Тонина Ольга, Афанасьев Александр: другие произведения.

Любовь, опаленная огнем. -2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Саманта и Кэт уже пять лет вместе. Но злобный тиран Адолф Гитлер продолжает кровавую войну. Стальные армады зондеркрафтфахрцойгов оскверняют священную землю Греат Бритаина. Полчища бронированных панцеркампфвагенов сметают все живое убийственным огнем кампфвагенканонов, штаффели штурцкампффлюгцойгов затмили солнце. Чудом, избежав аутодофе, любящие друг друга героини попадают в город полный зухеров, каббалистов, соблазнов и искушений. Сможет ли трогательная любовь двух любящих сердец выдержать суровое испытание соблазнами сладкой жизни?


  
   Глава N6
  
   - Джоана! Девочка моя! Господи! - голос Саманты дрогнул и глаза стали мокрыми, - ты, ты даже ... я думала...господи! - все остальное потонуло в потоке ее слез. Доана вылезла из-за места водителя и пересела к подругам, и, приподняв полуобморочную Кэт, помогла занять ей вертикальное положение, а затем заставила сделать несколько глотков из фляжки, от чего та закашлялась. Затем Джоана напоила Саманту. Какое-то время стояла тишина, нарушаемая звуками разрастающейся в городе паники. Но потом их спасительница, оглядев своих подруг, и, заметив на холщовых балахонах пятна крови решительно сказала:
   - Вам нужно срочно обработать раны и привести себя в порядок. Здесь неподалеку есть гостиница, неплохая. Там даже горячая вода есть.
   - Но у нас нет денег! - возразила Саманта.
   - Деньги есть у меня!
   - Но..., - начала снова возражать Саманта.
   - Никаких но! Для чего еще тогда нужны подруги! - и давая понять, что разговор окончен - пересела на водительское место. Заурчал шестицилиндровый карбюраторный рядный двигатель "Моррис коммершиал" с рабочим объемом 3485 см3, и бронеавтомобиль помчался по улицам Манчестера.
   Они остановились минут через пять на улице Короля Ежи Тертьего. Саманта, с некоторым удивлением уставилась на табличку с названием улицы, так как обладала неплохим знанием истории, и никак не могла вспомнить вышеназванного короля. Заметив ее взгляд, Кэт пояснила, что улица названа в честь польского короля, который сформулировал и впервые применил на практике основные принципы современной демократии - абсолютную элекцию, выборность и контроль государства над проституцией. Гостиница называлась "Вайт Шэнтэрск" и владельцем ее был русский эмигрант Айвэн Рудакофф . Выглядела она несколько чужеродно среди окружающих зданий на улице - трехэтажное каменное здание было обшито резными деревянными панелями, а за стеклами окон справа и слева от двустворчатой входной двери, размещались чучела огромных коричневых медведей поднятых во весь рост. Разумеется, что перед выходом из бронеавтомобиля, Джоана заставила их одеть брезентовые плащи с капюшоном, поскольку разгуливать по городу в идиотских балахонах, означало привлекать к себе излишнее внимание.
   Окровенно-раздевающий взгляд, которым их встретил мужской персонал гостиницы, душкам очень не понравился, равно как и плоские комплименты и туманные намеки хозяина гостиницы о почему-то большой и чистой любви (можно подумать, что любовь бывает маленькая и грязная) сказанные с ужасающим, очевидно русским акцентом. Намек, сделанный Джоаной, поправившей висящую на плече винтовку "Ли Мэтфорд" он понял сразу, и тут же сменил тему, предложив таким замечательным леди водку за счет его заведения. Кэт, подумав, кивнула в знак согласия.
   Джоана сняла для них номер на втором этаже, путь на который лежал по каменной лестнице, изготовленной из сиенита, с высотой подступенка четыре дюйма, шириной проступи в тринадцать дюймов и шириной ступени в восемь футов. Лестничные марши крепились на косоурах, кованных из полосового железа сечением три дюйма на дюйм. Лестница была оснащена стандартными перилами высотой три фута, оснащенными поручнями из ясеня. Лестница, как и полагалось для всех британских гостиниц данного класса, была покрыта венецианским ковром машинной вязки, изготовленным на крученой камвольной основе. Коридоры второго этажа были застланы киндминстерскими коврами, с какими-то аляповатыми узорами, выполненными, несомненно с помощью машины Жаккарда.
   Дверь в гостиничный номер была стандартной филенчатой конструкции размером сто двадцать на тридцать пять дюймов. Изготовлена она была из сосны с влажностью 12%. Обвязка дверного полотна и два средника были выполнена из досок трехдюймовой толщины. Филенки были соответственно изготовлены из досок полуторадюймовой толщины. Дверная ручка была изготовлена из художественной бронзы с повышенным содержанием цинка.
   Обстановка в гостиничном номере отдавала какой-то казенностью и дешевизной, хотя отдельные попытки ее прикрыть, в виде например, шотландского ковра лежащего на полу, владелец гостиницы предпринимал. Первой в душ устремилась Кэт. Душевая была выложена кирпично-грязного цвета метлахской плиткой размером шесть на шесть дюймов, краны смесителя, что традиционно - подтекали. Однако несмотря на убогость душевой, в здании была горячая вода, и Кэт с наслаждением подставила свое гибкое и стройное тело под обжигающе-горячие струи. Эшвегерского мыла "Леди Гамильтон" с легким ароматом какао, в гостинице не было, поэтому пришлось довольствоваться, традиционным для британских гостиниц среднего класса пилированным мылом "Ла-Манш"N18 с ароматом вереска. Помня о подругах, она не стала затягивать с процедурой омовения, и приняла душ очень быстро, после чего замотавшись в купальную махровую простынь из льняной ткани, вышла гостиную номера.
   Следующей собиралась принять душ Джоана, но ее поход был прерван стуком в дверь номера. Открыв стандартную сосновую филенчатой конструкции дверь, Саманта пропустила внутрь номера горничную, длинноногую пышногрудую блондинку, которая принесла поднос, на котором стоял запотевший графин из обычного прозрачного стекла, вместимостью в одну пинту и четыре стеклянных стакана вместимостью в одну восьмую пинты. В графине была водка. Саманта сразу поняла, что у горничной очень чувственная грудь, и дождавшись, пока та поставит поднос на стол, обняла девушку за талию левой рукой, и прижав ее тело к своему, залезла правой рукой за вырез ее блузки, и достав одно из полушарий начала нежно массировать. Тело горничной тут же отозвалось на ласки Саманты, и она учащенно задышала, прикрыв пышными ресницами свои голубые глаза, и очень чувственно-зовуще приоткрыв свои губы, в которые тут же впилась поцелуем Кэт. Джоана присев рядом с ними на корточки, подняла вверх юбку девушки, обнажив ее стройные белые бедра, и приспустив ее кружевные розовые трусики из фуляра, впилась поцелуем в ее интимное место. Взрыв страсти у девушки, впервые встретившейся с такой лаской, произошел буквально через пару минут, после чего ее обессиленное тело обвисло на руках у подруг. Чтобы как-то привести ее в чувство, подруги решили налить ей водки. Выпив все вместе, вчетвером они поняли, что решение было правильным - глаза горничной стали более осмысленными. Придя в себя, она застыдилась своего полураздетого вида и попыталась привести себя в порядок, но ей не дали этого сделать, намекнув на продолжение и второй тост.
   Саманту очень заинтересовал фасон фуляровых трусиков надетых на Ксэнни Догг Патронн - так, как выяснилось, звали горничную, и она поинтересовалась где в городе можно приобрести такое же белье. Ксэнни сообщила, что в двух кварталах отсюда есть магазин-ателье элитного женского белья, который принадлежит известной в Манчестере модельеру Хэллен Хэнгг, незаконно рожденной дочери Сессила Родса. Саманта почувствовала, что на ее глаза наворачиваются слезы - денег у них с собой не было, просить Джоану одолжить она считала стыдным - девочка и так на них потратилась - а значит возможность пополнить свой гардероб и обрадовать подруг экзотическими возбуждающими фасонами нижнего белья останется только мечтой. Но Ксэнни, разгоряченная лаской новых подруг и выпитой водкой, оказалась очень отзывчивой и чуткой девушкой, заметив слезы в глазах Саманты, она нежно поцеловала ее и сказала, что хочет сделать подарок своим новым подругам, и готова оплатить их покупки в данном магазине. Только, тут глаза Ксэнни погрустнели, она хотела бы уехать вместе с ними, ибо хозяина гостиницы она на дух не переваривает - в постели он очень груб, и она терпит его только из-за того, что ей некуда податься. Посовещавшись девушки решили, что покинут гостиницу через пару часов, после того как быстро приведут себя в порядок. Они допили водку и отправили Ксэнни собирать вещи.
   После ее ухода, Джоана очень быстро приняла душ, уступив место Саманте, и взялась помогать Кэт обрабатывать раны, и расспрашивая о том, что произошло во время их поездки. Кэт, рассказывая Джоане обо всем, что случилось с момента их ареста военной полицией, аккуратно расчесывала свои длинные пышные волосы костным гребнем, изготовленным из бычьего рога, путем прессовки заготовки на гидравлическом прессе под давлением 300 атмосфер, с последующей обработкой в специальных жерновах снабженных карборундовым полотном N5, и шлифовкой лощильными кругами из бязи натертой спецсоставом из парафина, гарного масла и песка.
   -Господи, но это же какая-то дикость!, - воскликнула Джоана, услышав рассказ Кэт, - У нас что средневековье? - на ее юном, почти детском личике отразились изумление и возмущение.
   - Причем здесь средневековье? - ответила Кэт, стоя перед зеркалом и рассматривая раны от штыков на своих бедрах и ягодицах.
   - Но ведь на кострах людей сжигали в средние века! Когда не было науки, и люди пребывали в невежестве! - искренне заявила девушка.
   - Дело не в наличии науки Джоана! Дело в отношении государства к своим гражданам. В том, проявляет ли государство любовь или нет. Любовь возможна, только если государство и его граждане связаны друг с другом центрами существования, а значит каждый из них воспринимает себя из глубины своего существования. Только в таком взаимном переживании состоит человеческая реальность, только здесь жизненность, только здесь основа любви. Любовь, так переживаемая, это постоянный риск, это состояние не отдыха, а движения, роста, работы сообща наличие гармонии или конфликта, является вторичным по отношению к основному факту, что государство и его граждане чувствуют полноту своего существования, в единстве друг с другом каждый из них обретает себя, а не теряет. Есть только одно доказательство наличия любви: глубина отношений, жизненность и сила каждого из любящих: это плод, по которому узнается любовь. - Кэт протянула Джоане пузырек с йодом и вату, та поняла, и присев на корточки стала обрабатывать раны подруги.
   - Но разве наше государство не заботится о нас? У нас самые свободные люди в мире! И мы живем в свободе дольше других! У нас самая старейшая демократия! - зазвучал снизу ее голосок.
   - И что? Что дальше? Демократия конечно же звучит гордо и красиво, но это всего лишь красивое слово, каких много. Например, "эвтаназия" тоже звучит красиво, и гильотина - тоже что-то романтическое. Давай посмотрим на это дело объективно! Жизнь в условиях демократии ужасна. Мало того, что люди влачат нищенское существование - они не принадлежат себе. Государство контролирует их передвижения, может отобрать паспорта и удостоверения личности, запрещает выезд за рубеж и регламентирует передвижения по стране. - Кэт поморщилась от йода, который щипал раны, и повернулась вполоборота, чтобы подруге было удобнее, - Государство лишает подданных личного пространства. Например, в нашей стране неприкосновенность жилища была лишь одной из множества лицемерных деклараций, а кроме того, значительный процент населения не имел и сейчас не имеет своего жилья, проживая в доходных домах. Главное здесь - даже не недостойные условия сами по себе, а то, что человек находится под постоянным контролем - он почти никогда не бывает наедине с самим собой, гости к нему могут приходить только с разрешения владельца доходного дома, который имеет право на законных основаниях в любой момент войти в его квартиру.
   Конечно, самое важное, что гражданин демократического государства не распоряжается даже собственной жизнью. В разных странах Европы, оказавшихся во власти демократических правительств, миллионы людей были арестованы и убиты по вздорным обвинениям или просто без всяких обвинений. Человек может быть убит и по каким-то понятным либо ему самому, либо репрессивному аппарату основаниям - инакомыслие, нежелательная этническая или религиозная принадлежность, неправильное социальное происхождение - и просто случайно, потому, что органы безопасности хотели продемонстрировать рвение и усердие в работе. Ты скажешь, что я преувеличиваю, и спросишь где эти арестованные миллионы, где их могилы? Так я тебе напомню, что Англия это не только остров рядом с Европой, Англия - это еще и колонии за счет которых мы здесь живем. Ты знаешь, сколько миллионов людей убили в Индии? И все потому, что они не хотели продавать свои товары по низкой цене! Потому, что если бы они торговали по тем ценам, которые их устраивали - все на этом острове умерли бы с голода за пару месяцев!
   Наша демократия - это сюрреалистический мир, где тебе не принадлежит ничего. У тебя нет ни дома, ни земли, ни свободы. Тебе не принадлежит и будущее. Каким бы скромным и незаметным человеком ты ни был, этой ночью к тебе могут прийти, и жизнь твоя на этом закончится. Могут отобрать твою жизнь, а могут жизнь подруги, могут сослать, могут переселить, могут сделать с тобой, что угодно. И защиты нет. И наш с Самантой случай, тому подтверждение. - Кэт прислушалась, - Похоже, она закончила мыться в душе и сейчас к нам присоединится, - закончила она свой пространный монолог.
   Джоана повернула голову на звук шагов и увидела Саманту. Она вышла из душа обнаженной и явилась во всей своей сияющей наготе. С неослабевающим вниманием ее юные голубые глаза, блестящие от возбуждения и желания, следили за тем, как капельки плохо вытертой воды, стекали по изгибам прелестного тела ее старшей подруги.
   Саманта, заметив реакцию девушки, подошла к ней очень близко, и каштановый треугольник волос между ее ног оказался на уровне губ Джоаны сидящей на корточках. Она восприняла это приглашение и впилась в него губами. В результате Саманта почувствовала, как ее тело, уставшее от сегодняшних испытаний и унижений, стало наполняться желанием и готовностью к новому подьему к вершинам сладострастия. Вся ее чувственная гибкая плоть воспламенилась от ласк подруги, груди набухли до боли, не в силах побороть волны страсти она с силой прижала голову Джоаны к своему телу. Ее бедра стали инстинктивно колыхаться в ритме любви, во всем своем возвышенном бесстыдстве. А затем она вскрикнула, и бессильно обмякла, затопленная волной сладострастного наслаждения.
   Постояв с минуту она пришла в себя, и подняла сидящую на корточках подругу. Оглядев комнату Саманта заметила стоящую у стены кушетку, изготовленную, судя по специфическому рисунку древесных колец из сибирского кедра, и обтянутую дешевым глоридом на хлопчатобумажной основе. Ее юная подруга, доставившая ей столько удовольствия, явно не заслуживала такого неудобного ложа. Стоявшая рядом Кэт уловила ее помыслы, и сняла со стоящей рядом скрипучей кровати, с панцирной сеткой, матрас вместе с одеялом, подушкой и прочими принадлежностями и перенесла все это на кушетку. Кэт была - права - постоянный скрип кровати мог вызвать нездоровый интерес гостиничной прислуги, которая знала, что номер снят только девушками.
   Джоана легла на кушетку. Ее юный взгляд блуждал из стороны в сторону. Казалось, она колебалась, каким из способов вновь утратить свою уже утраченную на днях девственность. Она была юна и прелестна, как выточенная и все ее движения носили отпечаток еще девичьей неопытности и трогательной доверчивости старшим подругам.. Ее лицо, полное любви, доброты и желания, казалось, было озарено внутренним теплым ласковым пламенем. Скульптурные формы ее юного, гибкого тела привлекали Саманту и Кэт неотразимой силой.
   Саманта присела на край кушетки, и стала нежно поглаживать живот Джоаны. Кэт присела на другой край кушетки, и стала поглаживать грудь их юной подруги. Заметив, что дыхание Джоаны участилось, а чувственные губы призывно раскрылись, она, удовлетворенная тем, что их юная и нежная спасительница, испытывает ласку от ее прикосновений, перевела взгляд на Саманту и произнесла:
   - Ты знаешь, мне кажется, что все беды нашего мира и нашей старой доброй Англии происходят от джастификационизма, считающего знанием лишь то, что доказательно обосновано, или если говорить по другому - будто научное знание состоит из доказательно обоснованных высказываний. Они считают, что в основе знаний лежит эмпирический базис - сравнительно небольшое множество "фактуальных высказываний", выражающих "твердо установленные факты". Значения истинности таких высказываний устанавливаются опытным путем, и все они образуют эмпирический базис науки. К сожалению наши высокие умы так и не поняли простой элементарной вещи, что в основе способа опытной проверки высказываний, которые должны составлять эмпирический базис науки, лежит как правило политический или частный (коммерческий заказ). В силу этого большинство составляющих эмпирического базиса изначально являются ложными высказываниями, и соответственно вся та логически стройная надстройка знаний, опирающихся на этот базис, также является ложной. Даже пролиферация не может изменить ситуацию, ибо все созданные ей теории все равно будут ложными изначально так как построены на неверном эмпирическом базисе.
   Саманта задумалась над словами подруги. Ее рука неотвратимо спускалась по впадине и проскользнула между бедрами Джоаны, лежащей на кушетке, изготовленной, судя по специфическому рисунку древесных колец из сибирского кедра, и обтянутой дешевым глоридом на хлопчатобумажной основе , пальцы Саманты прошлись вокруг отверстия девушки и лишь потом скользнули в саму щель...
   - То есть ты считаешь, что методологический критерий демаркации куда более либерален, чем догматический? - подвела итог своим размышлением Саманта, и вопросительно посмотрев на Кэт.
   - Да, более либерален, он позволяет примирить фаллибизм с рациональностью, но требует разработки способа элиминирования некоторых теорий. Но элиминация интерсубъективно проверяемой теории должна быть окончательной. Но и здесь закрадывается серьезная ошибка, - ответила подруга встряхнув пыщной копной своих прелестных волос, разметавшихся по нежно-бархатистой коже ее спины.
   - Какая? - задала вопрос Саманта, тут же переведя взгляд на начавшую слегка постанывать от удовольствия Джоану. Кэт, тоже заметившая, что юную девушку все больше захватывает сладострастное наслаждение от их ласк, убрала свою руку с груди Джоаны, и увидев, что ее юные соски девичьих грудей набухли от охватившего возбуждения, нагнулась и стала ласкать их кончиком языка, от чего девушка стала стонать еще сильнее, и пытаться в ответ ласкать языком, нависшие над ней округлые полушария грудей Кэт. Понимая, что отвлекаясь ответную ласку, юная девушка может недополучить всего наслаждения, которого они с Самантой собирались ей подарить, Кэт выпрямилась, и вновь начав ласкать грудь Джоаны своей рукой, ответила на вопрос, заданный подругой:
   - Такие теории никогда не могут противоречить отдельному "базисному" предложению; они могли бы противоречить только полной конъюнкции всех базисных предложений, описывающих данное сингулярное событие в пространственно-временных параметрах, и некоторого универсального предложения о несуществовании, то есть такого предложения, в котором утверждалось бы, что никакая неизвестная причина, где бы она ни располагалась во Вселенной, не имеет никакого отношения к данному событию.
   - И где же здесь ошибка? - задала очередной вопрос Саманты, не понимая логики ее рассуждений, одновременно увеличивая ритм и глубину ласк , производимых погруженными в Джоану пальцами.
   - Ошибка в том, что по соглашению мы выбираем не универсальные, а сингулярные высказывания, а они являются пространственно-временными высказываниями, и еще больше отражают политический или социальный заказ! Вся эта методология базируется на ошибочной сенсуалистической концепцию восприятия, согласно которой образ является непосредственным результатом одностороннего воздействия объекта на органы чувств. Между тем, решающая роль в процессах восприятия принадлежит их эфферентным звеньям.- тут же выдала в ответ подруга, и глядя на затуманенные глаза юной Джоаны, прекрасное тело, которой стало все больше изгибаться в порыве охватившего молодую девушку возбуждения, добавила, - Неплохо бы добавить юной деве огня и страсти.
   - И что дает использование эфферентных звеньев в процессе восприятия? - продолжила Саманта, пытаясь одновременно контролировать интенсивность ласк лежащей на кушетке юной подруги, и пытаясь понять ход рассуждений Кэт. Первое удавалось сейчас больше, и после секундных раздумий Саманта ввела два пальца другой руки в анальное отверстие Джоаны. От чего она стала еще громче стонать и метаться на кушетке, впившись своими аккуратными ноготками в ее обивку. Ее возбуждение стало передаваться и старшим подругам. Саманта увидела, как Кэт, стало дышать более учащенно, и массировать себя свободной рукой между ног, то сдвигая, то раздвигая свои стройные бедра, и ее голос прозвучал несколько неровно и хрипловато:
   - Использование эфферентных звеньев в процессе восприятия уменьшает на несколько порядков вероятность возникновения ошибки при составлении изначального эмпирического базиса науки. И только использование эфферентных звеньев в процессе восприятия позволяет производить аспектонический анализ и аспектоническую проверку фактов закладываемых нами в эмпирический базис.
   - Но ведь соционика использует иррациональные методы элиминирования! Получается, что мы изначально выстраиваем фаллибистический эмпирический базис! -стоны Джоаны, и волны страсти, сотрясающие ее юное прелестное тело, в сочетании с чарующим хрипловатым ответом Кэт, позволили Саманте установить эмпатическую связь с подругой и понять ход ее рассуждений, хотя и не до конца, ибо возбуждение и страсть подруг, стала захватывать и ее саму. Что касается Кэт, то боясь, что из-за все более охватывающей ее страсти она не успеет ответить на контраргумент подруги, она, успев поймать период затишья между волнами экстаза, сделала глубокий вдох, и на одном дыхании очень быстро затараторила:
   - А вот здесь ты заблуждаешься, именно аспектонический анализ позволяет рассматривать объекты и явления в отношении диалектической противоположности! Джастификационизм, как и пробализм отчуждает человека от себя, от его близких, от природы. Человек превращен в товар, свои жизненные силы он воспринимает как инвестицию, которая должна приносить ему максимальную прибыль, возможную при существующих рыночных условиях. Человеческие отношения в сущности являются отношениями отчужденных автоматов, каждый из которых основывает свою безопасность на том, чтобы держаться поближе к стаду и не отличаться от других в мысли, чувстве или действии. Хотя каждый старается быть как можно ближе к остальным, каждый остается крайне одиноким, проникнутым глубоким чувством небезопасности, тревоги и вины, которые всегда появляются там, где человеческое одиночество не может быть преодолено. Наша цивилизация предлагает много паллиативов, помогающих людям не осознавать своего одиночества: во-первых, строгий шаблон бюрократизированного, механизированного труда, который помогает людям оставаться вне осознания своих самых основных человеческих желаний, стремления к трансценденции и единству. Поскольку один этот шаблон не справляется с задачей, человек пытается преодолеть неосознанное отчаяние при помощи шаблона развлечений, пассивного потребления звуков и зрелищ, предлагаемых развлекательной индустрией, а также удовлетворения от покупки новых вещей и скорой замены их другими. Человеческое счастье сегодня состоит в том, чтобы развлекаться. Развлекаться это значит получать удовольствие от употребления и потребления товаров, зрелищ, пищи, напитков, сигарет, людей, лекций, книг, кинокартин - все потребляется, поглощается. Мир это один большой предмет нашего аппетита, большое яблоко, большая бутылка, большая грудь мы - сосунки, вечно чего-то ждущие, вечно на что-то надеющиеся - и вечно разочарованные. Наш характер приспособлен к тому, чтобы обменивать и получать, торговать и потреблять все предметы, как духовные, так и материальные, становятся предметом обмена и потребления.
   Это породило ошибочную теорию о том, что любовь дитя сексуального наслаждения, и если два человека научатся сексуально удовлетворять друг друга, то они будут любить друг друга. В соответствии с общей иллюзией времени, считалось, что использование правильной техники это решение не только технических проблем индустриального производства, но также и всех человеческих проблем. Игнорировался тот факт, что истина прямо противоположна этому основополагающему предположению. Любовь не является результатом адекватного сексуального удовлетворения, сексуальное счастье - даже знание так называемой сексуальной техники - это результат любви. В основе этой теории лежит все тот же джастификационизм. Восприятие мира получается каким-то однобоким, плоским.
   - Подожди, Если я правильно поняла, то и фрейдизм совершает ту же самую ошибку?- От озарения, вызванного тем, что она поняла ход философских рассуждений подруги, у Саманты стало мокро между ног, и она почувствовала, как оттуда начинает растекаться волна приятного возбуждения. Она пожалела о том, что у нее нет третьей руки, которой она могла бы ласкать себя в данный момент. Кэт, видя что Саманту начинает захлестывать жажда неудовлетворенной страсти, подняла левую ногу Саманты на кушетку, уперев пальцы ее стопы себе между ног, и начав тереться об них бутоном своей страсти, освободившейся рукой стала ласкать подругу. Увидев ее благодарный кивок, она поняла, что у Саманты теперь все в порядке, она не переставая терться о пальцы стопы Саманты, и лаская руками Саманту и Джоану, подтвердила правильность понимания Самантой хода ее рассуждений:
   - Именно так! Он считает любовь иррациональным феноменом, и главным фактором, определившим содержание его теории, был все тот же социальный заказ. Потребовался пакет теорий, обосновывающих структуру капитализма. Чтобы доказать, что капитализм соответствует естественным потребностям человека, нужно было доказать, что человек был по природе своей склонен к конкуренции и полон враждебности к другим людям. В то время как экономисты "доказывали" это, говоря о ненасытной жажде экономической наживы, а дарвинисты, говоря о биологическом законе выживания наиболее приспособленных существ, Фрейд пришел к тому же результату, полагая, что мужчиной руководит безграничное желание сексуального покорения всех женщин, и только давление общества препятствует ему в осуществлении этого желания. В результате, мужчины обязательно завидуют друг другу, и эта взаимная зависть и конкуренция будет продолжаться, даже если для этого исчезнут все социальные и экономические причины. Фрейдовская концепция любви дает описание опыта патриархального сексуально озабоченного самца в условиях капитализма XIX века.
   - Значит и Фрейд, и Дарвин, и другие работали на заказ? - задыхаясь от возбуждения, вызванного лаской Кэт, сбившимся голосом спросила Саманта.
   - Конечно! Данные учения были созданы для того, чтобы компенсировать провокацию, осуществленную Карлом Марксом. - делая секундные перерывы из-за сотрясающих волн наслаждения ответила подруга.
   - Ты хочешь сказать..., - начала Саманта, но Кэт, видимо понимая, что сейчас они все трое взорвутся в вихре симфонии страстных криков, невообразимых наслаждений, и настоящем неистовстве чувств, ее перебила, и почти выкрикнула:
   - В тот период возник конфликт между молодым поколением промышленников и банкиров и старым поколением оных. Молодые хотели большего, а старое поколение не хотело уступать. Поэтому, с целью пошатнуть позиции старших, было создано учение про пролетариат, цепи, ну и все такое. В результате этой провокации молодые сумели подвинуть старых динозавров и занять их место. Но, оказавшись на вершине, обнаружили, что фитиль, зажженный ими на бочке с порохом под названием марксизм продолжает гореть, и что бочка эта находится прямо под ними. Попытки потушить этот фитиль успехов не дали. Поэтому срочно был состряпан пакет вышеупомянутых теорий. - после чего ее глаза закатились, тело выгнулось в дугу и она застонала, сотрясаемая нахлынувшим цунами наслаждения. Ее крики смешались со стонами Джоаны, и переставшей сдерживать Саманты, страсть захлестнувшая подруг была настолько сильной, что еще четверть часа они не могли прийти в себя, и обессиленно лежали на кушетке, тесно прижавшись друг к другу. Первым нарушила молчание Джоана, и в гостиничном номере завзучал ее звонкий голосок:
   - Мне кажется, я поняла! Джастификационизм привел к тому, что сингулярные высказывания, выбранные для эмпирического базиса мировосприятия, являясь частным заказом узкого круга лиц, стремящегося обезопасить и упрочить свое благополучие, породили в своем логическом развитии экзистенциальный принцип: "Каждый день как последний", аналогичный имевшему место в Древнем Риме экзистенциальному принципу "Хлеба и зрелищ!", и позволивший во главу угла поставить не человеческую любовь а погоню за прибылью, карьерой, развлечениями.
   В результате наша старая добрая Англия пошла по пути Древнего Рима. Хлебом нас обеспечивали колонии, а зрелищами наша культура. А поскольку культура, в отличии от хлеба вещь сугубо иррациональная, то с течением времени возник дисбаланс между культурным и материальным потреблением, переросший затем в кризис. Вызван этот кризис был тем, что человек по своей сути дуален - в нем есть и животное и духовное начало. И если животные потребности в пище ограничены физиологией организма, то духовные ничем не ограниченны. В результате этого желание съесть больше, чем способен организм, породило людоедское течение в нашей культуре, которое бурно развивалось и с течением времени стало доминирующим. Люди в старой доброй Англии, вместо добрых рождественских сюжетов стали требовать все более кровавых зрелищ и развлечений. От традиционной охоты на лис, мы перешли к охоте в сафари или джунглей, а затем перешли к геноциду. Я права в своих рассуждениях?
   Кэт приподнялась на локте и удивленно посмотрела на юную подругу:
   - Ты делаешь потрясающие успехи! Как говорил наш недавний палач - у тебя дьявольский ум! Ты дьявольски умна Джоанна!
   Геноцид не является принадлежностью варварских времен и племен. На протяжении XX в. массовые убийства, в которых жертвы выбирались по этническому и религиозному признаку, проходили в разных частях планеты, и как правило - в странах с сильными традициями законности и внешнего уважения к традиционно-догматической, предписанной и рекомендуемой государством формой индивидуальности. Убивали индейцев, индийцев, буров, армян, курдов, евреев, католиков...
   Массовые убийства и геноцид - особый вид культурного развлечения. От других видов культурного развлечения - террора и репрессий геноцид отличается не только масштабами (массовые репрессии против политических противников могут унести не меньше жизней), но и степенью вовлеченности в акты насилия не только властной элиты и сотрудников карательных органов, но и практически всего населения данной территории. В этом его революционность, по сравнению с всякого рода публичными казнями и гладиаторскими боями. Если раньше, человек был просто зрителем, то с изобретением геноцида, он становился активным участником данного развлекательного действия. Геноцид выглядит восстанием народа, возмущенного притеснениями и обидами со стороны инонационального или инорелигиозного меньшинства. Геноцид - это преступление, характеризующееся не только огромным количеством жертв, но и еще большим числом преступников. Поэтому, хотя акты геноцида столь ужасны и бессмысленны, столь сильно противоречат нормам человеческой морали, что существует соблазн объявить массовые убийства делом больных людей, свести все к массовому помешательству, помутнению сознания, это было бы в корне неверно. Большинство тех, кто участвует в актах геноцида, психически здоровые люди.
   Геноцид может быть официально объяснен экономическими или политическими причинами - столкновением интересов крупных экономических субъектов, борьбой элит, стремлением нарушить сложившееся равновесие и т.д. Демократическая власть "совращает" общество, "заражая" людей безумными и жестокими идеями. Но геноцид никогда не возникает на пустом месте. Для того, чтобы вполне нормальные добропорядочные люди вдруг стали убивать своих, говорящих на другом языке или молящихся другому Богу соседей, с которыми они до этого, пусть и без особой любви, много лет прожили вместе, недостаточно появления преступника или маньяка в президентском дворце.
   Как правило, геноцид в демократическом государстве организовывается для того, чтобы отвлечь население от проблем и кризисов социально-экономического развития страны. Для этого необходимо наличие врага, который, во-первых, ответственен за неприятности и несчастья, и, во-вторых, с устранением которого станет лучше. Иначе говоря, геноцид осуществляется не как мщение, а как развлечение - вкус пролитой крови и жажда убивать- это сильнейший наркотик. Естественно, что для начала геноцида нужно сформировать чувство ненависти к народу или религии, предназначенным на роль жертвы. Эта ненависть должна быть столь сильной, что позволяет человеку нарушать даже заповедь "не убий" и продолжать считать себя вполне достойным Царства Божия. Эта ненависть долго воспитывается и развивается. Корни ее - в школьных учебниках, где рассказывается о том, какой замечательной была жизнь моих предков в прошлом, когда еще не было "их", каким могущественным и справедливым было мое государство до того, как пришли или даже напали "они", о том, какие ужасные заговоры "они" всегда строили против моей страны.
   При этом люди предпочитают верить, что мир, в котором они живут, имманентно справедлив. Добро в нем вознаграждается, а зло наказывается, честный труд ведет к успеху, а жулик, в конце концов, остается ни с чем. Следствием этой веры является, в частности, жестокое отношение к жертвам различных несчастий - если человеку не повезло, значит, он сам и виноват.
   Джоана сдунула налипшую прядь с вспотевшего лба, и добавила:
   - А это в свою очередь порождает искажения в восприятии мира не только на когнитивном уровне, отрицая какие-то аспекты реальности или придумывая то, чего нет, но и на аффективном, меняя не столько свое восприятие, сколько свое отношение к действительности. Такое мироощущение, основанное на внешних глянцево-неоновых иллюзиях всеобщего благополучия, позволяет сохранить уверенность в завтрашнем дне хоть на палубе тонущего корабля.
   И вызванная данным мироощущением любовь к демократии является единственным доступным способом избавиться от парализующего страха перед будущим, вытеснить ужас в подсознание. Невротическая любовь к источнику насилия - не оптимальная, но, пожалуй, самая распространенная реакция людей при столкновении с пугающими и неподвластными им обстоятельствами, будь то жестокие и непредсказуемые родители или демократия, кричащая о знании рецепта всеобщего счастья и готовая заплатить за это чужими жизнями.
   - И какой же практический выход из всего этого? - спросила Саманта, нехотя поднимаясь с кушетки.
   - На уровне человека или на уровне государства? - задала встречный вопрос Кэт, вооружившись йодом и ватой.
   - И на том и на том!
   - Ну, детально я еще эту тему не продумывала, но я думаю, что проблему можно решить только одним способом - сделав пребывание у власти очень тяжелым, неблагодарным и неприбыльным трудом.
   - Это как?- удивленно встрепенулась Джоана.
   - Я считаю, что власть должна нести уголовную ответственность за некачественное исполнение своих обязанностей, но для этого нужно изменить большинство существующих законов, и те кто сейчас у власти навряд ли на это пойдут.
   У Саманты округлились глаза:
   - Кэт, а ты часом не революционерка? - она поморщилась от йода, который начал щипать рану.
   - Да нет, просто эти мысли родились у меня от обиды на несправедливую жизнь. Почему мы не можем жить нормально, не прячась по углам? Да, наша любовь многим кажется противоестественной. Но ведь мы никому не мешаем, никого не призываем в наши ряды, не выставляем свои отношения на показ. Мы просто хотим жить своей личной жизнью, соблюдать законы, зарабатывать на хлеб! Мне непонятно почему наша любовь считается аморальной, а проституция нормальным явлением? Почему проституткой-лесбиянкой быть можно, и общество это одобряет, а обычной лесбиянкой быть нельзя - то же общество кричит о разрушении его моральных ценностей? А революцией тут вряд ли что решишь - все равно у власти окажутся те, кому личное важнее, чем государственное. Одни прохвосты сменят других - и только. Ладно, давай собираться, пока магазин не закрылся.
   Джоана подошла к окну номера, и опершись на сосновый подоконник, изготовленный из досок толщиной два дюйма, произнесла:
   - А вон и Ксэнни уже вышла! Пойдемте быстрее, а то она без зонта и до нитки промокнет, дожидаясь нас.
   Сборы были недолги - надеть плащи с капюшоном, а Джоане еще и военную форму под низ. Владелец гостиницы, все так же похотливо рассматривая стройные фигуры подруг, с некоторым сожалением забрал у них ключи от номера, пробурчав, что жалеет о том, что такие красивые мисс не остаются на ночь, и ряженый в холщовую навыпуск рубашку, подпоясанную, крашенной пеньковой веревкой, сечением в полдюйма, швейцар открыл им входную дверь.
   - Мы забыли взять купон на скидки при следующем посещении, - вдруг вспомнила Кэт.
   - Я думаю, что нам сюда возвращаться не стоит - ответила Джоанна, кивнув на Ксэнни, - чтобы не задавали лишних вопросов.
   - Пожалуй ты права, - согласилась Кэт, почесав свой изящный носик.
   Поцеловав Ксэнни в щечку и приветственно похлопав ее по упругим ягодицам, девушки быстро забрались внутрь гостеприимного боевого отделения бронеавтомобиля "Моррис". Весело заурчал шестицилиндровый карбюраторный рядный двигатель "Моррис коммершиал" с рабочим объемом 3485 см3, и бронеавтомобиль ведомый Джоаной двинулся в сторону магазина-ателье "Эбаут вис". По дороге подруги донимали Ксэнни расспросами про Сессила Родса, и его внебрачную дочь. Выяснилось, что это тот самый Сессил Родс, который сыграл огромную роль в внешней политике Британии, и что дочь его появилась на свет в Южной Африке, где Сессил, активно занимался покупкой и захватом участков с месторождениями алмазов. Их несколько удивило, что внебрачная дочь Сессила Родса занимает столь низкое положение в обществе, но удивление их прошло, когда Ксэнни им сообщила, что Хэлен Хэнгг - афроангличанка. Это сразу все объяснило и расставило по своим местам - в старой доброй Англии, несмотря на декларируемую демократию и равноправие, цвет кожи по-прежнему играл роль в обществе. И пускай в Англии не было, как в США табличек с надписями "только для белых", но реакция света на людей с темным цветом кожи была не менее негативной, чем в Германии руководимой фашистом Гитлером.
  
  
   Глава N7
  
   Магазин-ателье "Эбаут вис" располагался на улице Фэнни Кэплен в доме N 22 и был украшен бронзовой вывеской, на которой была изображена стройная женщина в широкополой шляпе с узкой талией, одетой только в бюстгальтер, трусики и пояс с чулками. По характерным линиям силуэта, Саманта безошибочно определила, что прототипом для изображения вероятнее всего являлась женщина идуменянской народности. Об это говорили непомерно большие груди и очень узкие бедра. Впрочем, по уверениям Ксэнни, имеющей грудь в сорок три дюйма, здесь можно было подобрать белье на любой размер.
   Владелица заведения Хэлен Хэнгг девушкам не понравилась. И дело было не в цвете ее кожи. Ее фигура была какой-то угловатой, и это очень настораживало. Они не почувствовали ни какой душевной чувственности исходящей от Хэлен. В ее манерах угадывалась чрезмерная коммерческая заинтересованность. Но вот товары ее магазина... Саманта задохнулась от восторга и очарования. Это было какое-то волшебство - все эти кружева, нежные цвета, бесстыдные фасоны, способные подчеркнуть самые обворожительные части ее гибкого и стройного тела. Однако хозяйка магазина не дала подругам расслабиться под воздействием этого колдовства, которым они все, наслаждались. Саманта вздрогнула, когда Хэлен заговорила очень тихим голосом:
   - Воля - это опасное оружие.
   Саманта глянула на нее с досадой, которую испытывала всякий раз, когда кто-то бесцеремонно лез ей в душу:
   - Вы считаете, что лучше отдаться течению жизни и обстоятельствам?
   - Ваша судьба не в ваших руках, - заметила Хэлен поучительным тоном.
   - Вы хотите сказать, что никогда нельзя изменить ход событий?
   - Вовсе нет, при большой силе воли можно. Именно в этом-то и таится опасность, потому что подобное поведение зачастую влечет за собой немало бед. Надо жить в согласии с природой.
   Саманта покачала головой.
   - И в чем же состоит согласие с природой? - спросила она.
   - Вы близки к тому, чтобы обрести мудрость, - ответил Хэлен с бесстрастной улыбкой. - Поживете среди нас, вдали от безумной цивилизации, к которой принадлежали, вы меня поймете.
   - Что значит поживете? - удивленна спросила Джоана, - Интересно, кто это за нас решил, где мы будем жить?
   - Ваша судьба предопределена, это видно на ваших лицах - продолжила модельер.
   - И что же видно на наших лицах - задала вопрос Кэт.
   - Прохлада оазиса, изнывающий жар пустыни, пламя страсти...
   - Извините, но мы сюда за покупками пришли, - оборвала ее Джоана, - я надеюсь сеанс предсказания не входит в стоимость покупки?
   - Ну что вы! - глаза Хэлен Хэнгг неприятно сузились, а взгляд стал каким-то жестким - весь магазин и примерочные в Вашем распоряжении - выбирайте не стесняйтесь.
   - А скидки постоянным покупателям действуют? - спросила Ксэнни.
   - Конечно! Все в силе! Не буду Вас отвлекать, - с этими словами Хэлен удалилась.
   - Не нравится мне все это! - задумавшись произнесла Джоана, - пожалуй не стоит выпускать винтовку из рук - она перевела взгляд на "Ли Мэтфорд" с примкнутым штыком.
   - Да, что-то в ней не так - почесав свой изящный носик, пробурчала Кэт, - давайте не затягивать с процессом покупок, как-бы еще на какую-нибудь пакость не нарваться.
   Сказать это было легко, а вот сделать.... тафта, чесуча, канаус, фай. фанза; разнообразные либерти, атласы, сатины; плюш и бархат, радоме и сюра; дама и бурдесуа, шапп и фуляр, флер и флоренс, флорентин и муслин, миткаль и вигонь. И кружева, кружева, кружева. Розовые, белоснежные, ярко-красные, черные, телесного цвета. Глаза у всех девушек разбегались, и они застыли не в силах сдвинуться с места. После нескольких минут стояния, Ксэнни решительно сделала шаг и сгребла в почти две дюжины вешалок:
   - Ну чего встали! Берите сколько сможете, и пойдем мерять!
   Девушки выйдя из оцепенения последовали ее примеру.
   Примерочная, в которую они зашли, оказалась на удивление очень большой - практически правильный квадрат со стороной четыре ярда. Одна из трех стен была украшена огромным зеркалом от пола почти до потолка высотой в семь футов. Некоторое неудобство представляло слишком сильное освещение, бьющее в глаза. Если бы не это был не примерочная, то Саманта бы сказала, что такой свет больше подходит для фотосалона. Справа и слева у других стен примерочной стоят огромные кушетки обтянутые черным атласом размером приблизительно два с половиной ярда на полтора. Саманта потрогала одну из них рукой и удивленно воскликнула:
   - Какие мягкие! - подмигнула Кэт, которая тут же обхватила Ксэнни за талию, прижав спиной к себе, и стала расстегивать ее платье. Джоана, приподняв юбку их новой подруги засунула свою ладошку ей в трусики, на этот раз из черного кружевного радоме, и прильнула к ее губам. Саманта, посмотрев на подруг сбросила на пол брезентовый плащ с капюшоном, и, встав на колени, переместила руку Джоаны в район груди Ксэнни, взявшись двумя руками за черное кружево шелка, она опустила их вниз, аккуратно приподняв и вернув на место правую, а затем левую ногу девушки, помогла ей избавиться от ненужного белья. Погладив, увлажнившийся от сладострастного наслаждения белокурый треугольник волос Ксэнни Догг Патрон, она нежно прикоснулась к нему, своими сочными страстными губами. Она целовала Ксэнни с такой жадностью, что казалось, никогда не насытится. Кэт, избавив Ксэнни от платья стала раздевать Джоану. Все остальное шло как во сне. Не успела Ксэнни забиться в сладострастных волнах накатившей страсти, как Кэт буквально бросив Джоану на кушетку практически сорвала с нее одежду, и оплетя ее юное прелестное тело руками и ногами слилась с ней в страстном поцелуе. Наблюдая за ними, Саманта прозевала момент, когда пришедшая в себя Ксэнни, повалила ее на персидский ковер с высотой ворса около полутора дюймов, и стала осыпать ее жаждущее ласки тело горячими поцелуями. Никто из девушек так и не вспомнил, сколько раз их захлестывали цунами страсти, и сколько раз пробуждался вулкан наслаждения в их гибких стройных телах.
   Когда Саманта наконец, стала приходить в себя, она лежала на кушетке в нежных и заботливых объятьях Кэт, рядом учащенно дышали Джоанна и Ксэнни. Внезапно за занавеской примерочной кто-то вежливо покашлял. Саманта с удивлением и стыдом вспомнила, что они находятся в магазине и пришли делать покупки. Покраснев от смущения, она с неохотой покинула объятья Кэт и заняла села на кушетку. Заметив ее действия, остальные девушки тоже приняли вертикальное положение, а Джоана на всякий случай подвинула к себе винтовку "Ли Мэтфорд". Наконец, Саманта, слегка охрипшим голосом произнесла:
   - Войдите!
   Как впоследствии рассказывала Джоана, вошедшую в примерочную Хэлен Хэнгг выдал именно ее коммерческо-оценивающий взгляд. Она смотрела на девушек как на породистых лошадей выставленных на продажу. Если бы в ее глазах была хоть капля эмоций, хоть капля страсти - но этого не было! Джоане даже померещилось, что кто-то будто прикрепил к ней табличку-ценник с указанием цены.
   В руках у Хэлен была пачка фотографий, которые она пряча то, что на них изображено, демонстративно держала на виду.
   -Ваша судьба предопределена, - произнесла Хелен, демонстративно скосив глаза на пачку фотографий, - и пришло время вам отправиться к нам, туда, где Вас уже ждут.
   - А кто Вы такая, чтобы решать за нас, что мы должны делать? - неприязненно спросила Кэт, - почему мы должны Вам подчиняться?
   - Потому, что я уже говорила вам, что ваша судьба не в ваших руках.
   - А в чьих? В ваших что ли?
   - Именно в моих! Вы ведь не хотите, - Хэлен протянула девушкам пачку фотографий, - чтобы то, что здесь отснято увидело ваше командование?
   Саманта взяла протянутые хозяйкой магазина фотографии и кровь бросилась ей в лицо. На них было изображено абсолютно все, что только что происходило здесь в примерочной. Вот Кэт целует ее между ног, а вот она целует девичью грудь Джоаны, а вот Ксэнни бесстыдно раздвинув свои бедра, приподняла свой таз и выставила все на показ...
   "Господи, - подумалось Саманте, - как она могла! Какая низость! Эта стерва фотографировала все сквозь зеркало в примерочной!". Но она не успела ответить этой Хэлен, ее опередила Кэт:
   - А если мы наплюем на вашу угрозу? В конце концов нам наплевать на то, что вы сделаете с этими фотографиями, тем более, не забывайте, что вы одна, а нас четверо!
   Хэлен усмехнулась:
   - Не хотите добровольно - заставлю силой! Сделка уже состоялась, и свой гонорар за вас я уже получила - хозяйка магазина продемонстрировала пачку пятидесятифунтовых купюр.- Одевайтесь! И поживее! Выбранное белье можете забрать с собой, на новом месте работы оно Вам очень пригодится!
   - Да что ты о себе возомнила курица! - Кэт рывком вскочила и сделала шаг в сторону Хэлен Хэнгг. Та увидев ее движение, повернула голову и крикнула:
   - Самуэль! Натан! Девочки упрямятся!
   Занавесь в примерочной отъехала в сторону и внутрь шагнули двое мужчин в черных костюмах и плащах, одетые по последней лондонской моде. Рост одного из них был около шести футов, второй был чуть пониже - примерно на полтора дюйма, но гораздо шире в плечах. Саманта и Ксэнни ойкнули и инстинктивно прикрыли руками свои волнующие прелести. Кэт отскочила назад, а Джоана взяла винтовку "Ли Мэтфорд" двумя руками. Саманта посмотрела в глаза, бесцеремонно рассматривающих их мужчин, и ей стало страшно. У судившего их генерала Окинлека были хоть какие-то эмоции, а этих - двое мужчин южной народности рассматривали их как без каких-либо эмоций. В их глазах был только денежный расчет и жесткость. Они словно счетные машинки оценивали каждый квадратный дюйм ее кожи, и каждый кубический дюйм ее тела и ее подруг. Тот который повыше, нарочито развязным голосом произнес:
   - Ну, че сучки вылупились! Быстро оделись и с вещами на выход! - и сделал шаг в направлении Кэт. Послышался лязг затвора и Джоана, наведя винтовку на высокого, взвизгнула:
   - А ну назад!
   - Э! Шалава! Ствол убери, а то выстрелит ненароком! Витрину хозяйке попортишь! - продолжил южанин, приостановившись на мгновенье и махнув рукой в сторону направленной на него винтовки "Ли Мэтфорд". После чего, скользнув взглядом по Джоане, державшей в руках оружие, как на безвредный предмет интерьера, он вновь шагнул в сторону Кэт, которая, испуганно пятясь назад, прижалась спиной к стене.
   Звенящий хлопок выстрела "Ли Мэтфорда" резанул по ушам всех находящихся в примерочной, тело высокого отшвырнуло назад, на полуоткрытую занавеску, и оно медленно сползло на персидский ковер. Звенящая тишина и оцепенение длилась где-то секунду, после чего его напарник-крепыш, с перекошенным от злобы лицом с криком:
   - Да ты че тварь! На куски порву суку, - бросился на Джоану, которая каким-то заученно-механическим движением остановила его в ярде от себя, насадив бегущего на штык винтовки. Глаза крепыша и его лицо выразили крайнее удивление происходящим, но сказать он ничего не смог, только что-то хрипел, и медленно сгибая ноги в коленях, оседал вниз на все тот же персидский ковер с полуторадюймовым ворсом. Саманта увидела, что Джоана не меньше удивлена происшедшим и зачарованно смотрит на то место в груди мужчины, куда она вогнала штык. К сожалению Саманте не удалось обдумать данную мысль до конца, поскольку Хэлен Хэнгг истошно заорала, бухнулась на колени перед застеленным высоким в черном и что-то начала завывать на незнакомом Саманте языке. Вопли Хэлен вывели из ступора всех остальных: Ксэнни - подняла с пола что-то из одежды и постаралась прикрыться, Джоана - выдернула штык из завалившегося на пол крепыша, а Кэт, Кэт подскочила к Хелен и схватив ее рукой за волосы ударила со всего маху коленом по лицу. После чего, отпустив ее темные волосы, принялась с остервенением избивать хозяйку магазина ногами. Вопли Хэлен тут же сменились вскриками, а затем всхрипами, а серый полуторадюймовый ворс персидского ковра окрасился красными пятнами крови из ее разбитого лица.
   Саманта подскочила к Кэт, и, вцепившись ей в плечи, стала оттаскивать в сторону крича ей на ухо:
   - Остановись, ты же убьешь ее!
   От удивления Кэт замерла и округлившимися глазами глянула на подругу:
   - Именно это я и хочу сделать!
   - Но ведь она не хотела нас убить!
   - Хм... А, что, по-твоему, то, что она предлагала лучше смерти? Превратиться в животное, исполняющее прихоти хозяина или хозяйки, это что - жизнь, по-твоему? Это что нормально, да?
   - Но, Кэт, если она такая, то зачем нам уподобляться ей?
   - Саманта! Радость моя! Давай выбросим из головы эту христианскую чушь про милосердие и доброту к врагам своим! Зло должно быть наказано! Тот, кто прощает зло, делает его еще более жестоким сильным и безнаказанным! Если ее не наказать сейчас, то она продолжит свое черное дело, потому что поймет, что над ней нет закона, и нет тех, кто может ее наказать!
   - Но может не стоит ее убивать? Эти подонки, которых убила Джоана - они свое заслужили, а Хэлен, может не стоит обагрять руки ее кровью?
   - Точно, не стоит! - встряла в разговор Джоана, - Ксэнни! Ты ведь хорошо знаешь город?
   -Да! Я здесь выросла!
   - Отлично! - Джоана пнула под ребра Хэлен, и звонко крикнула, - А ну раздевайся тварь! И побыстрее!
   - Что ты задумала?
   - Потом расскажу! Пускай она сначала разденется, и мы потом ее на всякий случай свяжем.
   Хэлен всхлипывая и размазывая по темнокожему лицу кровь, сопли и слезы поднялась на ноги, и начала трясущимися руками стягивать с себя платье. Саманта смотрела на ее фигуру и недоумевала - неужели у Джоаны, после общения с ней, Кэт, Ксэнни и другими ее подругами возникло желание заняться чем-то интимным с этой чернокожей? Она почувствовала, как в ней начинает подниматься откуда-то из глубин ненависть в этой Хэлен, и ревность к Джоане. Что она в ней нашла? Неказистая фигура - грудь обвислая, неправильной формы, лицо - лицо стало отекать после нескольких ударов Кэт, которая била эту модельера от всей души. И без того пухлые губы, распухли еще больше, и представляли нечто ужасное. И что в ней увидела Джоана? Может цвет кожи? Ее привлекает экзотика? Конечно, она может намазаться каким-нибудь темным кремом, чтобы понравиться Джоане, но все же... Господи, неужели ее не привлекает настоящая женская красота? Что она нашла в этой темнокожей? Саманта почувствовала, что сейчас расплачется. Господи, что же делать? Как вернуть нежность и ласку Джоаны? И не в силах сдержать свои чувства и хлынувшие слезы она с мольбой в голосе застонала:
   - Джоана! Господи! Ну что ты в ней нашла? Разве я, разве мы, - она кинула взгляд на Кэт и Ксэнни, - хуже этой?
   На юном личике Джоаны отразилось недоумение. Она подошла к Саманте, и обняв ее за талию спросила:
   - Ты о чем? Я если честно не понимаю о чем ты?
   - Ну, как же не понимаешь? - Саманта всхлипнула, - зачем тебе эта Хэлен?
   - Господи! - судя по выражению лица, до девушки дошло, о чем подумала ее подруга, - Ну как ты могла такое подумать? Чтобы я с этой? Сэмми, милая!- рука Джоаны ласково скользнула в щель между бедрами Саманты, - Мне никто кроме вас не нужен! А раздеться она должна, для того, чтобы потом было легче от нее избавиться! Ты же сама хотела, чтобы мы ее не убивали.
   - Правда? Тебе она не нравится? - глаза Саманты были как у доверчивого ребенка, она чувствовала, что готова сейчас что угодно ради своей подруги, - Ты не шутишь?
   Джоана вместо ответа впилась жарким поцелуем своих юных девичьих нежных губ в уста подруги. Та, счастливо застонала.
   Хэлен между тем разделась и испуганно смотрела на девушек.
   - Джоана! Отвлекись на минуту! - подала голос Кэт, - Что с этой то делать?
   С неохотой прервав свой поцелуй, Джоана бросила взгляд на темнокожую хозяйку магазина и изрекла:
   - Ее нужно связать покрепче - и руки и ноги, а потом допросить по поводу этих мерзавцев, и того где хранятся негативы с нашими фотографиями.
   - А потом?
   - Потом - скажу потом! - подмигнула Джоана Кэт, и продолжила целовать Саманту.
   - Поняла! Ладно, - Кэт сурово посмотрела на Хэлен, - Раз убить тебя мне не дали, значит допрашивать буду очень жестко, и даже жестоко! А ну ложись на пол! Ксэнни! Принеси мне пожалуйста дюжину нейлоновых чулков!
   - Какого цвета и размера?
   - Подлиннее! Мы их вместо веревок используем!
   Ксэнни кивнула, и покачивая бедрами вышла из примерочной. Ее полушария сорока трехдюймовой груди при каждом шаге очень соблазнительно вздрагивали, от чего у Кэт пересохло во рту от возникшего желания. "Девчонка еще! Нашла время и место!"- хмыкнула мысленно Кэт. Вскоре Ксэнни вернулась, и они вдвоем связали Хэлен. Саманта и Джоана от поцелуев перешли к более активным ласкам и нежностям завалившись на кушетку в позе 69, а Кэт несмотря на соблазнительное покачивание Ксэнни своей шикарной грудью, вздохнула и начала допрос Хэлен.
   На удивление допрос прошел очень быстро. Со слов Хэлен Кэт узнала, что Торг женщинами с целью их эксплуатации для разврата ( известный как traite des blanches).существовал в Европе еще с середины 19 века. С введением в большинстве государств Европы и Америки системы правительственной регламентации проституции, для содержателей домов терпимости явилась необходимость постоянно обновлять состав эксплуатируемых ими проституток. Исследованиями специалистов было выяснено, что проститутка, в среднем, остается в доме терпимости не более 5 -- 6 лет: пьянство, сифилис, ненормальные условия жизни ежегодно вырывают из числа обитательниц домов терпимости не менее 1/6 части, и так как добровольно поступают в дома терпимости сравнительно немногие, то содержатели этих заведений обыкновенно имеют особых агентов (зухеров) для вербовки молодых женщин. В последнее время в некоторых городах Западной Европы, например в Генуе, Бордо, Гавре, Саутгемптоне, Лондоне, и в Манчестере, где они сейчас находились, появились правильно организованные агентства, занимающиеся исключительно торговлей женщинами. Зухеры разыскивают своих жертв (по техническому выражению -- "товар") самыми разнообразными способами; они высматривают девушек на бульварах и улицах, посещают больницы и намечают тех девушек, которые по выздоровлении будут находиться в затруднительном положении, стараются приобрести возможно более широкое знакомство в семейных домах, тщательно скрывая свое ремесло, и обращаются к намеченным ими жертвам с предложением доставить прекрасное место и хороший заработок в другом городе. Нередко также путем объявления в газетах и обращения в справочные конторы они вызывают девушек и женщин, желающих получить места буфетчиц, экономок, горничных, бонн и т. п., или просто публикуют, что ищут девушку на честное, хорошо оплачиваемое место. В некоторых заводско-фабричных центрах, где работают много женщин, зухеры (в большевистской Москве они известны под именем "маккавеев") имеют своих постоянных агентов (обыкновенно -- трактирных половых или более развратных работниц), которые намечают наиболее подходящих девушек и по приезде зухера приводят их к нему якобы для найма на хорошее место. Иногда зухер является в семейство в качестве приезжего купца, начинает ухаживать за девушкой, женится по фальшивому паспорту и после свадьбы уезжает с нею в соседнее государство или же уговаривает девушку ехать с ним для венчания за границу, а затем сдает свою "жену" в дом терпимости; в Лондоне, напр., были зухеры, которые женились под ложными именами по 6 раз, после чего жены их оказывались в константинопольских гаремах и домах терпимости. Нередко один зухер открывает модную мастерскую, а другой -- дом терпимости; девушки, поступающие в мастерскую, развращаются там и продаются в дом терпимости. Наконец, бывали случаи, когда зухеры похищали девушек силою. Навербованные такими путями женщины обыкновенно отправляются к месту назначения в сопровождении самого агента. О прибытии транспорта "живого товара" агенты предупреждают скупщиков условными телеграммами (напр., "Высылаю 12 серебряных ложек", "отправлено 8 мешков муки"). Главным рынком сбыта "живого товара" является Южная Америка, в особенности Буэнос-Айрес и Рио-Жанейро, где белые женщины очень ценятся. В Константинополе, Трапезунде и Египте торговля женщинами производится не так открыто, но зато там этот промысел существует издавна. Женщины, вербуемые в одном государстве, продаются в другое; такой обмен проституток обнаружен между Францией и Англией, между Германией, Швейцарией, Бельгией и Россией. Плата, которую получают зухеры с содержателей домов терпимости за каждую доставленную туда женщину, весьма различна: в Англии бывали случаи продажи женщин в дома терпимости за 300 -- 500 фунтов стерлингов, а в Аргентине за белую женщину платят (считая с доставкой) до 2000 фунтов стерлингов. В домах терпимости вновь прибывшим девушкам обыкновенно говорят, что их не будут удерживать, если им не понравится новая жизнь, обещают даже дать денег на обратную дорогу, если они будут вечером сидеть в зале и разговаривать с гостями; затем в качестве гостей к девушке подходят агенты хозяев, опаивают ее и лишают невинности, а на другой день несчастной объявляют, что документы ее сданы в полицию, и что вместо них она должна получить "желтый билет". Иногда вновь прибывшую приводят во врачебно-полицейский комитет, объясняют ей, что все приезжие обязательно подвергаются врачебному осмотру и таким образом, путем обмана вносят девушку в списки проституток, после чего с нею уже не стесняются. Наконец, нередки случаи, когда завербованную зухерами девушку принуждают к занятию проституцией побоями и истязаниями. Когда девушка утратит свою свежесть, ее перепродают из перворазрядного дома терпимости в более дешевые дома, обыкновенно за сумму ее долга хозяину заведения (считая в нем и плату зухеру), с известною уступкою. После нескольких перепродаж девушка обыкновенно оказывается в притоне самого низшего разбора, откуда затем ее бесцеремонно выталкивают на улицу.
   Магазин-ателье Хэлен был одним из пунктов разветвленной сети женщинами. Благодаря тайному фотографированию, производимому в примерочной, она имела преимущества перед конкурентами по бизнесу - у нее была целая база фотоданных, практически на всех посетительниц магазина. Причем в отличии от соперничающих контор, ее фототека содержала фотографии обнаженных женщин, одетых в различное дорогостоящее нижнее белье разнообразных фасонов. Это позволяла потенциальным заказчикам рассмотреть товар так сказать со всех сторон и ракурсов и составить детальное представление о том, что обычно у женщин спрятано под платьем. Именно поэтому зухерская контора возглавляемая Хэлен имела постоянных клиентов, и за качественный товар ей платили гораздо больше, чем другим зухерам - по 10 000 фунтов за каждую девушку. Работа была налажено очень четко - сделанные фото проявлялись практически сразу, в фотолаборатории, расположенной за зеркалом примерочной, там же печатались фотографии жертвы, и один из помощников тут же Хэлен мчался на телеграф, рассылая их через фототелетайп по иностранным рынкам. Второй помощник Хэлен, занимался слежкой за жертвой, провожая ее от магазина до места проживания, уточняя затем ее адрес и привычки. Как только от заграничных клиентов поступал заказ, Натан и Самуэль ехали к месту проживания жертвы и похищали ее. Далее, похищенная, обкалывалась наркотиками и переправлялась в установленное клиентом место.
   Кэт и Ксэнни, а также присоединившихся к ним после взрыва страсти и любви Саманту и Джоану несколько ошарашили слова Хэлен о том, что заказ на них поступил из Берлина. Недоверчивая Джоана пришла к выводу, что нужно обыскать убитых ею зухеров. Результат обыска привел еще к большему шоку. У обоих при обыске были обнаружены удостоверения офицеров СС - штандартенфюреров СС Самуэля Беттельхейца и Натана Гольдмана, а также разрешение на беспрепятственное пересечение линии фронта за подписью генерала Окинлека и германского командования, а также несколько дипломатических паспортов различных государств. На удивленный вопрос Саманты: "Как такое возможно?", Хэлен ответила, что война войной, а бизнес есть бизнес. Если бы они не занялись любовными ласками в примерочной, то возможно им удалось бы избежать встречи с ее агентами и уехать в расположение бригады, но они занимались друг другом слишком долго, и Хэлен успела не только отправить их фотографии заказчикам, но и тут же получить заказ на девушек.
   Саманта с Джоаной отправились в фотолабораторию, оставив Кэт и Ксэнни присматривать за Хэлен, на тот случай, если ей вдруг удастся развязать путы. Но не успели они дойти до нужной им двери, как Кэт крикнула, что беспокоится не о чем, и они с Ксэнни осмотрят верхние этажи здания - на втором, находилось по словам Хэлен само ателье, а на верхнем ее апартаменты.
   Помещение фотолаборатории поразило Саманту своими приборами, ванночками, шкафами и какой-то неухоженностью. Она с любопытством осмотрела односторонне зеркало, через которое их фотографировали, и присоединившись к Джоане, занялась методичным поиском негативов, и фотографий. Впрочем, как и следовало ожидать, процесс этот не занял много времени - все находилось на виду, и еще не было убрано в шкаф. Вопрос шкафа, в котором хранились фотографии тех, кого продала Хэлен в рабство, очень занимал Саманту. В ее голове не укладывалось, как можно хранить в доме улики, доказывающие соучастие в преступлении - похищении людей? Или дочке Сессила Родса дозволено в Англии все, потому что она его дочка? Пусть даже и внебрачная? В голове у Саманты начала складываться теория о том, что темнокожая Хэлен Хэнгг, организовав свой преступный бизнес, мстит белой расе за своих соплеменников, которых белые работорговцы несколько столетий вывозили в Америку. Теория почти уже сложилась в стройную логическую систему, когда в помещении лаборатории зазвучал визг, похожий на звук работающей бензопилы, только более тонкий и звонкий. Это визжала Джоана, которая бросив винтовку на пол, заскочила на столик в фотолаборатории, и показывая куда-то в угол рукой продолжала издавать жуткие звуки.
   Саманта метнулась к брошенной винтовке "Ли Мэтфорд", и передернув затвор дослала патрон в патронник, наведя винтовку в тот угол на который показывала ее подруга. Откуда-то сверху раздался топот бегущих по лестнице ног - это Кэт и Ксэнни спешили им на помощь.
   - Джоана! Девочка моя, что случилось? - попыталась прояснить ситуацию Саманта, поскольку в углу, на который она навела винтовку, никого не было.
   - М-м-м-м...- промычала перепуганная девушка, посмотрев на подругу широко раскрытыми от ужаса глазами.
   - Что случилось? - в один голос крикнули запыхавшаяся от бега Кэт, и не менее запыхавшаяся Ксэнни.
   - М-м-мышь! Там мышь - взвизгнула Джоана, и ее затрясло от страха.
   Саманта подошла поближе к углу и внимательного его осмотрела. Естественно, что мыши там не было, да и вряд ли она еще неделю здесь появится после шума поднятого юной подругой. Однако крошки на полу, говорили о том, что Джоане не померещилось.
   - Джоана! Дай мне руку, я помогу тебе слезть - сказала Кэт, но та в ответ лишь испуганно затрясла головой, а на перепуганном личике выступили слезы.
   - Я боюсь! А вдруг она на меня прыгнет!
   Саманта подошла к столику, на котором тряслась от страха ее подруга, и нежно положив руку ей на бедро, спокойным ласковым голосом произнесла:
   - Давай я возьму тебя на руки и вынесу отсюда? Я ведь буду рядом с тобой! И на меня мышь не прыгнет. Хорошо?
   - Хорошо, - всхлипывая и трясясь от ужаса, ответила девушка.
   - Ну, тогда иди ко мне на руки!
   Джоана крепко обняла Саманту за шею, и оплела свои ноги вокруг талии подруги, та, убедившись, что все в порядке вышла из лаборатории, нежно прижимая к себе ее вздрагивающее и плачущее юное девичье тело. Спустя четверть часа, лаской нежностью, ей удалось успокоить девушку. К этому времени, Кэт и Ксэнни перевернули вверх дном и лабораторию и верхние этажи здания. Они решили захватить все фотографии и негативы, собранные Хэлен с собой, чтобы потом детально разобраться в происшедшем. Кроме того, хозяйственная Кэт решила объявить данный дом их законным военным трофеем - и на основании этого, они с Ксэнни методично и без разбору набивали сумки, чемоданы, кофры и мешки всяким барахлом. На возражение Саманты о том, что они превращаются в банальных грабителей, и мародеров Кэт только весело хмыкнула, и заявила:
   - Если уж бог не на нашей стороне, и нас то пытаются сжечь на костре, то пытаются продать в рабство Гитлеру, то незачем и выполнять заповеди такого Бога! Ты еще скажи, что он нам испытание наслал! Веру нашу проверить! Вера моя в любви к тебе, к Джоане, к Ксэнни, к Валерии, остальным кого я люблю! А на остальное мне наплевать! Пускай его заповеди выполняют те, кому этот Бог помогает! Мой Бог - любовь! Настоящая любовь!
   - Но ведь ты пытаешься оправдать банальный грабеж нашими чувствами!
   - Ну и что с того? Им, - Кэт кивнула в сторону Хэлен, - значит можно делать все, потому что у них есть деньги и власть, а нам значит совсем ничего? Только пресмыкаться под ними? Теперь мне кажется все больше понятно, как люди становятся большевиками!
   - А что все-таки с этой сукой - Ксэнни посмотрела на связанную Хэлен Хэнгг, - будем делать?
   - Ирландский квартал далеко отсюда? - подала голос, успокоившаяся от истерики Джоана.
   - Да нет, четверть часа на машине.
   - А публичные дома там есть?
   - Да, и немало. Так ты хочешь сдать туда эту стерву? - встряла Кэт, и ее глаза мстительно разгорелись.
   - Конечно!
   - Хм, а если она сбежит оттуда?- вступила в дискуссию Саманта.
   - Я думаю вряд ли, - задумчиво сказала Джоана, пристально смотря в помертвевшее от ужаса лицо внебрачной дочки Сессила Родса, - там сейчас наверняка полно боевиков из Ирландской Республиканской Армии, и наверняка их патрули, так же как и в Лондоне перекрыли доступ правительственным войскам и полиции на территорию квартала. Или ты считаешь, что темнокожая женщина без одежды сможет разгуливать по тем же улицам, где ходят рыжеволосые вооруженные парни, у которых на руках повязки со свастикой?
   - Слушай, Джоана! Да тебе с твоим умом пора полком или бригадой командовать! - восхищенно воскликнула Кэт, осознав многоуровневую степень коварства их юной подруги.
   - Ну, - Джоана зарделась, - я стараюсь учиться, знания они никогда не помеха.
   - Ты просто умница! - воскликнула Саманта, нежно чмокнув юную прелестницу в щечку, - Давайте собираться, и убираться от сюда!
   - Так мы уже собрались, - заявила Ксэнни, указав взглядом на кучу спешно собранных трофеев, теперь нужно одеться, и все это погрузить в "Моррис".
   - Ну тогда чего мы стоим?- почти в один голос воскликнули, девушки и стали лихорадочно одеваться.
   С погрузкой всех чемоданов, баулов, мешков и прочего проблем не возникло. По совету Джоаны, их старались укладывать вдоль бортов боевого отделения бронеавтомобиля, чтобы создать дополнительную защиту. "Лучше уж носить кружевные трусики с дыркой от пули на живом , чем эти трусики, в неповрежденном виде потом наденут на твой продырявленный труп" - таковы были ее слова. Саманта пожалела, что у нее нет с собой записной книжки, чтобы записать слова подруги. Впрочем, после сетования на эту тему Кэт, та пулей метнулась на верхние этажи, и принесла подруге дюжину различных записных книжек. Видя, что Саманта не знает, какую из них выбрать, она кинула в бронеавтомобиль все. Поскольку Саманта еще не была на верхних этажах, то она решила, с грустью подумав, что то, что они сейчас делают - это все таки кража или грабеж, подняться в апартаменты Хэлен и тоже осмотреть, взяв с собой Джоану - тем более, что они практически уже управились с погрузкой - оставалась только затащить Хэлен Хэнгг.
   Как и следовало ожидать, в глаза девушкам ударила ранее не виданная роскошь. Единственное, чего они не нашли, так это пожалуй золотого унитаза. Все остальное... Все остальное напоминало Британский Музей или Версаль в миниатюре. Столько антиквариата в чьих-то частных владениях ей еще не доводилось видеть. Вместе с тем, несмотря на роскошь, все отдавало какой-то безвкусицей. Огромные апартаменты напоминали более склад, лавку древностей, чем жилое помещение. Не спасали положения и персидские ковры с ворсом не менее трех дюймов. Стены были обшиты гобеленами. Конечно же, Саманте интересовавшейся историей было бы интересно побродить, поизучать сюжеты на них изображенные, попытаться определить их возраст, но не сейчас. Сейчас она решила сосредоточить внимание на книгах - она решила, что Джоане нужно продолжать образование, пускай сейчас и не самое подходящее время. А вот с книгами вышла проблема - их практически не было. Несколько альбомов с старинными гравюрами эротического содержания, несколько буклетов на ту же тему - складывалось впечатление, что Хэлен Хэнгг помешана на теме эротики и секса. Или, может она, черпала оттуда вдохновение для создания новых моделей одежды? В любом случае, они с Джоаной забрали все бумажное из того, что нашли, включая газеты и телефонные справочники.
   А дальше, когда они все загрузили в "Моррис", у них возникла проблема, с Хэлен Хэнгг, которая начала жутко вопить при попытке вынести ее на улицу. Пришлось срочно заткнуть ей рот кляпом из полудюжины кружевных трусиков из черного фуляра, и замотать в кусок атласа, принесенного со второго этажа, где размещалось ателье. Кэт, напоследок, хозяйственно прихватила пару миниатюрных швейных машинок, пачки с иголками, несколько дюжин ножниц. Ее взгляд гласил, что, мол, в хозяйстве все пригодится. В конце концов, им удалось запихать в боевое отделение рулон атласа, с извивающимся телом Хэлен Хэнгг, и взревев шестицилиндровым карбюраторным рядным двигателем "Моррис коммершиал" с рабочим объемом 3485 см3, их бронеавтомобиль продолжил путешествие по улицам столь негостеприимного города.
   В городе, между тем царила паника, и не просто царила, а разрасталась. То тут, то там виднелась брошенная военная техника, витрины многих магазинов были выбиты, и там деловито суетились какие-то подозрительные личности. Глядя, на весь этот хаос, Джоана деловито предложила пополнить вооружение бригады за счет брошенной военной техники. Предложение было поддержано единогласно, так же как и единогласно было поддержано предложение Кэт - загрузить технику, которую они захватят, различными полезными съедобными и несъедобными вещами, хотя в душе у Саманты все сгорало от стыда, от того, что она наступила на горло собственной совести.
   Чтобы как-то скрасить дорогу, Ксэнни завела разговор о том, что где-то в этом районе есть неплохой обувной магазин, где можно приобрести качественную рантовую обувь с джемированной стелькой и подошвой из джелутонга. Кэт почесала свой прелестный носик и сказала, что нужно подумать, ибо данный вид обуви уставом не предусматривался, но можно будет заглянуть в данный магазин на обратном пути. Дождь все так же хлестал из затянувших небо темно-серых облаков, именуемых в науке нимбусами. Это обстоятельство сильно смущало Самату и остальных девушек. Для чего одному и тому же понятия придумывать несколько наименований. В чем смысл? Саманта, несмотря на мучавший вопрос, не стала задавать его в слух, ибо это наверняка дало бы повод Кэт очередной раз проехаться по правительству старой доброй Англии, ее церкви, населению и двойной лживой демократической морали. Саманту уже начинало тошнить от этих разговоров о политике, однако она не могла не признать того факта что ее подруга права - кругом сплошная ложь и лицемерие. Кругом двойная правда. Для нее самой и ее подруг - на небе сейчас облака, для таких, как Хэлен Хэнгг это не облака, а нимбусы. То, что для Саманты и подруг - народ Англии, - для таких как Хэлен - электорат, причем на словах, а за глаза дочь Сессила Родса считает их вообще быдлом и скотом. "Черт!- подумала Саманта, - Пора прекращать думать на эту тему, а то еще превращусь в большевика! Или уже превратилась? Хватит!!!! Лучше про эти, как их про нимбу... Тьфу! Про облака!!" Она прислонилась к смотровой щели и удовлетворенно хмыкнула - идущий дождь, еще не являлся ливнем, хотя и был достаточно сильным, но до ливня, а ливнем считается дождь, при котором за минуту выпадает более одной двадцать пятой дюйма осадков, до ливня еще не дотягивал. И это радовало, ибо хоть что-то в этой жизни было хорошо.
   - Кэт! Сядь пожалуйста за пулемет! - крикнула Джоана сквозь шум работающего шестицилиндрового карбюраторного рядного двигателя "Моррис коммершиал" с рабочим объемом 3485 см3, - Мы подъезжаем к границе квартала!
   Кэт кивнула и пересела к пулемету "Брен" калибра 7,7 мм. Граница квартала была обозначена четко - с балконов свисали полотнища красно-черных знамен с фашисткой свастикой. Главная опасность, о которой они не подумали, могла заключаться в том, что у ирландцев могла быть своя артиллерия - вряд ли бы они соблюдали дурацкие уставы и наставления британской армии и соответственно могли выстрелить по их бронеавтомобилю. Но им пока везло - артиллерию по дороге они не встретили, желающих зашвырнуть в их бронеавтомобиль гранату - тоже. Отдельные патрули, одетые в брезентовые плащи с капюшонами, каучуковые калоши, и вооруженные винтовками "Ли Мэтфорд" особой активности не проявляли.
   Публичным дом, к которому они подъехали, находился в старом трехэтажном здании на площади имени Герцога Мальборо. Судя по внешнему виду, здание из потрескавшегося кирпича ранее выполняло роль какой-то дешевой гостиницы. Заведение называлось "Фри Комфорт" и принадлежало полукитаянке-полуяпонка Айрен Хэй Мак Эйд. Под козырьком крыши парадного входа, стояло двое рыжеволосых ирландцев, ростом шесть с половиной футов и вооруженных бейсбольными битами. Джоана аккуратно припарковала "Моррис" напротив парадного входа, но глушить шестицилиндровый карбюраторный рядный двигатель жидкостного охлаждения "Моррис коммершиал" с рабочим объемом 3485 см3 не стала. Охранники борделя застыли в напряженной позе, но спасаться бегством не стали. Зато Хэлен Хэнгг стало подавать признаки неуемной активности - ей удалось выплюнуть кляп, и она начала орать сквозь рулон атласа, в который ее упаковали. Одновременно она пыталась изгибаться и извиваться, но, будучи связанной и плотно замотанной особых успехов добиться на этом поприще ей не удалось. Девушки приоткрыли дверь "Морриса" и высунули рулон наружу, а затем оттолкнули его на крыльцо, одновременно ухватив и дернув за свободный край ткани. В результате проделанных манипуляций, он размотался, и Хэлен Хэнгг скатилась к ногам, вышедшей на шум, хозяйки заведения. Айрен Хэй Мак Эйд была высокой женщиной с костлявой подростковой мальчишечьей фигурой и выпирающими ключицами. Стрижена она так же была по-мужски. Первоначальный испуг от созерцания бронеавтомобиля "Моррис", сменился удивлением от нежданного подарка судьбы орущего и извивающегося у ее ног. Спустя несколько минут удивление сменилось злобной мстительной улубкой.
   Ксэнни, видимо прочитав мысли Саманты, наблюдавшей за происходящим произнесла:
   - Хэлен продавала ей свои товары по завышенной в полтора раза цене. Дескать она шьет только для благовоспитанных граждан, а не для каких-то там шлюх!
   Джоана весело хмыкнула, и сказала:
   - Давайте убираться отсюда! Чем черт не шутит!
   И радостно взревев шестицилиндровым карбюраторным рядным двигателем жидкостного охлаждения "Моррис коммершиал" с рабочим объемом 3485 см3, их верный "Моррис", ставший чуть ли не вторым домом, покатил по мокрому дорожному покрытию, прочь от веселого дома, на пороге которого истошно кричала Хэлен Хэнгг.
  
  
  
   Глава N8
  
   На какое-то время в боевом отделении бронеавтомобиля установилась тишина, которую спустя несколько минут, когда они выбрались за пределы ирландского квартала, нарушила свои звонким голоском любознательная Джоана:
   - Ксэнни, а почему у тебя такая странная фамилия Догг Патронн?
   Та, глубоко вздохнув всей своей сорока трех дюймовой грудью, отчего у Саманты пересохло во рту, а между ног стало мокро от желания, стала рассказывать:
   - Мои предки родом из России. Основатель нашего рода служил при русском царе Иоанне Эйвесоме, и командовал одним из отрядов специального карательного подразделения, вроде нынешнего гестапо в Германии. Отличительным знаком этого подразделения была собачья голова, привязанная к седлу. Получалось вроде как собачий начальник. Оттуда и пошла наша фамилия, только когда мои более близкие предки эмигрировали в Англию, ее перевели на английский манер.
   - Твои родители уехали из России в семнадцатом году? После большевисткого переворота? - задала вопрос Кэт.
   - Гораздо раньше! В 20-е годы девятнадцатого века одна из моих прапрабабок, воспользовавшись служебным положением своего мужа, который был заместителем мэра Санкт-Петербурга, организовала сеть опиумных салонов в Санкт-Петербурге, а также пыталась организовать получение и производство морфина по методу Зертюрнера. Она потеряла осторожность и видимо пожадничала, а может еще что-то, но в 1825 году моих родителей чуть не обвинили в участии в государственном мятеже - заговорщики, как их потом назвали "декабристы" были регулярными посетителями опиумных салонов моей прапрабабки. Она успела спастись, удрав на корабле в Англию, а ее мужа, моего прапрадеда убили по-тихому - отравили. Правда есть у меня сомнения на этот счет. То ли этот мятеж был организован на английские деньги, то ли моя прапрабабуля работала на Англию, то ли и то и другое сразу.
   Скорее всего, последнее, - тут, Ксэнни, грустно улыбнулась, - До посещения опиумных салонов все люди, ставшие заговорщиками были нормальными порядочными людьми, и ни о чем не помышляли. Мысль а заговоре пришла им в голову, когда они по самое не могу обкурились опия.
   С той поры все мои предки жили в Англии, жили неплохо до кризиса 1929 года - тогда мои родители покончили жизнь самоубийством - отец застрелился, когда узнал, что банк в котором мы держали все ценные бумаги лопнул, а мать утопилась. Мне пришлось с с раннего детства работать, пару раз сбегала из приютов в которые меня отлавливали. В конце концов, от меня отстали, когда мне исполнилось тринадцать - у меня тогда грудь практически меньше чем за год увеличилась до тридцати шести дюймов и меня стали принимать за взрослую.
   - Да, печальная история. - констатировала Кэт, - а тебя не тянет на Родину - в Россию?
   - Я же родилась здесь в Англии.
   - Ну и что, я слышала, что это национальная особенность всех русских - их неудержимо тянет на родину.
   - Не знаю, пока как-то не задумывалась. Не было времени. Все время приходилось работать, работать, учиться, если были деньги и время.
   - Понятно.
   - А меня мучает один вопрос - вставила реплику Джоана.
   - Какой? - спросила Ксэнни.
   - Почему мы говорим "старая добрая Англия", а не "Греат Бритаин"?
   - Действительно! - удивленно вскинула брови Ксэнни, - я как-то на эту тему не задумывалась.
   - Я тоже - хором вторили Саманта и Кэт.
   - Ну, я думаю, что этот вопрос может подождать, - сменила тему Джоана, - Где бы здесь чего-то пообедать, или поужинать? Или потерпим до возвращения?
   - Наверное, нужно потерпеть - потерев нос, пробурчала Кэт, - иначе мы рискуем не успеть вернуться до окончания дождя.
   - Да, пожалуй, - согласилась Джоана, и повернувшись к Кэт спросила, - Где здесь магазины? Впрочем, что я говорю, нам же нужно вначале автопарк увеличить!
   - Где-то в этом направлении, - изрекла Саманта, прочитав название улицы, по которой они проезжали, - Я видела два брошенных бронеавтомобиля АЕС "Дорчестер" разработанных в 1940 г на базе полноприводного (4x4) артиллерийского тягача АЕС 0853 "Матадор", кажется за тем перекрестком нам направо!
   - Отлично! Это те, в которых устанавливается шестицилиндровый рядный дизель жидкостного охлаждения АЕС А187 с рабочим объемом 7580 см3, развивавший мощность 69,8 кВт (95 л. с.) при 1800 об/мин? - показала свою осведомленность Джоана, -С трансмиссией, состоящей из сцепления сухого трения, четырехскоростной коробки передач, двухскоростного демультипликатора и гидравлических тормозов с вакуумным усилителем. В полноприводной (4x4) ходовой части с подвеской на листовых полуэллиптических рессорах использовались колеса большого диаметра с шинами размером 13,5-20?
   - Чует мое сердце, девочка, станешь ты нашей начальницей! - восхищенно и с удивлением, ответила Кэт!
   - Мне же только шестнадцать! - зардевшись ответила их юная подруга.
   - Подожди, ты же говорила... Ты, что прибавила себе возраст на призывном пункте? - округлила глаза от неожиданной новости, Саманта.
   - Я ... я ... я не захотела оставаться в Лондоне, который собирались сдать немцам, а единственным способом уйти из города - было записаться добровольцем, - густо покраснев до кончиков волос ответила девушка, заерзав на водительском сидении, обтянутом дермантином на бязевой основе, узоры на котором были выдавлены с помощью каландра. Саманта сощурила глаза, и определила, что, данный дермантин изготовлялся с помощью шпанрамы, которой наносили мастику на основе краски на касторовом масле и раствора нитрата целлюлозы. Сверху, несомненно, он был покрыт копаловым лаком нанесенным с помощью ракля.
   - Ладно, не смущайся! У тебя все очень здорово получается, - ответила за Саманту Кэт.
   - Правда?
   Саманта увидела в зеркале доверчивые как у ребенка глаза Джоаны, и ответила:
   - Конечно, правда! И не бойся, мы никому не расскажем про твое несовершеннолетие. У тебя все получается лучше, чем у многих взрослых. Вот здесь останови! Кажется, это то, что нам нужно, - Саманта кивнула в сторону двух огромных железных коробок на колесах.
   Бронемашины имели полностью закрытый сварной броневой кузов вагонной компоновки, при изготовлении которого использовались 10-12-мм листы катаной стали, обеспечивавшей достаточную защиту от огня стрелкового оружия. Для посадки членов экипажа в бортах и корме корпуса имелись двери. В крыше корпуса были прорезаны три световых люка, закрываемые бронекрышками. Их можно было использовать в качестве артиллерийских тягачей 5,5 дюймовых орудий. Джоана осталась сидеть в "Моррисе" перебравшись к пулемету "Брен" калибром 7,7 мм, а девушки осторожно вышли и стали осматривать брошенную технику. К их удивлению, бензобаки были полные, а шестицилиндровые рядные дизели жидкостного охлаждения АЕС А187 с рабочим объемом 7580 см3 сразу же завелись.
   Вероятнее всего предыдущие владельцы решили использовать возникшую панику, для возможности дезертировать. Исходя из вместимости АЕС "Дорчестера" в восемь человек и наличия двух брошенных машин - численность сухопутной армии Греат Бритаина, пардон, Англии, уменьшилась на шестнадцать человек. После недолгого совещания устроенного Самантой в "Моррисе" было решено проехать еще три квартала, на улицу Вэлери Ньюкоуртъярд, где был замечен брошенный "Моррис", отличающийся от их трофея только номером. Кэт осталась с Джоаной в "Моррисе", а Саманта и Ксэнни повели "Дорчестеры".
   Взревев шестицилиндровым карбюраторным рядным двигателем жидкостного охлаждения "Моррис коммершиал" с рабочим объемом 3485 см3 и двумя шестицилиндровые рядными дизелями жидкостного охлаждения АЕС А187 с рабочим объемом 7580 см3 , колонна двинулась за очередным трофеем. Видя, что Джоана ерзает на на водительском сидении, обтянутом дермантином на бязевой основе, узоры на котором были выдавлены с помощью каландра, Кэт задала ей вопрос:
   - Что тебя мучает? Не стесняйся! Ведь мы же подруги!
   - Я боюсь, что мой вопрос покажется глупым, - покраснев, смущенно ответила юная девушка.
   - Глупым вопрос быть не может, ибо вопрос означает стремление человека узнать что-то новое.
   - Ну, хорошо, меня мучает вопрос о том, почему военную форму шьют в основном из сукна. Ведь есть и другие материалы. Почему именно сукно?
   Кэт восхищенно посмотрела на юную подругу и у нее пересохло во рту, от сочетания ее юной и свежей красоты и острого и проницательного ума, умеющего выхватывать из окружающего мира ключевые моменты и факты.
   - Ну, а сама, ты об этом, что можешь рассказать?
   Джоана задумалась на секунду, и, сглотнув, ответила:
   - Ну, я знаю, что сукно это шерстяная или полушерстяная ткань, переплетение нитей которой находится под войлочным застилом, называемым фильцем. Сукно может быть сработано путем непосредственного свойлачивания и сваливания шерстяных волокон на сукновальных машинах, так называемых фильцмашинах. Толщина сукна, применяемого для пошива шинелей, составляет одну десятую дюйма, для пошива мундиров идет сукно толщиной в одну двадцатую дюйма, брюк - одну тридцатую дюйма.
   Кэт мысленно прокрутила в голове слова подруги, и задала еще один вопрос:
   - А, что ты знаешь о магии, колдовстве, волшебстве?
   Джоана округлила глаза, и еле удержала руль "Морриса" в руках:
   - А разве это существует? Это же дикое средневековье! Это вроде того идиотства, которое пытались учинить над тобой и Самантой, там, на площади!
   - Джоана! Держи руль крепче, потому, что я окрою тебе одну страшную тайну - магия, колдовство и волшебство существует, - Кэт успела вцепиться в ручку над дверью "Морриса", потому что его резко вильнуло из стороны в сторону, - Аккуратней пожалуйста!
   - Господи! Но как такое возможно? Ты хочешь сказать, что можно взять, например и превратить человека в животное?
   - О некоторых религиях, где иноверцев считают животными, я говорить пока не буду, ибо это отдельный и трудный вопрос, а вот о вопросе как превратить человека в животное скажу! Ты заметила, как меняется поведение людей в толпе? Когда нормальные люди, превращаются в диких и страшных зверей, готовых убивать и крушить?
   - Ты хочешь сказать, что людей околдовывают? Применяют заклинания?
   - Помнишь, я говорила, что все беды нашего мира и нашей старой доброй Англии происходят от джастификационизма?
   - Да, помню. Но причем здесь джастификационизм и магия? - на юном личике Джоаны возникло сосредоточенное выражение, - А! Подожди, я, кажется поняла! В нас с детства закладывают неправильные знания, и из-за этого мы, становимся подвержены воздействию магии. Так?
   - В точку! Нас отучают думать. Вместо того, чтобы думать, мы просто вспоминаем готовый неправильный ответ, который в нас вложили при обучении. Наше образование с некоторых пор построено на так называемой системе калейдоскопического идиотизма. Суть его заключается в том, что нас заставляют выучить ворох разнообразных фактов вне всякой взаимосвязи. Слово "думать" в нашем образовании подменено словом "вспомнить". Для того, чтобы внушить толпе что-либо, нужно просто заставить вспомнить толпу несколько фактов, выстроенных в определенной последовательности.
   Например: "католики"-"Испания"-"Непобедимая Армада"-"ирландцы" - и толпа с радостным криком начинает убивать ирландцев. Или: "Христос" -"торговцы в храме" - "распятие" - "евреи" - и начинается еврейский погром. По такой примитивной схеме начинались все революции - организаторы заводили толпу и далее манипулировали ей в нужном им русле. Конечно же, несмотря на усилия нашей образовательной системы, многие люди умеют думать или учатся этому самостоятельно вопреки сложившейся системе. На таких, думающих людей воздействовать сложнее. Но если они окажутся в толпе, где большинство из тех, кто не умеет думать, то и они поддаются общему внушению - так называемому феномену толпы. Или магнетизму, как его некоторые называют.
   - Но причем здесь сукно? - удивленно спросила Джоана.
   - Стараниями каббалистов и их многочисленных последователей, любовь - один из великих инструментов магической силы, низведена до товара, который можно купить и продать. Вместо любви нам подсовывают понятие половой любви. Любовь - объявлена иллюзией, результатом воображаемого миража. Совершив подмену понятий, каббалисты выдвинули на первый план так называемый Астральный свет. За этим красивым названием скрываются эмоции низшего порядка, свойственные животным - животное совокупление, именуемое сексом, радость от вкуса жертвы убитой на охоте, радость от того, что ты набил брюхо плотью убитой жертвы и стал сытым. Каббала и каббалисты низвели нас до уровня животных для того, чтобы нами было легче управлять. Конечно же, человеку нужны и эмоции низшего уровня, но нужны они в сочетании с эмоциями высшего уровня - все должно быть в гармонии. Любые эмоции человека можно использовать как во благо, так и во зло. Но если человек обладает широким спектром эмоций, то на него тяжелее воздействовать, он тяжелее поддается внушению.
   Теперь о том, почему именно сукно является основным материалом для военной формы. Ты наверное помнишь классический пример из физики о том, что если эбонитовой палочкой потереть о волосы или сукно, то она наэлектризовывается?
   - Да помню! - Джоана на мгновенье задумалось, а затем ее юное лицо осветилось вспышкой озарения, - Я, кажется, поняла! Ты имеешь ввиду, что сукно защищает от так называемого животного магнетизма, месмеризма или гипноза, поглощая волны этого магнетизма?
   - Умница! Именно так оно и обстоит! В элементарном мире каббалистической жене соответствует вода, а змею огонь. Чтобы покорить змея, т. е. господствовать над кругом астрального света, необходимо поместиться вне его токов, т. е. изолировать себя. Поэтому-то Аполлоний Тианский совершенно закутывался в плащ из тонкой шерсти, ставил на него ноги и закрывал им голову; затем он округлял в виде полукруга свой позвоночник и закрывал глаза, предварительно выполнив некоторые обряды; по всей вероятности, это были магнетические пассы и таинственные слова, целью которых было фиксировать воображение и вызвать действие воли. Шерстяной плащ в большом употреблении в магии; это обычный экипаж колдунов, отправляющихся на шабаш, а это доказывает, что колдуны, в действительности, не отправлялись на шабаш, но шабаш сам приходил к колдунам, изолированным в своих плащах, и приносил их "просвечивающему" аналогичные их магическим предубеждениям образы, смешанные с отражениями всех, совершенных до них в мире, актов того же рода. Основной материал для изготовления сукна - овечья шерсть. Об носителях этой шерсти - овцах и баранах издревле накопилось много сведений, которые нашли свое отражение в поговорках и оккультных науках. Если вкратце, то баран характеризуется как тупое и очень упрямое существо. Его тупость - показатель того, что на него невозможно воздействовать доводами разума - он привык действовать по заложенной в него программе и не воспринимает ничего нового. Встретив новое, он зачастую теряется и не может принять самостоятельное решение. С одной стороны это плохо - отсутствие способности мыслить и принимать решение. Но с другой стороны - в жизни бывают такие ситуации, когда нужно не мыслить и размышлять, а просто действовать. Действовать тупо. И не просто тупо, а настойчиво и даже упрямо! Теперь перенесем эти свойства - тупость и упрямство на людей в военной форме.
   - Ага! - радостно воскликнула Джоана, - Теперь мне ясно - сукно в какой-то мере передает свойство своих прежних хозяев - баранов, новым хозяевам людям! И именно из-за этого все считают военных тупыми и недалекими! Прямо как баранов!
   - Да, именно поэтому! Но такими военные кажутся только в мирной жизни, для которой они не предназначены! Военные разучивают определенный набор действий и поступков, стремясь довести их до автоматизма. Каждая категория в армии разучивает свой набор действий - пехотинцы учатся стрелять, колоть штыком, бить прикладом, артиллеристы стрелять из орудия. Солдаты учат меньший набор действий, чем офицеры, а офицеры - меньший, чем генералы. Офицеры учатся командовать небольшими подразделениями, а генералы большими. В мирное время, такая ограниченность создает для военных определенные трудности в общении с окружающими - они действительно кажутся тупыми и заторможенными. Но в военное время, именно их тупость и упрямство позволяет им воевать! Солдат, увидев в прицел винтовки противника пытается его застрелить - ибо его этому учили и в этом его предназначение. Он больше ни о чем не думает, кроме как о поставленной ему задаче - уничтожить противника.
   - Понятно! - Джоана перебила свою подругу, - А если вместо солдата в окопе окажется, скажем, врач, то, увидев солдата противника, он начнет думать о его болезнях, о том, что убивать не хорошо, о том, что будет, если он ранит противника, например в ногу или живот. Начнет сравнивать, мучаться стрелять или нет, и в итоге солдат противника убьет его первым. Я правильно рассуждаю - юная девушка бросила взгляд на Кэт, и увидев что та кивнула в знак согласия продолжила, - А если скажем в окопе окажется адвокат, то он начнет думать о законах, исках, Женевской и Гаагской конвенции. Если ростовщик, то тот начнет оценивать материальный достаток противника, строить планы на его имущество и так далее.
   И, конечно же, им будет гораздо страшнее, чем обычному солдату, которого готовили к войне, и у которого притуплено чувство самосохранения.
   - Именно! - встряла Кэт, - Солдат будет действовать на автомате - стрелять, драться, убивать, рисковать жизнью, не особенно задумываясь о последствиях, поскольку воздействие на него окружающей среды и ужасов войны будет притуплено наличием на нем суконной военной формы.
   - И эта же форма делает его более упрямым - то есть более стойким и настойчивым в достижении цели! Он может упрямо атаковать врага, не считаясь с тем, что рядом гибнут его товарищи, и, не задумываясь о том, что сам может погибнуть. Он будет упрямо стремиться выполнить приказ, поставленный ему офицером. Так?
   - Именно! Задача офицера руководить солдатами. И одной из частных задач руководства солдатами - быстрый поиск решения в незнакомой обстановке или критической ситуации. А критической ситуацией является такая, когда скажем солдат становится похожим на барана, смотрящего на новые ворота. Если солдат впал в ступор, столкнувшись с незапрограммированной ситуацией, то офицер должен немедленно найти выход из данной ситуации и отдать солдату приказ. Приказ может быть и неправильным, но это роли не играет - ибо если не отдать никакого приказа, то солдат или подразделение может выйти из под контроля, а это чревато более худшими последствиями - развалом подразделения и поражением.
   - То есть офицер играет роль пастуха?
   - Да, можно назвать это и так. Причем играть эту роль он должен постоянно. Если он не будет этого делать, то возникает опасность того, что у его подчиненных может появиться новый пастырь.
   - Новый пастырь? Подожди-ка, - Джоана задумалась, - ты часом не о революционерах агитаторах говоришь?
   - О них самых. В сплоченном подразделении их работа практически невозможна, ибо солдаты слушают своего начальника, царя и бога - офицера. Но если подразделение запущено и не контролируется должным образом, то люди начинают поддаваться агитации. Причем чем больше человек носит военную форму, тем труднее его сагитировать, у него как бы толще экран, защищающий его от воздействия, а так же больше доверия к начальнику.
   - То есть новобранцы легче поддаются агитации? - Джоана вопросительно глянула на Кэт, та снова кивнула, соглашаясь, - То есть они еще не успели стать военными и более или менее мыслят категориями гражданских людей, не привыкли подчиняться? - заметив согласие на лице Кэт, девушка прищурила глаза и выпалила, - И именно поэтому, революционные брожения обычно начинаются на флоте, так?
   Кэт округлила глаза от удивления:
   - Не поняла. Поясни, пожалуйста!
   - Ну, это же просто! На флоте меньше применяют сукно! У матросов рабочая форма из льна или хлопка, и верхняя одежда - помимо шинелей они носят более короткую - бушлаты. А раз меньше сукна, то легче пробить тот защитный экран, которое оно создает!
   - Джоана! Господи! - Кэт восхищенно посмотрела на юную подругу, и с трудом подавила желание впиться в ее юные губы страстным поцелуем, - Ты уже превзошла меня! Скоро тебе придется меня учить!
   - Спасибо! - Джоана, почувствовав страстный и восхищенный взгляд подруги застенчиво покраснела, - Стараюсь! - ее лицо приняло серьезное выражение, -Давай рассуждать дальше! Допустим, агитаторы действуют, и действуют успешно. В солдатах или матросах посеяны их идеи. Эти разрушительные идеи рвутся наружу. Но они ограничены сукном. Что будет делать человек, чтобы дать им больше свободы?
   Кэт ошарашено посмотрела на подругу, и ответила:
   - Если честно, то не знаю!
   - Люди будут стремиться уменьшить влияние сукна! Они будут делать то, что называется нарушение ношения формы одежды - расстегивать шинели и бушлаты, расстегивать мундиры. Они будут открывать свое тело для получения большей магнетической энергии от агитаторов. Именно поэтому они из солдат превращаются в неуправляемых людей. Поскольку раздобыть гражданскую одежду для них не всегда представляется возможным, то они вынуждены таскать на себе уже ненавистную им военную форму. И тех, кто не успел от нее избавиться, спустя какое-то время вновь ставят под ружье - либо революционеры-агитаторы, либо контрреволюционеры. Поэтому в любой революции после периода, когда люди толпами ходят в расстегнутых шинелях и бушлатах, наступает период, когда их вновь заставляют их застегивать, и становиться вновь солдатами.
   - Ты гений! Джоана, ты гений! Тебе нужно учиться любой ценой, чтобы не потерять и развить твои таланты!
   - Так я и учусь! Если есть замечательные подруги, то грех не учиться у них чему-то новому! А мы, кажется, увы, приехали!
   - Почему, увы?- Кэт удивленно вскинула брови.
   - Потому что теперь придется ехать одной в этой железной коробке, и даже не с кем будет поболтать.
   - Ну это всего на несколько часов! А потом..., - Кэт прижала юное тело подруги к себе и поцеловала, с неохотой оторвавшись, закончила свою мысль, - А потом нам никто не помешает провести время вместе!
   Раскрасневшаяся Джоана, улыбнулась своей старшей подруге в знак согласия.
   Девушки вылезли из бронеавтомобиля "Моррис" поежившись от продолжающего лить из серых нимбусов, точнее сказать облаков, дождя. Брошенный кем-то "Моррис", стоял там же где и раньше. Саманта внимательно оглядела улицу Вэлери Ньюкоуртъярд, дома на ней были двух, трех и четырехэтажные, построенные из обыкновенного стенного кирпича первого сорта, обладавшего размерами, десять на пять на два с половиной дюйма и имевшего стандартный вес в десять фунтов. На первых этажах зданий размещались три бакалейных магазина, один одежно-обувной магазин, паб, небольшой ресторанчик, и какое-то заведение, напоминающее то ли среднеразрядный бордель, то ли городскую префектуру данного района.
   Саманта постояла в раздумье, и сказала:
   - Хоть это и грех, но я думаю, что кое-чем полезным и временно бесхозным мы разживемся здесь. Передвигаться по улице будем колонной от магазина к магазину. Джоана будет сидеть за пулеметом "Брен" калибра 7,7 мм и прикрывать нас от непрошенных гостей, - заметив, что на юном личике Джоаны возникли возмущение, обида и попытка возразить, добавила, - В продуктовых магазинах наверняка есть мыши и крысы, поэтому лучше тебе остаться снаружи! - увидев, что подруга поняла ее правоту, - продолжила, - все что найдем грузим очень быстро, пока все вокруг не очухались. Да, и из бронеавтомобилей не выскакивать, пока не убедимся, что с наружи все нормально. Все все уяснили?
   Девушки кивнули, а Кэт добавила:
   - Стеклянные предметы лучше не брать! Только если спиртное - и то в ящиках. Предлагаю начать с этого магазинчика напротив нас, - она указала рукой на разбитую витрину.
   Судя по царившему внутри магазина разгрому, все ценное было вынесено за несколько часов до их появления. Но, Кэт с этим не согласилась. Вооружившись ломиком, снятым с брони одного из АЕС "Дорчестера" она сломала дверь подсобного помещения. После некоторых поисков в темноте, она щелкнула выключателем, и их глазам предстало тускло освещенное складское помещение, заставленное ящиками и коробками и мешками.
   - Хм... Пожалуй в одном этом магазине можно набить наши бронеавтомобили грузом доверху! - констатировала увиденное Саманта.
   - Я думаю, что это будет неправильно! - возразила Кэт. Тут в основном одни продукты. То, что в мешках отпадает - намокнет при погрузке, то что в ящиках - стеклянное не берем - поскольку оно наверняка побьется. Предлагаю поискать мясные консервы и загрузить ими один АЕС "Дорчестер".
   - Тогда за дело! - согласилась Ксэнни, - а то мне этот город уже чертовски не нравиться!
   Кэт сбегала на улицу и принесла электрический фонарик. Пройдясь вдоль штабелей, она ткнула в ящики:
   - Вот эти! Эти берем!
   - А что там? - сказала Саманта, подходя ближе.
   - А там, - Mk II MSM (military stewed meat) - видимо владелец магазина разворовывал то, что должно было поставляться в армию. Наверно состоял с сговоре с какой-то тыловой крысой.
   - Mk II MSM? - Саманта аж подпрыгнула от возмущения, - Значит пока мы там ...
   - Именно подруга! Пока мы там в окопах сидели - эти тут на нашем питании деньги делали!
   - Слушай Кэт, - взявшись за ящик, начала Саманта, - а чем отличается Mk II MSM от "Мarket SM" ?
   Ксэнни, слегка засмущавшись, добавила:
   - А что такое Mk II MSM и "Мarket SM"?
   Кэт, ухватившись за другой ящик, ответила:
   - Чтобы не терять время, рассказывать буду в процессе погрузки. Вы с Ксэнни будете идти впереди меня, чтобы слышать мой рассказ. А вечером...
   - Вечером расскажем все Джоане, - догадалась Саманта.
   Кэт чмокнула, подруг в щечки и начала рассказ:
   - Вначале об общем. И Mk II MSM и "Мarket SM" представляют собой консервированное тушеное мясо в жестяных банках. Банка стандартная вместимостью 12 унций. И там и там одинаковое количество лука, соли и специй. Лука - 0,15 унции. Соли - 0,12 унции, 2 горошины черного перца и половинка лаврового листа. Теперь о различиях: Mk II MSM - это "военное тушеное мясо", а "Мarket SM" это коммерческое тушеное мясо. Помимо названия у них имеются различия в составе консерв: в "Мarket SM" мяса 11 унций и 1 унция жира, а в Mk II MSM - 10 унций мяса и 2 унции жира. То есть различие состоит в том, что в "военном тушеном мясе" больше жира, чем, в коммерческом. Упаковываются консервы одинаково, - Кэт, чуть сбив дыхание, мотнула головой на ящик, который несла, но поняв, что идущие впереди подруги этого не увидят, продолжила, - Ящики стандартные из пиленного соснового или елового материала воздушной сушки, толщина досок один дюйм и полдюйма. Для скрепления и сколачивания применяется стандартная английская проволока Mk I AE N17 и проволочные гвозди Mk II FE2A N143. Вместимость ящика - шесть дюжин банок.
   - А как делаются эти консервы? - запыхавшись, спросила Ксэнни, которой слегка мешала ее сорока трех дюймовая грудь.
   - Вначале банки стерилизуются и прогреваются паром в течении 20 минут, затем в них машинным или ручным методом укладывается все по рецепту, и они закрываются. Далее они варятся и стерилизуются на пару в течении семидесяти минут при температуре сто четырнадцать градусов по Цельсию. Мясо применяется свежее - не более 36 часов с момента забоя летом и 60 часов с момента забоя скота зимой. Скот отбирается здоровый, нормального веса - не менее 220 фунтов.
   Некоторое время девушки сновали из подсобки магазина к АЕС "Дорчестеру", пока Кэт всех не остановила. Присев на корточки, она посмотрела на листовые полуэллиптические рессоры бронеавтомобиля и, определив по их положению степень нагрузки, произнесла:
   - В этот хватит! Пойдем еще раз туда заглянем, посмотрим быстрым взгядом - может, что-то еще ценное увидим.
   Саманта скептически пожала плечами, выразив и согласие с предложением Кэт и сомнение в том, что они найдут что-то ценное. Но она заблуждалась, ибо не успели они разбрестись по подсобке, как Ксэнни радостно крикнула:
   - Я, кажется нашла! Идите все сюда!
   Саманта и Кэт несколько недоуменно уставились на стопку ящиков, у которых стояла счастливая Ксэнни.
   - И что это? - недоуменно спросила Кэт, пытаясь прочесть надпись на ящике на немецком языке.
   - Это киршвассер! - гордо ответила Ксэнни.
   - Кир..., - Кэт попыталась безуспешно повторить название, - какой вассер?
   - Киршвассер! Так называется вишневая водка. Получается она перегонкой перебродившего вишневого сусла, приготовленного из диких вишен. Их давят вместе с косточками. За счет присутствующего в косточках амигдалина киршвассер имеет слабый аромат горького миндаля. Я пробовала! Не хуже виски! Только нужно привыкнуть.
   - А патриотично ли будет пить немецкую водку? - засомневалась Саманта.
   - Берем, - решительно произнесла Кэт, - вряд ли мы найдем спиртное лучше этого - обычно мародеры растаскивают выпивку в первую очередь. Поэтому забираем все - тем более что тут всего пять ящиков! Поставим к Джоане в "Моррис" - пускай аккуратно чем нибудь обложит, что бы при езде не разбились бутылки.
   - Хорошо хоть орла со свастикой на ящиках нет! - констатировала Саманта, осмотрев стоящую стопку со всех сторон.
   После благополучной доставки спиртного в бронеавтомобиль, возник вопрос куда направиться дальше. Пока Саманта предавалась своему любимому занятию - терзалась сомнениями и размышлениями, Кэт, успела осмотреть улицу и принять решение за нее, ткнув пальцем в следующий магазин в двадцати ярдах от них. Взревев двумя шестицилиндровыми карбюраторными рядными двигателями жидкостного охлаждения "Моррис коммершиал" с рабочим объемом 3485 см3 и двумя шестицилиндровые рядными дизелями жидкостного охлаждения АЕС А187 с рабочим объемом 7580 см3 , колонна проехала двадцать ярдов и остановилась. Девушки вылезли на улицу, и, несмотря на продолжавший лить из серых нимбусов (пардон, облаков!) дождь, почувствовали запах свежевыпеченного хлеба.
   Саманта почувствовала, что в желудке призывно заурчало, а рот наполняется слюной. Она посмотрела на подруг и жалобно произнесла:
   - Может, возьмем чего-нибудь из выпечки?
   Кэт, втянув ноздрями воздух, почувствовала то же что и подруга, но несмотря на соблазн ответила:
   - В герметичных мешках! А то устроим тут пикник на мостовой и нарвемся на неприятности! И много брать смысла нет!
   Саманта грустно согласилась. Увы, но Кэт была права: голод можно было и перетерпеть, а вот если взбунтуется желудок, то придется останавливаться каждые пять минут и выбегать в поисках кустиков. А если учесть то, что по дороге сюда им попалось куча народа подстригающего лужайки... Да, Кэт права на все сто! Саманта стиснула зубы и решительно вошла в магазин. К сожалению, или к счастью, но от хлебной продукции в магазине остался только запах. Саманта огорченно вздохнула и посмотрела на Кэт. Та, решительно направилась в подсобные помещения, но дверь взламывать им не пришлось - кто-то побывал здесь уже до них. Подсобка встретила их тусклым светом и полупустым помещением. Вооружившись фонариками, они принялись осматривать то, что еще не успели вынести из магазина. На этот раз повезло Саманте - она нашла ящики с кофе. Откуда в этом захолустном квартале оказался левантийский и харарский кофе, она не знала, но факт оставался фактом - она без труда узнала фирменную упаковку и маркировку на ящиках. Это был так называемый желтый кофе, который в отличие от более дешевых сортов - зеленого и "синего" не содержал никаких искусственных красителей.
   Этой информацией с ней в первые дни их знакомства поделилась Кэт. Из-за того что она от нее узнала, ей пришлось отказаться от данного напитка в школе. Точнее сказать не отказаться, а покупать вскладчину в магазине более качественный за свои деньги. До знакомства с Кэт, Саманта не подозревала, что кофейные зерна низших сортов, из которых приготавливали напиток, которым их поили в школе подкрашивают свинцом, берлинской лазурью, ультрамарином, индиго, дубильно-кислым железом, куркумой, окисью железа и прочей дрянью.
   Помимо кофе, они нашли и три дюжины жестяных коробок с китайским чаем, который путем энизиматического процесса ферментации чайного листа был доведен до состояния черного байхового чая. Саманта даже задохнулась от восторга - после всех этих копорских и липовых чаев - перейти на настоящий черный байховый! Что ни говори, а организму не хватало кофеина! Впрочем, этим их трофеи в данном магазине и ограничились.
   Оставалась надежда, что в последнем магазине им повезет больше. Однако и там, ждало разочарование - ничего, кроме рыбного запаха, указывающего на то, что когда-то в магазине торговали рыбой. Кэт, даже рассвирепела и решительно заявила, что хоть что-то, но они должны отсюда забрать. А если нечего забирать, то найти, а затем забрать. И они втроем начали переворачивать вверх дном то, что уже перевернули до них. В итоге, когда Ксэнни уже начала посматривать на разбитый кассовый аппарат, Кэт нашла полезные предметы - полдюжины новеньких складных многолезвийных перочинных ножей фирмы Золинген, изготовленных на фабрике Генкельс из стали Круппа VSM.
   - В паб заглядывать будем? - почесав носик, спросила у подруг Кэт.
   - Забрать дротики для дартс? - угрюмо произнесла Саманта.
   - Мне кажется ты потеряла оптимизм! - попыталась ее подбодрить подруга.
   - Да нет, я просто подумала, что первый магазин оказался почти неразграбленным именно потому, что рядом с ним стоял брошенный бронеавтомобиль - именно он отпугивал мародеров - они опасались, что кто-то может в них выстрелить.
   - Хм, - Кэт стала тереть свой нос, - логично! Тогда в паб предлагаю не идти! Еще нарвемся на кого-нибудь полупьяного! Трезвых то, бояться нечего - у нас есть оружие - они под пули лезть не станут. А вот пьяные... А в ресторанчик будем заглядывать?
   - А зачем?
   - А посуда? - встряла Ксэнни, - они ведь на чем-то готовят! Кастрюли, чайники и все такое...
   - А, ты, что умеешь готовить? - хором удивились Кэт и Саманта.
   - Да! - смущенно ответила Ксэнни, - я даже училась у одного старого еврея, который не соблюдал все ихние законы. Его звали Эндрю Мэйхэйревич.
   - Ну тогда поехали! И это... - Кэт, снова почесала носик, - Ты должна научить готовить... Не нас конечно, а Джоану.
   Ксэнни кивнула. И разгоняя лужи, колонна из двух "Моррисов" и двух АЕС "Дорчестеров" покатила к ресторану "Первадед Белли". Ксэнни прочитав вывеску удивилась:
   - Он часом не испанец? Этот Первадед?
  
   Глава N 9
  
   Не успели девушки подойти к разбитой двери ресторана, как откуда-то сверху стали доноситься посторонние звуки. Они замерли, а звуки между тем становились все слышнее. Что летело выше слоя серых нимбусов ( пардон, облаков!). Саманта сосредоточилась, а затем уверено произнесла:
   - Это звуки четырех девятицилиндровых двигателей BMW-132 с воздушным охлаждением мощностью по 850 л.с. каждый. По всей видимости, где-то над нами Фокке-Вульф Флюгцойгбау Fw.200С-0 "Condor". К сожалению я не Сара Мазелевич, и точнее определить не могу.
   - А чем это нам грозит? - смущенно спросила Ксэнни, стараясь запомнить характерный звук девятицилиндровых двигателей BMW-132 с воздушным охлаждением мощностью по 850 л.с. , - я ведь новичок в военном деле.
   Саманте и Кэт понравилось, что несмотря на шикарную пышную грудь размером в сорок три дюйма, их подруга лишена мании величия, столь характерной для пышногрудых девушек, и что Ксэнни так же как и Джоана стремится научиться чему-то новому. Поэтому Саманта продолжила:
   - Бомбовая нагрузка Фокке-Вульфа Флюгцойгбау Fw.200С-0 "Condor" может достигать до двух тысяч двухсот фунтов на внутренней подвеске. Кроме того, на самолете могут быть установлены три пулемета MG-15 калибром 7,92 мм. К счастью, он нас не видит из-за плотного слоя нимбусов (пардон, облаков!). Хотя случайностей можно ждать всяких.
   - Ну ладно! Время-то идет! - поторопила всех Кэт, - Пошли вовнутрь!
   Внутри, кроме разгрома и перевернутых столиков ничего не было. Вынесли все, включая солонки, салфетки и скатерти. На этот раз, рассердилась Ксэнни, ибо из-за отсутствия посуды она не сможет продемонстрировать свое кулинарное искусство подругам. Саманта догадалась о причинах ее беспокойства и предложила, как и в прошлый раз найти хоть что-нибудь ценное в этом заведении. Еще раз исследовав подсобку ресторана, Ксэнни издала торжествующий вопль. Сбежавшимся на шум подругам она продемонстрировала ящик бутылок из прозрачного стекла, наполненных какой-то прозрачной жидкостью. Этикетка на бутылках была очень невзрачной, и на ней было написано "Пуццкар Бодка". Ксэнни объяснила подругам, что эта "Бодка" - является русской водкой, просто у русских буква "В" пишется как английская буква "Б". Этим трофеем все и закончилось.
   Неисследованными остались одежно-обувной магазин и то странное заведение, в любом случае имевшее характер общественного. Саманта предложила начать именно с него. Если это префектура - то там можно будет разжиться бумагой и какими-нибудь книгами. Если -бордель, то ... то тоже чем-нибудь разжиться.
   Это оказался все-таки бордель со звучным названием "Бьюилд итц Лав". Правда, ниже красовалась еще две вывески, одна из которых гласила, что здесь находится и префектура, а вторая говорила о наличии полицейского участка.
   Девушки посмотрели на Ксэнни, ставшую их гидом по Манчестеру, и той пришлось напрячь свою память. Наконец она вспомнила:
   - Это не просто бордель! Это своего рода дом свиданий! Владелица заведения некая Лью Нэйрус. Она же и префект данного района. Лью Нейрус ставит социальный эксперимент по борьбе с проституцией.
   Увидев округлившиеся глаза подруг, Ксэнни пояснила:
   - Суть эксперимента заключается в том, что женщин пойманных на занятиях проституцией, заставляют работать в префектуре на благо района.
   - И как это происходит? - задала вопрос Саманта.
   - Все пойманные женщины подвергаются аресту и содержатся в этом здании в камерах полицейского участка. Там они продолжают заниматься проституцией, но уже под контролем префекта. Доход от их деятельности поступает в казну префектуры. Те из женщин, которые по мнению Лью Нэйрус, встали на путь исправления, освобождаются из-под стражи, а на их место отлавливаются новые.
   - А те, которые нет? - удивленно спросила Кэт.
   - Те, которые нет - продолжают находиться под арестом. Некоторые сидят там уже около полутора лет.
   - Хм... А по какому принципу Лью Нэйрус определяет кто встал на путь исправления, а кто еще нет?
   - Официально она проводит какое-то тестирование, ведет какие-то записи.
   - А неофициально?
   - Неофициально - чем красивее внешность, тем меньше шансов на освобождение.
   - Так это же рабство! - воскликнула Саманта, - Самое натуральное рабство!
   - Это не рабство, а честный бизнес, прикрытый высокой моралью, - почесав носик возразила Кэт, - Как я понимаю, госпожа префект использует служебное положение в личных целях, и наверняка большая часть денег попадает не в казну префектуры, а в ее карман.
   - А сами девушки, как я понимаю, работают бесплатно? - спросила Кэт у Ксэнни.
   - Официально они получают какое-то вознаграждение, но оно уходит на оплату их питания и содержания в камерах.
   - Какие будут предложения? - нахмурив брови, спросила у девушек Саманта, предчувствуя, что Кэт предложит освободить девушек, находящихся в рабстве у Лью Нэйрус.
   - Предлагаю освободить всех женщин и покончить с издевательствами над ними! - заявила Кэт, подтвердив Саманте, что она очень хорошо изучила свою подругу, и практически читает ее мысли.
   Кэт повернулась к Ксэнни, которая ежилась в промокшей одежде под каплями дождя из серых нимбусов (пардон, облаков!) и спросила:
   - Ты не знаешь сколько в здании полицейских?
   - Много! Около полусотни. И еще несколько надсмотрщиц из корпуса "Эсфирь". Где-то с дюжину.- невесело ответила Кэт.
   - Какого корпуса? - хором удивились Саманта и Кэт.
   - Корпус "Эсфирь" - это женская боевая сионистская организация. После того, как будет образовано государство Израиль, корпус "Эсфирь" будет заниматься охраной лагерей с заключенными, контрпартизанской и антитеррористической деятельностью.
   - А если в войне победит Гитлер?
   - Если победит Гитлер, то государство Израиль будет создано при его содействии. Лидеры сионистских организаций заключили с ним договор. Им даже выгоднее помогать Гитлеру - ибо он для евреев страшное пугало и его боятся в отличии от Чемберлена или Черчилля. Кроме того у сионистов к нему больше доверия - ибо он стремиться убрать евреев из Европы и пытается это сделать. В то время как Англия сионистов уже обманывала - англичане обещали создать Израиль сразу после первой мировой войны и как это традиционно принято в Англии - обманули сионистов.- Ксэнни задумалась, а потом добавила, - поговаривают, что и эта, нынешняя, война началась по просьбе сионистов.
   - А сами евреи, как они к этому относятся? Я имею ввиду к образованию государства Израиль? - почесав носик, задала вопрос Кэт.
   - Сами евреи никуда не хотят ехать. Сами подумайте - зачем менять цивилизованную Европу и Америку на какую-то пустыню, населенную нищими и безграмотными арабами? Только их мнение сионистов не интересует! И поскольку евреи не хотят ехать в Палестину, то сионисты их к этому подталкивают, с помощью Гитлера, который пришел к власти на их деньги, и развязав мировую войну.
   - Господи! - воскликнула Саманта, - Но разве сионисты сами не евреи? Им что же не жаль своих соплеменников?
   - Нацистская идеология Германии разработана именно сионистами. Они переписали Талмуд под немцев. Именно оттуда в Германии говорят о высшей расе и о недочеловеках низших рас. Сионисты, это те же фашисты, только в отличие от германского нацизма, где граница проходит между национальностями, здесь граница проходит через еврейский народ.
   - Это как?
   - Для сионистов, все, кто не поддерживает их идеи, являются гоями. В том числе и соплеменники. Они считают простых евреев расходным материалом для достижения своей цели - создания Израиля.
   - Для кого же тогда создается Израиль, если они готовы пожертвовать еврейским народом? - удивилась Саманта.
   - Для лиц других народностей, которые пожелают стать евреями.
   - Это как? - округлила глаза Кэт.
   - Любой, кто пройдет специальный обряд, изучит Талмуд и выучит иврит, может стать евреем!
   - Подожди, так что же получается, евреи это не народ?
   - Народ. Пока еще народ. Но в результате этой войны большую часть евреев уничтожат. Уничтожат за то, что они не хотят ехать в Палестину. После чего восполнят численность за счет желающих из других народностей. И поскольку принятых в евреи будет больше, чем евреев от рождения - никто возмущаться не будет, опасаясь за свою жизнь.
   Кэт стала усиленно тереть свой нос, а потом выдала еще один вопрос:
   - То есть после войны понятие "еврей" будет чем-то вроде титула или профессии? Ну вроде того как титул у дворян или профессия у врачей?
   - Вроде этого. Может быть и не совсем так, но похоже.
   - Интересно, ничего не скажешь! Однако вернемся к нашим баранам, - Кэт вернулась к ранее принятому решению, - Нас четверо, а их около пяти дюжин. Какие будут идеи? Девушек-то спасти нужно!
   Из приоткрытой двери "Морриса" выглянула Джоана, и сделала необычное предложение:
   - Я тут, вас, ожидая, одну книжку прочитала - она валялась под водительским сидением. Называется "Боевая машина" автор Эртем Тэрэс. В книге рассказывается о разных стилях рукопашного боя. Есть картинки, на которых изображено как правильно выполнять приемы и наносить удары. Память как Вы знаете у меня хорошая. В общем, здесь все проще простого и я все поняла и запомнила. Я думаю, что будет правильно, если пойду я и Кэт, поскольку она более агрессивная из всех нас, а ты, Саманта, и ты, Ксэнни, будете прикрывать нас снаружи.
   Все посмотрели на Саманту. Она задумалась, вздрагивая от холодных капель дождя, которые падали на ее лицо, из затянувших небо серых нимбусов. Ее как всегда, стали терзать сомнения, на этот раз она беспокоилась за нравственный облик юной Джоаны, которая, изучив пособие по рукопашному бою, могла неправильно рассчитать свои силы, и кого-нибудь нечаянно убить. Хотя с другой стороны, в здании под вывеской официальной государственной власти, творилось традиционное для демократии беззаконие, которое можно было бы охарактеризовать как геноцид по физиономистическо-половому признаку, когда объектом насилия и издевательств становились женщины, обладавшие привлекательной внешности. Саманта вздохнула и приняла решение:
   - Хорошо! Только аккуратней там!
   Кэт и Джоана посмотрели друг на друга и кивнули Саманте в знак согласия.
   Кэт и Джоана вошли внутрь мрачного здания через огромную дверь, сделанную из ливанского дуба, размером приблизительно полтора на три ярда. Первый встретивший их полицейский, был в расстегнутом мундире. Он походил на гориллу, на волосатой груди его висела цепь из желтого металла весом около трех фунтов. Манеры его прямо указывали на демократическое воспитание. Поодаль в полумраке стояло еще пятеро. Тоже с цепями и тоже в расстегнутых мундирах. Он из них, вероятно напарник стоял ближе остальных.
   - Вы куда мочалки? - спросил, похожий на гориллу полицейский, девушек, оценивая их фигуры.
   - К префекту, - улыбнулась Джоана, - Можно пройти?
   И поигрывая, бедрами двинулась прямо на него.
   - Пропусти, мы опаздываем.
   - Отсосите вначале, - начал тот, расстегивая штаны, - Ты перва.... - Договорить он не успел, обмякая. Его напарник тоже осел на ступеньку, не успев ничего сообразить, и только после этого четверо оставшихся зашевелились, Джоана могла успокоить их всех "точными уколами в нервные узлы": реакция ее юного гибкого тела на порядок превосходила реакцию полицейских, но ей не хотелось раскрывать свои новые знания и умения перед первыми встреченными. Двух в вестибюле Джоана уложила походя, двойным ударом рук в шею и в голову, а двух других - в прыжке, ногами, сбросив их на каменный пол, не заботясь, получат ли они травмы или нет. Поначалу она пожалела, что вырубила всех, не взяв "языка", но потом осмотревшись, увидела висящую на стене схему помещений на этажах здания, и простояв несколько секунд запомнила ее досконально.
   Кэт, которая не успела принять участия в схватке, стояла очень смущенной, чтобы как-то загладить свою неуклюжесть, она чувственно прижала к себе юное тело подруги, и чувственно поцеловала ее в губы. Решив, что этого мало, она сделала юной девушке комплимент:
   - Ну и быстрая же ты , Джоана! Дерешься , как профессионал мукки-бази (Мукки-бази - индийская школа рукопашного боя, бойцы которой занимаются силовым тренингом, держат удары во все болевые точки, а руками разбивают булыжники и кокосовые орехи.). Похоже теперь ты настоящий ганфайтер!
   - Кто-кто? - удивленно вытаращила глаза ее подруга. - Это что еще за новое ругательство?
   - Это не ругательство, а высший титул короля рукопашного боя, принятый по Греат Бритаинской квалификации, разработанной Эртемом Тэрэсом. Подскажи, может мне чем-нибудь вооружиться?
   - Я думаю, что тебе лучше двигаться сзади, держа наготове винтовку "Ли Мэтфорд". Если я упаду на пол от чьего-то удара - расстреливай всех кто стоит на ногах это враги! Дистанция между нами шесть ярдов два фута. И еще, не могла бы ты рассказывать мне по ходу дела о чем-нибудь интересном?
   - О чем?
   - Ну, например, о теоретических основах сионизма?
   - Хорошо! Куда мы пойдем?
   Джоана осмотрелась и махнула рукой направо:
   - Начнем оттуда, а затем поднимемся на второй этаж, потом на третий, потом в пентхаус этой Лью Нэйрус.
   Кэт обратила внимание, что каменный пол первого этажа префектуры, по которому они начали движение, был застелен киндмистерским ковром со странными узорами в виде нацисткой свастики и сдвоенных молний. Она точно помнила, что сдвоенные молнии - символ ваффен СС, и ужаснулась своему открытию. Но, ужасалась она не долго, так как из одного из кабинетов, расположенных на этаже вышли еще двое полицейских. Они двигались им навстречу, стремясь держать стандартную дистанцию, предусмотренную Полицейским уставом - два ярда четырнадцать дюймов.
   - Так что там с сионизмом? - на мгновенье обернулась к ней Джоана, и у Кэт пересохло в горле, от вида изящно соблазнительных очертаний ее фигуры.
   Сглотнув, она начала рассказ:
   - Одним из краеугольных камней сионизма является хасидизм. Именно в нем заложена извращенная методология, послужившая основой для формирования расовой теории, - в этот момент Кэт увидела, как первый из полицейских поравнялся с Джоаной и хотел, очевидно, что-то ей сказать. Но ни сказать, ни сделать он ничего не успел Джоана, владевшая приемами варма-калаи (Варма-калаи - индийская разновидность карате; любой удар варма-калаи нацелен на поражение одной из ста восьми болевых точек на теле человека) в совершенстве, точным щелчком поразила его в солнечное сплетение с расстояния в один ярд и два дюйма, весьма соблазнительно при этом изогнувшись, Кэт заметила как сквозь ткань мундира на груди Джоаны проступают маленькие бугорки ее набухших сосков, от чего в горле опять пересохло, и Кэт снова сглотнула, и продолжила рассказ. - Одной из отправных точек в хасидизме является понятие зла. В отличие от библейского, которое нам проповедуют в английских школах, там все перевернуто с ног на голову.
   Джоана повернулась на пол-оборота к Кэт и спросила:
   - То есть они поменяли добро и зло местами? - повернувшись обратно, лицом к противнику, она подождала, когда тот приблизится на расстояние в двадцать восемь дюймов, и щелчком в лоб отключила его. Кэт не удержалась, и на секунду подскочила к Джоане поцеловав ее, и нежно проведя ладонью по внутренней стороне ее стройного бедра, быстро отскочила обратно, продолжив свой рассказ:
   -Хасидизм дает несколько объяснений тому, что кажется нам злом, ниспосланным свыше. Эти объяснения могут показаться противоречивыми, однако в действительности они дополняют друг друга, располагаясь на разных уровнях постижения мира. Можно также видеть в различных объяснениях способ достичь углубленного интеллектуального и эмоционального постижения проблемы.
   В коридор, по которому они шли ворвался огромный мосластый полицейский южного облика. Пришлось Джоане аккуратно уложить его лицом вниз на пол гибким змеиным движением айкидока, пропускающего удар. Наступив ногой ему на спину, она его отключила, и невозмутимо произнесла:
   - Кэт! Извини, что перебиваю, но мне кажется, мешает одежда. Не могла бы ты ее понести, чтобы у меня были свободны руки?
   - Конечно, милая!
   Кэт, подошла к Джоане, и помогла подруге раздеться, чувствуя, как по телу начинают раскатывать волны тепла, от страсти, охватившей ее от прикосновений к юному и прелестно чарующему телу Джоаны. Не в силах сдержать себя, она села на колени перед подругой, и впилась своими чувственными губами в интимный треугольник ее волос. Джоана вздрогнула и застонала от нежной ласки старшей подруги. В этот момент в коридор, очевидно на перекур выскочил еще один полицейский - огромный детина, выпуклый со всех сторон, похожий на борца сумо. Вероятно, он был очень силен, этот "борец", и отлично держал удар, однако нервные узлы у него располагались там же, где и у других людей. Джоане удалось уложить его ударом лянцян - костяшками пальцев в кадык, когда тот неосторожно приблизился на расстояние двадцать семь дюймов. Кэт из-за этого была вынуждена прервать свой интимный поцелуй, и встав с колен и взяв в руки винтовку "Ли Мэтфорд" продолжила рассказ:
   - Одно из объяснений было предложено рабби Израилем Баал Шем Товом, Бештом. Он видел во зле "подножие" добра. Иными словами, в мире действительно существует зло, в конечном счете оно и подменяет добро. Это объяснение можно воспринимать в контексте "что добро состоит из зла", где зло служит материалом добра.. Его можно воспринимать и в другом по смыслу контексте, когда зло служит орудием добра. Причем последнее верно как в отношении каждого отдельного человека, так и вообще в отношении добра и зла в мире.
   В этот момент отворилась еще одна дверь в коридоре по которому они шли, и Джоана ворвалась туда, эротично поигрывая мышцами ягодиц. У Кэт которая бежала следом, возникло сумасшедшее желание впиться своими острыми белоснежными зубками в эти обольстительные округлости подруги. Она даже издала стон, мучительно сдерживая себя от сумасшедшей страсти. Помещение оказалось комнатой отдыха. Джоана с ходу отключила читавшего книгу, и обалдевшего от вида ее обнаженного обольстительного тела полицейского у стены. Всего их здесь было полторы дюжины, и юной ганфайтеру Джоане пришлось удвоить темп, чтобы один из них не поднял тревогу. Двоих рядовых, игравших в нарды, она вырубила одинаковыми выпадами ин тран - между бровями: первого рукой с расстояния в двадцать пять дюймов, второго ногой. Обернувшись к Кэт она попросила:
   - Продолжай пожалуйста! Я внимательно тебя слушаю.
   - Ибо существуют сферы, закрытые для добра во всей его полноте и святости, и, чтобы озарить их, добро нуждается в падении. - продолжила свой рассказ Кэт. В этот момент к Джоане метнулись еще четверо, но она последовательно уложила их ударами варма-калаи , уложив их с дистанции в двадцать восемь дюймов. Первому она угодила в болевую точку N57 из перечня, второму в N42, третьему в N24, четвертому в N106. видя, что все в порядке, Кэт стала рассказывать далее:
   - С такой точки зрения любое падение, которое на первый взгляд кажется поражением добра, в действительности служит его конечной победе. Потому что добро состоит из зла, и в падении зло может раскрыть свою сущность. И потому всякое падение суть "падение во имя возвышения". В рамках этой концепции существует несколько более детальных объяснений необходимости зла - например, зло постигает грешных в виде частичного воздаяния за преступления, а праведников - для того, чтобы удостоить их ничем не омраченным блаженством в мире грядущем. Поэтому с праведных взыскивают за их немногочисленные проступки уже в этом, а не в будущем мире. Все эти объяснения вписываются в общую картину мира, в котором зло подменяет добро.- Кэт прервалась, потому, что на Джоану бросились одновременно восемь полицейских. Джоана, измерив до них расстояние, поняла, что еще есть время и спросила у Кэт:
   - То есть, если я правильно поняла, то прикрываясь вышеуказанными объяснениями можно творить любые преступления, мотивируя это тем, что совершая зло ты несешь людям добро.- в этот момент, полицейские добежали до юной девушки и она стала наносить им удары в стиле каляри-ппаяту (Каляри-ппаяту - индийская разновидность карате.) - в голову кулаком и в живот ногой, по мере того, как бесчуственные тела всех восьмерых последовательно падали на пол без сознания, Джоана договорила свою фразу, - Конечно, духовная ступень боли, страданий, скорби очень низка. Однако она ведет к более высокой ступени. И это соответствует высказыванию Бешта, что зло служит подножием добра. Я правильно рассуждаю?
   Ответить Кэт не успела, потому, что на ее подругу бросились оставшиеся четверо. Троих Джоана сразу же уложила с помощью приемов хаппо-ундо , а с их начальником пришлось повозиться. Он сразу встал в стойку, и с первого захода достать его не удалось. Он был каратэком, причем достаточно высокого класса, не
   меньше "черного пояса". Их танец, Кэт охарактеризовала как "сексджаз" на гране "ханжества" длился - почти минуту, пока разозленная Джоана не достала полицейского в подкате, вложив в удар ногой всю силу. При этом, она так изящно выгнулась, что Кэт чуть не захлебнулась слюной от вожделения, созерцая очаровательные изгибы ее юного тела, шелковистость кожи которого была особенно заметна в неярком дневном свете. И чтобы как-то отвлечься от накатившего желания слиться с юной подругой с любовном экстазе, она вернулась к теме беседы:
   - Ты правильно рассуждаешь. Прикрываясь вышеуказанными объяснениями можно творить любые преступления, мотивируя это тем, что совершая зло ты несешь людям добро. Конечно, духовная ступень боли, страданий, скорби очень низка. Однако она ведет к более высокой ступени. И это соответствует высказыванию Бешта, что зло служит подножием добра. - Они прошли по коридору около трех футов и четырех дюймов, когда выскочил еще один верзила-полицейский, привлеченный шумом драки. Этого Джоана вырубила тоже в стиле каляри-ппаяту (Каляри-ппаяту - индийская разновидность карате.) - в голову кулаком и в живот ногой, и добавила для верности точный укол в нервный узел за ухом.
   -Наряду с этим существует и другое, более глубокое объяснение природы зла. Согласно ему то, что представляется нам злом, изнутри себя не является таковым. Зло не только в итоге приводит к добру, добро - его изначальная сущность. То есть добро по понятиям хасидизма является злом. Несмотря на то, что на первый взгляд что-то кажется нам злом, виною тому не сама сущность "мнимого" зла, а "неполнота" нашего понимания происходящего. Это тоже позволяет очернить любой добрый поступок и обелить любое злодеяние. Дескать человек не обладает полнотой понимания происходящего. - еще двое выскочивших в коридор, заставили Кэт на несколько секунд прерваться и наблюдать, как ее подруга прервала их атаку с помощью тодомэ, а затем отключила приемами хаппо ундо.
   -Таким образом, различие между добром и злом в человеческой жизни есть не более чем различие между явным и скрытым добром. Как положительное мы воспринимаем добро, доступное нашему пониманию, а как отрицательное - добро, превышающее понимание. То есть зло объявлено добром, которое мы не понимаем. То есть можно например душить человека и говорить ему на ухо, что мы совершаем добро, потому что он все равно рано или поздно умрет, и убивая его мы избавляем его от необходимости зарабатывать себе на жизнь, избавляем от необходимости трудиться в поте лица - и значит делаем его счастливым. - В этот момент на Джоану ринулось еще пятеро. Первого она вырубила на полупрыжке, с разворотом вправо, нанеся удар точно в подвздошье. Полицейский, мужчина лет тридцати с небольшим, отключился, успев лишь вытащить табельный свисток - "Whistle" Mk IAE1 тысяча восемьсот девяносто второго года выпуска. Приземлившись посреди оставшихся, возле трех "бобби", Джоана нанесла одновременный удар всем троим, не особенно заботясь о сохранности ребер противников. Это был нестандартный ка-но ката в исполнении "импоссибл", с удлинением удара - при расчленении плечевого сустава, с выплеском энергии, и все три могучих молодца грохнулись о стены коридора, сбитые с ног, как кегли. Еще одного, последнего из группы Джоана достала в подкате, выбив ногой табельный свисток "Whistle" Mk IAE1 тысяча восемьсот девяносто второго года выпуска и тут же второй угодив в подбородок. Кэт поняла, что уединиться с Джоаной ей никак не дадут и затараторила дальше:
   - Поскольку Пресвятой Благословенный находится на высшей духовной ступени, то люди якобы не в состоянии осознать и оценить исходящее от Него добро. Более того, это добро якобы порой представляется им злом. И лишь праведники, достигшие духовных высот, обретают ясность зрения, которая позволяет им различить в деяниях Превечного подлинное добро. Естественно, что праведников определяют сами авторы хасидизма, и нетрудно догадаться, что туда попадают те, кто несет зло людям. Об этом рассказывается в истории о Нахуме Иш Гамзу, который, что бы с ним ни случилось, что бы он не совершил, неизменно повторял: "и это к добру" - потому, что якобы он видел истинный смысл событий. В том, что казалось другим людям падением, или преступлением Иш Гамзу усматривал возвышающий смысл. Из сказанного следует, что различение между добром и злом исходит не из самой сущности вещей, а обусловлено высотой духовного уровня, которая определяется лидерами и авторами хасидизма. Человек обязан видением зла лишь своей собственной "ограниченности". Под "ограниченностью" понимается нежелание человека терпеть зло по отношению к себе от окружающих. - В этот момент они достигли конца коридора и вышли к лестнице, ведущий на второй этаж. Она была выполнена в традиционном английском стиле - изготовленной из сиенита, с высотой подступенка четыре дюйма, шириной проступи в тринадцать дюймов и шириной ступени в восемь футов. Лестничные марши крепились на косоурах, кованных из полосового железа сечением три дюйма на дюйм. Лестница была оснащена стандартными перилами высотой три фута, оснащенными поручнями из ясеня. Лестница, как и полагалось для всех британских официальных учреждений (в том числе гостиниц среднего класса, была покрыта венецианским ковром машинной вязки, изготовленным на крученой камвольной основе). Поднявшись по ней, они очутились на втором этаже, коридору которого быле выстелены таким же киндмистерским ковром со странными узорами в виде нацисткой свастики и сдвоенных молний, что и на первом этаже. Кэт решила устроить перерыв в лекции и дать возможность Джоане немного отдохнуть. Она опустилась на ковер перед подругой, нежно обняла ее за упругие ягодицы, почувствовав своими ладонями нежность и шелковистость кожи девушки, и впившись губами в треугольник волос между ее ног продолжила, так некстати прерванный на первом этаже поцелуй. Разгоряченное юное тело Джоаны тут же отдалось чувственным стоном. Юная девушка не в силах побороть нахлынувшее желание прижала голову Кэт к своему телу, и та принялась целовать ее еще более страстно. В этот момент в коридоре второго этажа появились странно одетые три женщины. Несомненно, это были, упоминавшиеся Ксэнни, надсмотрщицы из Корпуса "Эсфирь" - женской боевой сионистской организации. Они были одеты в черные лапсердаки из лайковой кожи, черные шальвары восточного фасона из мастфельской кожи. Лапсердаки были украшены какими-то знаками. Джоана предположила, что это надписи на иврите или идише. На руках у женщин были повязки с нацисткой свастикой. Вооружены они были специальными туфлями с металлическими каблуками и носками - модели "Аmazon" Mk II , а также короткими толстыми витыми плетьми из кожи и проволоки "Сombat lash" Mk IF2S . Джоане не хотелось лишать себя удовольствия, которое в настоящий момент, доставляла ей Кэт, прильнув губами и языком к ее чувственному юному лону, поэтому не сходя с места она отвесила женщинам рицурэй - церемониальный поклон стоя, применяемый японскими мастерами, внимательно наблюдая за реакцией надсмотрщиц, но те продолжали приближаться. Очевидно, занимались они жестким кэмпо без соблюдения традиций. Реагировать же, по их мнению, было не на кого, сбежала пленница с подругой откуда-то сверху - что они могут? Джоана разобралась с ними тремя не сходя с места, изгибая свое юное тело в танце танце ма-ай (Ма-ай - сочетание оптимальной дистанции и подходящего момента для тех или иных действий.), продолжая одной рукой прижимать голову Кэт к своему телу, а второй отправляя сионисток в нокаут. Чуть позже, Джоана поняла, что она была права в данном решении. Ее захватила сумасшедшая волна страсти, и она была готова в охватившем ее экстазе вдавливать голову Кэт все дальше и дальше, давая, ее умелому языку и опытным губам проникать все глубже в ее чувственное юное тело. Наконец она взорвалась вулканом наслаждения, и рывком подняв старшую подругу с колен впилась своими юными и девичьи-нежными губами в соски ее чувственных грудей. А затем их тела переплелись, и они потонули в вихре взаимной страсти. Им никто не мешал - очевидно обитатели второго этажа были уверены в своей безопасности. Когда волна страсти и наслаждения прошла, Джоане и Кэт потребовалось несколько минут, чтобы отдышаться успокоиться и прийти в себя. После этого они продолжили путь по второму этажу, и Кэт продолжила свой рассказ:
   - Однако и это объяснение не исчерпывает всего. Извратившим суть вещей хасидам этого показалось мало, и они пошли еще дальше. Они заявили, что дескать присмотревшись пристальнее, мы поймем не только то, что зло в действительности является скрытым добром - и тем самым согласимся со словами Нахума Иш Гамзу, - но увидим, что на высшей духовной ступени вовсе нет никакого зла. То есть якобы зла нет вообще! То есть, все христианские заповеди - ложь от дескать нашей "ограниченности". И поэтому их можно нарушать. И это будет добром, непостижим для пострадавших и жертв из-за "неполноты" понимания ими картины окружающего мира. Укради! Убий! Прелюбодействуй! Оболги ближнего своего! Сотвори себе кумира! То есть, то, что прежде представлялось нам добром в оболочке зла, на самом деле есть благо в его чистом, наиболее возвышенном виде. Из этого, в частности, следует, что то добро, которое мы различаем на обыденном, житейском уровне, вовсе не является добром, и признание его нами свидетельствует лишь о нашей "ограниченности", а не о возвышенности и чистоте. - Кэт прервалась, так как появилось еще четыре сионистки из Корпуса "Эсфирь" - женской боевой сионистской организации. Они так же были одеты в черные лапсердаки из лайковой кожи, черные шальвары восточного фасона из мастфельской кожи. Вооружены они были стандартно - специальными туфлями с металлическими каблуками и носками - модели "Аmazon" Mk II , а также короткими толстыми витыми плетьми из кожи и проволоки "Сombat lash" Mk IF2S.
   Надсмотрщицы хорошо знали приемы типа суй-но ката и хиккими (Суй-но ката - ускользание от атак, хиккими - особый способ передвижения во время боя.), то есть имели неплохую базу японских видов борьбы, хотя и работали без соблюдения стилей - тигра, дракона, журавля и так далее. Но даже против айкидока их техники не хватало, не говоря уже о ганфайтерах, чье боевое искусство было полностью рефлекторным. Джоана же владела не только японским кэмпо, но и тайским боксом, и индийскими видами борьбы, а главное, русским стилем, впитавшим в себя достижения всех лучших мировых школ боевых искусств ( о том, что данная книга была нелегальным переводом русского большевистского издания книги Лэйврентиа Пэйвловитча Бериа "Kak mochit vragov naroda" она умолчала, решив узнать у Кэт об этом подробнее после проведения рейда). Ей хватило двух десятков секунд, чтобы обездвижить агрессивно настроенных сионисток. Кэт, поглядев на работу подруги, удовлетворенно хмыкнула, почесала свой изящный носик и сказала:
   - Я следующая читаю эту книгу! В ней есть что-то скрытое чарующе-эротическое! В ней заложена теория гармонии и любви!
   - Ее автор - большевик. Это нелегальный перевод! - смущенно ответила Джоана.
   - Хм! Чем дальше, тем интересней! - Кэт снова потерла свой изящный носик, - а ты знаешь, я не удивлена! Но об этом я расскажу позже, так как рассказ займет много времени. А сейчас вернемся, - Кэт кивнула на лежащих без сознания сионисток, - к сионизму и хасидизму. То, что мы назвали добром в оболочке зла, кажется нам обернутым во зло по причине своего более высокого духовного уровня, который не позволяет нам распознать во зле добро в чистом виде. То есть можно творить зло, говоря что в этом есть добро, которое окружающие по причине своей "ограниченности" не понимают. Отсюда можно оправдать какое угодно злодеяние и преступление, прикрываясь утверждением, что безусловным злом кажется нам добро, которое столь велико и возвышенно, что совсем не вмещается в наше сознание в качестве добра.
   Это добро - суть проявление Божественного руководства миром. Можно травить людей газами, сгонять в концлагеря, прикрываясь проявлением Божественного руководства миром. И, потому, хотя пути Провидения в глазах человека часто выглядят злом, якобы они исполнены самого возвышенного блага. Дескать, просто обычный человек не в состоянии подняться на достаточно высокую духовную ступень, откуда это добро откроется его взору. Естественно, что вся эта концепция предназначена для оправдания тех в чьих руках власть и деньги. Так надо понимать слова хасидских мудрецов, высказанные в связи с проблемой существования зла в мире.- Кэт, уподобляясь Шахерезаде, снова прервала свои речи, так как на них выскочили еще четыре сионистки из Корпуса "Эсфирь" - женской боевой сионистской организации. Они традиционно были одеты в черные лапсердаки из лайковой кожи, черные шальвары восточного фасона из мастфельской кожи. Вооружены они были так же стандартно - специальными туфлями с металлическими каблуками и носками - модели "Аmazon" Mk II , а также короткими толстыми витыми плетьми из кожи и проволоки "Сombat lash" Mk IF2S. Проведя один из приемов суй-но ката в приложении к ситуации, Джоана отобрала у надсмотрщицы плеть и, прокричав мантру из прочитанной книги: "Mochi kozlov!", вытянула ее вдоль спины, так что сионистка взвизгнула и грохнулась на пол. С остальными пришлось рубиться всерьез и без сантиментов, потому что в данный момент это были не женщины - профессиональные бойцы и убийцы. Однако им было далеко до умений Джоаны, и она улучшив момент спросила у Кэт:
   - Если я правильно поняла, то сущность хасидизма и сионизма можно выразить словами: "Что хорошо? Доброе начало. А что очень хорошо? Злое начало. Просто хорошо . ангел жизни. Очень хорошо - ангел смерти". Здесь такое абсолютное зло, как смерть, оказывается скрытым благом, причем куда большим, чем жизнь, т.е. "явное" добро. Дескать тайна, окутывающая "пути Провидения", служит престолом Всевышнего и Тайник Его силы скрыт по ту сторону человеческого разума. Понятное дело что "пути Провидения" определяются не Всевышним, а теми, кто у власти. Или я неправильно рассуждаю? - тут она прервалась и вырубила оставшихся троих русским вариантом сиори, что с японского переводилось как "надломленная ветка" и означало удар ребром ладони по носу.
   - Все верно. - продолжила Кэт, пока они шли в направлении лестницы на третий этаж, - И потому то, что представляется нам явным добром, открытым нашему умственному взору, есть зло, раскрывающееся на низшей духовной ступени. Оно не может сравниться с совершенным, возвышенным злом, скрытым от наших глаз в тайном мире, где пребывают "Божественная воля" (власть и деньги) и "благоволение"(поощрение творящих зло, названное высшим добром), которых нам не дано узреть. При этом хасиды цинично заявляют: "Кого возлюбит Предвечный, того накажет" - ибо то, что кажется нам наказанием, на самом деле является более глубоким проявлением Его любви и благоволения к нам. Естественно, что "Предвечный" - это не там на небесах, а здесь на земле - кучка банкиров-уродов, развязавших очередную войну, ради того, чтобы набить свою мошну деньгами. - тут Кэт замолчала, стиснув в руках винтовку "Ли Мэтфорд", поскольку у самой лестницы их встретили еще две женщины. Это снова были надсмотрщицы из Корпуса "Эсфирь" - женской боевой сионистской организации. Они были одеты в традиционные черные лапсердаки из лайковой кожи, черные шальвары восточного фасона из мастфельской кожи. Вооружены они были кусари - боевыми цепями модели "Сombat chain" Mk IIIA2F. Увидев Кэт и Джоану, они прыгнули к ним, и Джоане пришлось отбиваться. Так как она была все-таки ганфайтером класса "абсолют" и обладала тем, для чего японцы придумали термин "сингигай" - триединство: гармоничное развитие духа, тела и техники защиты. Потанцевав в суй-но ката (Суй-но ката - ускользание от атак (кэмпо).)несколько минут, Она поймала сионисток на смене иккадзе (Иккадзе - очередность приемов), продемонстрировала молниеносный уход с линии атаки за счет поворота тела и влепила им по спине чувствительные кумадэ (Кумадэ -"медвежья лапа", удар в карате.), отправив в нокаут. Это были последние противнике на втором этаже и они с Кэт очутились на лестнице из сиенита, с высотой подступенка четыре дюйма, шириной проступи в тринадцать дюймов и шириной ступени в восемь футов. Лестничные марши крепились на косоурах, кованных из полосового железа сечением три дюйма на дюйм. Лестница была оснащена стандартными перилами высотой три фута, оснащенными поручнями из ясеня. Лестница, как и полагалось для всех британских официальных учреждений (в том числе гостиниц среднего класса, была покрыта венецианским ковром машинной вязки, изготовленным на крученой камвольной основе). Поднявшись по ней, они очутились на третьем этаже.
  
   Глава N10
  
   Планировка третьего этажа была несколько иной. С лестничной площадки через арочный проем был виден в холл размером примерно шесть на шесть ярдов. У правой стены холла стоял огромный кожаный диван длиной пять ярдов два фута, обтянутый черной замшей. Около него стоял низкий журнальный столик из Ливерпульского клена, на котором были разбросаны порнографические журналы, на обложке которых красовался коричневый заяц. Кэт поняла, что ожидание посетителей здесь скрашивают журналами "Олд Плэйбой", - именно на них изображался логотип коричневого зайца. Автором данного издания был русский эмигрант, а ныне лорд Британского Адмиралтества Алексэндр Неменко. Холл был застелен черным персидским ковром с высотой ворса два дюйма. В помещении имелось две двери. Одна напротив входной арки была выполнена из компаудной стали толщиной в полдюйма, и снабжена зарешеченным окном размером два фута на два фута. Из-за этой двери доносились приглушенные крики истязаемых женщин. Дверь была закрыта на висячий замок сувальдной конструкции весом около четырех фунтов. По все видимости это была гражданская модель "Рadlock"-4. Вторая дверь была у левой стены. Она деревянной, и изготовлена из инкрустированного палисандра. Инкрустация изображала знаки Зодиака размещенные вокруг свастики. Из-за двери доносилась обрывки чьей-то речи, звонкие шлепки и чье-то всхлипывание.
   Посовещавшись на лестничной площадке девушки решили, что по всей видимости ключи от железной двери находятся у владельца кабинета, снабженного инкрустированной палисандровой дверью. А значит именно туда и нужно идти в первую очередь. Когда они вошли в кабинет, то Кэт очень не понравилось то, что они в нем увидели. Посреди кабинета размером восемь на шесть ярдов находился Т-образный дубовый стол, с толщиной столешницы в три дюйма - традиционный для всех префектур Греат Бритаина. На ближнем к ним вытянутом конце стола стояла печатная машинка. У этой машинки, склонившись, стояла симпатичная пышногрудая блондинка, с дурацкой прической, характерной для "синих чулков" - волосы были собраны на голове в идиотский пучок и скреплены шпильками "Лэди"-18АЕ. На блондинке были огромные очки - видимо она страдала серьезными дефектами зрения. Одета она была традиционно для секретарш Греат Бритаина - белая блузка из хлопчатобумажной ткани, черная суконная юбка, пояс с шелковыми чулками телесного цвета, а также нелепые панталончики из искусственного шелка. Такие интимные подробности Кэт и Джоана сумели разглядеть по причине того, что юбка на блондинке была задрана выше талии, а панталоны спущены до колен, открывая вид на прелестные округлые ягодицы, которые были обезображены вспухшими багровыми полосами. Причину появления этих полос найти было не трудно - это был след от плети, сплетенной из кожи и китового уса. Сама плеть находилась в руках у заплывшей жиром женщины, рост которой составлял пять футов два дюйма. На вид ей было около пятидесяти. Весила она при своем росте не менее трехсот фунтов. На ней были черные шорты из лайковой кожи, покрытой множеством хромированных заклепок, а также невообразимых размеров бюстгальтер из такого же материала. Кэт посмотрела на заплывшее жиром тело, снабженное глубоко посаженными поросячьими глазками и ее замутила от отвращения. Эта матрона диктовала своей секретарше какой-то спич, время от времени ударяя ее плетью. В момент когда они с Джоаной входили, она произносила следующее:
   - Мы должны превратить Греат Бритаин в пустыню, населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, которая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн. Крупнейшие банкиры из-за океана будут работать в теснейшем контакте с нами. Если мы уничтожим Греат Бритаин, то на погребальных обломках ее укрепим власть банкиров и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путем террора, кровавых бань мы доведем английский народ до полного отупения, до идиотизма, до животного состояния...
   Всего этого Кэт вынести уже не могла. Как может это чудовище говорить такие речи про народ страны, который ее взрастил? Кто дал ей право издеваться над беззащитной девушкой? Кэт уже достаточно много видела, как Джоана наносит удары, поэтому знала, что сможет также как она. Остановив юную подругу рукой, она подскочила к толстухе, и вырубила ее в стиле каляри-ппаяту (Каляри-ппаяту - индийская разновидность карате.) - в голову кулаком и в живот ногой. Согнувшаяся над пишущей машинкой блондинка, в испуге выпрямилась, уронив при этом очки. Судя по тому, как она таращилась, у нее были серьезные проблемы со зрением. Джоану поразил размер груди блондинки - сорок девять дюймов! Она подошла ближе, и коснулась рукой одного из выпирающих сквозь блузку полушарий. Блондинка вздрогнула и подалась назад, но уперлась в стол. Ее дыхание сбилось и стало учащенным, глаза затуманились - со стороны казалось, что секретаршу вот-вот захлестнет волна необузданного наслаждения. Джоана удивилась, и чтобы дошла проверить или опровергнуть увиденное, нежно провела своей ладонью по груди девушки. Та вскрикнула:
   - Нет! Не надо...! - но тут же застонала, и ее тело стали сотрясать волны экстаза наслаждения.
   - Ого! - только и могла вымолвить Кэт, наблюдая факт такой чувственности, - Хм, а что будет если..., - она попыталась протянуть руку к блондинке и повторить ласковое движение подруги, но блондинка испуганно дернулась, и повторила:
   - Пожалуйста! Не надо! Умоляю! - и из ее глаз брызнули слезы.
   - Только истерики нам сейчас не хватало! - вымолвила Джоана, и повысив голос приказала плачущей секретарше:
   - А ну встать! Смотреть в глаза! - блондинка встала и испуганно посмотрела на Джоану.
   - Раздевайся быстро!
   - Не надо! Пожа...- начала секретарша, но была одернута Джоаной:
   - Раздевайся, а то хуже будет! И быстро!
   Та, всхлипывая, сняла с себя блузку и юбку.
   -Дальше! - рявкнула, Джоана.
   Блондинка сняла с себя бюстгальтер, панталоны, чулки и замерла, испуганно смотря, на юную девушку.
   Джоана скомандовала:
   - Два шага вперед! Выпрямись! Руки по швам!
   Секретарша отошла от стола и замерла. Джоана обошла ее кругом, придирчиво осматривая со всех сторон. Ее поразила округлость и изящество форм секретарши, хотя грудь на взгляд Джоаны была великовата. Но смотрелась она вполне гармонично и была правильной формы. А в остальном все было в норме - бедра около тридцати девяти дюймов, талия двадцать восемь дюймов, рост - пять футов девять дюймов, плоский живот с треугольником волос между ног, за которым, по мнению Джоаны должен был скрываться целый вулкан страсти. Удовлетворенная осмотром она задала вопрос:
   - Как тебя зовут?
   - Моника Левинович.- ответила дрожащим голосом блондинка.
   - Что у тебя со зрением?
   - У меня от рождения очень сильная близорукость. Ближе десяти дюймов я практически ничего не вижу.
   - А почему ты боишься моих прикосновений? Ведь я не делаю тебе больно!
   - У меня очень чувствительная кожа и от прикосновений к ней я впадаю в постыдный грех.
   - Что же постыдного в наслаждении и удовольствии?
   - Наслаждение должно быть от молитв к богу. А удовольствие от служения к богу.
   - Ты про этого "бога", - Джоана кивнула, на лежащую без сознания толстуху, - имеешь в виду?
   - Она верховная жрица Бога и говорит словами Бога! И она олицетворение Бога на земле, - уверено заявила Моника.
   - Хм... - на юном личике Джоаны на мгновенье появилась задумчивость, но потом оно прояснилось, - Теперь мы твои Боги! Я и Кэт! Мы победили твоего Бога! - она кивнула на лежащую на полу, - Или ты не согласна с таким утверждением?
   Моника посмотрела, на лежащее без движения тело начальницы, сглотнула, и произнесла:
   - Да, вы мои новые Боги.
   - Отлично! - сказала Джоана, - Для начала запомни, что ничего постыдного в удовольствии и наслаждении для женщины нет! Поняла?
   Моника задумалась, покраснела и ответила:
   - Согласна, но...
   - Никаких но! У тебя везде чувствительная кожа?
   - Нет. Только спереди и сзади. Из-за этого я вынуждена спать на боку.
   - Хм. А что мешает спать на спине или животе?
   - Я пробовала. И пыталась даже себя приучить, но ничего не получилось. Когда я лежу на спине или на животе, то ощущаю малейшие колебания поверхности и от этого... - Моника покраснела, - от этого со мной происходит то, что вы видели, и то, что мне теперь вы разрешили испытывать.
   Джоана удивленно подняла брови:
   - О каких колебаниях поверхности ты говоришь?
   - Я чувствую шаги человека на расстоянии до мили. И не просто чувствую. Я могу сказать в какую обувь он одет, сколько весит, на каком он расстоянии, какая у него походка - идет он ссутулившись или выпрямившись, или пригнувшись. В радиусе трех-четырех миль я чувствую вибрацию от ездящих автомобилей, и даже могу угадать их марку.
   - Хм... - лицо Джоаны стало сосредоточенным и серьезным , она повернулась к Кэт и произнесла:
   - Мне кажется Кэт, что из Моники получится неплохой снайпер!
   У Кэт округлились глаза:
   - Снайпер? С ее зрением?
   - Ей не нужно хорошее зрение Кэт! Она сможет определять местоположение цели по колебаниям грунта! Она, как Сара Мазелевич! Только у Сары хороший слух, а у Моники сверхчувственное осязание. Моника сможет стрелять по цели даже ночью! Вот посмотри, - Джоана показала на стоящую секретаршу, - у нее плоский живот и она будет устойчиво лежать на земле, не перекатываясь вправо влево, плюс большая грудь, которой она будет опираться на грунт в двух точках. Моника сможет лежать устойчиво как миномет - плоский живот играет ту же роль, что и опорная пластина миномета, а две больших груди играют ту же роль, что и опорные сошки. То есть опора на три точки.
   - Я кажется поняла, - согласилась Кэт, - А если на нее накатит волна страсти?
   - Моника может время от времени поворачиваться на бок, чтобы отдыхать.
   - Да, пожалуй! Слушай, ты гениальная девчонка!
   - Спасибо! Однако нам пора поторапливаться! Моника! Быстро одевайся и на ходу рассказывай, где ключи от железной двери, сколько там охраны и какое у охраны оружие! А мы пока свяжем твою бывшую начальницу.
   - Ключи от двери, от камер и от пентхауса у начальницы в столе в верхнем ящике, - затараторила Моника, - охраны там никакой нет, только клиенты и рабыни, камеры расположены по кругу по знакам зодиака...
   - Знакам Зодиака? - удивилась Кэт.
   - Да, моя бывшая начальница использует девушек для оккультных целей. Она собирает эманации их страданий в своем пентхаусе на специальном алтаре. Мучения девушек организованы в соответствии с зодиакальным циклом. Если вы хотите, я могу пройти туда с Вами и пояснить все на месте.
   - Хорошо! В любом случае, - Джоана расплела плеть и кожаными ремешками вместе с Кэт связывала Лью Нейрус, - Мы тебя здесь не оставим. - тут ее взгляд скользнул по книжным полкам в кабинете, - Ого! Твоя начальница, она, что - летчик?
   - Если Вы про те книги на полке, то она их поставила туда для красоты. Из-за красивых обложек. Она ничего не читает кроме оккультной литературы и финансовых отчетов от функционирования садистского притона, который находится на этом этаже.
   Кэт проследила за взглядом своей юной подруги и присвистнула: на полке стоял полный комплект инструкций и наставлений по самолетовождению Британских Королевских ВВС - три дюжины томов! От тяжелых бомбардировщиков до легких авиаеток. Закончив с упаковкой Лью Нэйрус, она прошла в дальний конец кабинета и, просмотрев ящики, нашла искомую связку ключей. Моника к тому времени оделась, хотя было видно, что данная процедура далась ей с большим трудом, и она находится на грани оргазма.
   - Моя очередь! - заявила Кэт, и погладила Монику по внутренней стороне бедра, поднимая руку все выше и выше. Та охнула, застонала и вцепилась в Кэт, не в силах сдержать волну наслаждения. Когда взрыв страсти у блондинки прошел, Кэт задала ей вопрос:
   - Как долго ты сможешь ходить и терпеть трение одежды о твою кожу? Тебя ведь и это заводит?
   - Приблизительно полчаса, - сбившимся голосом ответила Моника.
   - Ладно. Будем действовать быстро.
   - Главное, книжки потом не забыть, - мечтательно добавила Джоана, - Пошли!
   Они подошли к железной двери и распахнули ее, открыв и сняв перед этим замок "Рadlock"-4. За дверью был коридор длиной около десяти ярдов, в конце которого их взору предстало круглое помещение диаметром приблизительно пятнадцать ярдов, вдоль круглой стены которого располагалось двенадцать железных дверей из компаудной стали толщиной в полдюйма, и снабженных зарешеченными окнами размером два фута на два фута. На каждой из дверей, закрытой на висячий замок модели "Рadlock"-4, был нарисован знак Зодиака. Из-за зарешеченных окон доносились крики истязаемых девушек. В центре круглого помещения была витая лестница, ведущая наверх в пентхаус.
   - Я готова Вам все показать, - вздрогнув, сказала Моника, - начать лучше с двери, на которой нарисован Овен.
   - Хорошо! - ответила Джоана, - Кэт! Что мы будем делать с насильниками? Убивать сразу или потом?
   Кэт посмотрела на винтовку "Ли Мэтфорд" в своих руках, почесала изящный носик, и решила:
   - Сразу! Прикладом по голове! А тебе, наверное, лучше одеться!
   Джоана скорчила гримаску на своем юном личике и согласилась. Дождавшись, пока ее юная подруга оденется, Кэт скомандовала Монике:
   - Давай, веди! Показывай что у вас тут за Содом!
   Моника по дороге к первой двери дала общие пояснения:
   - В зале двенадцать камер по числу знаков Зодиака. Девушка-рабыня попавшая в этот зал, помещается в камеру Овна, и в течении четырнадцати дней обходит их все по кругу, возвращаясь на четырнадцатый день в снова в камеру Овна и замыкая тем самым круг. После повторных истязаний в камере Овна ее приносят в жертву.
   - То есть как в жертву? Нам говорили, что Лью Нейрус отпускает женщин! - ошарашено воскликнули Кэт и Джоана.
   - Это вранье распространяет она сама, чтобы скрыть ритуальные убийства. На самом деле всех девушек зверски убивают.
   - И как часто? - распаляясь от злости спросила Кэт.
   - Каждый день! Обычно ночью, но раз в двадцать три дня, когда Лью Нэйрус совершает поездку в Эдинбург, убийство совершается утром перед ее отъездом.
   - А что в Эдинбурге?
   - В Эдинбурге у нее так называемый Большой Круг - там истязания и жертвоприношения происходят по канонам арканов Таро. Поскольку их двадцать два, то чтобы перемещаться по кругу от аркана к аркану она ездит каждый двадцать третий день. Следующая ее поездка должна была быть через десять дней.
   - И там тоже убивают женщин?
   - Не знаю. Она мне это не рассказывала. Скорее всего да.
   - А здесь? Что здесь происходит?
   - Здесь девушек истязают по мотивам соответствующего знака Зодиака. Я вам расскажу отдельно по каждому случаю.
   - А кто истязатели?
   - Разные люди, естественно, что все при деньгах, поскольку участие в таком стоит очень дорого. Есть банкиры, есть промышленники, есть чиновники.
   Они подошли с двери, на которой нарисован Овен, и открыв замок "Рadlock"-4 зашли во внутрь. Их взору предстала ужасная картина: какой-то плешивый заплывший жиром коротышка насиловал девушку. Несчастная стояла на четвереньках, а ее ноги и руки были прикованы к полу. Лоб девушки был рассечен и залит кровью. Время от времени насильник приостанавливался, и, либо, ухватив несчастную за волосы, бил ее лбом о деревянную доску, на которой были нарисованы ворота, либо брал ножницы и состригал с девушки прядь волос под самый корень и бросал на пол, застеленный персидским ковром с двухдюймовым ворсом.
   Моника дала соответствующие пояснения:
   - В камере Овна, как я уже сказала, девушка бывает дважды. Когда она попадает в первый раз, ее просто бьют лбом о деревянную доску, что символизирует барана или овна попавшего в западню, и пытающегося разбить захлопнувшиеся ворота. Обычно таких девушек доставляют перед полуночью, чтобы сменить тех, кого должны принести в жертву. Данная девушка, - Моника показала в сторону истязаемой,- уже прошла круг, и теперь ее не только бьют лбом о доску, но и стригут с нее волосы, что символизирует стрижку овцы. В полночь ее заберут из камеры и отведут наверх, где Лью Нейрус принесет ее в жертву.
   Кэт шагнула к насильнику, который даже не обратил внимание на их появление, то ли по причине того, что вошел в раж, то ли по причине того, что Лью Нэйрус устраивала здесь экскурсии, и обрушила на его голову приклад "Ли Мэтфорда". Хрустнул раздробленный череп, и во все стороны брызнула кровь с кусками костей и мозга. Когда Кэт, нагнулась к девушке, чтобы освободить ее от оков, Джоана резко остановила свою подругу. Повернув свое недоуменное лицо в ее сторону, она услышала в ответ:
   - Кэт! Я понимаю, что это жестоко, но давай освободим ее от оков после того, как разберемся со всеми насильниками. У нее наверняка начнется истерика, и если мы будем успокаивать каждую по отдельности, то проторчим здесь до утра. Лучше успокоить их скопом, а еще лучше, сразу же после освобождения загрузить каким-то делом - чтобы не расслаблялись до приезда в бригаду.
   - Логично! Ты все-таки чудо! - Кэт выпрямилась и поцеловала подругу. - Моника, давай веди нас дальше!
   Они вышли из камеры Овна, и открыв замок "Рadlock"-4, прошли внутрь камеры Тельца. Картина, которую они увидели внутри, их тоже не обрадовала. Несчастная жертва была привязана за руки и ноги к кольцам на полу. Груди девушки у их основания были туго перетянуты тонкими ремешками, и от застоя крови приобрели синеватый цвет. Насильник, истязавший жертву, время от времени прерывал половой акт и сильно стискивал руками груди жертвы, причиняя ей мучительную боль. Моника дала соответствующие пояснения:
   - Телец символизирует плодородие природы, а груди жертвы - вымя коровы. Сдавливая их, производятся действия символизирующие сбор даров природы. Если в истязаемые попадает женщина у которой есть молоко, то Лью Нейрус поднимает цену за это развлечение в четыре раза.
   Кэт подскочила к насильнику и со всего маху опустила ему на голову приклад "Ли Мэтфорда". Глядя, как обмякло его тело, и в предсмертных конвульсиях стали подергиваться конечности, она мстительно улыбнулась, и повернувшись к Монике скомандовала:
   - Дальше!
   Следующим объектом их "экскурсии" была камера Близнецов. В камере было две жертвы - девушки были привязаны спина к спине в районе талии и в районе плеч. Одна из них, та стояла у стола лежала на нем грудью. Вторая, в данной ситуации была сверху. Ее ноги покоились на плечах насильника. Он насиловал их попеременно используя все четыре интимных отверстия, которые были ему в данной ситуации легко доступны. Моника дала пояснения:
   - Это камера для гиперсексуальных клиентов, которым одной женщины за раз мало. Поскольку речь идет о близнецах, то в камере две девушки, каждая из них проводит в камере два дня. Изображая вначале одного близнеца, а затем второго. Понятное дело, что когда Лью Нейрус попадают близняшки, то она тоже повышает цену за данное развлечение.
   Еще один удар прикладом "Ли Мэтфорда", и мертвое тело гиперсексуального клиента упало под стол.
   - Дальше! - скомандовала Кэт.
   И они пошли дальше по Зодиакальному циклу. И оказались внутри камеры Рака. На этот раз тело несчастной жертвы растянутой и прикованной к кольцам на полу, было усеяно многочисленными прищепками и мышеловками, которые очень больно сдавливали ей кожу. Время от времени истязатель прекращал фрикции и прикреплял к телу несчастной прищепку или мышеловку, или начинал дергать уже установленные, причиняя жертве новые страдания. Моника пояснила:
   - Эти прищепки и мышеловки, которые стискивают тело девушки, символизирую клешни рака, который познает, таким образом окружающий мир.
   - Рака? Будет ему Рак! - крикнула Кэт, и вогнала штык винтовки "Ли Мэтфорд" в анус насильника, и провернув винтовку вдоль ее продольной оси на полный оборот выдернула, - Кажется готов этот Рак! Дальше! Моника! Дальше!
   Глаза Кэт запылали яростью, ужаснувшей юную Джоану. Следующей камерой, была камера Льва. Джоана, чтобы как-то успокоиться пыталась представить, что за мерзость они увидят там, но ничего придумать не смогла. Действительность оказалась ужаснее ее фантазий. В камере висел устойчивый запах спиртового раствора валерианы. К крикам несчастной жертвы примешивалось дикое завывание кошки. Картина была ужасной: помимо насильника, совершавшего половой акт с жертвой, тело рабыни рвала зубами и когтями сбесившаяся кошка. Моника дала пояснения:
   - Кошка символизирует льва, который как известно из породы кошачьих. Тело жертвы мажут в разных местах раствором валерианы, а затем выпускают их клетки кошку, которая обезумев от запаха, начинает терзать тело девушки именно в том месте, где ее намазали. Это один из самых жестоких "аттракционов", поскольку к концу дня пребывания в камере девушка может превратиться в кусок мяса с которого содрали кожу. Поэтому Лью Нейрус ограничивает запас валерианы, чтобы девушка выжила и смогла перейти на следующий круг. Естественно, что данное развлечение одно из самых дорогих по причине своей кровавости и жестокости.
   - Суки!- прорычала Кэт и размозжила прикладом голову очередного садиста.- И как эту чертову кошку снять? - спросила она у Джоаны и Моники. Моника недоуменно пожала плечами, а Джоана наморщив лоб изрекла:
   - Просто схвати за шкирку и сдерни! А вообще лучше давай я! - и неожиданным рывком сорвала зверя с окровавленной девушки.
   Повернувшись к Монике, Джоана спросила:
   - Тут есть клетка, куда эту хвостатую упрятать?
   - Да вот в углу, - Моника показала рукой на маленький столик.
   - Отлично! На обратном пути подумаем, что с этой наркоманкой делать! - и ганфайтерским движением забросила орущую кошку в клетку.
   - Дальше! - скомандовала Кэт.
   Дальше была камера Девы. Жертва была прикована к гинекологическому креслу, и возле ее широко раздвинутых ног суетился какой-то неприятный тип в медицинском халате. Моника сухо пояснила:
   - Поскольку это камера Девы, то рабыня, попавшая сюда, перед тем как ее изнасилуют должна стать девственницей. Достигается это путем зашивания ее... - Моника покраснела, - ну там... внутри. - она покраснела еще больше, - Данная камера естественно пользуется популярностью среди богатых врачей, хотя довольно часто приходят и те, у кого нет медицинского образования. Естественно, что процесс восстановления девственности совершается неоднократно в течение всех суток пребывания рабыни в данной камере.
   Еще один удар приклада винтовки "Ли Мэтфорд", и еще одно тело мужчины на полу. Еще одна команда Кэт:
   - Дальше!
   Теперь они оказались в камере Весов. У находившейся в ней рабыни руки были связаны за спиной, груди были перетянуты тонкими ремешками у самого основания. За эти ремешки были зацеплены двойной крюк, к концу которого была привязана прочная веревка толщиной в один дюйм. Веревка была привязана к коромыслу гигантских весов. К другому концу коромысла крепилась чаша, на которой покоились гири весом десять фунтов и поменьше. Гирь было приблизительно два десятка, и они видимо соответствовали весу жертвы, которая висела, подвешенная в воздухе и кричала от невыносимой боли. Ноги жертвы были привязаны к концам толстой жерди длиной в один ярд. К этой же жерди крепились грузы, оттягивающие тело несчастной вниз. К половым органам рабыни были прикреплены мышеловки, на которых также висели гирьки. Истязатель время от времени прерывал половой акт - он насиловал жертву стоя, и добавлял и привязывал к мышеловкам дополнительные гирьки.
   - Не надо пояснений! - рявкнула Кэт, и раздробила очередной череп, очередного садиста, - Джоана! Помоги мне спустить ее вниз!
   Кэт перерезала веревку, крепившуюся к коромыслу весов и они с Джоаной опустили кричащую от боли девушку на пол, устеленный традиционным персидским ковром с двухдюймовым ворсом.
   - Это тоже одно из самых дорогих развлечений по причине жестокости - вставила Моника.
   - Дальше! - рявкнула Кэт.
   Камера Скорпиона. Джоана содрогнулась, вспомнив, что укусы скорпиона ядовиты. Значит, придется увидеть очередную гнусность. Предчувствия ее не обманули. Кэт не дожидаясь пояснений Моники, вскрыла очередной череп прикладом, а Моника когда они выходили из этой камеры, пояснила то, что они увидели внутри.
   - Как вы уже поняли, болезненные инъекции хлорида кальция в область половых органов, поливание тела рабыни воском и тушение об ее тело сигарет и сигар символизируют ядовитые укусы скорпиона. Данное развлечение тоже считается очень дорогим.
   В камере Стрельца жертва была прикована вертикально к стене. Время от времени насильник прерывал половой акт, совершаемый стоя, отходил на несколько ярдов, и метал в, истязаемую девушку, дротики от игры дартс. Кэт, рявкнула, что все поняла и проломила прикладом "Ли Мэтфорда" очередной череп.
   Десятой камерой, была камера Козерога. По сравнению с другими камерами там было несколько меньше мерзости, но было больше работы для Кэт. В камере помимо жертвы находилось двое насильников. Моника, после того как Кэт раздробила два черепа прикладом винтовки "Ли Мэтфорд" пояснила, что два мужских члена истязателей символизируют козлиные рога в количестве двух штук. Данная камера пользуется спросом у тех, кто не обладает значительной сексуальной активностью.
   Из камеры Козерога они прошли внутрь камеры Водолея, сняв очередной замок "Рadlock"-4. В ней мучитель-насильник занимался тем, что ставил девушке клизмы различного объема или обливал из пожарного брандспойта. Хотя объяснений увиденному уже не требовалось, Моника рассказала, что цены на развлечения в камере Водолея одни из самых низких. Перешагнув через мертвое тело неудачливого "водолея" они подошли к самой последней камере.
   В камере Рыб их ждало некоторое разнообразие. Там был бассейн. И еще там не было криков насилуемой жертвы, поскольку девушка со связанными руками находилась полностью под водой и дышала через специальную трубку выходящую из стенки бассейна, через которую подавался воздух. Джоане и Кэт пришлось приложить определенные усилия, чтобы извлечь несчастную девушку из воды. После чего Моника подвела итоги:
   - Из этой камеры жертва отправляется в камеру Овна, где с ней делают то, что мы уже видели. После чего ее приносят в жертву. Куда теперь?
   - Наверх! - решительно заявила Кэт, - там есть кто-нибудь?
   - Да, там сидит будущая рабыня камеры Овна, взамен той, которую убьют в полночь. Перед тем, как отправить ее в камеру, Лью Нэйрус насилует ее сама.
   Джоана, хотела было задать вопрос как это происходит, но потом передумала, вспомнив то, что сделали недавно с Валерией Коллингвуд. Они подошли к винтовой лестнице ведущей наверх, в пентхаус. Лестница была стандартной с шириной тридцать два дюйма, с чугунными треугольными ступенями числом двадцать семь, с винтообразной железной тетивой толщиной в одну пятую дюйма и высотой в шесть дюймов.
   Оказавшись наверху Джоана была в полном шоке, обернувшись к Кэт, девушка обнаружила, что подруга пребывает в таком же недоуменном состоянии. По сравнению с апартаментами Хэлен Хэнгг, то место, где они оказались, напоминало какую-то помойку или лавку старьевщика. Диваны и кресла кожаными, но кожа была не сплошная, а какими-то лоскутками, как будто кто-то собирал всю жизнь обрезки, а потом стал их сшивать вместе. Мебель - тоже была, как будто кто-то приволок ее с помойки. Пол был паркетный, но создавалось впечатление что паркет покупали в разных местах и разного качества и за разную цену. Джоана первая вышла из ступора, и чуть было по привычке не положив руку на внутреннюю поверхность бедра Моники, но вовремя передумав, вспомнив о том, что с ней произойдет, задала вопрос:
   - На какой помойке она нашла эти вещи? Куда она тратит те деньги, которые зарабатывает на тех зверствах внизу?
   Моника удивленно посмотрела на нее, а затем вспомнив, что ее новые Боги, которым она служит, здесь впервые ответила:
   - Вы не понимаете! Каждая из вещей в этой комнате не имеет цены!
   - Вот именно, что не имеет! - встряла Кэт, - чтобы отдать такой диван новому владельцу придется еще и оплачивать его доставку иначе не возьмет!
   - Я говорю не о цене в фунтах, а о другой цене. Страшной цене, которая не имеет цены!
   -То есть,- напряглась Кэт, стискивая в руках винтовку "Ли Мэтфорд"
   - Диван и кресла обтянуты человеческой кожей. Кожей тех девушек, которых принесли в жертву!
   - Что? - в один голос воскликнули Кэт и Джоана.
   - Часть паркета и мебель в этом помещении сделана из человеческих костей, - продолжила Моника, - здесь есть маленькая лаборатория, в которой моя предыдущая хозяйка варила мыло из человеческого жира. В холодильнике хранится запас человеческого мяса, так же есть копченая и соленая человечина. Она моется только таким мылом и ест только человеческое мясо. Каждая вещь в этой комнате - это несколько человеческих смертей! Все это изготавливается из приносимых жертв. Пойдемте я покажу вам алтарь, где это происходит, - с этими словами она пошла вглубь огромного полутемного пентхауса, в сторону какого-то нарисованного на паркете круга.
   Они подошли поближе и стали смотреть себе под ноги. На паркете был нарисован, точнее выложен как инкрустация круг около семи ярдов в диаметре. Внутри него был круг поменьше - около шести ярдов в диаметре. Между двумя окружностями шли какие-то письмена. Джоана насчитала двадцать два знака. Внутри малого круга были какие-то странные символы, некоторые были похожи на астрологические знаки. В самом центре было нечто невообразимое - переплетенная гексограмма, пентаграмма и свастика. Из центра этого переплетения торчал вверх столб, с перекладиной внизу. По более внимательном рассмотрении Джоана обнаружила, что это христианский крест перевернутый вверх ногами, и в тех местах где должны были быть гвозди, были прикреплены кандалы. Решив проверить свою догадку, она задала вопрос:
   - Жертву приковывают сюда вниз головой?
   - Да! Именно так! Этим Лью Нэйрус оскорбляет христианские символы, получая дополнительную энергию эманаций.
   - А эти символы? - Джоана показала на двадцать два знака между окружностями.
   - Это алфавит иврита, символизирующий Арканы Таро, знаки внутри круга - это символы планет, астральных сущностей, сефиротов.
   - Но причем здесь иудейская вера и нацистская свастика?
   - Это не нацистская свастика! Это символ колеса смерти! Просто нацисты в Германии ее заимствовали как символ!
   - Не заимствовали! - вмешалась Кэт, - им такой символ подсунули те, кто разрабатывал идеологию нацизма. А разрабатывали идеологию сионисты!
   - То есть Лью Нейрус сионистка? Но она же не еврейка!
   - Для того чтобы быть сионистом не обязательно быть евреем! Сионистом может стать любой, кто поддерживает сионизм. - ответила Кэт.
   - Лью Нейрус не сионистка! - возразила Моника, - она выше всей этой мишуры - сионизма, нацизма, либерализма. Она маг-каббалист, который движется по древу от Маль-Кут в сторону Кетера и Эйн-Соф. Жертвы для нее всего лишь - Клифот - оболочки эманаций. Она использует их оболочки для создания всего этого, - Моника провела рукой в воздухе, указывая на предметы обстановки пентхауса. Эманации боли, которые они излучают, она использует для своего духовного просветления и подъема на Высшую ступень развития.
   - То есть убивает, чтобы возвыситься?
   - Она не убивает, а всего лишь лишает страданий и мучений! Она избавляет жертвы от дальнейших мук, и творит тем самым для них благое дело! - с жаром возразила Моника.
   - Это ее слова или твои? - поинтересовалась Кэт.
   - Она всегда так говорила - ответила Моника.
   - А ты сама, что по этому поводу думаешь? - спросила Джоана.
   - Я? Я ничего не думаю! Мне не разрешалось думать, и я не думала!
   - Понятно! Похоже, она использует постулат хасидизма о том, что зло является основанием для добра.
   - Пожалуй, это так! - согласилась Кэт, - Моника, а для чего ей быть магом каббалистом? Что это дает?
   - Как что? - Моника удивилась, - Власть над миром!
   - А я думала, что власть над миром дают деньги, - встряла Джоана, - точнее много денег или сила. В конце концов, приклад "Ли Мэтфорд" оказался более весомым аргументом, чем ее духовное развитие!
   Кэт нежно погладила винтовку:
   - Истину глаголишь подруга!
   - А как осуществлялось жертвоприношение? Только вкратце! - спросила Джоана.
   - Жертву приковывали к кресту вниз головой, делали надрезы специальными ножами - одни, для кровопускания, другие, чтобы причинить боль. - Моника отошла в сторону и принесла ящик с ножами. - А затем смотрели, как медленно и мучительно умирает жертва. Специальные курения, свечи - все из человеческих органов. После чего с жертвы сдирали кожу и разделывали тело на части пригодные в пищу и части пригодные для изготовления каких-то оккультных предметов - например алтарь, на котором мы стоим сделан не из дерева, а из человеческих костей, и инкрустация на нем тоже. На краях комнаты еще имеется деревянный паркет, но Лью Нейрус постепенно заменяет его на костяной.
   - Уже не заменяет! И не заменит! - сказала Кэт рассматривая ножи, - Они часом не с ...
   - Именно оттуда! Принцип ведь тот же, что и там - тело необходимо избавить от крови, ибо в ней душа, которая должна быть освобождена от оков и рабства тела - начала цитировать Моника.
   Кэт свирепо посмотрела на нее и произнесла:
   - Хватит! Приказываю тебе начать думать своей башкой с сего момента, а не цитировать всяких чокнутых убийц-садисток!
   Моника покраснела и промямлила:
   - Да, госпожа!
   Джоана скорчила на своем лице гримаску, означающую серьезный мыслительный процесс и изрекла:
   - Мне кажется, что поход в оставшийся магазин отменяется, - увидев вопросительный взгляд старшей подруги добавила, - Этот гадюшник нужно взорвать! Забираем девушек и ищем взрывчатку. Или... - она повернулась к Монике , - В этом доме есть газ?
   - Да, есть.
   - А газовая колонка где?
   - Все клапана в подвале. Он не заперт.
   - Отлично! Где будущая жертва? Ты говорила...
   - Да! - перебила Моника, - пойдемте направо.
   Часть пентхауса была отгорожена деревянной стенкой, за которой стояла огромная кровать, застеленная кожаным покрывалом. На деревянной стене на крюках висели плети, искусственные фаллосы из каучука и дерева, клещи, наручники и прочий ассортимент необходимый для духовного просветления. Моника пояснила, что плети сделаны из человеческой кожи, веревка свита из состриженных волос жертв. Кэт резко прервала ее лекцию и стала рассматривать обнаженную девушку, которая была привязана за ноги и за руки к спинкам кровати. У нее были рыжие волосы, и красивая пропорциональная фигура. На ногтях были видны следы лака и маникюра. Не смотря на перекошенное от страха лицо и торчащий во тру кляп, Кэт признала, что у будущей, а теперь уже не состоявшейся жертвы очень красивое лицо. В сочетании с нежной бархатистой кожей и округлостью форм, ее вид вызывал у Кэт возбуждение и желание. С трудом подавив в себе, а точнее загнав вглубь желание ласкать это прелестное тело, она разрезала веревки на жертве, вытащила кляп и помогла несчастной сесть на край кровати.
   - Как тебя зовут? - задала вопрос Джоана.
   - Битч Ласкивиоус, - с испугом ответила рыжеволосая.
   - Как? - ошарашено повторила вопрос Джоана.
   - Она эстонка американского происхождения. - ответила Моника.
   - Американка? А что она здесь делает? - удивилась Кэт.
   - Она доброволец, приехала защищать старую добрую Англию от Гитлера.
   - А попала на обед к садистке людоеду? - вставила фразу Кэт.
   - Да. Лью Нэйрус давала в американских газетах объявления о том, что требуются девушки-добровольцы для службы в армии.
   - Хм... А нам значит, вместо таких как она пригнали сброд из тюрем? - с внезапной яростью воскликнула Кэт, - Джоана, ты права, этот гадюшник, этот Содом нужно взорвать к чертовой матери. Пошли! - Кэт подняла Битч Ласкивиоус с кровати и держа ее за руку направилась к выходу.
   - А кто понесет книги? И можно вылечить кошку? Или она совсем свихнулась? - поспешила за ней Джоана, таща за руку Монику.
   - Кошку, увы, вылечить нельзя - она уже три года в таком режиме - тоже стала людоедкой, - грустно ответила Моника.
   - Кошку жаль! А остальных в ад! - подтвердила Кэт, спускаясь по винтовой лестнице, - А книги мы все возьмем и дадим нести тем, кто сможет, - ее голос зазвучал откуда-то снизу.
   - Нужно забрать все из сейфа Лью Нэйрус, - подумав, произнесла Моника, учащенно дыша от волны страсти, которая начла ее охватывать из-за трения одежды о ее гиперчувственную кожу.
   - А что в сейфе? - спросила Джоана.
   - Списки клиентов с указанием адресов, какие-то дневники, деньги.
   - Хорошо!
   Они вновь очутились на третьем этаже. Оставив в центре зала Монику и Битч, Кэт и Джоана быстро оббежали все камеры, освободив несчастных узниц от кандалов и пут, и с криками и руганью вытолкали всех в центральный зал. Не давая никому опомниться, они крича как заправские сержанты погнали освобожденных в холл. Забрав из кабинета Лью Нейрус все, что планировали, Кэт и Джоана погнали толпу женщин на второй этаж, а с него на первый и на выход из здания. Во время этой эскапады Кэт убудилась, что она не зря назвала юную Джоану ганфайтером - никто из тех кого она вырубила еще не пришел в сознание. Единственное что ее беспокоило - это отсутствие медикаментов для оказания помощи освобожденным, но Моника рассказала что на первом этаже имеется медпункт, который тут же был опустошен.
   Пока Ксэнни, Кэт, и Саманта заталкивали освобожденных в бронеавтомобили, Джоана нашла лестницу в подвал, и обнаружила газовые задвижки. Осталось решить вопрос как обеспечить воспламенение газо-воздушной смеси. После недолгих размышлений она вспомнила, что главный электрощит здания находится на первом этаже. Она выкрутила несколько лампочек в подвале и аккуратно удалила стеклянную колбу, обнажив нити накаливания. Поднялась наверх и обесточила здание. Затем снова спустилась в подвал и вкрутила искалеченные лампочки на место. Поскольку дверь в подвале плотная и имеется небольшая вентиляция на улицу через оконца, то запаха газа никто в здании не почувствует, и не будет знать об утечке газа и загазованности подвала. Теперь, если кто-то начнет приходить в себя, то он наверняка попробует включить свет. Включив все автоматы на щите он подаст питание и на лампы с обнаженной нитью накаливания в подвале. В момент их загорания воспламенится газо-воздушная смесь в подвале и произойдет взрыв. Джоана мысленно перекрестилась, и, выключив фонарик быстро разобрала газовые задвижки, на которых при свете предварительно расходила прижимные гайки. Забрав запчасти с собой, она аккуратно, но быстро выскочила из подвала и плотно притворила за собой дверь. Затем закрыла ее на висячий замок "Рadlock"-4, и кошачьей походкой двинулась на выход из здания. По ее расчету, через четверть или треть часа начнут приходить в себя первые из тех, кого она вырубила, а значит есть надежда, что все получиться.
   Выбежав на улицу из темного здания, она сощурилась от света пасмурного дождливого дня, который показался ей слишком ярким. Дав привыкнуть глазам к новому освещению она дала отмашку рукой своим подругам и забралась в "Моррис". Взревев двумя шестицилиндровыми карбюраторными рядными двигателями жидкостного охлаждения "Моррис коммершиал" с рабочим объемом 3485 см3 и двумя шестицилиндровые рядными дизелями жидкостного охлаждения АЕС А187 с рабочим объемом 7580 см3 , колонна проехала два квартала и остановилась. Они выждали четверть часа и услышали глухой хлопок, а затем шум обрушившегося здания. Решив на всякий случай проверить результаты работы, колонна бронеавтомобилей развернулась и двинулась в обратном направлении. Их взору открылась радостная картина - префектуры садистки-палача и всех ее прислужников и прислужниц более не существовало - от здания осталась груда кирпича, через которые пробивались языки пламени. Радостно Взревев двумя шестицилиндровыми карбюраторными рядными двигателями жидкостного охлаждения "Моррис коммершиал" с рабочим объемом 3485 см3 и двумя шестицилиндровые рядными дизелями жидкостного охлаждения АЕС А187 с рабочим объемом 7580 см3 , колонна двинулась в южном направлении, прочь из этого ужасного города зла и греха.
  
См.далее. "Любовь, опаленная огнем"-3
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"