Трипутин Дмитрий Николаевич: другие произведения.

Базовая конфигурация

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...Посмотрев ещё раз на мощные когти, размер и форма которых напоминали о пиратских абордажных крючьях, я решил испытать своё новое тело...

  Глава 1
  
   Привычным движением мысли я вызвал из памяти неописуемое чувство, состоящее из смеси ужаса, восторга и чего-то ещё. Сосредоточившись на нем, я позволил новым ощущениям захватить меня целиком и буквально растворился в них. После этого я, в который раз, с большим интересом наблюдал, как мои обычные человеческие руки трансформируются в мощные когтистые лапы, покрытые густой, чёрной шерстью. Всё моё тело довольно быстро превратилось в гибкое и могучее тело хищника с явно выраженными чертами кошачьей породы. Бросив быстрый взгляд в зеркало, я, как и ожидал, вновь увидел громадную черную пантеру несколько необычного телосложения. Затрудняюсь точно определить, чем я отличался от обычного животного этой породы. Возможно, более толстыми лапами и мощным корпусом, но определённо были и другие трудно уловимые отличия.
   Казалось бы, процесс трансформации должен был сопровождаться болезненными ощущениями, но ничего кроме несильной и быстро проходящей судороги, сменяющейся легким и даже приятным покалыванием, я при этом не испытывал. Лишь непосредственно перед перевоплощением возникали некие элементы страха и внутреннего сопротивления, но я быстро научился их подавлять.
   Интересно, что стоило лишь определённым образом успокоить мысли и чувства, как проходил процесс обратной трансформации в человеческое тело, причём также легко и быстро.
   Перед тем как изучать новые, только вчера обнаруженные способности, я предусмотрительно разделся до гола. Уже имея печальный опыт, я знал, что обычная человеческая одежда при трансформации трещит по швам и рвется, распадаясь на куски и превращаясь в лохмотья.
   Я несколько раз попытался приостановить процесс, не дожидаясь его завершения, но мне это не удалось. Начавшись, преобразование шло до самого конца, в ту или иную сторону. Как сокрушительная горная лавина, которую нельзя остановить до тех пор, пока она не исчерпает свой потенциал.
   Посмотрев ещё раз на мощные когти, размер и форма которых напоминали о пиратских абордажных крючьях, я решил испытать своё новое тело.
   Прямо с места, без подготовки, я прыгнул на стену небольшой комнаты и сразу очутился у самого потолка. Когти, порвав обои и подняв облачко красноватой пыли, не смогли зацепиться за кирпичи. Машинально припав к стене, я начал скользить вниз. Тогда я сильно оттолкнулся и спиной вперёд прыгнул на противоположную стену. Перевернувшись в воздухе, я коснулся её всеми четырьмя лапами и мягко спружинив плавно опустился на пол. На то же самое место, откуда и начал свои акробатические упражнения.
   В какой-то момент я случайно задел люстру, и она, качнувшись и жалобно звякнув, с грохотом рухнула на пол.
   Сев рядом с осколками я принялся успокаиваться для того, чтобы быстрее вернуться в человеческое тело. Я подозревал, что оно мне может вскоре понадобиться, чисто для целей общения, и не ошибся. Прозвучал дверной звонок и я, накинув на голое тело халат, на ходу запахиваясь и завязывая пояс, отправился открывать.
   Конечно, на пороге маячила щуплая фигура соседа, а его увеличенные линзами очков любопытные серые глаза пытались что-нибудь рассмотреть у меня за спиной.
   - Я услышал шум и подумал, что, может быть, понадобится моя помощь? - запинаясь, спросил он.
   - О нет, просто я вешал люстру и нечаянно уронил, - жизнерадостно поведал я, оскалив зубы в столь широкой улыбке, что это было просто за гранью приличия. - Помощь мне не нужна, но всё равно спасибо.
   - Да, понятно, - закивал сосед и, приняв недоверчивый и разочарованный вид, отправился восвояси.
   Я закрыл дверь и с облегчение прислонился к стене. 'Теперь мне следует быть осторожнее, - подумал я. - Хорошо, что я живу один и хотя бы дома не должен никому ничего объяснять'.
   Ещё я подумал о том, что если бы мне кто-нибудь улыбнулся, так же как я сейчас соседу, то я бы постарался никогда больше не подходить к этому человеку. Но на моего недавнего посетителя такие нюансы не действовали, он просто не обращал на них внимания.
   Проводив соседа, я принялся вешать люстру на место и убирать осколки разбившихся плафонов. В моей холостяцкой квартире и без того хватало беспорядка.
   Потом я отправился готовить себе очередную чашку кофе, на ходу прокручивая в памяти события вчерашнего вечера, которые так сильно изменили мою жизнь.
  
   Вчера я возвращался домой довольно поздно, и на улице почти совсем стемнело. Уже подходя к дому, желая сократить путь, я отправился не по широким освещенным улицам, а через пустырь.
   Там на узкой, заросшей травой, тропинке я и повстречал стаю одичавших бродячих собак. Услышав за спиной рычание и какой-то шум, я обернулся, как раз в тот момент, когда здоровенный пёс прыгнул мне на спину. Уклоняясь, я увидел снующих вокруг собак всевозможных пород и мастей.
   Всё время подбегали новые псы и сразу бросались ко мне. Машинально уворачиваясь я заметался по тропинке. Одна из собак всё же повисла у меня на рукаве, другая вцепилась в ногу, и я понял, что дело плохо. Яростно отбиваясь и стараясь прикрывать горло, я машинально искал взглядом, к чему можно прислониться спиной, а ещё лучше залезть куда-нибудь повыше. Но поблизости не было никаких строений или деревьев, а только хлипкие кусты и высокая трава.
   И не было ничего такого, что могло бы послужить подходящим оружием.
   Теряя равновесие и падая, под тяжестью вцепившихся в меня собак, я подумал, что это конец, но именно тогда всё и началось.
   Уже в падении, я успел ударить по морде особенно нагло и яростно нападающего пса. Эффект от этого удара превзошел все ожидания и был несоразмерен моим скромным возможностям. Во все стороны брызнула кровь, и морда пса превратилась в кровавое месиво. Я каким-то чудом устоял на ногах и продолжал отбиваться руками. Лишь некоторое время спустя я заметил, что это были уже не руки, а мощные, страшные лапы.
   Дальнейшие события мне плохо запомнились но, кажется, я был очень сердит, и вряд ли кто-то из этой стаи сумел уцелеть. Скоро всё было кончено.
   Потом я долго лежал в густой и высокой траве в лохмотьях, которые прежде были моей одеждой, в крови и каких-то ошметках, оставшихся от собачьей стаи.
   Я смотрел на казавшиеся столь близкими россыпи созвездий, переводя взгляд с одной звезды на другую, и ни о чём не думал.
   Разум отказывался принять произошедшее, но постепенно всё-таки признал тот факт, что я только что превращался в громадную кошку, которая растерзала стаю собак. Именно тогда, посмотрев на выплывающую из-за кустов полную луну, я впервые подумал о том, что причина моего превращения, возможно, имеет неземное происхождение. Но, к сожалению, эта мысль не имела никаких практических подтверждений и надолго исчезла из моей памяти.
   Наконец я почувствовал, что замерзаю. Поднявшись с холодной и влажной земли, я принялся искать ключи от квартиры, а заодно подбирать документы и разные вещи из карманов, которые разлетелись на десяток метров вокруг.
   Вернувшись, домой уже под утро я понял, как сильно мне повезло, что никто не встретился по дороге. Я едва нашёл, чем хоть как-то прикрыть наготу, и было бы довольно трудно объяснить кому-либо причины моего столь странного и весьма потрёпанного вида.
   Осмотрев себя и особенно ногу, на которой должна быть серьёзная рана, я не обнаружил даже следов укусов. По-видимому, трансформация сопровождалась ещё и усиленной регенерацией.
   Хорошенько отмокнув в ванне, напившись кофе и немного придя в себя, я принялся изучать вновь открывшиеся способности своего организма.
  
   Было позднее утро и мне давно уже следовало быть на работе. Я трудился в скромной должности инженера на фирме производящей различное электронное оборудование. Моё отсутствие вряд ли кого-нибудь встревожило, и я решил позвонить на работу позднее и взять на сегодня выходной.
   После окончания университета я подумывал поступить в аспирантуру. Научно-исследовательская работа была мне по душе, и я полагал, что неплохо быть кандидатом технических наук для начала. Но я решил годик отдохнуть от учёбы, и это оказалось ошибкой. Вот уже четвёртый год я исправно ходил на работу, но не находил в себе сил снова взяться за учебники. Возможно, просто не хватало мотивации, но так или иначе я совсем разленился.
   Не мешало посмотреть новости и я, найдя пульт от телевизора, включил его, осторожно нажав кнопку когтем.
   Ничего особенного в мире не происходило. Кто-то увидел НЛО, пообщался с экипажем и благополучно отправился в 'психушку'. Другой вышел из дома и не вернулся. Всё как всегда.
   Едва я успел переварить последние новости, а заодно принять человеческий облик и одеться, как ко мне в квартиру снова позвонили. На пороге стоял подтянутый и крепкий мужчина средних лет в строгом тёмном костюме и шляпе. Он предъявил полицейский жетон, представился детективом Смитом и попросил разрешения войти. Мне ничего не оставалось, как сделать широкий приглашающий жест и мысленно чертыхаясь, пройти за ним в комнату.
   Удобно устроившись в кресле и закинув ногу на ногу, полицейский намётанным взглядом быстро, и как бы невзначай, осмотрел помещение. Не увидев ничего интересного он предложил мне ответить на несколько вопросов.
   Детектива интересовало, не известно ли мне что-либо о вчерашнем происшествии на пустыре. Поймав мой удивлённый взгляд, он пояснил, что вчера вечером там произошла непонятная драка, в которой пострадала стая бродячих собак. От потерпевших людей никаких заявлений в полицию не поступило, и теперь он обходит близлежащий район в поисках возможных свидетелей происшествия. Я заверил незваного гостя в том, что мне об этом ничего неизвестно и предложил ему кофе. От кофе детектив отказался, сославшись на занятость, и уже поднявшись, чтобы уходить, протянул мне визитку.
   - Мистер, Стивен Эдвардс, если не ошибаюсь, пожалуйста, не сочтите за труд, позвоните, если вдруг узнаете или вспомните что-нибудь интересное, - вежливо попросил он и я поймал на себе его цепкий и слегка насмешливый взгляд.
   Проводив детектива, я подумал, что тому явно что-то известно, но он не счёл нужным говорить об этом. Во всяком случае, он знал, как меня зовут, но я ему не представлялся. Я хорошо запомнил первые минуты нашей встречи и весь последующий разговор. Это было, по меньшей мере, странно и вызывало тревогу. Но, не имея возможности хоть как-то повлиять на ситуацию, я просто постарался выбросить её из головы.
  
  
  Глава 2
  
   Меня волновали множество вопросов, и я страстно желал как можно быстрее получить ответы: 'Почему это произошло именно со мной, и что теперь с этим делать? Есть ли где-нибудь другие люди способные трансформироваться и как их найти?'
   Возможно кто-нибудь другой, оказавшись на моём месте, сразу побежал бы рассказывать всем о том, что с ним произошло. Обратился бы к учёным и потребовал разобраться в причине столь необычных превращений. Но это не про меня. Я был уверен, что человека способного превращаться в пантеру, тут же запрут в клетку, и будут изучать как какое-нибудь диковинное животное. И то, лишь, после того как он докажет наличие заявленных способностей на деле. А до того момента он, вне всякого сомнения, будет являться потенциальным клиентом психиатрической клиники. Конечно, мне всё это было не нужно. Я сразу решил, что буду тщательно скрывать свои новые способности, по крайней мере, до тех пор, пока это возможно.
   Попытавшись вспомнить, что я знаю об оборотнях, я понял, что совершенно не владею этим вопросом. Просмотренные когда-то мистические сериалы, фильмы ужасов и прочитанные книги ничем не могли мне помочь.
   'Нам оборотням с вами вампирами не по пути', - неожиданно для себя припомнил я услышанную или прочитанную где-то фразу, и это окончательно повергло меня в уныние.
   В итоге я решил разобраться с этими вопросами позднее, а пока занялся изучением возможностей вновь обретённых органов чувств.
   Я заметил что находясь в 'кошачьем' теле становлюсь невероятно чутким и восприимчивым к любым проявлениям внешней среды. Как будто весь мой организм становился единым и очень чувствительным сенсором.
   Присмотревшись к мухе ползающей по занавеске, я смог рассмотреть каждый волосок у неё на спине. Попутно я буквально кожей почувствовал дуновение сквозняка из замочной скважины далекой двери в прихожей и тепло остывающего на кухне кофейника.
   Я решил проверить возможности слуха и, сосредоточившись на отдалённых звуках, услышал гораздо больше, чем ожидал. На меня обрушилась невероятная какофония, и лишь спустя некоторое время я научился различать источники. В соседнем подъезде на кухне квартиры первого этажа закипала кастрюля с борщом. Во дворе дома напротив голуби клевали рассыпанные по тротуару семечки, а за пару кварталов отсюда кто-то пытался завести автомобиль. Я вдруг почувствовал, что знаю кто, заводит машину. Это была молодая особь мужского пола человеческого вида. С некоторым усилием, переведя полученное знание на язык обычных человеческих представлений, я понял, что это просто юноша.
   Это знание я получил явно не только с помощью слуха. Похоже, здесь подключилось обоняние и, какое-то ещё, новое чувство. Медленно и глубоко втягивая воздух носом, я сосредоточился на внутренних ощущениях, от практически неосознаваемых и довольно далёких источников. Несколько мгновений спустя я взволнованно вскочил на ноги.
   Где-то вдалеке ясно чувствовалось присутствие самки моей - на текущий момент, породы, а так же и самца. Моё новое тело отреагировало самыми разнообразными способами. В том числе я почувствовал, как шерсть на затылке встала дыбом, а из горла непроизвольно вырвался свирепый рык.
   С некоторым усилием воли я объяснил себе, что просто хочу познакомиться с новыми сородичами и попытаться узнать у них что-нибудь о причинах и особенностях моих превращений. В конце концов, я смог успокоиться и только хвост периодически нервно дергался то влево то вправо. Но с этим я ничего не сумел поделать.
   Расстояние до моих новых сородичей я не мог определить точно, это могли быть несколько миль, а мог быть и добрый десяток. Но зато я хорошо чувствовал направление.
   'Необходимо успокоиться и наметить план действий' - решил я, стараясь быть сдержанным и рассудительным.
   К тому времени я уже заметил, что, пребывая в зверином воплощении, мыслил более прямолинейно и коротко. По всей видимости, мозг животного был устроен несколько проще и физически не мог использовать все мои человеческие наработки. Но для решения обыденных людских проблем и его скромных возможностей вполне хватало. Позже я заподозрил что, находясь в теле пантеры, не сумел бы решить и простого дифференциального уравнения, даже обложившись всевозможными справочниками. Но я так и не собрался проверить это предположение на практике.
  
   На встречу со своими новыми сородичами я решил отправиться на автомобиле, оставить его где-нибудь в лесу, а оставшийся путь проделать, трансформировавшись в пантеру. Так было быстрее и проще. У меня был старенький форд, и я смело гонял по дорогам сомнительного качества, так как не особенно переживал за его сохранность.
   Объекты моих поисков, по всей вероятности, находились в малонасёленном месте, в каком-нибудь отдаленном участке леса. Вскоре я убедился, что не ошибся в своих предположениях.
   Только встреча, к сожалению, оказалась совсем не такой, на которую я рассчитывал.
   Мы уже давно чувствовали присутствие друг друга, и всё же выйдя на поляну и увидев своих новых сородичей, я несколько растерялся. Самец был заметно крупнее меня и выглядел далеко не дружелюбно.
   Его подруга, угольно-чёрная пантера примерно моего роста, бросила на меня презрительный взгляд и потерлась щекой о плечо своего приятеля. Возможно, именно это и подтолкнуло его к более решительным действиям.
   Сделав в мою сторону пару шагов и прижав уши, он распахнул громадную клыкастую пасть, извергая грозный, леденящий кровь рык.
   По хорошему - мне следовало бы потихоньку удалиться. Но я был далеко не в том состоянии, когда чего-либо пугаются или откуда-нибудь убегают.
   'Я точно сумею забрать его жизнь, если взамен не пожалею отдать свою', - почему-то подумал я, быстро наполняясь решимостью и злобой.
   Припав к земле и кладя голову на лапы, я впился взглядом в его заросшее густой и чёрной шерстью горло. Мои задние лапы непроизвольно начали медленный танец, приминая траву, ища надёжную опору и готовя тело к прыжку.
   Самец замер с приподнятой лапой и, не мигая, уставился на меня. Взгляд был явно оценивающим, и я уловил в нём долю нерешительности.
   Но дальнейшие события стали развиваться самым неожиданным и непредсказуемым для всех участников образом.
   Я внезапно заметил, что мой противник, а заодно и его подруга довольно быстро уменьшаются в размерах и становятся похожими на безобидных котят. Одновременно я обратил внимание на то, что у меня несколько ухудшилось зрение, а ноги почти по колени провалились в мягкую землю.
   Кроме того, прямо перед глазами у меня появилось какое-то нехорошее остриё и мешало обзору.
   Я повертел головой, но помеха всё время оставалась перед глазами. Тогда я в ярости замотал головой. Остриё осталось на месте, но мой противник попятился. Стараясь сохранять достоинство, он медленно повернулся и неторопливо пошел прочь. Подруга последовала за ним. На мгновение она обернулась и бросила на меня откровенно заинтересованный взгляд. От полноты чувств я попытался промурлыкать ей вслед что-нибудь ласковое, но лучше бы этого не делал. Вместо нежного звука прозвучало нечто ужасное.
   Сначала в горле у меня заклокотало, как в жерле пробуждающегося вулкана, а потом из груди вырвался ужасающий рёв. С ближайших деревьев посыпались листья, а мой недавний противник забыл все приличия. Он, задрав хвост, помчался прочь громадными скачками, и подруга от него не отставала.
   К тому времени, как они скрылись из вида, я уже сообразил, что со мной произошла очередная трансформация в новое существо. Освободив завязшие в земле толстые, в больших как у слона складках кожи, ноги, я стал их рассматривать. Вообще-то они выглядели скорее как птичьи лапы, но с очень короткими и толстыми пальцами. Каждый палец оканчивался тупым когтем, напоминающим гигантский клык. Я постучал когтем одной ноги о рог, который вырос у меня на носу и услышал именно тот звук, которого ожидал. Раздался характерный стук, как будто одним булыжником ударяли о другой.
   Заметив в прогалине между кустами зеркальную гладь небольшого лесного озерца я отправился посмотреть на своё отражение. С трудом, пристроившись на берегу, я, наконец, сумел заглянуть в воду и увидеть себя. Это зрелище меня не порадовало. Теперь я выглядел как нечто среднее между носорогом и динозавром.
   Но по большому счёту мне было на это наплевать. Я чувствовал, что по-настоящему сильно меня беспокоит только голод. Ломая небольшие деревья, некстати оказавшиеся на пути, я отправился на поиски чего-нибудь съедобного. Наконец, я подошел к полю, на дальнем краю которого паслось стадо коров. Это было как раз то, что нужно. Но, несмотря на голод, я сообразил, что неразумно будет гоняться за коровами, проваливаясь по колено в рыхлую землю. Гораздо правильнее было спрятаться в кустах и подождать когда они сами подойдут поближе. В своих мечтах я уже видел дымящиеся куски теплого парного мяса, и пасть в вожделении наполнилась слюной.
   Через пару минут, после того как я укрылся в густом кустарнике и успокоился, ко мне вернулся человеческий облик.
   На этот раз меня трясло мелкой дрожью, а по всему телу выступили крупные капли пота. Больше всего меня поразило то, что пока я находился в последнем воплощении, почти не вспоминал о том, что я всё-таки человек.
   А в последние минуты своего пребывания в теле чудовища я об этом уже точно ничего не знал. Животные инстинкты и голод полностью одержали верх над разумом.
   'Хорошо, что я помимо своей воли всегда возвращаюсь в своё человеческое тело, - подумал я. - Получается, что оно является для меня своего рода 'базовой конфигурацией'.
   Очевидно, когда новое тело завершало выполнение поставленных перед ним задач, происходил 'сброс' организма в исходное состояние.
   Я задумался о том, что если бы мне было необходимо сравнять с землёй небольшую горную гряду, то возможно получил бы тело способное выполнить и это задание. Но при этом мозгов у него было бы не больше чем у бульдозера.
   'Разрушение и деградация явления одного порядка. Одного и того же знака - отрицательного, - продолжал рассуждать я. - Если я поставлю перед собой созидательные задачи, или просто гуманные цели, то возможно смогу обрести высоко интеллектуальное, а то и высоко духовное тело!'
   От открывавшихся передо мной перспектив закружилась голова, и я совершенно забыл, о том, где нахожусь. Действительность грубо вторглась в мои мечтания.
   Рядом я услышал чьи-то голоса и плашмя бросился в высокую траву, которая скрыла меня целиком. Мне не хотелось никому объяснять, что я делаю в лесу один, причем полностью раздетый. Я замер неподвижно, и мимо, ничего не подозревая, прошла небольшая группа фермеров. Они оживлённо обсуждали причину появления следов, которые я столь безответственно и неосторожно оставил в лесу, пребывая в своём последнем воплощении.
   Когда фермеры ушли невдалеке показались мирно пасущиеся коровы. Бедные животные даже не подозревали, сколь страшная опасность угрожала им совсем недавно.
  
  
  Глава 3
  
   Вернувшись домой, я в скором времени убедился в том, что 'получить' тело способное созидать и спасать гораздо труднее, чем готовое убивать и разрушать. Очень не хотелось примиряться с мыслью о том, что для меня эта задача недостижима, и я пытался снова и снова.
   Уже давно я задумывался о том, что нашему миру требуются некоторые улучшения. Ему следовало быть более справедливым и комфортным для людей. Теперь же я постарался сформулировать эти идеи более конкретно.
   'Пусть все люди будут дружны и счастливы, живут сотни лет и никогда не болеют, - мечтал я. - Каждый должен иметь возможность испытывать восторг от красоты и гармонии окружающего мира, познать радость любви и дружбы и пользоваться всеми благами цивилизации'.
   Но это были просто мысли - не подкреплённые взрывом чувств и эмоций.
   И я, наконец, понял, что новые перевоплощения происходили со мной только тогда, когда это было вопросом жизни или смерти. Причём именно для меня лично. Видимо я был просто неспособен чувствовать общие, фактически чужие для меня беды, так же остро как свои собственные.
   Я был всего лишь продуктом своей эпохи и воспитан соответствующим образом.
   Кроме того, я впервые задумался о том, что нахожусь в полной физической зависимости от своего тела, которое требует пищи, питья и какого-то ухода. Уже одно это способно сделать человека закоренелым эгоистом. Очень горько было осознать всё это и признать своё бессилие перед очевидными фактами.
   Тогда я впервые задумался о том, что миссионеры различных религиозных конфессий возможно во многом правы. Во всяком случае, все они последовательно и целеустремленно стараются оторвать внимание людей от сиюминутных проблем и направить его к более возвышенным идеалам.
   С того самого дня я начал читать книги, способствующие духовному развитию. Прежде подобную литературу я даже не взял бы в руки.
  
   Вспоминая встречу с двумя пантерами в лесу, я обратил внимание на особенности происходивших тогда со мной превращений. Заехав в лес, я сразу начал искать место, где можно оставить автомобиль и вскоре нашел возле дороги подходящую лужайку. Выйдя из машины, я начал раздеваться. Трансформация началась, едва я успел снять одежду и ещё держал её в руках. Превращение прошло на удивление быстро. Я даже не успел, как следует сконцентрироваться на предстоящем действии, а только подумал о нём. В тот момент я не обратил внимания на то, что оно прошло с такой лёгкостью. Лишь теперь, в более спокойной обстановке я припомнил все детали и стал их обдумывать.
   Очевидно, что близость к лесу как-то влияла на скорость и легкость трансформации. Да и от пустыря, где на меня напали собаки, до лесного массива было сравнительно недалеко. Очевидно, что в лесу скрывалось что-то способствующее превращениям. И это 'что-то', скорее всего, появилось недавно и действовало на расстоянии бесконтактным способом.
   Следовательно, это могло быть излучением электромагнитного поля или сигналом определённой формы и интенсивности в каком-либо частотном диапазоне. Или даже сочетанием комбинаций неких сигналов или полей передаваемых на группе частот.
   Тогда я попытался припомнить, не найдётся ли у меня на работе какой-нибудь измеритель уровня электромагнитного фона или поля? И желательно чтобы этот прибор имел автономное питание. Кажется, такой аппарат у нас был, хотя им и не часто пользовались.
   В любом случае всё говорило о том, что мне следует снова наведаться в лес и поискать передатчик или просто что-нибудь необычное.
   Следующий день прошёл без каких-либо значительных для меня событий. Я сходил на работу, а когда вернулся домой, стал изучать только что приобретённую духовную литературу. Чтобы не потерять навыки и форму я один раз ненадолго трансформировался в пантеру. В существо столь похожее на носорога и динозавра одновременно я, по вполне понятным причинам, превращаться не решался. А, возможно, и не сумел бы.
   И всё-таки из головы у меня никак не выходила встреча с парочкой пантер, которые вели себя так, как будто никогда не были людьми. Но при этом они, конечно, не были обычными животными. Как и я, они были только очень похожи на пантер, но немного отличались от них строением тела.
   'Неужели эти звери настолько увлеклись друг другом и своей новой жизнью, что забыли о том, кто они на самом деле?' - с удивлением думал я.
   Восточные мудрецы, скорее всего, назвали бы подобное явление увлечённостью танцем природы.
   'Возможно, этим двум пантерам достаточно было просто ненадолго расстаться друг с другом, чтобы обрести покой и вернуться к человеческому облику', - размышлял я.
   Но вскоре выяснилось, что всё это лишь мои фантазии. В действительности всё оказалось совсем не так...
  
   На следующий день, вечером, когда я увлеченно читал книгу одного из духовных учителей востока и пытался освоить основы медитации, в дверь позвонили. Досадуя на помеху, я запахнул халат и отправился открывать.
   На пороге стоял высокий и крепко сложенный мужчина с густой темной шевелюрой. На вид молодому человеку было где-то за тридцать, и он выглядел немного старше меня. В первое же мгновение я подумал, что знаю его, но не смог припомнить откуда.
   - Эллен пропала, - сообщил нежданный гость без долгих предисловий и я сразу, каким-то шестым чувством, понял кто он. Мужчина был одной из пантер, которых я недавно встретил в лесу. Очевидно, его изящную и гибкую подругу звали Эллен.
   Я посторонился, и он прошел в комнату. Гость представился Виктором, а я жестом указал ему на кресло и отправился на кухню за кофе.
   История, которую рассказал Виктор, оказалась очень простой. Она была бы даже банальной, если бы в ней не происходили загадочные превращения и не присутствовали существа явно не земного происхождения.
   Оказалось, что Виктор и Эллен проводили медовый месяц, путешествуя по стране, и попутно заехали в наш городок. Они остановились в мотеле на самой окраине и решили прогуляться по лесу и пособирать грибов.
   На одной из лесных тропинок им повстречался человек в чёрном комбинезоне и чёрном шлеме с тёмным и непрозрачным стеклом. В целом его одеяние напоминало лёгкий скафандр. Он сказал молодоженам, что испытывает новое туристическое оборудование и ему требуется их помощь. Молодые люди не увидели в этом ничего подозрительного, и пошли за ним.
   Виктор оказался хорошим рассказчиком, и его история зримо и со всеми деталями, развернулась у меня перед глазами...
  
   Виктор и Эллен неторопливо шли по узкой и часто петляющей лесной тропинке за своим провожатым. Ничто не предвещало беды или какой-либо опасности. Лишь позднее Виктор понял, что они слишком уж доверились этому парню в чёрном скафандре. За темным шарообразным стеклом шлема, который тот, похоже, никогда не снимал, ничего нельзя было рассмотреть. А его речь вполне правильная и отчётливая была лишена, каких либо эмоций и казалась механической. Было такое впечатление, что голос раздавался из какого-то устройства расположенного у него на груди.
   Наконец они подошли к необычному забору из гладких, тёмных и матово блестящих, металлических на вид прутьев. Ограждение не имело никаких поперечин, но поднималось на высоту более трёх метров и выглядело очень надёжным. Они увидели вход лишь, после того как его открыл их спутник в скафандре. Проход ничем не выделялся на ограждении, и Виктор впервые почувствовал неясную тревогу. Но Эллен уже шагнула в открывшийся проём, и Виктору ничего не оставалось, как последовать за ней. Он схватил Эллен за плечо но, обернувшись, увидел, что уже поздно.
   Сопровождавший их человек в чёрном скафандре не пошел за ними и уже закрыл вход. Теперь он стоял в отдалении, сложив руки на груди, и похоже приготовился наблюдать за ними. Теперь их разделял забор без каких-либо признаков выхода или чего-нибудь подобного.
   Деревья и кусты за ограждением ничем не отличались от обычного леса, по которому они пришли, но это ничего не значило. Виктор подошел к забору и потряс его. Как он и ожидал, прутья даже не шелохнулись.
   - Открой, - потребовал он у человека в скафандре, но тот, конечно, ничего не ответил.
   Эллен вскрикнула и Виктор, обернувшись, увидел первого волка. Тот вышел на небольшую поляну перед ними и осматривался. По бокам у него появились еще два зверя, и теперь все они смотрели на Виктора и Эллен. Потом волки, постепенно ускоряя шаг и переходя на бег, двинулись к ним. Сзади появлялись всё новые и новые хищники и уже сразу бежали к людям.
   Виктор одним прыжком загородил подругу и с ужасом подумал о том, что он совершенно безоружен.
   'Перебросить Эллен через забор?' - лихорадочно подумал он. Но забор был слишком высок. Виктор вспомнил, что у него есть складной нож и, не помня себя, достал и открыл его.
   Вожак стаи был уже в нескольких метрах и Виктор, переводя взгляд с него на свой ножик, понял сколь ничтожно его оружие. Но за спиной стояла Эллен, и он принял бой...
   Виктор не заметил и не зафиксировал в сознании момент, когда произошла трансформация. Хищники дважды чуть не добрались до его горла, и было не до нюансов. Просто вдруг всё стало как-то проще, а спасение и победа стали реально возможными. Позже Виктор понял, что когда смотрел на бьющуюся бок о бок с ним пантеру, машинально видел в ней Эллен и почему-то принял это как должное.
   Но Виктор не забыл и о том, что надо ещё выбраться из загона. И когда он покончил с последним волком, то набросил его на себя и неестественно изогнувшись, вытянулся. Всё вокруг было залито и забрызгано кровью, и он понимал, что выглядит вполне живописно и достоверно. Перед тем как смежить веки Виктор краем глаза увидел, что Эллен тоже упала на окровавленную траву и замерла.
   Вскоре человек в черном скафандре открыл проход в прутьях, но замер, опасаясь двигаться дальше. Через несколько минут он всё же осторожно приблизился к Виктору, а потом повернулся к Эллен. Теперь в руках у человека в чёрном появился какой-то предмет напоминающий жезл. Виктор понял - чтобы там ни было у его противника в руках, нужно не дать ему ни времени, ни возможности этим воспользоваться.
   Едва человек, заманивший их в ловушку, отвернулся, Виктор выскользнул из под мёртвого волка и прыгнул. Ещё в прыжке он нанёс сокрушительный удар сверху по голове в чёрном шлеме. А когда человек начал оседать добавил ещё и другой лапой сбоку. Тот как кегля покатился в траву и замер. Эллен тем временем уже поднялась с земли. Виктор пропустил её вперед, и они бросились к выходу. Перед тем как скрыться в лесу Виктор обернулся и увидел что человек, которого он оглушил, уже сидит и покачивается, обхватив голову руками.
   Пробежав около мили, Виктор и Эллен без сил упали в траву, а через несколько минут вновь обрели человеческий облик.
   Заночевать им пришлось в лесу, так как одежды не было, а машина осталась возле мотеля. В лесу Виктор и Эллен провели ещё сутки и встретили другую пантеру - меня, которая напугала их, превратившись в жуткого монстра. Следующей ночью Виктор обошел одинокие дома на окраине городка. Во дворе одного из них он стащил более-менее подходящую для них с Эллен одежду, которую хозяева развесили сушиться.
   Когда Виктор вернулся в лес, то Эллен на месте, где он её оставил, не оказалось. В течение следующих нескольких часов он, определившись с направлением поисков, тщательно прочесал большой участок лесного массива вдоль и поперёк. Единственным местом, заслуживающим внимания, была хорошо укрытая от посторонних глаз лесная избушка. Благодаря обострившимся после перевоплощения чувствам Виктор был практически уверен, что Эллен находиться в ней.
   Первой его мыслью было обратиться в полицию. Но, представив себе, как будет выглядеть его рассказ, и что за этим может последовать, Виктор отказался от этой затеи.
   На карту была поставлена жизнь его подруги и Виктор, не желая рисковать, принял решение не действовать в одиночку, а обратиться за помощью к человеку, способному превращаться в грозное чудовище.
  
  
  Глава 4
  
   Выдвинуться мы решили ночью, чтобы оказаться возле охотничьего домика, перед тем как начнёт светать. Конкретного плана у нас с Виктором не было и это меня несколько тревожило. Конечно, я понимал, что, имея конкретную задачу, смогу превратиться в грозного монстра и парой ударов раскатить избушку по бревнышку. Но тогда практически неминуемо пострадала бы Эллен, и такой план не годился.
   Домик оказался идеально замаскированным. Мы не видели его, даже находясь на расстоянии менее пятидесяти метров. Охотничий домик располагался на склоне балки и благодаря естественному ландшафту, а так же деревьям и кустарникам был отлично скрыт, а набрести на него случайно было практически невозможно.
   В паре десятков метров от избушки по дну балки протекал ручей. Он был совсем не велик, но присутствовал на топографической карте, которой где-то разжился Виктор.
   Мы залегли в густой и высокой траве, среди кустов на бугорке, недалеко от входа. Над самым домиком, в кронах нависавших над ним деревьев, я рассмотрел ажурные переплетения, напоминающие элементы необычной антенны. Они были тщательно замаскированы, и я понял, что моё предположение о передатчике способствующем трансформации, судя по всему, находит своё подтверждение.
   Когда Виктор достал компактный бинокль в камуфляжной окраске, я подумал что он, наверное, служил в армии, но не успел спросить об этом.
   Вблизи от меня что-то грузно рухнуло на землю и, быстро обернувшись, я увидел детектива Смита уже лежащего рядом в военной полевой форме без знаков различия. Широко улыбаясь и приложив палец к губам, он явно наслаждался произведённым эффектом и моим недоумением. Я машинально представил его Виктору и тот, сдержанно кивнув, произнёс своё имя.
   Между тем Смит жестом попросил у Виктора бинокль и протянул его мне. Так же молча, он указал мне пальцем направление, куда нужно смотреть. Сначала я ничего не увидел, но потом рассмотрел в паре сотен метров от нас нескольких притаившихся солдат. А, присмотревшись, я различил замаскированные орудийные стволы и даже легкий танк.
   - Это войсковая операция, ребята, - заявил детектив, - И гражданским лицам здесь вообще-то находиться не полагается.
   Потом Смит достал и положил перед собой ракетницу и добавил:
   - По красной ракете артиллерия откроет огонь и через пять секунд от этой избушки ничего не останется. Но это на самый крайний случай. Нам известно, что в этом строении удерживают заложника, и мы будет действовать по возможности аккуратно.
   - И вы действительно детектив? - усомнился я.
   - Конечно, нет, - заявил Смит, и его лицо расплылось в широкой улыбке. - Полицейский жетон просто прикрытие, а на самом деле я служу в армейской разведке. Не имею права сообщать вам, в каком именно подразделении, да это и не имеет значения.
   - Что же вы намерены сейчас предпринять? - спросил я.
   - Сложный вопрос, - задумчиво протянул Смит, - С одной стороны я не имею права привлекать к выполнению операции гражданских лиц. С другой стороны вы по уши увязли в этой истории, и имеете специфический опыт.
   - И что же?
   - Короче, если вы сейчас попытаетесь самостоятельно проникнуть в охотничий домик, я не буду вам препятствовать. Не успею просто, - заявил Смит. - А там вы уже можете действовать по обстановке.
   Виктор, внимательно слушавший наш разговор, попытался подняться, но я его остановил.
   - Лучше сначала я пойду, - категорично заявил я, и Смит утвердительно кивнул головой.
   - Когда я поднялся с земли и уже направился к домику, Смит меня тихонько окликнул. Я обернулся, и он бросил мне знакомый уже бумажник с полицейским жетоном. Я машинально поймал его и вопросительно посмотрел на Смита.
   - Спрячь, потом пригодиться, - сказал он. - И ещё имей в виду, что мы начнём штурм, если ты не выйдешь из домика через десять минут, - добавил Смит и сразу же начал вызывать кого-то по рации.
   Убрав бумажник в карман, я, не скрываясь, подошел к охотничьему домику и толкнул дверь. Она оказалась не заперта и сразу открылась. Я не стал заходить, а постоял, вглядываясь в темноту. Потом я вошел, но остановился сразу за порогом и подождал, чтобы глаза привыкли к темноте. Едва я рассмотрел силуэт притаившегося у стены человека, как он поднял руку, как будто хотел посмотреть время на наручных часах. Как и описывал Виктор, он был в лёгком, чёрном скафандре со шлемом с непроницаемым тёмным стеклом. Я машинально шагнул в тень и прижался к стене рядом с дверью, но сразу понял что зря. Конечно, я был хорошо виден человеку находившемуся внутри. Между тем над его поднятой рукой вспыхнул прозрачный голубоватый экран с рядами кнопок, и едва различимый в темноте человек начал их нажимать. Конечно, это не сулило мне ничего хорошего. Расстояние между нами было не более двух метров. Я прыгнул, вытянув вперёд руки и стараясь помешать человеку в чёрном, чтобы он там не делал. Мои пальцы вошли в голубоватый экран с моей стороны и задели несколько кнопок...
   Окружающий мир завертелся волчком. Какая-то сила подняла меня, выжала как тряпку и бросила вниз...
  
   Я очнулся на полу и не сразу сообразил, что нахожусь всё в том же охотничьем домике. Дверь была закрыта и меня окружала кромешная тьма.
   Я немного полежал, прислушиваясь, и понял, что нахожусь здесь, скорее всего один. Ничего другого не оставалось, как подняться и выйти на улицу.
   Ослепительно яркое полуденное солнце заставило зажмуриться, но не это поразило меня больше всего. Когда я вошел в избушку, была ранняя осень, а сейчас на улице меня встретила весна, причём в самом разгаре. Везде стояли сверкающие под солнцем лужи, а на ветвях деревьев зеленели мелкие и яркие молодые листочки. Я машинально побрёл к выходу из леса, стараясь идти по сухим местам, но вскоре насквозь промочил ноги.
   Что-то произошло со временем, но я не стал задавать каждому встречному прохожему мелодраматичные вопросы, - типа какой сейчас год? Слишком уж по идиотски это выглядит в книгах, и особенно в фильмах.
   Нет, я дошёл до первого газетного киоска на окраине городка и молча принялся разглядывать витрину. Наконец на нескольких газетах я отчётливо рассмотрел дату...
   Год оказался тот же что и был прежде, и я почувствовал некоторое облегчение. Но вот месяц оказался другим... Я каким-то образом очутился в прошлом - почти на четыре месяца раньше, чем испытал первую трансформацию и встретил Виктора с Эллен.
   Осознание этого факта со всеми далеко идущими последствиями, пришло не сразу, а медленно и постепенно. Но я догадался что дома, скорее всего, встречу самого себя в более ранней версии, а мне почему-то хотелось этого избежать. Тем более что об этой встрече, если бы она произошла на самом деле, я уже давно должен был знать, и от этого голова шла кругом.
   Порывшись в карманах, я нашел совсем немного денег - одну мелочь, и бумажник с полицейским жетоном. Но оказалось, что бумажник был буквально набит крупными купюрами, и я понял, что могу снять приличный номер в отеле и не беспокоиться о питании и одежде.
   Я выбрал отель подальше от моего дома, чтобы не встретить знакомых. Постепенно я стал понимать, что нахожусь в какой-то странной ситуации и фактически на нелегальном положении.
   Администратор на ресепшен увидел мой полицейский жетон, когда я достал бумажник чтобы оплатить номер. Это самым положительным образом сказалось на его отношении ко мне. Этот сотрудник отеля тут же предложил более удобный вариант проживания, да и в дальнейшем относился ко мне с уважением и был очень внимателен. Позже, когда я постарался по возможности изменить внешность, это уже не вызвало у персонала отеля никаких подозрений или вопросов.
   Я несколько дней не брился и не покидал номер, пока не отросла щетина и не наметилась бородка. После этого я отправился в поход по магазинам. Первым делом купил бейсболку с длинным козырьком и солнцезащитные очки. Потом я подобрал себе невзрачную и мешковатую куртку с высоким воротником такую, что никогда не надел бы прежде. После этого я решил, что достаточно хорошо замаскировался и уже свободно прогуливался по отдалённым от моего дома улицам.
   Постоянно размышляя о том, что со мной произошло, я постепенно стал приходить к определённым выводам.
   В охотничьей избушке мне, по-видимому, встретился один из товарищей пришельца, который прежде заманил Виктора и Эллен в ловушку. А возможно это был он сам. Не вызывало сомнений, что именно в результате его манипуляций с клавиатурой, которая очевидно дистанционно управляла каким-то устройством, я перенёсся в прошлое. Но, по-видимому, мое вмешательство не позволило пришельцу в полной мере осуществить свой план. Когда я прыгнул, и задел кнопки виртуальной клавиатуры, то активировалась другая программа, и я очутился здесь. Что именно собирался сделать со мной инопланетянин или куда хотел отправить на самом деле я, конечно, не имел ни малейшего представления. Лишь в одном я был уверен - ничего хорошего меня не ожидало.
   После некоторых размышлений я понял, что скрываться мне следует до тех пор, пока более ранняя версия меня не отправиться в прошлое из охотничьего домика. Только после этого я снова смогу занять своё законное место в этой жизни.
   Потом мои мысли обратились к детективу Смиту или кем он там был на самом деле. Очевидно, ему было известно что-то такое, чего не знал я. Ведь он дал мне бумажник с полицейским жетоном и заявил, что тот мне понадобиться. Следовательно, встретиться с детективом Смитом было просто необходимо. Визитку, которую он дал мне во время своего посещения, я тогда же выбросил, как совершенно бесполезный предмет.
   Первым делом я отправился в департамент полиции, находившийся недалеко от моего настоящего места жительства. Дежурный офицер заявил, что никакого детектива по имени Смит у них нет. При этом офицер посматривал на меня столь подозрительно, что я поспешил ретироваться, пробормотав что, по-видимому, что-то перепутал.
   Ниточка, ведущая к Смиту, оборвалась. Но я гарантированно мог встретить его возле своего дома, через три с половиной месяца, на следующий день после побоища на пустыре. И мне ничего не оставалось, кроме того как набраться терпения и ждать.
  
  
  Глава 5
  
   Однажды, когда до моего выхода из 'подполья' оставалось чуть больше месяца, я решил посетить супермаркет с одеждой и обновить гардероб. Подходя к магазину, я увидел, что из его дверей вышел кто-то хорошо знакомый, влился в толпу и пошёл по тротуару. Я не сразу узнал Смита. Первым порывом было немедленно догнать его, но я сообразил, что разговор с ним лучше начать наедине, а не в окружении толпы. Я не спеша пошёл следом, но людской поток никак не редел. Наконец оживлённая улица закончилась, и Смит свернул в какой-то переулок. Повернув следом, я обнаружил, что тот куда-то исчез. Я ускорил шаги и поспешил вперед, не желая упустить Смита. Внезапно меня резко втянули в какой-то проулок, и я почувствовал, что крепко и довольно грубо прижат к стене. В лоб мне уперся холодный ствол пистолета, и я услышал раздражённый шёпот Смита:
   - Какого чёрта приятель тебе вздумалось следить за мной? - прошипел он, - Кто тебя послал?
   - Мистер Смит, - растерянно пробормотал я.
   - Допустим, я мистер Смит, - раздражённо прорычал мой собеседник и усилил хватку, - Что с того?
   Только сейчас я сообразил, что в настоящий момент мы с ним даже не знакомы и не имел представления с чего начать разговор.
   - В кармане у меня бумажник с полицейским жетоном... - начал я.
   Смит тут же перехватил меня другой рукой, приставил пистолет к подбородку, и, похлопав по карманам, выхватил бумажник.
   В тот момент я не мог видеть его лица, так как ствол пистолета давил и вынуждал смотреть вверх, но вполне представляю, насколько он был изумлён. Однако следует отдать должное Смиту, соображал он довольно быстро, и заминка длилась всего лишь мгновение.
   - Пойдёшь со мной, - буркнул он, - И не вздумай делать глупости.
   В мои рёбра уперся ствол пистолета, и мне не оставалось ничего другого как подчиниться.
   Смит вел меня какими-то проулками по грязи и зыбким мосткам, вдоль сгнивших и покосившихся заборов, мимо отвратительно пахнущих импровизированных помоек. Я не уставал удивляться какие трущобы можно найти в нашем городке.
   Ещё я подумал что, похоже, Смит был серьёзным профессионалом. Он заметил, что я за ним иду, но я не видел, чтобы он тупо таращился в витрины. И уж тем более он не останавливался, чтобы завязать шнурки. Но, конечно, я понимал, что оценка профессионализма Смита выходит далеко за пределы моей компетенции.
   Наконец мы подошли к обшарпанному трехэтажному зданию, и Смит привёл меня в квартиру на верхнем этаже. Выглядела она нежилой, какой-то неуютной и я подумал что, скорее всего это конспиративная служебная квартира, принадлежащая ведомству в котором служит мой провожатый.
   Когда мы зашли в комнату, Смит велел вытянуть руки, стянул чем-то запястья и грубо толкнул меня в кресло. Я неловко - боком упал в него и почувствовал, что происходящее начинает меня сильно раздражать.
   - Зачем тебе копия моего жетона? - строго спросил Смит, стоя напротив моего кресла.
   - И бумажника, - зачем-то добавил я.
   Смит спрятал пистолет в карман и вытащил свой бумажник с жетоном. Видимо, он только сейчас обратил внимание на его полное сходство с отобранным у меня. Достав откуда-то лупу, он разложил бумажники на столе и принялся их изучать.
   - Это твой собственный бумажник, но из будущего времени, - не удержался я.
   - Ну... конечно, - протянул Смит, саркастически усмехаясь. - Теперь, чтобы выгородить себя, ты наплетёшь всё что угодно. На чью разведку работаешь? Россия? Израиль? Какие перед тобой стоят задачи? - не унимался Смит. - Ты ведь всё равно всё расскажешь, это лишь вопрос времени. Так уж лучше говори по-хорошему.
   Смит отвернулся от меня, подошел к кровати и вытянул из под неё какой-то чемоданчик. Я же так давно ждал подходящего момента, чтобы начать трансформацию, что буквально ощущал зуд во всём теле. Ну не трансформироваться же, в самом деле, под дулом пистолета. Это, в конце концов, было опасно. Но как только Смит отвернулся и ненадолго отвлёкся я начал превращаться в пантеру. Преобразование прошло на удивление быстро. Видимо оттого что я так долго этого ждал.
   Когда Смит повернулся ко мне держа в руках шприц, заправленный, несомненно, какой-нибудь дрянью развязывающей языки, то увидел перед собой громадную чёрную пантеру, раздражённо бьющую хвостом.
   Остатки моей одежды и обрывок пластиковой стяжки лежали между нами, и я ударом лапы смахнул их в сторону. Смит полез, было в карман, за пистолетом, но я грозно рыкнув, шагнул к нему и он оставил эту затею. Потом я, втянув когти, ударом лапы выбил у него из руки шприц и тот эффектно вонзился в стену. Не зная, что предпринять дальше я вместе с карманом и куском штанины выдрал у него из брюк пистолет и ударом лапы забил под шкаф. Во время этой операции Смит едва не потерял равновесие, но удержался на ногах и теперь смотрел на меня вытаращенными глазами. Я легонько подтолкнул Смита к кровати, и он понял меня правильно. Он уселся на краешек постели и как прилежный ученик положил руки на колени.
   Я в свою очередь запрыгнул в кресло и начал обратную трансформацию. Мне оставалось только надеяться, что Смит достаточно впечатлён произошедшим и не будет совершать необдуманных поступков.
   Смит округлившимися глазами смотрел, как я превращаюсь обратно в человека. Но и тут он сохранил остатки самообладания и остался верен себе. Как только трансформация завершилась, Смит спросил у меня, немного запинаясь и шумно сглатывая почти после каждого слова:
   - Вы, с какой планеты, из какой звёздной системы? Если у вас мирные намерения мы сможем обо всём договориться.
   Это было уже выше моих сил, и я расхохотался. Сказалось надолго затянувшееся нервное напряжение, и я не смог сразу остановиться. Смит сначала неуверенно заулыбался в ответ, но потом всё же насупился, и я с некоторым усилием оборвал смех.
   - Я такой же человек, как и ты, но попавший в сложную ситуацию. Похоже, меня чем-то облучили и я начал превращаться в разных монстров. Но я этого не хотел и мне это совсем не нужно, - сказал я, - Дай мне какую-нибудь одежду и я расскажу всё по порядку. И неплохо было бы выпить чего-нибудь, чтобы согреться.
   Вообще-то я имел в виду горячий кофе, но Смит понял это по-своему. Он первым делом извлек из тумбочки бутылку виски, а я подумал, что, пожалуй, это будет кстати... Потом Смит достал из шкафа пару тёмных костюмов, как две капли воды похожих на тот, что был на нём прежде.
   Взглянув на меня, он сокрушённо покачал головой, и принялся перебирать какие-то майки и рубашки. Наконец, Смит протянул мне бельё и один из костюмов, а сам принялся с недовольным видом переодевать разодранные брюки.
   Подозреваю, что именно безудержный хохот убедил Смита в моей искренности и он, отнёсся к моему рассказу достаточно серьёзно.
   Моё повествование продолжалось несколько часов, и время от времени Смит что-нибудь фиксировал в блокноте. Так он записал мой настоящий адрес, и данные отеля, где я остановился, отметил даты и время побоища на пустыре, а так же нашей встречи у охотничьего домика. Потом я подробно нарисовал Смиту место расположения домика и дорогу к нему.
   Когда я, в свою очередь, спросил, что обо всём этом известно ему, мой собеседник сразу замялся. Смит заявил, что не имеет права передавать мне информацию о таинственных событиях происходящих в нашем городке.
   Но он всё же сообщил, что военных а, следовательно, и его самого подключили к расследованию, после того как радиолокационные установки раннего обнаружения зафиксировали сильные помехи от странного излучения неясной природы. Причём источник излучения определялся именно в направлении известного нам леса. Его уже начали потихоньку обследовать. Но так чтобы не вызывать ни у кого подозрений, не создавать лишнего шума и не провоцировать появления ненужных слухов. Теперь же, когда стало известно точное расположение охотничьего домика, задача военных по поиску источника излучения, по-видимому, значительно упрощалась.
   Затем Смит принялся сравнивать содержимое бумажников. В потайном отделении того, что был у меня, он нашел какую-то квитанцию с ещё не наступившей датой и, похоже, это окончательно развеяло его сомнения. Имевшийся у Смита бумажник выглядел довольно тощим. Но в нём нашлись две двадцатидолларовые купюры полностью идентичные купюрам оказавшимся у меня. Разместив их рядом, друг с другом, Смит взял лупу и долго изучал их внешний вид и сравнивал совершенно одинаковые номера и серии. Потом он придвинул к себе пепельницу и собрался сжечь дубликаты. Я с трудом уговорил Смита этого не делать.
   - Это же грубейшее нарушение закона, - возмущался он, - Не должно быть денежных знаков с одинаковыми номерами и сериями. К тому же нас могут заподозрить в изготовлении фальшивок. Это уже серьёзная статья!
   - Мы можем просто договориться, пока не тратить эти деньги, а оставить их у себя, - не соглашался я, - А потом, при встрече у охотничьего домика ты отдашь свой бумажник более ранней копии меня, а я верну тебе тот, что сейчас со мной. И тогда всё будет улажено. А то, что сейчас где-то разгуливает моя точная копия разве не нарушение закона? - привёл я сокрушительный, на мой взгляд, аргумент.
   Тут, наконец, Смит сдался.
   - В этом ты пожалуй прав, - согласился он, - Кругом одни сплошные нарушения законов и правил. Мне всё это очень не нравиться. И я ещё пойду, посмотрю на этого типа - твою копию, добавил он столь угрюмо, что я рассмеялся.
   - Но откуда у меня могло оказаться столько денег? - удивлялся Смит, пересчитывая купюры, которые нашёл у меня.
   - Возможно, ты получил повышение по службе? - предположил я, - Когда мы встретились возле охотничьего домика, у меня создалось впечатление, что именно ты руководишь войсковой операцией.
   - А что, вполне возможно, - заявил Смит, немного подумав, - Бумаги на присвоение очередного звания давно отправлены наверх. И я уже стал подумывать, что они где-то затерялись или кто-нибудь из начальства убрал их под сукно. Ну, вот теперь и от тебя есть хоть какая-то польза, - добавил он.
   Я с недоумением посмотрел на Смита но, увидев пляшущие искорки в его прищуренных глазах, понял, что мой собеседник просто шутит. В общем-то, мы с ним поладили, но я понимал, что это ещё ничего не значит. Ни в чём нельзя быть уверенным и ни на что нельзя рассчитывать, когда имеешь дело с таким человеком.
   - Жаль, что ты не спортивный болельщик и не играешь в лотереи, - посетовал Смит, - Могли бы разбогатеть.
   - Да, я уже думал об этом, но не смог припомнить никакой подходящей информации, - согласился я.
   Но тут я вспомнил, что примерно в эти дни на въезде в город должна была произойти серьёзная авария, с участием нескольких автомобилей. Я сказал об этом Смиту и он очень заинтересовался. Смит попросил сообщить все подробности, какие только смогу припомнить. Сначала в моей памяти всплыл день недели, а потом вспомнилось и число. Оказалось, что авария должна была произойти послезавтра утром. Я вспомнил даже названия улиц, на пересечении которых она случилась. Жертв, кажется, не было, но я не мог утверждать это со всей уверенностью. Мой собеседник заявил, что обязательно там будет и постарается во всём разобраться.
   Я не удержался и спросил у Смита, как он обнаружил, что я за ним иду, если это конечно не является профессиональным секретом.
   - Какие секреты?! - искренне изумился Смит, - Ты когда-нибудь видел себя в зеркале? Борода, тёмные очки, козырёк натянут на глаза, да ещё и воротник поднял. Даже в большой толпе ты первый бросаешься в глаза. Если бы я случайно встретил тебя на улице, то, скорее всего, подумал бы: 'А не проследить ли за этим парнем? Так, на всякий случай'.
   Я был несколько смущен и поспешил перевести разговор на другую тему. Признаюсь, забегая вперёд, что, вернувшись в отель, я первым делом сбрил бороду. Небольшие усики я всё же оставил, но потом ещё некоторое время размышлял над дальнейшей судьбой очков и бейсболки.
   Перед тем как расстаться, мы договорились, что Смит через пару дней навестит меня в отеле. Я понимал, что теперь он будет проверять, по возможности, всю полученную сейчас информацию, но это меня уже не тревожило. Напротив, я был рад тому, что теперь не придется разбираться со всеми свалившимися проблемами в одиночку.
   Лишь покинув ту неуютную квартиру, я с удивлением осознал, что Смит так хорошо осведомлённый обо мне и моих делах в будущем, всю информацию получил от меня же самого в прошлом. И даже возле охотничьего домика появился только потому, что от меня узнал, что он там будет. И бумажник Смит бросил мне, лишь по причине того, что я ему об этом рассказал. Тем более что он видел этот бумажник у меня в прошлом.
   Парадокс времени. Я так много читал об этом в фантастических произведениях, но не сумел сразу распознать в реальности.
   Через несколько дней Смит нашел меня в отеле.
   - Я понаблюдал немного за тобой тем, что живёт недалеко от пустыря, - рассказывал он, - Потихоньку навел справки на работе, и убедился что у тебя безукоризненная репутация. Побывал возле охотничьего домика. Над ним действительно установлена какая-то хитрая антенна. Я даже сделал серию снимков и переслал их специалистам.
   - И ты действительно живёшь один? - поинтересовался Смит, - У тебя нет ни родителей, ни близких родственников?
   - Никого, - подтвердил я.
   - И как оно? - спросил Смит.
   - Да ведь ко всёму привыкаешь, в любом положении можно найти свои плюсы и минусы, - уклончиво ответил я, так как не любил распространяться на эту тему.
   - Скоро я навещу тебя, точнее твою предыдущую версию, - заявил Смит, посмотрев свой блокнот с записями, - Для этого будет прекрасный повод после побоища, которое ты устроил или устроишь на пустыре. Никак не могу привыкнуть к этой путанице со временем.
   - Не приставай к этому парню с лишними вопросами, ему и так досталось тогда, - неожиданно для себя сказал я, полушутя, полусерьёзно, испытав внезапный прилив сострадания к самому себе.
   - Я не буду ему докучать, ты ведь и сам знаешь, - засмеялся Смит. - Да, я ещё забыл сказать по поводу аварии на въезде в город, о которой ты мне сообщил, - вдруг вспомнил он.
   - И что же там произошло?
   - Я подъехал заранее и припарковал машину на обочине, за пару домов до того перекрёстка, - начал рассказывать Смит, - Пошел посмотреть, правильно ли установлены дорожные знаки, есть ли там регулировщик и всё такое... Не успел я дойти до перекрёстка, как в мою машину сзади врезался грузовик. Он протащил её несколько метров и развернул поперёк дороги. В неё тут же ударились два легковых автомобиля, сначала один, а потом другой. Получилось, что я же и стал причиной аварии, на которую приехал посмотреть.
   - Вот это да! - удивился я.
   - И мне ещё пришлось объясняться с начальством, что я там делал и почему разбил служебный автомобиль. Так что со временем шутки плохи, и надо постараться поменьше вмешиваться в события, пока эта ситуация не закончиться, - заключил Смит.
   - Согласен, - ответил я.
   - И ведь надо ещё будет писать рапорт, но я не представляю себе, как объяснить эту ситуацию с перемещением во времени, - пожаловался Смит.
   - Не надо торопиться упоминать это, - посоветовал я, - Так можно и со службы вылететь или угодить на пенсию. Смотря к кому, этот рапорт попадёт. Неподготовленным людям трудно признать даже сам факт возможности путешествия во времени.
   - Вот и я о том же, - вздохнул он, - Лучше напишу после завершения операции, тогда, может быть, появятся новые факты и материалы.
   Потом мы ещё раз обсудили моё вынужденное путешествие во времени, но ни к каким новым выводам или идеям не пришли.
   - Получается какая-то замкнутая петля времени. - волновался Смит, -Информация о том, что я должен передать тебе бумажник с жетоном появилась как бы из ниоткуда. Ты сказал мне, я передал тебе, а кто первый начал? Никто! Ситуация существует сама по себе и я боюсь её нарушить.
   - Возможно, её и нельзя нарушить, но на всякий случай лучше и не пытаться это сделать, - сказал я. - Встретимся на месте когда моя копия отправиться в прошлое и, по крайней мере, хотя бы эта проблема будет закрыта.
   В следующий раз мы договорились встретиться уже возле охотничьего домика, если до того времени не произойдёт ничего такого, что потребует нашей встречи и экстренных действий.
  
  
  Глава 6
  
   Когда Смит ушёл, я вновь вернулся к изучению духовной и эзотерической литературы. Это давно стало моим основным занятием во время вынужденного безделья. Свободного времени было сколько угодно, и я изучал возможности духовного роста, способы медитации и всё что с этим связано. Я уже давно обошел все ближайшие книжные магазины, и скупил всю подходящую, на мой взгляд, литературу. Меня не оставляла идея о возможности получить новое тело способное не убивать и разрушать, а спасать и созидать.
   Но всё имеющее начало, имеет и своё завершение. В мою спокойную и размеренную жизнь вновь, совершенно бесцеремонно, вторглась действительность. Снова произошло событие из разряда невероятных, которое продолжило длинную цепочку других. И это уже окончательно выбросило меня из колеи обычной человеческой жизни.
   В тот тёплый летний вечер я возвращался в отель после неспешной прогулки, и сначала всё выглядело не более чем банальный спектакль.
   Декорацией послужила проезжая часть улицы, а действующими лицами были неудержимо несущийся грузовик и ребёнок в коляске, оставленный без присмотра невнимательной мамашей.
   Погружённый в свои мысли я неторопливо шел по противоположной стороне улицы и осознал смысл происходящего, только когда детская коляска выкатилась на дорогу прямо перед грузовиком. До меня донесся тихий детский плач, и тут же на тротуаре появилась молодая женщина и бросилась к ребёнку.
   Я с ужасом понял, что сейчас произойдёт беда. Молодая мать, почти совсем девчонка, подбежала к коляске, но было уже поздно.
   В следующее мгновение грузовик должен был смять и её и коляску, а я ничем не мог им помочь. До них было довольно далеко, и я понимал, что не успею ни перевоплотиться в известные мне тела, ни просто добежать. Пронзённый болью за этих двух беззащитных существ я машинально поднял ладони, чтобы закрыть лицо и не видеть трагедии.
   В то же мгновение я осознал, что нахожусь возле коляски и уже выхватил из неё младенца. Другой рукой я, на бегу, подхватил мамашу и понесся к тротуару. Падая с ними на твердый и горячий асфальт, я успел увидеть, как грузовик сбил, пустую уже коляску, и тут же врезался в ближайший фонарный столб. Помогая женщине подняться на ноги и подавая ей хныкающее чадо я понял, что в целом чувствую себя как-то необычно.
   'Пожалуй, мне следует поскорее отправляться домой' - успел подумать я, и тут же нашел себя сидящим за столом у себя в номере. Я просидел так несколько минут, пытаясь как-то переварить только что произошедшие события.
   Каким-то образом я мгновенно перенёсся домой, но при этом никто не удосужился включить свет и я сидел в полной темноте, так как жалюзи были опущены. Запинаясь о стулья, я пошел к выключателю, но, проходя мимо зеркала, увидел своё отражение и совершенно ошеломлённый замер на месте. Оказалось, что всё моё тело слабо светится нежным голубоватым светом. Конечности удлинились и стали тоньше. Посмотрев на свои изящные светящиеся пальцы, я заметил, что они полупрозрачны и тоже стали длиннее.
   Только тогда я, наконец, понял, что со мной произошло очередное перевоплощение. И я получил тело, которое так хотел, то есть способное спасать!
   Следующие несколько дней я старался не пропускать телевизионные новости и внимательно просматривал газеты. О происшествии участником, которого я стал, нигде не было ни слова. Вероятно, молодая мамаша решила не распространяться о том, что её и ребёнка спасло голубое светоносное существо. И я могу её понять. Сам бы я поступил так же. Но возможно у молодой женщины были, и другие причины не упоминать меня.
   Вскоре я убедился в том, что возможности нового тела превосходят все ожидания. Оно обладало очень развитой нервной системой, отточенными рефлексами и мозгом, который имел явно большее, чем у человека количество связей. Получалось что я как бы 'не дорос' до своего нового тела. Первое время я постоянно ощущал это на себе. Стоило мне глубоко задуматься и 'уйти в себя', как оно начинало жить своей собственной жизнью.
   Так, совершенно случайно, я обнаружил способность к левитации. Мне понадобилось достать книгу лежавшую на шкафу и я, задумавшись о чём-то, машинально поднялся в воздух. Уже стоя на полу с книгой в руках я с трудом осознал произошедшее.
   Как-то вечером, закрывая распахнутые на день створки окна, я нечаянно выдавил раму из проёма. Это произошло оттого, что я нажал посильнее, желая плотнее затворить окно. Весь оконный переплёт едва не рухнул на тротуар перед отелем, но я успел его подхватить и кое-как установил на место. С того дня, пребывая в теле спасателя, я стал передвигаться и делать что-либо с большой осторожностью и не прилагать больших усилий. Так, как если бы, все окружающие меня предметы были сделаны или склеены из тонкой фольги и папиросной бумаги.
   Оказалось, что если я долго не принимал пищу, тело спасателя начинало пополнять свою энергию получая её откуда-то из окружающего пространства. Причём это делалось легко и непринужденно. Я не мог понять, как это происходит, и с этим предстояло ещё разобраться.
   Однажды я неосторожно опрокинул на себя кружку с кипятком. Вопреки ожиданиям я не получил ожога и не испытал каких-либо неприятных ощущений. Кипящая вода прошла сквозь тело спасателя, не причинив ему никакого вреда, и неровной лужицей расплескалась по полу. Тогда я попробовал слегка поранить руку ножом, но и это мне не удалось. Лезвие легко проходило, сквозь голубоватую ткань тела, не причиняя вреда. Я понял, что кроме всего прочего, тело спасателя неуязвимо. По крайней мере, в каких-то пределах.
   Постепенно я сумел взять это тело под контроль, но чувствовал, что моего человеческого опыта недостаточно, чтобы обнаружить и использовать все его возможности.
   Довольно быстро я освоил то, что мы называем телепортацией. Но она удавалась только при перемещении на сравнительно небольшие расстояния - в пределах нескольких миль.
   Находясь в новом теле, я мог почти дословно припомнить каждую прочитанную когда-либо книгу. Легко понимал речь, произносимую на любом, даже редком или впервые встретившемся языке. Мог вспомнить почти полностью каждый из прожитых дней.
   Но самое интересное для меня заключалось в том, что я мог делать неожиданные для себя выводы, анализируя и сопоставляя, казалось бы, ничем не связанные друг с другом факты и события. Возвращаясь в своё привычное человеческое тело, я чувствовал, что просто тупею.
   Тогда я впервые подумал о том, что неплохо было бы поменять мою обычную человеческую 'базовую конфигурацию' на конфигурацию полупрозрачного светящегося голубоватого существа - спасателя.
   Осваивать столь сложное тело было очень интересно. Я вспомнил, что похожее чувство восторга испытывал в детстве, когда впервые катался на большом, предназначенном для взрослых, велосипеде. Едва дотягиваясь до педалей и переваливаясь с боку на бок над высокой рамой, я управлял тяжелой машиной, с трудом сохраняя равновесие. При этом мне удавалось постепенно наращивать скорость, и это было замечательное ощущение.
   Но главное - теперь я обладал мощным аналитическим 'инструментом' и был уверен, что разберусь во всех беспокоящих меня вопросах.
   Изучая подборки прессы, анализируя последние открытия учёных и наблюдения астрономов, я постепенно приходил к выводу о явном вмешательстве в дела человечества представителей внеземной цивилизации.
   Ещё я заметил, что чем дольше и чаще пребываю в теле спасателя, тем сильнее и заметнее меняюсь внутренне. Я с тревогой думал о том что, похоже, перестаю быть просто человеческим существом, а становлюсь кем-то иным.
   С одной стороны это меня пугало, но с другой стороны я чувствовал, что во многом становлюсь лучше - честнее с самим собой, внимательнее к окружающим меня людям, да и духовно развиваюсь быстрее.
   Меня начали волновать глобальные проблемы, связанные с возможными путями развития нашей цивилизации и я с горечью осознал, насколько она несовершенна и уязвима. Я начал задумываться ещё о множестве разных вещей и вопросов, которые прежде меня не интересовали, а порой я даже не подозревал об их существовании.
   Через некоторое время я уже окончательно убедился, что моя прежняя личность практически полностью растворилась в новой, сформировавшейся во время моего пребывания в светоносном теле. Я ещё мог почувствовать себя человеком, возвращаясь к своей базовой конфигурации, но уже хорошо понимал, что это лишь один из возможных вариантов мировосприятия. Причём далеко не лучший вариант и полностью возвратиться к нему невозможно. Как нельзя, например, вернуться в детство.
  
  
  Глава 7
  
   Между тем приближался день, когда к моей более ранней версии должен явиться Виктор и заявить о пропаже Эллен. Но я давно сообразил, что могу пробраться к охотничьему домику заранее и посмотреть, как доставят туда девушку, а возможно даже предпринять что-нибудь для её спасения.
   Дождавшись нужного дня, я ранним утром, когда только начало светать, принял облик спасателя. Затем, сконцентрировавшись на образных и чувственных представлениях того места в пространстве, где намеревался вскоре очутиться, я телепортировался в лес к избушке.
   Мне пришлось провести пару томительных часов в ожидании каких-либо событий, укрываясь в кустах возле охотничьего домика. Но вот невдалеке послышался треск сучьев, и я прижался к земле. Вскоре показались двое в черных комбинезонах или скафандрах и в шлемах с тёмными непрозрачными стёклами. Они что-то несли. Когда эта пара приблизилась, мне удалось рассмотреть носилки, на которых лежала опутанная сетью молодая женщина. Удивительно, но дверь охотничьего домика опять была не заперта, и эти двое занесли носилки внутрь почти не сбавляя скорости. Просто шедший впереди пнул по двери, и она распахнулась. Вскоре эта парочка вышла из домика уже без Эллен и снова отправилась куда-то в лес. Я, подождал немного и двинулся к избушке.
   Внутри было темно, но зрение светоносного тела мгновенно адаптировалось, и я внимательно осмотрел единственную в домике комнату. Пленницы нигде не было видно, но ясно чувствовалось, что под этим помещением есть другое. Точнее я ощущал лишь наличие пустого пространства под ногами, но в данном случае это было одно и тоже. Тогда я принялся тщательно осматривать пол, ощупывая буквально каждую половицу. Вскоре обнаружился хорошо замаскированный люк и я, повозившись немного, сумел поднять его крышку. Оказалось, что подземное помещение было раза в два больше чем сам охотничий домик.
   Один угол практически полностью занимала какая-то довольно большая машина, отдалённо напоминающая щиты и пульты управления электростанции. Она едва слышно гудела и иногда перемигивалась разноцветными огнями. Очевидно, это и был передатчик. В другом углу было оборудовано некое подобие тюремной камеры с решетчатыми стенами. Там за толстыми прутьями прямо на носилках лежала Эллен.
   Остальная часть помещения была занята грубо сколоченными нарами или лежанками и контейнерами с каким-то оборудованием или припасами.
   Глаза молодой женщины были закрыты, она ровно и глубоко дышала. Решётки оказались без дверей и были сделаны из материала похожего на металл, но явно неземного происхождения. Потолок подвала тоже выглядел довольно прочным, и я на мгновение задумался, каким образом лучше всего освободить Эллен.
   Можно было попробовать телепортироваться вместе с ней в какое-нибудь безопасное место или просто попытаться выгнуть или вырвать пару прутьев. Но я сразу решил, что пока ничего такого делать не следует. Ведь пришельцы могли всполошиться и изменить свои планы. А тогда ситуация в которой меня отправляют в прошлое может даже не возникнуть.
   Хотя мы со Смитом и решили, что до поры до времени, не будем не во что вмешиваться, я долго размышлял над тем, что же произойдет, если я помешаю инопланетянину отправить меня прежнего в прошлое.
   Получалось, что тогда я сегодняшний уже не смог бы появиться и существовать, да и Смит не должен был прийти на помощь к нам с Виктором. Но всё-таки Смит уже являлся ко мне после происшествия на пустыре и это свершившийся факт. Но откуда он мог узнать обо мне, если я завтра не позволю моей более ранней копии отправиться в прошлое время?
   Лучше всего было, не поднимая шума дождаться утра следующего дня. К тому времени сюда прибудет спасательная команда, включая меня в прежнем варианте, и Смит подготовит свою войсковую операцию. Я рассудил, что с Эллен за это время ничего плохого не произойдёт. Ведь, в конце концов, я буду поблизости и никому не позволю причинить ей вред.
   Таким образом, я принял окончательное решение - не вмешиваться в ход событий и не препятствовать шустрому пришельцу, когда он будет отправлять мою копию в прошлое время. Не хватало ещё создать новый временной парадокс, последствия которого я не в состоянии предугадать.
   Следовательно, до тех пор, пока моя копия не отправиться в прошлое, мне оставалось лишь наблюдать за происходящим. Зато после этого руки у меня будут полностью развязаны, и я смогу действовать по обстановке.
   Я решил, что буду в теле спасателя, так как оно обладало наибольшими возможностями, и было практически неуязвимо. Всё-таки мне предстояла достаточно сложная задача - обезоружить противников и лишить их возможности передвижения. Короче говоря, взять в плен.
   Жаль, что при первом посещении охотничьего домика у меня ещё не было таких возможностей как сейчас.
   Осмотрев ещё раз помещение наверху, я обратил внимание на широкие и длинные полки под самым потолком. Это были настоящие полати. Я освободил одну из полок и, забравшись на неё, укрылся какими-то рогожами. Теперь оставалось только дождаться следующего утра, и вскоре я позволил себе погрузиться в чуткий сон.
   Было уже далеко за полночь, когда я услышал шаги и затаил дыхание. Оба пришельца войдя в избушку, прошли мимо меня и спустились в подвал. Стояла полная тишина, но этой ночью я больше не спал.
   Ближе к утру один из инопланетян поднялся наверх и направился к дверям. Видимо у них была всё-таки какая-то сигнализация или система оповещения о чьём-либо приближении. И я подумал, насколько ошибочно было предполагать, что такой системы у пришельцев нет и действовать, не принимая во внимание возможность её наличия.
   Я слегка приподнял одну рогожу, чтобы наблюдать за дверью. Вскоре она распахнулась, и я увидел себя из прошлого. Я выглядел довольно глупо и стоя на улице в напряжённой позе, какое-то время таращился в темноту помещения. Потом я зашел внутрь и вокруг меня сразу начал формироваться слегка светящийся голубоватый кокон. Но я этого упорно не замечал. Потом я шагнул в сторону от дверей, и вдруг растопырив пальцы обеих рук, прыгнул вперед. Когда я был уже в прыжке, кокон засветился ярче, затем последовала неяркая вспышка, и я исчез. Несмотря на свой идиотский вид, я, пожалуй, прыгнул довольно эффектно, причём с места и без подготовки.
   Пришелец тем временим, установил напротив дверей какую-то треногу и взял в руки устрашающего вида оружие, напоминающее гибрид пылесоса с граблями.
   Я понял, что пришло время и мне выходить на сцену. Отбросив в сторону рогожи, я мягко спрыгнул на пол. Пришелец видимо что-то услышал и обернулся.
   Его реакция на моё появление была совершенно непредсказуемой. Я был готов к чему угодно, но только не этому.
   Едва увидев меня, инопланетянин тут же бросил своё оружие к моим ногам и упал на одно колено. Протянув руки в мою сторону, он, развернул их ладонями вверх и всем своим видом продемонстрировал полную покорность и готовность к повиновению.
   - Мы пришли с миром, и я приветствую санитара космоса, - пробормотал он на каком-то своём языке, но к своему удивлению я хорошо его понял.
   В прошлом я неоднократно убеждался, что, находясь в светоносном теле, мог легко понимать любой из попадавшихся земных языков. Но никогда не задумывался о том, что смогу так же легко общаться и с пришельцами.
   Я понял, что инопланетянин принял меня за кого-то другого. По-видимому, за какое-то очень опасное для него существо. Было бы не разумным не попытаться использовать это обстоятельство в полной мере.
   - Пусть второй освободит земную женщину и поднимется сюда вместе с ней, - потребовал я.
   - Пришелец тут же заговорил по своей внутренней связи, не отключая внешний динамик, и передал моё требование. Вскоре крышка люка откинулась и показалась Эллен. Окинув помещение тоскливым взглядом, она отошла в угол и осталась там, присев на корточки и сжавшись в комок. Я понял, что мой светоносный облик не является для Эллен символом или признаком спасения, и она всё ещё считает себя пленницей. Следом поднялся второй пришелец. Он опасливо обошел меня по широкой дуге и встал рядом с напарником. Эллен не пыталась трансформироваться в пантеру, и я подумал, что у инопланетян, по-видимому, имеется какое-то эффективное средство для такого случая.
   В это время шум в эфире пришельцев, раздававшийся из каких-то устройств расположенных у них на груди, немного усилился. Похоже, к разговору подключился кто-то ещё.
   - Вызывает корабль, что у вас там происходит? - послышался раздраженный голос.
   - Мы встретили космических санитаров, - мгновенно ответил первый пришелец быстрой скороговоркой и с паническими нотками в голосе.
   Похоже, он давно хотел это сообщить, но молчал, боясь меня разозлить.
   В ответ раздался сдавленный стон и короткий всплеск ругани. На груди у обоих пришельцев тотчас замигали яркие красные вспышки, и послышался звук, напоминающий отчёт метронома.
   - Что всё это значит? - строго спросил я.
   - Корабль и его экипаж готовятся к самоуничтожению, на случай если его атакуют санитары космоса.
   - Вы так сильно нас боитесь?
   - Вы же знаете, что у нас нет оружия, способного причинить вам серьёзный ущерб, но мы не можем позволить вам узнать координаты наших планет.
   - Давайте начнем переговоры, и я обещаю, что мы не будем приближаться к вашему кораблю и его атаковать, - предложил я, с тревогой подумав о том, что может произойти с нашей планетой, если рядом с ней взорвётся космический корабль пришельцев. Перед моим взором на мгновение предстали вышедшие из берегов океаны с обнажённым дном и Земля, плавно и как бы нехотя покидающая свою орбиту.
   Видимо на той стороне канала связи нас внимательно слушали, и не очень-то стремились к самоуничтожению, потому что красные вспышки и удары метронома сразу прекратились.
   - Какие у вас требования? - спросили с корабля.
   - Вы освобождаете всех людей захваченных на этой планете, - начал я, но не успел договорить, как последовала немедленная реакция.
   - Мы никого не захватывали, - сразу прозвучал ответ, - единственная особь женского пола, подготовленная к отправке на корабль, находится у вас.
   Уже лучше подумал я и продолжил озвучивать свои требования.
   - Всё оборудование, находящееся в охотничьем домике, включая передатчик, остаётся на месте. Вы подробно объясняете причину, по которой прибыли на эту планету и после этого можете отправляться куда угодно. Но вы должны обещать, что никогда и не при каких обстоятельствах больше не вернётесь на Землю, - строго потребовал я.
   - Ну что ж, вы ещё раз подтвердили известный факт, что действия космических санитаров часто не предсказуемы и логически не объяснимы, - последовал ответ. - Мы оставим здесь оборудование, которое не представляет для нас никакой ценности. Подробно объясним причину, по которой прибыли сюда, хотя она вам и так хорошо известна. И, конечно, уже не вернёмся на эту планету, потому что никогда не возвращаемся туда, где встретили космических санитаров.
   - Ну, тогда, рассказывайте причины, - напомнил я свои требования.
   - Мы ищем планеты, на которых можем набирать рекрутов для участия в войнах, которые ведём. Прибыв на такую планету, мы запускаем передатчик, который транслирует сложный по форме электромагнитный сигнал. Импульсы воздействуют напрямую на ДНК аборигенов и вызывают ускоренные мутации. В результате этого активируются и осуществляются возможные в прошлом, но нереализованные в настоящем варианты путей эволюции. Если при этом появляются достаточно грозные и опасные существа, мы мобилизуем на таких планетах целые армии рекрутов. Затем обучаем их и перебрасываем в зоны военных действий. На некоторых планетах воздействие на ДНК их жителей приводит к появлению совершенно безобидных и беззащитных существ, вроде улиток или каких-нибудь черепах. Такие планеты нас не интересуют, и мы их не трогаем.
   Всё что я услышал, примерно соответствовало моим предположениям, и не удивило. Правда, прежде я не догадывался о конечной цели этих экспериментов, то есть о наборе рекрутов.
   Я подумал, что не плохо было бы попросить пришельцев снять шлемы, чтобы увидеть их истинный облик. Но, скорее всего шлемы они не снимали из-за того, что земная атмосфера не подходила для их дыхания.
   Существовала ещё опасность, что неудачно заданный вопрос мог посеять в их головах сомнение - тот ли я на самом деле, за кого они меня принимают? До этого момента всё шло на удивление гладко и следовало аккуратно, не вызвав сомнений, завершить сложившуюся ситуацию. Тем более что десять минут истекли, и уже должен был появиться Смит. Я не знал, что он предпримет, увидев инопланетян, и к каким последствиям это может привести. Поэтому мне хотелось как можно быстрее покончить с этим делом и по возможности не впутывать военных.
   - Хорошо, можете отправляться на ваш корабль, - сказал я пришельцам.
   Инопланетные рекрутёры не заставили себя долго уговаривать. Над запястьями у обоих засветились экраны с клавиатурами, а их тела окутала голубоватая дымка, постепенно принимая форму коконов. Скоро сначала один, а затем другой, потыкав пальцами, обтянутыми чёрным материалом комбинезонов, в свои экраны, просто исчезли.
   Я же поспешив принять человеческий облик, сразу почувствовал такую неимоверную усталость, что сел прямо на пол и прислонился к стене.
   В тот же момент дверь в избушку распахнулась, и в неё ворвались Смит с пистолетом наизготовку и Виктор, без оружия, но имевший весьма решительный вид.
   Следом за ними через дверной проём бесшумно просочились вооружённые бойцы в камуфляже и замерли, образовав цепочки вдоль стен избушки.
   Смит сразу направился ко мне, а Виктор с Эллен, конечно, в объятия друг друга.
   - Так и думал, что ты уже здесь, - проговорил Смит, тревожно озираясь. - Но где же наши противники? - спросил он, недоумевая.
   - Сбежали, - ответил я, зевая и с трудом преодолевая навалившуюся усталость и полнейшую апатию, - Навсегда!
  
  
  Глава 8
  
   Наручники на нас с Виктором и Эллен конечно не надели, но это мало что меняло, по сути. Передвигаться мы могли только по территории военной базы, да и то лишь в сопровождении целого отделения солдат. О какой-либо личной свободе мечтать даже не приходилось. Я понимал, что мы представляем собой невероятно благодатный материал для исследований высоколобым учёным мужам, но это было слабым утешением.
   Мистер Смит оказался офицером Донованом и разгуливал по военному городку теперь уже в своём истинном обличии. То есть, в форме подполковника какого-то там подразделения вооруженных сил. Он был с нами очень учтив, терпеливо отвечал на вопросы и любезно делился некоторыми соображениями. Постепенно не торопясь, он внушал нам мысль о том, что в силу не зависящих от нас обстоятельств мы оказались в несколько необычном но, безусловно, почётном положении.
   И теперь мы, по его мнению, должны приложить все возможные усилия, чтобы наилучшим образом послужить делу развития науки. А поскольку делается это в интересах всего человечества, то нам должно быть стыдно даже думать о каких-либо личных приоритетах. При этом мистер Донован не скупился на обещания относительно самого благополучного устройства нашего будущего. Но чем дольше я слушал подполковника Донована, тем сильнее сомневался, в том, что у нас с Виктором и Эллен есть хоть малейший шанс покинуть когда-нибудь территорию военной базы и снова почувствовать себя свободными людьми.
   Отношение Донована ко мне несколько изменилось, и я понимал почему. Просто раньше мы были с ним, как бы по одну сторону баррикад и трудились над решением одних и тех же проблем. Наши интересы в большой мере совпадали. Теперь же ситуация изменилась и у меня был сомнительный статус - то ли свидетеля, то ли соучастника, то ли кого-то ещё. Но я к этому был готов, ведь ничего иного ждать и не приходилось. Просто Смит, а теперь Донован, был представителем военной разведки и этим всё сказано.
   Меня часто преследовало ощущение, что подполковник чего-то не договаривает. Но не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что военные учёные не остановятся ни перед чем, чтобы поскорей получить результаты. А это означает, что для начала нас будут облучать разнообразными способами, брать всевозможные пробы анализов и подвергать бесчисленным тестам. А в дальнейшем, возможно, возникнет вопрос о том, что кого-то из нас следует препарировать и это вряд ли встретит серьёзные возражения в их среде.
   Короче говоря, в любом случае, у меня не было ни малейшего желания быть подопытным кроликом. И я сильно сомневался в том, что учёные, а тем более военные, имеют верное представление, в чём на самом деле заключаются интересы человечества. Более того, я был уверен, что на всей земле найдётся совсем немного людей способных рассуждать о будущем нашей цивилизации достаточно адекватно и с истинным пониманием сути вопроса.
   Поразмыслив над всем этим, я выбрал момент, когда мы в очередной раз направлялись в исследовательский центр, а солдаты, повсюду сопровождавшие нас, немного отвлеклись. Я тихонько спросил у Эллен и Виктора не хотели бы они уже покинуть это гостеприимное место. Оба они с надеждой во взглядах подались вперёд, и мне пришлось, открыв ладонь сделать предостерегающий жест. 'Позже', - Прошептал я одними губами и медленно отвернулся от них.
   Прошло несколько дней и страсти связанные с нашей охраной несколько улеглись. Действительно, даже если покинуть территорию военной базы, идти было собственно некуда. Вокруг на десятки миль простирались открытые и безлюдные пространства прерий.
   Нас поселили в отдельных и достаточно комфортных комнатах для персонала. Трижды в день за нами заходил крайне неразговорчивый лейтенант и в его сопровождении мы ходили в офицерскую столовую. Иногда нас вызывали в исследовательский центр, и туда нас сопровождал всё тот же прикреплённый к нам лейтенант. Военные специалисты пытались разобраться в инопланетном оборудовании. Мы с Виктором и Эллен вместе и каждый по отдельности уже несколько раз подробно рассказали свои приключения и вряд ли могли помочь чем-то ещё.
   Первым моим побуждением было скрыть от военных всё, что касалось голубого, светоносного тела. Всё связанное с ним я воспринимал как глубоко личное. Но его видела Эллен в охотничьем домике, а незаметно договориться с ней, так чтобы давать одинаковые показания не было никакой возможности. Поэтому я рассказывал всё, как и было на самом деле. Но я умолчал о многих способностях, которыми обладал, находясь в теле санитара космоса, как его называли пришельцы. Так что, я не стал ничего говорить военным о своих наблюдениях относительно нервной системы и мозга светоносного тела, которые по развитию и возможностям намного превосходили человеческие. Не стал я распространяться и о его физических особенностях, например, о способности к левитации.
   Обо всём этом знал только я, и никакие угрызения совести от сокрытия таких фактов меня не мучили. Я очень хорошо запомнил все эмоции, чувства и физические ощущения, сопровождающие превращение в светоносное тело. И я надеялся, что сумею трансформироваться в него и без помощи инопланетного передатчика. Мне очень хотелось провести такой эксперимент, но прежде следовало выбрать для этого нужное время и найти подходящее место. И я не спешил, а лишь терпеливо выжидал, когда появиться такая возможность.
   Меня удивило, что после того как мы неоднократно и во всех подробностях рассказали о своих приключениях военным специалистам, нас не стали заставлять трансформироваться в других существ. А я ждал от них именно этого. Возможно, военные чего-то опасались. А возможно так работала их бюрократическая система, когда на любое серьёзное действие требовался приказ от вышестоящего начальства. Представляю себе рапорт с просьбой выдать санкцию на превращение таких-то граждан в пантер...
   Однажды я поинтересовался у Донована, насколько далеко они продвинулись в изучении инопланетного оборудования. Он с искренним сожалением сообщил, что до сих пор учёным мало, в чём удалось разобраться. А причина в том, что технологии пришельцев значительно превосходят наши - земные.
   Всё свободное от общения с военными специалистами время мы были предоставлены сами себе и могли заниматься чем угодно. Однако я легко обнаружил несколько скрытых видеокамер в наших комнатах и прилегающих коридорах. Конечно, я сделал вид, что ничего не замечаю. Кроме того, везде были совершенно открыто, установлены стационарные поворотные видеокамеры, но их я рассматривал уже демонстративно, не скрываясь.
   Как-то раз я предпринял попытку прогуляться по территории базы. Но едва я отошёл от здания, в котором мы жили, на несколько метров, как передо мной, словно из под земли вырос бравый сержант. Вытянувшись и держа руки по швам, он почти пролаял: 'Не положено'. Всё стало на свои места, и я вернулся в свою комнату.
   Однажды, когда меня вызвали в исследовательский центр в очередной раз, я обратил внимание на передающую установку пришельцев стоящую в одном из помещений. Она была не только выключена, но и частично разобрана. Я смотрел на передатчик, зияющий пустотами на местах вытащенных блоков, и понимал, что теперь у меня, наконец, появилась возможность разрешить, давно беспокоящий вопрос: 'Сумею ли я трансформироваться самостоятельно без помощи передатчика'. Если смогу, то всё в порядке, а вот если нет - я становлюсь совершенно беззащитным. То же самое, как я думал, касалось и Виктора с Эллен.
   Вернувшись в свою комнату, я быстро сообразил, что во всём здании не найти места, где бы я мог попробовать провести трансформацию, не попадая в поле зрения видеокамер.
   Даже помещение туалета для этой цели не подходило. Хотя я и не заметил там видеооборудования, туда в любое время суток мог кто-нибудь зайти, а кабинки были открытыми без дверец.
   На всякий случай я прогулялся вдоль периметра нашего здания, вызывая подозрительные взгляды встреченных по пути солдат и офицеров. Конечно, весь периметр просматривался, а в стенах не было никаких нищ.
   Лишь в тамбуре между дверьми, перед выходом на улицу, я не заметил видеокамеры. Тамбур был не больше метра длинной, но мне этого было вполне достаточно. Постепенно у меня родился довольно несложный план и на следующий день я приступил к его реализации.
   Начал я с того, что во время обеда посетил бар и запасся бутылкой виски. Сопровождавший нас лейтенант бросил на неё неодобрительный взгляд, но этим и ограничился. Вечером я, плеская виски на самое донышко, выпил пару стаканчиков, а позднее, когда время близилось к полуночи, отправился в туалет и вылил половину содержимого бутылки в раковину. Потом, захватив бутылку с собой, я как был в спортивных трико и майке вышел в коридор и слегка пошатываясь, отправился в тамбур. Там я поставил бутылку на пол и постарался как можно быстрее сосредоточиться, вспоминая сопровождающие трансформацию в космического санитара ощущения. Вскоре мне это удалось, и я с восторгом осмотрел свои полупрозрачные и слабо светящиеся голубым светом ладони. Но радоваться долго, не было времени. Я постарался как можно быстрее вернуть себе человеческий облик, а после этого сел прямо на пол и обнял бутылку. Прошло всего лишь несколько секунд, а на улице уже послышались торопливые шаги, и в тамбур вошел один из солдат службы охраны. Для другого солдата просто не было места, и он выглядывал у первого из-за плеча. Мне оставалось лишь посмотреть на них с бессмысленной улыбкой, позволить подхватить себя под руки и довести до кровати. Никаких последствий это происшествие не вызвало. Я зря опасался, что подполковник Донован как-то отреагирует и прочтёт, например, душеспасительную лекцию, а то и усилит охрану.
   Поначалу я не видел возможности свободно общаться с Виктором и Эллен, так чтобы наши разговоры не были подслушаны или записаны. Лишь иногда, выйдя ненадолго на улицу, мы перебрасывались несколькими фразами у входа в здание, в котором жили. Повсюду сопровождавший нас лейтенант, в столовой нередко ненадолго оставлял нас одних. Иногда он ходил за добавкой какого-нибудь блюда, а время от времени посещал бар. Но и тогда я не решался говорить свободно, так как столик мог быть оборудован записывающим устройством. Наконец я догадался в отсутствии лейтенанта наклоняться к Эллен и шептать ей на ушко всё, что хотел сообщить. Она тем временем кокетливо поводила глазками, а иногда смущенно похохатывала, как будто я нашептывал ей нескромные комплименты. Потом она так же шёпотом передавала информацию Виктору, а он в свою очередь надувал щёки и хмурился. Но и эти, невинные на вид разговоры, мы немедленно прекращали, едва завидев возвращающегося к нашему столику лейтенанта.
   Проведя успешный эксперимент с трансформацией, я на следующий день во время обеда поспешил сообщить об этом своим друзьям, как только появилась такая возможность. Виктор с Эллен в свою очередь рассказали, что уже дважды пытались трансформироваться и оба раза неудачно. Они предприняли эти попытки в первые дни нашего пребывания на базе. Это было ещё до того, как я сообщил им, что все помещения оборудованы скрытым видеонаблюдением.
   Я так и предполагал, что обладаю более развитыми способностями к трансформации, чем Виктор и Эллен. Ведь они не умели превращаться ни в кого кроме пантер. Да и этой способности они обучились в непосредственной близости от передатчика, то есть под воздействием очень мощного сигнала.
   Имея возможность трансформироваться в космического санитара, я мог покинуть военную базу в любой момент и чувствовал себя в полной безопасности. Но я не мог бросить своих друзей в столь затруднительной ситуации. И в то же время я не имел представления как им помочь. А теперь когда они потеряли способность трансформироваться ситуация выглядела совсем безнадёжной.
   Однако оказалось, что я недооценил своих товарищей по несчастью. У них уже имелся готовый и всесторонне обдуманный план. На первый взгляд он выглядел совершенно авантюрным, но вполне соответствовал ситуации.
   Просто Виктор напомнил мне, что в сотне метров от здания, в котором нас содержат, находиться вертолётная площадка. И он сообщил, что служил в военно-воздушных силах и умеет управляться с этими машинами.
   Почему-то я привык считать Виктора и Эллен неопытными и неумелыми созданиями, требующими постоянной опеки. Я попытался адаптироваться к вновь возникшей реальности, и видимо у меня было соответствующее этому выражение лица. Я перевёл взгляд на Эллен, размышляя о том, чего же тогда можно ожидать от подруги Виктора? И она не подвела, сообщив, что в прошлом была инструктором по парашютному спорту и именно тогда познакомилась с Виктором.
  
  
  Глава 9
  
   Вертолёты взлетали и садились прямо напротив окна комнаты Виктора и Эллен. Моим друзьям ничего не оставалось, как наблюдать за этим и делать выводы. Они отмечали для себя длительность полётов, следили за процессом заправки и пытались сообразить, сколько топлива могло оставаться в той или иной машине. Они планировали выбрать подходящую ночь и захватить вертолёт около четырёх часов утра. Это время, когда сон нередко одолевает даже тех, кто никогда не спит на посту, и мне было нечего возразить. В итоге мне не оставалось ничего другого, как присоединиться к друзьям. Я полагал, что если моя помощь и не понадобиться, в любом случае я не буду помехой.
   В ночь побега сначала всё шло достаточно гладко, но конечно не обошлось без приключений.
   В первый же день пребывания на базе нас снабдили камуфлированной одеждой без знаков различия. Издалека мы выглядели как заправские военные. Поэтому, выйдя ночью из здания, мы решили солидно передвигаться неспешным шагом и не перебегать открытые участки. Сначала парой вышли Эллен с Виктором, а я двинулся немного погодя. Удивительно, но мы добрались до вертолёта не вызвав тревоги. Правда, около посадочной площадки нас окликнул бдительный часовой, но Виктор не ударил лицом в грязь. Он сказал, что у него ночной вылет и все вопросы к дежурному офицеру. Солдат растерянно отступил, а Виктор, забравшись в кресло пилота и покопавшись для начала в недрах приборной панели, принялся щелкать тумблерами и ручками.
   Завыли сирены и вспыхнули прожекторы, когда мы с невероятным шумом, поднимая клубы пыли, уже взлетали. Набрав высоту и выровняв тяжёлую машину, наш пилот взял направление на ближайший город.
   Виктор сообщил, что они планируют приземлиться, не долетая до города, примерно милю. Затем просто войти в него пешком и попробовать затеряться. В предрассветной мгле мы увидели, что бесконечные прерии кончились и внизу потянулись лесные массивы. Виктор заметил, что место посадки придётся ещё поискать, но горючего хватит с избытком на все маневры.
   Раньше у нас не было возможности обсудить дальнейшие планы, и я поинтересовался у Виктора, что они собираются делать потом. Виктор сообщил, что у его бывших сослуживцев есть кое-какие связи в преступном мире и первым делом он сделает себе и Эллен новые документы. Потом они уедут в какую-нибудь страну, ещё не решили в какую, и начнут всё заново. Виктор предложил сделать документы и мне, но я отказался и признался что хочу, наконец, разобраться со своими новыми возможностями. Виктор понимающе кивнул головой и сказал, что тоже поразбирался бы, если бы было с чем. Я высказал предположение, что при серьёзной опасности их с Эллен способность к трансформации может вернуться. И лучше быть к этому готовым.
   Я хотел было спросить у Виктора, если у них в этом городе знакомые, которые могут помочь укрыться на первое время, но подумал, что это лишнее. Мои друзья уже показали, что отдают себе полный отчёт в своих действиях.
   Некоторое время мы молчали, но вскоре Виктор встревожено сообщил, что за нами погоня и на радаре два объекта. Я подумал, что видимо в воздух подняли оставшиеся вертолёты. Эллен тут же заявила, что видела в хвостовой части несколько парашютов и сейчас нам самое время их надеть.
   Первоначальный план пришлось изменить. На горизонте уже показались городские огни, когда мы, надев парашюты, решили прыгать. Эллен принялась меня инструктировать, причем речь сразу пошла о затяжном прыжке. Виктор тем временем направил вертолёт немного в сторону от города, чтобы никто не пострадал, когда, уже никем не управляемая машина, разобьется.
   Наконец мы покинули борт. Я прыгал впервые, и было жутковато. Настроение улучшилось лишь, после того как я дёрнул кольцо, и меня сильно встряхнуло. О возможности трансформироваться я тогда почему-то даже не вспомнил. Я вцепился в стропы и, следуя наставлениям Эллен, внимательно всматривался вниз, чтобы не опуститься на вершину какой-нибудь ели.
   Когда мы благополучно приземлились и нашли друг друга, Виктор достал откуда-то сапёрную лопатку. Он немедленно принялся, в лучших шпионских традициях, закапывать наши парашюты. Сначала это вызвало у меня недоумение но, подумав, я понял, что он прав. Сначала нас будут искать на месте аварии вертолёта. И чем позднее наши преследователи поймут, где мы приземлились на самом деле, тем лучше. Мы прошли в сторону города около мили, и я понял, что нам пора расставаться.
   Возможно, если рассуждать с практической точки зрения, мне лучше было остаться с Виктором и Эллен. Но, вопреки всякой логике, мне хотелось остаться одному и, образно выражаясь, пойти своим путем. Виктор и Эллен были искренне огорчены расставанием. Да и я едва не пустил слезу, так как, успел привязаться к этим славным ребятам.
   Тепло попрощавшись с друзьями, я подождал, пока они не скроются в густой тени деревьев, и трансформировался в тело космического санитара. Привычно просканировав окружающий лес, я решил телепортироваться на берег небольшого лесного озера. Оно находилось всего лишь в нескольких милях от меня.
   Прибыв на место, я присел на ствол поваленного дерева, и некоторое время наслаждался живописным видом неподвижной глади темной воды, неясными силуэтами деревьев и лесной тишиной. Небо оказалось густо усеянным звездами и, наблюдая за ними, я всерьёз задумался о своём будущем. Впервые за долгое время я размышлял конкретно, на грани принятия серьёзных решений и в груди у меня медленно и неуклонно поднималась волна всепоглощающего восторга. Это было предчувствием чего-то замечательного и неотвратимого. Возвращаться домой не имело смысла, да и не хотелось. Там меня никто не ждал кроме, разве что, сотрудников каких-нибудь спецслужб или военных.
   Я снова принялся обдумывать давнюю идею поменять свою базовую конфигурацию с обычной человеческой на конфигурацию космического санитара.
   Человеческое тело требовало непрерывного внимания и ухода. Его следовало регулярно кормить и обеспечивать возможность погружаться в сон. Исходя из физиологических потребностей, нужно было создавать комфортную обстановку. Не говоря уже о том, что при серьёзных или мнимых угрозах оно имело склонность впадать в стрессовое состояние. Всё это мешало не только какому-либо духовному развитию в самом широком смысле слова. Это препятствовало даже простым размышлениям, выходящим за рамки обыденных физиологических и психологических потребностей.
   Я ещё не знал, как осуществить смену базовой конфигурации, но надеялся, что в последствии найду способ как это сделать.
   Кроме того, после общения с пришельцами-рекрутёрами я понял, что существует, по крайней мере, одна цивилизация космических санитаров. И я подумал, что неплохо было бы воссоединиться с этой расой.
   Я давно понимал и чувствовал, как близки мне идеи космополитизма. Теперь же я вполне конкретно воспринимал себя гражданином вселенной и больше никем другим. В то же время я не допускал и мысли о том, чтобы навсегда покинуть человечество и бросить его на произвол судьбы. Хотелось разобраться в проблемах, заблуждениях и препятствиях стоящих на пути его развития. Но вряд ли я мог помочь людям, действуя в одиночку.
  
   Неожиданно мне в голову пришла совершенно фантастическая идея.
   Сначала я отбросил её, как абсолютно невероятную, но минуту спустя вновь к ней вернулся.
   ...Почему бы и нет, подумал я, что я знаю о возможностях санитаров космоса?
   Мысленно отключившись от окружающего мира, я встал, прикрыл глаза и сосредоточил всё внимание на распахнувшейся над озером, прямо передо мной, космической бездне.
   Вначале я постарался прочувствовать и осознать всю её целиком. Через некоторое время я попытался выделить в своём восприятии отдельные участки космоса и какие-то его уголки. Постепенно возникло трудно уловимое ощущение хаоса, но и оно иногда прерывалось на мгновение ещё более размытым ощущением упорядоченности каких-то структур.
   Внезапно внутри у меня что-то шевельнулось, и я почувствовал ответное внимание, сопровождающееся чем-то вроде вопроса: 'Кто ты?'. На долю мгновения я уловил в вопросе оттенки дружеского участия и готовности к действию. В ответ я как мог широко распахнул всё своё естество, стараясь отбросить все сковывающие и сдерживающие мысли и факторы. Я постарался раствориться в этом вопросе и почувствовал, что между тем, кто его задал и мной, возникла какая-то связь. Я потянулся к ней всей своей сущность и почувствовал, что связь крепнет. Возникло ощущение, что меня затягивает какая-то воронка. Я не противился этому чувству, а постарался отдаться ему целиком.
   Когда появилось ощущение движения и скорости, я открыл глаза и увидел, как мимо меня, всё более ускоряясь, проносятся звёздные системы, туманности и далёкие галактики. Подняв голову, я заметил, что перспектива немного искажается, и подумал что это, скорее всего, оттого что меня окружает какое-то защитное поле, а возможно просто от скорости.
   Под ногами у меня разверзлась космическая бездна, впереди ждала неизвестность, но я испытывал всё поглощающее чувство восторга.
   Неожиданно для себя я не только понял, но и всей душой почувствовал, что наконец-то возвращаюсь домой... Испытывая невероятное чувство облегчения, постепенно переходящее в ощущение тихой, спокойной радости, я снова закрыл глаза и уже не открывал их, до тех пор, пока движение не прекратилось...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"