Топчий Илья Альбертович: другие произведения.

Схватка за Америку. Агония французской Канады.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ознакомительная версия (Введение + 1 Глава), исправленная (отредактированы ошибки, русифицированы звания). Сама книжка - вот тут: http://schneider-krieg.livejournal.com/8981.html


   ОТ АВТОРА.
  
   1.
   Перед тем, как приступить к чтению любой новой книги и погрузится в иную реальность, либо абсолютно иллюзорную, либо основанную на фактах действительности, любознательного читателя прежде всего интересует вопрос: а о чём эта книга? Стоит ли её читать, есть ли в ней какая-нибудь изюминка, какое-нибудь зерно, благодаря которому книга останется в памяти, а не будет лежать мёртвым грузом на книжной полке? Эти и многие другие вопросы занимают каждого из нас перед тем, как приступить к чтению.
   Поэтому, чтобы не интриговать излишне въедливого читателя, автор в рамках данного введения постарается вкратце ответить, о чём книга и чем он вдохновлялся при её создании. Однако, обо всём по порядку.
   В детстве многие, наверное, были заворожены удивительным художественным миром известного американского писателя Фенимора Купера. Индейские племена, американские пионеры, французы, удивительные и непонятные названия, войны, гремевшие на просторах малоизвестного края, бескрайние леса, озёра и реки, опасность, подстерегающая на каждом углу - вот что запоминается после прочтения книг Купера.
   Некоторые читатели, возможно, знакомы также с творчеством супругов Голон, их романами об Анжелике, вернее, серией книг про Северную Америку XVII века, где шесть тысяч французских канадцев и союзные (а также враждебные) им индейцы предстают суровым племенем, как-то сосуществующим с двумястами тысячами англичан, живущими на юге.
   Конечно, и супруги Голон, и Фенимор Купер не были объективны в воссождании исторического облика той эпохи, они руководствовались рамками художественного произведения, были пристрастны и вряд ли ставили своей целью полноценное историческое исследование. Однако, они были первыми в нашей литературе, кто приокрыл завесу над тем таинственным и незнакомым миром, о котором здесь пойдёт речь.
   Безусловно, реальность историческая отличалась от художественной. Однако, длительное время она была скрыта от массового читателя, а на полях литературного пространства страны по теме царила... пустота. Выходили лишь единичные исследовательские труды, закрытые в рамках научной среды, а такой жанр, как научно-популярная литература в полной мере тему не освещал.
   Ситуация несколько изменилась с распадом Советского Союза и подключением теперь уже российского читателя к мировому информационному пространству. Появилась возможность ознакомления с зарубежными интернет-архивами и общения с иностранными коллегами. Кроме того, в страну хлынул поток западной исторической литературы, где, нет-нет, да упоминалось о Семилетней войне в Северной Америке или, как её иногда называли, "Войне, сотворившей Америку". Правда, большей частью это были так называемые "мурзилки" (именуемые так за обилие иллюстраций при минимуме сопроводительного текста к ним), с неважным качеством перевода, но это было уже кое-что.
   В связи с данной тенденцией появились и отечественные работы: вышел узкоспециальный труд Юрия Германовича Акимова о колониальном соперничестве Англии и Франции в Америке, несколько общих трудов по истории Канады (с обзором французского периода её существования) и вступительная статья Романа Светлова к книге Иоганна Вильгельма фон Архенгольца о Семилетней войне. Но главное, появился интерес читателя, эти работы покупавшего и читавшего.
   Однако большей частью в информационной сфере, к сожалению, по-прежнему царит пустота.
  
   2.
   Так о чём же эта книга?
   Прежде всего она - о войне. Той, после которой определилось развитие Североамериканского континента, приведшее через двадцать лет после падения Французской Канады к возникновению США, их дальнейшему развитию и превращению в Соединённые Штаты наших дней, чрезвычайно мощное и динамично развивающееся государство. О победах и поражениях, радостях и драмах, индейцах, армиях и странах с различным государственным устройством и огромных флотах, бороздивших тогда просторы великого Атлантического океана. О людях: адмиралах, генералах, лицах младше по званию и правителях разного ранга. Таких, какими они были на самом деле в представлениях современников, какими выглядят спустя века через призму исторического анализа.
   И, конечно же, о мире. Реальности Северной Америки той далёкой поры, когда ещё не была она финансовым средоточием мира, но далёкой заокеанской глухоманью со своей спецификой, климатом и населением.
   Англичане против французов - это было не просто две разные колонии - друг другу противопоставлялись два мира, две разных системы. Канадцы, горстка которых (в 1754 году их было около 70 ты­сяч, из них 55 тысяч в Нижней Канаде и 15 тысяч - в Акадии, Иль Рояле и Сен-Жане, не счи­тая 15-20 тысяч союзных индейцев), и англичан, 1300 с лишним тысяч которых располагалось юж­нее (включая, правда, четверть миллиона негров-рабов). Централизованное и воинизирован­ное до предела, религиозно единое, малочисленное сообщество Севера противостояло раз­дроб­ленному, беспомощному в плане военной организации, но тьмочисленному Югу.
   Только ма­лое количество да зависимость от завоза извне склоняло чашу весов не в пользу французов. Тон­кая коммуникационная линия, "Дорога жизни" Новой Франции, вела через океан, через промежу­точные базы Квебека и Луисбурга, по речной системе Канады, через Ве­ликие Озёра, волоки Огайо и Миссисиппи к Мексиканскому заливу. Пространства вокруг неё, огромные, неосво­енные и необжитые, стали объектом неуёмных вожделений колони­стов Англии, прижатых горами к берегу Атлантики и жадно мечтающих о "лебенсрауме" (жизненном пространстве).
   Остаться должен был только один.
  
   3.
   Мир Северной Америки был жесток.
   Обычай сдирать кожу с волосами с голов побеждённых врагов и выменивать данный трофей на деньги или товары возник там. Во время одной из военных побед перепившие "огненной воды" индейцы живьём сварили и съели нескольких пленных европейцев. В их мире выживал сильнейший.
   До прихода европейцев огромные, почти безлюдные просторы, леса, горы, реки и (к западу) прерии североамериканского континента были населены крайне немногочисленными индейскими племенами, стоящими на довольно примитивном уровне развития. Великие географические открытия, изменившие общую картину мира, поменяли и облик Америки. Снабжённые всем необходимым, имеющие подавляющие организацию и техническое превосходство, алчущие обогащения и новых земель, сюда хлынули толпы европейцев из перенаселённой старушки-Европы. Они заставили индейцев изрядно потесниться.
   Первыми шли испанцы и португальцы: им, как самым активным (и самым первым), досталась почти вся Южная и Центральная Америка. Следом шли англичане, голландцы и шведы, им также достались значительные владения. Англичанам в особенности потому, что их было много (фактически, значительная часть политических, религиозных и этнических беженцев с Британских островов устремлялась тогда за океан).
   И наконец, французы, бывавшие до этого в Америке почти наряду с испанцами и доселе занятые религиозными распрями, получили (как самые малочисленные и слабо поддерживаемые метрополией) меньше всего. Главная их колония возникла на севере в устье огромной реки, названной ими рекой Святого Лаврентия, несущей свои воды из бассейна Великих озёр в Атлантический океан. Колония получила название "Канада", а все владения в Америке стали называться "Новая Франция" (аналогичным образом возникла "Новая Англия", ядро "Тринадцати колоний" - впрочем, изначально их было всего девять).
   Таким образом, интерактивная карта Северной Америки в первый раз была перекроена, и началось формирование двух противостояющих друг другу систем. Англичане, голландцы и шведы оказались прижаты к океану, горным хребтом Аппалачей и враждебными индейскими племенами, но в сумме их численность была велика и поэтому без существенного увеличения территории они пошли по интенсивному пути развития. Французов, наоборот, была горстка, но они лучше находили язык с местными народами, а речная система реки Святого Лаврентия позволяла проникать им далеко в глубь континента и существенно расширять свои владения. В конце XVII века они пересекли континент и вышли по Миссисиппи к Мексиканскому заливу, где вскоре основали Новый Орлеан.
  
   4.
   С момента появления первых английских и французских поселенцев в Се­вер­ной Америке между ними стали множиться кон­фликты. Основой их служили этнические, конфес­сиональные и культурные отличия, но главной причиной выступала по­стоянная уг­роза, которую представляла Новая Англия для Новой Франции. Французов было мало, англичан - в десятки раз больше и их козырем было господство на море.
   Огромным фактором в противостоянии двух систем начальном этапе выступали индейцы. Складывались коалиции и союзы, одни племена воевали за одних, другие за других, большинство просто периодически меняли хозяев (кто больше платит и кто более удачлив в военной сфере). Почти 70 лет, с 1630-х по 1701 годы, шло противостояние могущественной Лиги ирокезов, объединения индейских племён, и французов и их союзников. Наконец, Великий Монреальский мир был заключён, а Лига закрепилась в Огайо (о географии тех мест ниже будет сказано отдельно). У англичан тоже была своя "война короля Филиппа"; к тому же, английские колонии периодически порывались схватиться между собой.
   К концу XVII все условия для контрольной схватки возникли. Англичане, завоёвывая господство на море и новые рынки сбыта, успешно вытеснили прочих конкурентов (Голландию и Швецию) и захватили принадле­жащие им в Америке владения (ставшими новыми английскими колониями Нью-Йорк и Де­лавэр). На пути их доминирования стояли только французы Канады, опирающиеся на мощную материальную помощь метрополии из-за океана и созданную ей систему крепостей, делавшую Канаду огромным укрепрайоном XVIII века.
   Война короля Вильгельма 1689-1697 годов, впрочем, ничего не дала. Вначале успех сопутсвовал новоанглийским колонистам, но колонии были разрознены, воевал, по сути, один Массачусетс, помощь из-за океана не шла, а малочисленные французы и их союзники-индейцы в Канаде действовали решительно и шаг за шагом отнимали захваченное. По итогам стороны сохранили статус-кво.
   В 1702-1713 годах разгорелась новая война, тоже не привёдшая к решительному результату. Нападения англичан следовали одно за другим, из метрополии прибыли войска и флот, была захвачена Акадия, а в 1711 году британцы попытались атаковать всеми силами Канаду. Две огромные армии с моря и с суши, совокупно превосходившие всё население французской колонии, надвинулись на неё с юга и востока. Однако цепь удачных обстоятельств спасла тогда колонию от вторжения. Потеряны были только Акадия и Ньюфаундленд, а бритты обосновались в торговых факториях к югу от Гудзонова залива. Для снабжения колонии была организована "Дорога жизни" Канады, шедшая через океан по рекам к Карибскому морю. На острове Иль-Рояль (ныне - Кейп-Бретон в Канаде) появился город-порт Луисбург, призванный охранять её, одна из сильнейших в Америке крепостей, в постройку которой вложили миллионы ливров.
   Контрнаступление французов в 1744 году (это была уже новая крупная война, 1744-1748 годов), предпринятое бестолково и малыми силами, завершилось контратакой англичан и утратой Луисбурга в 1745 году. В 1746 году стороны взаимно попытались атаковать друг друга посланными из-за океана силами, однако безуспешно и в 1748 году по условиям мира Луисбург был возвращён французам. Очередная кампания ничего не решила, а условия мира вызвали недовольство новоанглийских колонистов. Весьма болезнен­ный для более чем миллиона амери­канских колонистов и их лобби в Лондоне "канадский вопрос" по-прежнему требовал разрешения.
   (Случались, конечно, и более мелкие стычки между сторонами, например, в 1654 и 1740 годах, однако к большой войне они не приводили. На колонии тогда распространялось действие "Доктрины о двух сферах", рудиментарной и стопорящей развитие, согласно которой война в колониях не приводила к войне в Европе; колонии, по сути, могли воевать между собой, не привлекая к участию метрополии).
   Стороны готовились к решающей битве.
  
   5.
   К середине XVIII века географически (и геополитически) противники выглядели следующим образом.
   Французская колониальная империя была огромна в территориальном отношении. Вооружившись географической картой Северной Америки, можно проследить её колоссальные размеры. Она тянулась от залива Святого Лаврентия, островов у восточной оконечности полуострова Новая Шотландия и рыбных банок к юго-востоку от Ньюфаундленда до окрестностей озера Виннипег, а на юге и юго-востоке упиралась в Мексиканский залив и Аппалачи, занимая чуть ли не половину территории континента, охватывая значительные пространства дикой Америки. "Небывалая" - таким эпитетом можно было бы охарактеризовать Новую Францию той поры.
   Впрочем, не стоило обольщаться: это была "не более чем очень длинная и тонкая линия из россыпи постов и поселений", как писал историк Вуд, с мизерным населением, основанная на обменной экономике Дальнего Запада (как звались земли к востоку и югу от Великих Озёр), спонсируемая из-за океана (вся жизнь в Новой Франции строилась на системе дотаций) и поддерживаемая могуществом французского флота.
   Даже имевшееся население распределялось неравномерно. Почти все из примерно 55 тысяч канадцев жили в так называемой Нижней Канаде, области, включавшей в себя долину реки Святого Лаврентия, между хребтом Нотр-Дам (северо-восточным отрогом Аппалачей) и громадными просторами безлюдного Лаврентийского плато к северу, на отрезке между Монреалем и Квебеком, а также несколько десяткой километров побережья залива Святого Лаврентия начиная от устья впадающей в него одноимённой реки.
   Прочие колонисты (так называемые "акадцы", считавшиеся отдельным от "канадцев" народом, до 15 тысяч человек) проживали в стране с библейским названием "Акадия" (около 8 тысяч поселенцев), включавшей в себя современные провинции Нью-Брансуик и Новая Шотландия, на выступе полуострова к востоку от Нижней Канады и северо-востоку от Новой Англии, а также на островах Сен-Жан и Иль-Рояль (современные острова Принца Эдварда и Кейп-Бретон, ещё более 7 тысяч).
   Выше Монреаля, включая земли к северу от Великих озёр, тянулась Верхняя Канада, малонаселённая, пустынная, с несколькими десятками расположенных в ключевых местах фортов и торговых факторий. К югу от Великих озёр, зажатое между Озёрами, Миссисиппи на западе и Аппалачами на востоке, располагалось Огайо, совершенно непохожее географически на современный штат Огайо в составе США. К юго-западу от Озёр, на отшибе, лежал Иллинойс, через который проходил старинный волок на юг. Суммарное (франкоговорящее и бледнолицее) население Верхней Канады, Огайо и Иллинойса не превышало 2 тысяч человек.
   К югу от Огайо и Иллинойса, на безбрежных просторах равнин бассейна Миссисиппи, и Миссури, доходя до Аппалачей на востоке и испанских владений на западе, упираясь на юге в Мексиканский залив, разбросала свои безжизненные просторы Луизиана, опять-таки непохожая на нынешний штат Луизиану. Впрочем, как и большая часть Новой Франции, она не была населена, представляла собой несколько фортов, стороживших "путь из варяг в греки" Северной Америки - водный транзит из Квебека в Новый Орлеан, а почти всё её 5-тысячное европейское население концентрировалось в болотистой дельте Миссисиппи, возле столицы колонии Нового Орлеана.
   Итого это составляло чуть более 75 тысяч человек (без индейцев и негров-рабов), порядка 1 человека на 120 квадратных километров.
   Совершенно иную картину представляли британские владения. Не принимая во внимание так называемую "Компанию Гудзонова залива", некоторое количество торговых и промысловых факторий к югу от указанного объекта на карте, Ньюфаундленд, где было мало жителей, основной их массив составляли Тринадцать колоний с ядром в виде колоний Новой Англии - Джорджия (с 1734 года), Северная и Южная Каролины (разделились в 1710 году), Вирджиния, Делавэр, Мэриленд, Пенсильвания, Нью-Джерси, Нью-Йорк, Род-Айленд, Коннектикут, Нью-Хэмпшир и Массачусетс. Географически они примерно совпадали в границах с современными границами штатов с аналогичными названиями (за исключением Массачусетса, включавшего в себя ещё и Мэн, и Нью-Йорка, несколько расширенного к северу) и лежали в пределах узкой полосы земли между Аппалачами на западе, Атлантическим океаном на востоке, болотами Мэна на севере и Флоридой на юге.
   (Фактически, это были полунезависимые провинции с местным самоуправлением, собственными финансовыми системами и иррегулярными вооружёнными силами. Только отсутствие организованного единства мешало им нанести поражение французам самостоятельно - единый совещательный орган, Ассамблея колоний, появился только в ходе войны с французами и индейцами. Население их было огромно - 1312 тысяч человек на 1754 год, по 2 человека на квадратный километр).
   Ещё несколько тысяч поселенцев британского происхождения проживало на северо-востоке полуострова Новая Шотландия, где с 1749 года был основана опорная крепость англичан Галифакс и куда правительство Великобритании ударными темпами переселяло лиц некатолического вероисповедания - англичан и шотландцев.
  
   6.
   Война разгорелась из-за двух "горячих точек", где непосредственно столкнулись интересы сторон.
   Во-первых, это было Огайо, где проходил новый транзитный путь из Канады в Луизиану. Старый, через Иллинойс и Детройт, представлял собой слишком долгий обходной путь, который в Квебеке решили сократить и сместить юго-восточнее, поближе к Аппалачам. В начале 1750-х потомками галлов здесь было построено несколько фортов, главный из которых, Дюкен, стоял на месте современного города Питтсбург в Пенсильвании. Одновременно в это же самое время из-за Аппалачей начали проникать вирджинские пионеры во главе с героем "войны за независимость", первым президентом США Джорджем Вашингтоном.
   (Здесь же находились большая часть племён Лиги Ирокезов, за лояльность которой также соперничали две колониальные державы. В войну с французами и индейцами Лига раскололась: часть воевала за французов, часть - за англичан).
   Во-вторых, ещё одной точкой приложения агрессии стала Акадия. Условиями Утрехтского мира 1713 англичанам отходила эта провинция, но французы понимали это так, что под властью британской короны находился только полуостров Новая Шотландия, а территория современной провинции Нью-Брансуик была французской (тем более что там было выстроено несколько французских фортов в ключевых местах), что порождало взаимные противоречия.
   Уступать и договариваться, конечно же, никто не пожелал.
   В середине XVIII столетия война, давно подготавливаемая, наконец-таки грянула. Воен­ное противостояние, разгоревшееся из-за спора о разделе сфер влияния на долину реки Огайо в 1754 году, в 1755 году переросло в полномасштабную войну в колониях, которая быстро стала мировой, вызвав пожар Семилетней бойни в Европе в 1756. Впрочем, никто тогда не знал, что она станет Семилетней, да и вообще перерастёт в "войну с французами и индейцами", как звали операции на североамериканском театре военных действий в 1754-1760 годах. Не ожидали и того, что Канада падёт, Новая Франция почти изчезнет, а континент (от Гудзонова залива на севере до Мексиканского на юге и от Миссисиппи на западе до рыбных банок Ньюфаундленда на востоке) заполонят британские владения.
   В 1754 году стычка с французами в Огайо стоила Вашингтону его первого поражения. Окружённый в форте Нессесити, он сдался на капитуляцию после двух дней осады 4 июля. А в 1755 году Америка уже напоминала военный лагерь: массово собирались армии, из-за океана прибывали войска, флоты, а отряды противников маневрировали для боя друг с другом. Два регулярных английских полка попали в засаду и были почти полностью исстреблены в Огайо, на реке Мононгхеле, однако на озере Джордж, на водном пути из Монреаля в Нью-Йорк, французы потерпели поражение; также их выбили и из Акадии, где американские колонисты оперативно высадили крупный десант.
   Здесь, в Акадии, англичане применили метод контрпартизанской борьбы, эффективный спустя полтора столетия против буров: массово выселили местное французкое население (всего почти 7000 человек), расселив их как военнопленных по колониям. Взамен на опустошённые земли пришли тысячи британских солдат в гарнизонах: партизанская война продолжалась ещё несколько лет (около тысячи, в предгорьях Нотр-Дама и на полуострове Гаспе, так и не смогли депортировать), однако даже при поддержке "старшего брата" из Канады местные повстанцы так и не смогли нанести оккупантам существенного ущерба.
  
   7.
   В ходе последующих кампаний Канада пала, буквально стоптанная огромной армией своих врагов и в дальнейшем превра­тилась в двуязычное государство наших дней.
   Уильям Питт-Старший, пришедший к власти в Велико­британии и сформировавший вместе с приемьер-министром герцогом Нью­кастлом её правительственный кабинет, протолкнул идею переноса тя­жести операций за океан, и самое северное владение Франции, её самая боеспособная коло­ния рух­нула, придавленная массами красномундирных солдат (число их, не пре­вышавшее (вместе с ополченцами) 40 тысяч в 1757-м, возросло до 50-60 тысяч в 1758-1760 годах, не считая 18-20 тысяч военных и гражданских моряков).
   Эта стратегия получила в за­рубежной литературе наименование "Системы Питта", по фа­милии своего создателя, и оз­наменовала собой начало новой эры, перелома в междуна­родном положении Великобрита­нии, её стратегии и политике.
   Во многом решающими в указанный период стали события 1759 года, которым посвящена настоящая книга. К тому времени дальние подступы к сердцу Канады были пробиты, и враги впервые угрожали сердцу колонии - долине реки Святого Лаврентия, где было компактно сосредоточено почти всё франкоговорящее население Канады (выросшее за 5 лет до 60 ты­сяч человек). Франция, медленно, но верно проваливающаяся в пучину кризиса, оказалась не­способна защитить свои колонии и самую северную из них, где было больше всего войск и больше всего затрат, а Англия имела за океаном перевес во всём. Канада оказалась предос­тавлена сама себе, один на один с огромной вражеской армией, включавшей в себя много­численные вспомогательные силы американского ополчения и поддержанной мощнейшим в мире британским флотом, способным обеспечить морскую блокаду зависимой от поставок извне колонии.
   Наступила кульминация войны с французами и индейцами, её наиболее на­пряжённая и трагическая часть: жителям колонии грозили не только завоевание и разорение, но и, возможно, участь выселенных акадцев, поселенцев Иль Рояля и Сен Жана (последние, в числе 7500, были также депортированы в южные американские колонии). Стороны пригото­вились к решающей схватке.
   Мир опять стоял на пороге перемен.
  
   8.
   Настоящая книга является исследованием, посвящённым заключительному этапу северо­американской войны (1759-1760). Автор надеется, что проделанная им работа предоставит читателю не только достаточный, интересный фактический материал и определенную пищу для размышления, но и удовольст­вие от самого процесса чтения, изучения дикого и маня­щего мира боевых действий в Север­ной Америке середины XVIII столетия.
   Война с фран­цузами и индейцами, история агонии Канады, край и эпоха действия книг Фенимора Купера готовы встретить своего открывателя, способного отправиться в путь по волнам военной ис­тории Северной Америки, полной таинств, интриг и персоналий, а также эстетики воинской жизни XVIII века.
  
  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: 1759 ГОД.
  
   ГЛАВА I. ПРЕДГРОЗЬЕ.
  
   Бог всегда за большие батальоны / Dieu est toujours pour les gros bataillons

Маршал Жак д'Эстамп де ла Ферте.

  
   1.1. Итоги и предпосылки.
   В середине июля 1758 года французская армия генерал-майора Луи Жозе Мон­кальма де Сен-Верана (Louis Joseph Montcalm de Saint-Veran) в Канаде, казалось, находилась на пике своих успе­хов. За две прошедших кампа­нии тщедушные силы короля Людовика XV достигли здесь значительных успе­хов, концентрируя силы на направлении уда­ров и оттесняя британские войска с удержи­ваемых плацдармов всюду, где эти удары на­носились.
   В августе 1756 года пали англий­ские форты в Осуиго, в августе 1757 года - форт Уильям-Генри, форпост британского присутствия на пути к Монреалю, а 8 июля 1758 года в оборонительном сражении при Карийоне была отражена атака британской армии генерал-майора Джеймса Абер­кромби (James Abercromby). Колокола Монреаля, Квебека и Труа-Ривьера недаром звонили, почти не переставая, в честь такой знамена­тельной победы, какой была битва при Тикондероге-Карийоне: огромная армия в 18500 человек (из которых, правда, в сражении участвовало не более 7500, пятая часть - ополченцы) была отра­жена 3500 французскими регулярами, находившимися в укреплённом лагере. Потеряв около 2500 убитыми и ранеными против всего 377 - у обороняющейся стороны, англичане в бессилии отступили.
   Англичане оказались отброшены далеко на юг, а их передовые форпосты - сожжены. Впрочем, успехи эти имели лишь иллюзорный характер, какой бывает, когда небольшое войско разбивает авангард огромной армии противника и празднует победу, в то время как главные силы того стоят целёхонькими в отдалении.
   Одержанная победа вскоре оказалась затемнена той грозой, что с начала лета нависала над Кана­дой с востока, со стороны крепости Луисбург, из небольшого облака в конце весны пре­вратив­шись в штормовую тучу к финалу лета. Эта крепость по совместительству являлась городом и крупным морским портом, а её расположение на острове Иль Рояль позволяло ей прикрывать с юга французские морские коммуникации, вёдшие в Канаду, и заодно служить крупной перевалоч­ной базой по переброске припасов в эту колонию Франции. В начале июня англичане сумели вы­садиться на побережье возле Луисбурга и осадить его.
   Осада была долгой, упорной, и 26 июля 1758 года, перед лицом 17-тысячной армии Эмхерста, пала и эта последняя преграда, мешавшая британским кораблям атаковать устье реки Святого Лаврентия и Квебек, то есть нанести удар в самое сердце Новой Фран­ции и Канады.
   Вскоре после занятия Луисбурга британская армия также захватила остров Сен-Жан и имела возможность в августе пройти к Квебеку, защищённому лишь только мизерным гарни­зоном из ко­лониальных морпехов и канадских ополченцев (три сотни человек), однако в силу каких-то при­чин отказалась от та­кой операции, предпочтя задержаться и закрепиться на занятых рубежах. Ка­надская столица была спасена от нашествия, а фортуна, казалось, на миг улыбнулась французам. Нападению подверглось в сен­тябре только небольшое поселение в Гаспе, силами трёхбатальонной бригады Уолфа, после которого британский флот ушёл в Ев­ропу, пре­доставив канадским колони­стам короткую передышку до весны следующего, 1759, года.
   Положение Монкальма, постфактум одержанной им победы, также оказалось далеко не одно­значным. Если к 31 июля 1758 года (т.е. после битвы 8 июля) армия под его началом за счёт под­креплений Леви возросла почти вдвое, до 7000 человек (3528 солдат и офицеров метрополии, 1112 морпехов, 2108 канадской милиции и примерно 300 индейцев), то в сере­дине августа, когда ла­герь Монкальма покинула почти треть его армии, он остался в Карий­оне всего с 3193 регулярами (из которых к тому же 652 были больны), 1600 милиции и 76 индейцами.
   Ситуация вокруг между тем стремительно продолжала ухудшаться, и события нарастали по­добно снежной лавине в горах. 27 августа перед лицом трёхтысячного отряда подполковника Джона Брэдстрита пал форт Фронтенак, база французского флота на Онтарио, ко­торый был взо­рван британцами при отходе. А 14 сентября вместе с шестью полками выса­дился в Бостоне побе­дитель при Луисбурге генерал-майор Джеффри Эмхерст (Jeffrey Am­herst) и после 18 дней не­пре­рывных маршей прибыл в Олбани, где соединился с Аберкромби и его 8 батальонами и принял верховное командование над объединённой армией.
   В начале октября эта армада из 14 пехотных батальонов и большого количества иррегулярной амери­канской милиции и индейцев подошла к южной стороне озера Джорджа, оказавшись всего в 70 километрах от Карийона. Монкальм вне­запно очутился перед явственной угрозой ре­ванша со стороны противника, который мог в резуль­тате всего нескольких переходов при­близиться к его скромным силам. Однако судьба в этот раз оказалась благосклонна к фран­цузскому командующему и трём тысячам его измотанным боями ве­теранам: простояв два дня в половине пути между юж­ной оконечностью озера Джордж и фортом Эдвард, Эмхерст увёл свои войска назад, в Олбани. Новая битва при Карийоне не состоялась.
   В конце ноября французы потерпели новое поражение, на этот раз далеко на Западе, от­ступив перед лицом 7-тысячной армии Форбса из Огайо и взорвав все свои форты в долине этой реки. На­следники галлов оказались разбиты везде и повсюду на флангах, кроме центра огромного фронта от Луисбурга до Огайо, и лишились значительной части тех 14000 регуля­ров, ополчен­цев и ин­дейцев, что они смогли мобилизовать на защиту своих североамериканских владений в Ака­дии и Канаде (примерно 5000, из которых 4000 безвозвратно - в результате действий Эмхерста на Иль Рояль, а также свыше 3800 военных моряков, потерянных там же в Луисбурге).
   Можно было подводить итоги. Ситуация, в которой очутились защитники Новой Франции, сложилась непростая. Основу существования колонии составляли дотации из метрополии; сама бед­ная ресурсами Канада не была в состоянии обеспе­чить свою не то что военную - даже продоволь­ственную безопасностью. С началом войны коло­ния лишилась прибытка с богатых рыбой промы­слов Ньюфаунленда, а короткий период сельско­хозяйственных работ и большое количество ижди­венцев-комбатантов, в том числе прибывших из метрополии, в значительной мере усугубляли по­ложение.
   (Фактически, выбор между жизнью и смертью Канады напрямую зависел от отсутствия или наличия фактора прибытия конвоев с вой­сками, амуницией, вооружением, боеприпасами и, главное, едой из портов Франции. 28 миллионов ливров расходов (свыше 9% бюджета Француз­ского королевства), произведённых на эту отдалён­ную колониальную войну в уходящем 1758 году, преимущественно в форме "долговых расписок короля" - вексельных обязательств, связан­ная с этим инфляция и удорожание всего и всея, а также изрядно проворовавшаяся администрация бо­лее чем красочно дополняли общую, крайне неблаговидную картину).
   Вторым результатом свершившейся кампании 1758 года стала в корне изменившаяся стратеги­ческая обстановка. Особенности географии Нижней Канады обуславливали только три возможных маршрута вторжения в неё: с северо-востока, со стороны моря, против Квебека и устья реки Свя­того Лаврентия, с запада, со стороны озера Онтарио по верхнему течению Святого Лаврентия, и с юга, по вытянутой к югу речной и озёрной системам рек Ришелье и Гудзон, по которым можно было наиболее быстро и эффективно преодолеть расстояние, разделявшее Нью-Йорк и Монреаль. Наиболее угрожаемым было первое направление, но если ранее оно блокировалось наличием кре­пости Луисбург на Иль Рояле, то отныне такой преграды не существовало, и британцы имели воз­можность наступать сразу везде, вынуждая французов разбрасывать свои и без того скудные силы. Даже более того: появившись в водах возле полуострова Новая Шотландия с началом периода на­вигации в конце апреля - начале мая, британский флот мог оказаться в устье реки Святого Лав­рентия, перед Квебеком, во второй половине мая, обеспечив прибытие осадной армии и заодно от­резав канадцев от спасительных конвоев из Франции.
   Третьим можно было считать утрату популяции. Население Новой Франции и так было невелико (55 тысяч в Нижней Канаде в 1754 году, 13 тысяч в Акадии и Луисбурге и до 15 тысяч - индейцев-дикарей), и лишь сверхцентрализованность и милитаризованность позволяли ей противостоять противникам-англичанам (которые перед войной имели на американском континенте 1042 тысячи белых колонистов и ещё около 270 тысяч негров-рабов). Ход боевых действий внёс свои коррективы: в 1755-1758 годах выселению подверглись акадцы и луисбуржцы (всего - до 15000 человек), и к 1759 году лишь 60 тысяч франкоязычных колонистов (без Луизианы) и 10-12 тысяч индейцев в "не более чем очень длинной и тонкой линии из россыпи постов и поселений" противостояло 1,4 миллионам английских колонистов.
   Наиболее существенной стали, пожалуй, лишения в войсках. Собственно армия центра, под ко­мандованием Монкальма, прикрывавшая жизненно важные области Нижней Канады, пострадала слабо, потеряв в сумме менее тысячи человек при Бернетц-Брук, Тикондероге-Карийоне и Фрон­тенаке, а также более мелких стычках. Однако целый корпус из четырёх батальонов линейной пе­хоты и множества морпехов и ополченцев в Луисбурге был утрачен, а с изгнанием из Огайо фран­цузы к тому же лишились большей части ресурса своих ирокезских союзников из долины этой реки. По факту, для заключительных битв за Канаду французы сохранили только армию центра, ядро грядущей кампании, кото­рое следует рассмотреть отдельно в сравнении с армией их сопер­ников-англичан.
  
   1.2. Французская армия в Канаде.
   В 1755-1757 годах из Франции всего было отправлено 8 линейных пехотных батальонов la Terre и некоторое ко­личество квалифицированных артиллеристов, составив­ших дивизион Королевской артиллерии в Канаде (в 1759 году - более 60 человек). В 1755 году прибыли 2-е ба­тальоны пол­ков Королевы (La Reine), Лангедока (Langue­doc), Гийени (Giyenne) и Беарна (Bearn), в 1756 - 2-е ба­тальоны полков Королевского Руссильона (Royal Rous­sillon) и Ля Сарр (La Sarre), в 1757 - 2-й и 3-й батальоны полка Берри (Berry). Первые шесть имели в своём составе 13 рот и 525 человек чис­ленности по штату (1 гренадёр­ская рота, 45 человек, и 12 фузилерных, по 40 в каждой), последние два - по 9 рот и около 570 штыков (1 грена­дёрская и 8 фузилерных, по 63 солдата и офицера). По­мимо того, организация батальонов включала в себя так называемые "пикеты" - сводные форми­рования из взводов и рот, призванные нести аванпостную и караульную службу.
   По прибытии все восемь баталь­онов суммарно располагали фактической численностью около 3700 человек (при штатной - чуть менее 4300 солдат и офицеров). Кроме того, в 1756-1757 годах в Канаду прибыло более 500 рекрутов, за счёт которых восполнялась убыль в ходе боевых действий, вследствие чего в начале мая 1759 года общая списочная численность сухопут­ных батальонов была примерно идентична фактической по прибытии и составляла около 3200 штыков, значительная часть ко­торых была рассеяна по мелким гарнизонам. К началу июня это число за счёт рекрутов, прибыв­ших из Европы, было доведено до 3685 человек по спискам, од­нако фактически находилось в пределах трёх с половиной тысяч (часть из которых рассеяли по мелким гарнизонам).
   Колониальные войска состояли из морской пехоты, артиллеристов, инженеров и моряков коло­нии. Морская пехота колонии, её Независимые морские роты (Compagnies franches de la Marine) изначально представляла собой ограниченный контингент из 28 рот, по 50 человек каждая, со штатной численностью около 1400 человек. Рост угрозы со стороны американских коло­ний Анг­лии заставил пойти на расшире­ние этого контингента: при губернаторе Дюкене число рот было доведено до 30. 13 марта 1756 года, уже в ходе боевых действий, их штаты были расширены до 65 человек в каждой роте (то есть до 1950 человек в сумме), а 14 марта 1757 года к 30 ротам актом губернатора Водрея были до­бавлены ещё 10, с аналогичной численностью. Теперь канадская морская пехота должна была на­считывать около 2600 человек по штату.
   Однако фактически количество колониальной морской пехоты никогда не выходило за лимит в 1200-2000 человек и в кампанию 1759 года включало в себя около полутора тысяч бойцов (Для срав­нения: морская пехота Луизианы, Сан-Доминго, Марти­ники с Гваделупой и Французской Гвианы состояла из соответственно 37, 34, 20 и 10 рот морской пехоты, по 50 человек в каждой, и по штату совместно должна была насчитывать около 5 тысяч штыков).
   Артиллеристы колонии были сведены в так называемый "корпус канониров-бомбардиров" (Corp's canonniers-bombardiers), который численно в кампанию 1759 не превышал на всех на­правлениях значения в 160 человек (крайне низкого качества). Инженерные войска колонии также были немногочисленны. Кроме того, имелись ещё канадские военные моряки на озёрах Шамплейн и Онтарио: в сумме - менее 150 человек (впоследствии за счёт экипажей судов, при­бывших в мае 1759 года из Ев­ропы, эта цифра была доведена до 1400, в основном сосредоточен­ных под началом Ка­дета в районе Квебека), а также сапёрные команды небольшого числа, упоми­нания о расписании которых автор не нашёл.
   (Следует отметить, что недостаток подготовленных артиллеристов играл с французами дурную шутку - на начальном этапе у них хватало пушек, но не доставало обслуги к ним. К тому же система Вальера, принятая во Франции в 1732 году, не позволяла вести эффективный огневой бой, так как из-за отказа от картузного заряжания существенно снижала скорострельность орудий).
   Цвет обмундирования родов войск был различный. Кафтан-жюстакор, одеваемый поверху, был грязно-белый, почти серый, что у королевских регулярных полков, что у колониальной морской пехоты. Отличие имелось в деталях: в полках Ля Сарр, Королевского Руссильона, Лангедока и Королевы это был белый с синим, Берри, Гийени и Беарна - белый с красным: различным также был цвет рукавов (красных или синих), пуговиц и галунов на шляпах (серебряных или золотых). Барабанщикам и артиллеристам всех частей был положен синий с красным, офицерам - красный (за что их можно было издалека спутать с англичанами).
   Таким образом, к началу кампании 1759 года имелось чуть более 5 тысяч войск, имеющих хоть какую-то регуляр­ную основу, долженствующих противостоять армиям вторжения противника, распола­гавшими подавляющим количественным и качественным превосходством. Для обо­роны этого было явно недостаточно (только по регулярным войскам британцы превосходили примерно в 5-6 раз), в связи с чем имеющийся дефицит планировалось восполнить традици­онным и достаточно многочисленным, хотя и плохо организованным и слабо дисциплинирован­ным ресурсом: ополче­нием канадской милиции и отрядами союзников-индей­цев.
   Канадская милиция как организованная сила была создана в 1683 году и комплектовалась по окружному принципу из мужского военнообязанного населения колонии в возрасте от 16 до 60 лет. Каждая округа (parish) обязана была выставить определённое количество людей для войны и на сборы, во главе со своим капитаном (как правило - местным дворянином); роты сво­дились в бригады, бригады - в мобилизацию губернаторств. Объявлял мобилизацию и осуществ­лял общее командование действующий губернатор Канады.
   Качество этого рода войск оставляло желать лучшего, что и не удивительно для типичного по­луфеодального ополчения. Милиция состояла из очень большого количества крайне молодых лю­дей (а демография в Канаде была просто потрясающая), почти каждый из которых умел стрелять и был неплохим охотником, но был плохо организован. Как писал Чамберс "среди них было мало опытных солдат, они мало тренировались и имели слабую подготовку". Впрочем, качественно ка­надская милиция была лучше её провинциального аналога у англичан, имея ближайшее соответст­вие южноафриканских буров столетие спустя (тоже считавшихся снайперами своего времени).
   Как ресурс ополчение активно применялось в ходе военных действий, однако в этот раз была необходима практически тотальная мобилизация, которая последний раз производилась за 13 лет до рассматриваемых событий, в 1746 году в связи с перспективой возможной атаки Квебека анг­лийской армии и флота из захваченного ими Луисбурга. С тех пор население увеличилось на четверть, а точных возможностей мобилизации не знал никто. Данные инвентаризации, проводившейся в январе 1759 года на предмет наличия годных к войне ресурсов, выявили 15229 боеспо­соб­ных всего, в том числе по губернаторству Квебека - 7511 человек, Труа-Ривьера - 1313 человек и Монреаля - 6405 человек, то есть при­мерно 25% от общей численности франкоязыч­ного на­селения Канады. Однако часть от указан­ных "15229" следует отнести на уже зачисленных в ре­гулярные подразделения канад­цев, и, кроме того, 100-процентная явка опол­ченцев в места несения воинской службы была весьма и весьма сомнительна в силу качества организации канадской иррегу­лярной милиции.
   Тем самым, реальная численность канадской милиции, задействованной в кампанию 1759 года, с трудом поддаётся точному определению. Гарно упоминает про 10400 "канадцев"; Вуд и Мар­тен пишут про "10000 милиции". Эти данные примерно соответствуют сложению численности ополченческих франкоканадских контингентов, состоявших в 170 милиционных ротах во всех вой­сках, действовавших под Квебе­ком, на Онтарио и в долине озера Шамплейн. В качестве со­мнительного компонента усиления милиции на ТВД также присутствовало более полутора тысяч союзников-индейцев и около 140 волонтёров в 2 ротах, прибывших в начале лета 1759 года из Акадии.
   Итак, в лучшем случае 16-17 тысяч человек (если бы не подоспела помощь из Франции) - это было всё, на что приходилось рассчитывать в грядущей кампании. Впрочем, даже это составляло почти четверть по отношению к населению колонии (вместе с индейцами), и термин "тотальная война" смело мог быть применён к Канаде 1759 года.
  
   1.3. Британские войска на североамериканском ТВД.
   Семилетняя война в истории Северной Америки ознаменовалась нестандартно массовыми пе­ребросками английских войск из Ев­ропы, с Британских островов. Ещё до начала конфликта, из­вестного в американской историографии как "война с французами и индей­цами", на полуострове Новая Шотландия были размещены 4 полка: 29-й, 40-й, 45-й и 47-й Пешие. В 1755 году прибывает ещё два полка, 44-й и 48-й, в 1756 - ещё три, 22-й, 35-й и 42-й Пешие, а в 1757 - сразу 10 батальо­нов десяти полков: 2-й батальон 1-го Королевского Пешего полка, 17-й, 27-й, 28-й, 43-й, 46-й, 55-й, 77-й и 78-й Пешие полки и 2-й батальон 1-го полка Королевской артиллерии.
   В соответствии со "Стратегией Питта" только в 1758 году в Америку были отправлены как ми­нимум два пехотных полка - 15-й и 58-й. Ещё два полка (60-й и 80-й) были созданы на территории американских колоний в 1755 и 1758 годах соответственно наряду со 2-м батальоном 42-го полка осенью 1758 года, и ещё семь полков (3-й, 4-й, 38-й, 49-й, 61-й, 63-й, 64-й и 65-й Пешие) в начале 1759 года находились на Карибах и участвовали в атаке Гваделупы, принадлежавшей французам. Кроме того, роты двух пехотных полков (62-го и 69-го) активно участвовали в операциях в 1758-1759 годах в качестве морской пехоты на кораблях.
   Всего же к кампании 1759 года были готовы части 33 регулярных полков (32 пехотных и 1 артиллерийского), располагавшихся в Северной Америке полностью или частично, и более 30 тысяч солдат и офицеров. Из них 4500 прибыли из Англии и 7500 завербованы из числа колонистов в 1749-1756 годах, в 1757 это значение составило 11000 и 1200 соответственно, а всего же к 1759 году из-за океана было переброшено 17500 штыков и столько же составили рекруты из числа американцев (т.е. потеряно безвозвратно, в основном убитыми, оказалось около 5 тысяч человек, не считая урона ополченцев).
   Следует отметить, что приведённые данные - 30 тысяч человек - следует подвергнуть некоторой кор­ректировке. Штатная численность регулярных подразделений британской армии в Северной Америке составляла порядка 37000; фактически же (путём сложения задействованных континген­тов) на территории тринадцати американских колонии и против Канады располагалось 27 баталь­онов сухопутных войск и 27000 солдат и офицеров (не считая 5 рот 62-го и 69-го полков, задейст­вованных как морская пехота, то есть частей ещё 2 батальонов, а также инженерно-сапёрных форми­рований). Ещё 8 батальонов и примерно 7500 солдат и офицеров было на Карибских островах. Кроме того, в операциях и там, и там было задействовано до 4500 морской пехоты и "моряков на суше" (в том числе части уже упомянутых двух пехотных полков - прим. автора).
   Организация этих войск была стандартная: как правило, все полки в Северной Америке были однобатальонного состава (исключение составлял 42-й полк, где было два батальона, и 60-й, где батальона было четыре). Батальоны имели по 10 рот по 110-120 штыков. Исключение составлял только 80-й Гейджа (5 рот лёгкой пехоты по 110 человек), а также 77-й и 78-й (по 14 рот в каждом) полки. В эти стандартные "10 рот" входили 1 гренадёрская, 8 фузилерных и 1 рота лёгкой пехоты из 70 с лишним бойцов (итого более 1060 офицеров и солдат); наличие последней было непременным условием (согласно приказу Эмхерста от 14 апреля 1759 года).
   Национальный состав этих частей был довольно пёстрый: так, 1-й Королевский был английский, 42-й, 77-й и 78-й - хайлендерские или горно-шотландские, 17-й, 27-й и 46-й - исключительно ирландские, 60-й - из местных американских колонистов, преимущественно немецкого или голландского происхождения, и так далее. Расцветка униформы также не отличалась изыском: не влезая в детали, автор хотел бы отметить, что в эпоху, когда полководцы определяли свои войска по цвету на поле боя, англичане всегд отличались доминирующим красным цветом (за что их звали, кто презрительно, а кто уважительно, "редкоутс" - "красные мундиры"). Впрочем, большинство американские иррегулярных частей не брезговали синим (за что их могли спутать с врагом).
   Спецификой ТВД являлось создание различных сводных формирований на базе имеющихся. Гренадёры и лёгкая пехота частенько "выбирались" из своих подразделений и своди­лись в отдельные части. Этим особенности театра военных действий ограничивались: в остальном это были обычные для Британии линейные и лёгкие войска (правда, наполовину набираемые из колонистов) с присвоенной им, согласно регистру, нумерацией.
   Как и французы в Канаде, британцы не пренебрегали местной составляющей вооружённых сил - иррегулярными формированиями колоний: провинциальными полками колоний, прочими разно­видностями американской милицией и индейскими союзниче­скими контингентами. Первые орга­низовывались в числе, определяемом ежегодной Ассамблеей колоний (проходившей в феврале), на которой также устанавливались их штаты и финансирование на них, и люди в них служили по найму. Наёмными были также "прочие разновидности" - батумены (спецкорпус перевозчиков по рекам) и рейнджеры (что-то вроде местного лесного спецназа не очень высокого качества). Ну а индейцы привлекались от возможности к возможности (и тоже за барыши или иные выгоды), для чего существовала определённая должность - "интендант по делам индейцев".
   В кампанию прошедшего, 1758 года, таких (всех типов иррегуляров) было выставлено в сумме около 30 тысяч, рейнджеров, батуменов, колониальных инженеров, верных британской короне индейцев и провинциалов полков северных и южных колоний. Показатели кампании 1759 года были скром­нее: французы в Огайо были побеждены и их форты - взорваны, в связи с чем южные колонии вы­ставили вдвое меньше войск, чем в минувшем, 1758 году: Вирджиния мобилизовала один провин­циальный полк численностью около 700 человек, Пенсильвания - два полка с тысячей человек в каждом.
   Участие северных колоний также оказалось ограниченным. Фред Андерсон оценивает суммарную мо­билизацию американской милиции (четырёх северных колоний Новой Англии и Нью-Йорка) в 20000 человек. Сверх них необходимо добавить около 2200 в 23 рейнджерских ротах, до двух ты­сяч про­винциалов из корпуса лодочников-батуменов, обычно считавшихся отдельно, и около 1500 - из пробританских индейцев. Кроме того, ещё 600 было в числе гарнизонных "Независи­мых рот" (Inde­pendent companies) Нью-Йорка и Юж­ной Каролины и около 300 - провинциальных инженеров, принявших участие в атаке британ­цами Квебека. Всего - около 6500 человек.
   Прибавляя как минимум 3500 в провинциальных полках южных колоний (в том числе - и в Джорджии - прим. автора), а также ряд прочих, получались аутентичные данные по со­стоянию на 1759 год: более 39 тысяч регулярных британских солдат и офицеров в Северной Аме­рике и свыше 30 тысяч иррегуляров (считая и индейцев). Итого - почти 70 тысяч человек, практи­чески в три раза больше войск, чем у их оппонентов французов во всей Северной Америке, от Ка­нады до Французской Гвианы, больше, чем насчитывалось в Канаде французских поселенцев всего.
   (Для сравне­ния: в Западной Германии 180-тысячной континентальной французской армии Контада противо­стояло около 20 тысяч английских солдат герцога Камберлендского, сражав­шихся плечом к плечу с ганновержсцами и прусским корпусом Фердинанда Брауншвейг­ского. Превосходящие силы - более 52 тысяч в гвардии, гарнизонах и иных сухопутных войсках, а также 32 тысячи в отрядах милиции - находились только на островах метрополии, прикрывая их от воз­можного вторжения французов со стороны ев­ропейского континента).
   Справедливости ради следует, правда, отметить, что из всей этой почти 70-тысячной груп­пи­ровки войск, сконцентрированных в Северной Америке, 8-9 тысяч оставались всю кампа­нию на Карибах. Из оставшихся 60 тысяч, приходившихся на долю тринадцати северо­американских коло­ний, треть состояла в гарнизонных частях и лишь две трети было наце­лено непосредственно на Канаду, где им противостояло чуть ли не вдвое меньшее количе­ство французов и их индейских союзников. Тем не менее, стоит признать, что именно в 1759 году была собрана самая большая армия из тех, что видел Новый Свет. Канада должна была быть непре­менно сокрушена в насту­пающем году, а её защитники - разбиты.
  
   1.4. Миссия Бугенвиля и Дореля во Франции.
   Сложившееся положение вещей в очень скором времени стало очевидно военной и адми­нист­ративной верхушке Канады. И перед генерал-губернатором Канады Пьером де Риго де Водреем (Pierre de Rigaurd de Vaudreuil), и перед командующим сухопутными войсками Монкальмом, и пе­ред интендантом Канады Франсуа Бижо (Francois Bigot) явственно замая­чила перспектива военного поражения Канады. Это означало для этих трёх человек только две возможности: или гибель, или позор сдачи в плен, а для губернатора с интен­дантом - ещё и утрата такого прекрасного источника обогащения, каким служила война с фран­цузами и индейцами.
   Спасение могло прийти только из далёкой, лежащей за океаном метропо­лии. Однако, надежда на Францию была столь зыбка и ненадёжна, что трудно было ожидать, чтобы Па­риж надлежащим образом помог своей далёкой колонии, да и вообще помог бы ей после потери Луисбурга. Переброска войск и грузов через океан всегда была задачей труднейшей для исполнения, а ведь существовали ещё и другие колонии и театры войны.
   Интересы трёх активно интригующих друг против друга людей, самых высокопоставлен­ных в иерархии Канады, наконец-то совпали. Было выбрано довольно необычное решение: не сидеть сложа руки, а самим принять меры, реализовав своего рода посольство пе­риферии в метро­полию. Предполагалось, до того, как льды закроют выход в залив Святого Лаврентия, на ещё оста­вавшихся в гавани Бопора (порта в нескольких километрах от Кве­бека) кораблях отправить во Францию двоих человек, для ходатайства перед минист­рами и королём о предоставлении помощи колонии.
   Было выбрано две кандидатуры, имеющий достаточно высокий статус для такого ответст­вен­ного (и в то же время достаточно рискованного) мероприятия: пехотный офицер линей­ного полка, подполковник Луи-Антуан де Бугенвиль (Louis-Antoine de Bougainville), будущий известный путешественник и исследователь, и военный комиссар Квебека Андрэ Дорель (Andre Doreil). Каж­дый из них имел при себе письма от Монкальма и Водрея к ко­ролю и министрам, содержащие пе­речень необходимого колонии: амуниции, подкреплений, боеприпасов, провианта.
   Отправку этих двух людей предполагалось осуществить порознь, по принципу посылки адъютан­тов на поле сражения "хоть один, да доедет", во избежание одновременного перехвата британскими рейдерами на море. Отчего 11 ноября Бугенвиль отплыл из Квебека на не­большом 150-тонном 24-пушечном приватире Victoire с 55 человеками ко­манды, а Дорель вышел в море на значительно более крупном корабле - 600-тонном коро­левском флюте (так именовался фрегат или линейный корабль, переделанный в транспорт) l'Outarde, имеющем 22 орудия, в со­провождении небольшого 150-тонного торговца Hardi.
   Плавание продолжалось успешно: французы избежали встречи с крупными бри­тан­скими военными кораблями, способными прервать их миссию, и уже 20 декабря Буген­виль пер­вым из двух путешественников ступил на долгожданную землю Франции. В течение следующих недель как посланник далёкой колонии он был поочерёдно представлен воен­ному министру Франции, маршалу Шарлю-Луи-Огюсту Фуко, герцогу де Бель-Илю (Charles-Louis-Auguste Fouc­quet, duke de Belle-Isle), министру военно-морского флота Ни­коля-Рене Беррье (Nicolas-Rene Ber­ryer), министру иностранных дел Этьену-Франсуа Шуа­зелю (Etienne-Francois Choiseul) и некото­рым другим лицам, не столь важным для нашего повествования. Всюду он говорил одно и то же: Канаде нужна материальная и финансовая подмога. Войска, оружие, амуниция, пища. Однако...
   Однако ни Бугенвиль, ни Дорель не знали того положения, в котором оказалась сама Франция на рубеже 1758 и 1759 годов, и ведать не ведали о тех скрытых механизмах, кото­рые управляли её внешней политикой. Французская армия с завидным постоянством терпела поражения на полях Германии, флот был изрядно "искусан" в миновшем 1758 году, эконо­мика приходила в упадок, а финансы расстраивались. Подсгнившая изнутри военно-админи­стративная система страны оказа­лась неспособна вести серьёзную войну одновременно на два фронта, на море и на суше, и в слу­чае затягивания конфликта Франция неизбежно тер­пела поражение.
   Поэтому возникал соблазн разрешить ситуацию одним ударом, а планы приходилось не­умо­лимо корректировать с учётом потребностей экономики Франции и её прохудившегося бюджета, отчего её военно-морская стратегия в 1759 году разбивалась на три ступени задач, по степени ранжирования.
   Во главе стояла идея-фикс всех правителей Франции, начиная от Людовика XIV и закан­чивая Наполеоном I: собрав достаточное количество транспортов с войсками в атлантиче­ских портах страны, под прикрытием сил флота обеспечить их быструю переброску на Бри­танские острова, с целью принудить злейшего недруга - Англию, - к миру. В 1759 году во­енно-морское министер­ство Франции во главе с Беррье предполагало сосредоточить в водах вблизи Бретани несколько эскадр из атлантических и средиземноморского портов, дабы, ор­ганизовав временное локальное преимущество на море, высадить в Британии 63-тысячную армию, из них часть - в Ирландии. За­дача, как показала практика мировой истории, хоть и достойная, но мало разрешимая на прак­тике, а если и разрешимая - то с крайне незавидными для потомков Карла Великого результа­тами.
   На второе место выдвигались так называемые "Сахарные острова", карибские владения Франции: Сан-До­минго, Мартиника, Гваделупа, некоторые более мелкие острова, производители са­харной продук­ции, основы торгового экспорта Франции в середине XVIII века и основная статья (до двух тре­тей) поступлений в её бюджет. В конце 1758 года Англия уже вцепилась неумолимой хваткой в это Ахиллесову пяту финансовой политики Парижа, выслав туда ар­маду из 13 линейных и боль­шого количества прочих кораблей, а также шесть пехотных пол­ков, и следовало принять меры, чтобы избежать поражения ещё и там. В связи с чем в воды Карибского бассейна в январе 1759 года отправилась более слабая, чем у британцев, эскадра из 8 линейных кораблей под флагом ад­мирала Бомпара.
   Холодная, зависимая от поставок извне Канада в этом круге задач становилась третьераз­ряд­ным объектом, отодвинутым на задний план другими, более важными стратегическими целями. Тем не менее, бросать одну из своих самых старых колоний совсем без боя в Париже не стали, решив выделить для её защиты ограниченный контингент сил. В связи с этим для обороны Канады был выделена внушительнейшая сумма из 30 миллионов ливров - больше, чем эту колонию выделялось когда-либо (траты, сопоставимые с расходами на весь фран­цузский флот), примерно двадцатая часть годового французского бюджета в 1759 году. Кроме того, высшие офицеры сухопутных войск, участники войны в Канаде, за победу при Карий­оне были повышены в званиях: на заседа­нии соответствующей комиссии 10 февраля 1759 года Монкальм получил чин генерал-лейтенанта, его помощник, полковник Фран­суа-Шарль Бурлямак (Francois-Charles Bourlamaque), стал бригадным генералом, Франсуа-Гастон де Леви (Francois-Gaston de Levis) - маршалом лагеря (звание, проме­жуточное между бригадным генералом и генерал-майором и стоящее от них отдельно), а Бугенвиля произвели в полковники.
   Однако ни денежные знаки, ни офицерские звания не могли сами по себе заменить ту ма­тери­альную помощь, ресурсы живой силы и провиант, которые в первую очередь были необ­ходимы Канаде. Вместо 1000 рекрутов для восстановления численности 8 пехотных батальонов, ко­торых просил Бугенвиль, для отправки в Канаду выделили только 350 рекру­тов, а также примерно 60 инженеров, сапёров и артиллеристов. Вместо шести линейных ко­раблей эскорта, как планирова­лось в начале, для перевозки подкреплений, провизии, амуни­ции, вооружения и бое­припасов было предназначено 25 кораблей меньшего размера, в том числе 2 королевских фрегата, 4 фрегата-приватира, нанятых контрактором Жозе-Мишелем Кадетом (Joseph-Michel Cadet), ис­полнявшим подряд на поставки в Канаду и с дальнейшем возглавившим её скромные военно-мор­ские силы, 2 флюта, перестроенных из королевских фрегатов, а также 17 торговых судов.
   Практиче­ски все корабли (водоизмещением от 150 до 600 тонн каждое) прошли переделку на вер­фях Рошфора и Бордо в феврале 1759 года и должны были идти через океан разоружёнными в той или иной степени, для перевозки как можно большего количества грузов, которые, по некоторым данным, в сумме размещались в 6000 бочек. Указанная переделка выглядела следующим образом: с нижних палуб кораблей снимались все тяжёлые орудия, оставлялись только лёгкие пушки верхних палуб, а высвободившиеся помещения переоборудовались в каюты или под склады.
   Стоит, правда, отметить любо­пытную деталь, прекрасно характеризующую ситуацию во французском снабжении сере­дины 18 века: при всей незначительности фактически собранных сил и средств колоссальные денежные суммы, выделенные на войну в Канаде, были освоены в этом году полно­стью, а ряд должностных лиц (в основном - Водре и Бижо) по итогам войны стали миллионерами.
   После завершения всех подготовительных мероприятий, выражаясь образно, "ласточка помощи метрополии, первая и единственная в 1759 году, готова была расправить свои крылья, дабы принести через океан помощь гибнущей колонии". В марте началось вы­движение француз­ских конвоев, предназначенных вёзти военную помощь погибающей Но­вой Франции. 22 марта из Бордо в море вышел большой караван из 17 торговых судов под эскортом 26-пушечного частного фрегата Machault; командир фрегата, лейтенант Жак Кано (Jacques Kanon), сопровождал бесцен­ный груз, состоящий из запасов провианта, алкоголя, боеприпасов, а также рекрутских подкрепле­ний. Ещё ранее 5 кораблей (в том числе два ко­ролевских фрегата) пошли в Канаду из Рошфора, под командованием Жана Воклена (Jean Vauqueline). Наконец, 28 марта на 22-пушечном фрегате Chezine из Бордо в Канаду отпра­вился Бугенвиль, вёзший патенты на получение вышестоящих офицерских чинов для Мон­кальма, Леви и Бурлямака.
   Впереди эти суда ждала малоприятная перспектива встречи с британскими рейдерами, ко­торые неизменно должны были оказаться возле устья реки Святого Лаврентия, как только начнётся сезон навигации и акватория очистится от дрейфующего льда. Раньше всех успел Бугенвиль на своём быстроходном фрегате Chezine, не обременённом другими судами: выйдя в Атлантику позже про­чих, уже 13 мая после полуторамесячного перехода фрегат ока­зался на рейде Бопора и Бугенвиль смог ступить на ещё холодную землю Канады. Встретив­шись в Квебеке с Бижо и, не мешкая ни се­кунды, Бугенвиль в тот же день же поехал из Кве­бека в Монреаль, где полагал встретить Монкальма со всей его армией, ожидающего окончания зимовки и оттепели.
   Спустя несколько дней в Квебек начали прибывать прочие корабли конвоев. 17 мая в га­вань вошло 3 фрегата-приватира и 10 торговых судов каравана Кано. 18 мая пришёл ещё 1 торговец, а 19 мая - 2 королевских фрегата отряда Воклена. Кроме того, ещё 2 флюта и 4 транспорта достигло рейда Бо­пора в течение двух суток, с 22 на 23 мая. Британский пере­хват, как и следовало ожидать, поя­вился в водах залива Святого Лаврентия, но мощная эс­кадра контр-адмирала Дюрелла схватила своими челюстями пустоту: лишь 3 торговых судна из 17 транспортов кон­воя Кано, отбившиеся от остальных, были за­хвачены англичанами, прочие же благополучно доб­рались до пункта назначения. А всего же 22 военных и транспортных корабля собралось в га­вани Квебека за период с 13 по 23 мая 1759 года.
  
   1.5. Планы и концентрация сил сторон.
   Бугенвиль и Дорель отплыли с последними кораблями, и, пока же результаты их миссии во Францию были в Канаде неизвестны, следовало готовиться к обороне в наступающем 1759 году. В ноябре 1758 года Монкальм с большей частью сил покинул свои пози­ции на озере Шамплейн, оставив крупные гарнизоны в Сен-Фредерике и Карийоне, и увёл свою 4-тысячную армию в Монреаль. Войска расположились на зимовку возле этого города, представляв­шего собой удобный стратеги­ческий пункт на пересечении коммуникаций, откуда можно было быстро осуществить выдвижение к обо­роняемым объектам в кампанию следующего года.
   План обороны Новой Франции в 1759 году был следующим. Как уже утверждалось, гео­графи­ческое положение Канады позволяло вторгнуться в неё с трёх направлений; кроме того, отдалён­ное положение форта Ниагара между озёрами Онтарио и Эри позволяло на­нести удар ограничен­ными силами против этого пункта, связывавшего Верхнюю Канаду с Дальним Западом, Луизиа­ной, Огайо и Иллинойсом. Поэтому было бы логично предполо­жить, что для действий против Канады англичане выделят три-четыре армии, для операций против Квебека, Карийона и на Онта­рио. Соответственно, французская стратегия представ­ляла собой пассивное распределение по уг­рожаемым объектам имеющихся сил согласно степени грозящей им опасности.
   (Гораздо перспективнее было бы выделить сильный подвижный резерв в районе Монреале, способный быть переброшенным на угрожаемый участок. Например, как покажут дальнейшие собюытия, силы на Шамплейне окажутся избыточными: можно было бы сформировать указанную подмогу за счёт их ослабления. В грядущей кампании отсутствие такого резерва сильно скажется на успешности боевых действий: лишённые его, французы будут вынуждены снимать и перебрасывать силы с одного направления на другое, не успевая ни там, ни там, разделяя и ослабляя силы. Хотя центральное положение и развитая система водных сообщений, казалось бы, диктовали подобную организацию обороны).
   Краеугольным камнем в обороне выступал Квебек, морские ворота Канады и её связую­щее звено в сообщениях с Францией. Утрата Квебека означала бы потерю возможности снабжаться из метрополии, что, в свою очередь, было аналогично гибели колонии. Следова­тельно, вокруг этого города, столицы Канады, предполагалось собрать довольно значитель­ные силы: 5 из 8 линейных батальонов сухопутных войск, значительные контингенты мор­ской пехоты и артиллерии и боль­шую часть ополченцев и индейцев.
   Остальные направления можно с известной долей правды охарактеризовать как второсте­пен­ные. Для прикрытия Монреаля на дальний рубеж обороны к Карийону выдвигался кор­пус Бурля­мака, состоящий из оставшихся 3 батальонов метрополии, батальона морской пе­хоты и некото­рого количества милиции. Эти силы должны были сыграть исключительно от­влекающую роль и, не вступая в прямое боестолкновение, связывать превосходящие силы англичан, наступающие со стороны Олбани, насколько возможно, после чего отойти на за­пасные позиции к северу от Шам­плейна, на остров Иль-окс-Нуа, где и закрепиться.
   Гораздо интересней была ситуация с Онтарио. После ухода французов из Огайо у них ос­тались волоки из Огайо в долину Великих озёр, к югу от Ниагары, где ещё могло собраться довольно большое количество канадских ополченцев и индейцев. Британская армия, как и в 1755, и в 1758 го­дах, скорее всего, прошла бы руслом реки Осуиго и, сумев пересечь Онтарио, оказалась бы под стенами Ниагары. Соотвественно, план французов был примерно следующим. Гарнизон Ниагары под командованием капитана полка Беарна Пьера Пушо де Мопаса (Pierre Pouchot de Maupas) удерживал вверенный ему форт, насколько возможно. Отряд Сен-Люка де Ла Корна (Saint-Luc de La Corne), базируясь на форт Ла Презентатсьон, двигался к Ниагаре, по пути по возможности ата­куя и уничтожая британские укрепления в устье Осуиго. Силы индейцев и канадцев быстро подхо­дили с юга из местных фортов (Машо, Лебёф, Прескиль). В случае успеха, Ниагара была бы де­блокирована, три армии со­единились бы под её стенами и в дальнейшем могли быть переброшены на другие, более уг­рожаемые участки театра военных действий.
   Британские планы сокрушения Канады в 1759 году предусматривали использование сил, имеющихся в американских колониях Англии, на всю катушку. Без увеличения количества пол­ков, дислоцированных в Северной Америке, предполагалось нанести три удара: два ос­новных, со стороны Олбани, с юга, и со стороны моря, против Квебека, один вспомогательный, против Ниа­гары. В случае успеха, армия, шедшая с юга, вытесняла французов из до­лины Шамплейна и, выйдя к Монреалю, могла присоединиться к армии, осаждающей Квебёк со стороны моря, или оказать ей поддержку.
   Верховным главнокомандующим в Северной Америке был назначен Эмхерст, получив­ший в феврале 1759 года за победу при Луисбурге чин генерал-лейтенанте, подобно его оп­поненту, Монкальму, повышенному в звании за Карийон. Он должен был непосредственно руководить дей­ствиями армии, собранной против Бурлямака, а также координировать дейст­вия войск на Он­тарио и в Огайо. Численность его армии, выдвигавшейся на Шамплейн, в разное время составляла от 14 до 17,5 тысяч человек; часть её сил до наступления тёплого сезона, пригодного для проведе­ния сухопутных операциях, предполагалось задействовать в нападении британцев на Гваделупу, после чего перебросить обратно к Эмхерсту. Вторая ар­мия, под командованием Джеймса Уолфа (James Wolfe), за успехи при Луисбурге произведённого в генерал-майоры, насчитывавшая более 13 тысяч человек (вместе с морской пехотой), при поддержке крупных сил флота должна была атако­вать Квебек. Наконец, третья, от 6 до 7 тысяч человек, состоящая в основном из иррегуляров, вы­двигалась на Онтарио и против Ниагары.
   Впрочем, предполагалась и четвёртая, скорее вспомогательная, армия, в которую рассчи­тывали набрать более восьми тысяч человек (считая гарнизоны Огайо), преимущест­венно провин­циалов, под командой бригадного генерала Стэнвикса, двинув её на Огайо и Эри. Всего же на Ка­наду было нацелено до 38 тысяч человек при более чем двухстах орудиях в трёх ударных армиях, а, считая и отдельный корпус Стэнвикса - почти 46 тысяч.
   Наступление нового, 1759, года, привело в движение армии, собираемые противниками друг против друга. В январе 1759 года из Нью-Йорка на Антильские острова, против Гваде­лупы, отпра­вилось две трети 2-го батальона 42-го полка, согласно заранее заготовленной схеме операций. А в фев­рале 1759 года ассамблеи пяти северных колоний (Нью-Йорка и Новой Англии) обяза­лись выставить в помощь Эмхерсту 20 тысяч провинциалов; местом сбора был опре­делён город Олбани.
   Не дремали и французы, с началом весны начав выдвижение к рубежам, которые предпо­лага­лось оборонять. 27 марта открыл кампанию Пушо, ведя на усиление гарнизона далёкого форта Ниагары около восьмисот канадцев и французов из регулярных полков. Вслед за ним, но не­много попозже, примерно в первых числах мая, покидает Монреаль и Бурлямак во главе своего небольшого обсервационного корпуса. Позже всех начал свой марш Мон­кальм, которому в кампа­нии была отведена самая решающая роль. До завершения первой декады мая французский командующий с главными силами продолжал стоять на зимних квартирах, ожидая потепления и окончательного освобождения реки Святого Лаврентия ото льда. Наконец, 11 мая выступил и он, возглавив движение отряда из 5 неполных сухопутных батальонов линейных полков - вторых ба­тальонов полков Королевского Руссильона, Гий­ени, Ля Сара, Лангедока и Беарна.
   Ещё ранее, 10 мая, Водрей объявил тотальный сбор канадской милиции, в результате ко­торого около 10000 канадцев в возрасте от 12 до 85 лет в течение месяца оказалось под ружьём. А всего же 18600 человек, вместе с майскими подкреплениями и моряками, вклю­чая около 7500 регуля­ров, взяло в руки оружие на огромном фронте от озера Эри и до Кве­бека (по факту же, было не более 18000). Почти в полтора раза больше, чем в прошлом, 1758 году: никогда ещё Новая Фран­ция не выставляла для своей защиты такой армии, это была максимальная мобилизация колонии за всю историю её существования. Но и этого было не­достаточно.
   Двигаясь неспешными переходами, сберегающими силы солдат, Монкальм по пути встре­тился с Бугенвилем, присоединившимся к движению его армии, и, после 12-дневного марша во второй половине дня 22 мая прибыл в Квебек, возле которого к тому времени во множестве собирались роты и бригады ополчения канадской милиции. На следующий день 23 мая последний француз­ский транспорт вошёл в гавань Бопора, где уже сосредоточились почти все суда конвоев Воклена и Кано. А ещё день спустя 24 мая прибыли известия, которых все боялись и так ждали: с судна, вернувшегося из залива Святого Лаврентия, был замечен бри­танский флот, всего в 280 километрах к северо-востоку от Квебека, возле острова Би. А это означало только одно.
   То, что гроза грянула, и что битва за Канаду, одна из самых ожесточённых из тех, что были в истории этой страны, началась.
  
  
  
   Акадия, Иль-Рояль, Сен-Жан - французские названия современных канадских провинций Нью-Брансуик и Новая Шотландия (Акадия), а также островов Принца Эдварда (Сен-Жан) и Кейп-Бретон (Иль-Рояль).
   Луисбург - крепость и порт в восточной части острова Кейп-Бретон, в рассматриваемый период - важнейший перевалочный пункт следования из Европы в Канаду. Был взят английскими войсками в 1745 году и возвращён французам в 1748 (что породило противоречия с жителями американских колоний Англии); вновь захвачен в 1758 и полностью разрушен британцами в 1760, опасавшимися возврата укрепления вновь.
   Война короля Филиппа (1675-1676) - война между английскими колонистами Новой Англии и восставшими индейскими племенами северо-восточной части Америки. Была крайне кровопролитной и сопровождалась взаимными жестокостями с обеих сторон.
   Каждая война на американском континенте, производная от общеевропейской, по традиции имела собственное наименование. Так, война за Испанское наследство (1702-1713) была войной королевы Анны, кампании 1744-1748 (как часть войны за Австрийское наследство) - войной короля Георга, события, сопутствующие Семилетней войне - "война с французами и индейцами" (1754-1760).
   Наименование "Королевство Великобритания" островное государство получило в 1707 году слиянием Англии и Шотландии.
   В дальнейшем, при упоминании о жителях Тринадцати колоний, будет использоваться также данный термин: "американцы" и "американские колонисты". Наименование "американцы" возникло в первой половине XVIII века и в дальнейшем (после войны за независимость 1775-1783 годов) означало жителей США.
   "Доктрина двух сфер" - система взглядов в международном праве, сложившаяся в середине XVI века, согласно которой все конфликты и столкновения, происходившие между подданными европейских держав за пределами Европы, не считались враждебными действиями и не влияли на межгосударственные отношения. В отношении Америки это выразилось в том, что вплоть до Семилетней войны экспорт военных действий происходил исключительно из Европы в колонии, но не в обратном направлении.
   Все владения Франции в Северной Америки (Канада, Луизиана, Иллинойс, Огайо и прочие) в совокупности именовались "Новая Франция".
   Следует отличать четыре колонии, составлявшие собственно Новую Англию (Массачусетс, Коннектикут, Нью-Хэмпшир и Род-Айленд), от прочих североамериканских колоний Британии.
   Многие из них погибли в пути, от болезней, дурного питания и обращения, нехватки воздуха в тесных вонючих трюмах. Насколько велики эти потери - показывает один пример: во время выселения жителей острова Сен-Жан в 1758 году из 3102 человек, погруженных на корабли, до конца пути не дожило 1649 - 53% от общего числа.
   Уильям Питт-Старший (1708-1778). Одна из знаковых фигур в британской политике XVIII. В 1757-1761 годах, являясь государственным секретарём королевства, фактически, вместе с герцогом Ньюкастлом (1693-1768), номинальным премьером Британии в указанный период, руководил её внешней политикой. Активный сторонник войны в колониях, непосредственный идеолог массированного вторжения в Канаду и её сокрушения.
   Система Питта - стратегия ведения борьбы в 1758-1760 годах, обеспечившая Великобритании преимущество в Семилетней войне. Заключалась в отказе от посылки крупных экспедиционных сил на континент (где роль наёмника Англии выполняла активно спонсируемая ей Пруссия) и переносе тяжести операций на моря и в колонии. В отношении Канады непосредственно выразилась в концентрации и вторжении на её территорию крупных воинских сил, в сочетании с плотной морской блокадой.
   Луи Жозе Монкальм де Сен-Веран (1712-1759) - французский генерал, маркиз, воевал в Италии в 1744-1748 годах, в 1756-1759 - командующий королевскими экспедиционными силами в Канаде, погиб в Битве на Равнинах Авраама 13 сентября 1759 года. Не лишённый определённых талантов, был довольно противоречивой личностью своего времени: несмотря на то, что условиями его экспедиции за океан было подчинение флотскому ведомству и канадскому губернатору, равному с ним в чине, фактически находился в состоянии вялотекущего конфликта с ним, вёл интриги против колониальной администрации и обладал высокомерным нравом. Вместе с тем являлся автором побед под Уильям-Генри в 1757 и Карийоном в 1758 годах. Национальный герой Канады.
   Монарх Франции в 1715-1774 годах. Фактически за него правили его фаворитки и ставленные ими министры: сам король мало интересовался государственными делами, предпочитая находить утешение в увеселениях.
   Аберкромби, Джеймс (1706-1781) - прибыл в Америку в 1755 году вместе с 44-м полком, в 1757-1758 - верховный главнокомандующий британскими сухопутными войсками в Америке. После поражения под Карийоном - отстранён от занимаемой должности, ничем не проявил себя в дальнейшем.
   Так в дальнейшем будут именоваться военнослужащие регулярных войск (что соответствует тому, что устоялось в зарубежной литературе). Ополчение, согласно традиции, заимствованной из Рима, называлось милицией; ополчение американских колоний именовалось провинциальной милицией, а ополченцы, в нём служившие - провинциалами.
   Битва при Карийоне, 8 июля 1758 года. Самое масштабное и кровопролитное сражение Войны с Французами и Индейцами. Совершив за два дня до того обход с севера французских укреплённых позиций на реке Ля Шют, британская армия командующего Аберкромби наткнулась на меньшую армию Монкальма, занявшую оборону в укреплённом лагере. Опасаясь подхода подкреплений Леви, англичане атаковали, последовательно подвергнув нападению правый фланг, центр и левое крыло врага, и всюду оказались отбиты с большим уроном. За эту победу Монкальм получил звание генерал-лейтенанта.
   Эмхерст, Джеффри (1717-1797) - британский генерал, прибыл в Америку в 1758 году, в том же году руководил атакой на Луисбург. В 1758-1763 годах - верховный главнокомандующий британскими сухопутными войсками в Америке, сменил на этой должности Аберкромби. Умер в Канаде в 1797 году.
   Леви, Франсуа Гастон де (1719-1787). В 1756 году в должности бригадного генерала и заместителя Монкальма прибыл в Канаду, участвовал в экспедициях 1756-1757 годов против Осуиго и Уильям-Генри, в 1758 году после отменённого набега на Олбани вёл подкрепление Монкальму, опоздавшее, правда, к битве при Карийоне. В 1759-1760 годах - главнокомандующий сухопутными войсками в Канаде, сменил на этой должности Монкальма. В 1783 году стал маршалом Франции (высший воинский чин королевства), умер в Аррасе в 1787 году.
   Брэдстрит, Джон (1714-1774) - в рассматриваемый период командовал уникальным образованием американского ополчения - полком батуменов (перевозчиков на лодках), осуществлявшим снабжение наступающих армий по рекам и охранение на коммуникациях.
   Фронтенак - современный город Кингстон в Канаде, провинция Онтарио.
   Комбатант (от фр. Combatant -- сражающийся) -- лицо, принимающее непосредственное участие в боевых действиях в составе вооруженных сил одной из сторон военного конфликта
   Цены выросли в девять раз по сравнению с 1755 годом. Ничего нельзя было достать: всё дорого было в Канаде. Жалование не выплачивалось по нескольку недель. Суть "системы долговых расписок" в том и состояла, что печатались бумажные банкноты, содержание обещание Короля в дальнейшем погасить платежи по ним (ничем не обеспеченные).
   То есть, население Тринадцати колоий выросло примерно на 90 тысяч за 5 лет. В 1754 году оно составляло 1312 тысяч, включая негров-рабов.
   Бернетц-Брук - сражение, предшествовавшее Карийону. 6 июля передовая колонна войск Аберкромби (11 тысяч человек) вышла к ручью Бернетц, к востоку от Карийона, где уничтожила разведывательную партию Монкальма из 350 человек. Потери французов - 250-300 человек, англичан - 100 убитыми и ранеными.
   Французский термин, означающий сухопутные войска. В данном случае применим к линейным пехотным войскам метрополии, посланным в колонию и находящимся под непосредственным командованием Монкальма.
   Название - от французского "фюзиль", то есть "ружьё".
   Здесь нет противоречия. Фактическая численность перед прибытием 300 с лишним рекрутов - 3200 человек, после - 3500. 3685 солдат и офицеров - это списочная численность, которая, согласно более поздним данным, была не совсем корректна
   Дюкен, Анже де Меневиль (1700-1778) - канадский губернатор в 1752-1755 годах. Автор вторжения в Огайо в 1753-1754 годах, привёдшего к столкновениям с англичанами и событиям войны с французами и индейцами.
   Кадет, Жозеф-Мишель (1719-1781) - квебекский торговец и предприниматель, в ходе войны с французами и индейцами 1754-1760 годов - фактически монополизировал государственные подряды на поставки в Канаду, осуществлял найм кораблей для перевозки военных грузов через океан, руководил действиями частного флота при обороне Квебека в 1759 году.
   Конечно, сравнение весьма условное, так как канадцы не обладали современным нарезным вооружением и конницей для быстрых маршей. Тем не менее, многие из уроженцев Канады были охотниками и умели неплохо обращаться с огнестрельным оружием, насколько вообще возможно было стрелять из гладкоствольного ружья середины XVIII века, а некоторая часть к тому же постоянно участвовала в военных действиях против англичан и индейцев.
   Речь о событиях Войны короля Георга 1744-1748 годах (в Европе - Войны за Австрийское наследство). После захвата Луисбурга в 1745 году в 1746-м планировалась масштабная военная экспедиция против Квебека, в итоге отложенная. Тем не менее, губернатор Канады Богарнуа объявил мобилизацию и поставил под ружьё всё взрослое мужское население колонии.
   Здесь нет ошибки: в организации английских войск существовали как Пешие (Foot), так и пехотные (infantry) части. Если быть точным, пехотные полки у британцев подразделялись на Пешие и лёгкую пехоту (light infantry).
   На момент описываемых событий (зима 1758/1759) 78-й полк был в Америке в неполном составе. В мае 1758 года в нём насчитывалось 12 рот общей численностью 1542 человека (включая некомбатантов). 13-я рота (лёгкой пехоты) была создана в апреле 1759 года, 14-я прибыла в Галифакс в июле 1759 года. Общая численность полка в Америке составила 1750 человек в 13 ротах по 130 человек и 1 роте лёгкой пехоты по 73 человека.
   Деление в США на Север и Юг возникло совсем не во время Гражданской войны 1861-1865 годов. Задолго до неё появились экономические и культурно-конфессиональные противоречия (на юге селились англичане и верные Короне шотландцы, на севере - различные сепаратные официальному Лондону группы), обусловившие дальнейший разрыв.
   Водрей, Пьер Риго де Каваньяль (1698-1778) - последний канадский губернатор в 1755-1760 годах, контр-адмирал. С относительным успехом вёл боевые действия в 1755-1756 годах, активно враждовал с Монкальмом, в 1758 году роковое разделение сил (на отряды Леви и самого Монкальма) чуть не поставило того на грань поражения под Карийоном. Отличался изрядным казнокрадством, капиталы, нажитые им на поставках из Европы в ходе войны, оказались настолько велики (23 миллиона ливров), что в декабре 1761 года, уже после отбытия из побеждённой Канады, бывший губернатор оказался обвиняемым на показательном процессе, устроенном Шуазелем (но был оправдан), в 1763 году вновь подвергся обвинению. Умер в Париже в 1778 году.
   Бижо, Франсуа (1703-1778) - представлял собой третью значимую фигуру в канадской политике эпохи Войны с Французами и Индейцами, её интендантство. такое деление соответствовало системе государственного устройства Франции, где индендантство (снабжение), администрация (управление) и армия (военное ведомство) фактически являлись параллельными структурами, взаимодействующими по не вполне определённому принципу. Наряду с Водреем отличался казнокрадством, вместе с тем являлся, по-видимому, неординарной личностью (участие в пиратских экспедициях во время войны 1744-1748 годов, например). В декабре 1761 года наряду с Водреем и прочими предстал на суде, единственный был осуждён и лишён нажитого за время войны состояния в 29 миллионов ливров (годовая шкала расходов на кампанию в Канаде). Умер в Швейцарии в 1778 году, в полной нищете.
   Бугенвиль, Луи-Антуан (1729-1781) - знаменитый путешественник, исследователь, дипломат и военный. Прибыл в Канаду в 1756 году, участвовал во всех кампаниях 1756-1760 годов в колонии. Похоронен в Пантеоне в Париже в 1811 году.
   Дорель, Андре. Сохранилось удивительно мало упоминаний о судьбе этого человека. Прибыл в Канаду из Франции в 1749 году. С 1755 года - комиссар войны в Канаде. В 1759 году снова прибыл в Европу, высадился в Испании и по суше добрался до Парижа.
   Автор взял на себя ответственность русифицировать воинские звания, приведённые в настоящей книге. По факту их написание на языке оригинала было следующим (через тире - русскоязычная вариация званий): лейтенант-генерал - генерал-лейтенант, майор-генерал - генерал-майор, бригадир-генерал - бригадный генерал, колонель (по-французски) и колонэл (по-английски) - полковник, лейтенант-колонель и лейтенант-колонэл, соответственно - подполковник. Эквивалент "маршалу лагеря" (как и ряду феодальных званий) автор найти затруднился и привёл их в тексте согласно исходному написанию (хотя "маршал лагеря" - это, как указано в тексте, "звание, промежуточное между бригадным генералом и генерал-майором и стоящее от них отдельно".
   Так именовались земли к западу и югу от Великих Озёр в канадской документалистике тех времён.
   Бурлямак, Франсуа-Шарль (1716-1764) - французский генерал, ближайший сподвижник Монкальма (воевал с ним в Италии в одном полку). Умер на Гваделупе в 1764 году.
   Пушо, Пьер де Мопас (1712-1769), капитан. Прибыл в Америку в 1755 году, в ходе кампаний преимущественно находился в фортах на Онтарио. В 1759 и 1760 годах руководил обороной фортов Ниагара (в устье реки Ниагара у озера Онтарио, в настоящий момент - пограничная территория США) и Леви (50 километров к западу от Монреаля), пользовался значительным доверием губернатора Водрея. Погиб во время кампании 1769 года на Корсике.
   Сен-Люк де Ла Корн (1703-1761) - канадский колониальный офицер. Действовал преимущественно на коммуникациях, в 1760 году руководил батальоном морской пехоты в битве при Сент-Фуа.
   Уолф, Джеймс (1727-1759) - английский офицер, командовал осадой Квебека в 1759 году, наряду с Монкальмом является национальным героем Канады. Отличался живым нравом, нестандартным мышлением, предпочитал античную поэзию и был либимцем армии. Прибыл в Америку в 1758 году во главе бригады подкрепления, участвовал в опасной высадке у Луисбурга, позволившей осадить крепость, потом действовал в набеге на Гаспе в сентябре 1758 года. Погиб 13 сентября 1759 года в сражении на Равнинах Авраама.
   Воклен, Жан (1728-1772) - королевский офицер, капитан фрегата Atalante. Один из двух командиров двух групп судов, прибывших в Канаду в 1759 году. Вторым таким командиром был Жак Кано, французский приватир (моряк частного флота), нанятый Кадетом.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   7
  
  
  
  
  
   Nester, William R. The epic battles for Ticonderoga, 1758. - С. 119.
   Garneau, J. P.. Le marquis de Montcalm (1712-1759). - С. 402.
   Nester, William R. The epic battles for Ticonderoga, 1758. - С. 7.
   LИvis, FranГois Gaston. Collection des manuscrits du marechal de Levis. Journal de campagnes du chevalier de Levis en Canada de 1756 a 1760. - Volume II. - С. 166.
   Parkman, Francis. Montcalm and Wolfe. - Ch. 19.
   Nester, William R. The First global war: Britain, France, and the fate of Northern America, 1756-1775. - C. 115.
   Nester, William R. The epic battles for Ticonderoga, 1758. - С. 190.
   Baron Jeffrey Amherst Amherst, John Clarence Webster. The journal of Jeffery Amherst: recording the military career of General Amherst in America from 1758-1763. - С. 86-92.
   Dull, Jonathan R. The French Navy and the Seven Years war. - C. 143.
   http://www.statcan.gc.ca/pub/98-187-x/4064824-eng.htm.
   Fregault, Guy. Canada. - С. 35.
   Beck, Sanderson. English, French and Indian Wars, 1754-1763.
   Wood, William. The Passing of New France: a Chronicle of Montcalm.
   Bernier, Dans Serge. QuИbec, ville militaire (1608-2008). - С. 140.
   Chartrand, Rene, Eugene Leliepvre. Louis XV's army: colonial and naval troops. - C. 5.
   Reid, Stuart, Gerry Embleton. Quebec 1759: the battle that won Canada. - С. 17.
   Chambers, Ernest J. The Canadian Militia: A history of origin and development of the force. - С. 11.
   Garneau, F.X. Histoire du Canada: depuis sa decouvete jusqu'a nos jours. - Т. 3. Ouebec: imprimerie de frechette et frere, rue la Montagne, N 13, 1848.
   Chartrand, Rene, Eugene Leliepvre. Louis XV's army: colonial and naval troops. - C. 6-7.
   108 canonniers-bombardiers - в Квебеке, 32-34 canonniers-bombardiers - на озере Шамплейн, некоторое количество - в других местах. См.: Bernier, Dans Serge. QuИbec, ville militaire (1608-2008). - С. 140. См. также: LИvis, FranГois Gaston. Collection des manuscrits du marechal de Levis. - С. 16-17.
   80 моряков на Шамплейне и около 60 на французских корветах на Онтарио. См. по поводу: J. P. Garneau. Le marquis de Montcalm (1712-1759). - С. 556. Также: Bourlamaque, FranГois-Charles de, 1716-1764; Casgrain, H. R. (Henri Raymond), 1831-1904; Montcalm de Saint-VИran, Louis-Joseph, marquis de, 1712-1759. Lettres de M. de Bourlamaque au Chevalier de Levis (microforme). - С. 16-17.
   Около 1250 моряков, по данным: Doughty, A., in collaboratoration with G.W. Parmelle. The siege of Quebec and the battle of Plains of Abraham. - Part II. Documents re Cadet et Bigot. - С. 359.
   Chambers, Ernest J. The Canadian Militia: A history of origin and development of the force. - С. 10-12.
   Lacoursiere, Jackue. Histoire populaire du Quebec.
   Garneau, F.X. Histoire du Canada: depuis sa decouvete jusqu'a nos jours. - Т. 3. Ouebec: imprimerie de frechette et frere, rue la Montagne, N 13, 1848.
   Wood, William. The Passing of New France: a Chronicle of Montcalm. См. также: Martin, Felix. De Montcalm en Canada. - С. 167.
   Chambers, Ernest J. The Canadian Militia: A history of origin and development of the force. - С. 11.
   Casgrain, H.R. Wolfe and Montcalm. - C. 117.
   John Knox, Sir Arthur George Doughty, Baron Geoffrey Amherst Amherst, William Amherst, Sir William Johnson, James Murray. An historical journal of the campaigns in north America for the years 1757, 1758, 1759 and 1760. - Т. 1. - С. 22.
   Beatson, Robert. Naval and military memoires of Great Britain, from 1727 to 1783. Volume 3. - С. 210. Также: Brumwell, Stephen. Redcoats: The British Soldier and War in the Americas, 1755-1763. - C. 155. См. также: Richards, Frederick B. Black Watch at Ticonderoga and Major Duncan Campbell of Inverawe. - С. 14.
   Reid, Stuart, Gerry Embleton. Quebec 1759: the battle that won Canada. - С. 14.
   Nester, William R. The Great Frontier War. - С. 112.
   Brumwell, Stephen. Redcoats: The British Soldier and War in the Americas, 1755-1763. - C. 19-20.
   2700 морпехов - у Саундерса и Уолфа против Квебека, 500 "моряков на суше" - у Эмхерста на Шамплейне и около 800 - у Хопсона против Гваделупы. Всего - около 4000 человек.
   Reid, Stuart, Gerry Embleton. Quebec 1759: the battle that won Canada. - С. 16.
   Nester, William R. The First global war: Britain, France, and the fate of Northern America, 1756-1775. - C. 151.
   Anderson, Fred. Crucible of War: The Seven Years' War and the Fate of Empire in British North America, 1754-1766. - С. 310.
   По численности рейнджеров см. сводные данные: по армии Уолфа (569 человек, 6 рот) - здесь: Reid, Stuart, Gerry Embleton. Quebec 1759: the battle that won Canada. - С. 16-17; по армии Эмхерста (около 700 человек, 10 рот) - здесь: Loescher, Burt Garfield. The History of Rogers Rangers: Rogers' Rangers, the First Green Berets. - С. 44; по рейнджерам южных колоний (420 по штату, 7 рот) - здесь: Stoezel, Donald I. Encyclopedia of the French & Indian War in North America, 1754-1763. - С. 424. Следует учитывать, что 6 рот Уолфа, стационировавшиеся в Акадии, представляли собой неполный походный сбор их действительной численности, составлявшую более 1000 человек (Marston, Daniel. The French-Indian war, 1754-1760. - C. 18).
   950-980 - у Приди на Онтарио, 125-130 - у Эмхерста и около 300 присоединилось к англичанам в Огайо.
   Marston, Daniel. The French-Indian war, 1754-1760. - C. 51.
   Entick, John. The General History of the Late War. - Volume 4, London, 1766. - C. 438.
   Wood, William. The Passing of New France: a Chronicle of Montcalm.
   Bougainville, Louis-Antoine de. Ecrits sur le Canada: mИmoires, journal, lettres. - С. 333.
   Dull, Jonathan R. The French Navy and the Seven Years war. - C. 142.
   Entick, John. The General History of the Late War. - Volume 4, London, 1766. - C. 444.
   Robert Beatson. Naval and military memoires of Great Britain, from 1727 to 1783. Volume 3. - С. 210.
   Dull, Jonathan R. The French Navy and the Seven Years war. - C. 119.
   Fregault, Guy. Canada. - С. 234-235, 240. См. также: Stacey, C. P. Bourlamaque, Francois Charles de. - University of Toronto/University Laval. - 2000.
   Parkman, Francis. Montcalm and Wolfe. - Ch. 23. См. также: Dull, Jonathan R. The French Navy and the Seven Years war. - C. 143.
   Под ред.: Fauteux, Aegidius. Journal du siege de Quebec du 10 mai au 18 septembre 1759. - C. 5-7. См. также: Dull, Jonathan R. The French Navy and the Seven Years war. - C. 119.
   Doughty, A., in collaboratoration with G.W. Parmelle. The siege of Quebec and the battle of Plains of Abraham. - Part II. Documents re Cadet et Bigot. - С. 347.
   Beck, Sanderson. English, French and Indian Wars, 1754-1763.
   Dull, Jonathan R. The French Navy and the Seven Years war. - C. 143.
   Bougainville, Louis-Antoine de. Ecrits sur le Canada: mИmoires, journal, lettres. - С. 13.
   Gardiner, Richard. Memoires of the sige of Quebec, capital of all Canada and of the retreat of Monsieur de Bourlamaque, from Carillon to the Isle aux Noix in Lake Champlain (microform): from the journal of French officer on board the Chezine fregate, taken by His Majesty's ship Rippon, compared with the accounts transmitted home by Major General Wolfe and Vice-Admiral Saunders, with occasional remarks (1761). - С. 15.
   Под ред.: Fauteux, Aegidius. Journal du siege de Quebec du 10 mai au 18 septembre 1759. - C. 5-7.
   Gabriel Charles Nicolas. The marechal de camp Desandrouins, 1729-1792: War in Canada, 1756-1760; War of American Independence, 1780-1782. - С. 228-230.
   McLynn, Frank. 1759: The Year Britain Became Master of the World. - С. 154.
   C. P. Stacey. Amherst, Jeffery, 1st Baron Amherst. - University of Toronto/University Laval. - 2000.
   Richards, Frederick B. Black Watch at Ticonderoga and Major Duncan Campbell of Inverawe. - С. 29.
   Brumwell, Stephen. Redcoats: The British Soldier and War in the Americas, 1755-1763. - C. 33.
   Anderson, Fred. Crucible of War: The Seven Years' War and the Fate of Empire in British North America, 1754-1766. - С. 310, 392.
   Doughty, A., in collaboratoration with G.W. Parmelle. The siege of Quebec and the battle of Plains of Abraham. - Part II. Journal Abrege' d'un Aide-de-Camp. - С. 281.
   Gardiner, Richard. Memoires of the sige of Quebec, capital of all Canada and of the retreat of Monsieur de Bourlamaque, from Carillon to the Isle aux Noix in Lake Champlain (microform): from the journal of French officer on board the Chezine fregate, taken by His Majesty's ship Rippon, compared with the accounts transmitted home by Major General Wolfe and Vice-Admiral Saunders, with occasional remarks (1761). - С. 15.
   Martin, Felix. De Montcalm en Canada. - С. 167.
   Gardiner, Richard. Memoires of the sige of Quebec, capital of all Canada and of the retreat of Monsieur de Bourlamaque, from Carillon to the Isle aux Noix in Lake Champlain (microform): from the journal of French officer on board the Chezine fregate, taken by His Majesty's ship Rippon, compared with the accounts transmitted home by Major General Wolfe and Vice-Admiral Saunders, with occasional remarks (1761). - С. 15.
   Martin, Felix. De Montcalm en Canada. - С. 166.
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"