Тонина Ольга, Афанасьев Александр: другие произведения.

Маленькие комедии Ипатьевского дома.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 4.09*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    К 400-летию царствования Романовых


  
   Маленькие комедии Ипатьевского дома.
  
   В 2013 году будет отмечаться 400-летие дома Романовых. Уже сейчас можно смело сказать, что все российские и русскоязычные СМИ захлестнёт волна публикаций, передач и "мыльных опер" на эту тему. Не исключена вероятность того, что небезызвестный светоч рассейской киномысли Микита Нахалков выдаст на гора очередной киномегашедевр с бюджетом в 100-200-300 миллионов долларов. Например, "Сибирский цирюльник-2. Сибирский мегаподвальчик (Ипатьевский подвал)", разумеется в фильме играть он будет царя Николая Второго, а его дочери - дочерей царя. Или "Утомлённые солнцем 4/0. Предтеча", где убедительно докажет, что комбриг Скотов, Николай Второй и он, Микита Нахалков, - одно и то же лицо, зверски замученное кровавым палачом Сталиным за взятие Рейхстага посредством черенка от лопаты.
   Что касается остальных грядущих публикаций, то их можно смело разделить на две темы:
   Тема первая - "Рассея, которую они потеряли" - плач о молочных реках, кисельных берегах, Столыпине, который не достроил Великую Рассею и которого убили аццкие большевики, а также о пасторальном и тотальном православии, уничтоженном всё теми же большевиками и злодеем Сталиным. Дескать, если бы не большевики, то жили бы мы все сейчас в шоколаде.
   При этом все рассказчики и авторы сознательно забудут о "небольшой" "мелочи" - они забудут рассказать о том, что в свержении с престола династии Романовых участвовали генерал Корнилов (изменил присяге, арестовал царя и его семью), адмирал Колчак (изменил присяге), а также Великие князья - братья, дяди и кузены последнего Императора России.
   Тема вторая - "Трагедия" Ипатьевского подвала" - садистско-некрофильное смакование подробностей "расстрела" царской семьи в подвале Ипатьевского дома города Екатеринбурга. Будет подробно рассказано сколько пуль попало в каждого из Романовых, сколько штыковых ударов каждый из Романовых получил, сколько крови из них вытекло, а также в очередной раз внушена мысль о том, что большевики, советская власть и СССР - Империя Зла и все они должны быть приравнены к Гитлеровскому фашизму, осуждены международным судом и уничтожены вместе со всем населением. Разумеется, всё это будет сопровождаться бурным посыпанием голов пеплом по "убиенным" Романовым.
   Почему "расстрел", а не расстрел? Почему "убиенным", а не убиенным? Потому, что как говорил Адольф Гитлер - "побеждённым народам не нужно знать своей истории"! Поэтому есть две истории. Одна для "белых людей", говорящих исключительно на английском или американском языке, вторая - для побеждённых русских недочеловеков-унтерменшей варваров-азиатов.
   О чём рассказывается в истории для побеждённых? Основной источник для современного читателя - тот, что выискивает "Гугль"- статья в "Википедии" "Расстрел царской семьи":
   http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B0%D1%81%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB_%D1%86%D0%B0%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D1%81%D0%B5%D0%BC%D1%8C%D0%B8
   В этой статье идёт ссылка на следующий набор документов:
   1. Сборник документов, относящихся к убийству Императора Николая II и его семьи
   2. Н. А. Соколов, "Убийство царской семьи", Берлин, 1925.
   3. М. К. Дитерихс "Убийство царской семьи и членов дома Романовых на Урале",  1922 г.
   http://www.rus-sky.com/rs.htm
  
   4. Р. Вильтон, "Последние дни Романовых!", Берлин, Перевод с английского Князя А. М. Волконского, 1923.
   http://rus-sky.com/
  
   На этом, собственно говоря, исторические источники "истории для побеждённых" и заканчиваются. Большего нам, тем, кто говорит, читает и пишет по-русски знать не положено!
   Первое впечатление от чтения книг Соколова, Вильтона, Дитерихса - действительно шок и стыд за предков. Даже начинает шевелиться в душе червячок сомнения - очень уж убедительно написано - куча показаний свидетелей, детальные описания помещения, результатов экспертиз, огромнейший перечень вещественных доказательств. Очень "многа букаф!", и "мотор кажется похожим на настоящий" (С).
   Однако стоит выключить эмоции, включить мозг и вчитаться внимательно, как сразу же возникает очень много вопросов.
   Самый главный вопрос - во всех вышеприведенных источниках отсутствуют протоколы допросов свидетелей, допрашивавшихся по делу связанному с Ипатьевским домом. Все авторы используют отдельные фрагменты данных протоколов, полные же тексты данных документов в Интернете отсутствуют. Отсутствуют не в целях экономии места, а для того, чтобы путём выдергивания отдельных цитат создать у читателя искаженное, ложное представление о сути рассматриваемого вопроса. Благодаря этому авторы замалчивают неудобные и опасные для них факты.
   Однако, если обратиться к другим источникам, то эти самые факты и неупомянутые фрагменты из показаний целиком и полностью разрушают внушаемую нам разного рода фашистами, общечеловеками и прочей белогвардейской сволочью картину событий происходивших в Ипатьевском доме.
   Одним из таких источников является книга А. Саммерса, Т. Мангольда "Дело Романовых, или расстрел, которого не было" London, 1976, М.: Алгоритм, 2011. Авторы данной книги имели возможность прочитать протоколы допросов свидетелей в полном виде и соответственно, цитируют то, что жителям России знать не положено.
  
  
   Маленькие комедии Ипатьевского дома. Часть первая "Анатомия расстрела"
  
   Яков Михайлович Юровский.
   Политическая необходимость уничтожения всей семьи Романовых (а не "зверская кровожадность", как это рисуют враги), была не всем понятна и не всеми понята еще и теперь. Не только за границей, но и у нас. "Для чего дескать убивать семью, разве они виноваты, разве они опасны". Мелкобуржуазный мещанский обыватель и обывательски настроенные люди именно так склонны рассуждать.
   По части подготовки к побегу, попытки производились во все время пребывания царской семьи и в Тобольске, и в Екатеринбурге. Наряду с организацией к побегу, была и другая своего рода опасность, а именно настроения немедленного расстрела бывшего царя Николая среди эсеров, входивших в состав Облисполкома. Но что хуже, такие настроения были и среди отдельных ответственных коммунистов (некоторые из которых в прошлом состояли в партии эсеров).
   Так как этот вопрос был вопросом сугубо политической важности, то все это дело было поручено пользовавшемуся особым доверием ЦК товарищу Филиппу Голощекину, на которого и была возложена ответственность за согласованное решение этого вопроса, так как сторонников сепаратного решения этого вопроса в Уральской областной организации было немало, в самый начальный период пребывания бывшего царя Николая в Екатеринбурге. Причем речь, разумеется, шла о принципиально политическом, а не только и не столько о практическом разрешении этого вопроса. Причем, забегая вперёд, нужно сказать, что товарищ Голощёкин с возложенной на него задачей не справился.
   Политическая обстановка была очень сложна и если бы не близость фронта, вероятно, с ликвидацией бы не спешили, причем в отношении семьи, в особенности.
   Бывший царь Николай и его семья были, так сказать, доверены товарищу Филиппу Голощекину и персонально и как военному комиссару. В день, когда стало известно, что вместо того, чтобы везти Николая и часть ехавшей с ним семьи в город Екатеринбург (Яковлев, уполномоченный ВЦИК по замене охраны Николая, состоявшей из приверженцев Временного правительства Керенского, нашей советской охраной, а затем и вывоза семьи и Николая из Тобольска на Урал, повернул на Омск, а куда он в действительности собирался ее везти и до сих пор, пожалуй, никому не известно, а известно, что этот Яковлев в скором сравнительно времени, том же 1918 году в Уфе перешел к белым), собрался актив Облисполкома, было это на углу Главного и Вознесенского проспекта в Коммерческом собрании. На этом активе, где обсуждали вышеуказанное сообщение и изыскивались меры к задержанию поезда с Николаем, ввиду того, что Яковлев был уполномоченный ВЦИК, велись переговоры с Центром, чтобы понудить Яковлева повернуть поезд с Николаем обратно на Екатеринбург, т. к. Яковлев спекулировал на том, что "Николая де" уральцы стремятся заполучить, чтобы немедленно его расстрелять. А было такое положение, что начальники уральских отрядов, не доверяя Яковлеву еще в пути от Тобольска до Тюмени, боясь измены или каких-либо случайных нападений отбить Николая, вероятно, и, несомненно, были готовы живым его никому не отдавать. Там ведь были такие товарищи, как Заславский, Хохряков, Авдеев и т. д.
   Наряду с разговорами по прямому проводу с Центром было направлено сообщение по линии Сибирской железной дороги, и главным образом, Сибирскому Западному Совдепу, находившемуся тогда в Омске. Товарищи, как позже стало известно, крепко приготовились к встрече, но Яковлев "перехитрил", узнав о встрече, оставил поезд, не доезжая Омска, а сам на паровозе отправился в Омск. Напряженность в связи со случившимся довольно высокая, охватила всех и, так как сказано было выше, обязанность за сохранность и целость Николая была возложена на Филиппа, то ему стали задаваться в угрожающих тонах вопросы: "А ну-ка, пусть нам расскажет военный комиссар, как это так случилось, что Николая у него из-под носа увезли" и т. д. Наиболее резко и наступательно вели себя товарищи -- Сафаров, Войков и другие.
   Нужно сказать, что атмосфера настолько была накалена, что товарищу Филиппу было крепко жарко. Тут хотя прямо и не говорили, но чувствовалось, что и по отношению к нему проявлялось "недоверие", недоверие в том смысле, что не за одно ли он с Яковлевым и что не содействует ли он тому, чтобы Николая увезти в Центр и тем самым, как бы шел против уральской организации. А если принять во внимание, что Яковлев, пользуясь доверием Центра, так информировал Центр, что в результате Центром, как будто, был санкционирован привоз Николая в Москву, а так как Филипп тоже доверенное лицо Центра, как партиец и как военный комиссар, то в свете этих фактов станет понятным выступление против Филиппа в той резкой форме, как это имело место и ругачка его "верноподданным" все время и до этого к нему отношения людей настроенных сепаратистско-местнически к нему центровику государственнику, сказалось с особой силой на этом активе, по весьма и весьма тогда актуальному вопросу.
   Мое непосредственное отношение к дому особого назначения, где содержался бывший царь Николай с семьей, началось 4-го июля 19-года.
   Мое назначение комендантом в дом особого назначения было вызвано, как я думал, во-первых, разложением коменданта, ближайших помощников, что не могло не сказаться и сказалось на охране внешней и внутренней, в особенности. Оно проявилось в пьянстве, растаскивании вещей и т. д., а отсюда -- ослабление нужной бдительности.
   Одним из важнейших моментов надо полагать, это все больше и больше утверждавшееся мнение руководства и команды: "что, дескать, тянуть канитель, надо расстрелять и все". Авдеев и другие были арестованы и преданы суду (потом решили, чтобы люди искупили вину на фронте рядовыми бойцами (кара ожидалась вначале очень суровая в отношении их)).
   Вступив в исполнение обязанности коменданта, я обнаружил следующее: кругом настроение полной распущенности и расхлябанности. Насколько разложение дошло далеко, показывает следующий случай: Авдеев обращаясь к Николаю, называет его -- Николай Александрович. Тот ему предлагает папиросу, Авдеев берет, оба закуривают и это сразу показало мне установившуюся "простоту нравов". Приношения монашек, которые были обильными, перестали, очевидно, уже к этому периоду играть роль, предназначенную им при разрешении, и приняли характер просто приношений, которые распределялись между бывшей царской семьей и комендатурой, что уже тоже могло служить некоторым источником для разложения. Имевшаяся звонковая сигнализация-связь бездействовала, пулеметы неисправны, для действия непригодны. Дисциплина отсутствовала. Люди жили за двумя заборами и наружной охраной и зажили, так сказать, успокоенной жизнью. По собственной инициативе, я повел следствие и оно обнаружило два разных мира охраны: внутренняя "привилегированная" часть, наружная охрана, совсем другая.
   Комендатура, как всегда это в таких случаях бывает, думала, что никто ничего не видит, не замечает, а оказалось, что и видели, и знали, и ждали, когда об этом можно будет сказать. Одни по-честному, другие, очевидно, из зависти. Очевидно, что похищенные частично вещи, относятся к указанному выше периоду. В мой период никаких вещей ни откуда никто брать не мог, потому что по приходе я все закрыл и поручил это такому товарищу, что от него уж ничто никому попасть не могло.
   Указанное выше состояние в деле охраны бывшего царя Николая с семьей в условиях наличия организаций, пытавшихся освободить бывшего царя и семью (хотя частью, вероятнее всего, не все главари были арестованы), наличие указанных настроений левых эсеров, настроение внешней охраны, наличие чехословацкого фронта в 35--40 верстах от Екатеринбурга -- все это требовало принятия серьезных мер охраны, коренного изменения всего. К этому я и приступил.
   Прежде всего я взял себе помощника из ОблЧК, товарища Григория Петровича Никулина (до революции по профессии -- каменщик, очень хороший партиец и не менее хороший товарищ, в лучшем смысле понимания этого слова). Потом я сменил всю внутреннюю охрану. Ряд товарищей я взял также из ОблЧК, из них несколько латышей. Было их человек 5 или 6. Нескольких товарищей для внутренней охраны я получил, точно не помню, как будто непосредственно из партийного комитета или из ЧОНа.
   Набрав нужный штат внутренней охраны, мы приступили к действительной подготовке охраны, организовали нужную сигнализацию, связь с постами, комендатурой и т. д., добыли пулеметы и др. оружие, организовали соответственным образом посты, дежурство и т. д. Я приступил к работе с внешней охраной. Я собирал ее вместе с лучшими товарищами внутренней охраны и этим самым, во-первых, удалось приблизить внешнюю охрану к внутренней. Нужно сказать, что по существу мы были на своеобразном военном фронте, причем на ответственном тогда участке и, если принять во внимание грозившие нам опасности с разных сторон, то те отношения, которые установили между руководством внутренней охраны, с одной стороны, и внешней -- с другой (до моего прихода), были совершенно нетерпимы, т. к. не обеспечивали абсолютной необходимой надежной и дружной работы этой единой по существу охраны.
   Нужно прежде всего прямо сказать, что когда будет в свое время описана правда (а не брехня белогвардейцев), будущий читатель увидит, что великий класс, пришедший на смену царизму и буржуазии, даже в отношении своих злейших врагов руководствовался только мерами, которых требовали интересы защиты революции. Разве можно найти в истории дореволюционной и, особенно, после первой победившей пролетарской революции, подобные факты содержания арестованного врага в условиях, какие не снились в так называемой свободной жизни представителям победившего класса. Особняк в несколько комнат с необходимой обстановкой, полная свобода в помещении, обслуживающий персонал, постоянный врач, ежедневная прогулка и т. д. и т. п. Чего большего могли желать люди, на что большее могли претендовать арестанты, выпившие за свою жизнь моря человеческой крови. Может возникнуть вопрос, зачем же такое великодушие, откуда оно? В том то и дело, что победивший великий класс, руководствуется не местью, а только революционной необходимостью.
   По части питания. Они, во-первых, получали обед, ужин из советской столовой, т. е. из столовой Горсовета, во-вторых, значительный период они много получали всяких продуктов из женского монастыря, это последнее, надо полагать, им было разрешено в целях обнаружения связи с организациями, принимавших меры к их освобождению, что и подтвердилось впоследствии. Правда, не все приносимое им передавалось, но все же немало и им перепадало. В-третьих, у них, очевидно, немало было всяких запасов, привезенных из Тобольска. Там, как известно, они имели массу денег и жили почти по-царски. У них надо, кстати сказать, было, например, большое количество великолепнейших папирос, которыми они угощали всю охрану. Были всякие другие запасы. Были, надо сказать, некоторые излишества, совершенно ничем себя не оправдывавшие. Например, на руках у них, когда я пришел, оказалось много ценностей. Увидев это, я внес предложение вышестоящим товарищам сделать общий обыск их вещей, но почему-то с этим не согласились, тогда я собрал только то, что было на руках. Все отобранное я сложил в их же шкатулку, опечатал и оставил Николаю на хранение. Ежедневно на утренней проверке он был обязан эту шкатулку предъявлять. С производством обыска, вероятно, не согласились потому, во-первых, что таковой был произведен раньше, а, во-вторых, потому, что дело близилось к развязке. Однако эта неосторожность могла многого стоить, и очень много хлопот могло создать и в момент ликвидации.
   Утренней проверкой, которую я установил, как обязательную, Александра Федоровна была очень недовольна, так как она обычно в это время находилась еще в постели. Ходатаем по всяким вопросам у них выступал доктор Боткин. Так и в данном случае, он явился и просил - нельзя ли утреннюю проверку приурочить к ее вставанию. Я, разумеется, предложил передать ей, что или ей придется мириться с установленным временем независимо от того, что она в постели, или нет, или вовремя вставать. И, кроме того, сказать ей, что они как арестанты могут быть проверяемы в любое время дня и ночи.
   Пользовались они ежедневно прогулкой. Александра Федоровна не всегда ею пользовалась. Гуляли они по 11/2 часа, сравнительно в большом саду, прилегавшем к дому. Однако все прогулки они ждали с нетерпением. Обычно прогулка, насколько помню, происходила после обеда от 21/2 до 4 часов, и если это почему-то задерживалось, кто-либо из дочерей прибегали спросить: "А что, скоро на прогулку?" и убегали с радостью и кричали в дверь, что скоро идем гулять. Отправлялись они на прогулку, обычно так: Алексей, как известно, был больной, он страдал гемофилией, в этот период у него болела нога, Николай Александрович его выносил на руках, а кто-либо из дочерей везли коляску. Там Алексей играл с поваренком и, кроме того, он развлекался с маленькой собачкой. Выходили они все гулять в том, в чем ходили дома, а Александра Федоровна, если выходила гулять, то более или менее наряжалась и обязательно в шляпе. Нужно сказать, что она не в пример остальным, при всех своих "выходах" старалась сохранить всю свою важность и прежнее достоинство, конечно, настолько, насколько это ей позволяло положение арестованной. На прогулке, кроме охраны рядовой, так сказать, бывал всегда Павел Медведев. Вели они себя на прогулках довольно оживленно, гуляли, девицы иногда даже бегали. Гуляли дочери вдвоем или с Николаем. В присутствии матери они себя чувствовали, по-видимому, менее свободно.
   Лично мне их наблюдать пришлось очень мало, во-первых -- короткий промежуток пребывания, во-вторых, постоянная занятость, почти всегда все время дня и ночи или я, или Никулин были обязательно на месте, отлучались, то один, то другой, лишь в случаях крайней необходимости. Но раза два, вероятно, я на прогулке их наблюдал. В помещении -- постоянно, но тут, разумеется, многого не увидишь в качестве начальства.
   Первоначальное общее впечатление от их жизни было такое: обыкновенная, я бы сказал мещанская семья, за исключением Александры Федоровны и, пожалуй, Татьяны, -- жалкое. Сколько-нибудь долгое пребывание с ними, люди слабой настороженности, могли быстро потерять бдительность. Сам Николай выглядел как захудалый офицеришка, пропойца. Всякий, увидев его, не зная, кем он был, никто бы не сказал, что этот человек был много лет царем такой огромной страны.
   В царское время ходил такой анекдот: "По улице в Петрограде шли двое и вели между собой какой-то разговор, один из них крикнул:
   -- Дурак!
   Тут вмиг подскочил какой-то полицейский чин и придрался.
   -- Вы кого это дураком ругаете.
   Тот отвечает:
   -- Да мы тут между собой разговариваем.
   -- Да, знаем вас, между собой, мы знаем, кого вы ругаете, ведь у нас в стране один дурак, следуйте за мной".
   И мне поначалу казалось, что, если б в семье Николая было произнесено слово "дурак", то никто не усомнился бы, что это относится именно к нему, а не к кому другому. Потому, что ни про детей, ни про Александру Федоровну, этого сказать нельзя. Несмотря на колоссальное наличие всяческих вещей: платья, обуви, белья и т. д., Николай, например, носил чиненые сапоги, Алексей и девицы были все время очень просто одеты, девицы почти постоянно что-нибудь чинили, штопали и т. д. И, причем порою это делали в коридоре, точнее в прихожей или приемной комнате, причем тут вели чинку, то одна, то другая из дочерей.
   Я догадался, что все это делалось неспроста, все это, как я считал поначалу, вероятно, имело своим назначением, попытки расположить своей простотой людей охраны. Но я ошибался, как выяснилось позднее. Боткин ходил ко мне с разными жалобами на ухудшившееся к арестованным отношение, на строгость режима и т. д., и его цель расположения к себе простотой имела известный успех. Почему они выходили со своим штопаньем в приемную комнату? Дело в том, что местом постоянного пребывания были отведенные им комнаты, которые замыкались приемной и рядом расположенным помещением коменданта, а уборная находилась в коридоре, тут же и ванная комната.
   Людям охраны, кроме коменданта, в комнаты входить не разрешалось и они туда не входили, следовательно, образ жизни арестованных внутри помещения они видеть не могли. Не могли также с ними сталкиваться. В коридоре и приемной стояли часовые и, следовательно, это было единственное место, где они могли, как я думал, встречаться с охраной и строить заговоры. Но тут они должны были проходить не задерживаясь, поэтому единственная возможность (а это надо отнести к нашему недосмотру) показать, так сказать, в домашнем обиходе. Это выйти в приемную, латать и этим обратить на себя внимание.
   Посты в "Доме особого назначения" распределялись так: пост N 1 внутри дома, на площадке за парадной дверью. Пост N 2 -- внутри здания, на площадке с черного хода, где находятся ванная и уборная, пост N 3 -- во дворе у ворот, пост N 4 -- у калитки со двора, так, что был виден парадный подъезд, пост N 5 -- на первой будке снаружи большого забора, пост N 6 -- в будке по Вознесенскому проспекту, пост N 7 -- на углу дома, внутри малого наружного двора (во дворе за второй перегородкой по переулку), пост N 8 -- в саду, пост N 9 -- на заднем дворе. Кроме этих постов, были два поста пулеметных: N 1 на балконе с переулка, N 2 -- внизу, в помещении у окна, выходящего в сад, в той комнате, где в одном из двух окон, выходящих в сад, выставлена зимняя рама; на подоконнике этого окна и стоял пулемет. Я, прежде всего, увеличил число постов. Я поставил еще пулемет на чердаке дома и установил пост на заднем дворе. Этот пост на заднем дворе стал называться номером 10; пост у пулемета стал называться номером 11, а пост на чердаке -- номером 12. Латыши несли охрану постов за N 1, 2 и 12.
   Вроде бы всё я подготовил и организовал, но в душе шевелился червячок сомнения. Что-то не сходилось и не срасталось. Какой-то момент я упустил из виду и не мог вспомнить, какой именно. Потом вдруг понял. Что-то во всём происходящем было неестественно. Но что? Чекистское чутье вопило во мне о незамеченной опасности. Я стал отматывать всю картину с самого начала. Авдеев. Пьяница Авдеев. Вроде бы не было такого за ним - пьянства, панибратства по отношению к злейшему классовому врагу! И ещё... С каким-то странным облегчением Авдеев воспринял приказ о своём отстранении от должности коменданта, аресте и предании суду революционного трибунала. Было весьма странным, что трибунал и перспектива расстрела испугали его меньше, чем дальнейшее пребывание в должности коменданта Дома особого назначения. Равно как и все его товарищи. Как будто избавились от какой-то неведомой опасности, которая страшнее собственной смерти! Точно! Ведь и вся прежняя внутренняя охрана вздохнула спокойно, когда её заменили латышами.
   А этот Боткин? Что-то не так с его жалобами и просьбами! Как-то всё неестественно! Как будто он отбывает номер или играет роль в какой-то непонятной мне пьесе. И сам Николай. Не внушает он доверия. Точнее не так. Как-то уж сильно внушает он доверие. Захудалый офицеришка, пропойца. Человек, к которому можно безбоязненно повернуться спиной, ибо он неопасен. Но...как-то он равнодушно ко всему относится! Смотрит на меня... нет, не как на мебель, и не как на тюремщика, а вообще никак. Не в том смысле, что он меня не замечает, а в том, что складывается такое впечатление, что я для Николая как бы промежуточная остановка, безымянный номерной полустанок у которого останавливается поезд. Вот! Один из многих! Для него я ничем не отличаюсь от Авдеева и других предшественников. Не в плане того, что я большевик и его тюремщик, а именно в плане того, что ему всё равно - латыши во внутренней охране или китайцы, введены дополнительные посты или не введены, добавлены новые пулемёты или не добавлены. И при этом равнодушии он неравнодушен к жизни. Нет у него никакой обреченности, страха перед судьбой и перед возможными палачами.
   А его поведение во время организованной нами проверки! Мы тогда от имени монархистов писали Романовым письма об организации "побега". Да, проверка показала, что в указанные дни они спали по очереди и спали одетыми. И мы в ЧК сделали вывод, что они ожидают помощи со стороны. Но так ли это? Если это всё такая же идиотская игра? Если Николаю всё равно будет помощь или нет? Не в том плане, что он смирился с участью, а в том, что ОН САМ МОЖЕТ УЙТИ, КОГДА ЗАХОЧЕТ????
   Ответ на данный вопрос нужно было получить как можно скорее. Но как? Допросить Николая? Но согласится ли он на допрос? И не вызовет ли попытка допроса необратимые события? Хорошо всё обдумав я решил попробовать побеседовать с Николаем в непринуждённой обстановке. Выбрав подходящий момент я подошёл к нему в столовой и... не сумев придумать ничего лучшего обратился с дурацкой просьбой:
   - Николай Александрович! Не угостите ли папироской?
   Он посмотрел на меня и полез в карман брюк за портсигаром. Его лицо и глаза в тот момент ничего не выражали, но мне в голове словно послышалась его ответная реплика: "Ну, наконец-то сударь! А то я уже начал волноваться!".
   Он предлагает мне папиросу, я так же, как в свое время Авдеев беру её, мы оба закуриваем. Я выдыхаю дым после первой затяжки и уже понимаю, что только что взвалил на себя те же проблемы, что и Авдеев. Проблемы, в сравнении с которыми моя собственная смерть окажется раем. И хотя Николай ещё не произнёс ни слова, я интуитивно понимаю, что я обречён и в его власти. Николай Александрович выдыхает дым, смотрит на меня с какой-то равнодушно усталой улыбкой и отвечает:
   - Извините, Яков Михайлович, я не представился!...
  
   Подробности этого своего разговора я сообщу позже. А пока скажу я только, что беззаговорочно поверил этому Николаю Александровичу, и так же беззаговорочно принял решение ему помочь, и действовать по его плану, ибо на кону стояло отношение населения России и мирового пролетариата к партии большевиков. Именно поэтому я решил пойти на обман своих товарищей. Ради авторитета партии большевиков. Кто-то конечно же скажет, что я спасал свою жизнь, но это не так. В данном вопросе моя жизнь никакого значения не имела. Был единственный путь решения проблемы - тот, который предложил этот Николай Романов.
  
   Предполагалось, что если бы время позволило, был бы организован суд над ними. Но как выше уже было сказано, что фронт с начала июля приближался все ближе и ближе, и наконец, уже находился в 35--40 верстах, это неизбежно приближало и развязку.
   Постольку, поскольку это являлось тогда вопросом большой политической важности и без разрешения центра не мог быть разрешен, а так как и положение фронта также зависело не только от Урала, а от возможностей центра (ведь к этому времени централизация Красной армии все больше и больше концентрировалась). Связь и разговоры по этому вопросу с центром не прекращались. Примерно числа 10 июля уже было решение на тот случай, что если б оставление Екатеринбурга стало неизбежным. Ведь только этим и можно объяснить, что казнь без суда была дотянута до 16 июля, а Екатеринбург был окончательно оставлен 25--26 июля, причем эвакуация Екатеринбурга была проведена в полном, так сказать, порядке и своевременно. Примерно того же 10, 11 июля мне Филипп сказал, что Николая нужно будет ликвидировать, что к этому надо готовиться.
   Нужно сказать, что по части методов ликвидации мы ведь опыта таких дел не имели, так как такими делами до этого не занимались и поэтому, немудрено, что тут было немало и смешного в проведении этого дела, особенно еще и потому, конечно, что всякие опасности и близость фронта, усугубляли дело. Он мне сказал: "Отдельные товарищи думают, чтоб провести это более надежно и бесшумно, надо проделать это ночью, прямо в постелях, когда они спят". Я сказал, что это неудобно, и сказал, что мы подумаем, как это сделать и приготовимся. Об этом разговоре я в тот же день и сообщил этому Николаю Александровичу. Он усмехнулся и порекомендовал мне добиться от товарища Филиппа письменного приказа, о его Николае Романове расстреле, иначе, говорит, потом всё на меня и свалят - ведь Центр-то он против расстрела и требует вывоза Романовых в Москву. Не будет письменного приказа - слова к делу не пришьёшь - получится, что я сам, вопреки решению руководства партии большевиков расстрелял царя, за что с меня, по приказу того же центра, тот же товарищ Филипп и спросит по полной программе. Спросит, за то, что я выполнил его приказ. Вот такая вот юридическая казуистика.
   Должен заметить, что он прав был этот Романов. Ругачка по этому делу потом была страшная. Никому это самоуправство не простили.
   Пятнадцатого июля утром приехал Филипп и сказал, что завтра надо дело ликвидировать. Поваренка Седнева (мальчик лет 13) убрать и отправить его на бывшую родину или вообще в центр РСФСР. Также было сказано, что Николая мы казним и официально объявим, а что касается семьи, тут, может быть, будет объявлено, но как, когда и каким порядком, об этом пока никто не знает. Это все требовало сугубой осторожности, возможно меньше людей, причем абсолютно надежных. План этого Николая Александровича тоже требовал возможно меньше людей, причем абсолютно надежных. Только этому Романову было проще, чем товарищу Филиппу - он, организуя свой расстрел, защищал и интересы и авторитет партии большевиков и мои товарищи из ЧК состоящие во внутренней охране это понимали.
   Пятнадцатого же я приступил к подготовке, т. к. надо было это сделать все быстро. Я решил взять из своих столько же людей, сколько было "расстреливаемых", всех и собрал, сказав в чем дело, что надо всем к этому подготовиться, что как только получим окончательные указания, нужно будет умело все провести. Тут нужно ведь сказать, что заниматься расстрелами людей, ведь дело вовсе не такое легкое, как некоторым это может казаться. Это ведь не на фронте происходит, а так сказать, в "мирной" обстановке. Это на фронте - там все обозленные и кровожадные так сказать. Жаждут отомстить за погибших в бою товарищей. А в "мирном" тылу всё по-другому. Не всякий может выполнить тяжелый долг революции. Тут даже такое обстоятельство, что если даже человек не способен выполнить данное поручение, не хватает характера, то это ещё не значит, что он не предан делу революции. Просто не всякий сможет. А тот кто сможет, тут тоже нужно задуматься - те же эсеры, что правые, что левые - все они были готовы убивать, ибо такова была ихняя эсеровская идея - убивать. И из-за этой идеи они все в итоге и стали врагами революции, ибо убивать нужно только по необходимости, и тому Владимир Ильич Ульянов-Ленин показал пример - Учредительное Собрание он приказал разогнать, а Депутатов запретил трогать, хотя они и были в большинстве своем врагами революции.
   Шестнадцатого утром я отправил под предлогом свидания с приехавшим в Свердловск дядей мальчика, поваренка Седнева.
  
   Из стенограммы допроса Павла Медведева следователем Сергеевым, состоявшегося 20 февраля 1919 года:
   "Вечером 16 июля я вступил в дежурство, и комендант Юровский в восьмом часу вечера приказал мне отобрать в команде и принести ему все револьверы системы наган. Устоявших на постах и у некоторых других я отобрал револьверы, всего 12 штук, и принес в канцелярию коменданта. Тогда Юровский объявил мне: "Сегодня придется всех расстрелять. Предупреди команду, чтобы не тревожились, если услышат выстрелы". Я догадался, что Юровский говорит о расстреле всей Царской семьи и живших при ней доктора и слуг, но не спросил, когда и кем постановлено решение о расстреле. Должен вам сказать, что находившийся в доме мальчик-поваренок с утра по распоряжению Юровского был переведен в помещение караульной команды (дом Попова). В нижнем этаже дома Ипатьева находились латыши из "латышской коммуны", поселившиеся тут после вступления Юровского в должность коменданта. Было их человек 10. Никого из них по именам и фамилиям не знаю. Часов в 10 вечера я предупредил команду согласно распоряжению Юровского, чтобы они не беспокоились, если услышат выстрелы. О том, что предстоит расстрел Царской семьи, я сказал Ивану Старкову. Кто именно из состава команды находился тогда на постах -- я положительно не помню и назвать не могу. Не могу также припомнить, у кого я отобрал револьверы."
  
   Яков Михайлович Юровский.
  
   Почему я собирал именно "наганы"? Потому что в нём нельзя откинуть барабан и быстро проверить патроны и быстро перезарядить. Также после стрельбы не остается гильз. "Наганы" Николай Александрович снарядил холостыми патронами. Приготовленные им 12 наганов, распределил кто кого будет "расстреливать". Товарищ Филипп предупредил меня, что в 12 часов ночи приедет грузовик, приехавшие скажут пароль, их пропустить и им сдать трупы, которые ими будут увезены, чтоб похоронить. Этот момент в плане товарища Филиппа был самым идиотским. Я даже не знаю, что с нами со всеми было бы, и что было бы с советской властью в Екатеринбурге, если бы не этот Николай Александрович! Точнее знаю - пала бы власть большевиков в городе в ту же ночь! Ведь товарищ Филипп и другие товарищи, собирались потом ездить по городу с грузовиком трупов и хвастаться, а потом в их планах была организация митинга с демонстрацией трупов расстрелянных Романовых. С учетом того, сколько контрреволюционного и монархического элемента было в городе - не продержалась бы советская власть в городе и часа после такого митинга. Прямо там бы на митинге и закончилась. А так получается что этот Николай Романов, враг мировой революции, за дело этой революции радел больше, чем наше Уральское руководство.
   Часов в 11 вечера шестнадцатого июля я собрал снова людей, раздал наганы и объявил, что скоро мы должны приступить к "ликвидации" арестованных. Павла Медведева предупредил о тщательной проверке караула снаружи и внутри, о том, чтобы он и разводящий все время наблюдали сами в районе дома и дома, где помещалась наружная охрана, и чтобы держали связь со мной. И что уже только в последний момент, когда все будет готово к расстрелу, предупредить, как часовых всех, так и остальную часть команды, что если из дома будут слышны выстрелы, чтобы не беспокоились и не выходили из помещения и что уж если что особенно будет беспокоить, то дать знать мне через установленную связь.
   Наконец, прибыло руководство Уралсовета...
   Должен сразу заметить, что воспоминания членов Уралсовета между собой сильно разнятся. О причинах этого лучше расскажет позже Григорий Петрович Никулин...
  
   Петр Захарович Ермаков.
  
   Ермаков, Пётр Захарович(1 (13) декабря 1884, Верх-Исетский завод.
   Окончил церковно-приходскую школу, работал слесарем. Член боевой дружины Верх-Исетского завода, участвовал в охране митингов, экспроприациях, убийстве провокатора. В 1909--1912 -- в ссылке в Вологодской губернии.
  
   На меня выпало большое счастье произвести последний пролетарский советский суд над человеческим тираном, коронованным самодержцем, который в свое царствование судил, вешал и расстрелял тысячи людей, за это он должен был нести ответственность перед народом. Я с честью выполнил перед народом и страной свой долг, принял участие в расстреле всей царствующей семьи.
   Итак, екатеринбургский Исполнительный комитет сделал постановление расстрелять Николая, но почему-то о семье, о их расстреле в постановлении не говорилось. Когда позвали меня, то сказали: "На твою долю выпало счастье - расстрелять и схоронить так, чтобы никто и никогда их трупы не нашел, под личную ответственность, что мы доверяем тебе, как старому революционеру".
   Поручение я принял и сказал, что будет выполнено точно. Подготовил место, куда везти и как скрыть, учитывая все обстоятельства важности момента политического.
   Когда я доложил Белобородову, что могу выполнить, то он сказал: "Сделай так, чтобы были все расстреляны, мы это решили". Дальше я в рассуждения не вступал, стал выполнять так, как это нужно было.
   Получил постановление 16 июля в 8 часов вечера, сам прибыл с двумя товарищами - Медведевым и другим латышом, фамилию не знаю, но который служил у меня в моем отряде в отделе карательном. Прибыл в 10 часов ровно в дом особого назначения, вскоре пришла моя машина, малого типа грузовая. В 11 часов мною лично было предложено заключенным Романовым и их близким, с ними сидящим, спуститься в нижний этаж. На предложение сойти книзу были вопросы: для чего? Я сказал, что вас повезут в центр, здесь вас держать больше нельзя, угрожает опасность. Как наши вещи, - спросили? Я сказал: Ваши вещи соберем и выдадим на руки, они согласились. Сошли книзу, где для них были поставлены стулья вдоль стены.
   С первого фланга сел Николай, Алексей, Александра, старшая дочь Татьяна, далее доктор Боткин сел, потом фрейлина и дальше остальные. Когда все успокоилось, тогда я вышел, сказал шоферу: "Действуй". Он знал, что надо делать, машина загудела, появились выхлопки. Все это нужно было для того, чтобы заглушить выстрелы, чтобы не было звука слышно на воле. Все сидящие чего-то ждали. У всех было напряженное состояние, изредка перекидывались словами. Но Александра несколько слов сказала не по-русски.
   Когда все было в порядке, тогда коменданту дома Юровскому дал в кабинете постановление Областного Исполнительного комитета. Он усомнился:
   - Почему всех?
   Но я ему сказал:
   - Надо всех, и разговаривать нам с вами долго нечего, времени мало, пора приступить.
   Я спустился к низу совместно с комендантом, надо сказать, что уже заранее было распределено, кому и как стрелять, я себе взял самые важные и ответственные цели: самого Николая, Александру, дочь, Алексея. Сделал я это по двум причинам: во-первых, пока я с ног сбивался и всё организовывал "эти" в кабинете у Юровского успели напиться до невменяемого состояния, во-вторых, у меня был "маузер", им можно было работать. Остальные имели наганы. После спуска в нижний этаж мы немного обождали. Потом комендант предложил всем встать, все встали, но Алексей сидел на стуле. Тогда стал читать приговор-постановление, где говорилось: по постановлению Исполнительного комитета - расстрелять. Тогда у Николая вырвалась фраза:
   - Так нас никуда не повезете?
   Ждать больше было нельзя, я дал выстрел в него в упор, он упал сразу, но и остальные также. В это время поднялся между ними плач, один другому бросились на шею. Затем дали несколько выстрелов - и все упали. Когда я стал осматривать их состояние - которые были еще живы, я давал новый выстрел в них. Николай умер с одной пули, жене дано две и другим также по несколько пуль. При проверке пульса, когда уже были мертвы, то я дал распоряжение всех вытаскивать через нижний вход в автомобиль и сложить, так и сделали, всех покрыли брезентом.
   Когда эта операция была окончена, около часа ночи с 16-го на 17 июля 1918 года, автомобиль с трупами направился в лес через Верх-Исетск по направлению дороги в Коптяки, где мною было выбрано место для зарытия трупов.
   Но я заранее учел момент, что зарывать не следует, ибо я не один, а со мной еще есть товарищи, которым нельзя доверять, ибо в такой ответственный момент они все напились. Я вообще мало кому мог доверять это дело, и тем паче, что я отвечал за все, что я заранее решил их сжечь. Для этого приготовил серную кислоту и керосин, все было усмотрено. Но, не давая никому намека сразу, то я сказал: мы их спустим в шахту, и так решили. Тогда я велел всех раздеть, чтобы одежду сжечь, и так было сделано. Когда стали снимать с них платья, то у "самой" и дочерей были найдены медальоны, в которых вставлена голова Распутина. Дальше под платьями на теле были особо приспособленные лифчики двойные, подложена внутри материала вата и где были уложены драгоценные камни и прострочены. Это было у самой и четырех дочерей. Все это было штуками передано члену Уралсовета Юровскому. Что там было - я вообще не поинтересовался на месте, ибо было некогда. Одежду тут же сжег. А трупы отнесли около 50 метров и спустили в шахту. Она не была глубокая, около 6 саженей, ибо все эти шахты я хорошо знаю. Для того, чтобы можно было вытащить для дальнейшей операции с ними. Все это я проделал, чтобы скрыть следы от своих лишних присутствующих товарищей. Когда все это было окончено, то уж был рассвет, около 4 часов утра. Это место находилось совсем в стороне дороги, около 3 верст.
   Когда все уехали, то я остался в лесу, об этом никто не знал. Да и не помнят они толком ничего - пьяные все были, потом у меня и у друг друга переспрашивали, кто что из них делал. С 17-го на 18 июля я спускался в шахту, каждого по отдельности привязывать веревкой (то есть трупы привязывать), и вытаскивать (эти трупы). Когда всех вытащил, тогда я перетащил трупы на двуколку, отвез от шахты в сторону, разложил на три группы дрова, облил керосином, а самих (то есть трупы) серной кислотой. Трупы горели до пепла и пепел был мною зарыт. Все это происходило в 12 часов ночи 17-го на 18 июля 1918 года. После всего 18-го я доложил.
  
   Михаил Александрович Медведев -Кудрин.
  
   Михаил Александрович Медведев (подпольная кличка Лом)(псевдоним- Кудрин). 1891 года рождения.
   Член партии левых эсеров с 1907 года. С 1909-го по 1912-й, командир эсеровской дружины на бакинских нефтепромыслах, принадлежавших Нобелям. По непроверенным данным шантажа получал деньги от исполнительного диретора Нобелей - некоего Альфреда Юргенса за организацию саботажа и забастовок на нефтепромыслах конкурентов.
   Член РСДРП с 1913 года.
   В 1913--1914 годах -- руководитель нелегального большевистского Союза моряков Каспийского торгового флота в Баку.
   С 1915 по 1917 участник серии "эксов" в Крыму, Одессе и Николаеве.
  
  
   Вечером 16 июля нового стиля 1918 года в здании Уральской областной Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией (располагавшейся в Американской гостинице города Екатеринбурга) заседал в неполном составе областной Совет Урала. Когда меня - екатеринбургского чекиста - туда вызвали, я увидел в комнате знакомых мне товарищей: председателя Совета депутатов Александра Георгиевича Белобородова, председателя Областного комитета партии большевиков Георгия Сафарова, военного комиссара Екатеринбурга Филиппа Голощекина, члена Совета Петра Лазаревича Войкова, председателя областной ЧК Федора Лукоянова, моих друзей -- членов коллегии Уральской областной ЧК Владимира Горина, Исая Иделевича Родзинского и коменданта Дома особого назначения (дом Ипатьева) Якова Михайловича Юровского.
   Когда я вошел, присутствующие решали, что делать с бывшим царем Николаем II Романовым и его семьей. Сообщение о своей поездке в Москву к Я. М. Свердлову делал Филипп Голощекин. К сожалению санкции Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета на расстрел семьи Романовых Голощекину получить не удалось. Свердлов советовался с В.И. Лениным, который высказывался за привоз царской семьи в Москву и открытый суд над Николаем II и его женой Александрой Федоровной, предательство которой в идущую то сих пор войну дорого обошлось России.
   -- Именно всероссийский суд! -- доказывал Ленин Свердлову: -- с публикацией в газетах. Подсчитать, какой людской и материальный урон нанес самодержец стране за годы царствования. Сколько повешено революционеров, сколько погибло на каторге, на никому не нужной войне! Чтобы ответил перед всем народом! Вы думаете, только темный мужичок верит у нас в доброго батюшку-царя. Не только, дорогой мой Яков Михайлович! Давно ли передовой ваш питерский рабочий шел к Зимнему с хоругвиями? Всего каких-нибудь 13 лет назад! Вот эту-то непостижимую "расейскую" доверчивость и должен развеять в дым открытый процесс над Николаем Кровавым...
   Я. М. Свердлов пытался приводить доводы Голощекина об опасностях провоза поездом царской семьи через Россию, где то и дело вспыхивали контрреволюционные восстания в городах, о тяжелом положении на фронтах под Екатеринбургом, но Ленин стоял на своем:
   -- Ну и что же, что фронт отходит? Москва теперь -- глубокий тыл, вот и эвакуируйте их в тыл! А мы уж тут устроим им суд на весь мир.
   На прощанье Свердлов сказал Голощекину:
   -- Так и скажи, Филипп, товарищам -- ВЦИК официальной санкции на расстрел не дает.
   После рассказа Голощекина Сафаров спросил военкома, сколько дней, по его мнению, продержится Екатеринбург? Голощекин отвечал, что положение угрожающее -- плохо вооруженные добровольческие отряды Красной Армии отступают, и дня через три, максимум через пять, Екатеринбург падет. Воцарилось тягостное молчание. Каждый понимал, что эвакуировать царскую семью из города не только что в Москву, но и просто на Север означает дать монархистам давно желанную возможность для похищения царя. Дом Ипатьева представлял до известной степени укрепленную точку: два высоких деревянных забора вокруг, система постов наружной и внутренней охраны из рабочих, пулеметы. Конечно, такой надежной охраны мы не могли бы обеспечить движущемуся автомобилю или экипажу, тем более за чертой города.
   Об оставлении царя чехословацким и белым армиям не могло быть и речи -- такая "милость" ставила под реальную угрозу существование молодой Республики Советов, окруженной кольцом вражеских армий. Враждебно настроенный к большевикам, которых он после Брестского мира считал предателями интересов России, Николай II стал бы знаменем контрреволюционных сил вне и внутри Советской республики. Бывшие царские генералы и адмиралы, используя вековую веру в добрые намерения царей, смогли бы привлечь на свою сторону сибирское крестьянство, которое никогда не видело помещиков, не знало, что такое крепостное право. Весть о "спасении" царя удесятерила бы силы озлобленного кулачества в губерниях Советской России.
   У нас, чекистов, были свежи в памяти попытки тобольского духовенства во главе с Епископом Гермогеном освободить царскую семью из-под ареста. Только находчивость моего лучшего друга матроса Павла Хохрякова, вовремя арестовавшего Гермогена и перевезшего Романовых в Екатеринбург под охрану большевистского Совета, спасла положение. При глубокой религиозности народа в провинции нельзя было допускать оставления врагу даже останков царской династии, из которых немедленно были бы сфабрикованы духовенством "святые чудотворные мощи" -- также неплохой флаг для армий контрреволюционеров.
   Но была еще одна причина, которая решила судьбу Романовых не так, как того хотел Владимир Ильич.
   Относительно вольготная жизнь Романовых (особняк купца Ипатьева даже отдаленно не напоминал тюрьму) в столь тревожное время, когда враг был буквально у ворот города, вызывала понятное возмущение рабочих Екатеринбурга и окрестностей. На собраниях и митингах на заводах Верх-Исетска рабочие прямо говорили:
   -- Чегой-то вы, большевики, с Николаем нянчитесь? Пора кончать! А не то разнесем ваш Совет по щепочкам!
   Такие настроения серьезно затрудняли формирование частей Красной Армии, да и сама угроза расправы была нешуточной -- рабочие были вооружены, и слово с делом у них не расходилось. Требовали немедленного расстрела Романовых и другие партии. Еще в конце июня 1918 года члены Екатеринбургского Совета эсер Сакович и левый эсер Хотимский на заседании настаивали на скорейшей ликвидации Романовых и обвиняли большевиков в непоследовательности. Лидер же анархистов Жебенев кричал нам в Совете:
   -- Если вы не уничтожите Николая Кровавого, то это сделаем мы сами!
   Не имея санкции ВЦИКа на расстрел, мы не могли ничего сказать в ответ, а позиция оттягивания без объяснения причин еще больше озлобляла рабочих. Дальше откладывать решение участи Романовых в военной обстановке означало еще глубже подрывать доверие народа к нашей партии. Поэтому решить наконец участь царской семьи в Екатеринбурге, Перми и Алапаевске (там жили братья царя) собралась именно большевистская часть областного Совета Урала. От нашего решения практически зависело, поведем ли мы рабочих на оборону города Екатеринбурга или поведут их анархисты и левые эсеры. Третьего пути не было.
   Последние месяц-два к забору Дома особого назначения беспрерывно лезли какие-то "любопытные" -- в основном темные личности, приехавшие, как правило, из Питера и Москвы. Они пытались передавать записки, продукты, слали письма по почте, которые мы перехватывали: во всех заверения в преданности и предложение услуг. У нас, чекистов, создавалось впечатление, что в городе существует какая-то белогвардейская организация, упорно старающаяся войти в контакт с царем и царицей. Мы прекратили допуск в дом даже священников и монахинь, носивших продукты из ближайшего монастыря.
   Но не только понаехавшие тайно в Екатеринбург монархисты рассчитывали при случае освободить пленного царя, -- сама семья была готова к похищению в любой момент и не упускала ни одного случая связаться с волей. Екатеринбургские чекисты выяснили эту готовность довольно простым способом. Белобородовым, Войковым и чекистом Родзинским было составлено от имени Русской офицерской организации письмо, в котором сообщалось о скором падении Екатеринбурга и предлагалось подготовиться к побегу ночью определенного дня. Записку, переведенную на французский язык Войковым и переписанную набело красными чернилами красивым почерком Исая Родзинского, через одного из солдат охраны передали царице. Ответ не заставил себя ждать. Сочинили и послали второе письмо. Наблюдение за комнатами показало, что две или три ночи семья Романовых провела одетыми -- готовность к побегу была полной. Юровский доложил об этом областному Совету Урала.
   Обсудив все обстоятельства, я принимаю решение: этой же ночью нанести два удара: ликвидировать две монархические подпольные офицерские организации, могущие нанести удар в спину частям, обороняющим город (на эту операцию выделяется чекист Исай Родзинский), и уничтожить царскую семью Романовых.
   Яков Юровский предлагает сделать снисхождение для мальчика.
   -- Какого? Наследника? Я -- против! -- возражаю я.
   -- Да нет, Михаил, кухонного мальчика Леню Седнева нужно увести. Поваренка-то за что... Он играл с Алексеем.
   -- А остальная прислуга?
   -- Мы с самого начала предлагали им покинуть Романовых. Часть ушла, а те, кто остался, заявили, что желают разделить участь монарха. Пусть и разделяют... - пожал плечами Юровский.
   Постановили: спасти жизнь только Лене Седневу. Затем стали думать, кого выделить на ликвидацию Романовых от Уральской областной Чрезвычайной комиссии. Белобородов спрашивает меня:
   -- Примешь участие?
   Я отвечаю:
   -- По указу Николая II я судился и сидел в тюрьме. Безусловно, приму!
   -- От Красной Армии еще нужен представитель, -- говорит Филипп Голощекин: -- Предлагаю Петра Захаровича Ермакова, военного комиссара Верх-Исетска.
   -- Принято. А от тебя, Яков, кто будет участвовать?
   -- Я и мой помощник Григорий Петрович Никулин, -- отвечает Юровский. -- Итак, четверо: Медведев, Ермаков, Никулин и я.
   Совещание закончилось. Юровский, Ермаков и я идем вместе в Дом особого назначения, поднялись на второй этаж в комендантскую комнату -- здесь нас ждал чекист Григорий Петрович Никулин. Закрыли дверь и долго сидели, не зная с чего начать. Нужно было как-то скрыть от Романовых, что их ведут на расстрел. Да и где расстреливать? Кроме того, нас всего четверо, а Романовых с лейб-медиком, поваром, лакеем и горничной -- 11 человек!
   Жарко. Ничего не можем придумать. Да ещё Юровский, Никулин и Ермаков не рассчитали свои силы в процессе обсуждения - пить на жаре коньяк из запасов приговоренной царской семьи. Сморило их. Заснули, положив свои революционные головы не на алтарь революции, а на письменный стол. Пришлось думать самому. Но понять их можно - обстановка нервная, поручение ответственное. Сижу, думаю. Может быть, когда уснут, забросать комнаты гранатами? Не годится -- грохот на весь город, еще подумают, что чехи ворвались в Екатеринбург. Тогда я придумал второй вариант: зарезать всех кинжалами в постелях. Растолкал уснувших. Даже распределили, кому кого приканчивать. Ждем, когда уснут. Юровский вроде оклемался. Никулин и Ермаков храпят за столом в комендантской. Юровский несколько раз выходит к комнатам царя с царицей, великих княжен, прислуги, но все бодрствуют -- кажется, они встревожены уводом поваренка.
   Перевалило за полночь, стало прохладнее. Наконец во всех комнатах царской семьи погас свет, видно, уснули. Юровский вернулся в комендантскую и предложил третий вариант: посреди ночи разбудить Романовых и попросить их спуститься в комнату первого этажа под предлогом, что на дом готовится нападение анархистов и пули при перестрелке могут случайно залететь на второй этаж, где жили Романовы (царь с царицей и Алексеем -- в угловой, а дочери -- в соседней комнате с окнами на Вознесенский переулок). Реальной угрозы нападения анархистов в эту ночь уже не было, так как незадолго перед этим мы лично с Исаем Родзинским разогнали штаб анархистов в особняке инженера Железнова (бывшее Коммерческое собрание) и разоружили анархистские дружины Петра Ивановича Жебенева.
   Выбрали комнату в нижнем этаже рядом с кладовой, всего одно зарешеченное окно в сторону Вознесенского переулка (второе от угла дома), обычные полосатые обои, сводчатый потолок, тусклая электролампочка под потолком. Решаем поставить во дворе снаружи дома (двор образован внешним дополнительным забором со стороны проспекта и переулка) грузовик и перед расстрелом завести мотор, чтобы шумом заглушить выстрелы в комнате. Юровский уже предупредил наружную охрану, чтобы не беспокоилась, если услышат выстрелы внутри дома; затем раздали наганы латышам внутренней охраны, -- мы сочли разумным привлечь их к операции, чтобы не расстреливать одних членов семьи Романовых на глазах у других. Трое латышей отказались участвовать в расстреле. Начальник охраны Павел Спиридонович Медведев вернул их наганы в комендантскую комнату. В отряде осталось семь человек латышей.
   Далеко за полночь Яков Михайлович проходит в комнаты доктора Боткина и царя, просит одеться, умыться и быть готовыми к спуску в полуподвальное укрытие. Примерно с час Романовы приводят себя в порядок после сна, наконец -- около трех часов ночи -- они готовы. Юровский предлагает нам взять оставшиеся пять наганов. Петр Ермаков берет два нагана и засовывает их за пояс, по нагану берут Григорий Никулин и Павел Медведев. Я отказываюсь, так как у меня и так два пистолета: на поясе в кобуре американский "кольт" (правительственная модель "С" N 78517), а за поясом бельгийский "браунинг"( N 389965). Оставшийся револьвер берет сначала Юровский (у него в кобуре десятизарядный "маузер"), но затем отдает его Ермакову, и тот затыкает себе за пояс третий наган. Все мы невольно улыбаемся, глядя на его пьяный воинственный вид.
   Выходим на лестничную площадку второго этажа. Юровский уходит в царские покои, затем возвращается -- следом за ним гуськом идут: Николай II (он несет на руках Алексея, у мальчика несвертывание крови, он ушиб где-то ногу и не может пока ходить сам), за царем идет, шурша юбками, затянутая в корсет царица, следом четыре дочери (из них я в лицо знаю только младшую полненькую Анастасию и -- постарше -- Татьяну, которую по кинжальному варианту Юровского поручали мне, пока я не выспорил себе от пьяного Ермакова самого царя), за девушками идут мужчины: доктор Боткин, повар, лакей, несет белые подушки высокая горничная царицы. На лестничной площадке стоит чучело медведицы с двумя медвежатами. Почему-то все крестятся, проходя мимо чучела, перед спуском вниз. Вслед за процессией следуют по лестнице Павел Медведев, Гриша Никулин, семеро латышей (у двух из них за плечами винтовки с примкнутыми штыками), завершаем шествие мы с Ермаковым.
   Когда все вошли в нижнюю комнату (в доме очень странное расположение ходов, поэтому нам пришлось сначала выйти во внутренний двор особняка, а затем опять войти в первый этаж), то оказалось, что комната очень маленькая. Юровский с Никулиным принесли три стула -- последние троны приговоренной династии. На один из них, ближе к правой арке, на подушечку села царица, за ней стали три старшие дочери. Младшая -- Анастасия почему-то отошла к горничной, прислонившейся к косяку запертой двери в следующую комнату-кладовую. В середине комнаты поставили стул для наследника, правее сел на стул Николай II, за креслом Алексея встал доктор Боткин. Повар и лакей почтительно отошли к столбу арки в левом углу комнаты и стали у стенки. Свет лампочки настолько слаб, что стоящие у противоположной закрытой двери две женские фигуры временами кажутся силуэтами, и только в руках горничной отчетливо белеют две большие подушки.
   Романовы совершенно спокойны -- никаких подозрений. Николай II, царица и Боткин внимательно разглядывают меня с Ермаковым, как людей новых в этом доме. Юровский отзывает Павла Медведева, и оба выходят в соседнюю комнату. Теперь слева от меня против царевича Алексея стоит слегка протрезвевший Гриша Никулин, против меня -- царь, справа от меня -- пьяный и икающий Петр Ермаков, за ним пустое пространство, где должен встать отряд латышей.
   Стремительно входит Юровский и становится рядом со мной. Царь вопросительно смотрит на него. Слышу зычный голос Якова Михайловича:
   -- Попрошу всех встать!
   Легко, по-военному встал Николай II; зло сверкнув глазами, нехотя поднялась со стула Александра Федоровна. В комнату вошел и выстроился как раз против нее и дочерей отряд латышей: пять человек в первом ряду, и двое -- с винтовками -- во втором. Царица перекрестилась. Стало так тихо, что со двора через окно слышно, как тарахтит мотор грузовика. Юровский на полшага выходит вперед и обращается к царю:
   -- Николай Александрович! Попытки Ваших единомышленников спасти Вас не увенчались успехом! И вот, в тяжелую годину для Советской республики... -- Яков Михайлович повышает голос и рукой рубит воздух: -- ...на нас возложена миссия покончить с домом Романовых!
   Женские крики: "Боже мой! Ах! Ох!" Николай II быстро бормочет:
   -- Господи, Боже мой! Господи, боже мой! Что ж это такое?!
   -- А вот что такое! -- говорит Юровский, вынимая из кобуры "маузер".
   -- Так нас никуда не повезут? -- спрашивает глухим голосом Боткин.
   Юровский хочет ему что-то ответить, но я уже спускаю курок моего "браунинга" и всаживаю первую пулю в царя. Одновременно с моим вторым выстрелом раздается первый залп латышей и моих товарищей справа и слева. Юровский и Ермаков также стреляют в грудь Николая II почти в ухо. На моем пятом выстреле Николай II валится снопом на спину.
   Женский визг и стоны; вижу, как падает Боткин, у стены оседает лакей и валится на колени повар. Белая подушка двинулась от двери в правый угол комнаты. В пороховом дыму от кричащей женской группы метнулась к закрытой двери женская фигура и тут же падает, сраженная выстрелами Ермакова, который палит уже из второго нагана. Слышно, как лязгают рикошетом пули от царских дочерей, летит известковая пыль. В комнате ничего не видно из-за дыма -- стрельба идет уже по еле видным падающим силуэтам в правом углу. Затихли крики, но выстрелы еще грохочут -- Ермаков стреляет из третьего нагана. Слышен голос Юровского:
   -- Стой! Прекратить огонь!
   Тишина. Звенит в ушах. Кого-то из красноармейцев ранило в палец руки и в шею -- то ли рикошетом, то ли в пороховом тумане латыши из второго ряда из винтовок обожгли пулями. Редеет пелена дыма и пыли. Яков Михайлович предлагает мне с Ермаковым, как представителям Красной Армии, засвидетельствовать смерть каждого члена царской семьи. Вдруг из правого угла комнаты, где зашевелилась подушка, женский радостный крик:
   -- Слава Богу! Меня Бог спас!
   Шатаясь, подымается уцелевшая горничная -- она прикрылась подушками, в пуху которых увязли пули. У латышей уже расстреляны все патроны, тогда двое с винтовками подходят к ней через лежащие тела и штыками прикалывают горничную. От ее предсмертного крика очнулся и часто застонал легко раненный Алексей -- он лежит на стуле. К нему подходит Юровский и выпускает три последние пули из своего "маузера". Парень затих и медленно сползает на пол к ногам отца. Мы с Ермаковым щупаем пульс у Николая -- он весь изрешечен пулями, мертв. Осматриваем остальных и достреливаем из "кольта" и ермаковского нагана еще живых Татьяну и Анастасию. Теперь все бездыханны.
   К Юровскому подходит начальник охраны Павел Спиридонович Медведев и докладывает, что выстрелы были слышны во дворе дома. Я приказываю привести красноармейцев внутренней охраны для переноски трупов и одеяла, на которых можно носить до автомашины. Якову Михайловичу я поручаю лично проследить за переносом трупов и погрузкой в автомобиль. Первого на одеяло укладываем лежащего в луже крови Николая II. Красноармейцы выносят останки императора во двор. Я иду за ними. В проходной комнате вижу Павла Медведева -- он смертельно бледен и его рвет, спрашиваю, не ранен ли он, но Павел молчит и машет рукой.
   Около грузовика встречаю пьяного Филиппа Голощекина.
   -- Ты где был? -- спрашиваю его.
   -- Гулял по площади. Слушал выстрелы. Было слышно. -- Нагнулся над царем.
   -- Конец, говоришь, династии Романовых?! Да... Красноармеец принес на штыке комнатную собачонку Анастасии -- когда мы шли мимо двери (на лестницу во второй этаж) из-за створок раздался протяжный жалобный вой -- последний салют императору Всероссийскому. Труп песика бросили рядом с царским.
   -- Собакам-ик -- собачья смерть! -- презрительно икает Голощекин.
   Я попросил Филиппа и шофера постоять у машины, пока будут носить трупы. По правде сказать, для того, чтобы Голощёкин не упал на мостовую. Кто-то приволок рулон солдатского сукна, одним концом расстелили его на опилки в кузове грузовика -- на сукно стали укладывать расстрелянных.
   Лично считаю каждый труп: теперь уже латыши сообразили из двух толстых палок и одеял связать какое-то подобие носилок. Замечаю, что в комнате во время укладки красноармейцы снимают с трупов кольца, брошки и прячут их в карманы. После того, как все уложены в кузов, советую Юровскому обыскать носильщиков.
   -- Сделаем проще, -- говорит он и приказывает всем подняться на второй этаж к комендантской комнате. Выстраивает красноармейцев и говорит: -- Предлагаю выложить на стол из карманов все драгоценности, снятые с Романовых. На размышление -- полминуты. Затем обыщу каждого, у кого найду -- расстрел на месте! Мародерства я не допущу. Поняли все?
   -- Да мы просто так -- взяли на память о событии, -- смущенно шумят красноармейцы. -- Чтобы не пропало.
   На столе в минуту вырастает горка золотых вещей: бриллиантовые брошки, жемчужные ожерелья, обручальные кольца, алмазные булавки, золотые карманные часы Николая II и доктора Боткина и другие предметы.
   Солдаты ушли мыть полы в нижней комнате и смежной с ней. Спускаюсь к грузовику, еще раз пересчитываю трупы -- все одиннадцать на месте -- закрываю их свободным концом сукна. Пьяный Ермаков садится к шоферу, в кузов залезают несколько человек из охраны с винтовками. Машина трогается с места, выезжает за дощатые ворота внешнего забора, поворачивает направо и по Вознесенскому переулку через спящий город везет останки Романовых за город.
   За Верх-Исетском в нескольких верстах от деревни Коптяки машина остановилась на большой поляне, на которой чернели какие-то заросшие ямы. Развели костер, чтобы погреться, -- ехавшие в кузове грузовика продрогли. Затем стали по очереди переносить трупы к заброшенной шахте, срывать с них одежду. Ермаков выслал красноармейцев на дорогу, чтобы никого не пропускали из близлежащей деревни. На веревках спустили расстрелянных в ствол шахты -- сначала Романовых, затем прислугу. Уже выглянуло солнце, когда стали бросать в костер окровавленную одежду. ...Вдруг из одного из дамских лифчиков брызнул алмазный ручеек. Затоптали костер, стали выбирать драгоценности из золы и с земли. Еще в двух лифчиках в подкладке нашли зашитые бриллианты, жемчуг, какие-то цветные драгоценные камни.
   На дороге затарахтела машина. Подъехал Юровский с Голощекиным на легковой машине. Заглянули в шахту. Сначала хотели засыпать трупы песком, но затем Юровский сказал, что пусть утонут в воде на дне -- все равно никто не будет их искать здесь, так как это район заброшенных шахт, и стволов тут много. На всякий случай решили обрушить верхнюю часть клети (Юровский привез ящик гранат), но потом подумали: взрывы будут слышны в деревне, да и свежие разрушения заметны. Просто закидали шахту старыми ветками, сучьями, найденными неподалеку гнилыми досками. Грузовик Ермакова и автомобиль Юровского тронулись в обратный путь. Был жаркий день, все измучены до предела, с трудом боролись со сном, почти сутки никто ничего не ел.
   .
   Григорий Петрович Никулин.
  
   ...Состояние наше было очень тяжелое. Мы с Юровским ждали какого-нибудь конца. Мы понимали, конечно, что какой-нибудь конец должен наступить. Сидели как на пороховой бочке. Я ведь в курсе был этой тайны Романовых - мне Яков Михайлович всё рассказал. И ведь ничего никому потом не докажешь! Скажут, что мы виноваты во всём! Как я завидовал Авдееву и его людям! Если бы мы знали, что они такую свинью нам подложат! Так ведь и сдать их нельзя - это ж такой удар будет по делу революции! И не потому, что их к стенке поставят, а потому, что над большевиками все смеяться начнут и утратим мы доверие революционного пролетариата. Хорошо хоть эти Романовы вошли в наше положение и помогли нам и словом и делом! Одна была у нас с Яковом Михайловичем надежда, что по указанию Владимира Ильича Ленина и Якова Михайловича Свердлова, всех этих Романовых этапируют в Москву для публичного народного суда. Тогда у нас появлялся шанс. Но наши местные закусили, что называется удила...Белобородов, то есть Голощекин, два раза ездил в Москву для переговоров о судьбе Романовых. Но вернулся ни с чем - и Ленин и Свердлов значит, настаивали на организации такого суда над Романовыми, сначала, значит, вот в таком широком, что ли, порядке, вроде всенародного такого суда, а потом, когда уже вокруг Екатеринбурга все время группировались всевозможные контрреволюционные элементы, стал вопрос об организации такого узкого суда, революционного. Но и это не было выполнено. Суда как такового не состоялось, и, по существу, расстрел Романовых был организован по решению Уральского исполнительного комитета Уральского областного Совета... утром 16-го июля Юровский мне говорит:
   - Ну, сынок, меня вызывают туда, в президиум исполкома к Белобородову, я поеду, ты тут оставайся.
   И так часика через три-четыре он возвращается и говорит:
   - Ну, решено. Сегодня в ночь... Сейчас город объявляется на осадном положении, уже сейчас же. В эту ночь мы должны провести ликвидацию... должны ликвидировать всех. Хорошо, что дана директива: сделать это без шума, не афишировать этим, спокойно. Поэтому будем действовать по плану.
   А затем, следом за ним, где то через полчаса прибыли Михаил Александрович Медведев, он работал тогда в ЧК. Кажется, он был членом президиума, я не помню сейчас точно. И вот этот товарищ Ермаков, и ещё с ним Голощёкин и кажется Войков или Сафаров. Прибыли они значит совсем никакие. Оно и понятно - боязно, ведь сознательно нарушить указания Центра о доставке Романовых в Москву. Но как ведь хочется войти в историю и стать, значит, знаменитыми, как этот Геродот, который у греков божий храм сжёг! Хвастать потом, что лично убивали Николая Кровавого. Как говориться - и хочется, и колется, и мамка не велит.
   Ну этот, товарищ который Голощёкин, залез значит на капот автомобиля, и давай орать на весь Вознесенский проспект:
   - Мы панимаешь , сейчас будем панимаешь убивать царя! ...
   Насилу стащили этого пьяного идиота. Впрочем, нам это пьяное состояние, этих контролёров было на руку. Завели-занесли эту, значит пьянь в кабинет к Якову Михайловичу, усадили за стол, раздали стаканы. Тут Яков Михайлович, как и было условлено с этими Романовыми, достаёт из сейфа царский коньяк и разливает по стаканам. А в коньяк этот, эта Романова, которая царица, перед тем добавила какие-то глазные капли из аптечки. Я тогда не поверил, а тут, значит, убедился, что она не врала. Не прошло и пяти минут, как наши "гости дорогие" заснули очень крепким сном.
   Тут я, первым делом, как заранее и договаривались, вытащил по очереди у всех пистолеты и заменил всем патроны на холостые.
   Нужно сказать, что Яков Михайлович ещё вечером предупредил Павла Медведева о тщательной проверке караула снаружи и внутри, о том, чтобы он и разводящий все время наблюдали сами в районе дома и дома, где помещалась наружная охрана, и чтобы держали связь со мной. Сказал он ему также и о том, что в последний момент, когда все будет готово к расстрелу, предупредить, как часовых всех, так и остальную часть команды, что если из дома будут слышны выстрелы, чтобы не беспокоились и не выходили из помещения и что уж если что особенно будет беспокоить, то дать знать ему или мне через установленную связь.
   К сожалению, только в половине второго явился грузовик, время лишнего ожидания не могло уж не содействовать некоторой тревожности, мы всё боялись что эти пьяные проснуться. Но не проснулись. Ещё плохо было и это было главное - ночи-то короткие. Только по прибытии этого грузовика мы начали действовать. Вначале латыши отвели-отнесли Медведева, Голощёкина и остальных в подвал предназначенный для расстрела и усадили на стулья, ибо эти "герои"-цареубийцы по-прежнему продолжали спать и были без сознания. Этот план очевидно придумали эти Романовы. Тут надо сказать, что они подумали своевременно о том, что окна шум пропустят и второе -- что стенка, у которой будут они сами поставлены -- деревянная, и можно не бояться рикошетов.
   Наконец, Яков Михайлович привел этих Романовых. Присутствовавшего при этом в коридоре Павла Медведева я направил сопровождать, точнее тащить на себе Голощёкина на свежий воздух и заодно проверить не будет ли слышна стрельба. Как только они ушли, значит, Яков Михайлович предложил, как и было заранее с этими Романовыми оговорено, встать по стенке. Эта значит, которая Александра Федоровна сказала:
   - Здесь даже стульев нет!
   Сказала она это, чтобы значит, специально слышала охрана в коридоре. Слышала и запомнила. Ибо, как говорил этот Николай Романов: "Как правило запоминаются именно такие мелкие детали". Алексея нес на руках этот Николай. Он с ним так и встал в комнате. Тогда я велел принести пару стульев, на одном из которых по правой стороне от входа к окну, почти в угол села Александра Федоровна. Рядом с ней, по направлению к левой стороне от входа, встали дочери и Демидова. Тут посадили рядом на кресле Алексея, за ним шли доктор Боткин, повар и другие, а Николай остался стоять против Алексея. Одновременно Яков Михайлович распорядился, чтобы спустились латыши и велел, чтобы все были готовы, и что каждый, когда будет подана команда, был на своем месте. Николай, посадив Алексея, встал так, что собой его загородил. Сидел Алексей в левом от входа углу комнаты, и Яков Михайлович тут же, насколько помню, сказал Николаю примерно следующее, что его царственные родственники и близкие как в стране, так и заграницей, пытались его освободить, а что Совет рабочих депутатов постановил их расстрелять. Он спросил: "ЧТО?" и повернулся лицом к Алексею, я в это время в него выстрелил и "убил" наповал. Он так и не успел повернуться лицом к нам, чтобы получить ответ. И тут началась стрельба. Вначале из наганов залпами, затем беспорядочная. Комната специально была очень маленькая и с очень плохим освещением. Тут же всё заволокло пороховым дымом. Всё это сопровождалась женским истерическим визгом и беготней этой, которая Демидова. Затем Яков Михайлович крикнул:
   - Прекратить огонь!
   Стрельбу приостановили, и началась другая пьеса. Оказалось, что дочери, Александра Федоровна и, кажется, фрейлина Демидова, а также Алексей, были живы. Тогда приступили "достреливать" (чтобы не задеть лица "расстреливаемых" пороховыми газами, мы заранее договорились стрелять в область сердца). В этой разыгранной суматохе этот Романов, из своего "нагана" сделал три выстрела боевыми патронами в стенку. В самом конце я взял принесённую латышами винтовку и изображал, что добиваю штыком этих Романовских дочек, лежащих на полу. Сами же Романовы, когда всё заволокло дымом, достали из карманов разлитые по пузырькам красные чернила и стали обливать себе одежду и лицо. Пьяные контролёры тоже "стреляли", вернее значит, было всё не так - наши латыши, перед началом этого спектакля, поставили их к противоположной стенке, вложили этим в руки оружие и потом стреляли из него, следя значит, чтобы они ещё и не упали. В самом конце "расстрела" появился Павел Медведев. Он сказал, что выстрелы были слышны с улицы, несмотря на работающий мотор грузовика. Поначалу он ничего не мог разглядеть из-за дыма, плохого освещения и суеты множества людей, но затем увидел "трупы" этих Романовых, залитые "кровью", побледнел, значит, и побежал на улицу блевать. Да, значит, эти Романовы предусмотрели и эту шутку с грузовиком, который значит, должен был якобы заглушать звуки выстрелов. Может он бы и заглушил звуки выстрелов, но его специально поставили на Вознесенском проспекте, подальше от окон, выходивших на Вознесенский переулок. Поэтому звуки были отчетливо слышны. И всего-то мелочь - поставили грузовик не с той стороны...хитёр этот Николай значит Романов!
   Носилки были сделаны заранее - взяли из саней оглобли и натянули, кажется, простыню. Чтобы никто не стал проверять, все ли мертвы, "трупы" Романовых, укрытые простынями переносили наши латыши. А я их сопровождал. Яков Михайлович стоял в расстрельной комнате и пресекал попытки осмелевшей внешней охраны попытаться что-то смародерничать с "трупов". Тут "вдруг" обнаружилось, что будут везде следы "крови". Взломали кладовую, взяли имевшееся там солдатское сукно, положили кусок в носилки, а затем выстелили сукном грузовик. "Трупы" Романовых, укрытых простынями доносили до сеней первого этажа, где эти Романовы соскакивали с носилок, а затем, повернув направо через дверь, попадали в проходные комнаты первого этажа, откуда по лестнице поднимались на второй этаж, и через шкаф возвращались в свои комнаты. (Потом мы этот ход снова опечатали сургучной печатью). Я же из расположенной кладовой клал на носилки свёрнутые в рулоны вещи Романовых, и прикрывал их "окровавленными" простынями.
   Делалось это для того, чтобы сидящий на первом этаже Рудольф Лашер, австриец-интернационалист и ординарец Якова Михайловича, которого заперли на время "расстрела", мог видеть из окна канцелярии, что "трупы" укрытые "окровавленными" простынями грузятся в грузовик. Затем эти "трупы" укрыли сукном, а сверху пристроили "контролёров" - Медведева, Голощёкина и остальных. Туда же сели и шестеро латышей.
   Старшим на грузовике отправился Яков Михайлович. Я же организовал уборку следов "крови" силами внешней охраны. Потом уже, после уборки, я подбросил в печи дома стреляные гильзы от "браунинга" и "кольта". Такой хитрый план придумали эти Романовы - пули в стене от "нагана", а гильзы в доме от других пистолетов. Потом уже, когда Яков Михайлович с этими "контролёрами" вернулся, я стал помогать ему, "переспрашивая" у "контролёров", ну значит, скажем у Ермакова: "А правда, что вы мне приказали штыком барышень добивать? Пьян был, всё не помню... а царя и царицу вы лично застрелили! Ну как такое забудешь! Вы же лично всем руководили!..." . У Медведева, который из ЧК я спрашивал другое, и говорил, что он всем руководил. Так эти Романовы придумали, чтобы совсем всё запутать...
  
   Михаил Александрович Медведев -Кудрин.
  
   Поздно ночью 17 июля 1918 года -- в Уральскую областную ЧК поступили сведения, что весь Верх-Исетск и Екатеринбург только и говорят о расстреле Николая II и о том, что трупы брошены в заброшенные шахты около деревни Коптяки. Вот-те и конспирация! Не иначе, как кто-то из участников захоронения рассказал под секретом жене, та -- кумушке, и пошло по всему уезду. Вызвали на коллегию ЧК Юровского. Выяснилось, что вечером 17-го пьяный Голощёкин и Войков организовали митинг в театре, где рассказали всему городу, что дескать они порешили Романова или даже всех Романовых, а Ермаков распинался об этом перед своей дружиной в тот момент пока я спал в грузовике, утомленный операцией. Постановили: этой же ночью отправить автомобиль с Юровским и Ермаковым к шахте, вытащить все трупы и сжечь. От Уральской областной ЧК на операцию назначили моего друга члена коллегии Исая Иделевича Родзинского.
   Ночью с 18 на 19 июля 1918 года грузовик с чекистами Родзинским, так и непротрезвевшими Ермаковым и Юровским, матросом Вагановым, матросами и красноармейцами (всего человек шесть или семь) выехал в район заброшенных шахт. В кузове стояли бочки с бензином и ящики с концентрированной серной кислотой в бутылях для обезображивания трупов.
   Об операции повторного захоронения, я говорю со слов в основном Исая Родзинского, ибо Яков Юровский слишком доопохмелялся и протрезвел только по дороге в Москву.
   Подъехали к шахте, спустили на веревках двух матросов -- Ваганова и еще одного -- на дно шахтного ствола, где была небольшая площадка-уступ. Когда все расстрелянные были вытащены веревками за ноги из воды на поверхность и уложены рядком на траве, а чекисты присели отдохнуть, то стало ясным, насколько легкомысленным было первое захоронение. Перед ними лежали готовые "чудотворные мощи": ледяная вода шахты не только начисто смыла кровь, но и заморозила тела настолько, что они выглядели словно живые -- на лицах царя, девушек и женщин даже проступил румянец. Несомненно, Романовы могли в таком отличном состоянии сохраниться в шахтном холодильнике не один месяц, а до падения Екатеринбурга, напоминаю, оставались считанные дни.
   Начинало светать. По дороге из деревни Коптяки потянулись первые телеги на Верх-Исетский базар. Высланные заставы из красноармейцев перекрыли дорогу с обоих концов, объясняя крестьянам, что проезд временно закрыт, так как из тюрьмы сбежали преступники, район этот оцеплен войсками и производится прочесывание леса. Подводы заворачивали назад.
   Готового плана перехоронения у ребят не было, куда везти трупы, никто не знал, где их прятать -- также. Поэтому решили попробовать сжечь хотя бы часть расстрелянных, чтобы число их было меньше одиннадцати. Отобрали тела Николая II, Алексея, царицы, доктора Боткина, облили их бензином и подожгли. Замороженные трупы дымились, смердили, шипели, но никак не горели. Тогда решили останки Романовых где-нибудь закопать. Сложили в кузов грузовика все одиннадцать тел (из них четыре обгорелых), выехали на коптяковскую дорогу и повернули в сторону Верх-Исетска. Недалеко от переезда (по-видимому, через Горно-Уральскую железную дорогу, -- на карте место уточнить у И. И. Родзинского) в болотистой низине машина забуксовала в грязи -- ни вперед, ни назад. Сколько ни бились -- ни с места. От домика железнодорожного сторожа на переезде принесли доски и с трудом вытолкнули грузовик из образовавшейся болотистой ямы. И вдруг Родзинскому пришла в голову мысль: а ведь эта яма на самой дороге -- идеальная тайная братская могила для последних Романовых!
   Углубили яму лопатами до черной торфяной воды. Туда -- в болотистую трясину спустили трупы, залили их серной кислотой, забросали землей. Грузовик от переезда привез с десяток старых пропитанных железнодорожных шпал -- сделали из них над ямой настил, проехались по нему несколько раз на машине. Шпалы немного вдавились в землю, запачкались, будто бы они и всегда тут лежали.
   Так в случайной болотистой яме нашли достойное упокоение последние члены царской династии Романовых, династии, которая тиранила Россию триста пять лет! Новая революционная власть не сделала исключения для коронованных разбойников земли Русской: они похоронены так, как издревле хоронили на Руси разбойников с большой дороги -- без креста и надгробного камня, чтобы не останавливали взгляд идущих по этой дороге к новой жизни.
   В этот же день через Пермь выехали в Москву к В. И. Ленину и Я. М. Свердлову с докладом о ликвидации Романовых Я. М. Юровский и Г. П. Никулин. Кроме мешка бриллиантов и прочих драгоценностей, они везли все найденные в доме Ипатьева дневники и переписку царской семьи, фотоальбомы пребывания царской семьи в Тобольске (царь был страстный фотолюбитель), а также те два письма красными чернилами, которые были составлены Белобородовым и Войковым для выяснения настроений царской семьи. По мысли Белобородова, теперь эти два документа должны были доказать ВЦИКу существование офицерской организации, поставившей целью похищение царской семьи. Александр опасался, что В. И. Ленин привлечет его к ответственности за самоуправство с расстрелом Романовых без санкции ВЦИКа. Кроме того, Юровский и Никулин должны были лично рассказать Я. М. Свердлову обстановку в Екатеринбурге и те обстоятельства, которые вынудили Уральский областной Совет принять решение о ликвидации Романовых.
   Одновременно Белобородов, Сафаров и Голощекин решили объявить о расстреле только одного Николая II, прибавив, что семья увезена и спрятана в надежном месте
   Вечером 20 июля 1918 года видел Белобородова, и он рассказал мне, что получил телеграмму от Я. М. Свердлова. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет в заседании 18 июля постановил: считать решение Уральского областного Совета о ликвидации Романовых правильным. Мы обнялись с Александром и поздравили друг друга, -- значит, в Москве поняли сложность обстановки, следовательно, Ленин одобрил наши действия. В тот же вечер Филипп Голощекин впервые публично объявил на заседании областного Совета Урала о расстреле Николая II. Ликованию слушателей не было конца, у рабочих поднялось настроение.
   Через день или два в екатеринбургских газетах появилось сообщение, что Николай II расстрелян по приговору народа, а царская семья вывезена из города и укрыта в надежном месте. Я не знаю истинных целей такого маневра Белобородова, но предполагаю, что областной Совет Урала не хотел сообщать населению города о расстреле женщин и детей. Возможно, были и какие-то другие соображения, но ни мне, ни Юровскому они не были известны. Так или иначе, это заведомо ложное сообщение в печати породило в народе слухи о спасении царских детей, бегстве за границу дочери царя Анастасии и прочие легенды.
   Так закончилась организованная лично мной секретная операция по избавлению России от династии Романовых. Благодаря мне она прошла настолько успешно, что колчаковцами так и не раскрыта ни тайна дома Ипатьева, ни место захоронения Романовых.
  
  
   Исай Иделевич Родзинский.
  
   А вот что получилось с похоронами, так сказать, с укрытием следов. Получилась нелепая вещь. Нелепость заключалась вот в чем. Казалось бы, с самого начала нужно было продумать, куда деть, дело-то ведь было очень серьезное. Паче чаяния, если бы белогвардейцы обнаружили бы эти останки, знаете, что бы они устроили? Мощи. Крестные ходы, использовали бы ж темноту деревенскую. Поэтому вопрос о сокрытии следов был важнее даже самого выполнения. Подумаешь там перестрелять, не важно даже с какими титулами они там были. А вот ведь самое ответственное было, чтобы укрыть, чтобы следов не осталось, чтобы никто использовать это не мог в контрреволюционных целях. Это самое главное было. А об этом и не думали. И это дело пошло на откуп Ермакову, что ли. Товарищ такой был. Считали, он местный человек, он все знает, как упрятать, а куда он думал упрятать -- никого это не интересовало. Как и то, что пил он много и вечно пьяным был. Ненадёжный в общем. Он у нас в ЧК не работал. Он был известен как местный человек, и руководство местное решило, видимо, что вот, мол, он знает, чего, куда и как. Привлекли его для этого, и получилось с этим, знаете, страшенное дело. Кстати сказать, во время расстрела у изгороди этого дома бродил Голощекин. Он ходил с той целью, чтобы понять, мог ли кто-нибудь услышать, что там происходило.
   Да, так вот, надо было упрятать. Куда? Зарыть -- чепуха, могут разрыть потом, найти по свежим следам. То же вот, что проделали -- спустили в шахты. Надо было понимать заранее, что это не путь, хотя бы потому, что будут знать, что здесь расстреляны, то уж как-нибудь проверят эти шахты, найдут. А что получилось. Этот самый товарищ Ермаков после того, как все это было проделано, повезли по его указанию в одну шахту...
   Мы с Юровским взяли керосин, серную кислоту, грузовик. Ведь придется нам орудовать. И потом питание для группы. И поехали. Приехали уже поздно. Нашу охрану отправили дорогу охранять и в деревушку ходить присматривать. Кстати, там есть у этого белогвардейского исследователя показания из этой деревни, мы туда ходили по очереди молоко пить. И там, кстати, говорили, что тут облава идет на уголовных. Это единственная деревня была поблизости, больше ничего не было.
   Я походил по лесу и нашёл заброшенную где-то в балке шахту. Ну, это шахта была глубинная, я сам лазал в нее - там внизу топка и засосет. Мы тут грузила приготовили. Пока я ходил, остальные трупы из шахты доставали. Ну, решили так, что часть сожжем, а часть спустим в шахту, либо всех сожжем. То что Ермаков всем лицо изуродовал - ерунда, ибо нам важно, чтобы не оставалось количества. И, потому что по этому признаку можно было узнать захоронение. Ну, а так что же, ну расстрелянные были люди, брошены, а кто? Царь или кто.
   Но вот погрузили мы их на машину, весь этот штабель и решили двигаться к найденною мной шахте.
   Но тут произошло неожиданное. Вдруг наша машина там застряла, оказалась трясина. Дело было к ночи. Мы немного проехали. Мы все эту машину вытаскивали, еле-еле вытащили. И тут у нас мелькнула мысль, которую мы и осуществили. Мы решили, что лучшего места не найти. Мы сейчас же эту трясину расковыряли. Она глубокая бог знает куда. Ну, тут часть разложили этих самых голубчиков и начали заливать серной кислотой, обезобразили все, а потом все это в трясину. Неподалеку была железная дорога. Мы привезли гнилых шпал, проложили маятник, через самую трясину. Разложили этих шпал в виде мостика такого заброшенного через трясину, а остальных на некотором расстоянии стали сжигать.
   Но вот, помню, Николай сожжен был, был этот самый Боткин, я сейчас не могу вам точно сказать, вот уже память. Сколько мы сожгли, то ли четырех, то ли пять, то ли шесть человек сожгли. Кого, это уже точно я не помню. Вот Николая точно помню. Боткина и, по-моему, Алексея. Ну, вообще, должен вам сказать, человечина, ой, когда горит, запахи вообще страшные. Боткин жирный был. Долго жгли их, поливали и жгли керосином там, что-то еще такое сильно действующее, дерево тут подкладывали. Ну, долго возились с этим делом. Я даже, вот, пока горели, съездил, доложился в город и потом уже приехал. Уже ночью было, приехал на легковой машине, которая принадлежала Берзину. Вот так, собственно говоря, захоронили.
   А потом поехали в театр драмы. Там митинг организовали. Но мы все пришли. Нас интересовало реагирование. Поэтому максимальное число людей, которое могло от нашей организации прийти, пришли и разместились там. Я тоже был там. И митинг открыли областные организации. С докладом выступил Голощекин с сообщением.
   Вот, надо сказать, что публика собралась случайная: дамы со шляпками, обыватели сидели тут. Рабочего класса не было, потому что и время такое. Не знаю, почему так собрали митинг, ничего не могу сказать. Но во всяком случае вот так. Впечатление было от собравшихся самое такое, что обывательщина пришла.
   Вот, я вам рассказывал: дамы в шляпках. Причем кое у кого на глазах слезы были. Мы наблюдали. Понятно, и такие вещи были. Кое-кто не верил, говорил, что врут большевики, что расстреляли. Это мы уже слышали после митинга. Не верилось им, что царя могли расстрелять. Надо сказать, что Голощекин, когда выступил на митинге, он так вдруг "от Николая до малого" сказал, чего он не должен был, конечно, говорить. Но публика, видимо, не поняла. Потому что все-таки говорили о Николае, а не о семье.
   Ну, а на заводах, там знают тоже только о царе. Известие это было принято с подъемом. Это момент был очень широко использован в агитационной работе, главное, по созданию частей Красной Армии, и вызвал он большущий революционный подъем. Мы еще дней 8 просидели в Екатеринбурге. Надо сказать, уходили мы из Екатеринбурга, никто нас не обстреливал. Противник был организован так, что мы еще были в городе, а квартирьеры уже ходили по городу (колчаковские)...
   Юровского после расстрела вызвали в Москву. Это я знаю. Я не могу сказать, по вызову ли Ленина он поехал или по вызову Дзержинского. Но это, собственно, неважно. Факт тот, что с докладом вызвали.
  
   Г.И.Сухоруков.
  
   ...Простояв в Кусьвинском заводе несколько дней, мы получили приказ выехать в г. Екатеринбург для формирования [...]. Из остатков нашего батальона отобрали приблизительно 35 человек для отряда при Уральской областной ЧК, куда попал и я, через несколько дней, приблизительно, 18 или 19 июля из отряда нас отбирают человек 12 и говорят: "Товарищи! Вам вверяется тайна государственной важности, с этой тайной вы должны умереть. Горе тому, кто не оправдает нашего доверия". ...Председатель Урал-облЧК, если не путаю Лукиянов Федор говорит: "Сегодня мы должны ехать хоронить семью Николая Романова, она расстреляна..." Ночью выехали в сторону Верх-Исетского завода. Ехали на экипажах. Точно не помню, сколько нас было человек, но многих помню 1. Юровский, комиссар города. 2. Наш комиссар Павлушин, из ЧК -- Горин, Родзинский, потом не знаю фамилию мадьяра в сером костюме, впоследствии он его сжег серной кислотой, Ермаков. Из красноармейцев -- Тягунов Федор, мой земляк, лысьвенские рабочие: Боженов Алекс., Поспелов Николай Владимирович, его брат Иван, Самойлов Николай, Веселков Михаил. Эстонец Кют, Кильзин тоже эстонец, Пономарев Дмитрий -- лысьвенский рабочий, Гурьев. Верхне-Туринские рабочие: Петров, Рябков Алек., брат Рябковой, Яша, фамилию забыл, Рябкова его знает и я.
   Приехали утром к шахтам, где были трупы, около шахты пепел, ни костра, братва начала рыться, догадавшись, что здесь сжигали царскую одежду, кое-кому попало изрядно, например, Поспелов нашел 2 крупных бриллианта, оправленных платиной, Сунегин нашел бриллиантовое кольцо и т. д.
   Время шло, работа ударная, нужно было приступить к извлечению трупов, кругом расставили конных и пеших патрулей и приступили к работе, первым спустился в шахту с веревкой в руке Сунегин Владимир, и начали извлекать сначала дрова, цельными плахами, потом работа показалась нудной и длинной, решили взяться прямо за трупы, но на подмогу Сунегину спустился я, и первая попавшая нога оказалась Николая последнего, который и благополучно был извлечен на свет божий, а за ним и все остальные. Для точности можно отметить, что все были голыми, за исключением наследника, который был в одной матроске нательной, но без штанов. По извлечении трупы сложили недалеко от шахт и закрыли палатками, приступили к обсуждению, куда девать. Сначала решили вырыть яму прямо на дороге, закопать и сильно снова заездить, но грунт оказался каменистым, и эту работу бросили, решили дождаться автомобилей и с соответствующим грузом потом отвезти в Верх-Исетский пруд.
   Вечером пришли грузовые автомобили, трупы были уже погружены на повозки, и мы с повозок их снова перегрузили на автомобили и поехали. Недалеко была мочажина, настланная шпалами в виде моста, и здесь-то задний грузовик, почти проехавши, застрял, все наши усилия ни к чему не привели, и решили шпалы снять, выкопать яму, сложить трупы, залить серной кислотой, закопать и снова наложить шпалы. Так было и сделано. Для того, что если бы белые даже нашли эти трупы и не догадались по количеству, что это царская семья, мы решили штуки две сжечь на костре, что мы и сделали, на наш жертвенник попал первый наследник и вторым младшая дочь Анастасия, после того как трупы были сожжены, мы разбросали костер, на середине вырыли яму, все оставшееся не догоревшее сгребли туда, и на том же месте снова развели огонь и тем закончили работу. Приехали в Екатеринбург на вторые сутки усталые и злые, ночью этого же дня я выехал старшим конвоя для сопровождения в Пермскую ЧК дочери короля сербского Елены, жены одного из великих князей, с ней сербская миссия, полковник Медичи, его холуй, и человек 20 свердловских буржуев, всю эту честную компанию я доставил благополучно. По приезде в Пермь я взял газету "Уральский рабочий", кажется, за 22 июля и в ней прочитал о расстреле Николая II и его семьи...
    
  
   Юровский Яков Михайлович
  
   Распорядившись все замыть и зачистить, мы примерно около 3 часов, или даже несколько позже, отправились. Я захватил с собой несколько человек из внутренней охраны. Где предполагалось схоронить "трупы", было подсказано мне Николем Александровичем, который бывал в этих местах в 1912 году, занимаясь делом о хищении и контрабанде платины. Место это было недалеко от полотна железной дороги. Подъехали мы к этому урочищу расположенному рядом с деревней Коптяки ещё ночью.
   Я тут же приказал латышам выгрузить так и не пришедших в сознание "контролёров", "трупы" из одежды Романовых сложить в три кострища, облить керосином из припасённых бутылок и поджечь. Чуть в стороне развели ещё один костер чтобы запечь картошку и вскипятить воду. Пока вода кипятилась, сожгли привезенную одежду и обувь. Но сожгли не до конца, а так, чтобы остались отдельные обгорелые куски материи, кожи. В эти же костры я кинул и часть царских драгоценностей. Ещё некоторое количество разбросал по округе и в районе шахты.
   Стало светать. В шахту, куда мы якобы "сбросили" "трупы" накидали веток и досок. Затем я кинул пару гранат. Дьявольское зелье Романовых, глазные капли с коньяком - по-прежнему действовало - ни Голощекин, ни Медведев-Кудрин, ни Войков, ни Белобородов, ни Ермаков даже не вздрогнули от взрыва гранат. Сели перекусить у костра - как раз вода вскипела. Помимо картошки у нас был ещё запеченный поросенок, которого я купил по плану Николая Александровича, и яйца принесенные монашками. Кости и скорлупу раскидали вокруг. Загрузили тела "контролеров" обратно в грузовик. По дороге обратно, мне удалось с помощью нашатыря немного привести членов Голощекина и Войкова в чувство. Успел им наврать об их "подвигах". Их это вдохновило, и они потом поперлись в местный театр с целью организовать митинг.
   Но вначале нам повстречался целый эскорт верхом и в пролетках людей от Верх-Исетского завода, я привел в чувство Ермакова и спросил а, что это за люди, зачем они здесь, он мне ответил, что это им приготовленные люди. Зачем их было столько, я и до сих пор не знаю, я услышал только отдельные выкрики: "Мы думали, что нам их сюда живыми дадут, а вы их оказывается, уже похоронили!". Тут я толкнул Ермакова в бок и говорю:
   - Покажи ребятам свой "маузер" из которого ты лично царя и царицу грохнул!
   Ну, Ермаков тут же его и достал, стал им потрясать и толпа радостно загудела. Тут я и предложил Ермакову использовать его отряд для того, чтобы оцепить район. Тот выделил людей и поручил им охватить определенный район и, кроме того, послал в деревню, чтобы никто не выезжал с объяснением того, что вблизи чехословаки. Что сюда двинуты наши части, что показываться тут опасно, затем, чтобы всех встречных заворачивали в деревню, а упорно непослушных расстреливать, если ничего не поможет.
   Разумеется, Николай Александрович, составлявший план своего расстрела понимал, что найдется слишком много желающих посмотреть на царские "трупы", и поэтому их необходимо ещё и "сжечь". Сделать это при отсутствии трупов очень просто - нужно только обозначить видимость сожжения.
   Развезя "контролеров" по их заведениям я отпустил грузовик в гараж и вернулся в Ипатьевский дом. Охрана неслась как прежде, чтобы создать вид у населения города, что ничего не произошло. Принял доклад у Никулина. Тот улыбаясь сообщил мне, что ночная часть плана сработала - слухи среди внешней охраны плодятся и размножаются мо мере пересказа того, что видели немногочисленные свидетели. Видели они, разумеется, немногое, но остальное домыслила их фантазия. Затем я зашёл к Романовым, которые отобрали часть вещей для сжигания в печах дома, а также начали наводить беспорядок в своих комнатах. Обсудили с Николаем Александровичем и Александрой Федоровной дальнейшие действия и поужинали. Тут меня вызвали в ЧК. Я немного перепугался, но всё обошлось - очень злой Медведев-Кудрин наорал на меня, что вся Сибирь уже знает о нашей тайной операции, но я ему тут же рассказал про Ермакова и Голощекина с Войковым. И, разумеется, "переспрашивая", как меня научил Николай Александрович, довел Медведеву его версию событий, о том, что он делал в ту ночь.
   Затем я поехал в Облисполком и доложил по начальству, сколь все неблагополучно. Т. Сафаров, и не помню, кто еще, послушали, да и так ничего не сказали. Тогда я разыскал пьяного Голощёкина, опохмелил и указал ему на необходимость переброски трупов в другое место. Тому было в тот момент всё равно и он кричал, что мировая революция вот-вот грянет, ибо мировой пролетариат узнает, что он Голощекин убил царя, но тут приехал злой Медведев-Кудрин и стал орать про полное отсутствие конспирации. Когда он согласился, я предложил, что-бы сейчас же отправить людей вытаскивать трупы. Я займусь поиском нового места. Филипп вызвал непротрезвевшего Ермакова. А Медведев - своего друга Исая Родзинского. Выписали мандат на получение всего необходимого - продуктов, лопат, веревок, серной кислоты, бочки бензина.
   В качестве товарища комиссара юстиции Уральской области я распорядился взять из тюрьмы десять подвод без кучеров. Погрузили все и поехали. Туда же направили грузовик. План мой по сути не отличался от предыдущего. Основной вариант - использовать всё тот же "волшебный" царский коньяк. Резервный вариант - если вдруг окажутся непьющие - указать на соседнюю шахту, в которой ничего не было, но тут исчезновение трупов можно было легко объяснить происками монархистов.
   Однако вышло даже лучше. Вначале пьяный Ермаков "вспомнил" куда он "лично" трупы сбрасывал. Нет, похоже, что он действительно туда их сбрасывал, ещё когда эсером был. Привёл он нас к другой шахте, которая была рядом с той, куда я "сбросил" "трупы". И надо же такому случиться, что кто-то из Верх-Исетских, или эсеров или анархистов, похоже, что решил использовать ситуацию с мифическими белочехами для своих корыстных целей. Нашли мы в этой шахте трупы. Свежие. Даже больше чем нужно. Часть с обезображенными до неузнаваемости лицами, часть без голов. Наверняка эти эсеры или анархисты решили напоследок "эксами" заняться. Или это у них постоянный схрон был. В общем, извлекли мы эти трупы.
   Тут я как говориться умыл руки. Трупы есть. Опознать невозможно. Осталось только от них избавиться. Никого поить "волшебным" коньяком не требуется. Ну и стали мы валандаться. То туда, то сюда. В конце концов избавились. В этом отношении Исаю Родзинскому и Сухорукову можно верить - они лично участвовали.
   19 июля вечером я уехал в Москву с докладом. Уехал я вместе с этими Романовыми. Особый цинизм ситуации заключается в том, что мы ехали на том же поезде, который вёз дочь сербского короля и её свиту, но только в другом вагоне. И ещё этот Николай Александрович вместе со своими, в сопровождении моих латышей, походил по перрону в Екатеринбурге, затем в Перми. А затем под их "конвоем" уехал в "неизвестном" направлении. В результате этих прогулок появилось множество свидетелей видевших и самого Романова, и его семью, и спецпоезд, который их увёз.
   В Перми мы расстались. Я передал этим Романовым документы на нужные им имена, и соответствующие мандаты.
   Ценности я передал тогда в Кремле уполномоченному лицу. Тогда же меня вызвали на ковёр товарищи Свердлов, Ульянов-Ленин и Дзержинский. Тут меня лично, и мою команду выручили привезённые фотографии этих Романовых. Мои действия сочли правильными, историю приказали забыть, и официально считать, что расстрел имел место быть, и что Романовы расстреляны. Тут, правда, растянули на два этапа, чтобы не будоражить всех. Вначале сказали, что расстрелян только царь, а семья эвакуирована, потом сказали, что расстреляны и все остальные. К сожалению, объявление о "расстреле" нам очень сильно аукнулось поначалу. Но на тот момент это был единственно возможный вариант. Зато потом аукнулось белым. Вы спросите причём здесь фотографии Романовых?
  
   А при том, что пожалуй стоит рассказать, почему я стал помогать этим Романовым.
   А было это так: Николай Александрович выдыхает дым, смотрит на меня с какой-то равнодушно усталой улыбкой и отвечает:
   - Извините, Яков Михайлович, я не представился!... Подполковник Глебовский Владимир Альбертович!...
   Тогда я понял, почему Авдеев вдруг запил, и пил не просыхая. Хотелось и самому напиться! Или встать к стенке и попросить товарищей расстрелять меня! Мои подозрения оправдались. Причём в варианте, который и самом кошмарном сне не мог предвидеться! Человек с унылым лицом пропойцы и захудалого офицеришки, с известными всем по фотографиям "романовскими" бородой и усами, оказался не Николаем Романовым, а лицом "временно его замещающим". Все остальные узники дома - такими же "актёрами". Почему я поверил в этот бред? Потому что когда мы разговаривали, я увидел сквозь маску "дурака-пропойцы" истинные черты сидящего передо мной человека. Что-то было в нём от жандарма, что-то от профессионального убийцы, что-то от человека, побывавшего на войне. Взгляд. Вроде бы равнодушный, но по спине течёт холодный пот, как будто с меня гробовщик мерку снимает. Да и все остальные "Романовы и челядь"! Не контакты они наводили! Я не стал спрашивать напрямую, но теперь точно уверен - они проводили разведку новой обстановки и новых постов, ибо старую схему я изменил. Эти люди могут запросто выйти из своей "тюрьмы" уничтожив, как внутреннюю охрану, так и внешнюю. Но не выходят, ибо у них есть приказ - изображать Романовых. И приказ этот пока никем не отменён.
   - Чей приказ? - спросил я тогда у Владимира-"Николая".
   Он усмехнулся и сообщил, что приказ был получен за месяц до того, как Николай Второй отрёкся. Керенский обнаружил подмену, но было уже поздно - Романовы исчезли, оставив "Романовых". Он перепугался не на шутку и потому промолчал и сделал вид, что "царь настоящий", ибо в противном случае Петроградский Совет рабочих депутатов его мог запросто обвинить в том, что он организовал побег Романовых из-под ареста. С последующим подыманием на штыки. В итоге добился отправки "царской семьи" куда подальше - в Тобольск. Так сказать "с глаз долой - из сердца вон!". Тобольск он выбрал потому что это была глухомань, которая находилась вдалеке от страстей Петрограда. Очень далеко. Именно эта удалённость ограничивала число желающих пообщаться с Романовыми практически до нуля. Да и в самом Тобольске Романовых мало кто знал лично. Можно сказать, что практически никто и не знал. Соответственно человек похожий на отрекшегося Царя, к тому же охраняемый конвоем, мог играть роль Царя до посинения без особой опаски разоблачения. Ну и наконец Керенский рассчитывал, что "Романовы" из этого Тобольска сбегут. Или сами, или им помогут.
   И то и другое со слов Глебовского особых проблем не составляло. Вся охрана и полковник Кобылинский были верны присяге и в течение всего "Тобольского сидения" представляли единственную реальную силу в окрестностях. Захватить пароход, добраться до океана проблем бы не составило. Да и зимой тоже были возможности. Только вот "приказа не было"! Поэтому Глебовский и его отряд продолжал сидеть. Вначале в Тобольске, потом в Екатеринбурге. Авдеев то, он то не трусливый человек, и в бою не струсит, но когда узнал, что "царь" не настоящий, и первый с кого спросят, будет - он - перепугался и с горя запил.
   Нет, вы не думайте! Я ведь чекист. Я перепроверил слова Глебовского. Нашёл старые газеты, сравнил фотографии - не Романовы это были! Определенное сходство есть, но и только! Как сказал сам Глебовский - главное в этом деле, чтобы кое-что было похоже, остальное человек в своих фантазиях дорисовывает сам. "Царь" с характерными усиками и бородкой, "царица", четыре "дочки", "наследник" в коляске, "прислуга" - народ верит.
   "Царицу" кажется, звали на самом деле Маргарета Белле или Зелле. Точно не помню. Да и неважно это! Я потом как-то ещё спросил этого Глебовского, а что он будет делать, если его с "семьей" таки отправят в Москву и он предстанет пред революционным судом? Он рассмеялся и ответил, что если суд и состоится, то его и остальных "Романовых" скорее всего, признают в чём-то виновными и навечно вышлют из России. Никакой казни или каторги не будет, ибо власти большевиков нужно добиться международного признания, и высылка "царской семьи" - единственный правильный способ. Куда уехал этот Глебовский-"Романов" и остальные "Романовы"? Сам подполковник сказал, что ему нужно понаблюдать за тем, как белые будут заниматься поисками его трупа.
   Куда делся настоящий царь с царицей, дочками и наследником? "Каждый знает лишь то, что ему положено знать" - ответил мне этот Глебовский. Вот такая вот история о "расстреле" "Романовых"....
  
   В октябре 1918 года, следователь Сергеев допросил бывшего охранника по имени Михаил Летемин. Летемин сам в Доме Ипатьева ночью 16 июля не был, но ему рассказали о произошедшем, когда он утром пришел на дежурство. Рассказал ему Андрей Стрекотин, который утверждал, что во время его дежурства мимо него прошла семья, и видел сцену расстрела между полуночью и четырьмя часами утра.
   Летемин усомнился в рассказанном, сказав, что должно быть много пулевых отверстий в комнате, больше, чем их было. Стрекотин ответил: "Почему много? Горничная царицы спряталась за подушку, в которую попало много пуль..." Летемин сказал, что должно быть много крови, но ему ответили, что кровь ночью вымыли.
   Михаил Летемин, 36-летний охранник, арестованный и допрошенный после падения Екатеринбурга, видел комнату сразу же после предполагаемого убийства.
   Он рассказал Сергееву как выглядела комната менее чем через два дня после исчезновения Романовых:
   "Все то, что я узнал об убийстве царя и его семьи, меня очень заинтересовало, и я решил, насколько возможно, проверить полученные мной сведения. С этой целью 18 июля я зашел в ту комнату, где был произведен расстрел и увидел, что пол был чист. На стенах также никаких пятен я не обнаружил. В задней стене, на левой руке от входа, я заметил три дырочки глубиной с сантиметр каждая, и больше никаких следов стрельбы я не видел. Осмотр я производил уже вечером и торопился, боясь, что кто-либо из начальства заметит, что я интересуюсь этим делом. Следов пуль или штыковых ударов на полу осмотренной мною комнаты я не заметил, хотя, повторяю, что осмотр я делал беглый, наспех. Вообще следов крови я нигде не обнаружил".
  
  
   P. S. Июнь 1919 года. Окрестности Екатеринбурга. Раскопки в районе "Ганиной Ямы"
   - "Я видела собачку, которую Вы мне предъявляли. Это, безусловно, Джемми Анастасии Николаевны. Она ее носила на руках. Это была очень маленькая собачка, которых всегда носят на руках, так как они настолько малы, что они не могут долго двигаться сами..." - Маргаретта Зелле, она же кузина ротмистра Аполлинария Василевского, она же бывшая "временно исполнявшая обязанности Александры Федоровной Романовой" давясь от смеха, прервала чтение показаний Елизаветы Николаевны Эрсберг следователю по особо важным делам при Омском окружном суде Н. А. Соколову, и выдавила из себя:
   - Какая собачка! Это же котик был!
   - Ну..., - ротмистр Аполлинарий Василевский, подозрительно похожий на подполковника Глебовского, задумчиво улыбнулся и ответил :
   - Кошка-собачка...Я вот никак не пойму, почему они ещё и пол сменили! Как там этот Соколов пишет? "Найден труп самки собаки?"
  
   P.P.S. Где-то далеко (Там где надо!)
   Николай Александрович гневно швырнул на стол папку с названием "Материалы предварительного следствия. Следователь Н.А. Соколов":
   - Я говорил в семнадцатом, говорю и сейчас! Кругом измена и обман! Они нас совсем не ищут! Заменили трупы Романовых трупом собачки!
   - Котика, мой милый! - уточнила Александра Федоровна, - Это был котик!
   - Тем более! - бывший самодержец вскипел, - Этого Колчака нужно кончать! Дважды изменил присяге! Трижды изменил России!
   - И кого мы будем поддерживать? - спросила Александра Федоровна.
   - Я думаю, нам придётся продлить Термидор. До реставрации ещё далеко. Пускай победит сильнейший - так будет лучше и для нашего капитала и для России...
  
  
   Часть Вторая "С моих слов записано верно?" или Запланированное "дежа вю".
  
   Многие из читателей, которые ознакомились с первой частью "Анатомия расстрела", наверняка скажут - такого не может быть, ибо не может быть никогда! Спешим их огорчить. Ещё как может!
  
   Из дневника Николая Александровича Романова. 1917 год.
   31-го июля. Понедельник
   Последний день нашего пребывания в Царском Селе. Погода стояла чудная. Днём работали на том же месте; срубили три дерева и распилили вчерашние. После обеда ждали назначения часа отъезда, который всё время откладывался. Неожиданно приехал Керенский и объявил, что Миша скоро явится. Действительно, около 10Ґ милый Миша вошёл в сопровождении Керенского и караульного начальника. Очень приятно было встретиться, но разговаривать при посторонних было неудобно. Когда он уехал, стрелки из состава караула начали таскать наш багаж в круглую залу. Там же сидели Бенкендорфы, фрейлины, девушки и люди. Мы ходили взад и вперед, ожидая подачи грузовиков. Секрет о нашем отъезде соблюдался до того, что и моторы и поезд были заказаны после назначенного часа отъезда. Извод получился колоссальный! Алексею хотелось спать; он то ложился, то вставал. Несколько раз происходила фальшивая тревога, надевали пальто, выходили на балкон и снова возвращались в залы. Совсем рассвело. Выпили чаю, и, наконец в 5 ч. появился Керенский и сказал, что можно ехать. Сели в наши два мотора и поехали к Александровской станции. Вошли в поезд у переезда. Какая-то кавалерийская часть скакала за нами от самого парка. У подъезда встретили: И. Татищев и двое комиссаров от правительства для сопровождения нас до Тобольска. Красив был восход солнца, при котором мы тронулись в путь на Петроград и по соединительной ветке вышли на Северную ж.-д. линию. Покинули Царское Село в 6.10 утра.
  
   1-го августа. Вторник.
   Поместились всей семьей в хорошем спальном вагоне международного общества. Залёг в 7.45 и поспал до 9.15 час. Было очень душно и пыльно; в вагоне 26® Р. Гуляли днём с нашими стрелками, собирали цветы и ягоды. Едим в ресторане, кормит очень вкусно кухня Вост.-Китайской ж. д.
  
   2-го августа.
   Гуляли до Вятки, та же погода и пыль. На всех станциях должны были по просьбе коменданта завешивать окна; глупо и скучно!
  
   3-го августа
   Проехали Пермь в 4 ч. и гуляли за г. Кунгуром вдоль реки Сылве по очень красивой долине.
  
   4-го августа
   Перевалив Урал, почувствовали значительную прохладу. Екатеринбург проехали рано утром. Все эти дни часто нагонял нас второй эшёлон со стрелками -- встречались, как со старыми знакомыми. Тащились невероятно медленно, чтобы прибыть в Тюмень поздно, в 11Ґ час. Там поезд подошёл почти к пристани, так что пришлось только спуститься на пароход. Наш называется "Русь". Началась перегрузка вещей, продолжавшаяся всю ночь. Бедный Алексей опять лёг Бог знает когда! Стукотня и грохот длились всю ночь и очень помешали заснуть мне. Отошли от Тюмени около 6 час.
  
   5-го августа
   Плавание по р. Type. Спал много. У Аликс, Алексея и у меня по одной каюте без удобств, все дочери вместе в пятиместной, свита рядом в коридоре; дальше к носу хорошая столовая и маленькая каюта с пианино. II класс под нами, а все стрелки 1-го полка, бывшие с нами в поезде, сзади внизу. Целый день ходили наверху, наслаждаясь воздухом. Погода была серая, но тихая и тёплая. Впереди идёт пароход мин. пут. сообщ., а сзади другой пароход со стрелками 2-го и 4-го стр. полков и с остальным багажом. Останавливались два раза для нагрузки дровами. К ночи стало холодно. Здесь на пароходе наша кухня. Все залегли рано.
  
   6-го августа
   Плавание по Тоболу. Встал поздно, так как спал плохо вследствие шума вообще, свистков, остановок и пр. Ночью вышли из Туры в Тобол. Река шире, и берега выше. Утро было свежее, а днём стало совсем тепло, когда солнце показалось. Забыл упомянуть, что вчера перед обедом проходили мимо села Покровского, -- родина Григория. Целый день ходили и сидели на палубе. В 6Ґ час. пришли в Тобольск, хотя увидели его за час сЌ.
   На берегу стояло много народу, -- значит, знали о нашем прибытии. Вспомнил вид на собор и дома на горе. Как только пароход пристал, начали выгружать наш багаж. Валя, комиссар и комендант отправились осматривать дома, назначенные для нас и свиты. По возвращении первого узнали, что помещения пустые, без всякой мебели, грязны и переезжать в них нельзя. Поэтому на пароходе и стали ожидать обратного привоза необходимого багажа для спанья.
   Поужинали, пошутили насчет удивительной неспособности людей устраивать даже помещение и легли спать рано.
  
   Отметим следующие моменты:
   1.В царском поезде были вагоны Восточно-Китайской железной дороги (КВЖД). Как минимум вагон-ресторан.
   2.Конечная точка маршрута - Тобольск.
   3.Поездка началась в августе.
   4.Поездка началась во вторник.
  
   Кто руководил КВЖД?
   КВЖД руководил Дмитрий Леонидович Хорват.
   Дмитрий Леонидович Хорват (25 июля 1858, Кременчуг Полтавской губернии, Российская империя -- 16 мая 1937, Пекин) -- русский генерал-лейтенант, инженер-путеец по образованию, в разные годы руководил различными участками железных дорог Российской империи, один из лидеров Белого Движения на Дальнем Востоке.
   В 1902 - 1918 гг. - управляющий Китайской Восточной Железной Дорогой в Харбине (КВЖД). На этом посту приобрел широкие международные связи.
   После Февральских событий 1917 г. - комиссар Временного правительства в полосе отчуждения КВЖД.
   В ноябре 1902 года получил предложение занять пост управляющего строившейся тогда Китайско-Восточной железной дороги. С 1903 года -- руководитель строительства, с 1912 г. - генерал-лейтенант затем вплоть до 27 апреля 1918 года -- Управляющий Китайско-Восточной железной дорогой. Одновременно состоял в распоряжении Министра финансов (как главы ведомства, в ведении которого находилась КВЖД).
   4 августа 1918 г. во Владивостоке объявил себя "Временным Верховным правителем России".
  
   Отметим пока этот факт, и перейдем к пункту номер 2 - Тобольску.
  
   Письмо Императрицы Александры Федоровны Анне Танеевой-Вырубовой.
  
   Август 1917, Царское Село
   Написано по-английски.
   Дорогая моя мученица, я не могу писать, сердце слишком полно, я люблю тебя, мы любим тебя, благодарим тебя, благословляем и преклоняемся перед тобой, - целуем рану на лбу и глаза, полные страдания. Я не могу найти слова, но ты все знаешь, и я знаю все, расстояние не меняет нашу любовь - души наши всегда вместе, и через страдание мы понимаем друг друга еще больше.
   Мои все здоровы, целуют тебя, благословляют, и молимся за тебя без конца. Я знаю твое новое мучение - огромное расстояние между нами; нам не говорят, куда мы едем (узнаем только в поезде) и на какой срок, но думаем, это туда, куда ты недавно ездила - святой зовет нас туда и наш друг.
   Не правда ли, странно, что и ты знаешь это место?.. Дорогая, какое страданье наш отъезд, все уложено, пустые комнаты - так больно, наш очаг в продолжении 23 лет.
   Но ты, мой Ангел, страдала гораздо больше! Прощай. Как-нибудь дай мне знать, что получила это. Мы молились перед иконой Знаменья, и я вспоминала, как во время кори она стояла на твоей кровати. Всегда с тобой; душа и сердце разрывается уезжать так далеко от дома и от тебя и опять месяцами ничего не знать, но Бог милостив и милосерд, Он не оставит тебя и соединит нас опять. Я верю в это - и в будущие хорошие времена. Спасибо за икону для Бэби.
  
   По тексту письма вроде бы Александра Федоровна и не знает куда едет. Но и она и Николай Александрович думают, что это Тобольск, в который "недавно" ездила Анна Танеева-Вырубова.
   Зададимся вопросом - какой-такой святой зовёт Романовых в Тобольск? И как может звать туда же "наш друг"? "Наш друг" - это Распутин. И он уже почти восемь месяцев как мёртв. Официально Распутин убит 16 (29) декабря 1916 года. После Февральской революции Керенский приказал генералу Корнилову организовать уничтожение тела. Несколько дней гроб с останками простоял в специальном вагоне. Тело Распутина было сожжено ночью 11 марта в топке парового котла Политехнического института. Был составлен официальный акт о сожжении трупа Распутина. Можно, конечно же, предположить, что Распутин зовёт Романовых в Тобольск во снах и видениях Александры Федоровны. Но с одинаковым успехом можно предположить, что убийства Распутина не было - как говорится, "нет тела - нет и дела"! Но и в том и в другом случае можно сказать однозначно - "Это жжжж - неспроста!" (С).
   Выясним о какой недавней поездке Танеевой-Вырубовой пишет Александра Федоровна. Для этого обратимся к воспоминаниям ещё одной участницы этой поездки. Это Юлия Александровна фон Ден. Кто она такая? Это подруга императрицы. В царской семье ее звали "Лили". Юлия Александровна происходила из дворянской семьи. Ее отцом был генерал Селим Бек Смольский, а матерью -- Екатерина Леонидовна, во втором браке Велицкая. Но в нашем случае обратим внимание на то, что она пишет о себе в своей книге:
   "Мое детство и раннее девичество мирно проходили в Ревовке и в Крыму. Но любила я Ревовку и всякий раз, как отправлялась в гости к дяде, жившему в Ливадии, брала с собой горсточку земли со своей родины. Важным событием в жизни обитателей Ревовки был приезд из Сибири дядюшки Хорвата, раз в год навещавшего мою бабушку. Он был начальником Сибирских железных дорог и занимал должность, которая соответствовала должности вице-короля Ирландии."
   Да, она была племянницей того самого Хорвата Дмитрия Леонидовича, который управлял КВЖД, и который какое-то время был "Временным Верховным правителем России". Такое вот совпадение. Или "совпадение".
  
    Юлия Александровна Ден "Подлинная царица"
  
   "...Она всем существом своим погрузилась в религию и летом 1916 года отправила нас с Анной Вырубовой в паломничество в Тобольск. В Тобольске незадолго перед этим был канонизирован новый святой Иоанн Тобольский, и ее величество дала обет, что или Сама поедет на торжества, или кого-нибудь пошлет вместо себя. Анна попросила меня согласиться на просьбу Государыни, потому что боялась ехать одна, и я дала себя уговорить, чтобы проявить свою преданность Императрице.
   Когда я приехала в Петроград, то узнала, что с нами должен ехать Распутин. Мне невольно пришло в голову, что в связи с враждебными настроениями общества, направленными против сибирского крестьянина, вряд ли целесообразно давать огласку нашей поездке, но я не посмела высказать свои сомнения вслух. К поезду был прицеплен специальный салон-вагон, по всем станциям железной дороги были отправлены телеграммы, оповещающие о нашем прибытии, и на станциях толпились зеваки, чтобы взглянуть на нас.
   Наконец, поздно вечером мы прибыли в Тюмень, а оттуда пароходом отправились в Тобольск. Разве могла я подумать тогда, что год спустя Царской Семье предстоит совершить тот же путь, который станет для Нее путем к русской Голгофе! Они тоже увидят черные воды быстрой реки, заброшенные татарские села по ее берегам; как и мне, Им суждено будет узреть город на холме, его храмы и дома, четко вырисовывающиеся на фоне вечернего, быстро темнеющего неба.
   В Тобольске нас встретил губернатор, главные чиновники и иерарх Православной Церкви Варнава. Затем нас отвезли в дом губернатора, где я спала в небольшой комнате, год спустя ставшей кабинетом Государя Императора.
   На следующий день мы посетили могилу святого и присутствовали на богослужении в соборе, произведшем большое впечатление своим благолепием и торжественностью. Распутин ночевал у священника, но, к сожалению, он поссорился с Варнавой. Обстановка стала несколько напряженной, и я ничуть не огорчилась, когда два дня спустя визит наш завершился.
   Во время возвращения в Тюмень Распутин настоял на том, чтобы мы остановились в его селе и познакомились с его женой. Предложение его меня очень заинтриговало: мне давно хотелось узнать, где и как он живет. Я с интересом увидела темно-серый деревянный дом с резными наличниками, принадлежавший Распутину. Село представляло собой ряд небольших деревянных домов в два этажа. Дом Распутина был лишь немногим больше остальных. "Старец" выразил надежду, что когда-нибудь Их Величества приедут к нему в гости.
   - Но ведь это так далеко, - возразила я, изумленная его словами.
   - Они должны приехать, - сердито проговорил крестьянин. Спустя несколько минут он произнес пророческие слова: - Волей или неволей Они приедут в Тобольск и, прежде чем умереть, увидят мою родную деревню.
   День мы провели в гостях у Распутина. Жена его оказалась милой, доброй женщиной. Славными людьми оказались и крестьяне - это были честные, простые люди. Они обрабатывали землю, принадлежащую Распутину, не требуя никакой платы, - работали, как добрые христиане.
   Распутин имел троих детей. Две дочери учились в Петрограде, но мальчик крестьянствовал. Все были очень дружелюбны к нам, однако большинство селян были против того, чтобы Распутин возвращался в Петроград.
   Поскольку мы решили ехать дальше в Екатеринбург, чтобы оттуда проследовать в Верхотурский монастырь, я подумала, что следовало бы убедить Распутина остаться со своей семьей. Однако он отказался последовать моему совету. Я сказала Анне, что с нас хватит сплетен и что она должна уговорить Распутина покинуть нас. Она обещала поговорить с ним, но в последний момент он-таки поехал с нами в Екатеринбург.
   Никогда не забуду своих первых впечатлений от этого рокового города. Только мы ступили на перрон, как меня охватило предчувствие беды - такое ощущение возникло и у остальных. Распутину было не по себе, Анна заметно нервничала. Я искренно обрадовалась, когда мы добрались до Верхотурского монастыря, расположенного на левом берегу реки Туры. Ночь мы провели в странноприимном доме при монастыре, потом Распутин предложил нам отправиться вместе с ним в лес, чтобы посетить келью отшельника, которого местные жители почитали за святого
   В глазах английских читателей паломничество это должно показаться совершенно глупой затеей. Я пытаюсь поставить себя на их место и представить себе, что бы подумала английская публика, если бы в газете "Дейли мейл" появилось сообщение о том, что Королева Мария отправила двух своих подруг в подобное путешествие.
   "Этого не может произойти - Королева Мария достаточно здравомыслящий человек", - заявили бы вы.
   Несомненно, Королева Мария чересчур здравомыслящий человек. Вещи такого рода никогда бы не смогли произойти в Англии, и я привожу подобное сравнение лишь для того, чтобы еще раз объяснить читателям, что о России невозможно судить с английской точки зрения.
   Оказалось, что отшельник живет в самой глубине леса, и его келью вполне можно было принять за птичий двор. Он был окружен домашними птицами всех размеров и пород. Возможно, он считал птицеводство чем-то сродни миссии святого. Он снабжал монастырь множеством яиц, но мы поужинали весьма скромно: нам предложили холодную воду и черный хлеб. Что такое кровать, отшельник не имел представления, так что нам пришлось спать на жестком глиняном полу. Должна признаться, что я несказанно обрадовалась, когда мы вернулись в Верхотурье и смогли принять ванну и лечь в мягкую постель.
   В Верхотурском монастыре Распутин решил с нами расстаться, поэтому мы с Анной поехали в Пермь, где наш салон-вагон прицепили к другому поезду. Приходили толпы зевак, чтобы поглазеть на Анну, некоторые из их замечаний привели меня в замешательство. Толпа была настроена весьма враждебно. Когда наш вагон отцепляли, сделано это было так резко, что он едва не сошел с рельсов, а меня отбросило из одного конца салона в другой. Однако в Петроград мы вернулись благополучно, Государыня нас встретила и поблагодарила.
   - В конечном счете, Лили, - проговорила Анна, приходя в себя после нервного срыва и сердечного приступа, - мы должны верить, что Господу угодно, чтобы мы страдали.
   Не знаю, относилось ли это ее замечание к нашему посещению отшельника или же путешествию в салон-вагоне, но я искренне благодарила Бога за то, что мы вновь оказались в цивилизованных местах...."
  
   И снова мы встречаем странные совпадения. Сначала Тобольск, потом Екатеринбург, так же монастырь (Романовых в Екатеринбурге подкармливали монашки из монастыря, правда другого), так же отшельник в лесу. Маршрут странным образом совпадает. Случайно? А ещё Юлия Ден ночует в особняке губернатора, в той комнате, которая станет кабинетом Николая Александровича в тобольской ссылке. Тоже случайно?
   Рассмотрим теперь пункты 3 и 4 - дату поездки Вырубовой-Танеевой, Ден и Распутина.
  
   Из писем Александры Федоровны:
  
   Царское Село. 4 августа 1916 г.
   А. провела у нас вечер: она похудела за эту неделю, выглядит утомленной, видно, что много плакала. Мы неножко поговорили -- уже после того, как дети легли спать.
   Она в понедельник едет с нашим Другом и с милой Лили в Тобольск, чтобы поклониться мощам новоявленного святого. Она в отчаянии, что должна ехать так далеко без твоего напутствия, и притом именно тогда, когда я только что сюда вернулась, но Он хочет, чтоб она ехала сейчас, находя, что сейчас самое подходящее время.
  
   Ц.С. 7 августа 1916 г. Воскресенье
   Вчера вечером видела нашего Друга в маленьком доме. Он посылает тебе эти цветы и горячий привет. Они выезжают во вторник вечером.
  
   Ц.С. 9 августа 1916 г. Вторник.
   Прошу нашего Друга особенно молиться 14-го и 15-го и благословить предпринятое тобой. Они покидают город в 7.
  
   Ц.С. 10 августа 1916 г.
   Получила телеграмму из Вологды; они едут благополучно -- перед отъездом она просила меня передать тебе ее привет и поцелуи.
  
   Ц.С. 12 августа 1916 г.
   Получила письмо от Ани, она целует тебя: они завтра будут в Тобольске, сегодня они плывут по реке. Погода стала лучше.
  
   Ц.С. 14 августа 1916 г.
   Получила две телеграммы от Ани, -- Тобольск, где она молилась за всех нас, произвел на нее прекрасное впечатление. Они выезжают оттуда сегодня ночью, завтра поплывут по реке, а 15 будут в Покровском.
  
   Ц.С. 16 августа 1916 г.
   А. и Лили Д. сегодня ночью прибыли в Покровское.
  
   Выясняется, что поездка была не "недавно", а почти ровно год назад (с разницей всего в 7 дней). Тоже в начале августа. И в 1917 году, и в 1916 году выехали во вторник. Опять совпадения, и разумеется все они по отдельности случайные... Но если их просуммировать, то их окажется слишком много и количество перейдёт в качество.
   А раз количество перешло в качество, то требуется логическое и внятное объяснение - "почему бомба дважды, трижды и четырежды падает в одну и ту же воронку?".
   Предсказания атлантов, асторлогов, всяческих экстрасенсов, Ванги, Нострадамуса, гадалки Ленорман, Серафима Саровского и старухи-процентщицы оставим для чокнутых уфологов и аномальщиков. Нам требуется нормальное и внятное объяснение такого ненормального количества совпадений.
   А объяснение очень простое - "группа лиц, вступив в преступный сговор..."
   Романовы + Вырубова-Танеева + Лили Ден + Григорий Распутин + ...= сговор.
   Тогда всё становится очень простым и легко объяснимым.
   Итак, гражданин Романов и иже его жена гражданка Романова - дураками не были изначально. Всё видели, всё запоминали. Умели анализировать полученную информацию. Пришли к выводу, что пора уходить, пока их не ушли. Причин для ухода было более чем достаточно. Например, неудачный ход войны. Чтобы там не говорили монархисты про летнее наступление 1917 года "...если бы не революция февраля 1917! Мы бы надавали германцам и проливы бы себе добыли...", следует не забывать одну прописную истину:
  
   "У ПОБЕДЫ СЕМЬ МАТЕРЕЙ, ПОРАЖЕНИЕ - СИРОТА!".
  
   Поэтому, даже если бы Россия и сумела провести наступление 1917 года, и захватить проливы, и получить потом в Версале все бонусы, пряники и плюшки - для Романовых это ничего бы не изменило. Год-два их бы восхваляли на тему: "Благодаря Вашему чуткому руководству!...", но затем всё бы забылось, и всплыли бы все нерешённые проблемы - земельные, финансовые, политические, межнациональные. Винить в этих бедах стали бы тех же Романовых. Поэтому они решили, как и Беня Ельцин, не дожидаться расстрела у Кремлевской стены, а сделать: "Мы устали, мы уходим...". И организовали февральскую "революцию", в которой не меньше странностей и "случайных" совпадений, чем в турпоездке "Петроград - Тобольск -Екатеринбург".
   Цель поездки Анны Вырубовой-Танеевой, Лилли Ден и Григория Распутина - создание скрытого независимого от официальных властей канала передачи информации, создание путевых заметок о запланированных местах "ссылки", для того, чтобы заранее можно было написать черновики "дневников" для будущих дублеров Романовых, создание фотоальбома "мест ссылки" для создания "Тобольского цикла" фотографий царской семьи в изгнании.
   Что характерно - в отношении Романовых, как и в случае с Григорием Распутиным, можно тоже сказать - "нет тел - нет и уголовных дел".
  
  
  
   Часть Третья. "Загадочный "Ёрш" и всё те же лица".
  
  
   Тем, кто считает, что авторы всё придумали, и что Романовы были глупы, как пробки, и не были способны на организацию запланированной эвакуации приведём обширную цитату профессионального историка:
  
   Доктор исторических наук, профессор И.В. Зимин, "Царские деньги. Доходы и расходы Дома Романовых":
   "Когда в начале XX в. политическая ситуация в России резко обострилась, Николаю II пришлось срочно и негласно выводить деньги за границу. Тогда в 1905 г., во время Первой русской революции, царская семья всерьез рассматривала вариант спешной эвакуации из России. В качестве единственного надежного варианта осенью 1905 г. рассматривалась возможность эвакуации в Германию. Поскольку план эвакуации семьи в Германию был тесно связан с выводом денег в германские банки, несколько слов необходимо сказать и об этом.
   Эта история началась весной 1905 г., когда наряду с надвигавшимся поражением в Русско-японской войне Россия вступила в полосу кризиса, связанного с началом Первой русской революции. Революция поставила под вопрос не только будущее династии, но и личную безопасность Николая II и его семьи.
   К осени 1905 г. ситуация в России настолько обострилась, что охрана Николая II стала прорабатывать различные варианты эвакуации царской семьи из России. Поскольку в это время Николай II жил в Нижнем дворце в петергофском парке Александрия, расположенном буквально на берегу Финского залива, то в качестве рабочего варианта рассматривалась эвакуация царской семьи морем. Учитывался факт восстания на броненосце "Потемкин" Черноморского флота и революционное брожение среди балтийских матросов. Поэтому в качестве рабочего варианта эвакуации предполагалось использовать военные корабли Германии.
   Ближайшее окружение царя считало подобную перспективу развития событий вполне вероятной. Обер-гофмаршал Императорского двора, генерал-адъютант граф П.К. Бенкендорф с сожалением писал: "Жаль, что у их величеств пятеро детей... так как если на днях придется покинуть Петергоф на корабле, чтобы искать пристанище за границей, то дети будут служить большим препятствием". О такой возможности говорил и друг юности Николая II князь Э.Э. Ухтомский, по его словам, самым счастливым исходом для царя в 1905 г. будет считаться, "если он живым вместе с семьей успеет покинуть Россию".
   Эти заявления подтверждаются и тем, что у пирса перед Нижним дворцом в Петергофе, где проживала в то время царская семья, все лето до глубокой осени находилась подводная лодка "Ёрш". 1 октября 1905 г. Николай II счел необходимым пригласить командира подводной лодки "Ёрш" капитана Огильви на обед в свою резиденцию. Видимо, перспектива развития событий, связанная со срочной эвакуацией из страны, совершенно не устраивала Николая II, поэтому он с некоторыми нотками раздражения отметил в дневнике (11 октября 1905 г.), что подводная лодка "уже пятый месяц (курсив мой. - И. 3.) торчит против наших окон". Тем не менее, именно в этот день Николай II вместе с императрицей Александрой Федоровной сочли необходимым лично посетить подводную лодку. Можно предположить, что императрица во время этого "визита" прикидывала, как она будет размещать в подводной лодке своих детей. Конечно, императрица не спускалась в лодку, но размеры подлодки давали повод для таких раздумий.
   Говоря об этом эпизоде, связанном с пятимесячной стоянкой "Ёрша" у императорской резиденции в Петергофе, возникает ряд вопросов. Во-первых, среди русских подводных лодок, спущенных на воду к осени 1905 г., подлодки с названием "Ёрш" не было.
   Во-вторых, среди командиров русских подводных лодок на конец 1905 г. "капитана Огильви" также не было. В-третьих, первая подводная лодка под названием "Ёрш" была спущена на воду только летом 1917 г. В-четвертых, факт пятимесячной стоянки подлодки у императорской резиденции в Петергофе обязательно был бы отражен в литературе, посвященной Российскому подводному флоту. Тем более, что к осени 1905 г. "парк" действующих русских подводных лодок был весьма мал.
   Следует иметь в виду, что Николай II отличался прекрасной памятью. Он был крайне пунктуален в своих дневниковых записях, мог исправить время начала приема, уточнив запись на 10-15 минут, мог дописать фамилию принимаемого сановника, которую он упустил ранее. Поэтому удивительны эти записи в дневнике царя. Трудно представить, что он мог перепутать фамилию капитана и название подлодки, пять месяцев простоявшей под его окнами.
   В этой ситуации можно высказывать только предположения. С большой натяжкой можно допустить, что память все же изменила императору, тем более что подлодки с "рыбными" именами шли серией. В этом случае, вероятнее всего, по аналогии названий, у царской резиденции могла стоять подлодка "Окунь", спущенная на воду 31 августа 1904 г. Эта лодка осталась на Балтике, когда остальные подлодки из серии "Касатка" отправили на Дальний Восток. Однако в официальной истории этой подлодки указывается, что заводской ремонт на "Окуне" продолжался вплоть до лета 1908 г. Командиром подлодки "Окунь" с 19 марта 1905 г. по 17 апреля 1906 г. являлся С.А. Невражин. Поэтому версия с "отказом" памяти у Николая II маловероятна.
   Более реальна версия, связанная с тем, что под именем "Ёрша" у пирса Нижней дачи в Петергофе стояла немецкая подлодка, присланная кайзером Вильгельмом II. Эта версия отчасти подтверждается тем, что после того, как императрица Александра Федоровна "забраковала" вариант эвакуации семьи на подводной лодке, кайзер, в середине октября 1905 гг., прислал в Петергоф четыре быстроходных миноносца. Возможно, Николай II назвал в дневнике немецкую подлодку русским "Ёршом" в целях "конспирации" по аналогии с именами "рыбной" серии подлодок типа "Касатка".
   Напомним, что в 1905 г. Николай II стоял перед сложным политическим выбором: либо введение в стране диктатуры с последующим силовым вариантом подавления революции, либо политика уступок и либеральных реформ. Развитие политической ситуации происходило непредсказуемо, поэтому варианты "морской эвакуации" царской семьи из Петергофа просчитывались охраной летом 1905 г., а с 1 по 17 октября 1905 г. вариант срочной эвакуации семьи царя на подводной лодке был более чем реальным.
   Видимо, ситуация складывалась следующим образом. Императрица после посещения стоянки подводной лодки (11 октября 1905 г.) сочла "подводный" вариант эвакуации семьи неприемлемым (в октябре плавание подлодки в Финском заливе весьма "не комфортно"). Затем последовало личное обращение за помощью к кайзеру Германской империи Вильгельму II. В результате из Мемеля в Финский залив направлены германские миноносцы на случай срочной эвакуации царской семьи из Петергофа в Германию. 20 октября 1905 г. Николай II отметил в дневнике: "Морской агент Гинце прибыл с двумя герман. миноносцами из Мемеля с почтой посольства". Понятно, что "почта посольства" - только дипломатичное прикрытие возможной эвакуации царской семьи, поскольку "прикрывать" дипломатическую почту двумя миноносцами не было никакой необходимости. На следующий день, 21 октября, русский царь лично принял командиров немецких миноносцев. 23 октября 1905 г. прибыла вторая пара германских миноносцев, оба командира которых были также немедленно приняты Николаем II. Можно утверждать, что с 20 по 26 октября 1905 г. с командирами германских миноносцев был детально проработан и согласован план эвакуации царской семьи из России. Видимо, именно этот план и был доложен императору 27 ноября 1905 г. флаг-капитаном К.Д. Ниловым, которого Николай II принял в Нижнем дворце Петергофа."
  
   Вначале попробуем разобраться с "Ершом"
  
   Из Дневника Николая II за 1905 год:
   "11-го октября. Вторник.
   Тихий теплый день. После докладов принял Фредерикса, который завтракал с нами; он едет в отпуск за границу. Потом Гардинга, англ. посла. Покатался с Аликс в "тузике". Посетили лодку "Ерш", кот. уже пятый месяц торчит против наших окон. Море было как зеркало. После чая принял Булыгина. Вечером довез Аликс до Сони Орб[елиани] и вернулся домой. Весь вечер читал."
  
   Подводной лодки с названием "Ёрш" в 1905 году в составе Российского Флота, действительно официально не было. Но была канонерская лодка "Ёрш". Однако с ней тоже до конца не всё ясно.
   Канонерская лодка "Ёрш" -- мореходная канонерская лодка Российского императорского флота. Прототип восьми канлодок типа "Дождь".
   Водоизмещение 305,5 тонн
   Длина 29,6 м
   Ширина 8,69 м
   Осадка 2 м
   Мощность 240 л. с.
   Скорость хода 9,4 узла
   Автономность плавания 40 часов
   Деревянная винтовая канонерская лодка "Ёрш" была задумана как один из элементов комплекса средств береговой обороны Балтийского флота в сочетании с башенными броненосными лодками, башенными фрегатами типа "Адмирал Спиридов" и фортами Кронштадта. В мирное время предусматривалось использование лодки для нужд портового хозяйства и гидрографии. Развитие проекта канонерки "Опыт/Мина".
   Вооружение: 1 - 280 мм, 2 - 44 мм (с 1900 г. 4 - 87 мм (4 - фунтовые).
   Залож. 8.10.1873 г. Спущ. 5.08.1874 г. Вст. в стр. в 1875 г. (СПб/Новое Адмиралтейство; кор. инж. В.Ф. Пушкарев). Этот деревянный корабль по сути являлся плавучей платформой для одного мощного орудия. С целью повышения остойчивости (а также для маскировки) орудие с помощью специального устройства могло опускаться в трюм.
   В 1892 году переклассифицирована в канонерскую лодку береговой обороны. Участвовала в учебных плаваниях на Балтике. Исключена из списков флота в 1907 году
   Разоружена и сдана к порту 5.01.1906 г. В 08.1907 г. продана на слом.
  
   Итак, мы имеем деревянную канонерскую лодку в 305 тонн водоизмещением и длиной 30 метров. Причем кораблю этому в 1905 году было уже 30 лет (если считать с момента ввода в строй). Для корабля с деревянным корпусом - слишком почтенный возраст. И уже в январе 1906 года (спустя 3 месяца после записи в дневнике Николая II) канлодка окончательно разоружается и сдается в порт, после чего идёт на утиль.
   С точки зрения здравого смысла, использовать тихоходный слабовооруженный деревянный корабль преклонного возраста для охраны Императорской семьи или в качестве средства для бегства за границу - глупо.
   Однако если поискать какие-нибудь подробности, то выясняется, что канонерская лодка "Ёрш", не смотря на свои 30 метров и 300 тонн имела особый статус:
  
   Николай Карлович Рейценштейн (7 августа 1854 -- 27 ноября 1916, Петроград)
   1 января 1891 года произведен в чин капитана 2-го ранга. В 1891--1895 годах был старшим офицером клипера "Разбойник". С 1 января 1895 года командует канонерской лодкой "Ёрш". 15 апреля того же года назначен флагманским минным офицером штаба командующего практической эскадрой Балтийского моря. С 11 сентября 1895 года по 18 ноября 1898 года командует транспортом "Европа".
  
   Мы видим, что командиром лодки "Ёрш" в 1895 году был офицер в звании капитана 2 ранга. Причём не новоиспеченный, а после 4-х лет службы!
   Смотрим далее:
  
   Николай Дмитриевич Дабич (23 апреля 1857(18570423), Херсонская губерния -- ?)
  
   28 марта 1893 года произведен в чин капитана 2-го ранга. Командовал миноносцем "Моозунд" в составе практической эскадры Балтийского флота.
  
   С 17 апреля 1894 года по 14 января 1896 года старший офицер крейсера 2-го ранга "Крейсер".
  
   30 октября 1895 года награждён орденом Св. Анны 2-й степени.
  
   6 декабря 1895 года назначен командиром броненосца береговой обороны "Адмирал Спиридов".
  
   С 26 января по 25 февраля 1896 года временно исполнял обязанности командира канонерской лодки "Отважный" в заграничном плаванье. С 13 по 28 августа председательствовал в комиссии по испытаниям электрического катера "Пернач".
  
   С 13 августа 1896 года по 10 апреля 1897 года являлся слушателем общего курса Николаевской морской академии.
  
   С 10 мая по 10 сентября 1897 года командовал броненосцем береговой обороны "Адмирал Спиридов" в составе практической эскадры Балтийского моря.
  
   8 сентября 1898 года награждён прусским орденом Красного орла 3-го класса. В том же году командовал канонерской лодкой "Ёрш" в охране Петергофского рейда.
  
   С 6 декабря 1898 года назначен командиром крейсера "Африка" и по совместительству заведующий Офицерским минным классом
  
   И снова командует "Ершом" капитан 2 ранга, и снова не новоиспеченный, а после 5-ти лет службы! Причем до того он командовал броненосцем береговой обороны - кораблём большим по статусу!
   И ещё - в 1898 году канлодка "Ёрш" занималась охраной Петергофского рейда. Казалось бы - что мешает и в 1905 году, этой же канлодке охранять Петергоф? Но Срок службы корабля обычно определялся в Российском флоте в 25 лет, и в 1898 году "Ершу" было 23 года, а в 1905 - всё-таки 30 лет.
  
   Рассмотрим вопрос насчёт Огильви.
  
   Из Дневника Николая II за 1905 год:
   1-го октября. Суббота.
   День стоял серый, накрапывал дождь. Утром немного погулял. Завтракала А. Н. Нарышкина. Много читал. К 5 час. погода поправилась. Обедали: кн. Барятинская, Мамонов, Огильви, ком. "Ерша"*(?), два механика с "Полярной [Звезды]" и врач.
   * В тексте в этом месте поставлен вопросительный знак.
   Начнём с того, что Огильви и командир "Ерша" - "это две большие разницы" (С) и в дневнике Николая Второго они указаны через запятую, причём напротив командира "Ерша" поставлен знак вопроса - на том месте, где должна быть указана фамилия. Что же касается Огильви, то флотский офицер с такой фамилией существовал:
   ОГИЛЬВИ Георгий Георгиевич, (5 июня 1862 - после 1923)
   Старший офицер крейсера 1ранга "Генерал-Адмирал" (26.05.1903-),
   произведен в капитаны 2ранга "за отличие" (1.01.1904).
   Старший Помощник Командира Владивостокского порта (1906-1907)
   Вроде бы у Огильви и имеется, уже ставшее "традиционным" для командира "Ерша", звание капитана 2 ранга, но - Огильви и оный командир в дневнике Николая Второго перечислены через запятую.
   И ещё один важный момент.
   "Ёрш" и подводная лодка - "это тоже две большие разницы" (С)
   Сравним:
   Из Дневника Николая II за 1905 год:
   "16-го сентября. Пятница.
   Встали рано. В 9 час. подошла подводная лодка "Лосось"; она ныряла и обходила яхту. В 10 час. отправился на мин. "Гремящий", кот. снялся с якоря и пошел к выходу в море. Долетели до ост. Рондо и вернулись к якорной стоянке в час и 5 мин. Шли со скоростью 26 узлов. Почти не было тряски. Завтракали в 12 час. Пошли на "Разведчике" к вчерашнему месту охоты. Взяли те же загоны, разделенные пополам. Вернулись домой в 6 1/4. Витте прибыл на "Стреле" и остался обедать с нами. Вечером читал. Убил зайца.
   ...
   11-го октября. Вторник.
   Тихий теплый день. После докладов принял Фредерикса, который завтракал с нами; он едет в отпуск за границу. Потом Гардинга, англ. посла. Покатался с Аликс в "тузике". Посетили лодку "Ерш", кот. уже пятый месяц торчит против наших окон. Море было как зеркало. После чая принял Булыгина. Вечером довез Аликс до Сони Орб[елиани] и вернулся домой. Весь вечер читал."
   Как мы видим, Николай Второй различает "подводную лодку" и "лодку". Поэтому говоря о лодке "Ёрш", он скорее всего имел в виду канонерскую лодку "Ёрш", а не подводную.
   Но подводная лодка, как мы уже заметили, была! И это была подводная лодка "Лосось".
   Из Дневника Николая II за 1905 год:
   "14-го сентября. Среда.
   День простоял хороший, но прохладный. В 10 час. была обедня. Затем большой завтрак с начальством. Из Выборга пришло много пароходов с русскими служащими и с хорами музыки. В 2 часа покинули Транзунд и перешли в Бьорке. Стали на якорь между Кайвицей и Равицей с всем нашим отрядом.
   Обходил машину и кочегарни яхты во время хода. От 5 ч. до спуска флага играл хор Гвард. Экипажа. Занимался долго после обеда.
  
   15-го сентября. Четверг.
   Утро было солнечное и поэтому теплое. Покатались втроем с лейт. Волковым на двойке вокруг всех судов. Издали видел эволюции, производимые новою подводною лодкою.
   Завтракали в 12 час. Отправились на охоту на "Дозорном" на ост. Пей-сари. Взяли три загона; ходили много. Всего убито: 2 лисицы, 3 зайца, 4 тетерева, 2 совы и кобчик. Мною тетерка. Вернулись на яхту в 6 1/2. Читал и окончил все до обеда.
  
   16-го сентября. Пятница.
   Встали рано. В 9 час. подошла подводная лодка "Лосось"; она ныряла и обходила яхту. В 10 час. отправился на мин. "Гремящий", кот. снялся с якоря и пошел к выходу в море. Долетели до ост. Рондо и вернулись к якорной стоянке в час и 5 мин. Шли со скоростью 26 узлов. Почти не было тряски. Завтракали в 12 час. Пошли на "Разведчике" к вчерашнему месту охоты. Взяли те же загоны, разделенные пополам. Вернулись домой в 6 1/4. Витте прибыл на "Стреле" и остался обедать с нами. Вечером читал. Убил зайца."
   И опять же, окончательно расставлять все точки над "i" и утверждать, что в 1905 году не было подводной лодки с названием "Ёрш" нельзя. Точнее сказать с 1907 (момента сдачи в утиль канонерки "Ёрш" по 1914 год (момента закладки подлодки "Ёрш").
   Проблема в том, что с 1907 по 1914 год название "рыбье" название корабля "Ёрш" почему-то не использовалось. Хотя разумеется, это не аргумент. Даже не полунамек, а в лучшем случае четвертьнамёк.
   Но есть ещё и такой нюанс - в рапортах Бубнова и Беклемишева председателю МТК вместо термина "подводная лодка" используется либо "подводная лодка-миноносец N...", либо "миноносец N...". Соответственно "неучтённый" "Ёрш", предназначенный для эвакуации царской семьи, мог проходить по всем документам как номерной миноносец, каковых во флоте России было около 100 штук. Конечно же, "мог проходить" - а мог и не проходить. Опять намёк на намёк.
   Но намекнём ещё раз, обратившись к Дневнику Николая Второго за 1904 год.
  
   "5-го марта. Пятница.
   Холодный ясный день. Немного погулял утром. Принял: Gerard и Waters, австрийского, шведского и норвежского офицеров, едущих в Маньчжурию, чтобы следить за военными действиями.
   Завтракали: Ольга и Петя (деж.). В 3 часа поехал с ним в Новое Адмиралтейство, где осмотрел трансп. "Камчатка" и крейс. "Олег". Затем совершил целое путешествие через Николаевский мост на Балтийский завод, где посетил достраивающийся брон. "Князь Суворов". Осмотрел еще подводные лодки и одну маленькую лейт. Боткина.
   ...
   19-го октября. Вторник.
   День был очень занятой. Завтракали: Миша, Ольга, Петя, возвратившиеся из Рамони, и Соня Д[ен].
   Простились с командой в 9 человек подводной лодки "Сом", отправляемой скоро во Владивосток по жел. дор. с лейт. кн. Трубецким и Ден[ом] -- оба со "Штандарта".
   Принял совместный доклад по делам Финляндии кн. Оболенского и Эрштрема. Погулял с полчаса. Обедали вдвоем. Читал вслух.
   ...
   1-го ноября. Понедельник.
   После чтения утренних бумаг пошел гулять. Принял доклады д. Алексея и Ермолова. Вместе с Аликс простился и благословил офицеров и команды подводных лодок: "Фельдмарш. гр. Шереметев", "Касатка", "Дельфин" и "Скат", отправляемых во Владивосток. После завтрака был доклад Мирского. Гулял. Много читал до обеда.
   ...
   14-го ноября. Воскресенье.
   День рождения дорогой Мама и десятилетие нашей свадьбы! В 10 1/4 поехали в Гатчину. Обедня, поздравления и завтрак в Белой зале. Сидели у Мама долго и вернулись в Царское в 3 1/2 часа. Приняли депутацию от Уланского полка по случаю 10-летия со дня назначения Аликс шефом и двух офицеров и команду с подводной лодки "Осетр", отправляемой на Дальний Восток.
   За чаем дети устроили сюрприз и исполнили в лицах и в надлежащих костюмах басню "Стрекоза и Муравей". Вечером принял гр. Ламздорфа.
   ...
   7-го декабря. Вторник.
   День простоял ясный. В 10 1/2 поехали вдвоем в экзерциргауз, где я простился и благословил в поход 1-й понтонный батальон. Вернулись в 11 час. к докладам. Завтракала Элла и все дети. Простились также с командой подводной лодки "Осетр", которая отправляется во Владивосток. Гулял. Долго занимался. Обедали и провели вечер вчетвером."
  
   Обратим внимание на некоторые вещи:
   1. Порядок прощания Николая Второго с экипажами лодок
   19 октября - "Сом".
   1 ноября - "Фельдмаршал граф Шереметьев", "Касатка", "Дельфин", "Скат".
   7 декабря - "Осётр".
   Порядок прощания с экипажами по здравому смыслу должен соответствовать порядку убытия. Однако в других документах, в отношении "Сома" почему-то проходит датой отправки - 19 ноября.
   Г.Н.Трусов почему-то даёт совершенно другие даты:
   2 ноября - "Скат", "Налим".
   4 ноября - "Касатка", "Фельдмаршал граф Шереметьев".
   15 ноября "Сом", "Дельфин", "Осётр".
   Получается, что порядок прощания и порядок отправки нарушен, так же куда-то выпала лодка "Налим". Хотя можно предположить, что прощание с экипажем лодки "Осётр" 14 ноября и 7 декабря - это всё же прощание с экипажем "Налима" (14 ноября) и экипажем "Осётра" (7 декабря).
   Возникает вопрос - кому верить? Николаю Второму или Г.Н.Трусову?
   Но это тема отдельного исследования, Для нас же гораздо важнее фраза:
   "Простились с командой в 9 человек подводной лодки "Сом", отправляемой скоро во Владивосток по жел. дор. с лейт. кн. Трубецким и Ден[ом] -- оба со "Штандарта"."
   Два офицера с императорской яхты "Штандарт" оказались, что называется "впереди планеты всей" - в рядах первых подводников. И это, при том, что служба на подводных лодках была занятием не для слабонервных, ибо 16 июня 1904 года, когда учебным погружением подводной лодки "Дельфин" руководил заместитель командира лодки лейтенант Черкасов, из-за его ошибки подлодка ушла под воду с незакрытым люком и затонула. Погибли 24 матроса и сам Черкасов. Спаслись 10 матросов и два офицера.
   Не взирая на это и старший лейтенант князь Трубецкой и лейтенант Ден, с 6 сентября 1904 года приступают к освоению подводной лодки "Сом". По странной случайности, именно офицеры "Штандарта" командовали подводной лодкой, которая совершила во время русско-японской войны единственную попытку атаковать японские корабли.
  
   1905 год 28 апреля - 4 мая
   Боевой поход в район мыса Поворотный с целью поиска и атаки при обнаружении по пути следования судов противника в составе отряда подводных лодок из трех единиц ("Касатка", "Дельфин" и "Сом") под командованием командира ПЛ "Касатка". ПЛ снялась со швартовов у Эгершельда позже других ПЛ из-за необходимости пополнить запасы. После 09.00 у мыса Ахлестшева встретилась с ПЛ "Касатка" и "Дельфин". В 11.00 у о. Аскольд ПЛ разошлись, "Сом" обогнула остров с юга. В 15.45 вместе с ПЛ "Касатка" прошла о-в Аскольд. В 22.35 прошли мыс Поворотный и направилась в район, расположенный в 5 милях к югу от б. Судзухе, где ожидали встречи с неприятелем. Ночью ПЛ провела у залива Америка заряжая АБ. В 06.00 29.4 на траверзе мыса Сысоева, последовательно, одно за другим обнаружила два судна, идущих на пересечение курса. Установив, что перед ней два двухтрубных японских миноносца, ПЛ погрузилась на 30 футов и начала выход в атаку, сближаясь с первым кораблем. Подвсплыв под перископ, командир обнаружил, что миноносцы изменили курс и большим ходом удаляются на юг. Некоторое время ПЛ шла за миноносцами, но они быстро скрылись в тумане. В некоторых источниках говорится о том, что во время погружения для начала атаки ПЛ была обнаружена и обстреляна одним из миноносцев, и, что попаданий в лодку не было. В 11.30 всплыла и перешла в бухту Находка где в 18.20 встала на якорь. Позже туда подошла ПЛ "Касатка". В 04.00 30.4 ПЛ снялась с якоря и попыталась выйти из залива, но из-за сильной зыби в 06.00 вернулась. В 16.15 30.4 обе ПЛ снялись с якоря и пошли в залив Стрелок. Около 19.00 было обнаружено судно (предположительно транспорт), который вскоре скрылся в тумане. После захода в залив Стрелок были осмотрены все бухты о-ва Путятина. Противника не обнаружили. В 00.20 1.5 обе ПЛ встали на якорь в бухте Абрек. В 05.00 сменили стоянку и перешли в бухту Назимова. Вечером на якорную стоянку пришла ПЛ "Дельфин". В 08.00 2.5 снялись с якорей. В кильватерной колонне ПЛ пошли на Владивосток. Но через 10 миль из-за сильной зыби все ПЛ были вынуждены вернуться в б. Назимова где в 15.00 встали на якорь. В 22.00 3.5 ПЛ начали переход во Владивосток. В тяжелых условиях (туман и ветер) в 06.00 4.5 ПЛ повернули в пролив Старка. ПЛ "Сом" сменила головную ПЛ "Касатка" (так как ты была вынуждена закрыть рубочный люк). Вскоре после того как в 07.40 прошли его, ПЛ "Сом" села на мель около камня Св. Матвея, чуть позже рядом с ней села на мель ПЛ "Касатка". ПЛ "Дельфин" была отправлена во Владивосток за подмогой. В 10.00 обе ПЛ были сняты с мели буксиром "Павел". В 12.30 ПЛ отшвартовались в порту Владивостока;"
  
   И именно подлодка "Сом" проявила наибольшую активность среди всех лодок, действовавших во Владивостоке. За 6 месяцев боевых действий подлодка "Сом" прошла 1318 миль над водой и 93 мили под водой, удалялась от Владивостока на расстояние до 120 миль. Наибольшая продолжительность пребывания лодки в море составила 8 суток, из них под водой 16 час. 35 мин., при наибольшей продолжительности пребывания под водой до 1,5 часов.
   Возникает закономерный вопрос - откуда у офицеров с яхты "Штандарт" такие навыки подводного плавания? После всего 40-50 дней ускоренного обучения! Складывается впечатление, что офицерам "Штандарта" уже доводилось иметь дело с подводными лодками ранее.
   В воспоминаниях капитана 2 ранга Н.В.Саблина: "Десять лет на императорской яхте "Штандарт" упоминается о наличии специальной аппаратуры:
   "Кроме того, были телефоны - судовой сети и специальный, для подводного улавливания маячных сигналов, приемные аппараты которого располагались под водой с каждого борта и представляли собою обыкновенные соленометры. По этому подводному телефону, впервые в русском флоте установленному на "Штандарте", мы отлично ориентировались, проходя мимо плавучих маяков, снабженных такими же отправителями"...
   К сожалению Н.П.Саблин не дает подробного описания аппаратуры, но определенное представление о ней можно получить из 8-го тома "Технической Энциклопедии" 1929 г. издания, статьи "Звук", использующей в свою очередь статьи 1922-1926 г.г. Разумеется, за несколько десятилетий начала 20-го века техника в определенной степени шагнула вперед, но ненамного.
   "...V. Подводная акустика (гидроакустика) - изучение методов передачи звука в воде, его распространение и восприятие приемниками. В последнее время стали широко использовать свойства распространения звука в воде для целей подводной сигнализации. Применяемые для этого приборы называются гидроакустическим и приборами, и назначение их следующее: 1) подводная акустическая связь между кораблями; 2) обнаружение присутствия кораблей в тумане и в ночное время и определение их местонахождения; 3) наблюдение за движением неприятельских кораблей по шуму гребных винтов; 4) звуковое измерение глубин; 5) определение местонахождения айсбергов и присутствия значительных подводных препятствий.
   Излучатели звуковой энергии: а) Простейшим излучателем звуковой энергии под водой является подводный колокол... б) Подводная сирена...в) Мембранные излучатели (осцилляторы) ...Электромагнитные излучатели строятся по принципу обыкновенных телефонов...
   3) Приемники звуковой энергии. В установках для двусторонней акустич. связи осцилляторы б. ч. служат одновременно для приема и для передачи сигналов. В первом случае акустическая энергия превращается в электрическую, а во втором электрическая -- в механическую. Кроме того, применяются специальные типы приемников для приема шумов (гидрофоны)... Электромагнитный приемник представляет собою обыкновенный телефон увеличенных размеров...
   4) Пеленгование. Звуковое пеленгование заключается в определении направления на звуковой источник. Из методов пеленгования различают три главных: теневой, бинауральный и максимальный..."
   Саблин как раз и упоминает именно подводный телефон. С учетом же того, что в Российской Империи за десяток лет до русско-японской войны было построено почти 50 примитивных подводных лодок Джевецкого, категорично исключать возможность существования небольшой подводной лодки для прогулки их Императорских Величеств пожалуй не стоит.
   Теперь о персоналиях:
  
   "Осмотрел еще подводные лодки и одну маленькую лейт. Боткина."
  
   Речь идёт о полуподводной лодке, построенной Александром Сергеевичем Боткиным (1866-1936), родным братом того самого Боткина, который сопровождал Николая Второго и иже в Тобольск и далее.
  
   "...с лейт. кн. Трубецким и Ден[ом] -- оба со "Штандарта"."
  
   Ден со "Штандарта" - кто он? Это будущий муж той самой Лили - Юлии Александровны Ден, подруги Императрицы, которая (Императрица) приходится им кумой - крестной матерью их сына. Эта самая Лили, как мы помним, ездила В Тобольск с Анной Вырубовой-Танеевой и Распутиным. "Случайно" ровно за год, до отправки в Тобольск Романовых.
   Вот такое вот странное совпадение. Или совпадения. И Ден, и брат Боткина, подводные лодки, странное умение офицеров-надводников с яхты "Штандарт" в области подводного плавания, аппаратура для приема подводных сигналов на самом "Штандарте", загадочная элитная канлодка "Ёрш".
   Кстати, насчет "Ерша". Посмотрим на названия канонерок Российского Императорского Флота:
   Тип "Опыт"
   "Опыт" ("Мина")
   Тип "Морж"
   "Морж" "Горностай" "Соболь"
   Тип "Дождь"
   "Ёрш" "Бурун" "Туча" "Вихрь" "Дождь" "Снег" "Гроза" "Буря" "Град"
   Тип "Бобр"
   "Бобр" "Сивуч"
   Тип "Гиляк"
   "Гиляк"
   Тип "Кореец"
   "Кореец" "Манчжур" "Донец" "Запорожец" "Кубанец" "Терец" "Уралец" "Черноморец"
   Тип "Хивинец"
   "Хивинец"
   Тип "Грозящий"
   "Грозящий" "Гремящий" "Отважный" "Храбрый"
   Тип "Гиляк II"
   "Гиляк II" "Бобр II" "Кореец II" "Сивуч II"
   Тип "Карс"
   "Карс" "Ардаган"
  
   Как мы видим, из всего множества канонерок, только "Морж", "Бобр", "Сивуч" и "Ёрш" связаны с обителями воды.
   Но если в отношении "Морж"-"Горностай"-"Соболь" - ещё можно сказать, что это звериный ряд млекопитающих, а в отношении "Бобр"-"Сивуч" - это водные млекопитающие, то "Ёрш" в своем ряду единственный. Почему так?
   Подведем итог. Если брать факты по отдельности, то вроде, как и ничего нет. Если начать собирать всё в кучу, то... фрагменты мозаики отдельных фактов начинают складываться в причудливую картину.
  
  
   Комедия четвертая. Забывчивость Лили Ден.
  
   Итак, та самая Юлия Александровна Ден, которую звали в Царской Семье Лили, в 1922 году выпустила в Лондоне книгу "Подлинная царица" (The Real Tsaritsa).
   Тут, пожалуй, стоит пояснить очевидную вещь, которая отличает написание мемуаров и воспоминаний от публикации дневников и писем.
   Дневники и письма - это очень личное не подлежащее огласке, мемуары же и воспоминания - то, что выставляется на всеобщее публичное обозрение и обсуждение.
   Поэтому в мемуарах и воспоминаниях не упоминается то, что не должно быть упомянуто. И это аксиома!
   Муж Юлии Александровны Ден был военным моряком. Однако в своих воспоминаниях она весьма немногословна:
  
   "Моя замужняя жизнь началась при самых благоприятных обстоятельствах. Карл обещал мне, что всегда будет служить в личной охране Государя, и я в душе была убеждена, что мое будущее будет неразрывно связано с судьбой Императорской Семьи...
  
   Я твердо решила, что никакие материальные соображения не должны повредить этой дружбе, являвшейся источником такой радости для меня. Муж мой целиком был согласен со мной и всякий раз отказывался от постов, о которых время от времени заходила речь. Государыня поняла и одобрила мою точку зрения...
  
   Однажды, когда мой муж был удостоен приема Императором после награждения орденом, на приеме присутствовал полковник одного сибирского полка...
  
   Муж мой отправился на борту яхты "Полярная звезда" в Копенгаген, сопровождая Вдовствующую Императрицу Марию Федоровну, и с нетерпением ждал меня в Дании...
  
   А после того как мой муж получил назначение в Англию, я перебралась в Петроград и виделась с Государыней каждый день...
  
   Моему мужу было приказано сопровождать Императорскую Семью, отправлявшуюся в плавание на яхте "Штандарт", и я поняла, что день рождения встречу без своего супруга...
  
   Однажды вечером, когда мы с ним сидели в Императорском парке, обсуждая, как отпразднуем, хотя и с опозданием, это событие, к нему обратился один из руководителей его ведомства.
   - Ден, - проговорил он, - немедленно отправляйтесь к командиру порта. Вас там ждут.
   Вернувшись от начальства, муж был очень взволнован.
   - Лили! - воскликнул он. - Мне приказано явиться в распоряжение адмирала Эссена. Ехать я должен практически немедленно.
   Так оно и вышло. В три часа пополудни муж распрощался со мной. Узнав, что Карл уехал, Государыня прислала мне записку.
   "Надеюсь, что все окончится благополучно, - писала Она. - Бедняжка Лили, не отчаивайтесь".
  
   ...капитан 1 го ранга Императорского Российского флота Ден...
  
   Затем Императрица получила еще одно письмо, на этот раз анонимное, но тоже с обвинениями в адрес Государыни. Оба письма вызвали невероятное возмущение в лазаретах: офицеры, хорошо изучившие подлинную натуру Государыни, были страшно сердиты на злопыхателей. Жизнь была чрезвычайно трудной и связанной с лишениями. Дошло до того, что когда мой муж вернулся из Мурманска и спросил графа Капниста, как дела, граф ответил:
   - Скоро узнаете сами и ужаснетесь. Мы вернулись к эпохе Павла Первого. Нас ожидает погибель...
  
   После того как мой муж приехал на несколько дней на побывку, Государь послал за ним и внимательно выслушал его, задавая ему точные вопросы, чтобы выяснить ряд деталей. Сами мы его ни о чем не расспрашивали. Выяснилось, что муж целых два года участвовал в постановке минных полей, и Государь заметил, как плохо он выглядит.
   - Дену нужен отдых, - проговорил Его Величество. - Я оставлю его при Себе.
   Но осуществить это намерение Государю так и не удалось. Мужа вызвал к себе морской министр, и ему было предписано в течение двадцати четырех часов отбыть в Англию вместе с генералом Меллер-Закомельским, чтобы, по повелению Государя, вручить ордена ряду английских офицеров. Когда они прибыли в Англию, ни они сами, ни их английские хозяева еще не знали, что в России произошел переворот, поэтому в их честь был устроен великолепный официальный прием. Почти сразу после этого всем стало известно о том, что случилось в России, и вручить Царские награды стало невозможно. Любопытно, что сталось с этими наградами?
   Перед тем как отправиться в Англию, муж попросил меня приехать к нему. Обещать это я ему не могла. Хотя я горячо любила его, я полагала, что мой долг остаться с государыней.
   - Нет, Карл, - сказала я мужу. - Пока я не могу обещать ничего. Но если дела наладятся, я к тебе приеду.
   После того как муж отплыл, я чувствовала себя совершенно несчастной. Однако я готова была на любые жертвы ради Императорской Семьи. Слишком горячо я Их Всех любила."
  
   Из всего сказанного можно выудить следующее:
   1) Капитан 1 ранга Ден состоял в личной охране Императора.
   2) Отказывался от предложенных повышений.
   3) Награжден орденом.
   4) Сопровождал императрицу Марию Федоровну на борту яхты "Полярная звезда".
   5) Сопровождал Императорскую семью на борту яхты "Штандарт"
   6) Был откомандирован в распоряжение адмирала Эссена.
   7) Участвовал в постановке минных полей в течение двух лет. Причем его жена не в курсе, чем занимался её муж в течение этих двух лет.
   8) Был или служил в Романове-на-Мурмане (Мурманск).
   9) Получил назначение в Англию.
   10) Убыл в Англию вместе с генералом Меллером-Закомельским для награждения английских офицеров российскими орденами накануне февральской революции.
  
   Если подытожить, то получается образ этакого офицера для поручений-адъютанта, в обязанности которого входила охрана и сопровождение VIP-императорских персон, особые поручения и почему-то тайная постановка минных полей в течение двух лет в неизвестном месте. Короче - "Тайна сия велика есть!" (С)
   А как обстояло всё на самом деле? Из предыдущей главы мы уже знаем, что муж Юлии Александровны, до русско-японской войны служил на яхте "Штандарт", а затем оказался в числе первых офицеров подводников, и даже принимал участие в первой попытке подводной атаки вражеских кораблей.
   Правда вот узнаем мы это не от "забывчивой" Юлии Александровны, а из других источников, в том числе из дневника Николая Второго за 1904 год. Поэтому видимо будет правильным, исправить забывчивость Юлии Александровны, с помощью личной переписки её подруги - Императрицы Александры Федоровны Романовой.
  
   Из писем императрицы Александры Федоровны Романовой своему мужу:
  
   Царское Село. 11 ноября 1915 г.
  
   Мой любимый,...
   ...Вчера днем к нам заехала перед чаем милая Лили Ден, по дороге из Гельсингфорса в деревню. Она видела своего мужа, который рассказал ей много интересных эпизодов из их боевой жизни -- как они обстреливали берега с моря...
  
   О как! Муж значится, обстреливает вражеский берег с моря, и рассказывает об этом жене, а она в мемуарах, на весь тираж книги заливает сказки о том, что не видела его два года, и только случайно узнает, что все эти два года он где-то ставил мины...
  
   Ц. Село. 13 февраля 1916 г.
   Мой родной, милый!...
   ...Лили Д. с мужем приезжали на часок, к вечернему чаю. Она -- настоящая милочка и всегда такая забавная. Но его глупый смех переносить трудно. Разве ему дадут "Варяга"?
   Я очень рада, что ты доволен результатами военного совещания. Это прекрасно, что ты всех их созвал и дал им возможность обменяться мнениями в твоем присутствии.
  
   Это называется - "Чем дальше в лес, тем толще партизаны!". Конечно же, Лили Ден умеет хранить тайны, иначе она бы не была близкой подругой Императрицы, но не похвастать в мемуарах, про мужа, которому доверили командовать ГВАРДЕЙСКИМ КРЕЙСЕРОМ "ВАРЯГ"?
  
   Царское Село. 4 марта 1916 г.
   Мой родной, милый!
   Могу себе представить, как одиноко ты опять себя чувствуешь в Могилеве бедный друг! Я тоже ужасно скучаю по тебе. Я рада, что там тоже хорошая погода. Не правда ли, книга захватывающе интересна? Когда ты вернешься, ты должен окончить чтение ее вслух.
   Ну, вот Н.П. заходил к нам вечером. У них был долгий и серьезный разговор, а теперь они обратятся к тебе просить твоего решения. Взято свыше 400 матросов списки отправлены отсюда, так что лучшие люди, привыкшие к пулеметам, взяты, а обучение новых отнимает очень много времени. Но с матросами все это еще как-нибудь устроилось бы, если через месяц опять не возьмут 400 человек на Светлану. Чрезвычайно тяжело работать, когда хорошо наладишь все и потом, смотришь, все распадется на части. Ты приказал дать 6 офицеров в батальон -- это не было исполнено, а вместо этого теперь взяли 6, так что теперь Бэбины мичмана командуют ротами. Они ничего не знают, старые матросы знают дело лучше их, и могут видеть их ошибки и осуждать их распоряжения. Воронов заменит здесь Попова -- Кожевн. -- ст. офиц. на Варяге - Кублицкий, Таубе, Лукин, -- я забыла имена двух других. В таком виде батальон оставаться не может, потому что не будет уже тем, чем был, и каким ты хотел бы его видеть. Так что это придется решать тебе (не советуйся с крамольным адмиралом, он советчик плохой). Лучше всего отдай теперь людей для Светланы, а затем распорядись сформировать два небольших батальона, которыми любой мог бы командовать и которые не имели бы большого значения. Конечно, грустно видеть, как работа, в которую вложил душу, распадается. Н.П. привез офицеров и нижних чинов, как было приказано. Люди, разумеется, в восторге от этого -- удобный корабль, лучшее жалованье и нет маршировки. Им тяжела служба при меньших окладах в армии, вместо привычного дела; в армии почти все люди новые и молодые. Поэтому и нужны старые офицеры, чтобы держать их в руках и обучать. Я только потому тебе все это пишу, что вижу, как это расстроило Н.П. Он спокоен, грустен и ожидает твоего решения относительно их и его самого.
   Я спросила про Лялина. Кирилл тоже в отчаянии, что адмирал его рекомендовал. Когда Месс. Ив. написал Л., прося его вступить в батальон, так как они в нем нуждались, он отказался, потому что получал большое жалованье и предпочитал оставаться на корабле в Черном море или жить без дела в городе. Они были возмущены его поведением. И он, который не был на войне раньше и теперь ничем не отличился, получил такое блестящее назначение! Помнишь, говорили, что Н.П. слишком молод, чтоб получить "Штандарт", хотя он был на войне и командовал Олегом некоторое время -- и был твоим адъютантом, -- говорили, что Салтанов или Ден более заслуживают этого назначения. Теперь, когда она не идет в море, Ш. Шехм., Кирилл и все надеялись, что его назначат, так как он прекрасный человек, но адмирал его ненавидит. Увы, более чем когда-либо, убеждаешься в том, что адмирал совсем не интересуется экипажем -- (как много он мог бы помочь!), а он делает как раз обратное и представляет тебе дела в том виде, в каком ему желательно. Мне хочется, чтоб у тебя был кто-либо другой на его месте. И он ненавидит Григоровича так же, как Кедров его. Н.П. очень интересно рассказывал про все, где они стояли, они следовали за Преобр. Он выехал в среду вечером и приехал сюда в четверг утром. Я предчувствовала, что все это должно было случиться, когда ты мне сказал про Варяга. Он сегодня вечером возвращается в Режицу. оттуда, наверное, к тебе, и встретится с К. во вторник.
  
   Из этого письма Императрицы мы узнаем, что для комплектования экипажа "Варяга" отбирают 400 матросов и 6 офицеров из Гвардейского Флотского Экипажа. Также узнаем, что упомянутый Ден мог стать командиром Императорской яхты "Штандарт". Только вот всё это узнаем мы не от Юлии Александровны, а от Александры Федоровны.
   Кстати весьма забавно и шокирующе читать, как "глупая "гессенская муха" Аликс, которая вместе с Распутиным и своим тупым мужем Николашкой, которыя сгубили матушку Рассею" пишет про дефицит пулеметчиков, дефицит офицеров и кадровые вопросы.
   Только вот, ни Аликс и Никки вместе с Распутиным в гибели матУшки-Расеи абсолютно не причём! Причина, приведшая к "гибели" матУшки-Расеи, под которой традиционно подразумевают Великую Октябрьскую Социалистическую Революцию, и причина, вызвавшая бегство Романовых из России в марте 1917 года - одна и та же! И она УЖЕ УКАЗАНА в данном письме:
  
   "Ты приказал дать 6 офицеров в батальон -- это не было исполнено, а вместо этого теперь взяли 6...."
  
   Идёт война. Император является Верховным Главнокомандующим. Он отдает приказ, и... Приказ этот не только не выполняют, а ещё и делают наоборот. Прямое невыполнение приказа в условиях военного времени. И что? А ничего! Император слишком мягкий человек - никакой ответственности за невыполнение его приказа никто не понёс. А возможно и не мягкий человек Император, только вот некем ему заменить того, кого нужно отстранять от должности за невыполнение приказа. И все про это знают. Знают, что они незаменимые. И наглеют. Кто по-тихому, кто нагло. А потом пришли большевики ... Но это другая история, а мы вернемся к тому самому Дену.
  
  
  
   Царское Село. 8 марта 1916 г.
  
   Мой любимый!
   ...Вчера вечером, после обеда у Ани, Лили Ден с мужем, Кожевник. и Таубе провели вечер от 9 до 11 часов у нас. Грустно было с ними расставаться, такой далекий, бесконечный путь, и мы будем без известий. Ужасно в такое время быть далеко от дома! Все наши друзья разбросаны по разным сторонам. Дену удалось получить 20 офицеров, и он в восторге. Он с Лили и с большинством офицеров уезжает сегодня. Kitten выедет вслед за ними с командой несколькими днями позже. Для Лили это будет ужасно тяжело, она уже похудела, и глаза все время наполняются слезами. О, эта отвратительная война!
  
   И опять мы узнаем от Александры Федоровны, всё новые и новые подробности о её подруге Лили и её муже - Дене. Оказывается, Дену удалось получить в экипаж "Варяга" 20 офицеров, и ... его жена Лили едет вместе с ним на Дальний Восток! О чём сама Лили в своей книге, разумеется молчок!
  
   Ц.С. 23 июня 1916 г.
   Ангел мой любимый!
   ...Сегодня вечером я у Ани видела милую Лили Ден; она только что вернулась наши корабли вышли в море, сохрани их Боже! Она провела две недели в Японии, так как муж ее получил туда назначение. В Киото она жила в доме и даже в той самой квартире, которую занимал ты. Она увлечена Японией; ей удалось очень многое видеть. Она вызывала большое любопытство на улицах; маленькие японки увлекались ею и висли со всех сторон на этой великанше. Она привезла мне слона из слоновой кости, по такому же каждой девочке, а также Бэби, я ему их пересылаю. Слоны приносят счастье, особенно если их семь, в общей сложности их у нас семь, так как у Бэби два.
  
   Из этого письма мы узнаем, что "Варяг" вместе с "Чесмой" вышел в море (19 июня). Только вот дальше... Дальше начинает лукавить и наводить тень на плетень Александра Федоровна.
   "...она только что вернулась наши корабли вышли в море..."
   Корабли вышли в море 19 июня. Лили Ден вернулась 23 июня.
   19, 20, 21, 22, 23 = 5 дней. Пять дней из Владивостока до Петрограда. Интересно каким видом транспорта? Современный поезд идёт 7 дней. До Москвы из Владивостока. А тут - 5 дней!
   "Она провела две недели в Японии, так как муж ее получил туда назначение."
   Никакого назначения её муж в Японию не получал. Экипаж "Варяга" прибыл сразу, к крейсеру, который к тому времени находился уже во Владивостоке.
   "В Киото она жила в доме и даже в той самой квартире, которую занимал ты."
   Ага! Мне "панимашь" президентский пентхаус дайте! Опять Юлия Александровна шляется, по так сказать "королевским местам". Короля былого, текущего и будущего???
   С какого перепугу ей, "просто жене командира крейсера", дали разместиться в царских палатах? Опять мистическое совпадение? Ещё один рояль в кустах?
   Единственное логическое объяснение - у Лили Ден был, что называется "мандат" от Императорской Семьи, и она выполняла личное поручение своей кумы - Императрицы Александры Федоровны и Николая Второго.
   Какое поручение?
   "Она увлечена Японией; ей удалось очень многое видеть. Она вызывала большое любопытство на улицах; маленькие японки увлекались ею и висли со всех сторон на этой великанше. Она привезла мне слона из слоновой кости, по такому же каждой девочке, а также Бэби, я ему их пересылаю. Слоны приносят счастье, особенно если их семь, в общей сложности их у нас семь, так как у Бэби два."
   Достаточно косноязычный абзац. Она увлечена, ей удалось многое видеть. Почему видеть, а не увидеть? Потом идут слоны из слоновой кости. Общим числом семь. Приносят счастье.
   Да, слоны, вроде как и приносят счастье, особенно, когда их семь. Только вот где те слоны и где та Япония? Или "Россия, тьфу, Япония - родина слонов?". Слоны есть в Индии, слоны есть в Африке. Разумеется, в Японии тоже, если подсуетиться, можно найти фигурки слонов из слоновой кости. Но это - не национальный японский колорит! Из Японии в качестве сувениров традиционно принято возить что-то японское, например нецке, или там что-то самурайское, или шёлковое кимоно. Но не слонов!
   Соответственно и единственное внятное объяснение этим слонам - Александра Федоровна условным языком сообщает своему мужу то, что нельзя доверить даже бумаге. Что именно? Например, что-то, что связано с собственностью императорской семьи. Скажем, речь идёт об операции по перемещению финансовых активов в ценных бумагах и драгоценных металлах. Возможно о том самом "царском золоте", которое много десятилетий упорно ищут, считая, что Романовы были расстреляны в Екатеринбурге. Что и куда перемещалось? Разумеется, Александра Федоровна об этом в письмах не пишет. Но вот, слоны, они всё же в Японии не водятся. И не японский это вовсе сувенир!
  
  
   Царское Село. 15 декабря 1916 г.
   Вот чудо (все говорят): "Варяг" пришел раньше других -- шторм 40 балл. -- от Гибралтара до Глазго. Вода не только хлестала сверху, но забиралась внутрь и увы! -- всюду; машины неважны, их надо скорей чинить в Англии. Наш Друг волновался, когда они вышли из Владивостока, но они остались целы и невредимы, потому что Лили с верой ходила летом в Верхот(урье) и Тобольск с Гр. и Ан. Благословения, любовь, ласки и поцелуи без конца, мой любимый муженек.
   Жаль, что телефон так плох.
   Твоя.
   Кож(евников) был очень мил и много рассказывал. Надеюсь, что ты увидишь его раньше, чем он поедет обратно. Он приехал с Адм. У них было 3 крушения на новой линии. Вероятно, в феврале "Варяг" должен будет отправиться на 5-6 месяцев в Англию для ремонта, так как опасно оставить его так, -- он стар и ненадежен. Англичане всюду милы, во всех портах помогают, где и как только могут. Бедному мальчику пришлось произносить речи в Англии. Говорят, что Ден прекрасный капитан, всегда спокоен, никогда не теряет головы. Страшная жара летом. Они плыли 5 месяцев. Их так качало (42), что орудия тащились боком по воде. Так приятно видеть его! Он не мог прийти в себя от изумления, что Анаст(асия) так растолстела и выросла.
  
   Роль Кожевникова Льва Матвеевича - старшего офицера на "Варяге" и его связи с императорской семьей требуют отдельной проработки. Пока же заметим, что:
   1) Александра Федоровна проявляет весьма странную осведомленность в области судоремонта - пишет мужу о планах ремонта "Варяга" в Англии в феврале 1917 года.
   Почему весьма странную? Флагманский инженер флотилии, штабс-капитан М.Ф. Гарденин составил ремонтные ведомости на "Варяга", и только 12 января 1917 года (через месяц после написания Александрой Федоровной письма!!!) Бестужев из Романова-на Мурмане отослал их заказным письмом в Адмиралтейство. Руководство МТК приняло решение выводить крейсер на ремонт в Англию и подписало договор с британцами о союзнической помощи в ремонте (договор был подписан ещё позже, чем 12 января!). В качестве ремонтной базы предполагался завод "Камлиль Лэрд" под Ливерпулем, и прибыть туда крейсеру следовало в период с 17 по 25 марта текущего года. Каким образом Александра Федоровна без наличия ремонтных ведомостей и действующего договора определила дату начала и сроки ремонта крейсера? Только если это было запланировано заранее, и у "Варяга" помимо ремонта была и какая-то другая цель.
   2) В письме упомянуты переживания Григория Распутина по поводу "Варяга", поездка Лили в Тобольск и Верхотурье. Опять так вот просто упомянуто.
   3) Письмо написано вечером-ночью 15 декабря, сразу по прибытии и старшего офицера с "Варяга". Вечером-ночью 16 декабря будет "убит" Григорий Распутин.
   То есть можно считать, что механизм исхода Романовых из России 15 декабря 1916 года перешёл в активную фазу.
  
   Царское Село. 24 февраля 1917 г.
   Бесценный мой!
   Погода теплее, 4 1/2 гр. Вчера были беспорядки на В(асильевском) острове и на Невском, потому что бедняки брали приступом булочные. Они вдребезги разнесли Филиппова и против них вызывали казаков. Все это я узнала неофициально. Вчера вечером Бэби был весел, я читала ему "Дети Елены", потом ему читал П.В.П. -- 38,1 в 9; в 6 -- 38,3. У Ольги оба раза 37,7. Вид у нее хуже, изнуренный. Он спал хорошо и теперь у него 37,7. В 10 пошла посидеть с Аней (у нее, вероятно, корь -- 37,7, сильный кашель, болит горло, -- а может быть, ангина), а потом с Лили, Н.П. и Родионовым, который обедал у нее в коридоре, так как она была в постели.
   Итак, Варяг уходит в Англию на 6 месяцев -- может быть, сегодня. Она, конечно, молодцом, но видно, как огорчена, разочарована и беспокоится.
   Каким страшно одиноким должен был ты чувствовать себя первую ночь! Не могу представить тебя без Бэби, мой бедный, милый ангел!
  
   Это "последняя песня про Маугли" (С), в смысле про "Варяг", который так и не упомянула ни разу Лили Ден в своей книге, но который так часто упоминала её подруга Императрица Александра Федоровна.
   Но не только Императрица, но и Император упоминал "Варяг" и его командира в своём дневнике. Упоминает он и Меллера-Закомельского:
  
   11-го января. Среда
   Утром ко мне заходили Воейков и Боткин. Погулял недолго. Принял Бойцовского-Кригера, Ягмина, ком.[андира] Нижегородцев, и сенатора Кривцова. После завтрака приняли вместе жену Кульнева с маленьким сыном, моим крестником. Погулял с Ольгой. В 4 ч. принял Щегловитова, а в 6 ч. Штюрмера. Занимался бумагами. Обедали: Лили Ден с мужем, кот[орый] приехал с "Варяга" с Мурмана, Аня и Н. П. Вечером читал вслух.
  
   15-го января. Воскресенье
   В 10Ґ поехали к обедне. Завтракал Линевич (деж.) В 2 часа отправился со всеми детьми на снеговых моторах Кегресса к Пулкову; проезжали по разным оврагам, спустились с горы, ехали прямо полями и болотами вдоль Гатчинского шоссе и вернулись через Баболово. Нигде не застряли, несмотря на глубокий снег, и вернулись домой в 4 ч. очень довольные необычной прогулкой. Погулял ещё в саду. После чая принял сен. Милютина по делам наместничества. Читал до 8 ч. Вечер провели на той стороне у Ани с Н. П., обоими Ден, С. В. Злебовым и Линевичем.
  
   19-го января. Четверг
   Мороз увеличился, день простоял светлый. После прогулочки принял МамАнтова, ген. Фролова, Пильца и пензенского губернатора Евреинова. После завтрака посидел у Алексея -- ему лучше и жара почти не было. Сделал хорошую прогулку с Татьяной. До чая принял А. С. Боткина, после Добровольского. Вечером занимался и затем посидел у Ани с Денами, Гротеным и Н. П.
  
   22-го января. Воскресенье
   Солнечный морозный день.
   В 10 час. принял итальянского министра из состава членов конференции -- Шалойя. В 10Ґ поехали с дочерьми к обедне. Завтракали: Мордвинов и Сердюков (деж.). Посидел у Алексея и затем погулял с Татьяной. Читал и писал до 8 ч. После обеда провели вечер на той стороне с Денами, Аней, Н. П., Солтановым и Чистяковым.
  
   26-го января. Четверг
   Мороз полегчал. День стоял солнечный. После прогулки принял МамАнтова, ген. Остроградского и Раева. Завтракал Кароль и его свита. Простились с ними -- они уезжают в Москву. Погулял с Татьяной. В 6 час. принял Протопопова. После обеда сидели на той стороне с Денами, Алей, Н. П. и Злебовым.
  
   30-го января. Понедельник
   Проснулся с хрипотой. После Григоровича принял ген. Меллер-Закомельского, ген. Хелленса и полковника гр. Адлерберга. Погулял с Татьяной. Погода стояла приятная. Сидел у Алексея до чая. В 6 ч. принял Щегловитова, а затем Протопопова. Завтракал и обедал Линевич (деж.). После вечерних бумаг делали puzzle.
  
   Тут нужно заметить очередное лукавство Лили Ден. С 11 по 26 января (по дневнику Николая Второго) - это 16 дней или половина месяца, а не "несколько дней". Если же по письмам Александры Федоровны, то Ден убыл - 23-24 февраля - то есть пробыл почти 40 дней.
   Как минимум 5 вечеров Император и Императрица провели с Лили Ден и её мужем. А потом как говориться понеслись вскачь и кони и люди...
   Какую роль сыграл "Варяг" в бегстве Романовых из России? Когда произошла подмена Романовых на "Романовых? Попробуем со всем этим разобраться...
  
  
  
   Комедия пятая. ГенералЪ, ГенералЪ, что ж ты б...
  
   Сырым не едят, вареным выбрасывают.
  
   Чтобы понять почему современники говорили об императоре Николае Втором как о безвольном и никчемном человеке, нужно рассмотреть вопрос о том, что представляли из себя эти самые современники. Разумеется, рассмотреть на самом положительном и благородном примере, чтобы читатели не обвинили авторов в предвзятости.
   Поэтому мы будем исходить из современной точки зрения пропагандируемой российскими СМИ, а также такими величайшими историками, как Солженицын, Солонин, Сванидзе, Познер и другими.
   Эта точка зрения такова: "Большевики - сволочи, мерзавцы и негодяи, а "белые" - смелые, честные, отважные и благородные".
   Исходя из этой точки зрения, авторы предлагают выбрать самого-самого белого и благородного корнето-поручика Голицына-Оболенского и рассмотреть его биографию.
   Кто был самым-самым у белых?
   Цитата:
   "Нашим знаменем должен быть образ генерала Корнилова и мы должны помнить, что в борьбе с большевизмом под национальным флагом нет места ни партийности, ни классам"
   Как пишет современный историк В. Ж. Цветков, гибель генерала Корнилова не стала концом Белого движения на юге России: Добровольческая армия выстояла в тяжелейшие дни "Ледяного похода", и сделала имя генерала символом высокого патриотизма и самозабвенной любви к Родине. В Зарубежье его подвиги вдохновляли русскую молодежь...
   Вот это самое имя, Лавра свет Георгиевича, которое вдохновляло молодёжь мы и рассмотрим. Светоча, или даже так сказать прожектора и неувядаемого символа Белого Движения.
  
   Приступим, однако!
   О Лавре Георгиевиче Корнилове сказано и написано много. В основном пастельно-карамельно-приторно-пасторального. Типа был такой великий человек, который очень радел за землю русскую, и даже почти её спас от поганых и продавшихся немцам жидобольшевиков приехавших в Россию в немецком опломбированном вагоне. Но не смог спасти Лавр свет Георгиевич землю русскую, ибо большевиков в этом вагоне было слишком много. Дофига их там было. И убили подлые большевики спасителя земли Русской. А потом выкопали из могилы тело и нахфиг сожгли. Эх, если бы не большевики! Вот мы бы тогда уж надавали нахфиг этим большевикам и повесили бы всех на фонарных столбах! И войну бы выиграли у немцев! И правил бы нами честный и благородный Лавр свет Георгиевич... далее по тексту страниц этак на 50 идёт традиционная лабуда на тему матУшки-Расеи, которую мы потеряли, православных крестьян, пицот мильёнов зверски замученных Сталиным россиян, миллионы изнасилованных немок и так далее...
   Однако плач Ярославны и высокие патетические слова аргументами в историческом расследовании не являются. Факты и только факты. Свидетельства очевидцев. И вот эти самые факты и свидетельства очевидцев к несчастью для всех поклонников и фанатов Лавра Георгиевича Корнилова, говорят о том, что речь идёт не о великом для России человеке, а всего лишь об очередном использованном презервативе, натянутом на дирижабль. Причем на австрийский, а возможно даже и на немецкий.
   Не верите? Попробуйте ответить на простой вопрос:
   Кто пропустил на территорию России тех самых большевиков из того самого немецкого опломбированного вагона, и кто предоставил вождю мирового пролетариата Владимиру Ильичу Ульянову-Ленину (возможно даже и Бланку) (по совместительству жидонемецкому шпиону) броневик в качестве трибуны для выступления на Финляндском вокзале?
   Ответ будет весьма прост - сделал это самолично Лавр Георгиевич Корнилов, со 2-го марта 1917 года назначенный на первом заседании самопровозглашённого Временного правительства на ключевой пост Главнокомандующего войсками Петроградского военного округа, взамен арестованного генерала С. С. Хабалова. Ленин прибыл в Петроград 3 апреля 1917 года. И Корнилов не только не воспрепятствовал этому, но ещё и подогнал Ильичу броневик для выступления.
   И это исторический факт, опровергнуть который невозможно.
   Кстати, а почему вдруг именно Корнилов был назначен Главнокомандующим войсками Петроградского военного округа? В чём его заслуги?
   А заслуги его очень простые. Из серии "Тагил рулит" (С). В смысле не Тагил, а Туркестан.
   Вспомним биографию Л.Г.Корнилова (цитируется по Википедии):
  
   4 августа 1892 года Корнилов закончил дополнительный курс училища, что дало приоритет при распределении на службу, и надел погоны подпоручика. Перед ним открылась перспектива службы в гвардии или в столичном военном округе, однако молодой офицер выбрал Туркестанский военный округ и получил назначение в 5-ю батарею Туркестанской артиллерийской бригады. Это было не только возвращением на его малую родину, но и передовое стратегическое направление при намечавшихся тогда конфликтах с Персией, Афганистаном и Великобританией.
   В Туркестане помимо рутинной службы Лавр Георгиевич занимался самообразованием, просвещением солдат, изучал восточные языки. Однако неуёмная энергия и настойчивый характер Корнилова не позволили ему оставаться в поручиках, и через два года он подал рапорт на поступление в Академию Генерального штаба.
   В 1895 году, блестяще сдав вступительные экзамены (средний балл 10,93, по пяти дисциплинам -- из максимальных 12), зачислен в слушатели Николаевской академии Генерального штаба. Во время обучения в Академии в 1896 году Лавр Георгиевич женился на дочери титулярного советника Таисии Владимировне Марковиной, а через год у них родилась дочь Наталья. В 1897-м, окончив Академию с малой серебряной медалью и "с занесением фамилии на мраморную доску с именами выдающихся выпускников Николаевской академии в конференц-зале Академии", досрочно получивший чин капитана (с формулировкой "за успешное окончание дополнительного курса") Корнилов вновь отказался от места в Петербурге и выбрал службу в Туркестанском военном округе.
   С 1898 по 1904 год служил в Туркестане помощником старшего адъютанта штаба округа, а затем -- штаб-офицером для поручений при штабе.
  
   Итак, Туркестан. 1892-1895, 1898-1904. Что знаменательного происходило в эти годы в Туркестане? Обратимся ко всё той же "Википедии":
  
   В мае 1889 года действительный статский советник Фёдор Михайлович Керенский был назначен главным инспектором училищ Туркестанского края и с семьёй переехал в Ташкент. По "табели о рангах" его чин соответствовал званию генерал-майора и давал право на потомственное дворянство. Тогда же восьмилетний Саша начал учиться в ташкентской гимназии, где был прилежным и успешным учеником. В старших классах у Александра была репутация воспитанного юноши, умелого танцора, способного актёра. Он, с удовольствием принимая участие в любительских спектаклях, с особым блеском исполнял роль Хлестакова. В 1899 году Александр с золотой медалью окончил Ташкентскую гимназию и поступил на юридический факультет Петербургского университета.
  
   Да, вот оно именно то, что называется "моментом истины" во всей его неприглядной форме. Ташкент, город, конечно же, хлебный, но не настолько большой, чтобы некоренное русское меньшинство в нём проживавшее, не общалось и не контактировало друг с другом. Соответственно Корнилов имел возможность общаться с Керенским-старшим, ну и чисто по-дружески, или почти как старший брат (11 лет разницы в возрасте) трепать за чуб Керенского-младшего. Поэтому Л.Г.Корнилов и А.Ф.Керенский - в определенной мере "земляки" и их знают друг друга.
   Кстати Керенские имеют ещё и других "друганов-земляков" по предыдущему месту регистрации и проживания - Ульяновых. Тех самых!
  
   В Казани Ф. М. Керенский женился на Надежде Адлер -- дочери начальника топографического бюро Казанского военного округа. По отцовской линии Н. Адлер была дворянкой русско-немецкого происхождения, а по материнской -- внучкой крепостного крестьянина, который ещё до отмены крепостного права сумел выкупиться на волю и впоследствии стал богатым московским купцом. Он оставил внучке значительное состояние. Дослужившись до чина коллежского советника, Фёдор Михайлович получил назначение в Симбирск, на должность директора мужской гимназии и средней школы для девочек. Самым знаменитым воспитанником Фёдора Керенского стал Владимир Ильич Ульянов (Ленин) -- сын его начальника -- директора симбирских училищ -- Ильи Николаевича Ульянова. Именно Фёдор Михаилович Керенский поставил ему единственную четвёрку (по логике) в аттестате золотого медалиста 1887 года.
   Семьи Керенских и Ульяновых в Симбирске связывали дружеские отношения, у них было много общего в образе жизни, положении в обществе, интересах, происхождении. Фёдор Михайлович, после того как умер Илья Николаевич Ульянов, по мере своих сил оказывал участие в судьбе детей Ульяновых. В 1887 году, уже после того как был арестован и казнён Александр Ильич Ульянов, он дал брату политического преступника -- Владимиру Ульянову положительную характеристику для поступления в Казанский университет.
   В Симбирске в семье Керенских родились два сына -- Александр и Фёдор (до них в Казани появлялись только дочери -- Надежда, Елена, Анна).
  
   Вот так вот! Рука руку моет, как говорится! Ильич-Ленин - тоже "зёма" Керенского. Возможно, именно поэтому Лавр свет Георгиевич Корнилов и подогнал Ильичу броневичок в качестве трибуны, ибо приехал "друган его другана". "Земляки-братья" так сказать!
   Что ещё интересного?
   2 марта Корнилова назначают на должность.
   5 марта он прибывает в Петроград и вступает в должность.
   Что должен делать Командующий округа, если в его округе революция, анархия, волнения и разгул преступности?
   Навести порядок? А вот и не угадали! Первым делом нужно опорочить честь и мундир русского офицера! Сделать так, чтобы русским офицерам русские же люди плевали в спину, и при всяком удобном случае норовили поднять на штыки.
   И наш Лавр свет Георгиевич с радостным визгом это делает. Он мчится в Царское Село и арестовывает находящуюся там императрицу Александру Федоровну, а так же её больных детей.
   Можно по-разному относится к личности последней русской императрицы. Можно ругать её последними словами и кричать, что именно она вместе с Гришкой Распутиным сгубила всю Россию и прочее бла-бла-бла. Но факт остается фактом - императрица была женщиной. Как минимум в биологическом смысле этого слова (родила пятерых детей).
   Однако нашего героя "болярина Лавра" это нехфига не остановило! Ведь нужно показать всему миру, что русские офицеры воюют исключительно с женщинами и больными детьми! И даже (что удивительно!!!!) одерживают победы на этом поприще!
   Что характерно, арест беззащитной женщины с больными детьми - ЕДИНСТВЕННЫЙ ДОСТОВЕРНО ПОДТВЕРЖДЕННЫЙ ВОЕННЫЙ УСПЕХ ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА, КАК ВОЕННАЧАЛЬНИКА.
   Следующим деянием Лавра свет Георгиевича стало обеспечение торжественной встречи вождя мирового пролетариата на Финляндском вокзале, о чем мы упоминали выше.
   Дальше - больше! Офицеры русской армии опорочены поступком Корнилова, но ещё не опорочена и не облита грязью сама русская армия. К "простым пехотным Ваням" люди относятся с уважением. Уважают и их награды. Что нужно сделать? Правильно! Опорочить и солдат и награды, которые они носят.
   Именно поэтому 6 апреля 1917 г. Лавр свет Георгиевич ЛИЧНО наградил Георгиевским крестом унтер-офицера лейб-гвардии Волынского полка Т. И. Кирпичникова, первым начавшего бунт в своем полку в начале Февральской революции и убившего капитана Лашкевича. То есть наш светоч и радетель Расеи наградил высшей военной наградой России предателя и изменника Родины. Тыловую крысу, которая подняла бунт из-за нежелания идти воевать в окопы. И этим награждениям был разом и окончательно перечеркнут лозунг "За Веру, Царя и Отечество!" и разрушено мировоззрение солдат в армии. Зачем воевать и проливать свою кровь на фронте, когда можно попросту убить своих командиров и тебя будут считать героем!
   За эти подвиги Лавра свет Георгиевича, его "зёма" Керенский, тут же попытался назначить Корнилова Верховным Главнокомандующим, но не вышло - слишком уж много офицеров встало на дыбы, ибо Лавр свет Георгиевич явно лез без очереди. Не получилось назначить его и командующим Северным фронтом - генералы поняли, что эта мразь Корнилов развалит этот самый Северный фронт и откроет немецким войскам дорогу на Питер, а им в отличие от Корнилова всё ещё хотелось выиграть войну!
   Что характерно, Ленин и большевики, ещё даже не начинали своей агитации, только-только вживались в текущую обстановку после эмиграции, а армии уже как таковой по сути уже не существовало - Керенский и Корнилов на пару развалили её меньше чем за неделю.
   Что нужно Германии в 1917 году для победы над Россией, Англией, Францией и САСШ? Прежде всего нужно продовольствие! Где его больше всего? На юге России. Значит что? Правильно! Нужно сдать немцам Украину и южные области России.
   И Корнилова назначают командующим 8-й армии, которая действует на указанном направлении. Что должен делать настоящий командующий армии? Настоящий командующий армии должен готовить свою армию к ведению боевых действий. Что делает Корнилов? Он в первую очередь холит и лелеет собственную манию величия! Он ведь велик! Выше него только горы! Круче него только яйца! Много ли известно генералов, самолично арестовавших императрицу и её детей? А вот он такой! Такой вот единственный и неповторимый! Он арестовал жену Помазанника Божьего, а затем и самого Помазанника Божьего. Что это значит? А значит это то, что он как минимум равен по статусу Помазаннику Божьему, а по факту даже круче и могуче оного. Мегаимператор нах! Что положено Императору? Личная гвардия и многочисленная охрана! Личной охраной Корнилова стал конный Текинский полк. ДРУГИЕ КОМАНДУЮЩИЕ АРМИЙ ЛИЧНОЙ ОХРАНЫ НЕ ИМЕЛИ.
   Но и этого мало! Несмотря на усилия Керенского и Корнилова, русская армия по-прежнему имеет определенную боеспособность. Плохую, но ещё имеет! Эти недочеловеки-русские по-прежнему цепляются за отмененные революцией понятия - Веру, Царя, Отечество, Совесть, Долг, Честь. Далеко не все - дурман вседозволенности, бесплатного кокаина и либеральной пропаганды делает свое дело, но делает недостаточно быстро. Процесс уничтожения армии нужно ускорить. Каким образом? Классическим. Используя старый проверенный способ - "разделяй и властвуй". Нужно отделить от армии тех, у кого есть желание воевать за идею, у кого имеется собственная воля и лидерские задатки собрать компактно, а затем уничтожить. Как уничтожить? Погнать собранных на вражеские пулеметы. То есть создать своего рода аналог "штрафбатов". Извращенный аналог. Ибо если в штрафбатах и штрафных ротах люди искупали свою вину за трусость на поле боя, то в ударных частях добровольцам так сказать с благими патриотическими целями предлагали быть на острие атаки: "А остальные пойдут за вами, глядя на ваш героический пример".
   19 мая 1917 года Корнилов приказом по 8-й армии сформирован Первый Ударный отряд из добровольцев (первая добровольческая часть в Русской армии). За короткий срок трехтысячный отряд был сформирован и 10-го июня генерал Корнилов произвел ему смотр.
   26 июня 1917 года произошло боевое крещение отряда. Прорвав австрийские позиции под деревней Ямшицы, благодаря чему был взят Калуш. Потом произошла неизбежная расплата за содеянное - австро-германские войска нанесли ответный удар. Русские армии Юго-Западного фронта не смотря на преимущество в численности и вооружении в сравнении с противником попросту разбежались. Фронт по сути перестал существовать - дорога к зерну Украины и Юга России была открыта для немцев.
   И всё это произошло благодаря созданию по инициативе Керенского и Корнилова пресловутых ударных отрядов.
   Причина катастрофы Юго-Западного фронта проста и формулируется формулой "настоящих буйных мало - вот и нету вожаков". Замечено, что примерно 5% людей обладают определенными лидерскими задатками. Именно за этими 5% и тянутся остальные 95% и стремятся им подражать, или держаться за них. Часть лидеров была выведена из строя революцией февраля 1917 года - они не желали воевать, митинговали, убивали офицеров, возглавляли полковые комитеты или формировали банды грабителей и мародеров, поощряли дезертирство, хаос и анархию.
   Оставшуюся часть лидеров завлекли красивыми рассказами в ударники. В результате этого, из обычных фронтовых частей исчезли положительные лидеры, наличие которых делало боевые подразделения более устойчивыми и более дисциплинированными. Негативные же лидеры, нежелавшие воевать, а только митинговать или совершать преступления - они в полном составе остались. Соответственно фронтовые части попали под их влияние. Более того, произошло разделение МЫ (фронтовики, уставшие от войны) и ОНИ (ударники, желавшие выслужиться). Вот, собственно говоря, и ВСЁ. Русская армия закончилась и "это была последняя песня о Маугли" (С). Упомянутое летнее наступление 1917 года русская армия вела до того момента пока не закончились ударники. Не в буквальном смысле, а смысле того, что потери среди ударных частей достигли критической отметки, и отряды перестали представлять из себя устойчивые боеспособные соединения.
   Что характерно, те фронты, которые не проявили в летнем наступлении активного участия или халатно подошли к "передовой идее" создания ударных частей, продержались в боевом отношении дольше.
   Из статьи В. Борисова "Большевизм и наше поражение" ("Новое Время", 15 августа 1917 года):
   "...Две вещи разные: говорить англичанину, французу о наступлении, ударе, или говорить о том же русскому. Те сидят в отличных укрытиях с полным комфортом и ждут, когда их могущественная артиллерия всё сметёт, и лишь тогда их пехота наступает. Мы же всегда и везде били людской массой, мы истребляли целые лучшие полки. Где наша гвардия, где наши стрелки? Полк, раза 2--3 истребленный и столько же раз пополненный даже лучшими элементами, чем это происходит в действительности, едва ли будет находить "наступление сильнейшей формой действий", особенно, если мы добавим, что эти громадные потери не оправданы результатами. Исходя из этого опыта, прежнее верховное командование соглашалось на удары лишь при крайней необходимости; так был разрешен удар в мае 1916 года Брусилову в Галиции. Слабый по результатам, этот удар только подтвердил выводы опыта. Вполне возможно, что при прежнем верховном командовании "наступление" существовало бы в директивах лишь как возвышающая воинский дух идея, но оно до сих пор не реализировалось бы. Но вдруг совершилось что-то стоящее вне военного искусства, "дилетантизм" взял руководство, и все и всё закричало о "наступлении", о его якобы крайней необходимости, уверовало в то, что здравая военная теория отвергает, -- в особые "революционные" батальоны, батальоны "смерти", "ударные" батальоны, не понимая, что всё это крайне сырой материал, и, кроме того, он отнимает, может быть, наиболее воодушевлённых людей от полков, которые тогда уже совсем обращаются в "сброд и пополнения". Нам скажут, что союзники требовали "наступления", что они называли нас "предателями". Мы слишком высоко ценим даровитый и работающий французский генеральный штаб, чтобы поверить, что его мнение совпадало с так называемым общественным мнением дилетантов в военном искусстве. Конечно, при той обстановке войны, где противник находится в центре, а мы с нашими союзниками на окружности, всякий удар наш по противнику, даже вызывающий у нас огромные и несоразмерные с результатом человеческие потери, всегда выгоден для наших союзников, ибо отвлекает от них силы неприятеля. Это уже природа вещей, а не жестокосердие союзников. Но к этому надо относиться разумно, с чувством меры, и не кидаться в истребление своего народа лишь потому, что требует этого союзник. Военное искусство не допускает никаких фантазий и тотчас же наказывает за применение их. За этим наблюдает противник, обладающий хорошо выкованным генеральным штабом".
  
   Но вернемся к Корнилову!
   7 июля Лавр свет Георгиевич был назначен Керенским главнокомандующим армиями Юго-Западного фронта вместо генерала А. Е. Гутора. Из генералов практически никто не возражал, ибо оного фронта как такового уже не было. Радостный Лавр свет Георгиевич вечером того же дня направил Временному правительству телеграмму с описанием положения на фронте ("Армия обезумевших тёмных людей... бежит...") и своими предложениями по исправлению положения (введение смертной казни и полевых судов на фронте).
   Генерал Брусилов один из немногих, кто противился этому назначению, ибо "просёк фишку", поняв, что этот Лавр свет Георгиевич немцев и австрийцев проведет вглубь России до самого Владивостока. За что в итоге и поплатился - 19 июля Брусилов был отстранен от командования, а на его место Верховным Главнокомандующим назначен Лавр свет Георгиевич.
   Новый статус почти генералиссимуса тут же потребовал новых регалий и увековечивания их в материальных объектах, поэтому 11 августа приказом Корнилова отряд ударников был переформирован в Корниловский ударный полк. Форма полка включала в себя букву "К" на погонах, и нарукавный знак с надписью "Корниловцы". Это так сказать в дополнение к личной охране - Текинскому полку.
   Что же наш Лавр свет Георгиевич сделал на посту Верховного Главнокомандующего, который он занимал с 19 июля по 1 сентября - почти полтора месяца? Разрушает в русской армии то, что не сумел разрушить, командуя 8-й армией и Юго-Западным фронтом.
   По его настоянию вводится смертная казнь для восстановления дисциплины в армии. На первый взгляд всё правильно - решение благое, хотя и жёсткое. Но...для того, чтобы это решение реализовать и оно стало действовать и приносить реальную пользу, должна быть ЗАРАНЕЕ, ЗАБЛАГОВРЕМЕННО создана сильная вооруженная структура, воплощающая это решение в жизнь. Разумеется "совершенно случайно" о такой "малости" забыли. Соответственно эффект от введения смертной казни получился совершенно обратный - солдаты и матросы перестали подчиняться вообще! Офицеров стали убивать ещё больше и чаще. Армия превратилась в множество вооруженных формирований, которыми командовали местные лидеры и вожди различных политических партий и течений. Единое управление вооруженными силами было утеряно.
   А дальше случился ещё один "подвиг" Лавра свет Георгиевича. Так называемый корниловский "мятеж". Фанаты Корнилова уверяют, что Лавр свет Георгиевич радея за матУшку-Расею, решил вдруг свергнуть внезапно ставшее ему ненавистным Временное Правительство и провозгласить себя Спасителем (или даже Спасателем) Расеи.
   Однако до "мятежа" произошло ещё одно событие:
   "На днях открылся в Москве второй Всероссийский съезд торговцев и промышленников. Съезд открылся программной речью лидера националистов, миллионера Рябушинского.
   О чём говорил Рябушинский?
   Какова программа капиталистов?...
   Капиталисты не пустые болтуны. Они люди дела. Они знают, что коренной вопрос революции и контрреволюции -- это вопрос о власти. Не мудрено поэтому, что свою речь Рябушинский начинает с этого основного вопроса.
   "Наше Временное правительство,-- говорит он,-- которое представляло собой какую-то видимость власти, было под давлением посторонних людей. У нас фактически воцарилась шайка политических шарлатанов. Советские лжевожди народа направили его на путь гибели, и вот всё русское царство стало перед зияющей бездной" ("Речь").
   ...Рябушинский говорит не только о настоящем. Он не прочь "бросить взгляд и на предшествующие месяцы". И что же? "Подводя итоги", он видит, между прочим, что "мы пришли в какой-то тупик, из которого не можем выбраться... продовольственный вопрос испортился окончательно, экономическая и финансовая жизнь России пришла в расстройство и пр.".
   ...
   Что Россия загнана в тупик, что она переживает глубокий кризис, что она на краю гибели,-- это, конечно, верно.
   Но не странно ли, что:
   1) В России до войны был избыток хлеба, причём мы вывозили его ежегодно 400--500 миллионов пудов, а теперь, во время войны, у нас не хватает хлеба, мы принуждены голодать.
   2) В России до войны государственная задолженность равнялась 9 миллиардам, причем для оплаты процентов требовалось всего 400 миллионов рублей в год, между тем как за три года войны задолженность доходит до 60 миллиардов, требуя на одни лишь проценты ежегодно 3 миллиарда рублей.
   Не ясно ли, что Россия загнана в тупик войной и только войной?
   Но кто толкал Россию на путь войны, кто толкает её теперь на путь продолжения войны, как не те же Рябушинские и Коноваловы, Милюковы и Винаверы?
   "Расточителей" в России много и они губят Россию,-- в этом не может быть сомнения. Но их надо искать не среди "товарищей", а среди тех же Рябушинских и Коноваловых, капиталистов и банкиров, наживающих миллионы на военных поставках и государственных займах.
   Вы хотите знать, чего хотят капиталисты?...
   Обрисовав критическое положение России, Рябушинский даёт и "выход из положения":
   "Государство не дало населению ни хлеба, ни угля, ни мануфактуры... может быть, для выхода из положения потребуется костлявая рука голода, народная нищета, которая схватила бы за горло лжедрузей народа, демократические Советы и комитеты".
   "Рабочий и Солдат" N 13,
   6 августа 1917 г.
  
   Стало быть, Корнилов поднял мятеж против Рябушинского, мечтавшего "костлявой рукой голода и нищетой" уничтожить русский народ? Отнюдь. Скорее наоборот. Именно с целью поддержки идей Рябушинского. Ибо на русский народ Корнилову было глубоко нас...ать.
   О том, что представлял из себя этот "мятеж" на самом деле, говорит нижеследующий факт - после того, как мятеж не удался, и Корнилов с подельниками были арестованы, их поместили в гостинице "Метрополь" в Могилёве. Охрану "арестованных" нёс сформированный Корниловым тот самый Текинский полк, что обеспечивал его безопасность и являлся его личной охраной.
   Представьте себе, что Гитлера арестовали в мае 1945 года по приказу Сталина, и охрану арестованного Гитлера поручили не сотрудникам НКВД, а дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер". Представили? Вот такой вот был "арест" "мятежника" Корнилова.
   Какова была цель "мятежа" Корнилова? Цель очень проста - помочь своему другу Керенскому.
   Керенский, стал верховным главнокомандующим и полностью изменил структуру временного правительства, создав "Деловой кабинет" -- Директорию. Таким образом, Керенский стал совмещать полномочия председателя правительства и верховного главнокомандующего - стал Диктатором. Разумеется, поскольку речь идёт о благородном Керенском, то он был демократическим диктатором, в отличии от Сталина, который был кроваво-палаческим тоталитарным антидемократическим диктатором.
   Сконцентрировав в своих руках диктаторские полномочия, Керенский совершил очередной государственный переворот -- распустил Государственную Думу, которая, собственно, и привела его к власти, и объявил о провозглашении России демократической республикой, не дожидаясь созыва Учредительного собрания.
   Для чего всё это?
   Для того, чтобы на оккупированных Вторым Рейхом русских землях - Остланде был один гауляйтер - Керенский и один военный комендант - Корнилов. И для этого было практически всё готово.
   Осталось сделать лишь самую малость - отвести от себя и Корнилова стрелки, назначив и явив всему цивилизованному миру и прогрессивному общечеловечеству "официальных" губителей России - "немецких" шпионов - большевиков. Для этой цели и их (большевиков) и Троцкого выпускают из тюрьмы. Ну и в очередной раз объявляют, что это большевики во всём виноваты и что они за немецкие деньги предали и продали матУшку-Расею и прочее бла-бла-бла...
   Однако что было на самом деле? Почему же тогда "немецкий" шпион Ленин, который по логике вещей должен быть заинтересован в оккупации России Германией, как в этом нас уверяют все современные либеральные и демократические историки, а также уверяли в то время Керенский-Корнилов, в сентябре 1917 года написал следующее:
   "Почему должны власть взять именно теперь большевики?
   Потому, что предстоящая отдача Питера сделает наши шансы во сто раз худшими.
   А отдаче Питера при армии с Керенским и К® во главе мы помешать не в силах.
   И Учредительного собрания "ждать" нельзя, ибо той же отдачей Питера Керенский и К® всегда могут сорвать его. Только наша партия, взяв власть, может обеспечить созыв Учредительного собрания и, взяв власть, она обвинит другие партии в оттяжке и докажет обвинение.
   Сепаратному миру между английскими и немецкими империалистами помешать должно и можно, только действуя быстро."
   Написано 12--14 (25--27) сентября 1917 г.
   "Только наша партия, наконец, победив в восстании, может спасти Питер, ибо, если наше предложение мира будет отвергнуто и мы не получим даже перемирия, тогда мы становимся "оборонцами", тогда мы становимся во главе военных партий, мы будем самой "военной" партией, мы поведем войну действительно революционно. Мы отнимем весь хлеб и все сапоги у капиталистов. Мы оставим им корки, мы оденем их в лапти. Мы дадим весь хлеб и всю обувь на фронт.
   И мы отстоим тогда Питер.
   Ресурсы действительно революционной войны, как материальные, так и духовные, в России еще необъятно велики; 99 шансов из 100 за то, что немцы дадут нам по меньшей мере перемирие. А получить перемирие теперь -- его значит уже победить весь мир.
   Сознав безусловную необходимость восстания рабочих Питера и Москвы для спасения революции и для спасения от "сепаратного" раздела России империалистами обеих коалиций, мы должны, во-первых, приспособить к условиям нарастающего восстания свою политическую тактику на Совещании; мы должны, во-вторых, доказать, что мы не на словах только признаем мысль Маркса о необходимости отнестись к восстанию, как к искусству."
   Написано 13--14 (26--27) сентября 1917 г.
   (ВИЛ, ПСС т.34, с.240, 245-246)
  
   Ленин призывает дать "...весь хлеб и всю обувь на фронт". Ленин, который "немецкий" шпион, призывает вести войну с Германией, и спасать Россию от иностранных оккупантов.
   О чём писали газеты той эпохи? О чём старательно умалчивают всякие сванидзе-солженицыны-познеры и прочие фальсификаторы истории?
  
   "Вчера мы писали, что партия Корнилова --злейший враг русской революции, что Корнилов, сдав Ригу, не остановится перед тем, чтобы сдать Петроград, лишь бы обеспечить победу контрреволюции.
   Сегодня "Известия" без оговорок подтверждают это наше заявление:
   Начальник главного штаба генерал Лукомский, фактически являющийся душой мятежа, извещает о том, "что междуусобная борьба на фронте, в случае несогласия Временного правительства на требование генерала Корнилова, может вызвать прорыв фронта и появление противника в тех местах, где мы меньше всего его ожидаем".
   Не правда ли: это очень похоже на угрозу сдачей, скажем, Петрограда?
   А вот ещё более определённое заявление:
   "Генерал Лукомский, очевидно, не остановится перед прямой изменой родине, добиваясь успеха заговора. Его угроза, что отказ исполнить требование генерала Корнилова повлечёт за собой гражданскую войну на фронте, открытие фронта и позор сепаратного мира, не может быть рассматриваема иначе, как твёрдая решимость войти в соглашение с немцами для обеспечения успеха заговора".
   Вы слышите: "соглашение с немцами", "открытие фронта", "сепаратный мир"...
   "Причастные к заговору" кадеты, покрывающие своим пребыванием в Ставке угрозу "открытия фронта", "соглашения с немцами",-- вот где настоящие "предатели" и "изменники"!
   Целыми месяцами обливали нашу партию грязью эти герои "открытия фронта", обвиняя в "измене", говоря о "немецких деньгах". Целые месяцы размазывали эту гнусную сказку жёлтые наймиты банков из "Нового Времени" и "Биржёвки", из "Речи" и "Русской Воли". И что же? Теперь даже оборонцы вынуждены признать, что измена--на фронте--дело рук командного состава и его идейных вдохновителей.
   Пусть помнят это рабочие и солдаты!
   Пусть знают они, что провокаторские крики буржуазной печати об "измене" солдат и большевиков лишь прикрывали действительную измену генералов и "общественных деятелей" кадетской партии.
   Пусть знают они, что, когда буржуазная печать подымает вой об "измене" солдат, это верный признак того, что вдохновители этой печати уже подготовили измену, стараясь взвалить вину на солдат.
   Пусть знают это рабочие и солдаты и делают из этого соответствующие выводы. Вы хотите знать, на что они рассчитывают? Они рассчитывают на "открытие фронта" и "соглашение с немцами"..., думая идеей сепаратного мира увлечь за собой измученных войной солдат и потом двинуть их против революции.
   Рабочие и солдаты поймут, что этим предателям из Ставки не должно быть пощады...
   Заговор продолжается...
   События бегут. Новые факты и слухи с быстротой проносятся перед нами. Носятся слухи, ещё не проверенные, о переговорах Корнилова с немцами. Определенно говорят о перестрелке корниловских полков с революционными солдатами под Питером. Появился "манифест" Корнилова, где он объявляет себя диктатором, врагом и могильщиком завоеваний русской революции.
   А Временное правительство, вместо того, чтобы встретить врагов по-вражески, предпочитает совещаться с ген. Алексеевым, ещё и ещё переговаривает с Корниловым, ещё и ещё уговаривает заговорщиков, открыто предающих Россию..."
  
   "Рабочий"N 5, второй
   экстренный выпуск,
   28 августа 1917 г.
   Передовая
  
  
   "Заговорщики у власти
   В своей газете "Общее Дело" сегодня Бурцев пишет:
   "Теперь уверенно можно сказать: никакого корниловского заговора не было! На самом деле было совершенно иное: был договор правительства с ген. Корниловым о борьбе с большевиками То, о чём представители правительства договаривались с ген. Корниловым,-- борьба с большевиками,-- было заветной мечтой представителей различных партий: и демократических и социалистических. До самого злосчастного 26 августа все они смотрели на ген. Корнилова, как на своего спасителя от надвигавшейся большевистской опасности".
   Не "заговор", а "договор" -- пишет курсивом Бурцев.
   Он прав. Он безусловно прав в данном случае. Был заключён договор об организации заговора против большевиков, т. е. против рабочего класса, против революционной армии и крестьянства, -- был договор о заговоре против революции!
   На это мы указываем с первых же дней корниловского мятежа, об этом говорят десятки и сотни фактов, в этом не оставляют никакого сомнения никем не опровергнутые разоблачения.
   И все-таки заговорщики стоят у власти или около власти. И все-таки игра продолжается, игра в следствие, игра "в революцию"...
   Коалиция с заговорщиками, правительство заговора - вот чем, оказывается, наградили рабочих и солдат гг. оборонцы!"
   "Рабочий Путь" N 23,
   29 сентября 1917 г.
  
   "Экзамен наглости
   Припёртое к стене натиском революции правительство буржуазных временщиков пробует извернуться, швыряя лживыми уверениями о том, что оно не собиралось бежать из Петрограда и не хотело сдавать столицу.
   Вчера ещё сообщали во всеуслышание ("Известия"!), что правительство "переезжает" в Москву, считая положение столицы "неблагополучным". Вчера ещё говорили открыто ("комиссия по обороне") о "сдаче" Петрограда, причём правительство требовало снятия пушек с подступов к столице. Вчера ещё компаньон Керенского и Корнилова по заговору против революции, помещик Родзянко, приветствовал решение правительства о "сдаче", желая гибели Петрограду, флоту и Советам. Вчера ещё присоединялся к этому решению "Лондон", желая правительству скорого освобождения от Петрограда и флота. Вчера ещё всё это было... А сегодня перепуганные временщики из правительства, в беспорядке отступая перед флотом и гарнизоном, непоколебимо решившими защищать столицу, путаясь и противореча друг другу,--трусливо пытаются замазать факты, стараются оправдаться перед революцией, предать которую они собирались вчера столь неудачно и неловко.
   При этом "категорическое" заявление Керенского об отсрочке "переезда" до весны опровергается столь же категорическим заявлением Кишкина о том, что некоторые правительственные учреждения "могут быть уже сейчас перевезены" в Москву. А докладчик "комиссии по обороне" Б. Богданов (отнюдь не большевик!) также категорически заявляет, что "со стороны правительства выяснилось желание оставить Петроград, причём в факте отъезда правительства широкие слои демократии усмотрели возможность сдачи Петрограда" ("Известия"). Мы уже не говорим о том, что, по сообщению вечерних газет, "сторонники отъезда Временного правительства в Москву имели... перевес голосов" ("Русские Ведомости").
   Жалкие, маленькие люди из Временного правительства. Они, всё время обманывавшие народ,--могли ли они рассчитывать на что-либо другое, кроме нового обмана масс, прикрыть которым стараются они своё беспорядочное отступление?"
   "Рабочий Путь" N 37,
   15 октября 1917 г.
   Кто такой помещик Родзянко? С 22 марта 1911 года по 27 февраля 1917 года - Председатель Государственной Думы Российской Империи, с 27 февраля 1917 года по 6 октября 1917 года - Председатель Комитета Государственной Думы Российской Империи. То есть руководитель Государственной Думы. Принимал активное участие в процессе свержении Николая Второго с престола. Ради чего? Разумеется радея за матУшку-Расею, и радение его выражалось в том, что эта самая матУшка-Расея должна была стать оккупированной территорией Второго Рейха.
   Некоторые читатели могут конечно же заявить, что авторы слишком категоричны, и нельзя так подходить к светочам Белого движения. Но обратимся к другому источнику. Английскому. К книге Герберта Уэллса "Россия во мгле", который не испытывал симпатий к России:
   " В двух предыдущих главах я старался передать читателю полученные мною в Петрограде и Москве впечатления от жизни в России, показать картину развала, развала политической, социальной и экономической системы, такой же, как наша, но только более слабой и гнилой, рухнувшей под бременем шестилетней войны и безответственного управления. Основная катастрофа произошла в 1917 году, когда чудовищно бездарный царизм стал окончательно невыносимым. Он разорил страну, потерял контроль над армией и доверие всего населения. Его полицейский строй выродился в режим насилия и разбоя. Падение царизма было неизбежно.
   Но в России не было другого правительства, способного прийти ему на смену. На протяжении многих поколений усилия царизма были направлены главным образом на то, чтобы уничтожить всякую возможность замены его другим правительством. Он держался у власти именно благодаря тому, что, как бы плох он ни был, заменить его было нечем. Первая русская революция превратила Россию в дискуссионный клуб и арену политической драки. Либеральные круги, не привыкшие действовать и брать на себя ответственность, пустились в шумные споры о том, должна ли Россия быть конституционной монархией, либеральной республикой, социалистической республикой и так далее. Среди всей этой неразберихи позерствовал "благородный либерал" Керенский; на поверхность, всплывали разные авантюристы, "сильные личности", лжесильные личности, российские монахи и российские бонапарты. Исчезли последние остатки общественного порядка. К концу 1917 года на улицах Москвы и Петрограда убийства и ограбления стали таким же обычным явлением, как автомобильные происшествия на улицах Лондона, с той разницей, что на них обращали еще меньше внимания. На пароходе, шедшем из Ревеля, я встретил американца, бывшего представителя "Америкэн харвестер компании" в России, который находился в Москве во время этой полнейшей анархии. Он рассказывал об ограблениях среди бела дня, о часами валявшихся в канавах трупах, мимо которых занятые своими делами люди проходили так же, как проходят у нас мимо валяющегося на тротуаре дохлого котенка.
   По этой лихорадящей, объятой смятением стране разъезжали представители Англии и Франции, неспособные понять сущность безмерной трагедии, происходившей на их глазах, думавшие только о войне и настойчиво требовавшие от русских, чтобы они продолжали сражаться и начали новое наступление против Германии. Но, когда немцы стали прорываться к Петрограду -- через Прибалтику и морем -- британское адмиралтейство, то ли из чистой трусости, то ли из-за интриг монархистов, не пришло на помощь России. Это совершенно ясно подтвердил ныне покойный лорд Фишер. И вот эта несчастная страна, смертельно больная, в бреду, приближалась к гибели..."
  
   Почему мнение Уэллса совпадает с тем, что пишет Ленин и большевики? Почему британское адмиралтейство не пришло на помощь Временному Правительству?
   Вариантов ответа много.
   1)Большевики и Герберт Уэллс говорят правду.
   2)Большевики и Ленин не только "немецкие" , но и "английские шпионы".
   3)Большевики и Ленин - "английские шпионы"
   4)Герберт Уэллс - "немецкий шпион"
   Но не слишком ли много шпионов у нас получается? Может из трёх перечисленных сторон ("белых", "красных" и англичан) право именно большинство - англичане и "красные"? Или всё же правы "поручик Голицын", "корнет Оболенский" и "есаул, бросивший коня"?
   Что представляли из себя эти корнетоесаулопоручики-эмигранты? Во времена СССР был очень популярен фильм - "Корона Российской Империи", где были показаны сцены жизни эмиграции в Париже. Во времена перестройки их объявили нарочито карикатурными, не имеющими никакого отношения к истине, и сделанными по политическому заказу кровавых коммуняк. На самом деле, как стали уверять нас в перестроечные годы новые светочи истории - сванидзе-познеро-солженицыны, всё было совершенно не так. Белые эмигранты были благородными и испытывали жестокие нравственные муки и страдания, в которых однозначно виноваты не только большевики победившие в гражданскую войну, но и их дети, внуки и правнуки! Ибо белые, боролись за светлую и правильную идею. Поэтому идею и движение назвали белыми, а белый цвет как известно символ благородства. В отличие от большевиков, боровшихся за красную идею - символ проливаемой ими крови, и уничтоживших пицот мильёнов россиян. Окропили красные красной кровушкой землю русскую и бла-бла-бла про матУшку Расею, которую мы потеряли...
   Но что пишет тот же Уэллс о наших благородных корнетопоручиках? Он ведь с ними общался непосредственно, а не по их мемуарам. Песен Шуфутинского, Звездинского, Газманова и группы "Белый Орёл" про господ офицеров он не слышал, фильма "АдмиралЪ" с Константином Хабенским он не смотрел, но зато имел возможность взглянуть им (корнето-есауло-поручикам) прямо и пристально в их несомненно благородные глаза:
  
   "Политический облик русских эмигрантов в Англии вызывает презрение. Они бесконечно твердят о "зверствах большевиков": крестьяне поджигают усадьбы, разбежавшаяся солдатня грабит и убивает в глухих переулках, и все это -- дело рук большевистского правительства. Спросите их, какое же правительство они хотят вместо него, и в ответ они несут избитый вздор, обычно приспосабливаясь к предполагаемым политическим симпатиям своего собеседника. Они надоедают вам до тошноты, восхваляя очередного сверхчеловека, Деникина или Врангеля, который наведет, наконец, полный порядок, хотя одному господу богу известно, как он это сделает. Эти эмигранты не заслуживают ничего лучшего, чем царь, и они не в состоянии даже решить, какого царя они хотят."
  
   Исходя из вышеприведённой цитаты, можно со всей ответственностью и вполне толерантно заявить, что Герберт Уэллс был очень невысокого мнения об "АйКью" наших белоблагородных корнето-есауло-поручиках.
   Кстати, о Деникине, упомянутом Уэллсом и делах наших скорбных. Деникин и Корнилов были друзьями-товарищами и это исторический факт.
   О своем друге Лавре свет Георгиевиче, пишет Антон Иванович Деникин весьма пафосно и возвышенно:
  
   "С Корниловым я встретился первый раз на полях Галиции, возле Галича, в конце августа 1914 г., когда он принял 48 пех. дивизию, а я -- 4 стрелковую (железную) бригаду...Тогда уже совершенно ясно определились для меня главные черты Корнилова -- военачальника: большое умение воспитывать войска: из второсортной части Казанского округа он в несколько недель сделал отличнейшую боевую дивизию; решимость и крайнее упорство в ведении самой тяжелой, казалось, обреченной операции; необычайная личная храбрость, которая страшно импонировала войскам и создавала ему среди них большую популярность; наконец, -- высокое соблюдение военной этики, в отношении соседних частей и соратников, -- свойство, против которого часто грешили и начальники, и войсковые части...Все, знавшие хоть немного Корнилова, чувствовали, что он должен сыграть большую роль на фоне русской революции..."
  
   Но что представлял из себя сам Антон Иванович Деникин? Как говориться, "скажи мне кто твой друг, и я скажу кто ты". (С).
   Что пишет тот же Уэллс о Деникине?
   Цитата:
   "Сомнительные авантюристы, терзающие Россию при поддержке западных держав -- Деникин, Колчак, Врангель и прочие, -- не руководствуются никакими принципиальными соображениями и не могут предложить какой-либо прочной, заслуживающей доверия основы для сплочения народа. По существу -- это просто бандиты...
   Красный террор повинен по многих ужасных жестокостях; его проводили по большей части ограниченные люди, ослепленные классовой ненавистью и страхом перед контрреволюцией, но эти фанатики по крайней мере были честны. За отдельными исключениями, расстрелы ЧК вызывались определенными причинами и преследовали определенные цели, и это кровопролитие не имело ничего общего с бессмысленной резней деникинского режима, не признававшего даже, как мне говорили, советского Красного Креста. И, по-моему, сейчас большевистское правительство в Москве не менее устойчиво, чем любое правительство в Европе, и улицы русских городов так же безопасны, как улицы европейских городов."
  
   Если, по мнению англичанина Уэллса светочи "белого движения" ГЕНЕРАЛЫ и АДМИРАЛЫ - Деникин, Врангель и Колчак были по своей сути сомнительными авантюристами и обычными бандитами, то объективен ли Деникин в своей характеристике Корнилову?
   Разумеется, нет! "Рука руку моет!" (С) или "Ворон ворону глаз не выклюет!" (С)
   Бандит в законе генерал Деникин друга и бандита в законе генерала Лавра свет Георгиевича Корнилова не предаст, ибо это не "по-пацански", не по бандитским понятиям. Настоящие бандиты, пардон, генералы так не поступают!
   Что характерно, упоминая Деникина, Врангеля и Колчака, Герберт Уэллс не упоминает об их воинских званиях. Почему? Потому что бандиты воинских званий не имеют. И это факт.
   А мы снова процитируем тех, кого не любят современные историки - современников Керенского и Корнилова:
  
   "...А правительство Керенского, то самое, которое вместе с Корниловым организовало заговор против революции, готовится к бегству в Москву для того, чтобы, сдав немцам Петроград, организовать вместе с Рябушинскими и Бурышкиными, вместе с Каледиными и Алексеевыми новый, более грозный заговор против революции..."
   "Рабочий Путь" N 32,
   10 октября 1917 г.
   Передовая
  
   "...Всего месяц с лишним прошло со времени корниловского восстания. Казалось бы, с корниловщиной покончено навсегда. Между тем "волею судеб" и Керенского за это короткое время мы успели уже вступить в полосу новой корниловщины. Корнилов "арестован". Но вожди корниловщины стоят у власти... налажена новая коалиция с корниловцами...на днях открылось в Москве второе совещание чёрных, лидер которого, помещик Родзянко, открыто заявляет, что он "будет рад, если Советы и флот погибнут, а Петроград будет взят немцами". Правительство делает вид, что судит Корнилова. На самом же деле оно подготовляет "пришествие" Корнилова, сговариваясь с Корниловым и Калединым, стараясь вывести революционные войска из Петрограда, собираясь бежать в Москву, готовясь к сдаче Петрограда, лобызаясь с "нашими доблестными союзниками", которые ждут не дождутся разгрома Балтийского флота, взятия немцами Петрограда и... восшествия на престол сэра Корнилова..."
   "Рабочий Путь" N 37,
   15 октября 1917 г.
  
   "Окружили мя тельцы мнози тучны"
   Большевики дали клич -- быть готовым! Вызвал он обострением положения и мобилизацией сил контрреволюции, которая хочет напасть на революцию, которая пытается обезглавить революцию, сдав столицу Вильгельму, которая намерена обескровить столицу, выводя из неё революционную армию..."
   "Рабочий Путь" N 41,
   20 октября 1917 г.
  
   Что в итоге?
   1. Итог известен - большевики захватили власть.
   2. Большевики не стали козлом отпущения, как планировали Керенский и Корнилов.
   3. Надежды на то, что немцы по-быстрому дойдут до Питера и по-быстрому разберутся с большевиками - не оправдались.
   4. Надежды Керенского на поход генерала Краснова на Петроград - не оправдались.
   Тогда Корнилов и Керенский перешли ко второму варианту захвата власти - гражданской войне при поддержке германских войск и войск союзников - англичан, французов, американцев и прочих греков-румын-болгар-японцев, которых они призвали для оккупации территории России.
   19 ноября (2 декабря) Корнилов, Лукомский, Романовский, Деникина и Марков
   покинули Быхов, где они "содержались" "под арестом". Корнилов решил идти на Дон походным порядком со своим Текинским полком. Большевикам удалось выследить путь движения полка и он был обстрелян с бронепоезда. Героический по самые гланды Лавр свет Георгиевич боя не принял и трусливо отступил.
   После переправы через реку Сейм полк попал в плохо замерзший болотистый район и потерял много лошадей, что ещё раз подтвердило полную бездарность Лавра свет Георгиевича как военачальника.
   Как и в 1915 году, Корнилов трусливо бросил свои войска - текинцев, и переодевшись крестьянином, с подложным паспортом, отправился один по железной дороге. И это исторический факт.
   6 (19) декабря 1917 года Корнилов прибыл в Новочеркасск.
   Корнилов стал соорганизатором Добровольческой армии на Дону.
   9 (22) февраля 1918 г. Корнилов во главе Добровольческой армии выступил в Первый Кубанский поход.
  
   Дальше начинается пафосная могильно-вампирская феерия.
  
   По одной из официальных белогвардейских версий 31 марта (13 апреля) 1918 Лавр свет Георгиевич был убит при штурме Екатеринодара. "Неприятельская граната, -- писал генерал А. И. Деникин, -- попала в дом только одна, только в комнату Корнилова, когда он был в ней, и убила только его одного. Мистический покров предвечной тайны покрыл пути и свершения неведомой воли".
   Гроб с телом Корнилова был тайно захоронен (причем могилу "сровняли с землей") при отступлении через немецкую колонию Гначбау.
   На следующий день, 3 (16) апреля 1918 г., большевики, занявшие Гначбау, первым делом бросились искать якобы "зарытые кадетами кассы и драгоценности" и случайно отрыли могилу и отвезли тело генерала в Екатеринодар, где оно было сожжено.
   В документе Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков говорилось:
   "Отдельные увещания из толпы не тревожить умершего человека, ставшего уже безвредным, не помогли; настроение большевистской толпы повышалось... С трупа была сорвана последняя рубашка, которая раздиралась на части и обрывки разбрасывались кругом... Несколько человек оказались уже на дереве и стали поднимать труп... Но тут же веревка оборвалась, и тело упало на мостовую. Толпа все прибывала, волновалась и шумела... После речи с балкона стали кричать, что труп надо разорвать на клочки... Наконец отдан был приказ увезти труп за город и сжечь его... Труп был уже неузнаваем: он представлял из себя безформенную массу, обезображенную ударами шашек, бросанием на землю... Наконец, тело было привезено на городские бойни, где его сняли с повозки и, обложив соломой, стали жечь в присутствии высших представителей большевистской власти... В один день не удалось окончить этой работы: на следующий день продолжали жечь жалкие останки; жгли и растаптывали ногами."
  
   Такая вот официальная версия. Тут и трагическая случайность и звери-изуверы жидобольшевики, которые чуть ли не каннибализмом занимались, тут и бойни, наверняка принадлежащие жидам-комиссарам.
   Начнём с "трагической" "случайности" - гранаты, убившей светоча Белого движения.
   К несчастью для фанатов Белого движения, речь идёт не о ручной гранате, которую метают вручную во время уличных боев, а о фугасном снаряде вполне определенных калибров - 76 мм, 122-мм или 152-мм. Весит такой снаряд соответственно около 5, 20 или 45 килограмм. При попадании даже 5-ти килограммового снаряда в отдельную комнату жилого дома возникают серьезные сомнения в том, что находящиеся в этой комнате тушки людей сохранят целый и привлекательный вид, позволяющий легко определить опознание. При попадании 20-кг снаряда и выше - необходимо уже вызывать МЧС для разбора строительного мусора, в который обратится комната вместе со стенами, полом и потолком после взрыва снаряда.
   Исходя из вышеизложенного, можно с уверенностью заявить: либо тело генерала Корнилова уже "представляло из себя безформенную массу и труп был неузнаваем" до укладки его в гроб, либо оного тела не было обнаружено и соответственно никакого захоронения не было.
   Вызывает сомнения и "пресловутая" "тайность" захоронения. Оно было настолько тайным, что большевики его тут же и выкопали?
   Ещё большие сомнения вызывает и логика. Если большевики вломили люлей знаменитым "корниловцам" и прочим всяким там белым гвардейцам, значит, они были организованы лучше этих самых белых гвардейцев, и имели "железную воинскую дисциплину" (С). Такие люди не будут заниматься гробокопательством, а будут продолжать начатое дело - гнать белую гвардию взашей и пинками.
   Если большевики всё же мародеры, каннибалы, некрофилы и гробокопатели, то кто тогда белые, которым эти самые мародеры некрофилы вот так вот запросто вломили люлей? Однозначно ещё больший в моральном отношении и плане дисциплины сброд.
   И в том, и в другом случае - организованность и дисциплина "красных" выше, чем у "белых". То есть, даже если красные - бандиты и сволочи - белые ещё большие бандиты и сволочи, и Герберт Уэллс называл Деникина, Колчака и Врангеля бандитами говорил истину - они бандиты и есть.
   Но есть в этой истории и ещё один момент, указывающий на то, что никакого захоронения Корнилова не было.
   Не было, ибо не было и самой гибели нашего Лавра свет Георгиевича! Герой наш, который светоч, жупел и знамя Белой идеи, как мы помним, уже дважды прославился тем, что в критические моменты боя трусливо и позорно бросал вверенные ему войска и потом драпал огородами в чужой одежде и под чужим паспортом.
   Это делал он в 1915 году, бросив вверенную ему 48-ю дивизию, это делал он в 1917 году, бросив свою личную охрану - Текинский полк. Тут - такая же ситуация! Одно дело вешать и расстреливать в своем тылу большевиков по доносам, другое дело получить по сопатке от красных - тут уж невольно задумаешься, а не дать ли деру?
   А дальше всё очень просто - его, переодетого в какого-нибудь крестьянина, остановили или красные, или свои же белые и за подозрительное поведение расстреляли, расстреляли как обычного безымянного мародера. Кем, по своей сути Лавр свет Георгиевич и был большую часть своей жизни.
   Читатель наверняка спросит: А как же другие официальные версии?
   А там ещё смешнее.
   По одной из версий, красные не смогли найти тело Корнилова, но всё равно над ним поглумились.
   По другой версии, место захоронения Корнилова неизвестно ни белым, которые его не хоронили, ни красным, но красные всё равно поглумились над телом, хотя и не нашли его.
   Ещё по одной версии красные для поиска захоронения Корнилова использовали ещё ненаписанный художественный роман А.Н. Толстого "Хождение по мукам", и тоже поглумились над телом.
   Есть ещё какие-то версии, но все версии связывает одно - красные поглумились над телом Корнилова и сожгли его, по этой причине тела Корнилова нет.
   Что в итоге ставит под сомнение факт героической смерти Лавра свет Георгиевича.
   Впрочем, с учетом его вышеизложенных подвигов, есть все основания считать, что его смерть героической не была, ибо смерть бандита, а Лавр свет Георгиевич был бандитом, как и его друг Деникин, так вот, смерть бандита не может быть героической по самому определению. Обязательное для всех версий - глумление над телом - не более чем чёрная "пиар-акция", цель которой оправдать "бессмысленную резню деникинского режима".
  
   Подведём краткий итог написанному. Мы рассматривали вопрос о том, что представляли из себя люди, называвшие последнего российского императора безвольным и никчемным человеком, и в качестве примера разобрали заключительный и наиболее яркий фрагмент биографии самого яркого и знаменитого представителя "Белого движения" Лавра свет Георгиевича Корнилова, ставшего аж самим Знаменем и символом этого самого "Белого Движения".
   В ходе проведённого расследования мы выяснили, что самый благородный персонаж "Белого движения" по своей сути является просто бандитом. Причём эта характеристика дана англичанином в книге предназначенной для читателей, то есть является литературной, или цензурной. В уме же Герберт Уэллс подразумевал более жесткую и эмоциональную характеристику - поддонок и мразь.
   Приведённые факты из биографии Лавра свет Георгиевича Корнилова, целиком и полностью подтверждают то, что он является поддонком и мразью.
   Соответственно зададимся вопросом: можно ли считать объективным, честным, правдивым и непредвзятым публичное мнение бандита, подонка и мрази?
   Ответ очевиден - нельзя. Отсюда очевиден вывод о том, что Николай Второй не был никчемным и безвольным человеком, как о нём пишут его современники.
   А если он не был никчемным и безвольным, то он не стал бы дожидаться, пока его свергнут и убьют, и организовал бы свою игру и сделал бы всё возможное, чтобы защитить жизнь своей семьи и свою жизнь. И он её организовал.
   И о том, как он готовился к исходу из России, мы расскажем ниже.
   Одним из элементов плана Николая Второго по выезду за пределы России, предусматривал использование железной дороги.
   В железнодорожном в вагоне, как известно, проехал из нейтральной Швейцарии, через Германию и Владимир Ильич Ульянов-Ленин с соратниками, за что и его и его соратников записали в "немецкие" шпионы.
   С железной дорогой связан и один из самых известных эпизодов в жизни Лавра свет Георгиевича Корнилова. Но речь идёт не о том, как он пробирался под видом крестьянина на юг, бросив полк, находившийся под его командованием.
   Речь идёт об эпизоде, очень нелюбимом современными историками, ибо он объясняет читателям, откуда на самом деле взялся миф об опломбированном немецком вагоне, в котором Ленин якобы приехал в Россию.
   И в посткриптуме к данной главе, мы расскажем о данном эпизоде, и заодно вобьём очередной гвоздь в крышку гроба сказки о "благородных корнето-поручико-есаулах и расстрелянных генералах, оставивших тетради для Игоря Талькова".
  
   Р.S. "Голубой вагон"
  
   Детальные обстоятельства, приведшие к сдаче в плен 48-й пехотной дивизии достаточно подробно рассмотрены Е.Л.Мартыновым в работе "Гибель дивизии Корнилова", и останавливаться на них мы не будем, ибо нас больше интересует история корниловского вагона, и процитируем только отдельные фрагменты этой работы.
   Итак, о чём пишет Мартынов (заодно авторы прокомментируют то, что написал Мартынов):
   Действия 48 пехотной дивизии, в дни 21-24 апреля 1915 года, являются одним из самых поучительных эпизодов последней войны, как вследствие того, что в них с особой наглядностью обнаружился основной недостаток русской армии - неумение управлять войсками, так и по той причине, что начальником дивизии был генерал Корнилов, впоследствии столь нашумевший в России...
  
   Выпускник Николаевской академии Генерального Штаба закончивший её с малой серебряной медалью и "с занесением фамилии на мраморную доску с именами выдающихся выпускников Николаевской академии в конференц-зале Академии", и досрочным получением чина капитана, генерал Корнилов не умеет управлять войсками.
  
   Из сделанного очерка боевых действий видно, что 48 пехотная дивизия погибла от дурною управления войсками, следовательно по той же самой причине, по коей была главным образом, проиграна русскими и вся война 1914-18 гг...
  
   Остальные генералы в большинстве своём были такими же бездарями, и не умели управлять войсками.
  
   Генерал Корнилов неверно оценивал обстановку, поступал вразрез с намерениями командира корпуса и даже не исполнял его приказаний. Он не поддерживал никакой связи с 49 дивизией, неправильно организовал отступательное движение, потерял понапрасну много времени, а в конце, не рассчитывая пробиться, покинул вверенные ему войска, после чего они положили оружие...
  
   Неверно оценивал обстановку - значит, не обладал достаточным интеллектом и знаниями для командования вверенными ему войсками.
   Поступал вразрез с намерениями командира корпуса - это неисполнение приказания начальника (командира). Именно на ОБЯЗАТЕЛЬНОМ исполнении приказаний командиров-начальников и строится армия. Приказы не обсуждаются, а выполняются!
   Ранее, в четвертой главе, мы приводили пример неисполнения приказа Верховного Главнокомандующего Русской армии Императора Николая Второго.
   Здесь мы встречаемся с неисполнением одним генералом приказа вышестоящего генерала, являющегося его непосредственным командиром-начальником.
   Что в таких условиях можно требовать от рядовых солдат, если генералы не исполняют приказы вышестоящих командиров-начальников?
   Указанные примеры ясно указывают на то, что не большевики прос...али победу России в Первой мировой войне, а те самые генералы-адмиралы Колчаки-Корниловы-Врангели, которыми нас современные историки пытаются заставить умиляться и восторгаться.
   Если в армии не выполняются приказы - это даже не банда, это ещё хуже - это неуправляемый сброд, толпа, и Герберт Уэллс ещё мягко выразился, обозвав светочей "белого движения" бандитами.
   Дальнейшее мы узнаем из лаконического, но точного сообщения германской главной квартиры (Kriegsherichte ausdem Grossen Hauptquartier Heft 7, стр. 11):
   "На предложение немецкого парламентера сдаться начальник дивизии ответил, что он не может этого сделать, сложил с себя командование и исчез со своим, штабом в лесах. Вслед за этим 3500 человек сдались корпусу Эммиха. После четырехдневного блуждания в Карпатах генерал Корнилов, 12 мая (н. с.), со всем своим штабом, также сдался одной австрийской войсковой части"...
  
   Точно так же поступил в 1942 году, небезызвестный верный ученик и последыш генерала Корнилова, тоже генерал Власов, фамилия которого стала нарицательным именем для всех предателей Родины сотрудничавших с гитлеровскими оккупантами, и воевавшими под фашистскими знаменами против русских людей.
  
   В результате, от 48 пехотной дивизии сохранились лишь Ларго-Кагульский полк и батальон очаковцев, заблаговременно ушедшие с поля сражения; некоторые части, находившиеся в тылу, и пять орудий, спасенных взбесившимися лошадьми...
   Что касается главных сил дивизии, окруженных неприятелем, то они погибли полностью: 6 Ґ тысяч человек были взяты в плен, остальные убиты или ранены...
   Знамена всех полков уцелели, так как их, по обыкновению держали в обозе второго разряда...
  
   Генерал Корнилов угробил практически все вверенные войска. И? А ничего! Именно про таких подонков, как генерал Корнилов были сказаны следующие слова:
   "Генералы знают, что у нас еще много солдат в России, и поэтому не щадят жизней"
   Что сделали генералы в ответ на такие слова в свой адрес?
   Обиделись? Разумеется! А что сделали обидевшись?
   Разумеется облили бы дерьмом с ног до головы того, кто высказал в их адрес такое, ну и.... Всё правильно! Обозвали бы "немецким шпионом" говорившего про них обидные вещи.
   Вот так вот и оказался в рядах "немецких шпионов" автор данного высказывания, но об этом авторе будет сказано в отдельной главе.
   А мы вернемся к нашим баранам, пардон генералам.
   Командир корпуса генерал Цуриков считал Корнилова ответственным за гибель 48-й дивизии и требовал суда над ним, однако командующий Юго-Западным фронтом генерал Иванов, опасаясь за свой зад, постарался всему этому делу придать такой вид, как будто бы 48 дивизия сознательно задержалась для прикрытия общего отступления, после чего, выполнив свою задачу, остатки ее полков, со своими знаменами, пробились сквозь окружавшего многочисленного неприятеля, сам же Корнилов, находившийся при арьергарде, был тяжело ранен и взят в плен (Фактически же рана была настолько легкая, что Корнилов даже обошелся без перевязки).
   Главнокомандующий юго-западного фронта Иванов телеграфировал верховному главнокомандующему: "Ходатайствую о примерном награждении остатков доблестно пробившихся частей 48 дивизии и особенно ее героя начальника дивизии, генерала Корнилова".
   Решение великого князя (Николая Николаевича Романова - дяди Николая Второго) видно из следующей телеграммы, полученной командиром корпуса от командующего армией: "Его императорское высочество вошел с ходатайством о награждении генерала Корнилова орденом Св. Георгия 3 степени, телеграфировал государю императору о геройском подвиге 48 дивизии, жалует всем нижним чинам георгиевские кресты, повелел телеграфировать об офицерах, достойных ордена св. Георгия 4 степени, передать им свою горячую благодарность, вся армия гордится ими".
   Мартынов пишет:
   "Прошло более года прежде, чем дело стало понемногу разъясняться и постепенно появились разобранные выше документы, но и в них, посреди полемики и взаимных разоблачений, все-таки еще мелькает легенда о том, как "остатки полков 48 дивизии, спасая знамена, устилая своими и вражьими трупами путь, пробились и вышли на фронт корпуса".
   Такое упорное искажение истины не может нас удивлять, потому что ложь в донесениях и реляциях была вообще весьма распространенной болезнью в русской армии".
  
   На тот момент Император Николай Второй ещё практически безгранично доверял своему дяде, и верил ему что называется на слово, поэтому уже 28 апреля 1915 года подписал Указ о награждении генерала Корнилова за эти бои орденом Святого Георгия 3-й степени.
   Следует заметить, что особенно в деле вранья и искажении истины на этот счёт постарался друг генерала Корнилова, тоже генерал Деникин, написавший в своих мемуарах прямо таки эпическую картину:
   "В апреле 1915 года, прикрывая отступление Брусилова из-за Карпат силами одной своей "Стальной" дивизии, генерал Корнилов, взявший на себя в момент гибели дивизии личное командование одним из батальонов, был дважды ранен в руку и ногу и в числе всего лишь 7 уцелевших бойцов батальона, в течение четырёх суток до конца пытавшихся прорваться к своим, в итоге (после упорного штыкового боя) попал в австрийский плен."
   Вполне вероятно, что просто бандит Антон Иванович Деникин, исполнявший в Первую мировую войну обязанности генерала, выбрал не ту карьеру, и мировая литература потеряла в его лице великого писателя-фантаста и русского Толкиена. А может всё банально просто и очень цинично - навык писателей-фантастов преподавался в Николаевской Академии Генерального штаба и был основной военной дисциплиной, которой в совершенстве владели все русские генералы Российской Империи.
   О пленении Корнилова весной 1915 г. военный министр Временного правительства, А. И. Верховский в своих мемуарах написал:
   "Сам Корнилов с группой штабных офицеров бежал в горы, но через несколько дней, изголодавшись, спустился вниз и был захвачен в плен австрийским разъездом. Генерал Иванов пытался найти хоть что-нибудь, что было бы похоже на подвиг и могло бы поддержать дух войск. Сознательно искажая правду, он прославил Корнилова и его дивизию за их мужественное поведение в бою. Из Корнилова сделали героя на смех и удивление тем, кто знал, в чём заключался этот "подвиг" (А. И. Верховский. На трудном перевале, М., Воениздат, 1959, стр. 65).
  
   После взятия в плен генерал Корнилов был помещён в лагерь для высших офицеров неподалеку от Вены. В плену, в Австро-Венгрии, Корнилов пробыл год и три месяца. Там же, судя по его дальнейшим поступкам, он был завербован австро-венгерской и немецкой разведкой.
   В июле 1916 года, начался знаменитый "Брусиловский прорыв", который чуть не вывел Австро-Венгрию из войны, лишив Германию важного союзника. В Германии и Австро-Венгрии поняли, что терять время уже нельзя - Российская армия при новом Главнокомандующем (Императоре Николае Втором) становится всё сильнее и сильнее, и если не организовать с помощью своих агентов поражение, и (или) не свергнуть Николая Второго путём заговора, то слишком высоки шансы, что Германия и Австро-Венгрия проиграют войну уже в 1917 году. Поэтому было решено экстренно заслать русским "казачка" Корнилова.
   И это произошло - будучи в госпитале в Кессиге, Корнилов "вошел" в соглашение с аптекарским фельдшером, чехом Франтишеком Мрняком, который за 20000 крон (уплачиваемых по прибытии в Россию) взялся "освободить" его из "плена". Деньги на путевые расходы, в количестве нескольких тысяч крон, у Корнилова имелись. Мрняк "добыл" все нужные документы, переодел Корнилова в австрийскую солдатскую форму, вывел его из госпиталя и по железной дороге доставил к румынской границе, которую Корнилов благополучно перешел.
   Разумеется, современные историки сванидзе-солонины-познеры стараются не вспоминать об этом эпизоде и этом вагоне, ибо перед ними была поставлена задача - сфальсифицировать историю, переписав её заново.
   Корниловский же вагон, вызывает слишком много ненужных и опасных вопросов у читателей.
   Известно, что нейтральная на тот момент Румыния готовилась к войне с Австро-Венгрией, поэтому совершенно непонятно каким образом ни австрийские и румынские пограничные службы не воспрепятствовали проезду австрийского солдата.
   Так же непонятно, почему австрийская контрразведка разрешила своему солдату перейти на вражескую территорию.
   Военные патрули и комендатуры. Одиночный офицер подозрения не вызовет, но одиночный австриец-солдат в кампании с чехом-аптекарем - это потенциальные дезертиры. Никто не остановил и не проверил? "Не верю!" (С)
   Откуда у чеха-аптекаря сведения о номерах и названиях австрийских частей в районе перехода границы? Откуда у венского аптекаря организованный канал перехода границы?
   А вот если переход границы организован австрийской разведкой, то всё становится на свои места, и все вопросы отпадают.
   А ещё приобретается опыт. Опыт чего? И не только тайного путешествия в вагонах по подложным документам. Другой, весьма специфический опыт.
   Как известно - "у кого, что болит, тот о том и говорит" (С). Именно потому, что Корнилов приехал в Россию в опломбированном вагоне, когда потребовалось облить грязью Ильича, тут же про данный способ и вспомнили, и сочинили историю, что Ленин приехал в Россию в опломбированном немецком вагоне. На самом деле Ленин просто транзитом пересек территорию Германии, выехав из нейтральной Швейцарии в другое нейтральное государство. В Россию он попал с территории Финляндии, а чтобы попасть в Финляндию, ему нужно было пересечь Балтийское море на пароходе или пароме.
   Однако никто не говорит про этот паром или пароход, ибо не имеет соответствующего опыта (вполне возможно, что и с географией не лады). Но вот если бы Корнилов попал в Россию на каком-то пароходе, то и Ленин однозначно попал бы в Россию на "опломбированном пароходе".
   Троцкий кстати, попал из Америки в Европу на пароходе, однако про этот пароход не вспоминают, а вот пресловутый "ленинский" вагон помнят, ибо таким путём в Россию попал немецкий шпион Корнилов.
   Ну а дальше всё достаточно хорошо известно, ибо всё отпиарено историками для пропаганды образа Корнилова-Знамени - в Ставке генерала принимает император и вручает ему орден Святого Георгия, газеты и журналы публикуют портреты героя, статьи о нём и интервью с ним, Омский епископ шлёт телеграмму, в Петрограде чествуют юнкера родного Михайловского училища, земляки из станицы Каркаралинской присылают нательные крест и образок...
   Бегство из плена, вокруг которого стараниями генералов-заговорщиков была создана шумная реклама, сделало имя Корнилова известным в России и послужило основанием для последующего быстрого его возвышения.
   Вопрос о назначении генерала Корнилова на должность командующего войсками Петроградского военного округа был решён ещё императором Николаем II -- кандидатура генерала была выдвинута начальником Главного штаба генералом Михневичем и начальником Особого отдела по назначению чинов армии генералом Архангельским в связи с необходимостью иметь в Петрограде во главе войск популярного боевого генерала, совершившего к тому же легендарный побег из австрийского плена -- якобы такая фигура могла умерить пыл противников императора. Телеграмма с ходатайством о назначении была отправлена в Ставку генералу Алексееву, поддержана им и удостоилась резолюции Николая II -- "Исполнить".
   Последним аргументом очень любят потрясать современные историки, занимающиеся "пиаром" "Белого движения", которое (Б-движение) превозносится читателю, как якобы правопреемник российской монархии (которую по факту лидеры этого Б-движения и свергли), пресловутой соборности и прочего бла-бла-бла...
   Однако, все эти современные либеральные, либертарианские и даже либерастические историки, как и все приверженцы общечеловеческих ценностей, обладают врождённым калейдоскопическим идиотизмом и хроническим отсутствием логики и здравого смысла, что вполне очевидно указывает на их латентную имбецильность.
   Смоделируем сложившуюся ситуацию. Поставьте себя на место Главнокомандующего. Вы - Главнокомандующий. Вы командуете вооруженными силами уже более года. Из независимых источников информации (военные наблюдатели Антанты в Ставке, письма жены и др.) вы знаете, что ваши генералы регулярно Вас обманывают, Ваши указания искажают или не выполняют, не умеют командовать вверенными войсками, а также ваши "Генералы знают, что у нас еще много солдат в России, и поэтому не щадят жизней". К чему, Вы, читатель, будете стремиться в указанной ситуации? Правильно! Вы попытаетесь заменить генералов более компетентными, исполнительными, преданными и имеющими боевой опыт. И вот у Вас есть генерал Корнилов, который, как Вас уверяют, "популярный боевой генерал".
   Куда вы направите БОЕВОГО генерала? Правильно! Именно на фронт, добывать Вам, победу в войне.
   Почему же тогда Император Николай Второй направляет БОЕВОГО генерала в ГЛУБОКИЙ ТЫЛ? Потому, что ОН НИКОЛАЙ ВТОРОЙ ЗНАЕТ ПРАВДУ. "Такой хоккей ему не нужен!" (С). Место "боевого" генерала Корнилова, который методично и целенаправленно губит вверенные ему войска там, где он эти войска погубить не сможет - в глубоком тылу - в Петрограде. Тем более, что у Николая Второго есть все основания считать Корнилова вражеским шпионом. Поймать с поличным его достаточно сложно, и долго, ибо его покрывают его же коллеги-генералы, а в Питере, он будет вполне безопасен, ибо Ставка находится достаточно далеко от столицы - в Могилеве.
  
   Р.Р.S. Некоторые из читателей спросят: "А почему Николай Второй, если он такой умный, не привлёк для руководства государством и армией адекватных специалистов, например автора фразы "Генералы знают, что у нас еще много солдат в России, и поэтому не щадят жизней"?
   Об авторе данной фразы мы расскажем в следующей главе, и Вы читатель поймете причины, по которым тот человек не мог командовать Вооруженными Силами Российской Империи...
  
  
   Комедия шестая. Секретная анатомия.
   Часть первая "Солдат в России много! Чего их жалеть? Бабы ещё нарожают!"
  
   "На свете есть многое Горацио, того что и не снилось нашим мудрецам" (С)
  
   Эту фразу в различных интерпретациях приписывали многим - и Петру I, и Апраксину (при том же Петре I), и Екатерине Великой, и маршалу Г.К. Жукову.
   Но при всём многообразии кандидатов в авторы данного "крылатого выражения", ставшего своего рода "мемом", следует обратить внимание на ДВА ФАКТА:
   1) Ни один из разглагольствующих на эту тему авторов (вложивших в уста кого-либо эту фразу - например " кровавый сталинский мясник маршал Жуков сказал Эйзенхауэру: "Солдат много! Чего их жалеть? Бабы ещё нарожают!..."), не приводит никаких ссылок на реальные исторические документы, где эта фраза так сказать зафиксирована.
   2)Все "авторы" "мема" произносящие эту фразу - русские. Причем не простые, а крупные военачальники (Апраксин, Меньшиков, Жуков...) или руководители государства (Петр I, Екатерина Великая,...). В свете чего, данная фраза, и данный сюжет становятся откровенно русофобскими, с явно выраженным откровенно гитлеровско-фашистским намёком на неполноценность русской нации и её вождей, лидеров.
   Откуда, автоматически вытекает продолжение ("вторая серия" русофобского кина) - "Трупами завалили! Потому и выиграли! По-другому русские (Сталин, Жуков, большевики, коммуняки,...) воевать не умеют!!!"
   Дальше идёт "третья серия" про "одну винтовку на троих", "Штрафбаты", "заградотряды", "черенки от лопат" от Микиты Нахалкова.
   Заканчивается это всё "четвертой серией": "А вот на Западе(американцы, немцы, в царской России...)..."
   На самом деле фраза эта пришла в Россию из Англии.
   У англичан есть выражение: "У короля много!"
   Каким образом фраза попала в Россию и вошла в обиход?
   Попала она благодаря супруге Николая Второго - Александре Федоровне Романовой.
   Из письма Александры Федоровны мужу от 4 (17) августа 1916 года:
   "Ангел мой милый!
   Уже 1 час, но я тем не менее хочу начать письмо к тебе, потому что завтра буду очень занята. Мы ехали хорошо, и сердце мое вело себя вполне прилично; я только пила чай с остальными, а завтракала и обедала у себя в купе -- все время лежала и вышивала, а мысли мои постоянно витали вокруг вас, мои сокровища, и я мысленно вновь переживала эту счастливую, спокойную неделю. Я одна в моей большой пустой спальне, и могу крестить и целовать лишь подушку твою! Чудная луна и так тихо -- сегодня дивная погода и не очень жарко. А. провела у нас вечер: она похудела за эту неделю, выглядит утомленной, видно, что много плакала. Мы немножко поговорили -- уже после того, как дети легли спать.
   Она в понедельник едет с нашим Другом и с милой Лили в Тобольск, чтобы поклониться мощам новоявленного святого. Она в отчаянии, что должна ехать так далеко без твоего напутствия, и притом именно тогда, когда я только что сюда вернулась, но Он хочет, чтоб она ехала сейчас, находя, что сейчас самое подходящее время. -- Он спрашивает, верно ли то, что газеты пишут относительно особожд. военнопленных славян. Он надеется, что это не так, ибо это было бы величайшей ошибкой (пожалуйста, ответь на этот вопрос). -- Он огорчен слухами, будто бы Гучков и Родзянко приступили к организации сбора меди; если это так, то следует, по его мнению, отнять у них инициативу в этом -- совсем это не их дело. Просит тебя быть очень строгим с генералами, в случае ошибок. Видишь ли, все страшно возмущаются Безобразовым, все кричат, что он допустил избиение гвардии, что Леш, отступая в течение 5 дней, дал Б. приказ наступать, а он все откладывал и, благодаря своему упорству, все потерял. Раненые стрелки, да и остальные не скрывают своего негодования. А. получила чрезвычайно интересное, но грустное письмо от Н.П. -- он описывает, что им пришлось проделать, но с отчаянием говорит о генералах, о Без., -- как они, ничего не зная, приказали гвардии наступать по заведомо непроходимым топям, и как велено было обходить другие топи, где свободно можно было бы пройти, -- говорит, что создалось отвратительнейшее впечатление от этого, сожалеет, что должен всем этим меня огорчить, но все же просит все это мне передать. Здесь все надеются, что ты сместишь Без.; я надеялась на это с самого начала; верно, не так уж трудно найти ему заместителя, и, по крайней мере, такого, который не был бы упрям, как мул. Гвардия никогда ему этого не простит, и ей будет неприятно, что ты так его поддерживаешь и что он пользуется этим по праву старого товарища. Прости меня, но чем спокойнее я в вагоне обдумывала то, что написал Павел и что говорили Дмитрий и другие, тем все более я по чести находила, что ему следует уйти -- это будет блестящим доказательством твоей мудрости. Он преступно погубил твою гвардию и опять не будет ладить с Лешем и с Брусиловым, -- ты милостиво помог ему выпутаться в прошлогодней истории и дал ему прекрасный случай реабилитировать себя, которым он позорно злоупотребил, -- это не должно пройти безнаказанно. Пусть он пострадает, зато другим на пользу будет этот пример. Я жалею, что не поговорила об этом более настойчиво в ставке, и притом не с Алексеевым, -- твой престиж был бы спасен, а то станут говорить, что ты проявляешь слабость, что ты не отстаиваешь свою гвардию, столь тобой любимую, -- не следует рисковать новой неудачей. Генералы знают, что у нас еще много солдат в России, и поэтому не щадят жизней, -- но это ведь были великолепно обученные войска и все -- понапрасну. Я знаю, какое горе это тебе причинило, но будь благоразумен, мой ненаглядный, слушайся твоей старой женушки, которая думает исключительно о твоем благе, и которая знает, что это единственно верный шаг, -- пускай Алекс. думает иначе, -- лучше совсем его отставить, так как ведь ты сам говоришь, что строгий выговор расстроит ему нервы, сделай это ради твоей славной гвардии, и все станут тебя за это благодарить; они очень уж возмущены его безрассудством, вследствие которого погибли все их солдаты.
   А. передала нашему Другу то, что я говорила об отчаянии Сандро, и Он был вне себя по этому поводу. Он много говорил об этом с Секретевым, и тот утверждает, что у него имеется много материала, вполне пригодного для производства аэропланов. Не пошлешь ли ты за ним и не расспросишь ли его обо всем, или не отправишь ли его к Сандро, чтоб обсудить этот вопрос? Было бы, действительно, счастьем, если б можно было найти способ изготовлять эти части здесь.
   Прости, что первое же мое письмо -- о делах, но все касающееся армии так важно для нас всех, мы этим живем. Я по часам слежу за всем тем, что ты делаешь в течение дня, мой дорогой. Вчера еще мы были вместе, а кажется, будто это было давно. Не забыл ли ты отложить призыв молодых солдат до 15 сентября, если это возможно, так, чтобы повсюду они могли закончить свои полевые работы? Иза приехала встретить на вокзал, хотя все еще плохо выглядит. Трина все еще простужена, не выходит из комнаты. M-me Зизи была здесь и спрашивала, откуда мы приехали!!! Была у меня также кн. Палей -- без вуали, но я не стала ее целовать. Поздравляю тебя с праздником преображенцев, мой единственный и мое все!
   5-го. Горячо благодарю тебя за твое драгоценное письмо, сокровище мое! Да, радость нашего свиданья беспредельна, и я сейчас живу лишь воспоминаниями о нем. Для тебя что еще тяжелее, бедный ангел мой!
   Опять очаровательная погода -- уснула после трех. Работала в лазарете, масса новых лиц. Кн. Гедр., Таубе и Емельянов просят передать их глубочайшую благодарность за привет. Прилагаю сюда бумагу относительно Лопухина. Боткин снова просит за него -- Макаров поступает несправедливо.
   А. получила телеграмму от Н.П., он будет в ставке около 12-го.
   Милый, я хочу причаститься этим постом, рассчитываю так: понедельник утром, так как вечером есть служба, завтра утром и вечером, в воскресенье утром, затем я закажу еще 2 раза -- это будет великой поддержкой для меня. А. уезжает в понедельник -- она не знает, сколько времени продлится ее поездка. Не пошлешь ли ты ей открытку с пожеланиями и напутствиями на дорогу? Только напиши ей вовремя. Дивная погода, мы завтракаем на балконе.
   Сейчас должна принять одну даму, затем Мекка и Апраксина, в 4 часа уезжающего на фронт. Милый, ты ведь не забудешь о наградах для тех, кто ранен бомбами, сброшенными с аэропланов? А. благодарит за чайный стакан.
   Теперь прощай, мое солнышко, радость моя. Мысленно нежно прижимаю тебя к сердцу, осыпаю тебя жгучими поцелуями. Бог да благословит и защитит тебя, и да поможет тебе во всех твоих начинаниях!
   Помни относительно Безобразова!
   Навеки, ангел мой, всецело твоя
   Солнышко."
  
   Это письмо написала императрица Александра Федоровна своему мужу Николаю II в Ставку из Царского Села 4 (17) августа 1916 года.
   Сравним фразы:
   "У короля много!"
   "Генералы знают, что у нас еще много солдат в России, и поэтому не щадят жизней..."
  
   1. Первое утверждение - "имеется много кораблей (солдат)":
   "У короля много!"
   "Генералы знают, что у нас еще много солдат в России, и поэтому не щадят жизней..."
  
   2. Второе утверждение - "В государстве (или у руководителя (ей)) (Англии, России...)"
   "У короля много!"
   "Генералы знают, что у нас еще много солдат в России, и поэтому не щадят жизней..."
  
   3. Третье утверждение - "чего их жалеть!"
   Фраза "У короля много!" произносилась в качестве прощального напутствия тонущему кораблю.
   "Генералы знают, что у нас еще много солдат в России, и поэтому не щадят жизней..."
  
   4. Четвертое утверждение "Командиры (генералы) знают...":
   Фразу "У короля много!" произносили командиры или офицеры других кораблей.
   "Генералы знают, что у нас еще много солдат в России, и поэтому не щадят жизней..."
  
   Александра Федоровна Романова была внучкой английской королевы Виктории и воспитывалась в Англии, где и переняла английские пословицы, поговорки, крылатые выражения, афоризмы, а также "мемы".
   Британская империя - морская держава с большим военно-морским флотом, Российская империя - сухопутная держава с большой сухопутной армией. Соответственно в Англии много кораблей, а в России много солдат.
   Менталитет и психология поведения военных профессионалов (офицеров, генералов, адмиралов) везде одинаковы (хотя и имеют определенные национальные особенности). В Англии фразу произносили адмиралы, командиры кораблей, флотские офицеры. В России подобным же образом рассуждали сухопутные офицеры.
   Соответственно Александра Федоровна Романова, не найдя в русском языке русской поговорки (афоризма, "мема") трансформировала и адаптировала под Россию известный ей английский "мем".
  
   Каким образом, сочиненная Александрой Федоровной Романовой фраза, стала иметь отношение к маршалу Жукову, Петру I, Екатерине Великой и пр.?
   Тут всё просто и очевидно. Письмо Александры Федоровны своему мужу дошло до адресата. Потом приехал Великий князь Кирилл Владимирович и "информация подтвердилась". Наверняка Николай II использовал дословно (или почти дословно) фразу из письма своей жены в разговоре с Кириллом Владимировичем или Алексеевым. О факте и содержании беседы он пишет жене в письме от 10 (23 августа) 1916 года:
   "Моя драгоценная женушка!
   Крепко благодарю тебя за твое милое письмо, Я вчера вечером принял Кирилла, возвращавшегося из гвардии, где он провел 6 дней. Он видел многих командиров и офицеров, и они все ему говорили то же самое про старика Безобразова, что ты уже знаешь, так что сегодня я поговорил на эту тему с Алексеевым и сказал, что желаю уволить Б. Он, конечно, согласился со мной, что лучше его сменить и назначить хорошего генерала. Мы оба придумывали, кем бы его заменить -- может быть, одним из братьев Драгомировых! -- Так досадно, что я забыл спросить Кир. про Зеленецкого! Но он вернется через неделю, и я тогда могу это сделать. Н.П., кажется, приезжает сюда 12-го. -- Буду страшно рад видеть его опять.
   Дмитрий скоро будет здесь проездом, я хочу удержать его здесь на несколько недель, потому что Георгий мне говорил, что этот мальчик опять вбил себе в голову, что он будет убит.
   Я уже считаю дни до твоего приезда! Любимая, я должен кончать. Храни вас Господь!.. Осыпаю горячими поцелуями твое любимое личико.
   Навеки твой старый
   Ники.
   Р.S. Меня мучит, как рассказать Фредериксу про развод Ольги? Очень трудно писать о таких делах".
   Сказанная им своим генералам фраза про генералов, которые знают, что в России много солдат и потому они их не берегут - запомнилась слушателям. Возможно, даже прижилась и, пошла кочевать дальше.
   Затем случился февраль 1917 года. Николай Второй отрёкся от престола. Новая власть традиционно обвинила во всех неудачах предшествующую власть, и так же традиционно заверила, что при ней всё будет в шоколаде. И пошли байки, что "Николашка Кровавый по приказу царицы-немки и немецкого шпиёна Гришки Распутина гнал солдатушек-ребятушек на убой, не жалея их, ибо в России солдатушек много!"
   Однако не вышел у Временного Правительства "каменный цветок"! И наступление у него не получилось, и власть не удержало. Власть захватили большевики. Они же победили и в гражданской войне.
   Проигравшим - "белым" только и осталось, что писать мемуары в эмиграции. И объяснять в оных мемуарах, почему они "белые", сумев захватить большую часть территории России, всё равно проиграли "красным" (большевикам). Разумеется, большевики выиграли исключительно потому, что не жалели своих солдат! Жиды, жиды-комиссары и жидокомиссары гнали русских православных на православные пулеметы "белых". И выиграли "красные" войну только благодаря тому, что у "белых" патроны закончились.
   Затем началась Вторая мировая война, потом Великая Отечественная война. Часть "белых" эмигрантов перешла на сторону Гитлера и с упоением продолжила писать сказки про то, что Красная Армия заваливает немцев трупами и Сталин и иже с ним не жалеют православных, ибо бабы ещё нарожают.
   После Второй Мировой войны началась "холодная война" - все те же "белые" эмигранты поступили на службу в ЦРУ США и трупами стал заваливать маршал Жуков.
   С распадом СССР творческая интеллигенция бывших союзных республик в большинстве своём переметнулась к американским и западно-европейским нанимателям. В рамках общечеловеческих ценностей перед ними была поставлена задача - за американские доллары и евро показать населению всего мира, и убедить в этом население бывших союзных республик СССР в том, что русские - "недочеловеки" и неполноценная нация, и что испокон веков они выигрывали войны исключительно за счёт заваливания врагов и самих себя трупами. На этом поприще прославились такие ренегаты как Солженицын, Солонин, Бешанов, Латынина, "Эхо Москвы" и другие. Солженицын по счастью сдох, но большинство остальных продолжают работу по воспитанию комплекса неполноценности, недочеловечности и ущербности у нынешнего населения Российской Федерации.
   За всем этим коллективным воем либерастов утерялась изначальная суть вопроса - большинство профессиональных военных в офицерских и генеральских чинах готовы пытаться и пытаться решить поставленную им задачу до последнего подчиненного. ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ НАЦИОНАЛЬНОСТИ. А уровень потерь личного состава во многом зависит от уровня подготовки этих командиров. И совершенно не зависит от социального строя в государстве. Талантливые, бездарные, решительные, нерешительные полководцы есть во всех армиях всех государств. В примерно одинаковом процентном отношении. Достаточно вспомнить пять лет позиционной бойни на Западном фронте, когда "цивилизованные" и "гениальные" западно-европейские полководцы из Англии, Франции, Германии, положили в землю миллионы своих солдат сражаясь за избушку лесника в районе Вердена.
   Также за всем этим забывается, что в Германии практически официально было принято решение сражаться с Францией до последнего французского солдата.
   Вполне интеллигентные, весьма практичные и хозяйственные немцы посчитали, что население Франции меньше, чем население Германии, и солдат у Франции меньше. Соответственно французские солдаты закончатся быстрее, чем немецкие и Германия выиграет у Франции войну, ибо у нее останется какое-то количество солдат. Да, потери будут ужасными, но на кону победа в войне, а "фрау - ещё нарожают!"
   Вот такая вот история известного высказывания.
   Но почему, если Александра Федоровна не дура, её муж не привлекал к управлению Российской Империей?
   Привлёк. Только не сразу. И вопрос о том, почему не сразу будет рассмотрен в следующей части нашего повествования.
  
   Часть вторая. Тигр в разрезе или аффтар жжот
  
   "Тигр состоит из грудинки, окорока, вымени..."
   Из кинокомедии "Полосатый рейс"
  
   Те, кто смотрел кинокомедию "Полосатый рейс" наверняка помнят эту самую схему, названную "Тигр в разрезе". Возникает вопрос: "Откуда буфетчику известно "устройство тигра"?
   Вариант первый (реалистический) - буфетчик выпускник кулинарного техникума, помнил схему разделки говяжьей туши, её и нарисовал на плакате, выдав за схему устройства тигра.
   Вариант второй (либерастический) - проклятые комуняки из Кремлевского ЦК истребили всех тигров на кулинарные цели для поддержания своего долголетия. Впервые тигров стал употреблять кровавый палач Сталин, ещё во время своей ссылки в Туруханский край, где собственно говоря, и съел всех туруханских тигров. Именно из-за поедания такого количества тигров у него и были тигриные глаза. Вместо табака он на самом деле курил молотые усы и когти тигров. Искусством приготовления тигров ведало Пятисотое Управление ЦК КПСС. Тигры при перевозке обозначались как "груз 500". Фильм "Полосатый рейс" на самом деле не комедия, а стёб советской творческой интеллигенции, которая втайне от кровавых наследников кроваво-палаческого коммунистического режима организовало спасение тигров от рук кровавого буфетчика-мясника из 500-го Управления ЦК КПСС. Благодаря самоотверженным действиям главной героини, тигры, вместо того, чтобы быть втайне уничтоженными при транспортировке и попасть на стол кремлевским вождям, попали в цирк. Лишившись своевременной очередной дозы тигриного мяса, кремлевские вожди утратили свою мудрость и долголетие, что в итоге и привело к распаду "империи зла" - СССР.
   Было бы очень смешно, когда бы не было так грустно. Именно на такой простейшей и незатейливой схеме, когда из АБСОЛЮТНО ЛЮБОГО факта раздувается АБСОЛЮТНО ЛЮБАЯ СЕНСАЦИЯ, и основаны действия большинства фальсификаторов истории. Выше был рассмотрен пример "про баб, которые ещё нарожают", аналогичным образом начал свою деятельность небезызвестный Витёк-Резун, изобретатель "автострадных танков", якобы лично подслушавший то, что в начале двадцатых годов двадцатого века Лев Троцкий-Бронштейн бубнил сидя на кремлевском унитазе. До кучи можно добавить и тайные немецкие аэродромы в Арктике. Звучит красиво, но кто-нибудь из авторов пробовал собственноручно чистить взлетно-посадочную полосу от снега? Заправлять самолёты вручную из бочек с бензином? Снаряжать патронные и снарядные ленты для авиационных пулеметов и пушек? А зачем? Главное ведь в данном вопросе ляпнуть чего покрасивее (или покрасивше?)- "пипл он ведь всё схавает!". А не схавает, так мы ему Анну Чапман подсунем, и тьму независимых исследователей. А сами потом бабуреки (бабло, грины, енотов, еврики, деньги распилим (поделим) и на эти деньги похаваем (поедим)).
   Но как всё же задал вопрос один из персонажей фильма "Приключение Красной Шапочки: "А кто-нибудь пробовал съесть слона?". Выясняется, что никто и не пробовал. И не пытался, ибо главное - вбросить идею и мысль в массы, и эта мысль должна быть как можно чудовищней, чтобы в неё быстрее поверили. Эту идею о чудовищности лжи, как необходимого критерия для достижения успеха в информационной войне приписывает доктору Геббельсу, но на самом деле эта идея и этот метод существовал ещё до него. Достоверно известно, что мыло из человеческого жира "начали" "варить" отнюдь не из евреев во время Холокоста, а ещё во время Первой мировой войны из обычных военнопленных и тоже в Германии. Потом миф просто повторили.
   Аналогичным образом обстоит дело и чудо "Аннеребе" и чудес Третьего Рейха. Берём любой рисунок с несозданным вундерваффе (чудо-оружием) и заявляем, что оно создано, просто и комуняки и Пентагон всё от нас скрывают. "Так ведь не было ничего!" (С). Но кого это волнует, что не было? 400 раз прокрутить по телеку, что оно было, и вот уже под Прохоровкой в 1943 году начинают сражаться избушки на курьих ножках против немецких панцеров созданных по проекту Леонардо да Винчи, с помощью ацтеков, прочитавших на хрустальных черепах воспоминания таджикских гастарбайтеров, клавших плитку вокруг унитазов древних атлантов, укрывшихся от призыва в армию в высокогорном Тибете. Разумеется, древние не только были мудрее, но и отличались от нас анатомией - были крупнее, имели больше первичных и вторичных половых признаков примерно в 3,14 раза. То есть отличались от нас в "пи" раз....
   Кстати, именно за анатомическое различие в "ПИ" раз, РАСЫ, которые были ДО человека и назвали в России 3,14дорасами.
   Кстати, об анатомии. В книге Р.Вильтона "Последние дни Романовых" имеется такая вот цитата:
   "В углу поляны отрубок огромного дерева образовал удобное сиденье. Кругом сохранились признаки того, что палачи здесь отдыхали. Генерал Дитерихс нашел яичную скорлупу; его помощник, генерал Домонтович,  -- страницу из немецкой книги по анатомии; в свою очередь Соколов нашел обрывок немецкой газеты, как раз с подходящей датой. Там говорится о III-ем Интернационале и о нападении чехословаков, которые названы изменниками делу демократии, за то, что повернули против большевиков.
   Читатель не забыл, должно быть, про яйца, заказанные монахиням; он поймет, без моей подсказки, при чём тут была книга об анатомии и что означали немецкие газеты..."
   Ну, страница из книги по анатомии, "ну и хули?". О чём тут нам читателям пытается намекнуть Р.Вильтон? Об этом можно узнать из книги упомянутого генерала Дитерихса.
   М. К. Дитерихс "Убийство царской семьи и членов дома Романовых на Урале", 1922 г.
   "...Неподалеку от открытой шахты, между нею и ямой, куда завалился автомобиль, есть еще полянка, закрытая от шахты несколькими деревьями и кустами. На этой полянке под деревьями пень от старого, спиленного, большого дерева. Вокруг пня валялась яичная скорлупа, обрывки советской газеты и несколько листков какого-то медицинского справочника. По-видимому, пока другие работали над телами, там, у шахты и бугра, здесь -- на пне кто-то сидел, ел яйца и выронил несколько листков из бывшего с ним для чего-то справочника. Это не было пособие, которым бы мог пользоваться, например, фельдшер, каковым из известных участников сокрытия тел был Янкель Юровский; это было, по заключению экспертов, врачебное пособие, доступное только врачу. Небольшая подробность, которая наводит на вопрос: для чего убийцам при сокрытии тел своих жертв понадобилось на месте присутствие врача?..."
  
   Смоделируем ситуацию. Имеется "пень от старого, спиленного, большого дерева." Вокруг этого пня, как истинные интеллигенты в трёх соснах бродят два генерала Дитерихс и Домонтович. Один находит скорлупу от яиц, а другой страницы из справочника. Это видимо был очень-очень огромный пень, раз для находки скорлупы и листков, валявшихся около него, потребовалось аж целых два генерала! Может быть речь идёт о знаменитом эльфийском мэллорне?
   Дальше наш "женераль Дитерихс", как и положено обычной классической либерастической сволочи (или обычной белогвардейской сволочи?) начинает "жечь не по-детски". Оказывается, существуют медицинские справочники с грифами "только для фельдшеров", "только для врачей", и так далее! Возможно, что например гинекологу не продадут в магазине ветеринарный справочник, а ветеринару не продадут таблицы для проверки уровня зрения. Разумеется, чтобы прикрыть свой откровенный либерастический бред, Дитерихс, так и не упоминает что же это был за справочник, и какие эксперты его рассматривали.
   Читаем далее:
   "Детальное изучение всего района "Ганиной ямы" дало следующие существенные указания:
   ....
   В) Найденные на "полянке врачей" листки медицинского справочника, которым мог пользоваться только врач, указывают, что операция сокрытия тел требовала присутствия врача. Помощь его могла быть нужна или при обращении работавших с кислотой, или при каких-нибудь особых хирургических манипуляциях над телами. Палец, найденный в шахте, был, безусловно, отделен хирургически, совершенно чисто, по фаланге второго сустава. Осколки обгорелых костей, если таковые принадлежали телам Августейших Мучеников, имели определенные следы порубки их, как и некоторые предметы драгоценностей, которые были зашиты в костюмах и лифчиках Великих Княжен. Вся эта дикая операция порубки тел для большого удобства при сжигании, конечно, не требовала присутствия врача. Но, если предварительно действительно отделялись головы у несчастных жертв Исаака Голощекина, если в таинственных трех железных бочках, увезенных потом назад в город на коробах, был спирт для заливки отделенных голов, то для этой операции нужен был именно врач."
   Статистика советской и современной криминалистики говорит о том, что большинство "расчленёнок" совершается людьми не имеющими даже начального медицинского образования. Более того, очень многие "расчленёнки" совершаются в состоянии алкогольного опьянения. Выпил, закусил, выпил, закусил, выпил, убил собутыльника или собутыльницу, выпил, выпил, расчленил (отрубив выступающие части тушки тела - голову, руки, ноги), упаковал, вынес и выбросил.
   Что весьма характерно, задолго до большевиков, и даже до появления Маркса-Энгельса в Европе (и не только) рубили головы. Мечом или топором. Без какого либо медицинского образования. Хрясь-хрясь и готово. Кстати, Оливер Кромвель, один из основателей старейшей в Европе британской демократии так и поступил. Свергнутому королю Карлу Первому отрубили голову (или башку - кому как больше нравится) "Цивилизованные" французы, те вообще упростили процесс, применив механизацию труда, и рубили головы пачками, посредством гильотины. Никаких научных пособий для рубки голов не требовалось. Туловище-шея-голова. Рубить по линии шеи. Если же требуется разрубить на большее число частей - "схема устройства Романовых" тоже не требовалась. Достаточно схемы "палка-палка-огуречик - получился человечек". Даже если предположить, что Романовы, все как и российский орёл были двуглавыми, процесс усложняется ненамного.
   И всё вроде бы просто и очевидно - при необходимости никакие схемы и справочники для разделки тушек не потребуются. Тогда зачем такие сложности и тайны? А затем, что без этого таинственного справочника со "схемой разделки Романовых на окорок, грудинку и вымя" (разобраться в которой может только врач), заданной идеологической цели - страшилки, обвиняющей большевиков в адских грехах не получается. А так, всё тип-топ! Во всём виноваты большевики! Аццкие большевики! Жидокомиссары. Жиды! Евреи!
   И пошла плясать лондонская дяровня - Евреи! Евреи! Кругом одни евреи! Это они во всём виноваты! Однако ответим на вопрос - "Кому выгодно?". Кому выгодны эти выкрики? А выкрики эти выгодны жидам (не евреям, а жидам), англичанам и французам. Чем выгодны? Тем, что пиар кровожадности евреев-жидов-комиссаров-большевиков препятствует образованию после Первой мировой войны государства под названием Израиль.
   Для англичан и французов образование данного государства означает гарантированный отток капиталов из Европы в этот самый Израиль. Для жидов - главным образом Ротшильдов, образование данного государства означает необходимость переезда в этот самый Израиль, необходимость ухода из Европы в Израиль, а также необходимость непродуктивной траты капиталов на обустройство жизни своих соотечественников. Как итог - ослабление французского и английского капиталов, невольное создание благоприятных условий для расширения экспансии американского капитала.
   Разумеется "На это я поЙТИТЬ не могу!" (С). Что характерно, заброс в СМИ в пользу Британской Империи сделал не только британский журналист Р.Вильтон, но и генерал Дитерихс, причём задолго до Резуна-Суворова Витька. Кстати, фамилия у него странная! С учтом того, что у этого самого Дитерихса, так же, как и у небезызвестного ренегата Г.Климова "Кругом одни евреи"... Разумеется, авторы шутят - не был генерал Дитерихс евреем - всего лишь зябой или куратом (прибалтом или курляндарбайтером).
   Однако, что следует заметить, пулю "месье женераль" отлил знатную! На основании его и Вильтона опусов, нынешняя генпрокуратура РФ даже поручила кому-то расследовать - не было ли убийство Романовых ритуальным!
   Вот что справочник анатомический и яичная скорлупа делают!
   Но авторы по природе своей скептики! "Нет тела - нет дела!" (С). Нам плевать на мудрость атлантов, благодаря которой они все сдохли, ибо сам факт массовой гибели атлантических жертв опровергает декларируемую ими мудрость.
   Зададимся НЕКОНСПИРОЛОГИЧЕСКИМ ВОПРОСОМ: "Откуда вырванные листы медицинского справочника"?
   Самый простой и логический ответ - от обладателя справочника. Почему обладатель справочника их вырвал?
   Ответ очень прост: владелец справочника посчитал информацию, содержащуюся в справочнике не нужной.
   Почему владелец справочника посчитал информацию не нужной?
   Например, "из-за чего" - по неотложной необходимости в бумаге - использовать вместо салфетки либо туалетной бумаги.
   С точки зрения врача, данный поступок является весьма некорректным!
   Согласны! Но кто сказал, что речь идёт о враче? А если скажем у хозяина справочника много денег, и он запросто может купить себе ещё один?
   А если медицина - его, скажем, хобби, а не специальность? Если по основной специальности этот человек занимается чем-то другим?
   Например:
  
   "Царское Село. 21 окт. 1914 г.
   22-ое . С добрым утром, мое сокровище. Сегодня утром я много молилась за тебя в маленькой церкви. Я пришла туда за 20 минут до окончания. Так грустно было стоять там коленопреклоненной без моего сокровища, что я невольно расплакалась. Но затем я подумала о том, как ты должен радоваться, что приближаешься к фронту, и с каким нетерпением раненые дожидаются тебя сегодня утром в Минске.
   Мы перевязывали офицеров с 10 1/2 ч., затем отправились в большой госпиталь на 3 большие операции -- одному раненому пришлось отрезать 3 пальца, так как начиналось заражение крови, и они совершенно омертвели. У другого извлекли осколок, еще у другого -- множество осколков (костей) из ноги.
  
   Царское Село 22 октября 1914 г.
   Затем княгиня читала нам лекцию. Мы прошли полный фельдшерский курс, с расширенной программой, а сейчас пройдем курс по анатомии и внутренним болезням, это будет полезно и для девочек
  
   Царское Село. 26октября 1914 г.
   27-го. Я так рада, что ты доволен своей поездкой. У нас был очень занятой день -- утром 3 операции, притом очень серьезных, а потому не успели побывать с нашими в маленьком доме. После обеда были в городе, заехали к Георгию -- раненые лежат в большой комнате, и у них очень довольный вид. Посидела у Сергея, он сильно изменился, сероватый цвет лица. хотя лицо и не худое, странное выражение глаз, -- ему сейчас стало немного лучше, но раньше он был совсем плох; видела там старого Зандера.
  
   Царское Село. 20 ноября 1914 г.
   Прилагаю к этому письму открытку, изображающую нас в Двинске, которую, думается, тебе будет приятно получить для твоего альбома.
   Я слишком устала, чтобы с ними ехать, к тому же в 5 1/4 нам предстоит ампутация (взамен лекции) в большом лазарете. Сегодня утром мы присутствовали (я, по обыкновению, помогаю подавать инструменты, Ольга продевала нитки в иголки) при нашей первой большой ампутации (рука была отнята у самого плеча). Затем мы все занимались перевязками (в нашем маленьком лазарете), а позже очень сложные перевязки в большом лазарете. Мне пришлось перевязывать несчастных с ужасными ранами... они едва ли останутся мужчинами в будущем, так все пронизано пулями, быть может, придется все отрезать, так все почернело, но я надеюсь спасти, -- страшно смотреть, -- я все промыла, почистила, помазала иодином, покрыла вазелином, подвязала, -- все это вышло вполне удачно, -- мне приятнее делать подобные вещи самой под руководством врача. Я сделала 3 подобных перевязки, -- у одного была вставлена туда трубочка. Сердце кровью за них обливается, -- не стану описывать других подробностей, так это грустно, но, будучи женой и матерью, я особенно сочувствую им. Молодую сестру (девушку) я выслала из комнаты. M-lle Анненкова несколько старше ее, -- молодой врач такой милый, -- Аня смотрела так равнодушно, совсем уже, как она сама говорила, очерствевшая, -- она постоянно меня поражает своим поведением полное отсутствие мягкой женственности, столь присущей нашим девочкам. Она грубо бинтует их, когда ей это надоест, уходит, как только работа ей прискучит, а когда мало дела, то она ворчит. Иедигаров заметил, что они уже надоели ей. Она суетится и торопит их. Я разочаровалась в ней, -- ей постоянно нужно что-нибудь новенькое, как и Ольге Евг.. В 4 часа она отправится к своей сестре вместо того, чтобы идти на ампутацию. Раз мы туда идем, она могла бы провести у своей сестры вечер. Кн. Гедройц сказала мне, что она скоро заметила, что Аня не стремится делать или знать что-нибудь a fond. Она опасалась, как бы не оказались на нее похожими. Она очень благодарна нам за то, что это не так, и за то, что мы все делаем добросовестно. Это ведь не забава. Она суетилась, стремилась получить крест, а теперь, когда она его имеет, ее интерес значительно ослабел, тогда как мы теперь вдвойне чувствуем всю ответственность всего этого и испытываем потребность дать все, что только возможно, всем бедным раненым, одинаково нежно заботимся как о легко, так и о тяжелораненых. Мари нашла одного офицера из ее полка.
   Пожалуйста, передай Н.П. наш привет и поделись с ним новостями, которые мы тебе сообщаем, так как он с большим интересом относится к нам.
   Меня преследуют ужасные запахи от этих зараженных ран. Один из офицеров волынцев в Большом Дворце показал мне германские пули "дум-дум", очень длинные, узкие в конце, на вид словно сделанные из красной меди. Я скучаю по тебе, ужасно жажду поцелуя. Милое мое дитя, я стремлюсь к тебе, думаю и молюсь о тебе постоянно."
   Это письма Александры Федоровны, от 1914 года. Как видно из их содержания, она вполне освоила специальность медицинской сестры военно-хирургического отделения. Она регулярно сталкивалась с кровью, гноем, человеческим мясом, человеческими внутренностями. И освоила специальность, научившись "умело действовать штыком и прикладом" (С) - скальпелем и перевязочным материалом. Практика вещь суровая - как минимум, "мертвые сраму не имут", но Александра Федоровна, регулярно принимала участие в хирургических операциях над живыми. У неё были СВОИ пациенты, СВОИ выздоравливающие.
   Как человек, изучавший медицину и АНАТОМИЮ (ибо без неё невозможна военно-полевая хирургия), она разумеется, приобрела некоторое количество анатомических справочников и литературы.
   Наверняка они же и уехали в Тобольск и Екатеринбург вместе с "лже-Романовыми", вместе с основной массой книг.
   Но... Если речь идёт о "лже-Романовых"? Почему кто-то из них прихватил справочник с собой?
   Либо случайно, либо кто-то из "лже-Романовых" обладал какими-то медицинскими знаниями и просто хотел освежить их в памяти на случай бегства - вдруг, кому-то придется оказывать первичную медицинскую помощь?
   А если всё же, не смотря на все доводы авторов, это были настоящие Романовы? Тогда возникает встречный вопрос - почему эти Романовы (помимо Александры Федоровны, медсестринское образование и практику получили и её дочери) не перерезали или не отравили всю свою охрану? Тем более, что там присутствовал доктор Боткин! Да даже тупо по-императорски - истолочь бриллианты, добавить их в чай-вино-кофе-воду. Романовы не ожидали такого коварства со стороны большевиков? Давайте не будем делать идиотов из императора и его жены, проправивших 23 года ( больше, чем например нынешний Президент России или Президент Белоруссии)! Как значит "патронов не жалеть!" в 1905 - тут типа Никки мастер, а как насчёт того, что с ним могут сделать те, против кого он патронов приказал не жалеть - тут внезапно его обуяла патологическая тупость.
   Так и напоминает известную миниатюру классика советской эстрады - вот здесь читаем, здесь не читаем, здесь рыбу заворачиваем.
   Авторы не будет заворачивать рыбу. "Лже-Романовы" собираясь в ссылку, просто тупо сгребли книги, стоявшие на полках настоящих Романовых. Аликс и её дочери с самого начала Первой мировой войны работали медсёстрами. В самой грязной и кровавой отрасли - в военно-полевой хирургии.
   Можно конечно ёрничать над Александрой Федоровной и её дочерьми, дескать она "тьакая-сякая...", чтобы скрыть свою ненависть к народу, которым правит... Млять! Если она и её дочки такие ЖЕЛЕЗНЫЕ ЛЕДИ И МИЛЕДИ - почему ваааще случился февраль 1917 года, и почему они вели себя перед "расстрелом" как скот на бойне?
   Не стыкуется это! И у Аликс и у её дочерей должны быть железные нервы и способность, хладнокровно орудовать скальпелем.
   Что характерно, вопрос, что ни Никки, ни Аликс - эта война была не нужна - почему-то никто не рассматривает! Есть определенные факты о том, что Первая Мировая могла разразиться ещё во время Первой и Второй Балканских войн 1912-1913 годов, однако Распутин отговорил Николая от объявления войны. А вот на момент кризиса в Сараево, Распутина подрезали, и он типа, находясь на лечении не смог отговорить Николая и Александру от объявления войны Австрийской империи, ибо не присутствовал.
   И вот здесь возникает встречный вопрос: "Почему все считают, что Николай Второй объявил войну самостоятельно?". Большинство источников пишут о том, что на него давили представители его семейства - "типа мы этих германцев одним махом....".
   Но мы с Вами взрослые люди, товарищи читатели! Если уж в ОТКРЫТОМ ИСТОЧНИКЕ ПИШЕТСЯ О ДАВЛЕНИИ НА НИКОЛАЯ ВТОРОГО ПРИ ОБЪЯВЛЕНИИ ВОЙНЫ, то, что осталось за кадром?
   За кадром, как правило, остается всё самое грязное и непристойное!
   Если Война была Николаю не нужна, и он от первой попытки открестился "сославшись на Распутина", то... Да, Распутин на больничном, и на него не сослёшься. Собственный отказ? Да! А в ответ: "Мы твою Аликс и твоих дочек через все гвардейские полки пропустим по кругу и не один раз - пока не сдохнут, а твоего сынёныша...". Вы считаете, что этого не могло быть? А объявление на всю страну в 1916, что царица-немецкая шпионка - это как? С использованием Государственной Думы и большинства СМИ? Кризис власти? А чем Госдума 1905 года отличалась от Госдумы 1916 года? Всё те же лица, депутаты, вожди и горлопаны.
   Что произошло в июле-августе 1914 года? Никки+Аликс войны не хотели, но... банальный шантаж с угрозами их физического устранения, подкрепленный наличием хотя-бы 5-6-7...15 человек (Великие князья и иже) с оружием в нужном месте и Николай Второй вынужден был уступить заговорщикам.
   Война объявлена.
   Однако глава (или главный военспец заговорщиков) Ник Ник терпит неудачи. Николай Второй, перехватывает управление страной и становится Главкомом вместо Ник Ника. Тогда заговорщики начинают раскачивать лодку изнутри. Однако Никки уже на страже! (Ваааще по уму он на страже с 1905 года если не раньше). Никки начинает готовить побег (а возможно ещё и раньше).
   Промежуточный вопрос - почему Ник Ник и многие другие выжили? Некторые исследователи и историки утверждают, что Иосиф Виссарионович Джугашвилли (Сталин) был агентом царской охранки.
   Продолжение требуется, или и так всё понятно?
   Ага, некоторым теперь может не понравиться, как Иосиф Виссарионович Сталин мог так лицемерить? Кричал, типа, что за народ, а на деле... выполнял заказ царствующего дома Романовых! Ну и выполнил!
   И кому от этого хуже? Народу? Да, есть некоторое количество раскулаченных и иже, недовольных товарищем Сталиным и служивших потом Гитлеру, но сколько их? Максимум два миллиона человек - примерно ОДИН ПРОЦЕНТ НАСЕЛЕНИИЯ СССР (ПРАВОПРЕЕМНИКА РОССИЙСУКОЙ ИМПЕРИИ). Что важнее для государства - удовлетворение жизни 98 процентов населения или удовлетворение жизни 2-х процентов?
   Кстати, тут же стоит вспомнить и всяческие определения демократии. Демократия, как нам трактует то же "Эхо Москвы" и та же Юрия Латынина - власть большинства! Вот эту власть товарищ Сталин и обеспечил! Угодить же всем нельзя - это аксиома! Например, не успели те же нагличане принять какие-то там законы об однополых браках, как тут же у них появились однополые изнасилованные.
   Ну как тут не вспомнить известный анекдот:
   "Гиви! Вы обвиняетесь в групповом изнасиловании! Группа изнасилованных встаньте!"(С)
   Разумеется, существует некоторый процент тех, кто недоволен Сталиным. НО ИХ МЕНЬШИНСТВО! Меньшинство населения Российской Империи недовольно правлением агента царской охранки товарища Сталина.
   Ну и где здесь криминал? Если большинство населения довольно результатами правления - значит, требования ЭТОГО БОЛЬШИНСТВА НАСЕЛЕНИЯ удовлетворены, и речь идёт о народной демократии.
   Но мы отвлеклись! Давайте подойдём к вопросу с точки зрения обычной человеческой психологии. Если ваш(а) брат(сестра), кум(а), кузин(а) обливают Вас грязью на каждом шагу - Вы что - будете с ними общаться? Наверняка только в тех случаях, когда этого не избежать! Во всех остальных случаях вы будете, как психически здоровый человек избегать общения со своими родственниками, и искать круг общения на стороне. Логично? Логично!
   Тогда почему, в качестве истины в последней инстанции принято считать, что "Никки+Аликс" были передастами, а все остальные Романовы и ВСЁ НАСЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ - Дартаньянами? Родственники Романовых оставили мемуары? Хорошо. И что с того? Кто-нибудь из Романовых написал о том, что "типа я предлагал план ГОЭРЛО без большевиков", а его отвергли? Никто! Тогда почему мы считаем, что "Никки+Аликс" - сволочи и дебилы, сгубившие Россию? Только потому, что нанятый ими Иосиф Виссарионович Сталин, "принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой"? Реализовав всё то, что Николай Второй напланировал?
   Разумеется, найдутся сотни и даже тысячи читателей, которые возразят:
   "Моя бабушка (дедушка) мне рассказывали про то, как их жестоко раскулачили и сослали в Сибирь!"
   Два встречных вопроса таким читателям:
   1.Сослали - это ведь не убили?
   2. Бабушка (дедушка) в Великой Отечественной войне участвовали?
   По пунктам 1 и 2 - если сумели рассказать, то, как минимум не убили. Ни во время репрессий и раскулачивания, ни во время войны. Причём, если верить всяким Сванидзе-Михалковым - должны были воевать в штрафбатах с осиновыми кольями в руках!
   Но опять же - те, кто был за Россию под руководством Сталина - шли на фронт и воевали. Без всяких внутренних сомнений, ибо это была и их Россия. И большинство из них мемуаров не оставила.
   Сибирь же, как место ссылки, немцами во время войны не была оккупирована, поэтому выживших во время войны там больше. И больше процент ссыльных и недовольных. Ссыльных, но не казненных в 1937 году! Они в итоге и оставили мемуары, ибо их не казнили, а сменившему Сталина Хрущеву потребовалась критика предшественника.
   Но мы отвлеклись от темы!
   Внимательное изучение мемуаров и исторических источников эпохи правления Николая Второго, указывает на то, что он изначально не был ПОЛНОСТЬЮ самостоятельной фигурой. Слишком много родни вокруг. Родни, которая на него постоянно давила. Так же было много и "скелетов из прошлого" - в виде долгов и обязательств России. Разгрести "авгиевы конюшни" верхов Николай Второй так и не смог, хотя часть своей родни он сумел по ходу своего правления частично или полностью отстранить от управления государством.
   Но всё равно - России требовался снос управляющей надстройки, и этот снос должен был сопровождаться революцией. Чтобы уцелеть в революции Николай Второй и запланировал побег. Именно о планировании побега и пойдёт речь в следующей главе.
   Ну и о всяких сопутствующих побегу фактах....
  
  
  
  
   Комедия седьмая. Пойдут машины в яростный поход...
  
   Тогда нажмут водители стартёры, и по лесам, по сопкам, по воде...
  
  
   Поговорим, как и обещали о "высоком искусстве бегства". План оного должен быть гибким и многовариантным, для того, чтобы свести к минимуму возможные случайности. Однако самым главным в плане бегства должен являться элемент контроля, планирования и личного руководства. То есть речь идёт не о паническом спасении бегством путём выпрыгивания из окна в ночной рубашке и трёхкилометрового кросса по битому стеклу, а о заранее запланированном и подготовленном мероприятии. Бегство должно произойти в тот момент, когда казалось бы "ничто не предвещало оного".
   Одним из ключевых элементов плана исхода семьи Романовых являлось использование автомобилей. Поэтому имеет смысл рассмотреть данный вопрос более или менее подробно. Чтобы не плодить сущности выше надобности воспользуемся фрагментами статьи Александра Королёва "Поездка в прошлое" и дополним информацией из других источников.
   Автомобили появились в повседневной жизни царской семьи благодаря князю Владимиру Николаевичу Орлову, который в 1903 году впервые подъехал к Александровскому дворцу Царского Села на своей машине. Для царя первое знакомство с подобными техническими новинками началось еще летом 1895 года, когда в Петергофе ему показали "паровой велосипед". Это был французский паровой мотоцикл фирмы "Millet", выпущенный в 1893 году. В 1901 году 63-летний министр Императорского Двора граф Фредерикс Владимир Борисович завел себе паровой экипаж французской фирмы "Serpollet". Двор воспринял причуду пожилого придворного с нескрываемым удивлением.
   Князь, очарованный скоростью автомобиля и восхищенный полетом технической мысли его создателей, решил приобщить к своему увлечению императора.
   По рассказам генерал-лейтенанта А.А. Моссолова, управляющего делами Императорского Двора в период с 1900 по 1917 год, князь Владимир Орлов был первым кто приехал в 1903 году к Александровскому дворцу на "безумно шикарном автомобиле". Он предложил Их Величествам совершить несколько поездок на моторе, которым управлял сам.
   Царь был заинтригован, и захотел сам прокатиться на "этой керосиновой вещи". После первой же его поездки вокруг площади Николай пригласил Царицу присоединиться к ним. С этого времени Князь стал личным "шофером" Императора и возил Царя почти каждый день. Постоянные поездки на автомобилях российских монархов начались только с 1905 года. Он записал в своем дневнике весной 1905 года: "Государь полюбил автомобиль и решил приобрести себе тоже несколько штук". 9 июня 1905 года Николай II записал в своем дневнике: "В 3 часа отправились на моторе Орлова в Гатчину через Красное Село".
   Это продолжалось до тех пор пока наконец, Министр Императорского двора граф Фредерикс не спросил Царя, что не хотел бы он приобрести себе автомобиль. Царь сразу же ответил: "Да, конечно! Мы злоупотребляем добротой Орлова, и это становится невежливым. Просите, чтобы князь Орлов выбрал для нас автомобиль, ведь он может сделать это лучше чем любой профессионал".
   В 1905 году более чем через два года после первой поездки Царя на автомобиле, князь Орлов выбирает ему французский автомобиль "Делоне-Бельвиль". И Императорский Дом закупает 2 новых автомобиля "Делоне-Бельвиль", истратив на покупку 18 400 рублей. С этого момента начинается настоящая любовь Императора к своим автомобилям.
   Сразу после этого в Царском Селе, начинается строительство Императорского гаража. Место расположения гаража было выбрано не случайно - недалеко от собственного императорского конвоя, железнодорожного вокзала и в непосредственной близости от Александровского дворца, его любимой резиденции. Первое двухэтажное здание было возведено в 1906 году.
   Здание было построено в стиле английского коттеджа с элементами фахверха. Площадь здания составляет 964,8 кв. м. Автором проекта был видный зодчий С.А. Данини, работавший в те годы архитектором Царскосельского дворцового управления. На первом этаже было несколько боксов, мастерские для царских автомобилей и каретник. Здесь же размещались подсобные службы гаража. Второй этаж здания был жилым для служащих гаража. Была открыта Императорская школа шоферов.
   Несмотря на открытие Императорской школы Шоферов, Князь Орлов, сам лично возил Царя, до тех пор, пока не был приглашен в Царское Село с самыми безупречными рекомендациями водитель француз по происхождению Адольф Кегресс. И все же князь Орлов еще долго ездил рядом с водителем, во всех поездках Царя, для безопасности. Естественно, Николай II наслаждался своими новыми автомобилями, и в течение следующих нескольких лет суммы на их приобретение возрастали.
   К концу 1906 года, в Императорском Гараже было уже 6 автомобилей, общей стоимостью 100 000 рублей. К двум автомобилям "Делоне-Бельвиль", закупленным в 1905 году добавились еще четыре:
   "Делоне-Бельвиль"* Тройной фаэтон,
   "Мерседес" синий лимузин,
   "Мерседес" красный лимузин и
   "Мерседес" темно-синяя полуоткрытая модель.
  
   * Ещё одна тайная страница русской истории. Официально утверждается, что французский завод "Делоне-Бельвиль", находившийся в пригороде Парижа Сен-Дени, получил известность как производитель первоклассных корабельных паровых машин и котлов. Выпуск автомобилей он освоил в 1904 году, и все модели раннего периода выделялись круглым радиатором и скругленными боковинами капота, словно за ними скрывался не двигатель внутреннего сгорания, а паровой котел. Но что осталось за кадром? Принятие этих самых паровых котлов Бельвиля в качестве основных для оснащения кораблей русского флота! Так ли уж они были хороши, как это пишется в официальной литературе, или всё дело в родне Романовых, которая любила проживать во Франции, брала "взятки борзыми щенками" и соответственно лоббировала интересы французов? Как, например, повлияла закупка этих котлов для Российского Императорского флота, на объёмы продаж завода? (Включая рекламу). Чьи конкретные фамилии там мелькают? (А также их родственные и служебные связи при русском дворе и французском свете). Всё это требует отдельного и возможно многотомного исследования. А пока заметим, что чем больше объем продаж, тем выше прибыль. Чем выше прибыль, тем больше денег можно вложить в развитие производства и освоение новых технологий.
   С 1908 года на "Делоне" широко применялись шестицилиндровые двигатели, имевшие хорошую уравновешенность. В первом десятилетии нашего века они были еще сравнительно редки -- оборудование заводов не позволяло изготавливать столь длинные коленчатые валы, прочные, жесткие, не дающие вредных вибраций при работе. Но завод в Сен-Дени уже тогда решил эту сложную задачу.
   Из-за значительной длины шестицилиндровых моторов радиаторы на этих автомобилях были вынесены далеко вперед, за линию центров передних колес -- редкая особенность для машин 1904--1914 годов! Отличались они и системой смазки двигателя, называвшейся тогда "насильственной". Поршневой насос подавал масло под давлением ко всем ответственным частям мотора. Другие заводы такую систему начали использовать значительно позже, "Делоне" считается пионером ее применения.
   У двигателей этого завода количество наружных трубопроводов (масляных, водяных, бензиновых) было сведено к минимуму, чтобы сократить вероятность поломок, отворачивания штуцеров, повреждений. Топливный бак помещался на торпедо (как у нашего грузовика прошлых лет ГАЗ-АА), и бензин поступал в карбюратор самотеком.
   На самых больших моделях, например на SMT, несколько экземпляров которых было заказано царским гаражом, применялась система запуска двигателя сжатым воздухом. Эти автомобили имели шестицилиндровый двигатель рабочим объемом 11 846 см3 и мощностью 70 л. с. Машина имела цепную передачу, базу 4100 мм, длину 5350 мм, а ее масса составляла 4 тыс. кг.
   Более позднюю модификацию с карданной передачей, построенную в 1916 году, завод не успел доставить заказчику, императору "всея Руси". Один из этих роскошных лимузинов сохранился в одном из автомобильных музеев Франции. Плавность работы и хорошая уравновешенность шестицилиндровых моделей "Делоне" обеспечила им хороший сбыт, несмотря на дороговизну. С 1908 по 1916 год завод изготовил и продал 3800 автомобилей с такими двигателями.
   Завод прекратил свое существование в 1950 году.
  
   В 1906 году, князь Орлов, приобретает у фирмы "Лесснер"** два новых автомобиля системы "Даймлер-Луцкой" для Императорского гаража.
  
   ** "Лесснер" ("Lessner") - российский машиностроительный, чугунный и котельный завод, выпускавший паромобили, станки.
   С начала своего существования петербургский завод выпускал паровые машины, станки, котлы, что в дальнейшем стало невыгодным. Поэтому был заключен договор с немецкой компанией "Daimler" ("Даймлер"), которая предоставила "Лесснеру" право на изготовление некоторых типов своих автомобилей. Инициатором соглашения "Даймлер-Лесснер" был русский инженер Борис Григорьевич Луцкий. Он являлся членом правления фирмы "Daimler" и участвовал в создании новых легковых машин, производство которых предусматривалось на заводе "Лесснер".
   В 1904 завод выпустил первый российский пожарный автомобиль. В 1905 начал свою автомобильную деятельность с выпуска серии почтовых фургонов, а в следующем году начал выпускать автомобили, которые внешне и конструктивно напоминали автомобили фирмы "Mercedes". Четыре автомобиля "Лесснера" экспонировались на I Международной автомобильной выставке 1907 года в Санкт-Петербурге, за которые Лесснер получил Большую золотую медаль "За установление автомобильного производства в России". Модели завода ничем не уступали продукции других западноевропейских фирм.
   "Лесснер" был единственным в России заводом, выпускающим в то время автомобили современного типа. У завода была большая программа-- 13 типов легковых, грузовых, пожарных машин и омнибусов. В течение этого периода было изготовлено несколько десятков машин. Так что это производство можно считать первым серийным выпуском отечественной автомобильной продукции. В программе завода были оригинальные машины, разработанные Луцким специально для "Лесснера". Одной из них стал легковой автомобиль 1909 г. со всеми четырьмя ведущими и управляемыми колесами, межосевым дифференциалом и дорожным просветом 320 мм. Двухосный полноприводный автомобиль продемонстрировал более высокую проходимость, чем обычный -- с приводом только на заднюю ось, но дальше испытаний дело не пошло. В трансмиссии машины постоянно что-то ломалось, и конструкторы, как они не бились, так и не смогли устранить дефект. Для рекламы своей продукции "Лесснер" участвовал в ряде соревнований (в 1909 в пробеге Рига -- Санкт-Петербург -- Рига). С 1910 завод прекратил свое существование.
  
   18 февраля 1907 года (по старому стилю) министр Императорского двора В.Б. Фредерикс подготовил записку императору "О временной организации автомобильной части", где отмечал:
   "В настоящее время в гаражах в Царском Селе имеется 5 автомобилей Их Императорских Величеств и 2 автомобиля для надобности Дворцового Коменданта." ... "Вся хозяйственная сторона этого нового автомобильного дела представляется еще неустановившеюся".
   Он предложил:
   "... в виде опыта - на один год, для более точного выяснения действительных потребностей автомобильной части... организовать таковую".
   На записке царь начертает напишет "Высочайше повелено исполнить". В соответствии с докладом во главе  Императорского гаража в Царском Селе под Санкт-Петербургом руководителем-инспектором был поставлен князь В.Н. Орлов, флигель-адъютант, полковник, а на пост технического директора 28-летний Адольф Кегресс.
   У некоторых из читателей возникнет закономерный вопрос - что ж Николай-амператор, если ему так понравились автомобили не стал развивать автомобильный транспорт в России? Ответ очень простой - во-первых, государственный бюджет не резиновый. Во-вторых, тогдашние автомобильные предприятия были по своей сути большими мастерскими с низкой производительностью труда. Конвейерной сборки и массового производства автомобилей не было. В-третьих, в России не было большого количества покупателей данной продукции.
   Соответственно развитием автомобильного производства занимались частные лица (смотри выше про завод "Лесснер"). Но ведь можно было принять государственную программу по развитию.... Можно. Но только вот с 1906 года в России была ещё и Государственная Дума, и это была и её задача - радеть за новое, за его внедрение и за улучшение жизни народа. Выработать проект программы, посчитать деньги-сроки и направить в Правительство. Однако ж ни одна думская б...дь не удосужилась! Все были заняты традиционным интеллигентским трепом-звиздежом о свободах и привилегиях, и разумеется борьбой за власть. Депутаты искренне считали, что если они получат всю полноту власти в Российской Империи, то сразу наступит всеобщее счастье (Николай Второй им такого счастья не давал, ибо справедливо полагал, что ни на что кроме болтовни и призывов к свержению государственного строя, вся эта шушера, высокопарно называющая себя интеллигенцией, совестью нации и солью земли русской, не способна. Правота Николая Второго подтвердилась в 1917 году, после его отречения (или "отречения"), когда сбылась таки наконец мечта думских идиотов - они получили власть в стране, и тут же с ужасом поняли, что эта власть им нахрен не нужна, ибо они не умеют самого главного - управлять государством (в сравнении с этими недоумками-интеллигентами, пресловутая "ленинская кухарка, управляющая государством" будет выглядеть нормальным и эффективным кризисным менеджером, ибо обладает первичными навыками управления государством - знает понятие бюджет, и знает, что для того, чтобы что-то появилось, нужно располагать деньгами). И если уж предъявлять обвинения Николаю Второму в данном вопросе "загубления расейского автопрома", то их следует предъявлять также и всем Депутатам тогдашней Думы - всяким там Рябушинским, Керенским, Родзянко, Милюковым и прочим. В общем всем тем бездарям и ничтожествам с депутатскими мандатами, которые обвиняли Николая Второго в бездарности и ничтожестве.
   Кстати, Николай Второй покупал автомобили за свои деньги (т.н. "зарплату царя"), а не за деньги госбюджета.
   Выше был упомянут Адольф Кегресс, поэтому дальнейший рассказ будет и о нём, и о царском автопарке, и о подготовке к исходу, ибо всё это - вещи взаимосвязанные.
  
   Личный шофер Императора Николая II Кегресс Адольф 1879 - 1943
  
   Родился во Франции 20 июня 1879, Эрикурт, департамент Верхняя Сона, Франция. С 1904 г. работал техником в моторном отделе завода фирмы "Лесснер", который поставлял царскому гаражу автомобили своей постройки. В 1906 году, когда князь Орлов, приобретал у фирмы "Лесснер" два новых автомобиля системы "Даймлер-Луцкой" для Императорского гаража, ему очень понравился этот 28-летный толковый специалист из Франции. И Орлов тут же пригласил его на пост технического директора Императорского гаража в Царском Селе под Санкт-Петербургом, положив ему 4200 рублей годового жалованья - сумму по тем временам немалую. Так с легкой руки князя Орлова Кегресс стал заведующим технической частью Императорского гаража.
   Считая себя ответственным за езду Государя на автомобилях, князь Орлов первое время лично управлял мотором Его Величества. Однако количество машин росло, и один человек уже не мог управиться с поездками всех членов императорской семьи. В конце концов, возить Николая II было доверено Кегрессу. Так, с подачи того же князя Орлова, Кегресс стал еще и личным шофёром Николая II. Правда, в течение первого месяца Орлов из предосторожности ездил рядом с ним.
   Генерал-майор Свиты Его Величества Воейков Владимир Николаевич, почетный член Царскосельского автомобильно-спортивного общества, в своих мемуарах писал: "Машиной Государя управлял Кегресс, ездивший с необыкновенной быстротой. На мои замечания относительно такой быстрой езды Кегресс всегда возражал, что Государь это любит".
   Как заведующий технической частью Императорского гаража Кегресс сразу же начал искать пути увеличения "автомобильного сезона" на территории России. Он начинался в апреле-мае, когда дороги просыхали и становилось тепло. Продолжался он до октября-ноября. Зимой моторами почти не пользовались, зато летом в столице и на отдыхе в Крыму катались вволю - и по делам, и просто удовольствия ради. Эксплуатация автомобилей в период ноября-марта требовала наличия у автомобиля повышенной проходимости. Определенные попытки создания вездеходов предпринимались в нашей стране еще до того, как был изобретен первый автомобиль. Так, в конце 60-х гг. XIX века мануфактур-советник Гучков и почетный гражданин Санкт-Петербурга Солодовников просили о выдаче им привилегий на "устроение санного паровоза".
   В 1869 г. на Большой Невке в Петербурге прошли испытания паровоза с двумя санями, рассчитанного на перевозку 50 человек или 200 пудов груза. Стандартный паровоз был оснащен колесами с зубцами. Для поворота служили "вращательные сани", установленные впереди паровоза. Скорость такого автопоезда достигала 26 верст в час. Хотя испытания и прошли успешно, дальнейшего распространения такой вид транспорта не получил.
   Уже с 1906 года Кегресс занялся исследовательской работой по улучшению устойчивости и проходимости автомобилей в зимнее время.
   Опыт эксплуатации первых машин показал, что внедорожный автомобиль должен не только преодолевать неровности пути, но и оказывать малое удельное давление на грунт, не проваливаться и не вязнуть в нем. Он также должен обладать механизмами и устройствами, которые точно соотносили бы тяговое усилие, приложенное к колесам, и сцепные свойства грунта. Больше всего осложнений представляло движение по глубокому снегу.
   В январе 1909 г. А.А. Кегресс, оснастил французский легковой автомобиль "Непир" гусеничной лентой из верблюжьей шерсти, натянутой на специальные барабаны ("прибор Кегресса").
   Под передними колесами были установлены лыжи. Подобные машины позже стали называть автосанями или, по имени изобретателя, кегрессами.
   Вдохновленный успехом, Адольф Кегресс продолжал совершенствовать свое детище. После нескольких лет проб и ошибок он разработал конструкцию работоспособного гусеничного хода. Весь узел монтировался без переделки автомобиля (вместо задних колес) в течение полутора часов.
   Гусеничная тележка каждого борта "качалась" на чулке полуоси. Войлочная лента была заменена резиновой с завулканизированной в нее хлопчатобумажной тканевой лентой (она изготавливалась на петербургском заводе "Треугольник"). Снаружи лента имела специфичный профиль -- "елочкой" -- для лучшего сцепления с дорогой. Сложная система катков и балансирных рычагов помогала равномерно распределять давление машины на грунт.
   Зимой 1911 года Кегресс участвовал в первых испытаниях моторных средств транспорта при движении по снегу, установив на автомобиль французской фирмы "ФЛ" на передние колеса автомобиля лыжи, а задние обмотал цепями.
   По результатам испытаний он решил применить иную систему, установив вместо задних колес гусеничный ход.
   Вращение от полуоси к паре ведущих катков каждого борта производили две цепи. Тяговое усилие в движителе передавалось не зацеплением, а трением от ведущих катков к резиновой гусеничной ленте. Такое приспособление в 1911 г. было установлено на легковой автомобиль "Мерседес", который проходил первые испытания 6 февраля 1911 г. близ Царского Села в Фридентальской колонии. Автомобиль, оборудованный движителем Кегресса, прошел тогда 12 верст по снежной дороге.
   В 1912 году его приспособление в виде гусениц было установлено в Царском гараже на автомобиль марки Мерседес с мощностью двигателя 45 л.с., который Кегрессу выделил Николай II "для опытов".
   В январе 1913 г. автосани Кегресса на испытаниях, устроенных Императорским российским автомобильным обществом (ИРАО), прошли по снегу 1 км с хода за 57 и 4/5 с, а 1 км с места -- за 4 мин. и 21 и 4/5 с.
   В 1913 году было заключено соглашение с "Русско-Балтийским вагонным заводом" (РБВЗ) на установку гусениц на автомобили "Руссо-Балт".
   С этого времени Кегресс постоянно усовершенствовал свое изобретение и участвовал в испытаниях и автопробегах. По результатам испытаний был сделан вывод: "Система саней, изобретенная г. Кегрессом, еще тем ценна, что не требует специальной постройки машины, допуская лишь приспособление для езды по снегу обыкновенного автомобиля". И далее: "Любой провинциальный автомобилист, лишающийся в настоящее время возможности в течение шести месяцев пользоваться своей машиной, сможет с небольшими затратами превратить свой автомобиль в автосани, не боящиеся ни глубокого снега, ни колей, ни даже внезапно наступившей оттепели".
   10 февраля 1913 г. Санкт-Петербургский автомобильный клуб устроил на льду Финского залива гонку автомобилей по маршруту Петербург -- Кронштадт и обратно. В число участников входил и А.А. Кегресс на своих автосанях. Его машина вошла в пятерку, преодолевшую дистанцию гонки менее чем за 2 часа. Сам же Адольф Кегресс очень сожалел, что было мало снега, считая, что если бы был снег, лишь он один смог бы совершить такую прогулку.
   Результаты соревнований были настолько успешны, что Адольф Кегресс на свое изобретение - гусеничный движитель - Кегресс 31 мая 1914 года получил привилегию (патент) N 26751-а "автомобильные сани, движущиеся посредством бесконечных ремней с нажимными роликами и снабженные поворотными полозьями на передней оси".
   16 февраля 1914 г. в Царском Селе прошли неофициальные испытания автомобильных саней Кегресса, построенных на Русско-Балтийском заводе. Машина ходила по полям, покрытым кустарником, по пашне, покрытой снегом, по канавам глубиной 1,5-2 аршина и шириной до 2,5 аршина. Скорость достигала 30-35 верст в час. Машина могла быть поставлена на полугусеничный ход в течение 3 часов.
   21 февраля 1914 г. "Руссо-Балт" с движителем А.А. Кегресса совершил испытательный пробег Царское Село -- Павловск -- Царское Село. Машине пришлось двигаться как по бездорожью, так и по чистой дороге.
   Скорость при разных условиях движения была примерно одинаковой и доходила до 56 верст в час. В конце февраля та же машина совершила пробег по маршруту Царское Село -- Луга -- Царское Село общей протяженностью 260 верст. Скорость достигала 50 верст в час.
   В мае 1914 г. Адольф Кегресс получил патент N 26-751 на "автомобильные сани, движущиеся посредством бесконечных ремней с нажимными роликами и снабженные поворотными полозьями на передней оси".
   27 февраля 1915 г. усовершенствованные автосани А.А. Кегресса полной массой около 3000 кг, изготовленные на Русско-Балтийском заводе, проходили испытания на льду Невы около Зимнего дворца. Скорость движения достигала 30-40 км/ч. После поездки по льду машина прошла по городским улицам, в том числе по Невскому проспекту, что доказывало ее универсальность -- возможность движения не только по льду и снегу, но и по обыкновенным дорогам.
   Всего в 1914 - 1915 гг. на Русско-Балтийском заводе в Риге было построено несколько пробных машин модели С24-30 с движителем Кегресса. Комплект движителя был довольно тяжелым -- около 490 кг. На испытаниях зимой 1914-1915 гг. машины показывали хорошую проходимость по снежной целине, но при этом ведущие барабаны часто буксовали на резиновой ленте, между ними и гусеницей набивались снег и грязь. В итоге гусеница рвалась или соскальзывала.
   В 1915 г. на заседании комиссии ИРАО было дано заключение о возможности широкого применения "санных приспособлений для автомобиля" А.А. Кегресса, который получил за свое изобретение серебряную медаль Общества.
   В августе 1915 г. вице-президент ИРАО В.В. Свечин внес предложение оборудовать пять автомобилей для санитарной службы санным приспособлением Кегресса.
   16 октября было принято решение о выделении финансов на переоборудование в размере 32800 рублей из средств Государственного казначейства. Русско-Балтийскому вагонному заводу (эвакуированному летом 1915 г. из Риги в Фили под Москвой) был дан официальный заказ на переделку пяти автомобилей, но завод от принятия заказа уклонился и выразил согласие предоставить ИРАО только конструктивные чертежи для исполнения работы на каком-либо другом заводе.
   В конце декабря 1915 г. за переоборудование машин взялся Путиловский завод. Работами руководил инженер Б.Г. Харитонович. В постройке первых серийных машин непосредственное участие принимал Адольф Кегресс. Помощь ему оказывал механик Петроградских военных автомастерских А. Елизаров.
   В июле 1916 г. пять полугусеничных автомобилей в составе санитарной колонны имени Наследника Цесаревича отправились на Северный фронт.
   Первый опыт практического применения идеи А. А. Кегресса был положительным. Начальник штаба армии, в черте которой эксплуатировались полугусеничные санитарные автомобили, генерал Беляев в официальном письменном отзыве об их работе удостоверял: "Автосани во время опыта действительно поразительно свободно брали все препятствия, которые являлись для обыкновенных автомобилей безусловно непроходимыми". Командующим армией генералом Радко-Дмитриевым "было выражено пожелание распространения автосаней в армии".
   Одновременно с идеей оснащения движителем Кегресса санитарных автомобилей возникла мысль установить такой движитель на бронеавтомобиль. Когда в октябре 1915 г. Кегресс представил на рассмотрение Технического комитета Главного военно-технического управления (ГВТУ) русской армии образец, чертеж и описание автомобиля-саней своей конструкции, было принято решение о том, что "крайне желательно испытать приспособление Кегресса на автомобилях разных систем, особенно возможность их применения для броневых автомобилей, что может иметь большое значение".
   Весной 1916 г. в распоряжение Кегресса передали один из 60 заказанных для русской армии бронеавтомобилей фирмы "Остин" с двигателем мощностью 50 л.с.
   В августе 1916 г. Кегресс предъявил первый в мире полугусеничный бронеавтомобиль к испытаниям. В августе-сентябре 1916 г. броневик прошел программу испытаний на проходимость в окрестностях Царского Села и Могилева (около 286 верст).
   "Автомобиль... свернул с дороги на целину, переехал придорожную канаву, затем прошел со значительной скоростью по мягкому травянистому грунту, свободно и плавно преодолевая различные препятствия", -- так зафиксировал протокол испытаний качества "автосаней", созданных французским изобретателем для русских дорог...
   В сентябре 1916 г. на Путиловском заводе было начато производство "приборов Кегресса" для оборудования ими 300 грузовиков, легковых автомобилей и броневиков, но из-за событий октября 1917 г. завод успел оборудовать ими несколько легковых "Паккардов" и бронемашин "Остин".
   Военно-техническое управление заказало заводу 182 гусеничных движителя. Производство полугусеничных автомобилей "Паккард" и бронемашин "Остин" началось в январе 1917 г. Всего было изготовлено 30-40 подобных машин.
   В 1915-1916 гг. в Военно-автомобильной школе (Петроград) был поднят вопрос о замене в движителе Кегресса резинотканевых гусеничных лент на более прочные и практичные ленты из проволочных тросов. Такими лентами был оснащен один легковой "Паккард", который использовался до Февральской революции 1917 г., после чего его следы затерялись.
   Подытожим. Кегресс создал полугусеничный движитель и отработал его до возможности серийного производства. Достигнутые результаты - пробег в 260 километров в зимнее время. Скорость от 30 до 56 км/ч. В том числе и при движении по пересеченной местности вне населенных пунктов.
   Отрабатывались поездки и в летнее время. Николай Второй писал в своем дневнике:
   [1915 год] 22-го июня. Понедельник. Все утро ожидал телеграммы от Николаши; после чая немного погулял. Наконец в 11.45 получил известие и тотчас же сел в мотор и со всеми лицами свиты отправился через Слоним, Ружаны и Пружаны в Беловеж, куда прибыл в 3 1/2. После холодного завтрака обошел дворец и поехал в Зверинец. Видели там большое стадо зубров и оленей. Эти звери и знакомые места напомнили о многом хорошем! Проехав лесными дорогами около 30 верст, выехал на Пружанское шоссе и тем же путем вернулся на Ставку к 11 час. Поезд Николаши как раз входил на свое место. Пошел к домику, где Н(иколаша) доложил о сущности его совещания с Алексеевым в Седлеце. Поужинал со своими до часа. Всего сегодня на моторе проехал 400 верст.
  
   В связи с чем в очередной раз возникают глубокие сомнения по поводу того, что Николай Второй не смог добраться до Царского Села к своей милой Аликс во время февральской революции. Пара-тройка вездеходов Кегресса на открытой платформе, прицепленной к царскому поезду, и всё было бы в ажуре. Что характерно, царский поезд и имел такой вагон, в котором перевозились автомобили!
   Надо сказать, что самые мощные автомобили тех лет на хорошей дороге развивали скорость 120-130 км/ч. По свидетельствам того же Воейкова, Кегресс великолепно "правил" машиной при дальних поездках, поддерживая среднюю скорость от 60 до 70 верст в час (65-75 км/ч).
   С началом первой мировой войны Адольфу Кегрессу присвоили звание прапорщика русской армии.
   Адольф Кегресс настаивал на приобретении лучших автомобилей европейских фирм таких как: английские Роллс-Ройс и Воксхол, немецкие Мерседес и Бенц, итальянские Фиат, Ренард, американские Паккард и Форд, французские Берлие, Бразье, Де Дион-Бутон, Рено, Пежо. Но не обделял вниманием Кегресс и российские заводы. Например, в 1907 году в гараж на Конюшенную площадь поступил автомобиль "Лесснер-28/32" с кузовом работы петербургской фирмы "Иван Брейтигам". Позже, в 1913 году в Императорский гараж поступило два "Руссо-Балта" с кузовами "ландоле".
   Особо нравился Николаю II французский семиместный "Делонэ-Белльвиль" образца 1912 года, которых в гараже было несколько. Они были с разными - летним и зимним - кузовами. В столице Николай II пользовался машиной с закрытым кузовом "лимузин". В дальних поездах - Крым и т.д., ему служил аналогичный автомобиль с открытым кузовом и тентом над пассажирским салоном. Три машины Делонэ-Бельвиль (Delaunay-Belleville модели 45 CV и 50 CV) в царском гараже имели свастику на радиаторе. Точных объяснений этому официальная история не сохранила.
   И никто почему-то задерживать и допрашивать личного водителя Императора не стал. При этом, люди с полноценным умственным развитием, уже давно знали, что наибольшее количество тайн можно узнать именно он прислуги - шоферов, служанок, горничных и прочих. А вот тут - вот взял и уехал! И пишите письма мелким почерком, на бумаге в клеточку....А уж кому, как не Кегрессу знать с кем Николай Второй встречался и общался на протяжении последнего десятка лет! Но он уехал!
   В 20-е годы он работал во Франции в отделении "Хинстин" фирмы "Ситроен", которая приобрела патент на движитель типа "кегресс" в 1922 г. Плодом его совместной работы с инженером М. Хинстином и автомобилестроителем А. Ситроеном стала "Автогусеница Ситроен" 10CV B2, появившаяся в 1921 году. Во Франции не было снежных зим, зато она владела колониями с крайне плохими дорогами. И хотя "Черный рейд" 1924--1925 годов от Алжира до Мадагаскара подавался как испытательный пробег и научная экспедиция, было ясно, что испытывается "колониальный" транспорт. С 17 декабря 1922 г. по 7 января 1923 г. полугусеничный "Ситроен-Кегресс" проходил испытания в Африке, где прошел 3200 км из Туггурты (северное побережье Алжира) в Тумбукты (французские Западноафриканские владения) за 21 день со средней скоростью 18 км/ч. В 1923 г. вездеходы этой марки совершили пробег через Сахару, показав мягкий ход, хорошую приспособляемость к неровностям дороги, бесшумность движения и незначительное удельное давление (0,35 кг/см2).Участниками рейда оказались племянник Кегресса и художник А.Е. Яковлев, сын одного из создателей первого русского автомобиля Е.А. Яковлева. Затем был "Желтый", трансазиатский рейд "ситроенов". После успешных пробегов французское военное ведомство приняло полугусеничный вездеход с движителем типа "кегресс" на вооружение своей армии. В частности, автомобили "Ситроен-Кегресс" и "Панар-Шнейдер-Кегресс" использовались в батальонах "возимых драгун" (мотопехоте) и в разведывательных подразделениях. Тогда же появился и первый бронеавтомобиль "Ситроен-Кегресс", а в 1926 г. -- его усовершенствованная модификация М-26. Недостатком движителя типа "кегресс" была небольшая скорость, не превышавшая 25 км/ч. Кроме того, на крутых поворотах резинотканевая гусеница поглощала значительную долю мощности работы двигателя, быстро изнашивалась и могла порваться. Такой гусеницы хватало от 3 до 5 тысяч км пробега. В 1928 г. Адольф Кегресс стал оснащать свои машины более надежной полуметаллической гусеницей.
   Идеи Кегресса, пропагандируемые фирмой "Ситроен", нашли в 20-30-е своих подражателей во всем мире, патенты Кегресса купили такие автомобильные заводы как Unic, SOMUA, St. Chammond (Франция), Crossley, Budford (Англия), Cunningham, Marmon-Herrington (США), Triangel (Дания) и некоторые другие.
   В Советской России работы Кегресса тоже не были забыты, в 1919 году в Петрограде была изготовлена дюжина полугусеничных броневиков "Русский Остин" конструкции Путиловского завода, (в литературе их обычно называют "Остин-Кегресс"). Пожалуй, самый знаменитый "Кегресс" это автомобиль Rolls-Royce Silver Ghost, переделанный на Путиловском заводе в том же 1919 году по заказу В. И. Ленина, на нем "вождь" ездил зимой из Москвы в Горки. Это единственный отечественный "Кегресс"сохранившийся до наших дней, он экспонируется в музее Ленина в Ленинских Горках. Необходимость в автомобилях повышенной проходимости вынуждала приобретать их за границей. Так, в марте 1925 г. правительство Туркестанской Республики приобрело три вездехода "Ситроен-Кегресс" для установления постоянной связи между Полторацком и Ташаузом через пустыню Кара-Кум (расстояние около 500 верст).
   25 марта 1925 г. был предпринят пробный пробег на одной машине, но из-за спешности, проявленной в организации пробега, экспедиция закончилась неудачей. Прошедшей 300 верст по пустыне машине пришлось вернуться, бросив по пути прицепную тележку, которая сильно тормозила нормальную работу автомобиля из-за крайней перегруженности. На машине находились 5 человек и бочонок с водой. Кроме того, к ней была прицеплена тележка собственным весом 40 пудов, на которой находилось 13 пудов бензина, 4 пуда масла, 4-пудовая бочка с водой, 10 пудов провизии и разного имущества и два человека с винтовками и пулеметом. Общий буксируемый груз составлял около 100 пудов. Водитель вездехода Казаченко в рапорте от 5 апреля 1925 г. писал: "Кегресс был настолько перегружен, что и на ровной и твердой почве города и пригородных улиц мотор не тянул на третьей скорости, что уже указывало на некоторую ненормальность".
   В том же рапорте был сделан вывод: "При нормальной нагрузке Ситроэн-Кегресс с успехом мог бы выполнить возложенные на него задачи, так как профиль пути, по словам местных жителей, в дальнейшем был не хуже пройденного".
   Также в СССР в 1924-1929 гг. проходили испытания машин, в том числе и с движителем типа "кегресс" ("Ситроен-Кегресс"), приспособленных для движения по снегу. Испытания проходили в два этапа: индивидуальные, около Ленинских (Воробьевых) гор на Москве-реке и в Лужницкой долине, и общий пробег по маршруту Москва -- Звенигород (зимой 1927-1928 гг.). "Ситроен-Кегресс" на укатанной снежной дороге развивал среднюю скорость 15 км/ч, а на снежной целине (мягкий глубокий снег) -- 6-8 км/ч. Удельное давление гусеницы было около 0,14 кг/см2. Максимальный подъем, преодолеваемый автомобилем, составлял 30 градусов.
   По результатам пробега был сделан вывод, что машины, дооборудованные движителем типа "кегресс", имеют "полную пригодность", но при этом на "грузовых машинах грузоподъемностью свыше 1 т имеется необходимость заменить в движителе сцепление ведущих барабанов с лентой зубчатым зацеплением".
   В 30-е годы разработки Кегресса были в СССР усовершенствованы, этим занимался институт НАМИ и автозаводы ЗИС и ГАЗ, которые выпускали полугусеничные грузовики на базе серийных машин.
   Кегресс скончался в 1943 году. А через год по Франции уже ехали с запада на восток союзники на американских полугусеничных бронетранспортерах, созданных "Даймонд Моторс" еще в 1940 году без участия Кегресса, но по его схеме -- на базе серийного грузовика с установкой резинометаллической гусеницы на заднем мосту и защитного барабана перед передним. Эти бронетраспортеры моделей М2 до М17 стали самыми массовыми "кегрессами".
   Правда за 2 года до смерти Кегресса, полугусеничные творения французского автопрома совершили массовый "пробег" почти до Москвы (в составе войск фашистской Германии), но об этом современная белоленточная история упоминать не любит - "не комильфо", могут и без заграничных грантов оставить...
  
  
   Вернемся однако от Кегресса к Царскому Гаражу. Дело расширялось. Количество автомобилей с каждым годом росло, Это требовало строительства новых зданий для гаража, увеличения обслуживающего штата, что привело к образованию, говоря современным языком, большого автотранспортного предприятия. Была создана школа шоферов. В 1908 году штат Царскосельского Императорского гаража насчитывал 26 человек, а через пять лет разросся до восьмидесяти. Это были лучшие шоферы и специалисты Петербурга.
   В их функции входило не только мастерки управлять автомобилем, но и уметь их ремонтировать. В особых случаях водители должны были уметь принимать экстренных меры по защите пассажиров Императорской семьи от любых посягательств. Современным языком, говоря, они должны быть телохранителями. Всему этому обучала Императорская школа шоферов, которая размещалась в Царскосельском Императорском гараже.
   Императорский гараж с его почти полусотней первоклассных машин, выражаясь современным языком, являлся самым крупным автотранспортным предприятием тогдашней России. Все его машины подразделялись на несколько разрядов. К высшему относились так называемые императорские автомобили - очень дорогие и комфортабельные даже для того времени, когда автомобиль считался роскошью, доступной лишь по-настоящему богатым людям. Так, "Руссо-Балт" модели С 24-40 стоил 7500 рублей. Для сравнения отметим, что преподаватель гимназии получал в месяц сто рублей. Квалифицированный автомеханик мог заработать до двухсот. Следующий разряд - светские машины. Ими пользовались высшие придворные: в 1913 году в их распоряжении было 13 автомобилей, в 1917-м -19. Третий разряд был представлен грузовиками и автобусами, полевой кухней на автомобиле и тягачом с прицепами. И, наконец, существовали три машины дворцовой команды, или фельдъегерские. Короче говоря - посыльные.
   Большая часть машин размещалась в Царском Селе, часть -- в здании Конюшенного ведомства в Петербурге и небольшое количество -- в Петергофе. Кроме того, в Ливадии к весне 1911 г. был готов гараж на 25 машин для нужд двора во время летнего пребывания в Крыму.
   Некоторые вопросы, касающиеся Собственного Его Императорского Величества гаража, решал Дворцовый комендант (Войейков В.Н.), так именовалась должность начальника Собственной Его Императорского Величества охраны. В его обязанности входила проверка политической и нравственной благонадежности лиц, поступающих на службу в Императорский гараж. Проверку проходили все служащие гаража - от заведующего технической частью и шоферов до мыльщиков и маляров.
   Еще одна обязанность Дворцового коменданта, сопряженная с большими трудностями, - это определение маршрута автомобильного передвижения императора. Здесь, самое главное, приходилось учитывать состояние дорог.
   Автомобильный сезон начинался в апреле-мае, когда дороги просыхали и становилось тепло. Продолжался он до октября-ноября. Зимой моторами почти не пользовались, зато летом в столице и на отдыхе в Крыму катались вволю - и по делам, и просто удовольствия ради. В дневнике часты записи типа "Поехали в Стрельну, сделали это на моторе" (27 мая 1906 г.).
   Но и дальние деловые поездки по стране не обходились без механических экипажей. Их грузили в специальный вагон царского поезда. В другом вагоне размещались водители и механики с инструментами и запчастями. Когда поезд прибывал к месту назначения, города и веси объезжали на машинах.
  
   Вот список Автомобилей в Личном Гараже Императора в Царском Селе в 1911 году:
   Автомобили, принадлежащие Императору лично:
   1. Делоне-Бельвиль 1906 - "Тройной фаэтон"
   2. Делоне-Бельвиль 1908 "Ландоле"
   3. Делоне-Бельвиль 1909 "Лимузин"
   4. Делоне-Бельвиль 1910 "Ландоле"
   5. Мерседес 1910 Ландоле
   Автомобили, обслуживающие Императорский Двор:
   6. Мерседес 1906 - синий "Лимузин"
   7. Мерседес 1906 красный "Лимузин"
   9. Мерседес 1906 темно-синяя полуоткрытая модель
   10. Лесснер 1907 темно-зеленый "Лимузин"
   11. Панар-Левассор1908 - "Ландоле"
   12. Serex 1910 "Ландоле"
   13. Делоне-Бельвиль 1910 - "Ландоле"
   14. Руссо-Балт 1910 - "Ландоле"
   15. Руссо-Балт 1909 Автобус с кроватью в трейлере
   16. Даймлер 1910 Английского производства
   Грузовики:
   17. Рено 1908 грузовой фургон с 2 кроватями в трейлере и пассажирский вагон
   18. Даймлер 1908 с кроватью в трейлере
   19. Дитрих 1908 с кроватью в трейлере - 18 л.с.
   20. Дитрих 1909 с кроватью в трейлере - 20 л.с.
   Автомобили, принадлежащие Начальнику Дворца:
   21. Мерседес 1906 - темно-зеленый "Лимузин"
   22. Мерседес 1906 Автобус
  
   В 1912 году Царь добавил в Императорский Гараж:
  
   1. Мерседес, 1911 г.в., "Ландоле", 4 цилиндра, 70 л.с.
   2 .Мерседес 1911 г.в., "Фаэтон", 4 цилиндра, 70 л.с.
   3. Делоне-Бельвиль-2 шт. 1911 "Ландоле", 6 цилиндров, 45 л.с.
   4. Делоне-Бельвиль-2 шт. 1912 "Фаэтон", 6 цилиндров, 45 л.с.
   5. Руссо-Балт, 1911 "Ландоле" на 12 л.с.
   6. Мерседес-2 шт. 1911 автобус.
   7. Мерседес 1910 "гоночный", 4 цилиндра, 40 л.с. модель для Гаража.
   Начальник Дворца получил два новых лимузина:
  
   1. Serex, 1910, "Ландоле" на 40 л.с.
   2. Мерседес 1911 "Ландоле" 4 цилиндра 70 л.с.
  
   К 1912 году у Императора насчитывалось уже более 50 автомобилей (для сравнения, в России в 1910 году был всего 3501 автомобиль, а на 1-е июля 1917 года - 12378 штук). В штате гаража был 80 водителей, практически у каждого автомобиля свой водитель. Расходы на обслуживания гаража составляли 126 000 рублей в год. Количество автомобилей с каждым годом росло, помещения уже не могли вместить весь автопарк.
   В 1913 году по проекту архитектора А.К. Миняева рядом с существующими зданиями было возведено здание гаража-хранилища императорских автомобилей. Здание построено в неоклассическом стиле и напоминает гараж в Ливадии. Площадь его 2212,5 кв.м. Ясности объемного решения отвечает строгая гладь стен. Торцовые фасады прорезаны трехчастным арочным проемом, рассеченным по горизонтали антаблементом и окантованным сверху полосой рустовки. Сдержанно трактованные классические элементы подчеркивают построение фасадов, адекватное организации внутреннего пространства сооружения. Это единый зал-манеж, перекрытый легкими металлическими фермами. В центре пролета возвышается трехслойный стеклянный фонарь верхнего света, придающий силуэту постройки особую остроту. Гараж-хранилище вмещает 40 автомобилей, оснащен по последнему слову техники всевозможными устройствами и приспособлениями. Здесь и электромеханические подъемные ворота и двери, мойка автомобилей струей воды под давлением, электрическая система вентиляции, паровая система отопления, всевозможные станки и гаражное оборудование.
   К чему мы всё это пересказывали? Зачем столько много страниц текста? Это для того, чтобы читатель понял, что вокруг Николая Второго и его семьи персональных автомобилей было больше, чем вокруг других жителей России. С подготовленными водителями, в отличном техническом состоянии. ПОВЫШЕННОЙ ПРОХОДИМОСТИ!
  
   И по лесам, по сопкам, по воде....
  
   Процитируем запись из дневника Николая II:
   "15 января 1917 года, Царское Село. В 2 часа отправился со всеми детьми на снеговых моторах Кегресса к Пулкову; проезжали по разным оврагам, спустились с горы, ехали прямо полями и болотами вдоль Гатчинского шоссе и вернулись через Баболово. Нигде не застряли, несмотря на глубокий снег, и в 4 ч. вернулись домой очень довольные необычной прогулкой.".
   Это запись о генеральной репетиции бегства из России. Двухчасовая поездка группы полугусеничных автомобилей по глубокому снегу. Успешная тренировочная поездка.
   Когда всё произошло? 22 февраля 1917 года. Именно тогда двойник Николая Второго убыл в ставку в Могилеве, а уже 23-го дети Романовых (Алексей и Ольга) в очередной раз "случайно", но как-то уж очень своевременно заболели корью.
  
   Из письма Александры Федоровны Романовой:
  
   Царское Село. 23 февраля 1917 г.
   Мой ангел, любовь моя!
   Ну, вот -- у Ольги и Алексея корь. У Ольги все лицо покрыто сыпью, у Бэби больше во рту, и кашляет он сильно, и глаза болят. Они лежат в темноте -- мы завтракали еще вместе в игральной.
  
   24 февраля 1917 года.
   ...Ну, у Ани корь, в 3 у нее было 38,3; у Татьяны тоже, и тоже 38,3. Ал. и Ольга 37,7, 37,9. Я перехожу из комнаты в комнату, от больного к больному. Отправила Марию и Анастасию обратно в их комнаты. M-r Гиббс в халате читает Алексею в его комнате, -- несколько занавесок спущено. У Ольги и Т. совсем темно, так что я пишу у лампы (на диване).
   Корь - болезнь инфекционная. Допуск к больным, разумеется, ограничен. Помимо всего прочего - больные лежат в темноте. То есть, даже если и сумел попасть сквозь карантин, то ещё не факт, что сумеешь разглядеть в темноте, кто там лежит в постели - мальчик или девочка, или вообще манекен из магазина. В сочетании оба факта затрудняют обнаружение подмены настоящих Романовых двойниками.
   Кроме того, 23 февраля императрица Александра Федоровна практически никого не принимала из официальных лиц - общалась только со своим близким окружением.
   Есть ещё одна странность - Николай Второй в своем дневнике пишет:
   22-го февраля. Среда
   Читал, укладывался и принял: Мамантова, Кульчицкого и Добровольского. Миша завтракал. Простился со всем милым своим [семейством?] и поехал с Аликс к Знамению, а затем на станцию. В 2 часа уехал на ставку. День стоял солнечный, морозный. Читал, скучал и отдыхал; не выходил из-за кашля.
  
   Александра Федоровна пишет в письме от 22 февраля:
  
   Со станции я поеду прямо к Знаменью -- именно потому, что бывала с тобой там раньше, это успокоит и укрепит меня, и я помолюсь за тебя, мой ангел.
  
   То есть "Николай Второй", уехавший в Могилев, пишет, что он с Аликс посетил Знамение до станции, а Аликс пишет, что она посетила Знамение одна - уже после отправки "Николая Второго". Кто-то из свидетелей "врёт, как очевидец" и даёт заведомо ложные показания...
   Другая странность: Николая Второй в своём дневнике пишет:
   23-го февраля 1917 года. Четверг
   Проснулся в Смоленске в 91/2  час. Было холодно, ясно и ветрено. Читал всё свободное время франц. [узскую] книгу о завоевании Галлии Юлием Цезарем. Приехал в Могилёв в 3 ч. Был встречен ген. Алексеевым и штабом. Провёл час времени с ним. Пусто показалось в доме без Алексея. Обедал со всеми иностранцами и нашими. Вечером писал и пил общий чай.
   Выражение "книга о..." очень нетипична для дневника Николая Второго! Последний раз он упоминал его в 1895 году! 22 года назад!
   22-го января 1895 года. Воскресенье.
   Погода стала теплее: утром было 7®, вечером дошло до 5®. Гуляли в саду. В 11 час. пошли к обедне, как всегда все вместе с Ксенией и Сандро (деж..). После завтрака принял князя Лобанова. В 2 часа в Зимнем начался дамский безмен -- 550 дам! Моя дорогая Аликс выглядела замечательно красивою в русском платье. Вся церемония окончилась в 3/4 часа. Вернувшись домой, катались на коньках. После чаю читал вслух новую франц. книгу о пребывании Наполеона на ост. св. Елены. После обеда катались с Аликс. Было очень ветренно.
   С той поры он ни разу не применял это выражение! И с чего вдруг начал? А может быть и не начинал? Если писал двойник Николая Второго, то такого нюанса он мог и не знать. Это авторам этого произведения просто - открыли все электронные дневники Николая Второго, и с помощью функции "Поиск" прошерстили за пару минут. У двойника такой возможности не было. Да и не нужно было! Примерно похож внешне, манерами и привычками - и достаточно! Главное ведь для двойника что? Продержаться первые пару тройку дней, а потом уже будет всем не до него.
   И ещё один нюанс. Нюанс про "Штирлица, приходившего за апельсинами". Для чего писать о чем книга? Для того, чтобы не забыть если о чём книга, которую ты не читал! Если человек прочитывает книгу - он обычно помнит, о чём она. В двух словах вкратце расскажет.
   Ещё один штрих. 22 февраля Николай Второй пишет: "Читал, скучал и отдыхал; не выходил из-за кашля". То есть всю дорогу до Могилева он практически не выходил из купе вагона, ссылаясь на кашель. Для чего? Для того, чтобы меньше позиционировать перед свидетелями и попутчиками, чтобы те не успели заметить определенные несоответствия во внешности и поведении двойника Николая Второго.
   Соответственно с 2 часов дня 22-го февраля, до 3-часов дня 23-го февраля - 25 часов. Именно столько времени от момента посадки двойника в поезд и прибытия в Могилёв. То есть Романовы сымитировав "корь" у "детей" и "кашель" у "императора", уже оторвались от потенциальных преследователей как минимум на сутки. Почему потенциальных? Потому, что хотя есть все основания считать, что заговор против Николая Второго имел место быть, но именно приезд в Могилев двойника вместо императора спутал заговорщикам все планы.
   Сама по себе эта поездка не имела великого смысла - Николай Второй мог ещё спокойно месяц-другой не показываться в ставке, ибо был таки "не сезон" - армии не воевали зимой. Всё готовилось к весне, когда сойдёт снег, земля просохнет и станет относительно тепло.
   Но вот заговорщикам из числа Великих князей и генералов Ставки, император был нужен - чтобы заставить его отречься хотя бы от жены и командования, или по более крупному - отречься от престола.
   Для чего? Для всё того же - списать свои грехи на назначенного козла отпущения, а самим выступить такими белыми в белом и на белом коне. Тем более, что предстоящее весенне-летнее наступление 1917 года виделось с весьма позитивным результатом. Соответственно, успех в наступлении подтвердил бы и правоту заговорщиков - "как только изгнали недалеко императора и царицу-немку-шпионку - у нас всё заладилось! Вот какие мы молодцы".
   Но нет императора! На перрон ступает его двойник. Что делают заговорщики во главе с генералом Алексеевым? Можно конечно схватить по-тихому двойника и запытать до смерти, но толку от его показаний? Двойник знает только то, что ему положено знать и не более того. А заговорщикам требуется срочно получить ответ на вопрос - почему Николай Второй прислал вместо себя двойника? Раскрыл их заговор? Или просто не приехал из-за своей Аликс? Как быстро получить информацию? Связаться с Царским Селом. По телеграфу. Разумеется приходит ответ о том, что дети Николая Второго заболели корью. А сам император? "Император убыл в Могилев. А что ещё не прибыл?"
   Ну а если в окружение Николая Второго затесался засланный казачок, который знал о готовящемся побеге и стучал заговорщикам? Такое теоретически возможно. Но есть трудности. Николай Второй мог держать весь план побега исключительно у себя в голове, поручив своим доверенным лицам выполнение фрагментов этого плана. Некоторые элементы плана можно было вааще не озвучивать. Например : "Николай Второй сказал Адольфу Кегрессу: "Трогай!". Кегресс потрогал и...". Кегрессу-то всё равно куда везти! Сказали - повёз. Не сказали - не повёз.
   Опять же, настоящий Николай Второй мог зайти в вагон поезда, отправляющегося на Могилев, и выйти из дверей другого вагона уже в гриме, оставив в купе двойника.
   Да и стать стукачком не так просто, как кажется. У Николая Второго есть ведь и МамА - императрица Мария Федоровна, которая могла ведь и в интересах сына и провокацию организовать среди его окружения, могла собственно говоря и само окружение подобрать, и состоять в заговоре против Аликс и Распутина, зная и подробности и исполнителей, и стукачей в окружении сына.
   Соответственно, если подытожить, то шансов у заговорщиков узнать о готовящемся побеге Николая Второго с семейством было не так много. Но знать мало! Нужно ведь ещё и попытаться предотвратить! Предположим, что кто-то увидел уезжающих Романовых. Что делать? Бежать на телеграф? Телеграфировать в Могилев, чтобы оттуда телеграфировали в Питер и перехватили? Кого и чего? Допустим, что Романовых на снегоходах Кегресса. А куда они поехали? По снежной целине и глубокому снегу? Мобильников нет, "уоки-токи"УКВ-ФМ тоже нет. Есть делегаты связи - пешие, конные, возможно автомобильные. Есть телеграф. Можно попытаться организовать сеть для поимки императора, но для этого нужно иметь верные войска стоящие наготове. Желательно подразделение офицеров-заговорщиков, ибо солдаты-крестьяне могут такого либерального перфоманса и не понять. Ну и "перво-наперво Якина на кол" (С), а уже потом разбираться... Но существование такого офицерского подразделения нужно как-то официально мотивировать, постоянную его готовность поддерживать. Слишком много сложностей! Тем более, что чтобы не писали про прогнивший царский режим, сторонников свержения царя среди офицеров было не так уж и много - в основном высший генералитет и тыловые крысы - такие по снежной целине стрелковой цепью на прочесывание местности не отправятся.
   Поэтому смело можно утверждать, что финт с двойником удался, и Романовы выиграли сутки, как минимум.
   А в реальности ещё больше! Ведь прямое расспрашивание про местоположение Государя-Императора и семьи может насторожить службу безопасности Царского Села. Кто и с какой целью интересуется? Наверняка бомбисты-террористы подключились к линии и заговор замышляют! Правды говорить не будем, потянем время и пошлем кого-то проверить - кто там у аппарата....
   Но всё это при решительности заговорщиков! А ведь могло быть и иначе - увидев двойника, решили, что заговор раскрыт, начали мандражировать и сухари сушить, готовясь к каторге-ссылке за государственную измену, или повешению через расстрел.
   Соответственно, ещё сутки или двое форы Романовы получили. А там дальше было уже поздно - "Михаил Светлов ту-ту!", ловите, что называется конский топот...
   Ах, да, забыли про упомянутую Марию Федоровну, с которой "Николай Второй" общался в период между отречением и возвращением в Царское Село. Как же она? Она что же, не распознала двойника? Распознала. Но она была в курсе бегства сына. И попросту ему подыграла. Всё готовилось заранее. Например, её последующее пребывание в Ялте:
   Спиридович Александр Иванович (1873-1952)
   Жандармский начальник. В ОКЖ с 1899 г., когда был прикомандирован к Московскому, а с 1902 г. - к Киевскому ГЖУ (охранное управление). В 1903-1905 гг. начальник Киевского охранного отделения. 28 мая 1905 г. был ранен П.М. Руденко - секретным сотрудником Киевского охранного отделения, бывшим членом местной рабочей боевой с.-д. дружины, после чего 26 июня прикомандирован к штату отдельного корпуса жандармов. В начале 1906 г. откомандирован в распоряжение дворцового коменданта и назначен начальником дворцовой охранной агентуры, где прослужил до 1916 г.; полковник, лично сопровождал Императора Николая II в его поездках в Ставку, автор воспоминаний, умер в эмиграции. После убийства Столыпина привлечен к расследованию по обвинению в непринятии мер охраны премьер-министра, однако не был устранен от должности. По распоряжению Николая II дело было прекращено. 15 августа 1916 г. назначен ялтинским градоначальником. Генерал-майор.
   С чего вдруг Николай Второй ещё в 1916 году избавился по сути от начальника личной охраны? А кто сказал, что он избавился? Император любит свою МамА и готовит ей путь эвакуации из России. Ведь, как мы знаем из истории, Мария Федоровна с группой лиц, провела 1917-1918 год в Ливадии, в "заточении" под охраной странных большевиков, которые защищали её от всяких эсеров-революционеров, и затем спокойно покинула Россию. Откуда взялись эти странные большевики? Некоторые исследователи полагают, что это типа английский спецназ, который англичане, договорившись с большевиками, специально направили для охраны Императрицы. Но зачем так сложно? У нас ведь и свои Джеймсы Бонды есть! Чем Спиридович хуже? Он что, не сможет нужных людей подобрать? Да и с большевиками договориться Спиридовичу проще. Особенно с учетом того, что многие из большевиков являлись агентами царской охранки.
   Кто-то совершенно справедливо скажет, что одной цитаты про зимнюю прогулку царской семьи будет маловато для доказательств бегства. Но кто сказал, что цитата одна? Это ведь только рассматривалось начало "автопробега"! в других главах мы рассмотрим и другие цитаты, странные факты и совпадения.
   Ну а в следующей главе попробуем разобраться с упоминавшейся в этой главе свастикой....
  
   P.S. Чтобы читателю не было скучно, напомним ему ещё совпадения и странности:
   1. В царском гараже были автомобили марки "Дитрих".
   Автомобиль "Антилопа-Гну" из романа "Золотой теленок" по мнению водителя был модели "Лоррен-Дитрих".
   2. Водителя Императора звали Адольф Кегресс
   Водителя товарища Бендера звали Адам Козлевич
   3. Кто-то из авторов романа "Золотой теленок" (или Ильф или Петров) ещё в 20-е годы, задолго до раскопок в начале 1990-х годов фотографировался на том самом мосту, под которым якобы спрятаны "царские останки" и якобы ещё тогда, никакой тайны из "расстрела" не делали и любой окрестный житель знал, где закопан "царь" и "его семья". В свете этого совершенно непонятно, почему следователи "белых" проваландались почти год и так ничего и не нашли...
  
  
  
  
  

Оценка: 4.09*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | Ю.Журавлева "Жизнь после смерти" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Положи себя под елку" (Короткий любовный роман) | | М.Старр "Сказки на ночь" (Романтическая проза) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Острожных "Эльфийские игры" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Новогодний диагноз" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"