Томских Владимир Юрьевич : другие произведения.

Погружение

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мистическая история, повествующая о модном ныне феномене "водной памяти". На научность не претендует: это лишь фантазия на тему "а что было бы, если..."


   1.
   Сергей смотрел в окно.
   Разные мысли копошились в голове. Вот, к примеру, какая отличная вещь - пластиковые окна. Ни тебе сквозняков, ни замерзших стекол; затыкать щели перед зимними морозами не нужно. А у них в общаге все наоборот. Еще и радуешься, что стекло целое, а не как у компании из 201 - разбили окно по пьяному делу и мучаются теперь.
   С другой стороны... Сергей задумчиво провел пальцем по ровной поверхности стекла, дотронулся до пластиковой рамы. Да, у обычных окон много недостатков, но они, как ни странно это звучит, наполнены жизнью. Сколько можно фантазировать над морозным узором на стекле! Видеть в нем невероятные, фантастические картины: забавные рожицы, гротескных уродцев и пейзажи вымышленных мест. А трещинки, паутиной разбегающиеся по стеклу... Увидишь и вспомнишь: ба, да это же Петька в прошлом году башкой треснулся, когда Катьку Семенову углядел во дворе.
   Пластиковые окна - удобные, комфортные и... мертвые.
   Едва слышный звук открываемой двери вернул Сергея к действительности. Он сразу вспомнил, что пришел сюда совсем не из-за пластиковых окон.
   Уже отворачиваясь от окна, парень бросил взгляд вниз и заметил детей, играющих во дворе соседнего двухэтажного дома. Ярко выкрашенный заборчик, качели, песочница, стайка малышей в компании взрослой женщины - все это подсказало Сергею, что это за место.
   "Надо же, - про себя усмехнулся он. - Детсад рядом с такой конторой".
  
   2.
   Майор федеральной службы безопасности Иван Васильевич Рыбалко был человеком забавных, если так можно выразиться, пропорций. Маленького роста, с короткими руками и большим, выпирающим животом, он походил на гнома из какой-нибудь детской сказки. Но если природа обделила Ивана Васильевича в одном, то она перестаралась и в другом. Голова майора была ну очень большой. Она словно распухла от государственных секретов и, очевидно, не желала эти тайны выпускать в мир. Некоторые сослуживцы Рыбалко шутили - язвительным шепотом, ведь майор был известен своим скверным нравом - что в детстве голову маленького Вани перепутали с футбольным мячом.
   Именно в кабинете этого человека и предавался размышлениям о природе окон Сергей.
   - Вы Чудов? - полуутвердительно сказал майор и указал на стул. - Присаживайтесь, располагайтесь. Рассказывайте с чем, как говорится, пожаловали.
   Сергей сел. Майор суетливо обежал массивный письменный стол и плюхнулся в свое кресло. Поросячьи глазки внимательно разглядывали Сергея. Рыбалко развалился в кресле, закинул ногу на ногу. На лице играла дружелюбная улыбка.
   "Сама непринужденность", - подумал Сергей.
   - Итак, - продолжил майор. - Дежурный сказал, что у вас важная информация по делу Васнецова. И сообщить вы ее желаете только мне.
   - Совершенно верно, - кивнул Сергей.
   - Я вас внимательно слушаю.
   - Дело в том... что я соврал. О Васнецове я знаю из газет. Я пришел по другой причине.
   - Так, так, - майор улыбнулся. - Значит, мешаем следствию, отрываем сотрудников от работы. Так это понимать!
   Последние слова Рыбалко выкрикнул. Или, скорее, проверещал. Заводился майор, как говорили знающие его люди, с пол-оборота. Крик прогудел по кабинету и стих. За стенкой на несколько секунд установилась тишина, затем послышался приглушенный "стук-стук" пишущей машинки.
   - Это дело государственной важности, - Сергей ничуть не смутился вспышке майора. - От этой информации зависит жизнь людей.
   - Ну-ну, - пальцы Ивана Васильевича забарабанили по крышке стола. - И что за информация? Предупреждаю сразу, у меня нет времени на всякую чепуху. Факты. Только факты, парень. А там посмотрим, что с тобой делать.
   - Конечно.
   - Ну, я слушаю тебя. Если можно покороче и по делу - у меня обед скоро.
   - Можно и покороче. Я учусь в аспирантуре на химическом факультете. Темой моих исследований является вода. Знаете, тема очень перспективная...
   - Вот что, студент, - Рыбалко достал из кармана пачку Мальборо, вытащил сигарету, зажал ее мясистыми губами и быстрым, нервным движением чиркнул спичкой. Затянулся. - А тебе никогда не говорили, что ты любишь играть с огнем? Спички детям не игрушка, - Майор выбросил обгорелую палочку в урну. - Обжечься можно, студент.
   - Хорошо. Просто вы так сразу не поймете... Но если в двух словах... Нужно перекрыть в город доступ воды. Полностью. Иначе люди скоро - очень скоро - умрут.
   Визгливый смех майора прокатился по кабинету.
  
   3.
   Вода. Казалось бы, что в ней может быть необъяснимого, загадочного. Открыл водопроводный кран. Бежит. Налил в кастрюльку, поставил на огонь. Кипит. При ста градусах по Цельсию. Это знает каждый - даже тот, кто в школе с двоек на тройки перебивался.
   Сергей тоже это знал. И не задавался вопросами: что, когда и почему. У него были проблемы поважнее. Пригласить девушку в кино. Сходить с друзьями на футбол. Искупаться в речке, позагорать. Химией он никогда не интересовался, как, впрочем, и водой. Хотя и знал, что вода и этиловый спирт в определенных пропорциях - это очень неплохо.
   И если бы ему кто-то сказал, что в недалеком будущем он будет учиться на химфаке и биться над разгадкой тайны воды - Сергей бы просто посмеялся.
   Однако жизнь - это не дорога с односторонним движением. Всегда можно свернуть на другую трассу. Правда, часто перед этим улетаешь в кювет. И едешь дальше с разбитыми фарами и помятым крылом.
   Вода... И у Рыбалко в кабинете нашлось место для этой жидкости, такой простой и в то же время сложной.
   Графин. Стакан. И репродукция какой-то картины, в красивой деревянной рамке. На картине - спокойное море, зеленые волны раскатились до горизонта. Сергей подумал, что такая картина успокаивает своей безмятежностью даже взрывного майора. Но бывают исключения из правил.
   Наверное, дело в том, что Сергей не смотрел на волны. Он смотрел сквозь них. И видел там тот кювет, в котором разбилась его стремительно несущаяся к счастью жизнь. О, жестокое море...
   ...море тихое, - Влад ткнул его локтем. - Давай нырнем, а, Серега?
   Сергей рассеяно кивнул. Его мысли разбегались в разные стороны.
   Они поехали на Черное море втроем. Два лучших друга и девушка, которая была другом каждому из них. И которую они желали видеть в несколько ином качестве. История, в общем-то, достаточно банальная. Но пока что дружба и любовь уравновешивали друг друга. Хотя равновесие было сродни трехногой табуретке и расшатывалось изо дня в день.
   Сергей, Влад и Оксана. Ясным солнечным днем они взяли напрокат катер и акваланги и поплыли в открытое море. Был штиль. Идеальная погода для дайвинга. Заветная мечта Влада - погружение с аквалангом. Сергей относился к подводному плаванию с прохладцей, тем более что уже не раз это делал.
   - Ну, Серега, давай, - Влад уже пристегнул баллоны и стоял перед ним, похожий на пингвина в черном гидрокостюме и ластах. - Поплыли, дружище.
   Сергей нехотя поднялся и стал натягивать на себя гидрокостюм. Раздался смех. Парень поднял голову и уткнулся в смешливый взгляд Оксаны. Девушка, в купальнике, с мокрыми волосами, обнимала Влада.
   - Ты достанешь мне жемчужину со дна морского, о бесстрашный ныряльщик? - Оксана шутливо поцеловала Влада в губы.
   - Конечно, моя королева, - он вернул ей поцелуй - затянув его, как показалось Сергею.
   Позже он не мог понять, что же все-таки тогда на него нашло. Почему он забыл про многолетнюю дружбу?
   Влад, опьяненный то ли предстоящим погружением, то ли неожиданным вниманием Оксаны, бросил Сергею:
   - Серега, я ныряю, догоняй, - он спрыгнул с катера.
   Сергей неторопливо надел гидрокостюм, ласты, пристегнул баллоны с воздухом, легочный аппарат. Взяв маску, он пошлепал к борту катера.
   Туда, где стояла Оксана.
   Они смотрели друг на друга. Сергей видел, как отражается в ее глазах сжигавшее его желание. Соленый ветер моря ласкал кожу. Катер мерно покачивался на волнах. Сергей впился в соленые губы Оксаны, мягкие и податливые. Время остановилось.
   Пронзительно кричали чайки.
   Влад погружался все глубже...
   ...глуп же я, что до сих пор слушаю этот бред, - майору было уже не до смеха. - Подумал бы лучше, какую статью тебе впаять, чтобы пропала охота шуточки свои шутить.
   Разглядывая картину, Сергей едва не утонул в коварных волнах воспоминаний.
   - Слышь, гаденыш, - продолжал бушевать Рыбалко. - Может, тебя в изолятор посадить, а? На нас тут теракт висит - самодельное взрывное сработало, как раз для таких грамотеев как ты. Может, лучше про него расскажешь?
   И Сергей начал рассказывать.
   Про воду.
  
   4.
   Он начал заниматься исследованиями где-то через полгода после гибели Влада.
   Сергей спасался от чувства вины разными способами. Основным его занятием стало чтение. Книги, газеты, журналы - ему было без разницы. Детектив, фантастика, классика - все равно. Жанр не имеет значения.
   Главное, чтобы там не писали про море.
   Однажды он наткнулся на статью в журнале. Называлась она "Память растворов". В ней рассказывалось, что водные растворы обладают памятью обо всех превращениях, которым они подвергались. Например: берутся два раствора - один несколько дней выдерживается в морозилке, а другой греется в термостате. Потом растворы приводят к одинаковой температуре. Казалось бы, они одинаковы. Но как бы не так. Реакции в первом растворе идут намного быстрее, чем во втором.
   Статья заинтересовала Сергея. Он начал собирать материалы о "водном" феномене. Среди всевозможных околонаучных теорий особенно ему запомнились исследования ученых из Японии. Они утверждали, что вода восприимчива к человеческим эмоциям. Японцы экспериментировали с водой, затем замораживали ее и делали фотографии кристаллов. Результаты были поразительные. Кристаллы из воды, которой передавались положительные эмоции, получались красивые и симметричные. "Отрицательная" вода, напротив, кристаллизовалась во что-то непонятное.
   Сергей поступил в аспирантуру на химфак и занялся исследованием феномена самостоятельно.
   - Хм, - Рыбалко был подозрительно спокоен. Пепельница на столе наполнилась пеплом и бычками, скомканная пачка Мальборо валялась рядом. - Спрашивается, какого хрена я все это слушаю? Ладно, обед я уже прозевал, да и аппетит испортил. Такого бреда давно уже не слышал, хотя на допросах у нас тоже, бывает, про зеленых человечков рассказывают. Ты мне скажи, парень, чего тебе надо, а? А треп свой научный для первокурсников оставь.
   - Знаете, вода - это технологии будущего, - Сергей словно не слышал майора. - Если в ней действительно хранится информация обо всех происходящих процессах... Вы понимаете, что это значит? Ведь человек на 70 процентов состоит из воды. Изучение ДНК - это тьфу, пустышка. Если бы можно было извлечь эту информацию... Реки, моря... океаны. Мы могли бы узнать историю человечества, увидеть, что было миллионы лет назад.
   - Мммм, - промычал майор. Его лицо блестело от пота. Рыбалко налил из графина минеральной воды в стакан, поднес его ко рту, хмуро посмотрел на Сергея и, скривившись, поставил стакан на стол.
   - Сначала были проблемы, я топтался на месте. А потом просто озарение какое-то нашло, интуиция. Дело случая...
   - Правда, - ухмыльнулся майор. Его рука поглаживала стакан с минералкой. - Наверное, как Менделееву, приснилось что-то?
   - Почти.
  
   5.
   Все началось с обычной ванны.
   Звучит как абсурд, правда? Но наука полна случайностей, почти мистических. Ньютону упало яблоко на голову, Менделеев и Кекуле сделали свои открытия во сне. А кто не знает знаменитое "Эврика!" Архимеда? Ему ведь тоже помогла ванна, наполненная водой...
   Сергей пришел домой поздно, уставший и разбитый. Тогда он снимал квартиру на окраине города. Это было лучше общаги. Значительно лучше, надо сказать. Но неприятности случались и здесь. В частности, в тот вечер в доме отключили свет. Сергей зажег свечу, ругаясь, вытащил протухший суп из холодильника, вылил его в унитаз и, голодный, направился в ванную. Сил не было совершенно.
   Хвала всем богам - воду не отключили. Пока набиралась ванна, Сергей опустошил холодильник - яйца, хлеб и сыр стали его скудным ужином. В ванной он поставил свечу на полочку, разделся и, блаженно вздохнув, погрузился в горячую воду.
   Еще с детства Сергей любил нырять. И в ванне тоже. Раз за разом его голова уходила под воду. Конечно, это нельзя было назвать нырянием в полном смысле этого слова. Так, баловство. Здоровый мужик, поджав ноги к животу и выпучив глаза, опускается на дно ванны, минуту лежит без движения, а потом тело распрямляется, словно пружина, и вылетает из воды, сопровождаемое фырканьем и брызгами.
   Не самое достойное поведение для взрослого человека и серьезного ученного, но вкупе с горячей водой это здорово расслабляло.
   Ныряя, он старался забыть, хотя бы на время, о неудачах в исследовании. Удавалось это Сергею с трудом. Тогда интуитивно он стал концентрировать внимание на ярком огоньке пламени свечи. Когда смотришь из воды на пламя, оно кажется больше - что-то вроде желтого шара, прыгающего по водной глади. Сергей сливался с пламенем, растворялся в нем. Его сознание помутилось. Какие-то картинки замелькали на желтом фоне, словно череда слайдов. Они были нечеткими, размытыми, но кое-что Сергей смог разглядеть. Лицо незнакомого мужчины... Синий дракон пытается укусить свой хвост... Красивая шкатулка на журнальном столике...
   Он не знал, сколько минуло времени. Когда Сергей вынырнул из воды, легкие горели.
   - Хааааааа, - выдохнул он и стал хватать ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег.
   Забыть об этом странном происшествии Сергею не позволили обстоятельства.
   На следующий день, спеша в институт, он столкнулся на лестнице с дядей Колей, местным алкашом. Раньше Сергей видел его только издали и загодя прятался в квартире: дядя Коля донимал жильцов "горящими трубами", божился, что отдаст всенепременно и, конечно же, деньги не возвращал. Еще дядя Коля приторговывал, как он гордо говорил, антиквариатом. Вещи, оставшиеся после смерти матери, старье и рухлядь - собственно, весь антиквариат.
   Сергей собирался прошмыгнуть мимо дяди Коли, но тут алкоголик поднял голову и пропитым голосом прохрипел:
   - Здорово, сосед. Слушай... выручи, эта... как мужик мужика, - дядя Коля был в домашнем халате и тапочках. - Эта... Я ж отдам, ты не думай... Мне б червонец-другой, пивком подлечиться...
   Сергей застыл на месте. Он отказывался верить своим глазам. Лицо дяди Коли... Это было лицо из видений.
   - У меня мафон классный есть. Совсем новый, эта... Пойдем, покажу, - алкаш повернулся спиной, и синий дракон, вышитый на халате, хищно посмотрел на Сергея. - За сотку отдам, без обмана.
   Как во сне Сергей пошел в квартиру дяди Коли. Тот подвел его к старенькому проигрывателю грампластинок и стал расхваливать "классный мафон". Сергей его не слушал. Он обшаривал взглядом комнату. И довольно быстро нашел то, что искал.
   Красивую малахитовую шкатулку, стоявшую на журнальном столике.
  
   6.
   - Так совершенно случайно я прикоснулся к тайне "водной памяти". После этого я много экспериментировал и убедился, что именно в воде появляются видения. Просто концентрироваться на пламени свечи было недостаточно. Только совокупность факторов - свеча, вода и ныряние - обеспечивала успех.
   - Да? Ну и как успех? - майор, похоже, забавлялся. Наверное, поэтому он до сих пор не выпроводил психа-аспиранта из кабинета. - Интересное кино смотрел, а? Про голых теток в душе?
   - И это тоже. Картинки были самые разные. Я не мог управлять процессом и отсеивать ненужные образы. Они струились в сознании бесконечным потоком. Это довольно, гхм, специфическое явление.
   - И как это можно объяснить?
   - Ну, я думаю, вода - это уникальный растворитель. Не секрет, что она способна растворять огромное количество различных веществ. Мне кажется, пусть это и бредово звучит, что вода может... В общем, она может растворять невидимые для человека субстанции - эмоции, события, образы. Вода их связывает и удерживает. При нырянии - "медитативном нырянии", как я его называю - спокойное сознание получает что-то вроде телепатического сигнала из воды. Если бы удалось усовершенствовать метод и как-то ориентироваться в этом "банке данных"...
   - Ладно, студент, - перебил Сергея майор. - Ты мне лучше растолкуй, какое отношение твои мудативные глюки имеют к нашей организации.
   - Я же сказал. Нужно перекрыть доступ воды в город. Полностью.
   - Может, мне еще и сплясать перед тобой?
   - Вода отравлена.
   - Отравлена? - удивился Рыбалко. - Чем же интересно?
   - Злобой. Ненавистью. Завистью. Болезнями, безумием и смертью, - Сергей был серьезен. - Вода способна не только поглощать, но и излучать тоже. Она меняется, становится все более грязной. Все сейчас пекутся об экологии, но загрязнение негативной энергией намного страшнее. Рано или поздно города захлебнутся в агонии. Знаете, свойства воды схожи с действием листьев на деревьях. Листья вбирают в себя углекислый газ, пыль, они очищают воздух на планете. Вода борется с плохими эмоциями, но ее силы на исходе. Она стонет и умирает под грузом насилия, лжи и равнодушия. Это убивает ее гораздо быстрее, чем нефтяные пятна или канализационные стоки. Очень скоро вода начнет выбрасывать излишки негативной энергии обратно, на людей. Порочный круг замкнется. И тогда даже самые лучшие из нас превратятся в зверей.
   Странно. На мгновение Сергею показалось, что фээсбэшник почти ему поверил.
   - Хватит, студент, - майор театральным жестом указал на дверь. - Проваливай. Надоел ты мне. Не заставляй меня звонить в дурку.
   - Иван Васильевич, - Сергей улыбнулся. - А хотите, я про вас расскажу?
   Рука тянется за стаканом с минеральной водой. Взгляд сфокусирован на лампе. Глубокий вдох. Минералка выливается на голову...
   Несколько минут они молчали: Сергей уставился в одну точку, а майор Рыбалко никогда не сталкивался с подобным поведением собеседника и просто не знал, что сказать или сделать.
   - Интересный вы человек, Иван Васильевич...
  
   7.
   Верил ли Сергей в свою теорию? Пожалуй, да.
   Он изучал воду достаточно, чтобы понять - это живое существо. Удивительное, непостижимое, хранящее в себе память веков. Это была гигантская кинолента, рассказывающая об истории человечества. Вода из водопроводного крана могла показать вам фильм про жизнь пьяницы дяди Коли. Или бабы Вали. Или Степана Разина. Возможно, вас интересует Наполеон? Жанна Д-Арк? Неандертальцы? Рождение Иисуса?
   К сожалению, глубинных пластов "водной памяти" Сергей не смог достичь. События прошлого были пока недоступны. Но парень знал, что прав. Когда-нибудь люди сменят телевизоры на аквариумы. Нет, не аквариумы - аквавизоры. Да, точно. Они будут наблюдать за жизнью динозавров или Сталинградской битвой, сидя на диване и давясь попкорном.
   Смешная картинка, правда? Так и самолеты когда-то были фантазией.
   Вода была разумной, безусловно. И беззащитной перед человеком. Она боролась с негативной энергией как могла. Когда не могла - начинались войны. Случались катаклизмы. И умирали люди.
   В науке это называется динамическим равновесием.
   Сергей еще много чего мог рассказать в кабинете Рыбалко. Про то, как брал пробы воды в разных частях города и проводил с ними "медитативное ныряние". Как изучал зависимость видений от состава воды. Как экспериментировал с водой из минерального источника. Как купался в чистом озере, вдали от города и людей. Майор не узнал, что чистая вода может показать красивые картины природы, спокойные и убаюкивающие; хлорированная вода из водопровода "транслирует" ужастики и триллеры.
   Майору и не надо было этого знать. Все свои наработки Сергей разослал по электронной почте в лучшие лаборатории мира. Он больше не мог заниматься исследованиями. За прикосновение к тайнам природы приходилось платить. Голова раскалывалась от видений, полных злобы и насилия. Сергей испил чашу чужих воспоминаний до дна.
   Теперь он должен был исполнить то, ради чего занялся этими исследованиями.
   Сергей изучал феномен воды не для науки - для себя.
   Поэтому он и пришел к Рыбалко. И разыграл дешевый спектакль. Естественно, он и не рассчитывал на то, что майор ему поверит. Вполне возможно, что лучшие умы научного мира отвергнут его теорию. Куда уж там какому-то кабинетному индюку...
   Трюк с минералкой, конечно, был блефом. Рыбалко он видел много раз, "ныряя" в видения. За майором тянулся длинный шлейф преступлений. Убийства, вымогательства, "крышевание" бандитов, доля в торговле оружием. Железных фактов, чтобы прижать подонка у Сергея не было. Поэтому и понадобился весь этот балаган.
   Рыбалко откупился от него, заплатив 50 тысяч долларов. Сергей видел, что продажный майор очень хотел его пристрелить. И не решался. Наверное, боялся потом хлебнуть минералочки и помереть. Все-таки на задворках разума у каждого человека живет суеверный дикарь, падающий ниц перед необъяснимым.
   Вечером Сергей уехал из города.
  
   8.
   Его история заканчивалась там же, где и началась.
   Катер покачивался на волнах. Вдаль простиралась лунная дорожка. Тихо. Лишь шепот прибоя доносится со стороны залитого огнями черноморского побережья. Сергей, спустив ноги за борт, сидел и пил мартини, прямо из бутылки. Его мысли, словно чайки, летали над черной морской водой.
   Сегодня Владу исполнилось бы двадцать пять лет.
   Тогда, в те трагические дни, Сергей проклинал всех. Оксану, заставившую его потерять голову. Влада, забывшего про осторожность. Кусто, который придумал чертов акваланг. Море, принявшее очередную жертву.
   В глубине души Сергей знал, что виноват только он один. Влад просто не ведал, какие опасности ждут его на глубине. Он не понимал, что такое "кесонка" и "азотный наркоз". Да, скорее всего опьянение азотом и убило его. На большой глубине азот из баллона с воздушной смесью нарушает работу мозговых центров. Человек больше не контролирует себя, он может вытащить загубник изо рта и смеяться, захлебываясь и умирая.
   В первый раз, обычно, начинающие аквалангисты погружаются с опытным инструктором. Но Влад доверял Сергею - ведь тот уже занимался дайвингом. Но... Сергей в то время, когда его лучший друг плыл навстречу гибели, был занят совсем другим делом...
   - С днем рождения, - одним глотком парень допил мартини.
   Пошатываясь, Сергей поднялся на ноги. Пустая бутылка полетела в воду. Он взял в руки гидрокостюм. Сергей купил его вместе с другим снаряжением на деньги, полученные от Рыбалко. Брал в элитных магазинах, все самое дорогое. Сергей расстелил гидрокостюм на палубе. Сложил в него баллоны, маску, ласты, компенсатор, редуктор с легочником. Связал все в узел, поднял его над головой и швырнул в воду.
   Влад всегда хотел иметь свой акваланг - ему понравится.
   Наверное, последней каплей для Сергея стал фильм "Достучаться до небес". Герои ленты режиссера Томаса Яна - два молодых парня, которым грозит смерть от неизлечимых болезней. Они решают, что тихо загнуться на больничных койках будет неправильно. У них есть мечта - парни никогда не видели моря. Они проезжают через полстраны, нарушая закон, грабят банк и беззаботно тратят деньги бандитов. В общем, отрываются, как могут. И финальный аккорд - смерть на пляже, под рокот прилива.
   Сергей отправился на море - исполнить заветную мечту лучшего друга. Да и свою мечту - то же. Ему нужно было посмотреть Владу в глаза, поговорить с ним, вымолить прощение. Ради этого он готов был умереть.
   МОРЕ ВОЛНУЕТСЯ, РАЗ.
   Сергей укрепил мощный подводный фонарь на борту катера. Луч света ударил в воду, разгоняя тьму. Вообще-то, свечи были привычнее, но он надеялся, что и с фонарем получится. Сергей разделся догола, взял в руки старую ржавую цепь. Она поможет ему погрузиться.
   МОРЕ ВОЛНУЕТСЯ, ДВА.
   Сергей замер у борта. Холодный морской бриз обжигал кожу. В глазах стояли слезы. Не иначе как из-за ветра. Неожиданно Сергей подумал, что в слезах, возможно, записана информация о человеческой душе. Не зря говорят: "Поплачь. Облегчи душу-то". Жаль, что он не сможет проверить свое предположение. Для этого пришлось бы искупаться в слезах.
   Искупаться в слезах...
   МОРЕ ВОЛНУЕТСЯ, ТРИ.
   Он сделал глубокий вдох и прыгнул в воду. С трудом перевернулся на спину, подставив лицо призрачному свету, струящемуся с поверхности. Сергей быстро погружался. Гулко стучало в ушах. А он изо всех сил концентрировался на воображаемом пламени, стремясь уйти в видения, увидеть Влада, пока не наступила смерть. Неясный человеческий силуэт появился перед глазами...
   МОРСКАЯ ФИГУРА, ЗАМРИ.
   Волны играли с безжизненным катером. Его нос поднимался и падал. Свет фонаря с каждой минутой слабел и, наконец, погас. Лишь луна не позволяла катеру окончательно раствориться во тьме. Было тихо.
   Лишь волны накатывали на опустевший пляж.
   Море плакало.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"