Томских Владимир Юрьевич : другие произведения.

Лесной пейзаж

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Так же, как и Преступление, играл на ВЦ-05. Эта история рассказывает о самой таинственной картине немецкого художника Альбрехта Альтдорфера - "Лесном пейзаже". Автор представляет свою версию решения сей загадки.


Прошу, молчи, не смей меня будить.

О, в этот век, преступный и постыдный,

Не жить, не чувствовать - удел завидный.

Отрадней спать, отрадней камнем быть.

Микеланджело.

   "От шестнадцатого августа года тысяча пятьсот десятого от Рождества Христова.
   Сегодня, похоже, мои скитания наконец-то завершились. Предчувствие, что именно здесь обрету я желаемое, не покидает меня. Кровь быстрее бежит по жилам, необычайное возбуждение охватывает все мое существо. Ждать осталось недолго. Завтра..."
   Робкий стук в дверь заставил Альбрехта поднять голову. Досадуя, он поднялся из-за письменного стола, и замер, словно сомневаясь, стоит ли непрошенный визитер его внимания.
   Стук повторился. Вздохнув, Альбрехт направился к двери. Гостем, а вернее гостьей оказалась дочь хозяина гостиницы Марта. Заметно волнуясь, девочка пролепетала:
   - Господин, отец ждет вас к ужину. Он беспокоится, что вы так долго.
   "Хм, верно. Трактирщик же битый час расхваливал мне свою кухню. Да, в последнее время я, пожалуй, становлюсь рассеянным", - недовольно поморщился Альбрехт и обратился к Марте:
   - Ступай, милая, и скажи своему отцу, что я сейчас спущусь.
   Девочка поклонилась и покинула комнату.
   "...я приступлю к работе", - закончил фразу Альбрехт и, закрыв дневник, убрал его в сумку.
   Через четверть часа он уже сидел в обеденной зале, вовсю нахваливая хозяйскую утку, обильно заливаемую весьма недурственным элем. Альбрехт старался расслабиться, на некоторое время отвлечься от тревожных мыслей, однако вновь невольно прокручивал в голове события последних месяцев.
  
  
   Альбрехт Альтдорфер слыл талантливым художником.
   Его картины были известны далеко за пределами Нюрнберга. И все же Альбрехта, согреваемого лучами славы, достигшего, казалось бы, вершины мастерства в своем деле, не оставляло необъяснимое чувство неудовлетворенности. Однажды художнику открылась природа странного беспокойства. Оглянувшись на пройденный жизненный путь, он вдруг понял, что его кисть так и не явила миру настоящий шедевр, способный всколыхнуть души человеческие и обессмертить имя своего создателя.
   Эти мысли угнетающе подействовали на пожилого мастера. Альбрехту стало неуютно в родном Нюрнберге. Бесконечные выставки, встречи со знатью, шумная суматоха города - все это раздражало художника. Жизнь его требовала перемен, и они последовали.
   Альбрехт Альтдорфер, немецкий художник-пейзажист, в один прекрасный день покинул Нюрнберг и отправился в провинцию. Немало деревень и городов оставил он за спиной, прежде чем остановил гнедого коня с забавным именем Малыш у неказистого дома, отмеченного красочной вывеской "Королевская утка".
  
  
   "...от двадцатого августа года тысяча пятьсот десятого от Рождества Христова.
   Нельзя сказать, что здешние земли так уж живописны, но в то же время в них есть что-то интригующее. Едва ощутимый аромат тайны витает в воздухе. Хотя, может статься, что это плод моего, измученного сомнениями, разума...
   Деревня небольшая - десятка три домов едва ли наберется. И еще. Постоянно чувствую на себе косые взгляды крестьян. Должно быть, человек из города тут в диковинку. Что ж, этих людей вполне можно понять.
   С хозяином таверны "Королевская утка" Гансом Мюллером сошелся поближе. Ганс, надо сказать, человек бывалый, многое повидавший. А ведь молод еще, не такой старик как я. Раньше жил в Кельне. Теперь вот в эту глухомань попал. Да, забавные кренделя судьба иногда выписывает...
   ...сделал несколько эскизов. Ничего интересного. И еще этот дом. Я заметил его, бродя по окрестностям. Расположен в стороне от деревни, на холме. Сразу и не приметишь. Брошенный, судя по всему. Может быть, работать там? В деревне слишком шумно, да и вид с холма лучше. Пожалуй, стоит подумать над этим..."
  
  
   "...от двадцать первого августа года тысяча пятьсот десятого от Рождества Христова.
   Столкнулся с первыми трудностями. Крестьянам, похоже, пришлись не по душе мои хождения по деревне. Утром в таверну пожаловал староста. Просил обходить пустующий дом на окраине стороной. Говорил старик извиняющимся, заискивающим голосом, но вот его глаза, угрюмо смотрящие из-под косматым бровей...Они таили в себе угрозу.
   Я, конечно же, не стал ничего обещать...
   ...спросил Ганса о том доме. Дружелюбную улыбку с лица трактирщика как ветром сдуло. Посуровев, он лишь мрачно поинтересовался, зачем мне это. Услышав, что я собираюсь побывать там, Ганс побледнел. Выражение какой-то брезгливости появилось на его лице. Крестясь и что-то бормоча, он выбежал из комнаты. Я разобрал только два слова.
   Одно из них - ведьма".
  
  
   Альбрехт чихнул.
   "Боже, сколько пыли!" - промелькнуло в сознании. Чих несмело прогудел по дому и тут же смолк, поглощенный мертвенной тишиной этого места. Альбрехт, чертыхаясь, убрал паутину с лица и дрожащими руками зажег предусмотрительно захваченную с собой свечу. После этого художник принялся ходить взад-вперед по комнате, время от времени, поглядывая на расстеленный на письменном столе холст.
   На полу то здесь, то там валялись разрозненные листы бумаги. Эскизы. Странные эскизы. Мельком взглянув на них, Альбрехт глубоко вдохнул и остановился. Его трясло.
   ...В дом Альбрехт пришел на рассвете. По пути сюда художник встретил нескольких крестьян. Они были явно чем-то напуганы. Впрочем, вскорости Альбрехт частично разделил их чувства.
   Гнетущая атмосфера брошенного дома давила на мастера. Он старался работать, не обращая на это внимания. Рядом с холмом кронами ощетинился густой ельник. Широко раскинул он свои объятья. Повсюду, куда ни глянь, зеленая стена тянется. А по другую сторону холма, невдалеке от деревни река синевой отливает. Словом, вид из дома отличный. И Альбрехт, отринув беспокойство, с упоением принялся за создание эскизов.
   Один лист летит на пол. За ним второй, третий...Недоумение сменяет страх. Так продолжалось несколько часов. А потом какая-то неодолимая сила увлекла его в лес. Тропинка. Он шел по тропинке, заросшей и покинутой, как и тот дом, но все еще хранившей тепло человеческих шагов...
   Ветер ворвался в комнату, поиграл с пламенем свечи, шевельнул несколько листков с эскизами и, довольно посвистывая, ретировался. Альбрехт нетвердой поступью подошел к столу, достал из сумки дневник, бывший для художника сродни Библии, и начал читать. В очередной раз.
  
  
   "...С рисунками происходили пугающие метаморфозы. Величественные ели превращались в огромных уродцев, злобно тянущих во все стороны корявые полуветви-полущупальца. Вода в реке из изумрудно-голубой становилась багровой, кишащей вдобавок какими-то кошмарными созданиями. Укутанные цветочным одеялом лужайки сменялись пепельными, омертвевшими пустырями. Облако замогильной пустоты раз за разом накрывало мои рисунки серой тенью уныния, и даже солнце на эскизах стыдливо пряталось за появившиеся невесть откуда черные космы туч.
   Это было настолько странно, что я стал задумываться над словами обывателей. Как известно, дыма без огня не бывает. Объяснить, руководствуясь лишь здравым смыслом, случившееся я не мог. Нужно выйти на воздух. Подышать...
   ...Не знаю, какого лешего я потащился в этот лес. Вначале бесцельно бродил в чаще. Потом что-то во мне перевернулось. Я начал рисовать. Вот только наброски, словно издеваясь, менялись вновь. Гротескные уродцы, вцепившиеся корнями в истерзанную землю...
   Охваченный ужасом, я бросился бежать.
   На закате вернулся в колдовской дом..."
  
  
   Художник видел сон.
   Все тот же лес, увитый бесчисленными тропами и звонкими ручьями, наполненный чудесной полуденной прохладой; тропинка, по которой Альбрехт шел сегодня мимо гордых темно-зеленых великанов. Это казалось таким настоящим, таким ярким - и в то же время было иллюзией.
   Альбрехту не удалось насладиться великолепием, открывшимся его взору. Воздух дрогнул, подобно водной поверхности покрылся мелкой рябью, а окружающий художника пейзаж стал стремительно преображаться. Деревья скрипели и тянули к Альбрехту мохнатые лапы, трава цеплялась за одежду, тяжело стонала под ногами земля. Сон превратился в кошмар.
   Однако жертвой адского леса был не Альбрехт.
   По тропинке бежала девочка. Бежала из последних сил, спотыкаясь и падая. Изорванное платье, пропитанное кровью. Перепачканное грязью лицо, перекошенное от страха. Альбрехт кинулся к ней, чтобы спасти, увести из этого ужасного места...Так ему казалось тогда. В действительности же художник продолжал беспомощно взирать на происходящее. И увидел ЕГО.
   Рыцарь в начищенных до блеска доспехах. Боже, на них даже больно смотреть. И конь, огромный черный жеребец, облаченный во все ту же сверкающую броню, мчит рыцаря по лесу. Стальной стрелой летит он вслед за несчастной девочкой.
   Лес кажется таким маленьким и таким большим одновременно. Вот уже далеко в чащу ускакал рыцарь, преследуя свою жертву. Но Альбрехт отчетливо видит и черный крест, вышитый на плаще всадника, и копье в его руках. "Это не человек - это дьявол!" - промелькнуло в голове, прежде чем тишину ночного леса разорвал пронзительный детский крик.
  
  
   - Ооохххх! - выдохнул Альбрехт, резко выпрямился и, кряхтя, поднялся с пола. В ушах все еще звенело. С трудом он приходил в себя.
   На улице уже светало. Сейчас в деревне пробуждается все живое. Ночные страхи меркнут с первыми солнечными лучами. Нужно возвращаться в гостиницу. Хорошенько подумать. Существует же разумное объяснение всей этой чертовщине...Тут Альбрехт застыл как изваяние, сведя округлившиеся глаза в одну точку. На письменный стол. Оплавившийся огарок свечи, несколько эскизов, кисти, холст...
   Холст.
   Вчера вечером, вернувшись из леса, художник с порога кинулся к сумке. Вытащив кисти, холст, масло, он принялся за картину, стремясь воссоздать в ней образ загадочного леса. Больше часа мастер работал, призвав весь свой талант и многолетний опыт, но, увы...Отчаявшись, Альбрехт в бешенстве швырнул холст на стол. Дальше смотреть на хищно ухмыляющиеся деревья было выше его сил.
   Теперь же Альбрехт не отрывал глаз от картины. Художник не мог поверить в это, но... черт возьми, она ведь закончена. Однако самым удивительным было не это.
   Сначала Альбрехт видел только деревья. Мрачные колдовские деревья по всему полотну. А затем, как и во сне, в глубине чащи он увидел всадника. Это рыцарь, пронзающий копьем что-то странное, бесформенное, похожее на чудовище. И в то же время Альбрехт ясно понимал, что это не чудовище. Это та девочка. Но рыцарь слеп, перед ним лишь монстр, которого нужно убить, раздавить...Невдалеке от двух замерших фигур одинокая хижина. Не совсем понятно, что она там делает. Хотя...
   И Альбрехт, тряхнув головой, бросился на улицу.
  
  
   "...Удивительно. В лесу я обнаружил кости. Слишком маленькие для того, чтобы принадлежать взрослому человеку. В том же месте, что и во сне. Это необъяснимо.
   Я стал бродить вокруг, рассчитывая обнаружить еще что-нибудь, и не ошибся. В густом кустарнике пряталась хижина. Внутри - груда проржавевших доспехов, сломанное копье, выцветшие лохмотья. На стене сиротливо висело простое деревянное распятие, а под ним на земляном полу, скрючившись, лежал мертвец.
   К закату я вырыл могилу. Это было непросто. Пришлось копать обломком рыцарского копья. Похоронив девочку и ее палача (надеюсь, общая могила хоть как-то примирит их в той, другой жизни), прочел короткую молитву и поспешил покинуть это недоброе место.
   О, Боже, как же такое могло случиться..."
   Альбрехт в сердцах захлопнул дневник. Он был невольным свидетелем ужасного преступления, но оказался бессилен что-либо исправить. Какая же вина заслуживала столь жестокой кары, постигшей девочку? Злость душила художника вперемешку с жалостью и страхом.
   Альбрехт принялся скидывать свои пожитки в сумку. Скорее покинуть эту деревню...Взгляд художника задержался на холсте, впитавшем в себя всю злобу, отчаяние и горе старого дома. Альбрехт вдруг засмеялся. Вот что он покажет людям. Это как раз та картина, которую им давно пора увидеть. Та самая...
   Художник закрыл сумку и вышел из комнаты.
  
  
   Солнце медленно уплывало за горизонт. Альбрехт, спускавшийся с холма, невольно залюбовался фантастическим пейзажем. Вокруг было сказочно красиво. Как жаль, что подчас поверхностная красота скрывает много чудовищного и гадкого.
   Тут художник остановился и прислушался. Из деревни доносились отрывистые выкрики и заливистый собачий лай. Целое скопление огней быстро приближалось к холму. Альбрехт повернулся было к лесу, но вдруг за спиной услышал голос:
   - Постой, мастер!
   Художник обернулся и увидел Мюллера, трактирщика. Рядом с ним нервно топтался Малыш. Парень передал Альбрехту уздечку:
   - Спасайся, пока можешь. Крестьяне уже приготовили для тебя костер, - углядев в глазах художника немой вопрос, неохотно добавил. - И сам не знаю, чего взялся петлю на собственной шее затягивать. Уезжай, пока не поздно, прошу.
   Альбрехт благодарно похлопал трактирщика по плечу, вскочил на коня и уже хотел пришпорить его, но внезапно, что-то решив про себя, выпалил:
   - Расскажи мне про дом, Ганс! Это важно, поверь, действительно важно.
   - Проклятие, ты погубишь нас обоих! - замахал руками Мюллер. Потом обреченно покачал головой. - Глупый упрямец. Ладно, слушай.
  
  
   "...Лет тридцать назад здесь жила одна бабка, травница. Лечила и людей, и скотину, многих к жизни вернула. Все ее уважали.
   Однажды в деревне появилась маленькая девочка. Никто не знал, откуда она взялась. Травница пожалела девчушку и взяла ее к себе. Та стала помогать старухе по хозяйству. Еще она ходила за разными травами и кореньями в лес.
   (заросшая тропинка, еще хранившая тепло человеческих шагов)
   Через несколько лет на деревню обрушилось несчастье. Страшная болезнь косила людей. Бабка старалась помочь крестьянам, но лишь немногих из них смогла спасти. Вскоре после этого появился один человек. Рыцарь с вышитым на плаще черным крестом.
   (сверкающие доспехи слепят глаза)
   Рыцарь внушил жителям деревни, что это травница околдовала их, наслала смертоносный мор. Старуха была обречена. Ее признали ведьмой и сожгли на костре те, кому она посвятила свою жизнь. А девочка убежала в лес.
   (разорванное платье, искаженное болью лицо)
   Там рыцарь настиг ее и убил. Через некоторое время он исчез.
   (распятие. Копье, переломанное напополам. Покаяние и смерть)
   Заброшенный дом обходили стороной. Лес шепотом называли проклятым. Люди считали, что дом желает отомстить, его боялись...
   Это все, что мне известно..."
   Альбрехт отложил дневник в сторону и, прихрамывая, направился к чулану. "Все-таки приятно осознавать, что я так легко отделался", - улыбнулся художник и тут же сморщился от боли - раненная нога вновь напомнила о себе. Да, будь староста половчее, и все могло закончиться куда плачевней...
   Подняв скрученное полотно, лежавшее в углу, Альбрехт распахнул дверь чулана. С плохо скрываемым раздражением он мысленно вернулся ко вчерашнему разговору с организатором очередной городской выставки, образованнейшим, как представлялось ранее мастеру, человеком. Альбрехт гордо представил привезенное из провинции полотно своим, без сомнения, лучшим творением. Собеседник же, смеясь, назвал картину "забавным и не стоящим внимания рисунком". После этого художник едва не спустил вельможу с лестницы, услышав немало угроз в свой адрес...
   - Как же я заблуждался! Люди еще не готовы смотреть вглубь вещей. Они слепы, как и тот рыцарь, и не видят дальше собственной алчности и жестокости, - бормотал Альбрехт, укладывая холст в чулан. - Быть может, когда-нибудь потомки смогут оценить по-настоящему мой труд. Как же я надеюсь на это!
   Художник подписал на тыльной стороне полотна: "Лесной пейзаж. Альбрехт Альтдорфер. Год тысяча пятьсот десятый". Постояв немного над простым куском холста, столь дорогим для него, Альбрехт вышел из чулана и запер дверь.
   "Лесной пейзаж" остался последней работой немецкого художника.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"