Резун-Суворова Виктория: другие произведения.

Роковой 1938-й или Миллионная изнасилованная немка в Мире Автострадных Танков (Мин Мат)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 1.98*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Доказательство правоты Виктора Суворова:


   Виктория Резун-Суворова
  
   Роковой 1938-й или Миллионная изнасилованная немка в Мире Автострадных Танков. (МИН МАТ).
  
   Меня зовут Ева Браун. Я белокурая и сисястая арийская фройлян. Так, меня ласково и нежно называют в большевистской России. О том, что я такая, я узнала именно в России. Как я туда попала? Сейчас расскажу.
   Выросла я в одном из бедных кварталов Берлина. Когда мне было двенадцать лет, меня лишил девственности мой школьный учитель рисования. Он же и порекомендовал мне идти на панель, объяснив, что раздвигая за деньги ноги я заработаю больше, чем горбатясь какой-то ткачихой, или даже больше, чем владелица магазина. И он, мой учитель рисования, Адольф Алоизович Шикльгрубер-Гитлер был прав. С некоторых пор профессия "ночной бабочки" в Германии стала очень прибыльной из-за риска.
   Эта неделя не задалась. Поговаривали о новой моде среди берлинцев. Моде на животных. Зачем снимать жрицу любви, когда можно тоже самое проделывать со свиньей, которую потом можно съесть? Дико, нелепо? Однако и в этот день, и в два следующих я так никого и не подцепила, фортуна будто от меня окончательно отвернулась. Мои несколько марок незаметно растаяли, хотя я экономила на всём и почти ничего не ела. Я была на грани отчаяния. Ведь, несмотря на мою симпатичную шляпку и нарядное платье, со мной не заговорил ни один мужчина, хоть сколько-нибудь достойный внимания. Кружевная кайма моего светлого платья уже через несколько дней стала совершенно серой от пыли и покрылась пятнами, а изящные туфельки изрядно поизносились.
   Самое скверное, в нашем деле иметь потрёпанный и несвежий вид. Я даже сменила квартал "работы". С грустью, размышляя о своей горькой доле, я ходила по центральной аллее и, слыша издалека мелодию Вагнера шарманки у каруселей, сперва вполголоса вторила ей. Но вечер уже плавно перетекал в ночь, и стало прохладно, когда медленно, один за другим, фонарщики зажгли керосиновые фонари, всякое настроение у меня пропало, и я окончательно впала в уныние. Прохожие попадались навстречу всё реже и реже, и только время от времени ещё проезжал мимо запоздалый газогенераторный автомобиль, распространяя вонь, перерабатываемых в горючие человеческих фекалий. Близилось страшное и опасное "время азиатских гуннов"! Внезапно, как раз под большим цветущим каштаном, передо мной выросла фигура попадавшегося мне на глаза последнее время постового одетого в фельдграу ручной работы, с кружевным воротничком.
   - Фройлян! Здесь нельзя расхаживать! Скоро нагрянут "сталинские гунны"! Ускорь шаг, иначе я возьму тебя прямо здесь и отдам в руки изуверов-русских!
   Он разговаривал очень грубо, и я разозлилась, что он сказал это и, вообще, обращался со мной словно с какой-нибудь дешёвой шлюхой. Хотя, надо признать, сейчас я выглядела ненамного лучше и предпочла разрешить возникший конфликт по-хорошему, коснувшись рукой его ширинки. Там всё было в порядке, и его лингам оказался на ощупь очень твёрдым. Он учащенно задышал, и развернул меня лицом к дереву, заставив упереться в ствол руками, а ударами дубинки раздвинуть пошире ноги. Рывком он забросил мне платье на голову и грубо стянул мои кружевные трусики вниз. И засадил свой торчащий как кол член внутрь меня. Брал он меня жестко, грубыми толчками. Левой рукой, он до боли тискал мои роскошные груди, а в правой держал резиновую дубинку, которой больно хлестал по внутренней поверхности моих бедер. Но я терпела его издевательства. Похоже, что ему понравилась моя выдержка, и он, после того как бурно кончил мне на лицо, грубо поднял меня за волосы, и прошипел на ухо:
   - Если хочешь найти клиентов, - посоветовал он, - спустись ниже к ресторану "Шлюхгартен". Но если попадешься в следующий раз - обменяю тебя сталинским гуннам на новые кирзовые сапоги, шлюха!
   Этот ресторан и его ресторанный распорядитель с первого взгляда вызвал во мне отвращение, он был маленьким, жирным и черным, и всегда смотрел исподлобья. Афроберлинец что ли? Или не моется? А как от него воняло! Однако он постоянно крутился рядом с моим столиком, и всё время пытался завязать со мной разговор. От этой жуткой вони, от этого запаха несколько лет немытого мужского тела, у меня подкатила тошнота к горлу, и я рванула проблеваться в женский туалет. Там он меня и застал беспомощном положении, когда я, стоя раком выливала в унитаз содержимое своего желудка. Он ворвался в туалет, с уже расстегнутыми штанами и торчащим членом, и с ходу, попытался мной овладеть, но я вырвалась и залепила ему пощечину. В ответ он зашипел от боли и выкрикнул:
   - Ты об этом пожалеешь сука!
   И схватив меня за волосы, выволок на улицу, через черный ход ресторана. Там он затолкал меня в какую-то подворотню, и прижал к животом к мусорному баку в тусклом свете керосинового уличного фонаря. Я плакала, но что я могла поделать в сложившейся ситуации? Только всхлипывать, и прижимать к груди сумочку, а этот скотина задрал мою юбку, и разорвал мои кружевные трусики стоимостью шесть марок, а затем вогнал в меня свой член. Я пыталась остановить его сжав бедра, за что получила удар по почкам, и удар в живот. Его член был огромным, и я вскрикнула от боли, а он стал меня душить, душить так, что перед глазами поплыли черные круги. Уже потом, я поняла, что это был не член, а палка сырокопченой колбасы "Третий Рейх" изготавливаемая из туалетной бумаги и синтетической охры. Поняла, когда потеряла сознание, и этот гад, приводил меня в чувство, ударяя этой колбасой по моему лицу:
   - Так-то, вонючая шлюха!... я тебе покажу... теперь ты узнаешь... Будешь работать на меня! Станешь упрямиться, отдам "сталинским гуннам" в обмен на грампластинку Утесова. Мне пришлось сделать ему миньет, но когда, он попытался завести меня в ресторан, я ударила его в пах и рванула в парк.
   Я в полном отчаянии. Куда идти? Время "азиатских гуннов" уже наступает! Я шла по парку и заливалась слезами, у меня всё болело, на душе было тошно. И тут я почувствовала жуткий страх. Прямо на моем пути стоял человек. В широкополой шляпе и пейсах. С крючковатым носом. Господи! Это же сам Эрих Манштейн-Левински - борец за чистоту германской расы! Почему? Почему я не согласилась, чтобы мне в детстве раздробили нос молотком? Почему я сэкономила на черной краске для волос? Да, моих голубых глаз он в темноте не разглядит, но белые волосы? Это же для него, как красная тряпка для быка! Он набросился на меня и с такой медвежьей силой сдавил талию, что у меня затрещали все ребра, и я подумала, что еще чуть-чуть и упаду в обморок, освободив при этом на платье свой мочевой пузырь. При этом я видела прямо перед собой его искажённое гримасой лицо, глаза у него совершенно оцепенели и смотрели дико, из его полуоткрытого рта свисали клочья пузырящейся пены, и он орал мне в лицо грязные слова:
   - Шлюха! Белокурая шлюха! Я выжгу тебе твои бесстыжие синие глаза! Я сломаю тебе нос! Я раздроблю тебе череп! Я вырву тебе все волосы, и обменяю их на книжку Грызуна-Резуна "Ледокол".
   Он был таким страшным и грубым, что я ужасно перепугалась, и обоими кулаками изо всех сил стала бить его в лицо. Но он этого, казалось, не чувствовал. Он крепко до крови закусил мою левую грудь и, когда я собралась закричать, так зажал мне ладонью рот, будто собирался выдавить мне все зубы. Он обладал чудовищной силой, словно библейский Самсон и, казалось, сошёл с ума. Но я не Далида! И та была черноволосой! Левой рукой он надавил мне на крестец, и у меня перед глазами пошли чёрные круги. Затем он швырнул меня в траву и упал на меня сверху. Я сопротивлялась, как могла, но что я могла сделать? Он так рванул мою блузку, что у меня отлетели все пуговицы, таким он был одержимым. Потом разорвал подол моего платья. Мы катались по траве, и я тщетно пыталась выскользнуть. Он же только распалялся еще больше и орал:
   - Грязная осквернительница чистоты германской расы! Я вырву тебе матку, чтобы ты не могла рожать! Ему почти удалось добраться до моего лона, однако я сжала бедра и изо всей силы, на какую была способна, продолжала бить его по лицу. Тогда он крепко сжал мне руки и проник своим коленом между моими, и всё это сопровождалось чудовищной болью. Наконец, он своего добился, и, истекая потом и тяжело дыша, лежал теперь на мне, отчего я почти задыхалась.
   - Вот так-то, белокурая скотина, ты, голубоглазая потаскуха, прямоносая рвань, теперь ты своё получишь! Сейчас, я вырву твою матку, и ты никогда не сможешь обрюхатиться и родить белокурого голубоглазого выродка и осквернить чистоту арийской расы!
   Его рука полезла вниз, и я стала понимать, что сейчас она залезет внутрь меня и разорвет там все, что можно разорвать, после чего я умру. В отчаянии я ударила его головой в нос. Он вскрикнул от боли и откатился в сторону, держась руками за свой окровавленный крючконосый арийский профиль. Я же рывком вскочила на ноги и бросилась бежать. Он бросился за мной следом. Я чувствовала, что расстояние между нами сокращается, и этот выродок, все равно настигнет меня. Так оно и получилось. Он схватил меня за волосы, и дернул на себя, когда я уже выбежала из парка на дорогу. От рывка такой силы у меня чуть не сломалась шея. И в довершении всех несчастий, над моим ухом прозвучал голос со странным акцентом:
   - Подвезти вас, юная белокурая фройлян? - говоривший русоволосый парень с улыбкой приподнял странный остроконечный пыльный суконный головной убор с нашитой на нем огромной красной пятиконечной звездой, и замер в ожидании ответа. Это был весьма непринуждённый способ заговорить с незнакомой дамой. Но говорил незнакомец с многоколесного бронированного чудовища, с краснозвездной башней, из которой торчала пушка и пулемет. Чудовища перегородившего дорогу. Я, естественно, тотчас же поняла, что это не денежный клиент, которого я так долго искала, а "сталинский гунн". Я было прикинулась дурочкой и очень вежливо, но с долей дерзости, сказала:
   - Отвезите меня к рейхстагу!
   Но этот азиат тут же соскочил с брони своего многоколесного монстра, без лишних церемоний подхватил меня за талию, и я оглянуться не успела, как уже сидела на броне. Он прикрыл мне колени остатками моего подола и рекомендовал крепко держаться за поручни. Бронированное чудовище плавно рвануло с места. Мне хотелось забавы ради ещё немного поиграть в "утончённость", поэтому я спросила:
   - Сколько же вы возьмёте с меня за поездку к рейхстагу?
   - Нет, белокурая фройлян, трамвай идет в другую сторону и без остановок!
   Тут я деланно расхохоталась, после чего прикусила губу - мы ехали в обратную сторону от рейхстага - на восток. Значит все! Я пленница. Рабыня большевистских азиатов, и теперь меня, как и миллионы похищенных моих белокурых соотечественниц будут ежедневно насиловать эти русоволосые голубоглазые русские азиаты. Смириться со своей участью, или попробовать убежать? Надолго ли? Сидя на броне, я с ужасом наблюдала за тем, как ведут свою охоту "большевистские гунны". Их бронированные многоколесные монстры с азиатами на броне носились по ночным улицам Берлина, выискивая не успевших спрятаться белокурых фройлян. Обнаружив очередную жертву, бронечудовище, увеличивало скорость, и настигало отчаянно убегающую фройлян, затем резко притормаживало, и с него спрыгивали азиаты, которые хватали несчастную, и закидывали на броню, гогоча при этом разные непристойности:
   - Фройлян! Фрау! Яйки, млеко! Бистро! Бистро! Русиш хер дас ист фантастиш! Я! Я! Буржуинен пуф-пуф!
   И такие варварские набеги продолжались ежедневно уже несколько лет! Поначалу русские варвары ограничивались только странами Курляндии и Польшей. Но через пару лет женщины там закончились, и они стали совершать ночные рейды в Германию, приводя в ужас обитателей Берлина и других германских городов. Сколько моих соотечественниц сгинуло на бескрайних просторах большевистской Азии? Кто знает?
   Всю ночь я мучалась неизвестностью, и тряслась на броне русского бронированного монстра. Под утро, мы въехали на территорию большевистской Азии - СССР. Тогда русские сделали привал. Ко мне подошли четверо и спросили, готова ли я к ударному коммунистическому труду? Я испугалась и сказала, что готова. Тогда меня спросили - сколько норм я готова выполнить. Я догадалась, что они хотят меня взять вчетвером, и ответила, что четыре. Они очень обрадовались, и обступили меня со всех сторон, большой Иван, как они между собой называли одного, без промедления засунул мне свой неимоверной длины член, так что я почувствовала его до самого живота. Второй высоко задрал мне остатки подола сзади, тогда как Иван откинулся и прижал меня к своей груди. Таким образом, он приподнимал меня до тех пор, пока его сослуживец рывком не ввёл в меня, в мою задницу член, который сначала причинил мне сильную боль. Теперь я оказалась между ними. Они напирали и входили в меня во встречном направлении, и как ни больно мне было, я затрепетала от сладострастия, ощутив в своём теле сразу пару прекрасных молодых инструмента, заметив при этом, что члены азиатов, такие же как и у истинных арийцев. Оба других солдата тем временем тоже обнажили члены, и, получив их справа и слева в своё распоряжение, я сжала их в ладонях. Они рассмеялись и назвали это "двухмоторный биплан". Азиаты положили друг другу руки на плечи, и совокупление, поначалу, весьма болезненное, но потом всё более увлекательное и замечательное, началось. Я была втиснута между четырёх большевистских мужчин, которые почти задушили и раздавили меня, сгрудившись в одну кучу, мы двигались туда и обратно, стараясь не терять общего ритма, дергались и раскачивались. Иван, обрабатывавший меня спереди, наносил столь мощные удары, что всё время немного приподнимал меня, и это вызывало негодование его сослуживца Вайсилия, который брал меня в попу, ибо его член постоянно выскальзывал из моего заднего прохода. Иван проявил понимание и одной рукой раздвинул мне ягодицы. Тот, который, так вольно разгуливал у меня в попе, целовал и щекотал языком мне шею, два боковых азиата, чьи члены я держала в руках, мяли мне мои груди и щипали за ягодицы. От жары и нахлынувшего сладострастия я наполовину лишилась чувств, но могла стонать только очень тихо, поскольку лихой Иван хулиганил своим языком у меня во рту и еще покусывал мои губы. При этом азиаты перешептывались и пыхтели наперебой, давали друг другу наставления и отпускали гнусные шуточки:
   - Эй, Иван! А как же фройлян Гретхен? Ты ж ей в любви божился? А фрау Дора? Двойняшки у нее от кого? Куда эту сисястую денешь? Или на Дальний Восток отправишь? Эй фройлян! Тафай! Тафай! Попка двигай! Бистро! Бистро! Сиська тряси! Ать, два! Ать, два!
   Длилось это все минут пятнадцать, после чего, меня обессиленную аккуратно уложили на траву. Я несколько минут тихо лежала с закрытыми глазами, и не могла прийти в себя.
   Азиаты же весело поругиваясь и покуривая стояли в стороне:
   - Ну что Иван? Настругал еще одного? Или сразу тройней обрюхатил белокурую?
   А затем, покурив, они подняли меня с травы. Я испугалась не на шутку - ибо я не железная и второго такого соития, честно говоря, бы не выдержала. Но вместо продолжения они меня куда-то погнали, хохоча при этом и щипая то за ягодицы, то за груди. Оказалось - завтракать. Я ела какую-то кашу, почему-то приготовленную на настоящем сливочном масле, а не синтетическом берлинском маргарине из нефти, и думала о той нелегкой доле большевистской рабыни, которая меня ожидает, и сразу после завтрака я столкнулась с первыми проявлениями азиатской жестокости. С меня сорвали остатки одежды и загнали в какое-то помещение, наполненное раскаленным паром, грубо повалили на живот и исхлестали пучками розог, с которых даже не оборвали листья, после чего перевернули на спину и повторили процедуру.
   Далее меня осмотрел большевистский врач, с удовлетворением отметив, что я "сисястая". К моему удивлению, его абсолютно не беспокоила форма моего черепа и форма моего носа (у него даже штангенциркуля не было!) - он послушал мое дыхание через какой-то прибор, пошлепал по ягодицам, потискал груди, осмотрел зубы и глаза.
   После чего с сильным акцентом сказал странную фразу:
   - Поздравляю фройлян! Дальний Восток! Вспомогательная служба в дальней авиации.
   А где я тогда сейчас? Разве не на Востоке? Куда ж еще дальше?
   ... Вот уже третий месяц я живу в какой-то тайге и готовлю кашу на натуральном сливочном масле. Нас везли сюда целую неделю поездом. Откуда у этих азиатов натуральное масло? Почему они пьют настоящее молоко, а не синтетическое из сосновых опилок? За свою работу я получаю какие-то большевистские деньги и два раза в неделю хожу на танцы, где танцую с русоволосыми азиатами, летающими на многомоторных железных самолетах. Некоторые из них провожают меня домой, и остаются в моей постели до утра. Я уже начала осваивать русский язык, и когда его выучу, задам своим поработителям прямой вопрос - когда же меня начнут насиловать и гноить в большевистских лагерях! И откуда здесь в этой тайге взялись узкоглазые японоберлинцы, да еще в таком огромном количестве?
  

Оценка: 1.98*18  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"