Крисспина Картерина: другие произведения.

Quest

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда я писала этот рассказ, о играх в квесты с выходами из запертой комнаты мало кто знал. Сейчас это забавное увлечение очень модно. Меня тоже приглашают, на что я обычно отвечаю: "Неее. Я уже знаю чем это все закончится". Все, что описано в этом рассказе не является моей фантазией. Все это происходило в одном удивительном сне, который я решила выложить в форме повествования.

   Логика - это искусство ошибаться с полной достоверностью.
   Джон Локк
  
  И что меня дернуло согласиться? Я даже авантюристом никогда не была, никогда ни делала ничего на спор, а тут как будто подменили. Все началось с того, что Серега спросил, а боимся ли мы приведений? Я сказала, что их просто не существует, поэтому, как их можно бояться? Но тут вмешался в разговор Вовчик и рассказал историю про то, что есть на улице Полякова квартира Љ63, как многие там уже бывали и не все уходили. Что любой там появившийся имеет шанс разгадать загадку квартиры в течение определенного времени и только после этого спасти свою жизнь. Было ясно, что они просто решили нас с Настькой туда затащить, вот и выдумали такую ерунду. Но Вовка так реально описывал истории, которых было то всего три, что от них пробегали мурашки по спине. Потом я заявила, что все это чушь, страшные небылицы, которые рассказывают детям на ночь, игра воображения. Завязался спор и тут Серега предложил проверить самим на собственной шкуре. После попытки отказаться, нас обвинили в боязни оказаться неправыми, а ведь это не так, и вот мы вчетвером уже идем через тихий дворик дома Љ6 что на улице Полякова. Сам дом старый и обшарпанный, обоссаные стены у входа во двор, две детские качельки и много старых деревьев, которые не пропускают солнечный свет в окна нижних этажей. Над одним из подъездов в указателе квартир нашли квартиру Љ63. Пока мы поднимались наверх, по старой лестнице, нас стало трое. Четвертый, Вовчик, услышав какой-то странный шорох, ушел проверить и не вернулся. "Сбежал" - почти с призрением фыркнула Настька. Мы с Серегой ничего не ответили, нам было все равно. Прежде чем опустить дверную ручку, дверь действительно была незапертая, Сергей посмотрел на нас, как бы убеждаясь, что мы готовы. Дверь открылась и колокольчик, висящий на ней, оповестил невидимых хозяев, что пришли гости. В квартире пахло сыростью, пылью и старыми вещами. Свет в коридоре естественно не горел. Почти на ощупь мы пробрались в зал. Большой и темный, тяжелые шторы очень плохо пропускают свет из окна в комнату, забитый всяким антикварным старьем. Старая мебель, картины, в сервантах гора посуды и хрусталя, на стене над диваном висел зеленый ковер с оленями, греющимися на солнышке, а на нем два перекрещенных клинка с бронзовыми рукоятками. "Интересно, они острые?" - почему-то подумала я. Мне показалось, что они как-то не в тему висели на этом ковре с оленями, но эта мысль очень быстро улетучилась. А еще я подумала, как еще квартиру не обчистили, раз дверь всегда не заперта? Я обратила внимание на большой стол, что стоял возле окна. На нем было много бумаг пустых и с какими-то записями. В основном это были какие-то числа, вычисления, формулы, уравнения. К столу подошел и Сергей, от неожиданности меня передернуло и я испуганно взглянула на него. Сергей только улыбнулся в ответ и начал разглядывать бумаги. И вот на одной из них был зашифрован предмет, который надо было найти в этой квартире, и большими цифрами обозначено время 19.00. Мы одновременно взглянули на часы. Большие, с кукушкой. На циферблате большая стрелка чуть касалась римской цифры VII, а маленькая была на римской Х.
  - Десять минут - воскликнула я
  - Что десять минут? - испугано переспросила Настя
  - Нам осталось десять минут. Надо найти эту вещь... Еще бы знать чего искать.
  Мы начали перерывать бумаги на столе, Настя переставляла посуду в серванте, а потом даже заглянула под стол и диван. В общем, поиски шли полным ходом, но мои мысли были о другом. Осталось меньше пяти минут, с заданием мы не справимся и значит кто-то из нас отправиться на тот свет. Вот только кто? Какая-то странная игра в детектива началась в моей голове. По законам жанра, только не понятно какого именно, умереть должна была Настя. Почему она? Она слабая, с дури поперлась сюда, а если человек не думая, играет со смертью, то остается в проигрыше. Или же Серега. Ну, просто случайно. Версии же о том, что этим несчастным могу быть я, вообще не существовало. Я не могу быть убитой, просто не могу и все. Если мне и суждено умереть, то только не здесь и не сейчас, это не мое время.
  - А почему мы ищем только здесь? - перебил мои мысли Серега, - почему не в коридоре?
  - Там же темно, что ты там можешь увидеть? - ответила Настя
  - Вот, в этом все и дело. Это чтобы нас запутать.
  Он как-то слишком резво поскакал в темный коридор. Оставалось слишком мало времени и уже страх начал подкрадываться и зажимать холодными тисками наши мысли и движения, поэтому ни одна из нас не пошла за ним. Что там в темноте? А вдруг это и есть ловушка? Мы только переглянулись, когда услышали звонок колокольчика на двери и потом ее грохот.
  - Он ушел - почти прошептала Настя.
  Забили часы с кукушкой. Сердце подскочило и застряло где-то в горле. Наши бешенные от страха глаза уставились на кукушку, что вылетала из маленьких створок.
  - Он ушел! Сбежал! - уже закричала Настя.
  Мне показалось, что эти часы отбивали вечность, я слышала только это механическое ку-ку, а в голове прокрутилось сразу куча мыслей и все только об одном. Все это не правда, все чушь, просто игра. Никто не умрет, это была шутка. Возможно сами парни, Серега и Вован, пошутили над нами, чтобы испугать. Им это удалось. Глядя на белое лицо Насти, еще как удалось. Мне стало легко от этой мысли. Смешно... Внушили себе сами этот страх. А я еще обдумывала кто из нас умрет. Однако не все было так уж смешно, ведь у Насти было совсем другое мнение. Она заметалась по комнате и вдруг кинулась к тем самым клинкам, что висели на ковре. Выхватив один из них, она сжала его двумя руками и повернулась в мою сторону. Вначале я опешила от ее безумного взгляда и уставившегося на меня лезвия. Я вспомнила, как задала сама себе вопрос: "Интересно, они острые?". Острые, уже вижу насколько. Преодолев свой страх, я попыталась произнести хоть слово.
  - Настя, успокойся. Это всего лишь игра, ничего не случится.
  - Какая игра? Ты что не понимаешь? - еле слышно произнесла она, но этот шепот был больше похож, на речь психов с бешеными глазами, которых показывают в кино - мы сейчас умрем.
  - Нет, никто не умрет - спокойно, почти ласково, как маленькому ребенку, попыталась объяснить я. Я даже протянула к ней руку, но подумав, что это может быть опасно для меня, сразу опустила. - Мальчишки просто пошутили над нами.
  - Мальчишки?! Где они? Мы остались с тобой вдвоем, только ты и я. Понимаешь?!
  - Да, сейчас мы просто с тобой уйдем домой и ничего с нами не случиться, все будет хорошо.
  - Врешь! - зашипела Настя.
  У меня началась паника. Я разрывалась между желанием послать все и просто уйти из этой гребаной квартиры, оставив эту психичку одну, пусть что хочет, то и делает - хоть прыгает из окна, хоть сделает себе харакири этой сабелькой. Плевать! И все-таки частичка разума, а может наоборот все проказы тупости, не давали мне это сделать. Надо же помочь ей. Не понимаю, зачем?! Сбить бы тебя, идиотка, чем-нибудь, желательно тяжелым и по голове, чтобы ты на мгновение заткнулась и опустила эту херню, которой тычешь в меня. Но вместо этого я пытаюсь как можно спокойней и ласковей с ней говорить:
  - Не вру. Хочешь, посмотри в окно. Они там во дворе сидят на одной из этих качелей и смеются над нами.
  Настя покосила взгляд в сторону окна, которое было занавешено темными шторами, еле пропускающими свет в комнату, а потом медленно опять взглянула на меня. Вот только взгляд у нее теперь был какой-то странный, как будто подозревала меня в чем-то.
  - Ага - произнесла она все с тем же подозрением - Я подойду к окну, а ты меня оттуда скинешь.
  - Совсем сдурела?! - возмутилась я. - На фиг мне это делать?
  - Ведь это ты, да?!
  - Что я?!
  - Ты! - и опять этот безумный взгляд. Она не просто сошла с ума. Это уже маразм и ни к чему хорошему это не приведет. Пора заканчивать эту комедию и сматываться отсюда.
  - Настя, не будь дурой и брось эту штуку - Я сделала шаг в ее сторону и попыталась, увернувшись от этого меча, подойти к ней с другой стороны, чтобы хотя бы схватить ее за руку и опустить эту опасную игрушку...
  Она закричала, так страшно и дико. Потом стало тихо. Когда нож мягко режет кусок подтаявшего масла, интересно, оно чувствует холод стали при первом прикосновении? Интересно, они острые? Острые-острые. Провал в невесомость, отстранение от мыслей и чувств, без боли и страха. Всего лишь моргнула и вот опять открыла глаза. Вроде ничего не изменилось. Я все также стою напротив Насти, ее глаза такие же безумные, и эта штуковина в ее руках, испачканная в крови, все также угрожает мне. Но все-таки я чувствую, что что-то не так. Я опустила глаза на пол и тут этот самый крик Насти, который она издала, был как раз кстати. Я ведь уже не могла кричать, она сделала это за меня. Мое тело, без лишней скромности можно заметить, что красивое тело, лежит на полу возле этого дивана, на котором сейчас бьется в истерики Настя, утопая в увеличивающейся луже крови. Нда, не каждый день можно увидеть собственное тело без головы. Кстати, а где голова? Хоть стало страшно, но мне захотелось увидеть еще раз свое лицо. У меня красивые губы и глаза (интересно, они открыты?), длинные густые волосы и как мне себя жалко. И этот крик... он ужасен. Я бы схватилась за голову и закрыла уши. Где же она? Где голова?
  В комнате появилась еще одна дверь. Все логично (что б эту логику) - Настя выйдет из этой комнаты через дверь с колокольчиком на улицу, а потом побежит домой смывать кровь со своих рук. А я выйду в противоположную сторону, но пока загадка куда. Эта истеричка, кинув на пол возле моего тела орудие убийства и закрыв рот руками, выбежала из квартиры, судя по звукам, заблевывая по пути пол. И моя дверь самостоятельно отворилась, как бы давая знать, что и мне пора уходить. Я послушно вышла из квартиры. Дверь беззвучно захлопнулась за моей спиной и исчезла. Никаких лестниц наверх или вниз, нет черного туннеля со светом впереди. Только серое небо, крапает мелкий дождик, вокруг горы и впереди большой мост, на котором собралось очень много людей. Они не идут колонной, не бегают за бабочками и не рвут цветы, они просто стоят или ходят по мосту. Я подошла к краю моста и взглянула вниз. Кажется у этой пропасти нет дна. Меня испугала мысль, что если я туда упаду, то буду лететь вниз вечно. "Это рай?!" - спросила я, специально громко, чтобы рядом стоявшие люди услышали мой вопрос, и кто-нибудь подтвердил то, что и так казалось очевидным. Один парень, стоявший ближе всех ко мне, как-то строго смерил меня взглядом: "Это ад", так же жестко ответил он на мой вопрос. От растерянности я не смогла даже спросить почему. Да и какая разница, почему? Ад и всё. Я только открыла рот, чтобы чего-то сказать, но меня все равно уже никто и не слушал. Отойдя подальше от края, почти на середину моста, где люди ходят, не обращая внимания на то, что рядом еще кто-то есть, они пихают друг друга плечами, но не отвечают на эти жесты, не кричат в след "козел!", я вдруг увидела в этой толпе знакомого. Леха Штахин. Мы учились на одном потоке. Хороший парень, умный, симпатичный, с замечательным чувством юмора, будущий профессор. Я побежала в его сторону, распихивая всех на своем пути.
  - Леша, привет! - когда я увидела его лицо, мне показалось, что я выгляжу идиоткой со своей приветливой улыбкой.
  - Привет - грустно и озабочено ответил он.
  - Что ты тут делаешь? - И опять я идиотка. Ну что за вопрос? - Погоди, если я тут потому, что умерла, то и ты тоже... - я не договорила. Кажется, именно в этот момент я полностью осознала, что я действительно УМЕРЛА.
  - Что случилось? Почему?
  - Да, эти машины, этот дождь - бессвязно пробормотал он.
  Он что-то еще добавил, но я не смогла разобрать, слишком тихо он бубнил себе под нос, а потом и вовсе замолчал. Уставился в одну точку на сером небе и ушел от меня. Я хотела его окликнуть, но...
  - Знакомый?
  Я обернулась. Он даже не смотрел на меня, поэтому было не совсем ясно кому адресован вопрос, но я и не хотела бы ощутить на себе этот взгляд. Черные зрачки сверкают из под низких бровей. Взгляд пронизывает, как игла бусинку - прокалывает и протягивает через нитку. И только уголки губ слегка вздернуты в ухмылке.
  - Да - коротко ответила я.
  - Неприятно, правда?
  - Жалко.
  - Его или себя?
  - Его. Я не знала, что он умер.
  - Видимо, его это очень сильно расстроило.
  - Ты из здешних? - опять глупость спросила я. Вот тут он на меня и глянул. Вернее просверлил невидимую дырку в моем лбу своим колким взглядом, в доли секунды составив в своем уме мою характеристику, а потом улыбнулся.
  - А похож?
  - Не хватает только рогов и хвоста.
  Он усмехнулся и, повернувшись ко мне спиной, стал медленно уходить. Я, как загипнотизированная пошла за ним. Пройдя через толпу, мы вышли на пустое пространство на этом мосту, где людей уже не было. Мы все дальше удалялись от той толпы, в которую не прекращали поступать новенькие. Я начала чаще оборачиваться назад, сомневаясь в том, что пошла за ним и может, стояло вернуться, пока не ушла еще дальше. Не выдержав этой неопределенности, я спросила:
  - Ты ведешь меня к моему котлу, где будешь потом варить?
  Мой дурацкий вопрос вызвал у него хохот, который перешел в признание, что он уже давно так не смеялся.
  - Это не я тебя веду, а ты идешь за мной.
  - Я?! Но почему?
  - А откуда мне знать?
  - А почему эти люди стоят там и никто не уходит?
  - Они еще не согласились с тем, что попали в ад.
  - А я значит согласилась?
  - Я не знаю.
  - Значит, они могут еще изменить "приговор"?!
  Он не ответил, только взглянул на меня, недовольно прищурив глаза и сморщив нос. Это значило "хватить задавать вопросы".
  - Значит, не могут - пробубнила разочарованно я.
  - Если тебе это интересно, пойди и постой там.
  - А ты, наверное, по той же причине там был?
  - Какой?
  - Было интересно?
  Он ничего не ответил. Только недовольно на меня глянул. Мне стало так противно от себя самой. Тупые вопросы, мысли, действия. Я решила, что прежде чем чего-нибудь сказать или спросить, надо хорошо подумать, а лучше вообще молчать. Здесь не любят разговаривать. Однако так хотелось спросить: куда мы идем, что там будет, как выглядит этот самый ад, а может вообще мы идем в никуда? И если это ад, то где грешники, котлы, огонь? Я думала, что мертвые уже не чувствуют боли и им не бывает холодно, однако я еле сдерживалась, чтобы не трусится от холода и не стучать зубами. Но я молчала, молчала до тех пор, пока мы не пришли к какому-то зданию. Обычное трех этажное здание, без особых намеков на старинный замок, тюрьму, камеру пыток или просто котельную.
  - Что это за контора? - спросила я.
  - А что ты ожидала увидеть? - усмехнулся чертик - Сейчас реши, что тебе делать. Если зайдешь туда, то больше уже не сможешь выйти.
  И он пошел вперед к дверям. Возвращаться после того, как шла сюда столько времени, было попросту лень. Да и куда я пойду? Опять на тот мост? Я быстрее заблужусь, чем дойду туда. Да и что я там буду делать, ходить туда-сюда и мерзнуть? Но больше всего мне жутко хотелось узнать, что это за здание и что там? В любом случае в самом аду выбирать из двух зол как-то не логично, все равно будет зло. И я пошла за тем, кто меня сюда привел.
  Внутри здание чем-то напоминало учебное заведение: большой холл, потом темные коридоры без окон и двери, двери, много дверей. По коридорам ходили люди: мужчины, женщины, дети и, не церемонясь, толкали друг друга. Мне было тяжело пробиваться через все это хамство. Один довольно крупный по комплекции парень, чуть не выбил мне плечо. А потом меня просто отшвырнули к стене, чтобы не мешалась под ногами и на мое прошение быть полегче, даже не оборачиваясь, послали на известные всем три буквы. Я уже отстала от своего гида в царстве "мертвых и злых" и он, естественно, не обратил на это внимание. Тут никто не обращает внимания ни на кого и если упадешь, пойдут по тебе. Радует только то, что все равно не затопчут до смерти. Но быть на полу под ногами этих зомби мне совсем не хотелось. Я сделала еще одну попытку попасть в это течение и сразу встретилась с сопротивлением. Не раздумывая над своими действиями, я с силой пихнула идущего мне на встречу парня в следующих за ним. Люди попадали, как кегли, очищая проход. Те, кто шел сзади упавших пошли прямо по их телам. Кто успевал встать, продолжал шествие, тех, кто не успевал, ногами отфутболивали к стене. Ждать, что со мной сделают то же самое я не собиралась. Я толкала всех, кто попадался на моем пути. Лучшая защита - нападение. Я нападала первая. Главной задачей было самой устоять на ногах. Если так придется перемещаться всегда, то меня когда-нибудь соберутся и побьют. "И почему не устроить двустороннее движение?! Тупицы!" - ругалась я. Мне удалось догнать своего спутника. Он только усмехнулся, увидев меня опять рядом. Потом он резко завернул в один из проходов. Мне же так легко это не удалось. Я упала, потащив за собой еще нескольких людишек и сотворив кучу бесполезного, неживого людского мусора. Еле удалось встать на ноги, но я все-таки его догнала. Молчаливый незнакомец остановился возле одной из аудиторий и прежде чем открыть дверь, вдруг повернулся ко мне.
  - Слушай, ты вообще девчонка смышленая. Хочешь со мной работать?
  - Отравлять души еще живым и безгрешным?
  - А ты умеешь? - улыбнулся он.
  - Не хотелось бы так быстро соглашаться, но я не имею пока других перспектив.
  - Тогда я спрошу разрешения у старшего.
  Он осторожно постучал в дверь. Через несколько секунд она отворилась и из аудитории вышел какой-то мальчик, лет семи, с большими залысинами на лбу. Мой "Сусанин", что-то говорил ему совсем тихо, почти шепотом. Что именно я не могла услышать, только по взгляду мальчика я могла понять, что говорят обо мне. Уж очень серьезно он как-то меня разглядывал и лицо у него было недовольное и хмурое. И с каждым приукрашиванием моих способностей и характеристики оно становилось еще более недовольным. Потом он глянул в глаза парня и тот замолчал. Мальчик еще раз оценил меня взглядом и положительно покачал головой. После скрылся за дверью, с шумом захлопнув ее.
  - Он разрешил.
  - Это хорошо?
  - Во всяком случае, ты можешь со мной работать, а хорошо это или нет решать тебе. Давай знакомиться. Как тебя звали при жизни?
  - Карина.
  - Карина? Красивое имя. А меня Федор.
  - Хи, прям, как моего кота.
  - Он тоже умер?
  - Да нет. А почему ты называешь этого мальчика "старшим", ведь по возрасту он младше тебя?
  - Ему несколько сотен лет!
  - Сколько?!
  - А так и не скажешь, да? - усмехнулся он. - Обратный отсчет времени. При жизни человек рождается, потом взрослеет, стареет и умирает. А тут все идет наоборот.
  - Он попадает сюда уже будучи взрослым, потом начинает молодеть, превращается в ребенка, потом еще хуже - в младенца, и что потом?
  - Потом ему нечего делать тут.
  - Он рождается заново?
  - Возможно.
  - Значит тут тоже можно очиститься. Вот только вопрос, как быстро и за какие заслуги?
  - Все зависит от того, что ты делал при жизни.
  - А сколь было тебе лет, когда ты... - я не знала, стоит ли продолжать мой вопрос, поэтому замолчала.
  - Когда я умер? - закончил он мой вопрос, а потом поджал губы. - Я не помню, но говорят, что я не сильно изменился с тех пор.
  Можно сразу догадаться, каким был бы следующий вопрос, но я не задала его.
  Тут я обратила внимание на одну дверь. Оттуда, куда она ведет, исходит свет. Он пробивается даже через замочную скважину. Вдруг дверь открылась и вышел какой-то высокий мужчина. Яркий свет из той комнаты осветил почти пол коридора. Мужчина медленно шел против течения людей, что конечно привело сразу же к столкновению. Но странным образом человека, который должен был задеть его, развернуло боком. Он проскользнул мимо, не задев никого.
  - А что там? - спросила я, указывая на эту дверь.
  - Там? Там рай. - как-то равнодушно ответил Федор.
  - Рай?! - удивилась я - Но ведь туда заходят люди и выходят оттуда, разве такое бывает? А мы можем туда попасть?
  - Можем. Но сам переход для тебя будет сложным. Ты хочешь?
  - Хочу.
  Он просто подошел к двери и открыл ее, пропуская меня вперед. Я вначале заглянула туда. Ничего особенного, такие же коридоры, только светлые. И я перешагнула через порог. Ничего особенного, секунда по времени, но... я слышу плачь, горький и безутешный, стоны, всхлипы, рыдания и мне так больно. Я вспомнила, что поссорилась с родителями. Стало так тоскливо. Подумала, что там, в раю, могу увидеть кого-то из своих знакомых или близких и это будет означать, что они тоже умерли. Невыносимо больно. А плачь уже заполнил все мое сознание и раздирал, скручивал, как мокрое белье мои внутренности, из которых вместо воды лилась кровь. Я плакала... никогда не думала, что у меня столько слез. В голос кричала какие-то слова, возможно, просила прощения, захлебываясь собственной слюной и слезами. Я бы сошла с ума, если бы Федор не вытолкал меня из этого кошмара. Хотя, ничего такого он не сделал. Просто толкнул меня, остановившуюся в дверях. Я прижалась к стене грудью и мокрой щекой. Тело дрожала от слабости. Я икала от собственного рыдания и не могла успокоиться. Потом просто сползла вниз по стене и осталась сидеть на коленях, пока совсем не перестала плакать.
  - Так всегда? - спросила я, еще немного икая.
  - Нет. Ты ведь еще только прибыла. Еще и решения не было, а там о тебе просят. И хорошо просят.
  - Значит, я поспешила? Я могла еще и не попасть сюда?
  - Этого я не знаю - почти фыркнул Федор и пошел дальше, не дожидаясь пока я встану.
  У меня не было сил подняться, но я встала, опираясь об стену. Не было сил идти, но Федор уже был далеко, и мне надо было его догнать. Я шла медленно, все еще опираясь об стену. Мои слезы почти высохли, оставив соленые следы, которые стягивали кожу на щеках. Я без интереса разглядывала людей. Мне они казались все на одно лицо, такое светлое и по-дурацки улыбчивое. Белые коридоры, люди в белом... я не в раю, а в психиатрической больнице. Да, я только что сошла с ума. Ведь я отказываюсь признавать те картины с цветами и деревьями за окна, свет от лампы, вкрученной в потолок, за божественный. Улыбку и благодетель проходящих мимо меня людей за ангельскую любовь. Сжав кулаки и впившись собственными ногтями в свои же ладони, я шла все быстрее, потупив взгляд в пол, поскольку эта белизна мне резала глаза. Я всегда плохо видела в темноте, но сейчас все изменилось. Я ненавидела это место и только потому, что я не попала сюда. Вот она ярость и ненависть, вызванная обычной завистью. Как все логично.
  Вдруг Федор остановился возле одной из дверей с табличкой. На табличке было написано "Сотворение". Мы вошли вовнутрь. Как же там воняло тухлятиной! Прям как в морге. Да это и был морг, а люди сидящие там патологоанатомы. Эти трое сидели за столом, на котором лежал труп какого-то странного животного. Бесформенное тело, как у осьминога, и именно оно так жутко воняло. Однако нельзя сказать, что самих патологоанатомов эта вонь смущала. Они о чем-то весело болтали и так же весело поприветствовали нас. Федор о чем-то начал шептаться с одним из этих веселых людей, а потом мы ушли. Как же хорошо, что мы были там недолго. Мне казалось, что я умру там еще раз.
  - Мы сейчас зайдем еще в одно место и вернемся назад, хорошо? - предложил Федор, открывая дверь в еще одну комнату, очень похожую на кладовую. Сама комната была огромной и вся забита большими сумками.
  - А что тут? Что это за вещи?
  - Это вещи прибывших. Кстати, тут есть и твои.
  - Мои?! А можно мне взять джинсы? Джинсы и больше ничего, в них мне удобней.
  - Думаю можно. Ищи, я покараулю.
  Эта сумка не просто попалась мне первая на глаза, она лежала так, что не заметить ее было просто невозможно. Казалось, что она даже невидимо двигается в мою сторону. Именно в ней и были мои вещи. Я вытащили свои любимые джинсы, мне не составило труда их найти. И тут у меня появилась идея, что ничего плохого не случится, если я достану себе еще и какую-нибудь футболочку. Я начала рыться в сумке, кажется, она без дна, в нее вместилось столько шмоток. Вот и попалась одна миленькая кофточка, я начала ее вытаскивать, но когда развернула одежку, вместо кофточки оказалась какая-то другая тряпка. Бросаю ее и начинаю опять искать подходящую вещь. Еще одна футболка. Я точно знаю, она розового цвета с ярким цветком на груди, и я вытаскиваю ее из сумки, но опять в руках оказывается что-то другое. Что за ерунда? И еще одна попытка оказалась неудачной. И я усмехнулась. Как же все правильно работает. Просила только джинсы? Вот и бери, и не фиг грабастать лишнего. И тут я пожалела, что не попросила просто забрать свою сумку со всеми вещами, а вдруг можно было. Я закрыла сумку и отшвырнула ее к другим лежащим там сумкам, и вышла из комнаты.
  Обратный путь был не такой болезненный, правда, пришлось побиться плечами с прохожими в коридорах ада, но к этому привыкают, как сказал Федор. А потом он показал мне комнату, где живет сам. Кроме одной деревянной полки в комнате ничего больше не было.
  - Можешь немного поспать - сказал он, указывая на полку.
  - В аду спят? - удивилась я
  - Не вериться, да? Надо набраться сил, нам еще работать.
  Я послушно села на холодную доску и облокотилась на стену. Спать не хотелось, но я все-таки закрыла глаза. В голове крутилось много мыслей, которые не хотели выстраиваться в одну цепочку. И я все еще не могла поверить, что я в аду и все это происходит со мной. Может, поэтому я не думала о том, почему же попала именно в ад. За это неопределенное количество времени моего пребывания в этом мире, я многое уже успела узнать. Здесь нет котлов, и местные не носят рогов, здесь довольно прохладно и темно, тут отсутствуют обычные потребности организма, не хочется есть, пить и в туалет. Люди игнорируют друг друга, замечая только при столкновении плечами, они ругаются матерными словами и плюют на пол. Тут можно без труда проникнуть в рай и гулять там, как у себя дома. Однако разница между живущими в раю и аду совсем не в свечении, а том, что жителя ада всегда работают, даже придя на территорию рая. И с ними всегда происходит то, что им не нравится. Но все-таки, думала я, должно же быть что-то, чтобы жизнь здесь не казалась уж слишком обыденной, а все-таки адом?
  - А где я буду работать и что будет входить в мои обязанности? - спросила я, наверное, уже засыпающего Федора.
  - А мы заходили туда. Ну, где тебе не понравилось, что сильно воняет. Вот там ты теперь будешь находиться почти все время.
  "Кажется, я точно попала в ад" - была моя последняя мысль, перед тем, как я заснула
  
  (с) Крисспина Картерина, 13 мая 2005 г.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"