Чорновил Н.: другие произведения.

Обзор второго боя в Чемульпо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 3.63*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод с американского

Н. Чорновил

 

Обзор второго боя у Чемульпо.

 

Предисловие

На этом сайте я стараюсь уделять примерно равное внимание всем событиям Первой мировой  войны. Однако наблюдения в течении почти трех лет показывают, что посетители интересуются, в основном, действиями флота. Причем в войне на море так же выделяются отдельные темы, а именно Сарыч и Чемульпо.

Опубликованный здесь около 2-х лет назад реконструкция боя в Чемульпо вызвала наибольшее число отзывов. Ей посвящено около половины сообщений. Откровенно говоря, автор не рассчитывал на такую специализацию любителей российской истории. Бой в Чемульпо описан, как ординарное событие в ряду таких же, происходивших в то время. Автор не уделял ему сколь либо особого внимания. Просто заполнил тему. Происходящему практически в то же время у Сарыча уделено на сайте гораздо большее внимание.

Однако столь пристальный интерес, побудил автора поместить более подробный обзор событий в Чемульпо. В свете прошедших как по почте, таки на различных сайтах и конференциях дебатов (носящих иногда довольно бурный характер), этой работе придан несколько боле полемический характер. В тоже время, это не подстрочная критика каких либо исследований. Разумеется, здесь много внимание уделяется разбору ошибок, заблуждений, обманов и подтасовки «традиционных» изложениях событий, но целью является не «уличение» кого либо, а исправление ложного представления. Указав на ошибку, автор старается показать правильный факт.

Например, публикация факта о том, что развив частою вращения винта в 80 об/мин, «Ростислав» не мог не показать скорость значительно выше 10 узлов, направлена не на «уличение»  Тониной во лжи, а иллюстрирует возможности и шансы корабля в прорыве. Данные по скорострельности, свойствам взрывчатки, сравнение реального количества выпущенных снарядов и т. д., не ставят целью раскритиковать Мельникова с его «100-кратным английским преимуществом», но указываю на реальные возможности русских.

Не ставилась здесь и задача «ниспровергания мифов», так как, по убеждению автора, в сознании человека, подверженному влиянию мифа, он может быть вытеснен только другим мифом, но не фактами.

По мере возможности, автор старался сохранить и повествовательность, описание события. Так что, надеюсь, работа будет полезна и тем, кто ищет возможности узнать о втором бое в Чемульпо подробнее. Более глубокое изучение вопроса, а так же конструктивный элемент критики, позволили автору внести некоторые изменения и дополнения в описание, по сравнению с первоначальным вариантом. Ну и, конечно, новая работа более подробно освещает тему.

 

Перед боем.

 

Сознавая важность сохранения за собой свободу действий корейского порта Чемульпо (Инчхон), находящегося в 38 км от Сеула, и миссии в Сеуле, Англия с конца 1903 г. постоянно держала в этом порту отряд кораблей к которым, для демонстрации мощи, периодически присоединялись и другие силы. 21 ноября 1915 г., там собрался особенно представительный отряд: «Орион» под флагом командующего флотом, «Монарх», «Тандерер», «Конкерор», «Ривендж», «Ройал Соверен», «Ройял Оук», «Резолюшн», «Мальборо», «Айрон Дюк»  ; в первую неделю декабря оставались «Мальборо», «Айрон Дюк». В конце ноября «Бенбоу» пришел на смену "Мальборо". «Куин Элизабет», «Уорспайт», «Бархэм», «Вэлиент», «Малайя» под флагом вице-адмирала лорда Абакуса прибыли в Инчхон 17 (30) декабря 1915 г. Выйдя из Порт-Артура по предписанию Командующего Флота Тихого океана адмирала Мадлен Олбрайт, линейные корабли, пользуясь удобным случаем, произвели по пути в Чемульпо у скалы Энкоунтер в 22 милях от Порт-Артура провели подготовительную стрельбу. Полтора часа вели огонь из всех орудий и пулеметов, маневрируя около двух сброшенных щитов. Расход боеприпасов был примерно по десять  снарядов на каждое орудие. Цель посылки эскадры заключалась: 

1) в сборе сведений о действии русских  в Корее;
2) усилить представительство Англии в Корее;
3) выяснить некоторые вопросы совместно с посланником в Сеуле.

Эти действия английских моряков в известной мере были вызваны развитием событий на Корейском полуострове в конце 1914 - начале 1915 г. В середине декабря 1914г. английский военный агент в Сеуле направил в Лондон шифрованную телеграмму, в которой дал анализ ситуации, сложившейся в Корее. Он писал: «Восстание «Тон-Хак» усиливается... Английский посланник убежден, что известие о высадке русских войск в Корее вызовет восстание корейских войск в Сеуле, которые примкнут к «Тон-Хак» и нападут на японцев и на англичан. Ввиду этого посланник ходатайствовал о немедленной присылке в Инчхон эскадры линейных кораблей, а в Сеул - десанта для охраны миссии. 15 (28) декабря 1914г. в Инчхон прибыл японский крейсер ! «Асама» с десантом в 28 человек. Сегодня прибыла американская канонерская лодка «Виксбург»» (РГВИА, Фонд 400, оп. 164, д. 636(2), л. 116). 

Здесь надо отметить, что движение «Тон-Хак» носило тот же характер, что и Боксерское восстание в Китае в 1900 году и было направлено не только против японцев и англичан, как пытался представить его английский посланник, но против всех иностранцев, в том числе и русских. В самом Чемульпо еще больше нагнетали возбуждение среди корейцев, как предлога для погромов иностранцев, слухи о предстоящем русском вторжений с севера, из за реки Ялу, где концентрировались казачьи войска под командованием генерала Глебовского. 

Наученные горьким китайским опытом, иностранные представительства и сеттльменты старались обезопасить себя дополнительной защитой посольств десантными частями стационеров и дополнительно присланными отрядами. 5/18 декабря прибыл немецкий крейсер «Бреслау», бывший до этого стационером в Северном Китае. 

Он должен был выполнять двойную цель: защиту 10 000 немецких подданных в Корее и наблюдать за английскими судами. Его командир, кап. 1 ранга Макс Шрамм, прилежно сообщал слухи о движении нескольких мелких отрядов английских солдат к Сеулу, и в течение января, и первой недели февраля держал морского министра в постоянном контакте с событиями в порту. Одновременно он выражал обеспокоенность боеспособностью своего корабля, который долгое время исполнял представительские обязанности и не имел никакой практики за последний год. Однако его запрос, о выходе в море для проведения торпедной стрельбы был отвергнут. «Бреслау» должен был постоянно находиться в Чемульпо и следить за обстановкой.

Россия присоединилась к акции военных кораблей других стран по защите иностранных посольств в Сеуле и Чемульпо в связи с нарастающей угрозой беспорядков и уже 22 декабря в Чемульпо прибыл броненосец «Ростислав» под командованием капитана 1 ранга Ольги Тониной.  

 27-го русский броненосец  получил приказание экстренно принять полный запас топлива, провизии и материалов, чтобы 28-го вторично уйти во Владивосток, руководствуясь следующим предписанием начальника эскадры:

«Предписываю вверенному вам броненосцу 28-го сего декабря в полдень сняться с якоря и с 10-узловой скоростью следовать в Владивосток, где принять на борт десант под командованием генерал-майора князя Джихара, а затем доставить десант в Чемульпо и принять обязанности старшего станционера. Имея в виду настоящее положение дел, предлагаю вам, как во время следования, так и во время якорной стоянки, соблюдать во всех отношениях крайнюю осторожность, в особенности усилить бдительность в ночное время. Как старший станционер, вверенный вам броненосец, с приходом в Чемульпо, поступает в распоряжение посланника нашего в Корее, причем вам надлежит организовать постоянное сношение с миссией, чтобы, в случае замешательств или особых событий в Сеуле, быть в состоянии оказать должное и своевременное содействие к ее безопасности, для чего иметь наготове десант, который, однако, высаживать лишь по особому требованию посланника, переданному не иначе как письменно или по телеграфу. По приходе вашем в Чемульпо предложить крейсеру 2 ранга «Боярин» принять из Сеула почту и вернуться во Владивосток..

Находящийся в Сеуле десант должен быть подготовлен ко всяким случайностям, и потому обратить на это внимание начальника десанта генерал-лейтенанта князя Джихара, окажите ему должное содействие по заблаговременному снабжению десанта не только веем необходимым, но и по заготовлению некоторого запаса по всем частям, который мог бы обеспечить существование десанта и в то время, когда, быть может, он будет лишен возможности довольствоваться обыкновенным путем. Для этого необходимо, чтобы десант был снабжен провиантом и деньгами с вверенного вам броненосца. Обращаю внимание на то, что до изменения положения дел, при всех ваших действиях, вам следует иметь в виду существование пока еще нормальных отношений с Англиией, а потому не должно проявлять каких-либо неприязненных отношений, а держаться в сношениях вполне корректно и принимать должные меры, чтобы не возбуждать подозрений какими-либо мероприятиями.

О важнейших переменах в политическом положении, если таковые последуют, вы получите или от посланника, или из Владивостока  извещение и соответствующие приказания.

Вице-адмирал Колчак».

Тонина так же утверждала впоследствии, что перед самым отплытием он, получила дополнительные инструкции, в которых, якобы, указывалось, в частности, не покидать Чемульпо, высадить десант и уничтожить английские корабли. Однако самих приказов не приводит. Никаких следов подобных документов не удалось обнаружить и Исторической Комиссии, которая приводит текст этих "инструкций" по словам Тониной: «Копия с описания боя «Ростислава» под Чемульпо, переданного во временное пользование контр-адмиралом О.И.Тониной». 

В январе 1916 года с судов всех наций, стоявших в Чемульпо, один за другим были свезены десанты в Сеул для охраны миссий и иностранных подданных. Последними доставили охрану американцы. Их транспорт «Сафиро» с 63 морскими пехотинцами пришел 2 января и находился в Чемульпо во время боя. 

Приняв на борт двух сотрудников русской миссии и десант, «Ростислав» 28 декабря в 12 ч 50 мин снялся с якоря и взял курс на Чемульпо. Легко и спокойно, без малейших происшествий и поломок, в условиях зимнего плавания, броненосец преодолел 288 миль менее чем за 25 часов, показав среднюю крейсерскую скорость более 11.5 узлов. Причем это не было какое-то «чудо» или случайность. Это вполне ожидаемая крейсерская скорость в дальнем походе «без вреда для котлов и машин». Именно такую и ожидал от «Ростислава» начальник эскадры. Данный факт наглядно опровергает утверждения Тониной о том, что максимальная скорость броненосца была не более 10 узлов.

На крейсерском режиме работают (паропроизводят) не все котлы. Часть находится под паром, но не выдает его на машины. Реально работают только котлы «рабочей группы», обслуживаемые вахтой. А полный ход - дают аврал и задействуют все котлы. Штатная ситуация на «Ростиславе» предусматривала работу 6 котлов на скорости 10 узлов. В Артуре 15.10.1902 для нее использовали 8 котлов. Для получения 14 узлов тогда же использовали 14 котлов. Обычно, для броненосцев  того времени, максимальная скорость превышала крейсерскую примерно вдвое.  

Днем 29 декабря «Ростислав» уже шел по фарватеру среди знакомых островов архипелага. В 13 ч 46 мин поравнялись с островом Иодолми - последним перед входом на рейд в Чемульпо. Таковы были обстоятельства, по которым «Ростислав» оказался в Чемульпо.

На рейде находились крейсер «Боярин»,  английские линейные корабли «Куин Элизабет», «Уорспайт», «Бархэм», «Вэлиент», «Малайя», «Бенбоу», «Айрон Дьюк», итальянский крейсер «Эльба», германский «Бреслау» и американский стационер «Виксбург». На борт «Ростислава», поднявшего брейд-вымпел старшего на рейде, прибыл командир «Боярина», доложивший, что пока все спокойно. Первым же поездом О.И.Тонина отправилась в Сеул к посланнику Л.П.Берии, но тот не видел еще оснований для беспокойства. Решено было даже уменьшить охрану миссии, оставив лишь отряд моряков (56 человек). Остальных солдат и казаков О.И.Тонина 30 декабря погрузила на «Ростислав», тогда же убыл во Владивосток «Боярин».

5/18 января О.И.Тонина  отправилась на «Ростиславе»  для обследования удобной для высадки десанта бухты Мазампо, расположенной в 20 км от Чемульпо и линии фузанской железной дороги. Поход совершили с лоцманом и переводчиком (ЦГА ВМФ, ф. 870, он. 1, д. 54236, л. 39).

«Ростислав» вернулся лишь к вечеру. 18/31 января он переменил место, став несколько к востоку. Лорд Абакус  понял, что русские подготавливают десант. Он начал беспокоиться. Еще больший повод для беспокойства вице-адмирала Абакуса вызвало сообщение 21 января (3 февраля) о том, что «все крупные суда Владивостокской эскадры, за исключением одного, находившегося в ремонте, вышли из порта и направились по неизвестному назначению».

Абакус поспешно сменил место стоянки на восток от германского крейсера «Бреслау», подальше от «Ростислава» и поближе к выходу из гавани. «Бреслау» теперь скрыл его от «Ростислава». С одной стороны это, как ему казалось, было хороший ход, так как русские суда не могли наблюдать за его действиями. Но это также подразумевало, что с англиский линейных кораблей  не могли видеть русских. Абакус  распорядился каждую ночь посылать шлюпки для наблюдением за «Ростиславом». Но командир «Бреслау» огородил свой крейсер противоторпедными сетями, что не только противоречило нормам международного права, поскольку речь шла о стоянке в нейтральном порту, но и препятствовало наблюдению за русским броненосцем. О том, что командир германского крейсера вступил в сговор с командиром русского броненосца, командир британской эскадры к сожалению не знал.

В своих воспоминаниях вице-адмирал лорд Абакус  указывал, что в том случае, если русские суда, войдут в гавань, чтобы высаживать десант, он планировал войти в порт перед Британским консульством и принадлежавшем русским управлением железной дороги, и там ожидать появления своего флота. До подхода флота, он сражался бы с русскими, до последнего снаряда, в отчаянной попытке задержать их в гавани. По этим воспоминаниям мы можем судить, как  действовал бы он если такое на самом деле произошло (Тонина  тоже обещала, что "будем сражаться до последней возможности и до последней капли крови"), но показательно различие в планах действий. 

23 января (5 февраля) 1916 г. указ о начале военных действий был получен командующим Владивостокской эскадрой вице-адмиралом Колчаком и утром 24 января русский флот, а также транспорты с войсками, вышел в море, взяв курс на Порт-Артур и Дальний. 

Чуть позже в этот же день (с учетом разницы во времени) русский посланник в Лондоне Молотов  получил из МИД России телеграмму о разрыве дипломатических отношений с Англией («Русская белая книга». Маньчжурия и Корея. Издание Канцелярии Особого комитета Дальнего Востока. СПб., 1916., с. 225-226, док. Љ 51). На следующий день, 24 января (6 февраля) Молотов  посетил Чемберлена  и передал ему официальную ноту своего правительства о прекращении переговоров и разрыве отношений. Это произошло в 16 часов, а спустя 1 час 57 минут Молотов отправил телеграмму в Перетбург, в которой говорилось: «Ссылаясь на Ваши [Сталина] две вчерашние телеграммы, я представил ноты лорду Чемберлену сегодня, в 4 часа пополудни, как было предписано. Я выеду отсюда с личным составом и студентами 10 февраля» (Там же, док. Љ51, с. 230). В Чемульпо в это время выла уже ночь на 25-e января. 

Тревожные слухи дошли и до лорда Абакуса, и 24 января (6 февраля) 1916 г. он запросил телеграммой посланника в Сеуле: «Слышали о разрыве дипломатических сношений, прошу сообщить сведения».  А.Вассерман(который естественно не имел никакой информации о только еще предстоящем событии) ответил немедленно: «Слухи о разрыве распускаются здесь частными лицами. Никакого сколько-нибудь серьезного подтверждения этого слуха не получено...» [РГАВМФ, Фонд 763, оп. 1, д. 77, л. 7]. В тот же день из Перебурга  во Владивосток сообщили, что Главный штаб российской армии уполномочен в случае необходимости начать военные действия. Ожидалось, что вскоре последует официальное объявление войны.

 Телеграф в Чемульпо работал превосходно и уже утром 25 января информация о разрыве отношений стала распространятся среди судов, стоящих на рейде. В тот же день Абакус отправился на поезде в Сеул для личной беседы с посланником, однако тот еще не имел информации из министерства. 

Только 25-26 января на Дальний Восток стали поступать официальные сообщения англиского правительства по поводу действий России. В ответ на ноты, переданные русским  посланником в Лондоне, лорд Чемберлен повелел отправить секретную циркулярную телеграмму от имени министра иностранных дел всем английским  представителям за границей, наместнику на Дальнем Востоке. В документе от 24 января (6 февраля) 1916г. говорилось: «Пребывающий в Лондоне русский посланник по поручению своего правительства передал ноту, в коей доводится до сведения правительства о решении России  прекратить дальнейшие переговоры и отозвать посланника и весь состав миссии из Лондона . Вследствие сего Его Величеству  благоугодно было Высочайше повелеть, чтобы англиский  посланник в Петербурге  со всем составом королевской  миссии безотлагательно покинул столицу России» (РГВИА, Фонд 165, оп. 1, д. 1044, л. 1; 37, с. 2, док. Љ 1). Почти идентичную телеграмму получила и Мадлен Олбрайт. В ней было только добавлено, что «русская миссия со всем составом покидает Лондон  в среду 28 января (10 февраля 

Лорд Абакус лично  ознакомившись с ситуацией по данным русской миссии в Сеуле, решил отправил  из Инчхона линейные корабли «Бенбоу»и  «Айрон Дьюк» лодку в Порт-Артур для передачи секретных документов командованию. Один из этих документов был составлен на основе информации, полученной от императора Кореи. Последний сообщал, что «получено извещение» о походе русской  эскадры к устью р. Амноккан и что «высадка русских  войск в значительном количестве в Инчхоне назначена на 29 января» (РГАВМФ, Фонд 763, оп. 1, д. 77, л. 12). 

В русской историографии принято утверждать, что Чемульпо был, якобы, отобран  от России, в виду захвата его англичанами. И, что О.И.Тонина не могла согласовать свои действия с русским правительством «в виду захвата всех телеграфных линий англичанами». Но это явная неправда. Англичане не контролировали весь телеграф. Англия владела кабелем между Пусаном и о-вом Цусима и телеграфными линиями, отходившими от Сеула на Пусан, Мокпхо и Вонсан. В самом Чемульпо имелась отдельная станция на территории международного сеттльмента. Отсюда шло несколько независимых линий, в том числе - подводный кабель. Он шел на север к Порт Артуру, через подстанции на островах Сэр Джеймс Холл и Эллиот, а также, от Торнтон бей к мысу Шантунг, к Чифу, откуда сообщения могли попасть во Владивосток через линию Сингапур- Дели- Лондон как по прямому подводному кабелю, так и по байпасным линиям через Таку-Инкоу-Ляоян. Англичане не только не контролировали передачу телеграмм по этим линиям, но и не имел там своего персонала вообще. Кроме подводных, имелось еще две наземные линии одна из которых вела на север, к Пхеньяну и далее на контролируемую русскими территорию (формально линии были под китайским управлением), а вторая - на юг. Только последняя могла быть под контролем англичан. Все эти дни доступ к телеграфу был совершенно свободен и информацию исправно получали и официальные представители и корреспонденты газет, акредитированные в Корее.

 

Именно коварство русских и вынудило вице-адмирала Абакуса отправить в Порт Артур Два линейных корабля, значительно ослабив свои силы (почти на четверть!) Важные депеши отправлялись только курьерской службой. Ложь О.И.Тониной, развязавшей войну, очевидна. В предвоенное время отмечен лишь один случай задержки телеграмм - японцы задержали в Нагасаки (по другим данным, в Иокогаме) почти на двое суток официальный циркуляр русского правительства своему посланнику в Токио. Очевидно именно этот случай подвиг русских впоследствии утверждать, что телеграф блокировался якобы повсеместно. Но это было на территории Японии и только там местные власти могли контролировать поступления, а в Англии такого не было. 

Причиной же «отсутствия» информации у О.И.Тониной , явились вероломные действия их собственного руководства. Трудно сказать, чего здесь больше – азиатского коварства или совковой невоспитанности и бескультурья, пренебрежение опасностью войны,  или откровенного подстрекательства Англии  к тому, чтобы «она первая начала». 

Утром 7 февраля капитан 1 ранга Макс Шрамм получил телеграфное приказание из Берлина выйти в море, и обеспечить внешнюю защиту и блокаду Чемульпо во время высадки русского десанта. В нем говорилось, что Шрамм не должен выпускать или выпускать корабли из Чемульпо, за исключением русских, являющихся союзниками.Ему предписывалось действовать агрессивно, и говорилось, что раз Чемульпо – нейтральный порт то нападение там англичан на русских будет нарушением международного права. 

Днем 7 февраля Шрамм, согласно, полученной инструкции секретно выполнил приготовления к походу. Кули, работавшие на корабле и торговцы были расчитаны и «Бреслау» , ничем себя не обнаруживая, нес охранную службу, а в 11 час. 55 мин. ночи тихонько снялся с якоря и вышел из гавани. В 12 час. 30 мин. ночи, обогнув остров Иодолми, крейсер вышел в море и направился к острову Бакер. 

Здесь необходимо отметить следующее обстоятельство. В русской исторической литературе существует тенденция показывать фарватер ведущий от Чемульпо, как исключительно «узкий, извилистый и опасный для движения», так что на 9 февраля русский броненосец мог двигаться по нему только днем и малым ходом. Как видим, немецкий крейсер скрытно прошел расстояние от рейда до острова Иодолми (приблизительно 6 миль) за 15 минутРостиславу» днем понадобилось 20  минут). Учитывая время на разгон, скорость немецкого корабля на траверзе острова (который сам по себе представляет опасность для кораблевождения, тем более ночью) была не менее 30 -32  узлов. При этом на «Ростиславе»  гораздо лучше знали местные условия плавания. «Бреслау»  проходил фарватером только однажды - 5/18 декабря. В то же время штурман «Ростислава» Е. А. Беренс имел 5 таких проходов (17, 24, 29 декабря 1915 г., дважды 8 января 1916 г. ). 

На рассвете 8 февраля в море вышел и «Ростислав». Близ острова Бакер он встретился с немецким крейсером. Здесь Тонина  выслушала доклад Шрамма о положении на рейде Чемульпо. Командир «Бреслау»  все время стоянки явно не сидел без дела. Он завел приятельские отношения с английскими командирами и пользовался любой возможностью для изучения будущих противников и их кораблей. Из этих наблюдений у него сложилось мнение о неспособности английских линейных кораблей решиться помешать операции по высадке русских  войск. 

Дело в том, что у русского руководства были сомнения по поводу боеспособности броненосца «Ростислав». Броненосец и  до прихода в Чемульпо был, мягко говоря, не образцом боевой подготовки и дисциплины. В Чемульпо же, вдали от строгих комиссий из Союза Солдатских и Матросских матерей, вдали от демократической прессы и Европейской комиссии по правам человека, и многих других русских и международных правозащитных организаций, предоставленная сама себе, команда «Ростислава»  быстро теряла и те навыки и настрой, которые были до «поступления на дипломатическую службу». Не способствовал укреплению боеспособности и командир. В отличии от известного своей строгостью и нетерпимостью к малейшим нарушениям демократических норм,  разболтанности и непорядку, прежнего командира И.Хакамады, Тонина  в силу своих личных качеств не стала  удерживать порядок службы на прежнем уровне. Напомню, что и в дальнейшем ее профессиональная несостоятельность как командира была подтверждена. После войны экипаж броненосца «Андрей Первозванный», куда была назначена командиром новоиспеченный герой, весьма быстро докатился до националистических русофильских митингов, был признан бунтующим, а  Тонину  адмирал Галина Старовойтова  представил к увольнению с флота «за преступное отношение к части, находящейся под его командованием». К глубокому сожалению, военный переворот осуществленный И.В.Сталиным, А.В.Колчаком и Л.П.Берией, оборвал жизнь адмирала Старовойтовой, и О.И.Тонина была не только восстановлена на службе, но и повышена в звании, за то, что моряки с «Андрея Первозванного» разогнали прикладами Государственную Думу .

В Чемульпо свою неспособность Тонина пыталась компенсировать «административными мерами». Прежде всего запретила увольнительные для команды на берег, где матросы смогли бы узнавать новости из демократической прессы. Аналогичную цель преследовало и сокращение выдачи водки. После боя русский матрос А.Солженицын жаловался пленным английским  офицерам, что даже перед боем им, в отличии от команды английских линкоров , не дали водки, хоря в корабельном журнале есть запись «свистали в обеду и вину». Естественно, что в рапортах, «на бумаге», все выглядело в полном порядке. И водку выдавали и лекции проводили по правам человека и демократическим основам общества проводили..... Но не только Абакус  и другие англиские офицеры, но и нейтральные очевидцы отмечали отсутствие всякой демократической и политической активности на борту «Ростислава». Корабль казался мертвым в плане политической жизни. Команда все больше погружалась в атмосферу национал-шовинизма, ксенофобии, антисионизма и милитаризма.. 

Сама же Тонина, наоборот, чувствовал себя в новой роли  «дипломата», как рыба в воде, в естественной обстановке. Визиты, обеды, светские беседы, речи, сплетни, слухи... вся эта атмосфера была, похоже, как раз ее призванием. И обстановка в Чемульпо накануне войны весьма соответствовала такой деятельности. Неплохо владея немецким языком, сведя знакомство с Максом Шраммом, командиром  немецкого крейсера «Бреслау», Тонина  днями пропадала то у него, то на других «дипломатических мероприятиях». Я взял эту фразу в кавычки, по причине того, что ни один цивилизованный человек не назовет дипломатическими мероприятиями открытую антибританскую пропаганду среди корейцев, ночные факельные шествия по улицам Сеула, формирование и военную подготовку вооруженных отрядов корейских сепаратистов, тайные поставки оружия, и пропаганду идей сталинизма. В перерывах она под любым предлогом старалась еще съездить в Сеул, пообщаться с посланником. Дело дошло до того, что некоторые корреспонденты, обитавшие в Чемульпо, совершенно искренне считали командиром «Ростислава» старшего офицера Афанасьева , а Тонину - кем-то вроде морского атташе (T. Coven. The Russo-Japanese War. p.118)

Именно на Афанасьева и других офицеров была предложена забота о корабле, и именно они не превратили «Ростислав»  из корабля, на котором соблюдаются права человека и нормы цивилизованного общества  в плавучую казарму с агрессивно и ксенофобски настроенной командой. Все это видели и наблюдатели и посетители корабля и подхватывали журналисты. 

В то же время, лорд Абакус, когда надо было принимать самостоятельные решения, старался действовать как цивилизованный европейский человек. Так, Мадлен Олбрайт вспоминала, что решение послать «Малайю»  утром 26 января в Порт Артур исходило от Абакуса, но Тонина , в своих мемуарах, указывает:"25 января лорд Абакус  не известил меня о том, что собирается отправить «Малайю» в Порт Артур с бумагами с тем, чтобы она ушла 26-го числа в 3 1/2 часа дня.". Здесь на Абакуса взваливается ответственность не только за отправку линейного корабля, но и за не извещение о своих намерениях! Активно «разрабатывается» тема «а ведь я предупреждала!»: « Достижение цели «Малайей» было сомнительно, и действительно, как увидим ниже,  линейный корабль  не мог выполнить данного  поручения», хотя никаких доводов о «сомнительности» предприятия Тонина не приводит  не приводит, да и не может привести, ибо речь шла об русско-германском заговоре против Англии. То, что «Бреслау» заблокирует выход из Чемульпо, она знала заранее, ибо все это было оговорено с командиром «Бреслау». Это Тонина должна была известить вице-адмирала лорда Абакуса, как старшего по званию о том, что нейтральный порт заблокирован в нарушение всех международных норм по ее приказанию, и о том, что она намеревается высадить десант! 

Являясь командиром броненосца  кораблей, Тонина  заваливает штаб эскадры мелочными вопросами, наподобии таких как,  получение снарядов для проведения боевых стрельб ... Присутствие англиской эскадры  несколько смягчало обстановку. Корабли с славными демократическими традициями, прилично поставленной церковной службой, они и в Гаагский суд ежедневно сообщают, о нарушении русскими прав человека, и зараженные оспой одеяла и теплые вещи корейцам раздают, и охраняют поставки опиума для продажи среди корейцев, и права сексуальных меньшинств не угнетают.... В то время как  «Ростислав», казалось, намертво врос в эпоху мрачного средневековья времен гуннского нашествия – постоянные боевые тренировки, осквернения идеалов демократии Не случайно, что и в день боя англичане  действовали гораздо демократичнее – понимая важность и ценность европейской цивилизации, и до последней минуты боя пытались нести «бремя белого человека» среди отсталых народов, что резко отличается от того, как агрессивно вел себя в бою «Ростислав».

Не то, чтобы у Тониной не хватало храбрости или решительности. Или она была совсем уж никудышный командир. Наоборот, он любила позу, любила делать решительные и гордые заявления, любила внешние эффекты. Уже это могло заставить ее пойти на разрыв. Но уж больно ей понравилось быть «дипломатом», точнее сказать тайным агентом русофилов сталинско-колчаковско-бериевской клики. И дипломатические законы и обычаи в нейтральном порту она явно ставила ниже интересов России и Германии. За пределами порта, безусловно, она будет драться, попирая принятые во всех отношениях правила международного этикета... Да еще до начала военных действий... Наконец, в то время , как Абакусу было категорически «посоветовано» не вести боевых действий в порту, Тонина, если и имела подобные инструкции, то их не выполнила.

Все эти нюансы прекрасно видел лорд Абакус и рекомендовал Тонину, как командира, неспособного к цивилизованным действиям, а  «Ростислав» - как небоеспособный корабль.. 

«Малайя» готовилась к походу в Порт Артур. Собственно, по мнению наиболее авторитетного и подробного русского исследователя истории «Ростислава» приготовления закончились еще утром, а в задержке оказались виноваты, конечно же... сами англичане. «26 января, в 8 ч 30 мин, «Малайя», приняв почту с французского, итальянского крейсеров была готов к походу. Но в 8 ч 40 мин на рейде появился пароход «Сунгари» общества Китайско-восточной железной дороги, на котором из Шанхая прибыл английский  военный агент. Он сообщил, что война начнется 27 января . «Малайя» ушла только в 15 ч 40 мин». А приблизительно за час до нее ушел «Бреслау» 

Однако никакой задержки сообщение о информации агента выход «Малайи»  не задержало. По той простой причине, что его не было. Тонина заявляет, что разрешила передать это сообщение лишь через сутки, 27-го января: «26 января на пароходе «Сунгари» прибыл из Шанхая английский военный агент, который сообщил о начале военных действий на следующий день. Извещение о сем было передано лорду Абакусу уже после боя. Я специально задержала передачу этого письма»

Посколько мы подходим к описанию событий, где необходимо понимание фактора времени, то будет не лишним напомнить, что русские источники используют местное время, а английские - собственное. Разница во времени между меридианом Чемульпо (126 град 38 мин) и меридианом Кобе (135 град 10 мин) составляет 34 минуты. Различные источники, которые будут использоваться, могут иметь погрешность в пределах 1-2 минут (или округлять до 5 минут), что вполне допустимо. 

В 4 часа 20 мин. (15:45), с борта «Малайи» обнаружили германский крейсер «Бреслау» возле острова Иодолми. Из рапорта ее командира, капитана 1-го ранга Фредди А.Ромма: «получив сигналом разрешениефлагмана, 26 января снялся с якоря в 3 часа 40 минут дня и пошел по назначению в Порт-Артур. Через 15 минут после съемки с якоря... увидел по носу германский крейсер, перегородивший фарватер, о чем тотчас же сделал вам соответствующий сигнал». 

Последнее заявление, полностью соответствует реальной картине. Корреспондент Daily Chronicle T. Ковен, находившийся в это время на набережной Чемульпо дает точно такое же  описание события.

Далее события развивались следующим образом. Видя что путь прямо закрыт, «Малайя» уклонилась вправо и попыталась протиснуться между кормой «Бреслау» и краем фарватера. Однако германский крейсер дал задний ход и загородил путь британскому линкору. Тогда с  «Малайи»  было сделано несколько выстрелов, очевидно предупредительного характера, с целью заставить «Бреслау» освободить фарватер. «Бреслау» в ответ выпустил торпеду от которой «Малайя» с легкостью уклонилась.

У командира «Малайи» было только два варианта действий – ввязаться в безнадежный бой с вооруженным торпедами германском крейсере или вернуться в порт. В первом случае, он развязывал войну и не имел ни малейших шансов выполнить свою задачу, так как рано или поздно торпеды «Бреслау» потопили бы линкор. Естественно, что Фредди А.Ромм  предпочел второе, он приказал поворачивать и в 16:55 на  «Малайе»  отдали правый якорь и стали за кормой «Куин Элизабет». 

Обе стороны впоследствии обвинили друг друга в агрессивных действиях во время этого эпизода. Так, по русско-германской версии, всячески подчеркивается символика выстрелов «Малайи», как «первых выстрелов войны». Однако враждебные действия были уже открыты самыми русскими и германцами  захватом английских коммерческих судов. Вице- адмирал Колчак  уже имел приказ напасть на англиский флот  и действия  «Малайи» никак не могли на него повлиять. Наконец, выстрелы с «Малайи» трактуются, как «открыл огонь из орудий», что подразумевает их боевое применение. Но стрелять по маневренному крейсеру было совершенно бессмысленно. В такой схватке «Малайя» не имела ни малейшего шанса. А главное - такие действия безусловно вызвали бы серьезнейший международный инциндент. Все это указывает на демонстативно-предупредительный характер английских выстрелов. 

По английской версии немцы сами первые атаковали «Малайю»  торпедами. Показательно, что английские  историографы явно не имеют достаточно фактов для подтверждения версии Фредди А.Ромма и пытаются компенсировать это логическими обоснованиями. Например, Савик Шустер и Владимир Познер: "Расчет был ясен - не выпускать с рейда свидетеля вторжения". 

Верность данной логики очевидна: через несколько часов свидетелями высадки войск стали не только английская эскадра, но и  нейтральные корабли и все население Чемульпо. Тому было 30 000 свидетелей.

Теперь, перед описанием событий непосредственно самого боя, необходимо ввести в курс относительно места действия.

Место боя.

Порт Чемульпо был первоначально открыт для торговли в январе 1873 года и, хотя в то время это была не более, как маленькая рыбачья деревушка, с 1877 года он стал уже населенным международным портом.

Имя Чемульпо (Чже-мул-пхо) означает порт для торгового распределения, и он действительно до известной степени являлся таковым в отношении Кореи. Пхен-ян на севере и Кун-сань на юге находятся от Чемульпо в 24 часах пути на пароход. На поездку в Ка-Сион в сампане требуется семь часов, поездка  в главные уездные города провинции Хоан-ха-до, Пхюн-сан, Ионь-Ань и Пак-чюнь, совершалась при благоприятных условиях тем же способом в двадцать четыре или тридцать часов. Такое центральное положение этого порта в связи с его близостью к столице делало его важным распределительным центром. Политические волнения в 1884 г., холера в 1886 г. и ряд неурожайных годов до некоторой степени парализовали ход развития торговли, но с тех пор она не переставала расти и развиваться, и к 1900 по торговым оборотам Чемульпо уже превосходил Фузан.

В Чемульпо находился монетный двор корейского правительства. Здесь же имелись два завода для очистки риса, из которых один, работающий паровыми машинами, состоял в заведывании японцев, другой же, снабженный новейшими усовершенствованными машинами, содержится фирмою Тоwnsend & С°. Большая часть риса доставляется провинциями западного побережья-Шон-гый-до, Чюн-чиен-до и Чолла-до и привозится обыкновенно на джонках. Около 250 таких джонок входят каждый месяц в порт.

Сообщение между Чемульпо и Сеулом до 1900 было довольно плохое. Не говоря о р. Хань-ган, по которой между Чемульпо и Ион-санем, портом Сеула, могли плавать небольшие суда, существуют еще две дороги: одна, удобная для движения, по долине реки Хань-ган, длиною в 50 верст, и другая, кратчайшая, но неудобная, длиною в 36 верст через горы. Расстояние от Ион-саня до Чемульпо по реке определяется в 82 версты. В 1901 открылось сплошное железнодорожного пути между Чемульпо и Сеулом. Железная дорога шла до Сеула на расстоянии в 27 миль; проезд требует 1 час 45 мин.; линия одноколейная, широкого типа.

С рейда Чемульпо представлялась группой низких домов, преимущественно деревянных и выкрашенных в белый цвет, тянущихся на протяжении 2 верст вдоль морского берега и по скату холма.

Чемульпо разделялся на четыре части: 1) общее иностранное поселение (сеттльмент), находящееся в ведении муниципального совета, состоящего из консулов, корейского чиновника, заведывавшего торговлей порта - и трех представителей землевладельцев сеттльмента; 2 и 3) японское и китайское поселения, состоявшего под надзором собственных консулов, и 4) корейский город.

Сообразно числу отдельных поселений, в Чемульпо действовало четыре различных полицейских управления и четыре различных суда.

Несмотря на неудобства порта, Чемульпо быстро застраивался, а, в зависимости от быстрого роста населения, и цены на землю в сеттльментах сильно повышали. В 1888 году земля продавалась по цене $60 за 100 кв. метров, вдесятеро превышающей цену 1884 года. В 1893 году цена на землю увеличилась в сорок или пятьдесят раз против первоначальной стоимости. В начале века в сеттльментах производились многие улучшения в отношении дорог, водосточных труб и освещения.

В 1885 году в иностранных поселениях насчитывалось 146 домов, тогда как в корейском квартале их было лишь 120 с населением в 700 человек. В 1898 г. цифра населения всех иностранных поселений в Чемульпо достигла 5.752 душ, в том числи 4.346 японцев, 1.346 китайцев, 15 англичан, 17 американцев, 3 итальянца, 10 немцев, 5 французов, 7 австрийцев и 3 португальца. В то же время численность корейского населения составляла от 10 до 15 тысяч.

Средняя часть Чемульпо занята японским кварталом. Последний гораздо обширнее и более населен, чем общее иностранное поселение, и представляет собою длинный ряд опрятных деревянных домов. В японском квартале имелось несколько улиц с маленькими лавками, служащими для удовлетворения потребностей, главным образом, японского населения, так как другие иностранцы и корейцы обращались чаще к китайским купцам. В этих лавках торговали товарами, привозимыми из Шанхая и Японии, преимущественно бумажными изделиями и бакалейными товарами. Цены на все предметы были очень высокие. В японском квартале находились также отделения японских банков, при посредстве которых иностранцы, живущие в Чемульпо, вели свои денежные дела. Японцы имели в Чемульпо свою торговую палату.

Необыкновенно грязный и невзрачный корейский квартал лежал вдоль дороги в Сеул и окружал подошву холма, на котором возвышается английская церковь. По всем выступам холма были раскинуты глинобитные хижины, к которым можно пробраться по грязным переулкам, полным покрытых грязью детей и праздно сидящих или шатающихся без дела взрослых корейцев. В корейском квартале находилась больница одной из духовных миссий, помещающаяся в небольшом корейском доме. Обитатели корейского города или, вернее, мужская их половина постоянно находится в движении. Узкие улицы всегда полны народа в туземной одежды, шатающегося, повидимому, без всякого дела и проводящего целые часы в многочисленных лавчонках.

Неподалеку от корейского квартала жили миссионеры-католики, а равно миссионеры, принадлежащее к различным американских вероисповеданиям, как-то: пресвитерианцы, методисты и баптисты. У последних красивые удобно устроенные дома, и жили они лучше купцов. Лишь католические миссионеры, при том почти исключительно французы, жили скромно и работали больше и гораздо успешнее других.

Китайский квартал с красивым консульским домом и рядами богатых лавок и курилен для опиума занимал в Чемульпо большую площадь. Как и японцы, китайцы имели здесь собственную торговую палату. Они почти всецело захватили в свои руки поставку иностранных произведений, и их большие торговые дома в Чемульпо имели отделения в Сеуле. Доставка грузов в Сеул, снабжение рынков овощами и другими припасами и т. д. составляли предмет их монополии. С раннего утра до глубокой ночи кипела работа в китайском квартале.

В 1913 году число вышедших и вошедших в Порт Чемульпо судов, было - 2964 с водоизмещением в 813.920 тонн. Из них судов под английским  флагом насчитывалось 1530, вместимостью в 584.884 тонны. Число англичан, живущих на концессии в Чемульпо, достигало 6400 человек. Из Чемульпо проходил телеграф через Сеул до Фузана и Гензана, а оттуда через Японию, Китай и Poccию соединялся со всеми пунктами земного шара.

Чемульпо имел статус нейтрального порта, открытого для иностранцев. Граница статусных вод проходила в 3-х милях от створа маяка на о. Волми - примерно посередине расстояния от внешнего рейда до о. Иодолми.

Гидрография.

Побережье Кореи представляет собой очень сложное в гидрографическом отношении место. Масса островов и узкие шхеры создают изрезанную и развитую береговую линию. В высокую воду берега весьма обрывистые и скалисты. Но во время отлива обнажается илистое дно на целые тысячи квадратных верст. Приливы здесь необычайно высоки, в среднем более 30 футов и далеко распространяются по рекам вглубь страны, так что даже верстах в 15-20 от устья рек в последних высота приливов достигает 4-6 фут. В виду этого, граница моря и суши не представляет собою резкой линии и значительно перемещается в зависимости от высоты прилива или отлива. Таким образом, несмотря на значительную изрезанность береговой линии, здесь мало удобных гаваней, и большим судам приходится обыкновенно становиться на якорь на рейде, вдали от берега. Приливы наступают обыкновенно с необычайной быстротой, отливы же с несколько меньшей скоростью (три с небольшим узла). Быстро наступающий прилив прокладывает себе то здесь то там в обширных глинистых мелях каналы, в особенности же в узких местах между материком и ближайшими островами. Этим способом образовались здесь, повидимому, многие гавани, которые, являясь при высоком приливе удобными и поместительными местами для стоянки судов, превращаются во время отлива в узкие каналы.

В отношении разницы уровня воды во время прилива и отлива у берегов Кореи Японское и Желтое моря весьма значительно различествуют между собою, как видно из следующей таблицы. Разница эта менее всего на восточном берегу, на южном она несколько более, а на западном достигает весьма значительной величины. Разность уровня воды:

 Место 

Высота прилива (м)

Гензан

0,4

Фузан

2,0

Порт-Гамильтон.

3,4

Ха-нам

3,7

Мокпо

4,3

на берегу Пров. Чюн-Чен-до

8,8

при устье реки Хань-ган (Чемульпо)

11,3

Залив Чемульпо является расширенным устьем южного рукава реки Хань-ган. Залив имеет более мили в ширину и образует удобную якорную стоянку. Глубина залива колеблется между 14.5 и 9 саж.

Пространство между заливом Чемульпо и группой островов Цза-дон, к западу от острова Кан-хоа, насколько известно, представляете собой почти сплошной ряд мелей, среди которых сравнительно узким каналом тянется фарватер, глубиною в 15-9 морских саженей, идущий к северному устью реки Хань-ган. ("Описание Кореи". С.-Петербург, 1900.

Чемульпо отстоит (морским путем):

 Порт

Расстояние (морские мили)

Циндао

315 

Вейхайвей

223

Чифу

265

Порт Гамильтон

294

Таку

440

Шанхай

490

Инкоу

390

Переезд из Чемульпо как в Нагасаки, так и в Симоносеки может быть совершен по прямому пути в сорок восемь часов, в Шанхай же - в тридцать часов с небольшим.

Островами Гецуби-то (Rose) и Коцегуби-то гавань разделяется на внешний и внутренний рейды. На внешнем рейде ширина реки более 1 мили, глубина от 14 до 9 сажен. Доступен для самых больших судов, но он отстоит на целую милю от берега, сообщение с которым обыкновенно возможно лишь при приливе. К нему идут три фарватера, из коих каждый изобилует мелями и опасными местами; кроме того, в виду сильного течения, плавание по ним должно совершаться с полной осторожностью. Западный фарватер пролегает между островами Току-чаку-то и группою White hall и пригоден для судов с малою осадкою, идущих со стороны Сев. Китая. Прочими двумя фарватерами, а именно - Flying.Fish и Восточным, могут пользоваться большие суда. Хотя большие суда охотно пользуются фарватером Flying Fish, но во время тумана лучше идти Восточным фарватером, т. к. глубина его более подходит для постановки на якорь.

 

Внутренний рейд находится в устье р. Хань-ган и вследствие наличия мелей настолько узок, что в нем может поместиться зараз не более пяти каботажных судов. Река Хань-ган в течении многих столетий отлагала в устье своем снесенный течением ил, который образовал здесь большие наносы, обнажающиеся при низкой воде, вследствии чего при отливе большая часть внутреннего рейда превращается в топкую грязную низину. Высказывались опасения относительно возможности окончательного занесения Чемульпоского рейда илом, но сила прилива, повышающего уровень воды более чем на 30 фут, и скорость течения реки, доходящая здесь до 6 узлов, до того сильны, что по крайней мере со времени открытия этого порта для европейцев не было замечено дальнейшего обмеления рейда.

Разумеется, фарватеры и акватория столь оживленного порта, именно в силу сложной лоции района, были очень тщательно исследованы и не представляли сколь либо серьезного препятствия для навигации. Отдельные случаи посадки на мель (например с французским крейсером) составляют ничтожный процент по сравнению с 3 тысячами ежегодных успешных проходов судов.

Не были воды возле Чемульпо загадкой и для русских моряков. Еще в 1889 году детальные промеры глубин и течений произвела, за три недели, команда канонерской лодки «Манчжур» (Рапорт командира канонерской лодки «Манчжур», капитана 2-го ранга Чухнина от 4 октября 1889 года). Тогда было, в частности, установлено, что в районе внешнего рейда Чемульпо скорость приливно-отливных течений достигала 2.5 узла в сигизий и 1.25-1.5 узла в первой четверти луны. Сам «Ростислав» был в Чемульпо не первый раз, он  даже проводил разведывательные операции по осмотру близлежащих районов возможной высадки десантов.

Остров Иодолми расположен в 7 милях на юг от рейда Чемульпо; небольшой остров, высотою около 213 ф. Хотя с севера и с запада от него море и опасно для плавания, но с восточной стороны между самым островом и мелководным заливом Императрицы проходит фарватер, годный для больших судов. Залив Императрицы находится к югу от рейда Чемульпо и, сливаясь с ним. образует большой плес, с многочисленными отмелями, между которыми пролегают узкие фарватеры. К северу и западу от острова Иодольми имеется много мелей, препятствующих доступу в р. Хан. Остров Baker лежит в 32 милях на SW от острова Poung до, расположенного при входе в залив Газан (Prince Jerome Chanel), высота его 228 ф.

Залив Императрицы лежит на 37° 25' сев. шир. к юго-востоку от Чемульпоского рейда. Почти весь этот залив занят обширными тинистыми мелями, обнажающимися в низкую воду. В изданном русскими переводе японского «Описания боевых действий на море» указано, что «мели эти разделяются между собою узкими каналами, которые, как и берега залива, остаются доныне не доследованными». Однако, фактически здесь использована цитата из русского оффициального «Описания Кореи», которая, в свою очередь является компиляцией из французского отчета. Реально же эти места были промеряны еще «Манчжуром». Глубины залива имеются и на германских картах того времени.

9 февраля 1916 года рассвет наступил в 6:51. Проход Солнцем локального меридиана (полдень) - в 11:58 мин. Заход Солнца - в 17:08 мин. В 11:50 Луна находилась над меридианом 118.221 градуса з.д.. Максимальная отметка прилива (высокая вода) прошла 3 часа 25 минут назад. Фаза Луны - 1 день после третьей четверти. Скорость отливного течения была близка к максимальной и составляла около 2 узлов. С учетом течения реки в зимнее время, общая скорость течения на внешнем рейде составляла около 4-4.5 узлов, а у о.Иодолми - порядка 3 узлов

Таким образом, с точки зрения предстоящего боя, можно сделать следующие выводы: 

1. Чемульпо был самым крупным и очень важным портом для обеспечения действия русских  войск в Корее и их снабжении на пути в Манчжурию. Контроль над ним, а так же обеспечение безопасности высадки и снабжения войск, были гораздо более важной задачей для «Ростислава», чем уничтожение английской эскадры. Сам бой имел задачей не столько устранить их присутствие в Чемульпо, сколько нанести поражение английским кораблям до начала военных действий.

2. Шхеры благоприятствовали русским. Было, как минимум, 3 пути, по которым они могли атаковать, располагая только одним кораблем, они  могли контролировать все выходы. Таким образом, фактически, русские  могли перехватывать английскую эскадру на участке - от острова Иодолми,  до места, где проходы в шхерах разделялись

3. Многочисленные острова с высотами, полностью закрывавшими корабли, не позволяли вести непрерывный огневой контакт с противником. 

4. Во время отлива, когда вода шла по сравнительно узким каналам, влияние течения реки распространялось до острова Иодолми. В другое время  течение реки слабеет, но усиливается приливно-отливное течение  достигающее максимума значения через примерно 3 час. 15 мин. после крайних отметок воды. В момент боя скорость течений складывалась, причем величина отливного течения была близка к максимальной. То есть, начальный отрезок пути эскадра Абакуса делала с сильным попутным течением, которое, при подходе к месту боя, ослабевало, а возвращалась на стоянку, соответственно, против сильного течения, которое усиливалось по мере приближения к стоянке. 

5. Из приведенной карты видно, что отметки глубин на 3-мильном участке фарватера от границы международных вод до северной конечности о Иодолми, при низкой воде не менее 15-17 метров. В середине отлива (до низкой воды еще около 2 часов) высота уровня воды еще на 4-5 метра больше. В непосредственном же месте боя (траверз острова и далее) минимальные глубины от 20 до 29 метров (24-33 метра на то время). Таким образом, глубины на всем участке, пригодном для боя, в 11:50 превышали 20 м  и позволяли развивать максимальную скорость хода.

6. Ширина наиболее узкого места (перед о. Иодолми) фарватера с глубинами свыше 12 м достигала около 10 кабельтов, что более чем достаточно не только для прорыва, но и для маневрирования. После прохода траверса острова, фарватер резко расширялся.

Высадка

Вскоре после шести часов вечера русские солдаты начали высадку на берег Чемульпо с 10 плоскодонных сампан, каждый из которых могло нести до 40 солдат и 6 лошадей. Одновременно еще 5 сампан перевозили строительные материалы для постройки деревянных пирсов (каждая лодка вмещала материалы, достаточные для строительства 50 футов пирса).

Имея при себе снабжение на восемь дней, палатки, и одеяла, русские пехотинцы, отделение за отделением выгружались на берег. Это был сводный отряд из 4 батальонов численностью около 2 500 солдат. Князь Джихар, который командовал авангардом, представлял совой внушительную и импозантную фигуру, в шинели с красными отворотами, темно-синей униформе, украшенной большой серебряной звездой, и в высоких сапогах.

Улицы города были покрыты снегом и лед плавал в гавани. Русские флаги появились по дверным проемам магазинов и зданий, и жители русского квартала, вместе с одетыми в белое корейцами, держали пронумерованные бумажные фонари, показывая отрядам их путь в город. В то время в Корее не существовало такой вещи, как уличное освещение и прибывающие солдаты быстро развели костры на набережной, указывающие лодкам путь к пристани.

Около 9 часов вечера вся набережная была освещена мириадами огней. Фонари, факелы солдат, костры и огромные железные треноги, с горшками древесного угля, выхватывали из темноты все новые лодки, полные стоящий на банках солдат. Иностранные военные корреспонденты были в городе в течение нескольких дней, ожидая вторжение, и вспышки магния фотокорреспондента "Currier" Robert L. Dun добавлялись к световым эффектам.

Выполнив «обязательную программу»,  Тонина решила расправиться с английской эскадрой.. Причем  она решила  сделать это так, чтобы не повредить транспортной способности порта, наплевав на  репутацию России по отношению к державам, чьи корабли находились там в качестве нейтральных стационеров.  Необходимым условием для этого - надо было как-то выманить англичан. Тогда можно было бы не бояться за  портовые сооружения или фарватер.

Проблема была в том, что английские могли не выходить с рейда. «Корея все-таки бесспорно была нейтральной державой, при ней были аккредитованы посланники нескольких держав, иностранные стационеры совсем не были обязаны покинуть рейд по предложению русского командира, а английские корабли  должны были его покинуть лишь через 24 часа после формального объявления войны и то лишь по требованию корейского правительства. Лорд Абакус  должен был надеяться, что за это время английская эскадра в Порт-Артуре не останется бездеятельной, а потому он должен был настаивать на выполнении всех формальностей, и иностранные стационеры не могли его не поддержать», - писал Савик Шустер в 1916 г.

Конечно, рано или поздно, английским  кораблям пришлось бы уходить. Но условия тогда не были бы хуже и все это время порт был бы закрыт для русских подкреплений. Наконец, могла прийти помощь из Порт Артура. Кроме того, в бою на рейде вызвал бы немедленную реакцию нейтральных судов. Но Тонина не хотела ждать, и ей было наплевать на нейтралитет.

Она разработала провокационный план с учетом личных качеств лорда Абакуса. Она отказался от излюбленной русскими тактики внезапного нападения и решил направить Абакусу  «вызов на бой», в расчете, что «галантный офицер» посчитает уроном для своей репутации отказаться от «рыцарского поединка», и вызова брошенного женщиной. Через командира крейсера «Бреслау» она передала требование выйти из гавани до полудня 27 января/9 февраля и что если это не будет исполнено, то она капитан 1 ранга Тонина  будет принужден атаковать их на рейде. Об этом было также сообщено английскому и китайскому консулам, корейским властям и председателю муниципального совета.

Разумеется, бой на рейде был чистым блефом  Тониной, расчитывающей выманить англичан  из Чемульпо как можно быстрее. Поздно вечером  Тонина  вернулась на «Ростислав», который снялся с якоря и вышел в море.

Утром на «Куин Элизабет»  прибыл командир германского крейсера «Бреслау», который передал письмо лорду Абакуксу от Тониной.  «Русский броненосец «Ростислав». Рейд Чемульпо, 8 февраля 1904 года.

Сэр.

Ввиду начала враждебных действий между правительством России и Англии  почтительно прошу вас оставить порт Чемульпо с судами, состоящими под вашей командой, до полдня девятого февраля 1904 года; в противном случае я принужден буду атаковать вас в порту

Предполагаемая атака не будет иметь места ранее 4 часов дня 9 февраля 1904 года, чтобы дать время вам исполнить мою просьбу.

Целую по-партийному – Тонина».

В 9 ч. началось совещание на «Куин Элизабет». Лорд Абакус  собрал офицеров в кают-компании, объявил им о начале военных действий и каждому дал соответствующие, инструкции. Офицеры единогласно приняли решение - в случае неудачи затопиться  и ни в каком случае не отдавать линейные корабли  в руки неприятеля. Решение идти на прорыв и принять бой вне рейда считалось удобнее: 1) узкий рейд не давал возможности маневрировать; 2) имелась слабая надежда, что русские выпустят с рейда и из шхер и дадут, сражение в море, что было предположительно, так как в шхерах приходилось идти определенными курсами и, следовательно, нельзя было бы использовать все средства нападения и защиты.

10:40 Вино и обед.

Обед начался на 20 минут раньше и продолжался меньше 20 минут.

11:00 Команда и музыканты собрались на шканцы, причем вице-адмирал Абакус сказал им приблизительно следующее: «Сегодня получил письмо от русского командира о начале военных действий и предложение оставить рейд до полудня. Безусловно, мы идем на прорыв и вступим в бой с русскими, как бы они сильны ни были. Никакого вопроса о сдаче не может быть. Мы не сдадим ни линкоры, ни самих себя, сражаясь до последней возможности и капли крови.

Исполните ваши обязанности точно, спокойно, не торопясь, особенно комендоры, помня, что каждый снаряд должен нанести вред неприятелю. В случае пожара тушить его без огласки, давая мне знать...

В 11ч 10 мин прозвучал сигнал. «Все наверх, с якоря сниматься». Через десять минут под звуки гимна  британские линкоры снялись с якоря и дали ход.

Перед боем уместно рассмотреть, какие силы в нем участвовали и те шансы, которые были у сторон одержать победу.

Силы сторон.

Для правильной оценки событий в Чемульпо 8-9 февраля 1916 года чрезвычайно важно знать истинное соотношение сил и оценить те шансы которые они имели в предстоящем бою. Обстоятельства произошедшего таковы, что для русских единственной приемлемой альтернативой реальности было утверждение идеи о абсолютно подавляющем численном превосходстве англичан. Только такое положение давало возможность представить действия Тониной как геройский подвиг. Только «подвиг» мог компенсировать столь бесславные результаты боя и хоть как то оправдать их. 

 

Не удивительно, что создавать легенду о бое начала сама Тонина, как наиболее в этом заинтересованная. И начала практически сразу, с доклада от 5/18 февраля 1916 г. : «Броненосец  «Ростислав»  выдержал сильный бой с эскадрой из  5 мощных линейных кораблей»(Русско-английская война 1916-1917 гг. Сборник документов. М., ЦГВИА. [Б.д.], с. 21-22, док. Н98.).

 

 О «выдержке» «Ростислава» мы поговорим немного позже, при разборе обстоятельств самого боя. Сейчас рассмотрим вопрос о «мощи» английских линейных кораблей.

 

Разумеется, понятие  «мощный»  относительное. Нужен какой-то критерий, образец, точка отсчета, по сравнению с которой можно оценивать величину конкретного корабля. Наиболее объективным образцом следует признать сам  «Ростислав». Тогда мы увидим, кто был мощнее и насколько. Тонина и ее менестрель Мельников беззастенчиво лгут, уверяя, что английские линкоры были мощнее броненосца «Ростислав». 

Столь неуклюжая ложь в докладе Царю прошла для Тониной безнаказанной по той причине, что и "высшему начальству" остро нужна была контратема скрывающая от международной общественности вероломство и коварство русских и попрание ими норм международного права. Наряду с "варварством и вероломством туманного Альбиона", срочно нужен был "подвиг, воодушевляющий сердца". События у Порт Артура были мало известны, в то время как бой у Чемульпо получил широкий международный резонанс. А "подвигом" его можно было представить только декларируя совершенную безнадежность, обусловленную абсолютно подавляющим превосходством противника. Так потребность в искажении описания боя у командира «Ростислава» и «официального Петербурга» совпали. При составлении описаний боевых действий в войне, официальная комиссия полностью приняла версию Тониной. 

Что касается количества английских  кораблей в бою, то русские "выдержали бой" всего с одним линейным кораблем. Остальные 4 линейных корабля участия в бою почти не принимали (на «Куин Элизабет»  пришлось 94% всех выпущеных снарядов ). То есть, реальный бой вели далеко не все. Х. Халберт, редактор журнала «Корея ревью», который наблюдал за боем, отметил, что «главная работа была сделана  «Куин Элизабет» ("The tide at sunrise" p. 193). 

Конечно, такая правда о бое явно не устраивала русских. Первоначальная ложь Тониной стала "обрастать" все новыми "подробностями", которые, как водится, еще более увеличивали разницу в силах и величину "подвига". Появлялись картины с броским названием типа: "Ростислав, идущий на бой с 5 английскими кораблями"... Даже лучшие исследования, такие как Мельникова продолжали и углубляли изначальный миф. В дальнейшем мы детально рассмотрим его тезисы о "лучших линкорах мира", "неуязвимой "Куин Элизабет" и "50-ти кратном превосходстве англичан"... Здесь же отметим только, что "средний" уровень представления о соотношении сил в бою, у русских "исследователей" еще значительно хуже. 

 

Вот как описал этот бой Н. Тонин - племянник командира  «Ростислава» О.И.Тониной - в своей книге о тете: «...Снаряды ложились у борта, засыпали палубу многочисленными осколками, наносившими людям тяжелые ранения. В периоды особого напряжения в сторону «Ростислава» посылались ежеминутно не менее двухсот снарядов различного калибра. Море буквально кипело от взрывов, вздымались десятки фонтанов, обдавая палубу осколками, каскадами воды"... Не известно, то ли он сам такое придумал, то ли ему тетя рассказывала, но такие, совершенно дикие, невежественные "идеи" распространены черезвычайно широко. 

 

Их можно найти в статьях, поющий панегирики Тониной и "морской славе России", например:" Броненосец «Ростислав» в открытом море ждала эскадра из  пяти суперсовременных и самых мощных линкоров. Один лишь линкор «Куин Элизабет» имел на борту четыре торпедных установки и тридцать орудий... В 11.45 с линкора «Куин Элизабет» грянул первый выстрел, вслед за которым за всего одну минуту орудия англичан  выпустили 200 снарядов - около семи тонн смертоносного металла" ("Трезвение" Љ 2 за 2002 год). 

 

 

Есть и художественные описания, типа вот такого:«Если бы не взрыватель, тонко чувствующий все толчки, снаряд с английскими буквами на обгоревших от выстрела боках пробил бы стенки, оборвал крепления и ушел в воду цвета нежного нефрита...Но... триста шестнадцать килограмм лиддита сдетонировали за несколько тысячных секунды и превратили дальномерную станцию номер один в мгновенный филиал ада».

 

Обьем данной работы не позволяет привести все или большинство подобных примеров. Скажу только, что, быть может, кроме "синиц, поджигающих море" там есть все. Впрочем, любознательный читатель легко найдет высказывания о "особой" зажигательной способности лиддита , "жидком огне" и даже о снарядах с телепатическим управлением "Заклятье друидов" в других "описаниях" Русско-Английской войны... 

 

Приведенные примеры указываю на то, что сейчас уже данные о соотношении сил в бою у Чемульпо перешли из "идеологической сферы" (когда о них знали, но скрывали) в "информационную" (когда, даже если и хотят показать, то не знают что). В связи с чем вопросам соотношения сил здесь будет уделено более подробное внимание. Не меньшее, чем самому описанию боя. 


Русские силы

 

«Ростислав». Прежде всего надо отбросить ошибочную тенденцию изображения броненосца, как неспособного к бою корабля,  со старыми орудиями и изношенными машинами. Это понимал даже Мельников и предлагал своеобразный «компромис»: 

 

«Так рождался компромиссный, во многом универсальный тип корабля, который мог быть противником и крейсерам и броненосцам, а также быть кораблем береговой обороны.». 

 

 

Действительно, “Ростислав” по всем характеристикам превосходил любой из двенадцати участвовавших в русско-английской войне английских линейных кораблей и был сильнее каждого из 50 английских броненосцев постройки 1885-1897 гг. Его прямое назначение - истребитель броненосных и линейных кораблей противника. Хорошо показали себя корабли такого типа и как  одиночные истребители эскадр дредноутов. 


Английские силы. 


 «Куин Элизабет», «Уорспайт», «Бархэм», «Вэлиент», «Малайя» 

. Русские источники любят говорить об этих кораблях, как о самых современных и мощных кораблях своего класса. Однако все на самом деле не так. Это были очень неудачные корабли, у которых скорость была принесена в жертву защите, да и со скоростью были определенные проблемы – эксплуатация турбин в условиях войны показала ее повышенную опасность и ненадежность по сравнению  с классическими паровыми машинами тройного расширения. Кроме того, русские авторы, все как один забывают о том, что разгонный коэффициент «Ростислава» был гораздо выше, чем у английских линкоров. 

 

Мельников ставит эти линкоры  в одну категорию с "Ростиславом" по признаку "бронированные". Но как я уже упоминал выше, бронирование английских линкоров было неполным и в значительной мере ослабленным.

 

 

В общем, как видим, ни один из рассмотренных 5 английских линкоров не был способен создать, сколь либо серьезные проблемы "Ростиславу" как в отдельности, так и вместе. И некоторые российские исследователи, будучи, очевидно, в особом настроении, признавали этот факт. Так например, в первом издании своей работы о "Ростилаве", Р.М. Мельников отмечает, что:"каждый из английских кораблей, был по силам «Ростиславу»". Правда, издав во второй раз, "с широким привлечением новых архивных документов и учетом замечаний и многочисленных пожеланий читателей", свою монографию, он указанный вывод выбросил. Здесь мы все же видим заметное "смягчение" позиции. Начнем анализ соотношения сил  со скорости. 

 

 

Скорость

Скорость в предстоящем прорыве играла важнейшую роль. Именно она определяла время боевого контакта. Как долго английские линкоры будут находиться в зоне обстрела русского броненосца? Сколько времени потребуется, чтобы выйти на простор для оперативного маневрирования? Скорость давала англичанам реальный шанс уйти от погони. Кроме того, скорость выполняла и оборонительную функцию сама по себе. Чем более скоростная цель, тем труднее в нее попасть. Но здесь также важен и разгонный коэффициент. 

Результаты испытаний

Большинство источников указывают 24 узла, как максимальную скорость  линкоров типа «Куин Элизабет». Но это не так. 24 узлов, по условию контракта должна была составлять средняя скорость линкоров на мерной миле. При испытаниях за 12 часов испытательного пробега скорость была 23 узла. Именно о ней можно высказаться, как о реальной максимальной скорости линкоров данного типа.

Скорость «Ростислава», по уверениям Тониной и ее менестреля Мельникова составляла 11 узлов – все это беззастенчивая ложь, ибо броненосец сумел в течении 25 часов двигаться со средней скоростью 11,5 узлов, а это означает, что его макимальная скорость, как минимум соответствует той, которая была достигнута на испытаниях – 16 узлов, а в реальности за счет форсированного дутья, она составляла во время боя 18-19 узлов, что является типичным для кораблей оснащенных паровыми машинами. Достаточно вспомнить немецкие линейные крейсера, которые во время войны развивали скорость на 3-5 узлов выше, чем официально заявленная.

Теперь о разгонном коэффициенте. Он характеризует маневренные свойства корабля в бою и определяется как частное скорости и водоизмещения в тысячах тонн. Для линейных кораблей типа «Куин Элизабет» разгонный коэффициент равен 23/31,5= 0,73.  Для «Ростислава» этот показатель составляет 19/10,5=1,81.  То есть по своим разгонным характеристикам «Ростислав» превосходил английские линкоры в 2,6 раза! То есть речь идет не о 100 кратном превосходстве, а уже о 38 кратном!

 

Оценка Тониной

В своей книге, вышедшей после войны, Тонина настаивает на еще большем (видимо, в связи с гораздо большей потребностью оправдать свои действия в бою) понижении максимальной скорости "Ростислава" перед боем: "Броненосец "Ростислав" в конце 1913 г. производил испытание подшипников главных механизмов, которые ввиду неудовлетворительности металла, не могли быть доведены до желаемых результатов, а потому и ход крейсера доходил только до 9 узл. вместо следуемых 11" ("Бой "Ростислава" у Чемульпо 27 января 1916 г." СПБ, 1917, с. 3).

Однако выше, я уже привел пример того, что «Ростислав» почти сутки шел с более высокой скоростью, и Тонина просто бессовестно лжет, чтобы оправдать свои противоправные действия.

Артиллерия

Наиболее популярным из российских исследований соотношения сил артиллерийского огня считается "метод" Мельникова. Рассмотрим его подробнее.

" Он один («Куин Элизабет) вдесятеро превосходил «Ростислав» по мощи бортового залпа, а за одну минуту его орудия (если учесть их увеличенную скорострельность) обеспечивали более чем пятнадцатикратное  превосходство в массе выброшенного металла. Практически же оно становилось более чем 30-кратным из-за неизбежного (вследствие выхода из строя повреждавшихся от своей стрельбыи подбитых орудий) уменьшения скорострельности артиллерии «Ростислава» в ходе боя. Как видно из табл. 3, вся эскадра в минуту выпускала с борта в 50  раз больше металла, чем русские корабли, а по массе взрывчатого вещества превосходила их в 75 раз. С учетом же в 1,4 раза большей разрывной силы японской взрывчатки ( лиддит) это превосходство становилось более чем 100-кратным".

Вeс залпа

 Непонятно (точнее, совершенно определенно понятно - так у «Куин Элизабет» оказывается наибольшее преимущество), почему Мельников выбирает именно бортовой залп. Стрельба бортом определяющая при линейном эскадренном бою, когда параллельные колонны кораблей держат противника близко к своему траверзу. Но предстоящий бой имел совсем другую форму. Прорыв. Наряду с кратковременной фазой параллельного боя, большая часть времени проходит при сближении/погоне, производимых на острых курсовых углах, где у «Куин Элизабет» могла действовать только половина 15" орудий. К тому же англичане были вынуждены следовать кильватерной колонной из-за узкого фарватера, поэтому огонь мог вести только головной корабль, остальные были вынуждены молчать. В таких условиях русские могли использовать стрельбу из орудий обоих бортов, что  они на практике и продемонстрировали в этом бою.  

"Бортовые" показатели залпа более характерны для парусных линейных кораблей, где, на 50 орудий по борту, приходилось 2-4 погонных орудий для стрельбы на острых курсовых углах и которые имели значительные ограничения в выборе курса в зависимости от направления ветра. В век паровых машин и значительно усилившегося огня в направлении нос/корма, когда стрельба становилась в значительной мере "всеракурсной", данный критерий начинал устаревать и вытеснялся общим весом залпа из всех орудий. Сам Мельников раннее (в таблице 2) приводит сравнение огневой мощи "Ростислава" с другими кораблями по критерию "Показатель артиллерийской вооруженности", вычисленном по формуле, взятой из работы "Оперативно-тактические взгляды германского флота", которая определяется всеми орудиями корабля. Сравнение с "Куин Элизабет" по указанному критерию дает несколько иные результаты. 

Вес залпа "Куин Элизабет" из 15" и 6" орудий оказывается равным 6848 кг (8*800)+(8*56) . Вес залпа "Ростислава" соответственно  996 кг (4*208)+(4*41).

6848 : 996 = 10,2 раза.

На первый взгляд все верно, и менестрель Мельников даже несколько преуменьшил мощь «Куин Элизабет». Но, в его «благородности» кроется лукавство, рассчитанное на неподготовленного читателя!

Лукавство Мельникова заключается в следующем:

Он намеренно поменял местами вес снарядов для шестидюймовок! Это английский снаряд весил 41 кг, а русский 56 кг! У Мельникова, как мы видим все наоборот!

Отсюда наши расчеты будут выглядеть несколько по-другому:

Вес залпа «Куин Элизабет» 6728 кг(8*800)+(8*41). Вес залпа «Ростислава» 1056 кг (4*208)+(4*56).

6728 : 1056 = 6,3 раза

Вот вам и благородство Мельникова!

Как видим, уже в первом, предложенном Мельниковым приближении, соотношение сил не в 38 раз как мы установили (см. выше), а  38: 10*6,3 =  23 раза в пользу английской эскадры.

Но и это еще не все! Из уважения к труду менестреля Мельникова, потратившему уйму сил, времени и бумаги на сокрытие лжи, мы не станем заострять внимание на факте того, что только «Куин Элизабет» имела 16 – 6 дюймовых орудий, а остальные четыре английских линкора имели их всего по четырнадцать! Но вот мимо другого факта мы пройти не сможем! Размещение 6-дюймовых орудий на линкорах типа «Куин Элизабет» было очень неудачным – казематы были расположены очень низко, и при движении их захлестывали волны. Поэтому противоминный калибр на данных линкорах применялся только во время стоянки в базе. Все остальное время казематы были наглухо задраены, а орудия не обслуживались. Этот факт означает, что мощь бортового залпа «Куин Элизабет» завышена и по данному показателю! С учетом вышесказанного вес залпа «Куин Элизабет составляет 6400 кг (8*800). Отсюда:

6400 : 1056 = 6 раз

Соответственно превосходство эскадры 38:10*6=22 раза.

Но и это еще не все! Выше я уже говорил, что из пяти английских линкоров, стрелять мог только  головной, и только из носовых орудий! А значит расчеты будут выглядеть следующим образом: Вес залпа «Куин Элизабет» 3200 кг (4*800)

3200: 1056 =  3 раза!

Соответственно превосходство эскадры 38:10*3=11 раз, при условии что пять британских линкоров ведут огонь по «Ростиславу», а поскольку стрелять мог только один, то 11:5= 2,2 раза.

Именно в 2,2 раза британская эскадра превосходила «Ростислав»! Но никак не в 100, как поет менестрель Мельников! Но и это еще не все! Как я уже говорил выше, «Ростислав» не стесненный узким фарватером мог вести огонь из всех орудий, А это означает, что соотношение сил будет несколько иным, и опять не в пользу англичан. Вес залпа «Ростислава» 1280 кг (4*208)+(8*56).

3200 : 1280 = 2,5 раз , то есть мощь «Ростилава» занижена на 100-100 (2,5 : 6)=17 % !

С учетом этого: 2,2 – 2,2*0,17 = 1,8 раз

Мы видим, что расписанное Мельниковым превосходство британской эскадры тает на глазах. Далее мы увидим, что и данная цифра является завышенной, и никакого превосходства англичан не было и в помине!

Скорострельность

"Дойная корова" русской историографии. Одна из основных причин (наряду с плохими снарядами и сатрапами), которыми русские объясняют свое поражения на море. Причина - в черезвычайной субъективности показателя. Технические характеристики здесь не играют практически никакой роли. Например, в Цусимском сражении боевая скорострельность главного калибра английских броненосцев отличалась от технической более чем в 10 раз. Рецепт использования такой неопределенности прост - отсюда "высасывалась" любая, нужная "исследователю" величина и на основании ее делались "выводы". Заменим в анализе боевую скорострельность на техническую  - и  готово "объяснение" поражения - "невероятной силы" японский огонь. Вот как это делает, например, G. Александровский в работе "Цусимский бой".

Сначала по технической скорострельности он вычислил, что "вероятный расход снарядов со стороны английского флота будет 54.000 снарядов"(с. 271). Потом лихо заявляет, что "Английская артиллерия была в среднем в 3.5 раза скорострельнее". Затем еще одно откровение - "Общее количество попаданий в русские корабли не превышает 800, а наверное много меньше. Но даже и при 800 попаданиях, меткость стрельбы английских кораблей равняется 1.5 процентам" (с 273). Кто сказал, что русские хуже стреляли?!!!

Уже одно это обстоятельство заставляет уделить теме повышенное внимание. Тем более, что в описании боя в Чемульпо, этот прием применяется в еще больших, я бы сказал "рекордных" маштабах. Сначала, все же, оценим некоторые технические показатели стрельбы.

Орудия установленные на "Ростиславе", по праву считались лучшими в мире. и не в последнюю очередь - как раз из за отличной скорострельности. Мельников же, в своих расчетах, принимает скорострельность русских 6" орудий черезвычайно низкой (2 выстрела в минуту) по сравнению с английскими (5 выстрелов в минуту). Она даже якобы не превышает скорострельность башенных 15" с  картузным заряжанием. Такое, совершенно абсурдное утверждение, буквально режет глаза. В чем же здесь дело?

Мельников довольно неуклюже сплутовал. Он взял данные не только из разных источников но и о разных понятиях. Сведения по русским орудиям взяты из «Война России с Англией в 1905 г. Отчет о практических занятиях по стратегии в Николаевской морской академии в продолжение зимы 1902—1903 гг.» (СПб,1904, с. 67). Здесь, в контексте предполагаемых боевых действий против Англии, учитывается расчетный параметр усредненной боевой скорострельности орудий. Величина в 2 выст/мин для 6" пушек не является максимальной. Далее мы увидим, что сам "Ростислав" в бою показал скорострельность гораздо выше.  С другой стороны, в "расчетных" величинах, можно найти и гораздо меньшие показатели. Например, боезапас на 3 часа стрельбы для "Аскольда" рассчитывался из 1 выстрела в минуту. 

По англичанам Мельников показывает "практическую скорострельность орудий" по работе В. А. Алексеева "Скорость стрельбы" (СПб, 1913, с. 30).
Я далек от мысли, что Мельников не понимает разницы между "практическими занятиями по стратегии"и "практической скорострельностью орудий". Однако же, вполне серьезно обьединяет параметры усредненной боевой  и максимальной практической скорострельности всего лишь по общему прилагательному.

Если Мельников считает данные Алексеева наиболее верными, то надо было и русский показатель брать оттуда. Тем более, он там есть. Со ссылкой на С.О. Макарова указана скорострельность в 4 выст/мин.

При этом Мельников прекрасно понимал, о какой скорострельности идет речь в работе Алексеева и какими методами она определяется: «Собрав все немногочисленные сведения о скорости стрельбы в русском флоте, В.Д.Алексеев пришел к выводу о весьма значительном его отставании по этому показателю от английского и во всем ему следовавшего германского флота, В работе объяснялось, что так как скорость стрельбы из орудий на этих флотах уже приблизилась к пределу, допускаемому ловкостью и выносливостью человека при выполнении ручных операций заряжания, то эти операции требуют постоянных тренировок».

Уже из этого определения видно массу элементарных ошибок, допущенных автором. "Следование во всем" немцев  английскому флоту, явилось основанием для голословного допущения о достигнутом равенстве в скорострельности. Положение на начало века объявлено пределом ловкости и выносливости. Сделано допущеныи о тождественности орудий на британском и немецком флотах...

 Данные Алексеева (3.97 выст/мин) представляют собой практически реализованную скорострельность «на пределе, допускаемому ловкостью и выносливостью человека»  для орудий системы Армстронга (EOC) ранних патентов, которымии был вооружен японский флот. В британском флоте от них отказались, в том числе и из за недостаточной скорострельности, предпочитая орудия ЕОC патента З и Вулвич (МкI и МкII соответственно), которые в 1904 году, имея новый трехходовой затвор, показывали скорострельность 8 выст/мин (Taschebuch der Kriegsflotten 1905. Munchen J.F. Lehman's Berlag 1905. 288). Но эти показатели совсем не означают, что  англичане показывали такую же скорострельность. По данным D. Брауна наибольшая скорострельность, достигнутая англичанами уже во время войны составляла 2 выст/мин, в то время как русские достигли 12 выстр/мин. Сложности использования критерия "практической" скорострельности, заключаются еще и в том, что она растет по мере освоения орудий, процессов рационализации и тренированности личного состава. Так в американском флоте практическая скорострельность 6" орудий выросла с 1899 года до 1916 года более чем в 5 раз (с 40 секунд до 7.9 секунд на выстрел). В русском флоте этот показатель так же существенно рос. Если в 1895 году на "Авроре" скорострельность определяли в 5 выст/мин (Поленов, "Крейсер "Аврора"), то  в 1900 на "Авроре" -  в 6 выст/мин. А в 1913 году  на броненосце «Ростислав» практическая скорострельность определялась уже в 12 выстр/мин

Скорострельность 6" орудий

Страна

Показатель (выстр/мин)

Россия

12

Британия (МкI и МкII)

2

Что касается "полигонной" (без затрат времени на прицеливание), то под этим термином в то время обозначалась современная "техническая" (или "темп стрельбы") скорострельность. Она для всех указанных орудий была значительно выше практической. Например, для британских 6" орудий полигонная скорострельность равнялась 4 выст/мин (David K. Brovn "Warship Desin and Development 1906-1922". p 192). На французских пушках такая скорострельность была достигнута гораздо раньше. В начале 1891 года во Франции русской делегации была продемонстрирована стрельба из 120/45-мми 152/45-мм пушек системы Канэ. Стрельба из них производилась унитарными патронами,и французы ухитрились получить огромную скорострельность — 12 выстр./мин из 120-мм пушеки 10 выстр/мин из 152-мм. (Широкорад, "Энциклопедия отечественной артиллерии"). Во время рассматриваемых нами событий на тех же пушках добивались темпа уже 16 заряжаний в минуту (Крестьянинов, Молодцов "Крейсер "Аскольд"). 

Значительно завысил Мельников и скорострельность 15" башенных установок "Куин Элизабет". Здесь он применяет другой трюк. Откроем книгу «Артиллерия Германии в период Второй мировой войны» (С.-Пт., Издательский Дом «Нева», 2003 г.) на страницах 58-59. И нашему удивлению не будет предела! Скорострельность 15-дюймовых орудий Schiffskanone C/34, установленных на новейших германских линкорах «Бисмарк» и «Тирпиц», построенных в 1940-1941 годах составляет всего... 1 выстрел в 6 минут!

Мельников, же уверяет нас, что скорострельность 15-дюймовых орудий «Куин Элизабет», которая древнее «Тирпица» аж на 25 лет – составляет 2 выстрела в минуту! Откуда взялась эта цифра, в 12 раз превосходящая скорострельность орудий более современного линкора? Попробуем разобраться! Предположим, что 15-дюймовое орудие «Куин Элизабет» заряжено и произвело выстрел. Выстрел происходит мнгновенно, а дальше начинается процесс повторного заряжания орудия. За 1 минуту, при скорострельности 1 выстрел в 6 минут выполняется 1/6 процесса заряжания или 17%. То есть за минуту (при заранее заряженном орудии!!!) мы произвели выстрел, и на 17% выполнили действия по подготовке к следующему. Это лукавство позволяет Мельникову говорить, что скорострельность составляет 1,17 выстрелов в минуту! Дале начинается чехарда с цифрами 1,17 приблизительно равно 1,2, что приблизительно равно 1,25, а это уже почти 1,5 выстрелов в минуту, ну а 1,5 как уже догадался читатель это 2 выстрела в минуту! Вот такая хитрая арифметика применена Мельниковым.

С учетом указанных поправок, можно расчитать, предложенный Мельниковым параметр "масса выброшенного металла за одну минуту". 

Для  английской эскадры он составит 3200:6= 533 кг/мин. Для "Ростислава" (4*4*208) + (8*16*56) = 10496 кг/мин. Но и это еще не все, тут проявляется еще одно лукавство Мельникова, о котором я забыл сказать ранее. Дело в том, что на в русском флоте применялись 254 мм снаряды массой 225 кг, а не 208 кг, как пишет Мельников. 208 кг – это вес снарядов в английском флоте. Отсюда  получается еще плюс 272 кг к залпу «Ростислава», то есть 10768 кг/мин. Как видим, во втором, предложенном Мельниковым приближении, преимущество английской эскадры не только не выросло, но наоборот – «Ростислав» приобрел преимущества над эскадрой Абакуса.

10768 : 533 = 20,2 раза «Ростислав» превосходил английскую эскадру по массе выпускаемого металла в минуту! Отсюда, не английская эскадра превосходит русский броненосец в 1,8 раза, а наоборот «Ростислав» превосходит англичан:

20,2 : 1,8 = 11,22 раза

 То есть  Мельников "ошибся" в 1122 (100*11,22) раз!

Надо однако заметить, что вся эта идея Мельникова - определение силы артиллерийского огня через расчетные величины скорострельности - показывает картину весьма далекую от реальности. Слишком много факторов влияют на этот показательи далеко не все из них поддаются арифметике. Вот пример одного (но далеко не единственного) из них. 

Английский флот использовал для  орудий английский бездымный порох кордит Мк1-30. Он состоял из 58 % нитроглицерина, 37 % нитроцелюлозы (пироксилина с содержанием азота 13.1 %) и 5 % вазелина. Такой порох был более мощный, чем применяемый в России, Франциии САСШ, пироксилиновый. Однако он вызывал очень значительную эрозию ствола, что заставляло строго лимитировать количество выстрелов и, тем самым, ограничивать скорострельность.

Среди причин, определяющих более медленную скорострельность английской артиллерии, можно отметить и то, что масса снарядов пушек была слишком велика для английских моряков, которые являлись представителями островной нации и  довольно значительно уступали в весе живущим на материке.

Вес моряков (килограмм)

Англия

Россия

Год

Март

Сентябрь

Год

 

1915

59,2

57,0

1915

85,5

1916

60,0

58,0

1916

87,0

Этот и другие подобные факторы могут привести к тому, что реальная картина будет не только отличаться но и прямо противоречить расчетной. Таким образом, этот критерий лучше вообще не применять. Но уж если Мельников решил его использовать, то результат такого сравнения явно в пользу русских, ибо скорострельность русских орудий увеличивается в 1,5 раза, и превосходство «Ростислава» над английской эскадрой становится равным  11,22*1,5=16,83 раза!!!.

Проверка ходом боя

Весьма интересный пункт:"оно становилось более чем 30-кратным из-за неизбежного (вследствие выхода из строя повреждавшихся от своей стрельбы и подбитых орудий) уменьшения скорострельности артиллерии «Ростислава» в ходе боя". 

Прежде всего, здесь нарушена причинно-следственная связь. Положением, сложившимся после боя, он определяет силы сторон до него, а так же ход самого события. К тому же, проводя оценку сил перед предстоящим боем, Мельников использует непонятно откуда взятые данные ослаблении артиллерии "Ростислава". Для указанного ослабления (с 4- до 10- кратного) броненосец должен был потерять 60% своей артиллерийской мощи. Причем не к концу сражения, а (если предположить равномерную скорость такого ослабления) к середине. Реально же "Ростислав" потерял чуть больше 40% своей 6" артиллерии. Если же он  принимает на веру данные Тониной о выходе из строя 6 из 8 шестидюймовок, то, во первых, этого все равно недостаточно, а, во вторых, где же тогда уменьшение сил англичан? Ведь Мельников вслед за Тониной декларирует: «Куин Элизабет» временно прекращает огонь, а его носовые башни бездействуют уже до конца боя". Почему "забыл" это "уменьшение скорострельности"?

Другие "мелочи", такие как то, что в данном примере Мельников собственно указывает как раз не на "уменьшение скорострельности", а на убыль количества стволов, уже не заслуживают внимания.

Хочется отметить другое - применение результатов события для проверки исторических моделей ситуации ("ретроспективный анализ"). Действительно, можно заявить - "почему считать по всем орудиям? Хочу - по бортовому залпу... Не хочу по Брауну, хочу считать по Алексееву...". Что же, это право исследователя - выбирать себе источники и методы. Но качество исследования определяется тем, насколько оно ближе к реальности. Если полученная на основе теоретических выводов, цитат, расчетов и t.d. модель близка к реальности, то верны и сами расчеты и теоретические предпосылки и методы и допущения, на которых она построена -  тоже. Давайте, наконец, и мы проверим все предыдущие расчетыи рассуждения "реалиями боя".

Здесь, может быть забегая несколько вперед, я вынужден открыть небольшой секрет для племянника Тониной (для самой Ольги Игоревны, как и для других очевидцев события, в этом не было особой тайны), историков из "Трезвления", "ниспровергателей мифов", "отстаивателей чести" и лично для P.M. Мельникова. За время боя, англичанами было выпущено 30 - 15" снарядов.

Если русские исследователи не знакомы с английскими источникам (обычно говорят, что не хотят их признавать), то фундаментальнй труд Вилсона "Линейные корабли в бою" (H.W. Wilson "Battleships in action", в 1, p 180) все же следовало прочитать. Картина двухсот снарядов, якобы, выпущенных англичанами в первую же минуту, оказывается страшно далеко от реальности.

Русские ответили 1080 - 10" и 8640 - 6" снарядами.

.По "весу выпущенного металла": русские 726 840 кг против 24 000 кг у англичан. То есть реальные показатели превосходства русских занижены вашим покорным слугой в 2 раза! И «Ростислав» превосходит англичан в 2*16,83= 33,7 раз!!!

Снаряды и взрывчатка

Качество снарядов (количество взрывчатки, ее сила, взрыватели...) - еще один весьма распространенный "плач" русских. Не упустил случая и Мельников - "С учетом же в 1,4 раза большей разрывной силы английской взрывчатки (лиддит) это превосходство становилось более чем 100-кратным".

Если определяющим критерием силы артиллерийского огня является масса взрывчатого вещества, то совершенно непонятны резоны действий на "Ростилаве", где, по записи в вахтенном журнале, вели огонь бронебойными снарядами. То есть, специально будто бы уменьшали силу огня, выбирая из погребов снаряды с втрое меньшим содержанием ВВ, чем в лежащих тут же фугасах. Может, все же исследователи выбирают неверный критерий?

Первое приближение.

Прежде всего следует отбросить примитивную мельниковскую модель снаряда, как средства доставки взрывчатки к цели. Эффективность действия боеприпаса определяется, в первом приближении, той энергией, которая будет им передана цели. В поражении участвуют 2 разных вида энергии: химическая энергия взрывчатки, высвобождаемая при реакции взрыва и кинерическая энергия снаряда, выделяющаяся при ударе.

Химическая энергия взрыва является свойством данного вещества и определяется испытанием калориметрическими методами. Для лиддита (плавленая с динитронафталином, по "методу Бертло", пикриновая кислота) эта величина составляет 810 ккал/кг (3.4 Мдж/kg). Для пироксилина - 1003 ккал/кг (4.2 Мдж/kg).   То есть, даже в этом, первом показателе английская взрывчатка не превосходила русскую. Кинетическая энергия определяется массой снаряда и его скоростью ( Ek = (M*V^2)/2; где М - масса снаряда; V - его скорость). Наибольшее ее значение будет при начальной скорости, когда снаряд выходит из дула орудия. Поэтому в характеристиках артсистем она часто указана под названием "дульная энергия". 

Оценим ту энергию, которая идет на разрушение корабля противника от взрыва русского фугаса. Она равна 4 Мдж. Кинетическая ("дульная") энергия того же фугаса равна 13 Мдж. Иными словами, при стрельбе в упор, на разрушение корабля противника выделится 17 Мдж энергии.  Таким образом, критерий предложенный Мельниковым учитывает только 24% воздействия русского фугаса. Реальная же разрушительная сила в 4 раза больше.

Такая же картина наблюдается при оценке русского бронебойного снаряда, которыми стрелял "Ростислав". Его кинетическая энергия равна 13 Мдж, а для взрыва - всего 2 Мдж. Отсюда видно, что оценка только по взыву учитывает лишь 13% всего воздействия и значительно (в 7.5 раз) занижает реальную эффективность русского огня.

То есть Мельников в 30 раз (7,5*4) занижает эффективность огня русских пушек! А значит превосходство «Ростислава» над англичанами составляет

30*33,7 = 1011 раз!!

Второе приближение

Однако и оценка "по балансу энергий" так же не отражает в полной мере эффективность снаряда. Воздействие оказывает не вся энергия, а лишь та, которая выполняет работу. Поэтому эффективность взрывчатки определяется не скоростью детонациии даже не энергией, а способностью совершать работу. В этом определении у русских исследователей наблюдается полный разброд и свобода слововыражения. Одни называют это "силой взрывчатки", другие - ее "мощностью", Третьи - "бризантностью", четвертые - "фугасностью"... Мельников, например, утверждает, что лиддит имел "большую разрывную силу". 

Он не приводит источника о "в 1,4 раза большей разрывной силы английской взрывчатки". У некоторых авторов (например Крестьянинова) это объясняется тем, что скорость детонации лиддита - 7200 м/с, влажного пироксилина - 6000 м/с. По-видимому, при вычислении "разрывной силы" автором почему-то используется квадрат скорости детонации. Но так определяется отнюдь не "сила", а кинетическая энергия, которая, не имеет отношения к энергии взрыва.

Но "разрывная сила" определяется не только энергией. Фугасное воздействие взрывчатки определяется специальным параметром, который и называется "фугасностью". Фугасность - иначе говоря, работоспособность ВВ, способность разрушить окружающие материалы. Эта характеристика определяется количеством, образующихся при взрыве газов. Чем больше образуется газов, тем большую работу способно выполнить данное ВВ. Измеряется фугасность в кубических сантиметрах по тесту Трауцля. Значение фугасности для лиддита - 290 см^3. Для пироксилина - 420 см^3. Таким образом, пироксилин не только не уступает "в 1.4 раза" лиддиту, но, наоборот, - превосходит его в 1.45 раза.

Отсюда 1011*1,4=1415 раз.

Третье приближение

Теперь, когда мы столь далеко продвинулись в оценках воздействия снаряда, надо отметить, что его эффективность определяет не вся работа, а только "полезная". В данном случае - работа разрушения. 

Казалось бы, даже с учетом приведенных выше факторов, английский фугас, за счет большого содержания ВВ, все же превосходит русский (Причем все еще остается "загадкой" намеренное применение комендорами "Ростилава" "более слабых" бронебойный снарядов). Практика боев начального периода войны показала совершенно противоположную картину.

Уступая английским фугасам более в полтора раза по "фугасности", русские снаряды тем не менее превосходили их по воздействию на противника более чем вдвое! Такой, на первый взгляд парадоксальной ситуации, есть несколько причин.

Само по себе полуторное увеличение фугасности взрыва не носит сколь либо принципиального, решающего характера. В русской историграфии принято ориентироваться на эмоциональные оценки очевидцев с русских кораблей. Такой подход, в силу очевидной субьективности, приводит к неизбежной подмене эффективности эффектностью. Между тем, аналогичные свидетельства на японских кораблях, показывают не менее драматичные картины. Например отрывок из отчёта Пэкинхема “The Battle of the Sea of Japan”: 

«Взрыв под кормовым мостиком «Бенбоу» наполнил воздух летящими фрагментами человеческих тел. Один из них упал прямо к моим ногам. Это была правая половина нижней челюсти с выбитыми зубами. Всё и всех в окружности 20 ярдов забрызгало крошечными каплями крови и мелкими частицами мяса, прилипавшими к любой поверхности, о которую они ударялись. Шестидюймовый снаряд, разорвавшийся перед 12-фунтовой пушкой, убил офицера, расчёт и нескольких наблюдателей. Несмотря на большое количество рассеянной крови, разлитой по палубе осталось ещё столько, что могло бы хватить на крупный бочонок.»

Как видим и русские фугасы обладали достаточным могуществом при поражении цели. Но главным фактором превосходства русской артиллерии являлась не баллистика или взрывчатка, а конструкция снаряда. При попадании в борт, английский фугас оснащенный носовым чувствительным взрывателем системы Мавроди, взрывался практически мгновенно (менее чем за 0.001 сек). Кроме того, лиддит, при нарушении технологии, длительном хранениии другим причинам, образует с металлами очень чуствительные к взрыву соли - пикраты. В результате, некоторые английские снаряды взрывались не от врывателя, а непосредственно от удара о борт и даже при выстреле. Главный поражающий фактор фугаса - ударная волна - рапространялась не столько во внутрь корабля, сколько на внешней поверхностии наружу. 

Что касается другого поражающего фактора - осколков, то здесь отрицательное влияние оказывала как раз повышенная скорость детонации лиддита. Английский тонкостенный фугас, обладая избыточной бризантностью, дробился на очень мелкие осколкии энергия буквально рассеивалась вместе с ними. 

Действительно, даже один "еле-еле пробивший" препятствие осколок будет эффективнее, чем 100 "чуть было не пробивших", хотя суммарно они могут нести энергию в 99 раз больше. Цель за стенкой, в которую выпустили хоть 100 кг автоматных пуль будет в безопасности, но легко поражается 1-килограмовым снарядом...

Легкие переборки, снасти, даже матросские койки (мартасы) оказывались непреодолимым препятствием для таких многочисленных, но слабых ударов. Даже наиболее крупные фугасы не могли нанести сколь нибудь существенные повреждения. 

С. И. Лутонининым, старшим офицером эскадренного броненосца “Полтава” отмечено:" Английские же снаряды что на 80, что на 20 кабельтовых действуют одинаково, рвутся при первом прикосновении к обшивке и разрушают 1 /2-дюймовые листы, а где встретят толщину в 2 дюйма, там они бессильны".

Образование столь малых осколков имелои другой отрицательный эффект. Чтобы раздробить, надо затратить работу по производству трещин. Она пропорциональна площади последних (для стали - порядка 100 Кдж\м^2). То есть для производства 1 кг осколков в 10 раз меньшего размера, в английском снаряде тратилась в 100 раз большая энергия взрыва, чем в русском. Работа идущая на разрушение корабля, соответственно, уменьшалась. 

То есть, внешне, попадание английского фугаса выглядело очень эффектно. Резкий, со страшным грохотом, взрыв. Огромные клубы дыма. Разрушенная на значительной площади обшивка... Но на них, на внешние эффекты, как раз и уходила большая часть разрушительной силы снаряда. Эффективность действия, соответственно, уменьшалась.

Иначе действовал русский фугас. Пироксилин значительно менее чувствителен к удару, чем лиддит. Поэтому случаев преждевременного разрыва практически не наблюдалось. Взрыватель так же был более замедленным (~0.01 сек). Снаряд исправно врывался, успев углубиться на какое-то расстояние в глубь цели. Это давало гарантию, что вся энергия взрыва пойдет на разрушение. Фактически, взрыв 1 кг пироксилина внутри корабля оказывался предпочтительнее взрыва 6 кг лиддита на внешней обшивке. Кроме того, более крупные осколки русского фугаса обладали достаточной энергией , чтобы пробить внутренние переборки. 

Добиться повышения эффективности, англичане пытались с помощью применения так называемых "common" или "полубронебойных" снарядов. Их способ действия как раз аналогичен русским фугасам. Но, во первых, такой снаряд содержал вдвое меньше взрывчатки, чем фугаси таким образом, даже начиненный лиддитом, не превосходил русский аналог по фугасности. Во вторых, таких снарядов ни на эскадре Абакуса ни на других кораблях английского флота еще не было. А, в третьих, британские "common" снаряды того времени снаряжались отнюдь не "лиддитом"

Начинкой же "common" снарядов служил... обычный ("бурый") порох. Его фугасность (30 см^3) в 14 раз уступает пироксилину! 

Но вернемся к Чемульпо. Здесь англичане могли располагать только малоэффективными фугасами, для которых обшивка или пререборки являлись, по сути дела, такой же непреодолимой броней, каки стальные закаленные плиты. Статистика первых боев войны не показывает какой либо определенной разницы в воздействии английских фугасов на броненосные или безбронные корабли.

Примечательно, что к этому же критерию независимо от автора статьи пришел и А.Киличенков. В рукописи его статьи "Загадки Цусимы", в подтверждение его гипотезы о большой эффективности русских снарядов приведены любопытные расчеты, содержащие данные о числе потерь на большинстве кораблей. Их можно свести в следующую таблицу. 

Англиские фугасы могли потопить мелкие корабли, разрушив их корпус. Могли нанести потери в личном составе и оборудовании, расположенном на открытой палубе. Но внутренние обьемы с жизненно важными объектами оставались для них неприкосновенными. На самом "Ростиславе" на верхней палубе выбыло из строя 45% находящихся там моряков – 8 человек. На всех остальных постах потерь практически было.

Справедливости ради, надо признать, что на бронированных участках корпуса, русские фугасы так же не могли проникнуть в корпус. Более того, не могли разрушить и сам борт. Это, в значительной степени, компенсировало преимущество русских. Но площадь бронирования "Куин Элизабет" составляла только 29% от общей. И, кроме фугасов, русские имел и бронебойные снаряды, и они  гарантированно пробивали броню оконечностей "Куин Элизабет" (25% площади) и броню верхнего пояса (15%) и  казематы и башни главного калибра. Пробив броню, русский бронебойный снаряд был способен нанести очень тяжелые потери. Не следует забывать и о том, что, с уменьшением дистанции, русские снаряды получали дополнительное преимущество из за роста доли кинетической энергии в общей разрушительной способности.

Еще одним фактором, который надо учитывать в балансе сил, была крайне ненадежная работа англиских взрывателей. Снаряды не только рвались преждевременно, не "обращая внимание" на установку взрывателя, но и не взрывались вообще. Этот факт выделял еще американский военно-морской атташе Н. МакГулли.

Ну и, наконец, следует упомянуть о техническом обеспечении меткости. Русские пушки позволяли достичь большего процента попаданий. Это достигалось большей на начальной скоростью снаряда: 792 м/с против 670 м/с у англичан. Больше скорость - более настильная траектория - меньший требуемый угол возвышения орудия ("прицел"). Меньшую поправку на дальность надо вводить. Меньше время полета снаряда - меньше рассеивание - больше кучность стрельбы. Именно это обстоятельство послужило аргументом для русских при переходе на новые, облегченные снаряды.

Приведенные выше факты позволяют сделать несколько очень важных для понимания происходящего в бою у Чемульпо.

1. Никакого, как количественного, так и качественного, "подавляющего" или даже "значительного" превосходства в материальной части артиллерии англичане не имели, наоборот превосходство «Ростислава» было просто чудовищным!

2. Англиская артиллерия была способна нанести большие потери среди личного составаи открыто расположенного оборудования, но не могла обеспечить потопление или выход из строя такого большого корабля, как "Ростислав". Русская же артиллерия представляла как раз гораздо большую опасность кораблям противника, его способности продолжать бой.

3. Уменьшение дистанции боя давало резкое преимущество русской артиллерии за счет большей энергии удара и бронебойности снарядов. 

Защита.

Имеет важное значение в прорыве. Определяет боевую устойчивость корабля. Какими темпами будет деградировать боеспособнось под огнем неприятеля и как долго сможет корабль сохранять способность продолжать прорыв. 

Бронирование.

" Закованные в броню по ватерлинию, с укрытыми за броней башен и казематов орудиями и их прислугой, они могли почти безнаказанно расстреливать «Ростилав», оставаясь для него практически неуязвимыми". Это не аллегорический пересказ боя Иван-царевича с Кощеем Бессмертным и не реклама заводов Армстронга в Эльсвике. Так оценивает перспективы боя с точки зрения бронирования наиболее детальный русский исследователь М.Р. Мельников. "Неуязвимые монстры" против "Парохода с пушками". Раунд первый и заключительный... Что же, некоторый драматизм не вреден и историческим исследованиям. Простим Мельникову явное утрирование ситуации. Спишем "по ватерлинию" на пьяного наборщика и допустим, что в оригинале было "по ватерлинии"... Но подобная категоричность уже сама по себе побуждает к проверке. И, думаю, читателю все же интересно будет познакомиться с реальными данными по бронированию обоих кораблей.

Степень бронирования.

Бронирование линкоров типа «Куин Элизабет» составляло 29% от общей площади корабля и по толщине уступало бронированию «Ростислава» в 1,5 раза. Площадь бронирования «Ростислава» составляет 58% от общей площади корабля. То есть русский броненосец превосходил любой из английских линкоров по бронированию в 3 раза, и его превосходство над англичанами:

1415*3= 4245 раз.

Живучесть.

Защита корабля определяется не только бронированием, но и живучестью. Под таким термином, в данном случае подразумевается способность корабля "терпеть" повреждения без потери главных боевых качеств.

Прежде всего здесь надо отметить, что корпус "Ростислава" был значительно более прочен, чем у других кораблей того же типа. Максимальные напряжения корпуса не превышали 790 кг/см^2. (ЦГАВМФ, ф. 421, оп. 1, д. 1239, л. 34).

Кроме повышенной прочности корпуса, на "Ростиславе" был внедрен переход на более надежную автономную систему обеспечения непотопляемости, при которой поступление воды внутрь корабля предотвращалось полной изоляцией аварийного отсека. 

13 января 1898 г. был принят циркуляр МТК о ликвидации на кораблях магистральных труб, а спустя месяц введены новые, гораздо более жесткие, правила испытания водонепроницаемых переборок, гарантировавшие их прочность даже при полном затоплении отсека водой. Водоотливным средствам, устанавливаемым в отсеках, отводилась присущая им вспомогательная роль — замедлять поступление воды или откачивать воду из отсеков после заделки пробоины.

В отличие от прежних правил, согласно которым давлением воды испытывались лишь днищевые отсеки и двойное дно, инструкция требовала заполнять водой все без исключения отсеки под первой из палуб над ватерлинией. Выше этой палубы испытывали наружную обшивку и переборки концевых отсеков. Новые правила были строже зарубежных. Ни во Франции, ни в Англии уровень воды не поднимали до половины высоты надводного борта, а сами испытания проводили один раз, тогда как по русской инструкции испытания проводились дважды.

Даже Мельников вынужден был признать, что:"«Ростислав» и «Ретвизан» стали первыми кораблями, на которых были применены полностью новые принципы обеспечения непотопляемости. Свою высокую эффективность они подтвердили в боевой обстановке. "

Планы сторон

Мы не имеем каких либо документальных свидетельств о тактических планах противников на предстоящий бой. Из заявлений командиров мы знаем очень мало: Абакус стремился не сдаться в плен и просто пытался прорваться в надежде, что русские не нарушат нормы международного права. Тонина маневрировала и стреляла во славу обожаемого Сталина... Найти логический мотив действий мы можем только анализируя сам ход боя. При этом нет никакой гарантий, были ли эти действия заранее спланированы, являлись ли импровизацией, или "оно само так получилось". Следует так же отвергнуть те варианты планы, для которых противникам необходимо было бы пользоваться интегральным исчислением, компьютерным моделированием, рядами Коши, яркостью квазаров и прочими фантастическими методами... Но, повторюсь, если были какие-то замыслы и они воплотились в реальные действия (по крайней мере до того момента, когда противник мог помешать их выполнению), то наиболее вероятным является следуещее.

 

БОЙ

Начальная фаза (11:20 - 12:05)

11:10 . Эскадра Абакуса поднимает якоря и начинает двигаться в 11:20, разогнавшись за 3 минуты до 20 узлов, но идет на гораздо большей скорости. Фактически, учитывая очень сильное (до 4 узлов) попутное течение, можно сказать, что англичане шли со скоростью 24 узла. До границы международных вод оставалось меньше трех миль и более, чем пол часа времени до истечения срока. Абакус успевал на вызов, а об остальном пока не беспокоился.

11:35 . На английских линкорах замечают русский броненосец.

Вероятно и русские заметили англиские корабли в этот же момент. Слово опять Тониной:” Английская  эскадра под командой вице-адмирала лорда Абакуса в составе пяти линкоров двигалась кильватерной колонной по фарватеру.» ”.

11:40/12:15. “Куин Элизабет” пресекает границу международных вод. Теперь русские свободны от дипломатических ограничений и могут обращаться к англичанам, как к врагам. На мачте “Ростислава” поднимается сигнал “Предлагаю сдаться в плен на почетных условиях”. То ли Тонина продолжала подзадоривать Абакуса, чтобы он в последний момент не передумал и не повернул в порт, то ли, наоборот, решил проверить возможность того, что противник вдруг решит сдаться. Англичане не отвечают. Русские не отвечают.

11:45/12:20 с “Ростислава”, где 5 минут ждали русского ответа на сигнал, раздается первый предупредительный выстрел из носовой 10-дюймовки (Данные официального  описания. По данным С.Шустера событие произошло в 12:22). Это - второе предупреждение. После него, русский броненосец начинает медленно двигаться на пересечку  английского курса. 

В 11:47/12:22 “Куин Элизабет” отвечает выстрелом из носовых орудий. Тем самым, Абакус сигнализирует, что не принимает русского предложения и намерен вести бой. .

В 11:49/12:24 следует предупредительный залп со всех русских орудий. Это - последнее предупреждение. Тем самым русские показали все свои силы в надежде, что количество орудий  окажет влияние на англичан. Но Абакус, не склонен был руководствоваться какими либо количественными расчетами реальных сил, а уповал больше на качественное и психологичекое превосходство моряков демократического государства, ибо превосходство русских было слишком чудовищным. . Поэтому количественные аргументы не могли произвести на него большого влияния.

Поведение русских кораблей на этом участке боя, указывает, скорее всего, расчет на “русский авось”, надежду (в последующей записи в вахтенном журнале “Ростилава” превратившуюся в “слабую надежду”), что все как-нибуть само решиться и англичане испугаются и сдадутся. 

11:52 "Ростислав", обогнув бар, ложиться на курс, перпендикулярный движению "Куин Элизабет". Предполагая высокую скорость англичан, командир русского броненосца развивает ход около 18 узлов.  

11:56/12:31 - англиские корабли подходят к северной конечности о. Иодолми. Пользуясь им как репером, командир “Ростислава” Тонина  определяет англискую скорость. Она оказывается значительно выше ожидаемой. Что за приятный сюрприз! Теперь англичане не имеют резерва  перед началом огневого контакта. Теперь она может начать поддерживать то же время огневого контакта, начав его на меньшем расстоянии, что резко увеличит процент попаданий.

“Ростислав”, сблизившись с “Куин Элизабет” до приблизительно 30 кабельтов, поворачивает направо и ложиться на параллельный с противником курс, ведя огонь из орудий обоих бортов.  

Здесь необходимо сделать некоторые пояснения. Реально, мы не располагаем точными данными о дистанции на этот момент. Данные русских дальномерщиков крайне ненадежны. В вахтенном журнале множество событий укразано в промежутке времени от 11:45 и 12:05. Причем они перемешаны и нарушена их последовательность. Одним из первых стоит отметка “Броненосец ведет огонь бронебойными снарядами”.

12:02/12:37 - Сильный взрыв потряс  «Куин Элизабет» . С третьего залпа “Ростислав” накрывает “Куин Элизабет”. По английским данным дистанция в этот момент была 29 кабельтов (: British naval attaches reports. Battery Press, 2003. p.p.6-9). 10” снаряд разрушил верхний носовой мостик, перебил фок-ванты и вызвал пожар в штурманской рубке. Взрывом оказалась уничтожена дальномерная станция Љ 1,  вышли из строя все дальномерщики станции.

Обстоятельства, этой первой потери  оказали большое влияние на психологическую устойчивость всех, находящихся на баке. Резкий взрыв, сильнейший шум, огромное облако дыма... Все эти внешние эффекты значительно превосходили таковые у русских снарядов, даже более крупного калибра. Добавим к тому же, что большинство команды никогда раньше не было под обстрелом. 

Черезвычайно потрясен случившимся и сам Абакус: “Смерть молодого офицера произвела удручающее на всех впечатление; чудный человек, отличный человек, подававший большие надежды в будущем, был особо ценим командиром, и потеря графа Чемберлена была для него истинным горем”.

12:05/12:40. После отворота "Ростислава" на параллельный с англичанами курс, русские переходят на беглый огонь.

Формально русские стреляли около 58  минут. Но до 12:00 это были лишь редкие демонстративные и пристрелочные выстрелы.

Английская эскадра в это время проходит траверс о.Иодолми.

12:07/12:42. Пристрелявшись русские засыпают «Куин Элизабет» снарядами. 

 

Поворот (12:08 - 12:20)
 

Мы переходим к рассмотрю кульминации боя. К действиям, определившим его исход. Понимание событий именно этих 15 минут, определяет полноту всего исследования. Задача усложняется тем, что Абакус прилагает здесь поистине героические (достойные лучшего понимания его подвига) усилия  сохранить боеспособность кораблей экадры под губительным огнем русского броненосца. Поэтому здесь исследование ближе всего подходит к расследованию и приобретает несколько “детективный” характер. 

Представим ситуацию в виде классической задачи “черного ящика”. На “входе” мы имеем “Куин Элизабет”, в 12:05 пересекающую траверс о.Иодолми и направляющийся к открытому морю. На “выходе” имеется движение в противоположную сторону, вернее - маневры у того же острова 15 минут спустя. Наша задача - восстановить, что произошло между этими двумя ситуациями.

Предпосылки и возможные мотивы действий  Абакуса мы рассмотрели в предыдущем разделе. Фактическое изложение было остановлено на событий в 12:07 – очередном  попадании русского снаряда. Автор намеренно не закончил с рассмотрением записей в вахтенном журнале “Куин Элизабет”, относящимися к промежутку времени с 11:45 до 12:05 , так как они имеют отношение именно к повороту. Процитируем конец записи:

Последующими выстрелами было подбито 15" орудие Љ 3, причем вся прислуга орудия и подача убиты или ранены, непрерывно следовавшими снарядами был произведен пожар на шканцах, который был потушен... пожар был очень серьезен, так как горели патроны с бездымным порохом, палуба и вельбот Љ 1. Возгорание произошло от снаряда, разорвавшегося на палубе, при этом подбиты: 6" орудия Љ VIII и IХ . Другими снарядами почти снесен боевой грот-марс, уничтожена дальномерная станция Љ 2, а также произведен пожар в рундуках жилой палубы, вскоре потушенный”.

Что, прежде всего, обращает внимание в этой записи? То, что начиная от повреждения орудия #3, расположенного в носу, все последующие попадания показаны в районе кормы. И их не одно и не два. Это не случайность и не совпадение. Сначала “Куин Элизабет” получила серию попаданий в нос, а потом что-то такое произошло, после чего попадания стали ложиться в корму. Логично предположить, что в первом случае корабль был обращен к противнику носом, а к началу попаданий в корму - развернулся в противоположную сторону. 

Теперь мы можем приступить к разбору ситуации после 12:05. Цитируем вахтенный журнал “Куин Элизабет”: 

12 ч. 5 м. Пройдя траверз острова Иодольмио, была перебита на линкоре труба, в которой проходили рулевые приводы, одновременно с этим осколками другого снаряда, разорвавшегося у фок-мачты и залетевшими в броневую рубку через проход, были: контужен в голову командир эскадры и командир линкора, убиты наповал стоявшие около него по обеим сторонам штаб-горнист и барабанщик, ранен тяжело в спину стоявший на штурвале рулевой старшина Джон Резун-Суворофф.  и легко ранен в руку ординарец командира квартирмейстер леди Новодворская. Управление линкором было перенесено в румпельное отделение. При громе выстрелов отдаваемые в румпельное отделение приказания были плохо слышны, почему все последующее время приходилось направлять курс линкора машинами. Линкор плохо слушался, будучи, кроме того, на сильном течении.
“12 ч. 16 м. Желая на время выйти из сферы огня, чтобы по возможности исправить привод и потушить возникавшие в разных местах пожары, начали поворачивать вправо машинами, так как линкор плохо слушался руля. Ввиду близости острова Иодольмио дали полный задний ход. Крейсер поставило в невыгодное положение относительно острова в то время, когда был перебит рулевой привод при положении «Лево руля» около 15-20°
”.

Итак, прежде всего, Абакус отмечает два события, одно из которых, сделало его временно неспособным к управлению кораблем, а второе - сделало сам корабль неуправляемым вообще . Такое вот редчайшее стечение обстоятельств, трагическое совпадение, невероятная случайность, огромное невезение... 

Всякое, конечно, бывает, но в это время “Ростислав”, не могла находиться более чем в 10 кабельтов правее курса “Куин Элизабет” (учитывая ширину бухты) и держал дистанцию около 25 кабельтов. То есть, снаряд должен был прилететь с острого носового курсового угла - менее 30 градусов. По еще одной случайности он не разорвался, ударившись о борт. По второй невероятности - он не срикошетировал от борта и даже не изменил направление движения. При этом он должен был раскроить борт длинной щелью. Ни на одной фотографии и ни в одном описании подобное повреждение не значиться. Затем, снаряд должен бы беспрепятственно пройти не менее 20 метров внутреннего пространства корабля

Оценим теперь время. Итак, в 12:05 “Куин Элизабет” “стала плохо слушаться”, а “выйти из сферы огня” решили только после 12:15. Что делал линкор все эти 10 минут? Если шел вперед “управляясь машинами”, то как он тут же очутился “в близости от острова”? Тем более, что его туда поставило “положение руля” опять же в 12:05? 

Последнее обстоятельство так же вызывает удивление. Зачем тебе поворачивать руль, да еще так сильно (напомню, что максимально возможное положение равно 34 градуса), если ты не хочешь поворачивать? Корабль двигался прямо к выходу. Ни о каких задумках по изменению курса Абакус не сообщает. Течение было строго попутное, да и подруливание столь резким поворотом не имеет смысла...

Заклинило руль и корабль 10 минут ходил по кругу! Управление перенесли на наиболее удаленный от рубки пост, с плохой слышимостью.

Теперь рассмотрим обстоятельства попадания второго снаряда. Фок-мачта расположена сзади рубки. При разрыве снаряда, скорость осколков, отлетающих назад, вычитается из скорости снаряда. Они обладают меньшей убойной силой и радиусом разлета. Кроме того, из условий равного сопротивления при выстреле, хвостовая часть делается с более толстыми стенками и наименее поддается дроблению на осколки. Как правило, она остается не разрушенной вообще (“донышко”). Осколки же носовой части имею приращение скорости за счет скорости встречи снаряда с целью. Это приводит к тому, что площадь поражения имеет не круговую форму первого порядка, но вытянута вдоль движения снаряда впреред от точки взрыва (современные осколочно-фугасные снаряды имею форму зоны поражения в виде характерной фигуры, называемой “бабочка”, но для “чистокровных” японских фугасов и в первом приближении нам достаточно представить ее как эллипс, вытянутый так, что его большая полуось расположена вдоль направления траектории снаряда). Чем меньше площадь эллипса поражений, или, чем больше пораженных целей при равной площади, тем больше вероятность совпадения направления вытянутости фигуры с реальной траекторией снаряда.

Проход в рубку доступен для прямого потока осколков только сзади/сбоку. Если мы обратим внимание на схему, показывающую место расположения выбывших из строя членов экипажа корабля (опубликована в работе Мельникова), то бросается в глаза, что все убитые располагались практически на одной линии, ведущей прямо от борта как раз к проходу в рубку. Если принять это направление максимального поражения, как совпадающее с большой осью эллипса поражений, то это и будет направление траектории прилетевшего снаряда. Он поразил линкор справа/сзади, с курсового угла около 12-13 румбов, что так же указывает на событие уже после поворота.

Попытаемся теперь сами реконструировать события. Посколько прямого, непротиворечивого описания их у нас нет, то версия должна в наименьшей степени противоречить хотя бы тем реальным фактам, которые достоверно известны.

Итак, где-то близко ко времени поражения орудия #3 Абакус принял решение о повороте. В 12:08 разрывов над линкором  взвивается желто-синее полотнище сигнального флага, означающего «держаться правее, поворачиваю вправо». “Куин Элизабет” начинает поворот. “Ростислав” переходит с правых курсовых углов на левые. Расстояние до русских 22,5 кабельтов (British naval attaches reports. Battery Press, 2003. p.p.6-9). Именно сейчас, а не в момент "прохождения траверза острова", руль установлен "лево на борт". 

12:10/12:45 “Ростислав” уже 2 румба по левому борту “Куин Элизабет”, когда тот получает еще одно попадание. Снаряд взрывается около орудия #8 по левому борту. Осколки, основной поток которых двигался вперед, по направлению траектории снаряда, достигают противоположного борта, где повреждают орудие #9. Часть осколков, ушедших вперед-вверх, вывела из строя 47-мм пушки на марсе. Вспыхивает небольшой пожар, который тем не менее мог быть довольно опасным так как существовала возможность взрыва патронов противоминной артиллерии.

Абакус относит это попадание к более раннему времени - до поворота. Но наиболее вероятная траектория снаряда должна проходить через оба этих орудия. Направление либо с носа слева, либо с кормы справа. Оба этих положения не соответствуют ситуации до поворота, когда противник был относительно “Куин Элизабет” с носа справа.

Вот описание Шустера, сделаное, скорее всего, со слов Абакуса, непосредственно после боя:"Одно из 6-дюймовых орудий было вышиблено с левого борта (! Н.Ч), через всю палубу, на правый. Орудийные патроны на парубе воспламенились столь быстро, что два человека сгорели". Таким образом, здесь мы имеем дополнительное свидетельство того, что снаряд прилетел уже с левого борта. То есть, после поворота.

12:11/12:46 «Куин Элизабет» описала полукоординат в 16 румбов (180 градусов) Теперь “Ростислав” перешел на его кормовые углы по левому борту. Однако на этом курсе линкор не может двигаться назад. Повернув направо, он сместился примерно на 3,5-4 кабельтов в непосредственною близость с о. Иодолми, который так же был первоначально справа. Чтобы продолжить движение, “Куин Элизабет” надо теперь вернуться южнее, в створ своего прежнего курса. Поэтому корабль продолжает поворот. 17 румбов... 18... “Ростислав” переходит с левых кормовых углов на правые.

На русском броненосце замечают поворот “Куин Элизабет” и стараются его в точности повторить. Корабли движутся как бы связанные гигантским копиром. Однако запаздывания, неточности и другие факторы этих взаимных маневров сбивают пристрелку и  огонь временно переносится на другие британские линкоры.

12:15/12:50 Слева по борту на траверс опять приходит о. Иодолми. Теперь, чтобы вернуться на рейд, ему надо повернуть налево, выбрав ту разницу между 16 румбами и тем курсом на который пришлось отклониться более к осту, чтобы обогнуть остров. Руль уже положен на борт на 20°, и в этот момент залп “Ростислава” накрывает корабль. Линкор прошел направление на створ фарватера, но переложить руль в положение “прямо” какое-то время оказалось невозможным и корабль продолжал поворачиваться влево, опять выходя в непосредственную близость к острову. Машинный телеграф срочно переключили на “полный назад”. В виду того, что пожар на шканцах не давал управлять кораблем с кормового мостика, управление решили перенести в румпельное отделение.

Таким образом, Абакус сказал правду, всю правду. Корабль потерял управление действительно проходя траверс острова. Действительно после этого чуть ли не врезался в остров, так что пришлось гасить скорость “полным назад”. Но произошло это не по дороге “туда”, в 12:05, по дороге “обратно”, в 12:17.

12:20/12:55 Погасив скорость, “Куин Элизабет” стал отрабатывать машинами поворот уже направо, в створ фарватера. В то же время удалось освободить руль (после боя корабль был в положении "руль прямо").

Туда же поворачивают и остальные британские линкоры. «Ростислав», заметив что англичане прекратили бой, и пытаются вернуться в нейтральные воды, начал предательски расстреливать в спину английские корабли, попирая все нормы и правила ведения войн.  Бой закончился. Началось избиение.

Конец (после 12:20)

Итак с 12:15 “Куин Элизабет”, по сути, беспомощно застряла у остров Иодолми. Сначала на ней гасили скорость, потом сдавали назад... Несмотря на то,  руль быстро поставили прямо (на фотографии корабля после боя видно, что на фалах фок-мачты уцелели черные шары, вровень друг с другом, сигнализируя о положении «прямо руль»), попытки наладить управление из румпельного отделения не удались. Воспользовавшись этим, “Ростислав” приблизился на минимально безопасную дистанцию и открыл беглый огонь на поражение. 

В 12:20/12:55 10”-й снаряд “Ростислава” взрывается у кормы с левого борта. В открывшуюся течь начала поступать вода. ” В 15 часов 20 минут сдвинулся с места котел Љ 21, давший течь, в 12 часов 25 минут показалась течь в угольной яме Љ 10 от пробоины, в 12 часов 30 минут то же - в Љ 12... и значительно дальше по тексту:” снаряд большого калибра пробил левый борт под водой, в огромное отверстие хлынула вода, и третья кочегарка стала быстро наполняться водой, уровень которой подходил к топкам (вода вливалась в кочегарку через открытые двери угольной ямы, из которой брали уголь)".

В это же время, другим снарядом, прошедшим через офицерские каюты и разрушившим их, была пробита палуба и зажжена мука в провизионном отделении. Место и характер повреждения указывают на то, что этот снаряд был не фугасным, а бронебойным.

В отличии от предыдущего возгорания на шканцах в 12:09, когда огонь удалось сразу же погасить, с этим пожаром поредевшая и команда уже не справилась, распространение огня удалось только приостановить (сбить пламя удалось только после боя, но по причине решения оставить линкор, этот пожар не был потушен окончательно и на брошеном корабле разгорелся с новой силой), да и то - с большим трудом,. Точное время этого попадания мы знаем уже из русских источников. Вот как описывает О.И.Тонина события и обстановку на борту “Куин Элизабет” :”В 12:55 пламя вырвалось с кормовых помещений “Куин Элизабет” и из его маневров у нас сложилось впечатление, что он пытается укрыться за островом”.

Большинство своих повреждений английские корабли получили именно здесь. Снаряды прилетали сзади в левый борт. Тонина подло расстреливала их в спину, хотя они двигались по направления к международным водам.


Примерно к 12:30/13:05 “Куин Элизабет”, наконец удалось развернуться носом по направлению прямо на рейд. Русские, не ожидавшие уже такой прыти от поврежденных кораблей, похоже, немного опешили, а когда бросились в погоню (они шли точно по корме “Малайи” - та теперь не могла использовать даже 15-дюймовые орудия в корме, из-за того, что их захлестывало волнами кильватерной струи, которые как известно очень сильны на мелководье.) было уже поздно. Теперь у «Ростислава» не оказалось запаса скорости.

12:40/13:15 В виду приближения английских кораблей к  границе порта, русские полностью прекратили огонь. 

).

13:15/13:50. “Куин Элизабет” отдала якорь на своей прежней стоянке. Здесь, согласно записи Абакуса в вахтенном журнале,” приступили к исправлению повреждений и развели оставшуюся часть команды по орудиям в ожидании возможного нападения неприятеля в 4 ч. дня на рейде”. О эффективности исправления повреждений, можно судить по тому, что ни поступление воды, ни пожар, так и не были прекращены до самого затопления корабля.

В возможность русского нападения не верил никто,  но в 14:15  «Ростислав» бросил якорь на своей старой стоянке в Чемульпо.

13:25/14:00 на совещании всех офицеров было решено уничтожить линкоры, чтобы они не достались противнику. ”.

. С 13:15 по 13:35 , за 20 минут, успели осмотреть корабли, установить степень повреждений, собрать совет, на нем все высказались, обсудили, приняли решение.

14:25 Тонина убыла на «Бреслау». Она уже чуствовала себя настолько уверенно, настолько опять проникся своей “героической” ролью, что высокомерно-театрально предложила англиской эскадре спустить флаги и сдать корабли. На англиских кораблях началась подготовка к эвакуации и уничтожению.

 

Около 14:30/15:05 к британским линкорам  подошли шлюпки с «Бреслау» и «Ростислава» на которых находились вооруженные люди. Это были русские десантники под командованием князя Джихара. Они были вооружены пистолетами-пулеметами «Рейнметалл». Англичане в этот момент начали сажать на шлюпки раненых, а затем и остальную команду и офицеров. Раненых по живой цепи на руках передавали вниз на шлюпки. Для тяжело-раненых с «Паскаля» прислали самый большой барказ с настланными поперек досками, покрытыми брезентом.

15:30/16:05 “Вся команда покинула линкоры. Старшие и трюмные механики с хозяевами отсеков начали открывать клапаны и кингстоны, когда русские десантники ворвались на борт английских линкоров и угрожая оружием, сорвали попытку затопления британских кораблей.  Но карты и шифры были уже уничтожены, и русские не успели их получить.

 

 

С полным убеждением можно сказать, что эскадра лорда Абакуса благодаря удивительной стойкости, беззаветной храбрости и безупречному исполнению долга офицерами и командой с достоинством поддержал честь английского флага, исчерпал все средства к прорыву, не дал возможности одержать победу неприятелю, нанеся ему много убытков и вреда ”.

Так заканчивает Шустер свой воспоминания о подвиге лорда Абакуса и его подчиненных. Таковы итоги боя по его версии, которая была полностью отвергнута русскими официальными источниками, состряпавшими гнусную фальшивку о превосходстве англичан, которая и определила ту картину в которой показывались события в Чемульпо на протяжении почти сотни последних лет. Времени более чем достаточно, для формирования стойкогорусского  стереотипа в общераспространенном представлении “подвига “Ростислава”.

 

“Подвиг “Ростислава”

Автор уделил много места анализу соотношения сил и показу того, что технически (по “железу”), англичане не имели серьезные шансы на успех прорыва. Были детально изучены данные технических характеристик, на основании которых русскими исследователями делается вывод о, якобы, “подвиге ” броненосца.

Теперь, рассмотрев ход самого боя и сопоставив с известными нам данными о предвоенной подготовке экипажа корабля, необходимо сделать вывод,  лорд Абакус и его корабли были обречены.

Какие же шансы оставались? “золотой выстрел”. Какой либо случай, который, уже в бою, позволит резко именит его ход. “Стреляйте, до конца стреляйте, и, быть может, последний выстрел сделает вас победителями”. Англичане действительно стреляли. Стреляли много. Но увеличивало ли это их шансы? Ни в коей мере..

И наконец, шанс был в том, что и составляет тему этого заголовка - в “совершении подвига”. Подвиг подразумевает, что люди на кораблях совершат, что-то необычное, далеко превосходящее их ординарные способности. “Превзойдут себя”, “прыгнут выше головы”... Для этого необходимы стойкость, храбрость, чувство долга... То есть, те качества, которые Абакус особо подчеркивает, как реально проявленные на корабле. Способность корабля сражаться, в первую очередь зависит не от степени повреждений, а от стойкости и решимости экипажа продолжать бой..

Одним из наиболее важным аргументом подтверждения подвига,  являются восторженные независимые чуства иностранцев.

В воспоминаниях свидетелей тех событий есть много сочуственных и восторженых отзывов о командах английских линкоров. Зависть к ведущей мировой державе, англофобия, была тогда распространена не менее, чем сейчас, через 100 лет, американофобия. Широко известна оголтелая литературная кампания во время англо-бурской войны (Буссенар, "концлагеря"...). Особенно сильным было неприятие в, бросающей вызов чемпиону, Германии. Например, спустя век, многие американофобы желали победы Саддаму Хусейну ("250 тысяч отборных солдат Ирака! Они все разнесут. Они всю пустыню пройдут на один час!... Ты никогда здесь не достигнешь победы, потому что мы знаем этот народ, мы знаем этого президента"...). И вовсе не потому, что "потрясены до глубины души" таким замечательным героем. Впрочем, сейчас восторг выражают совсем другими словами... Говорят, что текст Жириновского сейчас уже тоже положили на музыку...

Мы располагаем гораздо большим объемом информации, чем та, которая была известна тогда “офицерской среде”, "общественному мнению" и англофобствующим литераторам.. Это и статистика артиллерийской стрельбы и фактология из английских  и нейтральных источников и ретроспективный анализ боевых действий...

Вероломно захватив английские линкоры русская сторона всячески избегала упоминания статуса “военнопленные” по отношению к командам англиских кораблей в Чемульпо. Была распространена совершенно голословная информация о, якобы признании пленных, оставленных в Чемульпо “потерпевшими кораблекрушение”:” Официальное покровительство раненым и ближайшие заботы о них принял на себя французский вице-консул в Чемульпо, а русское правительство согласилось признать их "спасенными от кораблекрушения" » (СПБ, 1912. - Кн. 1. - С. 317 ). 

Совершенно неожиданно автор обнаружил, что аналогичными фантазиями до сих пор утешаются отдельные, наиболее восторженные “защитники чести и достоинства” и по отношению к вероломному поведению Тониной.

Заслуживают порицания и действия немцев после боя, которые не стесняясь оказали содействие вероломству русских. Как бы не старалась Тонина,  и ее менестрели  над созданием легенды о «подвиге «Ростислава», не она а лорд Абакус был обречен на подвиг, он и его доблестные английские моряки, выдержавшие почти часовой бой против многократно превосходящего противника!  Причины, “почему именно Чемульпо?” лежат не в военной области. А в области порядочности. Сама идея “морального триумфа” берет начало не отзывах иностранцев, а в рапортах и записях в вахтенном журнале, выполненных Тониной. Она оказалась, что называется “в нужном месте и в нужное время” и использовала свою смазливую внешность и постель для проталкивания идеи своего «подвига». “Международный вклад” представлен восторженностью Макса и романтическими откликами на русские “триумфы” в Германии, где рассматривали Россию как дружественную страну. Подобно тому, как любое действие буров, безразлично от результатов, вызывало оживление антибританских кругов, так и на действия на Дальнем Востоке можно было найти восторженные прорусские рецензии в той же среде.К тому же “восторженность иностранцев” обычно подается в значительно преувеличенной степени. Реально, “русский моральный триумф” обернулся еще большим поражением как раз с моральной, психологической точки зрения. Русские окончательно отошли от международно-правовых норм и утратили моральное право называть себя европейским цивилизованным народом. Впрочем эти вероломные азиаты никогда им и не были.

В этом контексте очень двусмысленно выглядит награждение Тониной после войны германским Железным Крестом.  Наверное через постель добилась! Ибо Железный Крест, это боевая награда!

“Подвиг “Ростислава”, нанес большой вред моральному состоянию в русской армий и на флоте. После того, как Тонину назначили национальным героем, были погублены последние ростки демократии в России.Безусловно, каждая нация может и должна иметь героический эпос. Это необходимо для национально-партиотического воспитания. Но пример, основа таких легенд должна, по крайней мере не противоречить реальности. Иначе получиться не легенда, а миф - раскрашенный балалечно-матрешкин лубок, который, в свою очередь, потом становиться благоприятной питательной средой для рождения всяческих “ниспровергателей мифов” и, тем самым, способствует эффекту противоположному замыслу - росту аморальности, цинизма, нигилизма общества. В этом контексте, то состояние “народно-исторической науки”, в котором она находиться в современной России, со всеми новоявленными ревизионистами, “альтернативными историями”, “виртуальными реальностями” и т.д. - своеобразное “наказание”, которое несется за предыдущие “народные лубки” и горлопанство “агитационно-пропагандистских историй” прошлого. Иначе говоря, для создания “подвига” должны быть выбраны достойные примеры. Прекрасный образ мог быть создан, например, из  Владислава Листьева или Галины Старовойтовой. Наконец Федор Раскольников сумевший и непобоявшийся  сдать два эсминца  англичанам, спасаясь от сталинско-бериевских палачей

В Русско- Английскую войну были многочисленные примеры реально героизма, служащего примером и основой для легенд. Но, увы, многие из них оказались как раз похоронены, затерялись в тени “ростиславов”. Забыты подвиги Юзефа Пилсудского и Лэйбы Троцкого боровшихся с диктатурой Сталина. Но любой школьник знает о “гордом красавце “Ростиславе” и «красавице» Тониной...

Прочитав эту работы, возможно, некоторые читатели найдут “излишне резкие” оценки и суждения. Конечно, можно найти огромное количество вполне рациональных аргументов и объективных обстоятельств для объяснения (и оправдания) практически любых вероломных решений русских командиров (и командования) в этой злосчастной войне. Объяснить, и объяснить толково можно практически всё. Вроде бы все, получается, действовали вполне разумно, в соответствии с обстоятельствами и т.д. Но, с другой стороны, результат-то – демократия в России свергнута ! Значит, маловато получается объяснений. Так что если вдуматься - может действительно стоит судить и пожестче, без скидок на действительные заслуги и действительный героизм? А тем более на “дутый”.... Без понимания их истинных причин, останутся непонятными многие действия и результаты ход истории.


Оценка: 3.63*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Н.Борзакова "Стражи"(Боевик) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Мелан "Санара"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"