Тонина Ольга, Афанасьев Александр: другие произведения.

Атлантическая хартия.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:


  
   Ольга Тонина. Александр Афанасьев.
  
   Атлантическая хартия
  
  
   1937 год. "Британская безопасность".
  
   С Пиренейского полуострова потянуло запахом пороха, но еще никто по эту сторону океана не предполагал, что Европа, подожженная с западного конца, скоро заполыхает от Пиреней до Москвы, от Нарвика до Мальты. Или предполагал? Увы, но британские архивы, могущие пролить свет на происходящее, засекречены еще на 50 лет. Несомненно, что все пять держав Европы (Англия, Германия, Франция, Италия, СССР) имели какие-то свои планы и делали свои выводы. В СССР, например, товарищ Сталин четко и ясно сказал: "Началась Вторая Мировая Империалистическая война". И оказался прав. Но не успел подготовиться к агрессии против СССР. Впрочем, и один из организаторов этой агрессии, Великобритания, тоже не успела подготовиться. Демократия-с! Скажи в 1937 году, что нужно в пять-шесть раз увеличить военный бюджет - так случиться гражданская война, как в Испании! Надежда была одна - традиционная, на островное положение Метрополии. Можно было отсидеться и не спеша подготовиться. Поэтому и планы были весьма неторопливые. Адмиралтейство предвидело морскую блокаду островов, и именно поэтому расширяло торговый флот Британской империи. И очередное судно, спущенное в 1937 году на воду, носило весьма символичное название "Бритиш секъюрити" (British Security), что в переводе означает "Британская безопасность". Именно так оно и обстояло. Британия и ее жизнь зависели от перевозок морем. Это был дизельный танкер тоннажом 8470 тонн и вместимостью 11500 тонн. Построен он был на верфи "Харланд и Вольф Лтд" в Глазго. Порт приписки - Лондон. Владелец - "Бритиш Танкер Компани".
   Говорят, что моряки народ суеверный, и верят в то, что название корабля влияет на его судьбу. Но вот влияет ли судьба корабля на то, в честь чего он назван? Здесь единого мнения не существовало. Одни считали, что не влияет, другие... Известно например, что Гитлер, приказал переименовать "Дойчланд" в "Лютцов", дабы потопление "Дойчланда"-"Германии" не сказалось на моральном духе германского народа. Британцы... Они были прагматиками и купцами, и тратиться на переименование "Британской безопасности" во что-то другое не стали...
  
  
  
   Решительно ничего неизвестно о "Решительном"
  
   Об эсминце типа "семь" "Решительный" и его непродолжительной биографии до сих пор сочиняют дикие версии одна другой краше. Вот, например, две таких биографии, взятые из разных источников:
  
   Биография первая.
  
   "Головной "семеркой" Тихоокеанского флота должен был стать эсминец "Решительный". Уже почти законченный постройкой, с установленным вооружением, он следовал на буксире гидрографического судна "Охотск" из Комсомольска-на-Амуре во Владивосток для прохождения сдаточных испытаний. 8 ноября 1938 года эсминец попал в сильный шторм, был выброшен волнами на камни в 90 милях от Советской гавани и разломился на три части. Восстановить корабль не представлялось возможным. Два года спустя имя "Решительный" было присвоено другому однотипному кораблю - "Поспешному"."
  
   Биография вторая.
  
   "7 ноября 1938 г. новейший эсминец "Решительный" совершал переход на буксире к достроечному пирсу Дальзавода, где предстояли заключительные испытания только что построенного корабля. Руководил переходом он, командир бригады эсминцев, капитан 3 ранга Горшков. Прогноз погоды предвещал усиление ветра. Начальник штаба бригады, прослуживший на Тихом всю службу, зная повадки переменчивой розы ветров, убеждал его отложить переход или взять в обеспечение более мощный морской буксир. Посмотрев на сияющее голубизной небо и прикинув время перехода, он самонадеянно отказался. К вечеру, когда уже были видны огни и маяк острова Русский, сила ветра достигла 12 баллов, буксир лопнул. "Решительный" понесло на скалы, сила удара была такой, что корабль разломился на две части. О гибели эсминца Сталину докладывал командующий флотом Кузнецов. Николаю Григорьевичу нравился командир бригады эсминцев Горшков, в то время когда так не хватало опытных командных кадров, он знал каждого командира корабля. Это знание и спасло его от неминуемого - суда, приговора и лагерей. Весь удар Сталинского гнева принял на себя командир эсминца, старший помощник и механик, которые навсегда стали врагами народа...."
  
   Что мы имеем из этих версий? Две разных даты гибели, два разных места гибели, и разных результата гибели. То ли 7 ноября, то ли 8 ноября, то ли у острова Русский, то ли в 90 милях от него, то ли на 2 части разломился, то ли на 3 части. "А был ли мальчик?" (С). Никаких фотографий, связанных с гибелью "Решительного" до сих пор не найдено, несмотря на все гласности с перестройками! А ведь там должна была комиссия работать! И не одна, а несколько! И еще есть одна странность! ГЛАВНАЯ СТРАННОСТЬ! 7-8 ноября - это годовщина Великой Октябрьской Социалистической Революции. В 1938 году, данное событие наряду с 1-2 мая относилось к разряду МЕГАПРАЗДНИКОВ! Эти дни были выходными. В эти дни никто не работал! Политинформации, митинги, демонстрации, военный парад, празднование. И все. Никаких потенциально-опасных работ, к которым относится и буксировка корабля, не производилось! И поэтому эсминец "Решительный" не мог осуществлять переход на буксире 7-8 ноября!
   ВТОРАЯ СТРАННОСТЬ. После постройки, корабль проходит три вида испытаний - швартовые испытания, заводские ходовые испытания, государственные испытания.
   Заключительными, или сдаточными испытаниями, называют государственные испытания, во время которых на борту корабля присутствуют: заводская сдаточная команда, экипаж корабля, Государственная комиссия по приемке корабля. Экипаж корабля так же принимает участие в швартовых и заводских ходовых испытаниях. Что это означает? Это означает, что на заключительные или сдаточные испытания корабль идет своим ходом с экипажем и заводской командой на борту! Не на буксире, а СВОИМ ХОДОМ!
   Какой отсюда напрашивается вывод? Очень простой существующие на сегодняшний день версии о гибели "Решительного" являются неприкрыто-издевательской дезинформацией над непосвященными читателями. И очень похоже на то, что все они были сочинены российскими спецслужбами в 1991 году, когда в моде были разоблачители советской истории. В большинстве своем, в разоблачители шли представители так называемой кухонно-творческой интеллигенции, люди с гуманитарным образованием, для которых любой технический термин был китайской грамотой. Именно поэтому в "правде" о гибели эсминца "Решительный" допущены такие грубые ошибки. "Разоблачители схавали", то, что им впарило КГБ, а затем эту "сенсацию" "схавал пипл" - массовые читатели....
  
  
  
  
   Начало операции "Рейнюбунг".
  
   16 мая 1941 года был получен приказ командования о начале операции в полночь с 17 на 18 мая. 17 мая на борт "Бисмарка" прибыл фюрер в сопровождении Рудольфа Гесса. На собрании на борту "Бисмарка" 18 мая адмирал Лютьенс познакомил командиров "Бисмарка", "Тирпица", "Адмирала Хиппера" и "Принца Евгения" с планом операции. Приказы по проведению операции рекомендовали после выхода из Норвегии при благоприятной погоде осуществить немедленный переход между Исландией и Фарерскими островами. При неблагоприятной погоде отряд должен был следовать на север на рандеву с танкером "Вейссенбург" (Weissenburg) в точку 70N, 1W. Там корабли должны были по максимуму заправиться топливом, чтобы иметь возможность осуществлять переход на большой скорости, не заботясь о его расходе. После этого "Вейссенбург" (Weissenburg) должен был немедленно возвращаться на базу, а на его место подходил танкер "Хейде" (Heide), в задачу которого входила заправка отряда топливом при его возвращении. Командование группы "Норд" запросило у люфтваффе провести 19 мая ледовую разведку Датского пролива с воздуха, в то время как танкеры "Вейссенбург" (Weissenburg) и "Хейде" (Heide) (с 7000 кубометрами топлива и месячными запасами каждый) были отправлены в море с расчетным временем прибытия в пункт назначения 22 мая. Другие танкеры были направлены в точки рандеву из портов западной Франции, а два разведывательных судна, "Гонзенхейм" (Gonzenheim) и "Кота Пенанг" (Kota Penang), вышли в море 17 и 18 мая. Вышли в море и корабли финского флота. Разведывательные самолеты люфтваффе совершили несколько случайных нарушений воздушного пространства СССР в районе Таллина, Либавы, Ленинграда и Кронштадта. Так же была расконсервирована и активизирована часть немецкой и финской разведагентуры в указанных городах. По их донесениям и расшифровке результатов воздушной разведки все было спокойно. Большевики ни о чем не догадывались.
   Можно было начинать, и днем 18 мая "Бисмарк", "Тирпиц", "Адмирал Хиппер" и "Принц Евгений" вышли из Готенхафена (бывший Гданьск-Гдыня) на заправку топливом. "Бисмарк" недобрал примерно 200 тонн топлива из-за разрыва одного из заправочных шлангов, после чего заправку решено было прекратить. Впоследствии выяснилось, что заправочный шланг был намеренно испорчен кем-то из обслуживающего персонала. По результатам предварительного расследования гестапо арестовало 14 человек, большая часть из которых, была затем расстреляна. Некоторые из расстрелянных, под пытками сознались в связях с коммунистическим подпольем, что ясно указывало на руку Москвы в данном происшествии.
   Однако это было позже, а пока все шло своим чередом. "Принц Евгений" в соответствии с планом, вышел на испытания размагничивающего устройства, после чего на закате вышел в море. В 2 часа ночи 19 мая "Тирпиц", "Бисмарк" и "Адмирал Хиппер" последовали за ним. В 2 часа 15 минут, под днищем "Тирпица" прогремел взрыв. Невытраленная мина? Польская? С 1939 года? Или ... Гитлер был взбешен, и на глазах у Лютенса и его офицеров, пытался сгрызть угол ковра в кают-кампании линейного корабля. Но... "Трипиц" выбыл из игры. Повреждения были незначительными, но исправить их было можно только в доке. Точную принадлежность мины установить не удалось - обнаруженный водолазами якорь в районе подрыва "Тирпица" указывал на то, что речь идет о минах применявшихся в Российском Императорском флоте в годы Первой Мировой войны. Такие мины состояли на вооружении и у СССР и у Польши, и у Прибалтийских государств и у Финляндии. Впоследствии, как это водится, поляки приписали данную акцию себе. Вышла целая серия книг посвященных подрыву "Тирпица" на мине. Версии в книгах выдвигались совершенно различные - то это группа подпольщиков, прятавшихся полтора года в Гданьских катакомбах и в подземельях Вестерплатте, то это польская подводная лодка не вернувшаяся из боевого похода, то это польские летчики, служившие в британских ВВС, то моряки с польского катера, который где-то там прятался полтора года - то ли в канализациях Варшавы, то ли в подземельях Кенигсберга. Отметились и российские фальсификаторы истории вроде Марка Солонина, который выдвинул идею о том... у него, как всегда, оказался виноватым товарищ Сталин.
   На самом деле, все оказалось гораздо проще - Финляндия в соответствии с достигнутой договоренностью, уже была готова к войне на стороне Германии против СССР. И в операции "Рейнюбунг" ее подводные лодки участвовали в обеспечении выхода германских кораблей. Задача финских лодок была простая - в случае внезапной атаки немецкой эскадры кораблями Балтийского флота, атаковать большевистские корабли. Большевистские корабли в районе Готенхафена не появились, а вот одна из мин заграждения из числа находившихся на борту финских ПЛ, была утеряна. По всей видимости ее и отволокло течением на фарватер, где она полузатонула. Когда это выяснилось, в отношениях между Гитлером и Маннергеймом пролегла серьезная трещина. Фюрер, привыкший везде видеть заговоры и измены, заподозрил Маннергейма в двурушничестве и попытке заигрывания со Сталиным. И именно по этой причине он не стал помогать Маннергейму со штурмом военно-морской базы большевиков на полуострове Ханко, равно как и обделял своего союзника в плане поставки современного вооружения и современной военной техники. Но все это было потом. А пока, после того как вождь арийцев насытился жеванием ковра и успокоился, требовалось принять решение. И оно было принято - операция продолжается!
   В полдень корабли соединились у мыса Анкона (остров Рюген) 19 мая. К эскадре также присоединились эсминцы Z-23 и "Фридрих Эскольд" (Friedrich Eckold), а также флотилия тральщиков. В 22 часа 30 минут к эскадре подошел вышедший из Киля эсминец "Ганс Лоди" (Hans Lody). Капитан линкора в соответствии с легендой проинформировал командиров кораблей эскорта о том, что они направляются в трехмесячное плавание в Атлантику для перехвата британских конвоев. После чего германская эскадра продолжила движение курсом на северо-запад и в ночь с 19 на 20 мая начала движение по проливу Большой Бельт. К полудню 20 мая эскадра достигла пролива Каттегат.
   Для защиты от возможного обнаружения советскими подводными лодками сопровождали гидросамолеты люфтваффе "Не-115" и "Арадо". Но все было спокойно. Вскоре германские корабли прошли пролив и оказались неподалеку от западного побережья Швеции. До этого времени навстречу им попалось только несколько датских и шведских рыбачьих лодок. Около 15 часов 00 минут произошло весьма неприятное происшествие - у Марстранда эскадра встретила шведский крейсер "Готланд" (Gotland), который сообщил им, что час назад он и его самолеты атаковали и предположительно потопили советскую подводную лодку(*). Адмирал Лютьенс известил группу "Норд", что большевики, вероятно, знали о выходе в море эскадры, и о том, кто находиться на борту "Бисмарка".
   Германский отряд слегка задержался, встретив конвой из 11 немецких и нейтральных торговых судов, заблокированных минным полем на входе из Скаггерака в Каттегат. Поле было протралено к 16 часам 00 минутам, и флотилия тральщиков отсоединилась от эскадры. Проходившую около норвежского берега германскую эскадру между 21:00 и 22:00 у Кристиансанда заметил коммунист Вигго Аксельсеен из отряда норвежского сопротивления и эта информации тут же была передана советской разведке. 21 мая в 4 часа 40 минут утра отряд изменил курс на северный.
   --------------------------------------------------------------
   * Впоследствии шведы отрицали факт потопления ими в нейтральных водах советской подводной лодки С-2.
  
  
  
   Крейсер-авиатранспорт "Готланд".
  
   Водоизмещение стандартное 4775 т, полное 5760 т, 2 турбозубчатых агрегата мощностью 33 тыс. л. с., скорость хода 27 узлов. Длина наибольшая 144 м, ширина 15,2 м, среднее углубление 5,5 м.
   Бронирование: пояс 25 мм, палуба 25 мм, башни 25 мм, боевая рубка 25 мм.
   Вооружение: 6 152-мм орудий, 4 75-мм зенитки, 4 25-мм зенитки, 4 пулемета, 6 торпедных труб, 100 мин, 1 катапульта, 11 самолетов.
   Ну и для чего нужен такой вот уродец? Недокрейсер-недоавианосец? Только не надо гнать пургу про популярность тех или иных концепций, которые впоследствии оказывались ошибочными! Взглянем на тактико-технические характеристики крейсера, не читая того, что придумали про него позже официальные историки. Скорость в 27 узлов - это не скорость для корабля, истребляющего вражескую торговлю на морях и океанах. Значит это не крейсер! 6 орудий калибром шесть дюймов - тоже по сути фигня - чуть сильнее лидера эсминцев, но намного слабее любого легкого крейсера построенного в 1938 году. Что остается? Мины и самолеты. Точнее сказать мины и гидросамолеты. Мины применяются против надводных кораблей и подводных лодок. Но для минного заградителя их все же маловато. Остаются гидросамолеты. Причем малого размера - одномоторные. Как истребители их использовать нельзя - слишком тихоходны, как бомбардировщики и торпедоносцы - тоже - маловата бомбовая нагрузка, а с торпедой и вовсе стартовать не сможет. Ну и нафига тогда такой корабль, с такими самолетами? Для борьбы с подводными лодками! Да, одномоторный гидросамолет много бомб не возьмет на борт, но ведь подводной лодке много и не нужно! А еще, Балтика - неглубокое море, полно мелководий, и на таких мелководьях подводную лодку, находящуюся в подводном положении, очень хорошо можно разглядеть сверху. Идет себе такой кораблик рядом с конвоем шведских транспортов, перевозящих железную руду в Германию, а над конвоем три гидросамолета барражируют - один справа, второй слева, третий - впереди по курсу. Пару часов барражируют, высматривая подводные лодки. Заметили перископ или лодку на малой глубине - и в атаку на нее! Можно даже не топить - просто сбросить бомбу рядом, чтобы лодка ушла под воду и не смогла атаковать конвой. Пока лодка прячется на дне - конвой проходит над ней и идет себе дальше. Отпатрулировали самолеты несколько часов, бензин заканчивается - корабль выпускает вторую смену - еще три самолета, новые выпустил, а старые подобрал краном из воды и на борт - летчики отдыхают, самолеты заправляют. А ведь еще и третья смена есть и еще два запасных самолета. А тут уже и германский берег. Дошли!
   Но тут возникает вопрос - от чьих подводных лодок должен защищать корабль? Противника? Какого? Вероятного? А кто вероятный противник Швеции на Балтийском море? Правильно! Тот, кто будет мешать Швеции, перевозить в Германию морем железную руду по Балтийскому морю! То есть враг Германии. А кто враг Германии? Тот кто мешает ее интересам! А в чем интересы Германии? Ей нужно новое жизненное пространство на Востоке! "Лебенсраум". А кто у нас живет на землях, нужных Германии? Какие-то славяне-большевики! Значит, кто главный враг Швеции? Союз Советских Социалистических Республик! У него, кстати, на Балтике, почти полсотни подводных лодок! Если все они ринуться мешать перевозке шведской железной руды...
  
   * * *
   Те, кто изучал начальный период Великой Отечественной войны, обратили внимание на странный факт: 21 июня 1941 в Минске был концерты артистов, на которые собралось практически все командование. Причем, в Минске концерт затянулся дольше объявленного времени. Якобы там, давно не было артистов, и их многократно вызывали на "бис". Из-за этого многие командиры попросту не успели попасть в свои подразделения с началом войны, а штаб не смог организовать работу. И именно на Западном военном фронте, штаб которого размещался в Минске, немецким войскам, удалось достичь наибольшего успеха. Возникает вопрос - а почему в Минске так долго не было концертов? Другой факт - очень многие советские корабли на Балтике, гибли на свежевыставленных минных заграждениях. У некоторых даже сложилось впечатление, что в штабе Балтийского флота, делают на каждое задание или поход, два комплекта документов - один для моряков, другой для немцев. Кто крысятничал? Вопрос до сих пор остается без ответа. Вполне возможно, что некоторым ответ известен, но его не хотят публично оглашать.
   Знал ли Сталин, что не всех немецких шпионов выкорчевали? Естественно знал! И не только немецких, но и прочих - английских, французских, итальянских, японских, американских. Что делать, чтобы тайна осталась тайной, в условиях, когда не знаешь, кому можно доверять, а кому нет? Хранить в себе? Но ведь есть еще и исполнители! Как вариант - разбить тайну на кусочки - каждый исполнитель знает только свой кусок тайны и не более. Ведь не все же являются шпионами! И если среди тех, кому доверена тайна, найдется предатель, то он, не будет знать всей картины, он будет знать только часть информации, и не сможет воссоздать общий замысел. Если же повезет...
   Не повезло! Кое-кто в цепи исполнителей, попался с гнильцой! Такое бывает. Не всегда и не везде, но бывает.
   "Кабаки и бабы доведут до цугундера" (С). Его зацепили именно там. Во времена НЭПа. И он продался. Тем более, что от него ничего такого не требовали - никто не заставлял подсыпать яд в бидоны с молоком на молочной кухне, и в Кирова тоже никто не заставлял стрелять. Все выглядело проще - "беседы" о "высоком", преферанс, треп на разные, иногда немножечко рискованные темы. А какие были женщины!...
  
   * * *
  
   Агрен, командир крейсера "Готланд"
  
   Он ошибся. У него действительно мог быть шанс, но он ошибся! Впрочем, не факт что я смог бы его найти, без информации добытой разведкой. Однако времени нет - пора заканчивать с этой русской субмариной!
   Выход его, Агрена, крейсера не был плановым. Вызов в штаб был, разумеется, внезапным, и не вовремя - были очень-очень романтические планы на берегу. Несколько удивило присутствие в кабинете командующего ВМС штатских. Впрочем, какой швед не знает Валленбергов? Ведь именно являются хозяевами большей части шведской экономики - и железная руда почти вся у них, и подшипники они производят, и орудия, и многое другое.
   К заданию я отнесся двояко. С одной стороны, помогать немцам это прямое нарушение нейтралитета, а с другой стороны - помогая немцам, я помогаю Швеции, и на карту поставлено благополучие моей родины. Да и русские мне не по душе! Собственно говоря, ради этого и нейтралитет нарушать не зазорно, тем более, что это уже приходилось делать, помогая Финляндии воевать с Россией.
   Русская подлодка пряталась на глубине, но скоро должна всплыть, чтобы попытаться атаковать "Большого Брата" - "Бисмарка".
   - Самолеты в воздух! ...
   Огромная ферма катапульты выплюнула в сторону моря тарахтящий шестьсоттридцатисильным "роллс-ройсовским" движком биплан с поплавками. Затем ферма катапульты повернулась в исходное положение, и техники, деловито стали подкатывать к ней по палубным рельсам тележку со следующим гидропланом.
   Но не успели! Сигнальщик заметил бурун перископа, и я приказал увеличить ход до полного и повернул "Готланд" на замеченный перископ. Увы, но неизвестные подводники заметили наш маневр - перископ исчез в самый последний момент. Хотя, мы их все-таки достали! С поста живучести произвели доклад о том, что трюмные носовых отсеков слышали какой-то скрежет. Но это было слабым утешением, так как подводную лодку мы упустили. Я приказал продолжить запуск гидропланов. И примерно уже через четверть часа, понял, что поступил правильно ...
   Одномоторный Хаукер "Оспрей", пилотируемый лейтенантом Ильми Карлсоном, представлял из себя двухместный морской биплан, использовавшийся и как истребитель и как разведчик. У него было два поплавка для посадки на воду, складные крылья, крепления для запуска с катапульты. Для 1932 года, это была вполне нормальная машина для использования в качестве истребителя - бомбардировщики-ровесники были тихоходными и неказистыми. Особенно в СССР! Но на дворе стоял 1941 год, и 270 километров в час - это было мало даже для бомбардировщика! И все, что оставалось шведам в сложившейся ситуации - приспособить самолет для нужд противолодочной обороны. Четыре бомбодержателя под 50-фунтовые бомбы - вполне достаточно, чтобы воздействовать на субмарину противника. Пулемет в носовой части и у стрелка-наблюдателя. Таких самолетов на борту крейсера было шесть штук - от закупки пяти остальных отказались по причине медленного строительства корабля - концепция назначения и использования корабля неоднократно менялась, и в итоге получилось что-то невразумительное. Однако малая скорость устаревших бипланов в сложившейся ситуации была скорее достоинством, чем недостатком - она позволяла более качественно рассматривать водную поверхность.
   Лодка была обнаружена экипажем Карлсона, который развернувшись на второй заход, произвел ее атаку двумя бомбами. Вскоре к нему присоединились еще два "Оспрея". Одна из бомб достигла своей цели - на воде появились пятна солярки из поврежденной топливной цистерны субмарины. Похоже, что на подводной лодке, пытавшейся затаиться на грунте, поняли, что лодка обнаружена - она начала движение! Но к этому моменту, бомб на гидросамолетах уже не было, и в лучшем случае они могли применить только пулеметы...
   Вот они! Я увидел, как из воды, в четырех кабельтовых справа по борту, показалась рубка субмарины с погнутым перископом, а затем из рубочного люка стали выскакивать большевики, очень быстро разбегаясь к орудиям. Черт! Еще не хватало, чтобы эти фанатики-большевики продырявили мой крейсер!
   - Огонь по противнику! - скомандовал я.
   Двухорудийные башни выплюнули языки пламени. Недолет! Чертов Ольсен! Он бы лучше своих дальномерщиков тренировал, а не ставил эксперименты на берегу по проживанию с двумя женщинами в одной постели. Второй залп лег перелетом. Русские ответили нам так же безрезультатно. Все было бы ничего, если бы не одно но - русская субмарина стала разворачиваться носом на мой "Готланд", очевидно для того, чтобы произвести торпедную атаку. И это грозило большими неприятностями! Четыре кабельтова, слишком малое расстояние, чтобы уклониться от ее торпед.
   -Руль право на борт!- скомандовал я, - Тараним этим чертовых славян! Зенитные орудия - огонь!
   Медленно! Слишком медленно! Можем не успеть! Четвертый наш залп дал близкое накрытие, и я приказал перейти на пятиорудийные залпы, но ... Чертов Ольсен! Дались ему эти лесбиянки! Поворот вправо сбил прицел орудий, и очередной залп снова лег мимо.
   Они достали его!!!! Очередь одного из зенитных 25-мм автоматов хлестнула по рубке и носовому орудию большевистской субмарины, и разбросала стоящих там моряков, как шар кегли. Но молчание русского орудие продолжалось недолго - на место убитым из чрева лодки вылезали новые большевики.
   Вспышка! Удар! Дым! Пресвятая Бригитта! Они попали в нас! Снаряд из их носового орудия ...
   - Носовая башня! Носовая башня! Почему прекратили стрельбу?? - меня бросило в дрожь от зловещей тишины в ответ на мой вызов, - Карлсон! - обратился я к старшему офицеру, - Пошлите кого-нибудь в носовую башню!!!!
   - Торпедный залп! Вижу следы русских торпед! - закричал сигнальщик, вытягивая руку в направлении смертоносных пенных струй потянувшихся к "Готланду". О боже! Если мой крейсер не успеет...
   - Поворот на курс пятьдесят три! - крикнул я, Самый полный вперед! Приготовиться к столкновению!
   Я успел! Еще б пару метров, и одна из торпед ударила бы в форштевень корабля, а так - ее просто отбросило волной, и она прошла буквально в футе от левого борта. Но отдав команду другим, я сам, позабыл ее выполнить. И от удара о большевистскую субмарину, меня швырнуло вперед, на броню боевой рубки. Я не успел подставить руки, и ударился головой о броню.
   Похоже, что я рассек себе бровь. Точно! На веко правого глаза, стало наползать что-то теплое и липкое. Что русские? Я выскочил из боевой рубки и разочарованно присвистнул. Похоже, что таран, нанес больше вреда нам, чем русским! Мы просто вырвали им левый носовой руль глубины, который русские при всплытии забыли убрать, при этом, этот чертов руль, прежде чем расстаться со своей лодкой, пропорол нам обшивку левого борта, чуть ли не от форштевня, до траверза броневого пояса! Вот ублюдки! Они еще живы! И находятся в мертвой зоне моих орудий! И мой корабль, может подставиться под залп их кормовых торпедных аппаратов! Что утешает, так это то, что не все на моем крейсере, такие м...даки, как Ольсен! Пока мы терлись о русскую субмарину бортами, боцман Свенсен, организовал матросов на палубе, и те закидали рубку подлодки ручными гранатами, а также расстреляли расчеты орудий из винтовок и ручных пулеметов.
   Что они делают? Только этого мне не хватало! Русская подлодка, погружалась с дифферентом на нос! Готовится к торпедной атаке из подводного положения или тонет? Резкая смена курса! Уйти в сторону! Руль право на борт!
   "Готланд" качнулся, словно в раздумьях, и как-то нехотя, нарочито медленно стал сворачивать в сторону. Я продолжал наблюдать за погружающейся субмариной, которая, слава богу, попала в зону действия зенитных автоматов. Зенитчики исполосовали корпус субмарины вдоль и поперек, но русские не отвечали! Мертвы? Черт!!!! Они все-таки сумели выпустить торпеды! Одна из них шла в штатном режиме, а вторая прыгала по поверхности воды, очевидно из-за неисправности гидростата. Пройдут мимо! Мимо "Готланда". О Господи! А этот м...дак откуда здесь появился? Рудовоз на 7000 тонн. Кажется "Стокгольм". Что за идиот на нем капитаном? Одна надежда на то, что у торпед не хватит дальности, и они затонут прежде чем...
   - Сигнальте на купца! Пусть выполнит "Полный назад"! - выкрикнул я сигнальщику.
   Русалка его мать! Да что ж он делает? Вместо того, чтобы сбавить ход, этот придурок увеличил его до самого полного и... Похоже что капитан рудовоза заметил свою ошибку, но не заметил второй торпеды русских! Водяной столб поднялся в районе носовых трюмов "Стокгольма". Возможно, выживет! По крайней мере, берег близко - выбросится на мель.
   Русские? Похоже, что это была их агония - на месте погружения лодки бурлила вода от выходящего воздуха, и вместе с ней на поверхность выбросило какие-то листы исписанной бумаги и какой-то мусор. Потоплена? Или это имитация гибели, чтобы мы отстали? Что если русские легли на грунт, и перезаряжают торпедные аппараты? Хотя вряд ли - в районе погружения лодки расползается огромное пятно соляра. Погнутый перископ, оторванный руль глубины, повреждения в топливных цистернах, потери в экипаже, растрачены торпеды в аппаратах - если предположить, что русские еще живы - в таком состоянии они не способны на торпедную атаку. Только если из надводного положения....
  
   * * *
  
   Примерно в это же время, небезызвестная всем сторонникам лесбийской любви, Коллонтай получила информацию от своего агента в Стокгольме, о проходе в северо-западном направлении трех неопознанных крупных кораблей в охранении трех эсминцев и более мелких судов у Марстранда в районе 15 часов 20 мая. Информация об этом была немедленно направлена в Кремль, а также в соответствии с инструкцией в Тронхейм, "торговому агенту Ольсену"...
   В 6 часов 40 минут утра немецкая эскадра зашла в Корс-фиорд. Хотя изначально Лютьенс не планировал заходить в Норвегию, но хорошая погода, облегчающая обнаружение его эскадры советскими подводными лодками, заставила его изменить планы. Прорыв нужно было осуществлять при плохой погоде. "Принц Евгений" и "Адмирал Хиппер" встали на якорь в заливе Кальванес, а "Бисмарк" - в Гримштадт-фиорде. Лютьенс запросил последние данные по погоде и офицер люфтваффе прилетел из Ставангера для того, чтобы ознакомить адмирала с данными метеопрогноза и ледовой обстановки. Тяжелые крейсера и эсминцы были подзаправлены топливом от танкера "Волин" (Wollin), однако "Бисмарк" не заправлялся, поскольку именно это предусматривали разработанные оперативные планы. На заправку всех пяти кораблей не было времени, а "Бисмарк" имел наибольшую дальность плавания. Вместо дозаправки на "Бисмарк" был закрашен его знаменитый камуфляж из косых полос. Известно, что фюрер и Гесс на катере с "Бисмарка" посещали берег, где в поселке у них произошла запланированная встреча с какими-то неизвестными лицами. Историки предполагают, что речь шла о встрече с представителями шведского правительства, а также с семейством Валленбергов. Мистики выдвигают другую версию. Про какую-то хрень. То ли фюрер встречался там с самим Одином, то ли восходил на Валгаллу и проверял уход и содержание за погибшими истинными арийцами. Еще есть версии про встречу с представителями внеземных цивилизаций, древних атлантов, жителями Антарктиды, Шамбалы, тенью Зигфрида. Типа там его, то ли благословили, то ли подарили какой-то магический артефакт - то ли "Око Силы", то ли "Копье Тьмы", то ли подарили чертежи танков "Пантера", "Тигр", ракеты ФАУ-2 и истребителя Ме-262. Но скорее всего это были шведы, и разговор шел про торгово-экономические отношения и тому подобное. В пользу этой версии говорит то, что в нейтральной Швеции отношение к евреям было еще более жесткое, чем в Германии - шведы явно боролись за чистоту своей расы, что очень импонировало Гитлеру.
   О чем известно достоверно, так это о накладке или "накладке" со стороны англичан. Информация о прибытии "Бисмарка" в Норвегию поступившая от одной из групп Норвежского Сопротивления, дошла до англичан. Как это водится в развитой бюрократической структуре, коей является любой приличный штаб, в наличии всегда имеется система заместительства - каждый уважающий себя начальник имеет как минимум трех заместителей. Как правило, в планы таких важных операций, как обеспечение безопасности встречи лидеров трех ведущих держав посвящают далеко не всех. Что, собственно говоря, и произошло - один из заместителей командующего британскими ВВС, замещавший последнего на время обеда, не был проинформирован о временном перемирии, и, получив телеграмму, поступил так же, как поступал раньше - срочно отдал приказ о воздушной атаке немецких кораблей. В воздух было поднято 6 "Уитли" из 612-й эскадрильи, 10 "Гудзонов" из 220-й эскадрильи и 2 из 269-й эскадрильи. К счастью, его непосредственный начальник вовремя вернулся с обеда, и большую часть самолетов удалось отозвать. Но 2 "Гудзона" из 269-й эскадрильи, вылетая в спешке, не взяли с собой инструкции по новым частотам радиообмена, и тупо использовали старые. Они сумели достичь стоянки немецких кораблей, закрытой облаками и отбомбиться по ней. Но немецких кораблей к тому времени там уже не было. Зато как всегда отличились польские историки. Каким-то непостижимым способом им удалось разыскать польские корни у одного из пилотов - то ли фамилия у пилота смахивала на польскую, то ли он как-то переспал с полькой в борделе, то ли он единственный спасшийся из Катыни... Так или иначе, но дальше все развивалось по известному сценарию - "укусили за палец и откусили руку по локоть". Нашлись "очевидцы" из "норвежского сопротивления" польской национальности, которые были из числа поляков высаженных еще в 1940 году в Нарвике. То ли они в плен попали, то ли год, шли пешком через всю Норвегию, с севера на юг. Так вот, эти самые очевидцы стали уверять, что "Бисмарк" все-таки в бухте еще был, и бомбы польского летчика, естественно в него попали. Правда дальше пошла небольшая заминка - польские историки с радостью бы утопили "Бисмарк" в бухте, но есть ведь еще и английские историки! Пришлось как-то выкручиваться и сочинять что-то про то, что гидродинамический удар от близких разрывов бомб, вызвал микросмещение некоторых важнейших механизмов "Бисмарка" с фундамента, появление первичных симптомов грядущей неисправности рулей, появление блуждающих токов Фуко в электросхеме радара, микротрещин в носовом топливопроводе, отслоении электроизоляции на электрогенераторе номер 4, и еще примерно четырех листов аналогичных неисправностей, которые потом после получения "Бисмарком" повреждений в бою с англичанами, вдруг проявили себя массово и сразу, что в итоге способствовало потоплению "Бисмарка" торпедами с польского эсминца, помогавшего британским линкорам, которые никак не могли с ним, "Бисмарком" справиться. Впрочем, хитрее поляков оказались чехи - они дождались, когда поляки опубликуют свой перечень повреждений причиненный этим налетом "Бисмарку" и заявили, что летчик был чехом. Фактически же этот недополяк-получех, был эмигрантом итальянского происхождения, родившимся в Новой Зеландии, и переехавшем вместе с родителями в 1930 году в Канаду. Но это не мешало современным украинским историкам, доказать, что этот летчик, хотя и итальянец, но его дедушка и бабушка родились в незалежной Одессе. Но вернемся к "Бисмарку"!
   В 19:30 "Бисмарк" поднял якорь и направился в залив Кальванес для соединения с остальными кораблями. В 23часа 01 минуту, на выходе из фьорда, на "Адмирале Хиппере" были замечены следы 4 торпед, выпущенных под острым носовым углом, по приказанию командира крейсер повернул на идущие торпеды, стремясь пройти в промежутке между ними, в момент перекладки руля, из-под воды показалась рубка неизвестной подводной лодки, которая очевидно не смогла удержаться на глубине, после произведенного ею торпедного залпа. Крейсеру удалось "протиснуться" между идущими на него торпедами, но дальше, по инерции его вынесло прямо на неизвестную подводную лодку, которая снова стала погружаться. Форштевень "Адмирала Хиппера" субмарину позади рубки, и практически расколол ее корпус пополам, но уклонившись от торпедной атаки, крейсер не смог избежать контакта с подводной скалой. Повреждения были небольшими - от удара о скалу, "срезало" края лопастей на винте левого борта. Пустяк, но о продолжении похода "Хиппера" не могло быть и речи.
   Фюрер был взбешен и собирался отменить поход к Рейкявику, но когда эсминцы обследовали место потопления неизвестной лодки, они обнаружили не только расплывающееся пятно соляра, но и многочисленные обломки, мусор, документы, а также два трупа одетых в форму моряков советского ВМФ. Выловленные документы, среди которых был вахтенный журнал, были на русском языке. По вахтенному журналу удалось установить фамилию командира потопленной большевистской субмарины, и предположительное название корабля. По всей видимости, это была "Щ-424", которая уже длительное время проходила по большевистским документам, как пропавшая без вести.
   Это несколько успокоило фюрера, который первоначально подозревал, что это происки полужида Черчилля, ибо слишком уж все это напоминало английские методы дипломатических переговоров - вначале успокоить ложью о минных намерениях, а затем подсыпать яду в бокал.
   В 4:15 утра три германских эсминца отсоединились от эскадры у Тронхейма. Поскольку фюрера по-прежнему, несмотря на заверения Гесса терзали сомнения о принадлежности атаковавшей их лодки, Лютьенс отказался от перехода между Фарерскими островами и Исландией, где британцы могли выставить целую завесу лодок для совершения подлости до начала переговоров Большой Тройки, и направил свою эскадру севернее. Погода оставалась туманной, и отряд Лютьенса в течение большей части дня поддерживал ход 24 узла. Это увеличивало риск встречи с советскими подводными лодками, но снижало вероятность внезапной атаки со стороны англичан.
   В 12:37 была поднята тревога и полчаса корабли шли зигзагом для уклонения от возможной атаки подводных лодок. К полудню Лютьенс принял решение отказаться от первоначального плана дозаправиться топливом от танкера "Вессенбург" (Weissenburg), о чем он известил командира "Принца Евгения". Он видимо считал погоду благоприятной для перехода и сообщил, что не будет дозаправляться, ибо большевики могут иметь на танкере своего агента, или могут знать о точке рандеву от норвежского Сопротивления, и устроить около танкера засаду. В 13:10 оба корабля повернули на курс 325 и направились к Датскому проливу. К вечеру погода еще больше ухудшилась. Поднялся юго-западный ветер. Позже начался дождь. К этому времени были отданы распоряжения перекрасить крыши башен в серый цвет и закрыть брезентом свастики на верхней палубе. Корабли вошли в зону, в которой не было необходимости в их правильном опознании своей авиацией, а опознание советской полярной авиацией следовало по возможности усложнить. Льютенс знал, от флотской разведки, что большевистские полярные станции, это не только метеорологи, но еще и отработка действий полярной авиации по взлету с ледовых аэродромов. Поздно вечером погода совсем испортилась. Видимость упала до 300-400 метров и шедший головным "Бисмарк" не был уже виден с "Принца Евгения".
   После 23:00 Лютьенс получил три "важных" радиограммы от Редера. Одна из них подтверждала предположение о том, что выход эскадры в море остался незамеченным большевиками. Вторая радиограмма сообщала, что воздушная разведка 22 мая указала на наличие на базах большинства большевистских кораблей Балтийского флота, в том числе линкоров и легких крейсеров. Третья радиограмма сообщала об отсутствии признаков оперативной активности большевистских сил. Гитлер, прочитавший эти радиограммы был взбешен и обозвал Редера тупоголовым унтерменшем.
   - Даже мне сухопутному человеку ясно, что разведывать 22 мая было нужно не Балтийский флот, а Северный! Как большевики прорвутся из Балтики? Редер идиот! Полный идиот! Радируйте Рузвельту! Пусть этот жид почешется и обеспечит прикрытие нашего перехода! Радируйте Карльсу - пусть направит самолеты в Кольский залив и выяснит, где находятся большевистские эсминцы!
   * * *
  
   Рузвельт был обеспокоен истерическими телеграммами от Гитлера, поэтому приказал патрулировать районы к северу от Исландии и Датский пролив "Каталинами". Однако вследствие тяжелых погодных условий вылеты патрульных самолетов или не состоялись или были сильно сокращены. ...
  
   * * *
  
   В 4 часа 23 мая два германских корабля, шедших строем кильватера, легли на курс 250 и увеличили ход до 27 узлов. "Бисмарк" шел головным, "Принц Евгений"- в 4 кабельтовых позади. Был легкий туман, видимость составляла от 15 до 25 кабельтовых. Фюрер, стоял на ходовом мостике "Бисмарка" и восторгался красотами сумрачной Арктики, чья белизна явно указывала на то, что белокурые арийцы именно отсюда. По мнению фюрера, римляне, создавая свою великую империю, допустили ошибку, поместив столицу в теплом, ласковом Средиземноморье. Это послужило причиной их вырождения и деградации - достаточно посмотреть на нынешних изнеженных итальянцев, которых сумела разгромить слабая Греция. Им нужно было селиться здесь, на бескрайних просторах суровой Арктики и закалять с помощью сурового климата свой характер. Около 10 часов 00 был замечен плавающий лед, и ход эскадры был уменьшен до 24 узлов - судьбу "Титаника" повторять никто не хотел. К полудню эскадра уже находилась севернее Исландии. На мостике "Бисмарка" несмотря на восторженные возгласы Гитлера, чувствовалось напряжение - никаких обещанных Рузвельтом "Каталин" не было. В конце концов, когда нервы были у всех на пределе, это и случилось - в 18 часов 11минут была сыграна боевая тревога, оказавшаяся ложной - замеченные по правому борту объекты были не большевистскими эсминцами, а обычными айсбергами (Кстати мало кто знает о том, что айсберг потопивший "Титаник" жив до сих пор - после того рокового дня, ледяную глыбу прибило течением к ледяному полю, и она примерзла к нему. За несколько десятков лет эта глыба выросла в размерах и повторно оторвалась в 1949 году, став причиной гибели парохода "Вельсмут", который перегоняли в Канаду из Англии для разделки на лом. И опять, из-за внезапно поменявшейся погоды, айсберг так и не смог добраться до теплого течения Гольфстрим - снова порывами ветра его прибило к арктическим паковым льдам, где он пребывает в "здравии" до сих пор, из года в год увеличиваясь в размерах.). В 18 часов 21 минуту корабли достигли кромки ледяного поля. Надо льдом видимость была хорошей, но восток был затянут туманом. Никаких признаков американских воздушных патрулей по-прежнему не было. Не было и никаких советских кораблей. Немецкие корабли легли на курс 240, маневрируя между плавучими льдинами.
   В 19 часов 22 минуты на немецких кораблях вновь зазвучали сигналы боевой тревоги. С правого борта спереди, на расстоянии примерно в 60 кабельтовых, с помощью радара был обнаружен неприятельский корабль. Чуть позже, контакт был подтвержден визуально - однотрубный большевистский эсминец типа "семь". "Бисмарк" и "Принц Евгений" повернули прямо на противника и открыли огонь по показаниям радаров. В 19 часов 25 минут, акустики на "Принце Евгении" услышали шум торпед, и немецким кораблям пришлось выполнять противоторпедный маневр. В 19 часов 27 минут, наблюдатели сообщили о замеченной среди клочьев тумана сильной вспышке, а спустя примерно минуту, отметка цели исчезла с экранов радара. Также прервался и гидроакустический контакт с целью. Все указывало на то, что большевистский эсминец был потоплен. Корабли легли на прежний курс, и вскоре гипотеза о потоплении эсминца Сталина, нашла свое практическое подтверждение - немецкая эскадра прошла рядом с мазутным пятном, украшенного обломками какого-то плавающего мусора, полузатонувшей шлюпкой и человеческими головами уцелевших членов экипажа. Останавливаться для выяснения подробностей не стали, так как это могла быть ловушка - Сталин мог запросто пожертвовать одним кораблем, чтобы вынудить германскую эскадру застопорить ход, для подъема моряков с эсминца на борт с целью допроса. А как только немецкие линкор и крейсер сделают это - из тумана выскочит целая флотилия советских эсминцев, и расстреляет стоящие без хода немецкие корабли, как мишени в тире. В 20 часов 15 минут Лютьенс известил штаб группы "Норд" об отражении атаки советского эсминца. На Гитлера в этот момент было страшно смотреть - он, по причине отсутствия на мостике ковра, который можно погрызть, вызвал Рудольфа Гесса и высказал в очень импульсивной форме, все, что он думает об умственных способностях Гесса, прозевавшего тайный союз Черчилля и Рузвельта. По мнению фюрера - эти двое действовали заодно. Ледяные поля затрудняли маневр уклонения немецкой эскадры. Напряжение нарастало, но снова отсутствовали какие-либо признаки большевистских кораблей. Равно как и "Каталины" от Рузвельта, которые должны были своевременно эти корабли обнаружить.
  
  
  
   "Мементо море" - моментально в море
  
   Уинстон Черчилль стоял на мостике "Худа", и, покачиваясь от передоза армянского коньяка, курил кубинскую сигару, и, подставляя себя холодному ветру, чтобы хоть чуть-чуть протрезветь перед предстоящей встречей Большой Тройки - Рузвельт-Гитлер-Черчилль, назначенной у берегов Исландии, для подписания Атлантической Хартии.
   Час назад отпущены "Суффолк" и "Норфолк". Еще пара часов и он увидит "Бисмарк", на борту которого находится Адольф Гитлер, и сопровождающий их линкор или крейсер. Далее произойдет обмен приветствиями, после которого "Принц оф Уэллс" и немецкий корабль их оставят "наедине" друг другом. В сторону Рейкявика отправятся только "Бисмарк" и "Худ", там, на рейде их ждет Рузвельт, на борту линкора "Вашингтон".
   Грустно. Точнее сказать тоскливо. Да, он мечтал сокрушить большевистскую Россию. Да, он ненавидит коммунистов и Сталина. Да, ему нужен Кавказ. Но, не ценой же потери британской монополии на торговлю в колониях! Но... Рузвельт намекнул ему, что дальнейшая военная помощь Британии, может прерваться, ибо ничего в этом мире не раздается бесплатно. А платить Британии нечем. Точнее сказать, единственное, что осталось у Британии - право монопольной торговли в собственных колониях. И теперь, с этим правом придется расстаться. В обоих вариантах - и при продолжении войны с Германией, и при заключении Атлантической Хартии для совместного нападения на большевистский СССР. Оба варианта для Англии очень плохие, и ее экономика понесет большие убытки. Но второй вариант все же лучше - Англия получит Кавказ с его нефтяными месторождениями. Да и морская блокада со стороны Германии прекратиться. И налеты авиации на Лондон. Но...это слишком маленькие плюсы, чтобы подсластить горькую пилюлю потери рынков сбыта производимых товаров. Но ... как временная популистская кампания может прокатить. "Новые колониальные приобретения! Конец нацистской блокады! Конец варварским бомбардировкам!". Звучит красиво. С такими лозунгами и результатами, он Уинстон, сможет остаться у власти на целый срок, или даже больше - если свои оппозиционеры чем-нибудь не подгадят. Они это очень любят делать. Раздуют скандал из ничего - и отправят его в отставку. Но пару-тройку лет можно будет продержаться. На волне эйфории, вызванной победой над большевиками. Особенно радует, что самую грязную и кровавую работу - борьбу с большевистской сухопутной армией, взяла на себя Германия. От Британии требуется флот и авиация. И немножко пехоты для оккупации Кавказа. Как бы все это оформить и расставить, чтобы это выглядело, как моя личная победа и заслуга? Чтобы...А это еще что?
   Со стороны запада к ним приближался огромный многомоторный самолет, летевший почти над самой водой. Черчиллю даже показалось, что он видит шлейф водяных брызг, вырываемых с поверхности моря воздушными винтами. Огромный самолет! Из полированного серебристого металла. Опознавательные знаки сейчас не видны, так как на лобовой проекции самолетов, последние не наносятся. Шестимоторный. Что это за шутки? Ведь по взаимной договоренности, нахождение самолетов и подводных лодок в районе Исландии на время встречи запрещено! И все стороны с этим согласились!
   От самолета отделились два каких-то предмета, и, опережая его полет, понеслись в сторону английских кораблей, волоча за собой дымные шлейфы. Точнее сказать, шлейфы были по началу, а потом эти штуки превратились в подобие самолетов с огоньками на конце. Ракетные самолеты? Уиннстон не успел додумать, так как дальнейшее напоминало дурной сон...
   ...Он еще успел разглядеть немецкую свастику и немецкие кресты на этом многомоторном монстре, когда тот пересек курс "Худа". Измена! Рузвельт и Гитлер договорились, чтобы его ....
  
   Из книги В.Дж Юренса "Гибель линейного крейсера "Худ" 24 мая 1941 года":
  
   Самолет
  
   Впечатления свидетелей относительно самолета атаковавшего "Худ" (Hood) по большей части сходятся, хотя некоторые носят слишком эмоциональный или слишком схематичный характер: "Большой самолет, огромный самолет, серебристый самолет, нацистский самолет, огромная свастика и т.д....". Поэтому приводить все свидетельства очевидцев нет смысла. Расммотрим только некоторые из них, и наиболее детальное - Уинстона Черчилля.
   Находившийся на левом борту в районе адмиральской каюты на шелтер-деке петти-офицер Лоуренс Саттон (Lawrens Sutton) отметил, что "...Корпус самолета серебристый. Фюзеляж круглый диаметром примерно 5 ярдов и длиной 50-60 ярдов. Крылья треугольные, как бы наклонены назад, установлены над фюзеляжем. На передней кромке крыла размещались воздухозаборники...."
   Штурманский офицер "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales) лейтенант-коммандер Ровелл (Rowell) видел огромный серебристый самолет, шедший на высоте в 50 ярдов и атаковавший "Худ" (Hood) с левого борта. Он выпустил два крылатых ракетных снаряда, которые попали в "Худ" (Hood).
   Чиф-петти-офицер Уильям Макридж (William Mocridge), заявил: "Я видел очень огромный шестимоторный нацистский самолет. Она был из полированного металла с огромной свастикой на хвосте".
   Сержант королевской морской пехоты Теренс Чарльз Брукс (Terence Charles Brooks), наблюдавший через свой перископ башни Р.1 на Prince of Wales, отметил:
   "Огромный серебристый самолет. Фюзеляж длиной 50-60 ярдов. Размах крыла 70-80 ярдов. Шесть двигателей. Винты сзади.".
   Старший матрос Губерт Факрел (Hubert Fackrwell), переговаривавшийся с "Худом" (Hood) посредством сигнального прожектора, заявил: "я никогда не видел такого огромного большого самолета!".
   Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль находился в момент атаки на компасной палубе "Худа" (Hood) и наиболее детально из всех очевидцев рассмотрел неизвестный самолет: "Корпус самолета серебристый. Фюзеляж круглый диаметром примерно 4,5 ярда и длиной 50 ярдов. Крылья треугольные, передняя кромка имеет наклонен назад, задняя кромка перпендикулярна фюзеляжу, высокоплан. На передней кромке крыла воздухозаборники. Размах крыла 70-75 ярдов. Вес самолета не менее 150 тонн. Я бы сказал от 150 до 200 тонн. Такой самолет, вряд ли сможет взлететь с полевого аэродрома, только с бетонного, и с взлетно-посадочной полосой очень больших размеров. На крыльях и фюзеляже нацистские кресты в красно-сине-белой окантовке. Хвостовое оперение как на американской "Летающей крепости", хотя, наверное, чуточку отличается наклон киля. На киле огромная черная свастика в красно-сине-белой окантовке. Шесть звездообразных двигателей воздушного охлаждения. Моторы установлены на крыле сзади, винты толкающие. Шел на высоте 45-50 ярдов. Я даже видел на воде дорожку из водяных брызг, поднимаемых винтами. Ракетные снаряды по размерам чуть меньше "Харрикейна". Скорость снарядов 800-900 км/ч. Скорость самолета примерно 500 км/ч. После попадания снарядов в "Худ" он чуточку изменил направление полета и пересек курс корабля впереди, примерно в 200 ярдах по носу. Высоту он стал набирать не сразу, а секунд через 20-30 после того, как пресек курс "Худа". Никаких разворотов на обратный курс до взрыва "Худа" я не успел заметить, он так и продолжал двигаться курсом 90-100 в направлении Европы..."
  
   "Худ" (Hood)
  
   Впечатления свидетелей относительно попадания, которое вызвало пламя, сходятся. Находившийся на левом борту в районе адмиральской каюты на шелтер-деке петти-офицер Лоуренс Саттон (Lawrens Sutton) отметил, что "... первый ракетный снаряд угодил примерно в середину "Худа"(Hood)" и пламя возникло как раз перед грот-мачтой. Сначала появились клубы черного дыма, которые затем стали серыми..." Штурманский офицер "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales) лейтенант-коммандер Ровелл (Rowell) видел два крылатых ракетных снаряда и два попадания. Позднее он указал более точно места попаданий ракетных снарядов на плане корабля рядом со спаренной кормовой установкой 4-дюймовых орудий по левому борту около 275 шпангоута. Чиф-петти-офицер Уильям Макридж (William Mocridge), который испытывал 4-дюймовую установку в 1940 году, обучал ее расчеты и следил за исправностью, видел языки пламени, вырвавшиеся наружу, и пришел к выводу, что это означало воспламенение боеприпасов к этим орудиям, хранившихся в легкодоступном месте в ящиках, многие из которых были распределены поблизости. Он заявил: "Я видел очень яркую вспышку. Она была настолько яркой, что походила на вспышку магния". Хотя Макридж затем перевел свой перископ вперед и упустил момент фатального взрыва, он отметил, что если бы пламя вырвалось 10 секундами позднее, то он успел бы развернуть свой перископ.
   Пламя на шлюпочной палубе продолжало развиваться и после попадания, которое уничтожило "Худ"(Hood). Оно, по всей видимости, не проникло слишком глубоко внутрь корабля, так как машинные отделения "Худа" (Hood) остались неповрежденными. Это следует из того, что он до последнего момента сохранял начальную скорость. Это было, по всей видимости, пламя, которое не могло погубить корабль. Сержант королевской морской пехоты Теренс Чарльз Брукс (Terence Charles Brooks), наблюдавший через свой перископ башни Р.1 на Prince of Wales, отметил:
   "Один ракетный снаряд угодил в палубу рядом с 4-дюймовым орудием. Последний снаряд я не видел. Сразу же после этого на орудийной палубе 4-дюймовой установки в корме по правому борту возникла огромная вспышка пламени. Перед этим я заметил, что расчеты 4-дюймовых орудий собрались у поручней, ведущих вниз на правом борту "Худа" (Hood). После этого от попадания снаряда возникла огромная вспышка пламени высотой до топа грот-мачты и никого из расчетов 4-дюймовых орудий я больше не видел...".
   Матрос Леонард Бурчелл (Leonard Burchell), находившийся в составе расчета Pom-Pom на башне Р.1, тем не менее, отметил, что он видел матросов на шлюпочной палубе, которым оставалось жить лишь несколько минут. Они пытались тушить разрастающееся пламя из пожарных шлангов. Лейтенант-коммандер Сесил Лоусон (Cecil Lawson), который наблюдал за происходящим через перископ с борта "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales) из башни А, находившейся в развернутом положении сказал: "Более всего ... поражало то, что из надстройки на шлюпочной палубе по всей ее длине извергались огромные клубы дыма".
   Старший матрос Губерт Факрвел (Hubert Fackrwell), переговаривавшийся с "Худом" (Hood) посредством сигнального прожектора, видел, что огонь с яркими вспышками голубого цвета "и мне показалось тогда, что это воспламенился кордит. Языки его были очень длинные и сильные".
   Петти-офицер Сирил Коатс (Ciril Coats) был поражен "градом искр на шлюпочной палубе, появившихся несколько дальше в корму от последней дымовой трубы и клубами дыма и пламени возле кормовой надстройки перед башнями". Также он показал, что "двери надстройки открылись и выпустили пар и маслянистые клубы дыма и пламени, которые распространились дальше в корму".
   Матрос Джон Бойл (John Boyl), наблюдавший через перископ башни Р.2, сказал, что "огонь озарил все на кормовой надстройке и пламя поднялось по обе стороны".
   Матрос-артиллерист Вальтер Маршалл (Walter Marshall), находившийся в составе расчета одного из Pom-Pom, отметил, что "пламя появилось там, где, как мне кажется, находилась шахта вентиляции, то есть где-то в районе левого борта шлюпочной палубы, между грот-мачтой и башней Х".
   На борту "Худа" (Hood) матрос-артиллерист Роберт Тилбурн находился, возможно, на самом удачном месте на левом борту шлюпочной палубы, как раз перед носовой 4-х дюймовой установкой прямо на траверзе носовой трубы. Он видел взрыв крылатого ракетного снаряда, первого, который произошел на краю левого борта непосредственно у кормовой 4-х дюймовой установки. Он услышал, что стоявший рядом матрос сказал: "Это попадание нам...." По его мнению, снаряд был размером с одномоторный истребитель или спортивный самолет; палуба в этом месте была толстой, хотя, по его мнению "большой снаряд мог пройти ее насквозь". На комиссии ему задали вопрос: "Можете ли вы ответить, который из двух этих снарядов пробил палубу, а который нет?" Дать точный ответ на этот вопрос он не смог, но был уверен, что вспышка пламени после взрыва произошла по вине воспламенения кордита. Однако он не мог точно сказать, который из двух снарядов поджег нефть для катеров. "Два или три десятка галлонов в бочках и большая бочка на слипе". По его мнению, пламя распространилось несколько дальше в нос из-за воспламенения нефти. Был отдан приказ немедленно потушить это пламя, но почти тотчас этот приказ был отменен, поскольку взорвались боеприпасы. Взрыв был небольшой силы, "подобно китайской хлопушке", и "не мог оказаться причиной огня, распространившегося дальше". Ему был задан вопрос: "Была ли крышка подачной трубы для 4-х дюймовых орудий на уровне кормовой трубы открыта или закрыта?", на что последовал ответ: "Она была закрыта. Я спросил об этом офицера и он приказал мне закрыть ее".
   Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль находился в момент атаки на компасной палубе "Худа" (Hood) и слово в слово передал содержание разговоров, которые там велись. Когда первый ракетный снаряд угодил в корабль, артиллерийский офицер соединения сказал: "Он попал в шлюпочную палубу и воспламенил снаряды в ящиках для универсальной артиллерии". Адмирал Холланд после этого приказал: "Покинуть ее, пока боеприпасы не взорвались". После этого по показаниям Черчилля был потерян контакт с постами на топе фок-мачты. По поводу второго попадания Черчилль заявил, что по его мнению оно было скорее всего по правому борту: "...Потому что мы все повалились на правый борт".
   Находившийся на верхнем мостике мичман Дандас показал, что торпедный офицер, который находился на правом крыле мостика, отрапортовал, что на правом борту шлюпочной палубы возникло кордитное пламя.
   Сразу за этим "Худ" (Hood) взорвался!
   На борту "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales) кэптен Лич (Leach) почувствовал беспокойство. Он увидел, как странные ракетные крылатые снаряды попали в районе грот-мачты. "Было, по-моему, два крылатых снаряда, и у меня сложилось впечатление, что их попадание пришлось в борт "Худа" (Hood) прямо за грот-мачтой и ближе к правому борту... Поначалу я удивился, что результат попадания незаметен, но через 1-2 секунды я отметил, что эффект все-таки есть; и он был слишком большим, особенно если учесть место, куда попали снаряды...."
   Командор Джордж Уильям Ровелл, также бывший на мостике "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales), также сообщил, что в "Худ" (Hood) попало два крылатых ракетных снаряда. Он видел, как на "Худе" (Hood) пламя "...распространилось вперед, и его протяженность стала больше, чем высота. Затем пламя упало и быстро исчезло. После того, как оно упало",- говорил он,- "я увидел, что огонь появился возле кормовых башен, и мне показалось, что туда угодил снаряд". Другие наблюдатели, находившиеся вокруг, повторили примерно, то же самое.
   Большинство наблюдателей были единодушны в том, что этот взрыв сразу внушил опасения. Он временно ослепил сержанта морской пехоты Брукса, наблюдавшего через перископ. На борту "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales) сигнальщик Алан Катлер (Alan Cutler) показал, что и он и другие, находившиеся на сигнальной палубе, укрылись, ожидая падения осколков на корабль, что, впрочем, оказалось ненужной предосторожностью, поскольку ничего на борт не упало.
   Других этот взрыв не испугал. Для лейтенанта Питера Слейда (Peter Slade) и матроса Ричарда Скотта (Richard Scott), которые находились на катапультной палубе и готовили к полету самолет, взрыв был бесшумным и выглядел как красное зарево, отразившееся от переборок. Многим другим показалось тоже самое. Почти каждый согласился с тем, что взрыв был бесшумным, или по меньшей мере достаточно тихим, так что он был заглушен шумом корабельных механизмов "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales).
   Эсмонд Найт (Esmond Knight), находившийся на верхнем мостике "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales) на ПУЗО, наблюдал за происходящим в течение нескольких следующих минут и позднее вспоминал: "...Я помню взрыв и то, что он показался мне большим и ужасным, но не помню, слышал ли я звук взрыва".
   Дэвид Уилсон Бойд (David Wilson Boyd) с "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales) показал, что "Худ" (Hood) взорвался "с большим грохотом, чем звук при попадании снаряда". Другие описывали взрыв как "глубокий, неясный рев; шум, подобный тому, какой бывает, если потрясти большую спичечную коробку" или похожий на тот, который бывает при открывании бутылки. Парусный мастер 2 класса Перси Купер (Percy Cooper), находившийся в составе расчета носовой зенитной установки по левому борту "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales) не слышал ни звука и не ощутил ударной волны.
   Горас Джаррет (Horace Jarret), заводской инженер, который находился на борту не закончившего испытаний "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales) в машинном отделении В, также не ощутил ничего примечательного. Позднее он говорил на комиссии, что "сейчас, по прошествии некоторого времени, я могу сказать, что никакого эффекта от взрыва я не почувствовал".
   Для матроса 1 статьи Тилбурна, который находился на борту "Худа" (Hood), взрыв был невероятно безвредным. На вопрос следователя: "Почувствовали ли вы что-либо существенное для себя от взрыва?"; он ответил: "Нет, сэр. Шум был, прямо как во время стрельбы орудий, и... была мертвая тишина после взрыва". На вопрос, как он уцелел в воде, Тилбурн ответил, что он уцепился "за длинную стальную трубу, запаянную с обоих концов... длиной примерно 15 футов и диаметром 1 фут", которая плавала рядом с ним. Эта труба была, по всей видимости, из системы бортовой защиты корабля. На вопрос судьи: "Могли бы вы описать цвет этих труб?"; он ответил: "Бурый".
   Стоявший на мостике "Худа" (Нооd) Уинстон Черчилль вспоминал, что "взрыв не был ужасающим", но вахтенный офицер в этот момент сказал адмиралу Холланду, что компас вышел из строя, и адмирал приказал ему перейти в кормовую рубку по верхней палубе. "Худ" (Hood) в этот момент "...накренился на правый борт на 6-7 градусов, и сразу же после этого адмирал сказал, что корабль слишком быстро начинает кренится на левый борт. Я упал лицом вниз, а другие разлетелись в разные стороны",- свидетельствовал он.
   Только Черчилль, Дандас и Тилбурн спаслись из экипажа в 1418 человек!
   На борту "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales) кэптен Лич отметил, что ему взрыв показался "очень сильным, направленным вверх столбом пламени в виде трубы и почти мгновенно после этого корабль был окутан дымом от носа до кормы". Для Ровелла взрыв был похож на "вертикальный язык пламени... Я мог бы сказать яйцеобразной формы". Старший матрос Уинстон Толлеранвуд (Winston Tolleranwood), находившийся в посту артиллерийского директора левого борта "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales) видел, как "огромный оранжевый столб пламени поднялся в небо и заклубился черный дым. Пламя было похоже на узкий столб, поднявшийся очень высоко... Когда он поднялся до верхушек мачт, то расползся в стороны",- вспоминал Толлеранвуд. Он же отметил, что взрыв "искрился яркими звездами, похожими на те, что появляются при работе в кузнице". Петти-офицер Лоуренс Саттон сказал, что "мое внимание привлекла узкая колонна пламени, внезапно вырвавшаяся наружу, и быстро исчезнувшая в воздухе позади грот-мачты и перед башней Х. Затем огромное пламя вспыхнуло в воздухе в районе башни Y и... ужасный грохот... смешался с грохотом залпа башни Y".
   Теренс Брукс видел результаты воздушной атаки через перископ установки Р.1 линкора "Принс оф Уэллс" (Prince of Wales). "Мне показалось, что один ракетный крылатый снаряд угодил в корабль за кормовой трубой и один попал, как мне кажется, в барбет башни Х. Огромная вспышка ослепила меня на некоторое время... Когда я снова прильнул к периcкопу, я увидел клубы дыма черного цвета, из которых торчали задранные вверх стволы 15 дюймовых орудий, что могло быть, если была бы разрушена крыша башни...".
   Уильям Вестлейк (William Westlake) видел струи дыма, появившиеся в 5 или 6 местах прямо перед взрывом.
   Петти-офицер Фридерик Альберт Френч (Albert French) отметил в начале взрыва как "внезапно вздулась шлюпочная палуба между кормовой трубой и грот-мачтой... Шлюпочная палуба, как мне показалось, взлетела в середине в воздух, и, как я определил, кордитный дым появился со стороны кормы корабля и вышел на одну линию с задней дымовой трубой". Это выглядело подобно "тулье фуражки, внезапно подброшенной снизу вверх".
   Последовал ужасный взрыв. Корма "Худа" (Hood) просто перестала существовать, ее борта встали на дыбы, "подобно шпилю гигантской церкви", как отметили другие наблюдатели и через 3 минуты корабль исчез.
  
  
  
  
  
   Бой в Датском проливе
  
   24 мая 1941 года. Линейный корабль "Принс оф Уэллс".
  
   - Сэр! На горизонте корабли противника! - отрапортовал Лич своему премьер-министру, стараясь не смотреть на лицо Черчилля, перекошенное то ли от пребывания в холодных водах Атлантики, то ли от ударной дозы армянского коньяка, принятого для согрева, то ли от того и другого. "Только бы этот алкаш не заявил, что будет командовать моим кораблем!" - в голове у Лича еще теплилась надежда. Сигнал об обнаружении кораблей противника поступил от сигнальщиков в 5 часов 35 минут. Сейчас на часах было 5 часов 36 минут.
   На лице Черчилля пожевывавшего кончик сигары, уже четверть часа блуждала кривая усмешка. Четверть часа, премьер-министр Англии раздумывал над тем, что произошло, и тем, как ему быть. Если Германия и США заключили тайный союз против Англии, то это ловушка. А в том, что они заключили союз, Черчилль не сомневался - тот немецкий шестимоторный самолет, потопивший "Худ" неизвестным оружием, летел со стороны США, а не со стороны Европы. Против Германии и США Англии долго не продержаться - пара месяцев - и все - морская блокада сделает свое дело, и Англия умрет. Но если ...Политика государства всегда зависит от личности того, кто этим государством управляет. Именно от личности, а не от личностей. Вождь должен быть один. Если решение принимается коллегиально - государство теряет силу, и становиться зависимым от кучки идиотов, играющих в демократию. А это значит, что у него, Черчилля, есть шанс переломить ситуацию. Хотя бы вничью. Если уничтожить одного из лидеров (Хотелось бы, конечно же уничтожить обоих, но будем реалистами! Дай бог, расправиться с одним!) Германии или США, то лидер, который придет ему на смену, изменит внешнюю политику - это аксиома, проверенная веками. А если произойдет смена политики - то и союза Германии и США против Англии не будет. Если расклад будет благоприятным, то может произойти и так, что нового лидера, взамен уничтоженного, не найдут, и вместо твердой руки и жесткой власти, начнется грызня за эту власть, могущая перерасти в гражданскую войну. По крайней мере для Германии, этот сценарий подходит. А это значит, что нужно рискнуть - другого шанса не будет!
   - Поворот на корабли противника! - рявкнул Уинни, ощущая, как его пьяное пожилое тело охватывает боевой азарт далекой молодости, - Надерем задницу этим наци!
   Капитан Лич, не разделял энтузиазма своего вождя, но... "приказ есть приказ!". Начни он сейчас спорить с премьером - это трибунал и смертная казнь при любом раскладе, а так... Есть шанс остаться в живых, и даже может получить повышение по службе и орден... В конце концов - он британский моряк, а не какой-то бош из Балтийской лужи!
   - Курс 280! - отдал команду Лич.
   - В 5 часов 38 минут повернули на курс 280, - отрепетовал юный энсин Питер Лавмэн, ведущий записи в чистовом вахтенном журнале.
   "Все-таки он еще и индеец" - подумал про себя капитан Лич, косясь на неестественно красное лицо Черчилля, в котором вдруг, сквозь слой жира и алкогольных отеков, как-то резко, обозначились острые орлиные черты, - "Вождь краснокожих, королева-мать!".
   Черчилль, то ли под воздействием конька, то ли под воздействием хлынувшего в одряхлевшее тело адреналина, упивался эйфорией предстоящего боя. На Руси сказали бы: "Пьяному море по колено". Но в боевой рубке британского линкора под флагом главы государства, такие вольности неуместны! Своей еврейской половиной души, Уинстон интуитивно чувствовал, что он на правильном пути. А раз на правильном - то "Не останавливайся!" Приняв решение - иди до конца! Бог на стороне наглых, настырных и упрямых. Сомнение-поражение!
   - Капитан Лич! Ускорьте сближение с противником! - рявкнул Черчилль, - Огонь по готовности!
   - Курс 300! - отдал команду Лич, тупо оценивая шансы "один английский линкор против одного немецкого линкора и одного немецкого тяжелого крейсера".
   - В 5 часов 49 минут легли на курс 300! - отрепетовал энсин Питер Лавмэн, а капитан Лич, задумался над несвоевременным вопросом - с кем спит этот юный энсин - со старшим офицером или со старшим механиком. В том что энсин чей-то любовник, Лич даже не сомневался - слишком ангелообразная внешность была у этого мальчика.
   - Дистанция двадцать восемь тысяч пятьсот ярдов, головная цель захвачена! - произвели доклад с поста управления артиллерийской стрельбой.
   - Сэр! - Лич повернулся лицом к Черчиллю, - Прошу разрешения открыть огонь!
   - Сэр! Вы уполномочены вести огонь по кораблям противника! - весело процедил в ответ премьер-министр Великобритании, не вынимая изо рта потухшей сигары.
   - Открыть огонь! Бить по головному! - рявкнул Лич, и подумал про себя "Ну вот и все, осталось уповать на Божье Провидение!".
   Четырнадцатидюймовые орудия "Принца Уэльского" выплюнули смертоносный залп в сторону наци...
  
  
  
   24 мая 1941 года. Линейный корабль "Бисмарк"
  
   Фюрер нервно вышагивал по тесной боевой рубке, заставляя всех находящихся в ней, вжиматься в надежную многосантиметровую крупповскую броню.
   - Льютенс! Где эти "властители морей"? Найдите мне этих полужидов! Найдите, и я поставлю Вас на место нерешительного Редера!
   Льютенс краснел как рак, и было от чего - неисправность катапульты помешала ему запустить самолет для разведки - и все, что ему оставалось - надеяться на зоркость глаз сигнальщиков. И ...на удачу! И удача была с ним, Льютенсом. В 5 часов 16 минут, с "Принца Евгения" сообщили об установлении в 5 часов 15 минут гидроакустического контакта, определенного как шум быстро вращающихся винтов. Фюреру это понравилось! Он похлопал по плечу Льютенса, и произнес: "Мы стоим на пороге великих событий! Ближайший час решит судьбы Германии и этого мира!"
   В 5 часов 45 минут поступил доклад о том, что по левому борту был замечен дым и вскоре на горизонте показались мачты военного корабля.
   - Боевая тревога! - отдал приказ командир германской эскадры. Наблюдатели на "Бисмарке" и "Принце Евгении" не могли вначале уверенно опознать английский корабль. Некоторые офицеры правильно определили головной английский корабль, как линкор типа "Кинг Джордж", другие считали, что это линейный крейсер "Ринаун", третьи, что это тяжелый крейсер "Эксетер". Льютенс стоял бледный, как полотно. Он заметил, как поморщился фюрер от упоминания названий британский кораблей, и пробормотал: "Как много кораблей у этих британцев, и как мало у великой арийской нации...". Все слова фюрера могли иметь решающее значение. Что означала сказанная им сейчас фраза? То, что разморозят строительство больших кораблей? Или что пройдохе Герингу поручат обнулить ряды британского флота? Или то, что Германии корабли не нужны?
   Додумать немецко-интеллигентскую думу немецкому адмиралу не удалось. В 5 часов 53 минуты корабли сблизились на 26000 метров и британский линейный корабль открыл огонь. Льютенс считал, что это был сам "Кинг Джордж V", даже не предполагая, что абсолютно новый "Принс оф Уэлс" мог быть брошен в бой без соответствующей подготовки, которой был так привержен германский флот. По его мнению, проблема англичан состояла в том, что в результате своего маневра они попали в невыгодное тактическое положение, близкое к охвату головы, и их кормовая башня оказалась не у дел.
   Льютенс повернулся к Гитлеру, напряженно стоящему в боевой рубке:
   - Мой фюрер! Я прошу разрешения на открытие огня!
   - Ждать! Я хочу убедиться, насколько безумен этот полужид-полуиндеец, именующий себя английским лордом, - нервно и сухо бросил Гитлер, судорожно вцепившись в поручни, и вглядываясь в приближающийся английский линкор, открывший огонь, - Если снаряды упадут далеко в стороне, то это будет приглашением к переговорам без Рузвельта, если рядом с нами - то это намек на то, что Атлантическая Хартия не будет подписана, и война продолжиться.
   Ждать? А если бритты пустят нас ко дну первым же залпом? Но пришлось ждать.
   Именно поэтому, хотя "Бисмарк" был накрыт уже четвертым залпом британского линкора "Принс оф Уэллс", он несколько задержался с ответным огнем, поскольку Гитлер не сразу дал разрешение вести стрельбу. Только когда залп британца лег накрытием, побледневший фюрер, прошептав что-то неразборчивое, повернулся к Льютенсу, и тихо произнес:
   - Стреляйте! Стреляйте! Мне все ясно - война с Англией продолжается! Жиды загнали нас в ловушку!
   Командир "Бисмарка" Линдеманн в 5 часов 55 минут, с разрешения Льютенса, полученного в свою очередь от Гитлера, отдал приказ о начале ведения огня. "Бисмарк" тут же начал стрелять по головному английскому кораблю четырехорудийными залпами. Фюрер, наблюдавший за выплескивающимися из жерл пятнадцатидюймовых орудий, с жутким громом, более чем стаметровыми языками адского пламени, выглядел потрясенным и восхищенным:
   - Вот она подлинная мощь избранной арийской расы, неподвластная всяким недочеловекам! Германская сталь сокрушит этот мир, который станет на колени перед Великой Германией!
  
  
   24 мая 1941 года. Тяжелый крейсер "Принц Евгений"
  
   Нельзя опозориться перед великим фюрером! "Принц Евгений" присоединился к "Бисмарку" в ту же минуту, и также применил четырехорудийные залпы. Немецкий крейсер начал стрельбу дежурными фугасными снарядами с головным взрывателем. Однако его главный артиллерийский офицер по-прежнему считал английский корабль, по которому ведется огонь, крейсером. Но тут, почти одновременно с залпом "Принца Евгения" недалеко от последнего - на расстоянии от 140 до 460 метров стали падать снаряды с британского корабля.
   - Это не крейсер! - испуганно воскликнул молоденький сигнальщик Вольфганг Шмутке, наблюдая за гигантского размера всплесками от британских снарядов.
   На немецком крейсере поняли, что "слегка" обознались с идентификацией цели. И очень многим стало не по себе - пара-тройка таких чемоданов и "вашингтонский принц кригсмарине" отправится на Валгаллу, существование на которой белокурых пышногрудых валькирий с четвертым номером бюста наукой Третьего Рейха до сих пор не было доказано. На крейсере не смогли пронаблюдать падение снарядов своего первого залпа, поэтому второй залп был произведен уже фугасными снарядами с донным взрывателем и дал накрытие, под восторженный рев и возгласы всех сигнальщиков и дальномерщиков.
   - Огонь на поражение! - истошно заорал командир крейсера.
   И ...и третьим залпом "Принца Евгений" засандалил "гордому бритту" в шлюпочную палубу в районе третьей 133-мм установки левого борта. Красиво засандалил! Что-то там заполыхало, засверкало, залетало маленьким салютом. По всей видимости попадание вызвало пожар кордитных зарядов дежурных выстрелов неуправляемых зенитных ракет (UP). Ох уж этот кордит! Сколько гордых британских кораблей при Ютланде отправились в мир иной из-за этого кордита в шелковых картузах! Словно стали жертвой некоего "Джека-Поджигателя", выискивающего свои жертвы одетые в шелка, словно элитные леди-шлюхи с Трафальгарской площади и Букингемского сада.
   На "Принце Евгении" вошли в азарт от достигнутого успеха, и страх перед попаданием линкорных снарядов исчез. Командир "Принца Евгения" приказал навести на противника торпедные аппараты, и отдал приказ стрелять торпедами, как только дистанция позволит. За все это время в крейсер в район основания дымовой трубы попал один-единственный осколок от четырнадцатидюймового снаряда с "Принс оф Уэлс" - единственное полученное "Принцем Евгением" за весь бой повреждение.
  
  
  
   24 мая 1941 года. Линейный корабль "Бисмарк"
  
   Восторги фюрера мощью орудий "Бисмарка", не давали задуматься над проблемой меткости последних. А последняя, пока оставляла желать лучшего.
   Первый залп "Бисмарка" по оценке его старшего артиллерийского офицера Адальберта Шнейдера лег с недолетом и спереди от "Кинг Джорджа". Второй залп дал перелет, однако Шнейдер посчитал его накрытием. Третий залп также дал накрытие с одним возможным попаданием (однако он ошибался - это было попадание с "Принца Евгения"). После начала пожара на шлюпочной палубе "Кинг Джорджа" артиллерийские офицеры с "Бисмарка", как им ошибочно показалось, смогли более уверенно определить дистанцию до английского линейного крейсера и Шнейдер распорядился перейти на полные восьмиорудийные залпы. Но четвертый залп "Бисмарк" снова дал недолет.
   Адальберт Шнейдер нервничал. Его психика зависла между полным погружением в бой и фактом наличия фюрера на борту германского корабля. "Адмиральский эффект". Фюрер ни во что не вмешивался, но от этого не было легче. Ведь любая незначительная оплошность, допущенная кем-либо в присутствии вождя Третьего Рейха, может быть раздута впоследствии до величины преступления против фюрера и нации. Равно как и наоборот - любой незначительный правильный поступок может быть возвеличен до грандиозного подвига. И пока он, Адальберт, допускает оплошность - не может правильно определить дистанцию до британского корабля. Еще чуть-чуть и его могут обвинить в пособничестве англичанам.
  
  
   24 мая 1941 года. Линейный корабль "Принс оф Уэллс".
  
  
   "Принс оф Уэллс" первоначально открыл огонь по "Принцу Евгению", приняв его за "Бисмарк". Капитан "Принс оф Уэлс" Лич вскоре понял ошибку и отдал приказ открыть огонь по второму кораблю. Английский корабль мог стрелять только головными башнями, причем на "Принс оф Уэлс" одно из орудий в носовой четырехорудийной башне не действовало. Тем не менее "Принс оф Уэлс" в течение 6 минут смог дважды угостить "Бисмарк" с дистанции порядка 20000-22000 м. Один снаряд уничтожил капитанский катер, но не взорвался. Второй снаряд попал под броневой пояс в районе тринадцатого и четырнадцатого отсеков и взорвался при попадании в противоторпедную переборку. Увы, но Гитлер, не зря называл Уинстона Черчилля полужидом-полуиндейцем - тот, видя, что стрельба английских орудий приносит результат, решил увеличить используемую кораблем огневую мощь, и приказал несколько отвернуть, чтобы ввести в действие кормовую башню. В 6 часов 00 минут Личем по приказу Черчилля была отдана команда - изменить курс на 20 градусов влево. К этому моменту "Принс оф Уэлс" произвел порядка 8 залпов. Увы, но это решение оказалось роковым для англичан - они сбили прицел своих орудий, и до самого конца боя больше не добились никаких результатов.
  
  
   24 мая 1941 года. Линейный корабль "Бисмарк"
  
   "Бисмарк" никак не мог пристреляться, приняв попадание с "Принца Евгения" за свое собственное и его седьмой залп снова дал недолет, но восьмой залп примерно в 6 часов 02 минуты наконец-то дал попадание в переднюю надстройку британского линкора на уровне компасной платформы. Примерно в то же время, еще один снаряд, по-видимому, с "Принца Евгения", попал в основание носового директора вспомогательной артиллерии правого борта. Он также прошел насквозь без взрыва, но вывел из строя оба директора вспомогательной артиллерии и другое оборудование. Вскоре еще один снаряд с "Бисмарка" попал в стойку крана на высоте 3 м над шлюпочной палубой, срикошетировал и взорвался за второй трубой под восторженные вопли фюрера и всех, кто находился в боевой рубке нацистского линкора. Ударной волной и осколками были нанесены значительные повреждения оборудованию на палубе, в частности выведен из строя левый задний директор 133-мм орудий, гидросамолет "Валрус", пробита вторая дымовая труба.
   У Адальберта Шнейдера отлегло от сердца - фюрер видел его работу! И теперь, даже если все далее пойдет неудачно, он не будет назначен виновным за ошибки. Сняв камень со своей души, Шнейдер сумел сосредоточиться на бое. И это, принесло свои результаты - в течение последующих нескольких минут "Принс оф Уэлс" получил третье попадание с "Бисмарка" и еще три с "Принца Евгений". Третий снаряд с "Бисмарка" прошел по подводной траектории, и, пробив обшивку в восьми с половиной метрах ниже ватерлинии и затем и две переборки, уткнулся в главную противоторпедную переборку и остановился без взрыва. Это попадание во время боя осталось незамеченным, и было обнаружено только при осмотре линкора в сухом доке в Розайте, поэтому его точное время установить нельзя. Из трех 203-мм снарядов, к счастью для англичан, взорвался только один. К счастью, потому что корабли продолжали сближаться....
  
  
   24 мая 1941 года. Линейный корабль "Принс оф Уэллс".
  
   Черчилль нервничал и стремительно трезвел. Он уже понял, что собственными руками загубил первоначальный успех, достигнутый артиллеристами Лича. Не нужно было выполнять последний маневр! Именно из-за него, нацистский линкор сумел выскользнуть из-под прицела, и именно после этого маневра, "Принс оф Уэллс" развернувшись к противнику бортом, стал представлять из себя очень удобную мишень, получив почти десяток попаданий от кораблей наци. Самое кошмарное, что надежда на первоначальный успех и его последующее развитие, не только растаяла как сигарный дым, но и подводила к весьма опасной черте. Корабли шли параллельными курсами и сближались. Наступает момент, когда главную роль будет играть количество пушек, их калибр и скорострельность. И этот момент опасен тем, что неопытность комендоров запросто перекроется мощью бортового залпа.
   Уинстон видел, что когда дистанция упала до 18300 метров, "Бисмарк" открыл огонь из 150-мм орудий. Британский линкор мог подключить к бою орудия гораздо слабее - калибром 133 мм. Пока английский линкор спасало то, что орудия "Бисмарка" вновь сбили прицел, и не могут пристреляться из-за постоянно изменяющегося расстояния. Вскоре дистанция сократилась до 14000 м и тогда огонь открыли даже 105-мм зенитные орудия немцев. "Принс оф Уэллс" вышел на почти параллельные с немецкой эскадрой курсы. Черчилль побледнел как полотно. Немцы выиграют этот бой - теперь это только вопрос времени. Английский линкор испытывал серьезные технические проблемы с артиллерией главного калибра (его носовая четырехорудийная башня временно вышла из строя), и стрелял только трехорудийными залпами. Немцы же били восьмиорудийными. Два корабля против одного. Стоит им пристреляться, и... Но бог на стороне наглых и настырных! В боевую рубку ворвался радист с бланком телеграммы, и протянул ее Личу. Тот бросил нахмуренный взгляд на текст, и его лицо просветлело, превратившись в лампочку Галадриэль в темном царстве паучихи Шелоб.
   - Сэр! Крейсера Уэйк-Уолкера видят нас на экранах радаров!
   Черчилль постарался скрыть облегчение, и продолжать играть героическую роль, хотя выходило это у него совершенно неважно, особенно фраза:
   - Я принял решение выйти из боя! Организуем преследование наци нашими крейсерами и подтянем основные силы флота, чтобы гарантированно уничтожить этого бесноватого вождя германцев.
   Капитан Лич воспринял решение премьер-министра с нескрываемым облегчением - приход "Норфолка" и "Суффолка" не давал особых преимуществ перед наци, так как половина артиллерии главного калибра его корабля вышла из строя по техническим причинам. Требовалось время для устранения неисправностей. Примерно в 6 часов 06 минут "Принс оф Уэллс" по его команде отвернул от противника и начал ставить дымовую завесу. При отходе английский линкор дал еще три залпа кормовой башней, так сказать для обозначения того, что он еще жив и схватка не закончена, чем для какого-то реального результата. Появившиеся крейсера Уэйк-Уолкера, вели себя достаточно агрессивно, и в результате их смелого маневра в сторону противника, немцам показалась, что они выпустили торпеды, и корабли бошей вынуждены были провести маневр уклонения, из-за чего стрельба по удирающему "Принс оф Уэллс" стала совсем неэффективной, и в 6 часов 09 минут, Льютенс отдал приказ прекратить огонь. Настырный "Суффолк" в 6 часов 19 минут, чтобы поддержать марку британского флота и обозначить преследование, выпустил 6 залпов с предельной дистанции за корму "Бисмарка", но это была чистейшей воды демонстрация, поскольку практических шансов на попадания на такой дистанции не было.
  
  
   24 мая 1941 года. Линейный корабль "Бисмарк"
  
   Что делать дальше? Дискуссия была недолгой. Азартный Линдеманн, предложил преследовать противника, но Лютьенс, по причине нахождения на борту фюрера, пресек оптимизм подчиненного:
   - "Бисмарк" уже получил определенные повреждения, и у нас два корабля против всего британского флота, а нам еще нужно вернуться домой. Англичане и так будут слетаться на наши корабли как унтерменши на рождественскую распродажу. Точное состояние британского линкора, несмотря на замеченные попадания, нам неизвестно. А еще есть два тяжелых крейсера, вооруженных торпедами и несколько эскадрилий британских гидросамолетов. Мы возвращаемся домой, чтобы продолжить войну в выгодных для нас условиях!
   В 6 часов 36 минут Гитлер послал радиограмму в Берлин о срыве переговоров с англичанами, по причине нарушения последними перемирия, а Лютьенс радиограмму командованию группы "Норд" о повреждении "Кинг Джорджа" или "Ринауна". В это время английские тяжелые крейсера продолжали держать немецкую эскадру в поле своего зрения. Фюрер по-прежнему торчал в боевой рубке, и это было очень-очень некстати, ибо стали поступать доклады от командиров боевых частей о повреждениях и расходе боезапаса. Вскоре, у Льютенса была более или менее полная картина происшедшего.
   В результате первоначального маневрирования англичан во время всего боя немецкая сторона имела определенное огневое преимущество, поскольку кормовая башня английского линкора не действовала. И это преимущество немецкая сторона не сумела реализовать из-за плохой подготовки комендоров "Бисмарка". Стремление англичан сблизиться с противником, которому они уступали в скорости, было рискованным. Но в данном случае риск оказался оправданным, они "накормили" "Бисмарк" несколькими снарядами. Хотя можно считать, что англичанам просто повезло. Или нет? И немцы и британцы неплохо стреляли на прямых курсах, но абсолютно перестали попадать при маневрировании. То есть подготовка артиллеристов одинаковая, или у англичан все же выше? "Принс оф Уэлс" не достиг ни одного попадания после начала маневрирования для введения в бой кормовой башни. А "Бисмарк" при уклонении от торпед крейсеров? Были ли попадания? Скорее всего - нет - английский линкор даже не сбавил ход! Всего "Бисмарк" выпустил 93 бронебойных снаряда главного калибра, со средней боевой скорострельностью около 0,7 выстрела в минуту. Кроме этого, линкор выпустил еще большее количество 150-мм снарядов, и даже некоторое количество 105-мм снарядов. Последние были выпущены по назойливой британской английской летающей лодке, наблюдавшей за боем. ("Принц Евгений" тоже стрелял 105 мм снарядами по "Принс оф Уэлс").
   Бой закончился, и теперь аварийная партия попыталась ограничить поступление воды. Увы, но пробоину от торпеды британской подводной лодки без остановки корабля не заделать, да и скорость корабля после заделки пробоины придется сильно ограничить, ибо давление набегающей воды на носовую часть линкора попросту сорвет или выдавит поставленный водолазами пластырь. Выяснилось также, что помпы в двадцать втором отсеке не справляются с поступлением воды, а коллекторы в топливных трубопроводах затоплены и не действуют. Для предотвращения полной потери топлива в двадцать первом и двадцать втором отсеках аварийная партия попыталась наладить откачку топлива через шланги в обход затопленных помп и трубопроводов, но эти попытки повалились. Для предотвращения дальнейшего повреждения корпуса напором воды через пробоины водолазы начали заделывать их матами изнутри. Скорость хода была снижена до 22 узлов для завершения этой операции, однако поток воды уменьшился незначительно. Гораздо меньше ущерба нанесли британские снаряды. Первый снаряд уничтожил капитанский катер по левому борту и пролетел дальше без взрыва. Осколки катера повредили катапульту и разорвали или смяли трубопровод сжатого воздуха. Никто из экипажа не пострадал, однако запуск гидросамолетов стал окончательно невозможным (даже если починят найденную ранее неисправность - трубопровод заменять нечем.).
   Второй снаряд прошел по подводной траектории и пробил борт под броневым поясом в четырнадцатом отсеке по шпангоуту 145.6. Он взорвался при попадании в противоторпедную переборку снаружи от четвертого турбогенераторного отделения по левому борту и пробил дыры в 45-мм броневой переборке. Попадание снаряда пришлось слишком близко к главной поперечной переборке между тринадцатым и четырнадцатым отсеками, от чего в переборке образовались большие трещины. Осколки снаряда повредили главный паропровод в турбогенераторном отделении, в результате чего обслуживающий персонал получил паровые ожоги, и отсек пришлось закрыть. Осколки также проникли в соседние бортовые отсеки и цистерны в двойном дне. Потеря турбогенераторного отделения пока не сказалась на боеспособности корабля, поскольку "Бисмарк" имеет двойное резервирование по электроэнергии. Аварийная партия заделала щели в поперечной переборке брезентовыми матрасами для контроля затоплений через эту переборку, но о восстановлении работоспособности турбогенераторного отделения можно забыть - оно закрыто и затоплено. Это же попадание привело к дополнительным потерям топлива из пробитых цистерн.
   Как итог - в результате затоплений от полученных попаданий дифферент на нос увеличился до 3 градусов, а крен на левый борт - до 9 градусов. Комбинация крена на левый борт и дифферента привела к тому, что винт правого борта время от времени показывается из воды. Так как топливо в носовых цистернах отрезано, приходится тратить запасы из бортовых и кормовых цистерн, что ухудшает ситуацию с дифферентом, так как корма все больше и больше высовывается из воды. Для выправления крена и дифферента затоплены пустые цистерны правого борта во втором и третьем отсеках. Это в некоторой степени решило проблему, в частности, с оголением правого винта, однако дифферент на нос по-прежнему сохраняется, и максимальная скорость вследствие этого упала до 28 узлов. По мере возвращения на базу, дифферент снова начнет расти, и скорость "Бисмарка" придется еще больше уменьшить. И это, при приближении к базам английского флота! В "орлов" Геринга Льютенс не верил - их "орлистость" доказана проигрышем "Битвы за Англию". По большому счету шансы "Бисмарка" вернуться на базу равны нулю. Только если англичане закроют на все глаза и будут действовать как дураки, точнее сказать будут бездействовать.
   А еще, фюрер прав - это жидовская ловушка! Гений вождя Великой Германии увидел главное, о чем забыл он Льютенс, и все его офицеры. Британских кораблей должно быть ДВА! И вторым кораблем, который должен был участвовать в подписании Атлантической хартии, являлся корабль, имя которого было оговорено заранее - линейный крейсер "Худ". И его местонахождение пока неизвестно. И скорее всего он где-то рядом. Вооружение "Худа" сопоставимо с вооружением "Бисмарка", но скорость его выше - а это значит, что боя с ним "Бисмарку" не избежать и бой этот состоится в ближайшие часы. В связи, с чем возникает вопрос - как уберечь фюрера? Ведь у британцев четыре корабля против его двух. Два линкора и два тяжелых крейсера против линкора и тяжелого крейсера. Двухкратное превосходство....
  
  
   Бегущие по волнам
  
   24 мая 1941 года. Линкор "Бисмарк". Берлин.
  
   Под монотонный гул вентиляторов "Сименс" из боевой рубки выветрился почти весь запах сгоревшего пороха. Почти. Но каждый из офицеров "Бисмарка" ощущал запах нового боя. Льютенс решил разрушить эйфорию фюрера, в которой тот пребывал, наблюдая за боем. В течении часа Льютенс и Лидеманн обсуждали возможные варианты прорыва в Германию. Льютенс решил вести "Бисмарк" в Брест или Сент-Назер, а "Принца Евгения" с фюрером на борту пустить окружным северным путем вокруг Исландии в Норвегию. Настало время доложить об этом фюреру. Лидеманн уговорил Льютенса присутствовать при докладе, чтобы в случае необходимости подтвердить слова флагмана соединения:
   - Мой фюрер! Наша эскадра доблестно выдержала бой с британскими кораблями и подводными лодками. Однако в ходе боя "Бисмарк" получил серьезные повреждения. Максимальная скорость ограничена 28 узлами и может упасть до 26 узлов, так как поступление воды во второе котельное отделение остановить невозможно и два котла в нем скоро будут затоплены. Половина резерва электрогенераторных мощностей уже потеряно нами из-за затопления четвертого турбогенераторного отделения. Попадания в носовую часть корабля и в четырнадцатый отсек привели к значительной потере нами топлива. В дальность плавания может упасть до 1100 миль и этого не хватит для возвращения домой. Полученнные повреждения не могут быть даже временно исправлены в море. Английские корабельные радары оказались гораздо эффективнее, чем мы предполагали, и позволяют англичанам поддерживать контакт в условиях плохой видимости. Перехваченные радиограммы английских крейсеров о нашем местонахождении это подтверждают. Из-за радиолокационного контакта со стороны англичан заправка топливом в море невозможна. Считаю, что вам необходимо перейти на крейсер "Принц Евгений", после чего мы разделимся, и мой корабль отвлечет на себя английский флот, чтобы вы могли спокойно вернуться в фатерланд и продолжить войну с британцами.
   Гитлер отбросил назад челку, и пристально посмотрел в глаза Льютенсу и Линдеманну. Те не отводили взгляда. Фюрер вскочил из кожаного кресла подскочил к адмиралу, и похлопал его по плечу:
   - Мой мальчик! В этом и состоит благородство арийской расы! На таких как Вы держится Великая Германия и Рейх! Никаким жидам и торгашам не победить немецкий народ! Если "Бисмарку" будет суждено погибнуть - немецкий народ будет чтить ваши имена как имена своих сыновей и дочерей! Вы говорили честно. Вы готовы пожертвовать собой, ради спасения меня от жидовского заговора организованного Рузвельтом и Черчиллем. Я выполню вашу просьбу и перейду на "Принца Евгения" прямо сейчас. Да поможет Вам Бог! Да пребудет с вами удача, чтобы вы, верные сыны Германии смогли прорваться домой!
   Переход фюрера на "Принц Евгений" снял камень с души Льютенса. Теперь он мог действовать самостоятельно, без оглядки на Великого вождя Великой Германии. В 8 часов 01 минуту Лютьенс отправил вторую радиограмму командованию группы "Норд", сообщив о потере четвертого турбогенераторного отделения, контролируемых затоплениях во втором котельном отделении и максимальной скорости 28 узлов, о своем намерении вернуться в Сен-Назер из-за недостатка топлива, которое он не может пополнить по причине преследования англичанами, оснащенными радарами. Сообщил и о том, что ширина свободной ото льда части Датского пролива составляет около 50 а не 88 миль. Число 88 было упомянуто не случайно, ибо дальше Льютенс информировал Карльса о том, что он выделил "Принца Евгения" для самостоятельных действий на коммуникациях. Для всех в Берлине это означало, что фюрер перешел на крейсер, и возвращается северным маршрутом. Нужно заметить, что радиограммы Лютьенса дошли до адмирала Карльза с большой задержкой -только в 15 часов 00 минут и в 15 часов 05 минут, причем через ведомство Канариса, так что всю первую половину дня 24 мая командование группы "Норд", а также нацистская верхушка имело весьма смутное представление о происходивших событиях, и пребывало в истерики грозившей перейти в панику. Только после войны выяснилось, что Канарис, завербованный англичанами, не только слил им текст радиограмм, но и намеренно их задержал, чтобы англичане получили фору во времени, которая позволит подтянуть силы для уничтожения "Бисмарка" с фюрером на борту. В Берлине было известно, что эскадра Лютьенса преследуется двумя крейсерами, и что где-то неподалеку есть "Худ", а также "Кинг Джордж". Из радиоперехватов сообщений англичан стало ясно, что утром еще два английских корабля с позывными OTT и OVY установили визуальный контакт с немецкой эскадрой, но никому в Берлине не было известно, какие корабли скрывались под этими позывными. Чтобы хоть как-то разрядить ситуацию, Карльс, под диктовку Геринга и Редера направил в 10 часов 36 минут Льютенсу радиограмму: "1. Сообщить о своем местоположении, ситуации и намерениях. 2. Сообщить оптимальный вариант действий - оторваться от преследователей и дать возможность "Принцу Евгению" заправиться топливом или навести англичан на линию патрулирования немецких подводных лодок. Командование подводными лодками информировано о ситуации и готово направить лодки в заданный квадрат. К участию в операции подключена группа "Вест". Три эсминца находятся в Тронхейме, а танкер "Вейссенбург" - в заданном районе.
   Ситуация стала проясняться после получения радиограмм от Лютьенса. Геринг предложил отвлечь англичан массированными ударами люфтваффе по городам и военно-морским базам. Карльс же был озабочен значительной задержкой с получением радиограмм, но наивно предположил, что причиной стали сбитые в результате боя антенны. Ему были понятны причины, по которым Лютьенс решил отказаться от совместного плавания с "Принцем Евгением", и он принял меры на для усиления сил, находившихся в зоне ответственности группы "Норд". Шестая флотилия эскадренных миноносцев получила приказ задержаться в Тронхейме, а командование подводными лодками получило запрос обеспечить патрулирование по линии между Исландией и Фарерскими островами. Причины такого маневра Карльс не объяснял из соображений безопасности. Геринг предупредил ударные и разведывательные эскадрильи люфтваффе на случай, если их помощь понадобится для обеспечения порыва. Качество разведки люфтваффе оставляло желать лучшего, ибо в 18 часов 30 минут "орлы" Геринга донесли о том, что "Худ" находится на стоянке в Скапа-Флоу.
   Все это сильно нервировало Льютенса, нервировало, ибо фюрер был еще рядом, и подвергался опасности, а Берлин молчал, словно его этот вопрос не касался. В течение дня его корабли несколько раз отгоняли зенитным огнем английские разведывательные самолеты. Увеличение расстояния до Исландии привело к тому, что англичане могли проводить разведку только летающими лодками типа "Каталина" (американского кстати производства, что подтверждает слова фюрера о жидомасонском заговоре). Но ведь они были - эти "Каталины"! Мало, но были! Несмотря на то, что германская эскадра держала высокую скорость (в ущерб "Бисмарку", ибо из-за этого ускорялось затопление второго котельного отделения), "Суффолк", "Норфолк" и "Принс оф Уэлс" (Льютенс считал, что это "Кинг Джордж") продолжали преследование, держась примерно в 40 километрах за кормой, и это подтверждало мнение Льютенса о том, что британский линкор сумел избежать серьезных повреждений. Немецкий адмирал решил провести разделение кораблей после полудня. Он уведомил командира крейсера "Принца Евгения" Бринкманна, о том, что в подходящий момент "Бисмарк" повернет на запад под прикрытием дождевого шквала, а его крейсер должен быдет выдерживать прямой курс еще в течение трех часов, а в дальнейшем действовать самостоятельно, заправившись топливом от танкеров "Белчен" или "Лотринген". В 14 часов 20 минут в ожидании команды на разделение (кодовый сигнал "Худ") скорость эскадры была снижена до 24 узлов. Лютьенс также решил навести преследующие английские корабли на немецкие подводные лодки и послал радиограмму с просьбой сосредоточить подводные лодки в квадранте AJ68 (в этом район находились 6 подводных лодок : U-93, U-43, U-46, U-557, U-66 и U-94).
   Наконец, примерно в 15:40 немецкие корабли накрыл шквал с дождем и Лютьенс решил, что "пора!". "Бисмарк" увеличил скорость до 28 узлов и повернул на правый борт, однако почти сразу немецкие корабли вышли из дождевой завесы и оказались на виду у неприятеля. Английский корабль, а это был крейсер "Норфолк" оказался всего в 6400 метрах от германского линкора. Поскольку башни "Бисмарка" по информации от радара уже были развернуты на левый борт, Линдеманн немедленно открыл огонь, выпустив пять залпов главным калибром. Три залпа накрыли британский крейсер, еще один упал за кормой, а один - далеко от английского крейсера. Но британцу сильно повезло, так как он сумел избежать прямых попаданий, и, успев поставить дымзавесу, резко увеличил скорость, чтобы как можно дальше отойти от орудий "Бисмарка". На "Бисмарке" же в результате сотрясений от стрельбы и дульных газов вышел из строя передний радар, что в последствии, фатальным образом сказалось на боеспособности корабля.
   Чертыхаясь на баварском диалекте, Лютьенс отменил разделение и вновь повернул на один курс с "Принцем Евгением". Разделение удалось только со второй попытки в 18 часов 14 минут. Прикрывая отход фюрера, "Бисмарк" повернул на 180 градусов на правый борт и пошел на сближение с крейсером "Суффолк", открыв огонь главным калибром....
  
  
   24 мая 1941 года. Линкор "Принс оф Уэллс".
  
   Черчилль с дрожью наблюдал, как вокруг "Суффолка" вырастает лес разрывов гигантских пятнадцатидюймовых снарядов немецкого линкора, при этом промелькнула несвоевременная мысль, утешившая его самолюбие - именно благодаря его настойчивости, британский флот также обладал линкорами с пятнадцатидюймовыми орудиями. Увы, но к нынешнему времени они сильно устарели, и уступают современным кораблям в плане скорости и защиты, но если попадут в благоприятную ситуацию... Хотя пример катастрофы "Худа" его сильно шокировал. Был корабль - краса и гордость Британского флота - и нет его. Почти как в Ютланде - всего за несколько секунд! Но вернемся к бою - орудия у немцев страшные, а вот комендоры - не очень - ближайшие к "Суффолку" снаряды падают не ближе 1000 ярдов к британскому крейсеру. Всего немцы сделали 9 залпов.
   Когда дистанция упала до 18300 метров, английский крейсер отвернул, укрывшись за дымовой завесой. Однако отчаянный и непонятный маневр "Бисмарка" привел к тому, что он наконец-то оказался в досягаемости пушек "Принс оф Уэллс". В 18 часов 45 минут Лич, запросил у него, Черчилля разрешение на открытие огня и получил его. Дистанция к сожалению (или к счастью?) была великовата - 28 000 ярдов. Но... чем черт не шутит! В 18 часов 46 минут, британский линкор, находившийся в 5 милях с левого борта от неутомимого и отчаянно-смелого "Суффолка" открыл огонь по линкору наци, произведя 12 залпов. По мнению Лича, один или два залпа дали накрытие. Боши в ответ выпустили еще 9 залпов, и также безрезультатно. И тут, наконец, стало ясно для чего вся эта чехарда - "Принц Евгений" исчез! О том, что фюрер пересел на него, Черчиллю даже не пришло в голову из-за своего снобизма - если есть линкор - глава государства держит флаг на линкоре! Это адмиралы могут позволить себе гонять по морю на крейсерах, а Первые лица - им по статусу положен линкор! Английские корабли заняли позиции по левому борту "Бисмарка", и продолжили преследование.
  
  
   24 мая 1941 года. Линкор "Бисмарк".
  
   К этому времени "Бисмарк" вошел в сферу действия командования "Вест" и в 10 часов 56 минут, послал радиограмму, где сообщал, что не может избавиться от преследующих его английских крейсеров и направляется прямо в Сен-Назер из-за недостатка топлива. ...
  
  
   24.05.1941 Танкер "Бритиш секъюрити"
  
   "Три мудреца в тазу
   Пустились по морю в грозу
   Был бы прочнее этот таз,
   Был бы длиннее наш рассказ"
  
   Этот стишок не покидал Арнольда с момента выхода из Кюрасао. Стишок и зависть. К мудрецам. Оно и не мудрено, когда под ногами 11 200 тонн бензина и керосина. Тут даже и врага не надо - один матрос-идиот, вздумавший покурить там, где ему вздумается и ....Думать не хотелось. Однако пока зажигалке Арнольда Джеймса Эйкерса везло - они проскочили Карибы, кишащие "стальными акулами" Деница и добрались до Галифакса. Первый круг ада пройден. Впереди еще шесть - переход до Рейкявика, переход через Атлантику, разгрузка под бомбами люфтваффе в порту родного туманного Альбиона.
   В том, что предстоящая дорога будет адом, Арнольд не сомневался. Особенный оптимизм в этом отношении внушали памятники погибшим жителям Галифакса. Этакое "доброе" напутствие всем уходящим в море. В 1918 году здесь взорвался пароход "Монблан" начиненный 3000 тонн взрывчатки - город был практически целиком разрушен. И не только разрушен - большая часть жителей была на набережной, и глазела за пожаром на "Монблане", когда тот рванул. И с тех пор, об этих несчастных, постоянно напоминает длинный и скорбный перечень имен, высеченных на стеле. Свыше тысячи имен. И это не вселяет оптимизма. Как и унылость самого места. Мрачные предчувствия? Можно ли назвать сухую статистику мрачным предчувствием? Как относиться к тому факту, что некоторые конвои теряют до трети своих судов? Весело? С оптимизмом? Какой может быть оптимизм у человека, собирающегося пересекать Атлантику верхом на гигантской бутылке с "коктейлем Молотова"?
   Его место - вторым в четвертой колонне, сразу за рефрижератором "Тонгариро". Какой идиот собрал вместе суда с разной скоростью хода? Его "Бритиш" вполне может выдать одиннадцать узлов! И вместо этого ему предлагают тащиться черепашьей семиузловой скоростью. Потом, правда, обещают увеличить скорость до восьми с половиной. Но ведь до этого момента еще нужно дожить! А пока они идут на этих семи узлах. Эскорт - чайкам на смех! На момент выхода из Галифакса, их сопровождала подлодка "Трибьюн" и вспомогательный крейсер "Аурания". Но примерно двое суток назад они повернули обратно в Галифакс, по сути, бросив конвой. Столь странный маневр чуть не привел к паническому саморассеиванию конвоя и коммодору контр-адмиралу Ф.Б. Уотсону, вместе с тремя заместителями, стоило больших усилий навести порядок и вернуть суда в походный ордер.
   Перемирие с немцами? Что за чушь! А если нет? Но пока все сходится. Никаких перископов, никаких пенных следов торпед. Никаких рейдеров. Неужели война закончиться? Но почему? Или Германия осознала бесперспективность войны на море? Но у нее это достаточно хорошо получается! Еще пара месяцев такой бойни судов, и Англию просто будет не на чем снабжать грузами! Но что тогда? Арнольд не мог поверить в то, что такой человек, как Черчилль капитулирует перед Гитлером. Еще можно сражаться и сражаться. И скорее всего, бесноватый вождь нацистов, понял, что ему не сломить Британию. Каким будет послевоенный мир? По мнению Арнольда, в этом мире не будет Франции. Точнее сказать она будет, но в нынешнем усеченном виде. Вряд ли боши захотят возвращать захваченные земли. И ему, Арнольду, на это глубоко наплевать - проблемы французов, голландцев, датчан, норвежцев и поляков - это проблемы французов, голландцев, датчан, норвежцев и поляков. Но не англичан! Его родина уже целый год героически сражается в одиночку против Третьего Рейха. Она заслужила отдых. Арнольд вспомнил, каким обезображенным стал его родной Ливерпуль, когда в 1940 году все готовились к отражению немецкого десанта на острова. Трехвековые английские газоны были обезображены уродливыми шрамами траншей, красавцы "Роллс-Ройсы" с нелепыми матрасами на крыше, уродливые решетки радаров, портящие такой чудесный вид южного побережья Англии, женщины, вынужденные отказаться от нейлоновых чулок, и нарядившиеся в нелепые хлопчато-бумажные. Разве стоит таких жертв и лишений какая-то Франция или Польша? Если французы не захотели воевать и капитулировали, то почему англичане должны умирать за их интересы? Кто мешал французам, ударить в спину Германии, когда та занялась Польшей? Англия заслужила право на мир! Он, Арнольд, тогда купит тот цветочный магазин для Кэтти, и паб для себя. Тихая спокойная семейная жизнь. Добрые и порядочные соседи. Можно будет попробовать написать воспоминания о войне. Да, пожалуй, именно так, он и поступит...Британские ценности, превыше всего! Файф-о-клок, овсянка, пудинг, смог! Примерно с 5 часов утра, радист доложил об усилении радиообмена в эфире. Увы, но расшифровке принятые радиограммы не поддавались! И их конвой продолжал двигаться все дальше на север в сторону Рейкявика. Только бы перемрие переросло в мир! Как он Арнольд устал! Одна смена климата чего стоит - еще месяц назад, он стоял в тропических шортах на мостике и обливался потом, а теперь ему холодно и сыро от ветра и воздуха Северной Атлантики. Если свернуть западнее, то они пойдут вдоль кромки вечных льдов. Погода такая, что даже термос с глинтвейном не согревает. Только мысли и думы о Кэтти и о том, что они будут делать, когда эта треклятая мировая бойня закончится...
   Он появился поздно вечером из пелены дождя. Хищный и стремительный. Серый. Настоящий волк, ворвавшийся в стадо. И вместе с ним пришла смерть. Никто не мог сказать, что именно стало началом конца "Бритиш секъюрити" - фугасный снаряд главного калибра, 105-мм снаряд зенитки, очередь из зенитного автомата или торпеда - просто с соседних судов конвоя заметили, как вверх над танкером на несколько сотен метров взметнулось всепожирающее пламя. Пламя, ставшее погребальным костром для сорока девяти моряков танкера и четырех зенитчиков. Пятьдесят три человеческие души в одночасье покинули этот мир. Железо же оказалось сильнее и упорнее - "Бритиш секъюрити" горел трое суток. Трое суток его полыхающий оплавленный остов тащило на своем горбу бездушное, но теплое течение Гольфстрим, тащило, омывая его раскаленные борта водой. А потом... Потом "Британская безопасность" пошла на дно. Кто-то из англофобов-историков заметил, что гибель танкера была символичной. Да, это было всего одно из нескольких тысяч судов, ставших в те годы добычей Нептуна, но слишком громко называлось это судно! "Британская безопасность" погибла и ее более не существует! А раз нет безопасности, то и Британской империи осталось недолго...
  
   24 мая 1941 года. Танкер "Эльза" (Elusa).Капитан Дж. Дж. Бекеринг (JJ Beckeringh)
  
   Первая мысль была кощунственной - Арнольд проспорил мне сто фунтов. Именно эта мысль появилась у меня в голове, когда над идущим слева "Бритиш секъюрити" взметнулось ввысь зарево всепожирающего пламени. Только потом пришло осознание того, что там, на соседнем танкере никого уже нет в живых. Спор, затеянный еще в Кюрасао был дурацким. Мы с ним тогда сидели в местном ресторанчике "Тропикана" потягивая виски с содовой. По меркам Европы "Тропикана" больше смахивала на летнее кафе под навесом. Но в здешнем климате... От жары спасала наступившая ночь, легкий ночной бриз и отсутствие в ресторане стен как таковых. Символические тростниковые перегородки высотой примерно по пояс, делящие зал на отдельные кабинки с видом на море. Мы тогда поспорили, чей танкер мой или его потопят первым. Возраст наших кораблей примерно одинаковый (мой на год старше). Его на пару тысяч тонн больше. Груз одинаковый - и у него и у меня в основном бензин. Сейчас я понимаю, что спор выиграл я. Только вот, ни проигравшего, ни денег от него я уже не увижу - несмотря на разделявшее нас расстояние, жар при взрыве был такой, что мне показалось, что у меня опалило ресницы.
   Что за человек был Арнольд? Ну... если честно, то я несколько недолюбливаю британцев за их надменность и британский нацизм. Впрочем, я заметил, что лично Арнольд, к нам голландцам относился с большим уважением, чем к французам:
   - Вы хоть пытались с бошами сражаться, а французы только и делали, что сдавались дивизиями немцам в плен.
   А еще он в чем-то сноб. Впрочем, все британцы снобы. Имперский шовинизм так и сквозит! И не только шовинизм, но и расизм, унаследованный от Киплинга. Мои китайцы-матросы, для Арнольда проходили по разряду "дрессированных обезьян". Арни еще удивлялся: "зачем они мне?". Доудивлялся бедолага. Впрочем, он сдал еще в Кюрасао. Именно в "Тропикане" он стал рассказывать мне о своих послевоенных мечтах. Устал человек. Или сломался, потеряв цель в жизни. Мне в сравнении с ним было проще - у меня была серьезная мечта - я мечтал о тех временах, когда с территории Голландии прогонят немецких оккупантов. Он? Он рассказывал мне что-то про какой-то домик, паб и цветочные клумбы. Даже прелестные, полуобнаженные смуглые юные официантки его не особенно трогали. Похоже, что для него они ничем не отличались от моих матросов - такие же "обезьянки". Не знаю. По мне, так китайцы, могут быть такими же матросами как и голландцы, французы, немцы. Наши корабли в Индонезии уже много десятков лет комплектовались местными матросами. Да и сами британцы - если смотреть не на их флот, а на их армию - то кого только там не увидишь - и индусы, и непальцы и какие-то арабы. Хотя... Флот в Англии всегда ставился выше, чем армия, и видимо поэтому, английские корабли не укомплектовывали жителями колоний. Вроде бы я все рассказал...
   Ах, да - была еще тень. Точнее силуэт немецкого рейдера, который промчался рядом с нами, паля во все стороны из орудий и пулеметов. И торпед! Именно торпеда попала в борт моей "Эльзы" примерно через минуту, после того, как "Бритиш" Арнольда превратился в погребальную свечу. Торпеда ударила в корму, в район машинного отделения. Были ли остановлены машины, или остановились сами, сказать не могу. Скорее всего, гибель моего первого механика связана с тем, что он полез внутрь их останавливать, а выбраться уже не смог - наверху полыхал пожар. Почему "Эльза" не полыхнула как "Бритиш секъюрити". Подозреваю, что все дело в дурацком споре - должен же был кто-то выйти из спора победителем. Очень удивило то, что мои китайцы оказались расторопнее европейских моряков - из той дюжины, что находилась на корме, кроме первого механика никто не пострадал. Все они, достаточно шустро успели спустить кормовую шлюпку.
   С самого начала я понял, что "Эльза обречена, и вопрос о том, когда пожар с кормы доберется до ходового мостика - вопрос времени. Я отдал приказ:
   - Команде покинуть судно!
   И не спеша, точнее без суеты и нервозности занялся выбрасыванием за борт секретных документов. К тому моменту, когда я закончил с этим делом, мой экипаж понес новые потери - первый помощник не справился с организацией посадки экипажа на шлюпки и четверо моряков (двое китайцев и двое соотечественников) утонули в процессе погрузки на спасательные средства. Пришлось взять процесс под свой личный контроль и пару раз выстрелить в воздух из "Кольта", чтобы успокоить своих соотечественников, которые в отличие от китайцев вели себя слишком нервозно. Наши шлюпки отошли подальше от горящей "Эльзы" и легли в дрейф. Она горела очень долго - почти сутки. Но так и не взорвалась. В конце концов, я не выдержал, и мы подошли к ее обугленному борту, и вновь очутился на палубе своего корабля. После некоторых колебаний, я решил осмотреть танкер. К моему удивлению, машинное отделение не пострадало и двигатели были в исправном состоянии. Я понял, что торпеда попала чуть дальше, в один из танков в сторону носа. На какой-то момент у меня даже промелькнула мысль о том, что еще не все потеряно и мы сможем дойти до Рейкявика своим ходом. Но ... Осадка "Эльзы" увеличивалась - очевидно, что через появившиеся в результате пожара трещины в обшивке танкера, внутрь его корпуса поступает вода, и танкер обречен. Заделать пробоины? Мысль разумная, но второй механик с шестью китайскими матросами, в течении двух часов безуспешно пытался открыть горловины танков, чтобы добраться до мест поступления забортной воды. Скорее всего, их перекосило и деформировало во время пожара.
   Черт! Как это все...Похоже, что с "Эльзой" придется расстаться. Голландия, потеряет в войне еще один маленький кусочек своей территории. Территории, над которой развевается флаг с любимыми цветами Вильгельма Оранского. Решение далось очень нелегко. Когда к нашим шлюпкам подошел британский эсминец, чтобы поднять моих моряков к себе на борт, я несколько раз оглядывался в сторону своего корабля, и в конце концов не выдержал, и пошел в рубку к британскому командиру. Но тот был непреклонен, и я смирился. Через десять минут, после того как сорок девять голландских моряков поднялись на борт корабля Ее Величества, прогремел взрыв - союзники добили мой корабль торпедой...
  
  
   24.05.41 Пароход "Барнби" (Barnby)
  
   Мука не является гарантией безопасности. Хотя наличие в трюмах муки вместо взрывчатки или бензина, значительно повышает шансы на отсрочку смерти, так как мука не взрывоопасна. В какой-то мере можно даже сказать, что мука способна поглотить энергию взрыва торпеды. При условии, что эта торпеда попадет в грузовой трюм. Не повезло. Торпеда попала в трюм, но слишком близко к переборке в котельное отделение. И котлы пришлось погасить. И теперь - 7250 тонн муки не попадут в Англию! Не попадет и "Барнби". Его жизнь оказалась слишком коротка - "дитя войны" - меньше года назад его спустили на воду, и вот теперь, он в эту самую воду погрузиться целиком и полностью. И сделать, увы, ничего нельзя - слишком далеко он от берега. От любого. И буксировка его слишком нецелесообразна. И хорошо, что все так удачно обошлось. Не совсем понятно правда как, но факт остается фактом - снаряды рейдера в пароход не попали. Возможно потому, что зарево пылающих танкеров ослепило немецких комендоров, а возможно потому, что "Барнби" находился с краю конвоя, а немецкий рейдер орудовал в центре. Команда "Барнби" догадывалась, зачем их поставили "в строй" снаружи - мудрые лорды Адмиралтейства рассчитывали, что пароходы вроде "Барнби" защитят своими телами танкеры, идущие в центре походного ордера конвоя. Расчет был в принципе верным, при условии атаки конвоя подводными лодками. Подводными лодками, с нерешительными немецкими командирами, и с пассивным эскортом.
   Получилось наоборот - танкеры, идущие в центре, приняли на себя основной удар рейдера, защитив суда, идущие по краям. Не все суда. "Барнби" не повезло - эта торпеда "благополучно" прошла сквозь несколько колонн судов, и все-таки попала в "дорожно-транспортное происшествие". Не повезло и матросу второго класса Уильяму Адамсу - взрывной волной его сбросило за борт, и дальнейшая судьба этого светловолосого парня из Глазго, теперь неизвестна. Все остальные - капитан, тридцать пять матросов и восемь артиллеристов - целы. Тонул пароход, не спеша и на ровном киле, и поэтому все шлюпки благополучно спустили на воду. Запас воды и провизии в наличии - осталось дождаться наступления утра и прибытия спасателей. В том, что они прибудут, никто не сомневался - слишком большой урожай собрал нацистский рейдер - в зареве горящих танкеров видны многочисленные шлюпки и плоты на воде.
   Экипажу "Барнби" повезло - его подобрал британский крейсер. Правда, чуть позже выяснилось, что это везение - палка о двух концах - крейсер участвовал в погоне за немецким линкором "Бисмарк". Но ведь уже не попросишь высадить обратно в море!!! Погоня продолжается....
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"