Тонина Ольга Игоревна: другие произведения.

Тонина Ольга Игоревна. Чекмарев Владимир Альбертович. Афанасьев Александр Владимирович. "Восточная война"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:


  
   ВОСТОЧНАЯ ВОЙНА
  
   ....В июле 1810 г. Наполеон, недовольный своим братом Людовиком, слабо соблюдавшим континентальную систему, присоединил Голландию к Франции; присоединены были также Гамбург, Бремен и Любек, герцогство Ольденбургское и другие земли между Эльбой и Рейном, а также швейцарский кантон Валлис, с горной дорогой через Симплон.
   В том же 1810 г. в прусском городе Эссене случилось заурядное событие - умерла купчиха Хелена-Амалия Круп. Ее наследником стал внук Фридрих, получивший 120 тысяч талеров наследства. Нужно сказать, что Фридрих очень негативно отнесся к факту перехода его родного Эссена под власть французов, поэтому после определенных колебаний и сомнений он решил отправиться туда, где можно было приложить талант и умение. Туда, где еще не было французов - в Россию. 1 октября 1810 года Фридрих приобретает небольшую фабрику в Николаеве, а на следующий год запускает печь для производства литой стали. К сожалению, не смотря на все успехи Фридриха развить свое дело так, чтобы отомстить французам за поругание родного Эссена он не успел. Производство ядер для пушек русской армии он сумел наладить только в конце 1813 года, а к тому времени Наполеон уже сошел со сцены. Возвращаться на родину Фридрих не стал, дело его несмотря на препоны и коррупцию бюрократии росло и ширилось, подрастал сын, которого при крещении нарекли Александром -жена Фридриха - Алена Игоревна Ургакова была из купеческого рода и настояла, чтобы их сын принял русскую веру. В качестве компромисса Алена Игоревна согласилась на воспитание у их сына неприязни к "хранцузам и хранцузскому".
   Хорошо поставленное дело ширилось и процветало. Несколько заводов Фридриха выплавляли не только ядра, но и пушки для Русской армии. За границей были приобретены паровые машины и новые станки. Все это было тщательно изучено, а затем Фридрих решился на создание собственной паровой машины. Первая получилась неказистой и прожорливой, но каждая следующая становилась все лучше. Подрастал сын Александр. Французы честно сказать его мало интересовали. Рассматривать чертежи паровой машины изучать ее детали часами, наблюдать как отливаются пушки - вот, что его интересовало более. В конце 1825 года Фридрих отправился в Киев, для приобретения очередной фабрики - сын рос - не какой-нибудь балбес - ему через пару лет уже можно было смело доверить настоящее дело. Сделка удалась, хотя времени отняла достаточно много. К несчастью для Фридриха, обратно в Николаев он поехал через город Васильков, в который прибыл 31 декабря 1825 года. Там он и стал свидетелем того как офицеры Черниговского полка подняли мятеж. Старая душевная рана в сердце Фридриха всколыхнулась. Опять эта французская гниль! Местное дворянство попряталось, а отдельные иуды рукоплещут мятежникам. Хуже всего, что в городе меньше половины жителей православные, остальные евреи, которые тут же подняли на все цены, и качают прибыль в своих рыгаловках с напивающихся, и уже ничего несоображающих солдат. Ближайший гусаркий полк был в направлении Белой Церкви. Именно туда Фридрих и помчался. К сожалению он не понял, что любовь к родине, к новой родине не означает умения воевать, и тем более не защищает от пуль. Его достаточно хорошо знали в тех краях, поэтому командир гусарского отряда отнесся благосклонно к идее Фридриха попытаться уговорить восставших сложить оружие. Но дешевое еврейское пойло проданное в тридорого и в жутком количестве, сделало свое дело. Первый выстрел прогремевший в этот день был сделан мятежниками. И направлен он был в Фридриха, который находясь между гусарами и восставшими пытался их образумить. Раненый в живот он сумел направить коня в сторону гусар, и как только, его сняли и уложили на землю, по восставшим открыли огонь картечью. А затем завершили кавалерийской атакой. Восстание было подавлено.
   Умирал Фридрих долго и мучительно, и указ государя императора о возведении его рода в дворянство за заслуги перед Отечеством, увы ничем помочь не смог. Все его дела после смерти принял сын Александр, который теперь уже запоздало понял, что ненависть к французам отец пытался привить ему не зря. И что одним умением отливать пушки в жизни не обойтись. Александр поклялся, что все получат за смерть отца сполна. Громких клятв над могилой отца он не произносил. Делал все молча.
   Брак Александра Круповского с княгиней Долгорукой обсуждался в свете не долго. Поговорили, про обнаглевшую, разбогатевшую немчуру, которая рвется в высший свет и успокоились, так как подошли новые сплетни, ими и занялись. А между тем этот брак действительно помог Александру. Конкретного плана как осуществить задуманное у него не было, но брак помог приблизиться к царской семье, и к его мнению стали прислушиваться и окружающие и сам государь-император. Правда не всегда, но князь Круповский и сам понимал, что есть сферы где он профан и слушать его пока не будут. Например внешняя политика. С другой стороны ему удалось усилить влияние в военной области. Пушки получались раз от раза все лучше и лучше, хотя самого Александра они все еще не устраивали.
   Поворотным моментом в его жизни стало посещение в 1845 году Санкт-Петербургского Артиллерийского музея. Именно там он увидел изготовленные еще в начале семнадцатого века казнозарядные пушки с клиновым затвором. Князь сразу же понял, что это именно то, что ему нужно. Он теперь знал что делать и принялся за работу.
  
  
   Генерал-лейтенант Иван Иванович Ден, начальник инженеров действующей армии, посмотрел на стоящее перед ним устройство. По виду оно напоминало артиллерийское полковое орудие с лафетом, но вместо одного жерла ствола, на лафете покоился пучок тонких четрырехлинейных, и какое-то устройство с рукояткой.
   - Но это же повышенная трата казенных патронов! Даже осьмая часть в цель не попадет! Да и нельзя одного и того же человека убивать по десять раз! Одной пули достаточно. А эта ваша перечница как две три полковушки стоит!
   Вместо ответа Князь Круповский показал на поле стрельбища, где его рабочие закрепили несколько сотен деревянных мишеней. Мишени имитировали несколько колонн солдат идущих в атаку. Увидев, что Ден смотрит на поле он подошел к устройству, подозвал помощников, взялся за рукоятку и начал вращать. После того как спустя пять минут грохот непрерывной ружейной стрельбы стих Александр искоса взглянул на генерала. Генерал Ден потрясенным взором смотрел на поле. Стена щитов мишеней исчезла. Вся земля была покрыта щепками. Создавалось впечатление что кто-то прошелся гигантской косой по полю. Косой смерти.
   - Но это же чудовищно! - попытался сказать Генерал,- как же теперь воевать?
   - А штуцера? - возразил Князь - они что гуманнее?
   Дену возразить было нечего.
  
  
  
  
   .....Огромный железный корабль разворачивался на месте, вращаясь вокруг своей оси.
   - Ну и в чем же здесь секрет? - спросил П.С.Нахимов - руль был в положении прямо, рулевой штурвал не вращал?
   - Все очень просто - ответил Князь Александр Круповский - в носу и корме между двойным дном проходит две сквозные трубы с правого на левый борт, на трубах по две заслонки, одно водозаборное отверстие и гребной винт. Закрываем одну заслонку - струя воды давит в одну сторону, закрываем другую - в другую сторону Каждое устройство имеет свою паровую машину. Очень удобно при маневре на узком фарватере или при швартовке -.
   Александр посмотрел на Нахимова в ожидании следующих вопросов.
   - А вооружение? Почему вы настаиваете на своих трехфунтовых пушках? Что они в бою против 68 фунтовых и бомбических?
   - А для этого Павел Степанович я предлагаю вернуться в порт и посетить артиллерийский полигон.
  
   .....Когда отгремел последний выстрел, на полигоне воцарилась звенящая тишина.
   - Ну, хорошо, зрелище действительно эффектное, - но зачем нам сразу две трехфунтовки? - не унимался Нахимов, можно ведь было сделать скажем двенадцати фунтовое, или еще крупнее?
   Князь изучающее посмотрел на Павла Степановича, а затем спросил:
   - Историю о том как из-за саботажа английских мастеров, изменивших состав сплава для литья, у нас пушки взрывались помните?
   - Это при Петре Алексеевиче? - как же помню! Только причем здесь англичане? Вы же на своих заводах пушки делаете! И англичан слава богу на десять верст близко не подпускаете!
   -. Дело в том, Павел Степанович, что чем больше орудие, тем больше пороха для выстрела требуется, а чтобы большое орудие получилось нужно сплав подобрать, и станки больше, если хотя бы год или два времени, то можно будет сделать и больше чем трехфунтовка. Что касаемо того почему их две, то прошу обратить внимание на эту особенность.
   Круповский подвел Нахимова к опытным образцам и стал крутить рукоятки.
   - Ого! Так это у вас мортира миниатюрная! - воскликнул Нахимов.
   - Да, можно сказать и так - бьет она не так далеко, всего на три с половиной версты,
   но зато позволяет уничтожать пехоту в легких укрытиях навесным огнем. Да и весит меньше - можно использовать и в десанте, и на пароходах на верхней палубе.
   - На пароходах? Мысль интересная, но чем вы собираетесь береговые батареи уничтожать? Крепостные стены такими пукалками не разобьешь!
   - Ну это как сказать Павел Степанович! Вы о надкалиберных зарядах что-нибудь слышали? Хотите продемонстрируем?
   Князь кивнул помощникам и те принесли что-то похожее на ракету, но с коротким хвостовиком, и вставили в ствол орудия. Александр дернул за спуск.
   Когда осела пыль после взрыва и вернулся слух, Павел Степанович задал вопрос :
   - И сколько в этой бомбе?
   - Полтора пуда, стреляет на версту, можно и зажигательный состав, почти как знаменитый "греческий огонь", даже на воде горит - .
   Проблему повышения точности ракет пытались решить очень долго, не помогло и объявление о высокой денежной награде сделанное Круповским. Дело решил случай. Один из мастеров, работавший на Николаевском пороховом заводе, что-то накануне очень хорошо отпраздновал. Причем отпраздновал настолько хорошо, что не заметил того что сбил настройку станка для сверления сопел в корпусах ракет, так на нем весь день и проработал. Когда неделю спустя на полигоне вся партия ракет легла точно в цель Круповский не поверил своим глазам. Решили отстрелять еще одну партию - ракеты продолжали лететь точно. Александр дал указание разобраться в происшедшем - и был удивлен, когда приведенный к нему мастер бухнулся на колени и запричитал : "Не губи барин, у меня дети малые..." На то, чтобы выяснить причину такого поведения мастера ушло немало времени - пришлось чередовать обещания все простить и угрозы выгнать с завода. В конце концов выяснили. Из-за неправильной настройки станка отверстия сопел сверлились не параллельно продольно оси ракеты а под углом где-то в пять градусов. Это было неожиданно, но сравнение двух партий ракет с прямыми и "кривыми" отверстиями подтвердили неожиданное открытие.
   Осталось решить еще одну проблему - увеличить дальность. Но справились и с этим - удалось увеличить длину пороховых шашек, а кто-то предложил их объединять в более толстом корпусе. В результате всего этого появилась несколько типов ракет и ракетных станков - от малых с дальностью тысячу саженей и весящих десять фунтов, до больших весом в три пуда и стреляющих на семь верст. Боевую часть сделали трех типов - шрапнельную, фугасную, и зажигательную. О последней рассказывали страшные истории - говорили, что горит и плавится даже железо.
  
  
   .... "Коммерческий паром" "Великий князь Константин" следовал по курсу Одесса-Севастополь-Батум. Вся Европа посмеиавалась над причудами А. построившем это чудовище. А "паром" действительно был чудовищем :
   Наибольшая его длина 692 фт., наибольшая ширина (с кожухами и отводными брусьями) 118 фт., высота 60 фт.; вес порожнего корпуса при спуске 12000 тонн, вес же в полном грузу простирается до 25000 тонн при углублении в 30 фт. Средства для движения судна составляют колеса, винт и паруса. Два четырех лопастных винта диаметром в 24 фт.; приводится в движение двумя машинами с восьмью цилиндрами. Помещение было рассчитано для восьмисот пассажиров разных классов, ужасающей вместимости трюма, палубы для перевозки крупного рогатого скота, палубы для перевозки четырех пассажирских поездов, 400 человек судового экипажа. В числе гребных судов, достаточных для помещения всех пассажиров, находились два железных винтовых парохода по 120 фт. длины, висевших на шлюп-балках, позади кожухов. И все это чудище ходило полупустым, и его строитель и владелец А. терпел чудовищные убытки. Но несмотря на насмешки всей Европы по поводу неумения А. заниматься коммерческими делами, сам А. от затеи больших железных пароходов не отказался, и на верфях Херсона и Николаева строили еще дюжину железных чудовищ поменьше - по триста футов, и то же с двумя винтами. Посмотрев на незадачливого русского коллегу в Англии Ллойд ввел ограничения на размеры железных судов, а также официально заявил о снижении размеров страховки как на железные коммерческие суда так и на перевозимые на них грузы. В Адмиралтействе же вообще скептически относились к возможности плавания судов из железа - ведь оно как известно тонет в воде.
  
   10 августа 1854 г На рейде Варны было не протолкнуться от судов, тут было все... шебеки, пароходо-фрегаты, корветы и транспорты, транспорты, транспорты. Армада Союзников собиралась нанести Русским главный и окончательный визит. Порядка не прибавили два грязных дымящихся монстра под флагами вспомогательных судов Королевского флота, комендант порта сам прибыл на катере осмотреть непонятные суда, веселый майор Королевской морской пехоты, угостив гостя прекрасным виски сообщил, что это трофейные русские трехсотфутовые паромы, тупые русские заблудились во время шторма и стали легкой добычей английского корвета. Они загружены гражданским барахлом и все это надо сгрузить и применить этих морских коров к перевозке более нужных грузов. К сожалению на одном из судов пришлось оставить русский экипаж, а английские моряки должны прибыть через два три дня, поэтому к коменданту есть просьба, пропустить один из кораблей в гавань где под дулами крепостных пушек русских перегрузят на полицейскую шхуну и увезут куда надо, после чего "Bull" и "Cow" будут мирно ждать своей очереди на погрузку и разгрузку, а кое что типа русского офицерского багажа можно выгрузить и сейчас, прямо на таможенный склад. Турецкий Ага был в восторге от намечающегося бакшиша, он лично находился на "Bull" пока он не вошел в гавань и лично же проследил как чумазые русские моряки, грузили в шебеки разномастные сундуки и чемоданы - багаж штабных офицеров дивизии следующей в Севастополь. Благодаря этим действиям особого Морского отряда состоявшего из Петербургских гардемаринов и офицеров, прекрасно знающих английский и группы матросов с Черноморской эскадры, на рейде и в гавани Варны оказалось два корабля набитых сотнями тонн пороха и горючих веществ. Лейтенант Орлов четвертый, раздавил клещами головки трехчасовых химических запалов, поручик Ярцев (большой дока по части взрывов) закончил устройство минных ловушек на дверях и люках корабля, так что если какой-нибудь любопытный морячок из местных сунет сюда нос, взрыв произойдет несколько раньше, впрочем сюрпризов типа разных взрывателей и ловушек на брандерах хватало. Ни кем не остановленная, полицейская шхуна "Летучая рыба" растворилась в подкрашенной близким закатом морской дымке. Когда Варна скрылась из вида, моряки стали превращать шхуну в патрульное судно, но не успели... На горизонте вспыхнул гигантский столб пламени и сразу за этим еще один и через минуту раздался двойной рокочущий грохот. Орлов и Ярцев переглянулись и пожали друг другу руки.
   На ходу меняя внешность шхуна взяла курс к точке рандеву.
  
   Полковник Глебовский опустил подзорную трубу. - Ну все ребята, рыбка улетела, теперь наша очередь и Омер-паша очень вовремя прибыл из Бургаса, как начнется салютование, так и мы отсалютуем. Болгары уже подожгли дома по периметру складов и мы теперь точно видим куда стрелять. Лазутчики одетые в британскую форму, стали споро разворачивать на вершине холма, с которого склады Союзников были достаточно хорошо видны, два бомбомета. Это чудо Российско-Германской военной мысли било на три версты и было снаряжено огневыми бомбами. На рейде ударили холостыми зарядами военные корабли, им откликнулись корабли в гавани и пушки крепостей и фортов. - Беглым. Стрельба очередью. Очередь три бомбы. По заданным целям. Огонь ! - сказал полковник историческую фразу. Рявкнули Бомбометы. Снаряды упали в нужном районе но не точно в заданной точке. Наводчики сделали поправку и после залпа закричали ура, накрытие было точным. Израсходовав остатки боезапаса и запалив фитили снарядов должных уничтожить бомбометы, отдельный отряд Полковника Глебовского начал быстрый отход, но спокойно уйти не получилось, объединенный британско-французский патруль попытался их задержать, и хотя огнем многозарядных Велдогов и Лефошей враг был уничтожен, двое русских разведчиков были ранены. Реквизировав так кстати подвернувшиеся две подводы, полковник отправил раненых вперед, а сам с тремя людьми занял место в арьегарде. Не успели они отойти на версту, как появилась погоня, турецкая иррегулярная конница и моряки приняли бой. Полковник и мичман Глотов вели огонь с двух рук из четырех Ле-фошей, двое гардемаринов перезаряжали револьверы, но стали кончаться боеприпасы, на помощь туркам подоспели драгуны лорда Лэкэна , которые открыли огонь из штуцеров и сразу ополовинили русский отряд, башибузуки взяли в сабли истекающих кровью полковника и гардемарина, но не долго они наслаждались победой, со стороны Варны грянул сдвоенный взрыв и выше неба поднялось зарево.
  
   Маршала Сент-Арно никогда не пропускал ни одного пожара и сейчас перепоручив торжественную встречу Омер-паши однорукому лорду Раглану, бросился к складам. Первое что он увидел, это был пылающий обывательский дом в двух десятках шагов от Восточных ворот базы, кругом бестолково метались турецкие солдаты. А ну бородачи, быстро разметать эту халупу скомандовал маршал, прибывшим с ним французским саперам вооруженным баграми и топорами. Внезапно где то в небе раздался странный звук и в глубине складов что то громыхнуло, потом еще и еще. Маршал увидя невдалеке минарет, сделал знак адьютанту и быстрым шагом направился туда, зачем-то обнажая на ходу саблю, эфесом этой сабли он сшиб с ног заступившего ему было дорогу муэдзина и поднялся на молельную площадку. Открывшаяся панорама Сент-Арно не понравилась. То там, то тут на территории артиллерийских складов вспыхивали взрывы. Натренированный глаз военного засек вдалеке на холмах две вспышки. - Это невозможно - воскликнул Маршал, но нас обстреливают из пушек. Немедленно послать конные разъезды к тем холмам и разобраться что там за дерьмо, если это так салютуют эти турецкие - La merde de porc, повесить на месте . А всех саперов и пехоту какая попадется, срочно сюда на тушение складов. Восемь миллионов снарядов, это вам не пикник в Булонском лесу. А пожар на складах разгорался. Маршал продолжал руководить работами оставаясь на минарете, его приказы передавал через морской рупор один из адъютантов, а вестовые разносили дальше.
  
   Омер-паша и Лорд Раглан стояли на набережной внутренней гавани Варны. Кругом теснилась растерянная свита и охрана. А над городом поднималось зарево и вот ожидаемо и одновременно неожиданно загремели титанические взрывы, начали рваться артиллерийские припасы на складах. И будто бы в ответ, рвануло на рейде. От гигантской вспышки стало светло как днем. Последнее что осознанно увидел Омер-паша, это был огромный военный корабль "Город Париж" летевший по небу. Взрыва в гавани Паша уже не слышал и не видел. Это был конец Экспедиционного корпуса. Остались только десятки тысяч искалеченных и обожженных тел, море усеянное обломками кораблей и пылающие руины Варны.
  
   Полковник Глебовский застонал и открыл глаза. Он лежал прямо на земле, все тело ныло, но когда он пошевелился (точнее попытался пошевелиться ибо был связан) стало ясно что все кости целы и фатальных ран нет. Кольчуга из дедовской коллекции опять спасла ему жизнь, не будь ее сабельные удары башибузуков отправили бы его е праотцам. Он услышал возбужденную английскую речь, повернув голову полковник увидел группу британских драгун, обсуждавших гибель Варны и судьбу проклятого шпиона которым судя по всему являлся полковник Глебовский, а судьба ему светила не очень хорошая. Раздался конский топот и кавалькада в разномастных мундирах подъехала к драгунам и спешилась. К командиру драгун подошел человек в парадной форме капельмейстера Первого Класса Королевской морской пехоты и погрозив оторопевшим кавалеристам, неизвестно как появившимися в руках огромными револьверами, бравируя отличным Лондонским произношением, произнес - Джентльмены, вы мои пленники. Я ротмистр Князь Джихар-Нахичеванский. Кто то из англичан не вняв оповещению, поднял было штуцер, но бахнул чей-то Лефош и статускво было восстановлено.
  
   _____________________________________________________________________________
  
   Шесть железных пароходо-фрегатов русской эскадры двигались на юг. Где-то вдалеке по правому борту промелькнули отсветы пожара пылающей Варны. Не все сходилось в донесениях русской разведки. Получалась какая-то нелепость - вряд ли французы решаться проводить осаду Севастополя без осадных орудий. В Варне по донесениям разведки их не было. Значит есть два варианта - либо они отправлены с первой волной десанта, либо еще не прибыли в Варну . Первый вариант нелеп по своей сути - тащить осадные жерла не закрепившись на берегу и не взяв город в осаду глупо, значит остается второе -и есть шанс перехватить транспорты в море.
   Они и двигались навстречу своей судьбе - конвой из двенадцати транспортов под охраной четырех линейных паровых кораблей, и пяти парусных фрегатов. Судьбе, потому что шансов уцелеть у них не было никаких - происшедшая незадолго до того стычка русского отряда с тремя линейными кораблями англичан показала, что деревянный корабль уже прошлая страница истории - эти деревяшки затонули еще до того, как смогли приблизиться на дальность стрельбы своих орудий.
   И вот новая встреча. Не было изящных маневров, попыток занять наветренное положение, авангардов, арьегардов - просто расстреляли при сближении и все. Больше времени потратили на погоню за разбежавшимися транспортами. Три из них получили столько пробоин, что их увы пришлось бросить. Остальные девять отконвоировали в Севастополь.
   Эскадра с первой волной англо-французского десанта подошла к берегу недалеко от Евпатории. Почти полсотни транспортных кораблей, полдюжины линейных английских кораблей и десяток военных пароходов. Из-за непогоды, остальной десант должен был подойти несколькими днями позднее. Десять тысяч англичан при пятидесяти орудиях, шесть тысяч турок, при пятнадцати орудиях. Труднее всего было высадить лошадей, но и с этим в итоге справились. Для англичан было удивительно , что растянувшейся на два дня высадке никто не препятствовал.
   Увы князь Меньшиков был нерешительным человеком, к тому же он знал, что союзники имеют двухкратное численное преимущество. О том, что из-за диверсии в Варне расклад изменился в его пользу, он узнал уже после того как все свершилось
   Для наблюдения за возможными маневрами неприятеля был определен казачий полк - шесть сотен сабель, и две батареи - конно-ракетная и конно-артиллерийская. Всего получалось шесть картечниц, дюжина средних и дюжина легких ракетных станков и дюжина скорострельных круповских трехфунтовок. Если бы командир высадившегося русско-турецкого отряда не стал вести активную разведку, то возможно все произошло бы как то по-другому. Была бы славная виктория, а не идиотская свалка. В поисках добычи и неприятеля один из разведотрядов турок вышел прямо на линию огня казачьих картечниц, и ополовиненный стал откатываться назад, за ним увязались в погоню две казачьи сотни, обеспокоенные англичане стали разворачиваться в боевые порядки и выдвигаться вперед, за что им пришлось жестоко поплатиться, так как через головы отступающих турок и преследующих казаков полетели ракеты. Попав под огонь штуцеров англичан казаки бросились отступать. Англичане попытались их преследовать, но напоровшись на огонь русских орудий и картечниц вынуждены были начать отступление, преследуемые четырьмя казачьими сотнями. Исход боя решила ракета попавшая в артиллерийский склад на берегу. Зрелище было красочное и неописуемое - вверх взлетали различные предметы тяжелее воздуха, а затем падали обратно, убивая и калеча всех кто оказывался поблизости. Переброшенная на фланг под прикрытием потрепанной сотни конная батарея поставила финальную точку в этой свалке - заряды шрапнели сдували высадившийся десант, а подтянувшиеся ракетчики стали стрелять по кораблям и транспортам стоявшим у берега. К несчастью для моряков у ракетчиков закончились ракеты с шрапнелью и бомбической частью, поэтому в ход пошло все то что осталось - зажигательные. После того как два линейных корабля разлетелись на тысячи горящих обломков, равномерно забросав ими своих соседей, те кто успел, стали рубить якорные канаты и уходить в море, правда таких оказалось не так много, да и им пришлось перед уходом нахвататься снарядов от конной батареи. Конфуз получился полный. У князя Меньшикова украли победу.
  
   ....Портовый буксир "Могучий" пытался уйти от преследования, и отчаянно дымил из высокой трубы. В чем-то ему повезло - ветер дул с берега и парусные фрегаты английского отряда безнадежно отстали. Но от четырех пароходо-фрегатов - двух франзузских и двух английских оторваться не удалось. Более того расстояние неуклонно и неотвратимо сокращалось. Причин было две - "Могучий" был очень низкобортный, и сейчас зарывался носом в волны, в то время как англо-французы таких трудностей не испытывали, кроме того буксир был железным, и масса железа сводила на нет мощность его паровой машины. Погоня приближалась, а до береговых батарей Одессы еще было слишком далеко.
   Коммодор Смит Вэнс , держащий флаг на пароходо-фрегате "Тигр", рассмеялся, глядя на тщетные потуги русского парохода оторваться от его отряда. Судя по всему на русском пароходе заканчивается уголь, либо проблемы с машиной - ход его начал падать. Два французских пароходо-фрегата начали обходить "Могучий" с правого борта, а анличане с левого, одновременно пытаясь отрезать от берега. Грянул бортовой залп "Тигра" и Вэнс грязно выругался. Этот низкобортный русский ублюдок не давал взять его в два огня - возникла опасность попасть по французам. Смит приказал увеличить дистанцию. Еще один залп. Перелет. Залп. Первыми удачи добились франзузы, разбив правое гребное колесо русского буксира, которое вместе с кожухом отвалилось от его корпуса и осталось на плаву и вскоре осталось у русского за кормой.
   Поручик Зленский, командир батареи трехдюймовок, понял, что пришел его черед. И его мучениям, связанным с недельным нахождением на буксире пришел конец. Всю неделю он и большинство его подчиненных пролежали в лежку измученные приступами морской болезни. А сейчас и просвещенные мореплаватели и потомки якобинцев ответят за его мучения сполна. Командир буксира капитан-лейтенант Иванов отдал прикание матросам сорвать стопора крепления фальшивого гребного колеса левого борта, и оттолкнуть обманку от борта. Удовлетворенный увиденным, он спустился с мостика в центральный каземат и произнес: "Теперь Ваш черед поручик!".
   "Могучий" был железным кораблем, но, не смотря на мощную машину имел довольно небольшую скорость, все дело было в шестидюймовой толщины железном поясе опоясывавшем весь его надводный борт, и защищавшем надстройку, а также в железной палубе толщиной три дюйма. Но сейчас именно это железо давало ему преимущество, так как ядра отскакивали от его ботов и палубы.
   Открылись броневые крышки орудийных казематов, и Зленский рявкнул: "Пли!". Ему было страшно, но в душе поручик жаждал совершить подвиг , и не щадя живота своего... Он понимал, что трехфунтовками таким кораблям вреда не причинить, разве что если с дистанции пистолетного выстрела картечью по палубе, а затем на абордаж. Да, он стрелял из новых трехфунтовок Николаевского завода, но впечатления они не произвели. Вот если бы единороги на это железное корыто! Однако подвига не получилось. Точнее так думал Зленский до возвращения "Могучего" в Одесский порт. Не было и абордажа, не пришлось и живот на алтарь во имя Отечества нести. Его подчиненным было еще страшнее, поэтому, они палили во все что видели с возможной скоростью. А новые скорострельные трехфунтовки такую возможность им и предоставляли. Не знал поручик того, что чугунный продолговатый снаряд с медным пояском вылетает из ствола со скоростью больше четырехсот саженей в секунду, а на принятой "Могучим" дистанции боя прошивает пароходофрегаты практически насквозь. В каземате "Могучего" было двенадцать орудий - два стреляли в нос, два в корму, и по четыре на каждый борт. Каждое четное орудие по инструкции П.С.Нахимова стреляло разрывными гранатами. Первым на воздух взлетел "Тигр" - очевидно одна из болванок попала ему в котел, затем как-то неуклюже стал заваливаться на борт головной франзуз.
   Капитан-лейтенант Иванов удовлетворенный результатами начала боя дал команду переложить руль вправо, и "буксир" стал разворачиваться бортом ко второму французу. "Ну, хранцуза еще наши деды бивали!" - закричали комендоры, и последовавшие за тем крики "....здец шаромыжнику!" возвестили о том, что у "Могучего" остался один противник, который сейчас отчаянно дымя стал отворачивать в сторону лавировавших против ветра парусных кораблей британо-французского отряда. Но английские фрегаты увы не успевали - их паровой собрат потерял трубу, и стал замедлять ход, избиваемый скорострелками русского "буксира", а наблюдатели с марсов заметили, как из Одесского порта на помощь "Могучему" спешит еще один буксир и русский винтовой пароходо-фрегат.
   В сущности бой можно было считать выигранным - три русских корабля были с наветренной стороны, да и численность отряда союзников сократилась уже треть, но коммодор Бредфорд, оставшийся за флагмана представать перед британским трибуналом за трусость не хотел, поэтому корабли продолжали сближаться. Бредфорд принял единственно верное решение в той ситуации попытаться приблизиться к берегу южнее Одессы, чтобы занять наветренное положение. Это давало ему определенное преимущество перед русскими и не мешало вести огонь его комендорам, поскольку при нахождении под ветром дым русских пароходов мешал вести прицельную стрельбу.
   У него почти получилось. Почти, потому что два концевых фрегата выскочили на мель.
   Русские буксиры оказались неповоротливыми и были заняты добиванием "Милна", поэтому первым англичан встретил фрегат "Николаев" с фок-мачты которого почему-то успели убрать паруса. Железный винтовой грузовой пароход "Николаев" стал военным фрегатом неделю назад, после того как на него установили две батареи скорострельных орудий. На верхней палубе в носу и корме стояло по шесть мортир, а на грузовой, а ныне батарейной палубе стояла дюжина трехфунтовок.
   Увидев странный маневр "Николаева" Бэдфорд предположил, что на русском корабле в носу стоят гаубицы стреляющие бомбами, и его опасения подтвердились. Правда калибр бомб был маленький, и особого вреда в начале боя они причинить не успели, чего не скажешь о бортовой артиллерии. Пушки стреляли так часто, что британский коммодор стал предполагать, что перед ним не фрегат а линейный корабль. Русские били по корпусу и с такой дальности, что прежде чем шедшие строем фронта британцы подошли на дальность ведения эффективного огня все три фрегата были выведены из строя, получив многочисленные пробоины в носовой части. И тогда "Николаев" пошел им навстречу. Развернуть погружающиеся носом в море корабли бортом к противнику Бэдфорд не успел - русский командир парировал его маневр оказавшись по носу у англичан. Первым на его пути оказался его "Лайон". Стрельба из погонных орудий была невозможна, поэтому коммодор бессильно наблюдал как русские бомбы взрываются на палубе калеча орудийную прислугу. "Пора бы наверное и подумать о сдаче" - мелькнула мысль у британского флагмана. Но додумать он не успел. Следующий залп с шести кабельтовых был странным. Свидетели утверждали, что видели как по небу медленно летели шесть темных точек и упали на "Лайон". Сколько полуторапудовых бомб из этого залпа попало в британца установить не удалось. Ибо взрывом его обломки разметало по всей бухте. Осиротевшая пара фрегатов спустила флаги.
   Героями мечтают стать многие, особенно в молодости. Мечтал стать героем и командир взвода улан корнет Ястребцов сопровождавший батарею скорострелок прибывших к месту посадки на мель двух фрегатов противника. Поэтому после десятиминутного огня батареи безусый корнет повел своих улан в конном строю в безумную атаку на англичан по мелководью. Спустя полтора столетия из под пера одного поэта выскочила фраза : "Безумству храбрых поем мы песню!", а еще спустя полста лет гоношистые поляки попытались повторить "рекорд" корнета пойдя в атаку на танки вермахта, только вот, что русскому норма, то поляку смерть. И поэтому получил за свой подвиг корнет Ястребцов генеральский орден Андрея Первозванного, ибо захватить тремя десятками кавалеристов два фрегата не удавалось больше никому и никогда более, что же до поляков, то кроме анекдота появившегося в мемуарах генералов вермахта и безымянных могил они не получили ( что в принципе и справедливо, а тем кто не верит рекомендую прочитать А.Г.Куропаткин "Русская армия").
  
   Дурная голова рукам покоя не дает, точнее сказать те у кого жевательная часть головы превосходит думательную, всегда находят на свою ... , вообщем на сидячую часть туловища приключений. Конечно определенную роль здесь сыграло и то, что с некоторых пор у нас появилась мода на все французское, так и не исчезнувшая увы с походом Наполеона. Однако поползли по столице слухи, что государь давно уже не в себе, выжил из ума и пошел войной на просвещенную Европу, что пора бы ему престол своему сыну передать , да замириться со всеми. Курорты Ниццы теперь недоступны, да и австрияки, грозятся пойти войной. А тогда грянет великая беда по земле русской. Говорят, что если многократно наступать на одни и те же грабли, то можно привыкнуть и начать получать удовольствие от этого процесса. Именно к такой категории людей и относились офицеры лейб-гвардии Московского полка и офицеры лейб-гренадерского полка. То, что пытались совершить тридцать лет назад было решено повторить вновь. Злые языки поговаривают, что здесь не обошлось без масонов ложи "Великий Восток", только вот скажите мне: кто и когда видел хотя бы одного живого масона? Да и есть ли они вообще в природе?
   А вот Карл фон Нессельроде - министр иностранных дел существовал, как сказали бы сейчас, "в натуре". Видя, что победа уже далеко уплыла из рук его друзей французов и австрийцев, он решил действовать. Благо после Бенкендорфа, да и при нем больше за всякими поэтами охотились - борзописцами-вольнодумцами. Да и не любили императора Николая в полках еще до того как он на престол взошел. Только на этот раз нужно было действовать решительно, а не так как на Сенатской площади в 1825 году. Вообщем приняли господа гвардейские офицеры на грудь по-гвардейски и двинулись государя-императора свергать, а по пути для храбрости еще добавили, и конечно же вспомнили, как их во времена их дедов гвардия императоров как перчатки меняла ! И за это выпили. Вообщем, когда дело дошло до дела погорячились слегка - кто ж знал что государь император такой не сговорчивый окажется, поэтому под горячую руку в пьяном угаре порешили многих, в том числе и сыночка его Александра, который выжившего из ума папеньку принялся защищать, ну и все семейство ихнее - Романовское. Они ж Схарьины-Романовы, или Захарьины-Романовы и до того ересь жидовствующую по Руси распространяли, конечно давно это было, еще до того как первый из них на царство был провозглашен, после изгнания "тушинского вора". А потом как полагается портфели принялись делить. Долго ругался с ними Нессельроде, за власть боролся, пока гром не грянул. Точнее сказать не гром а орудия оставшихся верными присяге полков.
   Князь Александр Круповский покинул императора за полтора часа до описываемых событий. Он был отозван с Крыма и приглашен в столицу специально для назначения на должность генерала-фельдцехмейстера, то есть в переводе с ихнего на русский - начальника артиллерии и всего к ней относящегося. Первоначально император задумывал назначить на эту должность великого князя Михаила Николаевича, но нашел для него не менее почетную должность, а это же с 1852 года пустовало.
   Князь Круповской услышав стрельбу повернул обратно , подняв по пути два полка с артиллерией, но к сожалению опоздал. Вести переговоры с ним мятежники отказались, заявив ему, что в России теперь нет императора, а есть парламентская республика, и что династия Романовых изведена под корень по примеру просвещенной Франции. Упоминание о ненавистных французах поставило крест на возможно мирном разрешении конфликта. Круповский принял решение извести мятежников и цареубийц под корень. Были подтянуты еще три батареи скорострелок, а также два полка драгун с картечницами на конной тяге. После чего князь отдал команду открыть огонь. Пленных не брали. Через полчаса все было кончено. Еще через полчаса было оглашен манифест, что в связи злодейским убийством государя императора и царской семьи мятежниками, руководимыми французскими и австрийскими агентами, власть в Российской империи временно, до окончания войны, переходит к Верховному правителю-канцлеру князю Александру Фридриховичу Круповскому.
  
   Известие о трагических событиях в Санкт-Петербурге и подавлении мятежа, устроенном Нессельроде, прогремело как гром с ясного неба. Нестабильность и неопределенность ситуации давала французам и англичанам сильные козыри. Английские, австрийские и французские дипломаты стали давить на Пруссия призывая присоединиться к антирусскому союзу. К границам Пруссии стала выдвигаться австрийская армия. Нужно было рубить завязывающийся узел и как можно скорее. И решение было принято.
   "Великий Князь Константин", двенадцать трехсотфутовых пароходо-фрегатов шли на всех парах к Варне. П.С.Нахимов держал флаг на фрегате "Севастополь". Следом за передовой ударной эскадрой шла вторая эскадра - парусные линейные корабли, фрегаты, транспорты с десантом, казематные "буксиры", железные пароходо-фрегаты. Отряды легких кораблей отправились вдоль берегов черного моря в поисках разбросанных соединений противника.
  
   .... Как сказал один живописец, тьфу, не живописец, а поэт "не тот который про польских улан предсказал) полтораста лет спустя : "Последний парад наступает, готовьтеся к бою - орудия в ряд...". Ну приготовились, кто успел, ну и толку? Парад действительно наступил, только вот орудия не сверкали, потому что командовал им другой персонаж ( и не тот который апельсины бочками, и не тот который Шмидт - не тот который на льдине, и не тот у которого сыновья были, нарушавшие конвенцию, а Павел Степанович Нахимов)
   Пароходо-фрегаты окружили рейд Бургаса полукольцом, находясь в недосягаемости береговых батарей. Вечерело, солнце закатывалось за горизонт, когда на горизонте показались дымы и мачты эскадры с десантом. Павел Степанович посмотрел на скучившиеся французские и британские корабли и недобро улыбнулся. Трафальгара и Абукира не будет, не будет и боя по правилам - будет банальное повторение Чесмы, а также прощальный салют убиенному государю императору и убиенной царской семье. Когда вечерняя заря уже начала превращаться в ночь, с борта "Севастополя" взлетела сигнальная ракета. Спустя три секунды после того как она взорвалась освещая окресности, пароходо-фрегаты русской эскадры окутались пламенем и дымом. Вверх по крутой траектории устремились огненные стрелы. А затем корабли союзников стоявших в порту осветились взрывами и пожарами.
   Адмирал Нахимов наблюдал за поднимающимся заревом и думал: "И зачем князь Круповский потратил столько сил и средств на повышение точности ракет? Ведь куда не стрельни в бухту все равно во что-нибудь попадешь! Интересно останется ли к утру что-нибудь куда можно высадить десант? Или все сгорит дотла? И куда тогда? Может прямо с утра к Босфору двинуться? Здесь-то даже дохлой мыши и той не останется!". Бургас пылала, горело все, что могло гореть, и что не могло тоже горело, особенную радость для жителей города и частей экспедиционного корпуса доставляли горящие арсеналы и пороховые склады. Они так красиво взлетали на воздух, поднимая с собой окружающие строения и затем рассыпали по окрестностям все, что было нажито непосильным трудом - шрапнель, ядра, бомбы. Жители Бургаса и англо-французские солдаты глядя на устроенный русским адмиралом фейерверк по случаю пресечения царствующей династии, радовались как дети, и плясали от счастья весело и достаточно смешно корчась в языках пламени под градом смертоубийственных обломков и осколков. Что-то видимо перемудрил князь Александр со своим зажигательным составом, ибо очень скоро дикие танцы местного населения превратились в хороводы - с кораблей русской эскадры с ужасом наблюдали как над городом стал подниматься огненный смерч, засасывая все в свою воронку и разрастаясь в размерах. С борта русского флагмана скомандовали срочный отход - рубились якорные канаты, в топки летело дерево, для скорейшего поднятия паров. Уйти успели все. Как сказали бы сейчас - праздник удался. Точнее тризна. Русские эскадры двигались к Босфору.
  
   Над прусско-австрийской границей тучи ходили хмуро, и ничто не предвещало беды. Австрийцы были уверены, что Пруссии придется уступить. Россия обезглавлена, в Польше вдруг возникли очередные волнения. Пока Россия разберется с вопросом власти, а учитывая уничтожение правящей династии - это вопрос долгий и склочный, чреватый гражданской войной, пока, что вообще маловероятно, найдет силы чтобы навести порядок в Польше - тут скорее всего успеет образоваться Польское государство, которое возьмут под защиту страны Европы. Не было у Пруссии выбора, против объединенной Европы без России она не выстоит. Но, как оказалось ей это было и не нужно. В силу своей просвещенности, и в силу ужаса навеянного косыми атаками Фридриха Великого, вся Европа воевала по последнему слову науки - баталии, кордебаталии, ретирады, конфузы, каре и прочие не постижимые непросвещенному уму вещи. Регулярную армию характеризует прежде всего порядок и дисциплина - в отличие от армии иррегулярной. Орды иррегулярной конницы азиатских и мусульманских кочевников оказались бессильны перед каре.
   Только им этим иррегулярным конникам, известным в России, как казаки это было неизвестно. И убийство государя-императора пришлось очень некстати. Для поляков. Потому что сиволапое бородатое казачье мужичье и слов то таких не слышало - каре, баталия, арьегард. Поэтому всю очередную молодую поросль просто и быстро порубили шашками и закололи пиками без всяких изысков.
   Про грабли мы уже писали, а вот про колодец в который некоторые идиоты любят плевать нет. Доплевались австрийцы. Забыли про помощь России в подавлении восстаний, забыли про спасение от турков во времена Екатерины Великой. И самое главное забыли про фразу Александра Первого, о том что в случае какой либо Австрийской подлости, у России всегда найдется пара лишних дивизий, что бы совершить прогулку до Вены. Очень к месту написал Бунтарь-Государственник Федор Глинка -
  
   Вы зря кич`итесь австрияки, нем`ощной Веною своей
   Готовьтесь! Русские казаки... Уже седлают лошадей.
  
   А сейчас пришло время испить из заплеванного колодца. И напиться. Кровью. Потому что предусмотреть появление иррегулярной конницы в ночное время у австрийского лагеря предвидеть не мог никто. Это было не по правилам ведения войны. Да и глупо это - каре - вещь непреодолимая. Но его никто и не думал преодолевать.
   Кавалер Императорского Ордена Св. Равноапостольного Великого Князя Владимира Генерал-майор Глебовский обошел батареи трех фунтовых гаубиц развернутые в ночной тишине перед австрийским лагерем. Первые десять залпов предполагалось произвести полуторапудовыми надкалиберными бомбами. Затем пятиминутный огневой налет гранатами, после чего стрельба переносится в район возможного отступления австрийцев, еще через десять минут - в бой идет казачья лава. Вверх взлетела сигнальная ракета и хлопнула разноцветными огнями. Четыре двенадцатиорудийные батареи дали залп. Кто-то из австрийцев увидел и ракету, и вспышки и какие-то хлопки в ночной тишине. Мучительно тянулись секунды. А потом сорок восемь бомб рванули посреди австрийского лагеря, а потом еще и еще. После нескольких нелепых попыток сбиться в каре, под рвущимися бомбами, которые разбрасывали плотно сбившихся людей пачками как тряпичных кукол, австрийцы ударились в бегство, поэтому обстрел гранатами лагеря оказался излишним - там уже никого не было. Обстрел же предполагаемого пути отступления привел к роковым последствиям для австрийской армии - ей пришлось вступить в ночной бой. Казалось, что враг повсюду, поэтому наиболее дисциплинированные австрийские части сбившиеся на бегу вокруг своих командиров стреляли во все что видели, то есть друг в друга. К тому времени, когда в опустевший лагерь ворвались казаки Кавалера Знака Императорского Военного Ордена Св. Великомученика Победоносца и Чудотворца Георгия второй степени Войскового старшины Князя Джихара Нахичеваньского, воевать было не с кем. Австрийская армия перестала существовать как боевая единица.
   Именно поэтому пересечение австрийско-прусской границы прусской армией - Пруссия объявила войну Австрии, выглядело плохо прикрытым издевательством над всей Европой. Парадным маршем, с развернутыми знаменами, под звуки оркестра пруссаки маршировали по австрийской земле, приглашая австрийцев на бой, по всем правилам военной науки. Так и дошли они до Вены никого не встретив. Конечно же кто-то спросит а как же стотысячная армия австрийцев в дунайских княжествах? Та, которая, вынудила русскую армию уйти на левый берег Прута? А вот эта австрийская армия переправилась через Прут и с ней случился конфуз.
  
   Князь Горчаков был нерешительным человеком, да и как быть решительным, если австрийцев в два с половиной раза больше. Конечно он получил кое-какие подкрепления - двенадцать батарей скорострельных новых пушек и шесть батарей гаубиц. Прибыл и лейб-кирасирский его величества полк и кавалергардский ее величества полк, а также четыре башкирских конных полка. И князь решил действовать.
   Утром австрийцы увидели, как на расстоянии двух верст от них русские полки стали разворачиваться в боевые порядки. Рылись укрепления, ставились батареи. С точки зрения австрийских офицеров все это было достаточно нелепо. Легкие полевые укрепления русских, пользуясь численным превосходством можно было обойти с флангов, поэтому такая позиция с точки зрения обороны была бессмысленна. Если же русские собирались наступать, что обычно в их традициях, то глупо прятать пушки за укреплениями - их потом придется выдвигать за пехотой и перемещать на версту по открытому полю. Поэтому австрийцы не спеша развернулись в боевые порядки. Именно этого и добивался князь Горчаков.
   Ураганный огонь двухсот шестнадцати русских скорострелок смешал все австрийские порядки, самое обидное было в том, что для ведения ответного огня австрийцам пришлось бы выдвигать свою все на ту же версту и по тому же открытому полю. Предпринятая в ответ конная атака по русским флангам умылась кровью попав под сосредоточенный перекрестный огонь полусотни картечниц, обратившаяся в бегство австрийская конница окончательно смяла австрийские порядки, и армия австрийцев обратилась в бегство. Путей бегства было три - через реку, и направо или налево вдоль ее берегов. Переправа была разрушена русскими гаубицами, поэтому тем, кто избрал водный путь пришлось спасаться вплавь. Тем же кто побежал вдоль берега, пришлось столкнутся с новым препятствием. Им оказались лейб-кирасирский его величества полк и кавалергардский ее величества полк. Задача гвардии - охранять и защищать государя императора. Выполнить ее гвардейцы из-за вероломства заговорщиков не смогли, поэтому сейчас они искупали свою ошибку кровью.
   Те кто считает, что кирасы это архаизм и пережиток прошлого, даже в то время, когда вовсю стали появляться нарезные штуцера плохо изучали историю. Остановить атаку конницы можно с помощью каре. Остановить атаку кирасиров тоже можно с помощью каре, правда при этом гибнут в основном лошади, так как свинцовые пули не в состоянии пробить стальную кирасу. Но каре в спасающейся бегством армии ставить было некому, поэтому девятьсот всадников, половина из которых была устрашающего трехаршинного роста, просекли широкую кровавую просеку, промчавшись вдоль берега, и остановить их смогло, только отсутствие противника. Сражение было выиграно. Но победу у гвардейцев украли. Сделали это довольно нелепо смотревшиеся в своих диковинных нарядах всадники с азиатскими раскосыми лицами. Они пошли в атаку с противоположного фланга с некоторым запозданием. До красавцев гвардейцев им было далеко, но именно их жуткие крики и раскосые лица, всколыхнули у австрийцев глубинную генетическую память и вытащили на поверхность воспоминания о монгольском нашествии. Поэтому все бегущие остановились, понимая, что от "этих" спастись бегством невозможно, и стали бросать на землю оружие.
   Что же до любителей плавания, то выше и ниже по течению Прута, курсировали русские речные канонерки, незадолго до того высадившие десант на противоположный берег. Если бы те из австрийцев, кто доплыл, знали о том, что их встретит шквальный огонь картечниц, то наверное они не стали бы подвергать свой организм переохлаждению в водной среде. А если бы об этом довелось узнать легендарному Чапаеву, то скорее всего он не стал бы купаться в реке Урал. Как говориться конфуз случился полный, и без всякой ретирады.
   Что же касается Австрии, то князь Круповский был новичком в дипломатии, и естественно не понимая сложности и премудрости данного искусства наломал там дров. Что и кто наобещал венграм и прочим неизвестно, однако вспыхнувшие повсеместно восстания подавлять было некому - у русской армии были другие задачи. Собственно на этом и закончилась история Австрии. Как говориться: вот и все об этом государстве!
   Про войну России и Пруссии против Франции писать подробно глупо. Глупо, потому что по своей сути она напоминала карикатуру на войну с Наполеоном в 1813 году. С той единственной разницей, что не было у французов этого самого Наполеона. Сгубили его на острове Святой Елены. А во всем остальном было очень похоже. Снова французы вышли в тыл русской армии. И снова русская армия вместо того, чтобы развернуться и принять бой стала отступать на запад и заняла Париж. Кто-то из французских писателей впоследствии написал роман о том как брат Гавроша защищал на баррикадах Париж от русских варваров, но над этим писакой смеялись даже французы, поэтому он впоследствии переквалифицировался в сатирики. Про пруссаков говорить вообще стыдно, ибо пока русские пировали в Париже, и поили казацких и башкирских лошадей с набережной Сены, они в очередной раз без всяких изысков построившись в свои баталии и прочую ерунду разгромили французов.
   Более важным в разговоре о Франции, является вопрос об огромном вкладе русского народа в увядающую и загнивающую французскую культуру. Благодаря этому деянию французская культура наконец-то сумела избавиться от гнили якобизма, и двойной морали привнесенной всякими Дидро, Руссо и прочими уродцами. Прежде всего у французов значительно обогатился словарный запас - стали очень популярными слова : "Эй", "Дык", "Это", "хранцуз", "шаромыжник", "ходь", "сюды" и многие другие. Кроме того, из французского языка напрочь исчезло унижающее человеческое достоинство слово "гарсон". Вместо этого гнусного слова стало употребляться слово "человек". Ну и наконец, русские заложили долговременный фундамент новой обновленной французской культуры, причем первые признаки появления этого фундамента появились на четвертом или пятом месяце с момента появления русских в Париже, и уж совсем стали видны, даже слепым, на девятый месяц, когда на свет стало появляться новое поколение парижан, и самое главное, парижанок. С первого взгляда на новорожденных девочек стало ясно, что генофонд парижан улучшен на несколько порядков, и что не пройдет и двух десятилетий, как вся Франция будет гордиться и восхищаться своими парижанками. В их честь начнут слагать стихи, писать романы, из-за них будут стреляться на дуэли, просаживать огромные состояния, радовало и то, что итальянцы глядя на этих красавиц будут давиться от зависти, сами же парижанки будут стремиться убраться из провинциального Парижа, хотя бы в Берлин, ну а Петербург это вообще предел мечтаний. Известный русский писатель А.П.Чехов даже напишет повесть "Три сестры" посвященную французским лимитчицам. Именно за этот неоценимый вклад в культуру и просвещение Франции, новое поколение французской интеллигенции назовет князя Александра Крупновского - Князем-Просветителем, и именно под таким титулом он войдет во французскую историю.
  
  
   В одно прекрасное но очень странное утро все британские лорды проснулись в холодном поту. Они оказались одни. Не в том плане, что куда-то исчезла прислуга, любовницы, гнусные родственники и оппозиция в парламенте. Просто они оказались одни в Европе. Одни против объединенного союза России и Пруссии. Утешало в этой ситуации одно - Британия остров, а Британская империя, как известно -правит морями. О Соломоне с его идиотским кольцом почему-то они забыли. А ведь говорил же им их соплеменник еще до того как Библию написали : "Все пройдет!". О чем и возвестил гром русских пушек русской эскадры адмирала Нахимова, вошедшей в Темзу. Высаженный тут же русско-прусский десант вообще подставил под сомнение правильность географических карт. Уже не остров!
   Больше всего лондонцев удивили глубокие познания русских варваров в латыни. Конечно помимо таких надписей на колоне Нельсона, встречались и вполне приличные на русском и немецком языках : "Мы дошли до Лондона!". Напрасно Ллойд ударил в набат с помощью колокола "Лютина", напрасно пытались ввести в строй флагман Нельсона "Викторию". Русские и пруссаки пришли не воевать с англичанами, а освободить их угнетенные народы. И ирландцы, и шотландцы, и уэльсцы были маленькими, но очень гордыми народами. И они как и все народы имели право на создание своих независимых государств. За освобождение угнетенных народов Англии, а также за огромный и неоценимый вклад в развитие английской культуры, князя Круповского стали именовать Князь-Освободитель и Просветитель.
  
   На фоне этих опереточных войн и культурных преобразований в Просвещенной Европе, совсем незаметно промелькнуло известие о том, что в 1854 году у князя Александра Круповского появился наследник, которого в честь дедушки нарекли Федором. Правда некоторые знающие люди шепотком говорили, что это и будет наш будущий правитель и император, и что когда он вырастет и возмужает, то отомстит и за своего дедушку,и за несостоявшуюся родину город Эссен, и за несчастных лягушек. И отомстит он конечно же Соединенным Штатам Америки и Японии. Некоторые даже дату называли - 1914 год. Только они ошибались - все это случилось в 1904 году. Что же до 1914 года, то он знаменателен тем, что в этом году по чертежам инженера Циолковского на военных заводах России построили космический корабль, на котором дочка Федора Александровича Круповского - Алена Федоровна совершила полет вокруг Луны.
   Под впечатлением этого грандиозного мероприятия один англоязычный писатель Герберт Уэллс, ненавидящий и Россию и Германию, написал роман "Война миров". По сюжету романа на землю прилетают ужасные марсиане на треножниках, и уничтожают и Россию и Германию, после чего мир спасают доблестные англичане, и Британия вновь как и прежде правит морями. Книга пользовалась бешенной популярностью в Англии и Америке до 1918 года, и издавалась миллионными тиражами. Герберт Уэллс решил написать ее продолжение под названием "Мертвые души", но события происшедшие в 1918 году привели к тому, что он сжег рукопись "Мертвых душ", а сам сошел с ума.
   В 1918 году русский космический корабль с русско-германским экипажем на ьорту совершил экспедицию на Марс. Результаты экспедиции опровергли все мечтания русофобов и германофобов на реставрацию англоязычной власти над миром. Весь мир узнал о том, что на Марсе никакой разумной жизни нет! Если быть точнее, то разумная жизнь на Марсе была, но ее не стало после воздействия Круповских пушек . Но это в принципе не столь существенно.
  
   И как написал накануне эпохального старта, известный поэт-футурист Владимир Маяковский в поэме "ОТЛИЧНО"
   Под грохот марсианских пушек, Российский витязь и Германский воин
   Пройдут сквозь пламя и по рюмке водки выпьют
   Планеты Красной гордость успокоив
  
   Владимир Чекмарев. Ольга Тонина. Александр Афанасьев. Москва 2005 год

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | И.Шаман "Демон Разума" (ЛитРПГ) | | М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | Ю.Риа "Демоны моих кошмаров" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | | О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"