
  Впрочем, в следующее мгновение выражение моего лица можно было охарактеризовать точно так же.
  Из стены тумана величественно и неторопливо выступало самое прекрасное судно, которое я когда-либо видела в своей жизни. Старинный парусный бриг. Его деревянные борта изгибались изящными линиями, лопасти рулевых винтов лениво вращались, позволяя кораблю маневрировать. Высокие стройные мачты вспарывали завесу тумана, захватывая его клочья с собой. А нет, это не клочья тумана на них повисли, это приспущенные паруса. Я задохнулась от восторга.
  - Эй, кэп, ты тама, - бас, раздавшийся с борта корабля, заставил меня вздрогнуть и подпрыгнуть от неожиданности. Не слабее пароходного гудка, однако. Дрейк покосился на меня и заржал.
  - Тута, тута, кидай канат уже. Вы же с хвостом, как я понимаю?
  - Ну есть немного, - прогудело с брига. - Но в таком тумане у нас фора хорошая.
  На землю у ног капитана шлепнулся конец толстого каната с завязанными на нем через равные промежутки узлами.
  - Знаю, я ваши "немного", - пробурчал Дрейк. - Я с пассажиром, кстати. Принимайте гостей на борт.
  Мне кивнули на канат. Я что, по этой веревке должна на борт лезть? Да я же сорвусь на полпути!
  - Ну, чего тормозишь? - нетерпеливо рыкнул на меня Дрейк.
  - А как? Я не умею. И боюсь.
  - Трусиха, - закати глаза он. - Сумку за спину, хватаешься за канат покрепче, подтягиваешься за узлы и лезешь. Ничего сложного. Я конец придержу, чтобы не болтался, не свалишься.
  Что делать, кивнула, сглотнув подступивший к горлу ком страха. Можно, конечно, было отказаться, вернуться в село, которое город, и попытаться найти более цивилизованный способ выбраться из этой дыры. Но логика моя в тот момент то ли еще не проснулась, то ли временно витала в высших сферах, отправившись туда под впечатлением от великолепного красавца-брига... В общем она была не со мной. Как и здравый смысл. И я полезла.
  Наверху меня встречала парочка бородатых мужиков подозрительной наружности. И эти ряженые. Тоже сотрудники музея, взявшие покататься ценный экспонат?
  Пока я пялилась на мужиков, а мужики пялились на меня, Дрейк буквально взлетел на борт. Чудеса акробатики просто, учитывая, что лез он, хватаясь всего одной рукой. Перемотанную правую он старался держать в стороне, хоть и говорил мне, что ничего там серьезного. Тем не менее, я заметила, что прикосновения к повязке доставляют ему ощутимый дискомфорт.
  - Ну, здорово, пьянчуги! Соскучились? - улыбка на лице капитана расползалась так широко, что с первого взгляда становилось понятно, кто именно тут соскучился больше всех. - Поднять паруса!
  
  -6-
  Канаты поскрипывали, рулевые винты гудели, натужно вращаясь. Бриг "Мечта" плавно и неторопливо отчаливал от острова. Впрочем, неторопливость эта была кажущейся. Земля отдалялась довольно быстро, скрываясь в тумане. Только размытые силуэты деревьев, подсвеченные зеленоватым сиянием светляков, еще какое-то время маячили за бортом.
  Я маячила на том самом месте, куда спрыгнула, выбравшись по канату наверх. Дрейк куда-то умчался, бросив меня одиноко стоять на палубе. Куда идти и что делать, я понятия не имела. Боцман (так я про себя окрестила обладателя пароходного баса) и еще парочка матросов носились мимо меня с сумасшедшей скоростью, то повисая на веревках непонятного назначения, то снова куда-то убегая. Бриг медленно расправлял паруса.
  Несколько раз меня толкнули, больно пихнули локтем в бок, оттоптали ногу. Куда встать, чтобы никому не помешать, я не знала. Везде, где я бы ни оказалась, на меня обязательно натыкался один из членов команды.
  - Тьфу ты, баба, - смачно сплюнул себе под ноги боцман, споткнувшись об меня в очередной раз. - Дрейк, сволочь, ты кого притащил на корабль? - заорал он во всю мощь своего голосищи. Я поколупала пальцем в оглохшем ухе. Там звенело.
  - Тебя что-то не устраивает, Френки? - капитан внезапно появился за спиной боцмана. Только что не было, и тут раз - и стоит уже, недобро щурится.
  - Да нет, все устраивает, кэп, - тут же пошел на попятную Френки. - Только, девушку в каюту бы. Чтобы под ногами не путалась. Да и... женщина на корабле - плохая примета, - немного осмелев, выдал он, вызывающе уставившись на Дрейка.
  - А я на корабле - примета хорошая, так что мы друг дружку уравновешиваем, - заржал капитан, однако, смотрел на Френки он при этом совсем не со смехом. Если бы на меня так смотрели, тем более, непосредственный начальник... Я бы, наверное, тут же пошла уволилась по собственному желанию, слезно умоляя не платить мне последнюю зарплату. Это в лучшем случае. Лихой боцман, по-моему, думал точно так же. Иначе, почему бы он так заметно сбледнул?
  - Есть, кэп, да, кэп, то есть, понял кэп, - промямлил он. Ничего себе, он Дрейка боится.
  - Малыш, идем, покажу тебе каюту.
  - Я. Не. МАЛЫШ, - прошипела я сквозь зубы. Френки вздрогнул, зыркнув на меня, как на идиотку.
  - Не кипятись, малыш, - Дрейк откровенно потешался.
  - Френки, вы не покажете мне, где каюта? - подчеркнуто вежливо обратилась я к боцману. - И простите, что я вам тут мешаю работать. Просто ваш капитан оказался немного большим засранцем, чем это можно было предположить по его помятому внешнему виду.
  Гордо задрав нос, я удалилась. Попыталась удалиться. Задранный нос помешал заметить очередной канат, змеей свернувшийся под ногами, и я полетела на палубу.
  Расквасить нос мне не дал рюкзак. На его лямках я повисла, так и не встретившись лицом с натертыми до блеска досками. На том конце рюкзака оказался капитан.
  - Сиг, ты даже падаешь не в ту сторону, - а Дрейку все весело. - Каюта там.
  Меня вздернули, поставив на ноги, и развернули в противоположную сторону, подтолкнув в спину. Потопала. Френки что-то пробормотал мне вслед, я так и не поняла, ворчательное или ободряющее.
  Каюта оказалась милой и уютной. Похоже, меня привели в каюту капитана. Узкая койка в углу, большой стол по центру. Книжные шкафы со стеклянными дверцами вдоль одной стены. Полка со странного вида и непонятного назначения приборами вдоль другой. Приборы были старинные, но начищенные до блеска и какие-то... настоящие, что ли? Обычно в музеях вещи выглядят мертвыми, как надгробные памятники самим себе. А эти дышали жизнью, будто их каждый день использовали, а потом заботливая рука ставила их обратно на полку, тщательно стерев малейшие пятнышки. На стене висела карта.
  - Ух ты, как здорово, даже карта современна эпохе! - восхитилась я вслух.
  И было чему восхищаться: карта оказалась настоящим произведением искусства. Нарисованная, по-моему, на настоящем пергаменте, она поражала обилием деталей. В украшениях. Из полезной информации, на ней скромно присутствовал десяток центральных островов, включая Прайм и Сегунду. Остальное пространство было заполнено изображениями воздушных чудовищ и мифических существ. На месте Университетского, например, красовалась стая кайтов. Углы карты украшали Ветра: Борей, Зефир, Нот и Эвр. Эол был изображен вверху по центру, в круге из рун. Такова была традиция в эпоху Великих Географических Открытий: бога бурь, и, по совместительству, главного над всеми ветрами не могли обойти вниманием, рисуя карты. Однако, окружали защитным кругом: двумя концентрическими окружностями, между которыми были вписаны руны, дающие защиту от бурь, ураганов и прочих тайфунов, нередко бушевавших в воздухе нашего мира.
  - Да, карты у меня всегда самые свежие, - раздался хвастливый голос Дрейка у меня за спиной.
  Капитан сидел, развалившись в кресле и закинув ноги на стол. В его взгляде сквозила гордость, и, как обычно, легкая насмешка. Насмехался кэп над моими детскими восторгами кораблем, как я понимаю. Гордился им же. И правда, красавец-бриг стоил того, чтобы им гордиться. Хоть и был слегка потрепан, как я успела заметить. На одной из мачт верхняя рея была сломана, а в правом борту зияла изрядная пробоина. Будто от настоящего пушечного ядра.
  Я плюхнулась на кресло напротив капитана, попытавшись, подражая ему, небрежно в этом кресле развалиться. Помешали крылья. Левое подвернулось, и я зашипела от боли в прищемленном кончике. Вечно у меня беда с левым, непослушное оно. Дрейк снова заржал. Что-то я постоянно его веселю, пора прекращать.
  - Долго до Сегунды? - спросила недовольно, всем своим видом давая понять, что мне не нравится, когда надо мной насмехаются.
  - Денька два, если ветер попутный будет.
  - Что-о? - вытаращила глаза я. - Какие два денька? Тут от силы пара часов лету.
  - Сиг, откуда ты такая свалилась? - в который раз за время нашего знакомства спросил Дрейк.
  - С Университетского, я же говорила. И послезавтра мне нужно быть на кафедре, курсач сдавать. А не ползти к Сегунде. От нее же почти день еще лететь, и то, если билеты будут! А у меня не написано еще ничего! И литературы никакой под рукой, энциклопедию, и ту посеяла, когда с берега свалилась, - у меня на глазах выступили слезы. Позабытые было после визита к парикмахеру волнения и тревоги чудом не проваленной последней перед защитой диплома сессии накатили с новой силой.
  - Малыш, я помню, что ты говорила о каком-то Университетском острове на юго-западе, - мягко начал он. - Но... ты же сама только что рассматривала карту. Где ты там видела Университетский?
  - Ну, так она же старая... - я ничего не понимала. Он издевается, или как?
  - Сиг, - устало вздохнул Дрейк. - Это самая свежая и актуальная карта на данный момент. Я сам ее покупал. Ну, может, за последний год что-то и изменилось, но я бы слышал, если бы открыли новый крупный остров. А твой Университетский - крупный, насколько я понял.
  - Не поняла про "самую свежую и актуальную".
  - Малыш, ну ты и тормоз, - Дрейку снова стало смешно. - Свежая - значит новая. Актуальная - на нее нанесены все земли, известные нам на настоящий момент.
  - Это розыгрыш? - я вообще ничего не понимала.
  - Нет.
  Неадекватная реакция мужика и прочих местных на мой внешний вид. Не принимающий бумажные деньги трактирщик, который охотно взял старинные серебрушки Дрейка. Странная одежда окружающих, принятая мной за исторические костюмы актеров. Старинный парусный бриг, капитан которого не в курсе, где находится Университетский остров.
  Этого не может быть, потому что быть не может.
  Капец.
  
  -7-
  - Капец, - повторила я вслух. Других слов не было. Получается, меня не просто на другой остров закинуло в куче лиг от дома, так еще и назад во времени отшвырнуло? Это совсем уж фантастика какая-то выходит. Путешествия во времени невозможны. Это доказано наукой! Наверное, когда меня в воронку шторма затянуло, какой-то из обломков утеса, вместе с которым я свалилась, встретился-таки с моей головой. Так что, все вокруг - это просто предсмертный бред. Да, такое объяснение, пожалуй, правдоподобнее всего. Ну, а раз это глюки, можно расслабиться и не думать пока про несданный курсач и поджимающие сроки. Я облегченно улыбнулась.
  - Знаешь, малыш, мне определенно нравится наблюдать за мучительной работой мысли, в твоей очаровательной головке, - а этому гаду все смешно.
  По-моему, его вообще любое мое действие смешит. Судя по его реакции, даже, если я и в самом деле в прошлое попала, то без заработка не останусь. Начну карьеру комика. Карьера гулящей женщины, которую мне упорно пытался навязать пьяный тип в трактире, не прельщала. А от моих инженерных знаний в этом времени толку ноль. Они даже паровой двигатель еще не изобрели. Изобрести, что ли? Хм... Нет, а как же лорд Уатт? Жалко отнимать заслуженные лавры у родоначальника технического прогресса. Да и мало ли, что в будущем изменится, если такое важное изобретение появится почти на столетие раньше срока... Нахмурилась, пытаясь представить масштаб катастрофы.
  - Воу, воу, малыш, о чем бы ты там не думала, твоя предыдущая мысль мне нравилась гораздо больше. Не нужно так грозно на меня смотреть, я боюсь, - паясничая, Дрейк прикрыл голову руками, сжавшись в кресле в комочек.
  Нет, ну гад же! Со злости, я схватила со стола первый попавшийся предмет (оказавшийся чернильницей) и запустила в собеседника. Чернильница попала в цель, задев правую руку, и щедро окатив капитана своим содержимым. Дрейк зашипел и заковыристо выругался сквозь зубы. Блин, я не хотела.
  - Ой, извини, - перепугалась я. - Больно?
  - Конечно, - Дрейк поднял на меня полные слез глаза. - Это же был мой самый любимый головной платок! А чернила, между прочим, стойкие. Не отстирываются! - кэп снова ржал.
  - Да я про руку. Платок я тебе отстираю.
  - С рукой все в порядке, не обращай внимания, - Дрейк поспешно спрятал конечность под стол.
  - Ага, а повязка у тебя просто так, для красоты. Кстати, ее давно бы сменить нужно. Хочешь, помогу? - предложила я, пытаясь хоть как-то загладить свою вину.
  - Нет, - Дрейк ответил как-то очень резко. Помрачнел, вскочил, и, кинув измазанный чернилами головной платок на стол, стремительно направился к выходу. Уже в дверях, бросил мне, не оборачиваясь: - Платок, если хочешь, можешь попытаться отстирать.
  А волосы у него иссиня-черные... Ну, или просто черные, а синевы добавили чернила.
  Сидела, тупо уставившись на дверь. Что это только что было? Чем я его обидела? Такие перепады настроения просто так, из-за обычного предложения помощи - это как-то совсем ненормально. При виде того, как резко похолодели еще мгновение назад смеявшиеся глаза капитана, мне стало не по себе. Если у него всегда настолько резко настроение меняется, то я понимаю, почему команда так боится этого душку. Брр. Я бы тоже боялась. Да и сейчас как-то не по себе. Я внезапно осознала, что я одна на корабле с толпой матросов, капитан которых, похоже, слегка псих. Причем, не в том романтическом смысле, который зачастую вкладывают в это словосочетание, а в прямом психиатрическом. Что ж, будем осторожнее, никаких расспросов на нестандартные темы, никаких резких движений, шутки - только поддерживать капитанские. А то подружку нашла себе. В лице взрослого и явно опасного мужика. Видела же, как он с пьянчугами в трактире расправился. Одной левой.
  Решено. Соблюдаю вежливый нейтралитет, глядишь, и доеду до Сегунды без проблем. А там остается только помахать ручкой и капитану, и его кораблю. Жаль. В бриг я влюбилась с первого взгляда. Вот только название "Мечта" ему как-то не шло. Слишком банально.
  Отбросив неприятные мысли, взяла платок со стола и направилась на поиски горячей воды и мыла. Обещала отстирать - нужно выполнять.
  Поиски привели к боцману. В общем-то, кроме него и капитана, я на этом корабле пока еще никого не знала. Та парочка матросов, что об меня спотыкалась, не в счет, нас не представляли. Френки сидел на груде каких-то ящиков на корме и блаженно жмурился от яркого утреннего солнышка, которое выглянуло, развеяв туман, пока я зависала над картой в капитанской каюте. Одинокая фигурка бравого боцмана на фоне громадных ящиков казалась особенно мелкой, даже несмотря на широко расправленные ржаво-оранжевые крылья. Вот удивительно, как такой басище мог достаться такому щуплому индивиду? В тумане, да еще и в контексте развитой им бурной деятельности по управлению кораблем, боцман мне показался гораздо более внушительным.
  Кстати, Френки действительно оказался боцманом. Тут я угадала. И вообще, милым парнем. К тому же, почти моим ровесником. Все это я узнала, разговорившись с ним в процессе добывания горячей воды. С водой заминочка вышла. Оказалось, что на "Мечте" нет кока, и экипаж питается всухомятку уже много месяцев, с тех самых пор, как капитан сошел на берег в одном из городов и не вернулся. На поиски капитана ушел почти год, и за это время большая часть экипажа успела разбежаться. Оставшиеся же - самые верные капитану сильфы - так и не удосужились разобраться, как работает печка на камбузе. Под несчастным взглядом Френки, которым он сверлил меня, рассказывая душещипательную историю мучений своей нежной гурманской души в условиях отсутствия горячей пищи, пришлось пообещать, что сегодня займусь обедом. Вот только любимый капитанский платок отстираю. Заодно и проезд отработаю.
  - Да нет, капитан у нас - суперский, - гудел Френки в ответ на мои осторожные вопросы, каково это, служить под началом такого неуравновешенного типа. - Ну да, бывает, серчает порой, так то за дело. Знала бы ты старика Затычку... Я еще при нем на "Мечте" служил, юнгой. Вот уж кто лютый был. Правильно Дрейк его того.
  Чего "того", спросить я так и не успела: на палубе, где мы расположились со стиркой, появился сам предмет обсуждения.
  Дрейк успел умыться и переодеться, и теперь щеголял вполне приличным черным камзолом, ослепительно-белым воротом рубахи, шляпой-треуголкой, набором серебряных колечек и амулетов в левом ухе и татуировками, четко проступающими на смуглой коже в лучах утреннего солнца. Такой капитан мне мучительно кого-то напоминал. Будто с картинки из приключенческой книжки про пиратов сошел. Я нескромно рассматривала его, открыв рот. Ничего так, преображение из грязного оборванца, с которым я познакомилась в трактире.
  В этот момент судно качнуло, и я повалилась на палубу, переворачивая тазик с чернильно-мыльной водой. Кэп тоже покачнулся, распахнув для равновесия огромные крылья. Разбитая при падении коленка и содранная щека разом перестали меня волновать. Крылья Дрейка переливались на солнце всеми оттенками черного бархата.
  
  -8-
  - Сразу видно, сухопутная ты, - прогудел Френки у меня над головой.
  Боцман тоже устоял на ногах при толчке. Одна я оказалась такой неуклюжей. Открыла было рот ответить что-то язвительное, но в этот момент с правого борта раздались какие-то крики, и Френки умчался туда. Дрейк, конечно же не мог не прокомментировать мою неловкость:
  - Ты по земле-то как ходишь? Хотя, чего это я спрашиваю, глупый вопрос к сильфе, которая с острова умудрилась свалиться, - посмеиваясь, капитан протянул мне руку, чтобы помочь подняться.
  А вот не смешно. Ушибленная коленка, между прочим болит. Спасибо, что поинтересовался.
  - Зато я твой платок отстирала, - я сунула ему в протянутую ладонь мокрую после стирки тряпочку и начала подниматься самостоятельно.
  - Эй, малыш, ты что, обиделась? - удивился Дрейк.
  - Нет. Но шутка несмешная. Мне не весело сейчас, а страшно, понимаешь? Если даже такой, как ты, не знает, где мой остров...
  - Что значит, такой, как я? - Дрейк заметно напрягся. Блин. Я же обещала себе, только нейтральные темы, о погоде.
  - Как, ты говоришь, тебя зовут? - вместо ответа переспросила я.
  - Дрейк Барни, - в голосе недоумение, в глазах - намек на то, что меня начинают подозревать в использовании женской логики.
  - Точно не Сильфар?
  - Точно, я же говорил уже, - недоумение в голосе усилилось, подозрение в глазах - тоже. - Откуда ты вообще выкопала это имя? Я такого капитана не знаю. Да и не похоже оно на настоящее имя.
  - А ты, что, всех капитанов в мире знаешь? - удивилась я.
  - Не всех, но если послушать тебя, выходит, что этот твой Сильфар - персона достаточно известная, - пожал Дрейк плечами. - Да и кто станет называться "неправильным сильфом"?
  - В смысле, "неправильным", - я не поняла, при чем тут неправильность.
  - С нашего диалекта "сильфар" так переводится. Так у нас называют ну... неполноценных. Тех, у кого какие-то недостатки физические есть, к примеру.
  - А... - хм. А я, взахлеб читая книжки про приключения отважных воздухоплавателей древности, даже как-то и не подумала, что звучное имя великолепного капитана может оказаться просто прозвищем. Лишь вскользь удивлялась, что нигде его имя не упоминается, только фамилия. - Ты же тоже с западных, да?
  - Да. Ты хочешь сказать, что этот твой капитан - мой земляк? Тогда я его точно знать должен, а я не знаю.
  - Ну, говорят, он в юности пиратом был...
  - Тем более.
  Почему "тем более", я так и не узнала. Судно снова тряхнуло, правда пообниматься с палубой Дрейк мне на этот раз не дал: поймал за локоть и резко взмахнул черными крыльями, удерживая равновесие для нас обоих. Похоже, капитан крыльям применение нашел. Завидую. Я своими даже управлять еще толком не научилась - совершеннолетие было совсем недавно. Да и меня больше занимали мысли о том, что теперь никак от бесполезного украшения не избавиться, чем о том, как из крыльев пользу извлечь.
  - Кэп, судно по правому борту! - бас Френки раздался откуда-то с мачты.
  - Сиг, быстро в каюту и не высовывайся, - Дрейк резко растерял всю свою легкомысленность. Теперь передо мной стоял взрослый, предельно собранный мужчина. Все-таки у капитана явно талант. Так резко преображаться, становясь абсолютно не таким, каким был мгновение назад...
  - Ухты! Пираты, да? - восхитилась я.
  - Нет. В каюту, бегом! - Дрейк больше не обращал на меня внимания. Он вообще уже переместился на другой конец судна, по пути отдавая короткие распоряжения на незнакомом мне языке воздухоплавательных терминов и перехватывая штурвал у дежурного.
  Памятуя, как об меня все спотыкались утром, я поспешила ретироваться с палубы. Но не в каюту капитана, а на камбуз. Я Френки обещала горячий обед для ребят, вот и выполню свое обещание, пока они делом заняты. Закончат суетиться, а у меня уже и супчик готов. Справлюсь быстро, едоков немного. Шестеро, включая меня.
  Шуруя по полкам в поисках провизии, я размышляла о капитане. С одной стороны, все сходилось: и черные крылья, и татуировки, и сережки в ухе, и бриг под его управлением.
  Имя... Ну, раз мы выяснили, что Сильфар - это, скорее всего, прозвище, то имя не показатель. Я же не знала, в какой именно год я попала. Судя по количеству известных островов, в самое начало эпохи Великих Географических Открытий. Дрейк вполне мог взять псевдоним в будущем. Хотя, учитывая его недоумение, прозвище "Сильфар" было скорее обидным, чем звучным. А насколько я успела разобраться в капитане за недолгое время нашего знакомства, Дрейк отличался некоторой склонностью к бахвальству. Взять такой псевдоним было бы не в его духе.
  Большого сходства с портретом в энциклопедии я тоже не наблюдала. Однако, и тут можно было сделать скидку на то, что меня могла подвести память, художник мог приукрасить изображаемую знаменитость... Ну, и татуировки на портрете покрывали все лицо капитана, а у Дрейка была всего лишь вертикальная линия геометрического орнамента справа, от лба до подбородка, и голова хищной птицы вокруг левого глаза. Не помню, были ли именно эти рисунки на портрете, но ведь со временем татуировок тоже могло прибавиться, да и поменяться они могли.
  Самой большой нестыковкой был корабль. Я точно помню, как читала, что капитан Сильфар ни разу за всю жизнь не изменял своей "Варне". Даже в тот период его жизни, о котором нет достоверных сведений, еще до триумфального своего появления в столице с картой Южного архипелага. Бриг, на котором я пыталась отыскать хоть что-то съедобное в данный момент, назывался "Мечта". Так что, при всем своем внешнем сходстве с картинкой в энциклопедии (разве что паруса не голубые, а обычные белые), к моему величайшему сожалению, корабль был не тот. К сожалению - потому что я на пару мгновений размечталась, как круто было бы познакомиться с настоящим капитаном Сильфаром, а тут такой облом.
  Кстати. Раз никто не знает Университетский остров, значит, капитан еще не объявлялся. Попыталась припомнить карту на стене каюты Дрейка. Вроде бы Кайду там был. Значит, попала я в год 2536-2539 примерно. Кайду открыли в 36-м, осенью. Дрейк говорит, карте уже год, значит, диапазон дат можно сузить до 37-39 годов. Судя по погоде и светлякам, лето. Капитан явился к королю ранней весной 39-го. Значит, 39-й отпадает. 37 - тоже, Дрейка на корабле не было год, значит лето 37-го мы тоже проскочили. Итак, Сиг Мара, добро пожаловать в год 2538-й, лето. Месяц и день уточним в процессе.
  Какая я умничка, вычислила, в когда попала. Горжусь собой! Правда, на кулинарном поприще гордиться мне пока было нечем. Из продуктов в наличии имелось несколько жутко сморщенных клубней ниппы и куча вяленого мяса. Ну да, сильфы от мяса полностью отказались только в последнее столетие. В пятисотых оно все еще было обычным распространенным продуктом. Как готовить мясо, я не представляла совершенно. Присела на край табурета, чеша в затылке. И вовремя. Раздался оглушительный звук пушечного залпа, и "Мечта" содрогнулась.
  Мама дорогая, на нас что, напали? Мне как-то резко расхотелось приключений и захотелось назад к учебе и экзаменам.
  
  -9-
  С палубы раздавались крики, топот ног. Я сидела, вцепившись в край кухонного стола, прочно прикрепленного к полу и вздрагивая при каждом выстреле. Стреляли по нам. Мы ответный огонь пока не открывали. То ли не хватало дальности, то ли стрелять было некому: все члены команды были заняты управлением судном. Пушки у нас имелись, причем много - это я заметила еще когда поднималась на борт. Насколько я помню, экипаж брига должен насчитывать больше сотни сильфов. Как мои попутчики управлялись с ним впятером, я представляла с трудом.
  Мимо мутного окошка-иллюминатора просвистело что-то круглое и темное. На палубе грохнуло. Раздалась ругань, "Мечту" накренило. Я сжалась, вцепляясь в стол с удвоенной силой. Пушки смолкли, но по правому борту проскрежетало. Что именно, видно мне не было: с той стороны у камбуза имелась лишь глухая стена.
  Послышались звуки выстрелов, на этот раз револьверных, крики усилились, голосов стало больше. "На абордаж!" - расслышала я. Мамочки! Нас что, сейчас захватывать будут?
  Топот, грохот, вопли ярости и боли. В деревянную дверь камбуза врезалась пуля, выбив щепки, разлетевшиеся в стороны. Я взвизгнула и юркнула под стол рядом с печкой. Оттуда было вообще ничего не видать, даже того немногого, что можно разглядеть через мутный иллюминатор. Но зато шальная пуля не достанет.
  Не знаю, как долго я так просидела, сжавшись в комочек и завернувшись в крылья. Хотелось зажать уши, чтобы не слышать криков, раздающихся с палубы, и зажмуриться. Но я не делала ни того, ни другого, жадно прислушиваясь и моля ветра, чтобы все поскорее закончилось, желательно, в нашу пользу. Печка, огонь в которой я развела, собираясь кашеварить, грела левый бок. Точнее, уже припекала, но я боялась пошевелиться, чтобы отодвинуться от нее подальше. Рядом со мной под столом были свалены кастрюли и прочие сковородки, и при малейшем моем движении эта гора медной посуды грозилась загреметь, разваливаясь. Казалось, что даже в том бардаке, что творился на палубе, грохот посуды услышат все. И тогда меня заметят и украдут пираты. Несмотря на слова Дрейка, что напали на нас не они, я была уверена в обратном. Кто еще, как не пираты, мог напасть на беззащитное судно с неполным экипажем на борту? А к пиратам мне не хотелось. В голове мелькали образы вечно пьяных матросов, глушащих ром с утра до ночи, грязные сальные руки, лапающие меня за все немногочисленные и не особо выдающиеся выпуклости... В общем, в моем воображении пираты представали очень похожими на развеселую компашку, встреченную накануне в таверне, но в большем количестве и пьянее. Увлекшись своими фантазиями, я даже отвлеклась от битвы, продолжающейся на палубе, и немного расслабилась. На моменте, когда окосевший капитан пиратов с не менее нетрезвым боцманом в моей голове начали спорить, где находится север (с перепоя, им виделось по две стрелки на компасе), я даже засмеялась, пошевелившись при этом. Естественно, гора кастрюль и сковородок тут же посыпалась на пол, загрохотав.
  Дверь камбуза распахнулась, на пороге появился незнакомый силуэт. Я сжалась, зажмуриваясь и зажимая ладнями уши. В последний момент заметила яркую голубоватую вспышку. Под сомкнутыми веками было темно и тихо. Я сидела, не дыша, и считала удары сердца. Насчитала много: сердце бешено колотилось, грозясь выскочить из груди. Однако, ничего не происходило, никто не хватал меня за волосы, чтобы вытащить из ненадежного убежища на потеху захватчикам, да и вообще, на палубе стало подозрительно тихо.
  Я снова понемногу расслабилась, начав даже дышать через раз. Уже подумывала глаза открыть, но тут по деревянному полу камбуза прогрохотали шаги. Глаза открывать я резко передумала, прикрыв голову еще и кончиками крыльев. Когда ко мне прикоснулась чья-то рука, я только вздрогнула. "Меня здесь нет, это не я, это голубая бабочка залетела на камбуз," - повторяла я про себя.
  - Малыш, ты собралась здесь вечно сидеть? - раздался насмешливый голос Дрейка откуда-то сверху.
  Я недоверчиво приоткрыла один глаз. Капитан нависал надо мной черной окровавленной тенью, ослепительно улыбаясь белозубой улыбкой. Жутковатое зрелище, если честно.
  - У тебя кровь, - выдавила я.
  - А, пустяки, - скривился Дрейк. - И вообще, это не моя, по-моему. Вылазь, все кончилось, мы оторвались.
  Я на четвереньках выбралась из-под стола, едва шевеля затекшими конечностями. Как встать дальше, представляла слабо: по рукам и ногам побежали мурашки.
  - Гхм, - прокашлялся капитан, стоя надо мной и даже не пытаясь помочь подняться. - Мне, конечно, нравится открывающийся вид, но не думаю, что ребятам стоит видеть единственную даму на корабле в столь пикантной позе. И так они уже с твоей кормы глаз не сводят. Тем более, сейчас, когда нас потрепало, мне команда нужна в полном составе и с мозгами, занятыми моими приказами, а не твоими прелестями.
  Я покраснела и попыталась подняться, цепляясь руками за ножку стола. Дрейк страдальчески вздохнул и, подхватив меня поперек живота левой рукой, поставил на ноги. С трудом устояв, я вцепилась в столешницу. Отпустив меня, капитан попятился, держа правую руку за спиной, нащупал полотенце, висящее на гвоздике у плиты и, сорвав его, стремительно отвернулся. Когда Дрейк снова повернулся ко мне, кисть его правой руки уже была обмотана полотенцем. Я молча наблюдала за его маневрами. Как-то их комментировать или что-то спрашивать желания не было. Пробовала уже. Не скажу, что результат расспросов мне понравился. Шикнув мысленно на свое любопытство, спросила другое:
  - Как твои люди? Никто не ранен?
  - Френки пары зубов лишился, может, теперь свистеть наконец-то научится, - ухмыльнулся Дрейк. Интересно, а он серьезным только в самых исключительных случаях может быть? - А так все в порядке. Но ноги уносить отсюда подальше придется как можно быстрее. Боюсь, так просто от нас не отстанут.
  - А кто это был вообще? И чего они от нас хотели? На "Мечте" что, есть чем поживиться, кроме сморщенной ниппы? Ты же, вроде, говорил, что это не пираты?
  - Не пираты... - Дрейк присел на край стола. В таком положении наши глаза оказались практически на одном уровне. Капитан серьезно посмотрел на меня в упор, вздохнув. - Малыш, давай я тебе ничего не буду рассказывать, а? Ты милая, хоть и странная немного. Ну ладно, не немного. Но все равно. Видно же, что ты - хорошая девочка. А хорошим девочкам в такие дела лучше не соваться. Поверь мне, ты не хочешь ничего знать. Мы тебя высадим на Сегунде, как я и обещал. Правда, не в порту, но ты доберешься. Я тебе деньжат на первое время подкину, чтобы ты смогла добраться до своего острова или осесть где-то еще, если не получится его найти.
  С этими словами Дрейк стремительно поднялся и покинул камбуз.
  Я стояла, как мешком по голове стукнутая. Это что такое сейчас было? Догнать и допросить мешали мурашки, все еще марширующие по отсиженным ногам.
  
  -10-
  Когда мурашки наконец-то оставили мои конечности в покое, и я сумела выйти на палубу, капитана уже и след простыл. Зато я заприметила Френки, громогласно отдающего какие-то распоряжения изрядно потрепанным матросам шепелявым басом.
  - Эй, Френки, - окликнула я его. - Капитана не видел?
  - У фебя, - обернулся боцман через плечо, сверкнув дыркой на месте передних зубов. - Но велел не бефпокоить. Фоветую посфлушатьфя. Когда он такой, к нему лучше не подходить.
  - Какой такой? - не поняла я. Только что нормально же разговаривали, он шутил, улыбался. Правда, с корабля сплавить побыстрее желание выражал. Впрочем, чего это я? Неужели думала, что мои ярко-голубые волосы в тон крыльев настолько неотразимы, что капитан падет к моим ногам и будет выполнять любой каприз, разыскивая еще не открытый в этом времени Университетский остров? Он же обещал только до Сегунды подкинуть. А тут еще и денег дать хочет. Нужно будет уточнить, каким образом ему эти деньги потом вернуть можно будет. Может, у него счет в банке есть. В пятисотых банковская система была уже достаточно хорошо развита.
  - Какой, какой, - Френки пожал плечами. - Такой. Не жнаю, как объяфнить... Бешеный...
  Хм, ну ладно. Раз Френки не советует, к Дрейку пока соваться не буду. Подожду, пока сам выйдет.
  - А может, вам помочь чем-то нужно? - спросила у боцмана. - С горячим обедом, боюсь облом. У вас, кроме мяса, нет продуктов почти никаких, а я мясо готовить не умею. У нас его не едят, - развела руками я.
  - Ой, да жабей, не до обеда фейфяс, - отмахнулся Френки. - Лечить умеешь?
  - Ну, знаю, как первую помощь оказывать немного, - призналась я. - А что, кто-то ранен? Дрейк говорил, что никто не пострадал при нападении, вроде. Ну, кроме твоих зубов.
  - При нападении - никто. А вот пофле, когда вон тот жавал ражгребали, кое-кто руку фломать умудрилфя, - кивнул боцман на печального дядьку великанистой наружности, сидящего чуть поодаль. Дядька нежно прижимал к груди, баюкая, огромную ручищу.
  - Давай гляну, - согласилась я. Занятия по первой помощи при переломах я, вроде бы, хорошо помнила. - А аптечка у вас есть?
  - Угу, на камбуже, в шкафчике.
  Пожав плечами, удалилась обратно на камбуз, поманив верзилу за собой.
  Дядьку звали Салли, и был он очень милый и застенчивый. А рука у него оказалась совсем не сломана, просто вывих. Легко его вправила, наложив тугую повязку и наказав поберечь пару дней.
  - А чего мы не отстреливались? - поинтересовалась я.
  - Дык, капитан наказал огонь не открывать, - удивился Салли.
  - А почему?
  - Дык, он же капитан, ему виднее. Нам приказы капитана обсуждать не с руки.
  На том и весь сказ. Глядя на Салли, желания обсуждать, а тем более, оспаривать приказы Дрейка при нем абсолютно не хотелось. Глаза матроса горели просто-таки фанатичной преданностью и любовью к своему капитану. Я даже позавидовала. Вот бы мне когда-нибудь таких преданных подчиненных в команду! И чем он их берет, интересно?
  Дрейк появился на палубе только ближе к вечеру, когда я уже перезнакомилась со всеми членами его немногочисленного экипажа, все-таки выяснила, как готовить мясо, и теперь дегустировала тушеную цаппятину в теплой мужской компании.
  - О, Дрейк, кушать будешь? Я сама готовила, - обрадовалась я его появлению. Попыталась вскочить, чтобы подать капитану его порцию, но была остановлена небрежным жестом.
  - Сиди, Сиг, я сам насыплю.
  Сиг? Не малыш? Что-то где-то сдохло? Вопросительно посмотрела на Дрейка.
  - Я буду у себя, зайди после ужина, пожалуйста, - тон предельно вежливый, и никакой насмешки в голосе. Ну капец. Что-то определенно не так. Я что-то не то сделала? Или сказала?
  Перевела вопрошающий взгляд на Френки, но тот только плечами пожал, мол "не знаю, сам в шоке".
  Быстренько доев (кстати, мясо мне понравилось, хоть я его и пересолила слегка), я побежала к Дрейку.
  Наткнувшись на закрытую дверь, сбавила ход и, притормозив, постучала.
  - Заходи, Сиг, открыто! - раздалось изнутри. Снова Сиг? Все страньше и страньше.
  Вошла, замерев на пороге.
  - Проходи, садись, - гостеприимно предложил Дрейк.
  Перед ним на столе была разложена карта.
  - Смотри, - указал капитан на один из островов на карте. - Это Сегунда. Вот здесь, - палец Дрейка уперся в жирную красную точку на карте острова, - находится столица острова. А также, самый крупный порт на нем. Мы тебя высадим вот здесь, - палец переместился на мыс, расположенный заметно к юго-востоку от столицы. - До столицы дойдешь пешком. Или подвезет кто. Там недалеко - всего день в пути. Дорога одна, выйдешь на нее, и дальше уже не заблудишься. Справишься?
  Я кивнула.
  Дрейк достал из ящика стола увесистый мешочек, звякнувший при соприкосновении со столом. Подвинул мешочек ко мне. Все действия производились исключительно левой рукой, правую капитан держал под столом, не вынимая. Та что же у него там такое с этой рукой? Мое любопытство снова подняло голову. Если бы просто ранен был, то не дергался бы так, когда предлагала помочь, и не прятал бы руку, предпочитая выглядеть чудаком...
  - Тут сотня серебрушек, - тем временем, продолжал Дрейк. - Не очень много, но на первые несколько месяцев тебе хватит, если не будешь сильно шиковать. Извини, но я не очень верю, что тебе удастся найти твой остров. Разве что, с названиями какая-то путаница, и он у нас просто по-другому зовется. Но... ты видишь по карте, на юго-запад он Прайма не так много всего, и я не припомню, чтобы встречал кого-то, на тебя похожего, на тех островах, которые попадаются на нужном направлении. Да и вообще, не припомню, если честно. Я бы точно запомнил, если бы видел еще таких. А ты, судя по твоему поведению, не чудачка какая-то, а выглядишь вполне обычно для своих мест.
  - А как ты догадался? - не удержалась я от вопроса.
  - Во-первых, у нас так, как ты никто не одевается. Женщина в брюках - это вообще дикость. Любая, доведись ей надеть брюки, чувствовала бы себя некомфортно, а для тебя этот вид одежды явно привычен. А твой вырез и короткие волосы - это вообще признаки гулящей женщины, продающей тело за деньги. Но ты явно не из таких. Настолько не из таких, что вчера в трактире даже не сразу поняла, что от тебя те забулдыги хотят. А поняв, искренне возмутилась. Я уже не говорю о цвете твоих волос...
  Ну да, доводы разумные. Да и не удивительно, что он таких, как я, не встречал. За три столетия мода раз двадцать поменялась кардинально.
  - Кстати, вот, - Дрейк протянул мне платок. Тот самый, по его словам, любимый, который я вполне успешно отстирала сегодня. - Наденешь, чтобы волосы прикрыть, и я Френки попрошу тебе какую-то рубаху из своих подобрать. Вы одного роста, должна подойти будет. Женской одежды у нас, к сожалению, нет на борту. Так что, я бы посоветовал тебе прикинуться мальчиком, пока не доберешься до лавки, в которой сможешь купить все необходимое. Да и безопаснее на дороге будет. К одинокой девушке, сама понимаешь, всяк прицепиться может. И деньгами сильно не свети, - спохватился Дрейк. - Сумма немаленькая, для бандитов и просто карманников - искушение. Лучше, как придешь в столицу, сразу в банк положи.
  - О, кстати, о банках, - вспомнила я свои размышления. - У тебя счет есть? Ну, чтобы я могла тебе на него потом долг вернуть. Вдруг, не свидимся больше...
  Дрейк как-то непонятно скривился.
  - Не нужно возвращать, малыш, - мягко сказал он. - Это подарок. Считай, маленькая компенсация за то, что не довез до столицы, как собирался.
  - Нет, Дрейк, прости, но такие подарки я принимать не приучена. Это же, насколько я понимаю, очень немалые деньги, - я отодвинула кошель обратно к Дрейку. - Несколько монет возьму, чтобы на пару недель хватило, и все.
  - Сиг, не дури! - рявкнул на меня капитан, привстав и грохнув кулаком по столу. Забывшись, правым. Тут же сморщился, словно от сильной боли, и поспешно сунул руку обратно под стол. Я успела заметить пятна крови и чего-то серебристого, выступившие на свежей повязке, сменившей полотенце.
  - Малыш, некогда мне с тобой спорить, - буркнул он. - Бери, что дают, и бегом к Френки за рубашкой. Мы уже почти на месте, у тебя четверть терции на сборы. Высаживаться будешь очень быстро, почти на ходу. Мы не сможем причалить надолго, за нами погоня, и с преследователями тебе лучше не встречаться.
  С этими словами Дрейк встал и, подойдя к двери, распахнул ее, явно давая понять, что мне пора.
  Я обиделась. Вот, не знаю, с чего я вообще взяла, что между нами даже какая-то симпатия возникла, что мы могли бы, если не друзьями стать, то хотя бы хорошими приятелями. Может, его постоянные подколки и обращение "малыш" дали повод так думать. Но теперь мне ясно давали понять, что я тут чужая, просто случайная попутчица, о которой капитана обязывали позаботиться какие-то свои, мне непонятные, соображения чести. Меня довезли до места, и теперь мне пора избавлять "Мечту" от своего неудобного и бесполезного присутствия.
  Молча сгребла со стола кошель и платок и вышла. Уже проходя мимо капитана, услышала тихое "Удачи, малыш". Настолько тихое, что решила, что мне это послышалось.
  Спустя обещанную четверть терции я стояла на каменистом мысе, покрытом редкими хвойными кустиками, и смотрела, как уплывает от меня, растворяясь в вечерних сумерках, "Мечта". Светляки помигивали в кустах, пробуя голоса перед началом ночного концерта. С неба им в ответ помигивали первые звезды. Паруса хлопали на ветру. Прежде, чем бриг окончательно скрылся в сгущающейся синеве наступающей ночи, всего на одно мгновение его паруса показались мне голубыми.
  Конец отрывка. книгу можно скачать на гугл букс: "Эпоха Великих Географических Открытий. Курсовая" - бесплатно до конца апреля.
  
  Вторая часть (отрывок) тут: "Системы навигации судов дальнего следования. Практикум"
Оценка: 8.99*19  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Zzika "Вакансия на должность жены" (Любовное фэнтези) | | Э.Грант "Тест на отцовство" (Современный любовный роман) | | Д.Тараторина "Равноденствие" (Любовное фэнтези) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга вторая" (Приключенческое фэнтези) | | А.Лакс, "Срок твоей нелюбви" (Женский роман) | | М.Славная "Горячий босс. Без сахара" (Современный любовный роман) | | Н.Князькова "Планета мужчин или Пенсионерки на выданье" (Любовное фэнтези) | | Я.Ясная "Игры с огнем" (Любовное фэнтези) | | С.Лайм "Не (воз)буди короля мертвых" (Юмористическое фэнтези) | | И.Шикова "Кредит на любовь" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"