Тонина Ольга, Афанасьев Александр: другие произведения.

Манштейн и катер. Катер и Манштейн.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 4.84*17  Ваша оценка:


   Ольга Тонина, Александр Афанасьев
  
   Манштейн и катер. Катер и Манштейн.
  
   История с поездкой Эриха Манштейна на торпедном катере от Ялты до Балаклавы и обратно в июне 1942 года - одна из излюбленных тем споров между германофилами и германофобами. Решили и мы внести свои пять копеек в данный спор. Растоптав мимоходом одного из современных российских историков. Для начала четыре основных источника с обширными цитатами, на основе которых построен весь этот спор:
  
   Источник первый.
  
    []
   Тот самый Эрих Манштейн-Левински
  
  
   Эрих Манштейн-Левински "Утерянные победы":
   http://militera.lib.ru/memo/german/manstein/09.html
  
   "В последние дни подготовки к наступлению я на короткий срок выехал на южный берег, чтобы ближе ознакомиться с положением в 30 ак. Наш КП помещался там в небольшом бывшем великокняжеском дворце мавританского стиля, чудесно расположенном на крутой скале над берегом Черного моря. В последний день своего пребывания там я с целью ознакомления с местностью совершил поездку вдоль южного берега до Балаклавы на итальянском торпедном катере, который был единственным судном нашего флота. Мне необходимо было установить, в какой степени прибрежная дорога, по которой обеспечивалось все снабжение корпуса, могла просматриваться с моря и обстреливаться корректируемым огнем. Советский Черноморский флот не решился взяться за выполнение этой задачи, видимо, из страха перед нашей авиацией.
   На обратном пути у самой Ялты произошло несчастье. Вдруг вокруг нас засвистели, затрещали, защелкали пули и снаряды: на наш катер обрушились два истребителя. Так как они налетели на нас со стороны слепящего солнца, мы не заметили их, а шум мощных моторов торпедного катера заглушил гул их моторов. За несколько секунд из 16 человек, находившихся на борту, 7 было убито и ранено. Катер загорелся; это было крайне опасно, так как могли взорваться торпеды, расположенные по бортам. Командир катера, молодой лейтенант итальянского флота, держался прекрасно. Не теряя присутствия духа, он принимал меры к спасению катера и людей. Мой адъютант "Пепо" прыгнул в воду, доплыл, несмотря на мины, до берега, задержал там -- совершенно голый -- грузовик, домчался на нем до Ялты, вызвал оттуда хорватскую моторную лодку, которая и отбуксировала нас в порт. Это была печальная поездка. Был убит итальянский унтер-офицер, ранено три матроса. Погиб также и начальник ялтинского порта, сопровождавший нас, капитан 1 ранга фон Бредов. Будучи прикован к берегу как начальник порта, он был так счастлив, что, наконец, он -- старый моряк -- вновь ступил на палубу военного корабля, хотя и такого маленького. И вот он пал смертью, достойной моряка!
   У моих ног лежал мой самый верный боевой товарищ, мой водитель Фриц Нагель, тяжело раненный в бедро. Итальянский лейтенант сорвал с себя рубашку, чтобы наложить жгут, но кровотечение из артерии остановить не удавалось..."
  
  
   Источник второй.
  
    []
   Авдеев М.В. "У самого Черного моря"
   http://militera.lib.ru/memo/russian/avdeev_mv/12.html
   "...Собственно говоря, я -- не имел тогда права на это.
   Задание не допускало никакого самовольства. Оно было сформулировано точно и определенно: "Разведать дорогу на Ялту. Добытые вами сведения будут иметь чрезвычайное значение для оценки командованием общей обстановки. Поэтому в бой вступать категорически воспрещается. От возможных стычек уклоняться. Закончив разведку, немедленно возвращаться на свой аэродром".
   Мы со Степаном Данилко вначале так и поступили. Уйдя в облака от показавшейся справа группы "мессеров", мы вышли на ялтинскую дорогу. Два раза почти на бреющем прошли над ней.
   Не верилось, что внизу -- война. Курились в голубой дымке горы, акварельно -- весенняя зелень лесов плавно переходила в аквамарин моря. По дороге изредка пробегали машины. Пляжи, когда-то пестрые от разноцветных купальников, -- пустынны.
   Сделали на картах пометки. Пора возвращаться и домой.
   Но разве можно на войне учесть в приказе все обстоятельства, которые могут возникнуть при выполнении боевого задания. И как тогда эти обстоятельства согласовать с приказом, когда логика событий подсказывает тебе - действуй!
   Так случилось и на этот раз.
   Солнце было у нас за спиной, и я вдруг отчетливо увидел на синеве моря белые буруны катера.
   Он шел с большой скоростью. Насколько я знал, таких судов немцы здесь не имели. Значит - штабной!..
   Что же делать?
   Оглянулся. Посмотрел влево и вправо. Небо чистое. Вражеских самолетов не видно.
   Слышу в наушниках голос ведомого:
   -Миша! Слева внизу катер! Что будем делать? Если бы я знал что делать? Ведь в приказе ясно говорилось: "В бой, ни при каких обстоятельствах не вступать". И моему другу отлично это известно.
   Узнает Василий Васильевич -- влетит. Что делать? Еще минута, и на катере нас заметят. А, была, не была!".
   - Атакуем!
   - Есть, атакуем! -- радостным эхом сразу же отозвалось в наушниках.
   Я перевел самолет в пике, поймал в прицел катер и нажал гашетки.
   Белый настил катера окрасился кровью. Метнулись и рухнули на палубу темные фигурки. Щепа брызнула обломками по волнам. Выходя из пике, обернулся: пушка и пулеметы ведомого били точно по цели.
   Повторяем заход. Катер густо задымил. Кажется, это конец!
   Снова ложимся на курс. Если бы я знал тогда!...
   ...Вернулись мы к Херсонесскому маяку с моря. Выждали в стороне, пока закончится бомбежка и появится хотя бы короткий перерыв в шквальных сериях артналета. Кое-как приземлились между воронок, укрыли в капонирам самолеты и -- в блиндаж.
   - О катере никому, -- предупредил я Степана. -- Понял?
   - Как не понять.
   Но Данилко меня подвел. Под большим секретом он рассказал о случае капитану Катрову. А тот -- своему комиссару и заместителю. Через несколько дней о нашей атаке знали уже многие, кроме генерала Ермаченкова, посылавшего нас в разведку.
   Но из радиоперехвата у немцев скоро и он узнал о событиях в море, участниками которых были мы.
   Установить, какие "два истребителя" оказались в то время в названном гитлеровцами месте, не представляло, конечно, никакой трудности.
   Впрочем, справедливости ради, следует сказать: нам не дали нагоняя за нарушение приказа.
   Только один из приятелей бросил: "Ходят слухи, ты записался в личные друзья фон Манштейна".
   -- Выходит, да! -- растерянно ответил я тогда. А про себя выругался: "Если бы я знал!.."
   Если бы я знал!.. Или знал мой ведомый!..
   Конечно, мы бы в третий раз атаковали катер, и, думаю, фон Манштейну уже не пришлось бы писать свои мемуары...."
  
    []
  
   Денисов К.Д. "Под нами Черное море":
   http://militera.lib.ru/memo/russian/denisov/07.html
  
   "...В те напряженные дни до нас дошел слух, что 5 июня два наших истребителя атаковали в районе Ялты торпедный катер, на котором якобы находился командующий 11-й немецкой армией. Полковник Дзюба приказал мне установить фамилии этих летчиков и выяснить, почему ему не доложили сразу же о случившемся. Побывал я на всех трех "материковых" аэродромах, разговаривал с командирами полков, эскадрилий, звеньев и с рядовыми летчиками. Но тщетно...
   И только спустя 15 лет Манштейн напишет: "Вдруг вокруг нас засвистели, затрещали, защелкали пули и снаряды, на наш катер обрушились два истребителя... За несколько секунд из 16 человек, находящихся на борту, 7 было убито и ранено... Это была печальная поездка. Был убит итальянский унтер-офицер, ранено 3 матроса. Погиб также начальник Ялтинского порта, сопровождавший нас, капитан 1 ранга фон Бредов".
   К сожалению, и до сих пор не удалось установить имена летчиков, атаковавших тот катер. Ясно одно: это были летчики-истребители 3-й особой авиагруппы и, по всей вероятности, те из них, которые в том полете или вскоре после него погибли в воздушных боях..."
  
  
   Источник третий.
  
   Известный исследователь истории ВМФ и ВВС Мирослав Эдуардович Морозов считает, что атаки советских самолетов на катер Манштейна не было по следующим основаниям:
   ("Воздушная битва за Севастополь 1941-1942" М.Яуза, "Эксмо", 2007, стр. 328-331):
   "...Во-первых, советским самолетам разведчикам не запрещалось, а наоборот рекомендовалось атаковать цели, что регулярно делали пилоты разведывательных Пе-2. Во-вторых, ни до, ни после самолеты 3-й ОАГ не атаковали катера у берегов Крыма. Нельзя забывать, что немецко-итальянский флот в составе нескольких катеров и сверхмалых подводных лодок на Черном море появился только к концу мая 1942 г., в то время как ЧФ обладал десятками кораблей и катеров различного назначения. Увидев катер, летчики скорей всего подумали бы, что он советский - ведь в конвоях в Севастополь регулярно ходили сторожевые катера, торпедные катера использовались для несения дозорной службы и спасения экипажей сбитых самолетов. В-третьих, советская сторона в тот период не могла расшифровать радиосообщений немцев, кроме того, в документах 3-й ОАГ нет никаких упоминаний о подобном перехвате и атаке на катер с Манштейном на борту. В-четвертых, ни Манштейн, ни Авдеев не упоминают в какой именно день произошло это событие. В "Боевой летописи ВМФ 1941-1942 гг." атака отнесена к 4 июня, в мемуарах К.Д. Денисова - к 5-му. Ответ на все эти вопросы проливает 11-й том официальной истории итальянского флота, вышедший в 1972 г. Там достаточно подробно освещаются действия итальянских сил на Черном море в 1942 г., но об этом инциденте нет ни слова. Только на 42-й странице, где дается таблица со всеми выходами катеров, можно узнать, что атакованным торпедным катером был "MAS 571" и это событие произошло 3 июня. Самое интересное написано в последнем столбце. Оказывается, что атаковавшие истребители... были немецкими! Эта информация ставит все на свои места. Случаи атак своих кораблей своими же самолетами случались неоднократно в годы Второй мировой войны практически во всех флотах мира.
   Не приходится сомневаться в том, что очень скоро этот эпизод стал достоянием немецкого командования, но Манштейн решил не выносить сор из избы. Вместо этого 10 июня Рихтгофен отдал приказ, запрещающий самолетам VIII авиакорпуса атаки любых подводных лодок и катеров в пределах всей акватории Черного моря. На этот раз возмутился командующий немецкими военно-морскими силами на Черном море вице-адмирал Вюрмбах (Wurmbach). Он заявил, что ВМС союзников по "оси" не плавают по всему морю, а только в прилегающих к Крыму водах, и что он наоборот, рассчитывает, что VIII авиакорпус примет самое активное участие в борьбе с кораблями, катерами и подводными лодками русских. После этого протеста 12 июня Рихтгофен изменил свое запрещение, конкретно указав, в каких именно водах плавают немецкие и итальянские катера".
  
   Источник четвертый
  
   На форуме http://www.sevastopol.ws/Forums/?file=index
   Савилов В.Н.
   http://www.sevastopol.ws/Forums/?file=viewtopic&t=1723
  
   "В документе 30-го АК подтверждается, что катер с Манштейном был атакован немецкими летчиками.
   "Am Nachmittag wird ein italienisches Schnellboot unmittelbar an der Kueste zwischen Alupka und Liwadia von eigenen Fliegern angegriffen und hat 2 Tote und einige Verletzte" (запись от 3 июня 1942 г.)
   Источник: NARA T-314 Roll 821 "XXX AK. Kriegstagebuch der Abt. Ia. 21.05-15.07.1942"
  
   Перевод:
  
   "Во второй половине дня на итальянский катер напали прямо на побережье между Ливадией и Алупкой собственные самолеты и два человека погибли и несколько человек получили ранения".
  
   Итак, вроде бы, стараниями германофила Морозова в деле "покушения" на Манштейна-Левински поставлена точка, и сие "злодеяние" приписано "ястребам Рихтгофена", ибо германофил Морозов изначально считает, что официальная история Италии гораздо более правдива, чем официальная история России.
   Версию Морозова, вроде бы подтверждает и цитата из документа 30го армейского корпуса, входящего в состав 11-й армии, которой командовал Манштейн.
   Но не все так просто, как кажется!
  
   Начнем с разбора четвертого источника.
  
   При фальсификации истории применяется прием, который называется: "выборочное цитирование" или "выдергивание из контекста". Именно это мы и наблюдаем. Несомненно, что атака итальянского катера немецкими самолетами могла иметь место. Но...
   Именно 30-й армейский корпус инспектировал Манштейн! И если он находился на борту атакованного катера, значит в записях того же 30-го армейского корпуса (возможно в том же документе) должна быть и запись о том, что гражданин Манштейн-Левински убыл для проведения рекогносцировки на борту итальянского катера. И не просто итальянского, а с указанием конкретного номера "MAS-571". Или в штабе корпуса не знают на чем убыл их командующий армией? Равно, как и начальник Ялтинского порта, фон Бредов - не член с бугра, а значимая фигура. Да и где были в это время остальные штабные офицеры из 30-го армейского корпуса? Если командующий армией решил проверить положение дел в подчиненной части, его обязательно сопровождает командир проверяемой части, дабы с ходу принимать выдаваемые замечания, и вырабатывать меры по их устранению. То есть Манштейна должна была сопровождать целая свора, пардон, свита офицеров 30-го армейского корпуса.
   Соответственно факт поездки и результатов инспекции должен быть отражен как минимум абзацем, если не страницей в документах корпуса. Нам же приводят всего лишь строчку. А что выше той строчки и что ниже ее? Где вся запись за 3 июня?
   Этого нет. Более того, при попытке "погуглить" данный документ по номеру или приведенной цитате - никаких ссылок, кроме ссылки на Севастопольский форум не выскакивает. О чем это говорит? О том, что Савилов В.Н., вероятнее всего получил указанную цитату или "цитату" от Морозова, и сам указанного документа в глаза не видел. И существует ли он - указанный NARA T-314 Roll 821 "XXX AK. Kriegstagebuch der Abt. Ia. 21.05-15.07.1942"?
   Предположим однако, что он существует. Предположим, что цитата приведена дословно. Но о чем говорит указанная цитата? Только о том, что двумя немецкими самолетами атакован итальянский катер. Номер катера не указан - а это очень существенно! Почему существенно?
  
   Патянин С.: Альберто Росселли "Итальянские торпедные катера и сверхмалые ПЛ на Черном море в 1942-1943"(перевод):
   http://wap.brummel.borda.ru/?1-10-0-00000042-000-0-0
  
   ".....для действий на Черном море итальянский флот выделил десять торпедных катеров ("МАS 566" - "МАS-575"), шесть сверхмалых подводных лодок ("СВ-1" - "СВ-6"), пять малых торпедных катеров типа "MTSM" (NN 204, 206, 208, 210, 216) и пять взрывающихся катеров типа "МТМ".
  
   То есть у немцев в Крыму в наличии 15 (пятнадцать!!!) итальянских торпедных катеров, в то время как "честный" Эрих Манштейн-Левински пишет "на итальянском торпедном катере, который был единственным судном нашего флота."
  
   Теперь насчет дружественного огня. Морозов пишет:
   "Случаи атак своих кораблей своими же самолетами случались неоднократно в годы Второй мировой войны практически во всех флотах мира."
   А теперь посмотрим на карту:
  
    []
  
   От Ялты до Севастополя - более 60 километров - если принять в расчет скорость немецкого Ме-109, как 600 километров в час и предположить, что в горячке воздушного боя над Севастополем немецкий летчик потерял ориентацию и.... то получится, что данный летчик и его ведомый - психбольные, сбежавшие из больницы имени Кащено - лететь до Ялты от Севастополя им придется как минимум 6 минут. Местность там совершенно другая, береговая черта другая, ну и наконец, Ласточкино Гнездо - слишком приметный ориентир....
    []
   "...Наш КП помещался там в небольшом бывшем великокняжеском дворце мавританского стиля, чудесно расположенном на крутой скале над берегом Черного моря. ..." - пишет Манштейн. Тот самый дворец мавританского стиля - Ласточкино Гнездо.
  
   Да и что делали, столь любимые Морозовым немецкие асы в небе над Ялтой? Повышали боевой счет, расстреливая боезапас в море, по примеру своих трусливых коллег из Люфтваффе, воевавших в Африке, когда группа немецких летчиков-брехунов, включая некоего Марселя, расстреливала боезапас в песок пустыни, а по возвращении на аэродром заявляла о фантастических боевых счетов, вплоть до 17 сбитых самолетов за один вылет?
   Не было немецких летчиков в небе над Ялтой! Ибо СЛИШКОМ ДАЛЕКО ОТ ЛИНИИ ФРОНТА! Ялта - это уже немецкий тыл. Немецкие же летчики того периода были еще достаточно опытными, и в том районе воевали уже давно - почти полгода, поэтому и театр военных действий изучили, и в Ялте бывали неоднократно в вечернее время. Единственными, кто мог атаковать итальянцев были - хорваты из 15. (Kroat)/JG52, которых в мае 1942 года перебросили из Мариуполя в Крым. Для них данный ТВД был новым, поэтому они вполне могли заплутать. Но оставил ли их после этого в покое такой "благороднейший" человек как Манштейн-Левински, прославившийся тем, что набил Багеров ров телами нескольких тысяч расстрелянных женщин, стариков и детей? Российский германофил-историк Морозов, уверяет что да, и что:
   "Не приходится сомневаться в том, что очень скоро этот эпизод стал достоянием немецкого командования, но Манштейн решил не выносить сор из избы. Вместо этого 10 июня Рихтгофен отдал приказ, запрещающий самолетам VIII авиакорпуса атаки любых подводных лодок и катеров в пределах всей акватории Черного моря."
   Какое наивное и раболепное утверждение! Ах, да Манштейн-левински он же у нас ариец - избранная раса, и видимо поэтому вызывает у Морозова благоговение. Но так ли это? Что (именно что, а не кого!!!) представлял из себя этот фон Левински? Что говорили о нем сами немцы (избранные арийцы, чье мнение должно быть на порядок ценее и выше, чем мнение какого-то там русского Морозова!!!).
  
   Немецкий военный хирург Питер Бамм
   "Невидимый флаг" Центрполиграф, 2006 г.,ISBN 5952421466:
   http://www.petropol.com/browse/fetch.php3?id=129648&type=book
  
   "...Спустя несколько дней разведывательный самолёт генерал-полковника при посадке налетел на мину. "Шторьх" разнесло на куски. Во время похорон новый командующий свалился в открытую могилу. В сознании войск два этих события слились в зловещее предзнаменование..."
   То есть этот Манштейн-Левински, наплевав на будущих подчиненных, а также на традиции похорон, нажрался как свинья, а затем пьяный в дымину свалился в могилу вместо покойника. Это нормально? Это человек, который "не будет выносить сор из избы", как уверяет доверчивых читателей Мирослав Морозов?
   Далее интереснее. 1 июля 1942 г. Берлин трубит о взятии Севастополя, Манштейна представляют к званию фельдмаршала, и что делает наш "скромняга" фон Левински? Требует себе серебряные погоны и фельдмаршальский жезл! И....
   Немецкий военный хирург Питер Бамм :
   "...Эйсман...//...выехал в Симферополь. Там он поднял с постели одного татарина, золотых дел мастера, дал ему свои серебряные часы и приказал к утру сделать из серебра, содержащегося в часах, одну пару маршальских жезлов на мои погоны. Когда я 2 июля появился к завтраку, жезлы, с тонкой гравировкой, лежали на моем месте..."
   Но нашему скромному парню этого мало! Он решает закатить пьянку во дворце. В ЦАРСКОМ ДВОРЦЕ! В Ливадии. ЭТО ПОЧТИ ТОЖЕ САМОЕ, ЧТО УСТРОИТЬ ПЬЯНКУ В ЗИМНЕМ ДВОРЦЕ! Так и вспоминаются малиновые цепи и золотые цепи "новых русских".
   Однако помимо мании величия, гражданин Манштейн, был еще и банальной трусливой скотиной.
   Немецкий военный хирург Питер Бамм:
   "...В один прекрасный день русские самолёты на бреющем полёте атаковали террасу замка,..//...на которой командующий немецкими войсками в Крыму давал торжественный обед для своих подчинённых, которых он только что наградил Рыцарскими крестами. На следующий день весь Крым задыхался от хохота, слушая истории о том, с какой скоростью эти герои ныряли под столы и прятались в подвалах!.."
   Ему вторит и румынский генерал Георге Манолиу (Manoliu) - командира румынских горных стрелков:
   "...И тут земля затряслась, раздался грохот. Бомбы! Нас бомбили русские! Прямо передо мной промчался человек, растолкал официантов и хотел нырнуть в подвал, но споткнулся. Пришлось ему добираться до подвала на четвереньках. Этим человеком был командующий армией фельдмаршал фон Манштейн. Перед тем, как фельдмаршал сумел всё же спрятаться, кто-то умудрился пролить ему на спину целый графин красного вина. Когда налёт кончился, фон Манштейн потребовал, чтобы его немедленно осмотрели санитары, так как подозревал, что был ранен в спину..."
   И вы считаете, что такой человек оставил бы в покое немецких или хорватских летчиков за их "дружественный огонь"? Не смешите! Он мигом отправил бы их под трибунал, а затем в штрафбат!
   Но мы продолжим разбирать данный эпизод далее.
   "...Во-первых, советским самолетам разведчикам не запрещалось, а наоборот рекомендовалось атаковать цели, что регулярно делали пилоты разведывательных Пе-2." - пишет Морозов. И о чем говорит его цитата? Только о том, что он лукавит. Если пилотам Пе-2 рекомендовалось атаковать цели, то где эти самые рекомендации?
   А их нет. Потому, что их нет в природе. Если бы они были, то Морозов, который вроде бы является профессиональным историком и полковником-профессионалом - привел бы этих рекомендаций целый ворох с фотокопиями. Но нет рекомендаций! Поэтому данный тезис Морозов высосал из пальца. И если пилоты Пе-2 регулярно атаковали цели во время разведки, то они попросту нарушали приказ, ибо задача разведчика - разведка. Если его собьют или пуля попадет в фотоаппарат во время атаки - боевая задача по разведке будет невыполнена. И опять же, говоря о МНОГЫЯ Пе-2, нарушавших приказ, Морозов не приводит ни одного примера....Как обычно...
   "...Увидев катер, летчики скорей всего подумали бы, что он советский - ведь в конвоях в Севастополь регулярно ходили сторожевые катера, торпедные катера использовались для несения дозорной службы и спасения экипажей сбитых самолетов..." - пишет Морозов. И опять беззастенчиво обманывает читателя. Да, сторожевые катера регулярно ходили в Севастополь, но когда? НОЧЬЮ!!!! Ибо средь бела дня и катера и корабли становились жертвами атак авиации. Поэтому увидев у Ласточкина Гнезда, рядом с Ялтой, захваченной фашистами, катер, летчики сразу же поняли, что катер фашистский. Так как наши катера так далеко в дневное время не заходили - в лучшем случае вдоль берега, до Балапклавской бухты для спасения летчиков со сбитых самолетов.
  
   Что представлял из себя "тот самый катер" "MAS-571"?
  
   http://militera.lib.ru/h/torpedo/04.html
  
    []
  
   " Деревянный MAC 501 водоизмещением 20,7 тонн с двумя мощными бензиновыми моторами "Изотта-Фраскини" развивал вполне приемлемую скорость 42 узла, ставившую этот корабль в один ряд с английскими катерами [158] типа "Воспер". Вооружение N501 состояло из двух крупнокалиберных пулеметов и двух 450-мм торпед. Потомки MAC 501 принципиально ничем не отличались от прототипа: только росло постепенно водоизмещение, пропорции корпуса становились более вытянутыми. Позже на катерах появилась двигатели экономического хода, а один из двух 13,2-мм пулеметов заменили шестью глубинными бомбами. Последние 24 катера серии, строившиеся уже в самый разгар Второй Мировой войны, имели стальные корпуса."
   Катер "MAS-571" относился к четвертой серии катеров данного типа и повторял "MAS-551", который был стальным. Моторы находились в средней части корпуса, горючее находилось в двух цилиндрических баках чуть впереди штурвала.
   "Катер загорелся; это было крайне опасно, так как могли взорваться торпеды, расположенные по бортам...." - пишет Манштейн-Левински.
   Что может загореться на стальном катере? Бензин. Либо в баках, либо в перебитых трубопроводах. Длина катера "МАС" - около 20 метров - бежать особенно некуда. . Бензина в катере предостаточно. Если топливные баки - полупустые - это еще хуже - могут взорваться пары бензина.
   Если же предположить, что катер "МАС" был все же деревянным - "бензин +дерево" - погребальная свечка для Манштейна и его штаба.
   В любом случае, катер после атаки и пожара получит серьезные повреждения. При этом, как это ни покажется парадоксальным, но стальной катер будет сложно ремонтировать - от пожара пострадает его набор, а пробоины в обшивке придется заваривать или заклепывать. И это не считая того, что если катер потерял ход и адъютант Манштейна-Левински : "вызвал оттуда хорватскую моторную лодку, которая и отбуксировала нас в порт". То есть движку катера пришел пушной зверек. В корпусе пробоины. От пожара вышла из строя его оборудование. И что мы видим в итоге?
  
   Патянин С.: Альберто Росселли "Итальянские торпедные катера и сверхмалые ПЛ на Черном море в 1942-1943"(перевод):
   http://wap.brummel.borda.ru/?1-10-0-00000042-000-0-0
  
   "....18 июня стало днем крови и славы для "МАСов". Два итальянских торпедных катера атаковали караван заполненных солдатами больших самоходных барж, направлявшихся в Севастополь под эскортом шести канонерских лодок. В бою, завершившемся подтвержденным потоплением советского транспорта*, был смертельно ранен находившийся на борту "MAS 571" лейтенант Бисаньо."
  
   Комментарий С.Патянина:
   * Реально в ранние часы 19 июня торпедой "МАS 571" (капитан 3 ранга Кастаньяччи) южнее Ялты была потоплена советская подводная лодка "Щ 214" (капитан 3 ранга Власов В.Я.), совершавшая одиночный переход в надводном положении.
  
   А видим мы, что уже через 15 дней (18 - 3 = 15) раскуроченный и обгоревший катер успешно воюет в море! Ну предположим, что итальянцы привезли с собой и запасные части, и сварочный аппарат, и запасные двигатели, и еще работали по-стахановски. Допустим, что это так - парни они южные, горячие. Их товарищи уже воюют, и экипажу МАС-571 завидно. Вот и ломят по-стахановски.
   Но скажите, в каком флоте из лейтенантов за 15 дней сразу производят в капитаны 3 ранга?
   "Командир катера, молодой лейтенант итальянского флота, держался прекрасно." - пишет Манштейн-Левински. То есть, если верить Мирославу Морозову, то за свой подвиг 3 июня 1942 года лейтенанта Кастаньяччи сразу, минуя звания старшего лейтенанта и капитан-лейтенанта произвели в капитаны 3 ранга? Такое возможно, только в том случае, если бы на балконе Ласточкина Гнезда (тот самый "Наш КП помещался там в небольшом бывшем великокняжеском дворце мавританского стиля, чудесно расположенном на крутой скале над берегом Черного моря." - о котором писал Манштейн-Левински) находились Бенито Муссолини и Адольф Гитлер, пили кофе с крымскими чебуреками, и наблюдали за купанием командующего 11-й армией гражданина Манштейна-Левински и героизмом итальянского лейтенанта! Но не Гитлера, ни дуче в тот момент Крыму не было. Просто гражданин Манштейн-Левински очень "честен".
  
   Боргезе Ю.В. "Десятая флотилия МАС":
   http://militera.lib.ru/memo/other/borghese/06.html
  
   "Двадцать девятого мая в Форос прибыл Тодаро. Тридцать первого мая наша группа, которую уже посетило местное немецкое и итальянское начальство (Мимбелли, прибывший из Ялты, и адмирал, командовавший немецкими военно-морскими силами в Черном море), была проинспектирована генералом фон Манштейном, командовавшим всеми вооруженными силами союзников в Крыму."
   То есть Манштейн знал, сколько катеров было у итальянцев! О чем, кстати мы уже говорили выше.
   Но как итог можно сказать, что доказательств того, что Манштейна не ходил в море на катере "МАС-571" - выше крыши. Если данный катер и был обстрелян, то без него и сделали это не немцы, а хорваты.
  
   http://www.livejournal.com/tools/memadd.bml?journal=u_96&itemid=1275584
  
    []
   1942 год, Чёрное море. На переднем плане - итальянский ТКА MAS 572, на заднем плане его "систершип" - "тот самый" - MAS 571.
  
   Однако возникает вопрос: На каком катере Манштейн-Левински ходил в море?"
  
   Обратимся к нашему любимому Мирославу Морозову:
   М.Э.Морозов "ШНЕЛЛЬБОТЫ" Германские торпедные катера Второй мировой войны
   http://wunderwaffe.narod.ru/Magazine/MK/1999_02/10.htm
  
   "К концу декабря пять из шести катеров (S-26, S-27, S-28, S-40 и S-102) после профилактического ремонта были сосредоточены в Гамбурге. Шестой -- S-72 -- вступил в строй в феврале 1942-го и присоединился в самый последний момент."
  
   Немцы решили перебросить на Черное море 6 (шесть) торпедных катеров.
   Итак, S-26, S-27, S-28, S-40, S-102, S-72. - шесть штук.
  
   М.Э.Морозов "ШНЕЛЛЬБОТЫ":
   "Переброска прошла без происшествий, и к 1 июня в главной базе румынского флота уже находились полностью боеспособные S-26 и S-28. Сосредоточение флотилии завершилось к середине июня."
  
   То есть первыми прибыли S-26 и S-28! А теперь зададим простой вопрос - какие подвиги до сентября 1942 года совершил S-26 на Черном море? Мирослав Эдуардович очень дотошный человек, и из его работы мы узнаем, что S-26 НЕ УЧАСТВОВАЛ НИ В ОДНОМ из множества боевых походов "шнелльботов" совершенных ими до сентября 1942 года, и следующее упоминание о нем:
  
   "После их ухода в Киик-Атламе в боеспособном состоянии оставались лишь S-26 (прошел ремонт в августе) и только что переведенный на Черное море S-49."
  
   С чего вдруг S-26 нигде не отличившийся и не упоминавшийся, отправился на ремонт в августе? Все очень просто. Он был тем самым "итальянским":
   "торпедном катере, который был единственным судном нашего флота" - как написал о нем Манштейн Левински. Фон Левински посетил итальянцев, ибо там, как пишет Боргезе, незадолго до его визита:
   "Возникли небольшие трения с местным немецким командованием, которые Ленци удалось быстро уладить".
   По всей видимости, трения были не "небольшими". Да и захотелось показать, что арийцы не "щи лаптем хлебают"(вспомним про пир в Ливадии, серебряные погоны и маршальский жезл!), и Манштейн-Левински затребовал ускорить прибытие из Констанцы немецких торпедных катеров. Первым прибыл S-26. А немецкие катера, они поболее итальянских размерами (это, кстати, согласно Фрейду говорит о том, что фон Левински был слаб в постели) и смотрятся солиднее!
    []
  
   " Насколько я знал, таких судов немцы здесь не имели. Значит - штабной!.." - пишет М.Авдеев.
  
   Почему штабной? Потому что "шнелльбот" по размерам больше обычного торпедного катера - около 30 метров, в то время как советские и итальянские были около 20 метров. Кроме того, у немецких торпедных катеров торпедные аппараты либо частично, либо полностью спрятаны, в то время как на наших Г-5 и итальянских MAS торпеды видны издалека - у них нет привычных торпедных труб. И смотрится он более РЕСПЕКТАБЕЛЬНО. Как "Роллс-Ройс" в сравнении с "Хаммером".
  
    []
  
   И еще Авдеев пишет:
   "Белый настил катера окрасился кровью. Метнулись и рухнули на палубу темные фигурки. Щепа брызнула обломками по волнам."
   "Шнелльботы" немцев были именно деревянными. И именно оттуда щепа. И там цистерны с топливом разнесены по корпусу корабля. Ну и в качестве топлива применяется солярка, ибо там стоят в качестве двигателей дизеля. Соответственно солярка горит куда как хуже, чем авиационный бензин. Да и размеры у катера все же побольше, поэтому, для того, чтобы он качественно "разгорелся" после атаки, нужно слишком много времени.
   Ну и ... торпеды! На немецких катерах они ЗАЩИЩЕНЫ ТОРПЕДНЫМИ АППАРАТАМИ, а на итальянских - просто закреплены на палубе - одна пуля и пушной зверек всему катеру!
   "Белый настил катера окрасился кровью. Метнулись и рухнули на палубу темные фигурки. Щепа брызнула обломками по волнам. Выходя из пике, обернулся: пушка и пулеметы ведомого били точно по цели.
   Повторяем заход. Катер густо задымил. Кажется, это конец!" - пишет М.Авдеев. Два истребителя сделали по два захода на цель. То есть четыре штурмовки! Тут наверняка бы не одна а пять-десять пуль попали бы в торпеды....
  
    []
  
   А более здоровому "шнелльботу" этого не хватило. Ибо его водоизмещение около 100 тонн! В отличие от 28 тонн у "МАС-571"! Вот собственно говоря и весь сказ! Прогулялся Манштейн-Левински 5 июня 1942 года, получил люлей, чуть не утоп. Ну а когда совсем получил люлей и даже после войны в тюряге отсидел, то сел писать мемуары. А в мемуарах что главное? Главное - коммерческий спрос и читаемость. Будет интересно читать - будут читатели покупать. Денежка от гонораров. Вот и включил Манштейн данный эпизод со своей морской прогулкой в мемуары. А поскольку ему за "своих" обидно, то использовал ту историю с обстрелом итальянского катера. Ее он и видел с балкона "Ласточкина гнезда". А сама история была более чем банальна, ибо сам Боргезе писал:
   " Русские самолеты ежедневно бомбили и подвергали пулеметному обстрелу нашу колонну. Мы отвечали огнем двух зенитных пушек, составлявших всю противовоздушную оборону нашего района."
   Это на суше. А вот что было на море:
   "Почти каждую ночь в море для патрулирования на подступах к вражеским портам выходили 2-3 катера, а целыми днями приходилось заниматься ремонтом материальной части, исправляя повреждения, полученные в плавании и в частых столкновениях с противником. Люди занимались скромной и неприметной, но плодотворной деятельностью, достойной восхищения за ту самоотверженность, которая составляла отличительную черту всех членов этого боевого коллектива."
   Попросту Манштейн смешал в одну кучу два разных эпизода - с немецким и итальянским торпедными катерами. Только вот слегка оговорился, упомянув про то, что торпедный катер "был единственным судном нашего флота".
   И жертвой советских летчиков Авдеева и Данилко - был именно немецкий "шнелльбот" S-26.
  
   И излагаемая история выглядит следующим образом:
   3 июня 1942 года, Эрих Манштейн фон Левински, сидел на балконе Ласточкина Гнезда:
  
    []
   Сидел и синячил крымский портвешок. Как раз ближе к вечеру, итальянские моряки решили съездить в Ялту за продуктами или еще чем-то. Аккурат в тот момент, когда они проходили возле замка, их атаковали два заплутавших хорватских истребителя, летчики которых приняли итальянский катер за советский лидер "Ташкент". Все это произошло на глазах у Манштейна. Обстрелянный итальянский катер приткнулся к пирсу у замка. Манштейн узнал о двух убитых и нескольких раненных.
   Никаких мер он естественно не предпринял, и Рихтгофену жаловаться не стал, ибо не царское это дело, заботиться о каких-то макаронниках.
   5 июня 1942 года в Ялту прибыл немецкий торпедный катер S-26. Манштейн, как водится набрал с собой портвешка, штаб, несколько итальяшек, чтобы похвастаться, и отправился в сторону Балаклавы, на морскую прогулку. Нормальные мужики взяли бы с собой еще и лядей, что собственно говоря и предлагали Манштейну-Левински, итальянские парни. Но недаром еще Муссолини, совершенно справедливо назвал всех нацистов "убийцами и педерастами". В итоге женщин на борту "шнелльбота" не было. Ну а дальше... Дальше наши летчики Авдеев и Данилко нарушили приказ и произвели штурмовку катера. Естественно, что вооружения истребителей Як-1 недостаточно для того, чтобы потопить катер в 100 тонн водоизмещением. Естественно, что катер остался на плаву. Что же до Манштейна... То ориентируясь на воспоминания о том, как он вел себя в Ливадии, можно совершенно справедливо считать, что первым с горящего "шнелльбота" сиганул Манштейн, и именно он, а не его адъютант, абсолютно голым забыв про то, что рядом находится КП 30-го армейского корпуса, бежал по Ялтинскому шоссе и пытался остановить какие-нибудь машины...Вот собственно говоря и вся история....

Оценка: 4.84*17  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Горская "Я для тебя сойду с ума" (Любовное фэнтези) | | И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! " (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Сплетая свет и тьму" (Любовное фэнтези) | | Blackcurrant "Магия печатей" (Любовное фэнтези) | | Г.Чередий "Связанные поневоле" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Тайниковский "Хроники "Илькоры". Книга четвертая: Воссоединение." (Эпическое фэнтези) | | М.Дефо "Зять для папули" (Подростковая проза) | | Л.Петровичева "Наследница бури" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"