Трипутин Дмитрий Николаевич: другие произведения.

Первая тысяча лет

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...Но никому из жителей Земли не пришло бы в голову, что эти обаятельные молодые люди в прямом смысле слова бессмертны...

  
  1
  
   Бен вышел на широкое крыльцо и блаженно потянулся. На западе догорали последние лучи заката и ровным красноватым светом отражались и сверкали в окнах его дома. За лугом, начинавшимся прямо перед крыльцом, желтели поля обрамлённые лесами и лентами дорог.
   Сезонные работы близились к концу, и сегодня Бен особенно хорошо подналег, работая на полях своей фермы. Теперь он испытывал чувство выполненного долга и приятную усталость.
   Группа облаков над самым горизонтом приняла облик диковинной сине-розовой птицы с поднятыми крыльями, и Бен неосознанно ждал, когда она мощным махом продолжит движение.
   Ни о чём плохом думать не хотелось. Но против своей воли Бен вспомнил и о прогнозах на скверный урожай и о растущих долгах перед банком. "Ничего как-нибудь всё образуется", - подумал он и решительно выбросил из головы все неприятные мысли.
   На крыльцо вышла его жена Эмили.
   - Ну, куда ты пропал? - укоризненно проговорила она. - Я поесть приготовила.
   Ужин был как раз, кстати, но Бен, повернувшись к жене, сразу забыл о нём. Красно-розовый солнечный луч осветил её всю целиком и даже заставил прищуриться. Крепко сложенная и высокая, лишь немного ниже его, она выглядела очень живописно.
   От полноты чувств Бен с размаху шлепнул Эмили по налитой и упругой ягодице. Та от неожиданной и грубоватой ласки мужа на мгновение растерялась и даже почувствовала смущение. Посмотрев на её опущенные глаза, Бен сразу понял её состояние и пришёл в восторг.
   - Ах, ты моя маленькая, а ну-ка иди сюда, - воскликнул он крепко обнимая жену за талию и притягивая к себе.
   - Перестань, ты что, ужин ведь стынет, - пробормотала она, не пытаясь освободиться, и с привычной радостью глубоко вдохнула крепкий запах его крепкого, натруженного и потного тела.
   - Папа, мама, смотрите, какую мы рыбу поймали, - раздался звонкий детский голос и Бен с Эмили обернувшись, увидели своих сыновей.
   Старший сын - Уильям, солидно вышагивал по узкой тропинке змейкой вьющейся среди высокой травы. Он нес на плече две удочки, а младший - Майкл бежал следом, возбуждённо подпрыгивая, и размахивая ведёрком с уловом.
   Уильям только на следующий год должен был пойти в школу, но Бен, в который раз удивился насколько серьёзным и деловитым порой выглядит его старший сын.
   - Я же вам запретил ходить на реку одним? - строго спросил Бен.
   - А мы не одни, мы с дядей Мэйсоном, - сообщил старший сын.
   - С нашим соседом что ли? - спросил Бен, - Что он там делал?
   - Лодку конопатил, - ответил Уильям, аккуратно убирая удочки под навес, - Не отпускал нас от себя ни на шаг, а то бы мы больше поймали.
   - Ну, тогда ладно, - успокоился Бен и заглянул в ведёрко, на дне которого плескались несколько форелей.
   - Дядя Мэйсон сказал, что если с кем-то из нас на реке что-нибудь случиться ему придется бежать в Мексику, потому что отец, то есть ты, его прибьёшь, - весело прокричал младший, подпрыгивая от избытка энергии.
   - Да ну? - удивился Бен и почесал затылок, взлохматив темно-русые волосы над загорелой и мощной как у быка шеей. - Ладно, хватит галдеть, рыболовы, пойдёмте ужинать, - скомандовал он, и всё семейство направилось в дом.
   Время уже близилось к полуночи, когда Бен вышел на улицу покурить. По пути он заглянул в спальню к детям. Те, набегавшись за день, крепко спали, разметавшись в постелях, и Бен тихонько прикрыл дверь.
   Выйдя на крыльцо и закурив, он незаметно для себя погрузился в привычный и нерадостный круг мыслей. Дети быстро росли, и скоро придётся платить за их обучение. Но платить было нечем и просто необходимо что-нибудь такое придумать... Найти какой-то выход...
   Потом Бен долго смотрел на черную бездну неба, густо усыпанную звёздами. Последнее время ночное небо почему-то всё чаще притягивало взгляд фермера, одновременно тревожа и успокаивая. "Как много звёзд и как много миров, - привычно размышлял Бен. - Не может быть, что бы пустовали и пропадали зря такие пространства. Ведь наверняка там кто-нибудь живёт. Интересно, какие они и похожи ли на нас? Наверное, самые разные. И даже такие, каких мне и не представить..."
  
  
  2
  
   Исследовательский звездолет, прибывший из созвездия Цефей, не спешил приближаться к Солнечной системе землян. Хотя его целью и была именно планета Земля.
   Тёмная громада космического корабля имела изящные обтекаемые формы и целеустремленно вытянутую в направлении движения носовую часть, увенчанную тонким шпилем антенны. Издали медленно движущийся корабль выглядел совершенно гладким, а корпус его казался однородной поверхностью с плавными изгибами. По мере приближения звездолёта сначала становились различимыми контуры, вписанных в изгибы его корпуса, посадочных модулей, спасательных и разведывательных капсул. Потом вырисовывались очертания надёжно укрытых бронёй шлюзовых отсеков и иллюминаторов, выпуклости вынесенных наружу датчиков и сенсоров и другие мелкие детали.
   Длина космического корабля составляла чуть более пятисот ярдов, и он нес на борту около двухсот энтузиастов-разведчиков дальнего космоса.
   Учёные звёздной системы Цефей с высокой долей вероятности определили, что планета Земля может быть заселена разумными существами. А разумных существ не следует пугать быстрым приближением большого космического объекта. Ведь неизвестно как они могут отреагировать, и какие у них имеются для этого технические возможности. Поэтому звездолет, плавно замедляя ход, остановился в некотором отдалении от солнечной системы землян, а его команда принялась проверять антирадарные, затемняющие и прочие установки препятствующие обнаружению.
   О Земле многое было известно и раньше. Вплоть до строения и состава атмосферы, гидросферы и верхней земной коры. Но теперь, когда Солнечная система была так близка, что видна как на ладони, бесстрастные колонки цифр и формул обрели реальное воплощение. Крохотный голубоватый шарик притягивал внимание астронавтов и многие из них часами наблюдали планету в телескоп. Но потом инженеры подключились к искусственным спутникам планеты, научились перехватывать земные телепередачи и начали транслировать их на экраны кают-компании.
   После этого зал кают-компании уже никогда не пустовал.
   - Как они похожи на нас, - часто удивлялись путешественники из звёздной системы Цефей.
   - Но как смешно они говорят и одеваются, - говорили другие астронавты. - Да ещё такие города и машины...
   Исследователи, прибывшие из созвездия Цефей, внешне очень напоминали людей - жителей Земли. Правда они были гораздо более стройными и сухощавыми, а из растительности на головах и лицах у них были только брови. Крупные тёмные глаза казались выпуклыми и несколько выделялись на узких и смуглых лицах. Однако любой землянин, при встрече с жителем звёздной системы Цефей, не задумываясь, принял бы его за своего соотечественника. А многие земляне, кроме того, сочли бы их вполне симпатичными.
   Но никому из жителей Земли не пришло бы в голову, что эти обаятельные молодые люди в прямом смысле слова бессмертны. И что самому молодому из них не менее двухсот лет от роду.
   По мере взросления, длившегося тысячелетиями, мировоззрение каждого жителя звездной системы Цефей несколько преображалось, а возможности возрастали. Старейшие представители этой цивилизации предпочитали селиться отдельно на так называемых "храмовых" планетах. Там они занимались своими делами не всегда понятными молодёжи.
   А исследование космоса, путешествия полные приключений и опасностей всегда оставались уделом самых молодых...
   Капитан корабля тоже не мало времени проводил, просматривая земные телепередачи. Но в отличие от своих коллег он был настроен весьма прагматично. Чувствуя бремя ответственности за исход предстоящей экспедиции на планету и жизни её участников, он старался предусмотреть все возможные опасности и не допустить возникновения угрожающих ситуаций.
   Вскоре из отдела информации поступили первые доклады о состоянии дел на планете Земля и особенностях развития населяющей её цивилизации. Капитан долго и внимательно изучал доклады, делал пометки и снова всё перечитывал. Наконец он вызвал к себе начальника экспедиции, которая готовилась к высадке на планету.
   Тот уже ознакомился с докладами, но внимательно слушал командира зная, что последнее слово в принятии решений остаётся за ним.
   Обсудив геологические и климатические особенности планеты, и уточнив место высадки, они заговорили о возможном контакте с аборигенами.
   - Жители этой планеты всё ещё воюют друг с другом и убивают себе подобных. Так что в соответствии с нашим уставом мы должны избегать установления контакта с кем-либо из землян. - говорил капитан. - Это обычная цивилизация смертных существ и подобные нам уже встречались. Проблема в том, что у жителей этой планеты технический прогресс несколько опережает духовный. И тут мы ничего не можем поделать.
   - И насколько сильно опережает, по вашему мнению? - забеспокоился начальник экспедиции.
   - Не намного, - успокоил его капитан. - Если бы разрыв был слишком велик, они бы уже давно уничтожили сами себя. И нашей экспедиции, для того чтобы изучить особенности развития этой цивилизации пришлось бы заниматься археологическими раскопками.
   - Ну, тогда в целом наша задача упрощается?
   - Да, вам следует взять стандартные пробы, сделать обычные замеры и отобрать наиболее интересные образчики флоры и фауны. Потом уже решим, как организовать наблюдение за их развитием.
   - В принципе пока они для нас не опасны, - рассудительно заметил начальник экспедиции.
   - Вот именно - пока! - возразил капитан, - Неизвестно в какую сторону и как быстро пойдёт их прогресс. Но мы можем только наблюдать и ждать. Помочь мы им ничем не можем. Как показал опыт давних экспедиций, вмешательство в чужие дела никогда ни к чему хорошему не приводит.
   - Да, я изучал отчёты экспедиций за прошлое тысячелетие. - согласился начальник экспедиции. - Именно тогда и было принято окончательное решение о невмешательстве в инопланетные дела.
   Проводив коллегу и уже занявшись другими вопросами, капитан поймал себя на том, что уже давно испытывает какое-то смутное беспокойство.
   Что-то с этой планетой было не так, но капитан не мог понять что именно. Он привык доверять своим ощущениям и поэтому снова и снова просматривал и изучал всю доступную о земле информацию. Между тем назначенное время высадки десанта неуклонно приближалось.
   После того как были проверены все системы посадочного модуля, и он был готов к отстыковке, капитан ещё раз собрал всех астронавтов отправляющихся на землю. Он напомнил им о необходимости соблюдать осторожность, быть предельно бдительными и сказал все, что принято говорить в таких случаях. Но чувство тревоги не отпускало. Экспедиция длилась несколько дней, и капитан с трудом дождался её возвращения с земли.
   Когда экспедиция выполнила все запланированные мероприятия и вернулась на корабль, сначала всё шло как обычно, как и должно было быть. Химик, биолог и другие учёные сдали отчёты и отправили образцы по лабораториям.
   Но вскоре в амбулаторию обратился один из геологов с жалобой на ухудшившееся зрение. Потом ещё один из участников экспедиции на планету пришёл с общим недомоганием. Следующий пациент, не участвовавший в экспедиции, пожаловался на зуд в конечностях. Тяжёлых больных не было, но на всякий случай заболевших стали отправлять в карантинный отсек. Вскоре он был заполнен. А потом главный врач обратился к капитану с просьбой об аудиенции...
   - Капитан, вы, конечно, слышали о болезни запускающей старение живых организмов? - спросил доктор, когда они встретились наедине.
   - Да, - с тревогой ответил капитан и полный дурных предчувствий буквально впился в доктора взглядом.
   - Похоже в ходе экспедиции на планету мы подцепили эту инфекцию, - заявил доктор. - Я и мои коллеги сверились с отчётами двух экспедиций, которые в разное время сталкивались с этим заболеванием, и многие специфические симптомы совпали. Данные, полученные после изучения стандартных анализов и обследований, так же как и у них, не дали никаких результатов. А вот анализ проб ДНК показал изменения. Обнаружились признаки механизмов, запускающих старение, которые свойственны только смертным организмам. Мне нужно ваше разрешение на взятие биологического материала для тестов у всех членов экипажа.
   - Хорошо берите. Как настроение у больных, у экипажа? Люди догадываются об этом?
   - Да, догадываться, но держаться. Тем более что точно никому ничего не известно включая нас. Но, судя по всему, экипаж поражен именно этим заболеванием.
   - Хорошо, доктор, делайте все, что считаете нужным. Позже когда будет больше информации, встретимся снова.
   Проводив врача, капитан рухнул в кресло и невидящим взором уставился в стол.
   Позже он вызвал к себе главного инженера. Прежде чем задавать вопросы, капитан, коротко посвятив того в суть проблемы.
   - Оборудование вентиляции, очистки и обогащения воздуха составляют, насколько я знаю, единую для всего корабля систему? - спросил капитан.
   - Да, единую. Система безопасности позволяет отключать и герметизировать отдельные ярусы, сектора, и даже каюты. Но тогда в них не будет доступа, и они становятся не пригодными для жизни, разве что в скафандрах. - ответил инженер. - Карантинный блок имеет независимую систему, но он очень не велик и рассчитан максимум на десять коек.
   - Да, кое-что конструкторы не предусмотрели, - протянул капитан.
   - Они и не должны были предусматривать, - мягко возразил инженер. - Насколько я понимаю вероятность встретить заразу, с которой мы столкнулись меньше одной десятимиллионной доли процента. По-моему такие вещи не предусматривают. Вероятность того, что в наш корабль попадёт крупный метеорит и то больше.
   - В любом случае теперь об этом уже поздно думать, - ответил капитан, - Но если на корабле наберется несколько не заразившихся человек мы, по крайней мере, сможет разместить их в карантинном блоке. Хотя насколько я понимаю это уже вряд ли понадобиться...
   Несколько дней спустя капитан пригласил к себе главного врача.
   - Расскажите все, что мне следует знать об этой болезни, - попросил он. - И если ли у нас хоть какая-то возможность её остановить?
   - Остановить - не получиться, - подумав, ответил врач. - Скорее всего, все члены экипажа уже заражены. Мы разработали и синтезировали препараты, снимающие практически все симптомы, но это всё что мы смогли сделать. Мы можем несколько замедлить процессы старения, но не более того.
   - А что ещё известно об этой болезни и её особенностях?
   - С тех пор как наша цивилизация вышла в космос, прошли многие тысячи лет, но до нас исследовательские экспедиции сталкивались с этим заболеванием только дважды. В обоих случаях не удалось обнаружить возбудителя болезни, но при этом распространялась она очень быстро.
   - То есть ни вируса, ни микроба, они ничего не нашли? - уточнил капитан.
   - Ничего, - подтвердил врач. - Как вы знаете, мы изначально тоже были смертными существами и бессмертными стали лишь, после того как с помощью генной инженерии внесли соответствующие изменения в своё ДНК. Так вот это заболевание возвращает наши гены в исходное, так сказать, состояние и это является определяющим симптомом. Наши организмы снова подвержены старению, как и у наших предков, и должны впоследствии погибнуть.
   - Что же стало с теми двумя экспедициями?
   - Когда участники первой из этих экспедиций поняли, что обнаружить возбудителя не удаётся, они приняли решение не возвращаться домой. Чтобы не подвергать опасности всех жителей сообщества планет. Тогда же верховный совет сообщества разработал свод правил и предписаний - как экипажам космических кораблей следует действовать в таких случаях. В последствии все стали называть этот документ протоколом о невозвращении. Участники этой экспедиции выбрали для поселения отдалённую планету и около сотни лет регулярно выходили на связь. Потом связь по невыясненным причинам оборвалась, и что с ними стало в дальнейшем, мы не знаем. Вторая экспедиция в отличие от первой заразилась на пригодной для жизни, но никем не заселённой планете. Тогда и возникла гипотеза о том, что какие-либо излучения или их комбинации могут служить спусковым механизмом для возникновения болезни запускающей старение организмов. До сих пор никому не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть это предположение. Члены этой экспедиции выбрали для жизни настолько отдаленную планету, что связи с ними не стало изначально.
   - Как вы думаете, что произошло с первой экспедицией?
   - Не знаю, но у меня есть своя гипотеза на этот счёт, - задумчиво проговорил врач. - Известно, что репродуктивная функция при этом заболевании полностью сохраняется. Но, возможно, люди прежде бывшие бессмертными не захотели рожать изначально обречённых детей...
   Некоторое время капитан и врач подавленно молчали.
   - Ну что ж дождёмся результатов последних тестов, а они вполне предсказуемы, и будем действовать в соответствии с протоколом, - подытожил капитан.
  
  
  3
  
   К назначенному времени в зале кают-компании начали собираться члены экипажа. Все против обыкновения были молчаливы и угрюмы. Конечно, было не шуток. Капитан появился одним из последних. Он вошёл в широкий овальный зал и направился к длинному полукругу столов президиума. Бросив быстрый взгляд на уже заполненные ряды кресел, он сел на центральное место во главе президиума и стал ждать, когда рассядутся остальные. У него было усталое и осунувшееся лицо, но, как и положено командиру он держал себя в руках.
   "На самом деле всё очень просто, - размышлял он. - Тысячи лет назад лучшие умы нашей цивилизации разработали порядок действий в такой ситуации, и от нас требуется всего лишь безукоснительно ему следовать. Но как жаль, что это произошло с нами..."
   Когда все устроились на своих местах, и в зале кают-компании воцарилась напряженная тишина, Капитан вопросительно посмотрел на старшего помощника сидевшего по правую руку.
   - Все свободные от вахты члены экипажа присутствуют в полном составе, - немедленно сообщил тот. За долгие годы совместной службы он давно научился понимать командира без слов.
   Капитан медленно поднялся с кресла.
   - Вы все знаете, какая беда приключилась с нашим экипажем, - начал он говорить медленно и тяжело подбирая слова. - Могу лишь подтвердить, что результаты медицинских исследований биологических материалов, неоднократно взятых у каждого члена экипажа, неопровержимо свидетельствуют о том, что все присутствующие на корабле поражены заболеванием, лишающим биологические формы жизни бессмертия.
   Все присутствующие уже знали об этом. Но теперь, после официального объявления, когда исчезла последняя надежда, по залу пронесся тяжёлый вздох.
   - У нас есть протокол, строго регламентирующий действия экипажа в целом, и каждого члена в отдельности, в ситуации подобной нашей, - продолжил капитан. - Вы все знаете о нём как минимум со времени подписания контракта на исследование глубокого космоса. Но всё же я считаю необходимым напомнить вам его основные положения.
   Во-первых, мы никогда не вернёмся домой и не встретимся со своими семьями и близкими людьми. Нам разрешается лишь выбрать себе для поселения любую подходящую из доступных планет. Но она должна находиться не ближе нескольких световых лет от самой дальней колонии нашей родины. Не помню сейчас, каково это расстояние конкретно. За основу расчётов берётся дальность одного гиперпространственного прыжка наших новейших космических кораблей. Не так давно эти расчёты корректировались. Старшего навигатора я попрошу уточнить эту дистанцию, а также координаты ближайшей колонии.
   Навигатор поднялся с места:
   - Я сегодня же займусь этим.
   - Это важно сделать, не откладывая, потому что поиск подходящей планеты, фактически выбор нашего нового дома, не простая задача. - продолжил капитан. - С сегодняшнего дня от любого из членов экипажа принимаются предложения по выбору планеты, обоснованные конечно. База данных корабельного компьютера в вашем распоряжении. Сеть будет нагружена больше обычного, поэтому попрошу специалистов отдела информационных технологий обратить на это внимание.
   - Возьмем на контроль, - тут же отозвался руководитель ИТ - отдела.
   - Во-вторых, - продолжил капитан, - Нужно будет решить вопрос со связью с нашей родной планетой. Нам разрешается поддерживать связь с ней, если конечно позволят технические возможности. Но последняя экспедиция, попавшая в ситуацию аналогичную нашей, как видимо много из вас уже знают, отказалась от этой возможности, выбрав очень отдалённую планету. Так что, выбирая подходящую планету, имейте это ввиду. В этом вопросе содержится психологический аспект. Хотим ли мы медленно умирать на глазах у наших бессмертных близких? Ведь это только добавит им страданий. Поэтому я хочу, чтобы выступил психолог, но позже. По-моему сейчас важнее выслушать главного врача. На что мы можем рассчитывать? И вообще по возможности уточнить ситуацию.
   Присутствующие астронавты задвигались, и по залу пронёсся лёгкий шум. Все понимали, что только врач может сказать что-то по настоящему стоящее.
   - Сразу же хочу напомнить вам известную истину, которую представители разных цивилизаций формулировали по-своему, но смысл её в том что: "Надежда умирает последней", - с ходу заявил врач, едва поднявшись с места. - Вы скажете: "На что мы можем надеяться, если все научные ресурсы наших планет не могли с этим справиться?" А я вам отвечу. Мы с вами в несколько лучшем, чем они положении. На наших родных планетах нет биологического материала для исследований этого заболевания - этот материал слишком опасен. Поэтому исследования ведутся лишь теоретические, а по факту рассчитываются только математические модели. У нас же материала для исследований хоть отбавляй. Его может предоставить любой из нас. А если учесть, что наш корабль оборудован по последнему слову техники, в том числе и медицинской, то мы, несомненно, в лучшем положении.
   Присутствующие в зале несколько воодушевились, кое-кто задвигался, глаза заблестели надеждой...
   - И у меня в связи с этим есть вопрос к капитану, - заявил врач. - Для исследований нам нужны различные представители местной фауны. С этим я понимаю, не будет проблем?
   - Конечно, не будет, - отозвался капитан, - Можете взять на борт любых животных, в любом количестве.
   - Хорошо, - сказал врач, - Но для полноценных исследований нам желательно иметь и людей, так сказать, местных жителей. Их организмы и соответственно ДНК наиболее сходны с нашими. Можно ли решить этот вопрос? Со своей стороны я гарантирую, что мы не причиним им никакого вреда, а силами всего экипажа обеспечим полную безопасность и комфорт.
   - Даже не знаю что сказать... - ответил капитан после некоторого молчания. - Дело в том наша экспедиция имеет чисто исследовательский характер и мы вообще не уполномочены вступать в контакт с местными лидерами или рядовыми жителями, а тем более заключать какие-либо соглашения... Но, возможно, юридически мы имеем право заключать какие-то договора с отдельными жителями этой планеты...
   - Я займусь этим вопросом, юриспруденция моя вторая профессия, - неожиданно заявил лингвист, поднявшись. - Нужно всего лишь уточнить, является ли гипотетический житель этой планеты дееспособным субъектом с позиций нашего законодательства и может ли он входить в сферу нашей правоприменительной практики...
   - Я уже вижу, что вы разберётесь, - улыбнулся капитан и в зале впервые с начала заседания послышался смех.
   - А теперь послушаем, что нам скажет психолог, - сказал капитан, усаживаясь на место. Впервые со дня получения страшного известия он почувствовал какое-то облегчение. Даже не облегчение, а всего лишь предчувствие облегчения, но и это уже было хорошо...
   - Жители многих планет во вселенной подвержены старению и смерти, - неторопливо, и как бы размышляя, начал говорить психолог. Было впечатление, что он продолжает уже давно начатый, задушевный разговор у костра.
   - Ещё дома, размышляя об этом, я провёл много бессонных ночей. - продолжал психолог. - Я пытался понять, как могут жить люди, да и любые другие разумные существа, зная, что они умрут. В книгах написанных на планете Земля я прочитал, что иногда земляне просто страшатся бессмертия. Они буквально заявляют: "А что я буду делать через сто или двести лет? Мне всё наскучит и всё надоест. Не будет в жизни ничего нового и интересного. Да уж лучше умереть пораньше..." Это потрясающе и никак не укладывается у меня в сознании...
   - Ну, я понимаю, большое значение имеет тот факт, что у них нет "храмовых" планет, куда многие наши люди уходят, прожив десяток-другой тысячелетий, - задумчиво проговорил капитан, включаясь в разговор. - У нас есть место, куда можно обратиться за советом и помощью. Получается, что людям рассказать о жизни практически некому, и они до последнего своего дня фактически остаются детьми.
   - На земле иногда появляются люди успевающие постичь мудрость за свою недолгую жизнь, - сказал психолог, - Но к ним мало прислушиваются. Большинство людей их не понимают, и считают чудаками.
   - Собственно говоря, большинство из присутствующих здесь такие же дети. - вставил навигатор. - Кто-то из нас прожил пару сотен лет, кто-то тысячу или две, но вряд ли больше. Ведь мы знаем, что люди постарше обычно предпочитают вести осёдлый образ жизни, а не носиться по космосу. Они занимаются наукой или искусством и в основном общаются в своём кругу. Но многие из них любят возиться с нами, и такими как мы.
   - Как с забавными и неразумными котятами, - сказал кто-то и в зале опять послышался смех.
   - Характерно, что в учебных заведениях земли каждый предмет ведёт свой преподаватель. - заметил психолог. - Редко кто может преподавать два или три предмета сразу. Их жизнь столь коротка, что они, как правило, успевают изучить досконально лишь одну дисциплину. У нас же все науки часто преподаёт один человек вплоть до получения учениками полного базового образования.
   - И всё же интересно узнать, к каким выводам вы в конечном итоге пришли? - спросил капитан, обращаясь к психологу. - Как существа подверженные смерти справляются с этим фактом? Нам неожиданно оказавшимся на их месте не остаётся ничего другого кроме как воспользоваться их опытом.
   - Да, капитан, кое в чём я разобрался, пока мы находились именно здесь, вблизи этой планеты. - ответил психолог. - Но воспользоваться их опытом нам будет не просто. Мы привыкли мыслить другими категориями и у нас несколько иная, хотя и схожая психология. Главное, что интересно - многие из землян живут с полным ощущением собственного бессмертия.
   - Как это возможно? - удивился капитан.
   - Просто многие из них живут никогда, не задумываясь об этом достаточно серьёзно. Часто их жизнь организована столь динамично, что у многих не хватает времени на это.
   - А как с теми, кто всё же задумался? - спросил капитан. - Таких людей ведь тоже не мало?
   - Конечно, не мало. - согласился психолог. - У таких людей уже появляется возможность выбора. Часть из них исповедует религию, находя в этом утешение и возможность спасения. Другая часть, смирившись с неизбежным, видит своё продолжение в детях и дальнейшем развитии своей цивилизации. Защищая ценности, которые им особенно дороги, земляне, нередко не задумываясь, рискуют, а то и жертвуют своей недолгой жизнью. И я спросил себя - а не стали мы более осторожными, обретя бессмертие? Думаю, что всё-таки не стали. В нашей истории описано немало подвигов связанных с осознанным самопожертвованием. И всё-таки у меня остаётся вопрос - сможем ли мы, подобно землянам, жить полноценной жизнью зная, что нам остаётся примерно лет пятьдесят... Сумеем ли мы этому научиться? Ведь с нашей точки зрения, с позиции бессмертных существ - практически любой житель земли изначально является героем.
   - Каждому из нас остаётся где-то от пятидесяти до ста лет жизни, - уточнил врач. - Если конечно мы не найдём эффективный способ лечения.
   - Интересно мы, наверное, многое потеряли когда, обретя бессмертие, фактически приостановили свою эволюцию, - сказал капитан, ни кому конкретно не обращаясь, просто чтобы перевести разговор на менее тревожащие темы. - Бессмертие, конечно, стоит того. Но всё-таки...
   - Потери не так уж велики, - возразил психолог. - Во-первых, наша эволюция лишь замедлилась, а не остановилась совсем. И она не остановиться пока рождаются дети. Во-вторых, мозг каждого человека, обучаясь и развиваясь в течение тысячелетий, в какой-то момент обретает новые качества. То есть, количество полученной информации и жизненного опыта однажды скачкообразно переводит человека в новое качество. Фактически, спустя определённое время, каждый отдельный человек эволюционирует индивидуально. Мы обычно мало интересуемся этим. Но на храмовых планетах живут не просто наши старейшие соотечественники. Многие из них обрели способность самостоятельно перемещаться в многомерном пространстве и во времени. Так что даже уже нельзя точно сказать, где и когда они живут на самом деле.
   - Тогда почему же они допустили, чтобы мы оказались в такой ситуации? - спросила девушка - второй пилот, с недоумением глядя на психолога.
   - На этот вопрос у меня нет ответа. - сказал психолог. - Многие движущие мотивы, планы и цели старейших граждан нам не понятны. Однажды я летал на одну из храмовых планет. Мне очень хотелось узнать что-нибудь о многомерном мире и о путешествиях во времени. Меня приняли очень радушно, и со мной вскоре встретился один из старейших граждан. Мы долго гуляли в саду и беседовали. Потом отдыхали, пили прохладительные напитки, слушали музыку и вновь продолжали прогулки и беседы. Я гостил там несколько дней. Этот старейший гражданин объяснил мне, что сейчас я не смогу ничего понять ни о многомерных пространствах, ни о свойствах времени. Просто мой мозг ещё не готов к восприятию подобной информации. Он сказал, что если сейчас, прямо передо мной, развернуть четырехмерное пространство я ничего не увижу. Просто в моём мозгу ещё не сформировались центры способные воспринимать и обрабатывать такую информацию. Но всё это придёт со временем. Потом мы очень тепло попрощались, я пообещал прилетать к нему и в дальнейшем... Но, я уже никогда не выполню своего обещания, - вдруг добавил психолог дрогнувшим голосом и потупившись замолчал.
   Капитан сообразил, что и у психолога нервы далеко не железные. И уже пора полностью брать инициативу в свои руки, не позволяя экипажу поддаваться унынию.
   - У меня тут появилась одна идея, - сказал он, обращаясь ко всем сразу. - Если нам предоставится возможность забрать с собой кого-нибудь из жителей земли, то почему бы нам не взять несколько семей? Хотя бы две. Пусть они живут и развиваются параллельно с нами. Ведь когда сосуществуют две культуры, они всегда взаимно обогащают друг друга.
   - Лучше всего если это будут сельские жители, - заявил биолог. - Ведь выбрав подходящую планету, мы первое время, в любом случае, будем строить цивилизацию аграрного типа. И тогда именно фермеры будут чувствовать себя в родной стихии.
   - Будем надеяться, что когда юрист разберётся с формальностями, то желающие на земле найдутся, - сказал капитан, закрывая совещание.
   Он с удовлетворением отметил, что расходились астронавты уже не в таком подавленном состоянии, каком были в начале. Кто-то, выходя из зала, шутил, слышался смех. Похоже, экипаж постепенно возвращался к своей обычной жизни. "Это сейчас самое главное, - размышлял капитан, - Именно это и только это..."
  
  
  4
  
   Бен заказал пива, а потом, подумав, взял ещё и виски. Заведение находилось всего в миле от его дома. Закончив сезонные работы, Бен иногда посещал его и позволял себе немного расслабиться. В баре царил приятный полумрак, и негромко играла легкая музыка. Почему-то в этот поздний час в заведении совсем не было посетителей. Кроме одного сухощавого и темноглазого молодого мужчины в смешной шапочке, который сидел в дальнем углу бара. Он неторопливо потягивал пиво из высокого бокала, и иногда Бен ловил на себе его взгляд.
   Неожиданно этот парень вырос перед столиком Бена.
   - Можно я присяду? - спросил он.
   - Присаживайся, - великодушно позволил Бен, - Но если тебе приспичило поболтать, то имей в виду, я не особо разговорчив.
   Молодой мужчина говорил с заметным акцентом и Бен подумал что он, вероятно, приехал из какой-нибудь европейской страны.
   - А, может быть, я как раз из тех, кто способен тебя разговорить, - заявил парень, устраиваясь на табурете напротив Бена.
   - Да ладно?! - удивился Бен, - А я из тех, кто способен кого угодно заставить замолчать!
   - Да? - растерянно проговорил парень, - Я не хотел тебя задеть, - сказал он, помедлив и уже тише.
   - Да ты и не задел.
   - Я хотел кое-что сказать.
   - Говори, - разрешил Бен, - А потом проваливай.
   Собеседник Бена совсем растерялся и, стараясь скрыть смущение, несколько раз отхлебнул пива из бокала, который принёс с собой.
   Бен, облокотившись на стол и подперев щеку мощной загорелой рукой, насмешливо смотрел на него. Парень выглядел забавным и чем-то ему нравился. Но никакого смысла в происходящем разговоре Бен не видел.
   - У меня важная миссия, - сказал, наконец, парень, но, посмотрев в лицо Бену, отчаянно замахал руками, - Нет, нет, я не то хотел сказать.
   - Ты уже всё сказал, - протянул Бен, нахмурившись и распрямляя спину, - С миссиями точно не ко мне. Давай, до свиданья.
   - Ваш алкоголь на нас слишком сильно действует, - пожаловался собеседник, вставая и собираясь уходить.
   - Ты хочешь сказать, что "улетаешь" с бокала пива? - изумился Бен.
   - Улетаю? - удивившись в свою очередь, переспросил парень, - Да улетаю. Просто я хотел предложить тебе работу на ферме и жилье, если ты согласишься на переезд. Но всё это зря.
   - Почему же зря? - не согласился Бен, - Совсем не зря. Если поставишь мне выпивку за свой счёт, я тебя с интересом выслушаю.
   - Я сейчас, - радостно воскликнул собеседник Бена и, пошатываясь и запинаясь о табуреты, бросился к барной стойке.
   "Какой потешный, - думал Бен, глядя на парня суетившегося возле стойки, - Ну какая может быть у него работа? Выпью пару стаканчиков, пока он рассказывает свои байки, и домой..."
   Вскоре парень принёс бутылку виски и объёмистый портфель, который прежде оставлял у своего столика в углу.
   Портфель выглядел очень солидно. Сделанный из толстой и добротной кожи он был буквально усеян всевозможными кармашками, замочками и даже цепочками. Между двумя кармашками временами светилось какое-то табло или экран. По нему пробегали цветные сполохи и ряды каких-то значков или цифр. "Возможно, из разговора с этим парнем и будет какой-нибудь толк", - подумал уже несколько захмелевший Бен, разглядывая диковинный портфель.
   - Звать то тебя как? - спросил он у парня, роющегося в портфеле.
   - Зови меня Смит.
   - Смит так Смит, - легко согласился Бен, опрокидывая очередной стаканчик виски.
   Вот! - воскликнул новый знакомый Бена, доставая из портфеля каталог известной строительной фирмы, - Любой дом из этих или наподобие этих, неважно.
   - Даже такой? - спросил Бен, открыв каталог на последних страницах и показывая на трехэтажный коттедж.
   - Да, я говорю любой, но зачем такой большой? - удивился собеседник Бена, - Большой дом требует большого ухода, а там домработниц не будет.
   - То же верно, - согласился Бен, качнув головой. - А где это "там"?
   - Не на земле, - тихо ответил Смит и замер, сжавшись и ожидая ответа...
   - Так бы сразу и сказал, - так же тихо произнёс Бен, выдержав небольшую паузу, - А то развёл тут... Миссия, поговорить...
   И собеседники замерли, уставившись друг на друга слегка округлившимися глазами...
   - Но, допустим, я тебе не верю, - заявил, наконец, Бен и сменил позу, откинувшись назад и прислонившись к стене.
   - А я докажу, - сказал Смит и налил себе виски.
   - Докажи.
   - Пойдём, - решительно сказал Смит и не менее решительно осушил стакан.
   - Пойдём, - согласился Бен.
   Когда они вышли из бара, Смит глубоко вздохнул и сполз по стене на землю...
   - Тоже мне пришелец, - ворчал Бен, укладывая Смита в телегу и кладя тому под голову его диковинный портфель. - Ладно, утром разберёмся...
   Застоявшаяся лошадь резво рванула с места, но Бен натянул поводья, охлаждая её пыл. Дорога, что вела к ферме была не из лучших, а Бену хотелось ехать спокойно и без тряски.
   Однако, утром проспавшись и отведав домашнего молока с горячим хлебом, Смит быстро развеял все сомнения фермера. Он просто вызвал посадочный модуль прямо на луг перед домом Бена. Громадная, почти трехсотфутовая махина, появившись неведомо откуда, плавно покачиваясь, опустилась на траву. Открылся люк и из него по ажурной лесенке спустился товарищ Смита очень похожий на него, но с несколько иными чертами лица.
   Поздоровавшись с гостем, Бен поспешил вернуться в дом. Удивительная возможность переезда становилась реальной, но чтобы принять окончательное решение её следовало обсудить с женой.
   Эмили отнеслась к возможному переезду довольно спокойно.
   - Ну что ж тут такого. Моя двоюродная сестра лет десять назад перебралась в Европу, кажется в Швейцарию. - рассуждала она, - Теперь присылает на рождество открытки, да и то не каждый год. А ведь так боялась переезда. Не один год собиралась. А у меня кроме тебя, наших детей и её, никого нет. А что мы там будем совсем одни? - вдруг забеспокоилась Эмили.
   - Нет не одни, это уж точно, - успокоил её Бен, посмотрев в окно. - Эндрю со своим семейством тоже летит.
   Бен давно наблюдал за своими сыновьями бродившими рядом с удивительным летательным аппаратом. Но сейчас он увидел, как в открытом люке показались личики дочек Эндрю - хозяина одной из соседних ферм. Между тем девочки, завидев сыновей Бена, принялись показывать им языки и корчить рожи, подпрыгивая и вихляя худенькими телами.
   - Вот ведь какие заразы, - воскликнул Бен, не удержавшись. - Короче, собирай потихоньку вещи, а я пойду, побеседую с Эндрю, - распорядился он.
   - Ха, старый мошенник, сбегаешь от банковских кредитов?! - воскликнул Эндрю, завидев Бена и спеша ему навстречу.
   - Тебе ли бандиту об этом говорить, - смеялся Бен, обнимая приятеля.
   - Прокурора, я так понимаю, ты оставишь с носом и на суд уже не явишься?
   - Да пошли они... - ухмыльнулся Эндрю и выругался.
   - Ты в этой шляпе прямо Чак Норрис, - заметил Бен, разглядывая приятеля.
   - Да ладно, - улыбаясь, отмахнулся польщенный Эндрю.
   Вся округа знала, что вскоре над Эндрю должен был состояться суд.
   Его обвиняли в оскорблении налогового инспектора, причем в оскорблении словом и действием. Бен имел представление о богатстве словарного запаса приятеля, но его давно интересовало, что это было за действие. При случае он собирался когда-нибудь выяснить это у самого Эндрю.
  
  
  5
  
   Первые дни и недели, проведённые в звездолёте, слились для Бена в сверкающий калейдоскоп. Так много было ярких впечатлений, и так много нового он узнал. Сначала землян ознакомили с устройством космического корабля, показывали оранжереи, комнаты отдыха, учебные классы...
   Оказалось, что во время полёта корабль представлял собой замкнутую экосистему. Внутренние ресурсы звездолёта позволяли сколь угодно долго осуществлять жизнеобеспечение экипажа без пополнения запасов из внешнего мира.
   Коридоры и помещения космического корабля практически не имели острых углов и прямоугольных элементов. Везде царили овальные или округлые формы. Всё сияло чистотой и светлыми, часто почти белыми, полутонами. Пространства были залиты таким мягким и ровным светом, что было сложно обнаружить его источники.
   Во время прыжков и маневров в гиперпространстве, которые иногда длились часами, освещение приобретало тревожный красноватый оттенок, напоминая о возможной опасности. Тогда всем членам экипажа свободным от вахты рекомендовалось ограничить передвижения по кораблю и находиться в своих каютах.
   Одна из стен обширной каюты, в которой поселили Бена с его семейством, представляла собой белый матовый экран. На него можно было выводить любые виды, картины или пейзажи. Сначала Бен установил на него вид, открывавшийся с крыльца его прежнего дома. Но интереснее было смотреть панорамы с других планет или просто учебные фильмы. Иногда Бен с Эмили и детьми посвящали этому занятию целые вечера.
   В первый же день им предложили надеть комбинезоны, напоминающие скафандры. Они оказались на удивление легкими и удобными. В таких же ходила и вся команда звездолёта. Комбинезоны были оборудованы множеством миниатюрных электронных устройств. Первым делом Смит показал Бену, как пользоваться навигатором с мягким и гибким экраном, встроенным в рукав комбинезона. Навигатор позволял легко ориентироваться на многочисленных ярусах звездолёта и Бен уже не опасался заблудиться в его коридорах. Оказалось что комбинезоны так же оборудованы переговорными устройствами и маячками, позволяющими Бену всегда знать, где находятся члены его семьи. Это было особенно удобно, так как сыновья Бена всегда отличались непоседливостью.
   К детям Бена и Эндрю капитан вскоре прикрепил воспитательницу, освободив её от других обязанностей. Так же для них оборудовали учебный класс, где дети больше играли, чем чему-либо учились. Бена это удивило, но Смит объяснил, что базовое обучение всегда начинается с выявления способностей и склонностей детей к каким-либо определенным занятиям. Лишь после этого для каждого составлялась индивидуальная программа обучения.
   Постепенно землян познакомили с историей цивилизации жителей звёздной системы Цефей. Бен был потрясён узнав, что его приятелю Смиту, с которым он познакомился в баре, было более двухсот лет. И что первые пятьдесят лет своей жизни тот провёл в учёбе, не занимаясь больше ничем другим, и продолжает учиться сейчас.
   "Как медленно взрослеют эти ребята, - порой размышлял Бен, глядя вечерами через огромный иллюминатор на развёрнувшуюся передним ним, полную звёзд, вселенную. - И они могут это себе позволить. Не то, что мы..."
   Однажды Смит рассказал Бену о храмовых планетах и их жителях. Бен надолго задумался, настолько невероятным это выглядело.
   - Знаешь, Смит мне это кое-что напоминает, подожди сейчас я соображу и сформулирую поточнее, - сказал он. - Ведь вы люди одного и того же вида, но очень и очень разные. Ну, это как гусеница, которая потом превращается в бабочку. В них, кажется, нет ничего похожего, но они не могут существовать друг без друга. Не знаю, как сказать точнее...
   - Верно, - удивлённо ответил Смит, - Я тебя понял. Но сам я никогда не задумывался об этом. Просто для нас это привычно, а ты увидел это свежим взглядом, как бы со стороны. И это хорошо объясняет нашу с ними некоторую разобщенность. Она происходит ненамеренно, а как бы сама собой. Из-за различия интересов... Но по сути мы одно целое.
   - А знаешь Бен, - немного погодя снова заговорил Смит, - Если мы найдём способ лечения болезни, которая заставляет нас стареть, а я думаю, мы его найдём, то и вас с Эмили и всех прилетевших сюда землян излечим от старости.
   - А я об этом даже не думал, - удивился Бен.
   - У тебя будет много времени, чтобы подумать об этом, - успокоил его Смит. - И знаешь... тогда через тысячи и тысячи лет ты тоже станешь старейшим гражданином. И тоже будешь вроде бабочки... Ну, если уж сравнивать тебя сегодняшнего с гусеницей.
   - Ну что же... и я буду, - задумчиво произнёс Бен. - Чем я хуже других...
   Бена очень удивлял тот факт, что жители Земли и звёздной системы Цефей так похожи друг на друга. А ведь их разделяет громадное расстояние в девять тысяч световых лет, как уже знал Бен. Смит рассказал, что у них есть гипотеза о том, что в невообразимо далёком прошлом был некий "космический сеятель" распространивший формы жизни на подходящих для этого планетах. И он был приверженцем именно этой теории. Просто потому что и Смиту казалось невероятным произвольное зарождение столь сходных форм жизни пусть даже и на планетах с аналогичными условиями.
   Вскоре Смит сообщил, что они приближаются к одной из самых перспективных планет, которая может стать их новым домом. Он сказал Бену, что условия на ней, судя по всему, очень похожи на те, к которым он привык на своей родной планете - Земле. С тех пор Бен буквально считал дни, а потом и часы до прибытия на эту планету.
   Были у Бена и другие заботы. Однажды вечером, уже укладываясь спать, он принялся наставлять Эмили.
   - Знаешь, дорогая тебе следует помириться и подружиться с женой Эндрю - Дороти.
   - С этой... ни за что, - воскликнула Эмили, отворачиваясь к стене.
   - Подожди, я тебе сейчас всё объясню, - не унимался Бен, - Посмотри сама. У нас двое сыновей, а у Эндрю две дочери...
   - Ну и что же? - заинтересовалась Эмили и повернулась к мужу.
   - А то, что других людей рядом всё равно не будет. И когда наши дети вырастут, то переженятся между собой. Так что мы теперь считай что родственники...
   - Всё то ты знаешь, - нежно прошептала Эмили, и погладила Бена по голове, поправляя сбившиеся волосы.
   - Ну, хорошо. Раз уж нет других родственников, пусть будут хотя бы такие...
  
  
  6
  
   Бен и Эмили стояли на небольшой возвышенности. Вокруг них простиралась довольно гладкая равнина, и ничто не заслоняло обзор.
   Ровные и обширные луга чередовались с лесами, которые при достаточном приближении приобретали несколько странный вид. Почти каждое из деревьев чем-то напоминало земное, но в тоже время разительно отличалось. "То ли дуб, то ли сосна, а на самом деле ни то и не другое", - размышлял Бен, с удивлением рассматривая ближайшие деревья. Травы тоже выглядели странно и вблизи часто напоминали миниатюрные кусты.
   Здесь они с Эмили выбрали место для своей фермы и теперь не могли налюбоваться живописным пейзажем. Волны леса, зелёные вблизи, по мере отдаления начинали синеть, а на горизонте уже полностью тонули в сине-голубой дымке. Красноватое и более крупное, чем на земле солнце как будто пыталось создать атмосферу заката, но это ему не очень-то удавалось. Для этого солнце висело слишком высоко, да и светило очень ярко. Неподалёку в траве возились Уильям и Майкл и рассматривали диковинные растения и цветы.
   Вся возвышенность за спинами у супругов была заполнена множеством контейнеров. Там только что разгрузился посадочный модуль и теперь деловито суетились роботы. Одни распаковывали контейнеры, а другие растаскивали по сторонам какое-то оборудование. Они вот-вот должны были начать строительство дома и хозяйственных построек, и Бену не терпелось понаблюдать за этим. Ещё на корабле они со Смитом и инженером, одним из многочисленных приятелей Смита, пару вечеров разрабатывали и уточняли детали проекта. Бен знал каждый дюйм их будущего дома и теперь ждал его, как ребёнок ждёт новую игрушку.
   Когда они закончили с проектом, Смит осторожно сказал Бену что он и его семья могут и не работать на ферме, а заняться любым делом, которое по душе. Но Бен вежливо отверг его предложение.
   - Я бы хотел жить, как и прежде и воспитывать своих сыновей так же как воспитывал меня мой отец, - сказал Бен. - Жить на природе, приучать детей к труду. А когда они повзрослеют, сами решат, что им делать дальше.
   Смит не удивился и сообщил Бену, что и Эндрю принял такое же решение.
   Смит несколько раз объяснял Бену, где находится их новая планета - их новый дом. Но всё же он имел об этом лишь самое общее представление. Но Бен не беспокоился, и, так же как в прошлом, когда жил на земле не стремился к подробному изучению своей солнечной системы и её месте в галактике. Его больше интересовал климат, особенности смены времён года и ещё его беспокоила длительность суток. Сутки на планете длились всего двадцать часов, и Бен подумал, что временами ему придётся поторапливаться. Смит, правда, обещал помочь с сельскохозяйственной техникой и вообще с любыми машинами.
   Размышления Смита прервали возбуждённые крики детей.
   - Папа, мама, мы чуть не поймали кузнечика, только это совсем не кузнечик, - восторженно кричал Майкл.
   - Не трогайте всякую живность и вообще будьте осторожнее, - встревожено крикнул Бен и нахмурился.
   Конечно, биолог экспедиции говорил Бену, что они будут жить в безопасном месте. Он сказал, что они тщательно проверили всю флору и фауну. Некоторую опасность могут представлять лишь некоторые, не особо крупные, хищники, которые жили охотой на местных травоядных животных. Но все роботы на корабле, включая строительных, имеют охранные функции и помогут в случае реальной опасности. Бен не мог себе представить, как эти шустрые машины будут их защищать, но хищников не боялся. На этот случай он прихватил с земли пару ружей с большим запасом патронов, а с оружием Бен хорошо умел обращаться.
   Вскоре ему обещали прислать каталоги с флорой и фауной этой планеты. С подробными описаниями всех растений и животных, которые могут встретиться поселенцам в этом уголке планеты.
   "Но не слишком ли беспечны исследователи с Цефей? - раздумывал Бен. - Ведь это всё-таки целая планета, а не какой-нибудь зоопарк".
   Его размышления прервала Эмили.
   - А где будут жить Эндрю с семьей, а Бен? - спросила она.
   - Где-то за тем лесом, - показал Бен. - Ни далеко, ни близко, но можно будет ходить друг к другу в гости.
   - А Смит и другие люди с корабля?
   - Они селятся в сотне миль отсюда. Смит сказал, что они будут закладывать основы новой цивилизации, развернут громадное строительство и не хотят нам мешать. Да, ещё он сказал, что скоро будет приглашать нас в гости.
   - Уже в гости? - удивилась Эмили.
   - Ну не совсем в гости, скорее это будут деловые поездки, - Уточнил Бен. - Смит и его коллеги строят медицинский научно-исследовательский центр. Когда закончат, они иногда будут прилетать за нами и возить на обследование, - сказал Бен.
   - А зачем же нас обследовать? - удивилась Эмили, - Мы ведь не болеем.
   - Они будут искать причину, почему мы стареем и в конечном итоге умираем. Они считают это болезнью, которую необходимо вылечить.
   - Ты хочешь сказать, что они вылечат нас от старости, и мы... что же будем жить вечно? - поразилась Эмили.
   - Именно так, - подтвердил Бен.
   - Не могу себе представить, - тихо прошептала Эмили. - Нет, никак не могу себе этого представить, - повторила она немного погодя.
   - Ничего, привыкнешь, - успокоил Бен, - Ведь Смит и его друзья прилетели с планет, на которых все живущие там люди бессмертны. И они нисколько не переживают по этому поводу. Конечно, Смит предупредил меня, что на нашу адаптацию к бессмертию понадобиться какое-то время. Пока длится этот период, он будет за нами присматривать и в случае необходимости нам окажут психологическую помощь.
   - И сколько времени будет длиться наша адап... адаптация?
   Прежде чем ответить Бен немного помялся.
   - Смит сказал, что только первую тысячу лет, не больше, - наконец сообщил он. - О боже, - воскликнула Эмили, - Тысяча лет! Да за тысячу лет я привыкну к чему угодно...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"