Тонина Ольга, Афанасьев Александр: другие произведения.

Золотой экспресс

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Ольга Тонина. Александр Афанасьев.
  
   Золотой экспресс
  
   Пароход "Звезда Итела" зашлепал лопастями колеса по воде. Это был типичный речной труженик - малая осадка, корпус из гланского дуба, колесо сзади, две трубы, спереди двухэтажная надстройка из ронерской сосны с пассажирскими салонами. Публика путешествовала на нем по большей части небогатая, да и путешествием это было назвать трудно - несколько часов блуждания между рыбацкими поселками и поселениями золотоискателей в устье Дайнаби с посещением города Трайда, расположенного в вершине дельты реки.
   Чем примечательно устье Дайнаби? Прежде всего, огромной дельтой с неисчислимым количеством блуждающих песчаных островков, поросших буйными зарослями. Блуждают не только островки, но и протоки между ними, а также глубины - из-за огромного количества песка выносимого рекой в море. И поэтому точную карту устья составить невозможно - некоторые из островов размывает, некоторые соединяются друг с другом, некоторые смещаются в соответствии с ускорением Кориолиса в применении к Талару.
   Второй особенностью данной местности является золото, точнее золотоносные жилы, выходящие на поверхность в районе устья. Но об этой особенности люди узнали не сразу. Поначалу здесь селились из-за рыбы и труднодоступности мест для властей. Беглые крестьяне, преступники и прочий люд забирались в лабиринт островов подальше от чиновников, хозяев, полиции. Болотистые земли, тучи мошкары и сопутствовавшие данному сочетанию, не останавливали поток поселенцев, хотя нередко при эпидемиях эти края пустели.
   Однако, люди постепенно привыкли, обжились, выработали специфические навыки и обычаи, вроде домов на сваях и лодок вместо телег и все шло тихо и неспешно - провинциально. Шло, пока в устье не было обнаружено золото, положившее начало новой лихорадке - "золотой". Этой болезни поддалась и часть местных жителей, но не вся - рыбаки быстро смекнули, что разбогатеть на золоте лучше не добывая его, а перекупая или оказывая услуги ищущим халяву. Ведь без услуг местного населения, многое у больных "золотой лихорадкой" не заладится - и с острова на остров нужно переехать, и жить где-то, и есть что-то, да и золото находят не все и не сразу. А если не нашел, то что нужно делать вечером? Правильно, - выпить! За удачу завтра, за то, чтобы мошкара не заедала, да и просто - с горя.
   А еще государство смекнуло, что негоже пускать такое дело на самотек и взяло все под свой контроль. Появились перекупочные конторы, скупающие золото у старателей, причем цены в конторах были повыше, чем у частных перекупщиков - чтобы разорить последних. Земельку государство потихоньку огородило и стало свозить каторжников, дабы те участвовали в золотой лихорадке, отрабатывая свое содержание в виде пайка, цепей и охраны, ну и умирали от болотной лихорадки.
   Кое-кто из каторжан попробовал в бега удариться, только вот куда? Рыбаки - те блатных не любят - только прослышат о побеге - сразу настороже - чуть что - острогой в живот и на корм ракам в Дайнаби. Да и золотоискатели - люди не робкого десятка и тоже любят раков с пивом. И никаких адвокатов и правозащитников, что характерно! В этом и состоит прелесть монархии - все во имя и во благо одного человека! И даже если этот человек-монарх - тиран и душегуб, то монархия во благо его подданным, ибо защищает только одного преступника - все остальные вне закона и идут под нож.
   Да и куда бегущим бежать? Дайнаби стекающая с прилегающих гор в среднем и верхнем течении несудоходна, поэтому морского-речного порта в ее устье нет, да и неудобно порт делать - на лигу две от берега так мелко, что морским судам с их осадкой не подойти, пользуются баржами и лихтерами, а других способов связи с большой землей до недавнего времени не было. Когда же устойчивая связь с цивилизацией наладилась - порядок на каторге был уже наведен.
   Этим средством связи с большой землей стала железная дорога. По мере развития города выяснилось, что в прилегающих горах есть и железная руда, и медь и кое-что из каменьев - поселок в вершине дельты Дайнаби вырос в городок, а для вывоза руды построили железку. Тянулась она от Трайдера по крайнему левому берегу дельты реки около двадцати лиг, потом сворачивала вглубь материка. Большинство составов были смешанного типа - паровоз, три-четыре пассажирских вагона, десяток грузовых. Раз в месяц отправлялся "золотой экспресс".
   Назначением последнего была перевозка месячной добычи золота из Трайдера в столицу. Поначалу это был обычный поезд - паровоз, вагон с золотом, два вагона охраны, но после нескольких удачных нападений отчаянного лихого люда, поезд сделали блиндированным.
   Впереди "золотого экспресса" шла платформа со шпалами и рельсами, далее вагон с трехфунтовым орудием в носовой части и бойницами для ружей в бортовых стенках. За ним следовал вагон с пулеметом и ракетной установкой, далее паровоз, за ним штабной вагон-сейф, где перевозилось золото, за ними снова вагон с пулеметом и ракетами, вагон с трехфунтовкой в корме, и кормовая контрольная платформа. Орудия имели сектор обстрела 180 градусов, пулеметы и ракетные установки могли вести круговой обстрел. 65 солдат, пять офицеров. Данного экипажа было вполне достаточно для отражения нападения даже нескольких банд преступников. Почему состав называли блиндированным? Все его вагоны, в том числе и паровоз были обшиты железными листами с палец толщиной, что защищало экипаж поезда от пуль, картечи, шрапнели, а также от ядер полковой артиллерии. Конечно, корабельные или осадные орудия могли запросто проломить броню экспресса, но откуда им взяться на суше? Да и как их тайно доставить к железной дороге?
   Эта проблема мучила и шкипера "Звезды Итела" Лохматого Льда. Почему мучила? До приобретения своего парода, Лохматый Лед был неудачливым рыбаком, затем паромщиком, владельцем трактира, владельцем сети паромов. Ныне упомянули фразу про "карьерный рост", однако в Снольдере жили нормальные люди и перлами демократии головы не забивали.
   Лохматый Лед умел считать деньги. И свои и чужие. Расчеты показали, что пароход заменит несколько паромов и быстро окупится, так оно и оказалось, уже имелись деньги и на покупку второго. В пору бы радоваться, но...
   Бриллиантовый дым! Мааасква! Мааасква! Тьфу! Париж! Париж! Тьфу! Снольдер! Снольдер форевер! Увидеть столичный город со всеми его карамельно-глянцевыми витринами и пороками.... Это не скопища рыбацких хижин на болотах, и не халупы золотоискателей, и даже не Трайдер - город-склад. Короче - запала столичная роскошь в голову Лохматому Льду, и решил подняться быстро и сразу до столичного уровня.
   А как? Ответ прост - нужно много денег. А где их взять быстро и сразу? Ответ еще проще - только украсть (Лохматый Лед был циником и знал, что много денег сразу - это в любом случае нарушение закона). А где украсть? "Золотой экспресс!" Но как?
   Вот и ходил Лед, погруженный в серьезные думы... Ходил и "золотой экспресс" каждый месяц.
   Озарение пришло тогда, когда Лед увидел мальчишек, кидающих камни в морскую черепаху, заплывшую в устье Дайнаби. Камни отскакивали от ее панциря как пули от брони "золотого экспресса". А что если....? Ведь баржи перевозят железо! Почему бы не поднять железо из трюма на палубу? Обшить листами железа надстройку баржи, а во внутрь поставить морские орудия. Но как передвигаться по рукавам Дайнаби против ветра и течения? Лохматый Лед нашел ответ и на этот вопрос. Осталось найти исполнителей.
  
   * * *
   - Ракета эффективней против большой цели - толпы или строя. Стрелять лучше в центр или в передний край площадной мишени - ведь осколки ракеты и зажигательная смесь летит вперед в виде хелипса, поучал юного рядового Шедариса, старый сержант Тормакис.
   - Хелипса? - удивленно переспросил Шег.
   - Хелипса, бестолочь!!! Такая фигура в виде овала или яйца, только более научная и книжная.
   - А как стрелять? Залпом или поодиночке?
   - Если нет особых команд, то по собственному усмотрению - нужно осмотреть окрестности - если другие цели для ракет отсутствуют, то можно стрелять залпом, если есть другие групповые цели - то поодиночке - и начинать нужно с ближних.
   - А если ночью, и окрестности не осмотреть? - не унимался дотошный Шедарис.
   - Ночью есть командиры и другие, с осветительными ракетами. Если этих ракет нет, то мы - кормовая установка стреляем одной ракетой с горродельским огнем налево, а носовая бьет направо - это на какое-то время освещает поле боя.
   Шедарис кивнул и еще раз осмотрел и проверил ракетную установку. Корпуса ракет видимых повреждений не имели, фитили на ракетах сухие, кремни во всех спусковых механизмах присутствовали.
   Действовала установка просто - 4 спусковых механизма, аналогичных тем, что применяются в кремневых ружьях и пистолетах - кремень ударял по железу и высекал искры, от которых воспламенялся порох на железной полке, от пороха загорался фитиль ракеты, а дальше воспламенялись ее пороховые заряды. Ракеты были страшным оружием - и для чужих, и для своих. Точность и надежность у них была невысокая, но большой заряд пороха и шрапнели или зажигательной смеси причиняли немалый урон при попадании, и это склоняло военных в необходимости их применения. Надежность же... Единственный способ ее повышения - визуальный осмотр ракеты. Наличие трещин, вмятин и сильных царапин означало, что ракета подверглась удару и ее пороховые шашки имеют трещины. Трещины в пороховых шашках - это либо изменение траектории полета, либо преждевременный взрыв ракеты в воздухе или прямо на установке.
   Зачем же применять такое ненадежное оружие? Ракеты обладали способностью доставить большой боевой заряд до цели, при меньшей массе пусковой установки. Например 24-х фунтовое орудие весило в 20-30 раз больше ракетного станка, и если станок можно было перевести на обычной подводе, то для 24-х фунтовки требовалась дюжина лошадей. Поэтому с низкой надежностью свыклись, и стремились бороться путем подбора и обучения кадров. Отбирали в ракетчики добровольцев, но не всяких, а тех, кто проявлял склонность к дисциплине и порядку. Конечно же с течением времени королевская власть в Снольдере все чаще стала показывать свою гниль и вырождение династии - носить мундир военного становилось все менее модно, чем значок кауфюра, цирюльника, педикюриста, педераста или просто творческого интеллигента, но принципы набора в ракетчики оставались все те же, за небольшим изменением - в ракетчики, как и в армию стали набирать пришлых граждан из более бедных государств за право получения гражданства, ибо своя снольдерская молодежь все больше мечтала о голубом трико и чем-то теплом в заднице, чем о романтике военной службы.
  
   * * *
   Они сидели в таверне "Якорь в ягодицах", когда к ним подошел этот невзрачный человек. Загрубевшие руки в шрамах выдавали в собеседнике рыбака, но бывшего рыбака, ибо загрубелости были какими-то затертыми, и человек, в последнее время явно вел более комфортный образ жизни.
   Его предложение было очень рискованным - такую цену за работу просто так не предлагают. Слишком большие деньги - слишком большой риск, хотя Лохматый Лед, если это, конечно же, его настоящее имя, уверяет что риск обычный, а высокая цена - плата за молчание.
   Согласиться, или продолжить торчать в этой дыре в ожидании фрахта на перевозку какой-нибудь сельди в бочках? Так ведь и этот фрахт наверняка перехватит кто-то из местных, имеющий свой нештатный источник информации!
   Видимо придется согласиться, ибо делать абсолютно нечего, деньги заканчиваются, команда начинает роптать на невезучесть капитана.
  
   * * *
   Чари видела, как озарились лица команды, после заявления ее мужа о том, что им предложена работа с риском. Даже его слова о том, что подробности они узнают только выйдя в море, ничего не изменили в настроении команды - да, речь идет о противозаконном мероприятии, но не о бесчеловечном - то есть они кого-то будут грабить, а не кого-то убивать. Хотя одно с без другого наверняка не обойдется - вряд ли будущие жертвы согласятся отдать свои деньги.
   Только вот что грабить? Банк в порту? Корабль с грузом золота? Но в портовых банках расписок больше чем золота, и это известно даже самым тупым провинциалам и деревенщинам, а "золотые транспорты" - по своей сути линейный корабли с двумя-тремя палубами орудий, плюс эскорт из фрегатов и паровых крейсеров - тут нужен флот, а не их жалкий бриг.
   Так или иначе, но они дали согласие, и через пару дней приняли на борт несколько странный груз - железные плиты и бревна, а затем вышли в море. Наниматель покинул их еще в порту, заверив, что встретит на месте. Мог бы и не уверять - не встретит - они продадут его груз, и заработают деньги. Но что-то подсказывало Чари, что встретит. Иначе из-за чего весь этот сыр бор? И для чего он оставил такой толстый пакет инструкций?
   До устья Дайнаби они не дошли, а свернули к Архипелагу Малого Кракена, и вскоре бросили якорь в бухточке одного из многочисленных необитаемых островов. А затем стали выгружать полученный груз на берег. И не просто выгружать, а в соответствии с полученной инструкцией заниматься строительством чего-то весьма и весьма странного.
   По виду это напоминало крышу здания. Длиной около шестидесяти шагов. Стропила, каркас, опорные стойки, деревянная обшивка, металлическая кровля. Кровля вот только была странная - в палец-два пальца толщиной. Словно бы должна защищать не от дождя, а от ливня свинцовых пуль. Имелись в этой крыше и окна - по восемь штук с каждой стороны. Точнее, не окна, а бойницы, ибо им пришлось выгрузить с брига орудия и затащить под эту крышу.
   Для чего это? Никто не знал, а всю информацию Лохматый Лед обещал рассказать только по прибытии их в устье Дайнаби. Не менее странным оказалось и то, что согласно составленной нанимателем инструкции они несколько раз собирали и разбирали данное сооружение, стремясь уменьшить временные нормативы его сборки. Им потребуется собрать это быстро?
   После третьей сборки крыши, на которую ушло трое суток - требуемый результат был достигнут, и они аккуратно стали загружать все детали в трюм брига. А дальше - снова в море - к месту, где они наконец все узнают. И наконец, Чари заметила, как на горизонте показались горы, и устье Дайнаби с желтоватой полоской мелководья. Что дальше?
  
   * * *
   Свой второй пароход, Лохматый Лед стал строить так же как и первый - из плоскодонной речной баржи, установили машину, гребные колеса, стали стелить палубу, но... Кто-то ночью поджег баржу, и чтобы она не сожгла портовые строения, Лохматый Лед отволок ее на буксире в один из рукавов дельты и затопил. Поговаривали о конкурентах из Трайдера, но кто это мог быть? Никаких признаков конкуренции в бизнесе у Лохматого Льда не было. Или это кто-то из разорившихся паромщиков? Или еще не разорившихся? Люди судачили, но правда так и не выплыла наружу. Местная полиция особого рвения не проявляла, а погорелец помалкивал, видимо боясь, что сожгут "Звезду Итела". А тут еще бриг на внешнем рейде появился, с недостающими частями сгоревшего парохода. Груз с него Лохматый Лед выгрузил с помощью команды самого брига, видимо не доверяя никому из местных, после случившегося. Бриг ушел ночью. По крайней мере, на рассвете его уже не было.
   * * *
   Бриг ушел, но не в море, как думали обитатели дельты Дайнаби. После выгрузки генерального груза, его осадка значительно уменьшилась, и Лохматый Лед, знавший глубины в устье реки, провел его через лабиринт островов к назначенному месту стоянки. Предварительно на бриге сняли стеньги, дабы они не выдавали его местонахождение, торча из зарослей.
   Именно тогда, Чари и все остальные узнали, для чего они столько возились с этой железной крышей. В бухточке стоял недостроенный пароход. Это был второй пароход Лохматого Льда, и он назывался "Принцесса Снольдера". Официально пароход числился сгоревшим, и затонувшим. Но только официально. Тот пожар был сымитирован владельцем, путем поджигания кусков промасленной ветоши на разложенных на палубе железных протвинях. Также было использовано несколько бочек с чем-то горючим внутри.
   Никто из свидетелей пожара ничего не заподозрил - помогать тушить безвозмездно, желающих не было, а взятие "Принцессы Снольдера" на буксир, осуществлял сам владелец лично, "случайно" оказавшийся рядом со своим горящим пароходом. А как же затопление парохода? "Горящий" пароход был отбуксирован подальше от глаз людских, и Лохматый Лед лично перешел на его борт. Он сбросил за борт горящую ветошь, превратив "Принцессу Снольдера" в неосвещенный объект, пришвартовал "погорельца" к деревянному пирсу, и вернулся на "Звезду Итела". Кроме рулевого, находившегося за штурвалом, никого из команды на палубе не было. Рулевой после утопления горящей ветоши ничего в темноте не видел, и воспринял эмоциональный рассказ Лохматого Льда, вернувшегося в рубку, о том, что тот лично в дыму и пламени открыл кингстоны, за чистую монету.
   А теперь на "сгоревшем" пароходе начались авральные работы. Вначале команда брига собрала на палубе парохода каркас из бревен. Бревна были диаметром примерно в локоть. Затем каркас обшили досками с двух сторон, а промежуток между досками заполнили брусьями - Лохматый Лед решил, что одной железной защиты будет мало, и нужна еще деревянная подложка. Наконец настала очередь и железных плит и корабельных орудий. Идею Лохматого Льда, весь экипаж брига счел изящной, и по мнению всех участников, их шансы были очень высоки. Конечно, жертвы среди команды будут, но ведь на то и риск!
  
   * * *
  
   Существовали и другие нюансы военной службы, о которых новобранец Шедарис не догадывался. Рыба, как известно гниет с головы, и разруха в головах правителей постепенно стала отравлять тех, кто находился на нижних уровнях власти. В Трайдере выяснилось, что в штабном вагоне, помимо экипажа поезда находились женщины. Обычные шлюхи, с которыми господа офицеры весело проводили время по дороге за золотым грузом, и кажется, намеревались веселиться и всю обратную дорогу. На наивный вопрос, заданный сержанту Тормакису, тот зло сплюнул и процедил:
   - Демокрацу, цивилизацу, гаубица им всем в зад! Измельчал народец! Запомни рядовой - таких, как эти первыми и убивают, ибо потеряли господа охфицеры нюх на опасность...
   Шедарис уже впоследствии узнал, что несколько заблуждался насчет шлюх. Это были не шлюхи, а какие-то снольдерские поэтессы и бардессы, правда использовали их не как поэтесс и бардесс, а как самых обычных шлю.х
   Впрочем, это уже неважно, так как "золотой экспресс" готовиться к отправлению - золото погружено, уголь и провизия тоже. Золото - три сотни кожаных опломбированных мешочков, в каждом из которых, по сорок фунтов веса. Ну и шампанское для шлюх, точнее поэтесс. Потом был обед, затем сиеста, а затем "Золотой экспресс" тронулся в путь.
   Дорога, как уже говорилось выше, пролегала между крайним левым рукавом дельты Дайнаби и горами. Чтобы полотно не было смыто в море или реку, берег был укреплен сваями и облицовкой - некое подобие речного канала. Подобие, потому что второй берег не был облицован.
   И это случилось именно на этом участке пути. И именно в вахту Шедариса.
  
   * * *
  
   Водотрубные паровые котлы на Таларе еще не изобрели, а огнетрубные, как известно, требуют времени и терпения. Примерно за сутки до часа "Ч" была начата растопка котла. Поначалу в течении нескольких часов жгли дрова, добиваясь постепенного прогрева всех механизмов арматуры, после чего перешли на уголь. Уголь для операции, Лохматый Лед прикупил высшего качества, практически бездымный, по земным стандартам - "кардифф".Наконец, экипаж брига загрузился в "Дайнабского Кракена" (так теперь именовался блиндированный пароход) и отдал швартовые.
   Сам автор идеи, снабдил мужа Чари подробнейшей картой устья Дайнаби и в акции не участвовал - ему требовалось алиби. Под броневым корпусом было душно и жарко, но никто этого не замечал - бриллиантовый дым!!! Предвкушение огромной добычи заставило забыть обо всех неудобствах. Чари относилась ко всему с рано нажитым цинизмом - она знала, что большая часть участников акции, спустит свою добычу в первом же порту - выпивка, шлюхи, карты. И размер добычи тут никакой роли не играл. Сколько не давай денег - все спустят!
  
   * * *
   Обратный путь с золотым грузом был не такой противный, по крайней мере начало пути. Слева были горы, справа река, между ними, в узкой полосе проходила по насыпи железная дорога. Насыпь была невысокой - около уарда-двух от уровня воды. Понятное дело, что на этом участке скорость движения приходилось снижать. Ветер дул с гор и благоприятствовал несению дозорной службы - его относило в сторону реки, а не на кормовые вагоны. Это препятствовало наблюдению за речной протокой, но сторона гор считалась более опасной - подорвав несколько бочек с порохом, можно было вызвать небольшой обвал, который перегородит дорогу, а там...там экипажу "Золотого экспресса" придется принять бой. А река? Слишком мелкая для морских судов и слишком узкая для маневра. Лодки же и катера блиндированному поезду не страшны, даже если их оснастят легкими орудиями.
   Именно поэтому Шедарис и прозевал появление странного объекта на реке - откуда-то из протоки выскочил зеленый остров длиной около шестидесяти шагов и дымя трубами лег на параллельный курс. Впрочем, дымил он не сильно - меньше их паровоза, да и не всеми трубами, а только двумя из трех - теми которые поменьше и цилиндрической формы. Третья труба была квадратного сечения со стороной примерно в человеческий рост и из нее ничего не дымило и не парило.
   Но, не зря сержант Тормакис вдалбливал в голову новобранца прописные истины. Одна из таких истин гласила: "Если тебе что-то непонятно в карауле - стреляй на поражение, а потом разбирайся!".
   И Шедарис расстегнул защелки кожуха, отбросил его половинки в сторону, а затем развернул ракетную установку в направлении странного островка и нажал на спусковые крючки. Матчасть была в строю и все четыре ракеты с вонючим шелестом и дымно-огненным шипением, с полусекундными интервалами ушли в направлении цели.
   Точности залпа мог бы позавидовать старый сержант - три ракеты из четырех попали в цель. Первая зажигательная, с горродельским огнем ушла с перелетом и ударила в противоположный берег протоки. Вторая фугасная ударила в остров и взорвалась. Взрыв расшвырял в сторону ветки, и обнажил что-то большое и железное. Третья и четвертая ракеты с шрапнелью ударили в наклонные стенки острова и смели с его стальной поверхности остатки зеленой маскировки. Сама шрапнель, как догадался Шедарис по ее вою, никакого вреда стальному чудищу не принесла, а только разозлила.
   Ожили пулеметы "Золотого экспресса", поливая стальную плавучую черепаху свинцом, но было ясно, что этому чужаку их пули, что слону дробина.
   Следом за пулеметами заворочалась носовая ракетная установка и пушки "Золотого экспресса", но на этом его везение закончилось - по борту стального чудища пробежала цепочка вспышек, и Шедарис мог поклясться самим Симарглом, что это не фонарики пляшущих обнаженных лесбиянок, а вспышки орудий, причем явно крупного калибра. Он вместе с сержантом Торакисом, пытался в этот момент установить новую ракету на станок. Их полет с крыши вагона на горный склон оказался очень внезапным, скоротечным и болезненным - они упали на кусты какого-то колючего кустарника, кажется снольдерского барбариса необыкновенного. Необыкновенность этого барбариса и заключалась в особо крупных размерах шипов по сравнению с другими видами барбариса. Однако благодаря кусту они уцелели, хотя их мундиры превратились в кровавые лохмотья. А вот пулеметчику повезло меньше - ему куста не досталось, и он пораскинул своими мозгами по каменистому склону.
  
   * * *
   На вооружении "Дайнабского Кракена" имелось восемь орудий - четыре 36-фунтовых длинноствольных пушки и четыре 36-фунтовых карронады. Все они были установлены на левом борту корабля, для компенсации нагрузки, на правом борту был закреплен балласт. Главная роль отводилась длинноствольным 36-фунтовкам. Охрана "Золотого экспресса" оказалась на высоте и первой открыла огонь, однако изначальные расчеты Лохматого Льда были верными. Поэтому, хотя у Чари и других матросов ушла душа в пятки, когда на крыше разорвалась ракета, а следом за ней ударила шрапнель и с воем ушла вверх, ничего кроме пыли, посыпавшейся с подволока, непосредственно на экипаж корабля не попало. Все были на месте и все были живы. И в ответ грянул бортовой залп "Кпакена".
   Два ядра попали в паровоз. Первое угодило в тендер и застряло в угольной куче, а второе... Второе пробило броню и угодило в котел, который как и на пароходе был огнетрубным. А что происходит когда смешивается вода и пламень? Вскипание воды, расширение образующегося пара и разлет составных частей котла по окрестностям. От этого взрыва пострадали и соседние вагоны, но прежде чем говорить о последствиях взрыва котла договорим о последствиях бортового залпа. Вторые два ядра попали в штабной вагон. Сила их удара была такова, что стальные листы встретившей их брони вначале согнуло, а затем сорвав с крепелений внесло внутрь вагона, превратив одно из спальных помещений в братскую могилу, а также расширив дверной проем в несколько раз.
   Карронады били ядрами и картечью, били в упор с тех же десяти-пятнадцати шагов. Начальная скорость их ядер меньше, чем у длинноствольных орудий, поэтому их ядра брони не пробили, хотя и погнули, а также частично сорвали листы с креплений, а следом за ядрами ударила картечь. Пара картечин попавших в амбразуры погоды не делала, а вот эффект от тех, которые ударили о броню... Представьте себе - едете вы едете, никому не мешаете, а тут как.... Вас сбрасывает с койки, звон, лязг, грохот дым и огонь, а следом еще один взрыв, который валит на палубу тех, кто успел встать на ноги - взрыв паровозного котла. Именно этим взрывом и сбросило Шедариса с сержантом на землю - их вагон был отделен от паровоза штабным вагоном.
   Штабному вагону повезло меньше - в его носовую стенку ударила масса угля из тендера, впрочем, в носовой части и так уже не было живых - туда угодило пушечное ядро. Еще меньше повезло носовому ракетному вагону - один из разлетающихся обломков паровоза воспламенил ракеты на станке, и они взорвались. От взрыва ракет продавило бронированную крышу вагона, и туда полетела шрапнель из боеголовок взорвавшихся ракет, а горродельский огонь залил все это дело сверху, воспламенив и носовой пушечный вагон. Стрелки носового вагона погибли практически сразу, комендоры прожили чуть дольше - на секунду или две, пока от пожара не рванули погреба носового орудия.
   А как же корма? В корме "Золотго экспресса" кое-кто очухался, но пулемет и носовую ракетную установку снесло взрывом, и из вооружения оставались только ружья и кормовое орудие. Именно из этого набора и стали огрызаться остатки экипажа блиндированного поезда. Но нападавшие не сидели сложа руки - новый залп 36-фунтовых орудий вскрыл броню кормового ракетного вагона, а картечь превратила его защитников в фарш.
   "Золтой экспресс" остановился. Остановился и "Дайнабский Кракен". Остановился так, что его третья труба, квадратного сечения оказалась напротив штабного вагона. Как только это произошло, труба стала заваливаться в сторону поезда и в итоге легла на землю. Ее верхний край оказался аккурат напротив пролома в борту штабного вагона, в том месте, где когда-то была дверь.
   Стрельба нападавших стала реже, и они перешли на картечь, которой били из двух кормовых карронад по кормовому артиллерийскому вагону. Комендоры "Золотого экспресса" стреляли метко, но трехфунтовые ядра отскакивали от корабельной брони, оставляя на ней лишь царапины. Так продолжалось минут пять-шесть, а затем неизвестный корабль стал отходить в сторону, увеличивая расстояние между собой и Бергом. При этом, квадратная труба, опущенная на берег, осталась лежать на берегу. Еще пара минут, и бронированный пароход, увеличивая скорость рванул вперед по реке, а затем нырнул вправо в один из рукавов дельты. На месте боя установилась тишина, традиционно нарушаемая нецензурными и антимонархическими выкриками раненых и умирающих....
   * * *
   Странная манипуляция с квадратной дымовой трубой, которую произвел экипаж "Дайнабского Кракена" была ключевым моментом всей операции. Эта огромная труба по своей сути была крытым абордажным мостиком, который опускался на берег с помощью паровой лебедки. Она была изготовлена из листов железа толщиной с палец, и по мнению Лохматого Льда должна была защитить от ружейного огня. Но эта предосторожность была излишней, так как шкипер "Звезды Итела" не учел психологии. Что дело, до какой-то там трубы, когда вот он враг - стреляет из бронированных амбразур! И по этой причине никто по трубе не стрелял, что было на руку абордажной команде, устремившейся на штурм штабного вагона.
   Впрочем, штурм - сказано слишком громко. Трое полупьяных полуодетых деморализованных офицеров и четыре полуобнаженных полутрезвых девицы среди кучи бутылок и кучи истерик. А тут вооруженные до зубов нападавшие в масках! Никто и пикнуть не успел. Офицеров оглушили и связали, а девиц... Тут капитан брига проморгал - не в плане того, что женщин начали тут же насиловать - они и так блудом занимались до их прихода, а в плане того, что их уволокли на "Дайнабский Кракен" вместе с золотом. Для перевозки последнего, Лохматый Лед оснастил экипаж брига небольшими тачками. Золото оказалось легко доступным - у вагона после боя уцелело две стены и крыша, и перевозка добычи произошла быстро и без каких-либо проблем. Как только, сейфы вагона были выпотрошены, ударами кувалды выбили штифты крепившие абордажный мостик к крыше парохода, и "Дайнабский Кракен" стал выполнять маневр отхода по намеченному маршруту. Потерь среди личного состава не было. Наоборот - экипаж пополнили четыре полутрезвых полуобнаженных поэтессы, впрочем, это другая тема, а "Дайнабский Кракен", сделав свое черное дело, спешил к месту стоянки брига.
  
   * * *
   Сержант Тормакис не верил в чудеса, о чем и поведал рядовому Шедарису, когда бой стих. А стихло очень скоро - рявкнула кормовая трехфунтовка, раздались ружейные выстрелы и все. И действительно, бой закончился по весьма прозаичной причине - нападавшие изъяли главный груз "Золотого экспресса" и смылись. До Трайдера было не меньше десяти лиг, до других населенных пунктов и того больше, поэтому Шедариса и Тормакиса отправили пешком по шпалам в сторону Трайдера, дабы там они вызвали подмогу. Тормакис был старым воякой, и использовал этот пеший поход для продолжения обучения рядового суровым премудростям военной науки.
  
   * * *
  
   Факт наличия женщин на борту вскрылся только тогда, когда "Дайнабский Кракен" пришвартовался к бригу. И факт этот был весьма неприятен. Если бы речь шла об обычном пиратском набеге, то командир брига смирился бы с нахождением женщин в составе добычи, хотя Чари его бы за это наверняка съела живьем или ежеминутно пилила бы на части, как это умеют делать женщины. Но это не пиратский набег! Это практически коронное преступление! Шутка ли - ограбить "Золотой экспресс"! Сотни ищеек будут носом рыть землю по всем портам и гаваням. И куда этих чертовых баб девать????. Ведь проболтаются в первом же порту! А там - виселица всему экипажу, церемониться не станут.
   Но и за борт командир брига выкинуть женщин не мог, ибо при всех своих недостатках душегубом не был. Одно дело убить в бою, а другое дело вот так...
   Проблема была неразрешимой, и ее оставили на потом. Например, можно было продать этих женщин в гарем, если конечно же их возьмут....
   А пока с борта "Дайнабского Кракена" через снятые листы бортовой обшивки перегружали обратно на бриг корабельные орудия и захваченное золото. Часть матросов набирала пресную воду в бочки, которые складировались на крыше "Дайнабского Кракена". Туда же грузились и бочки с сельдью. В этом была еще одна хитрость Лохматого Льда. Без груза бриг будет иметь плохие мореходные качества и до порта назначения в плохую погоду без балласта дойти не сможет. Для повышения его мореходности его нужно вывести с мелководья на глубокое место и загрузить по ватерлинию. Грузить лучше с того же "Кракена" и грузить не балласт, а полезный груз, который выполнит роль прикрытия. К моменту окончания погрузки солнце уже закатывалось за горизонт, а тени были традиционно длинными, как половые члены в порнографических сериалах. Все вокруг стало темнеть и терять четкие очертания. Пора!
   "Дайнабский Кракен", к борту которого был пришвартован бриг устремился вниз по течению. Чари стояла рядом с мужем и наблюдала, как исчезает розовый цвет из спектра окраски неба и моря. Впереди у них еще путь через отмели, ночная погрузка бочек, и только потом - море! И эту селедку они должны будут доставить по назначению, но это будет уже в море, среди соленого воздуха, а не среди этих буйных зарослей и комаров размером с воробья!
   А еще эти чертовы бабы! Что-то темнит муженек! Так поглядывал на этих шлюх! Не спроста! Огреть его, что ли чем-то тяжелым между лопаток? Или утопить этих девиц вместе с "Кракеном"?
   * * *
   В городе Трайдере, после известия о случившемся с "Золотым экспрессом" традиционно поднялась традиционная паника. Кое-кто из местных чиновников ударился в бега, кое-кто повесился, другие начали жечь архивные документы. Оно и не мудрено - понаедут комиссии из столицы и начнут проверять все и вся. Может и не найдут признаков соучастия в происшедшем, но за растрату казенных средств или присвоение коронного имущества взгреют по полной, причем без амнистии и перевода на другую руководящую работу ибо ситуация такая. ЧП королевского масштаба! В этих случаях принято наказывать не только виновных, но и кого попало - по разнарядке - 100, 200, 300 человек. А сводном акте расследования напишут про коррупцию, халатность и преступность поразившие все эшелоны власти. Точнее сказать не эшелоны, а кабинеты, ибо про эшелоны на Таларе никто никогда не слышал.
   В панику, впрочем, ударились не все. Нашлись те, кто схватился за ружье и возжелал поучаствовать в охоте на стальную морскую черепаху. Именно этих людей и вызвался доставить Лохматый Лед на своей "Звезде Итела". Но по пути к месту, его пароход с размаху сел на одну из необозначенных мелей и погоня сорвалась. Тормакис с Шедарисом, доложив местному начальству, ловили момент и отмокали от пережитого в трактире "Четыре якоря в ж...". На трактирной вывеске была изображена обалденная русалка с огромным задом из которого эти якоря и торчали как роза ветров. По мнению Тормакиса, главным для них было сейчас - переждать. Во время паники и спешки принимаются категоричные и необдуманные решения вплоть до расстрелов каждого второго и повешения каждого первого. Вот утихнет все - тогда и предстанем под светлые очи оставшегося начальства.
  
   * * *
  
   Закончена погрузка бочек на борт. Дело осталось за малым - извлечь пленниц из трюма "Кракена" и перевести в трюм брига с повязками на глазах. В кормовой трюм, рядом с каютой капитана, к явному неудовольствию Чари. Котлы на пароходе остывают, швартовые обрублены, в трюме заложены бочки с порохом и фитилем, рассчитанным на два часа. За это время бриг уйдет достаточно далеко и встретит рассвет в открытом море. Примерно на рассвете догорят фитили и взрывы разворотят подводную часть "Дайнабского Кракена", отправив его на дно. Было что-то грустное в этом моменте. Никакой корабль не заслуживал такой короткой жизни. Тем более этот...
   Бриг скользил по ночному морю, когда все вокруг озарилось ослепительным белым светом. Свет бил с неба со всех сторон, и пока капитан, Чари и матросы пытались к нему привыкнуть и хоть что-то разглядеть в ослепительной мгле, на свежедраенную палубу спустились люди в серебристых комбинезонах и направились на мостик.
   - Где четыре женщины, которых вы загрузили на борт брига в дельте реки? - задал вопрос один из "серебристых".
   Указанных девиц, так кстати говоря и не протрезвевших, быстренько извлекли на палубу и передали незнакомцам. Задававший вопрос осмотрел девушек и презрительно хмыкнул. Кивок своим спутникам и те уволокли полуодетых поэтесс в белые лучи света.
   - Это вам за спасение! - снова прозвучал голос незнакомца, за которым последовал звук падения на палубу чего-то явно набитого большим количеством металлических кружочков из желтого металла.
   И морскому ежу было ясно, что слова "за спасение" означают на самом деле "за молчание", ибо из уст уходившего "серебристого", Чари явно расслышала обрывки фраз "шлюхи малолетние", "долбанная золотая молодежь", "поубивал бы соплячек!", "была б моя воля, тут бы их и оставил!".
   Снова тайны небожителей! Что им неба своего мало? Хотя... Хотя Чари была счастлива - женщины на бриге ей ни к чему! Так что это она должна была произнести "за спасение!". Спасение ее, Чари, от ревности и подозрений.
   * * *
  
   Расследование по факту ограбления "Золотого экспресса", проведенное королевской комиссией вскрыло многочисленные факты нарушений в работе государственных и муниципальных учреждений Тайлдера. Виновные, как водится в таких случаях, были наказаны. Действия экипажа "Золотого экспресса" получили высокую оценку и все выжившие были награждены орденами и медалями. Как это водится самые высокие награды получили полупьяные и полуголые офицеры, уцелевшие в штабном вагоне, а также высокопоставленные работники военных министерств и ведомств. О девицах не было упомянуто ни слова, ибо таково было личное указание наместника Императрицы в Снольдере.
  
   * * *
  
   Золото, за вычетом гонорара, муж Чари доставил по назначению, и положил в указанные Лохматым Льдом банки на указанные имена и счета. В том, что это произойдет, Лохматый Лед не сомневался - слишком высоки были ставки, чтобы обманывать компаньона, и слишком рискованная была игра. Да и в людях он разбирался и умел отличить человека своего слова от подонка и лжеца.
   А как же "Дайнабский Кракен"? Двухчасовой фитиль, как это и положено прогорел за полтора часа, правда за это время пароход почему-то сорвало с якоря и понесло в открытое море. Там он и рванул, поблескивая стальным панцирем в лучах восходящего солнца на глазах у торгового ганзейского каравана. А затем погрузился в морскую пучину, породив в глазах и умах изумленных ганзейцев миф о Дайнабском Морском Змее, чья голова размером в семьдесят локтей.
   Естественно, что донесения об этом происшествии попали и в Восьмой Департамент, однако Гаудин отправил их в архив с пометкой: "Никакой магии. Бронированный пароход". Сам он был отмечен благосклонностью канцлера за успешный розыск четырех юных фрейлин Императрицы, которые решили поискать на известное женское место приключений внизу, на грешной земле.
   Глядя на Канцлера, вручающего ему орден, Гаудин понял, что и Канцлер был не прочь удавить собственноручно этих фрейлин, но одна из них была его племянницей, а родня так слезно просила... Достоверно известно, что юным развратницам сделали внушение весьма непедагогическим способом, применив магические розги, но это, к теме рассказа отношения не имеет.
  
   * * *
  
   Стоила ли эта рискованная игра свеч? По мнению Лохматого Льда стоила. Полгода он занимался извозом на "Звезде Итела", а затем продал ее и подался на Большую Землю. Там он приобрел первый пароход и занялся каботажем по Ителу. Через год ему "повезло" в карты и он приобрел на "выигрыш" два парохода. Дальше -больше. Украденное золото он вкладывал в дело постепенно, чтобы не вызвать подозрений. Через несколько лет он был владельцем небольшой пароходной компании, а к моменту прибытия Сварога на Талар, был одним из крупнейших судовладельцев. Достаточно сказать, что тот, шикарный пароход, на борт которого поднялись Сварог и Мара, в каюте которого Мара соблазнила своего командира, принадлежал Лохматому Льду.
См. далее: Ительский папа
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"