Тонина Ольга, Афанасьев Александр: другие произведения.

Зарево ялтинской осени

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черновик главы АИ-1894


  
  
   Ольга Тонина. Александр Афанасьев.
  
   Зарево ялтинской осени.
  
  
  
   20 октября 1894 года. Великая княгиня Ольга Александровна
  
   Узнав о смерти Папа, я разрыдалась прямо на веранде. Ко мне подошел Николя обнял за плечи и тоже зарыдал. Вокруг нас суетилась Аликс, пытаясь нас успокоить, но все было напрасно. Николя все время причитал, что не знает, что будет теперь с нами, что он не умеет управлять империей, что Папа вооружил армию плохими винтовками, что зря он так ненавидел англичан.
   Мой брат был, как мне показалось, искренен, религиозен, умен и мужественен. Все что ему преподавали, он отлично изучил, но к карьере государственного деятеля его не готовили, и в этом был виноват Папа, который не разрешал Никки присутствовать на заседаниях Государственного Совета вплоть до конца 1893 года. Только после внезапной болезни, поразившей Папа сразу после подписания русско-французского договора, он допустил его к участию в делах. Поговаривали, что его отравили англичане, но это бред - англичане культурная и цивилизованная нация, не то, что эти неотесанные немцы.
   Бедный Никки! Еще не успело остыть тело отца, как его тут же стали донимать его дяди, Великие Князья Владимир Александрович и Сергей Александрович, постоянно подсовывая ему на подпись какие-то бумаги, которые мой брат, убитый горем, подписывал не читая. Оставалась одна надежда на то, что 24 октября приедет принц Уэльский с супругой и наведет порядок, сделав так, что моего брата оставят в покое, и он наконец сможет предаться своему горю. Напротив Ливадийского дворца стоял на якоре крейсер "Память Меркурия" с приспущенным в знак траура флагом. Поговаривали, что именно на нем и должны перевезти в Севастополь тело Папа.
   Примерно ближе к вечеру, нам сообщили, что в Ялте была какая-то драка возле гостиницы "Россия", учиненная татарами, а затем дело дошло до стрельбы и смертоубийства.
  
   20 октября 1894 года. Игумен Никандр Георгиевского Балаклавского монастыря Таврической епархии
  
   Должен сказать, что Наш Император, Александр III, всегда внимательно относился к нуждам Балаклавского Георгиевского монастыря, навещал его во время своих приездов в Крым.
   Весной 1893 года он посетил Севастополь. Произведя осмотр вновь созданного после Крымской войны Черноморского флота и "найдя все в отличном порядке", император отправился в свой любимый Малый Ливадийский дворец. В его гостиной в паркете были вмонтированы две старые подковы, найденные "на счастье" Александром III и императрицей Марией Федоровной, а во Дворцовой церкви в честь Воздвиженья Честного Креста религиозный царь оставил след, вытертый погоном его мундира на ковре, которым была обита правая сторона у иконостаса. Сравнительно непродолжительное царствование Александра Александровича, прозванного Миротворцем, оказалось довольно благоприятным для православной церкви: сооружались новые храмы, учреждались церковно-приходские школы. При нем Балаклавский Георгиевский монастырь, отмечая 1000-летний юбилей, восстановил пещерную церковь Рождества Христова, было выделено место для подворья в Екатеринодаре и решен вопрос о сооружении соборного храма на территории монастыря. Но 20 октября 1894года Государь Наш Александр III скончался в Ливадии. В этот же день я получил письмо от севастопольского градоначальника контр-адмирала И. М. Лаврова: "По полученным сведениям 27 октября, после полудни, ожидается прибытие в Севастополь на крейсере "Память Меркурия" тела в Бозе почившего государя императора Александра Александровича.
   Сообщая об этом Вашему Высокопреподобию, прошу сделать распоряжение об отдаче должных почестей телу в Бозе почившего государя императора Александра Александровича, согласно церковному уставу, при проследовании мимо вверенного Вам монастыря крейсера "Память Меркурия". Ко времени же прибытия крейсера в Севастополь, благоволите пожаловать на Царскую пристань (в Южной бухте, ныне Графская - прим. авторов) вместе с двумя представителями подведомственного Вам духовенства для принятия участия в совершении панихиды".
   В четверг 27 октября 1894 г. Севастополь должен был прощаться с императором. По приказу контр-адмирала Лаврова уже 20 октября 1894 года на казенных зданиях и частных домах были вывешены траурные флаги. Но вечером 20 октября пришла информация о беспорядках в Ялте, учиненных татарами, а затем прервалась телеграфная и телефонная связь.
  
   20 октября 1894 года. Ливадийский дворец. Начальник Девятого Департамента Сварог
  
   Торчать во дворце после официального объявления о смерти "от болезни" Государя не было никакого желания. Точнее сказать я боялся, что мои эмоции и эмоции моей команды нас выдадут. Можно носить маску на лице час, и два, но не сутки же! Лучше прошвырнуться со всеми в город, выплеснуть эмоции в стороне от "заинтересованных" лиц. Ибо свидетелей цареубийства принято убивать, и если эта Семья узнает, о том, что ты знаешь - случится какой-нибудь несчастный случай. Например, отравишься литром или двумя ртути, которой будешь запивать цианистый калий, случайно упав в бочку с негашеной известью, стоящей в пороховом погребе.
   Соратники по всей видимости придерживались той же точки зрения, за исключением Мары, которая готова была устроить небольшую резню в пределах дворца. Но Сварог такой команды не дал - рано. Вылезешь наверх, засветишься и что? Придут эти фашисты из будущего - и чем с ними воевать? Воевать нечем! Поэтому лучше пройтись по набережной, зайти в ресторан, может еще куда-то - отвлечься одним словом, но не сильно - все-таки траур, Государь умер.
   Набережные были полны отдыхающих, которые весело щебетали, и еще не знали того, что Россия вступила на путь самоуничтожения, от которого в другом мире ее спасли большевики. Здесь же...Здесь же их придется создать заново, иначе... Про иначе лучше не думать.
   А пока ситуация напоминала заезженную грампластинку в момент ловли очередного "клина". Словно бы какой-то кинооператор прокручивал перед ними ранее виденную картинку. Или это коварство коварных аффтаров? Да нет, мы здесь совершенно не причем. Просто жизнь на курорте всегда течет неторопливо, внешне неторопливо, ибо внутри многих отдыхающих бушует вулкан страстей. Да и век на дворе стоял все еще девятнадцатый. В соответствии с русской традицией, ежегодно возрастало число интеллигентов, лично знавших А.С.Пушкина и М.Ю.Лермонтова, а также тех, кто видел Наполеона на Бородинском поле. Диссидент Герцен, известный нам сейчас благодаря изящному мегапиару Ильича, был известен только узкому кругу лиц: английской разведке, финансировавшей его подрывную деятельность, агентам охранки, находившим его брошюрки при обыске, а также братьям Брокгаузу и Ефрону, авторам одноименного энциклопедического словаря, являющимися племянниками знаменитых братьев Смит и Вессон.
   Перед гостиницей "Россия" все так же гарцевали всадники в светло-синих курточках, и все так же при появлении дам, начинали гарцевать, принимать картинные позы - словом вести себя так, как будто они шлюхи на панели. Один даже пытался было пересечь дорогу их компании, но под испепеляющим взглядом Шедариса мигом вернулся в исходную позицию.
   В числе блюд оказавшихся в меню ресторана был и "Наутилус ля Жюль Верн". Как оказалось речь идет о тушеной тушке маринованного в красном вине кальмара, фаршированной клубникой с хреном. Однако Сварог был в паршивом настроении и данное творение шеф-повара ресторана оценить по достоинству не смог. Он тупо и механически ел, наблюдая за окружающими и пытаясь предугадать, откуда последует надвигающаяся глобальная катастрофа. Но пока все было спокойно. На стратегическом и оперативном уровне. А вот на тактическом - тут графа Гэйра поджидала встреча со старыми знакомыми, точнее знакомым - остальные персонажи в компании за соседним столиком были новые.
   Их было трое - симпатичная дама с большой грудью (примерно сто десять -сто пятнадцать сантиметров), и двое в белом. Один, уже встречавшийся Сварогу ранее "Байрон", а второй ... Второго Сварог охарактеризовал бы как "Ваньку-арийца". Ростом примерно метр девяносто - метр девяносто пять, спортивного телосложения, голубоглазый блондин с традиционно фашистско-голливудской улыбкой, которой улыбались с фотографий и герои "Великолепной Семерки" и палачи Хатыни. В то же время сквозь дорогой костюм эффектный внешний вид выпирала какая-то неприспособленность данного субъекта к реальной жизни - этакий "Ванька-дурачок" с обликом истинного арийца. Огромная грудь их спутницы, вместо восхищения вызвала у Сварога чисто технический вопрос - какова амплитуда раскачивания этих полушарий при совершении марш-броска по пересеченной местности. К удивлению Сварога разговор шел все о том же. Заезженная пластинка?
   - Посмотри Игорек на этот мир без большевизма! Разве не прекрасно, - произнес "Байрон" обращаясь к своему собеседнику "Ваньке-арийцу". - Как прекрасно - сто сортов пива и двести сортов майонеза! Рай небесный на земле! Вот он золотой век цивилизации! И все благодаря таким интеллигентам, как мы! Посмотри, какие одухотворенные лица у окружающих! Быть может благодаря нам каждый станет Зворыкиным или Сикорским!
   Вот же Мля! - подумал Сварог. - Меня терзают смутные сомнения, что мы попали в какую-то петлю времени. Может это и есть катаклизм? Бег по кругу? Цивилизация попавшая в петлю времени? Но если люди этого не осознают, то никакой катастрофы нет - жизнь идет своим чередом, а для объяснения странностей уже давно придумана теория циклического развития или развития по спирали. А вот если люди узнают что они живут по кругу... Но ход мыслей Сварога был прерван фразой, уже произносимой "Байроном" в прошлый раз, но в иных начальных условиях.
   - Кстати об одухотворенности, - продолжал "Байрон", а "Ванька-ариец" при этом морщился, терпя своего собеседника, видимо только из дружбы, - Я тут с местным котом разговаривал, он таких кокоток обещал! Дюжину девочек на выбор! Оттянемся по полной, а то мне эти Иркины церемонии и ритуалы на "валгалле" уже в печенках сидят! Свет не включай, белье с нее снимай, так не делай, а я Игорек устал... И я ее послал! Мало ли что ли шлюх вокруг? Я хочу, так как мне хочется, как дикий зверь, на одних инстинктах...
   Сидящая с ними дама густо покраснела, и ее лицо стало перекашиваться гримасой начальной стадии детонации взрыва женского гнева. И взрыв должен был быть неслабой величины. От пяти до десяти килотонн в тротиловом экиваленте.
   "Мда, Интеллигент, мля... "- сделал вывод Сварог, - "При живой жене или подруге товарища...Не умеет пить российская интеллигенция! А что она умеет? Языком воздух сотрясать?"
   "Байрон" сел на "белого коня" и его несло, и несло сильнее, чем гражданина О. Бендера. Мутный взгляд российского интеллигента уперся выглядывающую через вырез в платье ложбинку между полушариями грудей их спутницы и сфокусировался.
   - О! О! О! Дас ист фантастиш! Натюрлих! Я! Я! - выдал "Байрон" комплимент увиденным женским прелестям. Выдал, и тут же захотел потрогать, дабы убедиться, что это не обман зрения. И он привстал из-за стола, продемонстрировав окружающим бортовую качку с амплитудой около пятнадцати градусов на левый борт, а затем протянул руку в сторону выреза платья дамы и покачнувшись упал вперед, опершись в падении вытянутой рукой на ее груди.
   Далее произошло следующее. Платье большегрудой незнакомки такой нагрузки не выдержало и порвалось, в результате чего ее груди тут же выскочили наружу, и взорам посетителей ресторана предстали два загоревших упругих полушария с большими набухшими сосками. Сам же организатор публичного стриптиз шоу продолжил свое физическое падение и приземлился своей головой на покачивающиеся женские прелести. От встречи с теплым и мягким на его лице стала появляться счастливо-идиотская улыбка из серии "О! О! О! и это все мое!". Но счастье российского интеллигента было недолгим. Во-первых начал подниматься из-за стола Игорек - "Ванька-ариец". Во-вторых, стали подниматься из-за столов некоторые мужчины в зале ресторана. На их лицах горела решимость наказать обидчика "стриптизерши поневоле" за то, что он заслонил им прекрасный вид на прекрасные женские прелести. Причем некоторые из этих помощников, наверняка рассчитывали на курортный роман с обладательницей роскошного бюста. Ну, и наконец, в-третьих, прореагировала сама большегрудая. Она брезгливо, обеими руками, со словами: "Пьяная скотина!", отшвырнула лежащую у нее на груди пьяную голову "Байрона" и выскочила из-за стола. Тело "Байрона" расслабленное алкоголем и сексуальными эмоциями бесформенной кучей упало на пол. Груди возмущенной дамы вздымались как цунами на японских миниатюрах. Какое-то время она видимо ожидала реакции своего мужа или спутника, но "Ванька-ариец" снова повел себя как Ванька - вместо того, чтобы закрыть свою даму от нескромных взоров окружающих, он попытался поднять с пола бесчувственное тело товарища.
   - Да пошли вы все! - заорала дама, обидевшись на бестолковый поступок своего бой-френда, и горделиво вскинув голову гневно зацокала каблучками к выходу. В процессе покидания ресторана ее постигло внезапное открытие, вызванное неожиданным фактором, значительно осложнившим ее пешую прогулку ускоренным фактором. Речь шла о все тех же грудях, которые, лишившись фиксации платьем стали раскачиваться вправо-влево и вверх вниз. Покраснев до цвета перезревшей малины, женщина ойкнула, и натянула порванный верх платья на свои эротические прелести, и зажав края шелка в кулачке быстро-быстро побежала к входной двери.
   - Алла подожди! - закричал вслед убегавшей, Игорек-"Ванька", уронив на пол полуприподнятое тело "Байрона". Посмотрев на тело камрада, а затем на спину бегущей Аллы, Игорь сделал выбор в пользу женщин и ринулся догонять свою подругу.
   Снова откуда-то из тени выплыли двое двухметровых громил с почти квадратными фигурами, и, молча приподняв тело "Байрона", понесли его к выходу.
   Обо всем дальнейшем достаточно сухо поведали местные газеты.
   "Крымский вестникъ" от 21 октября 1894 года:
   "... Вчера...Молодая дама Н.(гражданка САСШ) на выходе из гостиницы "Россия" столкнулась с наглыми приставаниями одного из проводников. Выскочивший из гостиницы господин К. (гражданин САСШ) близкий друг дамы Н., тут же ударил некоего гражданина А. Проводники, увидев, что одного из их сотоварищей бьют, избили господина К. (гражданина САСШ), а затем целой толпой ворвались в гостиницу чинить беспорядки. Одновременно во всех районах Ялты на улицах появились банды уголовников и татар, которые начали грабить, избивать и убивать отдыхающих. По свидетельствам очевидцев часть из бандитов кричала, что они подданные английской королевы, а другая часть кричала о том, что они подданные турецкого султана..."
  
   Те, кто находился в тот момент в ресторанном зале гостиницы "Россия" с такой сухой трактовкой были в корне не согласны. Ибо в ресторане было очень даже весело и забавно. После того, как обладательница шикарного бюста выбежала из зала, все посетители вернулись к трапезе, шепотом делясь впечатлениями. Дамы при этом злобно шипели и каблуками по ногам своих кавалеров. А дальше... А дальше в гостиницу влетела разъяренная толпа мужчин одетых в светло-синие, расшитые золотой нитью куртки, и заорала совершенно нелепый лозунг:
   - Правь Британия морями!
   После чего все прибывшие начали избивать посетителей и прислугу. Женщины истерически завизжали, а мужчины включились в процесс драки. Постепенно стала образовываться свалка. Но... Изящной а-ля киношной ресторанной драки в стиле Голливуда не получилось, так как Начальник Девятого Департамента отдал приказ своей команде:
   -Яну в центр! Пробиваемся к выходу!
   Путь к выходу пролегал через разраставшуюся толпу дерущихся мужчин. Сворачивать не стали. Тетка Чари извлекла на свет божий свои нунчаки, а Мара публично продемонстрировала окружающим отличное знание голландского языка громко закричав на весь зал:
   - Хуйе нах! (добрый вечер по-голландски)
   Драка на несколько секунд прервалась, так как у части участников от громкого крика заложило уши, те же, у кого органы слуха были закалены многочасовыми прослушиваниями оперных арий начали мучительно соображать, кого, куда и за что послала эта смазливая рыжеволосая молоденькая барышня с обалденными синими глазищами. Эта небольшая пауза и сгубила нападавших, ибо Сварог тихо прошипел:
   - Вперед! - и вся его компания, весь Девятый Департамент ринулся пробивать дорогу. Тут же выявилась низкая классовая сплоченность светло-синих курток, очевидно погрязших в мещанстве и мелко-буржуазных предрассудках. Команда Сварога действовала по-военному - то есть дралась без правил и запретов, а фланговая атака ресторанных вышибал, вышедших из ступора, завершила разгром превосходящих сил противника. Немножко жаль было недоеденных фаршированных кальмаров, но свежий воздух и доносившиеся со всех сторон звуки беспорядочной стрельбы, поставили точку на их пребывании в Ялте. Что-то было не так! Дрались они в ресторане, и дрались только что, а стрельба слышна по всему городу! И кто в конце концов эти люди в светло-синих куртках?
  
   Тайная жемчужина Крыма или Россия - родина женского секс-туризма.
   Не только в области балета мы были впереди планеты всей! Но и в области женского секс-туризма. Причем, задолго до того, как появились пьяные небритые мачо, гладковыбритые жиголо в женских колготках и пресловутые альфонсы, одетые в фрачные пары, взятые напрокат в похоронных бюро. Все вышеперечисленные символы 20-века являлись по своей сути нелицензионными низкопробными копиями российской продукции конца девятнадцатого века.
   Одной из особенностей крымского туризма с момента его зарождения являлись проводники из местного населения - татар. Первоначально они действительно сопровождали путешественников по совершенно неизвестным им местам, однако постепенно, все устаканилось, маршруты стали регулярными и функции проводников изменились. Проводники превратились в один из атрибутов верховых экскурсий, своего рода почетный эскорт. Об этом говорил их внешний вид - проводниками становились высокие, статные мужчины, имевшие хороших лошадей. Они носили короткие, расшитые золоченой нитью куртки на манер гусарских (ялтинские проводники предпочитали светло-синий цвет). Костюм ярко обрисовывал все контуры тела. К концу 19-го века функции проводников окончательно определились - они стали сопровождать на прогулки в горы обеспеченных русских дам, отдыхавших на юге без супругов. Обычно проводники собирались группами у гостиниц и демонстрировали постояльцам своих коней, мастерство езды и предлагали одиноким дамам совершить прогулку по окрестностям. Первые экскурсии были коллективными, но затем дамы переходили к "индивидуальным турам". Дамы щедро оплачивали "услуги" проводников, зачастую соревнуясь в щедрости. Щедрость заезжих дам порождала ответную реакцию - проводники становились все более настойчивыми и наглыми, из-за чего постоянно возникали конфликты и скандалы.
   В Москве образовалась специальная контора, занимающаяся поставками проводников. Им предлагался оклад в шесть тысяч рублей годовых и полный пансион. Кто-то называл проводников - "кокотками мужского пола", кто-то считал, что дамы кидались в объятья проводников из-за нежелания общаться с "фрачными кокотками мужского пола", которыми, была наводнена вся Россия.
   Ялтинская, алупкинская и прочая южнобережная полиция предпринимала меры по ограничению деятельности проводников. Им не разрешили зарегистрировать свою гильдию, а также время от времени выпроваживали с центральных улиц городов на окраины.
   Но Сварог этих тонкостей не знал.
   Он принял решение возвращаться в Ливадийские дворец, и они двинулись по набережной ускоренным шагом в западном направлении. Но на перекрестке с улицей Морской, граф Гэйр изменил маршрут их возвращения. Изменил по чисто технической причине - большинство из фланирующих по набережной, заслышав звуки стрельбы останавливались и начинали вертеть головой по сторонам, уточняя направление, некоторые тут же начинали дискутировать, строя предположение о том, что это может быть. Именно в этом и заключались технические причины, заставившие Сварога изменить маршрут. Образовался пешеходный аналог автомобильной "пробки". До начала стрельбы по набережной двигалось взаимопротивоположных по направлению два потока гуляющих, и Сварогова Компания могла либо двигаться в попутном потоке либо использовать "нейтралку". Кучки остановившихся зевак привели параличу движения в обе стороны. Как выяснилось менее чем через десять секунд, данный маневр Странной Компании, позволил ей избежать боевых потерь.
   Боевых, потому что внезапно грянул пушечный выстрел со стороны Городского Сада, и по брусчатке набережной взвизгнула картечь, сметая на своем пути прогуливающихся отдыхающих вместе с детьми. Несколько секунд после выстрела стояла мертвая тишина, те, кто выжил, пребывали в состоянии шока, но затем, вид кровавых ошметков - того, что осталось от родни, семьи, знакомых привел в чувство и раздались чьи-то истерические крики: "Убили! Убили! А-а-а-а-а!" И словно прорвало плотину - вопли слезы, кто-то заметался среди кровавого месива на набережной, кто-то выхватив револьверы метнулся в ту сторону откуда прозвучал выстрел. А стрелков-канониров и след простыл - оно и не удивительно - поймай их кто на месте выстрела - порвали бы на куски голыми руками.
   - Вперед!- рявкнул Сварог, и рванул по мостовой Морской улицы.
   Решение, которое он принял, было не совсем разумным - не дело малочисленных добровольцев влезать в уличные разборки с применением артиллерии - для этого есть регулярная армия, но вид разбросанных окровавленных тел и оторванных конечностей, вывел графа Гэйра из равновесия. С этими сволочами следовало разобраться немедленно! Бежать им навстречу под возможный повторный выстрел он не собирался - лучше зайти с тыла - повернуть на Виноградную улицу, а с нее свернуть в Городской Сад - деревья и кустарники дадут возможность скрытно подобраться к артиллерийской позиции на расстояние револьверного выстрела. Если же выстрел был один, а террористы уже убежали, то побежали они скорее всего через тот же Городской Сад, и встретятся им по дороге. Как они выглядят? Предположительно в светло-синих куртках. Это если исходить из предположения, что выстрел из пушки и драка в гостинице - фрагменты одного и того же сценария. Оставался еще и резервный вариант - спрашивать встреченных по пути - не видели ли они тех, кто стрелял из пушки? Те кто солгут ( а Сварог умел с помощью магии определять когда ему лгут) либо участники, либо соучастники. Но все оказалось тщетно. Никто никого не видел! А вот пушка...Пушка выглядела странно и около нее собралась целая толпа мстителей.
   Это явно было спланировано заранее! Ну откуда взялась в Городском Саду эта средневековая пушка? Кто ее заряжал? Вопрос, зачем это сделали, граф Гэйр не задавал - и ежу понятно, что для того, чтобы повязать кровью! Пушка эта была спрятана в киоске принадлежавшем, судя по табличке какому-то татарину. Возможно, этот татарин уже неделю как мертв, но это ничего не изменит. Лавка принадлежит татарину! Теперь обезумевшие и ожесточившиеся люди начнут резать татар без разбора, и среди "резальщиков" будут наверняка и провокаторы, возможно даже и эти таинственные канониры - главное посеять вражду, кровную вражду, которая будет длиться долго, несколько поколений. Старый демократический общечеловеческий принцип - "разделяй и властвуй!" Для того, чтобы существовал гуманизм и гуманисты - люди должны резать и убивать друг друга - это общечеловечно и очень гуманно - решаются проблемы перенаселения, экономические проблемы, культурные проблемы ну и многие другие. Все во имя блага белого человека, несущего свое тяжелое бремя.
   Убийц по горячим следам поймать не удалось, а значит встревать в уличные разборки и стихийные расправы смысла нет, и Сварог, скорым шагом, стараясь избегать людных мест, повел свое воинство во дворец. Бессердечное решение? А что он может сделать? Ведь руководители вспыхнувших беспорядков не живут в Крыму - Англия, Франция - вот их места прописки. Была бы у Сварога дивизия ракет "Сатана" или "Скальпель" - шарахнул бы без всяких угрызений совести по Лондону, Парижу, Нью-Йорку - хер с этими Елисейскими полями и жертвами среди мирного населения столиц виднейших держав мира. Ну сгорят полотна Рафаэля в радиоактивном искусственном солнце, ну расплавится статуя Давида, ну и что? Зато весь мир лет на сорок оставят в покое и большинство человечества сможет жить и спать спокойно. Китайцы уничтожат белых англичан и французов, которые травят их народ сотнями тонн опиума, испанцы уничтожат американских диверсантов на Кубе, которые пытаются поднять кубинцев на "революцию" во имя обретения американского рабства, ирландцы тоже обретут независимость, Россия продолжит жить в стороне от всех разборок между Ротшильдами и Рокфеллерами, сможет спокойно построить Транссиб, освоить Сибирь, построить БАМ.
   Но не было у Сварога МБР. К сожалению не было. Что же до уличной резни - влезать в чужие проблемы бесполезно. В конце концов, люди имеют моральное право - у одних убили близких, другие защищают себя. Однако вернуться в Ливадийский дворец мирно им не удалось. На перекрестке Мейеловской и Севастопольской улиц стояла толпа из двадцати-тридцати человек, одетых по-местному. Наметанный глаз Сварога сразу выловил ее "вождя" - европейской наружности человека, одетого в европейский костюм.
   Все повторяется в этом мире! В далеком для Сварога СССР он бы назвал этого субъекта инструктором ЦРУ по подготовке моджахедов. Здесь конечно не моджахеды, и ЦРУ еще и в проекте нет, но факт иностранного руководства местными бандами налицо. В другое бы время и при другом раскладе, Сварог бы наверное затеял бы более тщательную игру - этого спеца можно было бы взять, допросить и размотать клубок дальше, но не сейчас. Ну не тянут эти уличные беспорядки на апокалипсис. Ну вырежут сотню-три сотни человек в Ялте и все! Придет пара батальонов регулярной армии - сразу же установиться порядок. И никто этих восставших татар не будет поддерживать - ибо это не выгодно. И прежде всего не выгодно с экономической точки зрения. Ну допустим получат эти татары независимость, или присоединятся к Турции, и что дальше? А дальше - им только и остается, что пасти коз на горных склонах и жить в нищете. Сейчас у них есть туристический курорт России, на который приезжает множество состоятельных людей. Эти отдыхающие тратят деньги. Большие деньги, часть из которых перепадает татарам. А получи они свою независимость - исчезнут туристы, исчезнет торговля, исчезнут большие деньги и наступит тотальная нищета, да еще наверняка турки начнут пачками забирать местное население в свою армию - так что никаких выгод в сегодняшних событиях нет. И это еще не конец всему, который он так ждет. А поэтому этого спеца нужно валить, равно как и валить всю его команду пока они не начали первыми.
   И все закончилось очень быстро. Шестнадцать револьверов были разряжены в противника за несколько секунд. Ответного огня не было - видимо в планы нападавших входили традиционные психологические этюды - поглумиться морально и физически над более малочисленными жертвами, произнося при этом традиционные в таких случаях слова, и так же традиционно разрывая при этом платья у женщин, на глазах у сопровождающих их мужчин. Естественно, что этюды в стиле Фрейда бандитам применить не дали - молча и быстро расстреляли без всяких предупредительных окриков и предупреждений. А после скорым шагом по Мейеловской до перекрестка с Николаевской и Чайной улицей. На перекрестке Сварог обратил внимание, что Дворец Эмира Бухарского, объят веселыми языками веселого пламени - видимо дело рук расстрелянной ими недавно уличной банды. Жив ли Эмир Бухарский Сварога не интересовало - быстрее в Ливадию, и отсидеться - пускай армия и государство разбирается. По счастью им никто более не встретился, и они достигли наконец желанной Ливадии, из которой так стремились сбежать еще пару часов назад. На входе охрана забросала их вопросами - они были не первыми, кто укрылся после беспорядков в городе на территории императорского поместья, но предыдущие ораторы были слишком эмоциональны, да и не имели опыта войны в горячих точках и опыта царствования, которыми обладал Сварог, и соответственно не могли дать четкого и взвешенного анализа, увиденного в городе. Ответ Сварога капитану гвардии, произвел на последнего очень сильное впечатление, и он, с ходу въехав в ситуацию, побежал докладывать своему начальству.
  
   21 октября 1894 года. Ливадийский дворец. Начальник Девятого Департамента Сварог
  
   Из апартаментов во дворце их попросили. Нет, на улицу официально не выкинули, но пришлось освободить помещения под высокопоставленных отдыхающих, которые укрылись в Ливадии от беспорядков. Им же пришлось перебраться на чердак - тесновато и неудобно, но зато есть крыша над головой.
   В том, что восстание крымских татар дирижируется знающими людьми, стало окончательно ясно поздно вечером вчерашнего дня. Не успели отзвониться в Севастополь, как с ним прервалась связь. Но помощь должна была подоспеть к сегодняшнему утру. По обрывкам разрозненной информации, которую принесли беженцы из города, и которая стала поступать утром от прибывшего из Севастополя батальона, вырисовывалась следующая картина: восставшие захватили почту и телеграф и передали во все стороны открытое воззвание к миру об освобождении от русского рабства Крымского татарского государства, воззвание к Турции с просьбой включить в состав турецкой империи, а также воззвание ко всем цивилизованным странам мира с просьбой о защите от русской агрессии.
   Занимались они этим практически до самого утра, пока не части батальона из Севастопольского гарнизона не начали наводить порядок в городе. В числе слухов были и слухе о железнодорожных катастрофах, беспорядках в Симферополе и окрестных селениях. Все восставшие, точнее сказать основная, большая их часть, с появлением регулярной армии организовано мелкими группами отступила в горы, или залегла на дно. Некоторые перешли к действиям из засад. То тут, то там вспыхивали спорадические перестрелки, но все они быстро затихали.
   Сварогу было все же непонятно, как и кто будет помогать татарам в их сепаратистских устремлениях. Ведь, для этого требуется десант, причем по масштабам сопоставимый с "Днем Д" в Нормандии. А такой десант не спрячешь! Если бы шла война - еще как-то можно замаскировать, а в мирное время подготовить скрытную операцию таких масштабов невозможно. Значит это отвлекающий маневр? А основной удар нанесут не здесь, а где-то еще? Где? Север и Дальний Восток отпадают по затратности доставки сил и средств. Балтика? Польша? Или Средняя Азия?
   Увы, при нарушенной связи (а отступая мятежники взорвали здание телеграфа и оборвали во многих местах провода) они находятся в информационном вакууме, и гадать можно до бесконечности. Единственный источник достоверной информации - чердак. Благодаря странным конструктивным особенностям потолка второго этажа, они могут прослушивать новоявленного императора, который перебрался на второй этаж дворца. Точнее сказать не императора, а доклады Николаю Второму - сам же Николай ничего путного и внятного пока не произнес.
   Небольшое примечание. Аффтарам уже попеняли на то, что они обзывают наследника престола императором и Николаем Вторым, хотя коронации как таковой еще не было. Замечание справедливое. Но, по мнению аффтаров называть Никки - Николаем Александровичем - это значит вносить путаницу в мозг читателя. Великих князей в то время было чуть меньше чем жертв сталинских репрессий, и загружать мозги читателя генеалогическим древом ВСЕЙ СЕМЬИ Романовых, это значит подталкивать его (читателя) к суициду от переизбытка информации. А по сему, во избежание путаницы мы решили сразу, еще до коронации, именовать Николая Александровича Николаем Вторым.
  
   21 октября 1894 года. Борт яхты "Призрак" личной собственности мегавождя таинственных и могущественных прогрессоров таинственного, могущественного и загадочного "Андреевского Братства" - строителей Вселенского Счастья
  
   - Сталин палач! Совки - сволочи и палачи Пастернака, Ахматовой, Ахмадулиной, Бродского, Солженицына и Сахарова! ... Ик! Ик! ...Лишив людей из провинции возможности приобретать продукты в Москве, мы несколько ухудшим рацион их питания, но зато в людях поселиться недовольство и они начнут задумываться о свободе, о том, что живут неправильно, что только демократия, и абсолютная либерализация и реформация общества сделает всех "шестидесятниками" и позволит иметь на каждом столе в каждом доме по сто сортов майонеза, и по двести сортов пива. Они перестануть быть тупыми совками, они... Я МегаПрогрессор! Я СуперДевайс и МегаИгрок! Я ...
   - Рот закрой! - рявкнул Ростокин, - Умел бы управлять этой яхтой - утопил бы тебя в море вместе с твоей шалавой!
   - Хам! - раздался тонкий голосок большегрудой и слегка помятой от недавнего употребления, девицы, со следами вчерашней косметики на лице -Я не шалава! Я известная певица с мировым именем! Я мадам Коко Шансон!
   - Мадам чего? - встряла в свару на палубе ещебольшегрудая Алла, устроившая вчера случайный стриптиз в ресторане, - Какой Каки?
   - Не каки - а Коко, я ...
   - Ты Сара Аароновна Шлюхельсон-Гнида-Московская - дочь содержателя корчмы из Урюпинска, если верить твоему паспорту, выданному в том же Урюпинске.
   - Антисемитка! - завизжала певичка, взяв самое верхнее "до".
   - Слышь девочка, - прошипела Алла, - к евреям я отношусь вполне нормально, а вот французов с некоторых пор ненавижу!
   - Это почему? - опешила полупьяная скандалистка, у которой одним махом из рук вырвали ее идеологический козырь.
   - Потому что французы лягушек жрут и всякую гадость! Лучше уж евреи с их кошерностью. Ты знаешь, что твой хахаль - любитель жрать плюшевых мишек?
   - Плюшевых мишек? - ужаснулась певичка?
   - Да, и закусывать их майонезом....
   - Майонез... - тело мегавождя "Андреевского Братства" ожило, услышав знакомое слово, - Как прекрасно - сто сортов пива и двести сортов майонеза! Рай небесный на земле! Вот он золотой век цивилизации! И все благодаря таким интеллигентам, как мы! Посмотри, какие одухотворенные лица у окружающих! Быть может благодаря нам каждый станет Зворыкиным или Сикорским! Сто сортов майонеза! Двести сортов колбасы! Триста сортов пива! Игорек! Мы элита и совесть этой цивилизации!
   - Молчи козел, пока я тебе килевание не устроил за вчерашние! - шикнул на Новикова Ростокин, - Еще одно слово и высажу тебя на берег вместе с твоей певичкой!
   - Какой певичкой? - слегка протрезвев, удивился Андрей Дмитриевич?
   - А ты значит не помнишь, кто тебя ночью на борт яхты доставил? И как вы потом голые купались, и вином друг друга обливали? А потом к нам с Аллой ломились и требовали групповухи?
   - Мы мегапрогрессоры - мы можем себе позволить то, что не положено другим смертным!
   - Плюшевых мишек жрать... - съязвила Алла
   - Да пошли вы! Тоже мне легко ранимые! Коко, солнышко, спой мне!
  
  
  
   23 октября 1894 года. Крейсер "Память Меркурия". Мичман Неиванов.
  
   Вахтенный доложил о появлении дымов на горизонте. Что-то рано! По плану ожидалось прибытие броненосца "Синоп" но только завтра утром! Да и слишком много - показались мачты - кораблей пять - не меньше! Сигнальщики тут же передали информацию на берег, но ответной реакции берега не последовало - либо не знали, либо... А вот другого либо быть не должно, но возможно, в связи со смертью Государя на берегу воцарился определенный бардак и информация была передана не тому человеку, или получатель информации был не в состоянии адекватно оценивать обстановку.
   Время в ожидании ответа берега тянулось долго. На всякий случай начали поднимать давление пара в котлах и сниматься с якоря. Наконец пришел ответ, точнее вопрос - нас просили повторно сообщить об увиденном. А чего сообщать? Уже и с берега должно быть все отлично видно! Пять кораблей. Два военных крейсера и три вспомогательных. Головной, кажется тысяч на десять будет водоизмещением, другой значительно меньше, типа "Аполло". И три парохода или вспомогательных крейсера тысяч по пять каждый. С турками все понятно, но откуда в Черном море англичане?
  
  
   23 октября 1894 года. Крейсер Ее Величества "Блэйк". Кэптен Эрлон Смоукинг
  
   Честно говоря, это было авантюрой. Два крейсера с транспортами к русскому берегу без разведки. Какой идиот в Лондоне это спланировал? А если бы у русских здесь оказался отряд кораблей? На турков в принципе наплевать - чем больше их в этой войне поляжет, тем лучше, а вот мы сами могли бы оказать весьма в щекотливом положении. Но повезло - Бог на стороне Владычицы морей! Противостоял нам устаревший русский крейсер, не имевший брони и вооруженный устаревшими орудиями. Скорость его хода на три-четыре узла ниже нашей, так что хлопот не будет. Конечно, на берегу могут оказаться русские батареи, но соваться под их огонь мы и не собираемся - для этого есть турки.
   Три транспорта примерно по пять тысяч тонн - три турецких батальона. Задача - захватить город, и провозгласить восстановление турецкой государственности в Крыму. Переход к берегам Крыма хлопот не доставил - сказалось то, что на транспорты были назначены английские шкиперы. Если бы не этот факт, то наверняка за ночь наши подопечные либо разбрелись по всему морю, либо протаранили бы друг друга - моряки из турков неважные - одно слово - Азия! Наше соединение с момента выхода из Босфора получило наименование "Эскадра Ч.". На мои попытки выяснить причины столь странного обозначения в штабе Средиземноморской эскадры, мне пояснили, что "Ч" означает "Черчилль" - фамилия корреспондента, прикомандированного ко мне на борт. Час от часу не легче! Мало того, что посылают на авантюру, так еще об этом лондонском денди заботиться! Говорят, он родственник Ее Величества. И что мне прикажете делать, если этому корреспонденту снесет голову русским снарядом? А этот юноша имел наглость заявить, что у него огромные полномочия, и он желает отправиться с первой волной десанта на берег. Идиот! И ведь запретить никак нельзя!
   Однако вернемся к поставленной задаче. На внешнем рейде Ялты, сигнальщики обнаружили устаревший русский крейсер, явно французской постройки. Других военных кораблей не наблюдается. Несколько пароходов от пятисот до четырех тысяч тонн - если не портить, то неплохие призы из них выйдут, примерно две-три дюжины парусников различного водоизмещения и размеров. И нейтрал! Яхта под флагом САСШ, называется "Призрак". А вот это уже плохо. Конечно же, нам эта яхта не помеха, но вот помоев на Британию эти янки выльют потом не мало. На русских и Россию им глубоко наплевать, но поорать насчет нарушений правил ведения войны и зверств против мирного населения американцы мастера. И то, что мы идем освобождать татарский народ от русского рабства их в данный момент не интересует, ибо Англия - торговый соперник для САСШ, и в борьбе с нами все средства хороши. Плохо. Очень плохо. Даже если все пройдет гладко, и мирное население не пострадает - все равно вся американская пресса начнет писать про зверства британцев в цивилизованной России. Про то, что английские солдаты варят из русских девственниц мыло и едят мясо русских младенцев. Стандартный журналистский прием, который применяется и английскими журналистами, вроде этого Уинни Черчилля при каждом удобном случае.
   Кстати об Уинни, если он родственник Ее Величества, то может его и направить на борт русского крейсера с ультиматумом об объявлении войны России? Эх, трехногий эльф! Нas recalled shit here is and it! Оne hundred phalluses in anal hole elf mother! О боже, кто это с ним? На ходовой мостик по трапу, вместе с чертовым Уинни, поднимался человек, которого нельзя было ни с кем спутать, человек в зубах которого была знаменитая китайская курительная трубка из гонконгского самшита с серебряным мундштуком. Его Высочество? Его Высочество! Но как? Затесался в свите Уинни под видом помощника?
   - Сэр Эрлон Смоукинг! Я пришел сюда, чтобы сообщить Вам преприятнейшее известие - ультиматум повезу я лично. Но не на русский крейсер, а на берег в дворец русского императора, чтобы вручить новому царю России - Николаю Сэконду!
   -???? ( от волнения я впал в ступор и не знал, как мне реагировать на выходки этих лордств и Их Высочеств....)
   - Прикажите спустить катер на воду! - завершил свою речь принц Уэльский.
  
   23 октября 1894 года. Катер крейсера Ее Величества "Блэйк". Его высочество принц Альберт-Эдуард Уэльский
  
   Катер с "Блэйка", был стандартным сорокафутовым паровым катером применяемым на Флоте Ее Величества. Набор из корнуэльского дуба, обшивка из красного дерева. Паровая машина мощностью 40 лошадиных сил. К чему я все это рассказываю? Да к тому, чтобы отвлечься от неприятных мыслей. Все-таки мы с Никки в какой-то степени были очень дружны, а тут является лучший друг с таким известием. Впрочем, как говорила моя матушка, друзьями нужно успеть вовремя пожертвовать, и видимо самое время наступило для этого. Бедный Никки! Матушка сказала, что сильная Россия нам слишком дорого обходится, даже фактом своего существования. Классическое "Fleet in being"! И пока существует Россия, существует и угроза британским интересам на Ближнем, Среднем и Дальнем Востоке. Русские по суши подобрались к Ирану, Индии и Китаю - еще чуть-чуть, и они заполонят своими товарами восточные рынки и вся наша экономика рухнет, и случится это, когда они достроят свою железную дорогу через Сибирь - то есть лет через десять, поэтому начинать нужно заранее, и действовать ненапрямую.
   Кто-то наверное возразит, сказав, что объявление войны - это как раз и есть действия напрямую, но будет при этом совершенно неправ. Война не будет долгой. Для Англии. Несколько молниеносных ударов и Британия отстраняется от войны - дальше в ход идет пушечное мясо - турки, китайцы, поляки, австрийцы, шведы, финны, народы Кавказа и прочие. Если потребуется - привлечем и Францию или Германию. Хотя Германию вряд ли - не поверит Вильгельм в такой расклад. Никакие агенты влияния не помогут - побоится удара в спину со стороны Франции, даже если Франция будет воевать против России. Впрочем, это только первая фаза многоходовой комбинации. Россия должна проиграть. Необязательно в военном смысле. В дипломатическом. Пускай русские выиграют всю войну и пушки замолкнут. И заговорят банкиры и дипломаты. Воевать долго за собственные деньги Россия не сможет. Значит, придется брать займы у Франции или Германии. Французы уже готовы предоставить им эту возможность - деньги англо-французского дома Ротшильдов.
   И когда начнутся переговоры - русским этот займ аукнется. Все, что они завоюют или сумеют отстоять, им придется вернуть - и Польшу, и Финляндию, и Кавказ и Дальний Восток, и Курляндию. И еще останутся нам должны. А потом, Британия присоединится франко-русскому союзу против Германии. Года два-три на подготовку и можно начинать вторую фазу игры - войну с целью ослабления России, Германии и Франции. Россия и Франция будут воевать на английские займы. Германия - за свой счет, уничтожая в горниле войны деньги и ресурсы, которые можно было пустить на развитие экономики и торговли. Пару -тройку лет они повоюют, и кто-то (совершенно неважно кто) победит. В итоге, и Франция и Россия увязнут в долгах Британии (можно будет забрать за долги у французов русский Транссиб), а Германия будет нищей и разоренной. Для восстановления ей потребуются деньги. У кого их брать? Только у лондонских банкиров в обмен на германские колонии. И неважно, кто будет победителем в этой бойне - все будут зависеть от банкиров Лондон-Сити и должны им огромные суммы.
   Катер поравнялся с русским крейсером, который, завидев флаг Моего Высочества отсалютовал холостыми залпами. Это не обрадовало - если русские среагировали так четко и быстро - значит их командир моряк, а не придворный шаркун, и в предстоящем бою этот корабль может доставить нам неприятности. Так же четко прореагировала и охрана Никки - у пирса нас встречал караул и оркестр. Однако отступать поздно - машина войны запущена. Предстоял не совсем приятный разговор с новоявленным русским императором. Кстати, своим досрочным восхождением на престол он обязан нам - неизвестно, сколько прожил бы его покойный отец, если бы мы не начали активные действия по его устранению. Кто и как убил Александра Третьего я не знал, но то, что данная операция была осуществлена по приказу Лондона мне было известно.
  
  
   23 октября 1894 года. Ливадийский дворец. Начальник Девятого Департамента Сварог
  
   Ну, вот и чердак принес свои "дивиденды". Только вот от таких дивидендов хотелось сразу повеситься! На прибывшем в Ливадию катере заявился принц Уэльский и заявил Николаю Второму, что Англия объявляет России войну, и прекратит ее только в случае предоставления независимости Польше, Курляндии, Кавказу, Крыму и Дальнему Востоку. На принятие решения Николаю Второму отвели три часа. Если он не примет выдвинутых Англией условий - начнется бомбардировка Ялты английскими крейсерами с последующей высадкой десанта. Ну и там всякая общечеловеческая хрень и туфта про то, что в случае согласия России с требованиями, ее сразу же включат в цивилизованное европейское сообщество, снимут с России ярлык "жандарма Европы", присвоят Николаю Второму почетное звание - Самый Великий Гуманист и Общечеловек Столетия, а также прочие блага вроде дополнительного французского кредита для закупки английских винтовок, приватизации французами судостроительных предприятий Питера с целью их модернизации и доведения качества производимой судостроительной промышленности до европейского уровня, бесплатное разрешение на реформу алфавита с целью замены кириллицы латиницей, освобождение от уплаты налогов русского балета в случае посещения им Англии сроком на пять лет, ну и в качестве бонуса - союз с Англией для участия в войне против Германии, которая запланирована на 1897 год, и возвращение его ненаглядной Аликс ее любимого Гессена-Дармштадта с одновременным включением оного в состав Российской империи, и повышением в звании от герцогства до королевства.
   Чисто по-дружески принц Альберт предложил Никки превратить Гессен в некое подобие Уэльса - то есть оформить за будущими наследниками российского престола не убогий титул "цесаревич" а вполне цивилизованный - "принц Гессен-Дармштадский".
   Реакция новоявленного императора, Сварога не удивила. Конечно, Николай Второй пытался во время встречи трепыхаться и возражать принцу Уэльскому, но делал это хаотично и спорадически. Оно и не удивительно - смерть отца, к которой Сварог приложил руку, беспорядки в Крыму с многочисленными жертвами в Ялте, плюс Великие Князья, которые психологически прессовали его все эти несколько дней по любому поводу. Да и сейчас... Они (Великие Князья) конечно же были возмущены наглыми требованиями английского посланника, но возмущались как-то неубедительно. Более того, у Сварога возникло подозрение, что у Великих Князей здесь замешаны личные и очень шкурные интересы - или в Англии или во Франции. Вклады? Собственность? Так или иначе, но Великие Князья подыгрывали принцу Уэльскому, а еще подыгрывал Витте. И вполне естественно, что Николая сломали. Или почти сломали. Ему разрешили взять три часа на раздумья, чтобы потом никто не говорил, что он капитулировал сразу. Но к капитуляции он был уже полностью готов. Трусом он не был, но такой груз проблем и переживаний сломил его храбрость.
   Возможно, если бы он остался наедине для принятия окончательного решения, он бы отверг ультиматум Англии, но с ним осталась вся СЕМЬЯ, Витте и Аликс, и исход вопроса был ясен - капитуляция и уступка требованиям Англии.
   - Хм, и что это ты делаешь? - спросил Сварог у Мары, которая производила манипуляции с карманным зеркальцем.
   - Извещаю крейсер, стоящий на рейде. А что? - Мара искренне удивилась вопросу Сварога, Или ты веришь в то, что в этом гадюшнике кто-то известит моряков о том, что началась война? Наверняка забудут, и вспомнят об этом "недочете", когда единственный защитник города начнет тонуть под градом вражеских снарядов.
   Сварог почесал затылок. Его боевая подруга была права - поведение в дворце указывало на то, что известить военных о начале войны забыли. Бардак! А потом историки удивляются, откуда случился семнадцатый год! Да если бы большевики знали о таком бардаке, то они бы взяли Зимний на десять - пятнадцать лет раньше! Забыли сообщить военным о начале войны! Охренеть! "Ах бедный мой Никки! Ах бедная моя Аликс! Никки! Аликс! Никки! Аликс! Тьфу!!!!"
   - А если не поверят? - задала вопрос Чари.
   - Люди военные. При приеме ТАКИХ сигналов, и ТАКОЙ информации - обязаны запросить на берегу подтверждение, - невозмутимо ответила Мара.
   Сварог снова согласился со своей подругой. ТАКАЯ информация всегда перепроверяется. А вот что теперь делать им? Восемь человек - отделение. Конечно, они могут сыграть какую-то роль при отражении высадки десанта. Только вот если смысл играть эту роль? Десант им не отразить - слишком мало сил. Самое рациональное и правильное - драп в сторону Севастополя - там и флот, и многочисленный гарнизон, и береговые батареи. Здесь же - охрана дворца, и разбросанный по горам батальон, отлавливающий татарских террористов. Героическая оборона ничего не решит, ибо напрочь отсутствует связь с Севастополем.
   Но ведь героической обороны и не будет! Николая Второго прессуют и он капитулирует! Не пора ли покинуть этот дворец и заняться своими проблемами?
  
   23 октября 1894 года. Крейсер "Память Меркурия". Мичман Неиванов.
  
   Сигнальщик заметил вспышки гелиографа из окна Ливадийского дворца: "Англия объявила войну России. Англия объявила войну России!" Кто сигналил осталось неизвестным, но делал он это мастерски - не каждый способен передать сигнал на такое расстояние. Информация об этом тут же распространилась по всему кораблю и офицеры отдыхавшие после вахты выскочили на верхнюю палубу. Новость тут же принялись обсуждать и склонять и так и этак. Но сигнал гелиографом - информация неофициальная, поэтому наш командир запросил на берег ратьером: "Действительно ли Англия объявила войну России?" Какое-то время берег молчал. Мы уже было успокоились, считая сигналы гелиографа провокацией, когда берег ратьером подтвердил ответ на запрос нашего командира. По получении ответа воцарилась мертвая тишина.
   Итак, цель англичан не мирный визит, а объявление войны. Великолепно, в смысле, что ничего хорошего! За французское изящество и красивые обводы придется заплатить кровью. Увы, мы не в Атлантике, где можно истреблять торговлю. Пушки англичан разнесут нас в клочья максимум за час-два. Сблизиться с ними для минной атаки мы вряд ли сможем из-за их превосходства в скорости и отсутствия у нас бронирования, хотя, если попытаться атаковать транспорты с десантом? Что опасней для Государя - крейсера или турецкий десант? Попытаться вести огонь двумя бортами и по транспортам и по крейсерам? Вряд ли получится - транспорты держатся мористее и прячутся за крейсерами. Атаковать их, не взирая на огонь англичан? Это же смертоубийство! А есть выход? Выхода нет.
   Что представляет из себя наш крейсер? Возраст - двенадцать лет, водоизмещение - три тысячи тонн, длина девяносто, ширина двенадцать с половиной метров, скорость шестнадцать с половиной узлов, вооружение шесть шестидюймовок, четыре 42-линейных орудия, два сорока семимиллиметровых, одно - дюймовое, четыре торпедных аппарата, экипаж - триста сорок три человека. По возрасту вроде и не старый, но за эти десять лет прогресс настолько ушел вперед, что жаба душит! Англичане те новее нас будут, и пушек побольше, и орудия скорострельней и броня имеется, хотя и не везде.
   Остается еще один щекотливый момент. Первый выстрел в войне. Англичане - народ сволочной и гнусный. Да, война объявлена, но пальни мы первыми - они на весь мир раструбят о том, что подло напали на беззащитные и неготовые к бою корабли. Что решит наш командир? Гром своих орудий конечно же успокаивает, но на такой дистанции мы вряд ли попадем, нужно идти на сближение. Хорошо, что пары развели заранее и не экономили уголь - на случай непредвиденного экстренного похода в Севастополь. Обычно эта процедура длительная, и занимает от четырех до восьми часов. Конечно, в экстренных случаях можно и сократить время, но это чревато последующим выходом котлов из строя в самый неподходящий момент.
   Начали движение в сторону англичан. Они пока молчат. Хотят подвесить первый выстрел в войне на нас? Или решили экономить снаряды?
  
   23 октября 1894 года. Крейсер Ее Величества "Блэйк". Кэптен Эрлон Смоукинг
  
   Поведение русского крейсера говорило о том, что русские не приняли наши условия - их крейсер явно шел в атаку, пытаясь прорваться к транспортам с десантом. Причем сделал он это примерно за час до окончания срока, предъявленного русским ультиматума. И было совершенно непонятно, кто и как отдал ему приказ - никаких сигналов с берега замечено не было.
   Ратьер с берега замигал гораздо позже, русские сигналили командиру крейсера приказ вернуться назад и встать на якорь. Сигналили открытым текстом, но, похоже, что черный дым, который стелился из трубы "Памяти Меркурия" закрывал ему кормовые углы обзора и русский крейсер просто не видел этих сигналов.
   Ароматный запах китайского опия приятно щекотал ноздри - Его Высочество стоял на мостике с полузакрытыми глазами и явно блаженствовал, периодически прикладываясь к раскуренной трубке. Он отдал недвусмысленный приказ - не открывать огня первыми. Мои возражения о том, что так недолго схлопотать и мину от русских, он оставил без внимания, точнее сказать прозрачно намекнул, что может вступить в командование крейсером, если я откажусь выполнять его приказы. Чертова политика! Мы бы уже пару раз успели разнести русских в клочья, пока они приближались! Но они молчали, молчали и мы.
   Эх, трехногий эльф! Нas recalled shit here is and it! Оne hundred phalluses in anal hole elf mother! Он же намеревается нас таранить! Или проскочить к транспортам между нашими крейсерами?
   На мостике русского корабля замигал ратьер, а вверх поползли сигнальные флаги. Вот же Макиавелли! В находчивости русскому командиру не откажешь - сигналы означали: "Не могу управляться!". То есть теперь этот русский сможет спокойно нас таранить, не делая выстрелов. Или его цель транспорты?
  
   23 октября 1894 года. Ливадийский дворец. Николай Второй.
  
   Когда, мне доложили, что "Память Меркурия" пошел в атаку на англичан, я чуть с ума не сошел! Без моего приказа начать боевые действия?
   - Немедленно вернуть крейсер! Командира под трибунал за самовольство! - закричал я со сталью в голосе. Мда, распустил Папа свои две руки - армию и флот! Ничего не скажешь дисциплинка! Господи, а если он не увидит сигнал и начнет войну? У нас же нет никаких шансов против Британии! Их флот впятеро больше нашего! Разнесут по камушку Севастополь, Кронштадт, Санкт-Петербург, Владивосток! Мобилизация, армии не объявлена, вооружена негодными винтовками. Что мы можем? А еще Альберт сказал, что в поляки, финны и чухонцы подняли восстание также как и татары и требуют независимости. Господи, как остановить этот безумный крейсер? И кто отдал ему такой приказ?
  
   23 октября 1894 года. Крейсер Ее Величества "Блэйк". Его высочество принц Альберт-Эдуард Уэльский
  
   Этот плебей, кэптен Эрлон Смоукинг, недостоин быть командиром крейсера Ее Величества. После завершения операции, его нужно отдать под трибунал и как минимум уволить с флота. Ну что он так разнервничался? Русские блефуют! Судя по тому, в каком ужасном нервном состоянии я застал Никки, и по тому, как оно стало еще хуже, после того, как я поведал о цели своего печального визита, Никки примет условия ультиматума, и эта демонстрация русского крейсера - просто жест отчаяния. Попытка психологически нас напугать, и заставить отказаться от своих намерений. Никки хочет капитулировать с красивым лицом, изобразив попытку героического сопротивления превосходящим силам противника. Точнее сказать, хотел изобразить, но сломался еще сильнее, чем я ожидал и теперь пытается отозвать крейсер, производящий демонстративную атаку обратно.
  
  
  
   23 октября 1894 года. Крейсер "Память Меркурия". Мичман Неиванов.
  
   Англичане или идиоты, или затеяли какую-то пакость. И других мыслей по поводу их поведения в голову не приходило. Мы шли на таран их флагмана, а британские пушки молчали. Еще чуть-чуть и им не увернуться. А потом.... А Бог его знает, что будет потом.
   Из разговоров я понял, что командир принял решение бороться именно с крейсерами. Определенная логика в этом есть. Пока мы бьемся с крейсерами и живы - десант не высадится, за это время Государь успеет покинуть Ялту и направиться в Севастополь - там флот, армия. Часть его охраны наверняка останется здесь - задержать турок и связать их боем. Итак, вперед! Таранить два корабля мы вряд ли сумеем, но вывести из строя самый большой, наверно сможем.
  
   23 октября 1894 года. Крейсер Ее Величества "Блэйк". Кэптен Эрлон Смоукинг
  
   - Гевольт! - только и успел, падая на палубу, вскрикнуть я, когда таран русского крейсера вонзился в борт моего корабля. Прогремели орудия моего "Блэйка", превращая палубу русского крейсера в кровавую пустыню, но все было поздно. Пробоина в котельном отделении означала, что без серьезного ремонта пересечь Черное море мы уже не сможем. Это если повезет - дожить до ремонта, что-то подсказывало, что через пару часов из воды будут торчать наши мачты. А затем мой мозг стал заполонять ужас, холодный, мерзкий и скользкий. Где Их Высочество? Он же стоял со мной на мостике!
   - Гевольт! Гевольт! - закричал я,- Человек за бортом!
   Господи Боже! Черт с ним с этим крейсером! И трехногому эльфу ясно, что с флота меня выкинут, но вот если утонет этот коронованный наркоман - меня тихо отравят или удавят еще до суда!
   -Их Высочество за бортом! Прекратить огонь! Прекратить огонь!
  
  
   23 октября 1894 года. Черное море. Рядом с бортом крейсера Ее Величества "Блэйк". Его высочество принц Альберт-Эдуард Уэльский
  
   Эти чертовы унтерменши! Так поступать с Моим Высочеством! Вырезать всех до тридцатого колена! До пятидесятого! Превратить Россию в пустыню!
   Но ругайся не ругайся, а я за бортом! Интересно здесь есть акулы? Акулы? О господи! Волна жутких воспоминаний восьмилетней давности захлестнула мой мозг....
  
   Из воспоминаний Его высочества принца Альберта-Эдуарда Уэльского. 1886 год.
  
   Тех, кто встает на пути Англии необходимо уничтожать вплоть до тринадцатого колена. Кто-то скажет, что это жестоко и бесчеловечно, но это сугубо его личное мнение. Европейская цивилизация зиждется на способности Англии править морями. Все, кто с этим не согласен - враги Англии. Бог дал Англии власть над всеми морями и всем миром. Англичане избранная раса - белые люди. Пускай всякие там германцы тешат себя нордическими теориями, но в них нет ни капли нордической крови. Германцы - гунны - азиаты - потомки "желтых обезьян". И никакого различия между китайцем и германцем нет. Туземцы. Азия. Только в жилах гордых британцев течет нордическая кровь. А современный германский народ - это потомки китайцев и евреев. Но речь идет не о немцах, а о других азиатах, еще более диких - русских.
   Бряцание оружием в Азии и готовность пойти походом в Индию, высказанные русским царем Александром Третьим - это не просто слова. Это классический "Fleet in being" в действии! Одних слов этого человека оказалось достаточно, чтобы престиж Англии пошатнулся, а экономика испытала серьезный удар. Такие вещи прощать не принято. Если этого азиата, этого туземца не поставить на место - эта дикая Россия совсем обнаглеет.
   Однако мы, англичане еще и благородная нация! Операция по уничтожению наследника русского престола, должна вестись наследником британского престола - тогда никто не сможет заявить, что мы, как подлые азиаты напали из-за угла. Кстати об азиатах - эти "желтые обезьяны" уж больно любопытны. Пока Япония это слабая страна, которую можно использовать для борьбы с Китаем, и как рынок для сбыта товаров. Но за этими японцами нужен глаз до глаз - слишком непроницаемы их узкоглазые лица.
   Но договориться с ними оказалось несложно. Эти "желтые обезьяны" желали научиться европейской манере ведения боя на суше и на море. А тут такой случай! Один из крейсеров Ее Величества, название которого я не буду упоминать, ибо это ... Сами понимаете, есть подробности, о которых говорить не принято.
   Мы пересеклись с японским крейсером "Унэби" 6 декабря 1886 года, сразу после его выхода из Сингапура. Крейсер перегонялся неполной японской командой. Как оговаривалось ранее, часть команды крейсера Ее Величества в составе 200 человек перешла на борт "Унэби" и японский корабль временно перешел в состав Британского Флота. Впрочем, это только на словах - всегда нужно предусмотреть возможность отступления в случае неудачи. Но эти "желтые обезьяны" верили в это всерьез. Чтобы отвести подозрение от Флота Ее Величества, по моему приказу были подняты черные флаги. Да, мы изображали пиратов. Точнее сказать неизвестных корсаров, деятельность которых вполне законна, если она отвечает интересам Англии. Понятно, что в случае неудачи виновными окажутся японцы - их крейсер нападал на русскую яхту, а то, что на ней были какие-то англичане - досужие домыслы.
   Сразу же после того, как сменная английская команда заняла боевые посты на "Унэби" мы отправились в погоню за русскими, хотя погоня - это громко сказано. Русские не спеша двигались в восточном направлении и по всей видимости занимались тем же чем и раньше - русский наследник и его друзья предавались традиционному блуду и разврату с французскими артистками, балеринами и певичками, коих на яхте был собран целый гарем. И догнать эту каракатицу труда не составило. И вскоре правое носовое орудие сделало первый выстрел, приказывая русской яхте "Ливадия" остановиться. Но русские не послушались, и, изменив курс, попытались от нас удрать. Бесполезно! Им потребовался бы как минимум час или два, чтобы поднять пары до полной мощности, да и тогда их яхта проигрывала бы нашему крейсеру пять-шесть узлов в скорости. Но часа у русских не было, как не было и везения - один из первых снарядов, попавших в яхту, лишил ее хода, и она окуталась паром. Но дальше, не заладилось у нас.
   Мы вели огонь уже три четверти часа, но русская яхта, не смотря на многочисленные попадания, отказывалась тонуть. Это меня не устраивало. Не устраивало по двум причинам. Первая причина. Нас могли обнаружить посторонние. Конечно, вряд ли они приблизятся к месту, где стреляют из орудий, но произойдет утечка информации, и исчезновение яхты свяжут с рассказом случайных свидетелей, а дальше размотают весь клубок до конца и выйдут на крейсер. Станут ли японцы брать вину на себя? Сомневаюсь - эти "желтые обезьяны" себе на уме. Ситуация может еще более обострится, если случайный свидетель сцены расстрела русской яхты сыграет в благородство и рискнет подойти поближе. Что делать тогда? Топить и его? А потом еще и еще? А очередной окажется военным кораблем и покажет нам зубы? Это меня не устраивало. С русским нужно заканчивать и как можно быстрее! А еще вторая причина - "желтые обезьяны". Еще чуть-чуть и престиж Ее Величества будет уронен в их глазах. Сорок пять минут не можем утопить безоружный пароход! Лучшие моряки мира! Черт с ним, с личным, но политика! Они же после этого обнаглеют и выйдут из под контроля! И тогда начнут беззастенчиво вытеснять нас из Китая. Причем сразу же найдется целая толпа помощников - Россия, Германия, Франция, САСШ.
   Исходя из этих соображений, я принял решение применить мины Уайтхеда.
   Мы приблизились на дистанцию ста пятидесяти ярдов, и произвели два выстрела - и снова конфуз! Одна мина попала русским в борт, а вторая затонула, едва выйдя из минного аппарата. Применять оставшиеся две? А если снова осечка? Да и как-то не видно результатов попадания - чуточку увеличился крен, но не более того. Или правы те, кто писал в разведонесениях, что на яхте почти сотня водонепроницаемых отсеков и бронированные переборки между ними?
   Мне ничего не оставалось делать, как пришвартоваться и высадить абордажную партию, которая заложит подрывные патроны в трюме. Конечно, существовал риск того, что пожар может переброситься на наш крейсер, но на спуск и отправку шлюпок времени не было - эта процедура займет еще час как минимум. Поэтому только швартовка к борту горящей яхты с наветренной стороны.
   Именно так я и поступил. Швартовка осложнялась формой подводной части эллипсоидного корпуса "Ливадии", выступающей в виде булей, но для моряков Британии нет не разрешимых задач!
   Наверное, эйфория от блестящей швартовки к борту горящей яхты расслабила не только меня, но и моряков Флота Ее Величества. Мы все забыли, что имеем дело не с цивилизованными людьми, а с подлыми русскими азиатами! То, что совершили они - по азиатски подло и бесчеловечно. Насколько я понимаю, уцелевшая часть команды русской яхты воспользовалась тем, что наши моряки из подрывной партии не знают планировки корабля, и подло напав на них из-за угла убила всех до единого. Воистину азиатская подлость! А затем эти русские нелюди нарушили правила ведения цивилизованной войны переодевшись в форму подло убитых британских моряков, и введя заблуждение оставшихся на борту "Унэби" моих соотечественников (да и меня тоже!), ворвалась по перекинутому между кораблями трапу на борт крейсера и устроила настоящую азиатскую кровавую резню.
   Эти азиаты вероломно убивали ничего не подозревающих доверчивых британцев, постепенно захватывая всю палубу крейсера. Их были целые орды - не меньше тысячи. Некоторые из моих соотечественников попробовали сдаться, но одному из офицеров тут же срубили голову, другому вспороли живот коварно изогнутым азиатским клинком, третьему размозжили череп какой-то металлической трубой. Мы были не готовы к такой подлости, так как считали, что уничтожили артиллерийским огнем весь экипаж и всех пассажиров яхты, и тем, кто не погиб в первую минуту схватки пришлось спасться бегством, выпрыгивая за борт, в надежде, что русские азиаты не начнут расстреливать тонущих, а спустят шлюпки для спасения утопающих и всем поднятым спасенным окажут цивилизованную европейскую помощь. Но никто не спустил шлюпок. Эти русские вырезали всех - и моих соотечественников, и своих соотечественников японцев. Трупы зверски убитой команды крейсера они выбросили за борт, а затем, на "Унэби" были подняты русские флаги, и он, наплевав на тонущих в воде цивилизованных европейцев, взял на буксир горящую яхту и двинулся на восток.
   В Азии коварны не только люди, но и рыбы. Не прошло и получаса, как среди барахтающихся в воде, стали мелькать акульи плавники. Я молился, прося Господа чуда для меня и для моей родины, которая может потерять наследника. И чудо случилось - откуда-то появился пароход, моряки которого отогнали акул и подняли всех тонущих на борт. Скрепя сердцем я принял помощь от этих неотесанных азиатов-германцев, поняв, что это божье наказание за проявленную мной гордыню! Нужно было проверить эту русскую яхту, прежде чем спускаться в ее трюма. Проверить и убить уцелевших, а затем уже минировать!
  
   23 октября 1894 года. Крейсер Ее Величества "Блэйк". Кэптен Эрлон Смоукинг
  
   Хоть в чем-то повезло! Их Высочество не разбился о палубу, не попал под винты, а барахтался в здешнем море. И командир "Тетиса" проявил благоразумие, выждав, когда русский крейсер, выдернув таран, отойдет на безопасное для нас расстояние - чтобы не попасть в нас при стрельбе по русским. Русские огня не вели - наши запоздалые снаряды выкосили и их орудийную прислугу и лишили их крейсер командования. Возможно, они бы и сумели сорганизоваться и попытаться оказать сопротивление, но не на такой дистанции. "Тетис" стрелял в упор, практически с расстояния в кабельтов.
   Русский крейсер практически сразу окутался паром и дымом, а затем довольно быстро стал крениться на борт. Он был обречен, это очевидно. Впрочем, и я тоже. Благо еще этот Черчилль не оказался за бортом. Их Высочество выловили достаточно быстро. И подняли на борт тоже быстро. Но только для того, чтобы тут же посадить в паровой катер, спускаемый на воду - доклад механика был неутешительным - с поступлением воды нам не справиться.
  
   23 октября 1894 года. Крейсер "Память Меркурия". Мичман Неиванов.
  
   Поведение англичан граничило с идиотизмом. Наш таранный удар они пропустили. Затем открыли огонь, затем внезапно прекратили. Почему? Ведь еще пару залпов и ... Какая разница? Шанс нужно использовать! Нужно попытаться таранить второй крейсер, или нанести ему повреждения!
   Увы, но удача нас покинула. Нос из англичанина мы сумели выдернуть, но развернуться в сторону второго противника времени не хватило. Уж больно мы "удачно" стояли! Нашу орудийную прислугу выкосили залпы скорострелок с их флагмана, а затем мы попали под беглый огонь второго крейсера. Вести огонь в ответ было некому. Пару минут бы нам и можно было организовать новую орудийную прислугу, и хоть для самоуспокоения пострелять по англичанам. Но не было у нас этих минут. И почти все снаряды, выпущенные англичанами за пару минут беглого огня попали в цель.
   Из переговорных труб донесся не только рев пара, но и крики заживо сваренных кочегаров. Все! Теперь мы только мишень для англичан, и вся наша ценность заключается в том, сколько снарядов и времени потребуется для нашего утопления. Как обидно! Еще бы четверть часа! Отойти в сторону, исправить повреждения, поставить матросов к орудиям, но удача не на нашей стороне! Только бы Государь успел уйти в Севастополь!
   -Команде покинуть корабль!
   Только бы Государь успел отступить в Севастополь!
  
   23 октября 1894 года. Ливадийский дворец. Начальник Девятого Департамента Сварог
  
   "Память Меркурия" погиб напрасно. За то время, которое шел бой с английскими крейсерами, они могли уже уйти по дороге в сторону Севастополя. Пусть не далеко, но хотя бы выйти из зоны возможного обстрела, и защититься рельефом местности - Сварог уже знал, что корабли этой эпохи навесной огонь вести не могут - только настильный, или близкий к нему. И любой ломик становился непреодолимой преградой для корабельных орудий. Но новоиспеченный император почему-то остался ждать чего-то во дворце. Чего? Ведь и ежу понятно, что с транспортов высадят десант, а крейсера поддержат его с моря огнем. И чем этому огню отвечать? Логично предположить, что у гвардейцев охраняющих Ливадию есть батарея орудий - калибра от трех до четырех дюймов, но что эта батарея сможет против двух-трех дюжин орудий англичан? А если учесть, что корабельные орудия крупнее калибром... А сухопутные пушки с короткими стволами, еще наверняка и не смогут пробить броню кораблей. Из боекомплекта - гранаты, картечь и шрапнель. Пулеметы? Не видел Сварог никаких пулеметов у гвардии. Хотя если есть - полдюжины не больше. Ситуация складывается аховая - время для отступления, подаренное ценой гибели крейсера безвозвратно упущено, любой ответный огонь по десанту лишь ненадолго отсрочит развязку - пушки англичан его быстро подавят. Отступать нужно. Либо в Севастополь, либо в горы. С восставшими крымскими татарами уж как-нибудь разберемся - не так уж их и много, плюс они не организованны. Да, могут организовать засаду, но никакой слаженности и организованности у них нет. Так чего же мать его этот Николя выжидает и причитает вокруг своей Аликс? Ялте хана! И нам скоро будет хана, если не уйдем по-тихому. Или этот идиот, хочет отступать с боем, под натиском превосходящих сил противника?
  
   23 октября 1894 года. Окрестности Ливадийского дворца. Гвардии капитан Басманов Сергей Федорович.
  
   Вначале казалось, что за решительной атакой "Памяти Меркурия" последует еще одна, а там еще и на горизонте появятся дымы Черноморского флота, но... Бой был слишком жестким и скоротечным. Чуда не произошло. И похоже, что чудес не будет. При покойном Государе ... Но Государь нынче новый, и по дворцу ходят странные пересуды, что смерть Александра Третьего не была случайной. Не знаю. И не хочу знать! Не тот момент, чтобы искать истину, да и стоит ли ее искать? Наше дело исполнить свой долг, а что до пересудов - лучше держаться в стороне от этого.
   Диспозиция у нас простая - один аглицкий крейсер с броней и пушками, а также три транспорта с десантом. Второй ихний крейсер сейчас тонет. Пароходы с десантом начали движение к берегу. Но не к Ялтинскому порту, а к берегу Ливадийского поместья. Шлюпочный десант? Зачем такие трудности? Ведь ошвартоваться в порту гораздо легче, чем возиться со шлюпками! Да и выигрыша во времени почти никакого. Может они боятся того, что в порту их ждет засада? Или в их цели захват города не входит? Несомненно, что крейсер будет прикрывать десант огнем и стрелять по всем обнаруженным целям, препятствующим десантной операции.
   То есть жизнь - копейка! Или алтын. Интересно, сколько потребуется времени англичанам, чтобы разнести мою батарею в клочья? И разнесет, ибо вся надежда только на нас - берданками высаживающийся десант, увы, не остановишь - слишком много этих турок.
   Согласно уставам действия против десанта - на всю досягаемость огня орудий. Огонь - ураганного вида, шрапнельный. Но лучше подпустить гребные суда с десантом поближе - англичанам, в зависимости от их мастерства потребуется от трех до семи залпов для нашего накрытия и уничтожения. Никаких укреплений для артиллерии создатели Ливадии не предусмотрели, чтобы не портить ландшафт Государева поместья. Правда сам Государь во время реконструкции отдал указания, об оборудовании позиций, но они, как и положено находятся у самого моря, и без поддержки тяжелых орудий. Сейчас бы хотя бы батарею шестидюймовок! Тогда крейсера англичан не смогли бы поддержать высадку десанта, а турками мы бы уже сами справились. Но чего нет, того нет.
   Но почему так глупо? К чему это возня с баркасами? Или операцию планировали так же как и у нас - по глобусу?
   Красиво пошла картечь! Два баркаса турков на аршин взметнулись ввысь, словно бы стремясь выпрыгнуть из воды, и в то же мгновенье распались на куски тел и деревянные обломки. Эх, времени всего ничего! А если? Один из транспортов вставший на якорь развернуло к нам бортом - хорошая мишень, только успеем ли? Если успеем - уменьшим десант на треть, а там может и берданками справимся, да штыками....
   - Беглый огонь!
   Как красиво! Огненные цветки по борту парохода - не зря корпел над учебниками! Эх, очнулись англичане! Перелет! Еще живем! Недолет!
   Ну вот, кажется и все! Следующий залп точно наш! Эх, жаль, что не успел черкануть весточку брату младшему - Михаилу, что идти нужно не в артиллеристы и гвардию, а в моряки и на броненосцы - как там у Пушкина? "Под грозной броней ты не ведаешь ран....". Господи как больно! И почему так темно?.....
  
   23 октября 1894 года. Ливадийский дворец. Начальник Девятого Департамента Сварог
  
   Сварог ласково провел рукой по бронзовому ребристому кожуху, артефакта, впервые увиденного в кино, в детстве, и встреченного затем в горячих точках. Да, это был он - легендарный пулемет "Максим". Одна из самых первых моделей - на орудийном лафете. Кто и как затащил эти игрушки в количестве двух штук на чердак, выяснять было поздно и глупо. Самое главное, что они пришлись как нельзя кстати. Подарок злобных авторов романа или хобби покойного Императора? А есть разница? Главное, что есть патроны! И какое-то время туркам придется несладко. Хотя и нам тоже - после того, как англичане засекут расположение пулеметов, они предпримут все, чтобы их подавить.
   А может ну его нафиг? Что-то в Свароге протестовало против такого решения. Не наигрался в войну? Возможно. А может просто хотел отомстить здешним, за развал Великой Империи - СССР в своем родном мире. "Максим" - это не "дегтярь" - это серьезная игрушка! Самое главное, что он не подпрыгивает и не дергается. Поймал прицел - и водишь стволом вправо-влево. А штурмовые колонны турок - очень лакомая цель! За вторую "машинку" села Мара. Пора однако! "Адские косильщики" начали свою работу...
  
   23 октября 1894 года. Ливадийский дворец. Николай Второй.
  
   Здание дворца вздрогнуло от взрыва британского снаряда. Сверху посыпалась штукатурка. Метко стреляют - одно слово цивилизованная нация, не то, что мы - сиволапые.
   Что там Папа говаривал? У России есть два союзника - армия и флот. Ну и где армия? Где флот? Эх, папенька! Попер против англичанки! Они же сплошь джентльмены! Вон со стороны Севастополя доносится канонада - гибнет твой флот папенька! А армия вооружена негодными винтовками Мосина, и если бы не я, жаль, слишком поздно заметил...
   Что это? Сверху с чердака доносится какой-то перестук. Точно! Это твой архивист - начальник кажется Девятого Департамента, разыскал твои любимые игрушки - автоматические трехлинейные пушки Максима, которые ты прятал на чердаке, и теперь изображает военного человека. Идиот он твой архивист! Патроны нужно беречь, и стрелять прицельно! А той очередью, что он сейчас выпустил можно целую роту подстрелить. Одно слово - партикулярная штрафирка!
   Однако кажется, залегли супостаты. Где Аликс? Что с ней? Где армия, где флот? Почему Государь должен воевать один за всю Рассею? Еще один снаряд ударил в здание дворца и сверху посыпались большие куски штукатурки прямо мне на голову. Больно то как! Я почувствовал во рту кровь из прикушенной губы. Это все из-за этого партикулярного стрелка! Не стрелял бы по туркам - не стреляли бы в нас англичане! Еще попадание снаряда! Господи! Да найдется ли кто-нибудь, кто уймет этого идиота-стрелка на чердаке! Неужели он не понимает, что сопротивляться бесполезно! Только молитва может нас спасти! Молитва и Божья милость! Как тогда, восемь лет назад....
  
   Из воспоминаний Николая Второго. 1886 год.
  
   Ах, Папа! Какой же ты скряга! Восемнадцатилетие! Старшего сына! Наследника! То ли дело дядья - деньги на все есть! Какой картофель мы собирали на лагерных сборах! Какие балерины! Какие ножки! К чертям эти пуританские фижмы скрывающие пластику и красоту!
   А потом осень. Казалось, что может быть тоскливей - гулять по парку, стрелять ворон. Но нет - Дядя преподнес мне еще один подарок! Улучшенная копия яхты "Ливадия" от которой отказался шесть лет назад Папа! Папа - недалекий человек! Отказаться от такого комфорта и роскоши! Я с радостью отправился во Францию (Дядя обещал отменный французский картофель, и лучшие вина в корабельных погребах). Реальность превзошла то, что я видел на фотографиях. Несколько омрачало радость, присутствие на борту старшей сводной сестры, но эта байстрючка, всерьез решила изучить морское дело! Мичман Флота Российского! И смех и грех! И подружке голову задурила - Стане (или Анастасии, как ее величает эта байстрючка), дочери князя Негоша, эта тоже на мостике пропадает. Хотя может это и к лучшему - черногорский князь Николай Петрович, заботясь о безопасности своей дочери, приставил к ней охрану - сотню каких-то башибузуков, спустившихся с гор. Что самое смешное, это сиволапое мужичье, тоже пытается учиться морскому делу. Никак князь Негош, мечтает о военных кораблях. Одного парохода "Ярославль" подаренного Черногории Папа ему мало! Эх, Папа! Каким-то горцам корабли даришь, а старшему сыну на восемнадцатилетие, даже вшивого особняка не подарил!
   Как упоительны за границей вечера! Особенно под вино и хруст французской булки! Какие тонкие талии у танцовщиц! Как весело и забавно искать "картофель" после их выступления! Слава Богу, что чокнутая сестренка все вечера и ночи проводит на мостике. Две Анастасии! Прямо пиши картину маслом - две пресвятых девственницы! Тьфу! Почему ее в детстве не отравили как ее Мама? Потом наверняка возомнит себя Екатериной Великой и начнет заговоры устраивать!
   * * *
   Сегодня накануне прохода через Суэцкий канал, была превеселая пьеса "Царица Клеопатра", для участия в которой привлекли и нас. Все было здорово, античные декорации, мы как римские патриции возлежали на ложе, и наблюдали за танцем наложниц, а потом играли оргию в римских традициях. Ах, Жизель! Какая у тебя талия! Какие ноги!
   Суэцкий канал оказался широкой и грязной канавой. Смотреть было не на что! Гулял по палубе, стрелял в какую-то птицу. Не попал.
   * * *
  
   6 декабря 1886 года. Пока мы веселились в Сингапуре, нас догнал японский крейсер "Унэби". Какой стремительный! Какая мощь! Умеет французы строить корабли, не то, что мы сиволапые! Но Сингапур - это кладезь наслаждений и острых ощущений!
  
   * * *
   Выступление картофелин было в самом разгаре, когда яхта внезапно, без всякого предупреждения изменила курс и ход. Где-то в стороне раздался ужасающий грохот взрыва, заглушивший звук оркестра. Я подбежал к портьере, закрывавшей окно Бархатного салона, и откинул ее в сторону. Но ничего, кроме расходящегося на воде круга не заметил. Оркестр, испуганный внезапным происшествием, смолк и в наступившей тишине мы расслышали еще несколько взрывов, но уже с противоположной стороны. Все - и гвардейцы, и любопытные танцовщицы метнулись на противоположную сторону.
   Зрелище было феерическим. Рассекая гладь моря стремительным форштевнем, нас догонял, крейсер "Унэби", на стеньгах и флагштоке которого трепетали черные флаги. Именно он вел огонь по "Ливадии" приказывая нам остановиться.
   Поведение капитана яхты я счел безумием. Зачем бежать, ведь мы находимся в мире с Японией. Но подняться на мостик я не успел, так как один из снарядов ударил в корпус яхты, и взорвался где-то прямо под нами, многие из присутствовавших испуганно вскрикнули, а затем снизу повалил пар и дым. Следом прилетел еще один снаряд, и разорвался в салоне, разбросав мебель, и разорвав белокурую Жаннет почти пополам (она красила волосы, я это точно знаю). Все заворожено и с ужасом смотрели на то, как дергается в нелепых судорогах разорванное по диагонали ее юное тело. Кровь на ее белоснежной коже смотрелась ужасно!
   За этим снарядом прилетел еще один, но попал, слава богу не в салон! Освещение погасло. Кто-то закричал и все бросились искать выход. Кого-то затоптали в темноте. Затем в темноте раздались властные крики, и всех, кто уцелел в давке, повели куда-то по трапам внутрь корабля. Яхта содрогалась от снарядов крейсера. Было ужасно. Вокруг меня стонали раненые, кто-то орал в истерике, кто-то плакал, кто-то молился, пахло мочой, фекалиями и рвотой. Один из взрывов, сотрясший корпус яхты, был особенно мощным. Такое впечатление, что кто-то взорвал полсотни пудов пороха разом. От этого взрыва меня швырнуло на металлическую переборку, и я рассек лоб до крови. Я потерял счет времени. Казалось с каждым снарядом, попадающим в яхту, мы погружаемся в очередной круг ада.
   Я проклял дядю, с его подарком. За эти деньги я мог купить дворец или театр балета в Париже и не видеть и не слышать этого кошмара. Русские не морская нация! России не нужен флот! Зачем обрекать русских людей на такую мучительную смерть? Кто придумал эти корабли?
   Потом все стихло. Даже стоны раненых. Все молились Господу о чуде, и Господь услышал наши молитвы! Божьим провидением мы были спасены! Господь испепелил Силы Зла!
  
  
  
   23 октября 1894 года. Ливадийский дворец. Начальник Девятого Департамента Сварог
  
   Турок, мы конечно же прижали, но и они дураками не были - крейсер стрелял довольно кучно и довольно метко. Сколько мы продержимся, я не знал. Удивляло то, что никто из моего воинства не имел ни царапины. Но патроны заканчивались. Сколько они положили народу в красных фесках? Все равно мало! Да и не прут уже турки напролом! Залегли и попрятались. Ждут, когда корабельные орудия уничтожат пулеметные гнезда. Ох, черт! Это почти прямое попадание! Еще пару выстрелов и ... Все живы? Кажется все! Сварог осмотрел место попадания снаряда, частично обрушившего пол чердака. Ого! Кажется, этого идиота контузило, и он на время потерял сознание! Впрочем, его невеста, визжащая в истерике радости тоже не доставила, но зато теперь, схватив этих идиотов под белы ручки, можно будет свалить в сторону Севастополя, так сказать огородами. Последнюю очередь по туркам и бегом вниз!
   * * *
   Когда Сварог возглавил отступление и эвакуацию, бессознательного тела Николая Второго он понял, что вляпался по-крупному. Нужно было плюнуть на все и валить без этой придворной гопкомпании. А теперь, получается, что они нарушили волю государя, который не собирался покидать дворец! Понятно, что все придворные были рады тому, что государя контузило, и кто-то взял ответственность на себя и скомандовал отступление. Но эта радость сугубо личная - вроде как и шанс спастись появился и государеву волю не нарушил! А как очнется Никки - так сразу и закатит истерику - почему отступили, а не умерли героической смертью! И все начнут пальцем на Сварога показывать - это он, это он струсил! В лучшем случае - отставка! В худшем - могут и трибунал организовать под горячую руку.
   А с невестушкой его ненаглядной, хлопот не было. Она аккуратно так упала в обморок стараниями Мары, и сейчас ее тело бережно несут на импровизированных носилках. Что мы имеем? С учетом тех гвардейцев, что остались прикрывать их отход - четверть часа не больше. А потом турки их начнут быстренько догонять. Или не начнут - если в их задачу входит только захват дворца. Возможно, они попытаются опознать имеемые во дворце трупы - тогда запас времени больше. Но надеяться нужно на худшее. Тем более, что это худшее себя и проявило, как только они выбрались на дорогу, ведущую в Севастополь.
   Взвизгнула пуля по мостовой, затем еще одна, потом еще. Ага, а вот и первые местные террористы-сепаратисты! Пардон, полевые национально-освободительные формирования борцов за общечеловеческие принципы демократии. Дети гор! Последователи Даты Туташхиа! Впрочем до организованного нападения им было как английской леди по уровню нравственности до портовой шлюхи (последние хоть зоофилией не увлекаются). "Горные орлы" сидели разрозненно за камнями и деревьями на склонах, и палили в авангард процессии - то есть меня - графа Гэйра. По предварительной договоренности, остальные из моей команды грамотно прятались за складками местности, а отстрелом супостатов занималась Мара.
   Я не знал, насколько меткими были по жизни эти анонимные стрелки, но вполне догадывался, что эти люди, до того, как их настигала очередная пуля Мары, испытали немало недоумения в связи с резким снижением своей меткости. Оно и неудивительно - застрелить лара не удавалось никому по определению! Но стрелки этого не знали, и я ухмыляясь в развалочку шел по дороге, дразня горе-снайперов неприличными жестами.
   И вскоре я понял, что педагог из меня никудышний. Мара стала вести себя более чем нагло, я, конечно понимаю, что ей, как и мне все летящие предметы абсолютно нипочем, но не на людях же себя так вести! А вскоре к ней присоединилась и Яна, демонстративно показав мне язык! К счастью, арьергарду, состоящему из придворных, и императора с невестой было не до нас, и странности нашей неуязвимости никто пока не заметил. Плохо было то, что из-за этих стрелков мы потеряли темп, и турки потихоньку нас настигали. Какое-то время их еще будут сдерживать остатки дворцовой гвардии, но потом... Нужно срочно подниматься в горы и занимать оборону, в надежде, что подойдет помощь из Севастополя. Если, конечно же эта подмога подойдет вовремя.
   Однако именно это и произошло - из-за очередного поворота донеслись обрывки строевой песни, а затем, колонна певцов - батальон Севастопольского гарнизона. Но радость моя была недолгой - контуженный самодержец пришел в себя и тут же стал брать бразды правления в свои руки.
   23 октября 1894 года. Борт яхты "Призрак" личной собственности мегавождя таинственных и могущественных прогрессоров таинственного, могущественного и загадочного "Андреевского Братства" - строителей Вселенского Счастья. Игорь Ростокин.
  
   Когда загромыхали орудия, мне стало страшно. По настоящему страшно. Страшнее чем тогда в 1924 году в Москве. Там была игра, испытание - за мной следили, меня страховали. А здесь? Пьяный Новиков со своей пьяной же певицей, и мы с Аллой. На деревянной яхте прямо в центре морского боя! Снарядам здесь все равно в кого попадать, да и калибр таков, что нашей яхте достаточно одного двух попаданий, чтобы все превратилось в набор деревянных щепочек разной длины из разных сортов древесины.
   Но гром пушек привел в чувство и Новикова. Трезвым он не стал, но его паника была направлена в нужное русло - он приказал рубить якорный канат, а сам побежал в рубку запускать двигатели. Это было правильное - решение - отсюда нужно было убираться, и не только отсюда, но еще и с яхты - это путешествие всерьез осложнило мои отношения с Аллой, и мне было поставлено жесткое условие - либо доступ к ее телу, либо моя дружба с Новиковым. Я выбрал первое, без каких либо угрызений совести - увлечение идеями прогрессорства сидело у меня уже в печенках - хотелось чего-то конкретного и реального. Как например у Воронцова - "Валгалла" - огромный пароход. Его можно критиковать с технической точки зрения, но от этого он не перестает быть пароходом - большим, огромным, железным, со своим шармом, с душой. Именно душой, хотя речь идет о бездушном механизме.
   А прогрессорство - это что-то без души. Набор безликих коэффициентов и не более того. Посвятить жизнь каким-то безликим цифрам? Увольте! Лучше в солдатики играть как Берестин, или в шпионов как Шульгин. Да даже коммунистические идеи Левашова имеют больше души, чем это прогрессорство.
   Когда мы вернемся в форт Росс... А мы уже вернулись! Пьяный Новиков, решил не подвергать свою жизнь опасности, и отойдя на несколько миль от Ялты, включил установку внепространственного перемещения. Слава Богу! Больше в море - ни ногой! Если только в другой компании....
  
  
  
   23 октября 1894 года. Дорога Ялта - Севастополь. Николай Второй.
  
   Этот идиот - начальник Девятого Департамента тоже пытался меня отговорить, но я тут же отправил его в отставку вместе со всеми сотрудниками. Пусть поучится военному делу, столько, сколько учился я, а потом лезет со своими советами - в горы, рассыпаться цепью. Туда же (в отставку) я отправил и командира батальона вместе с его ротными, которые поддержали этого графа Гэйра ... И как этой цепью атаковать турок? Только колонной! В штыки! И гнать до самого моря!...
   У некоторых из младших офицеров было побольше разума, чем у их начальников, и они поддержали меня. Солдатушки примкнули штыки и выстроились колонной за своим Государем. Пора! Раз уж ввязался в войну, вместе с Рассеей - нужно действовать быстро и решительно! Вперед! Опрокинуть противника будет несложно - они идут в гору, а мы движемся с горы, дорога петляет, и длительного заградительного огня турки организовать не сумеют, а в штыки мы их опрокинем.
   Дальнейшее слилось в какую-то смазанную картину - вот мы быстрым шагом, почти бегом, движемся по дороге, вот натыкаемся на турок, кто-то из них стреляет, кто-то в растерянности смотрит на внезапно появившееся русское воинство. А затем в штыки! И турки дрогнули! Видно есть у нас шанс на победу! Вперед! Не останавливаться! Они бегут! Сбросить их в море! Гнать, гнать и гнать!
  
  
   23 октября 1894 года. Ялта. Уинстон Черчилль.
  
   Не стану хвалиться, но эту войну Россией действительно выиграл я. Поскольку по этому поводу ходит слишком много фантастических слухов, то я хочу рассказать, как это было на самом деле.
   После того, как крейсер Ее Величества "Блэйк" получил пробоину, был отдан приказ оставить тонущий корабль. К тому времени русского постигла та же участь, и нас с "Блэйка" помимо штатных шлюпок снимали и шлюпки "Тетиса". Пока шла эвакуация экипажа тонущего "Блэйка", турки потихоньку подвигались к берегу и готовили шлюпки для высадки десанта. Радовало, что Их Высочество родился под счастливой звездой - упав за борт во время тарана русского крейсера он не получил ни царапины, хотя и утопил свою любимую трубку с опием. Но я с радостью поделился с ним своим коньяком, и подарил одну из коробок таиландских сигар с марихуаной. Конечно, марихуана это не опий, но в сочетании с коньком - приходы такие, что королю Артуру не снились.
   Мундир Их Высочества намок, и он позаимствовал белый чесучовый костюм, с белой шляпой, белыми лакированными туфлями из моего гардероба. Мы стояли на мостике "Тетиса" покуривали сигары, попивали коньяк и наблюдали за тем, как красные фески приближаются на переполненных шлюпках к берегу.
   Эх досада! Мы с Их Высочеством рассмеялись как идиоты (марихуана плюс коньяк - хорошо улучшает настроение) - скрытая на берегу русская батарея стала перемалывать картечью турецкие шлюпки вместе с этими потомками янычар в красных шапочках. Сие действо продолжалось недолго - пушки крейсера Ее Величества "Тетис" нащупали русские позиции и отправили русских к праотцам.
   Потом дела стали налаживаться, но для ускорения высадки пришлось использовать шлюпки с затонувшего "Блэйка" и шлюпки с "Тэтиса". Русские нужно отдать должное - ожесточенно сопротивлялись, и пушкам крейсера пришлось вести огонь по Ливадийскому дворцу, подавляя их огневые точки. Когда поступил доклад о взятии дворца, я решил отправиться на берег, дабы запечатлеть победу британского оружия, достигнутую турецкими руками. Остатки русских, преследуемые турками уходили в этот момент по горной дороге в Севастополь.
   Однако, когда баркас с "Тетиса" причалил к берегу, обстановка на суше в очередной раз изменилась. Русские подтянули подкрепления и контратаковали наступающую турецкую колонну. Потомки гордых янычар не выдержали и побежали. Бежали они увлеченно и профессионально - избавлялись на ходу от оружия и амуниции, и сея панику направо и налево. Я в этот момент с дюжиной матросов с баркаса находился на берегу рядом с только что выгруженной турецкой полевой батареей. А затем нас чуть не снес в море поток бегущих турок, сумевших оторваться на пару сотен шагов от преследующих русских. Отступающие янычары, прыгали в море, набивались в стоящие шлюпки и пытались отчалить от берега. Следом за ними стали устремляться и канониры батареи. Наверное я бы тоже, поддался этой панике, но коньяк и марихуана сделали меня бодрым, смелым, хотя и идиотски хихикающим над всяким сказанным словом. Короче говоря я решил пальнуть из пушек по русским, пока эти горе-канониры совсем не разбежались. Раздавая удары стеком, я приказал зарядить орудия и нацелить на дорогу. И мы успели до того, как показались первые русские.
   Я картинно махнул стеком и батарея дала залп. Взвизгнула картечь, высекая искры из камней набережной, и прокладывая широкую лесную дорогу среди наступающих русских казаков. Из-за нерасторопности напуганных турецких канониров залп батареи лег не совсем так, как нужно - я планировал ударить по идущим во главе русской колонны офицерам, но они ушли с линии огня, а поворачивать орудия времени не было. Но это было и к лучшему, ибо эта нерасторопность превратила залп батареи в "золотой" - русские командиры оторвались от своих солдат, а последних мы смели беглым картечным огнем, не всех конечно, - задние в панике отступили и спрятались за складками местности.
   Командовал русскими явно неопытный офицер, ибо за все время атаки он ни разу не оглянулся назад, и не поинтересовался своими подчиненными. В итоге, он с пятью офицерами и полудюжиной уцелевших солдат взять в штыки турецкую батарею. И ему бы это удалось - турки, не смотря на мои окрики и удары стеком направо и налево, бежали в панике в море. Спасли ситуацию моряки с баркаса крейсера "Тетис" на котором я прибыл на берег. Под моей командой мы окружили атакующих русских и я предложил их командиру сдать шпагу.
   К моему удивлению, этот человек, только что геройски шедший в самоубийственную атаку прямо на нашу картечь, как-то внезапно и сразу сломался и опустил голову и плечи. То, что я взял в плен самого русского царя, выяснилось уже позже, на борту крейсера Ее Величества "Тетис".
   Вспоминая то, что тогда происходило, я благодарю марихуану и коньяк - если бы не они, то я не решился бы на столь сумасбродный поступок. Но именно благодаря им я напрочь утратил чувство опасности, и смог совершить действия приведшие в итоге к победе в войне с Россией. Ибо победу мы одержали проиграв все сражения в этой войне. Даже то, где участвовал я, ибо после взятия дюжины русских в плен, мы спешно погрузились на баркас и драпанули на "Тетис" - остатки русских, пришли в себя и стали вести достаточно меткий и организованный огонь по берегу, постепенно приближаясь к нашим позициям для штыковой атаки.
  
  
   23 октября 1894 года. Ялта. Начальник Девятого Департамента Сварог.
  
   Сварог стоял на склоне горы и был переполнен чувством какого-то злобного и мстительного удовлетворения. Ни что в его душе не шелохнулось, когда он наблюдал за пленением Николая Второго англичанами. Ну и что, он, Николай Романов, русский император? Не Государь он, и даже не государь! Жаль, что его не убило той картечью, под которую он подставил батальон, который увлек за собой! Ведь любой из тех офицеров, кто стоял рядом со Сварогом не допустил бы такого безумия, и не стал бы губить подчиненных так бездарно. Конечно, бездарности исключить нельзя, но не такой! Имея тысячу солдат с винтовками можно было без особого труда и уничтожить турков, и захватить эту турецкую батарею. Достаточно было просто рассыпать солдат по широкому фронту подобием цепи и перестрелять и турков и английских моряков. А зазря погибший крейсер "Память Меркурия"? На хрена нужен был их героизм и самопожертвование если ими никто так и не воспользовался
   Только вот что теперь делать? Конечно же, можно попытаться отбить эту бездарь у англичан, но стоит ли? Или в данном случае от Николая Второго ничего не зависит и все решают Великие князья - Семья так сказать? Найдут другую серость на престол?
  
  
   Комментарии злобных аффтаров о тактике пехоты в конце девятнадцатого века.
  
   Нужно отметить, что Сварог, был не совсем прав, рассуждая о бездарности Николая Второго. Император России действовал в соответствии с канонами воинского искусства своего времени, и не знал о тактике пехотных подразделений конца двадцатого века. Да и если бы знал, то ему бы это знание мало пригодилось в силу отсутствия соответствующего оружия, с помощью которого можно эти приемы применять на практике - пулеметов, авиации, реактивных систем залпового огня, автоматического оружия у пехоты.
   И у Николая Второго все практически получилось. Победа была в его руках. Десант был фактически сброшен в море, но все испортило присутствие англичан возле турецкой батареи. И именно действия Черчилля лишили российского императора победы. И поскольку это произошло на завершающем этапе разгрома турок, когда Николай уже чувствовал запах победы, то потрясение, которое он испытал в результате внезапного перехода хода сражения от победы к поражению, оказалось чрезвычайно сильным. И естественно, что это потрясение сломила Николая Александровича, подавив в нем волю к сопротивлению.
   Что же представляла из себя тактика пехоты в конце девятнадцатого века? Прежде всего, рассмотрим вопрос войны в горах, так как окрестности Ялты, где происходил этот роковой для России бой, являются горной местностью.
   Действия войск в горной местности в то время обозначались термином "горная война". Считалось, что условия местности и климата, сильно влияющие на ведение военных операций, приобретают в горах первенствующее значение, и поэтому горная война предъявляет к войскам высокие требования и обусловливает необходимость надлежащего выбора начальников и особой организации отрядов. Государства, планирующие возможность ведения горной войны, содержат уже в мирное время особые войска, комплектуемые горными жителями (альпийские стрелковые батальоны во Франции и Италии, императорские егеря и тирольские стрелки в Австрии).
   Для горной войны назначаются преимущественно пехота и небольшое количество конницы (для донесений), саперы и горная артиллерия. Полевая артиллерия только в редких случаях найдет применение в горах. Отряд составляется из самостоятельных соединений, силой не свыше дивизии. Дивизии полезно расчленить на отдельные бригады в 4--5 батальонов с горной батареей и несколькими всадниками (во Франции -- groupes alpines пo 3 альпийских стрелковых батальона, 1 горной батарее и пионерского отделения; в Австрии -- горной бригады, каждая в 3--5 батальонов, 1 горную батарею, 1 обозный эскадрон). Обозы должны быть преимущественно вьючными. Ввиду чрезвычайно большой длины колонн вьючных обозов (груз одной пароконной подводы поднимается 4--5 вьючными животными) применяется, где возможно, смешанная организация: обоз, непосредственно следующий за войсками, -- вьючный; прочий, следующий по хорошим дорогам, -- колесный. (В австр. дивизиях, предназначенных для действий в горах, бригадный обоз, весь или частью, вьючный; дивизионный обоз нормально вьючный, но может быть и смешанный).
   Горы непригодны для действий массовыми армиями. Малое число путей, отсутствие больших запасов продовольствия на месте и трудность подвоза его, редкость населенных пунктов, чрезвычайно затрудняют снабжение и размещение войск. Кроме того, в горах трудно найти место для развертывания значительных сил. Вследствие этого, горные страны никогда не являлись главными театрами военных действий, исключая тех случаев, когда война велась за обладание целой горной страной (Кавказ, Босния в 1878 г.). С другой стороны, горы нередко становятся второстепенными театрами в тех случаях, когда они лежат на фланге главных операционных линии или когда они пересекают ее (Балканы в 1877 г.). Все сказанное не вполне применимо к горам средней величины, в особенности же к горам средней Европы, расположенным среди густонаселенных областей и прорезанным больших числом дорог. Нормы, принимаемые для расчета походных движений на равнине, применимы в горах только в отношении хороших искусственных дорог. Величина переходов, при движении по проезжим вьючным и пешеходным дорогам, находится в зависимости от топографического характера местности. При значительных подъемах (свыше 0,08) величина перехода измеряется не длиной пути, но разностью высот: в час до 300 м при подъеме и до 450 м при спуске. Для непривычной или истощенной пехоты, особенно в холодное время года, эти нормы значительно понижаются (переход Суворова: 17 км за 102 часа); с другой стороны, втянутые войска могут совершать значительно большие переходы (в Швейцарии на маневрах пехота проходила иногда в один день пространство с разницей уровней свыше 1700 м). Узкий фронт движения, в связи с неизбежной растяжкой, чрезвычайно увеличивают длину колонн. На вьючной дороге одна бригада в колонне по одному с одной горной батареей займет в глубину около 11 верст. Артиллерия в общей походной колонне распределяется между частями пехоты, конница -- в хвосте колонны, саперы -- при авангарде; обозы, кроме самых необходимых повозок, следуют отдельной колонной. Охранение на походе должно быть особенно тщательным, ввиду легкости устройства засад. Лучшая охрана -- широкая разведка; небольшие отряды, даже одиночные люди, должны следовать по всем боковым дорогам и тропинкам и даже без дорог. Ввиду чувствительности флангов, в горах боковые отряды делаются, если возможно, достаточно сильными для ведения самостоятельного боя. В некоторых случаях и авангарду приходится придавать значительную численность, т. к. в горах чаще, чем на равнинах, встречаются рубежи, требующие занятия и упорной обороны. В тактическом отношении горы благоприятствуют пассивной обороне, т. к. каждая горная позиция в большинстве случаев настолько сильна, что даже обороняемая незначительными силами, является почти неприступной с фронта. Однако, с другой стороны, горы препятствуют ведению активной обороны, т. е. переходу в наступление отряда, обороняющего позицию; та же местность, которая затрудняет атакующему приближение к позиции обороняющегося, парализует попытки этого последнего перейти к активному образу действий, обрекая его на пассивную роль. Это обстоятельство дает значит. преимущества атакующему, который получает возможность выделять для действий против флангов обороняющегося (обходом) большую часть сил. По ограниченности числа путей фланги в горах особенно чувствительны и потому обход вынуждает обороняющегося к отступлению. Поэтому боевые действия в горах должны быть проникнуты наступательным духом; тактическая оборона найдет применение в. мелких отрядах, непригодных для самостоятельных действий, например, при отстаивании перевалов или переходов. Вследствие силы фронтальной обороны горных позиций и пересеченности местности в тылу их, затрудняющей своевременное прибытие резервов, боевой порядок в горах отличается большим протяжением по фронту и малой глубиной. Вместе с тем, ввиду затруднительности поддерживать угрожаемые пункты, боевая линия и в особенности фланги ее должны делаться сразу достаточно сильными. Артиллерию и картечницы следует располагать так, чтобы все подступы к позиции по возможности обстреливались. Общим правилом будет распределение орудий и картечниц по всему фронту повзводно или даже поорудийно. Расположение побатарейно или большими массами явится исключением. Резервы располагаются возможно ближе к боевым линиям; строй резервов значения не имеет. Отражение атак -- преимущественно огнем; фронтальная контратака сопряжена с большими потерями; выгоднее направлять ее на фланги и тыл. Атака с фронта, не поддержанная с фланга хотя бы только огнем, имеет мало шансов на успех и потому, как общее правило, атака в горах ведется с обходом флангов. Обходящая часть должна быть достаточно сильной для обеспечения решительного перевеса в силах, тем более, что надо считаться как с извечным утомлением войск от ходьбы по горам, так и с тем, что противник будет держать резервы за своими флангами. Инициатива частных начальников при наступлении имеет особенно большое значение; занятие отдельной вершины может облегчить продвижение других частей атакующего и решить участь боя. Не менее важно своевременное использование каждого частного успеха, для закрепления за собой занятого пространства, пока обороняющийся, не успел изменить обстановку в свою пользу. Несмотря на трудность фронтальной атаки горной позиции, таковая не является невозможной. В этом случае большую пользу могут принести артиллерия и картечницы, прикрывающие своим огнем атакующего при выходе его из мертвых пространств. Нередко придется атаковать ночью. Каждая горная страна представляет более или менее сложное сочетание отдельных хребтов. Каждый хребет является оборонительной линией, при обороне которой особое значение получают перевалы и проходы. Чем сильнее выражен рельеф местности, чем менее доступны горы, тем значение перевалов и проходов вырастает. Отсюда вытекает, что первой задачей обороняющегося является занятие перевалов небольшими самостоятельными отрядами, способными к упорной обороне. Однако, было бы ошибкой выделять слишком большие силы для обороны перевалов. Только очень высокие и труднодоступные цепи абсолютно не допускают движения иначе как через известные проходы; горы средней величины (напр. Крымские) доступны во многих местах и в этих случаях желание оборонять каждый проход привело бы к раздроблению сил. Противник атаковать всех перевалов и проходов не может; закрытая местность и демонстрации позволять ему ввести обороняющегося в заблуждение и, нанеся в намеченной точке удар превосходящими силами, прорвать растянутый фронт. Не следует, однако, в особенности в труднодоступных горах, оставлять вовсе без наблюдения перевалы и проходы. Выдвинутые к перевалам охранительные отряды занимают оборонительные позиции и устанавливают тщательное наблюдение за противником помощью далеко выдвинутых постов. Охранительные отряды должны оказывать противнику упорное сопротивление, не смущаясь обходами, не взирая на возможное отступление соседних отрядов и не рассчитывая на поддержку из резерва. Ввиду этого, очень важное значение имеет постройка на перевалах сомкнутых укреплений, позволяющих не бояться обхода. Следует иметь в виду, что маскировка укреплений в горах затруднительна (командующее положение, прозрачность воздуха), почему опорные пункты (редуты, форты) резкой профили принесут мало пользы. В горной войне предпочтительнее опорный пункт, образованный сочетанием отдельных, хорошо примененных к местности окопов низкой профили, снабженных блиндажами, связанных ходами сообщений и окруженных искусственными препятствиями. Войска, остающиеся за выделением части сил в охранительные отряды, составляют резерв, предназначаемый для активных целей. Резерв располагается: при обороне горной страны -- в горах, в узле дорог; при обороне отдел. хребта -- вне гор, по всю сторону их. Задача резерва заключается в действии против фланга или тыла неприятеля, пытающегося перейти горы или же в атаке дебуширующей из гор неприятельской колонны. Резерв должен бить противника по частям, пока он не успел перевести через горы все свои силы; отсюда следует, что первыми условиями успеха являются быстрота и умение отличить демонстрации от серьезного намерения, т. е. направления глав. удара. Наступление в горах ведется широким фронтом, рядом самостоятельных колонн. Достижение взаимодействия между ними, в силу условий местности, затруднительно, почему следует избегать сложных планов. Собственно говоря Николай Второй и избегал сложных планов - он просто опрокинул неприятеля и попытался на его плечах ворваться в его тыл и довершить разгром.
   Не следует также уравнивать движения колонн; чем дальше продвинется какая либо из них, тем более будет облегчено движение других. Неудача одной колонны не должна служить поводом для остановки других. Общий резерв в большинстве случаев не нужен, т. к. условия местности исключают возможность передвижения его вдоль фронта. Задача резерва при наступлении(сосредоточение силы удара в определенной точке) м. б. возложена на одну из колонн, которая делается соответственно сильнее. Как видно из сказанного, задача наступающего сводится прежде всего к овладению перевалами или проходами горн. хребта, a затем к дебушированию из гор. Демонстрации и широкое применение обходов является основой успеха. Овладевшая перевалом, колонна занимает прежде всего выход из гор, для обеспечения дебуширующих войск от действий резерва обороняющегося. Если противник позволит произвести дебуширование беспрепятственно, колонна распространяется в стороны, для облегчения выхода из гор соседних колонн.
   Что такое дебуширование? Внимательный читатель наверняка уже задолбался встречать в тексте какие-то странные термины - толерантность, перси, электорат, ланиты, либерасты, гомофобы и т.п. Увы, но авторы решили дабы текст был похож на старинный, написанный во времена, когда происходят описываемые события, вставлять в текст словечки той эпохи. Одним из таких слов является - "дебуширование" (от франц. dеbouchе) -- выход войск из теснины (ущелья, горного прохода, моста, плотины и т. п.) или какой-либо закрытой местности (леса, деревни) на более широкое место, где можно развернуться. Дебуширование в виду неприятеля сопряжено с большими затруднениями: приходится двигаться узким фронтом, сильно поражаемым огнем в глубину, вследствие чего даже большое превосходство в силах не имеет значения. Наиболее характерными примерами дебуширования через теснины являются: переход Суворова через Чертов мост в 1799 г., атака Бонапартом Аркольских гатей в 1796 г. и переправа наполеоновской армии через Дунай в 1809 г. y о-ва Лобау. Вообще, военная история дает много примеров дебуширования из теснин различного рода. Дебуширование предпринимается обыкновенно не ранее того, как противник будет вынужден, путем обходного движения или посредством усиленного огня, к отступлению от выхода из теснины на достаточное расстояние.
   Собственно говоря, дебуширование не смогли осуществить и турки и севастопольский батальон под командованием Николая Второго. Туркам, маршировавшим по дороге был навязан встречный бой, а батальон Николая Второго, следуя за бегущим неприятелем, был расстрелян артиллерийской батареей.
   Встречный бой, в который Николай Второй втянул турков, занимал особое место в военном искусстве той эпохи. У французов он обозначался термином combat de rencontre; у немцев - entgegengehender Gefecht. Под встречным подразумевался бой, когда стороны производят одновременно наступление и сталкиваются во время его исполнения. Данная разновидность боя является уделом лишь небольших отрядов, например, во время исполнения разведки выдвинутой перед фронтом кавалерии (для кавалерии в ее встречный бой обыкновенное явление), во время исполнения той же разведки отрядами из 3 родов войск, во время совершения обходов-охватов флангов и т. п. Во встречном бою различают два периода: период встречи сторон, пока они обе ведут активные действия, и период решительного боя, состоящего в наступлении для одной и в обороне для другой. 1-й период. Обе стороны задаются вполне активными целями: ищут встречи с противником и боем пытаются нанести ему поражение; бой является, преднамеренным, a не случайным, и вопрос сводится, к захвату в свои руки инициативы действий. Характер последних в момент встречи можно обрисовать следующим образом. Необходимо вести энергичную и деятельную разведку. Турки этого не сделали, будучи уверенными, что преследуют разрозненные и потрепанные остатки дворцовой гвардии. Такую же ошибку допустил и Николай Второй, не заметив развертывания батареи.
   Затем необходимо энергично и быстро теснить и опрокидывать все передовые войска противника, прикрывающие его фронт; во всяком случае, нужно остановить их наступление. Последовательное подпирание разведывательных и охраняющих частей крайне важно. Авангарды должны спешить поддерживать все, что выдвинуто вперед, подталкивать, a в случае сопротивления немедленно развертываться и переходить в энергичное наступление, пользуясь возможно шире огнем артиллерии и картечниц, т. к. быстрое, a в особенности внезапное открытие огня заставляет противника останавливаться или отступать и, таким образом, позволяет выигрывать время и пространство, ограничиваясь при этом подготовкою и приспособлением местности для наступления, т. е. усовершенствованием путей сообщения и уничтожением всяких преград, но отнюдь не увлекаясь приспособлением ее для обороны, на что может быть потеряно драгоценное время и напрасно израсходованы силы, необходимые для нанесения быстрого и решительного удара.
   Именно так Николай Второй и поступил. Но он допустил ошибку, забыв про разведку, резервы и охват с флангов. Турки допустили аналогичные ошибки. Их положение было усугублено тем, что русские наступали с горы, а они сами двигались вверх. Во встречном бою войска обращаются к укреплению своего расположения только уже во время самого боя, когда оно является необходимостью, например, для упрочения за собою выигранного пространства, для постепенного сближения с фронтом противника и т. п.
   Решительность со стороны старшего начальника имеет во встречном бою настолько большое значение, что рекомендуется даже не заботиться о подробностях выяснения обстановки, a скорее принимать решение, дабы не упустить ни одной минуты. Выполнение наступления во встречном бою легче, чем при заблаговременно решенном оборонительном способе действий противника, потому что противник в этом случае не успевает использовать местность, и его позиции имеют случайный характер и слабо укреплены. Отсюда во встречном бою хотя и желательно завершать наступление охватом-обходом, но можно ограничиваться и одним фронтальным наступлением; иногда выжидание обхода может дать противнику возможность укрепиться и устроиться, a равно подвести резервы. Вообще, первый период действий во встречном бою сводится для обеих сторон к следующему: энергичная и смелая разведка, решительный натиск передовых частей на передовые части противника, быстрое развертывание и вступление в бой авангардов, a за ними и гл. сил, в подходящих случаях даже и не ожидая сосредоточения к полю сражения всех войск, лишь бы упредить противника в развертывании и наступлении. Артиллерия должна действовать особенно энергично, заставляя противника развертываться под нашим огнем и под ним же выдвигать свои батареи.
   2-й период начинается с того времени, когда одна из сторон перейдет к оборонительным действиям. Для стороны, захватившей инициативу, необходимо: продолжать решительные и быстрые действия, чтобы лишить противника возможности укреплять и совершенствовать свое расположение и притягивать резервы. Для стороны, обратившейся к обороне, главной задачей будет: заставить противника остановиться и не давать ему развивать успех, а, воспользовавшись временем, сосредоточивать свои силы, приспособлять местность и принимать все меры для отражения атак. Во всяком случае, для стороны, уступившей противнику инициативу и перешедшей к обороне, положение всегда будет тяжелое и затрудненное, в особенности в смысле нравственного потрясения, испытываемого с самого начала боя. Необходимо тщательно взвесить обстановку, чтобы решиться на встречный бой, но решившись на него, необходимо наступать во что бы то ни стало, потому что с минуты прекращения наступления нравственное состояние войск становится в высшей степени неблагоприятным.
   Именно вторую фазу встречного боя и проиграл Николай Второй. Да, он и горстка бегущих за ним офицеров и солдат остались в меньшинстве, но им нельзя было останавливаться, Николай должен был не щелкать клювом, а продолжить наступление тем личным составом, который есть, и взять в штыки немногочисленных матросов и наполовину деморализованных турецких канониров. Победа была у него в руках, но ему не хватило капли решительности. Он задумался там, где не нужно было думать. Задумался, остановился и проиграл.
   Но Сварог не знал этих тонкостей тактики. Не знал и осуждал Николая за бездарность. Но это не было бездарностью, это было нерешительностью - а это две большие разности. Будь на месте Николая более тупой и глупый человек - сражение было бы выиграно, но слишком многому учили Николая, и слишком мнительным он вырос. И проиграл.
  
  
   23 октября 1894 года. Дорога Ялта-Севастополь. Начальник Девятого Департамента Сварог.
  
   Я проследил с горного склона за тем, как баркас доставил взятого в плен Николая Второго на борт английского крейсера, и дал знак своему воинству выбираться из толпы зевак. Было у меня желание напоследок похулиганить - задействовать магию, лишить английский крейсер веса, поднять в небо и отпустить, но я решил не рисковать. Не то время и не то место. Такой случай могут засечь те, с кем мы собираемся вести борьбу, и разумеется расследовать. Вряд ли эти гости из будущего являются дураками - значит рыть будут серьезно, и разберутся с нами серьезно. А мы не готовы. Так что хулиганить не буду - здешние войны нужно вести здешним оружием.
   Пора уходить отсюда, тем более, что нас ничто уже не держит - Девятый Департамент упразднен личным указанием Николая Второго. А по сему - шагом марш отсюда и чем быстрее, тем лучше.
   Орлы мои и орлята выглядели несколько расстроено. Особенно Яна, которая стала шептать мне на ушко - давай типа узурпируем власть, ну и наваляем этим англичанам, ведь делов то всего ничего... Но я грустно покачал головой, и кивнул на дорогу - труба зовет. Нужна пауза - осмотреться, да и не наше дело это война - ну возглавим мы, ну начнем выигрывать - отравят Великие князья, или пакость какую-то устроят!
   Итак, мы - пехота, та самая, которая пылит. Задача - достичь ускоренным маршем Севастополя, сесть на поезд и покинуть Крым. А там на Урал - и заняться этими железяками, сплавами и прочим.
   Крым, он конечно красив осенью, но как-то не трогала эта красота, не тот момент и не тот у нас статус. Наше отступление я сам, не смотря на все попытки самого себя успокоить, воспринимал как поражение, аналогично считала и Странная Компания. В воинском подразделении, потерпевшем поражение падает дисциплина, если личный состав чем-нибудь не занять, поэтому марш на Севастополь я решил провести с песнями - оно и шагать помогает и от невеселых дум отвлекает. Да и рты подчиненным затыкает - ведь все на меня посматривают, ожидая, что Командир примет какое-то решение, которое тут же позволит нам победить. Но нет у меня такого решения! Пусть уж поют! А что петь?
   Возможно, коварные авторы что-то перемешали в моей голове, но единственная песня, которую мне удалось вспомнить в тот момент, была из советского кукольного мультфильма. Но делать было нечего, поэтому именно эту песню мы и запели:
   - Мы в город Изумрудный идем дорогой трудной!....
   Примерно через час марша про пропыленной дороге, я задумался. Нет, не над вопросом "Что делать?" - с этим проблем не было, а над тем, что как-то все просто у нас получается и легко. Стрелки с гор куда-то подевались, никаких воинских частей навстречу тоже не двигалось, нас никто не обгонял. Странно это! Не к добру! Такой расклад означает одно - хозяева этого мира, либо авторы произведения готовят очередную пакость, дабы читателю было интересно читать, как герой или герои выбираются из очередной ловушки.
   Вероятно, такие мысли были не только у меня, но и у всего моего воинства, ибо становившийся все громче топот копыт, кого-то ехавшего по петляющей горной дороге нам навстречу, вызвал всплеск андреналина - ну вот, наконец конкретные злодеи скачут! Наконец-то! Развязка близка! Лучше ужасный конец, чем ужас без конца!
   Несколько огорчало, что всадник был одиночный - на армию Тьмы он никак не тянул, но тогда это наверно Сам Князь Тьмы! Кстати, что-то в этом мире я его пока еще не встретил - пора бы уже появиться из Темнейшеству!
   Это было не Темнейшество! Это было... Господи! Похоже что авторы книги с головой не дружат! Ну нельзя же так над героями издеваться!
   Навстречу Сварогу и Странной Компании скакала принцесса Делия! И не магический фантом (Сварог успел проверить с помощью магического зрения), а самая настоящая! Такая, какой он ее увидел на объемной фотографии у Брагерта, во время подготовки к операции по уничтожению Глаз Сатаны. Единственным отличием той Дели от этой - была одежда. На скачущей им навстречу был мундир капитан-лейтенанта русского флота. Но ведь женщины не служат на флоте! Петля времени? Они на Таларе в прошлом?
   - Живьем брать их Высочество! - крикнула Яна Маре, и рыжеволосая кошка исчезла. Исчезла, чтобы спустя мгновенье очутиться верхом на лошади "Делии". При этом ДелияN2 как-то странно поникла, норовя облокотиться на грудь Маре.
   - Уходим с дороги! Быстро! - отдала команду Яна, а у меня от неожиданности отвисла челюсть. Нет, конечно, девчонка скомандовала грамотно - взяв пленную, лучше уйти в сторону и не светиться, но командир то я! Мда! Распустил личный состав! Краем глаза я заметил, что с Леверлином происходит нечто странное. Взгляд. Да - несомненно - у него поменялся взгляд. Сейчас это берсерк, готовый за встреченный призрак прошлого, порвать в клочья любого противника. Только призрак ли?
   Поход против Глаз Сатаны - дубльN2? Петля времени? Но флотский мундир на Делии? Или не Делии, а "Делии"?
   В армии известно, что от сомнений и вопросов избавляются путем допросов. Именно допрос взятой в плен копии покойной Делии и должен решить возникшие у нас вопросы, и чует мое сердце - наплодить новые вопросы и проблемы в еще большем количестве. Но деваться некуда.
   Итак, приступим - пленная начала приходить в себя, а значит пришло время вопросов и ответов.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"