Тонина Ольга, Афанасьев Александр: другие произведения.

Крейсер "Унэби"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черновик главы АИ-1894


   Ольга Тонина. Александр Афанасьев.
  
   Крейсер "Унэби"
   ___________________________________________________________
  
   Из дневника командира крейсера "Унэби" капитана 2 ранга Миядзо Цуда.
  
   Рабский полет на веревке,
   Дождь изумрудных осколков,
   И усталая бабочка расправила крылья
   Белым цветком на соленой броне.
   Смертью, даруя морскую свободу.
  
   Конечно, европейцам никогда не понять японской поэзии, да и выглядело это все далеко не так романтично, как в стихах. Да, бутылка шампанского разбилась о форштевень корпуса "Унэби", да, последний заскользил по стапелю вниз, подняв волну при вхождении кормой в воду. Но в двух шагах от праздничной толпы французов, царила традиционная европейская грязь и запустение. От празднично наряженных женщин разило жуткой смесью запахов немытых тел, дешевых духов, прокисшего вина и лукового супа. Одно слово - европейцы! А еще мнят себя великой нацией! Основоположниками какого-то гуманизма!
   Да, такие корабли Япония пока не умеет строить. Но только пока. Скоро мы догоним и обгоним этих "белых обезьян". Раса, где важнее всего умение человека прожигать жизнь на проценты, получаемые от отданного в долг наследия предков, не имеет будущего. Высокое искусство? Для кого? Вместо того, чтобы обучить грамоте все население, эти европейцы восторгаются какими-то творениями не вполне психически здоровых людей.
  
   Обезьяна способна рисовой кистью,
   Отразить палитру осеннего неба,
   Показать всем грусть лепестков сакуры,
   Уносимых с горы прохладным ветром,
   Но не ведом ей сильный дух самурая.
  
   Творить должны сильные духом и ясные рассудком, тогда те, кто смотрят на их искусство не пойдут по пути превращения человека в обезьяну. Не все люди сильны духом и могут сами держать ясным рассудок. И поэтому людям нужен микадо, чтобы они могли подчиняться ему и становиться от этого сильнее. А что здесь? Здесь все кричат о свободе. Главное - это свобода. Свобода - это возможность жить без совести. Без совести перед микадо, родителями и детьми. Странное, у этих европейцев понятие о свободе! Впрочем, не мне их учить! Да и к чему учить будущих врагов? Наученный враг - сильный и опасный враг! Пусть пребывают в незнании!
   Смешно, но я для них "желтая обезьяна"! Сами то - на кого похожи? Цивилизация порока! Как там они говорят? Содом и Гоморра? Бог разрушил их древние города за то, что их предки-мужчины совокуплялись с мужчинами и животными. Так если я в их глазах животное, то почему их женщины так стремятся лечь в мою постель? И не только женщины! Значит, они не извлекли уроков из прошлого? И их вера - лицемерие? Говорят о грехе и тут же этот грех совершают? Да, никогда видимо цивилизованному сыну микадо не познать, этих отсталых европейцев! А корабли мы научимся строить! И строить будем лучше!
  
   Море, разрубленное сталью катаны,
   Трауром шелка красит клинок,
   Напоминая всегда о смерти,
   Темным мраком холодной бездны,
   Сталь и смерть всегда неразлучны.
  
   Пока это только стальной и грозный корпус, покачивающийся на волнах возле набережной, но уже проглядываются черты нового крейсера - казематы и спонсоны для орудий, таранный форштевень. Все остальное скрыто внутри или еще не установлено. Пройдет немного времени и "Унэби" ощетинится орудиями, вверх, словно клинки взметнутся мачты, появится дым из трубы, и забьется железное сердце корабля. Но на это нужно время, а пока я продолжаю наблюдать за строительством корабля, за европейцами и их обычаями. Наблюдать и запоминать. Ибо нам предстоит выбрать из всех школ мирового судостроение самое лучшее. У микадо должны быть самые лучшие корабли. А выбирать - есть из чего. Некоторые корабли строятся в Англии, некоторые в Германии, некоторые в САСШ, мой крейсер во Франции. Верфь "Forges Et Chantiers De La Gironde". Рядом на стапеле строится странное судно по заказу России - императорская яхта необычной, почти круглой формы. Говорят, это будет подарок одного влиятельного человека, другому влиятельному человеку. Попросту - взятка. Понятно, что имя заказчика никому не известно, равно как нет сведений для кого этот странный корабль. Можно только догадаться, что для любителя очень роскошной жизни - внутренняя отделка превосходит по роскоши французский Версаль. Великий князь? Нефтепромышленник? Министр?
  
   Гадать бессмысленно,
   Лепестки срывает ветер,
   Миг цветения сакуры,
   Короток и прекрасен,
   Предпочти его суете.
  
   И это цивилизация? От рабства Япония избавилась несколько веков назад! Здесь же, во Франции - родине каких-то гуманистов, можно купить рабыню или раба для плотских и садистских утех, любого возраста и любого пола. Спасает одно - поручение микадо. Я должен наблюдать и запоминать. Это отнимает очень много времени, и на отдых к счастью ничего не остается. Да и какой тут в Европе отдых? Чем эти "белые" люди занимаются? Смотрят на шарик, который бегает вокруг круга с цифрами и тратят на это все свое состояние! Тратят состояния на то, чтобы переспать с очередной белой гейшей, а потом тратят деньги, чтобы вылечиться от болезни, которой это гейша заразила!
   Время шло, и наш крейсер насыщался механизмами и вооружением. Вооружение было чрезвычайно мощным: четыре 240 мм орудия, расположенных в боковых спонсонах в носу и корме, семь 150 мм орудий, два шестифунтовых орудия, десять четырехфунтовых, четыре скорострельных орудия системы Гатлинга, и четыре минных аппарата калибром 450 мм. Паровая машина , паровые котлы и погреба были защищены 62-мм броневой палубой, барбеты орудий, казематы и боевую рубку защищала 150 мм броня. Девять паровых котлов питали паром две вертикальных паровых машины, суммарной мощностью пять с половиной тысяч лошадиных сил, приводящих в действие два винта. Парусное вооружение позволяло экономить запас угля при благоприятном попутном ветре.
   Наш переход на родину совпал с морским путешествием русской яхты "Ливадия". Теперь я уже знал, для кого предназначался этот роскошный, странной формы корабль. Русский принц, именуемый Николаем, впечатления на меня не произвел. Не так должен выглядеть будущий правитель державы! И уж не так должен себя вести! Такое поведение характерно для никчемных личностей, которых европейцы почему-то с гордостью именуют интеллигентами. Да, мужчина имеет право на отдых, сакэ и женщин, но всему свое время и место!
   Пьяное болото праздности,
   Окружает реку похоти,
   Труд и упорство строят,
   Мост надежный и прочный
   Ленивый утонет в разврате.
   Но не мне решать за этих странных белых их надуманные проблемы. Перегонный экипаж включал себя меньше сотни человек - сокращенные вахты кочегаров, три ходовые вахты на мостике. Восемь японских офицеров, включая меня и 76 французских матросов. Случись что - непогода, поломки нам придется очень нелегко. Убытие нашего крейсера в Японию было обставлено пышно. И не потому, что на нем присутствовал принц Комацу - он держался достаточно скромно, а по причине того, что европейцы любят устраивать театр из любого мероприятия. Оркестр, толпы людей, расточительные фейерверки, какой-то балаган или карнавал - по мнению французов это должно было всех впечатлить и всем запомниться. Запомнилось, конечно же, но не этой бестолковой суетой, а ответсвенностью момента. Но все впечатление от торжественных проводов крейсера было смазано, ехидными улыбками за спиной. Я для них не человек. Что-то вроде животного - существо другой расы. И опять же не мне решать проблемы белых, заболевших манией величия. Белый цвет кожи и другой разрез глаз - это что-то вроде дворянского титула. Если уж эти белые считают себя высшей расой, так и вели себя так, чтобы не запятнать самим себе присвоенный титул. Несколько разнообразило этот балаган присутствие русских, выходящих в море на яхте "Ливадия". Что они не поделили с французами, я не знаю, но эти русские, употребив ужасающее количество вина и коньяка, затеяли крупную драку с местными жителями. И не смотря на численный перевес французов, и полное незнание популярного в Европе английского бокса и французской борьбы одержали сокрушительную победу. Из наблюдения за этим побоищем я сделал вывод о популярности в России не индивидуальной, а коллективной борьбы. Нужно этот момент отметить в отчете. Коллективная борьба - это серьезно с точки зрения воспитания.
   Вся горечь от общения с европейцами очень быстро выветрилась в море. Море не любит шуток, и относиться к нему нужно очень серьезно. Времени на размышления и пустопорожние философствования у меня не осталось. Но пришлось отвлекаться и выкраивать время на наблюдение. Русская яхта "Ливадия" двигалась тем же маршрутом, что и мы. Иногда мы шли практически вместе, иногда обгоняли или отставали, но в целом стоянки в портах совпадали по времени с точностью плюс-минус день-два. Наблюдения были необходимы. Выявилась некая странность - экипаж яхты явно не однороден - профессиональные моряки и курсанты, а также пассажиры - наследник со свитой и походным французским борделем. Первые занимались делом, вторые предавались праздности и разврату. Странное сочетание. И опасное. Опасное потому, что это явное свидетельство того, что европейцев еще рано сбрасывать со счетов. Да они деградируют и превращаются в жующих и сношающихся животных, но, к сожалению не все. И говорить, что современная Европа превратилась подобие зажравшегося Древнего Рима еще рано. Хотя... Россия - это не совсем Европа. Это больше пародия на Европу. Типичная восточная деспотия, нарядившаяся в идиотские европейские одежды не по размеру.
   Иногда, русская яхта (в некоторые из тех дней, когда она идет в пределах нашей видимости) начинает рыскать по курсу и вести себя очень неуверенно. Поначалу я подозревал, что на судне происходят поломки систем и механизмов, и заставлял экипаж нашего крейсера усилить наблюдение за системами и механизмами - ведь и крейсер и яхту строила одна и та же верфь, но затем пришел к выводу, что эти рысканья - процесс обучения курсантов, находящихся на яхте. Время летело незаметно, и на горизонте замаячил Сингапур.
  
  
   * * *
   В Сингапуре нас встречал консул, который доставил на борт пакет с тайным поручением микадо. Пакет предписывалось вскрыть по выходу в открытое море. Я отдал приказ ускорить погрузку угля, пресной воды и провианта. Выход в море был запланирован на 6 декабря 1886 года.
  
  
   * * *
   Из дневника Николая Второго. 1886 год.
  
   Ах, Папа! Какой же ты скряга! Восемнадцатилетие! Старшего сына! Наследника! То ли дело дядья - деньги на все есть! Какой картофель мы собирали на лагерных сборах! Какие балерины! Какие ножки! К чертям эти пуританские фижмы скрывающие пластику и красоту!
   А потом осень. Казалось, что может быть тоскливей - гулять по парку, стрелять ворон. Но нет - Дядя преподнес мне еще один подарок! Улучшенная копия яхты "Ливадия" от которой отказался шесть лет назад Папа! Папа - недалекий человек! Отказаться от такого комфорта и роскоши! Я с радостью отправился во Францию (Дядя обещал отменный французский картофель, и лучшие вина в корабельных погребах). Реальность превзошла то, что я видел на фотографиях. Несколько омрачало радость, присутствие на борту старшей сводной сестры, но эта байстрючка, всерьез решила изучить морское дело! Мичман Флота Российского! И смех и грех! И подружке голову задурила - Стане (или Анастасии, как ее величает эта байстрючка), дочери князя Негоша, эта тоже на мостике пропадает. Хотя может это и к лучшему - черногорский князь Николай Петрович, заботясь о безопасности своей дочери, приставил к ней охрану - сотню каких-то башибузуков, спустившихся с гор. Что самое смешное, это сиволапое мужичье, тоже пытается учиться морскому делу. Никак князь Негош, мечтает о военных кораблях. Одного парохода "Ярославль" подаренного Черногории Папа ему мало! Эх, Папа! Каким-то горцам корабли даришь, а старшему сыну на восемнадцатилетие, даже вшивого особняка не подарил!
   Как упоительны за границей вечера! Особенно под вино и хруст французской булки! Какие тонкие талии у танцовщиц! Как весело и забавно искать "картофель" после их выступления! Слава Богу, что чокнутая сестренка все вечера и ночи проводит на мостике. Две Анастасии! Прямо пиши картину маслом - две пресвятых девственницы! Тьфу! Почему ее в детстве не отравили как ее Мама? Потом наверняка возомнит себя Екатериной Великой и начнет заговоры устраивать!
   * * *
   Сегодня накануне прохода через Суэцкий канал, была превеселая пьеса "Царица Клеопатра", для участия в которой привлекли и нас. Все было здорово, античные декорации, мы как римские патриции возлежали на ложе, и наблюдали за танцем наложниц, а потом играли оргию в римских традициях. Ах, Жизель! Какая у тебя талия! Какие ноги!
   Суэцкий канал оказался широкой и грязной канавой. Смотреть было не на что! Гулял по палубе, стрелял в какую-то птицу. Не попал.
   * * *
  
   6 декабря 1886 года. Пока мы веселились в Сингапуре, нас догнал японский крейсер "Унэби". Какой стремительный! Какая мощь! Умеет французы строить корабли, не то, что мы сиволапые! Но Сингапур - это кладезь наслаждений и острых ощущений!
  
   * * *
   Выступление картофелин было в самом разгаре, когда яхта внезапно, без всякого предупреждения изменила курс и ход. Где-то в стороне раздался ужасающий грохот взрыва, заглушивший звук оркестра. Я подбежал к портьере, закрывавшей окно Бархатного салона, и откинул ее в сторону. Но ничего, кроме расходящегося на воде круга не заметил. Оркестр, испуганный внезапным происшествием, смолк и в наступившей тишине мы расслышали еще несколько взрывов, но уже с противоположной стороны. Все - и гвардейцы, и любопытные танцовщицы метнулись на противоположную сторону.
   Зрелище было феерическим. Рассекая гладь моря стремительным форштевнем, нас догонял, крейсер "Унэби", на стеньгах и флагштоке которого трепетали черные флаги. Именно он вел огонь по "Ливадии" приказывая нам остановиться.
   Поведение капитана яхты я счел безумием. Зачем бежать, ведь мы находимся в мире с Японией. Но подняться на мостик я не успел, так как один из снарядов ударил в корпус яхты, и взорвался где-то прямо под нами, многие из присутствовавших испуганно вскрикнули, а затем снизу повалил пар и дым. Следом прилетел еще один снаряд, и разорвался в салоне, разбросав мебель, и разорвав белокурую Жаннет почти пополам (она красила волосы, я это точно знаю). Все заворожено и с ужасом смотрели на то, как дергается в нелепых судорогах разорванное по диагонали ее юное тело. Кровь на ее белоснежной коже смотрелась ужасно!
   За этим снарядом прилетел еще один, но попал, слава богу не в салон! Освещение погасло. Кто-то закричал и все бросились искать выход. Кого-то затоптали в темноте. Затем в темноте раздались властные крики, и всех, кто уцелел в давке, повели куда-то по трапам внутрь корабля. Яхта содрогалась от снарядов крейсера. Было ужасно. Вокруг меня стонали раненые, кто-то орал в истерике, кто-то плакал, кто-то молился, пахло мочой, фекалиями и рвотой. Один из взрывов, сотрясший корпус яхты, был особенно мощным. Такое впечатление, что кто-то взорвал полсотни пудов пороха разом. От этого взрыва меня швырнуло на металлическую переборку, и я рассек лоб до крови. Я потерял счет времени. Казалось с каждым снарядом, попадающим в яхту, мы погружаемся в очередной круг ада.
   Я проклял дядю, с его подарком. За эти деньги я мог купить дворец или театр балета в Париже и не видеть и не слышать этого кошмара. Русские не морская нация! России не нужен флот! Зачем обрекать русских людей на такую мучительную смерть? Кто придумал эти корабли?
   Потом все стихло. Даже стоны раненых. Все молились Господу о чуде, и Господь услышал наши молитвы! Божьим провидением мы были спасены! Господь испепелил Силы Зла!
   * * *
  
   Из дневника Его высочества принца Альберта-Эдуарда Уэльского. 1886 год.
  
   Тех, кто встает на пути Англии необходимо уничтожать вплоть до тринадцатого колена. Кто-то скажет, что это жестоко и бесчеловечно, но это сугубо его личное мнение. Европейская цивилизация зиждется на способности Англии править морями. Все, кто с этим не согласен - враги Англии. Бог дал Англии власть над всеми морями и всем миром. Англичане избранная раса - белые люди. Пускай всякие там германцы тешат себя нордическими теориями, но в них нет ни капли нордической крови. Германцы - гунны - азиаты - потомки "желтых обезьян". И никакого различия между китайцем и германцем нет. Туземцы. Азия. Только в жилах гордых британцев течет нордическая кровь. А современный германский народ - это потомки китайцев и евреев. Но речь идет не о немцах, а о других азиатах, еще более диких - русских.
   Бряцание оружием в Азии и готовность пойти походом в Индию, высказанные русским царем Александром Третьим - это не просто слова. Это классический "Fleet in being" в действии! Одних слов этого человека оказалось достаточно, чтобы престиж Англии пошатнулся, а экономика испытала серьезный удар. Такие вещи прощать не принято. Если этого азиата, этого туземца не поставить на место - эта дикая Россия совсем обнаглеет.
   Однако мы, англичане еще и благородная нация! Операция по уничтожению наследника русского престола, должна вестись наследником британского престола - тогда никто не сможет заявить, что мы, как подлые азиаты напали из-за угла. Кстати об азиатах - эти "желтые обезьяны" уж больно любопытны. Пока Япония это слабая страна, которую можно использовать для борьбы с Китаем, и как рынок для сбыта товаров. Но за этими японцами нужен глаз до глаз - слишком непроницаемы их узкоглазые лица.
   Но договориться с ними оказалось несложно. Эти "желтые обезьяны" желали научиться европейской манере ведения боя на суше и на море. А тут такой случай! Один из крейсеров Ее Величества, название которого я не буду упоминать, ибо это ... Сами понимаете, есть подробности, о которых говорить не принято.
   Мы пересеклись с японским крейсером "Унэби" 6 декабря 1886 года, сразу после его выхода из Сингапура. Крейсер перегонялся неполной японской командой. Как оговаривалось ранее, часть команды крейсера Ее Величества в составе 200 человек перешла на борт "Унэби" и японский корабль временно перешел в состав Британского Флота. Впрочем, это только на словах - всегда нужно предусмотреть возможность отступления в случае неудачи. Но эти "желтые обезьяны" верили в это всерьез. Чтобы отвести подозрение от Флота Ее Величества, по моему приказу были подняты черные флаги. Да, мы изображали пиратов. Точнее сказать неизвестных корсаров, деятельность которых вполне законна, если она отвечает интересам Англии. Понятно, что в случае неудачи виновными окажутся японцы - их крейсер нападал на русскую яхту, а то, что на ней были какие-то англичане - досужие домыслы.
   Сразу же после того, как сменная английская команда заняла боевые посты на "Унэби" мы отправились в погоню за русскими, хотя погоня - это громко сказано. Русские не спеша двигались в восточном направлении и по всей видимости занимались тем же чем и раньше - русский наследник и его друзья предавались традиционному блуду и разврату с французскими артистками, балеринами и певичками, коих на яхте был собран целый гарем. И догнать эту каракатицу труда не составило. И вскоре правое носовое орудие сделало первый выстрел, приказывая русской яхте "Ливадия" остановиться. Но русские не послушались, и, изменив курс, попытались от нас удрать. Бесполезно! Им потребовался бы как минимум час или два, чтобы поднять пары до полной мощности, да и тогда их яхта проигрывала бы нашему крейсеру пять-шесть узлов в скорости. Но часа у русских не было, как не было и везения - один из первых снарядов, попавших в яхту, лишил ее хода, и она окуталась паром. Но дальше, не заладилось у нас.
   Мы вели огонь уже три четверти часа, но русская яхта, не смотря на многочисленные попадания, отказывалась тонуть. Это меня не устраивало. Не устраивало по двум причинам. Первая причина. Нас могли обнаружить посторонние. Конечно, вряд ли они приблизятся к месту, где стреляют из орудий, но произойдет утечка информации, и исчезновение яхты свяжут с рассказом случайных свидетелей, а дальше размотают весь клубок до конца и выйдут на крейсер. Станут ли японцы брать вину на себя? Сомневаюсь - эти "желтые обезьяны" себе на уме. Ситуация может еще более обострится, если случайный свидетель сцены расстрела русской яхты сыграет в благородство и рискнет подойти поближе. Что делать тогда? Топить и его? А потом еще и еще? А очередной окажется военным кораблем и покажет нам зубы? Это меня не устраивало. С русским нужно заканчивать и как можно быстрее! А еще вторая причина - "желтые обезьяны". Еще чуть-чуть и престиж Ее Величества будет уронен в их глазах. Сорок пять минут не можем утопить безоружный пароход! Лучшие моряки мира! Черт с ним, с личным, но политика! Они же после этого обнаглеют и выйдут из под контроля! И тогда начнут беззастенчиво вытеснять нас из Китая. Причем сразу же найдется целая толпа помощников - Россия, Германия, Франция, САСШ.
   Исходя из этих соображений, я принял решение применить мины Уайтхеда.
   Мы приблизились на дистанцию ста пятидесяти ярдов, и произвели два выстрела - и снова конфуз! Одна мина попала русским в борт, а вторая затонула, едва выйдя из минного аппарата. Применять оставшиеся две? А если снова осечка? Да и как-то не видно результатов попадания - чуточку увеличился крен, но не более того. Или правы те, кто писал в разведонесениях, что на яхте почти сотня водонепроницаемых отсеков и бронированные переборки между ними?
   Мне ничего не оставалось делать, как пришвартоваться и высадить абордажную партию, которая заложит подрывные патроны в трюме. Конечно, существовал риск того, что пожар может переброситься на наш крейсер, но на спуск и отправку шлюпок времени не было - эта процедура займет еще час как минимум. Поэтому только швартовка к борту горящей яхты с наветренной стороны.
   Именно так я и поступил. Швартовка осложнялась формой подводной части эллипсоидного корпуса "Ливадии", выступающей в виде булей, но для моряков Британии нет не разрешимых задач!
   Наверное, эйфория от блестящей швартовки к борту горящей яхты расслабила не только меня, но и моряков Флота Ее Величества. Мы все забыли, что имеем дело не с цивилизованными людьми, а с подлыми русскими азиатами! То, что совершили они - по азиатски подло и бесчеловечно. Насколько я понимаю, уцелевшая часть команды русской яхты воспользовалась тем, что наши моряки из подрывной партии не знают планировки корабля, и подло напав на них из-за угла убила всех до единого. Воистину азиатская подлость! А затем эти русские нелюди нарушили правила ведения цивилизованной войны переодевшись в форму подло убитых британских моряков, и введя заблуждение оставшихся на борту "Унэби" моих соотечественников (да и меня тоже!), ворвалась по перекинутому между кораблями трапу на борт крейсера и устроила настоящую азиатскую кровавую резню.
   Эти азиаты вероломно убивали ничего не подозревающих доверчивых британцев, постепенно захватывая всю палубу крейсера. Их были целые орды - не меньше тысячи. Некоторые из моих соотечественников попробовали сдаться, но одному из офицеров тут же срубили голову, другому вспороли живот коварно изогнутым азиатским клинком, третьему размозжили череп какой-то металлической трубой. Мы были не готовы к такой подлости, так как считали, что уничтожили артиллерийским огнем весь экипаж и всех пассажиров яхты, и тем, кто не погиб в первую минуту схватки пришлось спасться бегством, выпрыгивая за борт, в надежде, что русские азиаты не начнут расстреливать тонущих, а спустят шлюпки для спасения утопающих и всем поднятым спасенным окажут цивилизованную европейскую помощь. Но никто не спустил шлюпок. Эти русские вырезали всех - и моих соотечественников, и своих соотечественников японцев. Трупы зверски убитой команды крейсера они выбросили за борт, а затем, на "Унэби" были подняты русские флаги, и он, наплевав на тонущих в воде цивилизованных европейцев, взял на буксир горящую яхту и двинулся на восток.
   В Азии коварны не только люди, но и рыбы. Не прошло и получаса, как среди барахтающихся в воде, стали мелькать акульи плавники. Я молился, прося Господа чуда для меня и для моей родины, которая может потерять наследника. И чудо случилось - откуда-то появился пароход, моряки которого отогнали акул и подняли всех тонущих на борт. Скрепя сердцем я принял помощь от этих неотесанных азиатов-германцев, поняв, что это божье наказание за проявленную мной гордыню! Нужно было проверить эту русскую яхту, прежде чем спускаться в ее трюма. Проверить и убить уцелевших, а затем уже минировать!
  
   Из воспоминаний княгини Анастасии Неромановой. 1886 год.
  
  
   Мое слишком высокое происхождение изначально делало меня очень уязвимой фигурой. Мнение отца в данном вопросе ничего не значило - меня могли использовать втемную, как "знамя" для дворцового переворота или как прикрытие для каких-то дворцовых интриг - это при царствовании папеньки. В случае, если с ним что-то произойдет, и на престоле окажется мой сводный брат Николя - шансов прожить долго у меня вообще не остается. Те, кто стоят за Николя уничтожат меня под любым предлогом. Единственный выход, который я видела тогда - это уход в тень и уход от высшего света. Чем быстрее меня забудут, тем дольше я проживу. Равно, как и чем дальше я окажусь от Санкт-Петербурга, тем больше продолжительность моей жизни. Еще больше шансов уцелеть появится, если я превращусь в чокнутую чудачку, помешанную на каком-то несветском увлечении. Конечно же, было бы совсем неплохо, если бы это увлечение пришлось и мне самой по душе, но такое бывает не всегда.
   Но тогда мне казалось, что я нашла то, что искала - море. Не Маркизова Лужа с придворными яхтами и полусветскими шлюхами на борту, а именно море! Папенька пытался меня отговорить от этой идеи, но не особенно активно. Во-первых он и сам не любил праздность, а во-вторых он тоже понимал, что в Петербурге моя жизнь будет постоянно находиться под угрозой покушения тех или иных придворных группировок. И никакая охрана защитить меня не сможет - всегда найдется пистолет, кинжал или яд. Не с первой попытки, так со второй. Да, море - это не женское занятие, но... При любящем отце-Императоре решить можно любые проблемы...Решить, но не убежать от старых, которые висят Дамокловым мечом.
   Именно это и вскрылось, когда меня срочно откомандировали во Францию. Папенька отдыхал тогда в Ливадии и не был в курсе происходящего. А оно как выяснилось чуть позднее, оказалось не совсем радужным. Один из Великих князей решил задобрить цесаревича, сделав ему дорогущий подарок на восемнадцатилетие - подарить яхту. Тоже "Ливадию" - улучшенную копию той, что поставили на прикол сразу же после первого морского похода несколько лет назад. И вскрылось это, когда яхта готовилась к переходу якобы с Черное море. Понятно, что Великий князь, заранее столбил место и влияние на Николя, но зачем втягивать в эти игры и меня? Суть этой интриги я так и не поняла, ибо всякий поступок есть палка о двух концах. Да, Великий князь сумел пробить у папеньки разрешение назначить на яхту флотский экипаж, но взамен ему пришлось согласиться на то, что новая "Ливадия" будет учебным кораблем Черноморского Флота, и уже в первом рейсе возьмет курсантов для обучения, причем не наших, а черногорских!
   Именно за этих курсантов я и "спряталась". Их нахождение на борту "Ливадии" избавило меня от обязанности присутствовать на всех тех увеселительных мероприятиях, которыми руководил мой братец. На борту яхты образовалось как бы два мира - салонный с борделем и развратными оргиями и морской - с обычной морской практикой. Так мы и двигались в сторону Японии, пока с японского крейсера "Унэби" сменившего флаг Японии на пиратский, не прогремел первый выстрел.
   * * *
   Удирать было бесполезно, но мы попытались. Существовала надежда, что мы кого-нибудь встретим, и при свидетелях нас побоятся атаковать. Но нам не повезло - уже после первых залпов мы лишились хода, а затем крейсер стал расстреливать неподвижный и безоружный корабль. Командир яхты погиб в рубке, разбитой очередным японским снарядом в первые минуты атаки. Как погибли остальные офицеры, я только догадываюсь, поскольку, согласно последнего приказания командира, мы пытались укрыться от обстрела в нижних помещениях яхты. Мы - это те, кто остался от экипажа, курсанты, и "пассажиры".
   После почти часа обстрела, пиратский крейсер провел минную атаку. Должна сказать, что проку от нее было мало, ибо корпус яхты был разделен почти на сотню отсеков, и разрушение нескольких из них миной особого влияния на плавучесть яхты не оказало. Тишина наступила неожиданно и естественно зловеще. Спасение? Или новая беда? Пришлось подняться из трюма наверх, для того, чтобы прояснить обстановку. Пираты пришвартовались к нам с наветренной стороны и перебросили трап. Вероятнее всего это были англичане - английский язык без акцента, белая кожа, рыжеволосые с крючконосыми носами. Добавить пейсы - и прямиком в палату лордов!
   Намерения англичан были предельно ясны - через переброшенный трап перетаскивали ящики со взрывчаткой. Какая однако самоуверенность! Мы еще живы, хотя и не все! Решение созрело сразу. Сейчас можно сказать, что это было нарушением субординации, но... В конце концов по флотской традиции опрос вариантов будущего решения на офицерском собрании начинается с младшего по званию. Если учесть, что старших по званию (из числа флотских) в живых больше не осталось, то я и старшая.
   Я думала об абордаже пиратского крейсера - это единственный шанс уцелеть в сложившейся ситуации. Думала, но сказать вслух не успела, потому что думала вслух. Эти черногорцы - они странные люди. С одной стороны доверчивы как дети по отношению к тем, кого считают своими друзьями, а с другой стороны упорны, упрямы и жестки, точнее жестоки, когда речь идет о врагах.
   И их лица можно было читать, как открытую книгу. Еще пару минут назад, они преданно и с молчаливым вопросом-упреком смотрели в глаза, спрашивая: "Что делать-то нужно? Вы же, русские - моряки, а мы горцы! Вы скажите, что сделать, и мы сделаем! Ну, чего вы молчите?". А теперь... А теперь это была рвущаяся в бой бешенная стая волков, которую только нужно правильно направить, чтобы одержать победу.
   Вначале тихо, без изысков и очень быстро закололи спустившихся вниз англичан, тащивших взрывчатку. Затем часть из черногорцев переоделась в одежду убитых, и встала во главе штурмовой колонны. А дальше... Дальше я увидела воочию и поняла смысл слова "резня", которое неоднократно встречала в книгах. Это трудно описать словами. Просто на палубу пиратского крейсера устремился молчаливый поток людей, с волчьим огнем в глазах. И через пару минут все закончилось. Резали они пиратов быстро и молча. Кроме криков и воплей убиваемых, других звуков не было, от чего было очень страшно и жутко. Пленных не брали. А к чему они горцам? Они привыкли воевать с турками, которые ведут себя также, вырезая во время войны черногорские деревни со всем населением, вот и отпечаталось в крови - пленных не брать!
   Но это была победа! Несколько десятков пиратов успели сигануть за борт, очевидно рассчитывая получить спасение от местных акул, но этим любителям рыбной фауны никто не мешал - своих забот было по горло. Требовалось завести буксир с захваченного крейсера на "Ливадию", требовалось потушить пожар во всех этих апартаментах, требовалось заделать пробоины в корпусе яхты, и попытаться откачать воду хотя бы из части затопленных отсеков. И еще этот французский бордель с алкашами-гвардейцами моего сводного братца в довесок.
   Проблемы стали решать в порядке поступления. К сожалению, удалось далеко не все. Буксир завести мы смогли, но с пожаром увы не справились - несколько этажей отделанных редкими сортами дерева, застеленных коврами, занавешенных бархатом - отличная пища для огня. Из-за разрастающегося пожара в надстройке, доступ в нижние помещения стал не возможен. Яхта к счастью не тонула, но за два дня буксировки ее надстройка выгорела полностью. Пожар помог потушить налетевший шторм, он же правда и поставил крест на "Ливадии" - каждая волна, попадавшая на обгорелый остов выгоревшей надстройки, благополучно стекала вниз, постепенно увеличивая осадку яхты. В результате буксировка ее стала невозможной, и мы сожалением были вынуждены обрубить швартовые. И вовремя - минут через пять яхта очень быстро затонула, а нашему экипажу пришлось бороться за свою жизнь и захваченный крейсер.
   Трофейный крейсер был построен с серьезным дефектом, который вскрылся во время неудачного маневра - мы развернулись бортом к ветру и ударам волн. "Унэби"сильно накренился, и какое-то время казалось, что уже не выпрямится. Но Бог или удача были на нашей стороне - он вернулся в исходное положение, а затем, мы стали удерживать корабль носом к волне и ветру. Не обошлось и без потерь - несколько человек смыло за борт, были потеряны две шлюпки и паровой катер. Но мы выжили. Выжили, чтобы оказаться перед новой проблемой - куда идти? Изначальной целью маршрута "Ливадии" была Япония. Но яхта затонула, а под нами теперь палуба захваченного крейсера. Японского крейсера. То, что японцев на нем было всего восемь человек, а остальные три сотни - англичане и французы - никакой роли не играло.
   Владивосток? Но он наверняка скован льдами. Петропавловск? Возвращаться обратно по своим следам - Сингапур, Суэц, а там Черное море? Пропустят ли нас англичане? А еще весь этот хнычущий бордель француженок вместе с братиком-цесаревичем... Тогда я очень пожалела, что мы не оставили все это стадо на тонущей "Ливадии". А теперь это все на мне! За что мне это? Я ведь всего-навсего наивная дура, решившая, что от высшего света и от своего происхождения можно спрятаться на флоте! Допряталась! Но если я вернусь к папеньке и скажу, что все это - бегство от света и Петербурга было напрасно - то буду выглядеть полной дурой! Точнее сказать не буду, поскольку именно в возвращении домой и состоит проблема. Дом очень далеко, и путь к нему очень неблизкий. И решение, как и куда - принимать придется мне. И братика-Николя усмирять придется тоже мне, равно как и нести ответственность за его безопасность.
   Я хотела самостоятельности - я ее получила столько, что хоть залейся! Со всех сторон был безбрежный океан и только одна дорога домой, разыскивать которую придется именно мне....
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"