Торгуевский Алексей: другие произведения.

Естество воображения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Принципиальной разницы между высказыванием "то, что я вижу - есть" и " есть только то, что находится вне моего поля зрения" никакой нет. Любая максима, претендующая на онтологическую подлинность, сталкивается с необходимостью верования или воображения. Миф, легенда и научное доказательство существования материи равны в своем воображаемом статусе. Если кто-то верит в домового, он безусловно будет связан с ним, будет его онтологизировать и утверждать, и в конечном счете реально столкнётся с ним. И точно также, если кто-то будет верить в существование разума, он по той же схеме будет онтологизировать его, приводить доводы, подключать различные "доказательства" и в конечном счете будет уже не сомневаться в его реальном наличии.
   Только то, что изначально было воображаемым, приобретает онтологический статус. Именно поэтому коллективы и целые государства пребывают в своем коллективном и государственном воображении, которое переводят на окружающее и выдают за подлинное. Когда же один из представителей коллектива начнет выстраивать свои собственные, отличные представления (грёзы, сны), тогда произойдет конфликт, потому что чужое воображение начнет противоречить общепринятому, представляя угрозу. Человек в государстве и коллективе имеет право воображать только то, что не противоречит воображению государства и коллектива. Тот, кто будет верить в свой воображаемый мир, подлежит незамедлительной репрессии со стороны тех, кто в это воображение не захочет верить, а желает продолжать оставаться в своем собственном.
   То, что мы можем назвать "подлинным" является таковым в двух вариациях: подлинное - это то, что я сам себе вообразил; подлинное - это то, что вообразил за меня окружающий коллектив. Однако при условии того, что коллектив оказывает непосредственное влияние на становление нового его представителя, можно сказать, что существует только коллективное воображение, которое в рамках себя может нарушаться, трансформироваться и онтологизироваться путем нового, более сильного, вызывающего, сметающего устаревшее и хилое воображение коллектива его единичным представителем. Вся история людей - история их верований и воображений, мечтаний, грёз и онтологизаций "подлинного".
   В истории остаются только такие продукты воображения, которые выдержали конкуренцию и завоевали право на господство: вся система современных нам верований является выражением нашей сегодняшней власти и наиболее превосходящей среды воображаемого.
   Крайне болезненно происходят смены парадигм: человек настолько привык к своей воображаемой матрице, что её разрушение он воспринимает как конец жизни, гибель мира и завершение проекта вселенной. Несогласных с новой воображаемой моделью подчиняют, искореняют и перевоспитывают: их заставляют верить в новую систему подлинного.
   Все воображаемые системы когда-нибудь будут заменены новыми, а этот процесс будет всегда сопряжен с ощущением всемирной катастрофы, ибо чем более укоренилась вера в модель реальности, ставшая тотально-единственной для данного коллектива, тем более страшно и невыносимо будет с ней расставаться.
   Но откуда берется человеческое воображение? Предположим, что всякое коллективное воображение, которое включает воображение каждой его особи, является надстройкой на следующих инстинктивных базисах:
   - инстинкта враждебности (воля к крови);
   - инстинкта насыщения (воля к пище);
   - инстинкта сношения (воля к размножению).
   Инстинкт враждебности является наиболее фундаментальным инстинктом биологического вида по сравнению с двумя остальными. Враждебность - само проявление живого существа. Враждебность необходима для: 1) убийства другого живого существа с целью дальнейшего его поглощения (питания); 2) склонению к сношению другой особи с целью последующего осеменения. Враждебность может быть представлена следующим образом:

0x01 graphic

   Круг - это базовая сфера, неделимая единица живого проявления. Для существования, единица выходит за рамки самой себя, угрожая соседям и захватывая окружающее, устанавливая своё господство, свой дом, своё жизненное пространство. Насыщение, которое сопрягается с проявлением, может быть графически выражено так:

0x01 graphic

   После обнаружения другого, особь начинает оценивать свои силы и возможности противника. Происходят запугивания, демонстрация опасности, предварительное подавление вражеского существа за счет собственного превосходства. Враг может отступить и сражения может не случиться. Это имеет смысл при уже захваченной территории или удовлетворенном аппетите. Но здесь мы рассматриваем предстоящее этому исходу состояние голода. Я настаиваю на том, что человек должен употреблять другого человека в пищу: забытая вампирическая и каннибалическая традиция питания, является понижением человеческого хищнического потенциала, которая архаически сохранилась только в виде "незаконных убийств" и регламентных локальных войнах, а вскоре и вообще будет склонна к безвозвратному угасанию в область виртуального. Вегетарианство предшествует пацифизму: так, вырождающийся хищник отказывается от проявления и постепенно доводит себя до статуса растения, или по выражению Паскаля, "мыслящего тростника". На этом жизнь его как вида и заканчивается, потому как даже при условии регулярного питания и поддержки организма, такой вид отказался от проявления, от враждебности: следовательно, он даёт знать, что более не представляет угрозы и не способен к существованию. И он либо будет поглощен другим видом, растворившись в нём, либо ликвидирован средой обитания.

0x01 graphic

   Исчезновение одной особи является фактом её поражения и гибели. Особь противостоит особи и в результате получения критических повреждений, уступает в схватке.

0x01 graphic

   Затем победившая особь поедает проигравшую и после испражняет продукт пищевой переработки.
   Могут, всё же, возразить, что каннибализм не является строгой всечеловеческой особенностью и что война в большей степени является только защитой территории. Это было бы так, если бы не человеческая жестокость: факт пыток, издевательств, убийств населения, народов, целых популяций, осуществление целенаправленного геноцида очевидно выходит за рамки защиты территории. Но для чего же вообще человек в таком случае убивает? На мой взгляд, рост сознательности, или, вернее, нарушения естественного функционирования инстинктов, нагромождение языка, установок, запретов, всего ноологического и ментального привело к тому, что исконный каннибализм и вампиризм трансформировался в войну или подавно в аутоагрессию. Это сходно с тем, как если бы человек стал убивать домашний скот только для того, чтобы его истребить: чем в этом случае он мог руководствоваться кроме интеллектуальных установок и "разумных ценностей"? Также дело и обстоит с убийством населения по ноологическим предписаниям. Разум вмешивается в жизнь, заполняя собой всё природное. Так, естественное питание переходит в пытку, затем в геноцид и оборачивается самоуничтожением. Нет никакого смысла убивать только для того чтобы убивать: либо это связано с питанием, либо с демонстрацией господства на территории. Но это никаким образом не может привести к ритуалам жертвоприношений, к стратегическому истреблению этноса этносом: нет, здесь дело исключительно в ментальной сфере, в противоестественной и антиприродной. Война, жертвоприношение, пытка, дело исключительно разумное, но никак не естественное. Убийство ради убийства попросту противоестественно, потому что исходит не из питания, а из сфер "потустороннего", "разумного", "трансцендентного", "эпистемологического", которое наказало сделать так во имя этого же "разумного" и "вечного" - то есть противоестественного и антиприродного. Напротив, каннибало-вампирическое человечество было более естественно, чем рационально-интеллектуальное. Это прекрасно видно в случаях эпидемий и голода: человек снимает с себя весь "культурно-цивилизационный прогресс" и оголяет своё настоящее нутро, полное кровожадности, враждебности, необходимости в пище и территории. И если бы это состояние стабилизировалось, тогда никакой необходимости во всех фальшивых монетах культуры, религии, философии и науки не было бы. Человек стал бы естественен: жил в среде обитания, размножался, питался другими людьми, одновременно контролируя популяцию и сохраняя здоровье. Именно рост дисфункции, нарушения работы мозга, развитие в человеке "разума" - вот начало его гибели, его конца, его противоестественности и антиприродности, его будущей хулы на жизнь, на "грешную землю" и становление в конечном счете врагом природе, паразитом и маньяком.
   Наконец, если особь будет взаимодействовать с особью противоположного пола, то есть если самец встретит самку, мы будем наблюдать следующее:

0x01 graphic

   Происходит второе воплощение враждебности: склонение к половому сношению. Самец будет демонстрировать своё превосходство, мышцы, силу, рост, показывать власть. Самка, если она будет выступать в ведущей роли, будет демонстрировать свои преимущества, выделения, формы, рост, запах, показывать свою власть.

0x01 graphic

   После склонения к акту сношения, он начинает проявляться. Акт сношения, в отличии от принятия пищи, представляет собой повторяющееся действие. После совершения взаимных трений, диссипирования враждебности, самец должен передать самке семя для её оплодотворения и начала беременности.
  

0x01 graphic

   Результатом беременности является появление нового организма:

0x01 graphic

   Здесь я не рассматриваю ситуацию, при которой самка вступает в схватку с самцом, как, например, происходит при защите потомства. Однако, примечательно, что данное столкновение не ведет к строгому убийству: достаточно нанесение ущерба, как в случае с борьбой за власть над территорией.
   Итак, мы имеем три базовых инстинкта, определяющих собой жизненное проявление человека. Но как связаны они с его воображением и как определяются им?
   Воображение и инстинкт проявления, враждебности, формируют первоначальное ощущение позиции: здесь, там, то, другое. Особь, взаимодействующая со средой обитания, с другими особями, накапливает чувство отдельности, частности: она и другие особи ей начинают казаться другими, отдельными, оторванными частями её собственной изначальной целостности. Происходит деление на своих и чужих, внешнего и внутреннего, субъектного и объектного. Воображение здесь и начинается: область, которая находится между двумя особями, разделяющая их на отдельные части. Воображение становится определенным способом передачи, взаимодействия, областью пересечений между особями. Здесь и начинается представление о том, что есть нечто по ту сторону. Отсюда впоследствии формируются грёзы о других мирах, о необходимости соединения всех особей в единый общий мир. Воображение разжигает жестокость: особь, которая воображает, пытается склонить другую особь в свой воображаемый мир. Так дело доходит до коллективного воображения: особи, имеющие близкие воображаемые области, сбиваются в группы, они ценят друг друга не как представителей вида, а как представителей их общего воображения. Кровное родство начинает соперничать с родством воображения. Человек помещает себя в область воображаемого: она является отныне единственным реально данным жизненным актом, и всё, что в неё входит связано с началом жизни, его сутью, наполненностью. Звери, птицы, рыбы, вся окружающая среда становятся важным символом коллективного воображения, его зовом, его отличием. Затем и сам человек приобретает статус важности: возникают этнические божества, которые прежде всего связаны с проведением черты "моё/твоё", с гарантом распределения территории воображаемого.
   К грёзам потустороннего, коллективного, взаимного, объединения под знаком воображающего, начинают вкрапливаться ощущения выстроенного пространства. Инстинкт питания выстраивает в воображении положения "верх/вниз", "лево/право" откуда произрастает деление на небесное и земное. Важность небесного над земным во многом связана с продуктом пищеварения: экскременты, связанные с низом, относятся к нижним мирам, к земному. Основной интерес коллективного воображения переходит в область верха, к вертикальному толкованию. При собирании своих (наше воображение) и истреблении чужих (чужое воображение), начинает выстраиваться система, алгоритм, последовательность, логика: путь пищеварения ощущается как длительное движение от начала до конца, от части (куска) к целому (испражненное). Формируется разделение обществ, при этом высшее положение должны занимать те, кто наиболее связан с небесным, с вертикальным, то есть с началом движения пищи. Высшие миры во многом связаны с изыском в пище, с богатым садом, пиром.
   Взаимодействие особей связано с повторением. Так возникают в области воображаемого представления и грёзы о циклах, важности смены природных явлений, деления на дневное/ночное и связано с ощущением завершаемости любого процесса, который в будущем должен возникнуть вновь.
   Плод самки есть прообраз яйца мира. Потустороннее считается важным, к небесному все тянутся, как наиболее питательному. Внутри беременной самки что-то есть - какой-то скрытый смысл, внутренний сокрытый мир. С матерью и женщиной связаны все представления об изначальности, происхождении, почитании. Всё воображаемое в ней - в матери, в беременной. Мы (наше воображение) имеет причину: это причина в ней, родительнице. А значит, это она и создает небо, землю, из неё всё исходит. Есть великая мать, которую оплодотворило семя и дало жизнь окружающему (нашим грёзам и снам). Но постойте: что же первично - матерь или отец? И здесь начинаются бесконечные поиски первопричины, установления прав рождения: "Отец дает семя, мать вынашивает дитя и рожает его. Значит, мы все были выношенными нашей великой матерью. Но кто же дал матери семя? А откуда взялось семя?" Ощущение скрытого смысла, причины, уходящей в причину причин, здесь замыкается и увлекает человека.
   Также особенно важна травма рождением, которая непосредственно связана со смертью. Плод спокойно и тихо лежал в утробе, спал, ни о чем не думал и хорошо себя чувствовал. Но тут случается беда: его будят, насильно выталкивают, от него избавляются. Это первичное ощущение разрыва, страшного конца, предательства, связано непосредственно с появлением на свет. Сам свет - что это, к чему он? Воображение фиксируется на завершении жизни, на смертельном. Отсюда возникают обряды погребения, возвращения в лоно матери. Старик вновь становится младенцем, он стал взрослым эмбрионом и готовится к своему возвращению домой, к родному, близкому, тому, что преодолеет разрыв.
   Этот комплекс воображения, вызванный переживаниями, ощущениями, чувствами, влечениями, инстинктами, нагромождается в человеке и начинает сводить его с ума: видения, мысли, грёзы, сны переполняют его. Расширяющийся шар памяти вызывает муку и наносит неконтролируемый ущерб. Человек начинает избавляться от пережитых воображений, ему нужно испражниться. Этому способствует инстинкт, но человек уже не доверяет ему: приходится выдумывать, чтобы выжить. Здесь начинается искусство: освобождение от накопленного без прямого участия инстинкта. Так впоследствии возникнут слова и язык, начнется культура. Но самое главное не в этом. То, что воображение связано с инстинктивным и что оно происходит из актов жизнедеятельности понятно. Остается другое: как вообще такое явление как воображение возможно? С чего начинается грёза?
   Для начала, необходимо установить границу между "мыслю" и "существую", ибо между ними не может быть никакой связи, кроме как "мыслю, потому что не существую". При каких условиях человек теряет способность мыслить, воображать, грезить?
   Предположим, что снижение воображения и повышение натурализации происходит в: 1) проявлении враждебности, чувстве опасности, охоте, схватке; 2) принятии пищи; 3) сношении. Соответственно, возможность фантазирования, восприятия грёз, возможны в периоды отдыха. Человек, который отдыхает от столкновения, переваривает пищу или восстанавливает силы после сношения, имеет существенную возможность к грёзам. Не говоря уже о самом сновидении. Тогда причинами человеческого воображения являются: сытость, удовлетворенность, отдых. Но вообразить что-либо можно и в условиях схватки (опасности), и в состоянии голода и также в процессе сношения. При условии, что наши предки могли находится в воображаемом непрерывно, не останавливая состояние грёзоизливания, можно сказать, что это состояние сохранялось и при вышеперечисленных условиях. Тем более, что грёзы и представления могут возникнуть совершенно спонтанно, не будучи напрямую связанными с функционированием организма. Так происходят "озарения", когда образ, мысль, идея врываются в область ноологического сами по себе, словно "падая из ниоткуда". Что это такое - "ниоткуда"? Ниоткуда - это базовая связь между воображением и инстинктом. Воображение есть анти-инстинкт, а значит с жизнью он никак не связан. Идеи, мысли и образы врываются в человеческое воображение из внежизни, из смертельного. Понимание того, что будучи вырванным из утробы матери и получив главную травму, неизменно переживешь опыт умирания и конца своего существа, что в конечном счете создает область "ниоткуда". Несмотря на то, что возвращение в материнскую утробу приятно и желанно, разрыв с ней расценивается как самое необъяснимое и непонятное: как бы не был объяснен смысл разрыва, забыть его ущерб не получится. Можно ли сказать, что при условии, если человек исключит из своей ментальной памяти чувство своей кончины, он перестает воображать? Для этого необходимо стереть воспоминание о своем рождении; но иметь в памяти процесс "выхода на свет" со всеми подробностями и собственными комментариями, пожалуй, невозможно. А если возможно, то исключить из себя возможность воображать - значит забыть о том, что был рождён и что будешь мёртв. Например, мы можем остановить старение и достичь бесконечности проживания, забыв о смерти; однако останется ещё более сложная проблема - забыть, что вообще рождался. Это может означать, что начало воображения неразрывно связано с рождением; это и есть начало жизни и смерти в своем одномоментном явлении: мы рождается как младенцы, но умираем как плод матери.
   При условии, что воображение связано с самим возникновением человека, то оно не может быть признано противоестественным и антиприродным, а, наоборот, охарактеризовано как врожденная реакция, как базовый рефлекс, как фундаментальный инстинкт человеческого вида, что полностью перечеркивает написанное выше. Не будем спешить. В отличие от естественных инстинктов, воображение начинается с травмирования рождением, тем самым становясь противоестественным инстинктом, т.к. единственное, что оно может производить - это нанесение ущерба, причинение боли, чувство отчаяния, хотя последние могут выступать значительным фактором побуждения к проявлению, что также говорит о его целесообразности и естественности для живого организма. Убить, съесть, оплодотворить должно быть дополнено воображать.
   Единственной функцией врожденного воображения является нанесение себе ущерба, природная необходимость человеческого вида в постоянном ощущении неполноценности, неудовлетворенности, безуспешности. Биологические виды сохраняют устойчивость, однообразие, самоудовлетворение и замкнутость системы; человек же нарушает устойчивость, вносит неупорядочность, рушит замкнутость и тяготеет к тому, что находится за чертой уже данного, что возможно из-за его врожденного аппарата по моделированию спонтанных грёз. В связи с этим, принципом естественности для человека является удовлетворение враждебности, питания и сношения, которое параллельно сопряжено с неудовлетворением от ущерба воображаемого. Человек заведомо вынужден причинять себе неудовольствия воображением и замещать его удовлетворением инстинктов, чтобы затем вновь нанести себе вред для продолжения стремления удовлетворяться.
   Финалом человеческой мысли является буддизм: полный отказ от всего, даже от воображения, и растворение в пустоте. При этом пустота является блаженной, что, конечно, говорит об остаточной ещё работе инстинкта, и всё же она является воображаемой. Нашей же задачей является как раз обратная: полный отказ от нанесения себе ущерба воображением, сознанием, мыслительным процессом. Это означает, что под подлинным я понимаю как раз нечто, что находится вне моего воображения и по ту сторону его, что находится с другой стороны от моего акта измышления.
   Может ли так получится, что попытавшись удалить воображение у человека, сделав его здоровой естественной особью, мы тем самым просто убьем его? Важно заметить: если мыслительный процесс неразрывно связан с человеком уже на этапе его появления на свет, это ещё не значит, что этот мыслительный процесс не является болезнью или врожденным пороком. Но всё же: проявлять себя человеком - значит помимо удовлетворения инстинктивных природных данностей, испытывать постоянную тягу к тому, что сопряжено с переживанием неудовлетворения. Человек стремится удовлетворять неудовлетворяемое; голод его выходит за рамки природы: здесь и начинается его врожденный порок - воображение.
   Противоестественный инстинкт воображения, начинающийся с момента выпада из материнского яйца, является началом вообразительного искажения среды обитания. Воображение является воспоминанием и воспроизведением того, что было до моего рождения. Схематически, центр воображения или "Я", можно представить как плод в материнской утробе:

0x01 graphic

   Мыслительный акт - это процесс замещения подлинного воображаемым. Родившись, младенец не воспринимает действительность, а напротив проецирует своё воображение на среду обитания. Родившийся извлекает из себя подобие подлинного. Для младенца подлинным являлось только то, что предшествовало рождению. Материнская утроба есть единственная подлинность, а воображение - это пуповина, связывающая младенца и матерь. Для возвращения домой, обратно в материнское яйцо, младенец пытается стереть мир, заменив его своим собственным представлением. Тот окружающий пласт, который младенец не принимает, должен быть замещен на то, что младенцу необходимо. Новый мир его не радует: его вырвали из любимого места и нанесли самое первое и страдательное нарушение. Теперь я и матерь разделены - чувствует младенец, но не в силах выдержать этого разрыва, пытается продолжать воспринимать окружающее как утробу, что он на самом деле ещё неразрывен с ней и спит в матери. Так рождается "Я": нечто, что находится внутри меня, нечто, что уподобляет меня взращивающей меня матери, то что делает меня плодом.
   Воспринимать действительность младенец не в состоянии: его воображение выступает как проектор собственных переживаний, желаний, влечений. Дитя выгружает свои чувства, пытаясь от них избавиться: первичное высвобождение от негативного и есть начало воображения. Воображающий тот, кто пытается освободиться от травмированного чувства неродной ему реальности. Грёза - это медицинская помощь, мечтание - это врачевание своих ран вследствие пробуждения в послеутробном мире. Рост воображающего происходит по мере становления ребенка: чем более взрослым он становится, тем более он воображает. Став зрелым и уже совершенно большим, ребенок до сих пор помышляет вернуться обратно, независимо от его фактического возраста: разницей является только контраст окружающего воображенного мира.
   Это выглядит как:

0x01 graphic

   Ранее человечество, не имеющее нагромождённую коллективную память, находилась куда более близко к подлинной жизни, чем современное: по прошествии многих переживаний, травм, ощущений, только усугубилась человеческая тяга к вытеснению своей защиты от мира.
   Но каким же образом можно выйти из воображаемого круга и вообще - нужно ли это делать, если это базовый механизм ограждения себя от неприятного, болезненного, травмирующего мира, в котором оказался ребенок (человек)? Начнем со второго. Конечно, человек должен преодолеть воображение, ибо оно является средством его саморазрушения. Способность отгородиться от враждебного и неродного послеутробного мира, обращается в суицидальную практику: чтобы защититься от окружающего, нужно заменить его воображаемым и сделать это возможно только благодаря противостоянию этому окружающему. С тремя базовыми инстинктами вступает в противоборство четвертый: так, естественные инстинкты соперничают с противоестественным. Если естественные инстинкты направлены на поддержание, укрепление и обновление жизни, то противоестественный инстинкт наоборот, требует остановки, ослабления и завершения жизни. Воображающий хочет закончиться. Грёза - это притяжение к смерти. Чтобы окончательно восторжествовать над травмирующим неродным миром, нужно убить его. Практически, убийство мира выражается в самоубийстве: воображение является формой эвтаназии. Мыслящее дитя вступает в конфликт с самим собой, то есть происходит противоречие в инстинктивных проявлениях; один лагерь желает жить, второй же умереть. Это я и называю нарушением естественного функционирования. Врожденный порок объявляет войну внешнему миру, которого он не желал. Отсюда и рождаются культовые, религиозные, военные практики: они являются организованным действием противоестественного инстинкта, цель которого - убить носителя воображения, высвободиться из "оболочки", выбросить тело и выгрузиться в чистое поле самомыслящего.
   Отсюда видно два основных направления жизнедеятельности человеческого вида: или человек отказывается от естественных инстинктов, устремляя себя в отказ от тела и последующего слияния с миром грёз, или человек отказывается от противоестественного инстинкта, утверждая тело и сливаясь со средой обитания.
   Мы не пойдем противоестественным путём: довольно ему помыкать. Избрав путь естественный и природный, мы попытаемся снизить, а после и вообще исключить воздействие на самих себя пагубного защитного механизма, который для естественного проявления как раз является нападающим, враждебным и паразитирующим.
   Для этого необходимо выделить основной механизм начала воображения. Как мне представляется (в рамках противоборства представлению звучит многообещающе), механизм измышления и грезения заключается в следующем: "стоп → оценка → память". Первоначально, для того, чтобы вообще начать мыслить и воображать, требуется остановка, разрыв и прерывание процесса: начало акта мышления есть повторение выпада из матери, прерывание теплого и уютного времяпровождения. Только прерванный и остановленный акт может быть помыслен и воображен. Только то, что остановилось, может мыслить. Соответственно, только то, что умерло, приобретает значение для воображения. "Я" - это прерванный акт вынашивания плода, и всякий раз прибегая к мечтанию, я переживаю факт смерти самого себя.
   Для того, чтобы избегать остановок, прерываний и торможений, необходимо стать самим проявлением, объединиться с естественными инстинктами. Это произойдет за счет остановки самого процесса остановления: воображение, вызванное прерыванием, разделением, оцениванием и сохранением представляемых данных, будет нарушено, если остановление исчезнет.

0x01 graphic

   Мы останавливаем сам инстинкт торможения и остановки. Тем самым мы соскабливаем с себя весь налёт воображенного, уводящего нас в смерть и гибель.
  

0x01 graphic

   Остановив воображение, человек освобождает себя от гнёта целенаправленного умирания. Но осталось ещё одно:

0x01 graphic

   Требуется перечеркнуть "Я" как ментальное, как воображаемое, как нетелесное и нефизическое, которое необходимо заменить на "Я" как естественное, как страсть, как тело, как сила. Но в итоге, даже "Я" как сила, страсть, как тело, является только лишь следствием воображения. Должно высвободиться от "Я" вообще - ибо оно может быть только ментальным, языковым, кодовым, надуманным.
  

0x01 graphic

   Теоретически ясно, что остановка всякого теоретизирования и есть конец воображения. Чтобы выйти за пределы воображения, нужно не воображать. Но как это сделать? Что является практикой слияния с подлинной жизнью? Всё, что происходит из непрерывного действия. Что происходит не заканчиваясь. Производить физические упражнения, танцевать, пластически изливаться, раствориться в самом акте, действовать произвольно, волиться и становиться, делать всё, что хочется, рваться наружу, стремиться, позволить себе всё что угодно.
   Практика противостояния воображению и гашению разумом жизни есть практика кочевания. Нужно настолько опьянеть от действия, от стремительного бега, чтобы превратиться из человека в существо мчащееся. Перевоплотиться в лошадь, рвущуюся вдаль. Быть для человека - значит быть неугомонным жеребцом.
   Необходимо сорвать с себя узду: жить - значит не вести запряженную колесницу, а напротив, быть самим бегуном. Здесь уместно вспомнить платонический миф о душе: две лошади - черная и белая - управляются возничим; одна из них благородна и рассудительная, вторая - неугомонная и дурная. Но даже белая лошадь признается дурной, ведь она только бежит, источается, становится, хоть иногда и способна помыслить. Но они не мудры, не видят "благого мира идей". Поэтому глупыми лошадьми управляет разумный возница, направляя лошадей к "высшему благу". Здесь абсолютно точно показано, что является противоестественным. Вообще всё платоническое учение - это есть предание об эвтаназии. Я же говорю, что возничего нужно сбросить с колесницы под бегущие копыта. Кровь его омоет землю и очистит от грязи разумного. Белая и черная лошадь соединятся: больше нет никакой различимости и взглядов со стороны. "Высший благой мир" умирает вместе с болезнью - воображением. И больше нет никаких нагаек, клеток, больше нет того, кто остановит бегущую жизнь; а те, кто попытается, будет сметен ею и брошен под её копыта. И настанет тот день, когда все культуры, языки, религии, науки и мечтания умрут от своих же рук. Воображающие убьют себя и оставят наконец природу в покое. В этом смысле постапокалиптический мир - это мир, прежде всего, без разумных людей и их потомков. Это праздник, это настоящий мир природы и естества, лишённый уродующего и извращающего воображения, разума, языка, деления, "благого". Нам же остается только пожелать человеку разумному поскорее сгинуть - выполнить заветы его ума. А те, кто останется, будут отныне бегущим табуном, не знающим ни рождения, ни умирания.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"