Тонина Ольга, Афанасьев Александр: другие произведения.

Это было в Лиссабоне, в грозном зареве войны…

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Ольга Тонина. Александр Афанасьев.
  
   Это было в Лиссабоне, в грозном зареве войны...
  
   "Инициатива на флоте наказуема..."
  
   23 октября 1894 года. Крейсер "Владимир Мономах".
  
   Зиновий Петрович с тоской посмотрел на серые воды Лиссабонской гавани. Погода была под стать полученным известиям - 20 октября скончался Император - Александр III. Большинство португальских газет были посвящены именно этому событию, а также "гаданию на кофейной гуще" - какова будет новая международная политика России и ее отношения с Англией, и как эти отношения могут повлиять на отношение Англии к долгам Португалии. А они за последние четыре года выросли в 6 раз! С 46 миллионов мильрейсов до 281 миллионов мильрейсов - примерно 62,5 миллиона фунтов стерлингов. Внутренний долг был примерно таким же. Логично было предположить, что в случае возрастания напряженности между Россией и Англией, последняя может начать захват португальских колоний в счет погашения долга. И не только она - наверняка рвать куски от португальских владений кинется и Франция. Каков будет новый русский император? Как он себя поведет по отношению к заклятому другу - Британской империи? И какие неисчислимые беды Европе принесет это новое зло? Именно это и обсуждали португальские газеты. Естественно, что Россия в газетах фигурировала в качестве "империи зла" - ведь всегда лучше охаивать врага кредитора, чем самого кредитора.
   "Мда, - подумал Рожественский, швырнув на дубовый стол каюты образчик местной прессы, - А потом эту ахинею с запоем будут читать у нас в России!". А обсуждаемая в прессе история с государственными долгами была весьма и весьма традиционной. Удалось это благодаря местной творческой интеллигенции, пробравшейся ко двору Карла I. Король вступил на престол в возрасте 26 лет, и как водится - ни в чем не разбирался. Данная картина весьма типична для монархов, но короля, как известно, делает свита, вот эта самая свита и "сделала" короля вместе с Португалией, ибо состояла она из писателей и поэтов. А что может знать поэт об экономике, бюджете, процессе управления государством - ничего. Для борьбы с внутренним долгом, было решено занять денег за границей. Заняли. А чем отдавать - в результате внешний долг вырос сразу в 6 раз и сравнялся с внутренним. Все было бы ничего, если бы господа кредиторы просто ждали выплат, но беда не приходит одна - в Лиссабоне было организовано публичное управление государственным долгом Португалии. Этим занимались 5 человек - трое от кредиторов, а двое от государства. Попросту говоря, Португалия потеряла экономическую независимость и стала нормальной колонией Франции и Англии. Такой же сценарий был уготован и России в начале 1990-х, когда Россия, по совету "экономиста" Гайдара влезла в долговую яму к остальному миру. Впрочем, мы вернемся к 90-м, но не 20-го, а 19-го века, ибо все в этой жизни повторяется. Есть лохи папуасы, а есть бусы, с помощью которых их разводят.
   В Лиссабон, крейсер зашел вчера с целью пополнить запасы воды и угля. Погрузкой угля занимались местные жители, ибо труд был очень дешев, а команду крейсера можно было занять чем-то более подобающим - например, очередными учениями. Впрочем, для этого есть старший офицер, командира же "Владимира Мономаха", капитана 1 ранга Рожественского, волновало, как отразится смерть Александра III, на полученном им приказе следовать в Пирей. В принципе, особых изменений в политике Зиновий Петрович в ближайшее время не предвидел - все будет катиться по инерции - похороны усопшего самодержца, врастание нового государя в процесс управления государством - месяца три-четыре без изменений. Но... Бывают и исключения из правил. Цель похода в Пирей - усиление Средиземноморской эскадры и поход на Дальний Восток. Что-то не спокойно там стало с весны - Китай и Япония готовятся к схватке из-за Манчжурии. Естественно, что в этой схватке могут лишнего прихватить - мало ли что взбредет в головы этим азиатам. Да и не только азиатам - стоит дать где-то слабину, как появляется Англия и начинает использовать ситуацию в своих интересах.
   Взгляд Зиновия Петровича уперся в стоящий на Лиссабонском рейде броненосец "Васко да Гама". Флагман португальского флота был его крейсера на восемь лет. Водоизмещение примерно в половину меньше - около трех тысяч тонн. Две десятидюймовки, одна шестидюймовка и четыре девятифунтовых орудия. Бронированный пояс в девять дюймов толщиной только в средней части - по оконечностям его толщина снижалась до четырех дюймов, броня каземат от десяти до шести дюймов, броня из кованного железа, четверть тысячи душ экипаж, скорость тринадцать узлов. Впрочем, свою непосредственную задачу - защиту столицы выполнить он сумеет - вход в Лиссабонский залив прикрывается еще и береговыми батареями, и батареями форта на острове Сан-Лоренцо. Только вот вопрос, а кто суда сунется? Бедная страна с чудовищным государственным долгом. Единственная ценность - население - смелое, трудолюбивое, энергичное, но и гордое, заносчивое и самолюбивое. Отличный материал для комплектования армии.
   И к чему эта тема? Чем она навеяна? Неужели предчувствие войны на Дальнем Востоке? Ведь грянет она - никто просто так армии отмобилизовывать не будет. И грянет она во время их похода - по последней информации и японцы и китайцы грузили войска на транспорты для перехода морем. Успеть бы! Ведь и ежу понятно, что без Англии не обошлось. Очень не выгодно британским лордам усиление России на Дальнем Востоке - ведь Китай это английская полуколония. Конечно, с течением времени англичане утратили монополию - появились русские, французы, немцы, японцы, американцы и даже итальянцы, но ведь все, кроме России отделены от Китая морем. Только у России сухопутная граница. А наступление коммерсантов по суше остановить гораздо труднее, чем по морю, практически невозможно! Можно установить свои станции в портах, чтобы контролировать и ограничивать конкурентов, но ведь сухопутную границу так не перекроешь - да еще такой протяженности.
   Что это там за оживление? Зиновий Петрович распахнул иллюминатор и посмотрел в бинокль на канонерку с государственным флагом Португалии, направляющуюся в сторону его крейсера. Примерно триста тонн. Три трехфунтовки. Полсотни человек на борту, скорость не больше десяти узлов. Угрозы для его крейсера никакой. Так от чего он так волнуется? Известие о смерти Государя вызвало меньше эмоций, чем перемещение по гавани этого кораблика! В чем дело?
   * * *
   Итак, война. Которую естественно не ждали. Кто бы мог подумать, что политики извлекут на свет божий польскую карту, и добавят к ней турецкую и курляндскую? С какой стати Англию так стали волновать проблемы отсутствия суверенитета у крымских татар, поляков, жителей Курляндии? Никто ведь не спрашивает у гордых бриттов про порабощенных шотландцев, ирландцев и прочих! Но все это лирика, лирика, не имеющая отношения к текущей ситуации.
   А ситуация такова. Вместе с португальской канонеркой "Лимпопо" пришло известие о начале войны между Англией и Россией. Как это водится в таких случаях, "совершенно случайно" у входа в Лиссабонскую бухту оказались два английских крейсера. И теперь у "Владимира Мономаха" есть двадцать четыре часа, чтобы либо прорваться с боем, либо разоружиться в нейтральном порту.
   Известие о начале войны с Англией офицеры крейсера встретили мрачной тишиной - "Владимир Мономах" оказался в неудачной начальной ситуации. А дальше, по флотской традиции каждый из них выступил со своими предложениями. Обсуждалось два варианта - бой до гибели одной из участвующих сторон и попытка прорыва в Атлантику. Первую точку зрения пытался отстоять старший артиллерийский офицер "Владимира Мономаха" старший лейтенант Николай Парфенович Курош. Но его никто не поддержал. Задача крейсера - истребление вражеской торговли. Именно эту идею высказал лейтенант А.С.Сергеев, его поддержал лейтенант К.Л.Шведе и многие другие, включая старшего офицера - капитана 2 ранга Альфреда Карловича Вильгельмса. Вторую точку зрения поддерживал и сам Зиновий Петрович, но вслух не высказывал, ибо боялся, что ему вспомнят про самобичевание, устроенное Рожественским по "делу "Весты" в 1878 году. Получалось, что человек, публично доказывавший, что пароход "Веста" не вел героический бой с турецким броненосцем "Футхи-Буленд", а просто пытался удрать, отстреливаясь на ходу, изначально предлагает офицерам крейсера бегство. Такой вот тонкий психологический момент. Но ведь по сути он Зиновий Петрович прав, и правы его офицеры - назначение крейсера - уничтожение британской морской торговли! Да и сами британцы допустили в данном вопросе ошибку, о которой он в подробной записке на имя российского посла Е.Е. Стааля, докладывал в Министерство иностранных дел в Петербурге в 1894 году. Программа 1889 года, принятая англичанами к действию уделяла больше внимания броненосцам, чем крейсерам. То есть защитников торговли строилось явно недостаточно.
   Итак, решение принято - попытка прорыва в Атлантику для войны с британской торговлей. Прорыв было решено осуществлять ночью, фарватер проходить с выключенными огнями - это должно затруднить обнаружение крейсера англичанами, и увеличить время запаздывания их реакции на наши действия.
  
  
   Ночь с 23 на 24 октября 1894 года. КЕВ "Король Артур"
  
   Кэптен сэр Джон Анимал Глоусбери нервно постукивал биноклем по ограждению мостика, пытаясь оттянуть время для принятия решения. Ну? Давай же! Смелее! Все собравшиеся смотрят на тебя и ждут приказа! Чертов русский! Не мог подождать до утра!
   Сэр Джон Анимал командовал полудивизионом крейсеров первого ранга - "Король Артур" и "Хоук", и его задачей было не допустить прорыва русского крейсера из гавани Лиссабона на торговые коммуникации. Задача, по мнению командира соединения крейсеров была несложной - он имел практически двойное превосходство в весе бортового залпа и превосходил противника в скорости на два узла. При таком раскладе у русских нет шансов - проще разоружиться в порту, как это сделал почти девяносто лет назад их адмирал Сенявин. Но нет же! Захотелось этому русскому героического боя! Да еще ночью! Или не боя? Может русский командир думает, что мы его не заметим? Так ведь заметили еще четверть часа назад. Сигнальщик сообщил, о каком-то движении в бухте, а затем на фарватер стал выходить корабль. Может это не русский крейсер? Но какой идиот шкипер попрется в узкий проход между островом Сан-Лоренцо и берегом? И зачем? Это мог быть только русский, вознамерившийся ускользнуть из ловушки. А значит, решение одно - атаковать. Прижать его к берегу чтобы не улизнул в темноте, и следуя параллельным курсом засыпать градом снарядов. Есть кстати вероятность, что следуя возле берега русский сядет на мель или наскочит на камни.
   Был еще один вопрос - ведение боя в водах нейтрального государства, каковым являлась Португалия, но кэптена Джона Анимала Глоусбери данный вопрос не волновал - пусть дипломаты разбираются, а у него четкий приказ и ему плевать на этих голозадых португалов. Тем более, что он может сослаться на плохую видимость ночью, затруднившую определение расстояния до цели. Решение принято! Корабли к бою!
   Засвистели дудки боцманов оповещая изнервничавшуюся команду, засверкал ратьер, оповещая следующий в кильватере "Хоук". Единственный вопрос, который мучил кэптена сэра Джона Анимал, был вопрос о том, каким курсом попытается проследовать русский, миновав остров Сан-Лоренцо с расположенном на нем фортом - от выбранного русским курса зависит и курс его крейсеров. Но бог на стороне больших батальонов - русский, миновав остров, повернул налево, вероятно рассчитывая прокрасться вдоль Сан-Лоренцо и далее проследовать на юг. Прорыв через Гибралтар? Или этот командир слишком самонадеян, или у него что-то другое на уме. Так или иначе, но он лег на курс, параллельный его кораблям и можно было начинать!
   Бортовой залп крейсера Его Величества в темноте - это нечто феерическое и величественное! Огненные языки пламени вырывающиеся фантастическими цветками из орудийных стволов, игра бликов на поверхности моря, запах сгоревшего пороха... Правь Британия морями! А русского командира со странной фамилией связанной с Рождеством сэр Джон Анимал Глоусбери явно переоценил - бой шел уже пять минут, а русские не сделали ни одного выстрела в ответ. А вот первые же залпы его сэра Джона крейсеров попали в цель, и не просто накрытием, а прямыми попаданиями - на русском возникли пожары, была сбита одна из труб, и носовая мачта. Хотя... Бой велся с расстояния около пяти кабельтов, прямой наводкой. И в цель по подсчетам сэра Джона угодило почти полсотни снарядов, превратив броненосный крейсер противника в пылающую развалину. Вспышка? Первый выстрел русских? О боже!!!!
   Шедший следом за флагманом "Хоук" исчез в ослепительной вспышке взрыва, а через секунду на месте где находился крейсер, перестали быть видны звезды - вероятно из-за клубов дыма или пара. Что это? Удачный выстрел русских или их мина? Скорее всего мина, выпущенная из подводного аппарата - вряд ли что-то уцелело на крейсере из артиллерии после полусотни попаданий. Впрочем, рисковать не стоит - беглый огонь!!!
   Но почему русский крейсер не тонет? После полусотни снарядов, он должен был лежать на дне! Конечно, у него есть броневой пояс, частично защищающий надводный борт, но через пробоины в небронированном борту, внутрь его корпуса должна была попасть вода, плюс наверняка имеется уже несколько подводных пробоин. В чем же дело? Идиот!!! Этот русский не такой идиот, как ты, сэр Джон Анимал! Он посадил корабль на мель, возле острова, превратив свой крейсер в плавучую батарею. В лучшем случае его крейсер опрокинется, но не затонет, а если русский командир посадил его надежно, то крейсер будет вести бой до тех пор, пока целы орудия и есть снаряды. То есть единственный способ остановить его - превратить в пылающие руины, уничтожив орудия и верхнюю часть надводного борта.
   Впрочем, ты не идиот, сэр Джон Анимал Глоусбери, ведь ты поступил мудро, отдав приказ вести беглый огонь по неподвижной мишени. Сейчас все зависит от того, как быстро боезапас твоего "Короля Артура" достигнет цели. Зато лорды Адмиралтейства - идиоты и старые маразматики. Могли бы отправить сюда хотя бы один броненосец, который не спеша, сделав полсотни выстрелов, превратил этого русского в пыль с помощью двенадцатидюймовых снарядов. А так - Его Величество уже потеряло один новенький крейсер. У короля конечно много, но не настолько. Тем более, что огонь русских явно усиливается. Похоже, что они нашли способ задействовать орудия нестреляющего борта. Но как? Перетащили многотонные пушки, прикрепленные к палубе? Вряд ли. Логичней предположить, что его снаряды нанесли такие разрушения в корпусе, что орудия русских могут стрелять сквозь образовавшиеся дыры. Стреляют они конечно же бестолково. Характерно, что всплески от снарядов достаточно большие - одиннадцать и девять-восемь дюймов. С последним, согласиться можно - на "Владимире Мономахе" стояли четыре восьмидюймовки. Но первое? Ха! Крейсер направлялся в Средиземное море, а оттуда на Дальний Восток. Логично предположить, что он перевозит крепостные мортиры для укрепления Владивостока или Петропавловска, и именно они ведут огонь. Бестолковый огонь, ибо за исключением, одного снаряда, снесшего за борт дымовую трубу, все остальное мимо, хотя и близко.
   Гораздо больше досаждают скорострельные противоминные орудия русских. Серьезных повреждений они не доставляют, но мелких в избытке - разбиты шлюпки, иссечены сигнальные фалы, поврежден мостик, кое-где возникли небольшие пожары, тушить которые затруднительно из-за сильного огня, поражающего аварийные партии, работающие на верхней палубе. Появились раненные и убитые в орудийных расчетах. Необходимо развернуть крейсер и задействовать орудия противоположного борта, это позволит поддерживать высокий темп стрельбы, ибо расчеты левого борта устали, да и погреба начинают пустеть. Руль право на борт!
   Но ситуация снова внезапно изменилась - на сцене появился новый противник. Сэр Джон Анимал Глоусбери знал о том, что кроме крейсера "Владимир Мономах", в Средиземное море направляются и другие русские корабли - несколько канонерок и миноносцев. Но по сведениям Адмиралтейства их не должно было быть в Лиссабоне - или Балтика, или Северное море. Да и капитан коммерческого парохода "Эмпайр Куннилингус" Самуэль Смит, зашедший днем в гавань Лиссабона с целью скрытого наблюдения за русскими, никаких русских канонерок там не обнаружил. Вероятнее всего, русские пошли на хитрость - зашли в порт под иностранным флагом, продав канонерку во время перехода морем какой-нибудь Болгарии или Греции. А поскольку никаких инструкций насчет кораблей других государств Самуэль Смит не получал, то и не обратил на факт их присутствия в порту никакого внимания.
   Просто и логично. Если разобраться. Но от этого не легче. Командир русской канлодки проявил присущее азиатам коварство - прокрался по фарватеру с выключенными ходовыми огнями, а затем выстрелил практически в упор - с двух кабельтовых. Чертов ветер! Именно он сносил дым выходящий из труб канонерки в сторону крейсера, затрудняя ее обнаружение. "Король Артур" сильно тряхнуло от практически одномоментного попадания двух русских восьмидюймовых снарядов. И похоже, что повреждения достаточно серьезные.
   Так и есть - один из снарядов угодил ниже ватерлинии и повредил рулевую машину, из-за чего руль остался заклиненным в положении "право на борт". Теперь, если не исправить повреждения, крейсер будет выписывать круги на воде. Переход на управление машинами займет не менее десяти минут - пока не поднимут давление пара. Второй снаряд снес за борт кормовую шестидюймовку левого борта, размещенную на верхней палубе. Пока не смертельно, но вместо добивания крейсера, огонь орудий придется перенести на канонерскую лодку, ибо ее орудия хоть и обладают низкой скорострельностью, но слишком уж тяжелы для "Короля Артура".
   Рассуждения сэра Джон Анимал Глоусбери были верны и точны, ибо он был англичанином, гражданином империи, правящей морями. И за то время, что крейсер разворачивался правым бортом к противнику, его комендоры успели всадить в настырный русский корабль два десятка снарядов, превратив боевой корабль противника в пылающий костер. Казалось, что никто не выжил в этом плавучем аутодофе, но как часто, то, что нам кажется, оказывается опасной иллюзией. Несмотря на полученные повреждения канонерка подобралась еще ближе к крейсеру, скорее всего исключительно по инерции, а затем внезапно ожило ее правое носовое орудие разорвав ночную тьму вспышкой выстрела. Сверкнуло что-то и на сидящем на мели русском крейсере - точнее на его руинах. Крейсер Его Величества "Король Артур" резко и сильно стряхнуло, и кэптен сэр Джон Анимал Глоусбери с удивлением заметил, что что-то рывком подняло корму корабля вверх, точнее не корму, а только половину крейсера. Все остальное поглотило облако огня, дыма и кипящего пара.
   У короля много!
  
   Ночь с 23 на 24 октября 1894 года. Остров Сан-Лоренцо. Форт Видио.
  
   Комендант форта Видио, полковник Мачо Сан-Педро Коитус Кортес-Эстебаль, ненавидел холодную погоду, и спасался от холода только с помощью периодически принимаемых порций рома. Комендант форта Видио, полковник Мачо Сан-Педро Коитус Кортес-Эстебаль, ненавидел не спать ночью, и спасался от бессонницы с помощью трубки, набитой вирджинским табаком. Комендант форта Видио, полковник Мачо Сан-Педро Коитус Кортес-Эстебаль, ненавидел политиков, мечтателей, писателей и поэтов, что, по сути означало одно и тоже. Ненавидел за то, что они довели страну до нищеты и полного бардака. Ежедневно ненавидел. А сейчас была ночь, и он, Мачо Сан-Педро Коитус Кортес-Эстебаль, чья родословная уходит корнями к легендарному Улиссу, основавшему Лиссабон, должен не спать ночью и торчать на холоде из-за каких-то гражданских штрафирок, совершенно не разбирающихся в военном деле. Поэтому сейчас, комендант форта Видио, ненавидел политиков вдвойне и с особой изощренностью выражался вслух, применяя неуставные нецензурные выражения одного из африканских племен.
   Причиной ночного его бдения была война между Англией и Россией. Чертов русский крейсер, оказался в порту, а англичане снаружи, и теперь нужно следить за тем, чтобы выполнялись все эти формальности пребывания в водах нейтрального государства. Ну, следит он и что? Докладывать о том, что англичане нарушили территориальные воды? Кому и зачем? Можно подумать ему прикажут открыть огонь по нарушителям! Хотя, лично он, полковник Мачо Сан Педро Коитус Кортес-Эстебаль, влепил бы этим наглецам от всей души! Но его планида - мерзнуть и наблюдать за входом в бухту. Никаких развлечений! Кто это там? К правому судоходному фарватеру из глубины гавани двигался какой-то большой двухтрубный пароход. Русские? Решили удрать пока темно? Дураки! Этот фокус мог сработать, если бы английские крейсера были в нейтральных водах - подальше мили на две-три - тогда вполне могли бы и проглядеть во тьме ночной, а так... Ну вот, Мачо Сан-Педро, а ты переживал, что тебе скучно! Сейчас ты увидишь красочное зрелище ночного морского боя. Где-то на расстоянии мили или чуть больше расцвело восемь огненных цветков, осветивших корпус английского крейсера. Следом произвел залп его систершип. Началось! Через секунду какая-то неведомая сила отшвырнула полковника на полдюжины шагов.
   - ... мать! Сто броневых башен в ж...пу этим англичанам! - выкрикнул полковник Мачо Сан Педро Коитус Кортес-Эстебаль, после того, как взрывная волна от английского снаряда бесцеремонно швырнула его на землю, - Тревога! Батареи к бою!
   Засуетились офицеры, криками и пинками подгоняя полусонных унтеров, которые в свою очередь кулаками стали поднимать спящих рядовых. А английские снаряды все летели и летели. Часть из них, примерно половина, рвала на куски русский крейсер, а другая часть взрывалась на территории форта. Бог вам судья англичанишки! Один залп полковник еще мог как-то стиснув зубы этим уродам простить, но непрерывный обстрел форта.... Пускай потом дипломаты разбираются и с Англией и с Россией. Хотя русских полковнику стало жаль - орудия избиваемого русского крейсера молчали. Видимо командир не решался открыть огонь в территориальных водах Португалии.
   Когда орудия форта были готовы к бою, выяснилась неприятная вещь - английские снаряды разрушили дальномерный пост. Если бы пост размещался в броневой башне, вроде той, в которой сейчас находился комендант Видио, но отечественные португальские политики проср...ли все на свете, и бронированная башня Грюзона с размещенной в ней 280 мм пушкой изготовленной господином Круппом в Лиссабоне наличествовала всего одна. Но полковника Мачо, уже ничто не могло остановить. Дистанция до цели маленькая - можно стрелять, целясь через ствол. Что собственно говоря Мачо Сан Педро Коитус Кортес-Эстебаль и сделал, наведя орудие на головной крейсер британцев с поправкой на его скорость.
   Бедное государство - это не только отсутствие современного оружия, это еще и неумение им владеть, из-за того, что денег не хватает даже на снаряды в случае войны, не говоря уже об организации учебных стрельб. Естественно, что поправку полковник ввел неверную, да и расчет, еще окончательно не проснувшийся, замешкался с процессом заряжания. Однако полковник выстрелил, чтобы гром собственных орудий форта воодушевил подчиненных. Снаряд весом в 225 килограмм выпущенный фортом Видио по англичанам в крейсер "Король Артур" не попал. Он попал в шедший следом за ним "Хок". Нужно заметить, что гражданин Крупп был своего рода патриотом - продавая орудия другим странам, он делал их более тяжелыми и худшего качества, чем для армии и флота Германии. И снаряды, те делались похуже - вдруг начнут стрелять по его соотечественникам. Именно такой фугасный снаряд плохого качества и попал в Крейсер Его Величества "Хок". Сделан он был из высококачественного германского чугуна, и оснащен дефектным взрывателем. Попав в борт "Хока" в районе носовой башни, он не разорвался, а пробил аккуратную дыру с рваными краями, загнутыми вовнутрь, диаметром около тридцати пяти сантиметров и полетел дальше. По пути ему встретилась бронированный кожух элеватора носовой башни, изготовленный из надежной армстронговской брони толщиной семь дюймов, о который он ударил вскользь, и немного из-за этого изменив траекторию движения, полетел дальше и пробил противоположный левый борт "Хока", после чего, пролетев еще некоторое расстояние, упал в суровые холодные морские воды.
   Броня элеватора носового 234 мм орудия "Хока" выдержала. Но не выдержал сам механизм элеватора, и поднимаемый снаряд с зарядом рухнули вниз. Что там произошло с шелковым картузом - разорвался, или искра попала - неизвестно, однако впоследствии, английские водолазы установили, что именно взрыв носового погреба "Хоука" и привел к моментальной гибели корабля.
   Красочное зрелище взорвавшегося английского крейсера, вызвало у португальцев бурный восторг - это было красивее и интереснее корриды! А ведь был еще один крейсер - и можно было попытаться это повторить!
  
  
  
   Ночь с 23 на 24 октября 1894 года. Броненосец "Васко Да Гама"
  
   Командир броненосца вознес молитву Святой Марии, святому Антонио, Кристобалю, Португалю, Сан-Педро, Сан-Хуанитио, а затем смачно и изощренно выругался, используя при этом итальянские, арабские и местные идиоматические выражения.
   В то, что русские сдадутся, он не верил - в прошлый раз, почти век назад они предпочли интернироваться. Но начальство отчего-то думало по-другому. Хотя... Он лично, капитао де маре гуера Хуан Антонио де Эстебаль-Самаранч Педро Лингамес, ненавидел англичан, и если бы стоял вопрос выборе, кому сдаваться в плен, то предпочел бы сдаться кому угодно, хоть папуасам с островов Зеленого Мыса, но не англичанам. Но ведь сдача в плен неприятелю не приветствуется ни на одном флоте мира! Вполне естественно, что приказ развести и держать пары на броненосце, для принятия капитуляции русского крейсера и высадки призовой команды он счел идиотизмом. Или эти дворцовые недоумки настолько привыкли лизать английские задницы, что считали, что и все остальные поступят также?
   Доклад вахтенного офицера о том, что "Владимир Мономах" снялся с якоря и следует к выходу из гавани, Хуана Антонио де Эстебаль-Самаранч Педро Лингамеса не удивил. На месте русского командира он тоже предпочел бы умереть в бою. Только вот зачем ночью? Хотя... Наверное в этом был свой резон - англичане могли заметить маневры русского крейсера позже, чем в дневное время и у русского появлялся шанс либо оторваться, либо последовательно расправиться с каждым из противников. Видимо для этой цели, на "Владимире Мономахе" при подходе к острову Сан-Лоренцо потушили огни.
   Но русским не повезло! Ибо вскоре из-за острова засверкали вспышки, и ветер донес раскаты орудийных залпов. И бой, судя по темпу стрельбы, был жестоким. Ну что ж, вечная слава героям! Как русским, так и англичанам - военные всегда героически гибнут, расхлебывая ошибки политической мрази и идиотов-дипломатов. В принципе, можно было уже держать пар на "Васко да Гама" - миссия его корабля исчерпана. Если русский крейсер и вернется в гавань, то вряд ли он будет боеспособным. Но что-то было не так в этих орудийных раскатах.
   Подняться наверх командир броненосца не успел, ибо в его каюту влетел перепуганный гуарда марина Альфонсо Гонзалес Нунес Коралио Альварес Аруйо с докладом, что форт Видио вступил в бой с неизвестным противником и на его территории рвутся вражеские снаряды.
   Командир броненосца "Васко да Гама" капитао де маре гуера Хуан Антонио де Эстебаль-Самаранч Педро Лингамес повторно смачно и изощренно выругался, используя при этом турецкие, таиландские и русские местные идиоматические выражения. Делал он это на бегу, ибо нужно было спешить на помощь ведущему бой форту. Если вспышки, как он определил, были на небольшом расстоянии от берега, то бой ведется в португальских водах. Кто, что и за что - разберемся потом, а сейчас пускай говорят пушки броненосца. Дерьмовые пушки, но других нет. Впрочем, на близком расстоянии и они себя неплохо проявят - жалко скорострельность невысокая. А еще неплохо бы подобраться поближе, а для этого нужно пройти фарватер с потушенными огнями, тогда сигнальщики вражеских кораблей, ослепленные вспышками собственных орудий, заметят его слишком поздно, и преимущество крейсеров в скорости хода над его броненосцем значения иметь не будет.
   Холодный октябрьский воздух принес в душу предчувствие, что не все вернутся из этого боя живыми. Но отступать нельзя - он не какой-то там лорд-демократ не имеющий понятий о чести. Да и какие они там, в Англии к черту аристократы? От кого от сбежавших из Испании евреев? Или от сбежавших из Голландии купцов? Тоже кстати евреев! Кто останавливал арабские орды, кто воевал в войске Карла Великого? Кто совершил великие географические открытия? Лорды в то время резали друг другу глотки, а Британия была захолустной страной.
   Англичане не заметили их появления на сцене - слишком увлеклись дуэлью с орудиями форта Видио, рядом с которым у берега догорал истерзанный русский крейсер. Однако первый залп "Васко да Гама" хоть и попал в цель, но вызвал одно разочарование - снаряды дерьмо - ни один не взорвался! Вот она нищета! В ответ на их залп, британец стал разворачиваться другим бортом, одновременно перенеся огонь на "Васко да Гама". И это был не огонь, а ад - как минимум семь орудий среднего и крупного калибра, каждое из которых в три-четыре раза превосходит по скорострельности главный калибр флагмана португальского флота. Этот огонь снес надстройки и дымовые трубы броненосца, и вскрыл верхнюю палубу, как консервную банку. Левое 258-мм орудие броненосца было уничтожено прямым попаданием британского снаряда в амбразуру каземата. Но англичане допустили ошибку - они стреляли фугасными снарядами, которые не могли пробить цитадель броненосца. Капитао де маре гуера Хуан Антонио де Эстебаль-Самаранч Педро Лингамес вознес молитву Святой Марии, святому Антонио, Кристобалю, Португалю, Сан-Педро и Сан-Хуанитио. Он был жив, благодаря тому, что решил лично руководить стрельбой из правого 258-мм орудия. Все кто был наверху были либо убиты либо ранены. Поймать в прицел британца было несложно - с такого расстояния можно и камнем докинуть. И капитао де маре гуера Хуан Антонио де Эстебаль-Самаранч Педро Лингамес произвел выстрел. Ему вторили пушки форта Видио. Чей снаряд угодил в погреб британского крейсера, было совершенно не важно - противник перестал существовать от взрыва боезапаса. Кстати, а где второй британский крейсер? Или тот корабль на отмели у острова и есть британец?
  
   Ночь с 23 на 24 октября 1894 года. Крейсер "Владимир Мономах".
  
   Подняты якоря, и крейсер начал движение навстречу неизвестности. Шансы на прорыв были, но небольшие. Одна надежда на запаздывание реакции англичан - тогда есть шанс проскочить, или вести бой поочередно с каждым из противников. Но надежда эта растаяла как дым. Пришедший в Лиссабон двухтрубный пароход Ост-Индийской кампании "Эмпайр Куннилингус", на котором очевидно и доставили известие о начале войны, расклепав якорные цепи устремился к выходу из гавани. Сомнений не оставалось - этот торговец был еще и британским шпионом и теперь спешит сообщить, что русские решились на ночной прорыв.
   - Зиновий Петрович! - раздался на мостике голос капитана 2 ранга Альфреда Карловича Вильгельмса, - Может, пристроимся за этим мерзавцем англичашкой?
   - Чтобы потом нас обвинили в нападение на британское торговое судно в португальских водах? Не стоит! - Рожественский задумался, и чем-то осененный внезапно выдал, - Не торопитесь! Пусть уйдет вперед! Выключайте ходовые огни, и как только этот торгаш минует траверз острова, поворачивайте в сторону левого фарватера.
   Рожественский вспомнил свое первое плавание на винтовом фрегате "Громобой" под командованием контр-адмирала Римского-Корсакова, когда они ходили по извилистым фарватерам Финского залива, глубина которых практически равнялась осадке их фрегата. Заметив недоумение старшего офицера крейсера, он пояснил:
   - Англичане потратят время на переговоры со шпионом, и будут караулить нас у правого фарватера.
   Фарватеров, по которым можно было зайти в Лиссабонскую гавань, было два - справа и слева от острова Сан-Лоренцо. Правый был основным, и его использовали большинство кораблей и судов. Левый был узким и меньшей глубины. К тому же из-за того, что он проходил через песчаную мель, его глубины постоянно менялись. Поэтому шанс на внезапность прорыва еще оставался, но напрямую зависел от наличия футов под килем русского крейсера.
   "Владимир Мономах" повернул влево, и стал приближаться к острову Сан-Лоренцо, имеющему высоту в 16 метров над уровнем моря. По сути, остров был надводной частью рифа, делившего вход в устье реки Тахо на две части - два фарватера. На острове, прикрывающем столицу от нападения моря, был расположен форт Видио. По имеемой информации, у португальцев нашлись какие-то деньги для того, чтобы начать его перевооружение более новыми орудиями, чем устаревшие пушки времен Крымской войны, но только начать, ибо дальше, как и во всяком демократическом государстве деньги куда-то непостижимым образом исчезли, оказавшись в карманах народных избранников.
   Крейсер двигался малым ходом по мелководью, когда из-за скалы острова Сан-Лоренцо, донеслись раскаты орудийной стрельбы. Бой? Но кого и с кем? Рожественский знал, что следом за ними следуют канлодки "Отважный", "Гремящий", минные крейсера "Всадник", "Гайдамак", а также миноносцы "Котка", "Свеаборг", "Борго" и Ревель", и крейсер 2 ранга "Джигит", но в Лиссабоне они должны были оказаться в лучшем случае через два-три дня, не ранее. Выяснить подробнее мешал остров Сан-Лоренцо, напрочь заслонивший обзор. Теряться в догадках придется не меньше четверти часа, при условии что "Владимир Мономах" не сядет на мель, или распорет днище о какую-нибудь необозначенную на карте скалу.
   Факт боя за островом, указывал на то, что англичане привели свои корабли в полную готовность, даже если они являются в данном сражении наблюдателями. А потому можно идти чуть медленнее - внезапность прорыва утрачена полностью, а вот риск сесть на мель - остался. Значит, не четверть часа, а двадцать минут томительных ожиданий. Звук выстрела тяжелого орудия, предположительно калибром одиннадцать-двенадцать дюймов, прозвучавший через пять-шесть минут после начала боя добавил еще больше загадок. Броненосец? Орудия форта? Но кто и с кем ведет бой? И что это был за сильный взрыв? Кто взорвался? Может, кто-то еще вступил в войну? Франция? Германия?
   Зиновий Петрович, нервно отстукивал бесполезным в сложившейся ситуации цейссовским биноклем по ограждению мостика. Может, не стоило весь этот огород городить? Хуже всего такая вот неизвестность! Но для кого хуже? Если разобраться, то только для тебя самого. При самом плохом раскладе твои подчиненные будут жить еще двадцать минут как минимум. Эти двадцать минут каждый из них будет думать о чем-то своем, кто-то вспомнит дом, родных и близких, кто-то прочтет молитву, кто-то еще раз проверит готовность своего заведования к бою. И было бы неправильно лишать этих двадцати минут жизни людей, которые приготовились умереть. Потерпишь Зиновий Петрович! Пятнадцать минут, и твое любопытство будет удовлетворено! Возможно в последний раз в жизни.
   А жизнь, штука странная! Вот, например, еще пять минут терзаний прошло, а сигнальщики доложили о том, что "Васко да Гама" снялся с якоря и спешит к выходу из гавани. И не просто спешит, а на всех парах и с выключенными ходовыми огнями! Значит бой происходит между фортом Видио и неизвестным противником. То есть одна сторона конфликта установлена. А вторая? Вряд ли это англичане - им это абсолютно невыгодно. Кто тогда? Испанцы? Немцы? Французы? Вариантов два - конфликт из-за колоний или попытка Испании присоединить к себе Португалию. Как томительно тянется время!
   Ну наконец-то! "Владимир Мономах" прошел траверз острова Сан-Лоренцо, и перед находившимися на верхней палубе русского крейсера, предстала картина таинственного боя. Рядом с берегом горел истерзанный корпус какого-то крупного корабля. Еще один, был объят пламенем, и с превеликим трудом можно было догадаться, что это то, что осталось от португальского броненосца. Однако флагман португальского флота был еще на плаву и вел бой. Третьим фигурантом был крейсер типа "Эдгар", находившийся к ним кормой, правда труба у него была теперь только одна, он вел беглый огонь правым бортом по "Васко да Гама", находясь под огнем мелкокалиберных скорострелок форта.
   - Зиновий Петрович, давайте поможем португалам! - крикнул, сквозь грохот внезапно выстреливших крупнокалиберных орудий форта, старший лейтенант Николай Парфенович Курош.
   Ответить Рожественский не успел, ибо спустя секунду или две, английский крейсер исчез во вспышке взрыва.
   - Огни не включать, продолжаем движение! - отдал приказ командир "Владимира Мономаха" когда рассевшееся облако взрыва продемонстрировало исчезновение английского крейсера с поверхности воды, - Соблюдаем тишину! Еще не хватало, чтобы пушки форта избрали нас очередной мишенью!
   И броненосный крейсер "Владимир Мономах" продолжил свое движение в Атлантический океан. Происшедшее у входа в Лиссабонскую гавань, вызвало целое море предположений и вопросов у офицеров крейсера, но ответов на них не было.
  
   Ночь с 23 на 24 октября 1894 года. Южный берег острова Сан-Лоренцо.
  
   - Так вам и надо, чокнутые лорды! - злорадно выкрикнул капитан коммерческого парохода "Эмпайр Куннилингус" Самуэль Смит, когда "Король Артур" исчез в облаке взрыва, - Все военные - уроды! Таких, как вы нужно в зародыше убивать! Тупые ублюдки!
   А ведь для них же старался! Не бесплатно конечно. По контракту с Адмиралтейством. Задание было несложным - проследить в Лиссабоне за русским крейсером, но денег за это задание заплатили как за хороший рейс. И что? Проследил. Из-за этих тупых военных ублюдков, сто якорей им в задницу, пожертвовали якорными цепями, торопясь известить о действиях русского крейсера. Механик старался вовсю, и мы опередили русских с выходом из гавани. И даже отвернули в сторону острова, чтобы не мешать крейсерам этого хера Джона Анимала вести стрельбу по фарватеру! Нет бы этим военным недоумкам, подождать пару минут, пока мы сообщим ратьером важную информацию, так нет же - эти уроды начали по нам же и палить! Тупые уроды!
   Но бог на свете есть - оба крейсера с военными недоносками теперь рассеяны по морю в виде обломков. Так им и надо! Что они сделали с моим "Эмпайр Куннилингус"? Груда искореженного металла, которую даже с отмели снять невозможно.
   Самуэль Смит поежился от пронизывающего до костей холода. Теперь нужно мерзнуть до рассвета и идти в форт к португальцам. Раньше идти не стоит - эти разгоряченные боем вспыльчивые южане могут и пристрелить ненароком. Пусть поостынут. Правда и самому придется поостыть в мокрой одежде у береговой черты. Как бы лихорадку не подхватить!
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"