Тонина Ольга, Афанасьев Александр: другие произведения.

Битва за Мурманск. "Особая папка" Уинстона Черчилля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:


   Ольга Тонина. Александр Афанасьев.
  
   Битва за Мурманск. "Особая папка" Уинстона Черчилля.
  
  
   На фоне истерии нагнетаемой правительством Польши 1 сентября 2009 года о мирном договоре между СССР и Германией, подписанном в 1939 году, совершенно незамеченными оказались другие, более интересные события. Британское правительство рассекретило так называемую "Особую папку" Уинстона Черчилля, в которой содержались материалы о причинах отставки в 1940 году премьер-министра Великобритании, лауреата Нобелевской премии мира Невилла Чемберлена, а также материалы, объясняющие многочисленные странности боевых действий в Норвегии в апреле-мае 1940 года. Вниманию читателей представляются документы, содержавшиеся в "Особой папке" Уинстона Черчилля.
  
  
   Документ N 1. Страницы, изъятые специальной комиссией из дневника вице-адмирала Уайтворта.
  
   "Вызов в Лондон был внезапным и срочным. Пришлось вопользоваться гидросамолетом с "Уорспайта" - по-другому я просто не успевал. Слава богу, что в Лондоне меня уже ждала верная Мэри Хопкинс из Вспомогательной службы ВМС. Ждала вместе с моим "Бентли".
   За полгода войны я уже привык к ее странным сухопутным реалиям. Скажи мне кто еще год назад, что матрас из моей спальни будет выставлен на всеобщее обозрение всей Англии - я бы очень неприлично рассмеялся. Скажи мне кто, что матрас будет не просто выставлен для публичного обозрения, а будет привязан к крыше моего "Бентли", я бы порекомендовал этому человеку хорошего психиатра.
   Однако именно это и происходило! Все легковые автомобили Великобритании украсили свои крыши матрасами. Причина банальна - более лучшей защиты от осколков авиабомб и зенитных снарядов никто придумать не смог.
   Но уж совсем дикостью было то, что при выходе из салона "Бентли" руку для помощи подавала мне леди! Не я подавал руку леди, а она мне! Верная Мэри Хопкинс. Увы, это тоже были суровые реалии войны. Призыв в армию выявил нехватку мужчин на островах, и их место заполнили женщины. Поначалу это было дикостью, но затем все к этому привыкли. Тем более, что как выяснилось, женщины делали свою работу тщательней и старательней мужчин.
   О причинах срочного вызова к премьер-министру я не знал. У него в кабинете я обнаружил еще и Первого Лорда Адмиралтейства - Уинстона Черчилля. Настроение сразу упало. Черчилль был слишком эксцентричен, и постоянно мешал Королевскому Флоту своими безумными идеями. Одна операция "Катрин" чего стоит! Отправить половину флота на Балтику для борьбы с перевозками шведской железной руды в Германию! Слава Богу, что эту безумную идею в итоге замотали и похоронили. Но что ждет меня сейчас?
   На столе у Чемберлена лежала огромная карта с Британскими островами и Скандинавским полуостровом.
   - Присаживайтесь сэр! - сухо бросил мне премьер-министр.
   Я сел в тяжелое кожаное кресло и взглядом дал понять, что готов. И Чемберлен начал:
   - Я знаю, что вы, моряки не любите политику и политиков, но... Ситуация складывается тяжелая. Из-за несогласованности позиций по вопросу нашей помощи Финляндии и объявления войны СССР мы упустили время и Финляндия капитулировала не дождавшись нашей помощи. Из-за возникшего парламентского кризиса Даладье ушел в отставку. Пришедший ему на смену Рейно - малоопытен и импульсивен. Из-за его эмоций и реакции прессы на его высказывания кризис может случиться и у нас.
   Нет, сэр, вы не подумайте, что я цепляюсь за кресло премьер-министра - дело не в этом! Дело в сохранении жизней наших соотечественников. В случае моей отставки наиболее вероятной кандидатурой на мой пост является Мосли. Его откровенно фашистские взгляды и желание сотрудничать с Гитлером известно всем. И у него много сторонников. Можно сказать, что Англия сейчас балансирует на краю пропасти. Почему пропасти? Объясню. Прежний сценарий примирения с Германией основывался на нашей помощи Финляндии и авиаударам по Кавказу. Предполагалось задействовать контингент до 100 тысяч человек, высадив его в Мурманске. 100 тысяч человек и не более того! Остальное должен был проделать Гитлер со своей сухопутной армией.
   Избрание же Мосли приведет к тому, что ВСЯ британская армия отправится на Восточный фронт для войны с большевиками. Потери будут в 5-6 раз выше! И не только людские - Мосли обожает Гитлера, и ради него пойдет на политические и территориальные уступки. Вы понимаете к чему я?
   Я ответил:
   - Вы намекаете на то, что мы начнем операцию против Советов без повода в виде защиты Финляндии?
   - Да, - ответил премьер-министр, - Это наше единственный шанс удержать ситуацию под контролем и заключить мир с Германией. Это даст нам возможность направить агрессию Гитлера против большевиков. Увы, мы ошиблись с Польшей. Ее политическое и военное руководство было либо невменяемо, либо состояло в каком-то сговоре с Гитлером, ибо ничем другим факт столь быстрого распада и развала польского государства и армии ничем не объяснить. Кстати, повод для начала войны против Советов можно будет найти. Например, борьба за освобождение территории Польши, оккупированной большевиками. А можно и без повода. Даже лучше. Ввяжемся в конфликт без объявления войны и подождем, пока в него ввяжется Германия. А потом решим, что делать дальше.
   - Вы подразумеваете схему, примененную в прошлом году японцами?
   - Да, сэр Уайтворт.
   - Моя задача?
   - Задача у Вас, сэр, очень простая и одновременно сложная. У нас есть определенный контингент, погруженный на лайнеры. Контингент предназначался для переброски во Францию. Британцы, шотландцы, французы, поляки. Примерно 14 тысяч человек. Этих людей мы отправим в Норвегию. Без всякой подготовки и планирования ибо на них нет времени. Мы и так опоздали - нам пришлось пойти на определенные договоренности - Германия собирается 9 апреля оккупировать Норвегию - Гитлер нам не доверяет. Ваша задача - 10 апреля атаковать и уничтожить флот большевиков в Кольском заливе и высадить первую волну десанта.
   - Десятого апреля? - переспросил я.
   - Да.
   Я посмотрел на карту. Взял лежащую на ней линейку и карандаш. Провел длинную линию до полуострова Рыбачий, и короткую линию до входа в Кольский залив. Замерил расстояние и пересчитал сухопутные мили в морские. Черт! Времени в обрез! Транспорты со скоростью хода меньше пятнадцати узлов нужно оставить. Даже с шестнадцатиузловой! Хотя в принципе... Если прямо сейчас отправиться в порт, сесть на гидросамолет... Можно успеть! О чем и сказал премьер-министру и молчаливо сидевшему Уинстону Черчиллю.
   - Отлично! - на лице Чемберлена появилась улыбка и надежда, - Тогда прямо сейчас и отправляйтесь...
   Верная Мэри Хопкинс гнала "Бентли" с сумасшедшей скоростью. Она, в отличие от супруги понимала меня с одного взгляда. На пирсе она помогла мне выйти из машины и порывисто сжала мою руку. Ее взгляд говорил: "Я буду ждать твоего возвращения!". Да, война рушит не только окопы, но и судьбы людские. Как сложатся наши отношения по ее окончании?
   Однако в путь! Импровизировать пришлось на ходу. Походный ордер конвоя, охранение, главные силы, авангард. Наконец все наладилось. Корабли шли заданным курсом и заданным порядком. Все наладилось кроме погоды. Я не завидовал десанту! О том, что ему приходится несладко, было видно по зеленым лицам командиров подразделений. Но, не смотря на "морскую болезнь" их лица светились радостью! Наконец-то "странная война! Закончилась и начинается настоящее дело - война против большевизма. Более всего радовались польские офицеры из бригады подгальских стрелков. Для них предстоящий поход был связан с освобождением их родины - незаконно оккупированной большевиками территории Польши.
   А вот собственные подчиненные меня огорчили. Я, памятуя о расчете, сделанном еще в кабинете премьер-министра, отдал команду повернуть на юго-восток, в сторону Мурманска, так как по моим расчетам мы прошли траверз полуострова Рыбачий. Меня тут же стали уверять, что мой расчет неверен, и мы находимся примерно в районе Уфут-фьорда, в глубине которого расположен Нарвик. Пришлось настоять на своем решении.
   Но офицеры "Уорспайта" не успокоились. Когда мы приблизились к вражескому берегу, командир "Уорспайта" отдал приказ сигнальщику: "Запросите у лоцманского поста - это Уфут фьорд?". Я промолчал и кивнул. Сигнальщик направил прожектор в сторону берега и запросил: "Это Уфут-фьорд?". С берега тут же последовал ответ: "Нет. Это Кольский залив". Видели бы вы изумление царившее на мостике "Уорспайта"! Командир линкора оказался человеком упрямым и лично запросил берег: "Это действительно Кольский залив?". На что тут же получил ответ: "Вы моряки или грунтовозные шаланды?" (mud ark). Командир "Уорспайта" тут же дал команду развернуть главный калибр снести этот лоцманский пост снарядами пятнадцатидюймовок, но я его отменил, сказав, что дальнейшее общение с норвежскими лоцманами еще больше опозорит Флот Ее Величества, и послужит темой для серии анекдотов про тупых английских моряков. Все офицеры "Уорспайта" со мной согласились. Итак, во-первых, мой авторитет оказался на высоте - мы у входа в Кольский залив, во-вторых, большевики нас не ждут - отсутствуют даже пограничные суда. Подозреваю, что их дисциплина ненамного отличается от той, что была в 1919 году в Кронштадте, и они, сейчас наверное митингуют - выходить им в море или нет.
   Внезапность достигнута! План боя? Любой план живет до первого выстрела. Я решил не ограничивать инициативу командиров кораблей и отдал простую команду: "Топи их всех!".
   Впереди шла 2-я флотилия эсминцев под командованием кэптена Уорбертона-Ли: "Харди" (флагман), "Хотспер", "Хэвок", "Хантер", "Хостайл". Береговые батареи русских молчали. Либо русские, как всегда митинговали, либо пили водку. Погода благоприятствовала нашему дерзкому замыслу. Сильный снегопад и плохая видимость (не более 2 кабельтовых) способствовали скрытности и полной внезапности атаки. Наши эсминцы застали три большевистских эсминца врасплох и сразу же дали торпедный залп, одновременно открыв артиллерийский огонь. В 14 часов 35 минут торпеда с "Харди" попала в кормовую часть одного русского двухтрубного эсминца. Последовавшая детонация собственных торпед разрушила русский эскадренный миноносец вплоть до машинного отделения N1. Второй русский корабль стал жертвой двух торпед, выпущенных "Хантером" Взрывная волна выбросила его офицеров и матросов, стоящих на мостике далеко за борт. Третий русский, стоявший в нескольких метрах от второго, серьезно пострадал в результате этой серии взрывов. Нападение оказалось для русских настолько внезапным, что их первой реакцией стало открытие беспорядочного зенитного огня. Из-за плохой видимости реального противника они обнаружили спустя несколько драгоценных минут. Несколько придя в себя, русские комендоры, наконец открыли ответный огонь и захватили в вилку наш "Хэвок", но добиться в него попаданий не смогли. Торпеды, выпущенные одним из русских, прошли под всеми тремя британскими эсминцами, возможно, из-за повреждения рудей глубины. Если бы торпеды не были повреждены, залп русского эсминца мог бы изменить результаты сражения в Кольском заливе.
   Должен заметить, что опасны были не только русские торпеды, являвшиеся копией итальянских, но и русские снаряды. Современные эсминцы русских, были вооружены 130-мм орудиями, вес и мощность которых значительно превышала аналогичные параметры 120-мм орудий наших эсминцев. Однако по данным разведки у большевиков на севере было не более десяти эсминцев, причем, только пять были современными, а другие пять были устаревшей конструкции, времен Великой войны. Старые эсминцы вооружались четырьмя 102-мм орудиями и имели от шести до двенадцати торпедных аппаратов. Впрочем, любой моряк вам скажет, что все эти игры с подсчетом числа пушек - все это в лучшем до войны, а в худшем - то спуска корабля на воду. Именно тогда и выясняется, что старания строителей воткнуть пушек побольше, делают новый корабль хуже, чем предыдущий. На испытаниях в море вдруг выясняется, что половину пушек заливает волной, и все эти лишние орудия всю войну выступают в качестве бесполезного балласта. Именно поэтому, все споры в кают-компании "Уорспайта" на тему, чьи эсминцы лучше - наши или русские были не более чем гимнастикой ума. Воюют люди. И сравнивать эсминцы серии "Н"* ("Хэвок" и другие на букву "Х") с русскими эсминцами глупо, ибо корабли одного класса и одного возраста, как правило, очень похожи друг на друга.
   Корабли авангарда, под командованием Уорбертона-Ли стреляли более метко, подтверждая своим огнем, что Британия по праву носит титул "Владычицы морей". Взрыв английского снаряда вызвал пожар на одном из вражеских эсминцев, еще один русский эсминец подвергся ураганному обстрелу с короткой, почти пистолетной дистанции был тяжело поврежден и вскоре выбросился на берег. Наши эсминцы отошли, прикрывшись дымовой завесой, описали циркуляцию, а затем атаковали вновь. В этой повторной атаке они направили свои орудия и торпеды против стоявших в гавани Мурманска пароходов. И гавань быстро заполнилась остатками тонущих и взрывающихся большевистских судов. В результате этой дерзкой атаки, четыре из пяти находившихся в районе Мурманска большевистских эсминца были потоплены или серьезно повреждены, тогда как корабли Уорбертона-Ли оставались практически невредимыми. При этом, наши моряки еще успели потопить и повредить около двух дюжин большевистских судов. Возможность захватить суда большевиков в качестве трофеев я не рассматривал - среди этих пароходов вполне могли оказаться вспомогательные крейсера русских, вооруженные орудиями крейсерского калибра, и их внезапное применение могло стоить большой крови моим кораблям. Тем более, что ни одни из русских кораблей не проявил признаков паники, с которой моряки нашего флота сталкивались на Балтике в 1917-1920 году.
   Избиение русских продолжалось почти полчаса, после чего наши эсминцы начали отход, посчитав свою задачу выполненной. При отходе наших кораблей, один из русских эсминцев или миноносцев послал вслед соединению Уорбертона-Ли четыре торпеды, но неприцельно, скорее от отчаяния и невозможности нанести реальный ущерб. Кэптен Уорбертон-Ли имел бы все основания гордиться достигнутыми результатами боя, но это сражение, увы, еще не закончилось. Внезапно с правого борта из снежного заряда вынырнули еще три русских эсминца и с дистанции 35 кабельтовых завязали новый бой. Почти одновременно два других русских корабля появились впереди по курсу британской флотилии. Но едва начав пристрелку, три русских эсминца отвернули, чтобы уклониться от торпед своего собрата, веером идущих по заливу. В результате, еще не открывшие огня русские остались вдвоем против пяти наших эсминцев. И тут мы прокололись. Наши эсминцы приняли русские корабли в своем тылу за свои эсминцы из числа тех, что должны были действовать с "Уорспайтом". И для доблестного и отважного Уорбертона-Ли эта ошибка стала роковой.
   В 15 часов 57 минут двое русских с небольшой дистанции внезапно обстреляли головной "Харди" 130-мм снарядами, после чего пересекли курс наших эсминцев и обменялись безрезультатными торпедными залпами с "Хэвоком". А затем, вступили в бой три русских эсминца, ошибочно принятых экипажами эсминцев Уорбертона-Ли за британские, и ситуация резко изменилась в пользу русских. Меткие перекрестные залпы большевиков быстро превратили "Харди" в пылающую развалину и доказали преимущества более крупного калибра в сравнении с нашими, стандартными для эсминцев, 120-мм орудиями типа Mk XVIII с длиной ствола в 45 калибров. Кэптен Уорбертон-Ли был смертельно ранен и передал командование лейтенанту Стеннингу. Но командование без возможности нормального управления сулит кораблю гибель и потерявший управление и объятый пламенем "Харди" выбросился на берег в южной части Кольского залива. Очень серьезно пострадали "Хотспер" и "Хантер", причем на последнем возник сильный пожар, и значительно упала скорость.
   Однако и наш ответный яростный огонь был также весьма силен. Семь снарядов, попавших в одного русского, причинили ему значительные разрушения. Русский корабль пылал с носа до кормы, но, несмотря на это упорно продолжал бой. Комиссары? Оставьте этот миф для демократов и дегенератов ( лично я никакой разницы между теми и теми не вижу). Сказки про бегающего по палубе комиссара в кожаной куртке с "маузером" в руке годятся только для неизлечимых пациентов психиатрических клиник. Нежелающие воевать моряки даже в море не смогут выйти и затопят корабль у пирса вместе с комиссаром. Воюют люди. Воюет экипаж корабля. И этот горящий русский эсминец выпустил еще три торпеды, одна из которых попала в "Хантер". Вслед за этим, потерявший управление "Хотспер", протаранил торпедированного "собрата". Наши столкнувшиеся эсминцы стали безжалостно расстреливаться подошедшими русскими кораблями из всех орудий и даже пулеметов. Это продолжалось до тех пор, пока передние в строю британской флотилии "Хэвок" и "Хостайл" не развернулись, чтобы прикрыть их. "Хотспер" смог уйти, управляясь одними машинами, а "Хантеру" не повезло - он затонул через некоторое время. Так закончилась первая фаза боя. Боя нашего авангарда.
   Допустил ли кэптен Уорбертон-Ли в этом бою ошибку? Как мне кажется да. Но эта ошибка была общей для всех! Я ТОЖЕ полагал, что у русских только пять современных эсминцев. Пять устаревших, имели совершенно другой силуэт - они были трехтрубными и не имели высоких надстроек. Эсминцы Уорбертона-Ли повредили или потопили ЧЕТЫРЕ из пяти имевшихся современных эсминцев. Оставался только ОДИН. Один, максимум два, но не еще ПЯТЬ! Именно из-за этого и произошла роковая ошибка.
   Должен заметить, что война в арктических водах, всегда более кровавая, чем в война в тропиках. И причина этому заключается в низкой температуре воды - у моряков оказавшихся в воде, с температурой около нуля градусов по Цельсию, практически нет шансов выжить - девяносто и более процентов из них умирают от переохлаждение в течении десяти-пятнадцати минут. Те моряки, которые находятся в машинных и котельных отделениях работают практически без одежды - максимум шорты, при быстрой гибели корабля у них нет времени на то, чтобы одеться - и они прыгают за борт почти голыми. Эти моряки умирают первыми. Те, кто несет вахту на верхней палубе - одеты, но одежды слишком много - спасательный жилет, утепленный прорезиненный штормовой бушлат, резиновые сапоги, шаровары, несколько смен нижнего белья, каска. Из-за такого количества одежды подвижность моряков можно сравнить с подвижностью средневекового рыцаря в доспехах. Эти моряки держатся чуть дольше, но им зачастую не хватает свободы движений, чтобы отплыть от тонущего корабля.
   Находившиеся в заливе русские подводные лодки дважды выходили в атаки на наши корабли, однако, никаких результатов не добились. Впрочем, перископы лодок мерещились повсюду, но в большинстве случаев оказывалось, что это плавающие стоймя гильзы от главного калибра эсминцев, выброшенные в ходе боя за борт. В азарте боя все мы перестали обращать внимание на сообщения об обнаруженных "перископах" подлодок, хотя отдельные расчеты зенитных автоматов и пулеметов практически все сражение с упоением занимались стрельбой по этим самым плавающим гильзам.
   Наконец в бой вступила наша авиация с "Фьюриеса". Палубные самолеты 816-й и 818-й эскадрилий FAA поднялись в воздух. Из-за неблагоприятных погодных условий только девять "Суордфишей" смогли выйти на цель. Но точность их бомбометания оказалась весьма высокой. Один русский эсминец получил прямое попадание, также были потоплены три русских сторожевика, были зафиксированы многочисленные пожары и взрывы на берегу. А дальше настала наша очередь, линкор "Уорспайт" под моим флагом и девять эсминцев вступили в бой.
   С "Уорспайта" был поднят в воздух с разведывательный гидросамолет "Суордфиш" и уже в 16:03 он обнаружил один, а в 16:10 находившийся несколько восточнее второй русский эсминец. Визуальный контакт с обнаруженным русским кораблем наши передовые эсминцы "Бедуин" и "Коссэк" установили только в 16:28 и уже через 2 минуты открыли по нему огонь с предельной дистанции. Между тем "Суордфиш" с "Уорспайта" осмотрел еще один залив (русские их почему-то называют "губа") и заметил еще один русский корабль и большую подводную лодку. Решение атаковать пришло почти мгновенно. Пилот Райс направил свой "Суордфиш" в пологое пикирование и, когда самолет находился всего в 60 метрах над целью, сбросил две 100-фунтовые бомбы. Одна из них упала рядом с бортом подлодки, зато другая угодила прямо в рубку. Подводная лодка русских затонула. По докладу летчиков - на лодке не спасся никто. Русский корабль зенитного огня так и не открыл.
   На обратном пути в поле зрения летчиков "Суордфиша" с "Уорспайта" снова попался русский корабль. Подошедшие через некоторое время в этот район эсминцы "Бедуин", "Панджаби" и "Эскимо" вовремя получили предупреждение о затаившемся здесь русском эскадренном миноносце, поэтому успели развернуть свои орудия и торпедные аппараты в сторону противника. Положение большевиков было абсолютно безнадежным, но они оказали довольно упорное и отчаянное сопротивление нашим кораблям. В 17:09 практически одновременно и мы и русские открыли огонь с дистанции 18 кабельтовых. В течении следующих десяти минут русский корабль был поражен в носовую часть, получил множество снарядных попаданий, вызвавших сильные разрушения и пожар. По приказу своего командира русский экипаж оставил обреченный корабль. Но расчет одного 130-мм орудия продолжал бой ( подозреваю, что наши газетчики, когда будут расписывать подробности все же сочинят сказку про человека в кожанке, пенсне и с бородкой, стоящего над душой у комендоров орудия с пистолетом в руке). Именно тогда наш "Уорспайт" ввел в действие свой главный калибр. Увы, но 381-мм бронебойные снаряды прошивали тонкие борта большевистского корабля навылет, круша все на своем пути, но, не успевали при этом разорваться. При каждом таком попадании корпус эсминца сильно раскачивался. С мостика казалось, что языки пламени, вылетающие из наших пятнадцатидюймовок, достают до борта русского корабля. Однако после шестого залпа "Уорспайта" все было кончено. Наши эсминцы второго отряда двигались двумя группами: "Коссэк", "Кимберли" и "Фористер" продвигались по правой части залива, а "Бедуин", "Панджаби" и "Эскимо" составляли левую группу. Еще три эсминца, а именно "Икарес", "Хироу" и "Фоксхаунд" с тралами на случай наличия в заливе русских мин прокладывали дорогу флагманскому "Уорспайту". И снова появились русские эсминцы. С учетом предыдущих докладов, их суммарное число превышало первоначальные данные о том, что у русских всего девять-десять эсминцев уже в два раза! И эти русские корабли сражались гораздо лучше русских, атакованных эсминцами нашего авангарда. Видимо русские пришли в себя от внезапного нападения.
   Начался ожесточенный и яростный маневренный бой в замкнутом пространстве Кольского залива. Корабли прятались в снежных зарядах, обменивались торпедными залпами и вели ожесточенный артиллерийский огонь, очень неэффективный из-за плохой видимости. Только наш эсминец "Бедуин" получил несколько попаданий, снесших 120-мм орудие на полубаке и изуродовавших его надводный борт в носовой части. Русские 130-мм фугасные снаряды оказывали чудовищное воздействие на небронированный корпус корабля. Русские при этой схватки не пострадали, хотя снаряды ложились довольно близко.
   Мне пришлось снова вводить в бой авиацию. Десять "Суордфишей" с "Фьюриэса" атаковали русские эсминцы 250-фунтовыми бомбами. Русских спасла высокая скорость и непрекращающееся маневрирование. Лишь одна из бомб разорвалась вблизи от одного из большевистских кораблей. Этот успех был достигнут слишком высокой ценой - два самолета 816-й эскадрильи были сбиты зенитчиками русских.
   За все это время я не отдал ни одного приказания, предоставив командирам эсминцев полную свободу действий. Флагманский линкор "Уорспайт" оставался позади эсминцев, растянувшихся по всей ширине фьорда. Корабль двигался 10-узловым ходом и вел огонь из орудий главного калибра по всем замеченным целям. Вспоминая этот яростный бой, командир "Хироу" коммандер Биггс уподобил наше построение взводу пехоты, поддерживаемому танком, или охотнику со сворой гончих. Да, действительно, мы гнали русских в самый конец залива, чтобы уничтожить там их всех. И их в результате нашей "облавы" набралось уже пять! Но они ожесточенно и фанатично сопротивлялись и постоянно контратаковали. Торпеды, выпущенные одним из таких настырных русских, прошли вблизи от "Уорспайта", но не попали в него. Даже я видел эти пенные следы русских сигар, несущих в себе смерть, но авторитетно заявляю, что это были обычные торпеды. Заявление некоторых очевидцев о том, что русские торпеды оставляли красный след, на мой взгляд, объясняются чьей-то фантазией и богатым воображением. Равно как и утверждения, что на каждой торпеде был нарисован флаг СССР.
   К 17:50 огонь пяти русских кораблей стал стихать, и они были оттеснены к порту. Один из русских прикрыл выходящих из боя собратьев дымовой завесой. Русские видимо хотели затопить свои корабли, как это они делали в Севастополе, или прорваться в море. Но все было тщетно. Команда одного из поврежденных прорывающихся русских эсминцев, в итоге приткнула корабль к береговому пирсу и сошла с корабля, были открыты кингстоны и, видимо, установлены подрывные заряды. Наш эсминец "Эскимо" атаковал его и в 18:13 с дистанции 25 кабельтовых выстрелил в него торпеду. Мощный взрыв разорвал русский эсминец пополам. Невозможно установить, было ли это результатом попадания торпеды "Эскимо" или же сдетонировали подрывные заряды или глубинные бомбы эсминца.  
   Около 18:50, еще один русский вступил в огневой поединок с нашими "Бедуином" и "Панджаби". Дистанция стрельбы очень быстро сократилась с 30 до 15 кабельтовых. И "Панджаби" был накрыт меткими залпами русских артиллеристов и получил повреждения от фугасных снарядов. В 19:05 другой русский попал под ураганный огонь "Уорспайта" и быстро затонул. Наступала последняя фаза сражения, которое я имел уже все основания считать выигранным. Однако уцелевшие русские эсминцы еще могли применить торпеды и нанести некоторый урон моему соединению, тем более, что до сих пор было непонятно, где скрываются пять русских устаревших эсминцев. Поэтому еще в 19:00 я приказал просигналить: "Торпедная угроза должна учитываться. Враг должен быть уничтожен без промедления. Сталкивайтесь или высаживайтесь, если это необходимо".
   Наши эсминцы начали осторожно обыскивать все заливы и бухты в поисках противника. В 19:15 сухопарый как борзая, коммандер Шербрук на "Коссэке", поддерживаемый артиллерией главного калибра "Уорспайта", вошел в гавань порта, где был встречен меткими и ожесточенными залпами затаившегося русского корабля. В ходе короткой артиллерийской дуэли (у русских очень скоро кончились боеприпасы) "Коссэк" получил четыре попадания, потеряв при этом 9 человек убитыми и ранеными. Один из русских снарядов вывел из строя рулевое устройство. Лишившись управления, наш корабль в 19:22 выскочил на мель. Сам же русский получил только одно попадание. Снаряды "Уорспайта" громили пристань и портовые сооружения, но ни один из них не попал в абсолютно неподвижный русский эсминец. Я был в ярости и приказал эсминцу "Фоксхаунд" сблизиться с большевиком и захватить его. Тем временем русские заложили два мощных подрывных заряда. Они поджег запалы с таким расчетом, чтобы оба эсминца были уничтожены взрывами как раз в тот момент, когда они сцепятся бортами. Случайная пулеметная очередь с берега, ранившая матроса на палубе "Фоксхаунда", помешала замыслу русских. Не дойдя до русского всего 50 метров, "Фоксхаунд" застопорил машины, а затем резко дал полный назад. В 19:20 русский корабль взорвался. Сорванный с места и поднятый в воздух кормовой четырехтрубный торпедный аппарат упал в воду в 150 метрах от корабля, а обломки рубки рухнули на набережную.
   Еще два русских корабля приняли свой последний бой, преградив путь коммандеру Миклетуэйтому на эсминце "Эскимо". Торпеда, выпущенная с дистанции 25 кабельтовых, застигла коммандера врасплох, так как поставленная русскими при прорыве дымовая завеса еще не успела развеяться. Ширина залива в этом месте была немногим более одного кабельтова, что исключало возможность уклониться от залпа. К счастью для "Эскимо", вторая торпеда не вышла из аппарата, а торпедный залп второго корабля оказался на редкость неточным. Но даже попадание одной торпеды произвело ужасные разрушения и в 19:45 полностью вывело "Эскимо" из строя. Взрывом была оторвана носовая оконечность корабля вплоть до второго 120-мм орудия. Потери экипажа при этом составили 15 убитых и 10 тяжело раненых. Подоспевшие "Фористер", "Хироу" и "Бедуин" открыли ураганный огонь по очередной цели. Русский отвечал редкими выстрелами из четырех орудий, но вскоре прекратил огонь. Его собрат около 20:00 выбросился на мель и переломился на две части. Мужественное сопротивление этого корабля задержало нас на некоторое время. Это позволило последнему русскому отойти вглубь залива и взорвать корабль.
   А дальше началась высадка. Невзирая на традиционную для сухопутных войск неразбериху (Например, войска еще не получили боеприпасов для минометов, отсутствовали ручные гранаты, не хватало лыж, горных ботинок, зато на одного солдата приходилось по 3 рюкзака и 35 единиц одежды.) она прошла успешно. Немедленно началась разгрузка двух батальонов 24-й гвардейской бригады с первых трех транспортов войскового конвоя "NP-1" ("Баторий", "Монарх ов Бермуда", "Рейна дель Пасифико" ). Затем к ним присоединились лайнеры "Хробры" и "Эмпресс ов Австралия". Выгружались поляки, 1/4-й Линкольнширский и 1/4-й Йоркширский батальоны, 1/5-й батальон Королевского Лейчестерширского полка и 1/8-й батальон Шервудской Лесной Стражи, шотландские стрелки. Над набережной сразу же зазвучали знаменитые "Неспящие дрозды" - марш шотландцев, исполняемый на волынках. Замелькали нелепые пелерины подгальских стрелков.
   Население в Мурманске отсутствовало, по всей видимости, покинув город после ураганного огня 15-дюймовых орудий "Уорспайта". Несколько настораживало молчание русских береговых батарей, которые абсолютно не проявили себя во время боя, а также отсутствие русской авиации и сухопутных частей. То ожесточенное сопротивление, которое оказали русские корабли, говорило о том, что наши войска будет ждать горячая встреча на берегу. Но флот ЕЕ Величества был готов поддержать армию огнем орудий главного калибра. Я отправил в Лондон телеграмму об успешном завершении операции: "Русский флот уничтожен, Мурманск разрушен, порт захвачен". Также я отправил представление о награждении кэптена Уорбертона-Ли Крестом Виктории** посмертно.
   На проведенном после этого с офицерами штаба совещании были поставлены вопросы о странностях проведенного боя. Сопоставив все доклады я пришел к выводу что нам противостояло от пятнадцати до двадцати русских эсминцев современной постройки. По данным разведки их должно было быть не больше пяти. Практически полностью отсутствовали русские миноносцы, тральщики, сторожевые корабли, торпедные катера. Также слишком мало было русских подлодок. Не было и пяти устаревших эсминцев. Кто-то из моих офицеров предположил, что помимо Беломоро-Балтийского канала, русские сумели тайно построить и Беломоро-Кольский канал, связывающий Белое море с Кольским заливом. Благодаря этим каналам они сумели скрытно перебросить в Кольский залив современные эсминцы с Балтийского флота. Но где авиация и береговые батареи? В 1939 году два наших эсминца были обстреляны береговой батареей русских на входе в Кольский залив! Разрешение этих вопросов требовало времени..."
  
  
   Документ N 2. Страницы, изъятые специальной комиссией из дневника премьер-министра Великобритании Невилла Чемберлена.
  
   "Доклад о захвате Мурманска произвел фурор в Палате Лордов. С предложением наградить кэптена Уорбертона-Ли Крестом Виктории посмертно все единодушно согласились. Но какова будет реакция Москвы? Москва молчала. Русский посол Майский был невозмутим. Словно бы ничего не произошло. Первые сутки это забавляло. Мне стоило большого труда удержать Палату Лордов от передачи информации прессе. Однако наступил второй день с момента захвата Мурманска, а реакции Москвы так и не было. Третий день начался с кошмара - вместо Москвы отреагировал Берлин. Геббельс заявил о героическом бое Кригсмарине против Гранд-Флита и о том, что немецкие эсминцы потопили один английский линкор, два крейсера и восемь наших эсминцев, а также повредили дюжину наших кораблей. А войска генерала Дитля ведут героические бои в Нарвике с англо-французским десантом. Это... это была катастрофа. Уайтворта срочно вызвали в Лондон. Была назначена комиссия по расследованию причин происшедшего..."
  
   Документ N 3. Страницы, изъятые Уинстоном Черчиллем из своего дневника.
  
   "Причина печального инцидента происшедшего в Нарвике найдена. Все дело оказалось в той самой карте, которая была в кабинете премьер-министра на столе. Ошибка была до обидного простой и нелепой. Вице-адмирал Уайтворт, посчитал, что расстояние на ней измеряется в сухопутных милях и пересчитал в морские мили. Сухопутная миля - 1609 метров, морская - 1852 метра. Морская миля больше сухопутной на 15 процентов. В результате этого пересчета Уайтворт неправильно определил точку поворота соединения Королевского Флота к берегу. Он повернул гораздо раньше, чем следовало. Почему неправильно? Потому, что на карте, которая была в кабинете Чемберлена, масштаб измерялся в морских милях - Уайтворту ничего не нужно было пересчитывать. Но он считал Невилла Чемберлена сухопутной крысой, и исходил из того, что карты у Чемберлена сухопутные. Между тем, эту карту в кабинет Чемберлена принес я. Но из-за того, что Чемберлена хватил удар от происшедшего он не смог этого вспомнить, а я не стал возводить на себя напраслину, ибо в столь нелегкое и опасное время был нужен своей родине. По итогам работы комиссии и состоянию здоровья, Чемберлену пришлось уйти в отставку. Его должность занял я. Я был назначен, а не выбран, дабы избежать того, что могли принести выборы премьер-министром Мосли. Сам Мосли и его сторонники в первый же день моего правления были арестованы.
   Вице-адмирал Уайтворт не понес наказания. По причине той до сих пор необъясненной странности с лоцманским постом, свидетелем которой были почти все офицеры его эскадры. Уйатворт был искренне уверен, что привел корабли к Кольскому заливу. Инициатором общения с береговым постом был командир "Уорспайта", а не Уайтворт! Кстати и командир линкора, и все, кто находился на мостике, после всего происшедшего были искренне уверены в том, что вице-адмирал оказался прав в своей настойчивости по поводу Мурманска. И до сих пор не установлено кто подавал эти странные сигналы с поста. Однако можно смело утверждать, что это была провокация большевиков, и что агенты Коминтерна находятся даже среди Палаты Лордов. Расследование этого вопроса еще не закончено. Война с Гитлером к сожалению продолжается. Она перешла в новую фазу - Гитлер вторгся во Францию. Нам пришлось пойти на это ибо без экономики Франции, и ее оружия Германия не успеет начать весной 1941 года войну против России. Слишком быстро развивается экономика большевистского государства. С другой стороны это и к лучшему. Франция из-за ее демократии слишком непредсказуема как союзник - то, что произошло с Даладье - наглядное подтверждение. Сместить Президента Франции за то, что он не успел объявить войну России - чистейшей воды безумие характерное для безумной демократии. Да, демократия необходима любому обществу, но только в мирное время и в малых дозах. Есть определенное предположение, что в смещении Даладье замешаны поляки и польское золото. Их эмиссары, например Сикорский длительное время, еще до начала войны с Германией проживали во Франции. Кстати, Сикорский и возглавляет правительство Польши в изгнании. И именно из-за Польши началась эта война. И именно из-за ее безумия и тупости по-поводу Данцига все пошло не так, как мы рассчитывали. Уступи Польша Гитлеру этот несчастный коридор - автомобильное шоссе с широкой обочиной - война ВСЕХ европейских держав и малых государств против большевистской России началась бы еще весной 1939 года! Но из-за безумия поляков вторжение в СССР откладывается уже на ДВА года..."
  
  
   Документ N 4. Страницы, изъятые Уинстоном Черчиллем из своего дневника.
  
   "Решение создать особую папку по событиям в Нарвике пришло мне после Тегеранской конференции 1943 года, в конце которой Сталин передал мне копию одного из документов своего НКВД и сказал, что надеется на дальнейшее сотрудничество в борьбе с гитлеровской Германией. Этот самый документ расставлял все точки над "И" в вопросе загадок инцидента в Нарвике, который из-за тогдашних политических реалий пришлось озвучивать в прессе, как запланированное вторжение в Норвегию..."
  
   Документ N 5. Документ, переданный Иосифом Сталиным Уинстону Черчиллю в декабре 1943 года в городе Тегеране.
  
   "Начальнику Мурманского УНКВД
   От гражданина Парфена Феоктистовича Кузнецова,
   1893 года рождения, рыбака совхоза "Светлый путь".
  
   Объяснительная.
   Так ведь трое нас было гражданин начальник! Я, Ольсен Свенсен и Хельга Арсен. Нет, поначалу я один был - ждал, когда норвежцы за порванную сеть рассчитаются. Ну, это тот Ольсен, который на своем мотоботе нам сеть тогда порвал. А тут германцы пришли. Ну и их норвежцев броненосцы все взорвали. Страшно взорвали - никто говорят там и не выжил. А потом десант высадили. Ну и давай всех жителей в центр города сгонять - сказали, будут читать приказ своего хюрера-Гитлера про освобождение Норвегии. А я что? Я им сразу сказал - я гражданин Советского Союза и паспорт показал. А они мне - мол, иди тогда отсюда и не маячь здесь - у нас с Советами пока мир. Ну, я и пошел. Правда не один - захватил с собой Ольсена, он ведь нам за сеть порванную был должен - была б моя, так плюнул бы, но сеть-то совхозная, и Хельгу захватил. Жалко было девку! Красавица! А грудь какая! А коса до пояса! Эх! Огонь-баба! Как на нее германцы смотрели! Сразу стало ясно - снасильничают этой ночью. Ну, это, сели мы на мотобот Ольсена, и потихонечку убрались из фьорда. Решили переждать на лоцманском посту. А там нет никого - как германец пришел, так норвежцы то ли разбежались, то ли их с собой забрали.
   Ну и решили мы выпить. А что еще делать? А этот Ольсен значит, он стал к Хельге подкатываться. Я значится девку от бесчестья спас, а он... Чуть было не подрались с этим кулацким отродьем. А потом он предложил... мол кто не опьянеет, тот значится и с Хельгой будет миловаться! Наивный! Нет, парень он здоровый! Только откуда ж ему знать, что меня алкоголь плохо берет! А еще баньку затопили... Про непотребство гражданин начальник тоже рассказывать? Ну, про то, как мы голые ну улице танцевали и про то, как прости господи срамота то какая, свальным грехом занялись? Нет? Слава богу! Хельга ведь - девка-огонь! Я ж жениться на ней хочу! Да и она - не против. Кстати она из сознательной бедноты. Ее отец даже лодки своей не имеет! Ишачит на чужих лодках - того же Ольсена. Батрак. А она не только красавица, но и по хозяйству ловка. Ну это... Сломался все же Ольсен. И не просто сломался, а опозорился! Послал меня за водкой, а сам на Хельгу взобрался. И заснул там. Естественно, что ее это обидело. Ну и ушли мы с ней в другую комнату, где продолжили уже по-людски.
   Проснулся я утром. Или днем. Голова как будто в ней пьяный поп в набат бьет и на контрреволюционный митинг созывает. Пошел по нужде, ну и здоровье подправить. Хорошо помню, что еще с вечера припасли рассол. Ну, поднимаюсь я значит, наверх, мы банки с рассолом то наверху поставили, где сигнальный прожектор, там ведь прохладнее, ну и глядь на море, а там.... Мама дорогая! Кораблей - мама не горюй! И линхоры, и хрейсера, и миноносцы. И все к нам идут! Я еще подумал, куда ж они все поместятся то во фьорде? И только за банку с рассолом, как ихний большой линхор ратьером замигал. Ратьером значит прожектором. По-аглицки.
   Откуда я аглицкий знаю? Так я ведь в империалистическую сигнальщиком на "Варяге" служил! Шли мы на нем из Японии в Мурман, да вот контры какие-то, утаили, что у нас в России большевики к власти пришли и пригнали нас в Англию, на ремонт. Команду гады разоружили. Да что ты гражданин начальник! Разве ж я могу супротив народной власти? Я ж до России тогда добрался, и в обороне Царицына участвовал! Меня товарищ Сталин лично к ордену представил! Если б не этот гад Тухачевский, был бы я награжден.
   Так вот. О чем я? Ага. Вот этот линхор значит ратьером мигает, а у меня голова раскалывается. Нет, я понимаю, если по делу мигает. А эти? Пост наш, он-то был на берегу Уфут-фьорда, у самого входа во фьорд. И эти м...даки-моряки меня значиться спрашивают: "Скажите, это Уфут-фьорд?". Скажите, гражданин начальник, что бы вы ответили на моем месте?
   Вот и я им точно так же и ответил: "Нет, это Кольский залив!". А они мне: "Это действительно Кольский залив?". Что бы вы сказали на моем месте? Вот и я им ответил: "Вы моряки или м...даки?". И они эти на линхоре сразу заткнулись. Почему линхор? Так я это, видел в Империалистическую. Он гораздо больше чем хрейсер. Да не перепутал я - там и хрейсера были - те меньше по размеру. Ну а я значица приложился к банке рассола, выпил литра полтора. Сразу полегчало. Рассол, он ведь оттягивает. Ну и бегом вниз, под бочок к Хельге. Только прикорнул на ее пышной груди, как началась гроза. Точнее проснулся я от грома. Только вот не гроза это была. Эти корабли, что во фьорд зашли в кого-то стреляли. Ну, я сразу понял, что империалисты чего-то не поделили и опять войну разжигают, и мне советскому человеку делать здесь нечего. Растолкал я Хельгу, Ольсена вещи в охапку, на мотобот и тикать. Ну а дальше, гражданин начальник, ты знаешь - остановили нас наши пограничники и привезли сюда. Кстати, Ольсен-то, так за сеть и не рассчитался! Можно мы его мотобот в совхоз заберем? И Хельгу тоже. Она советским человеком готова стать. И русский знает. А Ольсен-то скряга! Кулак! У самого на мотоботе три новых сети - мог бы дать взамен испорченной, так нет же - заставил Хельгу нашу сеть латать. Справно латала, но не успела. Хозяйственная баба...
  
   12 мая 1940 года. Подпись. Парфен Кузнецов"
  
   * В британском флоте, эсминцы строились сериями, тип корабля обозначался буквой или буквами английского алфавита, например: "Z", "Са", "S", "Т", "U", "V", "W", "Н", "Е" и другие. Названия кораблей одного типа, как правило, начинались с той же буквы. Например, эсминцы типа "Са": "Caesar", "Caprice", "Cassandra", "Cambrian", "Carron", "Cavalier", "Cavendish", "Carysfort". Хотя бывали и исключения из правил.
   ** Крест Виктории (англ. Victoria Cross (VC)) -- высшая военная награда Великобритании, вручается за героизм, проявленный в боевой обстановке. Крестом Виктории могут быть награждены военнослужащие всех званий и родов войск, а так же гражданские лица, подчиняющиеся военному командованию.
   Награда учреждена 29 января 1856 годa, указ позволял ретроактивные награждения за события вплоть до 1854 года, это было сделано для того, чтобы наградить отличившихся во время Крымской Войны. Первая церемония награждения состоялась 26 июня 1857 года, всего произведено 1 356 награждений. Самое большое количество награждений Крестом Виктории по итогам одного боя состоялось в 1879 году после Роркс-Дрифта: этой чести удостоились сразу 11 человек.
   Крест Виктории выполнен из бронзы, имеет форму т. н. Cross pattИe (крест, у которого лучи сужаются к центру, но не имеют, в отличие от Мальтийского креста вырезов на концах), на лицевой стороне изображён лев, стоящий на короне, и лента со словом "За Доблесть" (англ. For Valour). Крест крепится к одежде при помощи колодки, обтянутой муаровой лентой малинового цвета. На обратной стороне колодки гравируется номер, имя, звание, и подразделение награждённого, на обратной стороне креста -- дата совершения подвига, за который было произведено награждение.
   Все кресты изготовлены из бронзы российских орудий, захваченных после взятия Севастополя во время Крымской Войны.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Blackcurrant "Магия печатей" (Любовное фэнтези) | | М.Новак "Добро пожаловать в сказку!" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Горская "Я для тебя сойду с ума" (Любовное фэнтези) | | Е.Васина "Клуб "Орион". Серенада для Мастера." (Современный любовный роман) | | К.Лазарева "Запретный плод" (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Ты придёшь ко мне во сне" (Попаданцы в другие миры) | | М.Савич ""1" часть вторая" (ЛитРПГ) | | Р.Оганезова "Дюймовочка на шпильках" (Современный любовный роман) | | Е.Старухин "Лесовик-5. Хранилище." (ЛитРПГ) | | В.Богатова "Невеста княжича" (Фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"