Томашева Ксения: другие произведения.

Жека, Женечка, Евгений Петрович

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Вот она - новая взрослая жизнь. Началась, наконец!
  Я блаженно растянулась на скрипучей койке. На соседнюю с ногами взгромоздилась Аська, покачиваясь на прогибающейся панцирной сетке. Обожаю такие кровати! Спишь, словно в гамаке, а при желании, на них можно даже прыгать, как на батуте.
  Мы только что наконец-то выпроводили наших мам в сторону вокзала, и теперь "двушка" на четвертом этаже старой, порядком порушенной многими поколениями студентов, общаги была в нашем полном распоряжении. Приехали и заселились мы (я и моя вечная одноклассница Аська, в сопровождении мам) сегодня с утра. Да, бывает и так. Люди, проведшие десять лет за одной партой, почему-то никак не могут разбежаться в разные стороны после выпускного бала и совершенно случайно поступают в один и тот же ВУЗ за сотни километров от дома. Серьезно. Мы ни о чем таком не договаривались. И я, и Аська - обе медалистки, и поступать могли в несколько ВУЗов одновременно: для льготного собеседования было достаточно подать копию аттестата. Вот и метались мы и наши небогатые родители между городами, распихивая документы по приемным комиссиям всех универов, в которые был хоть какой-то шанс попасть на бюджет без взятки. С подругой после выпускного мы не виделись, даже на поступлении умудрились разминуться: она попала на первый день собеседований, а я - на последний. Столкнулись уже сегодня в очереди, растянувшейся перед дверью коменданта общаги. К обоюдному изумлению и радости, выяснилось, что мы, мало того, что в один ВУЗ поступили, так еще и на один и тот же факультет. Посему имели все шансы на поселение в одной комнате, что привело в восторг наших предков. Вдвоем оно как-то спокойнее, да и прокормить нас будет проще.
  Пока мы азартно хлопали глазками по сторонам, рассматривая будущих однокурсников, мамы составляли расписание "передачек", призванных обеспечить бесперебойную поставку домашней тушенки и картошки голодающим нам (это же общеизвестный факт, что студенты всегда голодают). Учитывая, что прямой поезд из нашего городка приходил в семь утра, а "парочка яблок" в понимании моего папы - это примерно ведро... Нам с Аськой срочно требовалось обзавестись кавалерами повлюбленнее и погрузоподъемнее. Желательно, жаворонками по натуре. Как это сделать, я представляла слабо. В школе я пользовалась популярностью, но не в том смысле. Я была юным дарованием, младше своего класса на год. Так уж повелось, что как девушку меня никто из одноклассников не рассматривал, скорее, как умненькую (читай: наивную) младшую сестренку, всегда готовую дать списать. Перед контрольными конкуренция за место рядом со мной зашкаливала. Но когда на школьной дискотеке включали вожделенный "медляк", все мои кавалеры рассасывались в неизвестном направлении. Хотя, почему неизвестном? Они более бойким и менее стеснительным одноклассницам доставались. Той же Аське. Точно! На нее вся надежда.
  Пока мы распаковывали вещи и осваивали новую территорию, на которой нам предстояло обитать ближайшие пять лет, мамы готовили обеды впрок. Судя по масштабам происходящего на общей кухне, борща и котлет нам тоже должно было хватить лет на пять, не меньше. И не только нам: на кухне собрались родительницы всех новоиспеченных обитателей нашего этажа.
  И вот теперь дневная суета рассосалась, мамы тоже, и мы смогли вздохнуть спокойно. Завтра - первый день занятий и знакомство с однокурсниками. А сегодня спать, спать и только спать! Но нам не дали.
  - Войдите! - Заорала я в ответ на робкий стук в дверь. Вставать открывать было облом.
  - Лин, ты так орешь, что войдут во все двери нашего этажа. И двух соседних, - пробурчала Аська, нехотя распутывая ноги и топая к двери. - Кроме нашей. У нас дверь на щеколду закрыта.
  За порогом обнаружилась весьма колоритная парочка: здоровенный "рокер" ростом под два метра с собранными в длинный хвост волосами и франтоватый блондинчик с голливудской улыбкой.
  - Привет, я Жека, - представился блондин. - А вот он - Сергей, но он стесняется, - кивок в сторону "рокера". Пацан и правда стеснялся, застенчиво выглядывая из-под длинной челки ярко-синими глазами.
  - Э... Ок. И? - Аська выжидающе уставилась почему-то на "рокера". Учитывая, что росту в ней полтора метра в прыжке, смотрелось это потешно. Сергею же было явно не до смеха, он весь покраснел, не зная, куда девать руки, и не решаясь отвести глаза от цепкого Аськиного взгляда.
  - У вас, это... сковородка есть одолжить? - Вклинился Жека между ними. - А то мы там картошку пожарить решили, а на нашу вся не влазит. Кстати, а соломкой по сколько миллиметров толщиной ее нарезать?
  Я тяжко вздохнула. Похоже, пацанов нужно было спасать, и Аська тут не помощник. Еще после пересоленных оладушков на уроке труда в седьмом классе всем стало понятно, что Аськины таланты в кулинарии сродни моим музыкальным. А меня в караоке, открывшемся в нашем городке этой весной, чуть не побили, когда я набралась смелости поорать в микрофон. Мои же друзья, кстати. С Аськой мы еще утром договорились, что на мне готовка, а на ней уборка. Во избежание бытовых отравлений.
  Вооружившись сковородкой, я потопала на кухню за Жекой. Сергей и Аська отстали, затерявшись на просторах длинного коридора.
  Открывающееся с порога кухни зрелище целиком и полностью стоило того, чтобы поднять мою уставшую тушку с кровати.
  Несчастные картошки лежали ровными рядами, выстроившись по росту. Судя по внешнему виду, их пытали. Кожура с картофелин была срезана ровно, выдавая тягу палача к кубизму. В том смысле, что он явно старался из неправильной формы картофелин вырезать ровные кубики. Справедливости ради, должна заметить, что у него почти получилось. А вот помыть картошку перед тем, как ее чистить, никто не догадался. Будь я экспертом-криминалистом, я бы с легкостью смогла определить личность палача по четким отпечаткам вымазанных в земле пальцев на боках пострадавших клубней. Кстати, палач был левшой. Я подозрительно покосилась на Жекины руки. Ага. Пятна земли на них присутствуют. Значит, его работа.
  В общем, картошку пришлось не только пожарить, но и потушить. Для жарки даже на две сковородки вся не влезла. Глазомера кое-кто был лишен вовсе.
  Пока мы возились на кухне, я успела выяснить, что наши новые знакомцы живут через одну комнату от нас, поступили на факультет информатики, а в общагу биологов их поселили потому, что факультет был новый, и своего общежития у него не было. Первый курс распихивали, куда придется.
  Когда картошка в обоих сковородках уже начала золотиться, до кухни наконец-то добрели Аська с Сергеем. Судя по их горящим глазам (и не только глазам), эти двое были потеряны для общества.
  - Ой, а я должен был котлеты разморозить, - спохватился Сергей. Да куда уже размораживать, картошка остынет.
  - А-ась? - Я выразительно глянула на подругу.
  - Сейчас, - понятливо кивнула та. Отработанная за школьной скамьей система общения одними глазами не подводила ни разу за десять лет, не подвела и сейчас. - Сереж, идем поможешь донести: нам мамы целую выварку котлет наготовили, поделимся. Куда нам столько, не представляю!
  Парочка растворилась в сумраке коридора. Надеюсь, на этот раз они вернутся быстрее: с кастрюлей котлет в руках особо не нацелуешься. Я широко усмехнулась. Надо же. Моя стервочка-подружка, без зазрения совести кружившая головы и разбивавшая сердца одноклассникам, похоже, влюбилась с первого взгляда!
  К котлетам и картошке подтянулись остальные студенты нашего этажа, недремлющие в столь поздний час. Учеба еще не началась, а основной инстинкт студента - появляться на кухне в тот момент, когда там появляется что пожрать - проснулся, похоже, уже у всех будущих первокурсников. В общем, получилось неплохо. Количество провизии, заготовленной мамами нашего этажа, стремительно приближалось к нормальному, которое реально успеть съесть до того, как продукты испортятся. Ночь столь же стремительно приближалась к рассвету.
  
  ***
  Учеба шла весело. На третьей неделе мы, осмелев, начали прогуливать пары. Не все, конечно. Органическую химию или ботанику прогуливать было стремно. А вот философию, лекции по которой вел один препод, а семинары - другой, прогулять было не зазорно. Зачем биологам и программистам философия? Тем более, что Евгений Петрович (так звали лектора) перекличку не делал и отсутствующих на лекциях студентов не отмечал. А Жека постоянно находил нам какие-то более интересные развлечения на те два часа, которые длилась последняя, пятая, лекция по средам - именно там в расписании обоих наших факультетов примостилась философия. Основной целью этих вылазок был выгул нашей сладкой парочки по всяким романтическим местам. Выгуливаться самостоятельно у них не получалось: Сергей все еще стеснялся пригласить Аську куда-нибудь. Анастасия же категорически отказывалась брать управление их романом в свои руки, сообщив мне по секрету, что именно от этой самой стеснительности Сергея она тащится больше всего. Вот и таскались мы с Жекой за ними по городским паркам, мостам влюбленных и прочим достопримечательностям, приотстав на почтительное расстояние.
  Еще проще было с физрой: ее можно было заменить на посещения секций. И мы с Аськой записались на секцию... шахмат. Говорят, там было проще всего сдать нормативы в конце семестра. О том, как мы вообще собираемся сдавать кросс, усиленно "протренировавшись" весь семестр за шахматной доской, мы пока не думали.
  
  ***
  На носу замаячила первая сессия, а в шахматной секции начались соревнования.
  Почему Женечка - милый долговязый мальчик с гуманитарного - так упорно пытается мне проиграть, я только догадывалась. Подозреваю, что его попросила об этом наша тренерша. В отличие от меня, Аська проявляла явные таланты к шахматам (я блистала в преферансе, но, к сожалению, этот блеск был востребован только на наших ночных посиделках в общаге). Ее даже хотели отправить на межуниверситетский турнир, как победителя от первых курсов. Но для этого требовалась хотя бы формальная победа в финале соревнований нашего универа среди девушек. Девушек в шахматной секции было аж мы вдвоем. Следовательно, я тоже как-то должна была выйти в финал. Для Аськиной карьеры чемпионки универа не имело значения, кто выступал в роли соперников до финала. Главной задачей было набрать нужное количество протоколов партий. Поэтому, играли все со всеми, и только на финальных партиях предполагалось разделить нас на мальчиков-девочек. Однако, этот план оказался под угрозой срыва: я уверенно вылетала из турнирной таблицы. Женечка очень старался поддаваться. Однако, воспользоваться плодами его стараний у меня никак не получалось. На том занятии я впервые узнала термин "пат". Мы с Женечкой без толку гоняли фигуры по доске уже битый час. Я мило улыбалась, Женечка мило краснел в ответ, стреляя глазами в моего ферзя. К сожалению, понять его робкие намеки я была не в состоянии, и раз за разом делала явно не те ходы, которые от меня требовались. Наши коллеги по секции давно разбежались кто куда. За Аськой зашел Сергей, и они упорхнули в неизвестном направлении. Надеюсь, я ключи снова не забыла, иначе, куковать мне под дверью в ожидании подруги до утра. За спиной Сергея в коридоре вроде бы маячил Жека, но я была увлечена партией и особого внимания не обратила.
  Когда блуждания моего ферзя по доске окончательно утомили и игроков, и тренера, партию свернули, записав "ничью". С таким результатом я со скрипом набирала нужное для "финалиста" количество очков, и Аськина победа в женском турнире на следующем занятии была подкреплена доказательствами.
  По зимнему времени темнело рано, и Женечка взялся проводить меня до общаги. Общежитие гуманитариев располагалось по соседству, и причин отказываться я не видела. Так-то меня совесть бы заела гонять человека по морозу, сама бы дошла, не рассыпалась. Женечка мне еще и сумку, полную сгоряча нахватанных в библиотеке книжек, помог донести. В предчувствии надвигающейся сессии в студентах просыпалась прямо-таки маниакальная жажда знаний и любовь к чтению, и я была не исключением.
  Всю дорогу мы мило болтали о какой-то чепухе. С Женечкой было интересно. Его вихрастая голова оказалась набита сведениями по абсолютно всем темам, которые я могла представить. У дверей общаги мы распрощались, и провожатый вернул мне сумку с книгами. Ох и тяжеленная же она!
  Закрывая дверь, я отметила про себя, что Женечка пошел не к общаге гуманитариев, а к автобусной остановке. Чего это он?
  В холле наткнулась на Жеку. Он отчего-то был весь запыхавшийся и явно недавно с мороза.
  - О, привет! А я тут звонка от родителей уже битый час жду. Обещали в семь позвонить, а уже почти восемь, - пожаловался он. -Ты откуда так поздно?
  - С шахмат. Прикинь, я в финал вышла, теперь с Аськой на следующей неделе сыграю - и все. Зачет у нас в кармане.
  - Везуха. А нам кросс бежать. А у меня зачетов на той неделе - пять штук.
  - У меня не меньше. И четыре экзамена на следующей. Кстати, по философии что у нас намечается?
  - Экзамен, письменный. В пятницу на первой паре.
  - Че-о-орт! У меня в пятницу ботаника еще, устный.
  - Так отстреляемся с философией пораньше, и пойдешь на свою ботанику, - отмахнулся Жека. - Там просто сочинение, и темы простые.
  
  ***
  Гром грянул в ночь перед ботанико-философским днем. В роли громовержца выступила моя неугомонная подруга. Аська влетела в комнату с горящими лихорадочным огнем глазами и воплем "Полинка, все пропало!"
  Что именно у нее пропало, удалось выяснить только минут через пять, когда беспорядочное мельтешение по комнате, сопровождаемое невнятными воплями, сменилось способностью вести конструктивные диалоги.
  Пропал шанс выспаться сегодня ночью. Милый добрый философ Евгений Петрович подложил нам преогромнейшую свинью. Прошел слух, что перед экзаменом он будет проверять наши конспекты на наличие там всех лекций. В моем, как и в Аськином, было наличие отсутствия всех лекций. Были мы на первых трех, от силы, а конспектировали и того меньше. Лично у меня в тетради красовалась половина первой лекции и куча нарисованных ручкой котиков и сердечек.
  Разыскивали по всей общаге и переписывали конспекты лекций мы до самого утра. Я вспомнила про Женечку. Вот уж у кого точно должны были быть все лекции, с его-то дотошностью. Философия - общий предмет, и не думаю, что гуманитариям Евгений Петрович читал лекции по другой программе. Время было позднее, и прорваться в общагу к гуманитариям не удалось. И дело было даже не в том, что вахтершу не тронули наши слезные вопли о загубленном красном дипломе. Дело было в том, что Женечка в общаге не проживал. От проходившего мимо однокурсника мы узнали, что Женечка, оказывается, был местным и жил на другом конце города. Чего ж он меня провожать поперся-то? Узнав от нас, что философ будет проверять конспекты, наш информатор схватился руками за голову и мигом испарился. Ясно. В гуманитарной общаге ловить нам нечего. Тут и среди своих сейчас развернется битва за конспект.
  Утром, выползая из дому, я была дико сонной, и от того рассеянной. Посему, шпоры с цитатами великих философов по темам сочинений благополучно забыла на столе.
  Первым потрясением начинающегося дня оказалось то, что конспекты Евгений Петрович так и не проверил. Буркнул только, что прогульщиков он запомнил, и им придется основательно потрудиться, чтобы произвести на него впечатление своей работой. Мне, как впрочем и половине нашего курса, показалось, что смотрел он при этом прямо на меня.
  Дрожащей рукой вытащила билет. "Смысл жизни с философской точки зрения" - легкотня. От сердца отлегло, и я, ослепительно улыбнувшись Евгению Петровичу, прошествовала на свое место.
  Там же меня ждало потрясение номер два. В сочинении следовало упомянуть три цитаты из философов. Из философов я ничего не помнила. Сунувшись в сумку за шпорой, обнаружила ее отсутствие. Эх, была не была! Будем импровизировать.
  "Самым важным в жизни было устремление к совершенству в том, что они любили больше всего." - Чайка Джонатан Ливингстон стал моей первой палочкой-выручалочкой. А что, мнение о том, что Ричард Бах - один из великих философов современности, я встречала не раз. В условиях задания ведь нигде не сказано, что нужно цитировать только древних старцев, отмерших много столетий назад.
  Так, эпиграф есть. Далее, пишем три странички "воды", повествующей о том, что смысл жизни - понятие неосмысляемое. С перепугу вспомнила что-то из Аристотеля, правда не дословно. Ладно, оформим, как пересказ, без кавычек, чтобы не было причин придраться к неточности цитаты.
  На закуску, выдала мысль, что для разных людей важными могут оказаться разные вещи. Нервно вгрызаясь в колпачок ручки, перечитала свой опус. На мой нефилософский взгляд, склонный к точным наукам, получилось вполне заумно-обтекаемо, а значит, по-философски. Черт, третья цитата! А,терять уже нечего все равно. Погибать, так с музыкой. Вписав слова своего самого любимого мудреца, торжественно отнесла листок с сочинением на преподавательский стол. Зато справилась первая, будет время ботанику повторить.
  - "Пустяки, дело житейское, о пирогах не говорят!" Карлсон, - Евгений Петрович вопросительно поднял на меня глаза.
  - А что? Мысль вполне глубокая, и по теме, - мне ничего не оставалось, как мило улыбаться и хлопать глазками.
  Евгений Петрович как-то странно поперхнулся под моим широко распахнутым невинным взглядом, отвернулся и махнул на меня рукой. Сбежала, пока не прочитал дальше и не начал спрашивать что-то еще.
  Третьим моим обломом на сегодня стала нежно обожаемая ботаника. Мне, единственной из всей нашей группы, поставили "автомат". Видимо, недосып все-таки и в самом деле плохо сказывается на умственных способностях. Иначе, почему бы мне возмущаться, требуя свой законный билет и возможность высказаться? Я же учила! И не только по программе, я кучу дополнительного материала перечитала по любимому предмету. Закончилось все тем, что с экзамена меня выгнали, пригрозив, что "отлично" в зачетке может легко смениться на "незачет", и на пересдаче у меня будет шанс блеснуть знаниями.
  Я сидела в библиотеке, в читалке гуманитарного факультета, и клевала носом в ожидании результатов экзамена по философии. В нашей читалке, как водится, было слишком шумно, а ехать досыпать в общагу по совсем не зимней слякоти не хотелось. В общем-то можно было и в понедельник результат экзамена узнать, но у меня уже был куплен билет на вечерний поезд домой, а под ногами пристроилась тяжеленная сумка с собранными с вечера вещами.
  - Привет, можно возле тебя упасть? А то у этих такие морды серьезные, что я их боюсь, - возле меня за стол плюхнулся симпатичный молодой человек, неуловимо кого-то напоминающий.
  - Садись, только тихо, я спу-у, - снова уронила голову на руки.
  - А почему не дома спишь?
  - Результаты экзамена жду, - я поняла, что поспать мне не дадут, и села ровнее.
  - Я тоже жду. У меня батя тут работает, - сообщил мой собеседник. - Я ключи от квартиры забыл а мне денег на лыжные ботинки надо. Батя у меня строгий, сказал, что пока с работой не закончит, никаких денег не даст. И вообще, зачетку сначала проверит. Вот, сижу жду его теперь, боюсь, магазины закроются, а мы завтра на сборы едем, как же я без ботинок?
  - На сборы?
  - Ага, я в институте физкультуры учусь.
  - А в читалке гуманитарного что забыл?
  - Так говорю же: батю жду. Кстати, меня Саня зовут.
  - Лина, - представилась я в ответ.
  - Слушай, у тебя карт случайно нет? Еще час тут куковать, а заняться нечем, не читать же, - презрительно фыркнул мой собеседник.
  Карты у меня случайно были. Собираясь в дорогу, я руководствовалась чем угодно, только не здравым смыслом. Вот зачем мне карты, если я одна еду? Аська меня подло бросила перед самыми каникулами, поддавшись на уговоры Сергея. Поэтому, я ехала сама, а кое-кто ехал знакомиться с родителями... жениха. Вот такая она, любовь с первого взгляда. Мне бы такую... Я критически глянула на Саню. Симпатичный, конечно, но но любовь с первого взгляда он не тянул. Мне бы прекрасного принца, который падет к моим ногам, признаваясь в вечной любви, но такого пока в поле зрения не наблюдалось. Мое школьное проклятие, похоже, увязалось за мной и во взрослую жизнь.
  Преферанс на двоих - это, конечно, не дело, но что делать? Гусарик нам в помощь.
  В самый разгар веселья в читалке появился Евгений Петрович. Окинув помещение цепким взглядом, остановился на нас:
  - А, вот ты где, а я тебя ищу.
  Я поперхнулась, в голове мгновенно пронеслась зловещая тень незачета. С чего бы еще преподу меня искать? На то, что Саня плавно сползает под стол, я внимания не обратила.
  - Евгений Петрович, а мы тут в преф играем, третьим будете? - Вот уж верно, что с перепугу человек способен на неадекватные поступки.
  - А и буду, - неожиданно усмехнулся философ, подтаскивая еще один стул к нашему столу.
  Расчертили новую пулю, и понеслось. Правда, разговорчивый и веселый Саня словно воды в рот набрал. Зато Евгений Петрович болтал за двоих.
  - Вот скажите мне, Полина, - спрашивал он. - Чего вы от молодых людей хотите?
  - Вы о чем? - Не поняла я.
  - Ну, с какой целью вы им головы кружите? Думаете, красивой девушке достаточно улыбнуться, и весь мир у ее ног окажется? А о чувствах заработавших головокружение вы подумали?
  - Евгений Петрович, я вас не понимаю, - пролепетала я.
  Евгений Петрович прищурился, окинув меня цепким взглядом из-под очков, потом покосился на Саню. Я на всякий случай тоже глянула. Саня отчего-то весь покраснел. Вот тут я уже вообще ничего не поняла.
  - Вижу уже, что не понимаете, - внезапно рассмеялся философ. - А я грешным делом сначала подумал, что вы мне глазки строите, чтобы прощение за прогулы вымолить.
  - Да что вы, я бы никогда...
  - Да говорю: понял уже. Давайте зачетку, поставлю вам ваше честно заработанное "отлично". Хоть и не могу согласиться с причислением мужчины в самом расцвете сил к лику великих философов, однако, в остальном поражен ходом ваших размышлений и четкостью изложения мысли. Так что готов простить маленькую шалость с цитатой про пироги. Тем более, что она действительно подходит по теме. Поезд у вас во сколько? - Препод кивнул на мою дорожную сумку, загромождавшую пространство под столом.
  - Через час.
  - Отвезешь девушку на вокзал, - Евгений Петрович кинул Сане ключи от машины. - Раз уж взялся ухаживать, так побудь джентльменом. Ты все купил? Чего вообще тут околачиваешься вместо того, чтобы домой ехать, собираться?
  - Все, - буркнул Саня, отводя глаза. Так, вот это я не поняла. Мне-то он сказал, что батю ждет, чтобы тот денег дал. Батя у нас, как я понимаю - Евгений Петрович. То-то Санек притих так при его появлении.
  - Ты мне понравилась, познакомится решил, - выдавил парень в ответ на мой вопросительный взгляд. Надо же. А я ни сном, ни духом. Думала, просто скучает пацан, поговорить не с кем.
  - Линка, а чего ты тут сидишь, там в нашей читалке два Женьки из-за тебя подрались! - В читалку влетела Аська, распахнув дверь с ноги. - Ой, Евгений Петрович! А оценки уже есть? А то мы все ждем, испереживались уже!
  - Есть, идите в аудиторию, я сейчас подойду.
  - Линка, это тебе. Послание, - Аська сунула мне в руку сложенный вчетверо листок в клеточку и испарилась.
  - Да уж, Полина, нельзя быть такой наивной в вашем-то возрасте, - рассмеялся Евгений Петрович вставая. - Вот сколько вам лет?
  - Шестнадцать.
  - А, тогда ладно, в вашем еще можно. Но все же, советую обратить внимание на то, какой эффект оказывают ваши улыбки на представителей сильного пола. Даже меня вон как зацепило, а я, на минуточку, вас в три раза старше и три раза, как женат. Улыбка красивой женщины - мощное оружие, не стоит из него палить налево-направо, не прицелившись. Могут пострадать случайные люди. Это я, пожалуй на память прихвачу, - Евгений Петрович сгреб со стола бумажку с пулей и вышел.
  
  ***
  Закинув сумку и усевшись на своей полке, я первым делом вытащила сложенный вчетверо листок в клеточку.
  "Жила-была пушистая белая кошечка с бантиком на шее", - гласило послание.
  "А на помойке по соседству обитали два кота. Они были абсолютно не похожи друг на друга. Один кот был романтичным и тощим, второй же блистал рваными ушами и боевым характером. Но было у этих совершенно разных котов нечто общее: оба они были влюблены в пушистую белую кошечку."
  Отложив послание, я сидела и улыбалась, уткнувшись носом в холодное стекло, за которым плавно уползал влево заснеженный вокзал.
  Ну что же, дорогие коты, кошечке очень жаль, что она невольно стала яблоком раздора между вами. Но теперь кошечка в курсе, что ее пушистая белая шубка - не только для того, чтобы тепло было. И в следующем семестре она, расправив бантик на шее, отправится на поиски своего прекрасного принца.
  А в следующем семестре был Евгений Васильевич и страшная биохимия. Так что поиски прекрасного принца отложились на неопределенный срок. Ну и не страшно. Успею еще. А пока отточу навыки владения своим оружием массового поражения.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"