Тонина Ольга, Афанасьев Александр: другие произведения.

1937 год. Трудные будни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 3.80*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В основу рассказа положены реальные события.


  
   1937 год. Трудные будни.
  
   Старший специальный особый контршпионский комиссар 3 ранга РУНКВД Борис Орлов достал папиросу и закурил. Руки его подрагивали. И немудрено, только что закончилась утренняя планерка у начальника. Начальник - главный специальный особый комиссар-начальник 1 ранга Алексей Иванович Махров, руководитель Сретенского РУНКВД, начал утро с разноса подчиненных: "План по шпионам не выполнен, план по саботажникам не выполнен, план по вредителям не выполнен, план по контрреволюционерам не выполнен!"
   Поставлена задача - к концу месяца планы выполнить. А как? Конец месяца уже через восемь дней, а только лично ему, Борису Орлову нужно изловить десять врагов народа вышеперечисленных категорий! И что толку, что он, Борис Орлов, прослушал секретный курс лекций комиссара 2 ранга Александра Исаевича Солженицына "Методы ускоренного допроса военнопленных в военное время" (впоследствии данная работа издана под названием "Архипелаг ГУЛАГ")? Ведь данные знания можно применять только в военное время и против военнопленных! Да и знания эти о допросах, а не о методах ловли шпионов!
   - Приветики! - раздался откуда-то сбоку мелодичный звонкий голосок.
   Борис обернулся, и уперся взглядом смеющиеся зеленые глаза практикантки сельско-хозяйственного института Ольги Игоревны Тониной. Будущий агроном, садовод и мелиоратор смотрела на него с легкой иронией и недоумением.
   Вот еще вопрос! Зачем будущих агрономов присылать на практиковаться на Лубянку? Сидит там себе в кабинете, печатает что-то на машинке! И это будущий агроном! В колхозе нужно практику проходить! Похоже, что среди начальства ее института сидят явные вредители!
   - Чего такой хмурый, Борис? Может чем-то помочь? - не дождавшись его ответа задала вопросы Ольга. Борис хотел было раздраженно отмахнуться, и даже нехорошо высказаться, но подумал, что девушка тут вовсе не причем, и его плохое настроение после планерки - его проблемы. Поэтому он скорчил гримасу - мол завалили работой и все такое. Однако, пока он демонстрировал свои мимические навыки, Ольга Игоревна увлекла его в свой кабинет, и указав на стул, стала наливать чай в чашку.
   - Только не курить здесь! Рассказывай!
   Борис, несколько опешил от такой наглости и бесцеремонности, но рассказал, ибо чай у практикантки был очень замечательный, под стать ее внешности и наглости. Кстати о наглости, об Ольге поговаривали, что она прямая родственница известного испанского народного героя Торквемады, боровшегося с религиозным мракобесием, и соответственно обладает обширными знакомствами в Кремле среди высшего партийного руководства. И скорее всего это было правдой - уж больно нагло и бесцеремонно она себя вела.
   - И всего-то? - удивилась Ольга, услышав рассказ Бориса, - Сколько народа нужно изловить?
   Борис фыркнул - сейчас девчонка, будущий агроном, одним махом поймает сотню шпионов! Да, амбиций у девочки... Но вслух ответил:
   - Мне - десять человек, а всего, отделу - пятьдесят.
   Ольга отстучала барабанную дробь ногтями по обшарпанному дубовому столу, наследию царизма и задала вопрос:
   - Интеллигенты - профессора, маршалы, художники, поэты и прочие подойдут?
   - Конечно! - Борис аж подпрыгнул. Ничего себе самомнение у девчонки! Или не самомнение?
   - Потребуется два билета в Большой Театр, в ложу, - начала перечислять Ольга, - Дом с наружным лифтом в застекленной шахте, два автобуса для перевозки задержанных, два десятка сотрудников для организации процесса ареста, ну и мне нужны сутки до операции, чтобы кое-что успеть отпечатать.
   Борис задумался. Наглый тон Ольги и ее самоуверенность, явно указывали на то, что не Якутии она будет картошку выращивать, а как бы не елочки в самом Кремле. Рискнуть и принять предложение? А если речь идет о какой-то глупости? Но, ведь и других, собственных, вариантов у него нет! Дом, с наружным застекленным лифтом он найдет, с автобусами и личным составом - это можно по заявке оформить, а вот билеты в театр... Да еще в ложу! Удостоверение здесь не поможет - таких театралов как он в Москве тысячи, и все с какими-то удостоверениями. Придется платить спекулянтам втридорога. Наверняка вся зарплата уйдет на эти билеты, и весь месяц придется питаться по чужим кабинетам и знакомым.
   - Хорошо, - согласился Борис, - На какое число нужны билеты?
   - Не раньше, чем на завтра. Раньше я просто не успею отпечатать требуемые документы.
   - Понял, - кратко ответил Борис, и, поблагодарив, за чай вышел из кабинета.
  
   * * *
   Борис рассчитывал, что они с Ольгой досидят хотя бы до антракта, но его надежды не оправдались. Все происходило в дикой спешке - поиск нужного дома с лифтом, заказ автобусов и личного состава, поиск торговцев билетами, марш бросок с Ольгой в театр. Даже толком не успел расспросить о том, что из себя представляет ее план, рассчитывая сделать это в антракте. Не успел начаться первый акт "Лебединого озера", как Ольга расстегнула свою сумочку и извлекла из нее толстую пачку нарезанной бумаги с отпечатанным текстом. Она разделила ее на несколько стопок потоньше, и резво зашвырнула их в зал, засыпав партер бумажным снегопадом. Вот черт! Борис даже не успел ознакомиться с напечатанным текстом! Он повернулся к Ольге, а та, схватив его за руку зашипела:
   - Уходим быстро к месту засады!
   И не дав ему опомниться потащила из зала.
   - Оля!!!! Может, ты все-таки объяснишь, что мы делаем? - задал вопрос Борис Орлов, когда они резво спускались по ступеням ведущим к выходу из театра.
   - Когда приедем на место - объясню. Сейчас - некогда, ибо первые потянутся вслед за нами!
  
   * * *
  
   "Интеллигенты! Совесть России!
   Если Вы хотите помочь России встать на путь подлинно цивилизованного европейского развития, если Вы хотите помочь британской демократии , свергнуть ненавистное всем культурным людям большевистское иго, то Вы должны сделать следующее:
      -- Прибыть по адресу: улица Трудовая, дом 4, крайний левый подъезд.
      -- Зайти в лифт.
      -- Используя свое карманное зеркальце, или зеркальце лежащее на полу в лифте, подать световые сигналы для британских десантных дирижаблей, обозначая место высадки десанта.
      -- Сигналы необходимо подавать в процессе подъема лифта с первого этажа на пятый, направляя зеркальце чуть выше крыши здания стоящего напротив.
      -- Листовку хранить при себе, как пропуск в светлое цивилизованное будущее.
   Командование британских дирижабле-десантных сил. Подпись неразборчива"
  
   "Но это же идиотизм! - подумал Борис, прочитав образец литовки, которые разбросала Ольга в Большом Театре, - Хотя... Пара-тройка идиотов в театре наверняка найдется, и припрется сюда подавать эти самые сигналы пресловутым дирижаблям. Мы их изымем, расколем на допросе, они выдадут сообщников, а те в свою очередь выдадут сообщников еще. Молодец Ольга! Точно! План мы выполним!"
  
   * * *
   - Япона мать! - мысленно выругался Борис, - Они что, совсем рехнулись? Тут и двух автобусов не хватит!
   Идиотов, оказалось гораздо больше, чем предполагал старший специальный особый контршпионский комиссар 3 ранга РУНКВД Борис Орлов. Они все прибывали и прибывали, выстраиваясь в очередь в крайний левый подъезд. Заходили они по одному, поднимались на лифте, а там, на пятом этаже их арестовывал наряд чекистов, и через чердак выводил в крайний правый подъезд дома, где передавал другому наряду, сопровождавшему задержанных в автобус.
   Они отправили уже четыре автобуса - около сотни арестантов, а конца и края у данного процесса все не предвиделось Очередь предателей и изменников Родины не уменьшалась, а как бы даже и росла. По оценкам Бориса она уже насчитывала примерно 1200-1400 человек. Пришлось даже призвать на помощь постовых милиционеров, чтобы те обеспечивали в ней порядок, а также договариваться с лифтерами, дабы те не отключали непрерывно работающие лифты, греша на то, что это балуются дети.
   Примерно после того, как был отправлен восьмой автобус с задержанными, на место проведения операции прибыл сам главный специальный особый комиссар-начальник 1 ранга Алексей Иванович Махров, руководитель Сретенского РУНКВД. В суть происходящего идиотизма он въехал примерно через полчаса объяснений - никак не мог поверить в пандемию человеческой глупости.
   Где-то через час, на место проведения операции прибыл Лаврентий Павлович Берия. Происходящее он понял сразу, и распорядился насчет дополнительных автобусов для арестантов и насчет торговли пирожками, мороженным и пивом для того, чтобы стоящие в очереди на арест чувствовали себя более комфортно и не расходились из-за голода и холода.
   Еще через час явился САМ. Вождь и учитель. Посмотрев из окна чердака дома напротив на очередь, численность которой уже превысила вместимость Большого Театра, он раскурил трубку, и несколько минут молчал, думая о народном счастье. Затем задал внезапный вопрос стоявшему рядом Берии:
   - А что Лаврентий Павлович, все стоящие в очереди верят в существование британских десантных дирижаблей?
   - Так точно товарищ Сталин! Они даже начали строчить друг на друга доносы, чтобы впереди стоящих в очереди арестовывали, и они сами быстрее продвигались к вожделенному лифту!
   - А эта троица в военной форме? Это часом не Тухачевский, Блюхер и Егоров?
   - Так точно, товарищ Сталин!
   Вождь и Учитель нахмурился, и произнес:
   - Такие идиоты маршалы Красной Армии не нужны. Не нужны и такие люди государству рабочих и крестьян. Продолжайте!
   - Слушаюсь!
   Сталин уехал, а чекисты продолжили операцию.
   * * *
   С очередью удалось покончить через 4 дня, арестовав 3572 человека. Три маршала, двенадцать Нобелевских лауреатов, сто сорок семь профессоров, и прочие статусом поменьше..
   * * *
   Борис заскрежетал зубами. Он то думал, что арестовать шпионов - выполнить план - ан нет! Их ведь нужно расколоть! И пытать нельзя! Нажалуется такой змееныш Вышинскому на суде, покажет синяки - и сам загремишь в подвалы за применение капиталистических методов ведения допроса. Психологически давить можно сколько угодно, но физически воздействовать - ни-ни!
   Какой однако упрямый гад попался! Уже пятый час мурыжит и ни в какую! Врезать бы ему от души, по рабоче-крестьянски, так ведь нельзя! А таких еще - 3571 человек! Все подвалы забиты! Нет, ну вот же гад!
   - Тук-тук-тук!
   Кто это еще?
   В кабинет вошла нахмуренная Ольга, держа в руках молоток и гвоздь. С ненавистью уставившись на допрашиваемого, она чуть скосив глаза в сторону Бориса спросила:
   - Ты не подержишь, пока я прибивать буду?
   Борис даже не успел спросить что, как допрашиваемый с истерическим визгом соскочил со стула, и прыжком оказался в дальнем от Ольги углу кабинета, закрывая мошонку руками. От волнения у него носом пошла кровь и несколько капель упали на белую рубашку.
   - Ну зачем так сразу? Зачем так жестоко? Я все скажу! - закричал гражданин Натан Эйдехович Бриллиант-Русский, профессор лингвистики, лауреат Нобелевской премии, автор несостоявшейся реформы русского языка по переводу алфавита с кириллицы на латиницу.
   - Дай ему бумагу - пусть пишет! - произнесла Ольга, - И выйди со мной на минутку.
   Ольге действительно нужно было помочь вбить гвоздь в стену, чтобы украсить ее портретом товарища Сталина.
   - Ты его потом в общую камеру, - стала она выдавать советы, - А часа через два, раздай всем 3572 арестованным по пачке бумаги и карандаши. Бумагу и карандаши уже привезли на склад - я заказала. За два часа этот орел лингвистики, раз сорок расскажет сокамерникам о том, как я ему яйца гвоздями к стулу прибивала, пятна крови на рубашке продемонстрирует. И те истории и страшилки про Лубянку повспоминают, и в соседние камеры сообщат. Должны созреть для написания показаний...
   - Слушай, Оля, а ты действительно в сельско-хозяйственном учишься, или ...? - задал вдруг вопрос Борис, озаренный внезапной догадкой.
   - Конечно в сельско-хозяйственном, - удивилась Ольга, - А где еще по-твоему учат, как правильно САЖАТЬ?
   Смысл слов Ольги дошел до Бориса секунд через двадцать, и он, фыркнув в чашку чая, стал тихо сползать со стула, сотрясаемый приступом хохота.
  
   * * *
   Дальнейшее пошло как по маслу - все арестованные "запели", выдавая все новых врагов Советской власти...
   В конце месяца Бориса Орлова и Алексея Махрова вызвали в Кремль, где лично товарищ Сталин, наградил их значками "Почетный чекист СССР". Конечно же были и трудности - зарплата Бориса была потрачена на билеты в Большой театр, и теперь приходилось кормиться чем бог послал. В основном Бог послылал пирожки, которые пекла Ольга, так что до следующей получки можно было дотянуть...
  
   * * *
   Старший специальный особый контршпионский комиссар 3 ранга РУНКВД Борис Орлов достал папиросу и закурил. Руки его подрагивали. И немудрено, только что закончилась утренняя планерка у начальника. Начальник - главный специальный особый комиссар-начальник 1 ранга Алексей Иванович Махров, руководитель Сретенского РУНКВД, начал утро с разноса подчиненных: "План по детяс Арбата не выполнен! Совсем оборзела эта "золотая" молодежь! Шляются где попало, нигде не работают, ведут подрывную агитацию, растлевают несовершеннолетних, мешают строить народное счастье!"
   - Приветики! - раздался рядом голос Ольги, - Кого теперь ловить будем?

Оценка: 3.80*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"