Трипутин Дмитрий Николаевич: другие произведения.

Заповедная зона

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...- Если существо выглядит как человек, ведёт себя как человек, говорит как человек, мы считаем его человеком. Но лишь до тех пор, пока неопровержимо не доказано обратное...

   Поднявшись по ступенькам департамента общественной безопасности штата, Дик Фейман задержался на мгновение у стеклянной входной двери и бросил быстрый взгляд на своё отражение. Журналисту, корреспонденту криминальных новостей, всегда следует выглядеть подобающим образом. Поправив немного сбившийся галстук, подобранный в тон к строгому серому костюму, он решительно распахнул дверь и направился в кабинет к своему давнему приятелю Генри Поттерсу - капитану полиции.
   Он застал Генри на месте и после восторженных восклицаний и похлопываний по плечам, сопровождавших бурную встречу, предложил пообедать в ближайшем кафе и кое-что обсудить.
   Капитан сразу стал серьёзнее.
   - Полагаю, что у тебя есть что-то интересное для меня, нечасто ты заходишь просто так?
   - Да, ты прав, вырисовывается весьма запутанное дельце. Из тех, что ни ты, ни я никогда не сталкивались, - согласился Дик. - Даже не знаю с чего начать.
   - Да уж ты начни с чего-нибудь, старина, а там разберёмся, - весело воскликнул Генри, запирая кабинет.
   Капитан Поттерс был на несколько лет старше Дика и уже отметил своё сорокалетие, однако энергия из него била ключом. Подтянутый и подвижный, в светлой, спортивной рубашке, он выглядел весьма легкомысленным человеком, но это впечатление было обманчивым.
   - Как журналисту мне известны факты и происшествия, относящие к юрисдикции разных бюро и отделов полиции. - рассуждал Дик по дороге в кафе. - И порой только я могу видеть общую картину. То есть увязать часть разрозненных происшествий в единую схему - в последовательность взаимосвязанных событий.
   - Так, уже интересно, продолжай, - подбодрил Генри рассказчика, блаженно журясь от яркого летнего солнца и наслаждаясь прогулкой.
   - Вчера днем в ближайшем лесу был зафиксирован взрыв и небольшой пожар. Когда специалисты прибыли на место пожар уже затих, осталась лишь воронка диаметром несколько метров. Ещё они обнаружили пару кусков искорёженного металла.
   - Мне это известно, - вздохнул Генри. - Когда я хотел узнать подробности, федералы заявили, что всё засекречено и мне не следует совать нос не в своё дело.
   - Это как раз предсказуемо, - заметил Дик. - Далее, тебе, конечно, известно, что вечером по центральным улицам нашего городка бегали две довольно странные лисицы, - продолжил журналист. - Они бросались на людей, на собак и никого не боялись. А потом куда-то исчезли.
   - Ну, да, и я знаю продолжение этой истории. Утром один из охотников попытался их выследить. Но всё что он увидел, это то, как одна из лисиц улепётывала со всех ног в ближайший лесок. Следы другой он обнаружил на противоположной стороне леса. Они вели себя совсем как обычные дикие звери. И если эти лисицы действительно были заражены бешенством, то как-то слишком уж быстро излечились. Постой, неужели ты хочешь сказать, что они подцепили какую-то заразу на месте взрыва? Но ведь мы даже не знаем, что это было. Метеорит, НЛО или просто прогуливался местный житель и на чём-то подорвался.
   К тому времени приятели уже добрались до кафе и принялись высматривать свободный столик. Усевшись на место и сделав заказ, они продолжили разговор уже вполголоса, так как он не предназначался для посторонних ушей.
   - Происшествие засекречено и это само по себе говорит о многом, - заметил Дик. - Пока нам достаточно знать, что, по-видимому, это не простой взрыв. Но это ещё не всё. Что у вас с утра происходило в городке? Жалобы женщин, какая-то эпидемия безумия?
   - О, да! Это что-то странное, - оживился Генри. - С утра в департамент прибежала женщина и заявила что её муж - это не её муж. То есть вечером она легла спать со своим мужчиной, а к утру, он поменялся.
   - Как это поменялся, у неё есть доказательства?
   - Она ничего не может ни объяснить ни доказать, только плачет и просит её защитить. Муж явился сразу следом за ней и заявил, что она полная дура. Мужчина ругался, так что его пришлось выставить на улицу. Но другой случай интереснее. В департамент полиции пришла женщина и написала заявление. В нём она сообщила, что утром муж ни с того ни с чего сильно её ударил, забрал деньги - все накопления за много лет, и уехал. Он всегда был любящим мужем и хорошим отцом, но когда она попросила его подумать хотя бы о детях муж посоветовал сдать "этих дебилов" в приют. Так и сказал. Он позвонил в ближайший аэропорт, заказал билет до Майями, а жене на прощанье велел больше никогда не попадаться ему на глаза.
   - Так, а теперь попробуем увязать эти происшествия вместе, - предложил Дик. - Таинственный, засекреченный взрыв, бешенные, но быстро излечившиеся лисицы, и, наконец, мужья за ночь ставшие сомнительными и неадекватными людьми. Причём каждое, из этих трёх событий, взятое по отдельности, никак не объяснимы.
   - Получается, что лисицы заразились чем-то на месте взрыва, а потом передали эту заразу людям?
   - Я примерно так же и размышлял, - подтвердил Дик. - Но тогда появляются вопросы, какого типа эта зараза, что она собой представляет, и остаются ли заразившиеся людьми?
   - Что-то мне нехорошо, - пробормотал Генри. - Давно тебя знаю. Наверняка у тебя есть, сногсшибательная версия, которая положит конец моей спокойной жизни. Давай выкладывай.
   - Конечно, для этого мы и встретились, - улыбнулся Дик, - Подозреваю, что это действуют представители внеземного разума, которые способны менять тела-носители. Причиной взрыва могла быть авария их космического корабля, а может быть, они просто заметали следы.
   - Ну... ты выдал, - подавлено сказал Генри, помолчав. - Конечно у газетчика должна быть хорошо развитая фантазия, но не до такой же степени! Вообще-то я хочу поискать более простое и понятное объяснение, а не напоминающее сюжет фантастического триллера.
   - Вместе поищем объяснение, но сначала помоги мне разобраться, кого мы называем человеком? Ведь этим вопросом задавались ещё со времён Платона и до сих пор не нашли исчерпывающего ответа.
   - Что-то такое припоминаю, - отозвался капитан. - Платон сказал, что человек - это двуногое животное без перьев, а в ответ Диоген Синопский принёс ему ощипанную курицу. На этом они и расстались не договорившись.
   - Приятели посмеялись и замолчали, погрузившись каждый в свои мысли. Наконец Генри заявил:
   - Я могу сказать, чем мы руководствуемся, определяя человека.
   - Чем же? - оживился Дик.
   - Если существо выглядит как человек, ведёт себя как человек, говорит как человек, то это и есть человек! И это не я придумал, я просто перефразировал кого-то.
   - Помню, - заметил Дик. - Это известный, так называемый, "утиный тест" на самоочевидность происходящего. Но, похоже, теперь нам придётся дополнить это высказывание.
   - Каким же образом? - удивился Генри.
   - Если существо выглядит как человек, ведёт себя как человек, говорит как человек, мы считаем его человеком. Но лишь до тех пор, пока неопровержимо не доказано обратное.
   - Важное дополнение, - заметил Генри, подумав. - Но ведь насколько я знаю до сих пор никто и никогда не пытался выявить пришельцев, чтобы доказать обратное.
   - Да, но, похоже, у нас как раз такой случай, - грустно заметил Дик, - Избить и ограбить жену, бросить детей вполне допустимо по нормам нашей морали для венца творения - человеческого существа. И если это уже не человек, мы никогда не сможем этого доказать, основываясь только на не гуманности или нелогичности его поступков.
   - А я, кажется, знаю, что можно сделать, - вдруг заявил Генри. - Что если снять у одного из подозреваемых электроэнцефалограмму? Ведь она может отличаться от тех, что бывают у обычных людей, и тогда мы уже подумаем, что делать дальше. Только если энцефалограмма будет обычной, а я в этом почти уверен, мы отбросим твою версию и вместе подумаем над более правдоподобной.
   - Конечно, - согласился Дик, - Но как это устроить? Да и с какой стати им вообще соглашаться на эту процедуру?!
   Капитан задумался и, наконец, изложил план:
   - Один из подозреваемых мужчин сейчас в департаменте, надеюсь, по крайней мере. В одном из отделов у нас есть детектор лжи. Мы скажем этому сомнительному мужу, что хотим проверить его на полиграфе, и это якобы снимет все имеющиеся к нему вопросы. А сами, если он согласиться на полиграф, подключим его к электроэнцефалографу.
   - Замечательно! Но нужно как-то учесть, что у нас не обычный пациент и в соответствии с этим подготовить прибор, - заметил Дик, - у вас найдутся такие специалисты?
   - У нас есть специалисты, которых нет ни у кого, - весело заверил Генри.
   Погода в штатах расположенных в районе великих озер часто не отличается постоянством. Солнце внезапно затянуло тучами, и капитан, посмотрев в окно, предложил поскорее заканчивать с обедом, чтобы успеть до дождя, вернуться в департамент.
  
   Пока нашли подозреваемого мужчину и убедили его пройти проверку на полиграфе, пока привезли из больницы и подключили электроэнцефалограф, прошел не один час. Наконец осталось только дождаться результатов испытания и Дик вышел на крыльцо департамента перекурить. Внезапно его посетила мысль заставившая бросить недокуренную сигарету и помчаться в кабинет, оборудованный для обследования. Подбегая к кабинету, он услышал звон разбитого стекла, шум потасовки и гневные выкрики. Распахнув дверь Дик увидел, что всё уже кончено. На полу валялось разбитое оборудование, а двое дюжих полицейских крепко держали бьющегося мужчину и надевали на него наручники.
   - Ты вовремя, - заметил Генри, ничуть не удивившись, увидев Дика. - Наш приятель о чём-то догадался, разбил аппарат и хотел сбежать.
   - Отведите его в камеру, - приказал он полицейским.
   В углу откуда-то с пола поднялся испуганный мужчина в белом халате.
   - Никогда не видел таких показаний, - бормотал он. - А ведь я обследовал сотни, а может быть и тысячи человек.
   - Пойдёмте ко мне в кабинет и посмотрим на эти кривые, - сказал Генри, обращаясь к Дику и доктору.
   - Но ведь он разбил аппарат? - удивился Дик.
   - Наш техник подключил электроэнцефалограф к серверу департамента, так что мы можем не спеша изучить все записи с самого начала и до конца, - успокоил его Генри.
   Вскоре взволнованный доктор показывал приятелям на экране компьютера зубчики и кривые, которых, по его мнению, не должно быть.
   - Дик, вызвал Генри в коридор, чтобы поговорить с ним наедине, пока доктор занимался графиками.
   - Знаешь, почему я примчался к вам в кабинет? - спросил он. - Что мешает задержанному снова поменять тело-носитель? Я не знаю, и это меня сильно беспокоит. Возможно, для этого нужен физический контакт, может быть жертва должна спать. А, может быть, должно соблюдаться ещё какое-нибудь условие. Но, видимо, он должен находиться на достаточно малом расстоянии. Иначе, зачем тогда было промежуточное переселение в лисиц. И, наверное, когда он покидает тело носителя, тот возвращается в прежнее нормальное состояние. Судя по поведению убежавших животных. Да, и что там по второму подозреваемому?
   - Я уже думал обо всём этом, - мрачно заметил Генри. - За вторым уже выехали в аэропорт и скоро привезут. Но не представляю себе, как обеспечить безопасность сопровождающих, да и вообще окружающих людей. Не говоря уже о том, что задержанному даже предъявить толком нечего.
   - Сколько от места взрыва до городка?
   - Около двух миль.
   - Вот это и есть безопасная от них дистанция, - вздохнул Дик, - И в радиусе двух миль не должно быть ни людей, ни животных.
   - Это не возможно организовать, нужно найти другой способ, - ответил Генри. - Похоже, пора обратиться за помощью к военным, но надо хорошенько обосновать нашу проблему.
   - Посадим доктора писать отчет. Но такой, чтобы любому школьнику было понятно, что у человека не может быть такой электроэнцефалограммы, - Предложил Дик.
   - С этого и начнём, - согласился Генри, - Я в свою очередь подготовлю рапорт вышестоящему начальству и потребую незамедлительно принять меры. Что тогда начнётся... Не хочу даже думать об этом. Но, прежде всего, попробуем допросить нашего клиента.
  
   Допрос долгое время ничего не давал. Генри не имел представления, как построить его в столь необычной ситуации, но импровизировать и разбираться с этим ему не пришлось. Как только капитан принимался уточнять личные данные задержанного, следуя стандартной процедуре, мужчина срывался в истерику и поливал всех потоками брани. Он твердил, что ничего не понимает, спрашивал, почему и в чём его обвиняют. Наконец Генри догадался сходить проконсультироваться к психологу - специалисту по гипнозу, который занимал один из соседних кабинетов. После этого дело пошло на лад. Посмотрев некоторое время на медленно и ритмично раскачивающийся блестящий медальон, мужчина прикрыл глаза и явно начал погружаться в сон. При этом он заявил, тщательно проговаривая слова, не своим, а каким-то невыразительным и грубым, поистине замогильным голосом:
   - Получите ответы, когда он будет спать.
   По спине Дика побежали колючие мурашки и на мгновение он усомнился в реальности происходящего. Генри в свою очередь наблюдал за всем этим округлившимися глазами, но, по давней привычке, быстро взял себя в руки.
   Произнеся эту неожиданную речь, мужчина, похоже, совсем отключился и уронил голову на стол. Когда его перенесли на кушетку, Генри заявил, что не очень-то верит в силу и стабильность действия гипноза. Он велел позвать доктора, чтобы тот "вкатил" задержанному хорошую дозу снотворного.
   Ну что ж задавай вопросы, - устало проговорил капитан, обращаясь к Дику, когда доктор ушёл. - Я уже наговорился сегодня. Похоже, существо сознательно идёт на контакт и осложнений не будет.
   Мужчина вытянувшись лежал на кушетке и, судя по всему, крепко спал. Как-то глупо было задавать вопросы в такой ситуации и Дик какое-то время медлил.
   - С какой целью вы прибыли на нашу планету? - подумав, наконец, спросил он, и Генри одобрительно качнул головой.
   - Мы потерпели аварию и наша цель выживание, - медленно произнёс спящий мужчина всё тем же нечеловеческим голосом.
   - Выживание любой ценой, не так ли? - не выдержав, вставил Генри.
   - Мы никому не причиним зла, мы не хотим этого.
   - Но вы заняли тела наших людей и творите чёрт те что? - продолжил капитан, постепенно распаляясь.
   - Это временно и мы не контролируем действия ваших людей. Когда мы переместились в тела, произошли неожиданные для нас нарушения электрического баланса коконов, или, по-вашему, мозговой активности людей. Вследствие этого они приступили к реализации своих тайных желаний, руководствуясь скрытыми, сугубо личными мотивами.
   - Вот это поворот, - воскликнул Генри, обращаясь к журналисту. - Если я правильно понял, наш приятель, которого сейчас везут из аэропорта, в глубине души ненавидел жену и детей, но до сегодняшнего дня ловко это скрывал! Видимо они мешали ему вести праздный и полный развлечений образ жизни.
   - О каких коконах идёт речь? - спросил Дик.
   - У наших разумов, то есть у каждого из нас, есть свои тела-носители. Если они повреждаются, мы восстанавливаем их, погрузившись в специальные коконы. Тела ваших людей и даже животных очень напоминают наши лечебные коконы, но менее удобны.
   - Что значит - менее удобны? - машинально спросил Генри.
   - Наши восстанавливающие коконы пусты, и автоматически подстраиваются под наши параметры и частоты, а ваши не настроены и уже заняты своим разумом. Поэтому мы можем переместиться в тело только когда его разум в состоянии сна. Но это всё равно, что сесть в тесное кресло, в котором уже кто-то находится.
   - А каковы ваши собственные тела или носители, как они выглядят? - спросил журналист.
   - Они состоят из тонкой материи недоступной для восприятия ни вашим органам чувств, ни усиливающим и расширяющим их возможности приборам. Хотя вы могли бы обнаруживать их, зная определённые косвенные признаки.
   - Но каковы же тогда ваши органы чувств? - озадаченно спросил Дик.
   - В вашем языке нет подходящего определения. Ваши органы чувств очень примитивны, и поэтому невозможно подобрать подходящую аналогию.
   - В чём же их примитивность? - спросил Дик начиная испытывать легкое чувство досады.
   - Ваши органы зрения и слуха воспринимают лишь узкие диапазоны частот и только на очень близком расстоянии. Восприятие вкуса и осязание возможно только при прямом физическом контакте. И обоняние срабатывает только при непосредственном контакте с молекулами веществ.
   - Но как же тогда это устроено у вас? - заинтересовался Генри.
   - В вашей культуре нет многих соответствующих нашей культуре понятий. И соответственно в знаковой системе символов вашего языка нет подходящих для описания элементов.
   - Но ты всё-таки попробуй, - попросил Дик.
   Последовало долгое молчание и, наконец, снова раздался голос:
   - Мы можем слышать гул электронов вращающихся в любом атоме вещества и видеть радугу, образуемую любыми субатомными частицами, во всём спектре частот. Можем потрогать далёкую планету и ощутить её твердость, вкус и запах. Но на самом деле это не слух, не зрение и не вкус. У нас чувства не подразделяются подобного вашим. Это нечто другое не имеющее аналогов в вашей культуре. У нас нет вашего понятия - "дальность прямой видимости" потому что прямая видимость у нас, как бы, везде, но есть свои нюансы, обусловленные свойствами того или иного пространства или материи. Но у нас есть чувство направления, отдалённо напоминающее одну из способностей ваших животных.
   На несколько мгновений голос прервался, но приятели даже не пошевелились, пытаясь осмыслить услышанное.
   - При необходимости, мы часто организовываем, как бы, коллективное восприятие. Это уже совсем иной уровень. - Продолжил рассказ пришелец из космоса. - Тогда можно сказать, что внутри каждого из нас появляется точная копия окружающего мира, что-то вроде вашей голограммы. Конечно, голограмма окружающего мира находиться не совсем внутри нас, но и не нельзя сказать что снаружи. Да это собственно и не голограмма, а нечто отдаленно похожее на неё. Я не могу объяснить точнее. Но окружающий мир в нашем восприятии невероятно красив и динамичен и обычно очень комфортен. К сожалению, я не имею возможности продемонстрировать вам произведения творцов наших искусств.
   - Кажется, я что-то начинаю понимать, хотя это совершенно невероятно, - задумчиво протянул Дик, зачарованный рассказом. - Странно, что при таких возможностях вы ещё используете космические корабли.
   - Это не совсем корабли. Мы используем эти устройства для перемещения на очень большие расстояния. В пределах небольших участков галактики мы перемещаемся самостоятельно за счет личных возможностей и ресурсов.
   - Удивительно, что мы ещё можем хоть как-то общаться с вами, - сказал Дик и, обернувшись, растерянно посмотрел на Генри.
   - Для меня беседовать с вами, примерно то же самое, что для вас мысленно разговаривать с цветком, поглаживая его лепестки. - заявил пришелец, немного подумав.
   - Так уж погладь мои лепестки как следует, - неожиданно возмутился Генри. - Так ли уж велика разница между нами? Ведь мы все-таки получаем ответы на вопросы? Разве не так?
   - Это не совсем ответы. Скорее это отражение ваших вопросов, преломлённое гранями отдалённых частей моего сознания и подсознания, которые я с трудом воспринимаю и контролирую.
   - ...Воспринимаемся лишь на периферии его подсознания. Мы для него куда меньше, чем для нас докучливые мошки в жаркий день. Так я скоро потеряю остатки самоуважения, - подавленно пробормотал Генри и устало откинулся на спинку стула.
   - Что мы можем сделать для вас? - мягко спросил Дик, немного погодя.
   - Если поддерживать в состояние сна сознание ваших людей ещё несколько часов, к утру, по вашему исчислению, мы полностью восстановимся. Тогда мы покинем эти тела, не причинив им вреда, и отправимся на встречу спасательной экспедиции организованной нашими соотечественниками.
   - Они знают о вас? - удивился Дик.
   - Во время аварии прервалось то, что можно назвать связью. Информация о координатах сектора галактики, в котором такое происходит, всегда надёжно фиксируется.
   - А из-за чего произошла авария?
   - В результате одновременной реализации событий, крайне маловероятных, даже по отдельности.
   - Что бы стало с вами, если бы на планете не нашлось подходящих тел или коконов?
   - Мы бы оказались в крайне затруднительном положении. Сознание, не имеющее полноценного носителя, лишается большой части своих возможностей, начинает, как бы дрейфовать в пространстве и в последствии его очень трудно обнаружить. Мы могли надолго затеряться во вселенной.
   - Почему наши тела так похожи на ваши восстанавливающие коконы? Неужели это простая случайность?
   - Скорее всего, это не случайно. По-видимому, мы принадлежим к одной и той же исходной ветви развивающихся разумов. И вы, последовательно развиваясь, в дальнейшем будете такими же, как мы, или очень похожими на нас. Если конечно с вами не произойдёт ничего непредсказуемого и непоправимого.
   - Короче, если мы сами себя не угробим, - угрюмо резюмировал Генри.
   Внезапно зазвонил телефон, капитан молниеносно снял трубку и бросил тревожный взгляд на спящего мужчину. Тот никак не отреагировал на шум и лишь равномерно посапывал.
   - Поттерс на связи, - негромко сказал капитан, с трудом заставляя себя вернуться к обыденной реальности.
   - Сэр, доставили мужчину задержанного в аэропорту, - взволнованно сообщил дежурный офицер.
   - Отлично, поместите его в отдельную камеру и направьте к нему дежурного врача. Пусть сделает задержанному укол снотворного, но так чтобы тот проспал как минимум до утра.
   - Но, сэр?
   - Выполняйте, - устало приказал капитан. - И вот ещё что. Найдите заявление его жены и разберитесь сами как оформить задержание. В конце концов, он её сильно ударил. Но утром, когда проспится, пусть отправляется на все четыре стороны. Всё.
   Генри положил трубку и посмотрел на Дика:
   - Кажется, пока мы утрясли все неотложные проблемы, но я с ног валюсь от усталости, да и ты я вижу то же.
   - Не без этого, - отозвался Дик. - Но хочется ещё что-нибудь спросить, узнать... Что вы можете сделать для нас? - неожиданно для себя спросил он непрошенного гостя из космоса и растерянно замер в ожидании.
   - Самое лучшее, что мы можем для вас сделать, это занести вашу планету со всей солнечной системой в межгалактический каталог заповедных зон. Я сделаю это при первой же возможности. Тогда вы будете полностью защищены от любых внешних угроз. Пути и возможности развития вашей цивилизации целиком будут зависеть только от вас самих. Теперь я должен отключиться, чтобы продолжить восстановление своего носителя.
   Генри и Дик переглянулись.
   - Мы все заслужили немного отдыха, - сказал Генри, поднимаясь со стула. - Удачи тебе приятель, - добавил он, обращаясь к пришельцу, но тот уже не ответил.
  
   Когда утром следующего дня Дик появился в департаменте, Генри уже выпроводил пострадавших от встречи с внеземным разумом арестантов. Те совершенно не помнили происходившего с ними в течении последних суток. Освобождённые мужчины просто топтались на месте и растерянно озирались по сторонам. Пришлось позвать психолога, чтобы тот объяснил им что-нибудь о временной амнезии и хоть как-то привел в чувство. Он довольно быстро справился с задачей. Перед этим Генри намного дольше пришлось подготавливать и обрабатывать самого психолога.
   Как только Дик и Генри остались в кабинете вдвоём, капитан поделился с приятелем своими тревогами и сомнениями:
   - Понимаешь, Дик, я не могу утаивать ситуацию с этими пришельцами в нашем городке. По департаменту уже поползли всякие слухи. Да и люди, в конце концов, должны знать об этом. Но если я пошлю своё сообщение по официальным каналам, меня в лучшем случае отправят на пенсию. А в худшем даже не знаю куда...
   - Кажется, я знаю, как решить эту проблему, - задумчиво произнёс Дик и капитан с надеждой уставился на него. - Один из давних приятелей моего отца служил в космической разведке. Последние годы они, кажется, редко виделись, но возможно я сумею организовать неофициальную встречу с достаточно компетентным в этих вопросах человеком.
   - Лучшего выхода, пожалуй, не придумать, - отозвался Генри.
   - Знаешь, о чём я жалею? - немного погодя спросил Дик.
   - О чём?
   - Мы о многом могли бы спросить, но не спросили. О смысле жизни, о боге...
   - Не жалей, - уверенно заявил Генри. - Скорее всего, он бы ответил, что в нашем языке нет подходящих понятий. И, кроме того, что-то мне подсказывает, что до этого, и до многого другого, нам следует додумываться самим. А иначе от знания не будет большого толка.
  
   Не прошло и недели, как приятели уже сидели в одном из громадных кабинетов главного управления военно-воздушных и космических сил. Они пересказывали седому и строгому на вид полковнику свою историю. В основном говорил Генри, а Дик, лишь вносил уточнения. Иногда приятели забывали что-то и возвращались к началу, иногда просто сбивались, но полковник ни разу их не перебил и не задал ни одного вопроса. Он лишь время от времени делал какие-то пометки в большом красном блокноте. Когда Генри и Дик замолчали, полковник выдержал небольшую паузу и сказал:
   - Надеюсь, вы подготовили в бумажном варианте все, что мне сейчас сообщили? И мне нужны так же копии всех документов из департамента общественной безопасности имеющие отношение к этому делу.
   - Всё здесь, - сказал Генри, передавая полковнику папку с документами.
   Тот некоторое время просматривал бумаги и, наконец, спросил:
   - Вы, конечно, понимаете, что всё, что вы мне сейчас доложили и всё что происходит в этом кабинете, является государственной тайной и не подлежит разглашению? Приятели заверили полковника в том, что всё понимают, и тот передал каждому из них по документу.
   - Это подписка о неразглашении. Выглядит как расстрельный документ, но на самом деле это всего лишь стандартная процедура. Вообще-то вы на удивление чисто сработали. Сумели разрешить нестандартную проблему, не имея специальной подготовки. Вам я могу сказать, что наша солнечная система располагается недалеко от перекрестка довольно оживлённых космических путей и временами сюда заносит самых невероятных тварей... А что стало с мужчинами пострадавшими в этой ситуации?
   - К сожалению обе семьи не выдержали такого испытания и в настоящее время разводятся. Во избежание каких-либо осложнений я установил за обоими мужчинами негласное наблюдение, - сообщил Генри.
   - Тоже правильно, - с некоторым удивлением в голосе отозвался полковник. - Но сегодня же снимите наблюдение, теперь это наша забота. А позже я подумаю, как возместить пострадавшим моральный ущерб.
   Некоторое время полковник задумчиво перебирал бумаги. Наконец, он решительно закрыл папку и резко наклонился к приятелям: - Не хотели бы вы служить в нашем ведомстве? - неожиданно спросил он, внимательно всматриваясь в лица Дика и Генри по очереди. - Солидное материальное обеспечение, карьерный рост... Впрочем можете сначала хорошенько подумать и не торопиться с ответом, - добавил он, видя замешательство приятелей. - У нас впереди много времени, ведь мы теперь в заповедной зоне, не так ли? - спросил полковник, и приятелям показалось, что по его лицу пробежала тень лукавой улыбки.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"