Троян Михаил: другие произведения.

Танцы на стёклах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Космическая фантастика.
    Жуткие джунгли недавно открытой планеты Шарк, хищные колесуны и плен на поверку для исследователей оказались детскими забавам - люди столкнулись с универсальной расой бирсиров, угрожающей всему человечеству.

  
  
   Танцы на стёклах
  
  
  
  Тысячи глаз жадно смотрят вперёд,
  там по стеклу босая девчонка идёт.
  Как не стирает она улыбку с лица,
  Нужно не сдаться, и станцевать до конца.
  
  Руки, руки, не дрожите.
  Ноги, ноги, по осколкам.
  Вы к ней в душу загляните,
  хочется завыть ей волком.
  
  Точёные ноги мягко и ровно ступают,
  Порезаны ступни, и все это знают.
  Сытые, рыхлые смотрят вельможи,
  уселись они на почётной ложе.
  
  Греют сердца им страданья других,
  А больше убогих, глухих и слепых.
  Они наслаждаются болью чужой,
  их души питаются солёной слезой.
  
  Руки, руки...
  
   Глава первая
  
   Тамратэм
  
  До топей нужно пройти шагов триста, но и здесь, на окраине болот, между кочек часто поблёскивала вода, покрытая мутной плёнкой. Вокруг стояла гнетущая тишина и, казалось, что остановилось время под этим чужим небом.
  Нет... Назойливый писк приближающегося комара доказал реальность происходящего. Вэн ступал осторожно - один шорох и тебя могут обнаружить.
  Услышав хлопанье кожистых крыльев, он замер. Невдалеке летел зеленоватый ящер, раза в три меньше пресловутого птеродактиля. Даже издалека видны его острые длинные зубы, белеющие в приоткрытой узкой пасти. Вэн присел, замер. Не хватало, чтобы эта летающая тварь заметила его и напала. Конечно, пули её быстро успокоят, но сейчас раскрывать себя нельзя - недалеко враг.
  Сильно хотелось пить, но в лужицах, которые иногда хлюпали под ногами, водилось множество серых, жутких на вид личинок. Да ещё эта мутная плёнка на поверхности. Часто под ногами мелькают ярко-красные тритоны, которые поедают эту плавающую мелочь. Трава, похожая на зелёный сочный тростник, здесь вымахала выше человеческого роста и возвышалась везде, даже у самых топей.
  Запахи... на этой планете везде пахло грибами и прелой древесиной.
  Где бы ни побывала в этом мире группа Вэна, кругом открывалась унылая картина − царство болот и густых туманов. А сейчас почти над головой низко зависли тёмно-пепельные тучи, делая окружающий пейзаж до боли мрачным.
  Жарко... Душно.
  Вэн осторожно раздвинул стебли тростника. Боясь издать малейший звук, наблюдал за людьми на прогалине. Там, на ящиках, сидели двое мужчин и женщина, одетые в походные комбинезоны-хамелеоны. Судя по их внешнему виду и ящикам, можно предположить, что это трое исследователей. Тем более их охраняют солдаты. Да не простые солдаты, совсем не простые.
  Лица мужчин, осунувшиеся от усталости, заросли щетиной по самые скулы. Их спутница - светловолосая женщина со строгими чертами лица, выглядела менее измученной скитаниями. Чуть в стороне сложены зелёные экспедиционные ящики и баулы.
  − Надо продолжать искать Атэя, − донеслись слова женщины.
  − Если мы его за две недели не нашли, то искать уже бесполезно! - сердито воскликнул учёный, который сидел ближе к женщине, и был гораздо выше и мускулистей, чем их спутник. - Тем более, у него нет навигатора!
  − Да, Грет прав! - добавил худощавый, который выглядел, как сбежавший из каменоломни. − Пора поворачивать стопы к дому, иначе эта планета погубит нас всех! Эта планета проклятая! Как её называют? Эээ... Тамратэм!
  − Но Атэй... − в голосе женщины было столько мольбы, что было ясно - пропавший ей не просто коллега.
  − У меня уже между пальцев перепонки скоро вырастут! В общем, я голосую за возвращение на Горану!
  Раздвинув стебли тростника чуть шире, Вэн увидел в стороне двух хмурых солдат-элитаровцев в полевой форме - стипловых комбинезонах. Они из 'ткани', которая крепка с одной стороны, но эластична с другой. Конечно, пулю она не удержит, а вот от ножа или стрелы хозяина защитит. Эти вояки и были занозой в заднице для Вэна и его группы. Они − камень преткновения и неудача, постигшая путешественников в этом мире. Стоят, посматривая на датчики, закреплённые на предплечье, да изредка скользят взглядами по тростнику. В руках магнитно-импульсные винтовки, которые покруче простеньких автоматов. Да и элитар - не простые солдаты, а звёздный спецназ. А попросту - биологические машины для уничтожения противника, будь то живая сила или техника.
  Где-то наблюдают за врагами Хайт с Терсом. И они, и Вэн жутко злы на элитаровцев, ведь спецназовцы отобрали у них два грави-скутера, которые в народе называются левикатами. И их нужно забрать! Иначе придётся сгинуть в этих мирах без транспорта. Стеймор не поддержал эту идею - схлестнуться с элитаром. Он и девушки ушли к пирамиде, а там, через портал в другой мир - не захотели помочь. Струсили, конечно. Да и Вэн не одобрял идею нападения на матёрых солдат. Подсознательный страх перед более сильным противником давал о себе знать. Но поколебавшись, пошёл за Хайтом и Терсом, решив, что у троих больше шансов на удачный исход. И ещё ему Терс пообещал долю от артефакта, который лежал в багажнике его левиката. Там валялась ценная вещица: миниатюрная статуя существа, похожего на тело человека, только с четырьмя руками и драконьей головой. Но не это давало ей ценность, а полупрозрачный зелёный металл, из которого изготовлена вещица. Он не ржавел, не окислялся и фосфоресцировал во тьме. За тайну технологии этого артефакта, если её разгадают учёные, можно отхватить столько денег, что удастся купить парочку тропических островов, туристический бизнес которых обеспечит любому нескучную старость.
  Но надо сначала забрать левикаты. А пока, как любил говаривать дедушка Вэна: сегодня всё случайно плохо.
  А ведь так всё хорошо начиналось...
  Четыре парня и две девушки на левикатах въехали через портал в первый мир. Левикаты - это воздушные скутеры, держащиеся над почвой антигравом. По бокам две подвижные воздушные турбины, которые позволяют набирать такую скорость, что если бы не защитное стекло, то человека бы просто вынесло потоком воздуха из седла. Путешествие с комфортом... Жажда приключений так и бурлила в молодых душах. Впереди планеты, на которых можно найти самые необычные артефакты. Любопытство гнало вперёд, потому что во вселенной встречались такие виды растений и животных, что не придумает самая изощрённая фантазия. И на всём этом можно неплохо заработать.
  А проблемы начались именно здесь, на Тамратэме - планете, на которой преобладают озёра и болота. Когда забрались в лес, больше похожий на джунгли (за которым по навигатору располагался разрушенный город, приютившийся на каменистом плато недалеко у болот), на путешественников напали обезьяноподобные аборигены. Опасные сволочи! Скакать по деревьям с луками, да к тому же стрелять, держа оружие пальцами ноги - это надо видеть. Пули быстро охладили пыл аборигенов, но они продолжали жалить стрелами, скрываясь в зелени. Получить стрелу между рёбер никто не хотел, и пока группа в спешке выбиралась из леса, побили все левикаты о деревья, кроме двух - которые потом и забрали элитаровцы. Да как забрали! У Хайта остался фингал под глазом, который через двое суток станет чёрным, а у Стеймора опухла щека и скула.
  Это было всего день назад. Сейчас Вэн смотрел на прогалину, а левикатов там не было. Скорее всего, на них элитаровцы выискивают среди болот пропавших учёных. А может, пытаются освободить из плена или выкупить у аборигенов.
  Проходят минуты, а вокруг та же тишина. Лишь донимают крупные назойливые комары. Они незаметно садятся на лицо, шею и руки - беспощадно грызут. Приходится давить их тихо, чтобы не засветиться перед врагом. Спасибо комбинезонам-хамелеонам, они делают людей невидимыми для сканеров и масс детекторов элитаровцев.
  Время идёт, а ничего не происходит. Учёные сбавили тон и нельзя разобрать, о чём они говорят. Лишь доносятся обрывки фраз: ты сам сказал, не спорь, мы не найдём.
  Вэн даже не заметил, как комары незаметно исчезли - заморосил дождик. Хорошие на этой планете комары. На Горане, когда моросит дождик, их не убывает. Жара понемногу спадала, и дышать становилось легче.
   Вэн понял, что его ударили в спину, когда уже падал. Правое колено обожгло жгучей болью, ноги сами согнулись, встряв коленями в мокрую кочку. Неведомая, но неудержимая сила откинула голову назад так, будто её хотели оторвать или переломить шею, сделав на спине 'капюшон'. Чья-то крепкая ладонь давила на лоб, а в кадык укололо остриё.
  − Что? − раздался злобный шёпот, − мальчики из песочницы пришли вернуть левикатики? Решили повоевать? Смешно!
  Сверху нависло красное, насмешливое лицо элитаровца. Почти квадратное. А в глазах... наверное, их можно сравнить с глазами кошки, которая сжалась в пружину и через мгновение распрямится над ничего не подозревающей, любопытной мышкой.
  − Отпусти, − превозмогая боль, прохрипел Вэн.
  И тут лицо спецназовца словно взорвалось изнутри: мелкие кусочки плоти и брызги крови упали Вэну на кожу и окропили глаза, которые он даже не успел сразу закрыть. В тот же миг ослабла и хватка, державшая голову, словно клещами. Но головами они всё же стукнулись, когда элитаровец повалился, уткнувшись лицом в кочку. В его затылке зияло входное пулевое отверстие. Возле руки лежал спецназовский нож с обоюдоострым лезвием, а из-под живота выглядывали ствол и приклад винтовки-магиса.
  Дрогнул тростник и показался перепуганный Терс. Его узкое лицо всегда казалось хищным, но сейчас на нём читался страх. Взглядом светлых глаз он шарил по сторонам, ища опасность.
  − Ты в порядке? - спросил он шёпотом, держа наготове автомат.
  − Да... кажется, − Вэн провёл рукой по горлу, с гадливостью начал счищать с лица красную жижу - мешанину из крови и мозгов спецназовца.
  − Уходим, − буркнул Терс и почти бесшумно исчез в траве.
  С прогалины доносились крики, затем послышались автоматные щелчки.
  Он осторожно приподнялся, выглянул на прогалину. Из травы торчала нога лежащего элитаровца, а учёных не видать, их словно ветром сдуло.
  'Атака!' − раздался в стороне мужской крик.
  − Защита! - донёсся издалека громкий ответ. Так перекликается только спецназ. Значит поблизости ещё двое опасных бойцов. Отбирали левикаты двое элитаровцев. А здесь их оказалось, как минимум, четверо.
  'Чёрт! − пробормотал в сердцах Вэн. - Нужно сматываться! Сейчас тут начнётся отстрел'. Мелькнула мысль, что неплохо бы поменять магис на свой автомат, но бегать с винтовкой тяжеловато. Зато кинжал прихватил - пригодится.
  Вэн двинулся к порталу, в который уже ушли Стеймор и Лая с Инисидой. Трава высокая, но нужно пригибаться, чтобы макушка не попала в прицелы элитаровских винтовок. Не так-то просто по тростнику двигаться быстро. Приходилось разгребать стебли руками на ходу, а где трава не такая густая, можно бежать, держа руки перед собой клином, на уровне лица.
  Раздалось два громких хлопка, и через несколько секунд в небе повисла пара белых шаров, называемых в простонародье 'глаза смерти'. Теперь элитаровцы видят, где противник. И могут накрыть беглецов гранатами.
  Вэн остановился, прицелился в зависший 'глаз'. Три пули ушло мимо, шар остался на месте. Ещё четыре выстрела - 'глаз' дрогнул и стал падать. А за ним и второй - Хайт с Терсом не дремлют, тоже стреляют.
  Теперь вперёд! Бежать, бежать к порталу - там лишь спасение. Но бежать не получается, лишь быстро идти. Преодолевать такую стену травы непросто, ноги уже ватные. Спина ноет от тяжести ранца, лямки оттягивают плечи. Ремень автомата натирает потную шею, а приклад больно бьёт по животу. После нападения спецназовца побаливало колено, но ранец бросить нельзя - в нём всё необходимое для путешествия по мирам. Оружие тоже не бросишь...
  Благо, моросит дождик.
  Всё скрыто высокой травой. Не видно ни друзей, ни врагов. Лишь мелькают перед глазами тёмно-зелёные мокрые стебли. И тяжёлое дыхание - воздух влажный, как в парилке. Приходится жадно хватать его ртом, чтобы дать рвущемуся вперёд телу кислород. Какой-то дикий страх гонит, не давая задержаться ни на секунду.
  Мелькают стебли... Вэн уже не таился: иногда нога с чавканьем попадала в воду между кочек, но страх гнал дальше. Старая пирамида, почерченная тёмными швами между гранитных блоков, уже недалеко. Одинаковые, эти строения красуются во всех мирах и являются загадкой для учёных.
  Почувствовав на затылке ветерок от пули и одновременно лёгкий свист, Вэн сильнее пригнулся. Чуть не попали! Но это пока не считается, раз голова цела.
  Страшно! Адреналин так и гулял по крови, будоражил сознание. Одно радовало - громада пирамиды уже рядом, почти заслоняла небо.
  Сейчас придётся проскочить самый опасный участок: до портала нужно пробежать метров десять по открытому пространству, которое простреливается. Вот тут то и страшно, ведь магисы - это винтовки 'разумные'. Когда она ловит цель, то стреляет сама. А урано-углеродной пуле преград нет - это лучший бронебой.
  Кто бегал под снайперскими пулями, тот знает, что такое страх. Когда понимаешь, что в тебя сейчас целятся, а тело кажется мягким и беззащитным. И знаешь: если пуля попадёт - удар, встряхивание и боль... Если не темнота.
  Пока в голове проносятся шальные и путаные мысли, подошвы берцев уже стучат по каменистым ступеням, а перед глазами вход, заросший по бокам чем-то вроде плюща. Его 'охраняют' две статуи человекоподобных существ, одетых в подобие рубахи, да в набедренную повязку из широкой полосы ткани. В руках необычное оружие − жезл с рифлёным шаром на конце. Сейчас Вэн не смотрел на эти изваяния. Он разглядел их у других порталов, раньше. Удивляли их эльфийские уши и огромные выпученные глаза.
  Матовая гладь портала как бы живая, наэлектризованная. В ней спасение - надо быстрей исчезнуть из этого мира, где под ногами 'горит земля'.
  Вэн не оглядывался. Вперёд, только вперёд. Не задерживаясь, прыгнул в эту гладь.
  − Ух! Успел! - крикнул во всю силу лёгких. Всё осталось позади: летящие пули, элитаровцы и страх, когда кажется, что тебя уже обнаружили и целятся, целятся.
  Падение... Так всегда при переходе. Падаешь в пустоту, но потоков воздуха, хотя по логике, при такой скорости, ветер должен трепать волосы.
  Войдя в первый портал, Вэн жутко испугался, ухнув в чёрную бездну. Дух захватывает. Кажется, что душа не успевает за телом, что-то её удерживает, как в скоростном лифте. Всё вокруг вспыхивает яркими точками, которые начинают вытягиваться в линии. И уже перестаёшь понимать, то ли падаешь, то ли летишь вперёд. Вдалеке виднеется бежевый круг, который растёт, постепенно заполняя всё видимое пространство - это конец пути.
  Этот мир встретил плохо. Темнота... и ты летишь вперёд, балансируя руками. Портал выталкивает человека с таким усилием, с каким в него войдёшь. А Вэн вбежал. Не удержавшись на ногах, бухнулся на колени и уткнулся руками в траву, выпустив автомат. Колкая растительность оцарапала ладони, вцепилась в ткань комбинезона. Такому жёсткому приземлению помог ещё и увесистый ранец.
  После яркого света прошлого мира тут ничего не удавалось рассмотреть.
  − Что там? - раздался голос Стеймора.
  Вэн никого не видел, но не сомневался, что друзья ждали тут. После долгого бега кислородное голодание заставляло дышать, как вынутая из воды рыба, а тело пылало жаром.
  − С левикатами пролёт. А двоих элитаровцев наши прихлопнули!
  − А где остальные? Они живы?
  − Хайт с Терсом сейчас будут, если добегут до портала, − Вэн поднялся с травы.
  − Вот уроды, теперь проблем не оберёшься, − процедил Стеймор. - Я вам говорил: не лезьте! Теперь сами убедились, что идея ваша бредовая! И вообще выходка эта неадекватна!
  − А если бы получилось? − Вэн горько усмехнулся.
  − Уже не получилось! − уверенно сказал Стеймор и добавил. - Ладно, прорвёмся.
  − Мы-то думали, что их всего двое!
  − Думали? Ха! У вас мозги вообще есть?
  По сути Стеймор прав, поэтому Вэн молча отошёл чуть в сторону, достал из нагрудного кармана очки-визор, надел. Стало светло как днём, лишь овал портала мерцал тёмно-фиолетовым светом. А вокруг пирамиды простиралась долина с однообразной низкорослой чёрной травой.
  В этом мире было свежо. Да ещё подул лёгкий ветерок - как бальзам для разгорячённого тела. Ныло колено, и Вэн, достав из аптечки инъектор, выбрал ампулу под номером семь и сделал себе в бедро укол. Обезболивающий и противовоспалительный, он быстро приведёт ногу в порядок. Ведь сейчас нет левикатов, а значит, придётся всё время топать на своих двоих.
  Лая и Инисида стояли по сторонам, держа портал под прицелом, приготовились стрелять в любой момент. Полевые комбинезоны-хамелеоны делали их фигуры похожими, и отличались дамочки лишь цветом волос да глаз. Они казались почти одинаковыми, словно из инкубатора. Вэну больше нравилась светловолосая Лая, от её голубых глаз невозможно было оторваться. Но она с первых дней симпатизировала Хайту, не один раз Вэн замечал, что они уединялись по вечерам.
  Поверхность портала заволновалась, выгнулась, и оттуда выскочил Хайт, балансируя руками, чтобы не упасть под тяжестью ранца.
  − Где Терс? - спросил Стеймор, не опуская автомата.
  − Готов, − Хайт сплюнул. - Полголовы снесла пуля.
  − Как? - вырвалось у Лаи.
  − Да просто всё, просто... − Хайт надел визор и огляделся. - Мы вместе бежали, и тут... бах! И нету Терса... Надо сматываться - сейчас сюда элитаровцы нагрянут.
  − Хайт! - в голосе Лаи послышались дрогнувшие нотки. - Ты-то в порядке? - она говорила, всё ещё целясь в портал.
  − Нужно их здесь встречать, а когда нос будут высовывать, сразу и валить, − рассудительно сказал Вэн. Ему стало стыдно. Друзья что-то делали, стреляли, боролись, а он сдался. Просто бежал, как трусливый заяц.
  Стеймор накинул ремень автомата на шею, положил на него руки.
  − Они сейчас сюда не сунутся. Вы − идиоты, не надо было лезть к ним.
  − Так хотели левикаты вернуть! - громко возразил Хайт. - И это... Как его? Артефакт! Знаешь, сколько он стоит?
  − А теперь эти элитаровцы вас найдут, если не в мирах, то на Горане! − укоризненно сказал Стеймор. - И не только вас! Всю группу! И знаешь, что тогда будет?
  − Да ладно тебе! Ты сначала доберись до Гораны!
  Пока шёл спор, Лая сняла с предплечья навигатор. Экран высветил ближайшее расположение порталов, опутавших сетью всю планету. Рельеф местности поблизости в основном ровный, лишь на севере виднелись горы.
  − Ну, как всегда, до следующего портала восемьдесят километров. Там будет уровень мира − двенадцать и два, подкласс С, − сказала она. - На север не пойдём. Лучше на юг.
  − А этот? - спросил Хайт.
  − А ты что, на Тамратэме не смотрел, куда убегаешь? Десять и четыре, подкласс В, планета Касила, − взглянув на экран сбоку, ответил Стеймор и развернулся. - Пошли.
  − Кто им давал названия, этим планетам? - рассерженно сказал Хайт.
  − Такие болваны, как ты, − буркнул Стеймор.
  − Что?
  − Да так, ничего! Вперёд!
  Группа двинулась в путь. Цепкая трава мешала идти, словно удерживала.
  − Какой-то бедный мир, − Вэн на ходу сорвал пучок травы, направил на неё продолговатый определитель.
  − Ещё неизвестно, может, найдём что интересное, − произнесла Инисида. - А если устанем - можно устроить привал.
  − Нам сейчас не искать надо! А прятаться или бежать, − Стеймор быстро шагал, а ноги у него длинные.
  − Смотрите! - остановившись, Лая указала рукой в небо: там быстро проносилась огромная вытянутая луна. Вернее, луной этот спутник назвать сложно: он больше был похож на огромную вытянутую картофелину, но сквозь визоры этот необычный спутник был похож на багровое светило.
  − Значит, солнце тут красное, − подытожил Стеймор. - Не отвлекаемся! Продолжаем движение!
  − С чего ты взял, что солнце тут красное? - удивлённо спросил Хайт.
  − По отражению на спутнике и чёрной траве. А ты в академии учил, что всё должно быть зелёным, верно? А луна на Горане желтая, да? А тут красная! Во, задача!
  − Ну да! А ты умнее всех?
  − Не знаю, уж не дурней вас троих, с элитаровцами в перестрелку добровольно не лезу!
  − Этот спутник в длину километров тридцать будет, − Вэн не мог оторвать взгляда от стремительно несущегося по орбите астероида-луны, который, видимо, облетал планету часа за полтора. И судьба у него печальна: из-за вытянутой формы орбита нестабильна. А значит, в скором времени этот спутник либо улетит путешествовать по солнечной системе, либо врежется в планету, и тогда здесь придёт конец всему живому.
  И тут Вэн понял... Что-то не так. Они пятнадцать минут назад потеряли Терса. А все идут, как ни в чём не бывало. Хайт с Лаей шагают впереди, о чём-то тихо болтают, Инисида вертит головой, разглядывает долину. А сам он только что засмотрелся на маленький странный спутник планеты, хотя в берцах чавкает болотная вода, а на лице засохла жижа из мозгов спецназовца.
  − Эй вы! - громко сказал он.
  Все повернулись.
  − Умер один из нас!
  − Конечно, мы сожалеем. И что? − голос Стеймор казался безразличным. − Сядем поплачем?
  − Как? что... − Вэн был ошарашен.
  − Он знал, на что идёт, подписывая с Корпорацией контракт, − сказал Стеймор. - Любой из нас отсюда может отчалить к ангелам или чертям.
  − Ты, вместо того чтобы за него думать, за тылами следи, − бросил Хайт, и все двинулись дальше, показав Вэну ранцы.
  Он понуро шёл следом, не забывая оглядываться. Ведь всё было так хорошо до прошлого мира, а теперь... Теперь, ко всем бедам, он ещё чувствует себя трусом.
  Много, много было загадок с этими мирами. Когда открыли первый портал на соседней с Гораной планете, люди были в недоумении. Кто мог соединить тысячи миров порталами? Тем более, все подходили по температуре и составу воздуха для людей. На некоторых планетах встречались аборигены, дошедшие до уровня бронзового века, но большего прогресса ни на одной планете люди не встретили.
  Въехавшие в первый портал на левикатах, шестеро сорвиголов не сомневались, что всё будет хорошо. Пуль в избытке, энергии в накопителях транспортов хватало на полгода. Собирай себе интересные экземпляры растительности да артефакты. Если отыщут что-то ценное, то корпорация щедро заплатит.
  В принципе, если не лезть на уровни выше десятого, то можно путешествовать в относительной безопасности. Не нравится мир - ныряй обратно: так инструктировали в корпорации. Команда Вэна это и делала, до прошлого мира.
  Кого только харви - (так звались путешественники по мирам) ни встречали в разных мирах, однажды нарвались даже на враждебных метаморфов, но тогда обошлось. А природа: величественные горы, водопады и бездонные каньоны. Всё это вызывало азарт, интерес идти дальше и дальше. Да ещё находки, за которые корпорация заплатит и немало. Каждый, кроме Инисиды, чувствовал себя миллионером, прикидывая, сколько в ранце лежит богатства в пересчёте на сейро. Но прошлый мир, двадцать второй - оказался роковым. Болотный Тамратэм разрушил все иллюзии.
  Стеймор, шедший впереди, рассмеялся, указывая рукой в низину. Вэн поднимался на холм и не видел, что же так развеселило Стеймора.
  − Нашёл время для смеха! - буркнула Инисида. Она частенько на него бурчала - у них, как и у Хайта с Лаей, завязалась любовная связь с первого мира.
  − А ты глянь! - продолжая смеяться, воскликнул Стеймор.
  Там замерли четыре существа, похожие на людей. Одежды на них не было, только свисающие от живота куски ткани, прикрывающие промежность. У каждого сбоку висели небольшие бочки, зауженные с одного конца.
  Вэн включил на визоре приближение. Когда их уже можно было разглядеть, то удивили непомерно большие жёлтые глаза. На вислоухой голове не было волос. А так, почти как люди, только с тёмно-серой кожей. Аборигены тоже с интересом разглядывали путешественников, один что-то говорил, показывая в сторону людей рукой и мотая головой так, что уши болтались.
  − Ну и зрение у них, − вырвалось у Лаи. - В темноте видят.
  − Ага, грудь твою рассматривают, − съязвил Стеймор.
  − Инисиде такое скажешь!
  Аборигены переговорили между собой, указывая руками на людей. Затем все четверо энергично мотнули головами. Двое ловко подхватили с земли палку, с привязанным за ноги убитым животным, похожим на пантеру, только с большими клыками, взвалили добычу на плечи. Смело зашагали в сторону людей.
  − Не боятся нас. Или слишком любопытные, − сказал Вэн. − Интересно, что это за бочки они с собой носят? Барабаны, что ли?
  − Они мне чем-то напоминают вислоухих собак, − Хайт засмеялся. − Я, пожалуй, назову их чудиками.
  Харви, не сговариваясь, пошли навстречу. Хайт достал видеокамеру и начал снимать. Когда до аборигенов осталось метров двадцать, те вдруг остановились. Пришлось замереть, чтобы не спугнуть вислоухих существ. Неожиданно они бросили бочонки и добычу.
  − Не двигайтесь! - скомандовал Стеймор.
  − Аникай! - вдруг закричал один из них визгливым голосом, показал рукой в сторону путешественников.
  Люди стояли молча, боясь сделать лишнее движение, которое аборигены смогли бы принять за агрессию − ведь войти в контакт не так-то просто: многие встреченные в мирах аборигены оказались пугливы, а иногда и враждебны.
  − Аникай! - заверещал другой чудик, они дружно бросились на траву и стали забираться в серые бочки. Через несколько секунд аборигенов уже не было видно.
  − Ха! Вот клоуны! - воскликнул Стеймор и рассмеялся. − Они спрятались!
  − Пойдём постучим в их домики? - Инисида двинулась вперёд.
  − Я сейчас засуну в бочку ствол автомата и скажу - вылезай!
  − Что-то тут не то, − Вэн остановился.
  Какое-то странное, нелогичное поведение аборигенов всех удивило. Лопоухие шли без страха, а потом занырнули в бочки, которые стали ярче и отливали красноватым светом на фоне чёрной травы.
  Вэн обернулся. Над горизонтом всходил слепящий красный диск, весь в рытвинах от бомбёжек метеоритов. Визор сразу перестроил силу свечения, оберегая глаза. Это оказалась луна планеты, и на её фоне летели две огромные птицы, больше напоминающие гигантских летучих мышей.
  Вэн всё понял в один миг: спрятавшиеся аборигены... Ведь не от путешественников они забрались в бочки. От птиц! Значит, эти летающие твари - хищники!
  − Птицы! сзади! - заорал он во всю силу лёгких.
  − Вот оно что... - процедил сквозь зубы Стеймор, потом крикнул: − К бою!
  Птицы надвигались - огромные, зловещие... на красном фоне луны. Но разглядеть их толком не удалось: просто тёмные силуэты.
  − Думаешь, они опасны? - воскликнула Инисида, непонятно к кому обращаясь.
  − А чего тогда чудики спрятались? - Вэн уже цепко держал автомат.
  Когда эти чудовища приблизились на расстояние выстрела, Вэн взглянул на экран оружия. Он высвечивал семьдесят пуль. Все готовы стрелять: сейчас эти летящие монстры получат из пяти автоматов от души.
  Массивные птицы плавно снижались, и стало видно, что каждая из них не менее семи метров в длину. Послышался звук, похожий на хлопанье кожистых крыльев.
  − Бьём по ближней! Все вместе! Огонь! − дал команду Стеймор.
  Автоматы стреляют тихо, раздаются только щелчки: пулю разгоняет электро импульс. Птица замедлялась от встречной ударной мощи − в её широкую грудь зло стучал град пуль. Ожесточаясь, птица всё равно приближалась, ещё яростнее и чаще взмахивая крыльями! На ней не было оперения - сплошная шкура, как у сказочного дракона.
  Непрерывный шквал огня заставил хищницу остановиться, зависнуть в воздухе, затем она медленно стала падать. Вторая обогнала первую и стремительно приближалась.
  − Все ложитесь на землю! стреляйте! - верещал Стеймор.
  Вэн не разжимал пальца на скобе, пока автомат не замолчал. Упал на траву, доставая новую обойму. В голове засела мысль, что птица на лету может схватить когтями за ранец и понести прочь. Инисида и Стеймор ещё стреляли, но небесная тварь, не обращая внимания на пули, нацелилась на лежащего Хайта. Угрожающе щёлкал узкий длинный клюв, чуть загнутый кверху. Хайт сначала испуганно вжался в траву, а затем вскочил и побежал в сторону, заорав от страха.
  Взмах крыла. Вэна даже обдало воздушной волной. Толстая шея хищницы чуть повернулась и... Хайт уже нанизан на клюв на лету, висит вниз головой. Его дикий крик заглушил автоматные щелчки и хлопанье огромных крыльев. Птица только покачнулась, затем полетела ровно, набирая высоту. Дрожащими пальцами Вэн всё же вставил обойму и выпустил с десяток пуль вслед, но это было бесполезно. Непрекращающийся вопль Хайта удалялся, постепенно растворяясь в ночи.
  − Хайт! - закричала Лая. В этом крике была боль, слёзы, жалость. - Хайт!
  'Тварь!' − крикнул Стеймор, смотря вслед удаляющейся птице. Он сплюнул, сбросил ранец и, порывшись в нём, выудил поисковик.
  Включив, дрожащими пальцами ввёл код Хайта. Но точки, показывающей, где сейчас несчастный, на экране так и не появилось.
  − Да, − с нотой горечи в голосе сказала Инисида, − далеко унесли нашего харви. Даже поисковик не ловит.
  − Надо идти за ним! - воскликнула Лая. - В ту сторону, куда полетела эта...
  − Бесполезно, − сказал Вэн.
  −Хайт! - Лая рыдала, размазывая ладонями слёзы на щеках.
  − Пойду погляжу, что за птичка такая, непробиваемая, − Вэн не хотел слушать причитания, на ходу рассматривал серую тушу. Он скосил глаза на дальномер визора. − Двадцать метров до нас не долетела.
  − Я с тобой, − Инисида поспешила следом. - Не люблю трагедий. А Лая, похоже, успокоится нескоро.
  Птица ещё шевелилась. Удивительно, но шкура её осталась неповреждённой: лишь выбиты оба крупных глаза, из которых медленно вытекала бурая жидкость. Вэн на ходу вынул нож из крепления на предплечье. Подойдя, с силой ударил в бок чудища, но острие ножа словно встретило сталь, разве что не зазвенело.
  − Такой крепкой шкуры не бывает, − раздался сзади голос Инисиды.
  − А это что тогда? − Вэн развёл руками. − Мне самому это странно, хотя... При всём опыте ксенолога, я не знаю, что может встретиться во Вселенной. Не хватит ни логики, ни фантазии.
  − А ну, выползай! − раздался вдалеке голос Стеймора, затем он стал стучать прикладом по одной из бочек.
  − Брось её, − сказала Инисида, − пойдём к нашим.
  Аборигены уже выбрались из бочонков, испуганно озираясь на небо. Дружно схватили свои деревянные 'домики' и, бормоча своё 'аникай', со всех ног дали дёру. Добыча их, привязанная на палке, так и осталась лежать − чёрное на чёрной траве.
  − Что, сбежали хозяева планеты? - спросил Вэн подойдя.
  Лая посмотрела на него хмуро, лицо заплакано.
  − Сбежали... Вэн, берём эту тушку, будет нам сегодня на ужин, − сказал Стеймор, взявшись за один конец шеста. − А вы, девчонки, следите за небом.
  − А ты уверен, что можно есть это? - спросила Инисида, указав пальцем на 'пантеру'.
  − Не хочешь - не ешь... − Стеймор нагнулся и ухватил шест с одной стороны. Вэн не отстал, и скоро они шагали в сторону улетавшего астероида-луны.
  − Если эти птицы снова нападут, надо стрелять только им в голову, − сказала Инисида.
  − Уже все и сами догадались, − в голосе Стеймора слышались ехидные нотки.
  − Дай, доскажу! − добавила Инисида. - Чтобы пули попали через глаза в мозг!
  − Ты сплошной интеллект! - Стеймор бы захихикал, если бы не недавняя трагедия с Хайтом.
  
  Шли люди долго, все уже подустали, особенно мужчины, нёсшие добычу. Женщины шагали по бокам, поглядывая на небо. За весь путь никто не проронил ни слова.
  Вэна одолевали мрачные мысли. Не хотелось ни с кем разговаривать. Ведь потеряны двое из шести. Теперь их четверо, и идёт группа в лапы неизвестности.
  − А вот и место для ночлега, − воскликнула Лая, указывая рукой вперёд.
  Сквозь визоры вдалеке стали различимы каменные развалины, а в центре возвышалось старинное обветшалое здание, похожее на храм. По крайней мере, это уцелевшее сооружение ассоциировалось с храмом в представлении людей. Вдали, за руинами поблёскивала гладь большого озера.
  − Развалины - это хорошо. Есть, где спрятаться, − сказал Вэн.− У меня уже болит плечо от этой дичи.
  − Зато будет что поесть, − парировал Стеймор.
  − Я боюсь идти в эти развалины, − тихо сказала Инисида. - Этот мир какой-то чёрный и страшный!
  − Да не дрейфь, − оборвал её Стеймор. - В храме укроемся и переночуем. По крайней мере, птицы там не достанут.
  Пока харви добрались до здания, воздух пропах дождём и озоном. Вдали изредка сверкали молнии, и в вышине, словно боги били в барабаны - так иногда грохотал гром.
  Команда осторожно приблизилась к входу, который девушки держали под прицелом.
  Стены храма выложены из шершавых каменных блоков. Вход украшали две витые базальтовые колонны, покрытые трещинами и явно очень древние, их капители напоминали гигантские цветы, увитые лозой. Выше, на чем-то, похожем на портик, красовались статуи человекоподобных существ. Опустившиеся на колено изваяния словно помахивали каменными крыльями за спиной.
  Если на входе в 'храм' и были когда-то двери, то от них не осталось и следа.
  − Зверя оставим тут, − шёпотом скомандовал Стеймор.
  Мужчины сбросили пантеру на траву. Лая достала из ранца масс детектор, направила на здание. Он тихо пискнул, экран ярко засветился. Лая вгляделась в него. Её лицо, подсвеченное тёмно-оранжевым светом, выглядело неестественным, каким-то нечеловеческим.
  − Там два живых существа, большие...− прошептала она.
  − Где они? - Стеймор скинул ранец и разминал руки, разводя их в стороны и сжимая кулаки.
  − Справа на стене.
  − На стене? - с удивлением переспросила Инисида.
  −Лая, Инисида, прикрывайте, − тихо распорядился Стеймор и усилил на визоре чувствительность к свету.
  Вэн вскинул автомат, прижал приклад к плечу. Не в первый раз команде приходится входить в здание и отстреливаться от всяких странных и опасных существ. Он подал знак, чуть заметно кивнув. Двое харви осторожно двинулись к входу.
  Вэн подкрался к порогу. Нужно сделать ещё шаг, направить автомат в сторону правой стены. А там уже по обстоятельствам: если существа не враждебны - не трогать. А если агрессивны - пули их остановят.
  Остановят?
  А если они непробиваемы, как птички? Что тогда? А ничего! Эти твари расправятся с людьми.
  Вэн повернулся. Стеймор невозмутим, нетерпеливо показал рукой вперёд.
  Ладно, была - не была.
  Внутри здания стены оказались сплошь покрыты рыжей паутиной, на которой застыли два крупных паука. Их продолговатые ярко-жёлтые туловища и массивные лапы слегка подрагивали. А ещё им, наверно, очень хотелось кушать. Но это были не совсем пауки! У них чётко видны головы.
  Вэн сразу сместился влево, давая Стеймору дорогу, на ходу выпустив несколько пуль в ближайшую тварь. Два щелчка прозвучало почти вместе, и голова паука словно взорвалась: ошмётки плоти полетели в разные стороны. Второй враг плюнул в Вэна комком зелёной слизи, но он увернулся от ядовитого снаряда движением маятника и развернув плечи. Паук прыгнул в сторону людей, проигнорировав силу притяжения, но пули прошили его прямо в воздухе, дважды срикошетив от стен.
  − Так и себя можно подстрелить! − воскликнул Стеймор. - Рикошетом!
  Удостоверившись, что пауки мертвы, Вэн подошёл к противоположной стене, разглядывая на ней слизь, которая слегка шипела и дымилась.
  − Она не стекает по стене, а расползается в разные стороны!
  − Хороший яд, − Стеймор, присев над пауком, рассматривал его. - Повезло тебе, что ты шустрый, а то бы уже... мы бы тебя пытались отмыть.
  − Тебя ничего не смущает?
  − Нет. - Встав, Стеймор насторожился, вертя головой. - Что тебе не нравится?
  − А то, что эти паучары сидят на стене, как будто ничего не весят. И когда этот прыгнул со стены, то мне показалось, что когда он летел, казался лёгким, как пушинка, а подстрелили - грохнулся тяжёлым мешком.
  Стеймор осторожно, брезгливо взял паука за лапу, приподнял.
  − Килограмм сорок-пятьдесят будет, он бросил лапу, тяжело упавшую. - Может, они левитировать умеют?
  − Сегодня мы этого не узнаем. Надо их выбросить наружу.
  В углу что-то темнело − Вэн подошёл ближе, присмотрелся. Это оказался большой кокон, по форме напоминавший мумию фараона.
  Вэн повернулся. Девушки уже вошли в здание: с удивлением разглядывали рыжую паутину и убитых тварей.
  − И что же это? - раздался позади голос Стеймора. Он подошёл и присел у 'мумии'.
  − Это, наверное, кокон, − сказал Вэн, внимательно разглядывая тёмно-серую 'мумию'.
  − Думаешь, там человек? - Стеймор провёл ладонью по матовой поверхности кокона.
  − Возможно. А если он ещё живой? Может, мучается там?
  − По-моему, ты пересмотрел фильмов, − Стеймор тихо хихикнул.
  Он достал нож и осторожно надрезал кокон у ног фигуры. Изнутри выглянула маленькая паучья голова. Рыжая. Маленькие глазки смотрели на людей. Но это длилось недолго. Паучок выскочил и резво побежал - сначала по полу, а потом по стенке.
  Стеймор, прямым ударом ноги, стопой раздавил мелкого арахнида прямо на стене. А из кокона, как из рога изобилия, уже выбегала гурьбой рыжая мелочь.
  − Чёрт! - только и воскликнул Стеймор.
  − Я боюсь пауков! - запричитала Инисида.
  − Все из здания! - крикнул Вэн, рванув к выходу. Выхватил из нагрудного кармана тепловую гранату, на ходу поворачивая чеку.
  'Четверо, нас четверо', − думал он. Выскочив наружу и посчитав всех, сразу кинул гранату внутрь здания − этим паукам нельзя позволить разбежаться.
  Хлопок. Внутри здания всё озарила вспышка, затем вход, словно рот каменного чудовища, оглушительно кашлянул огнём.
  − Объект простерилизован, − самодовольно сказал Вэн.
  − Бррр! - Инисида передёрнула плечами. - Жуть! С детства ненавижу пауков!
  − Все наши страхи родом из детства, − сказал Вэн и присел на камень, бывший когда-то частицей постройки.
  − Может, когда-то меня и напугал паук - у нас водятся большие и чёрные, жуткого вида, − с отвращением сказала Инисида.
  − А я вот змей боюсь, − Лая вздохнула. Она так и стояла, напряжённо держа автомат. - Осо...
  − А я думал, − перебил её Стеймор, − ты боишься больше всего скорпионолюдей! Ты так верещала, когда они к нам бежали! На этой планете... Как её?
  − Тариса! Я никогда не забуду тот жуткий мир! - горячо сказала Лая.
  Минут через десять путники вошли в здание. Внутри было ещё жарковато, но свежий воздух, врываясь в щели, быстро выгонял горячий. Пахло палёным мясом - мелкие паучки сгорели дотла, а большие покрылись чёрной дымящейся коркой.
  Вэн подошёл к кокону, разрезал его вдоль. При этом раздался хрустящий звук, будто режут картон. Изнутри пахнуло терпким запахом мускуса, горьковатым и противным. Внутри оказалась груда костей − человеческих, судя по черепу. И между ними валялась элитаровская винтовка - магис. Среди прочего лежали и когда-то очень важные для их обладателя, странника по мирам, предметы: сканер, масс детектор, и много небольших вещей, нужных для выживания на чужих планетах.
  − Ты гляди, − сказал подошедший Стеймор, - даже ранец сожрали!
  − А это что? - Вэн разворошил пальцами труху, извлёк из неё эбеновую статуэтку, напоминающую то ли слона без хобота, то ли носорога - что-то среднее. Она казалась чёрная до жути, до страха. Нетерпеливо достал определитель, направил и... не поверил своим глазам. Материал не идентифицировался. Это значило, что статуэтка сделана из вещества, которое человечеству неизвестно.
  − Вот это да! - воскликнул Вэн. - Определитель не знает состава этого артефакта!
  − Считай, тебе повезло, − сказала Инисида. - Корпорация деньжат за неё отвалит немало.
  − Как они там без воды жили, эти паучки? - удивлённо спросила Лая.
  − Да как... − ответил Вэн. - А как живут жучки в зёрнах? Им хватает влажности воздуха. Ещё есть вариант, что внутренняя часть кокона по утрам, когда прохладно, становилась влажной.
  Стеймор в это время, брезгливо скривившись, достал из-под костей винтовку, собрал валяющиеся среди высохшей трухи испражнений обоймы и две упаковки пуль.
  − Вот это для птичек в самый раз, − он погладил приклад магиса и самодовольно улыбнулся. - Такая пуля им подпортит шкуру изрядно.
  Отсоединив от автомата обойму, он положил его на кости.
  − На, возьми! − с улыбкой сказал Стеймор, глядя на череп. Не умеешь воевать с винтовкой, попробуй с автоматом.
  − Не кощунствуй, − укорил его Вэн.
  − Разбирайте мои пули, − не обращая внимания, продолжил Стеймор.
  − Может... это глупо? Бросать автомат? - спросила Лая.
  − И зачем мне третья нога?
  − Ну, винтарь стреляет лишь одиночными...
  − У меня три автоматчика. Вы же от меня не убежите, правда?
  − Ещё чего! - Лая осмотрелась. - Ну, вроде, как устроились. Пора подумать и об ужине.
  − Ужин в храме со скелетом, − Вэн огляделся. - Романтичненько.
  − Давайте выбросим пауков, − предложила Инисида. − Хотя... я к ним не прикоснусь!
  − Ладно, − Стеймор всю дорогу брал на себя роль лидера. - Я с Инисидой поищу пресной воды. Вэн, а ты с Лаей вытащи пауков и разделай пантеру.
  Долго уговаривать не пришлось. Вэн сам вытащил пауков, сложив их за углом. Вместе с Лаей, вбив штыри в трещины стены, они подвесили пантеру за ноги, и Вэн элитаровским ножом снял шкуру. И тут его осенила мысль. Он достал из ранца вибронож, им вырезал здоровенные клыки хищника.
  − Зачем ты это делаешь? - Лая с любопытством наблюдала.
  − На, возьми, − сказал Вэн, протягивая клыки. − Сделаешь себе украшение. Такого ни у одной женщины на Горане нет.
  − Спасибо, − Лая была растрогана таким отношением. Она благодарно взглянула в глаза Вэну.
  Как готовить мясо − вопросов не возникало, несмотря на то, что вокруг не наблюдалось ни одного, хоть даже и чахленького, деревца. На такие случаи у харви есть термо-пруты, и очень скоро куски мяса, разложенные в тепло-пакеты, тушились в собственном соку.
  Ах, как вкусно сочное мясо, когда ты усталый, голодный и уже давно думал о еде, пускал слюни, смотря, как в пакете скворчит сок, пуская такие аппетитные пузыри.
  За день все вымотались и неохотно тянули жребий, кому первому стоять стражу. Вэн отказался, сказав, что и так готов сторожить первым и, обхватив автомат, присел на ранец. Только усталость давила, отяжелевшие веки всё слипались, несмотря на отчаянные усилия их открывать.
  Дежурить выпало с Инисидой. Она сидела на ранце и тихо сопела, опустив голову. Стеймор с Лаей развалились на тёплых подстилках, и сразу задрыхли, как говорится, без задних ног.
  Вэн боялся уснуть, подвести друзей, поэтому вышел из храма и бродил среди развалин. Разглядывал всё вокруг сквозь визор и не мог понять одного: ему казалось, что кто-то его зовёт, откуда-то издалека. Слов не было, но Вэн знал, что ему нужно идти вперёд, ближе к озеру. Что-то манит туда, к этой тёмной зеркальной глади.
  Тихо шуршали под обувью камешки, вспарывая невероятную тишину. Что за мир? Ни кузнечиков, ни сверчков.
  − Стой, − раздался в голове отчётливый голос.
  Вэн замер, увидев в стороне голову огромной змеи, наблюдавшую за ним из-за камней. У громадной рептилии по бокам головы красовались два рога, наклонённые вперёд. Жёлтые, крупные, продолговатые глаза с вертикальными зрачками не отрывали взгляда, казалось, буравя человека. Длину тела рептилии определить сложно, оно скрыто за камнями. А может, это и не змея... какой-нибудь ящер.
  − Не бойся, − раздался тот же голос.
  А Вэн не то, что боялся! Тело сковал паралич. Мысли, казалось, исчезли вовсе − в сознании только эти жуткие глаза, да странные, вертикальные ноздри.
  Нет! были мысли, были. 'Сейчас этот монстр собирает длинное тело кольцами за камнями, готовится к броску'.
  Надо что-то делать! Спасаться! Защищаться! Нож... он поможет. Если удастся повредить её тело, то эта гадина отступит. Она может вцепиться зубами в голову или плечо. А затем обовьётся вокруг тела, начнёт сдавливать и при каждом выдохе сжимать, сжимать. Воздуха будет становиться всё меньше. Если это змея... Но почему рука не тянется к ножу?'
  
  Вэн открыл в испуге глаза - он сидел в храме. Рогатый змей оказался лишь дурным сном.
  Лая и Стеймор спали, а вот Инисиды не было. Вэн осторожно вышел из здания.
  Занимался багровый рассвет. Прохлада обволокла, заставив поёжиться.
  Поиски среди развалин ничего не дали. Никаких следов девушки.
  − Инисида! - громко позвал Вэн, но ответа не было. Вместо этого из храма раздалось бурчание Стеймора.
  − Чего разорался, болезный?
  − Инисида пропала, − растерянно сказал Вэн.
  − Оставь вас дежурить, − Стеймор появился на пороге с поисковиком в руках, ввёл код Инисиды. Поисковик запищал, показывая на экране яркую точку.
  − Она у озера, − удивлённо сказал Вэн.
  − Ага, и мне очень интересно, что эта краля там делает, − Стеймор направился в здание. - Собираемся и идём искать!
  Лая проснулась. Видно, она слышала разговор и выглядела встревоженной.
  − Что случилось? - спросила она, но взглянув на экран поисковика, всё поняла.
  − Вэн, потащишь ранец Инисиды, − распорядился Стеймор. Он был зол, ужасно. Глаза метали молнии. Ведь Инисида была его девушкой.
  − А чего я тащить буду, а не ты?
  − А потому... Кто её проспал?
  Огромное красное солнце уже взошло. Когда смотришь на этот кровавый диск, похожий на гигантскую раскалённую сковороду − чувствуешь себя букашкой. Светило словно давит, нависает.
  Как и везде, где они побывали на этой планете, вокруг водоёма не было ни кустов, ни деревьев. Из растительности здесь лишь колючая трава, которая сливалась с илистым берегом.
  Поисковик указывал, что датчик Инисиды под водой, метрах в пятнадцати от берега.
  − И что же её туда утащило? - растерянно произнесла Лая.
  − А почему ты думаешь, что под водой именно тело? Может, датчик оторвали с куртки, да выбросили, − сказал Вэн, чтобы хоть как-то успокоить спутницу.
  − Ага, датчик там, а Инисида нет? Ну, давай, помечтаем о хорошем!
  − Да не спорьте вы, − сказал Стеймор с горечью в голосе. - Под водой она: либо утонула, либо в желудке какого-нибудь монстра.
  − Мне змей водяной приснился... с рогами, − растерянно сказал Вэн, глядя на безмятежную гладь озера. - Наверное, он и забрал.
  − Надо же! - Лая плакала, размазывая по лицу слёзы. − Я не могу больше! Мы все в этом чёрном мире сдохнем! Лучше возвратиться на ту болотную планету!
  − Кому-то змеи снятся, а я видел сон, в котором элитаровцы сложили каменную стену, впритык к порталу, − зло сказал Стеймор. - А всё вы! Заберём левикаты! Забрали? Уже трёх человек нету!
  − Сложили стену впритык к порталу? И теперь, если попытаемся пройти, портал выдавит в стену, и получится фарш, − подытожил Вэн. Спорить ему не хотелось, да и прав Стеймор, прав.
  −А дальше, во сне, − Стеймор окинул беглым взглядом друзей, − мы остались с Лаей вдвоём, и через мир двенадцатого уровня попали домой.
  − А я? - удивлённо спросил Вэн.
  − О тебе не знаю, не снилось ничего. Но то, что ты уже грузнешь в землю и потихоньку к ней привыкаешь − это факт, − Стеймор сказал это зло, чтобы досадить.
  Вэн глянул вниз: берцы по щиколотку утопли в вязкой грязи берега. Он вышел на траву и стал обчищать грязь с потяжелевшей обуви.
  − Ну да, чёрная планета и сарказм у тебя такой же. Но я выживу, обязательно! − Вэн говорил, а сам смотрел на Лаю. Она затихла и не отрывала взгляда от воды, пытаясь что-нибудь разглядеть в тёмной глубине.
  − Да кто спорит, выживешь... конечно, − с ехидцей в голосе сказал Стеймор.
  Вэн вытряхнул содержимое ранца Инисиды на траву.
  − Разбираем? - тихо спросил он.
  Делили молча. В принципе, в вещах погибшей, вернее выбывшей из команды, особо ценного ничего и не было. Кусок голубого металла, который светил во тьме не хуже свечки, десяток серебряных крупных монет с изображением львиной головы с обеих сторон. Вот и всё богатство. Каждому ещё досталось по обойме с сотней пуль.
  Вэн со злостью зашвырнул пустой ранец подальше в воду.
  − Ну, что, пока силёнки свежи, в путь? - предложил Стеймор.
  Никто не ответил, и путники двинулись к новому миру − вратам двенадцатого уровня. Что там может встретиться? Они даже не представляли. Знали точно одно: простому человеку там выжить почти невозможно. Ещё было известно, что на двенадцатом уровне часто попадаются порталы с выходом на первый.
  Чтобы добраться до ближайшего портала, понадобилось весь день топать по степи. Хотя у людей были подозрения, что время в мирах текло по-разному. Вэн в каждом мире подбрасывал вверх камень, засекая время, когда он упадёт на землю. Время часто разнилось так, что на одной из планет камень падал в два раза дольше, чем на первой, куда попали харви. Возможно, ещё дело в силе притяжения, но приборов её измерить нет, а физически особой разницы не чувствовалось.
  Форсирование мелкой речушки, да два привала - вот и все события за день. Нет, ещё определитель Вэна подал сигнал, обнаружив в почве артефакт. Но он был размером с человека, формой похожий на раструб старинного излучателя. Покрытый трёхметровым слоем почвы, неизвестно, сколько он там пролежал. Харви его тревожить не стали, поскольку, даже откопав, не смогли бы его тащить.
  Пирамида уже выросла на горизонте, осталось совсем немного, чтобы дойти до портала. Над головой безмятежное синее небо с розоватыми облаками. Казалось, что вокруг всё вымерло: ни птиц, ни зверя. Но люди знали: опасность здесь может встретиться на каждом шагу. Ведь попались в этом мире лопоухие чудики и птички. Это если не считать 'пантеру' и громадных пауков.
  Слева возвышался большой холм. Из-за него раздался громкий рык, ему вторил другой.
  − О! Кажись, сейчас мы увидим ещё местных! − с сарказмом сказал Стеймор.
  − Может, обойдётся, − в голосе Лаи было больше сомнения, чем надежды. - До пирамиды рукой подать.
  Стеймор говорил, что в следующий мир войдут только двое. Вэн с тоской посмотрел на друзей, затем огляделся. Может, эта чёрная равнина − последнее, что он видит в жизни. Стало как-то не по себе. Неприятное чувство, что всё может сейчас прекратиться: это небо и тяжесть ранца на спине, красное солнце и неприветливая чёрная трава.
  Вэн сжал рукояти оружия до боли в пальцах. В любом случае он так просто не сдастся!
  На холме появилось стадо крупных животных, похожих на бегемотов, только шкура на них была ярко-красного цвета. И эта яркая шкура, рельефная от мощных мышц, отливала серебром. На головах животных красовались по три острых рога: один смотрел вверх, а два горизонтально в стороны. Бегущие 'бегемоты' поднимали пыль в стаде, которая оставалась позади и медленно уплывала в сторону.
  Стадо замедлилось, сбавило темп до шага. На ходу звери внимательно разглядывали людей, затем остановились, поводя мордами. Видно, втягивали ноздрями воздух.
  − Этих рогачей штук пятнадцать, − Вэн не отрывал взгляда от замершего стада.
  Для того чтобы добраться до портала, надо уходить правее, избежать стычки с неизвестными, но на вид грозными животными.
  − Я с магиса штук семь уложу, пока до нас добегут, а остальные ваши... − сказал Стеймор и указал рукой правее. - Обходим.
  − Теперь ясно, почему лопоухие чудики бродят здесь только ночью − днём эти животные затопчут любого, − сказала Лая, с опаской поглядывая на стадо. Она старалась не отставать от мужчин, хотя было видно, что взятый группой темп для неё слишком высок.
  Снова раздался грозный рык с холма, и животные пустились рысцой к путникам.
  Вэн надел визор, установил десятикратное увеличение. Разглядел их страшные, все в буграх, морды. А ещё увидел ничего не выражающие, вселяющие липкий страх глаза, огромные острые зубы и выступающие клыки. Даже представилось, как они рвут мясо своими зазубренными краями.
  − Стеймор, стреляй! - закричал нервно Вэн. Из автомата палить было рано, только зря тратить пули.
  − Сам знаю, − процедил Стеймор свозь зубы. Он уже смотрел в экран магиса, приладив винтовку к плечу.
  Щёлк... Разрывная урановая пуля своё дело знает: голова первого рогача разлетелась красными лохмотьями, тело чуть повернуло и боком завалилось под ноги бегущим сородичам. Двое зарылись мордами в землю, перекувыркнулись, поднимая ещё больше пыли. А в визор хорошо было видно, как два оторванных рога с разлетевшейся головы рогача эпично падают над этой неудержимой, несущейся массой.
  Щёлк... Второму рогачу разворотило бок, его сразу сбили бегущие сзади сородичи.
  Прикинув на глаз расстояние, Вэн начал стрелял короткими очередями. Лая тоже палила, автомат прыгал в её руках, и пули улетали в пустоту. От винтовки Стеймора был толк − уже четвёртый рогач остался лежать, скрытый клубящейся пылью.
  И тут стадо развернулось как по команде и, отбежав метров тридцать, остановилось.
  − Не стреляйте, − скомандовал Стеймор, − обходим, обходим.
  Быстрые шаги, тяжёлое дыхание. Харви спешили, до пирамиды оставалось километра три, а там портал и иной мир, где не будет этой неудержимой рогатой массы, которая с лёгкостью снесёт и затопчет.
  − У них, наверное, мягкая поступь, топота не слышно почти, когда бегут, − сбивая дыхание, сказала Лая.
  − Да какая разница, они и такими лапами раздавят, − ответил Стеймор. − Прибавьте шагу.
  Стадо теперь двигалось медленно, заставляя путников уходить правее. Они внимательно наблюдали за людьми.
  − Странно, − Вэн остановился, огляделся. - У меня такое чувство, что эти твари нас куда-то загоняют.
  − Куда? - Стеймор горько усмехнулся. - Степь да холмики кругом. Ты уже, кажись, бредить начинаешь.
  − Это животины другого мира, как ты их логику можешь понять? - вставила своё слово Лая.
  − О! Зашевелились! Опять бегут! - Стеймор перешёл на крик, прижал приклад винтовки к плечу.
  Дрожащими пальцами Вэн быстро поменял обойму. Стеймор за это время выстрелил трижды - но только два зверя нашли свою смерть. Стадо ответило громкими рыками. Щелчки выстрелов в них тонули, только топот примешивался к гортанным звукам.
  Сосредоточив огонь на ближайшем несущемся рогаче, Вэн не видел, что делали его друзья. Автомат - не магис с его урано-углеродными крупнокалиберными пулями. Но всё равно, град зарядов заставил зверя замедлиться, затем оступиться на переднюю ногу. Ещё два хищника неслись на Вэна, парализуя бессмысленным взглядом.
  Вэн понял, что успеет остановить только одного. А второй добежит и проткнёт его длинными рогами, либо просто сшибёт - конец один. У Стеймора ситуация не лучше, сейчас его две туши снесут, как ураган дряхлое дерево. Лая со стороны остервенело палила, вопя своё любимое: 'твари'.
  В тот миг, когда автомат замолчал, Вэн остался один на один с приближающимся врагом. Красная бугристая морда уже метрах в пяти, приближается, как в замедленном кино. Рой мыслей пролетает в один миг, разум выбирает единственно верную: уйти, увернуться с траектории атаки.
  Вэн сгруппировался, чуть согнул ноги в коленях. Когда расстояние сократилось до двух метров, рванул влево. Но рогач оказался ловок. Он повернул голову, поддев Вэна боковым рогом.
  На такой скорости рог должен был проткнуть, разорвать бок и руку. Но ничего не случилось, враг пронёсся мимо, а рог... прошёл сквозь тело, не причинив вреда!
  - Ха! - раздался изумлённый голос Стеймора. - Что за дела? Он сквозь меня прошёл! Голограмма такая, что ли?
  Три рогача замедляли бег для разворота и медленно таяли в воздухе! Исчезали их бугристые зловещие морды, тела становились прозрачными.
  Вэн в горячке судорожно менял обойму, не осознавая, что опасность миновала.
  - Мне кто-нибудь объяснит, что тут произошло? - изумлённо вымолвила Лая.
  - Я! - Стеймор поднял руку, затем ехидно добавил: - Если ты пояснишь мне.
  - Это видение, которое нам кто-то навязал, - подытожил свои мысли Вэн.
  - Ого! Откуда такие выводы? - голос Стеймора стал ехидным. - А пыль - это тоже галлюцинация?
  - Да просто всё... От нас чего-то хотят, а вот кто и зачем это сделал - загадка. Может, это разум планетарный. А пыль... даже не могу понять, как она была возможна.
  Вэн сбросил ранец, уселся на него.
  - Всё... Привал.
  - Да, отдохнуть не помешает, - Лая тоже скинула ношу.
  Позади Стеймора, метрах в десяти был небольшой холмик, и он начал подниматься! Медленно, его края сплывались к центру. Вэн не поверил глазам...
  Стеймор замер, глядя на Лаю.
  - Не шевелись, - тихо сказал Вэн. − Там что-то огромное.
  Пальцы ещё дрожали, но он быстро нащупал на ранце отсек с гранатами, стал доставать тепловые из правого отделения.
  - Ты тоже видишь? Это? За Лаей? - тихо спросил Стеймор.
  − Нет. Эта тварь за тобой, − шепнул Вэн.
  - Мальчики, готовьте гранаты, - сказала Лая, шаря рукой в ранце.
  − Они с трёх сторон! - голос Стеймора сорвался на визг.
  Вэн обернулся. Сзади него тоже поднялось что-то большое, назвать его животным язык не поворачивался.
  Самое странное, что это чудище покрыто шерстью, которая неотличима от травы. А шкура на вид похожа на пористую землю. Туша монстра овальная, в длину около десяти метров.
  Страшилище казалось горой, складки расползлись, и показалась голова на длинной шее. Белые глазки − словно бусинки на голове этой горы. Когда чёрная громадина раскрыла рот, оттуда показались редкие тупые зубы, толщиной с человеческую руку. Но всё это меркло, когда взгляд падал на толстенные ноги-тумбы, которые и два человека не сцепят в обхват.
  - Эти монстры реальны или опять глюк какой? - зло спросил Стеймор, держа в руках гранаты.
  - Это они нас рогачами и морочили, чтобы сюда загнать, - Лая испуганно озиралась.
  Тумп! Чудище сделало шаг, затем земля задрожала от ног ещё двух живых холмов. Трава заколебалась, вибрация пошла через ноги, парализуя волю.
  - Только в пасть кидайте! - крикнул Стеймор и побежал на ту чёрную массу, что была позади Вэна. А он всё ещё цеплял гранату к креплению на груди непослушными пальцами. Лая так и осталась стоять с перекошенным от страха лицом, растерянно озираясь.
  Две гранаты в креплениях на груди, по одной в руке. Чека из такого материала, чтобы не повредить зубы. Её легко активировать, повернув на девяносто градусов. Что Вэн и сделал с обеими гранатами.
  - Эй, ты!.. монстер! - крикнул Вэн, привлекая внимание хищника. - Хочешь горячую котлетку?
  Нет, не напугаешь криком такого зверя. Зато он широко распахнул пасть и исторг чудовищный рёв, от которого заломило уши.
  Первый шаг дался Вэну тяжело, словно что-то удерживало на месте.
  - На, тварь! - раздался позади голос Стеймора, затем громкий хлопок сработавшей гранаты.
  Вэн уже бежал, но оглянулся. Огненное облако таяло у передней ноги монстра, которого атаковал Стеймор. Голова на длинной шее пыталась достать его, когда он метнулся в сторону. А Лая убегала от наступающего страшилища, позабыв даже кинуть зажатую в ладони гранату ему под ноги.
  Вэн остановился метрах в пяти от покачивающейся головы. Резко опустив шею, монстр атаковал. Чудовищная глотка раскрыта, но кроме редких и огромных зубов Вэн не видел ничего. Он бросился влево, швырнув снизу в пасть гранату, а вторую бросил под свисающее брюхо.
  Хлоп! В спину ударила волна нестерпимого жара, словно упал голой спиной в костёр, затылку досталось меньше. Волосы затрещали, но не загорелись. Вэн отбежал метров на пять, а сзади ухнуло, словно упал большой камень метров с десяти. Вэн обернулся − монстр уже лежал на траве, бока оплывали, а голова медленно втягивалась в туловище. Стеймору не удалось закинуть гранату преследователю в пасть, но раздалось два хлопка, почти одновременно: передние ноги чудища окутало пламенем, и эта чёрная гора стала оседать, издав душераздирающий рык. Третий охотник за людьми был уже между мужчинами: резко выбрасывая вперёд голову на длинной шее, он пытался поймать беспорядочно мечущуюся из стороны в сторону Лаю.
  Почти одновременно Вэн и Стеймор бросились в атаку с двух сторон. Вэн не обращал внимания на боль в спине, хотя казалось, что ткань куртки тлеет.
  Полетели гранаты: он бросил две под свисающее почти до земли пузо монстра, а граната Стеймора пролетела мимо увесистой головы и, издавая свист, упала в десяти метрах от Вэна. А свистят гранаты только импульсные, и это было плохо. Вэн прыгнул в сторону, бросился на землю, подальше от упавшей гранаты, оказался ногами к ней, и прикрыл голову руками. Ведь эти импульсы разрушают нервы.
  Граната громко щёлкнула, колючая боль побежала по телу, казалось, она везде: иголки бегали по спине и ногам. Даже закололо пальцы на руках.
  − Ты − идиот! Хотел меня убить? - выкрикнул Вэн. Вскочил. Пытался бежать к своему ранцу, ведь там осталась ещё одна граната, но ноги не слушались, к горлу подступила тошнота. Появилось такое чувство, что сейчас сознание потухнет. Затем Вэн понял, что падает, ног он не чувствовал, как будто их и не было. Руки тоже подвели, не удержали. Зубы клацнули, когда подбородок встретился с землёй.
  - Лая! Кидай! − Стеймор орал как резаный.
  Вэн чувствовал, что сознание медленно уплывает, в стороне раздалось два хлопка, но они уже были еле слышны...
  
  - Что будем делать? Не оставлять же его тут, - это голос Лаи, но послышался он издалека.
  - Не знаю... думаю, он уже не ходок, - голос Стеймора прозвучал почти рядом.
  Вэн отрыл глаза, и приподнял голову. Друзья стоят рядом: видны запачканные бурой грязью голенища их берцев. Попытался встать, опираясь на руки, и только сейчас понял, что ноги отсутствуют, будто их никогда и не было. Но они же были всегда! Приподнявшись на руках, Вэн взглянул на ноги. На месте...
  Присев, Стеймор заглянул в глаза. И показалось, что в их глубине мелькнула и тут же угасла волна сожаления.
  - Как ты?
  - Ног не чувствую, и челюсть болит, спину печёт, - Вэн горько улыбнулся.
  - У тебя есть ещё минут десять - двадцать уже прошло, - Стеймор встал. - Пойду принесу ранцы.
  - Лая, дай воды, - сказал Вэн и, уткнувшись лбом в сжатые кулаки, закрыл глаза.
  Десять минут... Если они пройдут, и Вэн не будет чувствовать ног, то всё. Его оставят в этом мире, никто не будет нести его сотни, а может, тысячи километров. Да и он бы Стеймора не потащил. Потому что этот ехидный компаньон бросит, не задумываясь. А Лаю Вэн нёс бы хоть тысячу, хоть две. Чем-то она зацепила его, эта девчонка. Хотя и выбрала Терса. Но он уже умер, став пищей для хищной птицы.
  Лая молча подала флягу. Судя по весу и бульканью, в ней было глотка три. Жадно выпив всё до последней капли, Вэн отшвырнул её и вдруг ощутил боль в колене. Ноги ожили! Словно появились сами собой. Почувствовались и ступни, просто от попытки пошевелить пальцами.
  - Я ходок! Ходок! - Вэн быстро встал.
  Но нормально идти не удавалось. Ноги гуляли в коленях. Шаги неуверенные, напоминают движения неумелого робота.
  − Теперь у нас в команде есть свой робот, − с доброй улыбкой сказала Лая. Она бы так не пошутила, если бы не знала, что через несколько минут эта неуклюжесть пройдёт.
  - Вот молодец какой, - Стеймор закинул на плечи и потащил два ранца. − Пошли быстрей к порталу, пока нам не встретились ещё какие-нибудь чудища.
  - Ага, нервы чуть мне не угробил, а теперь тащишь в мир двенадцатого уровня, - Вэн говорил, а сам шёл следом.
  - И два, подкласс С, - уточнила Лая, а мы с таким ещё не сталкивались.
  - Не нойте, через него мы попадём домой.
  - Давай мой баул. Я уже в порядке, − сказал Вэн.
  Стеймор с радостью вернул ранец.
  Как раз проходили мимо ходячего холма, которому Вэн закинул в пасть гранату.
  Шерсть с ближней стороны на нём обожжена, скрутилась, как человеческий волос. Пористая кожа полопалась, обнажив розовую плоть. Но крови видно не было.
  - Ты смотри, - Вэн подошёл ближе, разглядывая странное животное. Если бы морду всю спрятало, бугор, да и только. Даже шерсть от травы не отличить.
  - А расплывается так, - добавила Лая, - что и не видно, где земля, а где эта тварь.
  До пирамиды добрались без приключений. У входа, на фоне тёмных швов между громадными блоками, стояли каменные изваяния большеглазых стражей. Именно по этому учёные сложили мнение, что эти существа и есть создатели переходов между мирами. Их большие глаза давали понять, что их хозяева любят ночь.
  − Добро пожаловать! - сказала Лая, глядя на гладь портала. − Двенадцатый уровень, планета Карэя!
  Вход в пирамиду и есть портал, его чёрную матовую гладь видно издалека. Харви входили по потрескавшимся каменным ступеням по одному, словно в воду. Первым Стеймор, дальше Лая, Вэн - замыкающий.
  
   Глава вторая
  
   Двенадцатый уровень
  
  Падение...
  Всё как всегда. Точки, превращающиеся в линии, затем бежевый круг. И тебя выталкивает из чуждого измерения в мир, где ты ещё не был и не знаешь, каков он.
  Здесь шёл дождь. Крупные тёплые капли падали на кожу, стекали за воротник. Пирамида стояла на возвышенности на краю тропического леса, а перед людьми, до самого горизонта, темнел океан. Вэн посмотрел на небо, закрыл глаза. Было тихо и тепло, только капли ударяли по закрытым векам.
  − Нам повезло, − раздался радостный голос Стеймора. − Тут хорошо, хотя сыро... − он покосился на статуи, покрытые тонкой порослью зелёного мха.
  Вэн нехотя открыл глаза, снял ранец.
  − Если климат мягкий и тёплый, значит, по классификации он очень опасен, − возразил он.
  Лая присела на серый валун и, положив руки на колени, опустила плечи.
  − Ну да... Двенадцатый уровень, а тепло. Нужно быть настороже. Может, тут водятся динозавры или драконы.
  − Надо привал устроить, − предложил Вэн. Он смотрел на океан, представляя, как волны лижут усталые ноги.
  − Стеймор, куда пойдём? - спросил Вэн, а тот замер, глядя, как Лая снимает куртку, подставляя плечи дождю. Она глубоко вдохнула влажный воздух, полный пряных запахов.
  − Давай, Лая, искупайся под дождиком, − Стеймор лукаво улыбнулся. - В океане опасно, голову даю на отсечение.
  − Глаза сотрёшь, − резко отозвалась Лая.
  − Да ты что! - у Стеймора не нашлось слов, он лишь развёл руками.
  Вэн приглядел два больших листа, которые создавали внушительный навес. И казалось, что росли они прямо из земли, словно ждали, чтобы приютить путников.
  − А вот и шалаш, − он поднялся, подцепил ранец, устало поплёлся в укрытие. Одежда уже промокла насквозь. Под листами почти сухо, можно уютно устроиться и переждать дождь. Вэн достал из ранца пакет с протеиновым питанием, начал жевать сладковатую тягучую пластинку.
  Тело быстро нагрелось, кожа покрылась испариной. Становилось жарковато и душно.
  Подошла Лая, небрежно бросила ранец рядом. Сверху положила автомат. Куртка на ней расстёгнута, упругий живот притягивал взгляд. Вэн постоянно на неё заглядывался, давно отметив про себя, что редко встречал на Горане таких красивых женщин.
  Он отломил половину протеиновой пластины, протянул девушке.
  − Спасибо, а то у меня в желудке уже урчит, − Лая улеглась животом на траву и вонзила ровные зубы в сладкую плитку.
  − А Стеймор где? - Вэн пошарил взглядом по сторонам.
  − Пошёл осмотреться, определиться с маршрутом.
  Вэн пристроил под голову ранец, уставился в гладкий тёмно-зелёный лист, служивший крышей.
  − Знаешь, мне кажется, что это всё не с нами происходит, − задумчиво сказала Лая. - Столько видов жизни... и все разные. Столько миров...
  − Чувство реальности и вправду теряется, − ответил Вэн. - Но я мнемоник и помню весь договор с корпорацией наизусть.
  − Здесь даже времени нет, сутки в мирах раз...
  − Лая, мы с тобой встретимся, когда вернёмся на Горану? - перебил Вэн, пристально глядя в её голубые бездонные глаза. Понимал, что она флиртовала с Хайтом, не лез в их отношения. Но сейчас почему-то ляпнул, не подумав.
  − Я бы хотела с тобой дружить, когда вернёмся, − она замялась. - Давай пока не будем...
  − Да, да. Я понимаю, − Вэн закрыл глаза, говорить больше не хотелось.
  Усталость брала своё, наваливалась дремота. Сон подкрался незаметно, как будто выключили свет.
  
  
  − Вэн! - как удар гонга прогремел в ушах испуганный женский голос и сразу крепкий толчок в плечо.
  Вэн вскочил, вертя головой. Так будят при опасности - он лихорадочно схватил автомат. Лая стояла на коленях, глядя испуганными глазами. Губы дрожали, а руки... руки вяло пытались что-то оторвать от живота.
  − Смотри, − тихо сказала она дрожащим голосом и указала взглядом вниз.
  Справа от пупка сидело зеленоватое существо, чем-то похожее на маленькую черепашку. Только у этого местного животного вообще не видно головы. Лишь выпуклый хитиновый панцирь и четыре втянутых лапки. Величиной с увесистый кулак, оно плотно вцепилось в кожу.
  − Сбей его, − спросонья Вэн не понял, что спутнице грозит опасность.
  − Больно. Очень, − прошептала Лая.
  Только сейчас Вэн увидел, что её глаза открыты необычайно широко. И Лая не моргала!.. лишь подрагивали веки. Он изучал в синеврате все известные формы жизни и знал, что это, скорее всего ядовитый паразит-кровосос. Он так цепляется за кожу брюхом, что не разорвать. И через присоску эта сволочь пьёт кровь и пускает отраву, если потревожить во время обеда.
  − Сейчас будет плохо ему! − Вэн выхватил нож и попытался выковырять маленькому вампиру лапу из панциря. Если ему сделать очень больно, возможно, эта тварь и отстанет. Лихорадочно Вэн стал резать-пилить лезвием по округлому хитину, не зная, правильно ли он делает. Но острие ножа скользило по прочному хитину бестолку, не причиняя паразиту вреда.
  Если ему сделать очень больно, то он сразу отстанет! - бормотал он усердно.
  − Не трогай! Он яд пускает! - веки Лаи часто заморгали и тело обмякло. Она потеряла сознание.
  Растерянный Вэн уложил беспомощную Лаю на спину. Надо было срочно её спасать, иначе девушка может умереть. Он рукой оттянул кровососа, насколько позволяла упругость живота. Быстрым и точным движением отсёк ножом паразита вместе с кожей. В отличие от зубодробильных фильмов, кровища не забрызгала лицо и всё вокруг на расстоянии трёх метров. Только тёмно-красная струйка медленно поползла вниз по животу. Вэн, бросив паразита на землю, рукояткой ножа со всей силы врезал по панцирю. Но раздался только глухой звук, не причинивший странному местному обитателю вреда. Но Вэн не отступал. И через несколько секунд зелёный кровосос закончил свою жизнь, приплюснутый между двух камней.
  Пока достал аптечку, по боку Лаи пролегла тёмная широкая полоса крови, медленно сползающей вниз.
  − Ты что? Её зарезал? - раздался удивлённый голос Стеймора.
  Вэн обернулся и увидел воронёный ствол магиса перед глазами.
  − Паразита снял... ядовитого, − он не рискнул показывать рукой, повёл глазами в сторону лежащего кровососа с куском кожи.
  − Хорошо развлекаетесь, − облегчённо вымолвил Стеймор, убирая оружие. - Я уж стрелять думал.
  − Знаешь, что! Не мешай!
  Вэн обработал рану антисептиком. В таком влажном и тёплом климате микробов в рану попало уже много − иммунитет с ними сам не справится.
  Вэн дрожащими пальцами долго рылся в ранце, на самом дне нашёл баллончик с имитатором кожи. Равномерно обрызгал им рану. Вступив в реакцию с воздухом, полупрозрачная плёнка за несколько секунд стала прочной, но эластичной.
  − Надо ей срочно вколоть нейтрализатор, − Стеймор участливо наблюдал.
  Достав из аптечки инъектор, Вэн вколол в бесчувственную руку два разных укола, меняя капсулы. В них такой набор нейтрализаторов и гормонов, которые поднимут на ноги почти мёртвого.
  − Может, ещё ей чего вколоть? - Вэн всё хотел помочь.
  − Да ты что, сдурел? Хватит!
  Вэн только заметил, что дождь закончился. Он уставился на Стеймора.
  - А где твой ранец?
  − Я вдоль реки прошёлся. В скале тайник нашёл, туда спрятал.
  − Ах! - выдохнула Лая и резко села. - Что?
  − Всё в порядке, твой враг убит, − Вэн улыбнулся, радуясь, что с девушкой всё в порядке.
  Лая встала, растерянно огляделась. Она потихоньку приходила в себя: внимательно осмотрела живот.
  - Тебе повезло, что этот вампир на голову не сел, а то бы Вэн тебе скальп снял! - захихикал Стеймор.
  − Спасибо, − Лая благодарно взглянула на Вэна, затем огляделась вокруг. - Куда пойдём?
  − Во... тебя тормошит! − Стеймор рассмеялся.
  Лая через пять секунд уже была на ногах: с ранцем на плечах и с автоматом в руках.
  − Стеймор, ты определился с маршрутом? − спросила она.
  Вэн потёр лоб, озадаченно посмотрел на девушку. Да, выглядела спутница забавно.
  − От второй капсулы одного только тестостерона идёт десятикратная выработка, − тихо произнёс он.
  − Я не могу! - Стеймор не унимался. − Она нас потешит сегодня. Ей эстрогена бы столько, автомат бы пеленала!
  − Лая! За мной! - Стеймор пошёл вдоль деревьев. - Ранец в тайник! Будем косить чёрных блестящих аборигенов!
  Лая догнала его, шла чётко вслед.
  − Блестящих? - удивился Вэн, спешно собираясь. - Подождите!
  
  * * *
  
  
  Они тихо шли гуськом за Стеймором, пробираясь сквозь свисающие длинные листья. Осторожные шаги, чтобы не хрустнула под ногой ветка, хотя всё, что здесь лежало на почве, было трухлявым из-за влажности.
  Много деревьев было поваленных, наклонившихся. На их стволах, покрытых изумрудным мхом, росли растения-паразиты, похожие на земные папоротники. Повсюду свисали петли лиан, будто диковинные тёмно-зелёные змеи. Через лежащие деревья часто приходилось перелезать - такими большими были поваленные стволы.
  Лес казался безопасным, страшного зверья не наблюдалось. Только иногда слышались далёкие гортанные выкрики, да щёлканье птиц. Лая всё время вздрагивала, испуганно направляя автомат на толстые лианы, ей везде мерещились удавы и прочая ползучая нечисть.
  Ранцы харви оставили в маленькой пещерке, найденной Стеймором у небольшого водопада. Пришлось пройти километр вдоль вымоины в известняке, затем пять метров взбираться по отвесной стене, цепко хватаясь за лианы. Зато багаж там никто не найдёт.
  Стеймор поднял руку. Лая с Вэном подкрались, и сквозь листву открылась взорам маленькая деревня. Она казалась брошенной, вокруг стояла тишина. Десяток примитивных хижин, плетённых из веток и покрытых тростником. Посреди деревеньки было что-то интересное − большая голова зубастой змеи, вырезанная из дерева, разинула пасть к небу. Изо рта вертикально торчал острый язык, больше похожий на жало. Возле головы, держа копья остриём вверх, стояло два стражника. Чёрные, покрытые короткой блестящей шерстью, они не двигались, походили на истуканов. А их морды напоминали медвежьи.
  − Ну и что? - шепнул Вэн. - Обыкновенный тотем.
  Стеймор хищно улыбнулся, лицо его стало алчным:
  − Лая, просканируй определителем.
  Девушка достала плоский прибор, направила на тотем.
  − Алмазы на месте зубов, природные, шестнадцать штук. Размер - двадцать сантиметров.
  − Таких больших алмазов не бывает, − Вэн чуть не повысил голос. − И как мы их стащим?
  − Да выкосим этих чертенят, делов то... − Стеймор усмехнулся.
  − Я со Стеймором, мне алмазы нужны, − уверенно сказала Лая. - А этих чертенят я, пожалуй, назову... назову... Что-то ничего на ум не идёт.
  - А что, прикольное название ты придумала, - Стеймор тихо захихикал. - Будем выкашивать аборигенов.
  − Лая... ты-то понятно, под коматозом пойдёшь куда угодно, − подытожил Вэн. - Ну, а ты, Стеймор. Ведь они разумны, это убийство.
  − Давай, нравам тут меня учи. Иди поспи, Лая за двоих постреляет. Да, девчушка?
  − Ага, − Лая улыбнулась как идиотка.
  Вэн посмотрел на замерших чёрных стражников, затем на друзей. Они смотрят туда, на тотем, как на жертву... Не отступят.
  − Я вам сегодня не попутчик. Вспомнилось мне, как один ведьмак рассказывал. Говорит, есть такое место, куда можно попасть в астрале, проведя нужный ритуал. Так вот, там дерево, у ствола которого стоят два безоружных человека. И не пускают к этому дереву. А я, говорит, вышел, а там десять человек и все суки с копьями.
  − И к чему ты это рассказал? Я не ведьмак, − глаза Стеймора сузились.
  − Просто не хочу, когда умру, встретить у дерева людей с копьями, − Вэн развернулся, двинулся обратно к тайнику.
  − А ты скоро умрёшь, поверь. Через час! − сказал Стеймор вдогонку.
  − Ага, помечтай! − Вэн даже не обернулся.
  Злость пробирала его. Отойдя подальше от деревни, Вэн шёл, не таясь. Пинал на ходу попадавшиеся лианы, листья. Сейчас его друзья перебьют аборигенов. А он? Правильно ли поступил? Но, по крайней мере, он в этом не участвует.
  До тайника Вэн добрался быстро, взобрался по корням в пещеру. Ранцы были на месте. Он набросил свой на плечи, поправил лямки. И тут Вэн осознал, что кто-то стоит за спиной. Рой мыслей пронёсся в сознании за мгновение. Ни Лая, ни Стеймор так незаметно бы не появились.
  Элитар! Нашли!
  Вэн резко развернулся к выходу - остолбенел. Там стоял полный лысоватый мужичок. Лет сорока на вид, в таком же полевом комбинезоне, как у всех харви. Спокойный и уверенный в себе. Откуда он мог взяться?
  − Ты это... из вещей Стеймора и Лаи выбери, что полегче да поценней. Забери, − сказал незнакомец.
  − Почему я должен их забрать? Откуда ты знаешь? Ты кто?
  − Они умрут, скоро. Откуда знаю? Я создатель этих миров, всех.
  − Как создатель? Ты бог, что ли?
  − Ну, можешь и так считать, − незнакомец изобразил улыбку чеширского кота.
  − А почему мои друзья умрут? - выкрикнул Вэн.
  − Я дал им искушение. Соблазнились... − незнакомец сказал это настолько спокойно, что Вэн разозлился.
  − Эти чёрные аборигены их убьют?
  − Ага, они заманивают таких бродяг, как вы и нанизывают на жало тотема, − толстячок улыбнулся. - У них свой бог, ему надо жертвы приносить.
  Вэн медленно поднял автомат, его пальцы сжались до боли. Стиснув зубы, он бросился вперёд, выставив оружие, чтобы вытолкнуть из пещеры этого наглеца. Пусть летит на камни, вниз головой!
  Но столкновения не было − автомат и руки провалились сквозь тело ухмыляющегося призрака. Вэн сам вываливался из пещеры. Пришлось резко выбросить автомат, чтобы ухватиться за свисающие толстые корни, хорошо, хоть они в избытке расползлись сверху вдоль отвесной стены. Пальцы словно проскребли по наждачной бумаге. Но Вэн держался цепко, ведь с пятиметровой высоты можно и разбиться. А призрак присел, его глаза щурились в усмешке.
  − Тяжело, с ранцем-то?
  − Останови их, или я сам пойду в деревню! − Вэн осторожно спускался, груз на спине неумолимо тянул вниз.
  − Да иди, мне то что? - толстяк засмеялся, медленно исчезая.− Только глупостей не делай, а то вместо того, чтобы выбросить меня из пещеры ударом кейтан, ты как ребёнок... толкаешься автоматом.
  Голос призрака тоже таял, как и он сам. Но откуда этот ехида знает, что в бойцовском клубе, где тренировался Вэн, прямой удар ноги называют кейтан?
  Внизу Вэн решительно сбросил ранец, нащупал в кармашке тепловую гранату. Он закрепил её у нагрудного кармана, а нож вставил в крепление на предплечье куртки.
  'Ты иллюзия, иллюзия', − говорил Вэн сам себе, чтобы привести в порядок сознание. Ведь встретить в настоящей жизни призрака − это настоящее испытание для психики.
  − Конечно, и сердце твоё стучит гулко, усталость, жара - всё мираж, − раздался сзади насмешливый голос.
  Вэн подобрал автомат, валявшийся в стороне.
  − Ты злой, − сказал он через плечо толстяку, затем побежал, лавируя между округлых валунов, доверху поросших мхом.
  − А ты глупый, − донёсся сзади насмешливый голос.
  Вэн не ответил, он бежал к деревне, чтобы спасти Лаю. Ведь отчасти он виноват, что вколол ей активатор гормонов. Хотя, кто знает, какое бы она приняла решение. Но всё равно, Вэн торопился спасти дорогую его сердцу девушку. Когда известняковая стена, вдоль которой Вэн бежал, сошла на нет, он вступил в лес. Здесь не побежишь, осклизлые поваленные стволы деревьев попадались часто, лианы перегораживали путь на каждом шагу. Да ещё попадаются упавшие стволы в три-пять обхватов, через которые приходится перелезать, вцепляясь пальцами в скользкую мёртвую кору. Ковер из низкорослой травы такой густой, что казалось, идёшь по разложенным подушкам. Мох был везде, даже живые стволы пористые и зелёные до самого верха.
  Пот застилал глаза, а тяжёлый, наполненный влагой, тёплый воздух обжигал лёгкие.
  И тут со стороны деревни послышался монотонный звук десятков голосов, похожий на песнопение.
  'Улла, улла', − он постепенно, но неотвратимо усиливался.
  Вэн остановился.
  Пульсировало в висках, пот слепил глаза. Нарвать бы сочных листьев! Натереть лицо и шею, чтобы не выдавал жирный блеск кожи. Будет хоть какая-то маскировка, а комбинезон сам сольётся с фоном леса.
  Срывая на ходу листья, Вэн разминал их пальцами и натирал соком лицо и шею. И это стало ошибкой...
  Из-за ствола выступил чёрный абориген. Произошло всё так быстро, что Вэн не сразу сообразил − пора уже стрелять.
  Этот блестящий полумедведь был почти на две головы выше, держал занесённую палицу над своей головой.
  У него вертикальные зрачки и по-медвежьи заострённые уши. Почему-то вспомнился соседский кот, хоть эта чёрная рожа больше похожа на медвежью.
  Руки от лица метнулись к автомату, но дубина, на которой чернели изогнутые шипы, уже опускалась на макушку. Инстинктивно Вэн вскинул руку, закрываясь от смертоносной булавы, метнулся вправо. Рука не остановила грозное оружие, но удар смягчила. Шипы в полёте распороли кожу на щеке и вонзились в плечо. Вскрик боли, три автоматных щелчка, быстрых и негромких. Аборигена встряхнуло, он пытался поднять палицу снова, но ноги подкосились, и грузное тело завалилось набок.
  В морде аборигена зияла дырка от пули, его нижняя губа отвисла и подрагивала. Обнажились клыки на чёрных дёснах, но они уже не опасны.
  Было нестерпимо больно, рука висела плетью, сломанная в предплечье. Плечо жгло ещё больше.
  Вэн внимательно огляделся, никто больше не показывался. А от деревни шёл всё тот же монотонный звук.
  Вэн достал упаковку анестетика. Вкинул в рот три таблетки, разжевал. Почти безвкусные, сладковатые. И тут Вэн вздрогнул, увидев у правой ноги человеческое ухо. Чёрт! Это же его! Кривой шип на палице срезал ухо начисто. При таком ударе могло порвать и яремную вену на шее. Но тогда бы уже всё вокруг залило кровью, а Вэн валялся бы рядом с неподвижным аборигеном этой роковой планеты.
  Уже пострадал, ещё не дойдя до деревни. Всё это ради Лаи, ради неё одной.
  − Стоит твоя жизнь моих потерь, − обращаясь мысленно к Лае, громко сказал Вэн.
  − 'Ну, детки бездны, держитесь! − высыпал в рот все таблетки, добавил, разжёвывая: −Прячься, трава, косарь идёт'.
  Он надел ремень автомата на шею. Здоровой рукой осторожно пристроил болтающуюся плетью больную - на ствол оружия, под ремень. Решительно зашагал, цепляясь иногда ногами за лежащие лианы, малозаметные, скрытые слоем мха. Когда открылся вид на деревню, Вэн стиснул зубы. Не от боли, нет. Тело стало словно деревянным, он не чувствовал почвы под ногами, не ощущал, что слишком сильно сжимает автомат. Содрогнулся от того, что увидел: Стеймор и Лая лежали в пасти тотема, сквозь рёбра, нанизанные на язык-жало! Их повисшие руки и головы говорили лишь об одном - его друзей в живых уже нет. И тёмные, почти чёрные капли крови, капающие с затылка Лаи... А вокруг на коленях стояли аборигены и возносили к тотему руки. Человеко-медведей было около десятка.
  'Улла, улла' − Вэн только сейчас понял, что этот звук шёл уже как фон, на который со временем не обращаешь внимания. Это действовали таблетки: нервная система становилась бесчувственной.
  При виде этой картины стало понятно, что он тоже обречён. С такими травмами одному не добраться до родного дома, который за тысячи километров, не преодолеть столько опасностей по чужим мирам. Злоба за Лаю и чувство безысходности смешались в коктейль отчаяния. Вэн шагнул из укрытия, палец с силой сжался на спусковой скобе.
  Аборигены среагировали мгновенно, им были уже знакомы тихие звуки автоматов. Чёрные туши бросились врассыпную. Кого настигали пули, тот неуклюже замедлялся, дергаясь от прошивающих кусочков смерти.
  Один упал, второй − пятеро остались лежать, остальные успели разбежаться, раствориться за хижинами и в кустах. Вэн всё стрелял. Листва облетала с кустов, окруживших деревню плотным кольцом, с треском разлетались щепки, когда пули попадали в плетённые из веток стены хижин.
  Вэн опомнился, когда заметил, что узкий экран оружия горит красным цветом. Одиннадцать пуль осталось в магазине. Надо было кидать гранату, когда аборигены сидели у тотема, но после драки...
  Он подошёл к тотему, опустился на колени. Глаза Лаи неподвижно уставились в небо, изо рта протянулась тёмная струйка крови.
  − Прости меня, − он провёл ладонью по щеке девушки.
  Всё...
  Назад ничего вернуть нельзя. Необратимый процесс не остановить − организм, совсем недавно полный жизни и энергии, мёртв. Хоть волком вой - ничего назад не вернёшь.
  Вэн словно очнулся, ведь он находится в опасном месте, нет времени предаваться забвению. Он оглядел деревню. Вокруг ни души. В стороне от хижин чернело большое затухшее кострище. И тут подсознание начало нашёптывать, что с правой стороны что-то не так, нереально. Взгляд скользнул по лицу Лаи. Один её глаз смотрел на Вэна, а второй вертикально вверх, сверлил облака. Вэн с силой закрыл глаза, а когда вновь поднял веки, всё было в порядке − взгляд девушки упирался в небо.
  ' Вот только с ума сходить я не буду!' − громко крикнул он. Голос гулко раскатился по всей деревне.
  Вэн встал с колен, перевёл автомат на одиночный режим стрельбы. Надо в первую очередь найти оружие друзей, чтобы не нуждаться в боеприпасах. Затем зачищать тут всё, выбить эту клыкастую черноту.
  Он пошёл к ближайшей хижине. Ни полога, ни дверей. Шагнул в проём. В жилище ничего нет, только плетёная перегородка из таких же прутьев, как и стены. Пол устелен какой-то мягкой пахучей травой.
  Рассчитав максимальную площадь поражения, Вэн пустил две пули в перегородку. Послышался сдавленный стон, больше похожий на хрюканье.
  − Ага! Попал! - злорадно воскликнул Вэн и шагнул за перегородку.
  В углу сидела самка с топором в руках. Оружие примитивное, ручка кривая. Но лезвие широкое и хорошо заточено. Грудь у самки свисала почти до живота. И по ней ползла широкая дорожка алой крови, которая с бульбами воздуха выходила из дырки в горле.
  − Что? Не нравится? - зло спросил Вэн. - Я вас всех...
  − Болтай меньше! - рявкнула самка.
  Она сказала это так быстро и без диалекта, что Вэн только открыл рот от изумления.
  Самка бросилась вперёд, широко замахнувшись топором. Она сражалась за жизнь, а Вэн за месть - он уже себя похоронил.
  Выстрелы не остановили врага. Всё происходило слишком быстро. Щелчки, безумные кошачьи глаза на медвежьей морде, и летящее вниз блестящее топорище, которое не остановить. Удар нацелен в ноги.
  Раздался хруст, затем самка впечатала плечом Вэна в стену. Та оказалась хлипкой, угловые крепления лопнули. Стена упала, на неё спиной Вэн, а сверху его придавила тяжёлая туша самки. Благо, что она уже была мертва.
  Пыхтя и чертыхаясь, Вэн выбрался из-под давящей туши, которая обильно измазала его руки и грудь кровью. В левой ноге пульсировала какая-то щекочущая боль. Взглянув на неё, Вэн сжал зубы. Почти отрублена в колене, она держалась на шкуре и сухожилиях. Да, всё, что было до этого, показалось сейчас невинной шуткой. Вэн никогда не думал, что увидеть свой окровавленный сустав - это так жутко. Но сдаваться он не собирался! Быстро снял с автомата ремень, завязал на бедре. Всё это трудно было делать одной рукой.
  Кровь из раны хлестала ручьём. Всё вокруг стало туманнымм: если бы не щекочущая боль, то можно было подумать, что это просто кошмарный сон. Вэн выломал сухой толстый прут из лежащей стены, вставил под ремень. И тут увидел вдалеке аборигена, который медленно шёл к нему, протянув вперёд руки.
  Только бы не потерять сознание! Вэн стал быстро закручивать палкой ремень, чтобы остановить кровотечение. Затем, уперев палку в землю, чтобы не раскрутилась, одной рукой взял автомат. Абориген шёл не спеша, ещё пять-шесть шагов и он сможет достать Вэна когтями.
  Первый выстрел пришёлся в блестящую грудь, абориген дёрнулся, но не остановился. Вторая пуля угодила в вытянутую морду, чёрные руки взлетели вверх, и враг опрокинулся на спину.
  'Пик!' − этот звук Вэн не перепутает ни с чем - сигнал о том, что пуль больше нет.
  Вэн достал нож, перерезал себе сухожилия и шкуру, отделив болтающуюся ногу. Оглядевшись, он горько усмехнулся: со всех сторон к нему приближались аборигены с протянутыми руками. В их глазах не было ни ненависти, ни злости.
  Вэн сидел, готовясь подороже продать свою жизнь. Он знал, что на одной ноге ему не отбиться без автомата.
  Когда первый человеко-медведь подошёл и медленно встал на колени, Вэн ударил его ножом, целя в блестящую грудь. Абориген ловко перехватил руку и, вывернув её, забрал нож. Когда ещё четверо приблизились, они тихо, затем громче, начали своё 'улла, улла'.
  Вэн отчаянно сопротивлялся, но был легко поднят на руки.
  'Улла, улла' и облака на небе. Сквозь них пробивается жёлтое солнце, точно такое, как на Горане. А внизу ждёт жало тотема.
  Если бы не анестетик, давно бы пришла смерть от болевого шока. Вэн достал из нагрудного кармана тепловую гранату. Сжал зубами чеку и повернул гранату, чтобы фиксаторы вышли из гнёзд.
  − А вот вам, − злорадно сказал он и отпустил рычаг гранаты.
  Адская волна огня обволокла тела через секунду. Когда человек теряет сознание, тело падает медленно. Но если сквозь мозг проходит пуля, тело резко проседает, словно падающий мешок. Так упали и аборигены, вмиг выронив уже обугленное тело Вэна.
  Он это видел со стороны, вернее не со стороны, а видел всё вокруг! Вэн попробовал закрыть глаза, но не получилось.
  Когда-то ему рассказывала одна девушка, как однажды почти умерла:
  'Из моего тела как будто вылетел жёлтый лимон и стал подниматься вверх. Когда летишь, ощущаешь кайф - ни с каким человеческим не сравнить, но сильно тянут вниз грехи, горькое ощущение досады. Меня вернули. Почему − не скажу. Когда подлетела назад к телу - 'лимон' стал больше и тёмно-красным'.
  Не верилось её словам, но глаза девушки тогда не врали, не врали. У Вэна же было всё по-другому.
  Он смотрел сверху на обгорелые тела, не видя никакого лимона и не поднимаясь выше. И тут он вспомнил о толстяке.
  Деревня сразу исчезла, и Вэн оказался на берегу океана, а спиной к нему, на песке сидел толстячок.
  − Садись, − сказал мужчина не оборачиваясь, показал рукой на место рядом с собой.
  Вэн хотел спросить, как садиться, или толстяк просто издевается. Но вместо этого он произнёс:
  − Как? − он это сказал, выдохнул воздух. Не поверил сам себе! Снова находился в своём теле, и оно было в порядке: нога на месте, даже комбинезон цел. Глубокий вдох влажного морского воздуха отбросил все сомнения!
  − Задницей, − толстяк обернулся, его глаза улыбались в прищуре.
  Вэн присел на песок, волны немного не доставали до берцев. В пенных гребнях показалось чудовище, похожее на огромного крокодила. Оно медленно подплывало к людям.
  − Я должен его бояться? - Вэн спросил просто так, страха не было.
  − Нет.
  Монстр подплыл, вытянул морду из воды, почти коснувшись нижней челюстью ноги Вэна. Круглые немигающие глаза внимательно смотрели на людей. Затем зубастый рот открылся, а на широком языке блестел алмаз, манил взгляд. Камень был очень большим.
  − Возьми его, − сказал толстяк, показывая пальцем на драгоценность.
  − У тебя имя есть? - спросил Вэн, взяв алмаз в руку. Чудовище медленно погрузилось в воду и исчезло.
  − Таркей я, если что. Ты вот мне тоже на вопрос ответь, что стоит для тебя этот алмаз, если ты мёртв?
  − Да ничто он, камень, − Вэн зашвырнул алмаз в воду. - А почему тебя звать, как обычного человека? У нас на Горане много Таркеев.
  − Да какая разница. Скажи, ты понял?
  − Что я должен понять?
  − Видишь ли, люди, видя, как вокруг них умирают, в душе своей считают, что с ними этого не случится. Поэтому часто делают глупости, а когда кишки наружу вывалятся, в глазах удивление, ведь с ними не должно такое произойти.
  − Да мы, вроде, не глупили, − ответил Вэн, набрал горсть песка, с силой сжал. Крупинки давили в ладонь. - Я вот думаю, живой я или нет? Песок чувствую.
  − Да какая разница, что ты думаешь. Я тоже был молод и горяч, записался на войну, когда была заварушка с тертурианами. Благо, родители узнали, да не пустили. А звездолёт, где я должен был находиться, взорвали на орбите Тертура. Запомни: законы работают, и за всё надо платить.
  − За что платить? - недоуменно спросил Вэн.
  − Думай. Сартана.
  − Что Сартана?
  
  Вдруг стало темно, только тихое жужжание стояло в ушах.
  ' Гипноблок снят, идёт размыкание блокирующих нейрорецептов', − раздался приятный женский голос.
  Вэн с трудом раскрыл глаза. Перед лицом отъезжала дверь виртуального погружателя. В глазах двоилось, он с трудом встал из полулежачего положения. Помогая телу руками, выбрался из капсулы погружателя, которая была в углу каюты.
  Огляделся... Вокруг тёмно-серые стены каюты звездолёта, сбоку стол и в углу умывальник. На столе приготовленная заранее бутылка с водой. Хоть гипноблок уже не действовал, разум ещё находился там, на той тропической планете, переживая всё заново в ускоренном режиме.
  Вэн схватил бутылку и, пальцем откинув крышку, жадными глотками выпил тёплую воду до дна. Затем сорвал с головы мозентер, похожий на широкий обруч. Импы - мифологические злобные существа. Учёные не совсем понимали, как они работают. И вот благодаря этим импам и возможно соединение мозентера и мозга.
  Конечно, 'реальности' бы создателям не добиться, если бы не гипноблок: зрительное и голосовое погружение. В конце кодовое слово выбрасывает из виржи человека, пробуждает.
  'Всё в порядке, - прошептал Вэн, всё оглядывая каюту. - Я лечу на Шарк'.
  
   Глава третья.
  
   Один во Вселенной.
  
  Только что пережитая смерть и потрясения были также реальны, как боль и страх, которые Вэн прочувствовал там, в деревне человеко-медведей. А он там пережил ещё досаду и злобу.
  Прозрачный стол, прикреплённый к стене, засветился яркими полосами, всё больше возвращая незадачливого путешественника в реальность. Жёлтые огоньки пробежали и исчезли, высветив опции и информационную карту.
  Над столом, на стене появился большой экран, на котором красовалось изображение белокурой девушки - электронной секретарши Вэна, на фоне экзотического побережья.
  - Ты отсутствовал трое суток и четыре часа, - сказала секретарша.
  - Что происходило за это время?
  - Мы уже на орбите Шарка. Прибыли пять часов назад. Тэя передала просьбу, чтобы ты с ней связался, когда выйдешь из виржи. Твоя любимая недовольна.
  - Мы уже на орбите? - Вэн никак не мог прийти в себя, перед глазами всё стояли человеко-медведи. Подошёл к столу, сел во вращающееся удобное кресло, прикреплённое к полу.
  - Повторяю! Прибыли пять часов назад. И да, я - Ариадна, если ты вдруг забыл, - секретарша улыбнулась с экрана.
  − Дай изображение системы, − Вэну не терпелось увидеть это новое солнце Голор и его планеты.
  Появилось голограммное изображение звёздной системы: красная звезда и семь планет. Шарк оказался второй. Три материка, окружённые водой, не оставляли сомнений, что именно на планете под акульим названием и зародилась жизнь.
  Вэн смотрел на противоположную стену от двери. Там жёсткая ширма, когда она отодвигается, за ней на всю стену иллюминатор из крепчайшего известного стекла − пласто. Давно открыты многие прозрачные металлы и сплавы, но они не идут ни в какое сравнение с этим стеклом.
  Не во всех каютах есть такие иллюминаторы. Вэн открыл один раз это 'окошко', когда звездолёт находился в искривлённом пространстве. Ощущение такое, что каюта просто обрывается, а дальше клубится какая-то матовая тьма. И там нет звёзд... ни одной. Стало страшно, ведь через метр от тебя что-то чуждое. Жутко от этой безграничности Вселенной, с её невообразимыми температурами, чёрными дырами и многомерными пространствами. А с другой стороны появляется гордость за величие разума: ведь родную Горану и Шарк разделяют тысяча восемьсот световых лет, а звездолёт одолел это расстояние за два месяца.
  − Открой иллюминатор, − приказал Вэн, а сам ждал, что же там появится: звёздная система Голор или всё та же пугающая мгла. Хотя лёгкая вибрация, сопровождавшая весь полёт, исчезла. На корабле было непривычно тихо. Значит, в иллюминаторе он увидит звёзды.
  Ширма медленно отъехала, и каюта заполнилась кровавым светом. Звезда Голор оказалась яркой, благо включились световые фильтры, иначе можно вмиг ослепнуть. Светило предстало во всём великолепии: красное, с багровой каёмкой по краю, которую создавала атмосфера из тяжёлых элементов. Казалось, что кто-то прибил слепящий красный шар на чёрную стену гвоздём.
  − Закрывай, − сказал Вэн. − Соедини с Тэей.
  На экране появилось изображение спортзала, видимая стена была сплошь в выступах, походившая на скалу. У стены стояла 'бронзовая' Тэя в белых спортивных штанах и лёгкой безрукавке. Её тёмные волосы ниспадали на плечи, а чёлка упрямо пыталась прикрыть потный лоб. Глаза её умиляли. Хоть немного узковаты, как у всех людей с планеты Тертур, но зрачки казались изумрудами.
  − Привет, любимый! Как твой виржи, не надоел? Меня он уже достал... − многозначительно сказала Тэя.
  Вэн всё ещё держал в руке мозентэр.
  − Да как, помер я в нём. Я на эту компанию в суд подам, когда вернёмся на Горану. В загрузке использовали мощный гипноблок. Я даже не помнил ни тебя, ни то, что лечу в звездолёте.
  − Погубит тебя виржи, это же второй реал, не забывай. Так недолго и до нервного срыва. − Она лукаво улыбнулась. − Не мог купить себе такой, чтобы там остров в океане личный был да гарем?
  − Так драйва же хочется, − Вэн улыбнулся. − Ладно, пойду в душ схожу.
  − Глянь распорядок, через два часа сбор и инструктаж. Завтра спуск на планету.
  − Ты зайдёшь?
  Тэя кивнула и улыбнулась одними глазами. Напоминала фею из одной сказки, увиденной в детстве, только без крыльев. Когда Вэн увидел её в звездолёте, то несколько дней не мог найти себе места, потом решился, подошёл и сказал: − Привет. Как тебя зовут?
  Он отключил связь и набрал на мнимой фосфоресцирующей клавиатуре адрес компании 'Шанс'. Затем выбрал 'жалоба', ввёл код виртуальности, из которой только недавно выбрался.
  На экране появился темноволосый мужчина лет тридцати, элегантного вида, сидящий за столом, словно диктор новостей. Стильный костюм и галстук не оставляли сомнений − перед вами добропорядочный гражданин.
  − Адвокат корпорации 'Шанс' к вашим услугам, − вежливо сказал мужчина.
  − Я хочу подать жалобу. Вы подвергли опасности мою психику. Есть у меня опасения, что от такого виржи можно подхватить какую-нибудь фобию.
  − Мммм, − как бы вам сказать поточнее, − задумчиво пробормотал адвокат. И тут его лицо на долю секунды стало насмешливым, и Вэну показалось, что адвокат − этот образец этикета, показал ему, дразнясь, язык. Это произошло так быстро, что когда Вэн опомнился, адвокат опять был серьёзен и вежлив.
  − Ты что... язык мне показал? − Вэн чувствовал себя идиотом.
  − Да что вы... как можно... − адвокат был невозмутим.
  И тут до Вэна дошло, что Горана находится сейчас от звездолёта за тысячу восемьсот лет, а значит, прямая связь невозможна. И Вэн сейчас разговаривает с обыкновенной программой, да ещё почему-то издевающейся над ним.
  − Почему? − просто спросил Вэн.
  − Потому... − ответил адвокат и исчез.
  Побежала строка: ' Вэн Гаури, индивидуальный заказ. Родители подписали согласие на смерть участника'. На экране появились родители: отец в одних коротких шортиках и мама в голубом стильном платье. Сидят на краю пропасти, болтают ногами, словно дети, улыбаются. 'Вэн! Мы тебя любим! Не балуйся там на Шарке! Береги себя!' − кричит отец и машет рукой.
  − Ага, спасибо! Позаботились, − буркнул Вэн.
  Он встал и вышел в коридор, на ходу надев мозентер.
  Двери на корабле открывались автоматически. Теперь Вэн был похож на древнего императора, только у того был на голове лавровый венок.
  'Внимание! − голос из интеркома, казалось, разносился по всему кораблю. − Первая команда! Прибыть к челноку! Второй быть готовой к шестнадцати часам.
  − В какой команде я и Тэя? − спросил Вэн, и сразу в мозгу возникла картинка: они оба во второй команде, а значит, через пять часов он увидит другую планету своими глазами. То, о чём мечтал в детстве, юности − сбудется. Грёзы о других мирах, живых существах, которых не привезли с Земли на другую планету, а необычных и загадочных, которые живут на далёких, неизведанных мирах испокон веков, и удивят людей своим видом и поведением.
  По связи поступил вызов: солдат Крантон хотел поговорить. Вэн знал, что от этого разговора не будет ничего хорошего, но включил связь. Нужно знать, что этот Крантон затевает, чем дышит.
  Появилось изображение Крантона, его нагловатое лицо презрительно ухмылялось. Взгляд хищный, как у человека, который знает: жертва не ускользнёт.
  То, что ничего хорошего предстоящий разговор не сулил, сомнений не было: Крантон с начала полёта волочился за Тэей. Даже когда она уже была с Вэном, не давал ей проходу. Всегда вёл себя нагло, рассчитывая на крепкую мускулатуру и большие кулаки.
  − Эй ты, почка и кусок желудка, − самодовольно произнёс Крантон.
  − Ты это к чему? − Вэн спросил машинально, хотя намёк понял.
  − Ты горанец-то липовый. На органы выращенный!
  − Я усыновлён, и у меня есть право горанца, − твёрдо сказал Вэн.
  − Но это не давало тебе права у меня девку уводить, если бы ты своего носа не сунул, она бы была со мной!
  − А не пошёл бы ты успокоительного выпить?
  − Ты не понял! Я злой просто стал! − глаза солдата сузились. Глянь за дверь, там её голова лежит.
  − Испугал, − сказал Вэн небрежно. − Чего ты хочешь?
  − Дуэль хочу, − голос Крантона прозвучал с такой жаждой, словно он иссохшими губами просил пить. Стало понятно, что он не отступит.
  − На звездолётах и в зданиях, принадлежащих правителю, дуэли запрещены.
  − А ты в курсе, куда мы летим? Капитан проговорился, что планета Шарк − штуковина опасная. И там может произойти любая катастрофа. − Крантон лукаво улыбнулся. − Так что давай на кулачки, я хочу тебе морду вмять в голову.
  − Добро, − Вэн понял, что конфликт неизбежен. Если не дать Крантону отпор, он будет досаждать всю экспедицию.
  − Я знал, что ты парень умный. Давай через два часа, у твоего побратима, что убирается в зверинце. Ты ведь член бойцовского клуба, да? Посмотришь, как дерутся солдаты. Два на два там и сойдёмся... боец!
  − Идёт, только выбери себе кабана побольше в напарники, − Вэн отключил связь и уже подходил к лифту. На нём спустился с третьего уровня на второй. Душ был недалеко, одни двери разъехались, и вот уже раздевалка. Скинув одежду и мозентэр, Вэн заткнул уши бирушами, чтобы не затекла вода. Палец нажал на верхнюю кнопку игло-душа. Закрыв глаза, Вэн задержал дыхание.
  В тело впились тысячи тонких струек воды. Ощущение такое, будто тело сдавило со всех сторон. Первая партия воды с моющим средством, затем чистая. Минута − не дышишь, не видишь, только давит и впивается колючая вода. Когда кажется, что воздух кончился и лёгкие начинают паниковать, посылая в мозг импульсы боли, давление воды исчезает, а тело словно раздаётся в стороны, бунтуя против такого давления. Зато кожа надолго сохраняет упругость и свежесть.
  Когда Вэн вернулся в каюту, там уже хозяйничала Тэя. На столе стояли две чашки, в которых парил напиток навси. Бодрящий, терпкий и ароматный, с резким запахом миндаля. Его выращивали только на планете Навсина, на других деревья, дающие плоды к напитку, не росли, не подходила почва и атмосфера, да и солнце Навсины особое − красное, в шесть раз больше горанского. Возле чашек приютилось четыре пахучие брикетные булочки, которые делает пипр − пищевой преобразователь.
  Тэя подошла и чмокнула Вэна в губы.
  − Я уже жду пятнадцать минут, − от неё повеяло запахом листьев сантала, настраивающим на положительные эмоции и миролюбие. Вблизи хорошо был виден ненавязчивый перманентный татуаж на губах и бровях.
  − Спасибо, что суетишься, − Вэн взял в руки горячую чашку, отхлебнул напиток с удовольствием.
  Всё время, пока он ходил в душ, из головы не выходил наглый Крантон, и предстоящий с ним кулачный бой. Хоть для Вэна это дело и привычное, но он понимал, что Крантон так просто не отстанет, ещё доставит массу проблем. Переживания обострились, когда любимая оказалась вблизи.
  Тэя смотрела пристально, не отводя взгляд. И в зелёных глазах читалась тревога.
  − Ты чего? − Вэн отхлебнул напитка и неуверенно поставил чашку на стол. − Крантон цеплялся?
  − Нет. Просто не могу понять, как ты в виржи умудрился умереть, такие загрузки делают только для экстремалов и то лишь с их согласия.
  − Представь себе, что это мои дорогие родители дали согласие. Видите ли, хотят, чтобы я это пережил и на Шарке не рисковал зря.
  − Да уж, молодцы! Представляю, что ты им устроишь, когда вернёшься. А ты в курсе, что информация по Шарку стала доступна?
  − Откуда? Я только что из виржи выпал, − Вэн взял девушку за плечи. − Да чего ты? Мы ведь мечтали попасть на другую планету!
  − Я микробиолог, − Тэя казалась растерянной. − А твоё − это психология иных существ и контакт. Ты просто не видел этих колесунов.
  − Что это ещё за название? Чёрт бы побрал этих военных с их секретностью!
  Вэн подошёл к стене, и нажал на кнопку, которую выдавали еле заметные пазы. Выехала кровать, Вэн уселся, жестом приглашая последовать его примеру Тэю.
  − Ариадна, − обратился он к секретарю. − Дай нам информацию о колесунах, а потом всё о планете Шарк.
  Ариадна возникла посреди каюты голограммой. И на ней были точно такие спортивные штаны и футболка, как на Тэе.
  − Информация заблокирована военными, − глубоким монотонным голосом процитировала секретарша. Нужен код доступа.
  − Код научный, сингулярность, − сказал Вэн, затем процитировал двадцатизначное число.
  − Активировано, выдано сорок процентов информации.
  Ариадна растворилась в воздухе, и на её месте возникло изображение колесуна. Это грозное существо. Тёмно-коричневая кожа состоит из небольших пластин. Голова узкая. Нижняя челюсть сильно выступает вперёд. Широкая пасть усажена длинными, острыми зубами. Ноздри похожи на змеиные. Выше − раскосые зелёные глаза без зрачков. Лоб скошен. На ушных наростах два острых шипа, идущие вверх и загнутые назад. Торс на вид мощный. Шесть лап, которые можно разделить на две ноги и четыре руки. Под кожей проглядываются тугие рельефные мышцы. На нижних конечностях два крупных пальца, на верхних − три. Третий палец противостоит двум (как большой у человека). На всех пальцах острые когти, на локтевых суставах небольшие шипы. Масштаб не соблюдался, и рядом появилось изображение человека для сравнения. Он был почти в два раза меньше этой тёмной туши.
  − Информация поступила от разведчика дальнего космоса − звездолёта "Надежда", − раздался голос Ариадны. − Звёздная система Голор, спектральный класс К. Шарк − вторая планета. На ней обитает множество существ. Суша − три материка, вокруг которых сотни островов. Атмосфера и температура подходят для обитания человека. Впервые встречена форма жизни, аналогичная нашей.
  Биологические процессы организмов схожи. Самая высокая по интеллекту разновидность − колесуны. Агрессивный вид, представляют опасность. На контакт с разведчиками не пошли. Живут небольшими группами типа прайда, подробней выяснить не удалось. Хищники, занимаются охотой. Очень быстры. Скорость движений в три раза превышает человеческую. Разведчики пробыли на Шарке три недели. От колесунов пострадало два человека. Один погиб, второй ранен.
  Голограмма исчезла, стало тихо. Вэн казался задумчивым, но не о колесунах он думал, а о Крантоне. Время поединка совпало с инструктажем перед высадкой.
  − Негусто, − спохватился Вэн, чтобы не выдать, что мыслит совсем о другом.
  − Меня это шипастое отродие пугает, − тихо сказала Тэя. − Я к ним не подойду и на километр, а тебе с этими тварями общаться!
  − Да ты что, − Вэн развёл руками. − Первый раз нам выпал шанс, человечество отыскало иную жизнь. Предполагалось, что её можно встретить один раз на сто тысяч звёздных систем. Косморазведка перелопатила уже триста пятьдесят.
  − А планета Сотро? − Тэя ухмыльнулась.
  − Но на ней водородная форма жизни. Чтобы там находиться, нужны скафандры, выдерживающие двадцать атмосфер. И животные там для нашего понимания ужасны. На одного шафира взглянешь, и жить перехочешь.
  Тэя передёрнула плечами.
  − Мне его беззубая морда раз пять по ночам снилась.
  − А на Шарке, − продолжил Вэн. − Почти родственная жизнь. Мы и обитатели Шарка − аэробы. А на Сотро анаэробы.
  − А лорициферы на Земле? У них ведь оказался водородный синтез.
  − Так они ведь малюсенькие, − Вэн усмехнулся.
  − Одно меня радует, − Тэя опустила плечи, и казалась в этот момент похожа на подростка. − Если экспедиция будет интересной, про нас напишут книгу и создадут кино.
  Вэн почти не слушал девушку, мыслями был уже там, в поединке с Крантоном. Видел его увесистые кулаки и ухмыляющеёся лицо.
  − Ты меня не слушаешь, − громче произнесла Тэя, и Вэн понял, что в последнюю минуту лишь видел, что девушка говорит, а сам ничего не слышал.
  − Да, что-то устал я после виржи. Извини.
  − Ну, я тогда пойду, ещё надо аппаратуру подготовить, − Тэя встала и вышла, не обернувшись. Обычно она либо что-то говорила, либо улыбалась на прощанье.
  Вэн лёг на спину, уставившись в потолок. Оттуда лился мягкий свет, хотя ламп не наблюдалось. Где-то в глубине души копошился страх. Вся эта бойцовская романтика прошла, когда он схлестнулся на улице с двумя противниками из конкурирующего клуба. Потом, повзрослев, начинаешь понимать, как это глупо − из-за какой-то мелочи ввязываешься в драку. И тут ты падаешь, и печень взрывается болью, а ты не можешь вдохнуть, и только хрипишь. Проходит время, а ты всё сидишь, облокотившись на двери, и не можешь попасть домой, поскольку код от замка ушёл из памяти и мир словно исчез.
  Сегодня стычка с Крантоном закончится одним из двух: или останешься на ногах, или будешь лежать, и сквозь приливы боли ловить ускользающий мир.
  Вэн встал, уселся за стол и вызвал своего побратима. На стенном экране появился Стэн, лежащий на кровати. Он казался худым в тусклом свете. Щёки, казалось, ввалились, но глаза светились жизнерадостностью. Короткие волосы всегда красил в ярко-зелёный цвет. Суховатый, но жилистый, в спарринге всегда находил слабые места противника, работал, как говорится, точно в цель, за что носил прозвище Пуля.
  − Привет, − он помахал рукой. − Как виржи? Где путешествовал?
  − Стэн, об этом потом... У нас через час парный поединок.
  − Кто-то прёт на наш клуб или на тебя конкретно?
  − Больше на меня, − Вэн встал. − Я сейчас приду.
  Отключив связь, он достал из невидимого в стене шкафа сумку и извлёк на свет мягкие, удобные кроссовки и тонкие кожаные перчатки-битки. В принципе, удар они не смягчали, противник получал по полной, но щадились кости на руках бьющего.
  Переобувшись, Вэн вышел в коридор и направился в зверинец. Миновав десяток дверей, и поднявшись на два уровня в лифте, Вэн не встретил людей, только два унылых робота-синтета провезли мимо на автотележках горы коробок. В общем, от внешности людей они мало чем отличались, если смотреть издалека. Но вблизи их можно отличить от человека по отсутствию блеска глаз. Они были матовые да и не всегда поворачивались, когда робот смотрел в сторону.
  Чем дальше шёл Вэн, тем коридор становился выше, а двери по бокам − больше. Возле каждой двери кнопочная панель, вверху которой обозначались буквами и цифрами помещения. Седьмые от поворота − двери, за которыми на Шарк летели животные. Подойдя к панели, на которой выбита аббревиатура 'S1', Вэн вызвал Стэна. Двери открылись, и в нос с радостью забрался едкий запах нечистот, который можно встретить в закрытых зоопарках. Вэн вошёл в просторное помещение, у дальней стены которого были отсеки из прозрачного металла, в которых находились панчи − человеко-пантеры.
  Их тела походили на человеческие, только сплошь покрыты чёрной короткой шерстью. Но, несмотря на это, у панчей проглядывалась крепкая мускулатура, хоть они и находились в ограниченном пространстве уже два месяца. Интеллектом панчи чуть превзошли обезьян, поэтому люди иногда страдали от безумной агрессии этих существ, что вынуждало держать их взаперти. Голова тоже почти человеческая, только вытянутая морда отличала их от людей. Да длинноватые руки, на пальцах которых красовались острые когти.
  Из восьми отсеков смотрели на Вэна пристальные полуовальные глаза. Поджарые чёрные тела пришли в движение, поблёскивая шерстью, многие заметались по своим клеткам.
  У дальней стены находились вольеры с волками и овчарками. Этих животных на Шарке люди хотели использовать против колесунов или, если понадобится, проводить опыты. В соседнем боксе был ещё один зверинец, где обитали обезьяны и медведи.
  Стэн стоял в центре, у покачивающейся на штыре груши. Врезал по ней изо всех сил правой рукой.
  − Иди постучи по груше, разогрейся, − сказал он, проведя классическую двойку на уровне корпуса.
  Время до поединка пролетело быстро. Но его хватило на то, чтобы разогреть тело, отжимаясь от пола и колотя руками и ногами по груше.
  Крантон вышел на связь через браслет, когда подошёл к двери. На экране появилось двое солдат в лёгкой спортивке, похожей больше на кимоно.
  − Открой двери и выключи камеры слежения, − сказал Вэн, вынув штырь груши из крепления в полу, и утаскивая её в угол. − Когда войдут, заблокируй вход.
  Крантон вошёл, на ходу сжав кулаки. За ним ступал второй солдат, совершенно лысый, которого Вэн даже не знал. По движениям было видно, что это боец... и притом опытный. Шаг лёгкий, кулаки набиты: выступающие мозоли на костяшках видны издалека.
  − Наконец-то я до тебя добрался, − злорадно выдохнул Крантон, поводя крепкими плечами. Вид у него был свирепый.
  − Осталось только загрызть, − насмешливо добавил его напарник, а сам разминал шею, покачивая головой из стороны в сторону. Затем поочерёдно стал сжимать пальцы в кулак: раздался хруст. В детстве Вэн очень любил смотреть, как перед боем бойцы сжимают кулаки и у них трещат суставы. А когда начал заниматься в бойцовском клубе, для него было открытием, что это хрустит кожа на сильных пальцах, очень сильных.
  Вэн заметил, что у Крантона подрагивают ноздри, как у норовистой лошади перед скачками. Да и взгляд какой-то озверевший, кровожадный. Бритоголовый же напротив, смотрел спокойно, насмешливо, с чувством превосходства.
  − Крантон, ты чего такого нехорошего объелся? − спросил Вэн. - Ты озверел совсем!
  − Таким как ты позавтракал, а тобой закушу, − Крантон ударил кулак о ладонь. Благодаря презрительной гримасе его зубы обнажились. − Начнём?
  Вэн взглянул на Стэна. У того сузились глаза, когда он взглядом указал на лысого крепыша. Тактика парного поединка − обрушиться вдвоём на самого опасного, а потом действовать по обстоятельствам. А опасным сегодня был лысый.
  Вэн только хотел рвануть вперёд, но Крантон с криком уже приближается, а лысый держится позади. Сейчас Крантон врежется в Вэна, а лысый будет бить на выбор, и цель его будет не Стэн. Уже не было времени смотреть, что делает напарник, надо встретить Крантона и уходить в сторону, чтобы быть подальше от лысого. Его будет атаковать Стэн, если только кот может обрушиться на льва.
  Вэн встал в боевую стойку: ступни поставлены шире плеч, ноги чуть согнуты в коленях, сорок пять градусов по отношению к противнику.
  Всё... Теперь в ход вступают наработанные рефлексы. Мозг будет успевать давать только первоначальные команды − думать некогда, озверевшая морда Крантона близко, он уже в прыжке, пробивает прямой удар ногой. Вэн не спешил, дав себе установку поражать в первую очередь конечности врага.
  Ноги плавно пошли в сторону, а локоть режущим ударом воткнулся в голень врага, глухо стукнув в кость. Крантон выбросил руку, целясь пальцами в глаза, но получил кулаком по предплечью удар 'молот' − основанием кулака сверху со всего замаха. Его рука залетела за спину, словно её кто-то раскрутил.
  А в стороне Стэн уже лежал на полу, пытаясь на спине отбиться ногами от наседающего лысого. Не так-то просто Стэна взять. Лысый пытался пробежать по кругу и ударить лежащего, но Стэн вовремя бил его в голени пятками.
  Крантон больше не атаковал, стоял в передней стойке, выставив перед собой раскрытые ладони. Понял, что наскоком Вэна не свалить, и теперь тянул время, ожидая помощи напарника. Вэну выжидать не было смысла, ему нужна секунда, чтобы помочь побратиму. Глаза смотрели в глаза Крантона, видели все движения, даже еле заметные повороты ступни. Вэн в два коротких подшага приблизился, рассчитывая, что Крантон выстрелит дальней ногой, словно из лука, который символизировала полусогнутая передняя нога, но противник ждал. Тогда Вэн выбросил руки вперёд, сделав хлопок перед лицом Крантона. Он замешкался, пытаясь блокировать двумя руками непонятный удар, а в это время подошва кроссовка врезалась под чашечку его передней ноги. Крантон на мгновение потерял равновесие, а Вэн не развивал удачу. Оттолкнувшись от его бедра, рванул в сторону побратима. Лысый занят попыткой добить брыкающегося Стэна, но увидел, что со стороны надвигается опасность, чуть повернулся, готовясь встретить атаку. Стэн вёрткий, всегда был таким. Оттолкнувшись локтями, всадил стопой в низ голени лысого, тот на долю секунды замешкался, и опустил голову. А Вэн уже бил в прыжке в блестящий шар ногой. Верх стопы врезался в лицо лысого как в футбольный мяч. Только клацнули зубы, голова подлетела невысоко - не дала шея, а потом её потянуло вниз падающее тяжёлое тело. Это была победа, несмотря на то, что сзади сейчас его может ударить Крантон. Теперь их двое против одного.
  Вэн не останавливался, метнулся в сторону. Удар пришёлся сбоку, вернее, на него обрушился весь Крантон. На лету ударил ногой в бедро − Вэна развернуло, и он полетел спиной на пол, беспомощно балансируя руками. Но Крантон не пытался добивать - еле успевал отбиваться от вскочившего Стэна. А напарник атаковал яростно, его зелёные волосы смешно подпрыгивали, когда он делал резкие удары ногами, пытаясь поразить колени и стопы.
  Вэн встал не спеша, пошёл на Крантона. Удар ногой в живот Крантон сбил смахивающим блоком, но в это время получил от Стэна пяткой по спине. И Вэн удачно всадил боковой удар с правой в челюсть. Крантон не упал − грохнулся на пол, смешно подёргивая ногой.
  − Нокаут, − Стэн натянуто улыбнулся, лицо было бледным. − У меня рука сломана...
  − Дай гляну, − Вэн согнулся, опёршись руками на колени. − Сейчас отдышусь, а то горло аж печёт.
  Тут двери начали разъезжаться, в помещение вбежало три солдата в форме. В руке у последнего был пистолет-шаробой.
  −Лежать! Мордой в пол! − заорал тот, что с оружием.
  Вэн взглянул на бледного Стэна.
  − Я двери блокировал, − сказал тот растерянно. − Что-то тут не то, они взломали код!
  Услышав за спиной грызню панчей, Стен быстро развернулся. Обеспокоенные происходящим, хищники метались по вольерам.
  − Убирайтесь, или я зверей выпущу! − крикнул Стэн.
  − Ага, напугал! − насмешливо ответил солдат с оружием.
  − Ну! ладно! − Стен развернулся и побежал к отсекам с животными.
  Солдат вскинул руку и выстрелил. Раздался щелчок, и побратим присел, затем упал, схватившись за ногу. Его крик боли резанул уши.
  − Вы что творите? − закричал Вэн, а к нему уже подбегал солдат с выпирающим подбородком, и бил с правой, намереваясь попасть в голову. Вэн качнул маятник, выскользнув из зоны поражения, но из-за растерянности не стал атаковать, уйдя в защиту. Подоспел второй солдат, на вид поджарый, они насели на Вэна вдвоём, пошла уже борьба. А солдат с шаробоем подошёл к поднявшемуся Стэну и выстрелил во вторую ногу. Побратим упал на здоровую руку, но удержался, Вэну на долю секунды удалось взглянуть на него. Гримасса боли на худощавом лице, кровь на полу.
  Вэн отчаянно пустил в ход локти, целя в челюсти, выдрал руки, выкрутив из захвата в сторону большого пальца. Целясь в лицо противника локтем, выбросил руку вперёд, чтобы изо всех сил двинуть в зубы державшему его сзади, но тут в районе солнечного сплетения всё взорвалось противной жгучей болью. Тело сковало так, что не получалось сделать даже вдох, в затылке тупо звякнуло, словно ударили чем-то железным...
  
  − Сожри его, сожри! − раздался крик.
  Это голос Крантона. Затем послышалось визгливое рычание озлобленных панчей.
  Вэн приподнял голову, на полу маячила размазанная лужица крови. Затылок болел, а в голове стоял звон, словно тысяча комаров зависла над головой. Всё, что сейчас вспомнилось − выставленные руки при падении и удар лицом об пол. Больше ничего не приходило на ум. Вэн приподнялся на руках. Во рту солоноватый привкус крови, в глазах плыли круги - люди казались размытыми. Трое солдат у отсека с панчами, дверь чуть приоткрыта, Крантон ширяет в панчей шестом, пытаясь разозлить. А на полу в вольере лежит неподвижно Стэн. Голова его вывернута неестественно, а значит, побратим уже мёртв.
  
  Вэн с трудом встал на ноги, повернулся. За ним стоял круглолицый солдат, направив в живот шаробой. Бритоголовый всё ещё лежал неподвижно чуть в стороне.
  − Пухх, − самодовольно выдал солдат, имитируя выстрел. Когда его лицо расплылось в улыбке, то стало похоже на тарелку. Но враг осторожен, держит руку поджатой к себе, ведь из вытянутой выбить оружие проще. Бритоголовый так и лежал вниз лицом, видно, нокаут был глубокий. Всё, что происходило, не вязалось со здравым смыслом, и было ясно, что это всё...
  − Стреляй, − сказал Вэн и шагнул вперёд, ожидая встряхивания и дикой боли. Всё как во сне, после нокаута мысли путались. И происходящее не укладывалось в голове. Так не ведут себя люди, находясь в здравом уме.
  Солдат ловко отстранился назад, не опуская шаробоя.
  − Не спеши, Крантон сказал, что сам тебя рвать будет, − на округлом лице появилась самодовольная ухмылка.
  Вэн понял, что если бороться за жизнь, то сейчас, пока остальные заняты у вольера с панчами. Потом будет поздно, а как это сделать? Бросаться грудью на амбразуру? Шаробой быстрей, не успеть, но лучше так, чем ждать расправы Крантона.
  − Смотри, лысый ползёт, − Вэн ткнул пальцем в лежащего, а он был сзади врага, чуть в стороне.
  Солдат чуть повернул голову, скосив глаза. Вэн рванулся вперёд, ударив левой рукой по руке с оружием, а правую ладонь выбросил рубящим ударом в шею. Не раз он так отключал людей. И силы много не надо, просто попасть ребром ладони правильно, и человек заснул. Выстрел щёлкнул, но рука уже сбита, пуля клацнула о пол и два раза гулко отскочила от стен. Ребро ладони врезалось в шею от души, враг вмиг обмяк, стал оседать на пол. Пистолет с грохотом упал, круглолицый воткнулся коленями в пол и плавно стукнул по нему лбом. Вэн для верности добавил с ноги, прямо в челюсть, быстро нагнулся и подхватил оружие. Пальцы с силой сжали удобную рукоять, паника в душе сменилась уверенностью и злобой. Вэн повернулся - двое солдат от вольера бежали к нему, но увидев наведённое оружие, остановились в растерянности. Крантон смотрел, повернув голову, а его рука давила на кнопку, чтобы двери вольера закрылись до конца.
  − За Стэна! − сказал Вэн и пошёл вперёд. Стрелял сходу, целясь в ноги. Нажимал спусковую скобу, сквозь щелчки раздавались крики, полные страха, боли и отчаяния. Враги падали, как подкошенные - у шаробоя крупные пули.
  Вэн прошёл мимо солдат, корчившихся от боли, подошёл к первому вольеру. Панчи старались держаться дальней стены, но было видно, что они злы. Нажал на кнопку, двери открылись. Панчи замерли, смотрели настороженно, но нападать не собирались. Не понимали, что происходит. Но как их ни злил Крантон шестом, они не тронули лежащего Стэна. Зато когда переводили взгляд на стонущих от боли солдат, то начинали издавать визгливые звуки, переходящие в странное рычание.
  − Вы же Стена любили, − сказал Вэн, обращаясь к замершим панчам. Самец сидел в углу на невысокой скамейке, упёршись локтями в колени. Голова подана вперёд, морда чем-то похожа на человеческое лицо. Только нос плоский и широкий. Пасть, больше никак не назовёшь, тонкие поджатые губы. Вертикальные зрачки смотрели пристально. У обеих самок морды не такие жуткие, черты не грубые, да и ростом Вэну по плечо. Самец, же напротив, выше и мощней. Под тонкой волосяной шкурой проглядываются рельефные мышцы.
  Вэн развернулся и пошёл к выходу, не обращая внимания на крики Крантона и его друзей.
  − Ты чего?!! Не выпускай! - прервав стон, крикнул солдат с массивной челюстью. Он вращал странно глазами, поняв, что сейчас произойдёт.
  −Я непослушный! - процедил Вэн.
  Бритоголовый уже стоял на ногах, но в себя ещё не пришёл, тупо уставившись на валяющихся друзей. Его непонимающий взгляд блуждал, окровавленный рот скривился набок, то ли от боли, то ли от того, что пострадали зубы и челюсть.
  Сзади раздалось рычание, затем дикий человеческий крик. Оборачиваться не хотелось: зачем видеть, как панчи когтями и зубами рвут тела. Нервы и так на тонкой грани предела, лишь боль в скуле возвращает в реальность.
  Вэн подошёл к выходу, нажал на кнопку, двухстворчатые двери раскрылись. Когда оказался в коридоре, они съехались. Крики остались там, а тут стояла тишина.
  Там, за дверью сейчас ад. И на месте солдат должен быть он. Вэн обессиленно сел на пол, опёршись спиной о стену. Кровь стучала в висках, казалось, молотками. Болела челюсть и голова.
  
  Достав из кармана браслет, Вэн надел его на руку. Оказавшись на месте, браслет вспыхнул жёлтым светом, раздался писк. На светящейся полосе возникли цифры - сто тридцать ударов сердца в минуту. Пульс зашкаливает серьёзно, такого никогда не было.
  − Вызов командира корабля, − сказал Вэн.
  Браслет изменил цвет, затем раздался грубый и громкий голос:
  − Командир звездолёта на связи. Эээ, вы учёный? Что такого экстренного произошло, что меня побеспокоили?
  − Извините уж, − недовольно сказал Вэн. − В зверинце шесть трупов, ещё тёпленьких.
  − Как?.. Что там случилось? - капитан больше не нашёл слов.
  − Стэна солдаты убили, один с шаробоем был. А я потом им в ноги пострелял, да панчей выпустил. Теперь спасайте меня от мести вояк, а то убьют.
  − Вы где находитесь?
  − Тут, у зоопарка сижу, отдыхаю...
  Браслет потух. Вэн прислонил затылок к стене, закрыв глаза. Так фамильярно разговаривать с капитаном он себе никогда не позволял, но сейчас было как-то всё равно.
  'Внимание! - голос из интеркома разносился повсюду, казалось, отдаёт вибрацией кожа. - На корабле преступник! Двери третьей секции второго уровня заблокированы!'
  'А хоть бы и так', − прошептал обречённо Вэн. Знал, что на звездолётах преступников не судят, а просто отправляют за борт. Даже ещё шутят астронавты, это у них называется 'изгнание'.
  Лучше уж было умереть в драке или от пули. В фильмах часто показывается, как человек оказывается в пустоте, и у него зрелищно лопаются вены и выпучиваются глазные яблоки. Он вздувается ... и всё. Даже иногда лопается, как шарик с водой.
  На самом деле это будет долго, если выдохнуть воздух. Но если удастся задержать дыхание, мук будет меньше. Расширяющийся воздух начнёт разрывать лёгкие, в кровоток попадут пузырьки. Тогда быстрая смерть. Если же нет, то мягкие ткани начнут медленно увеличиваться. Насколько это больно - никто не рассказывал.
  Ещё есть шанс оправдаться! Виновник тот, кто задумал, а зачинщик Крантон со своими отморозками.
  Браслет загорелся, на широкой полосе высветилось изображение Тэи.
  − Вэн, ты слышал? На корабле что-то случилось! Ты где?
  − Со мной всё нормально, но сейчас я занят. Поговорим потом.
  − Где ты?
  − Я занят! Поговорим потом! - Вэн провёл пальцами по браслету, тот потускнел.
  Вдали показались трое военных. Один в полевой форме, прятался за двумя солдатами, шагающими в полной броне. В рифлёных доспехах и шлемах, с забралом из пласто. В руках автоматы-бойпарты, стреляющие грави пулями. Оружие держат у живота, даже не целятся. Идут уверенно: знают, что доспехи может пробить только дальнобойная винтовка − магис, бьющая урано-углеродными зарядами. Пробивают и грави пули, но в них есть один недостаток - дальность поражения маловата.
  Вэн узнал прячущегося за солдатами − капитан Байз. За спинами подчинённых он находился как за каменной стеной.
  − Шаробой выбрось, урод, − невозмутимо сказал один из вояк, и оба наставили на Вэна, так и сидящего у стены, бойпарты.
  Небрежно кинув им под ноги пистолет, Вэн посмотрел на свои руки. Пальцы в крови, уже подсохшей, на чёрных перчатках её не видно.
  Солдаты подошли ближе. Можно даже рассмотреть мелкие детали обмундирования. Вояки нависли над сидящим, похожие в этот момент на великанов. Ребята и так рослые, а в наплечниках, наколенниках и налокотниках, выглядели страшнее смерти с косой.
  Из-за бойцов вышел капитан Байз, держа в руке оружие, похожее на игломёт, хотя это было что-то другое: на конце оружия красовался матовый диск. Массивный Байз и без доспехов был солдатам почти под стать. Большая челюсть, хмурый взгляд, который, казалось, сверлил насквозь.
  − Что там? - капитан, не отводя взгляда от Вэна, пальцем указал на дверь.
  − Там? - тот смотрел отрешённо, понял, что ничего хорошего ему не светит. - Обычный ад.
  − Вимпро, посмотри, − сказал капитан.
  Один из вояк подошёл, открыл двери. Раздалось визгливое рычание, солдат вскинул бойпарт и тот защёлкал, плюясь грави пулями. Когда бойпарт замолк, Вимпро повернулся. Несмотря на шлем, его было слышно хорошо:
  − По-моему, один есть живой, пойду проверю.
  − Рассказывай, − капитан произнёс это таким тоном, что стало не по себе.
  − Бились два на два, на кулачки. А потом вломились солдаты, убили Стэна. Хотели и меня прикончить, но я выпустил панчей.
  − А кто тебе давал право творить самосуд? У тебя же было время панчей выпустить! Мог бы и просто уйти!
  Байз направил на Вэна оружие. Оно щёлкнуло, потом тихо загудело. И тут мир словно стал другим.
  Боль...
  Капитан с солдатом превратились в силуэты, состоящие из мелких точек, которые подобно рою пчёл, то распадались, то собирались вместе. С мышцами живота происходило что-то непонятное, казалось, кто-то переставляет клетки местами. Какая-то сила корёжила, будоражила. Это бурление в мышцах распространялось по груди и ногам. Сердце билось, как бешенное, но всё равно ускорялось ещё больше.
  Вэну казалось, что он вот, вот умрёт. Не могло сердце выдержать такого сумашедшего ритма. В мозгу царила паника, и самое обидное, что ничего нельзя было сделать. Тело не слушалось. Стала наступать темнота, обволакивать сознание.
  
   * * *
  
  Звёзды! Сейчас они не такие, как всегда. Вэн смотрел в бесконечность, понимая: что-то не так.
  Космос... Мёртвый и холодный. И как ни странно, хорошо виден Млечный путь, который протянулся малозаметной светлой полосой. Таких ярких звёзд не увидишь на Горане из-за атмосферы.
  Диск планеты... Но ведь ты ещё не понимаешь через что смотришь? Может, это стекло шлема скафандра? А может - экран большого иллюминатора?
  'Где я?' − растерянно подумал Вэн.
  Когда поднял руку, то увидел: как блестит в лучах красного гиганта чья-то белая перчатка. Пошевелил пальцами и увидел: там тоже задвигались чьи-то пальцы!
  "О, ужас! Ведь - это моя рука! Я в скафандре! в космосе!"
  Тело мёрзло, особенно руки, начиная с пальцев.
  Чуть в стороне завис полукилометровый корабль, отливая ярко-красным цветом, словно аварийный фонарь. Носовая часть звездолёта состояла из многометровой лиуритовой брони, которую не смог бы пробить небольшой метеор и при ударе рассыпался в пыль. По бокам корабля броня чуть поменьше, но везде покрыта слоем отражающим свет местного солнца.
  Вэн смотрел на жилой отсек. Там люди. Ему не нужны ни грузовой, ни топливный отсеки. Они мёртвые. А вот жилой... нужен! Там Тэя и остальные. Лоб покрылся каплями холодного пота, а стекло скафандра запотело.
  Что теперь делать? Ведь он уже, можно считать, труп.
  От отчаяния вырвался крик, но остался внутри скафандра, отразился от внутренних стенок - так можно и оглохнуть. Самообладание покидало, оставляя один на один с ужасом одиночества и пустоты. Это было хуже всего: сидеть и ждать, когда ты начнёшь задыхаться. С каждым вдохом кислород уходит, и этот момент представляется всё ближе и явственней. И ты уйдёшь из этой жизни подонком в глазах других людей. Все, даже Тэя, будут вспоминать о тебе, как об убийце, ведь, скорее всего вояки скроют правду от остальных. Зачем им очернять своих солдат, когда можно свалить вину на постороннего, а затем выбросить его в космос, как ненужную собачонку.
  И тут в наушниках раздался голос:
  − Ты чего орёшь, как будто в скафандре сидишь? Хе, хе! Страшно, правда?
  − Знаешь ли, ты неправ немного. - Вэн был очень зол, и его понесло. - Солдаты твои подонки! И ты, по ходу, тоже.
  − Ах ты... урод! - казалось, капитан орёт в два уха сразу.
  − Ага! Пошли за мной бот, притащи на корабль и там можешь набить мне рожу, − ехидно сказал Вэн. Хотелось хоть как-то насолить, ведь обидно вот так умереть в двадцать восемь лет.
  − Давай, поскули напоследок, − голос Байза был уже невозмутим. Я послушаю тебя с удовольствием. Особенно когда начнёт заканчиваться воздух. И знай, что это моя идея выбросить тебя в скафандре.
  − Ну, спасибо! С этой минуты я начну тебя проклинать.
  − Канеш, страшная угроза... Ха! Но для меня вопли поверженного врага, коий вот-вот гикнется, будут звучать как музыка. Давай! Повой там!
  − Я сейчас шлем отсоединю, и вакууме ты не услышишь звуков, − твёрдо сказал Вэн.
  − Ха, ха, ха! - смех капитана резанул по сердцу ножом. - В вакууме не разгерметизируешься. Никогда...
  − Кэп, на самом деле я не виноват! - горячо заговорил Вэн. − Твои солдаты вбежали и начали стрелять. Я всё подробно расскажу, только верните меня на корабль!
  Ответа не было, в эфире стояла полная тишина. Прошло секунд десять, но ответа не было.
  − Капитан! - почти выкрикнул Вэн.
  Казалось, тишина стояла могильная, если задержать дыхание. Лучше бы было слышно, как работает кислородный генератор.
  Глядя на звёзды, ощущая одиночество, было такое чувство, что ни одного малейшего звука кроме дыхания нет. Всё равно, где бы ты ни находился: в корабле или на планете, есть, пусть мизерный, шумовой фон. А тут не было ничего, и от этого можно просто сойти с ума.
  Вэн глубоко вдохнул и задержал воздух. Надо решиться, отсоединить шлем - несколько ужасных мгновений и всё...
  Решительным движением он вставил два больших пальца в углубления под челюстным выступом шлема. Нажал одновременно на две кнопки. Но ничего не произошло, шлем не отсоединился - Байз сказал правду. Скафандр бережёт человека, в чуждой среде его не открыть, поэтому придётся задыхаться медленно и мучительно. А потом ледяным мертвецом скитаться между звёзд.
  Бессильное отчаяние не бесконечно, в конце концов оно сменяется чувством безысходности и наступает относительное успокоение. Уже начали мёрзнуть руки, тем более тело сильно мёрзло, а значит, астрокожа отсутствует. Её надевают, чтобы сохранить тело при возможном пробое скафандра, ведь может руку или ногу просто разорвать от внутреннего давления.
  Вэну вспомнилось, чему всегда учил тренер.
  'Выходя на бой, думай, как победить и, зная, что будет боль, не обращай на неё внимания ', − наставлял он перед поединком.
  'Да, как победить', прошептал Вэн. Он просто будет сражаться со смертью, одолеет страх. Самое страшное - это паника. У него уже начались признаки клаустрофобии. Хотелось вырваться из этого герметичного кокона, в котором он задохнётся.
  'Боли не будет, боли не будет', − шептал Вэн, зная, что это внушение поможет. Тогда можно будет провести время до смерти, не сойдя с ума.
  − 'Я любуюсь звёздами', − шёпот успокаивал, приводил в относительное спокойствие.
  Но было жалко себя, очень. Неужели вот так глупо закончится жизнь? Ведь ещё ничего по настоящему ценного в жизни не сделано. Все мечты, планы, оборвутся тут, в холодной пустоте. Корабль за это время незаметно уплыл в сторону, а с другой стороны медленно показался большой тёмный диск планеты, заслоняя звёзды. Во всех скафандрах устанавливали контролёр чувствительности света, который подчинялся голосу.
  − Увеличь чувствительность в два раза, − сказал Вэн, надеясь, что контролёр работает.
  По забралу прошла едва заметная волна, стало светлее, звёзды горели ярче. Стали видны два материка. Проглядывались в плотной пелене туч грозы. Они мелькали беспрестанно, что больше всего удивило. Поразило то, что хорошо проглядывался слой атмосферы по краям планеты. Видимый полюс покрыт снегом, а над ним, в верхних слоях атмосферы, плясало красно-зелёное сияние, разбрасывая извивающиеся полосы по сторонам, словно щупальца.
  Вэн вздрогнул, ненароком скосив глаза: на забрале шлема показывался уровень кислорода и время его подачи - воздуха осталось на полтора часа. Времени до экзекуции всё меньше.
  И тут планета с одной стороны посветлела, граница атмосферы покрылась багровыми всполохами, мутноватым светом. Через несколько секунд светлая кайма стала ослепительной, как будто к Шарку прислонили красный раскалённый серп. Глаза резануло болью, до того сузились зрачки.
  Вэн зажмурился и скомандовал: 'Сделай норму, потом затемнение в два раза!
  А свет уже пробивал сквозь веки. По мере затемнения стекла, веки как бы потухли, и Вэн открыл глаза. Красное солнце слегка слепило, уже наполовину показавшись из-за планеты. Визуально оно было небольшим, по сравнению с Шарком, который казался чем-то необъятным.
  − Затемнение в два раза, − сказал Вэн. Когда забрало ещё потемнело, на светило можно было смотреть не щурясь. Вид солнца как-то успокоил. И тут Вэн вспомнил о родителях. Они не перенесут его потери. В этот момент стало себя жалко, как никогда.
  Да, прав был толстяк из виржи, который советовал - цени жизнь.
  Всё вроде как в шутку живёшь, не задумываешься об опасности, а она рядом ходит, только оступись мимо тропы жизни.
  Когда Вэн шагнул в звездолёт, то не совсем осознавал, куда же на самом деле они летят. Полёт на другую планету был покрыт романтической дымкой. Теперь, пережив такой виржи и побоище в зверинце, стало ясно, что всё не так просто.
  Светило целиком показалось из-за планеты, но Вэна уже развернуло к нему боком и стал виден спутник Шарка. Величину его трудно было угадать, но он мало чем отличался от привычных спутников таких планет. Немного испещрён метеоритами. В стороне от него звездолёт, сияет яркой точкой.
  − Тэя, прощай, − прошептал Вэн, тоскливо глядя на корабль.
  − Что ты там бормочешь? - раздался голос Байза. - Жив ещё?
  − А тебе что? Ждёшь, когда я скулить начну?
  − Плохо ты меня знаешь, я твоё дело разбирал.
  − Ну да. Ты моё тело разобрал в коридоре парализатором. Я думал, что оно рассыплется на клетки. А теперь ты, значит, разбираешь моё дело? - Вэн горько усмехнулся.
  − Это не парализатор.
  − А что же это? Клеткорассыпатор?
  − Да какая тебе разница? Хочешь, я тебя обрадую?
  − Наверное, тем, что я скоро в атмосферу войду и начну падать?
  − Нет. Солдатики, что на вас напали, весь полёт принимали СС. Так что мы тебя через полчаса подберём.
  − Ага, подбирайте быстрее, а то мне хочется на эту луну завыть.
  Вздох облегчения, громкий − это мягко сказано. Говорят, будто камень с души упал, так вот бывает такое, бывает. Хотелось хлопать в ладоши и петь, но надо беречь воздух, вдруг бот задержится. Вэн повернул голову, насколько позволяло шейное полукольцо шлема. Увидел край планеты.
  − Ну, здравствуй Шарк, я скоро на тебя ступлю...
  
  Уходили минуты, может, ещё и драгоценные. Одиноко было по прежнему, но грела душу надежда: ведь кто-то к тебе приближается и скоро возьмёт на борт. Осталась одна неприятность - отсутствие астрокожи, из-за этого мёрзло тело, пока светило пряталось за планетой. Если любое космическое тело, даже размером с булавочную головку, врежется в скафандр, то пробьёт его насквозь. Раздастся свист уходящего воздуха, и через время кровь вскипит в венах. Конечно, если осколок попадёт в шлем, то не о чём будет и переживать. А если в руку или ногу − скафандр на сочленениях герметизируется в случае пробоя, и астрокожа спасает. Хотя пролетающие камушки в космосе редкость. Это только в кино: не успел космонавт полчаса в космосе побыть, как у него уже отрезана рука или нога. А то и весь в дырках, как решето.
  Страшно зачесался кончик носа и Вэн беспомощно поморщился. Но это нетрудно и перетерпеть, ждать уже недолго. А ведь можно считать, что вернулся с того света, настолько было невероятным спасение. Ничто бы не позволило оправдаться, если б к счастью или сожалению те придурки не принимали СС. Гадость жуткая: поначалу заводит сознание в самое страшное 'просветление', которое называют Свет Сатаны. Попавший под влияние этого адского зелья, словно выпадает из существующего мира в бездну блаженства. Но со временем приходит только остервенение, презрение и ненависть.
  Нет, не только... Это билет в один конец, возврата не бывает. Начинается необъяснимое. Люди начинают убивать: без причины, но изощрённо. Делают это тихо, скрытно. И самое страшное, что изготовить СС не так уж и сложно. Поэтому, любой, кто присаживается на этот препарат, заочно приговорён законом к смерти.
  Да, спасение пришло, когда, казалось, на горизонте надежд господствовала мгла. А вот Стэна... уже не вернуть.
  Прошло двадцать минут, Вэн всё дрейфовал прочь от корабля. А так хотелось быстрей ступить на борт хотя бы бота, лишь бы не лететь в бесконечном пространстве одному.
  От корабля отделилась яркая точка, отливающая серебром. Сначала казалось, что она ползёт, но почему-то мимо. Светящийся объект шёл не за ним, а нырнул в атмосферу Шарка.
  − Эй, на корабле! - почти выкрикнул Вэн. - Когда меня подберут? Воздуха уже мало, минут на двадцать!
  − Потерпи, мы в пути, ты далеко отлетел, − раздался незнакомый голос.
  − Так вы в атмосферу вошли!
  − Ты видишь челнок, мы на 'невидимке' идём. Через пару минут будем на месте.
  Несколько минут... и этот кошмар закончится. Скоро здесь будет 'невидимка' − военный штурмовой бот. И всё закончится! Этот кошмар одиночества и холода, страха и безысходности - всё будет позади.
  Бота ещё не было видно, но за несколько километров от Вэна вспыхнули четыре длинные реактивные струи - 'невидимка' сбавлял скорость. Ещё несколько вспышек и опять один на один с холодными далёкими звёздами. Но Вэн знал, что помощь уже рядом.
  Тёмно-серая масса бота возникла словно бы из ниоткуда. Первыми проявились ощерившиеся стволами башни-близнецы преобразовательных пушек. Пилот всё же не рассчитал соотношение скоростей, и громоздкий бот ушёл вперёд. Его броня отливала серебром. Военные хвастались, что она способна поглотить все излучения, даже выдерживает лучи самых мощных лазеров.
  Манёвры бота много времени не заняли: повернувшись боком, он ещё больше снизил скорость и Вэн медленно влетел в раскрытый зев шлюза.
  − На базе, − сказал Вэн, мягко опустившись на пол - гравитация появлялась постепенно.
  − Понял, − раздался голос пилота. Переборка шлюза плавно опустилась, войдя в герметичные пазы. Табло на стене светилось красным светом. Через пару минут он потускнел и загорелся зелёный. Двери кессонной камеры разошлись, и Вэн с радостью снял шлем.
  В проходе появился Вирто - коллега. Его широкое лицо расплылось в улыбке. Наверное, он был самым приветливым человеком на звездолёте.
  − Ну, с возвращением! - радостно сказал он и стал помогать снимать скафандр.
  − Я уж и не надеялся, что уцелею, − сказал Вэн.
  − Ага, знал бы ты, какой мы там бунт подняли, все учёные толпой отправились к командиру корабля. Мы ведь тебя знаем, не мог ты ничего противозаконного сделать.
  − Как там Тэя? - Вэн боялся услышать плохие новости. Уже боялся, ведь столько всего навалилось на его неискушённую душу за последнее время.
  − Да как, − Вирто замялся. - Поплакала, а когда узнала, что тебя подберут, Тэя третьим челноком спустилась на планету. Ты же знаешь, что тертуриане на жёстком контракте, с ними церемониться никто не будет.
  Вэн поставил скафандр в нишу, и учёные прошли в десантный отсек, где не было ни души, лишь длинные ряды сидений, приютившиеся у переборок. Тёмно-красные стены из пластоса, чтобы кровь не контрастировала − вот и весь интерьер большого помещения. А в таких ботах бывает много солдатской крови, когда десант спускается на мятежные планеты.
  Вэн вальяжно уселся, закинув ногу на ногу. Было радостно сидеть вот так, почувствовать себя свободным, а не закованным в скафандре.
  − Да, не думал я, что опять увижу зелёные глаза Тэи, − Вэн выдохнул с облегчением.
  − Не особо радуйся, на Шарке такой сюрприз ждать может...
  − Ты о чём?
  − Звездолёт промахнулся. Мы оказались на краю звёздной системы, в её хвосте. - Вирто казался озадаченным.
  − Галактика крутится, так что точно рассчитать курс почти невозможно. Ты о чём?
  − Это я знаю и без тебя, − Вирто присел. - Из этой звёздной системы шёл сигнал, чёткий.
  − Откуда именно?
  − С Шарка. А потом пропал, когда звездолёт приблизился. А он шёл почти на субсветовой скорости.
  − Значит, внизу есть такая аппаратура, что засекла его заранее, или передатчик просто выключили. А какой он, этот сигнал?
  − Для нас абракадабра, ничего не понять.
  − Люди? - Вэн посмотрел с надеждой.
  Вирто медленно покачал головой.
  − Нет, не люди, сигнал какой-то чуждый.
  Они замолчали. Вэн уставился на противоположное сиденье, размышляя. С матушки Земли люди могли расселиться по многим планетам. Их можно встретить в этом секторе галактики. До того, как погрязнуть в войнах и разрухе, земляне отправили несколько звездолётов-ковчегов с земным генофондом странствовать в поисках подходящих миров. От одного и развилась империя на семь планет, которой правила Горана. Да и что это были за миры! Там люди больше боролись за выживание. Не попадалось планет с идеально подходящими условиями для существования людей. Приходилось с трудом осваивать более-менее пригодные миры.
  Мала ниша во Вселенной для людей. Звёздные системы настолько разнообразны! Бывают светила размером с небольшую планету, но могут встретиться и гиганты размером с солнечную систему. Бывают гиганты и побольше, звёздный ветер их в миллионы раз мощнее слабых, но более живучих звёзд. Возле этих монстров ничто не может выжить, особенно возле жарких. А они разные: от ярко-голубых, до почти искрящихся синих.
  И в этой, в основном чуждой среде, человечество ищет пригодные для себя миры. Обнаружить их трудно − расстояния между звёздами такие, что измерять можно только в световых годах. Не ценили люди матушку-Землю. В результате истощили настолько, что стало трудно на ней обитать человечеству. А когда жить невмоготу, люди становятся очень злые. Точку поставила последняя мировая война. Кто мог, бежал с покалеченной планеты. Но всего в космос ушло три звездолёта. Судьба ещё двух пока неизвестна. Может быть, настанет тот час, когда потомки землян встретятся. Что тогда будет? Сотрудничество или война за место под звёздами, которых тоже будет мало?
  Хотелось думать, что сигнал с Шарка послали либо аборигены, либо люди. Потому что случилась одна странная история в освоении космоса. Это стряслось сорок лет назад. Звездолёт-разведчик 'Титан' вернулся из дальнего полёта и завис на орбите Гораны. На связь вышел помощник капитана корабля. Но он сказал странные слова:
  ' Вы, люди, будете трепетать от страха, когда вас найдут хозяева галактики'.
  Больше не было сказано ни слова, а звездолёт уже падал на планету, на столицу империи - Трою.
  Уничтожить такой гигант, как межзвёздный корабль, нелегко. Понадобилось немало позитронных ракет, ведь у него мощное силовое поле. Надземный взрыв был таким, что от десятимиллионной столицы не осталось камня на камне, ведь на борту корабля столько антиматерии! Это самая ужасная трагедия в истории человечества. Миллионы жизней уничтожены в один миг.
  История, конечно же, странная, но тем и страшна, что абсурдна. Где-то в галактике есть сила, с которой рано или поздно придётся столкнуться людям.
  Лёгкий толчок вывел из раздумья - бот начал торможение, сравнивая скорость с кораблём. Дальняя переборка, поднявшись, открыла сгорбленного старичка - непривычно хмурого координатора. Старый человек, повидавший многое в этой жизни. За глаза учёные называли его сушкой, очень уж он походил на сморщенный фрукт. Годков ему было за семьдесят. Говаривали, что он три раза проходил омоложение. Но из под бровей смотрели укоряющие, совсем живые и проницательные глаза.
  − Вэн, − сказал координатор недовольным тоном. − Это твоя последняя выходка, больше я за тебя вступаться не буду.
  − Ну, простите уж, − Вэн встал и демонстративно развёл руками. - Я не виноват.
  − Ты постоянно нарушаешь дисциплину. И знаешь, впредь для тебя полёты закрыты. Кем ты там работал последнее время? Инструктором? Вот им и будешь работать по возвращении.
  − Рад бы я вернуться домой, − Вэн усмехнулся. - И поверьте: мы ещё не приземлялись на планету, а я уже налетался на две жизни.
  − Да ладно, координатор, − сказал Вирто, проходя мимо, − ему и так тошно...
  
   Глава четвёртая
  
   Шарк
  
  Под утро Вэну не спалось. Да и ночью сон был тяжёлым. Кошмары в нём перемешались с явью: то виделись оскаленные морды панчей, то гнались ходячие холмы, а Вэн всё оборачивался, глядя на их огромные притуплённые зубы, и на ходу искал по карманам гранаты. Но карманы были пусты, а холмы слишком быстро передвигались, выбрасывая головы и клацая зубами у самых пяток.
  Когда пискнул будильник, Вэн уже лежал с открытыми глазами. Всё думал о Стэне: 'жил себе человек, никого не трогал. Раз... и не стало его. А ведь на Горане ждут сына родители. И планировал Стэн, как будет жить дальше. А теперь всё закончилось для него и его надежд'. Как-то всё вдруг показалось зыбким, а жизнь хрупкая и короткая. И почему люди живут злые и добрые вместе? Почему это допускает Создатель?
  После возвращения из космоса два часа длился допрос, который от вояк проводил капитан Байз, а от астронавтов − первый помощник капитана звездолёта. Цеплялись к каждому слову. Пришлось все события пересказывать три раза. Но главное, что поверили в его невиновность, отпустили.
  День выдался до того трудным, что Вэн после допроса заперся в каюте − никого не хотел видеть. Но на стене светилась яркая оранжевая полоса: сообщалось, что поступило двадцать три вызова. Восемнадцать было от Тэи.
  Вэн уселся за стол и 'коснулся' виртуальной кнопки. Через несколько секунд на экране появилась Тэя.
  − Вэн! Ты в порядке? − встревоженно спросила она, внимательно разглядывая лицо любимого.
  − Да нормально всё, не обращай внимания на припухшую скулу, это так, невинный ушибчик, − Вэн улыбнулся, но получилось это неестественно. Как-то он видел агитку о счастливой семье. Вроде лежат на пляже: муж, жена и девочка с мальчиком. Дети улыбаются, а вот у взрослых лица несчастные, если приглядеться. И когда начинаешь всматриваться, вместо улыбки видишь оскал. Вот так сейчас и Вэн улыбнулся.
  − Я так переживала! Думала, с ума сойду!
  − Да всё уже позади. Цел и хорошо, − Вэн откинулся на спинку кресла. - Как там, на Шарке?
  − Ой... Тут столько всего необычного! - Тэя преобразилась. - В воздухе висят сухопутные медузы, а колесуны и вправду страшные. Бояться особо нечего, солдаты и синтеты охраняют базу хорошо. Лес тут необычный, деревья попадаются огромные, как в какой-нибудь сказке. Да, ещё листва полупрозрачная, представляешь?
  Тэю уже было не удержать. Она так восторженно расписывала природу, траву, похожую на косички, что хотелось быстрей ступить на твёрдую землю, вырваться из угнетающих стен корабля и самому взглянуть на совершенно иной мир.
  Вэн нехотя встал, ногой задвинул в нишу кровать. Подошёл к умывальнику и взглянул в зеркало. Скула с правой стороны припухла, да нижнюю губу словно накачали ботексом.
  Через час он ступит на неизведанную планету. Сколько раньше в пылком юноше было романтизма! Даже умудрился выучиться на ксенолога. Мечтал... Как хотелось в юности осваивать Вселенную, покорять новые миры! Сейчас, конечно, задор почти угас. Да и чувства притупились, как-то не до восторгов после вчерашней бойни. Но жизнь продолжается, и Вэн улыбнулся своему отражению.
  − Ещё повоюем, − прошептал он, подставив руки под кран, из которого тонкой струйкой пошла вода.
  После завтрака вещи были собраны в компактный ранец, и можно идти к челноку. Вэн оглядел каюту, бывшую два месяца его обителью. Кажется, ничего из нужных вещей не забыл.
  Вот и терминал, в котором стоит огромный челнок на четырёх мощных опорах. Заострённый нос почти упирается в переборку шлюза. Возле челнока уже выстроились солдаты в полной боевой амуниции. У многих в руках магнитно-импульсные винтовки. У некоторых автоматы-бойпарты. Гражданские стоят в стороне, разбившись на небольшие группы. Все одеты в комбинезоны, отличавшиеся только фасоном, да как можно большим количеством карманов. Несмотря на спокойные лица, всеми фибрами души ощущалось беспокойство, повисшее в воздухе. Людей волновали вопросы, ответы на которые там, внизу, на неизведанной планете.
  Вэн подошёл к учёным. У их ног стояли баулы и ранцы, у многих ящики с аппаратурой и приборами. Хоть какое-то преимущество у ксенолога. Для контактов и изучения психологии чужих оборудование не нужно. Это только в фильмах и анекдотах люди общаются с разными переводчиками-коробочками. И сразу всё понимают, что говорит существо, выросшее в чуждой среде и отличающееся биологически. Впрочем, этому уже никто не верит.
  Вэн кивнул Лауре, которая стояла чуть в сторонке. Белокурая, поджарая, она выглядела эталоном сексуальности.
  − Ну, что слышно? - спросил он.
  − На Шарке базу начали строить, − сказала Лаура и, мотнув головой, закинула волосы за спину. Она была химиком. Многие учёные и солдаты всё подбивали к ней клинья, но Лаура весь полёт провела в одиночестве. Говорили, что у неё сорвалась свадьба с каким-то чиновником из-за полёта.
  − Жаль, что ты вчера заперся и отключил связь. Стэна и того солдата, что выжил, отправили за борт.
  − Угу, − буркнул Вэн, уставившись на свои берцы. Все знают, что на кораблях трупы не держат, всех примет космос, как моряков море.
  − Ну что, все в сборе? - раздался командирский голос - в проходе стоял полковник Франк Доро. Сухопарый и подтянутый, на вид ему было лет сорок. Седые брови, казалось, сошлись вместе. А из-под них смотрели серые проницательные глаза.
  Он подошёл к солдатам, на ходу бегло сделав осмотр. Затем громко заговорил.
  − Вся экспедиция подчиняется мне. Запомните - полковник вам всем здесь хозяин и бог.
  Все стояли и внимательно слушали. До сих пор учёными руководил только координатор.
  − Вэн Гаури здесь? - полковник смотрел внимательно на гражданских.
  − Я тут, − сказал Вэн, приподняв руку.
  − Кто из солдат его тронет, − Доро ткнул пальцем в сторону Вэна. - Расстреляю лично. − Полковник сделал паузу, разглядывая людей. − Сейчас все идём в отсек ОББ - Отсек Биологической Безопасности на инструктаж и вакцинацию. Потом грузимся в челнок и... будьте на Шарке настороже! Малейшее недомогание, даже выскочивший прыщик - сразу бегите в медотсек. И смотрите: никакой самодеятельности!
  Инструктаж был недолгим. С шутками: а если я вдруг съем бациллу или что делать, если на меня чихнул инопланетянин. Процедура вакцинации много времени не заняла - три укола из инъектора, и ты свободен. Затем все погрузились в челнок. Вэн пристроился у прямоугольного иллюминатора. Рядом уселся Вирто, по другую сторону незнакомый солдат лет тридцати на вид. Хоть и слышались разговоры, на лицах читалась обеспокоенность.
  Людей дёрнуло в сторону, приходилось удерживаться - на челноке отсутствовало инерционное поле.
  Вэн достал интер, открыл информацию по экспедиции. Комнаты на базе ужераспределили − ему досталась двадцать первая, у Тэи двадцать седьмая.
  − Приключения начинаются, − сказал Вирто, глядя на удаляющийся корабль.
  − Да уж, насмотрелся я на своём веку всяких... приключений, − с иронией сказал солдат.
  − Не знаю как у вас, а у меня приключения начались уже на корабле, − пробурчал Вэн, уставившись на планету с белой шапкой на полюсе.
  Шарк наплывал, заслоняя темноту космоса. Из иллюминаторов напротив слепило ярко-красное солнце. Два материка, местами прикрытые одеялами облаков, становились всё больше. Горная гряда миниатюрная, как на объёмной карте. Холодно поблёскивали гладкие прожилки рек.
  Отсутствие громкого шума да удобный салон создавали ощущение комфорта. Было такое чувство, что люди отправились в развлекательное турне - ни воя двигателей, ни встряски. Только солдаты в броне, пристроившие у ног оружие, напоминали, что это не экскурсия.
  Первозданно девственный и причудливый для человеческого глаза пейзаж открылся взорам внизу: не видно городов, которые на Горане различимы даже из космоса, словно муравейники. Уже можно разглядеть тёмный массив леса, разделённый широкой тёмной рекой, похожей на блестящую змею. Чуть в стороне простиралась бурая долина, то тут, то там пестрящая разноцветными пятнами.
  − Всегда представлял высадку на другую планету в скафандрах, − сказал Вэн.
  − Да, эту планету мы заселим, − сказал солдат и, глянув вниз, добавил: − И будем гулять в девственном лесу.
  Уже стали хорошо видны копошащиеся люди вокруг овального здания базы, построенной за сутки. Один робот 'Стоумер' возводит из металлопены такое сооружение быстро, только заложи в него нужную программу. А людям остаётся установка окон, дверей, да начинки жизнеобеспечения.
  Вид в иллюминаторе казался чужим, непривычным. Словно смотришь кино через красноватый светофильтр.
  − Добро пожаловать на Шарк, - раздался голос пилота. − Ядовитых примесей в воздухе нет, кислорода двадцать три процента. Глубоко сразу не вдыхайте, а то опьянеете. Гравитация - ноль восемь, плотность воздуха - один и два от стандарта.
  − Как послушать - так в рай попали, − Вирто усмехнулся.
  Челнок приземлился мягко: еле ощутимый толчок, и опоры упёрлись в бурую почву. Дверь плавно и бесшумно исчезла в пазах, снизу выдвинулся пластитовый трап.
  Вслед за своими товарищами Вэн двинулся к проёму, но толкотня в проходе заставила приостановиться. Перед глазами мелькали чьи-то спины и раздутые баулы.
  − Не толкайтесь, все в рай попадём! - объявил с улыбкой курносый солдат.
  Вот и трап. Тело обдало тёплым влажным воздухом и терпким запахом, будто подсунули под нос корицу.
  − Да, надивимся мы тут, если даже воздух пахнет странно! - Вэн вдохнул снова.
  Чужое небо, чистое, фиолетового цвета. Облака белые, по краю отливают медью. Птиц не видно, зато насекомых тут тьма. По траве ползают какие-то продолговатые и плоские мелкие существа самых разных расцветок. С лёгким гулом пролетел продолговатый жук.
  − Ух ты! - выдохнула Лаура. − А говорили, что жизнь тут аналогична нашей.
  − Ты просто не представляешь, какая может быть жизнь во Вселенной! - Вэн попал на свою любимую тему. - Бывает фторная форма жизни, водородная...
  − Ты фторную видел? - глаза Лауры стали лукавы.
  − Нет.
  − Увидишь, меня позовёшь.
  Чтобы не толкаться в потоке людей, Вэн спрыгнул с трапа в сторону, погрузившись в бурую траву по колено. Права была Тэя, говоря, что трава Шарка похожа на тонкие плетёные косички, торчащие вверх. Воздух вокруг словно пронизан красноватым свечением, отчего всё казалось нереальным. Не привыкли глаза к такой цветовой гамме.
  Вдали, метрах в десяти над землёй, неподвижно зависло множество светло-серых шаров. Воздушные потоки то и дело их смещали, но странно: загадочные объекты упрямо возвращались на свои места, только не плавно, а какими-то лихорадочными рывками.
  Вирто остановился у трапа, вдохнул полной грудью.
  − Да такой воздух на Горане можно за деньги продавать!
  − Похоже, тут пекло! - сказал один из солдат, расталкивая замешкавшихся широкими плечами.
  − Ты просто привык к кондиционированию на корабле, − сказал другой, идущий следом.
  − Это же не планета, а подарок! - восхитилась Лаура. - Вот корпорация деньжат отхватит!
  Недалеко от челнока прибывших ждали два солдата во главе с лейтенантом Райком. Он подошёл. Ровное лицо выглядело необычно довольным: смотрел на озирающихся людей с видом бывалого.
  − Сержант! Веди солдат к зданию! Учёные! Вас ждёт координатор в централи!
  − Что это? - Вэн ткнул пальцем в сторону шаров.
  − Их назвали воздушные медузы, у них внутри пузырь с гелием, вот и летают, − сказал лейтенант.
  − Их уже изучали?
  − Не знаю, не интересовался, − лейтенант махнул рукой и пошёл вслед за солдатами.
  Вдали стеной темнел высокий лес. Вэн достал из нагрудного кармана визор. Надев, приблизил изображение леса. Там, на краю чащи, сплелись в хаос деревья разной величины: как добродушные великаны, одиноко возвышающиеся над соседями, и словно пытающиеся дотянуться к облакам, так и скрюченные, покрытые ярко-бурыми наростами и шипами злобные карлики, клонящиеся к земле. А ветви больше похожи на корявые корни.
  Стволы почти чёрные, а кроны полупрозрачные, разного цвета − от светло-изумрудного до тёмно-синего. На ветвях некоторых деревьев красовались веретенообразные отростки, вперемешку с перьевыми листьями, свисающими почти до земли. Но на высоких исполинах ветви раскинули огромные зонты из множества веерных листьев. По стволам вились лианы, свисали с веток, словно толстые верёвки.
  В визор хорошо видны синтеты − боевые паукообразные роботы. Они 'хамелеоны', и сейчас бурые, слились с травой. За их восемь лап и овальное туловище прозванные тарантулами. Всего их на базе шесть, а напротив леса стояло трое − опасность исходила оттуда, из густой растительности. По бокам корпуса у тарантулов два минигана, стреляющие убойными урано-углеродными пулями.
  И тут Вэн увидел большую грациозную бабочку с сиреневыми крыльями, которые раскрывались, если не обманывало расстояние, сантиметров на тридцать. Она уселась на видео-индикатор неподвижного тарантула, медленно поводила крыльями - символ мира на смертоносной машине. Пять остальных глаз синтета с прежним безразличием сканировали пространство. Настырная бабочка его явно не беспокоила.
  − Да уж, человек ваш мир нарушит, − тихо сказал Вэн, снимая визор и пряча в карман.
  − Что ты там бормочешь? - Вирто зашагал в сторону здания. - Пошли!
  Прибывшие ещё не успели отойти далеко от челнока, как увидели в небе тёмную точку. Скоро она превратилась в 'Осу' − небольшой десантный транспорт. Со снятыми лучевыми турелями, он не выглядел угрожающе. Но из открытых бортов торчали стволы миниганов. Под брюхом транспорта, на тросе, висело неподвижное огромное ящероподобное существо с шестью лапами и длинной шеей. Когда 'Оса' приблизилась, люди увидели, насколько мощный и громадный этот монстр, похожий на гигантского варана. Только он был в длину не меньше десяти метров. Солдаты шагали к зданию. Поворачивая головы, с любопытством посматривали на необычное чудище.
  'Оса' зависла чуть в стороне от здания базы. Трос отсоединился, и гигантская ящерица грохнулась недалеко от людей. От падения тяжёлой туши под ногами вздрогнула земля. 'Оса' медленно развернулась и полетела в сторону леса - искать новую добычу.
  − Вот это монстр, − сказала с восхищением Лаура, поправив лямку баула на плече.
  − Сбор образцов начался. Идём посмотрим, − Вэн зашагал к ящеру, за ним потопали остальные гражданские, забыв на время, что их ждут в здании.
  − Мне страшно смотреть на эти зубы, − пробормотала Лаура, разглядывая торчащие верхние клыки. Они загибались внутрь пасти: такие жертву не упустят.
  − Чего их бояться? - Вэн решил успокоить девушку. - У нас мощное оружие. Мы найдём способ приструнить тут всех.
  − Надо это быстренько рассказать аборигенам, − Вирто осклабился. - А то им пока всё равно, кого жрать.
  Вблизи клыкастая морда, покрытая серыми пластинками, напоминала о фильмах ужасов. Вспомнилась картина - трепеща от страха, замерла девочка, а возле неё похожая на шантову зубастая пасть, с нижней губы свисает слюна. Первое встреченное здесь животное, и оно поражало тем, что в его глазах нет зрачков. Только тёмно-зелёная глубина. Всё тело монстра покрыто роговыми пластинами, на лапах острые когти, но пальцев всего три.
  − Не хотела бы я с таким встретиться, − пробормотала Лаура.
  Все направились к зданию. Сквозь высокие двухстворчатые двери вошли в просторный коридор. Когда подходишь к разветвлениям коридора, на стене высвечивается карта базы. Вчера здесь ещё ничего не было − в долине росла лишь трава. А сегодня в коридорах свет, открывающиеся двери. Миновав столовую и медотсек, учёные пошли в левое крыло, где располагались их комнаты.
  Найдя табличку с номером двадцать один, Вэн нажал зелёную кнопку дверной панели: они отворились без кода. Позже он его введёт. А сейчас, скинув ранец, он направился в централь, где проходил инструктаж. Тэя на вызов не ответила, видно была занята.
  По коридору шла Лаура.
  − Слыхал? Утром синтет подстрелил колесуна. Он в лаборатории.
  − Пожалуй, схожу посмотрю, − сказал Вэн.
  Он пошёл в лабораторию, и увидел...
  На столах лежали останки колесуна. Люди в белых пласовых комбинезонах расчленили его на совесть. Даже разобрали на части лапы, пальцы, отделили когти.
  − Люди бодро шагают по новой планете, − съязвил Вэн, глядя на стол.
  − Да, вивисекция не минует никакой местный вид, − довольным тоном ответил полноватый Артоэ, по образованию биолог, но тут все учёные получали добавку − ксено.
  − А мозг у него большой.
  − Пять килограмм, − гордо ответил Артоэ. - А вес мозга нормальных людей колеблется от килограмма до двух с половиной.
  - Это я и без тебя знаю. Да и вес мозга не всегда говорит об уровне разума. Тем более колесун - существо инопланетное.
  Вэн уставился на распиленную вдоль голову аборигена. Как-то странно было смотреть на то, что совсем недавно было чем-то грозным и опасным, а сейчас выглядело просто жалко, даже торчащие окровавленные клыки.
  − Они дадут нам фору, если разовьют цивилизацию, - сказал биолог. − Всё-таки эта черепушка работает на шесть конечностей, и мы не знаем всех возможностей таких извилин.
  Вэн не стал задерживаться - спешил в централь. Там собралась часть учёных - человек пятнадцать, во главе с координатором. Он назидательным голосом наставлял своих чад на путь истинный.
  − Периметр базы покидать лишь с разрешения руководства, и только в сопровождении солдат. Пока нам известно два опасных вида - колесуны и шанты. Но что нас здесь ждёт, никто не знает, пока мы не изучим всю флору и фауну. При любом недомогании - сразу бежать в медотсек. Никакой самодеятельности, всё согласовывать.
  Координатор обвёл всех взглядом. Люди слушали внимательно, боясь пропустить хоть слово.
  − Кто не в курсе, вчера вечером пропали солдат и лаборантка. Самовольно пошли в лес на 'сиесту' и не вернулись. Что с ними - никто не знает. Поэтому предупреждаю: дисциплина и ещё раз дисциплина!
  Вэн поискал взглядом Тэю. Она сидела впереди,внимая речи координатора.
  − У растений биомеханика схожа с теми, что растут в наших мирах, − продолжил координатор после паузы. − Как ни парадоксально, но животная жизнь тоже близка земной. Сегодня вылазка двух экспедиционных групп. Состав первой: я, Тайра, Товыч, сопровождение - четыре солдата. Вторая группа: Вэн - старший, Тэя, Зарми, Асина. Сопровождение - четыре солдата. Цель: сбор образцов растительного и животного мира, съёмка.
  Затем координатор оставил только участвующих в вылазке, отпустив остальных. И тут Тэя увидела Вэна. Она улыбнулась, позвав его взмахом руки. Подойдя, он сел рядом, а Тэя взяла его руку, сжала в своих ладонях.
  − Я тебя больше никуда не отпущу, − прошептала она, смотря в глаза.
  − Да я и не убегаю...
  − Тэя! - повысил голос координатор. − Давайте лирику оставим на потом! Я понимаю, что у вас встреча, но я вроде даю инструктаж!
  − Я вся − внимание, − улыбнувшись, ответила Тэя, но руки любимого не выпустила.
  − Вэн! Твоя команда полетит к чёрному озеру. Место странное и интересное. Надо там поработать, взять все пробы. Только ещё раз предупреждаю! Никакой самодеятельности! Без команды руководителя группы в подозрительные места не суйтесь! - координатор повернулся к стене, на которой появилось тёмное пятно озера, снятое с высоты. Овальное, оно выглядело зловещим пятном на фоне пёстрой растительности. Берег на десятки метров сплошь чёрный и усеян скелетами необычных животных. Самое странное в них то, что вместо ребер валялись нагрудные панцири.
  − Вот... видите. - Координатор ткнул пальцем в скелеты. Надо разузнать, что убивает животных, почему не растут деревья и кусты. Даже трава, и та вымирает. Только аккуратно, хоть местные бактерии к нам в основном нейтральны, неизвестно, что в этом ларце, под названием Шарк, мы можем обнаружить.
  − Да не маленькие мы, координатор, − сказал Зарми, прозванный за глаза Большеголовым. А вы куда?
  − Мы выдвинемся на хавере к океану. Хоть до него и семьдесят километров, всё равно используем тихоходный хавер: вдруг нам придётся погружаться. Но сначала рискнём зондами, ведь морская пучина может таить громадных монстров, которые могут смять транспорт на глубине.
  Все молчали. Только тут пришло осознание, что экскурсия закончилась - начинается риск. Риск своими жизнями и здоровьем.
  − Ладно, идите, готовьтесь, вылет через два часа, − координатор не смотрел на часы - в правом верхнем углу он всегда видел время вживлённых в зрачок наночасов.
  − Пойдём... − Тэя встала, держа рукой Вэна за пальцы. − Пойдём ко мне.
  Когда уже шли по коридору, она спросила.
  − Что там было... в зверинце?
  − В зверинце? - Вэн замялся. - Да как тебе сказать. Солдаты хотели нас убить.
  − За что, из-за меня? - Тэя смотрела вперёд, не оборачивалась.
  − Ну да... Крантон сослуживцев подбил.
  − Я знаю, он протащил на корабль СС и прикормил их этим наркотом. А в космосе? Как ты в космосе?
  − Полетал немного. Полюбовался видом планеты и звёзд.
  − Немного полетал? Как они такое могли с тобой сделать? Этот Байз и командир корабля... Я их всех ненавижу.
  − Да ладно тебе. Жив и хорошо.
  Подойдя к двери с табличкой двадцать семь, Тэя поднесла палец к кодовой панели. Двери отъехали.
  Когда Вэн с Тэей очутились в комнате, двери ещё закрывались, а Тэя обхватила шею любимого и прошептала: − У нас есть почти два часа... Люби меня.
  − Но нам... − Вэн не договорил.
  − Молчи.
  
  
   * * *
  
  
  Они лежали на кровати - голые и опустошённые. Голова Тэи покоилась на его плече.
  − Они сволочи, − тихо сказала она.
  − Кто?
  − Они: солдаты эти, капитан, все. Они тебя хотели убить.
  − Так! Всё! - Вэн встал, начал одеваться. − Собираемся. Никто ничего не хотел! Так просто получилось.
  − Сходим в лабораторию, мне нужно будет взять два ящика. Поможешь? − Тэя поднялась с кровати и начала одеваться. Её талии и изгибу бёдер позавидовала бы почти каждая женщина.
  − Нет, не помогу, − шутя, сказал Вэн.
  Они вместе дотащили до флаера два ящика, в которых ютились приборы микробиолога. Зарми и Асина уже ждали, сидя у транспорта. У каждого в правом ухе красовался лисс - личное средство связи, действующее до пяти километров.
  Зарми - арахнолог. На вид ему лет тридцать, небольшого роста, лысоват, с непропорционально большой головой. Зато он приветлив, почти всегда улыбался при встрече. Асина же наоборот, всегда с поджатыми губами, собрана. Чёрные волосы коротко стрижены, взгляд колючий. Так и смахивает на ведьму. Но не признаётся, говорит, что орнитолог, птичек любит.
  − Опаздываете, − улыбаясь, сказал Зарми.
  − Не торопись, − Тэя поставила ящик в флаер. - А то... как встретишь паука, который побольше ящера-шанта, наделаешь в штаны.
  − А чего мне переживать? Вы знаете, почему всё, что мы будем делать, транслируется сразу на базу? − Все промолчали, и Зарми добавил: − Это на тот случай, если мы не вернёмся, чтобы труды даром не пропали.
  − Умеешь ты настроение поднять, − укорил его Вэн.
  − А вот и солдатики, − Асина встала, кокетливо поправила чёлку.
  Сержант и трое солдат. В рифлёной броне и шлемах. У одного вояки станнер-парализатор, у остальных бойпарты.
  − Порядок, грузимся, − сказал Вэн, занимая сидение рядом с пилотом. - Зарми, за управление.
  Флаер плавно оторвался от почвы, на панели засветился экран, и появилась карта с маршрутом. Взяв курс на восток, люди летели над бурой долиной. Иногда на ней пестрели жёлтые и фиолетовые пятна цветов, разрывая эту монотонность. По пути встретилось стадо пасущихся животных, похожих на дикобразов, только размерами метров до трёх.
  Закрепленная на плече каждого исследователя микрокамера фиксировала всё, что происходило, и передавала на базу.
  − Смотри, если из этих тварей надрать иголок, можно ходить с ними, как со шпагами, − весело сказал один из солдат.
  − Жаль, что тут не гуманоиды, а колесуны живут. Сколько фантастики писали... − сказал Вэн.
  − А кто такие гуманоиды и кто такие негуманоиды? - спросила Тэя наивным голосом.
  − А ты не знаешь? - Вэн удивился её простоте. Такие вопросы задавать не принято. Если человек чего-то не знает, он запоминает слова или тему, а потом просвещается в справочниках.
  − Нет, не знаю!
  − Ну, гуманоиды, это те предполагаемые существа, которые похожи на людей. А негуманоиды, естественно, как бы не похожи.
  − А насколько? - Глаза Тэи были сейчас лукавы. И стало понятно, что она непроста, и Вэн попал в ловушку.
  − Ну, как бы тебе объяснить... Внешне похожи.
  − А обезьяны - это гуманоиды?
  − Всё! Разговор окончен! - Вэн отмахнулся рукой.
  Дальше летели над лесом, лавируя между стволами-великанами, которые достигали до полусотни метров в высоту.
  Озеро показалось, словно чёрное нелепое пятно на картине художника.
  − Что-то в нём не так, − сказала Тэя. - Как-то этот водоём не вписывается во всю эту красоту.
  − А ты думаешь, почему нас координатор послал сюда, а сам полетел к океану? - Зарми высматривал место для посадки. - Эта хитрая морщинистая сушка хочет ещё пожить. А нас, молодых, ему не жалко.
  Берег озера сплошь усеян тёмно-пепельными скелетами неведомых тварей. Под этим жутким навалом в некоторых местах почти не проглядывалась почва.
  − Интересно, кости и должны быть такого цвета, или что-то на них воздействовало? - Вэн показал пальцем, куда лучше посадить флаер.
  − Скоро всё узнаем... скоро, − сказала Тэя.
  Транспорт мягко приземлился метрах в пятнадцати от воды.
  − Ну, какие будут версии? - Зарми откинулся в кресле и потянулся. Я думаю, там живёт водяной змей, которых всех душит.
  − А почему вокруг ничего не растёт? - осторожно ступив на чёрную почву, поинтересовался один из солдат.
  − Слизь на змее ядовитая, наверное, − первый раз за весь полёт подала голос Асина.
  − Ладно, я сейчас надену стипловый комбез, − Вэн достал баул с вещами. - Солдаты прикроют, пойду сделаю забор воды.
  − Не надо, − Тэя вынула из ящика маленький овальный зонд, нажав на кнопку, подкинула. Он взлетел и завис над водой.
  − Никаких крупных существ в озере нет, − Тэя смотрела на небольшой экран. − Но очень много чего-то мелкого. Она нажала несколько кнопок, и зонд ушёл под воду, только булькнул. Тэя смотрела в небольшой экран.
  − Водорослей на дне нет. Никаких! Странно. Обычно в стоячей воде всегда присутствуют. Сейчас сделаем забор воды... поймаем парочку этих водяных червячков.
  Вэн не слушал. Знал, что ничего интересного в озере они не найдут. А вот в лесу... И он смотрел на этот чужой лес, до которого всего пара десятков шагов. Ближе красовались кустарники, похожие на хвойные, только иглы толстые, длинные, свисающие. Лохматые кусты. А дальше начинались деревья. И оттуда доносился клёкот, а затем прозвучал короткий рык, больше похожий на глубокий резкий выдох.
  Над головой раздался пронзительный стрекот - это на большой скорости пролетали серые существа, похожие на мух, только величиной с полметра. Все инстинктивно присели, за исключением Асины. Та ловко вытащила из сумки игломёт и направила вверх. Блестящие иглы полетели вереницей, создавая извивающуюся сверкающую полосу.
  Две птицемухи упали на берег. Остальные скрылись за лесом.
  − Асина! - Вэн покраснел от злости. − Ты что вытворяешь? А если бы они напали? Ты знаешь, что это? Мы же без стипловых комбинезонов.
  − Да, да! У них могут быть жала, или ещё что... − сказал сержант. Вэн узнал его по острому подбородку. Сержант Вимпро - тот, что приходил с капитаном Байзом к зверинцу после бойни.
  − Да ладно, чего вы спужались, − уверенно сказала Асина, я бы их перестреляла. Я это умею!
  Всё смотрели на еле шевелящихся птичек. Они и вправду напоминали мух, только глаза у них были не фасеточные, а обычные, с веками. Четыре крыла почти прозрачны. Шесть лап, на каждой по когтю, который принимал нужный угол, благодаря суставу. А вот вместо хоботка у этих тварей зубастая пасть.
  − А кто же у них тогда ловит насекомых? - сержант присел у птички, разглядывая её голову.
  − С этим неплохо справятся и наземные животные, если что, − с многозначительной улыбкой Асина ухватила оба трофея за их длинные усы, и понесла к флаеру.
  Вэн решил зайти в лес - тянуло любопытство. Одел стипловый комбинезон поверх своего. Теперь для зубов хищников он был неуязвим, ну почти. Правда, голова и кисти рук оставались незащищёнными. Любопытство разбирало Вэна. Не терпелось увидеть этот необычный лес.
  Тэя уже копошилась с зондом, укладывая его в ящик.
  − Удивительно! В озере живут очень маленькие продолговатые существа. Вот именно они и убивают животных, которые приходят пить воду. Наверное, животные знают, что тут их гибель и пьют в другом месте, иначе тут скелетов были бы целые горы.
  − Да, я думаю, мы на этой планете встретим многое, что нас подивит. Раз ты открыла этих червячков, то можешь дать им название.
  − Ага, назови их шаркнята, − сказал Зарми.
  − А что, можно, только это вроде как ты назвал. А я дам им имя... чёби.
  − Как я понял, вы тут сами разберётесь, пойду загляну в лес, − Вэн повернулся и двинулся в сторону деревьев.
  − В лес запрещено, − твёрдо сказал сержант.
  − А я вас не заставляю. И вообще, кто тут старший?
  Вэн на ходу оглянулся: два солдата подбежав к флаеру, торопливо надели шлемы, и пошли за ним следом. Улыбнувшись, Вэн смело шагал сквозь лохматые изумрудные кустарники. Вблизи они казались сказочными из-за почти прозрачных листьев или хвои.
  Вэн шёл туда, откуда доносился звук, похожий на резкий рычащий выдох. Секунд через десять он всё повторялся. Солдаты не отставали, бесшумно шли след в след.
  Войдя под полог деревьев, все пошли тихо, осторожно ступая.
  Внезапно Вэн понял, что свисающие перед ним лианы живые. Он отшатнулся, увидев на концах двух свисающих ветвей холодные змеиные глаза. Две маленькие зелёные рептилии обвили корявую ветку и неподвижно наблюдали за пришельцами. Кусты впереди иногда подрагивали. Видно, не все такие смелые как эти гадюки − местная мелочь незаметно исчезала с дороги.
  И тут Вэн остолбенел. Он увидел источник звука. Это был шант! Точно такого принесла под бортом 'Оса'. По описанию, это ящер долины. Непросто ведь в лесу десятиметровому чудищу, негде толком развернуться. Что он тут делает? Место шант выбрал просторное, у стволов деревьев в три обхвата. Вэн, затаив дыхание, привстал на цыпочки. На земле, покрытой мхом, лежал новорождённый детёныш. Вэн развернулся - один солдат стоял к нему лицом, второй спиной, прикрывая тыл. Оба держали наготове бойпарты. Знак пальцами 'уходим' и троица двинулась прочь из леса. Здесь находиться опасно. Кто знает, не охраняет ли появление на свет детёныша самец?
  Вэн шёл между вояками. Двигались бесшумно, и тут дрогнул куст слева. Словно текучая вода, сбоку вырос колесун. Он возник как бы ниоткуда, но его пластинчатая морда была уже рядом.
  − Замри, − тихо сказал Вэн спутникам, не узнав свой голос. В горле застрял ком. Страх парализовал тело, не давая возможности шевельнуться. Только мысли проносились молниями. Что делать? Лучше всего не двигаться, не провоцировать этого смертоносного и быстрого хищника. Ведь он всё равно быстрее, может, в два-три раза. Хотя никто из экспедиции с колесунами ещё не сталкивался, но Вэн помнил, что сказала Ариадна в звездолёте: скорость превышает человеческую.
  Вовремя сказанное слово остановило солдата, который начал уже разворачивать на аборигена бойпарт. Грави пули, конечно, разорвут тело колесуна, пробьют пластины, которые на груди смотрятся внушительно. Но Вэн знал, что человек намного проигрывает в скорости этому хищнику. И люди ещё не имели представления, на что он способен. Второй солдат замер, выставив оружие вперёд: он так и не видел колесуна.
  Глаза без зрачков. Что они видят в этот момент? Вытянутая морда потянула змеиными ноздрями воздух. И тут колесун так же быстро исчез, как и появился.
  − Пошли, спокойно, − прошептал Вэн.
  Комбинезон прилип к телу, которое прошибло потом.
  − Вэн! - раздался в лиссе голос Тэи. - Беги сюда! Асину эти твари укусили!
  − Я не могу бежать, − тихо сказал Вэн. - Но скоро приду.
  − Давай быстрей, надо срочно лететь на базу!
  Когда выбрались из леса, наконец-то удалось побежать на крик. Асина стояла на коленях возле флаера, её карие глаза застила пелена слёз.
  − Меня тошнит! мне плохо, − бормотала она, взгляд её странно блуждал.
  − Кто её укусил? - крикнул Вэн на ходу.
  − Мы вон ту большую кость вытаскивали, она в воде наполовину была. А эта дура! взялась за мокрую часть! - тараторил Зарми, пальцем показывая на здоровенный мосол.
  −А перчатки одевать не надо? - воскликнул Вэн, пнул по сухой части кости, она погрузилась в воду, взглянул на Асину. На её указательном пальце краснели три маленькие точки. И тут Вэн заметил, что кожа на пучке шевелится. Там были эти маленькие твари, которые убивают всё, что дотронется до воды!
  Решение принято, но для начала надо Асину оглушить, затем отрезать ей палец. Кто знает, что это за твари копошатся под кожей, и с какой скоростью они размножаются. Если эти маленькие убийцы по венам проберутся в какой-нибудь орган? Времени не было: пока флаер долетит до базы, да пока Асиной займутся в медотсеке - может быть уже поздно. Лучше пусть потеряет палец, чем умрёт.
  − Дай станнер! - крикнул Вэн солдату.
  Тот посмотрел на сержанта. Вимпро покачал головой и Вэн понял, что парализатора он не получит. Сержант прав - обездвижить Асину в упор из парализатора - не лучшая идея, выстрел скажется потом на здоровье. А если сердечко слабое, можно и человека потерять. Если же луч станнера попадает в область позвоночника, то на пару дней могут отказать ноги. Но и просто палец по живому резать - садизм какой-то.
  − Что ты хочешь сделать? − Асина попыталась встать, голос дрожал. Но так и не поднялась с колен. − Ох и боль...
  − Ничего, потерпи, − Вэн чуть наклонился. Резко, без замаха, ребром ладони ударил Асину в сонную артерию. Асина обмякла, но Вэн не дал ей упасть, подхватив, осторожно положил набок. Затем выхватил свой нож, прислонил палец Асины к выступу на обшивке флаера, замахнулся.
  Только бы не попасть на сустав... может, достанут этих ядовитых червячков, а палец пришьют.
  − Ты уверен, что всё делаешь правильно? - спросил сержант.
  − Да, − Вэн рубанул тяжёлым ножом. Две фаланги отлетели в сторону.
  − А-а-а-а! - Асина заорала, резко отдёрнув руку. Боль привела её в сознание. - Уай! Вот сволочь!
  − Грузимся и быстро на базу! - скомандовал сержант.
  Орущей Асине палец уже пережали во флаере, куда еле втащили, у неё была истерика. Она пыталась отбиваться, матеря Вэна и забрызгивая кровью комбез.
  − Не исследователи, а циркачи, с иронией сказал солдат, которого сержант называл Слоник. У него и вправду нос был солидный.
  − Ага, поржи, − огрызнулся Зарми, наблюдая, как Тэя накладывает эластичную повязку на обрубок.
  − Палец хоть забрали? - в перерыве между хныканьем спросила Асина.
  − Конечно, там же эти твари мелкие, − сказал Вэн. - Надо изучить, как они действуют, что это такое вообще.
  − Может, их удалят, а палец мне Лорк тогда пришьёт, − Асина вернулась к своему хныканью. - Жалко же... кусочек себя.
  − Да ладно тебе, бушь гордиться, что кусочек тебя послужит науке, − пытался перевести всё в шутку Зарми.
  Флаер летел быстро, казалось, обратный путь в два раза короче. Здание базы показалось за огромными деревьями. Асина уже притихла, когда приземлились, сама пошла в медотсек. Сочувствующая Тэя выделила под осиротевший палец коробочку из своего инвентаря, понесла его в лабораторию.
  Вэн устало уселся на траву, опёршись спиной о борт флаера. Солдаты ушли, Зарми присел рядом, вынул пачку сигарет. Достал одну, протянул пачку Вэну. Он отрицательно покачал головой.
  − Ах да, − буркнул тихо Зарми. - Забыл, что ты хочешь помереть здоровым.
  − Не язви, просто не хочу быть рабом привычек, да и одышку даёт.
  Из здания выбежало около десятка солдат во главе с капитаном Байзом. Экипировка полная: оружие, броня.
  − Шевелись! - заорал капитан.
  Вояки спешно грузились в 'Осу'.
  − Первая группа, − тихо сказал Зарми. - С ними что-то стряслось.
  − В любом случае нам туда лететь нельзя, да и не сможем помочь, − Вэн встал. − Пойду погляжу.
  − А может это... не с первой? А нашли Лауринту с солдатом? - Зарми так и сидел, делая неспешные затяжки.
  У входа стояло трое солдат и врач Лорк. Они что-то горячо обсуждали.
  − Что случилось? − Вэн смотрел на них с надеждой, пусть скажут, что нашлись пропавшие.
  − Первая группа, − сказал Лорк. Координатор, кажись мёртвый.
  − Да что случилось?!
  − На группу напали колесуны!
  Вэн ничего не сказал, сразу пошёл в свою комнату. Там, достав мозентер, пристроил его на голову. Подключившись к сети, упал на кровать. Нашёл в базе данных съёмку первой экспедиции. Сейчас не один человек просматривал и изучал их 'приключения' у чёрного озера, а ему хотелось увидеть другое.
  Всё-таки хорошо, что можно просмотреть события, даже если экспедиция не вернулась.
  Вэн включил основную видеозапись первой экспедиции, выбрал камеру координатора. Смотрел всё, начиная с полёта. Правда, ничего существенного до посадки не случилось. Хавер летел на большой высоте, внизу мелькал лес, хотя некоторые деревья возвышались так высоко, что пришлось облетать стволы, не говоря уже о кронах, раскинувшихся на корявых, похожих на корни, ветках.
  Тёмная, почти чёрная гладь океана появилась внезапно, когда хавер вынырнул из ущелья двух огромных холмов. Транспорт приземлился метрах в десяти от кромки прибоя. А над водой...
  Там летали странные золотистые существа. Что-то наподобие небольших длинных драконов. На широких крыльях они парили над водой, затем, видно завидев добычу, камнем падали вниз. Вернее стрелой, потому что, сложив крылья, уходили в воду почти бесшумно и без брызг.
  Да, драконы. Только у них отсутствовали лапы, что говорило - это чисто морские существа. На фоне солнца шкура их отливала красным, навевая мысль об окроплённом кровью золоте.
  − Смотри, обалдеть, − восхищённо сказал коренастый Товыч, тыкая пальцем. Ведь он ихтиолог, но увидеть такое...
  − И к чему относить этот вид? - сказала Тайра - красивая женщина со светлыми волосами. Степенная и всегда спокойная, даже в этой ситуации.
  Координатор ахнул, вплеснул руками − доволен: открыт новый необычный вид. А сколько тогда сюрпризов будет в океане?
  − Ну что? - сказал Товыч, − запускаем зонд?
  − Давай, посмотрим, что в этом океане водится, − ответил координатор.
  Изображение переключилось на погружающийся в воду зонд:
  Волна, обдав пеной, поглотила яркий свет, и драконы стали видны под водой. Они плыли, извиваясь, словно змеи.
  Рыбы, наверное, похожи во всех мирах. По крайней мере, создалось такое впечатление, когда стая небольших морских обитателей, похожих на мурен, кинулась врассыпную, спасаясь от золотистых охотников.
  Послышались звуки: сначала будто громко скрипнула старинная дверь, затем глухое уханье - это зонд включил сенсоры и начал прослушивание акустики океана.
  Но вдруг змеевидные драконы, словно по команде, устремились вверх. Секунда, и они исчезли из виду, взлетев над водой. И тут появилась тёмно-красная голова, наплывала, увеличивалась. Огромная, продолговатая. Открылась зубастая пасть. Зонд взметнулся вверх, но поздно - мелькнули зубы и изображение пропало. Лишь раздался громкий зловещий скрежет.
  Вэн переключился на камеру координатора.
  − Ну вот, − сказал Товыч. - Надо второй зонд запускать.
  − Ну и зубы у этого монстра! - выпалила Тайра. - Хоть зонд и не бронированный, но всё же! Раскусить пластос!
  Товыч достал второго разведчика, но тут раздался встревоженный голос солдата.
  − Внимание! - он смотрел на датчик движения, направленный в сторону леса. - Быстрое движение! Восемь целей! Сильно быстро!
  Четыре ствола против приближающихся восьми целей. Но зато какие стволы: бойпартовские очереди вспарывают солдатскую броню, а магис хоть и винтовка, но ураноуглерод пробивает стену из металлопены. Если бы эти цели было видно, но их скрывает листва леса.
  − Готовность! - крикнул лейтенант. - Гражданские! В хавер!
  Тайра ловко запрыгнула в грузовой отсек транспорта. Лейтенант и солдат с бойпартом стояли, а с магисами опустились на колено, приложив приклады к плечу.
  − Успеем смыться! - выкрикнул координатор, запрыгивая на переднее сиденье.
  Но солдаты уже стреляли. Координатор повернулся, давая камере обзор. Колесуны неслись вперёд на шести лапах. Быстро, огромными прыжками, словно гигантские черти с небольшими рогами. Три хищника уже лежало позади, но остальные неумолимо приближались. Сознание, на удивление, отмечало каждую деталь. Самих грави пуль видно не было, но за некоторыми колесунами, на мгновение, возникал шлейф разжиженной красноватой плоти. Ещё два остановилось, вернее туши, весом килограмм по триста-четыреста, как подкошенные, просунулись мордами по траве.
  − Вэн, − раздался голос Тэи. - Открой.
  Он отключил просмотр, дал голосовую команду: двери отворились.
  Тэя вошла, присела на кровать. Она выглядела уставшей, какой-то поникшей. Всегда красивая и стройная, сейчас она показалась неуклюжей из-за сложенных на коленях рук.
  − Полковник разоряется, сказал, что теперь всеми вылазками будет руководить лично.
  − Да, нам повезло больше, чем координатору, − Вэн сел, обнял любимую одной рукой. - Мы-то живы.
  − Колесуны забрали Товыча и Тайру. Солдат и координатора убили, − прошептала Тэя.
  − Хорошо, хоть я не досмотрел, а то и так нервы на пределе.
  И тут он вспомнил виржи. Лаю с кровососом на животе. Во втором реале он отрезал кусок кожи - тут палец Асине.
  Почему-то пошла ассоциация: в виржи все погибли.
  А тут что происходит? Не успели освоиться, как уже пропали двое, а потом трупы...
  − Мы все тут сдохнем, − тихо сказал Вэн. Отрешённо взглянул на Тэю.
  − Ты чего? - Она поджалась, собралась. Уже не выглядела растерянной. Видно, что решила подбодрить Вэна. − Просто самоуверенно сунулись в почти неизведанный мир. Всё будет хорошо.
  
   Глава пятая
  
   Ныра
  
  Фиолетовое небо, пересекаемое тёмными облаками - такое часто увидишь на Шарке. Карминово-красное солнце со временем стало уже привычно, ведь жёлтое, родное − невообразимо далеко.
  Когда в непогоду небо загораживают массивные тучи, нависая над головой, кажется, что они из меди: медные небеса.
  По утрам всё вокруг застилает густой туман: перед глазами словно встаёт стена из молока, а когда восходит солнце по имени Голор, туман становится красным. Это действует на людей завораживающе. Несколько часов стоит непроглядное 'красноватое молоко'.
  Необычные запахи, и ощущение первозданного мира переполняли людей. Не планета, а настоящий Эдем. Вот только ходить по этому раю свободно нельзя.
  Оказалось, что фауна Шарка, как, в принципе и флора, по сравнению с известной людям - долго живущая. От старости тут редко кто умирал - животные жили триста-четыреста лет. Поэтому было множество хищников - им тут жилось вольготно. Становилось понятно, почему косморазведчики назвали планету именем самого кровожадного хищника древней Земли.
  Разнообразие жизни тут не меньше чем на прародине-Земле, не то, что на Горане. Там скудная фауна и флора. Многие виды земных животных не прижились. Да и людям живётся нелегко. А на Шарке живности вдоволь, и желудки хищников-аборигенов легко переваривали любые кости, шерсть и рога, как и утробы гиен и анаконд.
  Ещё здесь адаптирующий укол надо принимать три месяца ежедневно. Затем раз в неделю. Если возникает недомогание, инъектором вливать в себя спасительную жидкость. Разные планеты − это разные бактерии. Впрочем, всё проходило удачно. Человек победил свои болезни давно. Ну, если не считать область головы. Ведь мозгам не всегда помогает лекарство.
  Прошло два месяца со дня высадки. Научная работа на базе шла полным ходом. Вэн уже полтора месяца не отлучался с базы. Конечно, можно изучать строение местных организмов, но они чаще всего были похожи на земные экземпляры, вплоть до позвоночника. Но были и другие животные, у которых вместо рёбер и позвонков был цельный костяной панцирь под кожей. А изучать поведение, психологию колесунов и других обитателей Шарка - как это можно сделать, сидя на базе?
  Вэн, после многих неудачных попыток войти в контакт, едва не погиб. Не хотели колесуны общаться с людьми. Вэн имел неосторожность близко подойти к аборигену. Шестилапый схватил его. Двое страховавших солдат начали стрелять из станнеров, чтобы обездвижить хищника. Колесун успел развернуть Вэна в их сторону, расстреляли обоих. Ох, как неприятно на себе испытать действие парализатора. Очень болезненная штука.
  Неудачного контактёра еле откачали в лазарете. Результат: вывихнутая рука, травмированная шея и глубокий шрам на пол спины. После этого полковник Доро запретил все попытки установления контакта.
  Безделье с каждым днём все больше раздражало Вэна, только Тэя скрашивала яркими красками ночи. Днём она занята работой и Вэн, скучая, иногда просто болтался по базе, а временами смотрел по интеру развлекательные шоу и фильмы. Нет, временами он присутствовал в лаборатории, но что изучать колесуна в изолированной камере... Они смотрели на людей враждебно, на этом исследования психологии и заканчивались.
  Проснувшись сегодня, он глянул на время − девять тридцать. Это раннее утро, ведь сутки на Шарке составляли тридцать восемь часов.
  В воздухе появилась голограмма Тэи:
  − 'Любимый, сегодня по плану серьёзный эксперимент. Не скучай. После обеда встретимся', − произнесла фантомная Тэя, губы послали воздушный поцелуй. Видение медленно растаяло.
  Вэн оделся, прошёл по затемнённому коридору и вышел на свежий воздух. Тело приятно обдало прохладой, а в сыром воздухе улавливались необычные запахи. Небо уже заволакивало туманом, звёзды мигали редкими точками. Боевой синтет - тарантул, охранявший периметр базы, на миг вздрогнул и замер. Паукообразное чудище обладает искином - самообучающимся искусственным интеллектом.
  В принципе, в чём секрет человеческого мозга? Долго не могли его разгадать. Но как всё оказалось просто, до смешного. Два полушария совещаются между собой - вот и получается интеллект.
  Вэн вдохнул всей грудью влажный, пряный воздух и, глядя на звёзды, подумал с тоской: "Где-то там Горана, мои родители, друзья. Далеко мы забрались. Тысячу восемьсот лет свет летит сквозь пространство к нашей планете. Можно ли представить это расстояние? Окинуть его взглядом? Все ли вернёмся домой?"
  Но всё-таки на Шарке лучше, чем в звездолёте, который летит в искривлённом пространстве, непонятно с какой скоростью. А вдруг серьёзная авария? И никто тебе не сможет помочь, нет вокруг людей − только враждебный, холодный вакуум. А здесь вполне можно жить. Как-то приспособиться к окружающему миру, который, конечно опасен, но близок к людской нише существования.
  Надышавшись свежим, прохладным воздухом, Вэн вернулся в комнату и активировал интер.
  − Включи, какой-нибудь новый фильм, − обратился к возникшей Ариадне.
  − Жанр, какой? − развела голограмма руками.
  − Фантастика.
  Вэн надел очки-проектор. Появилось объемное изображение какой-то планеты. Затем возник город, казалось, он вырос вокруг. Ритмичная музыка, и название: падающие с неба буквы вбивались в развалины города: "Жестокая галактика". Смотришь вправо, влево. Ты находишься там, среди событий. Кучи империй и инопланетян воюют между собой, плетут дворцовые интриги и предают друг друга в самые каверзные моменты. Апогеем мысли творцов стало происшествие, случившееся с главным героем. Он, одетый в скафандр, попал в здание, в которое влетела термическая бомба. Тело сгорело, осталась одна голова. Но скафандр поддерживал жизнь в голове, пока её не нашли друзья героя. Они отвезли голову на родную планету, там поместили в специальную камеру, где отрастили новое тело.
  "Бред, − подумал Вэн, и нажал кнопку отмены, всё исчезло, − люди глотают любой суррогат, не думая".
  − Включи мой любимый сборник релакса, − обратился он к Ариадне. Раздалась тихая, мелодичная музыка и стали появляться, сменяющиеся необычные виды разных миров, и он завалился на постель, мягкая тихая музыка обволокла и усыпила.
  
  
   * * *
  
  
  Проснулся Вэн от шума в коридоре. Выглянув, увидел двух солдат в полной боевой амуниции, тащивших ящики. На спинах болтались магисы.
  − Куда собрались?
  − Ты что, с облака упал? − с сарказмом спросил один из солдат с мясистым лицом, Нордак. - Сегодня рейд по захвату колесунов!
  − А почему меня не предупредили? − возмутился Вэн.
  − А ты в пролёте! − через плечо ответил Нордак, вытягивая ящик из коридора.
  Вэн выскочил из здания, на ходу надевая куртку. Боевая платформа стояла на стартовом выступе, посреди базы, готовая к вылету. Возле неё сновали люди и два рабочих синтета, немного неуклюжие в движениях.
  Вэн поспешил в кабинет полковника. Вошёл, резко открыв дверь.
  − Это как называется? − от возмущения он хватал руками воздух.
  − Ты о чём? − Доро скривил губы - он слыл образцом спокойствия, хотя ему не понравилось такое панибратство со стороны ученого.
  − Почему мне нельзя лететь, разве это меня не касается?
  − Я тут решаю, кому куда лететь,− доставая из пачки сигарету, ответил полковник и закурил.
  − Колесунов надо изучать! − пытался доказать Вэн. − А то, что они опасны, я испытал на своей шкуре.
  − Изучать? Нельзя рисковать людьми! Если ты помнишь, у нас потери − шесть человек. А ты у нас товарищ проблемный! У чёрного озера зачем в лес пошёл?
  − Я не боюсь, и прошу разрешить идти в этот рейд! − Вэн не мог допустить мысли, что Тэя полетит без него.
  − Ну... ладно! Только не лезь на рожон, − Доро махнул рукой, словно отгоняя назойливую муху.
  Вэн выскочил из кабинета и побежал к площадке. При попытке взойти на неё, его остановил солдат, которого звали Барри.
  − Почему без оружия? − Барри в доспехах выглядел грозным типом, в руках импульсная винтовка, на голове шлем с открытым забралом.
  − Сейчас возьму, не улетайте без меня, − бросил на ходу Вэн, уже развернувшись и направляясь в комнату выдачи оружия. Забежал в корпус и влетел в оружейку.
  − Нора, дай мне побыстрее бойпарт, − обратился он к девушке, которая выдавала оружие.
  − Не положено, только солдатам, − отрезала Нора.
  − Тогда давай игломёт!
  − Может, возьмешь что-нибудь посерьёзней, − произнесла пышногрудая Нора, лукаво состроив глазки. - Возьми это...
  Она показала на автоматический дробовик. Но он массивный, а громоздкое оружие тяготит.
  − Не надо мне седроб, дай мне быстро игломёт, − протараторил Вэн. − Сейчас площадка улетит!
  − Обойм сколько? − засуетившись и протягивая оружие, спросила Нора.
  − Двух хватит, − схватив игломёт и обоймы, ответил он на ходу.
  Когда подбежал к площадке, она уже тихо гудела двигателями.
  − Запрыгивай скорее, тебя одного ждем, − громко сказал Барри.
  Вэн ничего не ответил, заскочил на ходу, ища глазами Тэю. Она сидела у борта, возле приборов. Платформа, набрав максимальную высоту − семь метров, плавно поплыла на восток.
  − Кампания "Дружба" начинается! − с сарказмом, сквозь гул леви-двигателей, громко проскандировал командир рейда − капитан Байз. Конечно, он прожженный солдат, но любитель острого словца, часто вставленного не к месту. А иногда словесный понос прямо лился из него. Возможно, это просто такая реакция старого вояки на стресс.
  Вэн окинул взглядом платформу. На ней находилось двенадцать солдат, и кроме них с Тэей ещё трое ученых: химик Лаура, Вирто и Зарми. Обоим работы на Шарке хватало. Зарми, как арахнологу, повезло. Пауки тут водились, и не такие безопасные. Уже встретили пару ядовитых видов, которые стреляли плотными комочками яда, причём с такой силой, что паучий снаряд застревал глубоко под кожей. Если его не извлечь, то летальный исход человеку обеспечен. Такое встречалось на Земле, после распространения радиации. Но там стреляли спорами мутировавшие грибы. Учёные так и не разгадали, как грибы определяли, когда лопаться, но выстреливали именно тогда, когда мимо проходили люди или животные.
  Солдаты скопились на носу платформы, только по бортам осталось по два человека. На корме находились два боевых синтета, в состоянии покоя. Грозные боевые роботы лежали туловищами на днище платформы, компактно сложив паукообразные ноги. Четыре левиката, закрепленные фиксаторами, приютились у борта.
  Вэн пробрался поближе к Тэе и присел рядом, у борта.
  − Тэя, я с вами, − радостно сказал он, сжимая игломёт.
  − Ооо! Мой телохранитель! - Тэя улыбнулась.
  − Да нет! - сказал Вирто, он охранитель. Сторожит, чтобы никто за тобой не приударил!
  − Даже не вздумай! - сказал Вэн.
  − Погода сегодня хорошая, и красиво вокруг, − заглядевшись на лес, громко сказал Вирто - двигатели загудели громче. Вдоль борта проносился красивейший пейзаж: слева необъятная долина, а справа громадные деревья. Стволы такие, что вокруг них можно водить хороводы.
  У одного из стволов копало лапами почву существо, похожее на коалу, только без шерсти, а его передние лапы были широкими и мощными. Байз схватил бойпарт, из-за гула двигателей щелчков не было слышно, но кора дерева разлеталась от маленьких взрывов. Местный копатель корней исчез, будто его сдул ветер.
  − Нееее поопаал, − сказал Зарми, усмехнувшись.
  − Может и попал. Но мы этого не узнаем, - сказала Тэя, смотря на лес. − Да... красиво здесь.
  − Колесунов выбьем и заселим, − улыбаясь, влез в разговор один из солдат по имени Арти.
  − Что ты говоришь, как это выбьем? − возмутился Вэн.
  − Эти твари опасны, а планетка-то хорошая, − также улыбаясь, парировал солдат.
  − Ты чего мелешь, Арти? Они разумны, и это их планета, − продолжал возмущаться Вэн.
  − Ты умней, − Арти навис над Вэном, гора в доспехах и шлеме, своей массой он подавлял.− А я сильней. Что ты сможешь с этим поделать?
  − У меня хватит ума разрядить в тебя игломёт, когда ты будешь без доспехов, − начал злиться Вэн. Ноздри его расширились, глаза сузились.
  − Идиот, − сделал вывод Арти, отойдя к противоположному борту, присел напротив. Он всем видом показывал безразличие.
  − Внимание, колесуны на горизонте! − громко отчеканил команду капитан Байз. − Стоп платформа!
  Платформа плавно остановилась, снизив высоту до пяти метров. Впереди, у деревьев, метрах в ста находились колесуны: самка и детеныш. Самка застыла, уставившись на платформу и находящихся на ней людей. Детеныш колесом, на всех шести лапах крутился вокруг матери, причём так быстро, что если долго смотреть − закружится голова. Люди тоже так умеют: правая нога, правая рука, левая рука, левая нога − полный оборот. Для человека это акробатический трюк, а для колесуна − один из способов передвижения.
  − Нордак, бери станнер и целься в самку, − скомандовал Байз, присев у переднего борта и целясь в детеныша. Солдат, взяв парализатор, устроился для стрельбы.
  − На прицеле, капитан, − отрапортовал он.
  − А я не могу прицелиться, малыш летает, как шарик в рулетке, − Байз зло сплюнул. − Ну-ка пошумите, чтобы он остановился!
  Арти снял с пояса небольшую осветительную ракету и выстрелил вверх. Малыш-колесун остановился, заглядевшись на яркую рассыпающуюся точку. Станнеры сработали. Два тонких синих луча пронзили пространство и достигли цели. Мамаша с дитём просели, затем завалились на траву, скованные странной и непонятной для них силой.
  − Арни, под загрузку! − отдал команду Байз водителю платформы, который находился внутри, и его не было видно.
  Плавно подплыв и зависнув над колесунами, площадка замерла на высоте пяти метров. Вокруг стояла безмятежная тишина, только негромко гудели антигравы.
  В центре площадки открылся люк, Арти подтянул к краю компактную лебедку и закрепил на фиксаторах. Двое вояк спустились по тонкому канату на ручных подъемниках. Зафиксировали туши аборигенов жгутами. Платформа парила на краю поляны, впереди и по бокам росли высокие деревья. Широкие кроны нависли над транспортом, закрывая небо.
  Солдаты заняты работой, остальные наблюдали за ними. Неожиданно из-за деревьев появился громадный, как скала, самец. Один из пойманных аборигенов при взвешивании показал вес четыреста пятьдесят килограмм. Этот, по виду, тянул центнеров на шесть. Тёмная глыба расправила мощные плечи, вперилась мутью зелёных глаз в людей.
  − Ныыырааа! − упав с двух лап на все шесть, и оскалившись, протяжно, грубым голосом проревел колесун.
  − Ныыырааа! − взревел другой абориген, выскочив из-за деревьев с противоположной стороны, и оскалил клыки.
  − К бою! Всем принять денш! − скороговоркой проорал капитан Байз и обратился к солдатам внизу: − Быстро поднимайтесь!
  Платформа ощетинилась стволами, ученые тоже схватили оружие.
  − Их всего двое, − спокойно сказал Вирто, целясь в ближайшего колесуна из игломёта.
  Все давно готовы встретить колесуна градом пуль, но никто не стрелял − капитан молчал. Видимо, хотел увидеть, что будут делать аборигены.
  Вэну казалось, что время растянулось. Руки всех, кроме солдат внизу, стремительно рванувших к канату, потянулись к левому набедренному карману. Вэн поспешно вскрыл свой, извлек активную аптечку и достал инъектор с двумя дозами денша. Вколол в левую кисть одну дозу и поспешно сунул обратно. Денш − страшная вещь, увеличивает реакцию и силу человека до трёх раз. Но против колесунов этого мало...
  В руках у всех мужчин оружие, только Лаура и Тэя с побледневшими лицами присели, спрятались за борт.
  Аборигены рванули с места разом, как по команде, приближаясь к солдатам, спешно прикрепляющих подъемники к канату. У всех на площадке пальцы на спусковых крючках, и они открыли огонь. Вэн прицелился, палец на спусковой скобе конвульсивно сжался. Вылетающие иглы создавали тонкую блестящую полосу. Но вереница игл не успевала за хищником, опаздывала. Размером с гвоздь-пятидесятку, острые жала летели в траву, а не в цель.
  Один колесун начал заворачивать вбок, завихлял от полученной пули и потерял скорость. На него обрушилась вся артиллерия левого борта. Оскаленная морда зарылась в траву, дёрнувшись, хищник затих. Второй тоже замедлился, и неудивительно - из спины вылетали шлейфы красных брызг, тянущиеся за гравипулями. Затем голова его разлетелась от пули магиса.
  Но в горячке стрельбы мало кто обратил внимание на третьего врага. Он набрал скорость ещё в лесу, и проскочил видимое пространство от кустов, оказавшись под площадкой. Этот на ходу врезался в обоих солдат, один из которых начал уже подниматься, а второй никак не мог подсоединить канат к подъемнику дрожащими руками. Было такое ощущение, что в них на большой скорости врезался флаер. Они отлетели, как куклы от пинка, а колесун через мгновение навис над ними. Один солдат сидел, сделал попытку встать на колени. Второй лежал на животе, оттолкнулся руками от земли, пытаясь поднять тело, отягощённое доспехами. Колесун ударил лапами по шлемам обоим несчастным почти одновременно. Удары были такой мощи, что шлем одного солдата глухо стукнул о его наспинник, а у второго голова вывернулась в обратную сторону. Колесун сделал это так быстро, что пули и иглы остановили его только после того, как солдаты лежали без движения в неестественных позах. Нашпигованный пулями колесун завалился рядом. Вокруг стало тихо.
  − Что за хрень? − недоуменно произнёс Байз, складки на его широком лбу стали отчетливо видны. − Нордак, Арти, спуститесь, заберём наших.
  − Мы всегда встречали их по одному, по двое, за исключением детенышей, − протараторил Вэн, лицо его раскраснелось от адреналина, − я думаю, это похоже на засаду.
  − Тебе и остается, что думать, буквоед, − Байз не знал, на ком сорвать злость.
  − А ты вообще не умеешь думать, как ты ещё стрелять научился! − денш уже пробрал Вэна, и ему стало всё до лампочки, страха не было.
  − Глохни, не порти воздух! − прорычал Байз, сверля суровым взглядом из под нахмуренных бровей, ему не понравилось, как с ним разговаривает Вэн при подчиненных.
  − Остынь, − попытался утихомирить Вэна коллега Вирто.
  − Ты с солдатами так разговаривай, а в мою сторону заглохни навсегда, − спокойно парировал Вэн.
  − Кеп, готовы оба! − крикнул Арти снизу.
  − Грузите солдат, затем всех колесунов, − отдал команду Байз, повернулся к Вэну, брови распрямились, взгляд стал не таким злобным. − А ты молодец, не даешь себя в обиду.
  Вэн огляделся. Все сидели у бортов, держа в руках оружие. Напряжённые лица ученых внимательно вглядывались вглубь леса, пытаясь сквозь хвойные иглы и разнообразные кусты разглядеть, есть ли ещё опасность: ветви слегка подрагивали, хотя ветра не было.
  − Тэя! − позвал Вэн, и когда она повернулась, улыбнулся, радуясь, что с ними ничего не случилось. Она улыбнулась в ответ, но на лице надолго запечатлелся испуг.
  И тут началось...
  Из леса донеслись хорошо различимые звуки: кто-то бежит, затрагивая кусты и ветки. Вернее бегут... Треск кустов и шелест листьев.
  − Атака слева! - крикнул Байз.
  Часть солдат переместилась к противоположному от Вэна борту. Три колесуна выскочили из листвы и неслись вперёд. Но их встретили достойно. Каждому аборигену досталось по несколько десятков пуль, которые распотрошили крупные тела.
  Но никто в суматохе не видел, как зашевелились ветви самого большого дерева, и оттуда, словно тяжёлый валун, на площадку с грохотом упал ещё один враг. Платформа пошатнулась от удара. Разъяренный колесун, оскалившись, вырвал у растерянного Барри винтовку. Хоть и сделанная из лёгких сплавов, эта винтовка громоздкая, имела приличный вес. Держась за ствол, шестилапый крутанул оружие, и со всей силы обрушил на голову её же владельца. Череп надежно защищен шлемом, но шея солдата сложилась. Барри оседал вниз, его уже не стало.
  Быстрые движения, словно колесун движется в ускоренном кино. Секундный ступор прошёл, все открыли огонь по врагу. Зарми стоял недалеко, стрелял из игломёта в тёмную тушу почти в упор. Но лапы колесуна быстры, приклад винтовки с разгона врезался в шею ученого. Удар оказался такой силы, что голова болтнулась как маятник.
  "Фыррр", − трещоткой обозвался импульсный игломёт Вэна. Иглы затарахтели по хито-коже. Заряды всаживались в шестилапого, он крутанулся. И тут его голова буквально взорвалась: урановая пуля магиса сделала своё дело. В людей полетели ошметки кровавой мешанины.
  И вдруг раздался крик Тэи. Вэн лишь увидел, как в воздухе мелькнули её ноги, когда она перелетела за борт. Огромные когтистые лапы выдернули её с площадки, словно лёгкий куль. Но она только гулко упала на траву, а колесун, держа за ногу, уже потащил её за дерево. Она, испуганно крича, пыталась руками зацепиться за траву. Но неудержимая сила хищника неумолимо тащила.
  − Не стрелять! - заорал Байз.
  − Вээээннн! Вэн! Спасите! - кричала она даже тогда, когда их скрыла листва.
  Вэн вскочил на борт, присел, чтобы спрыгнуть на траву и бежать, отбить любимую. Но несколько солдат и Вирто стащили его обратно.
  − Брось! - зло сказал Вэн солдату.
  − Не дури! - сказал он. - Сейчас догоним, но организованно. Ты же видишь, потерь сколько! Ещё и тебя сейчас в лесу прихлопнут!
  − Ну и пусть! Прихлопнут...
  Вэн в бессилии сел, озираясь по сторонам. Колесун лежал возле кормы у левикатов, когтистые двухсоставные пальцы медленно распрямлялись. А с противоположной стороны, на траве лежал ещё один. Он нелепо поднимал лапы в агонии, истекая тёмно-красной кровью. Тело Зарми валялось с неестественно вывернутой головой. У него трепетали пальцы, Вэна передёрнуло. Барри лежал на спине, широко раскинув руки. Винтовка валялась рядом.
  − Арни, платформу на открытое пространство! − проорал взбешённый Байз. Она отплывала подальше от деревьев, а капитан выглядывал вниз, ища глазами Нордака и Арти. Их нигде не было видно.
  − Колесуны что, умудрились двух солдат утащить? Кто брал с собой сканеры? − сердито спросил Байз.
  − У меня детектор массы, − неуверенно сказал сухопарый Донал.
  − Он в лесу не работает. А датчики движения? Брал кто-нибудь датчики движения?
  Ответом была тишина.
  − Вернёмся на базу − устрою разнос, моим кулаком в ваш нос, − зло съязвил капитан. Затем включил передатчик связи дальнего действия.
  − База, ответь, на связи капитан Байз.
  − Сержант Вимпро на связи, слушаю вас.
  − Сержант, быстренько позови полковника, есть плохие новости.
  − Одну секунду, капитан.
  Секунда растянулась в три минуты, послышался голос.
  − Доро на связи.
  − Полковник, тут это, ситуация нехорошая у нас, − начал сумбурный доклад Байз.
  − Не мямли, доложи по существу, − руководитель, как всегда, спокоен.
  − Нападение колесунов, четыре трупа, трёх человек похитили, − отчеканил капитан.
  − Какая нужна помощь?
  − На 'Осу' установите два минигана, присылайте сюда. И ещё мне нужны истребители звездолёта.
  − 'Осу' сейчас отправим, с кораблём выйдешь на связь через час, он на другой стороне планеты, мы через базу соединим. Вернёшься на базу, устрою разнос, получишь кулаком в нос.
  − Командир, это моя поговорка, − голос Байза стал заискивающим.
  − Твоя конечно, и нос твой будет. Держи меня в курсе. До связи.
  Сердце Вэна постепенно заполнялось бессильной злобой. Мозг буквально разрывался от страха за любимую. Он 'видел', как её волокут за ногу по траве, её испуганное лицо, которое, наверное, уже всё в ссадинах. А может, она уже убита?
  − Капитан, почему ты не активировал синтетов? − спросил он, лихорадочно достал аптечку, и вогнал в руку вторую дозу денша.
  − Идиот, они бы выкосили нас вместе с колесунами! − командир присел и склонил голову, проступили желваки, левый угол рта поехал в сторону. − Вот засада!
  − А почему ты сразу не убрал платформу от деревьев? − пытался обвинить командира Вэн, голос стал требовательным, громким.
  − Мы не бросаем своих людей! − отрезал командир. − Буквоедам этого не понять!
  − Они утащили Тэю, а ещё Арти с Нордаком, − Вэн говорил, а сам лихорадочно думал, что ему делать дальше. − Посылай синтетов, Байз.
  − Тарантулы, код три, два, одиннадцать! − обратился командир, поворачиваясь, к синтетам.
  Трёх составные лапы роботов начали раскладываться.
  − Мы − внимание, капитан, − одновременно ответили они монотонными голосами, вставая во весь рост, размерами они в два раза выше людей. Миниганы по бокам колыхнулись, ловя стволами горизонталь.
  − Существами, непохожими на людей − колесунами, утащены в лес люди, три особи. Вы должны их освободить.
  − Существ, непохожих на людей много, просьба уточнить, − монотонным голосом произнёс один из роботов.
  − Вот образец колесуна, − капитан с силой пнул кровавую безголовую тушу хищника, распластанную посреди платформы. − Осторожно, не повредите людей.
  − Приказ понят, выполняем.
  Синтеты по очереди перевалились через борт и спрыгнули с пятиметровой высоты на почву, легко спружинив на восьми крепких ногах.
  Они направились к месту схватки, огляделись, задержав взгляд на трупах солдат и колесунов. Немного замявшись, роботы разошлись в разные стороны и исчезли за деревьями. Наступила томительная тишина.
  − Надо солдат эвакуировать, аборигенам не до нас сейчас будет, − нарушил тишину Байз.
  − Кого пошлешь, капитан? − спросил один из солдат - Донал, сухопарый и длинный тип.
  − Сам пойду, ты со мной. Возьми левикат, перевезем их.
  Байз, зажал в руке тяжёлый бойпарт. Спустившись на ручном подъемнике, он не спеша пошёл к неподвижным солдатам пешком. Донал отстегнул левикат с фиксаторов, и сев на него, завёл двигатель. В это время Арни уже опустил платформу до почвы. Левикат мягко по воздуху перегнул через борт и, тихо урча, покатил в метре над землей. Вэн так и стоял, глядя в ту сторону, где исчезла Тэя. К нему подошёл Вирто.
  − Ты как, в порядке? − спросил он участливо.
  − Да, вроде. Как думаешь, синтеты их спасут?
  − Кроме них никто не справится, − ответил Вирто. − У них тепловые сенсоры, пойдут по следам.
  − А мы будем сидеть и ждать? − Вэн изо всех сил сжал кулаки: он принял решение. Подошёл к мёртвому Барри, отстегнул из его наружного грудного кармана две тепловые гранаты и одну световую.
  − Ты что делаешь? − повернулся к нему один из малословных солдат, ученый даже не знал, как того звать.
  − Не мешай, я пойду спасать Тэю, − Вэн развернулся, показывая в руке тепловую гранату. Солдат осторожно отошёл, за пласто шлема не было видно, испугался ли он.
  − Кеп, тут Вэн в лес собирается, оружия набрал, гранатой угрожает! − связался солдат по лиссу с командиром. Затем через несколько секунд повернулся. − Капитан сказал, что можешь валить, мы мешать не будем. А то ты ещё нас взорвёшь, − через несколько секунд бросил солдат Вэну.
  Вэн снял с Барри шлем, надел на голову. Взял в руки тяжёлую винтовку убитого, закинул на плечо. Вытащил из разгрузки солдата две обоймы. Затем достал из его кармана аптечку. Вынул инъектор и загнал в руку третью дозу денша.
  − Ты что делаешь, у тебя же мозг расплавится! − возмутился Вирто.
  − Дай запасную обойму к игломёту, а то у меня только половина осталось.
  − Ты подумай хорошо, − промолвил Вирто, протягивая продолговатый магазин с иглами.
  − Лисс поставь на общую волну, − посоветовал долговязый солдат.
  − Тебя ещё не спросили! - зло выпалил Вэн.
  Он взял обойму у Вирто, спрыгнул на почву, ноги утонули по колено в траве. Перебросив винтовку за спину, взял игломёт наперевес и двинулся вперёд. Никто вслед не сказал ни слова, все молча провожали взглядом. Он пошёл к месту стычки, к деревьям. Прошёл недалеко от Байза и Донала.
  − Вернись, смертничек, − спокойно, растягивая слова, сказал Байз. По крайней мере, Вэну так показалось.
  − Говоришь, своих не бросаешь? − с иронией бросил Вэн и исчез за стволами деревьев.
  − Даже интересно становится, есть ли у него шансы вернуться? − тихо сказал капитан.
  − Если никого не встретит, тогда вернётся. Я забыл − он же специалист по контактам! − иронично хлопнул себя по лбу, через шлем Донал, сидевший на левикате. В ногах у него, свесив руки, лежал солдат. - Много он там с игломётиком навоюет.
  
  
  
   * * *
  
  
  Мудрый стоял на поляне Справедливости. Перед ним три астарда держали за шеи пленных людей. Когтистые пальцы без труда охватывали тонкие шеи пришельцев, смыкались на горле. И глаза этих - слабых, уродливых, беспорядочно метались от страха и ужаса. Два самца, одетые в странные твёрдые шкуры и беззащитная самка, по лицу которой пролегли две тёмные дорожки от слез, смешавшихся с пылью.
  Мудрый не совсем понимал, что происходит. Сначала пришельцев не приняли всерьёз. Но оказалось, что люди владели страшным оружием, убивающим быстро и с большого расстояния. События разворачивались не так, как было задумано. Ныра, которую астарды начали против пришедших с неба, не дала победы. Засада сорвалась − впервые нашёлся враг, который мог легко противостоять хозяевам планеты.
  Поймав четверых двуруких, астарды многое узнали. Три цикла понадобилось, чтобы хоть немного изучить их язык. Этих слабеньких и медлительных пытать не было нужды. Оскаленная пасть астарда и удар когтистой лапой по стволу дерева быстро развязывали их языки. Пленники испуганно и торопливо рассказывали как их зовут, что прилетели с далёкой звёзды, которой не видно. Как объясняли люди, звёзды намного больше Уртая, только они очень далеко. Всё это было странно и непонятно.
  Люди делали плохо. Они ловили астардов и забирали с собой. А этого делать нельзя − астарды хозяева Уртая. Поэтому ныра будет всегда. Единственное, что давало шансы на победу − медлительность пришельцев. Но оказалось, есть ещё и другие, опаснее...
  Голован выбежал на поляну на всех шести конечностях, нёсся как ужаленный сподой. Когда приблизился, замедлил ход, руки оттолкнулись от почвы. Голован встал, плечи распрямились, шумный выдох вырвался с хрипом.
  − Там враг! Он опаснее, чем эти люди, − Голован повернулся к пленникам и, сделав глубокий вдох, с ненавистью зарычал. Люди в страхе судорожно задергались, но пальцы хищников держали как оковы.
  − Что за враг? - обеспокоенно спросил Мудрый.
  − Я не знаю рода этого врага. Оно многоногое, живое и неживое, − объяснял запыхавшийся Голован, − видит вокруг себя всё, убивает быстро. Врагов в лес пришло двое. Одного, на ближней тропе, мы заманили в яму для ирротов. Завалили его большими камнями. Второй идёт по дальней тропе. Хороший охотник, по следам идёт уверенно. Мы пытались к нему подобраться. Двоих оно убило. Прыгун повредил одну лапу этому звенящему. Враг волочит её, но всё равно идёт. Я прибежал сказать, что нужно встретить его в лесу. На открытом месте мы с ним не справимся никогда! Когтями и зубами не взять, нужны палачи.
  − Голован, мы с тобой возьмем палачи, заберёмся на деревья. Если оно видит вокруг, нападем сверху. Смелый и Болтун, завлеките его к нам. Кстати, как оно выглядит, надо дать ему название.
  − Похож на морфу, − Голован уже отдышался, хотя до спокойного состояния было далеко.
  − Назовем его зорф. Пошли, разберёмся с ним.
  Когти Мудрого глубоко вонзились в кору. Уже старик, но сила в лапищах ещё такова, что легко вынесла его в крону десятиметрового дерева, даже в одной руке с тяжёлым палачом, длинная деревянная ручка которого за много-много циклов до блеска отполирована мозолистыми ладонями, а металлическое лезвие с выступающим острым шипом вдоволь упилось крови провинившихся астардов.
  Голован, взобравшись на соседнее гигантское дерево, затаился в кроне.
  Мудрый прислушался.
  Тишина... Лишь изредка раздавалось тихое пощёлкивание насекомых-листожоров. Послышался монотонный треск - над кронами пролетели стрекаты. Ненасытные птицы... Поглощали всё мелкое, попадающееся на пути. Не брезговали даже брахантами. А они не так уж и безобидны, − выстреливают во врага жгучей жидкостью, выедающей глаза.
  Время тянулось медленно, и к Мудрому начал подкрадываться страх. Когда сражаешься, на него нет времени. А вот когда ждёшь... Вдалеке послышались щелчки и треск ломающихся веток. Звуки слышны отчетливей - враг приближается.
  "Ведут добычу", − по привычке подумал Мудрый. Не раз так астардам доводилось заманивать мощных ирротов.
  Внизу мелькнула быстрая тёмная тень, затем раздались щелчки. Кора на стволе соседнего дерева лущилась, куски разлетались далеко в стороны. Показался зорф, он удивил необычным видом. Как таковой, головы у него не было, только выступ на округлом туловище.
  Враг шёл шумно. Грузный, словно мощный глупый иррот, этот враг не обходит кусты - прёт напролом.
  Мудрый приготовился к прыжку. Высота немалая - удар ногами по врагу будет сильным. Когти вопьются в его шкуру...
  Ноги Мудрого твёрдо стояли на толстых ветках. Он чуть балансировал торсом, ловя равновесие. Четыре руки до боли в пальцах сжали ручку тяжёлого, острого, как заточенный коготь, палача.
  Мудрый прыгнул. Грузное тело, падая, набрало скорость: ступни с разгона больно ударились о туловище врага. Зорф просел. Его тонкие ноги подогнулись, хоть их и много. Четыре руки изо всех сил воткнули острие палача в выступ на туловище зорфа. Раздался глухой стук.
  Любой враг после такой сокрушительной атаки не смог бы сопротивляться. Но этот ухватил Мудрого передними лапами-клещами, сбросил на землю, прямо перед собой. Мудрый увидел, как закрутились круглые непонятные штуки, похожие на коротенькие круглые лапы. Боль взорвала сознание, унося в багровый туман. А следом за ней шла новая и нестерпимая боль, волна за волной.
  Вдруг враг рухнул. На нём стоял Голован, его палач бил и бил по блестящей твёрдой коже.
  "Быстрей бы боль прошла", − это было последней мыслью Мудрого, и всё исчезло...
  Голован изо всех сил бил лезвием палача, сбоку подскочил Болтун и огрел врага большой булавой. Зорф уже не шевелился. Голован дал знак Болтуну, все замерли, наблюдая за многоногим врагом. После такого избиения гремящий не двигался - значит мёртв.
  Голован огляделся. Мудрый лежал на спине, похожий на кровавое месиво, одна нога оторвана, валялась в стороне. Только вот как зорф на расстоянии смог оторвать у астарда ногу, оставалось непонятным для аборигена.
  − Смелый, Болтун! − позвал астард. Злоба переполняла его храброе сердце.
  − Мы слушаем тебя, − промолвил подбежавший Болтун. Со стоном, из-за деревьев, показался Смелый, раненый в верхнюю правую руку.
  − Теперь я возглавляю ныру. Вы знаете закон. Кто поднял руку на астарда, кроме поединка один на один − должен быть прибит к столбу Позора. Двоих пленных − туда. Третьего не трогать, надо разобраться, она самка. Когда соберутся все, решим её судьбу. Сзывай всех на поляну, поставь на тропах по астарду, пусть охраняют.
  − Сделаю, − ответил Болтун и исчез среди деревьев.
  
  
  
  
   * * *
  
  Вэн быстро шёл по лесу. Идти по следам оказалось легко, колесуны и синтет грузные, примятая трава и сломанные ветки хорошо видны. Казалось, что здесь прошло стадо крупных животных.
  Как-то тихо дул ветер и медленно колыхались листья - разгорячённый деншем мозг работал лихорадочно. Вэн шёл быстро, лёгкие работали, как меха в кузне. Успокаивало то, что он шёл следом за синтетом, который расчистил дорогу. Придавал уверенности шлем, он не только мог защитить, но и показывал всю картину на внутренней стороне пласто, выделял новые предметы, обводя их жирной чертой. Прицел магиса отражался в виде небольшой розы ветров на забрале, так что можно было стрелять, не глядя на экран оружия.
  Вокруг причудливые деревья. На деревьях Шарка листья казались необычными, а иногда это была даже не хвоя, а что-то оригинальное. Это отвлекало. Веретенообразные и шаровидные отростки, иногда шишковидные плоды. А может, и не плоды. Попался куст, на котором серые цветы похожи на шишки хмеля, только величиной с человеческую голову.
  Преобладала же в основном хвоя: короткая и длинная. Впереди показалось дерево, ствол его будто из шоколада. Шоколадная кора, стекающие пузырьки. Вэн понимал, что это только на вид. Ветви утыканы хвоей, как ёжик иголками. Такой себе шоколадно-синий, гигантский ёж. Вэну вдруг захотелось есть. И ещё пить.
  − Как дела, Вэн, − Байз вышел на его частоту.
  − Пока тихо, гуляю по лесу, − ответил он, тяжело дыша.
  − Хорошо гуляешь, слышу, что запыхался, бедняга. На связи держись, скоро 'Оса' прибудет, тогда разгуляемся.
  − Давай, кэп, устрой разборки.
  − Ты во мне сомневался что ли, за мной не заржавеет, − голос Байза выдавал его уверенность.
  − До связи, командир.
  Сердце гулко стучало, готовое выпрыгнуть из грудной клетки, капли пота стекали по лицу. Возникло желание сбросить шлем, но этого делать нельзя. Неизвестно, что будет впереди. Понимая, что ресурсы организма ограничены, Вэн сбросил темп.
  "Да, − подумал он, − третья доза денша была, явно, лишней".
  Под кустами лежали две изуродованные туши колесунов. Кровь вокруг трупов залила немало почвы. Один абориген вообще похож на сито − синтет поработал на славу.
  Вэн пошёл, ступая мягкими подошвами по крови, дальше. Казалось, что он идёт уже вечность. Деревья, деревья, необычные кусты. Свисающие с них густые ветви ложились на землю, можно забраться под куст, и даже если кто-нибудь будет стоять рядом, то не заметит затаившегося человека или хищника.
  Тишина начала раздражать.
  "И только небо заплачет по мне, тихим, спокойным дождем", − запел Вэн песню, которая первой пришла на ум.
  Перед глазами всё стояла разлетавшаяся в лохмотья голова колесуна. Хорошее оружие придумали военные. Бронебойная пуля, попав в плоть, не разлетается, а проносится дальше, но вот специальное покрытие пули... Оно остаётся, вступает с плотью в реакцию и бах! Голова в лохмотья, не повреждая стоящих рядом.
  Впереди между веток показался серый металл − тут синтет закончил свой путь. Кто-то сильно потрепал грозного робота, изливая на него ярость. Вывороченные стальные ноги беспомощно торчали в разные стороны. Крышка зарядки пуль валялась в трёх метрах. Перед синтетом лежал изрешеченный колесун. Оторванная нога хищника валялась в стороне.
  "Всё, дальше будет серьёзно", − тихо сказал Вэн, глядя вперёд.
  Уверенности ему придавало то, что он занимался в бойцовском клубе. Тренировки и поединки воспитывают терпение и дух. В синеврате, когда учился на ксенолога, проходил курс солдата.
  Решив минуту передохнуть и сосредоточиться, Вэн остановился. Поменял игломёт с винтовкой местами. Закинув ремень на плечо, взял винтовку наперевес. Достал магазин из неё, поменял обойму на другую, с красной полосой. Лёгкие термо-пули страшны в ближнем бою. Держа правой рукой оружие, в левую взял световую гранату. Теперь можно идти дальше.
  Вэн шёл долго. И тут, увидел это чудо − невысокое, раскидистое дерево. Ветки почти касаются травы. Но, вместо листьев... Крупные чаши, похожие на экзотические бра. Они наполовину заполнены жидкостью.
  Возле двух чаш, каждый из своей, пили два небольших существа, по пояс обычному человеку. Они чем-то похожи на богомолов, только туловище короче. Светло-коричневая кожа состоит из длинных пластин. Какие-то перепуганные выпученные глаза. В них нет зрачков, только тёмно-зелёная глубина.
  Заметив человека, странные зверьки испуганно зашипели и шустро рванули наутёк. Они бежали, как пьяные, шатаясь. Один врезался в ствол, его откинуло. Спохватившись и завизжав от страха, животное быстро исчезло.
  Вэн подошёл к чаше. Понюхал жидкость. Вода, обыкновенная вода. Наклонил сосуд и попробовал на вкус. Определённо, вода. С жадностью выпил из живой чаши до дна, затем, опустошил вторую. Не удивился, встретив воду, вспомнив, какие по утрам на Шарке туманы.
  Отдохнул минуту и зашагал дальше. Внимательно смотрел вперёд. Следов стало меньше, приходилось останавливаться, чтобы их найти.
  Вдруг, повернувшись в сторону, Вэн боковым зрением засек сзади движение. Когда развернулся, волосы встали дыбом, а кожа покрылась мурашками. В пяти метрах красовался колесун. Его морда довольна, казалось, что он улыбается. Глаза излучали блаженство. Всё мощное тело врага сгруппировано для прыжка. Руки в этот момент не держали винтовку, она висела на ремне наперевес. Правая рука лежала сверху. Вэн медленно сорвал зубами чеку с гранаты. Время сработки пять секунд. Отсчитал три.
  "На, держи", − Вэн навесом кинул гранату в сторону противника. Тот рванул вперёд. Граната, сработав, ослепила его. Вэна защитило пласто на шлеме. Он начал падать на спину, пытаясь сместить в сторону. Хищник промахнулся, по инерции проскочил дальше. Вэн, лёжа, всадил ему пулю в туловище. Два раза перекрутился по траве. Игломёт больно бил по спине. Магис стреляет тихо, только щелчок и гул пули, разрезающей воздух с огромной скоростью. Отдача, конечно, ощутимая. Колесун взревел от боли и бросился на звук. Вэн выстрелил в туловище ещё раз, снова два раза перекатился. Колесун сделал три шага и рухнул на траву. Тело хищника начало корёжиться, выворачиваться в судорогах.
  Вэн крепко сжимал магис, мотал головой по сторонам. Больше никто не нападал.
  Дрожь... Руки тряслись. Вэн снял шлем, в нём стало жарко. Да и вообще, в голове происходило что-то непонятное, как будто он выпил чего-нибудь горячительного. Пошатнувшись пару раз, понял, что пьянеет.
  Причина очевидна: он нашёл пьяное дерево. Две чаши жидкости − примерно литр воды. Сейчас, он понял, почему 'богомол' врезался в дерево. Алкаши местные. Если бы не денш, свалился бы. Просидев с минуту, Вэн встал и пошёл дальше, на ходу надев шлем.
  Минут через двадцать он вышел к поляне. Увидев её, сразу спрятался за куст. Слегка шатало, реакция притупилась.
  На поляне находилось около пятнадцати колесунов, ещё с десяток расположились ближе к краям поляны, создавая охранный круг. И между ними... Тэя.
  Вэн лёг, приготовился для стрельбы. Глянул на экран винтовки, увеличил на прицеле расстояние. В экран всё видно хорошо. Тэя сидела на траве и выглядела беспомощной. Лицо чумазое, растерянное, на нём отпечатался страх. По грязным щекам сползали слезы. Солдаты Нордак и Арти висят на столбах, прибиты к ним железными штырями в горло. Кровавые языки торчали, казалось, что они дразнят Вэна с того света.
  Кровь... Она расползлась по отвисшим подбородкам, залила шеи. Глаза выпученные. И эти четыре безжизненных глаза, казалось, смотрят именно на Вэна.
  Колесуны оживленно переговаривались между собой. Похоже, они спорили. По их жестам и виду можно понять, что они сердиты, хотя малоподвижные морды почти не двигались.
  И тут раздался режущий гул, так на Шарке мог гудеть штурмовой истребитель класса планета-космос. Шум приближался, быстро вырос до предельных децибел, на Вэна посыпались иголки с вершины кроны.
  Колесуны на поляне забеспокоились, но не убегали.
  
   * * *
  
  'Оса' летела над лесом, издавая еле слышный гул. Большой боевой флаер, с которого снято всё вооружение, приспособлен для спасательных операций. Два борта открыты, предназначенные для быстрой высадки десанта и стрельбы. Вытянутое лиуритовое тело, с ровными линиями по бокам и заостренным носом.
  Байз сидел у открытого борта за миниганом. У второго борта ещё миниган, за которым пристроился Донал. Трое солдат скучали на сиденьях, держа в руках бойпарты.
  − Байз, ответь, − раздался голос полковника.
  − На связи.
  − Пилот истребителя передает, что люди на поляне, в двадцать седьмом квадрате. Там большое скопление колесунов.
  − Мне только и надо, чтобы их было побольше. Сейчас будут танцы, − капитан был возбужден, глаза, казалось, метали молнии.
  − Двадцать седьмой квадрат, там поляна! − прокричал командир пилоту 'Осы'. Пилот равнодушно кивнул.
  − Вэн, ответь, − Байз включил частоту ученого. Ответа не было.
  − Буквоед сдулся! − крикнул он Доналу.
  − Кто бы сомневался, − тот пожал плечами, насколько позволяли рельефные доспехи.
  Поляна оказалась недалеко. 'Оса' вылетела на неё, на небольшой высоте. Колесуны приняли агрессивные позы, многие распрямили пальцы, выставив вперёд когти. Возможно, это у них выдавало признак злости, как у людей сжатые кулаки. Некоторые схватили оружие, похожее на древние алебарды. Оскалившись, стали бросать тяжёлые алебарды по летающей машине. Острия тукались о металл, отлетали. Бесполезно пытаться повредить самый крепкий известный материал. 'Оса' прошла испытания временем. Из всех летающих машин у неё самая мощная лиуритовая броня.
  Один колесун быстро пробежал вперёд и остановился, оставаясь стоять на шести конечностях. Второй разогнался и, оттолкнувшись от спины сородича, взмыл вверх. Он пытался зацепиться за машину. Не достал и смешно полетел вниз, тело грохнулось на спину и перекувыркнулось.
  − База, вызывает капитан Байз!
  − На связи, капитан.
  − Передайте на истребитель, что после того, как разгоним этих уродов, пусть жиганёт лес вокруг поляны. Мы сядем, заберём людей. Только чтобы нас не припалил!
  − Уже передаём. А вам удачи!
  − Байз, я тебя слышу! Сделаю всё в лучшем виде! - раздался голос.
  − Кертран! Ты? Пропали только края поляны!
  − Да понял я, понял! - ответил пилот.
  − Приглашаю на дискотеку, вход бесплатный! А вот и цветомузыка! − капитан погладил рукой округлый цилиндр, стоявший у ног. Он одел шлем, солдаты тоже. Затем Байз активировал световую бомбу и ногой толкнул вниз.
  − Кеп, у тебя башня набекрень, − загоготал Донал.
  Ослепляющее зарево заполнило поляну и разбежалось по лесу. 'Оса' развернулась носом к врагам, и с двух сторон заработали миниганы. Они тихо крутили стволы. А по поляне гуляла смерть. Длинные урановые бронебойные пули потрошили мечущиеся тела врагов.
  
  
   * * *
  
  Вэн увидел летящую 'Осу'.
  − Капитан! Кто-нибудь, ответьте, − негромко позвал он. Но ответа не услышал - в эфире стояла тишина.
  Руки быстро сбросили шлем, пальцы пошарили за ухом − лисса не было. Скорее всего, вылетел при схватке с колесуном. Шлем назад на голову, надежда лишь на себя.
  Вэн взял в прицел экрана пространство вокруг Тэи. После вспышки световой бомбы, когда начали страшную расправу миниганы, колесуны стали разбегаться. Они бежали, куда попало, ослепленные. Один наткнулся на Тэю, она завалилась набок. Колесун остановился, пытаясь понять, обо что он споткнулся.
  Вэн выстрелил. Урановая пуля вошла в голову и череп разлетелся на кусочки. Даже показалось, что слышится чавкающий звук. К Тэе подскочил ещё один колесун, и этот не был слеп. Возможно, закрыл глаза рукой во время вспышки. Что он хотел сделать, неизвестно. Потому что он ничего не успел. Вэн выстрелил ему в туловище, в голову целиться времени не было. Колесун крутанулся и завалился на бок.
  Миниганы остановились, истратив запас пуль.
  Истребитель молнией пронёсся высоко над поляной, сквозь гул послышался оглушительный хлопок. Высоко над 'Осой' появилось яркое красное пятно, мгновенно перешло в круг. Он расширялся, над верхушками деревьев стал шире поляны.
  Вэн мгновенно сообразил, в чём дело, быстро присел спиной к дереву. Поджал к животу ноги, кисти рук засунул подмышки, прижав руки к корпусу. Сейчас эти шарики прилетят!
  Вовремя.
  Треск и боль...
  Основная волна смерти прошла в стороне. В забрало стукнулись и срикошетили два сверкающих осколка. Вэн взвыл от внезапно вспыхнувшей нестерпимой боли. Левая рука и нога горели огнём. Четыре маленьких пожирателя плоти нашли свою цель. Он выхватил нож, проклиная всех на свете, выковырял два горящих маленьких осколка из предплечья и один из бедра. Осталось вытянуть из ноги ещё один. Протянул нож, сознание начало быстро уплывать. Надо вытащить, термические осколки горят внутри тела без кислорода. Сжатые зубы, подавленный стон. Из последних сил Вэн вырвал острием ножа этот жгучий, малюсенький кусочек. В сознании появилась несчастная гримаса колесуна, которому он всадил две термо-пули.
  Денш, чашеобразное питьё. Погоня, схватка. Всё заполнившая пелена боли и усталости. Это слишком много для неподготовленного человека.
  Всё вокруг потемнело и исчезло...
  
  
   Глава шестая
  
   Там, где страшно
  
  Плавное движение...
  И эта постоянная ноющая боль... она терзает и не дает думать.
  Фиолетовое небо...
  Застывшие медные облака. Такое ощущение, будто лежишь на воде. Тебя покачивают волны, а ты смотришь в безмятежную высь и отдыхаешь. Только откуда боль? Почему дрожат руки?
  "Что происходит?"− терзала беспокойная мысль.
  Недавние события, словно спрятанные за пеленой, вставали перед глазами: бегущие озверевшие колесуны, озаренная яркой вспышкой световой бомбы поляна.
  Плачущая, испуганная Тэя. Торчащие из окровавленных ртов языки распятых солдат...
  Вэн с трудом поднял голову. Его несли на носилках двое мужчин, бородатых и давно не стриженых. По пояс голые, загорелые. Вэн глянул на свои ноги. Обуви не было, левая брючина разрезана. На рану прилеплены пластыри.
  − Вы кто? Куда меня несёте? - прохрипел он, не узнав свой голос.
  Мужчина, шедший сзади, заговорил, но слова не проникали в сознание, глаза заволокло туманом...
  
  
   * * *
  
  
  Когда Вэн открыл глаза, рядом сидела почти голая незнакомая девушка. Её чёрные волосы разметались по плечам, а чёлка спадала на лицо, худощавое и привлекательное. Раскосые карие очи блестели. Из одежды на незнакомке лишь кусок серой ткани - что-то вроде набедренной повязки. Увидев, что Вэн проснулся, она склонилась над ним.
  − Ты кто? - хрипло спросил он.
  − Не узнаешь меня? − девушка склонила голову, волосы закрыли правую грудь. − Я Лауринта, мы вместе прилетели с Гораны.
  Вокруг стены сложены из сухих веток. Самое примитивное жилище, похожее на шалаш, но просторное.
  Вспомнилось, что эта девушка из обслуги, она пропала сразу после высадки на планету. Лаборантка, кажется. Та, что пыталась уединиться с солдатом в лесу. Имя солдата, который исчез вместе с ней, никак не шло на ум.
  − А почему ты голая?
  − Как почему? Глупый ты! Хозяева хотят, чтобы мы размножались. Секс... Ты хочешь секса? − она ловко уселась сверху на Вэна, ласково провела ладонью по его небритой щеке. Её колено скользнуло по ноге, и она отозвалась выстрелом боли. Вэн застонал, сжав зубы.
  − Ах, ты же больной, − Лауринта осторожно встала. − Ну, ничего, выздоровеешь, тогда развлечёмся.
  Вэн приподнялся на локтях, внимательно оглядел ногу. Под разрезанной штаниной на ранах белели пластыри. На руке красовались такие же.
  − Лауринта, объясни, что происходит? какие хозяева?
  − Наши, наши, какой ты глупый, − она засмеялась и, улыбаясь, добавила. − Астарды.
  Затем она приподняла руками выпирающие груди и стала их показывать.
  − Слушай, что ты несёшь? − Вэн всё больше недоумевал, соски грудей мелькали перед его носом. Казалось, исчезло чувство реальности.
  − Иди сюда, − Лауринта приподнялась и потянула его из шалаша. Сама легко выпорхнула наружу, а вот Вэн сдавил зубы от боли, когда опёрся на больную ногу. Яркий красноватый свет ударил в глаза. Импровизированное жилище приютилось под кроной огромного хвойного дерева. За ним плотной стеной лес заслонил горизонт. А впереди обрыв, под которым текла спокойная река, делающая крутой изгиб.
  − Ваттоли! - громко сказала Лауринта.
  Слово это Вэну было неизвестно. На его лице отразилось недоумение.
  Тяжёлая, огромная туша приземлилась возле них, спрыгнув с дерева. Пыль поднялась вокруг лап хищника. Это был колесун, и он пристально глядел в глаза.
  Волосы Вэна начали подниматься. Эти мутные зелёные глаза хищника вблизи страшные. Дрожь пробежала по спине. Бежать! Скрыться! Не видеть этих жутких глаз! Этот противный смех Лауринты! Вэн попятился, споткнулся. Жгучая боль иглами впилась в ногу. И он упал назад, опершись на руки.
  Лауринта хихикала. Подошла к хищнику, положила руку ему на плечо. Астард стоял на всех шести лапах, не отрывая от Вэна взгляда. Довольная морда, блаженные глаза. Это немного успокоило. Хищник мягко рыкнул.
  − Его зовут Ваттоли. Они хорошие, заботятся о нас, − Лауринта легко забралась на спину астарда. Он подпрыгнул невысоко, и она засмеялась.
  Вэн остолбенел. Ни один из известных человечеству хищников не позволял садиться ему на спину! Сейчас он разорвёт зарвавшегося человека.
  − Слезь! Быстро! - спешно крикнул Вэн.
  − Да ты не бойся! − Лауринта широко улыбалась.
  − Лауринта, а почему вы не идёте на базу?
  − Там, куда нельзя, страшно, − она махнула рукой в сторону леса. − А здесь − хорошо!
  − А я думаю, что страшно именно тут! А почему ты голая?
  − Зов природы! − Лауринта улыбнулась. − Когда ты возле реки, одежда не нужна. Мы много купаемся! Это так приятно.
  − А меня зачем сюда принесли?
  Лауринта сказала что-то астарду на непонятном ворчащем языке. Он также ответил.
  − Ты храбрый, они уважают тебя. Поэтому ты жив. Будешь с нами. − Лауринта слезла с астарда и подошла к Вэну. Опять начала показывать грудь, по-идиотски улыбаясь.
  Вэн никак не мог понять, то ли после денша галлюцинации, то ли всё происходит на самом деле.
  −Да красивые сиси, красивые. Перестань ими трясти! Слушай, а сколько я спал?
  − Три дня!
  "Три на тридцать восемь... Сто четырнадцать часов! Неслабый после денша отход, − Вэн лихорадочно размышлял, пытаясь собрать в порядок мысли. − Возможно, астарды могут воздействовать на людей. Похоже на гипноз. Такое неестественное поведение Лауринты неспроста. Вот так хозяева! Надо не смотреть им в глаза".
  − Лауринточка, узнай у астарда, что с девушкой, которая была на поляне? - Вэн вспомнил о Тэе.
  Как-то непривычно было смотреть, как человек ворчит, говоря что-то хищнику.
  − Её забрали люди на птице, наверное, на 'Осе', − выдала девушка после ответа астарда.
  − Вот спасибо! А то у меня совсем мозги завернулись с этим деншем! А где остальные, вас же четверо должно быть? Или... нет?
  − Где Тайра шляется, я не знаю, мне она неинтересна. Товыч делает лук, а Голди учит астардов стрелять из винтовки.
  − Какой винтовки? Ты что говоришь? − Вэн развёл от возмущения руками.
  − Товыч с Голди принесли тебя, а астарды прихватили винтовки. Из них стрелять и учит.
  − Отведешь к ним?
  − Конечно, а ты сможешь идти?
  − Постараюсь. Пошли.
  Лауринта пошла к реке, покачивая загорелыми ягодицами, которые показывались ниже набедренной повязки, а затем исчезали, чтобы появиться вновь.
  Астард потерял к людям интерес, поднялся на ноги и исчез между деревьев. Вэн вздохнул с облегчением, захромал следом за Лауринтой.
  Они спустились с обрыва. На берегу стояли три астарда и коренастый Товыч. Рослый крепыш, но по сравнению с аборигенами он выглядел лилипутом. Один из монстров, держа в верхних лапах огромный лук, целился в ствол гигантского дерева, одиноко стоящего на берегу. Большой двадцатиметровый гигант. Наверное, ему тесно в густом лесу. Тёмно-серая кора, огромная крона. Вместо листьев на нём длинные, тонкие, сине-зелёные стебли.
  Топорной работы лук легко гнулся от силы астарда, а толстые пальцы пытались удержать на тетиве деревянную стрелу, больше похожую на пику. Тетива сплетена из каких-то тонких блестящих волос. Астарда такая стрела вряд ли пробьёт. У него хито-кожа. Гладкие, прочные пластины. На спине они большие, на груди поменьше. А на подвижных частях тела совсем маленькие, как у змеи. Но Вэн представил, что будет, если выстрелят в него. Сжал зубы.
  Астард целился долго, натягивая тетиву. Наконец выпустил стрелу, но она неудачно вылетела, упав в трёх метрах от стрелка. Двухсоставные пальцы аборигенов неуклюжи. Хищник громко зарычал от злости, затем начал махать всеми четырьмя руками. Лук в руке взлетал, казалось, астард хочет его поломать. Товыч что-то объяснял, жестикулируя. Ворчащий язык, из разговора ничего не понятно.
  − Товыч, что ты делаешь? Зачем учишь их стрелять? Они же потом будут убивать людей! − Вэн скрежетал зубами от злости.
  − А что, они просят, я учу.
  − Ты видел, что на поляне было?
  − Слушай, меня это не интересует, они попросили - я делаю, − Товыч упёрся в Вэна недовольным взглядом.
  − Ты идиот! − Вэн похлопал себя по лбу, чтобы лучше передать эмоции.
  − Иди лучше плодов насобирай... с женщинами! − Товыч подобрал стрелу, процедил зло: − Ты нам мешаешь!
  − Отведи меня к Голди, − обратился Вэн к Лауринте. Он понял, что сейчас ничего не сможет доказать Товычу. Да ещё астардов рассердит. Они смотрели в сторону Вэна, а ему это совсем не понравилось.
  − Слушай, Вэн, зачем он тебе нужен, пошли лучше займемся сексом, − Лауринта провела рукой по его животу. - А ты так ничо!
  − Да ничо я, ничо! Пошли к Голди!
  Они вернулись на обрыв, и вошли в лес. Между развесистыми деревьями стоял Голди с винтовкой в руках. Его окружило около десятка астардов, которым он объяснял, как из неё стрелять. Те внимательно слушали. Затем один из них взял магис, прицелился в дерево. Оружие в его руках выглядело игрушечным. Палец не входил в скобу. Он нажал на спусковой крючок когтем. Раздался протяжный щелчок. Урановая пуля распотрошила часть ствола бедного дерева.
  Астарды восторженно заухали, затем наперебой громко заворчали, размахивая когтистыми лапами.
  − Голди! Ты учишь их стрелять в людей? − Вэна распирало от злости.
  − А тебе что? Хочу и учу, − ответил Голди. - И не в людей. Просто им интересно.
  Плюнув в его сторону, Вэн развернулся и пошёл обратно.
  "Надо предупредить базу. Три магиса, две гранаты у меня, плюс шесть у солдат. С такими трофеями астарды опасны вдвойне", − он начал перебирать в голове способы вернуться. Побег не годился, даже со здоровыми ногами, нашпигованный деншем, не убежал бы. Разве может человек скрыться от хищника? От быстрого чудовища, которое испокон веков преследует жертву по следам. Тем более физиология астардов другая. Скорость местных существ поражала: даже леопард не мог сравниться с аборигенами
  Нужна хитрость, других путей нет.
  "Надо навешать астардам лапши на уши, а её много поместится на их рогатенькие отростки. Только что придумать?", − Вэн решил не спешить, осмотреться.
  Пока обдумывал, они вдвоём с Лауринтой вернулись к шалашу.
  − Слушай, я есть хочу, − Вэн почувствовал бунт желудка, да и не мудрено, пищи там давненько не было.
  − Сейчас Тайру найду, нажарим мяса. Скоро вечер. Соберутся все.
  Вэн хотел задать вопрос, где они берут огонь. Не стал, вспомнив, какие сейчас долговечные зажигалки.
  − А где вы еду берете?
  − Мясо астарды приносят, мы сами охотиться не умеем. Только собираем плоды с деревьев и кустов. В шалаше есть парочка яблок. Мы так их называем.
  − А астарды жарят мясо?
  − Нет, едят сырое. Знаешь, они и кости едят!
  Пробыв два месяца на Шарке, люди не знали быта астардов. Они изучали строение разных организмов. Этим всё и ограничивалось. Вэн задался вопросом, почему астарды враждебно относятся к людям. Ведь четверо пленных уже много знают, даже язык. Астарды с ними охотно общаются. Ответа пока не находил.
  Лауринта ушла, появился абориген Ваттоли. Он легко, несмотря на огромный вес, зацепился за нижние ветки, тяжёлая туша с легкостью взмыла вверх, растворилась в хвойной кроне. В глазах маячил красноватый отблеск блеснувших хитопластин. Только лёгкий шорох выдавал движение. Наступила тишина, но колесун был там, среди ветвей, словно страшный призрак.
  Вэн забрался в шалаш, уселся на мягкие ветки. Нашёл два незнакомых жёлтых плода, круглых и тяжёлых. Съел, не почувствовав толком вкуса. Похоже больше на огурец.
  Жарковато. Голова не хотела находиться на месте, кружилась.
  Он начал обдумывать незавидное положение, в котором оказался. Нужно как-то попытаться спастись, убежать. Но попробуй скрыться от колесунов. Поэтому ничего путного на ум не приходило. Слабость разбивала тело, не давала собраться с мыслями. Поднялась температура, а это плохо - значит, в организме идёт воспалительный процесс.
  Вэн осторожно снял пластыри. Они не прилипли, в ранах какая-то синяя смесь, резко пахнущая грушей.
  Рука в порядке. Раны как раны. Ожоговые, правда. А вот нога расстроила, распухшая, воспалённая. Рана намазана, но нужна серьёзная помощь. Пластырями и мятой хвоей здесь не обойдёшься. Местная хвоя мягкая, разваливается в пальцах. Она бывает длинная и тонкая. А бывает короткая и толстая. Даже попадаются деревья с шариками вместо неё. Может, она и лечебная.
  Вэн прилепил пластыри обратно. Разбитость и слабость клонили прилечь и закрыть глаза. Так он и сделал.
  
  
   * * *
  
  
  
  
  Проснулся Вэн от запаха жареного мяса. Он щекотал ноздри и будоражил мозг. Голод - одно из составных основного инстинкта, заставил выбраться из шалаша.
  Отбрасывая тёмно-багровые тени, солнце погружалось за горизонт, испятнав кровавыми бликами кроны деревьев. Вдали что-то зловеще скрежетало - это какое-то местное животное давало о себе знать.
  Недалеко от шалаша горел костёр. Возле него на деревянных колодах сидели все четыре человека, жившие у астардов. Они тихо разговаривали. Над костром, на деревянном вертеле жарилось мясо, нарезанное крупными кусками. Толстая ветка, на которую нанизаны куски, была кривая с одного конца, с боковым отростком. Это замещало ручку, и Товыч проворачивал мясо, чтобы не подгорело.
  Вэн, хромая, подошёл к ним.
  − Ну как дела, ребятки, научили астардов людей убивать? − спросил он и присел на колоду.
  − Вэн, ты просто злой, − тихо сказал Товыч. − Ты всё поймешь, но потом. Мы тоже сразу думали, что они враги. Но это не так. Астарды могут нами повелевать. И мы подчиняемся. Мы делаем то, что они хотят. Ты тоже будешь делать, но не сразу. Пройдет неделя, и ты узнаешь.
  − Мне нужна аптечка, надо вколоть антибиотик. Иначе у меня будут большие проблемы, нога распухла, − Вэн присел на колоду. Костёр грел, весело мигая алыми языками пламени.
  − Сейчас пойду, скажу астарду. − Товыч поднялся и ушёл.
  Мясо доспевало на огне. Его запах, несмотря на температуру, дразнил нос.
  − А я другие вливания принесу! − воскликнул вскочивший Голди.
  − О, давай! − захлопала в ладоши Лауринта.
  Голди исчез в темноте. Вэн непонимающим взглядом посмотрел на девушек.
  − Куда это он?
  − За бомуто, сейчас отпразднуем твоё присоединение к нам, − воскликнула счастливая Лауринта. Вэн уже считал её идиоткой.
  − Что это такое − бомуто?
  − Сейчас узнаешь, − улыбнулась Тайра. В отличие от своей подруги, она казалась спокойной и рассудительной.
  Через пару минут вернулся Голди, неся большой бутыль, сделанный из какого-то плода. Опрокинул его, жадно глотая жидкость, затем протянул бутыль Лауринте. Отпив, она передала Тайре. Допотопный сосуд попал в руки Вэна. Он осторожно отхлебнул из широкого горла. Вода, обыкновенная вода. Вспомнилось чашеобразное дерево, и как, напившись, он опьянел.
  Минут через десять вернулся Товыч, неся аптечку.
  − На, держи, еле выпросил, − протянул он плоскую коробку и присел к костру.
  − Спасибо, Товыч, − Вэн достал инъектор, и сделал укол в руку.
  Лауринта всучила в руки Товыча бутыль.
  − Ооо, вы тут уже бухаете, − он основательно приложился к горлышку, двигая крупным кадыком.
  − Расскажи, как ты попал к нам, − Голди спрашивал и проворачивал мясо. - Какие новости принёс? Мы здесь давненько.
  − Заварушка была серьёзная, наших шесть человек погибло. Мы в долгу не остались, конечно, − Вэн замолчал и задумался. − Знаете, что я вам скажу? Я вот что понял. Мы сюда прилетели с исследовательской миссией, а на деле получается бойня. Я одному колесуну всадил две термические пули. Наше присутствие начинает обрастать жертвами. Это уже не миссия, а насилие.
  − Вэн, ты глупый! Ты рассуждаешь так, как будто сидишь на базе. Запомни, ты уже не принадлежишь себе, ты принадлежишь им. Они твои хозяева, захотят мяса принесут, захотят, − разорвут и съедят, они ведь хищники!
  − Надо что-то делать! − воскликнул Вэн.
  − А что ты можешь? − Голди был на удивление спокоен. − Страх перед этими тварями держит крепче цепей. Ты слабое существо. Не можешь ни убежать от них, ни победить. Даже с оружием не справишься с ними в лесу.
  − Твоя, правда, − Вэн опустил голову, затем обвёл всех взглядом. − Но выход должен быть! Просто надо искать.
  − Это твоё дело, нас устраивает жить здесь, − тихо проговорила Тайра. Она наклонилась к огню и подложила дров. В свете костра её обнаженное тело выглядело... Светлые длинные волосы, собранные в пучок, смуглая кожа. На ней играли отблески пламени. На мускулистых, стройных бедрах, на вызывающе торчащей, соблазнительной голой груди.
  Загляделся...
  Соблазн, соблазн. Человек способен ему поддаваться, пусть даже и невольно. Он забирается в мозг через глаза, кожу и уши. Это второй из двух основных инстинктов − инстинкт продолжения рода. Первый − инстинкт самосохранения борется с ним. Борьба этих двух позволяет человечеству выживать многие тысячелетия.
  Бомуто расслабило. Вэн впал в небольшую эйфорию, но мозг ждал ответов на мучившие вопросы.
  − А откуда у них оружие, похожее на алебарды?
  − Я спрашивал, − заговорил Товыч. − Им огонь не нужен. Им вообще ничего не нужно. Два раза в год, при смене сезона собираются на ныру, после этого самки выбирают себе партнё...
  − Какую ныру, это же у них обозначает войну? − перебил Вэн.
  − Алебарды им нужны, когда кто-нибудь из астардов нарушает закон, − продолжил Товыч. − Бывает такое, когда двое нападут на одного. Это по понятиям астардов несправедливо, поэтому табу. Они тогда собираются, берут алебарды и идут их мочат. Затем прибивают к столбу позора. Это для них хуже всего. А алебарды сделаны давно, никто даже не помнит. А может, не хотят говорить. Они не воюют между собой, как люди, поэтому оружия мало.
  Бомуто уже пробрало Вэна, разлив по телу спокойствие и лёгкую эйфорию.
  − Да, их нашими мерками нечего мерить, мы не поймем. Другая раса, − поддержала разговор Лауринта. − Но то, что они хотят, чтобы мы размножались, мне нравится. − Она захихикала, лукаво улыбаясь.
  − Да, сейчас пожуем и займемся любовью, − заулыбался Голди. Он повернулся и хлопнул Лауринту по ягодице. Та засмеялась.
  − Побегу искупаюсь, − проворковала она, легко вскочив, вприпрыжку побежала к пологому спуску с обрыва.
  − Я с тобой, − Голди встал и потопал следом.
  − Идите, идите, мало вам ночи, кролики, − Товыч тихонько засмеялся. Подвернул мясо, которое начало снизу шипеть, выделяя жир.
  − Да, похоже, лаборанток будет больше, чем ученых, − засмеялась Тайра.
  − Что ты про ныру говорил? - напомнил Вэн.
  − Я же тебе сказал, они не воюют между собой. А ныра, это что-то вроде соревнования. Устраивают браваду перед самками. Принцип игры − король горы. Выходят все желающие, смелые конечно. Не все участвуют. Так вот. Начинают астарды восхождение на гору. Ну и сражаются между собой. Кто остался на вершине − самый, самый. Да тот, кто сошёл, тоже герой.
  − Да, жестко у них, − Вэн передёрнул плечами, представив эту картину. Быстрые, мощные астарды. Рёв, когти, лапы и зубы. Зубки ещё те, так и зовут твой страх: иди сюда, иди сюда!
  − Я знаю, почему они не пошли по нашему пути развития, - произнесла задумчиво Тайра. − У них высокий интеллект, а они не развивают цивилизацию.
  − Ну-ка, коллега, просвети, у них мозг раза в два больше нашего, − Вэн оживился. Тайра − ученый-биолог.
  − Человек сам по себе − слабое существо. Ему нужно общество, иначе пропадёт. Слабые дети, которые долго растут. Тонкая, уязвимая кожа. Отсутствие клыков и когтей. Люди − слабые охотники. Поэтому, они собирались в общества. Вместе легче выжить, заботясь, друг о друге. Астардам же этого не надо. Я думаю, даже маленький хищник может сам себя прокормить. Они выносливы и быстры. Им не нужны жилища. В них этим существам будет тесно. Но что-нибудь может подтолкнуть их вид к развитию. Это могут быть похолодания или что-нибудь другое.
  − Боюсь, как бы их не подстегнуло наше появление, − произнёс Вэн. − Цивилизованные астарды - это будет что-то страшное.
  − Кажется, мясо готово, − сказал Товыч, поближе приглядываясь к румяному блюду. Пропёкшиеся куски мяса были аппетитны и румяны в отсветах потухающего костра, заставляли пускать слюну. После того, как денш истощил все силы, Вэну казалось, что он сам сможет съесть этот огромный шашлык. Товыч бережно снял вертел, взяв его с двух сторон. Опустил в стороне от костра на заранее приготовленные ножки.
  − Надо, чтобы мяско остыло, − пояснил Товыч Вэну, рвущемуся наброситься на общий ужин.
  Раздался визг и довольный смех Лауринты, затем они вдвоём возникли из темноты.
  − Вода хорошая! Мы так славно искупались! − произнёс Голди. − Еда готова?
  − Готова, − ответила Тайра и захихикала. − Много детей наделали?
  − Нам хватит. Да, Голди? − Лауринта присела возле костра.
  − Да что вы с детьми, устал я, − Голди глядел на еду. − Есть хочу. Товыч, разбирай мясо!
  Голди держал вертел, а Товыч снимал куски и раздавал всем. Вэн ухватил свою долю и жадно откусил горячий, суховатый кусок мяса. Но сейчас он показался ему самым вкусным шашлыком на свете. Начал отрывать куски и, плохо прожевывая, глотать.
  "Глупо ведут себя", − пока все молча ели, Вэн размышлял.
  Он не раз видел эксперименты с гипнозом. Часто из них делали шоу, всякие смешные ситуации. Дают задание человеку, например, отравить знакомого. Дают в руки напиток, внушают, что питьё отравлено. Люди, в душах которых уже погибли моральные ценности, делают дело чётко и без проколов. Просто, под каким-нибудь предлогом, подсовывают человеку жидкость, чтобы выпил. Нормальные же люди повинуются гипнозу, но в ответственный момент срывают задание. Могут сами разлить питьё, или выбить из рук жертвы. Срабатывает моральный барьер, запрещающий убийство себе подобного.
  Товыч с Голди нормальные люди. Не отморозки и не какие-нибудь алчные, преступающие мораль за золото. Но они показывают астардам, как пользоваться оружием. И делают его для них. Эти твари воздействуют на людей.
  Когда поели, все пошли мыться к реке. Пара спутников освещали Шарк ночью неплохо, словно два красных глаза висят на небосклоне. Один почти в два раза больше второго.
  − В реке опасности нет? − спросил Вэн, осторожно подойдя к воде и ополаскивая жирные пальцы.
  − Тут нет, но астарды говорят, есть в море. Хозяева воды. Что-то большое и страшное, наверно.
  Все, кроме Вэна, забежали в воду, начали нырять. Он сбросил одежду, осторожно вошёл в реку. Пластырь не пропускал воду в раны. Она тёплая и такая приятная. Окунулся, нырять не стал. Было не по себе. В голову лезли хозяева воды. Тёмная вода и ночь нагоняли страхи. Он боялся, что сейчас кто-то подплывёт и хватанёт за ногу.
  − Ой! До меня что-то дотронулось! − воскликнул Вэн, ощутив прикосновение к ноге чего-то гладкого и скользкого. Нога инстинктивно дёрнулась, тело подалось назад. В сознание мигом забрались видения из чёрных жутких кошмаров.
  − Да это водоросли плавучие! − захихикала Тайра, а за ней и остальные. − Они размером с хороший арбуз.
  − Сразу предупреждать надо! Так можно и заикой стать!
  Вэн разозлился. Быстро обмылся и вышел на берег. Оделся и сел на тёплый песок. Он смотрел на купающихся людей, они смеялись и шутили. Голди схватил Лауринту и подкинул, она визжала, пока не погрузилась с головой в воду.
  Тайра и Товыч вышли из воды. Лауринта с Голди остались, решили понырять ещё.
  Втроём вернулись к шалашу. От реки доносились визги довольной Лауринты. Костёр почти потух. День на Шарке длинный, люди устали. Забрались в шалаш и завалились на постель из мягких веток. Вэн ворочался, долго не мог заснуть. Недалеко от него мирно храпела обнаженная Тайра... И вдалеке зловеще похохатывало какое-то ночное животное.
  
  
   * * *
  
  Когда Вэн проснулся, рассвет уже наступал на лес. Было немного зябко - в шалаш забрался сырой воздух, насыщенный утренними терпкими ароматами. Все четверо пленников спали в безмятежных позах. Вэн тихо, чтобы никого не разбудить, выбрался из шалаша. Туман окутал всё вокруг. Даже в одежде тело продрогло.
  Метрах в пятнадцати лежали на траве два астарда. Они не обратили на него внимания, по крайней мере, сделали вид. Вэн никак не мог привыкнуть. То стоят, то лежат. То на двух лапах ходят, то на четырёх, а бегают на шести. А как сказать? На шести руках-ногах? На всех шести лапах. Разносторонние существа. Стоял и наблюдал за ними. Валяются, отдыхают. Такие мирные... Сторожат пленников.
  Минут через пять из жилища выбрался Товыч. Потянулся, затем поёжился.
  − Эх, сейчас бы закурить, − мечтательно выдал он.
  − Ну, сбегай на базу, там угостят, − съехидничал Вэн.
  − Спасибо, я лучше без сигарет как-нибудь. А ты не поддергивай, небось, не куришь?
  − Не курю. А почему вы не сделали себе отдельные жилища?
  − Вместе теплей, да и кого нам стесняться. Добро пожаловать в первобытно-общинный строй, − улыбнулся бородатый солдат вымученной улыбкой.
  − Слушай, Товыч, а они много спят? − Вэн пытался узнать как можно больше из быта аборигенов, чтобы знать, что делать.
  − Не знаю, думаю, что немного, отдыхают в основном на деревьях.
  − Я хочу поговорить с ними.
  Товыч недоуменно поглядел на Вэна. Затем махнул астардам рукой. Один поднялся с травы, как-то неожиданно быстро двинулся вперёд на всех шести лапах. И вот он уже стоит спокойно, внимательно смотрит на людей странными глазами.
  Товыч сказал ему что-то. Выслушав, астард коротко проворчал. Затем быстро исчез за деревьями.
  Язык астардов немного потешный. Напоминал чем-то язык и манеру общения японцев-мужчин из фильмов о древности. Грубые обрывочные фразы, а в ответ женщины сюсюкали на том же языке.
  − Он поговорит о тебе, а пока пошли дров заготовим на вечер, − сказал Товыч.
  − Мы что, есть будем только вечером? − Вэну не понравилась идея питаться раз в тридцать восемь часов.
  − Мясо да, а днём насобираем плодов.
  Они углубились в лес, на ходу собирая дрова. Нашли подходящее сухое дерево. Товыч забрался на него. Ломал ветки и бросал вниз, а Вэн собирал. Когда набрали достаточно, связали их толстыми веревками, сплетенными из тонких лиан. Взвалили на плечи и притащили к шалашу. Появилось солнце, которое медленно съедало туман.
  Тайра ждала возле шалаша. Возле неё стоял астард. Он внимательно рассматривал Вэна.
  − Астард спрашивает, о чем ты хотел поговорить, − сказала Тайра.
  − Мы прибыли сюда с мирной миссией, − начал Вэн. − Мы не хотим убивать астардов. Просто хотели изучать планету и живущие здесь существа. Мы вам не враги.
  Тайра перевела, астард ответил.
  − Вы не хотите убивать астардов, но делаете это. Как это понять? − Тайра переводила.
  − Так просто получилось. Отпустите меня на базу, и мы улетим. Мы вам ничего плохого не желаем. Нырой вы ничего не добьётесь. Вы видели, что у нас есть грозное оружие. Надо решить этот вопрос мирно.
  После перевода Тайра вновь заговорила.
  − Мы не боимся вашего оружия. Для астарда умереть в схватке с врагом − честь, − выговорила Тайра, а затем добавила. − Может, я не очень правильно перевожу, у них язык не такой богатый, как у нас, да и знаю его не совсем.
  − Нормально говоришь, понятно. Переводи дальше, − сказал Вэн и продолжил: − Я знаю, что вы смелая раса. И вы здесь хозяева. Я взываю к вашему благоразумию. Отпустите меня. Я решу вопрос мирным путем. Мы улетим и всё. Никому не надо будет умирать. Если же вы будете воевать, прилетит много людей, они принесут более грозное оружие. Вас могут истребить совсем. Ружья, из которых вы учитесь стрелять, очень слабые. У людей есть оружие намного страшней. Если не верите мне, спросите у Голди или Товыча.
  После перевода Тайры астард задумался. Затем развернулся и ушёл в лес. На ногах он шёл вразвалочку, не спеша. Такую походку, даже можно назвать смешной, если только хищник может быть забавным.
  − Что он сказал? − спросил Вэн у Тайры.
  − Ничего. Просто ушёл, − Тайра развела руками. − Пошли в лес, плодов насобираем.
  − У меня нога разболелась, − Вэн разбирала злость, он развернулся и забрался в шалаш. После похода за дровами проснулась боль.
  Все ушли по делам, хотелось есть. Вспомнился вчерашний ужин. Попытался заснуть, но сон не хотел приходить. Перед глазами вчерашнее горячее мясо, испускающее притягательный аромат. Какие-то насекомые залетели в жилище и раздражительно жужжали.
  Вэн выбрался наружу, пошёл к реке. В тени было прохладно, а на открытом пространстве дневное светило уже разжигало почву. Стал спускаться с обрыва. Песок отдавал в стопы тепло. Разделся, оглядел разрезанные штаны.
  "Я за сутки уже немного одичал", − начали посещать грустные мысли.
  Присел на нагретый песок, осторожно вскрыл пластыри. Раны затягивались, но их надо бы промыть. Вэн колебался. Было желание окунуться без пластырей. Но... Планета чужая, рисковать не надо лишний раз. Микробы − они маленькие, их не видно, а могут свалить человека за несколько часов. Прилепил пластыри назад, бросился в воду. Долго купался. При ярком свете хозяева воды не были страшны. Увидел водоросли, которые вчера его напугали. Такие шарообразные, коричневые.
  Он плыл на середине реки, когда увидел в воде большую спину какого-то крупного существа. Огромная, тёмная, блестящая спина. Это существо плыло быстро, вниз по течению. Вэна пробрал страх. У него в сознании молнией пронеслись картины, как может выглядеть то, что скрыто под водой. Крокодильи пасти, зубы акулы, а может как водородный шафир с планеты Сотро.
  До берега далеко, испуганный Вэн грёб как никогда. Брызги разлетались высоко в разные стороны, как от водомёта.
  Раненая нога гребла не хуже здоровой. От страха он не замечал боли. Всё внимание сосредоточено на ногах, казалось, вот-вот их откусит подводный монстр. Может, они уже в его пасти, осталось только сжать зубы... Когда под рукой оказалось дно, перешёл на бег. Вылетел из воды, как креветка из кипятка. Учащенно дыша, пробежал метров пять по берегу.
  И тут услышал смех. Оглянулся, чудовища не было. Поднял голову. На обрыве стояли Голди с Лауринтой и три астарда. Люди смеялись, держась за животы. Астарды ворчали, жестикулируя, тоже, наверное, хохотали.
  − Чего смеётесь, вас бы туда!
  − Вот это цирк! Ты бы видел себя со стороны! − выдавил из себя Голди, продолжая смеяться.
  − Там это... Чудовище, − Вэн махнул в сторону реки.
  − А ты прикольный! − Лауринта говорила и в паузах хихикала. − Это ташады. Они и вчера здесь плавали. Водорослями питаются, на них кататься можно.
  − А я думал, что это хозяева воды!
  − Иди сюда, астарды зовут, − Голди махнул рукой.
  Не прошло целого дня, как Вэн был в плену, а он уже относился к астардам, как к чему-то обычному.
  "Прав был Товыч, когда говорил, что пройдет неделя и человек будет им подчиняться", − подумал Вэн.
  Одевшись, он поднялся на обрыв. Подошёл к людям, сторонясь аборигенов. Один из астардов заговорил, или вернее заворчал.
  − Слушай, я буду переводить, − произнёс Голди и продолжил. − Мы хотели напасть. Но если вы улетите, не будем этого делать. Мы отпустим тебя. Когда вернёшься к своим, вы должны отпустить всех астардов, которых держите в плену. После этого они приведут нас. Затем, все люди должны покинуть Уртай.
  − Голди, так что, я могу уходить? − Вэн не верил собственным ушам.
  − Влезай на этого астарда, тебя отвезут. Вэн, вытащи нас, я тебя умоляю! Я курить хочу! − Голди стоял заросший, в одной набедренной повязке.
  Хищник опустился на все шесть конечностей.
  − Я сделаю всё, что можно. − Вэн подошёл к указанному астарду и посмотрел на него с опаской.
  − Влезай, не бойся! − Лауринта захихикала − Вэн надолго всем поднял настроение.
  Тут из леса выбежала Тайра, а за ней следом Товыч. Товыч бежал просто, а Тайра великолепно. Она красиво переставляла соблазнительные ноги, а её голая, упругая грудь покачивалась в такт движениям.
  Они приблизились.
  − Вэн, мы на тебя надеемся! Мы будем ждать, − произнесла запыхавшаяся Тайра. - Если ты нас вытащишь, я тебя расцелую!
  − Вот ты удивишь всех, приехав на астарде! − заговорил Товыч.
  Осторожно взобрался Вэн на спину аборигена. На его локтях и голове острые шипы. Почему-то сразу представлялось, как они рвут тело. Мягкое, человеческое.
  − За эти рогатые шипы можно держаться? − спохватился он.
  − Держись. Хочешь за шею, только не наколись на рога, − сострила Лауринта, улыбаясь.
  Вэн сидел, обхватив туловище астарда ногами, как на лошади. Взялся руками за шипы на голове. Астард не двигался.
  − Что, мне стукнуть пятками по бокам, и сказать: поехали?
  − Лауринта что-то сказала хищнику, и тот засеменил вдоль леса. Ещё один двигался рядом. Затем, к ним присоединился третий. Они перешли на бег.
  Астарды неслись по открытой местности, вдоль края леса. На среднем восседал Вэн. Он поражался их выносливости. До сих пор эталоном выносливости для Вэна были лошади. Но они бы стыдливо убежали, увидев, что могут астарды. Хищники ступали по почве всеми лапами. Вэна слегка, мягко качало. Не давали расслабляться шипы, мелькавшие с огромной скоростью. Приходилось сидеть в напряжении, чтобы случайно не наколоться.
  "Вот тебе и приключения, − думал Вэн. − Кто из людей катался на астардах верхом? Радует, что вырвался из плена. Тайра, Товыч и Голди. Жалко их. Лауринта рада, сексуальная игрушка. Надо сейчас сразу к полковнику".
  Хищники неслись вдоль леса, мимо проплывали величественные деревья. Захватывало дух от скорости и осознания того, что он, Вэн не сидит сейчас на Горане, а здесь. О нём создадут фильм, который будут смотреть на всех планетах. Только... Надо добраться домой. У его отца есть друг - писатель. И он, Вэн будет на экране ехать верхом на хищнике и спасать Тэю. Это он договорился с ними о мире, спас пленников. И сам в плену побывал.
  До базы оказалось не так уж много, километров пятьдесят. И все эти километры астарды без отдыха прошли в быстром темпе. Тем более, на спине один нёс человека. Выносливые... гады.
  База приближалась. Она изменилась: слегка вибрировала. По периметру выросло малозаметное малиновое марево - это установили силовое поле "Мираж". Оно пропускало всё, кроме живой плоти. Маленький островок цивилизации на чужой планете, и он боялся диких, но опасных аборигенов.
  Астарды остановились. Вэн спрыгнул на траву, наколовшись голой стопой на сухую ветку. Трое хищников молча скрылись между деревьев.
  Вэн пошёл вперёд. Босиком, с разрезанной штаниной. База вырастала в размерах, на вершине здания чётко прорисовывались две стационарных лучевых турели - кармины. Их так назвали из-за того, что лучи их карминного, ярко-красного цвета.
  Турели направили стволы в его сторону. Вэн остановился в нерешительности. Стало не по себе. Стволы на вид совсем не грозные, но он видел их в деле. Он знал, что сейчас идёт идентификация его личности. У каждого человека за правым ухом вживлён облик, идентифицирующий личность. На базе уже знают о нём. Кармины опустили стволы, потеряли к нему интерес, можно вздохнуть спокойно. Тарантул, находящийся недалеко от входа, вообще не обращал на него внимания.
  Из базы начали выбегать люди. "Мираж" растаял, как будто его и не было. К нему приближалось несколько солдат.
  − Да, вы тут совсем запуганные, − Вэна это развеселило, он недавно слез с астарда.
  − Вэн! А мы тебя уже помянули вчера. А ты живой! − Один из солдат подбежал к нему. − Ты ранен? Пошли, я отведу в медотсек!
  Они пришли в покои медиков, Вэну стали сразу обрабатывать раны. Он пытался рассказать, где был. Но его перебивали, медсестра всё время твердила, что надо успокоиться, расслабиться.
  Прибежала Тэя, кинулась Вэну на шею. Тоже лежала в медотсеке. После недавних событий у неё был нервный срыв. Врач её культурно выдворил.
  − Мне надо поговорить с полковником, − упорно повторял Вэн врачу не в первый раз. Врач был спокоен, как слон.
  − Сейчас, укольчик сделаем и позовем, − он загнал Вэну из инъектора лекарство.
  Оно не лечило, это лекарство... Придавило к постели и заставило закрыть глаза...
  
   Глава седьмая
  
   Миклухо-Маклай
  
  Вэн открыл глаза. Вокруг светлые стены комнаты медотсека.
  Всё в порядке, он на базе...
  Какое блаженство, вот так лежать и отдыхать, тем более когда во всём теле царствует слабость. Но какая-то мысль зудела, беспокоила.
  Пленные! Тайра, Товыч и те двое озабоченные! Ведь он ничего так и не сказал про них: где находятся, что делают. Надо их спасать, пока не поздно!
  
  Вэн хотел узнать, который час, но браслета на руке не было. Он спешно оделся и пошёл в свою комнату. Взял в руки интер, включил. Глянул на нём время. Четыре тридцать пять − глубокая ночь.
  Но всё равно через минуту он уже нажимал кнопку на домофоне у двери полковника. Затем забарабанил в неё кулаком. Грохот разносился гулким эхом.
  Экран домофона засветился, явив пред глазами заспанное лицо Доро.
  − Ты сдурел? Будишь среди ночи! Что случилось?
  − Полковник! Надо спасать наших! Я договорился с астардами!
  − Ты что мелешь? С кем ты договорился? У тебя с головой не в порядке. Я позову врача.
  − Дайте я расскажу! Я был у них в плену. Там четверо наших, что пропали.
  − Ну, просвети, где ты шлялся всё это время.
  Экран домофона потух. Через минуту дверь исчезла в стене, и в проёме показался уже одевшийся Доро.
  − Они не колесуны, они астарды. Там четверо наших, размножаются и бухают бомуто, − Вэн говорил спешно, будто боялся, что ему не дадут досказать.
  − Кто размножается, кто бухает? Ты точно умом тронулся. Где ты был?
  − В плену, − Вэн похлопал себя по лбу. − Надо спасать наших и вообще: пора сворачивать миссию, я с астардами договорился.
  − Что... сворачивать? Ты что, экспедицией руководишь? − Доро начал злиться. − Пойдём в кабинет. Сейчас разберёмся.
  Когда пришли, полковник активировал интер. Голограмма его секретаря − обворожительная блондинка, с почти огромной грудью.
  "Да, озабоченный старикан", − подумал Вэн, усаживаясь в кресло.
  Доро по связи вызвал Байза. Тот чертыхнулся, сказал что одевается. Полковник закурил и ждал. Через пару минут вошёл сонный капитан.
  Вэн к этому времени успокоился, поняв, что беспорядочной речью всех только запутает.
  − Рассказывай, − Доро развалился в кресле, будто на вечеринке.
  − На берегу реки, километров пятьдесят отсюда, живут в шалаше четверо пропавших людей. Они находятся в плену у астардов. Я тоже попал в плен.
  − Не понял, − Байз сел в кресло напротив Вэна. - Что за астарды?
  − Ты можешь приблизительно указать по карте, где держат пленников? - нетерпеливо перебил его Доро.
  − Думаю, да. Река в этом месте делает крутой поворот. Да и так я дорогу почти запомнил.
  − Как там пленные? − спросил капитан.
  − Там вообще-то, странное происходит. Если с хищниками долго общаться, мы для них, как кролик для удава. Воздействуют на людей, и они делают то, что хотят аборигены.
  Наши пленники учат их общаться с оружием и размножаются.
  − В каком смысле размножаются? − Доро закурил ещё одну сигарету.
  − Да что за астарды? - Байз ёрзал в кресле.
  − Колесуны, они себя так называют. Они хотят, чтобы люди размножались, ну те и стараются, особенно Лауринта с Голди. Он научил хищников стрелять из магиса. Гранатами пользоваться тоже, наверное, я не видел. А Товыч им мастерит луки.
  − Как ты вырвался из плена? Убежал? − лицо капитана выражало насмешку. Он не верил в рассказ учёного.
  − Нет, приехал на астарде! − Вэн запнулся, представив, что о нем подумают эти два прожжённых вояки. − Я с ними договорился о мире! Они отпустят людей после того, как мы выпустим астардов.
  − Мнемозина, кинь-ка нам карту близ лежащей местности, в радиусе семидесяти километров. − Обратился Доро к электронной сексуальной секретарше.
  Над столом возникла голограммная карта местности. Вэн секунду её разглядывал.
  − Этот квадрат, номер тридцать два.
  − Мнемозина, покажи квадрат номер тридцать два, − распорядился полковник.
  − Вот здесь! − Вэн ткнул пальцем в поворот реки. − Вот обрыв, а на окраине леса шалаш.
  − Ладно, иди... отдыхай, − сказал полковник. Мы разберёмся. - И вообще! Тебя следует наказать за самовольный уход от группы! Я ещё подумаю, может тебя вообще стоит отстранить от работы!
  − Это на ваше усмотрение, а людей нужно вытащить, для этого просто отпустить колесунов. Если захотите, потом ещё наловите!
  − Никто колесунов отпускать не будет. А людей мы утром вытащим. − Доро затолкал сигарету в пепельницу и закурил новую.
  − Полковник, вы не понимаете! Это чужая планета и чужая раса! Мы исследователи, а не армия захватчиков! − Вэн был взбешён.
  − Вэн, ты набитый дурик! Исследуем для кого? − Доро нервно затянулся. − Для себя! Неужели ты думаешь, что столько антиматерии потрачено на то, чтобы удовлетворить людское любопытство?
  − У нас же исследовательская миссия! − Вэн почувствовал свою беспомощность.
  − Эта планета... она наша! Понял? - сказал зло Доро. −
  − Знаете, что я вам скажу? Это не астарды хищники, а вы! - Вэн встал, и грубо толкнув рукой дверь, вышел из кабинета. Затем добавил уже в коридоре: − Когда Голор встаёт, все в шалаше. Потом людей надо будет собирать по лесу.
  Он не пошёл в медотсек − забыл про него. Ноги привели в свою комнату. Выпил три капсулы снотворного. Сверху догрузил полбутылки коньяка. Не желал спиртного, просто хотелось что-нибудь сделать. Завалился в одежде на кровать.
  "Тайра, Голди, Товыч, Лауринта. Как-то небезразлична их судьба. Что с ними будет? Конечно, попробуют вытащить. Завтра будет ясно. Похоже, мы здесь застряли надолго".
  Поглощённый мыслями он и не заметил, как отяжелевшие веки опустились.
  
  
   * * *
  
  
  Кто-то тормошит за руку, толкает. Издалека приплывают слова. Непонятные слова. Вот они всё ближе, проникают в сознание.
  − Вэн, Вэн, вставай! Чего ты такого надрался?
  Глаза нехотя раскрылись, и он увидел солдата в полной боевой броне. Тот смотрел осуждающе. В руках бойпарт.
  − Что случилось? − спросил спросонья Вэн. − Ты как сюда попал?
  − Тебе какая разница? Тебя хочет видеть капитан. Пошли.
  Они вышли из здания. Около десятка солдат крутилось у 'Осы'. Там же был и Байз. В первый раз видел Вэн капитана таким. Доспехи элитаровские. Они на вид массивней, но весят очень мало. В руках тяжёлый скорострельный плазменный пулемет - пульсар, висящий на плече, на ремне. Плазменный пульсар - оружие ближнего боя. У него длинный ствол, чтобы от выстрелов не пострадал стрелок. Плазма не летит далеко, она теряет свойства с расстоянием. Температура вылетающего заряда - до двадцати тысяч градусов. Чуть ниже правого плеча закреплен сканер. Бывший элитаровец... Широкое лицо, крепкие скулы. Уверенный, непроницаемый взгляд.
  − Кеп, где ты пульсар взял?
  − Пока ты дрыхнул, заказали челнок, много чего интересного подвезли, − самодовольно улыбнулся Байз. - Я этой игрушкой могу толпу колесунов остановить в ближнем бою.
  − Чего звал-то?
  − Там колесунов много? − спросил командир.
  −По-разному, двое-трое почти всегда рядом дежурят. Но бывает и много, − Вэн подумал секунду. − Знаешь, кэп, давай я с вами полечу, покажу точно место.
  − Нет, место мы знаем. Площадка туда не пройдет, а в 'Осе' мало места, там ещё заберём четыре человека.
  − Смотрите, как бы засады не было.
  − Мы упакованы по самые уши, на 'Осу' поставили кармин.
  − Кеп, ну я очень хочу туда, − Вэн смотрел умоляюще.
  Байз скривил уголок рта, хмыкнул.
  − Ты такой же обезбашенный, как и я. Ладно, полетишь...
  Если бы он знал, какие мысли роятся в голове Вэна, никогда не взял бы его.
  − Мне надо одну вещицу прихватить, я на секунду! - Вэн сказал это уже на ходу. Спешил в свою комнату, взять интер. Он решил остаться в лесу, с колесунами. Иначе, какой он исследователь? Обыкновенный трус, изучающий исподтишка иную психологию на чужой планете.
  Может, виной такого поведения было воспитание - богатые родители лелеяли своё чадо. И потом больно, очень больно оказалось познавать этот жестокий мир. Ведь с детства это дитя грезило совершить какой-нибудь подвиг. Нет, не загородить собой лазерную турель или лечь на гранату. Вэна всегда восхищали поступки людей, рискнувших жизнью ради человечества. Сейчас людей накрыл цинизм...
  А вот раньше, в древности... Первооткрыватели шли смело в джунгли, жили среди дикарей-каннибалов. Рисковали быть съеденными, но ради науки всё равно делали первый шаг в неизведанный мир.
  Вэн прибежал к 'Осе'. Байз дал команду грузиться, и солдаты расселись по местам, пристроив у ног оружие. На коленях примостили шлемы. Все в хорошем настроении: знали, что вылазка будет лёгкой. После побоища в зверинце Вэн не общался с вояками. Да и в звездолёте круг его знакомых ограничивался в основном коллегами и остальными гражданскими. Поэтому никого из сидящих солдат по имени он не знал, хотя их лица не раз попадались на глаза. Среди вояк он узнал только сержанта Вимпро, хотя, это, скорее всего фамилия, несмотря на повальное увлечение горанцев давать детям странные имена.
  Двигатели негромко загудели и транспорт, взмыв, набрал скорость. Минуя стволы деревьев-великанов, 'Оса' летела по маршруту, несмотря на плотный туман.
  − Вэн, ну расскажи, как там это... − Байз нарочито сделал паузу и, улыбнувшись, продолжил: − эти... наши размножаются. А колесуны что? смотрят это шоу?
  Солдаты дружно засмеялись.
  − Чего ржёте, − спокойно сказал Вэн. - Завидуйте и плачьте.
  − Да уж... мы тут скоро завоем, − сказал один из солдат со шрамом на подбородке. - Уууу! Кто набирал экспедицию? Не могли женщин нагнать больше чем мужчин? Сволочи.
  − Крепись, солдат: злее будешь, − широко улыбнувшись, иронично протянул Байз.
  − Ага, кэп, тебе легко говорить, − у тебя Леда... − в голосе подчинённого чувствовалась зависть.
  − Да! медсестричка от меня без ума!
  − Блаженное у тебя сейчас лицо! - сказал тот же солдат. - Хотел бы и я, чтобы меня так любили!
  Дальше летели молча. Кто в боковых проёмах разглядывал появляющиеся из тумана корявые ветки, на которых сейчас полупрозрачной листвы видно не было, кто тупо уставился в пол.
  Вэну не давали покоя доспехи Байза. Они больше солдатских, с какими-то наростами на плечах и руках.
  − Кеп, что у тебя за доспехи? - спросил он. Ему не верилось, что это те, которые носит звёздный спецназ − элитар.
  − А ты думаешь, это муляж, что ли? - Байз самодовольно улыбнулся. - Должен же кто-то за такими лушпайками как вы, приглядывать. Сопли вам подтирать, подгузники менять.
  Никто не сказал ни слова. Все солдаты понимали: да, по сравнению с капитаном, они слабаки.
  − Подлетаем, − сказал пилот. Тридцать второй квадрат, указанная точка.
  − Тут? - спросил Байз, улыбаясь.
  Вэн внимательно посмотрел в широкий проём.
  Туман... Больше ничего не видать.
  − Издеваешься? - укоризненно спросил он.
  − Ага, − Байз повернулся к пилоту. - Зелай, просканируй местность.
  − Крупных существ нет, только мелочь, − доложил пилот, не отрываясь от экрана.
  − Нет? - Байз подскочил, вгляделся в экран.
  − Не может быть, − тихо сказал Вэн.
  Всё... Люди презрели договор − не выпустили пленных колесунов. Мира не будет.
  − Садись, − распорядился капитан, затем повернулся к солдатам: − Пристегнуть 'Морфеи'!
  Солдаты присоединили к оружию усыпляющие гранаты.
  Когда 'Оса' коснулась опорами почвы, все заёрзали на сиденьях, ожидая команды.
  − Выходим, осторожно, − скомандовал Байз.
  Первыми спрыгнули на траву два снайпера с интеллектуальными винтовками, за ними, через несколько секунд высыпали остальные солдаты. Они растянулись в цепь по бокам 'Осы'. Капитан с Вэном вышли, как туристы на прогулке. Шалаш на месте, только вокруг никого.
  − На сканерах чисто! - доложил ближайший из солдат.
  − Вокруг шалаша не трогаем, остальное обрабатываем, − Байз был спокоен. - Отстрел!
  Усыпляющие гранаты сорвались с оружия и полетели в лес.
  Вэн пошёл к шалашу, хотя знал, что там никого нет. Забрали колесуны пленников, забрали. Нет, себя он не винил - сделал всё, что мог. Но где теперь их искать? Может, эти четверо несчастных так и останутся на Шарке. А всё полковник... Пожалел выпустить трёх колесунов.
  Вэн заглянул в шалаш, сзади уже поспевал Байз.
  − Пусто? - капитан спросил просто так - сканеры не врут.
  − Пу...пусто? - передразнил его Вэн. - Я вас предупреждал.
  − Да не плачь, найдём их, − Байз развернулся и пошёл к 'Осе'. - Возвращаемся на базу.
  Но Вэн уже не слушал его. Он решился. Пойдёт к колесунам. Будет жить среди них, изучать мир Шарка. Интер в кармане, заряжается от солнца, так что наработанную информацию есть куда записывать. А его всё равно найдут: за этой экспедицией прибудет следующая, затем грядёт колонизация планеты. Не пропустят корпорации такой лакомый кусочек. А может, удастся вытащить из плена людей! Тогда он точно будет героем. Даже когда умрёт, память о нём будет жить в людских сердцах ещё долго. Ради этого стоит рискнуть.
  И он шагнул под кроны деревьев, и пошёл...
  − Вэн! - громко сказал Байз. - Ты куда? Вернись!
  − Ага! Сейчас, подожди немного, − выкрикнул Вэн и побежал.
  − Ловите этого клоуна! - заорал капитан.
  Но погони не будет - солдаты в доспехах. Они не бегуны в полной амуниции.
  Вэн вчера был в этом лесу: собирал ветки. Не встретил никаких опасных животных. Но может, потому, что тогда тут было много колесунов?
  Полупрозрачные листья хлестали по лицу. Бежалось легко - воздух хоть и влажный, но прохладный. Запыхавшись, Вэн перешёл на шаг.
  Колесуны его не тронут. Ведь он был среди них. Ни один не проявил враждебности. Просто не надо бояться.
  И тут шею сдавило так, что показалось, кадык - целая вселенная тупой, противной боли. Слева появилась тёмная туша. Колесун сжимал пальцы средней лапы на человеческой шее. Мутные глаза смотрели в человеческие. А они, от боли, медленно вылезали из орбит. Ни крикнуть, ни вздохнуть. Только пальцы судорожно обхватывают лапу хищника.
  Хватка ослабла, когда уже казалось, что лёгкие выскочат наружу сами, чтобы хватануть воздуха. Мозг же только паниковал: никаких мыслей - только страх.
  Колесун опустился на пять лап и побежал, не отпуская Вэна. Пытаясь сопротивляться, тот упал на колени. Пришлось ухватиться за лапу колесуна, чтобы ослабить боль в шее. Неудержимая сила всё равно тащила вперёд. И этой мощи сопротивляться просто невозможно. Вэн сделал усилие, подтянувшись на руках, побежал, чтобы сохранить целыми ноги. А колесун не обращал на него внимания, не сбавлял скорости.
  'Оса' летела низко, почти цепляя днищем средние деревья.
  − Мне полковник точно сегодня голову снимет! - громко говорил Байз пилоту. - Ищи его!
  − Не надо было его брать! - повернувшись, ответил тот.
  − У тебя ещё не спросил! - Байз разозлился. - Не найдёшь - пеняй на себя!
  Транспорт всё поглощал километр за километром. Пилот внимательно вглядывался в электронную карту, но безрезультатно. Наконец он повернулся, покачав головой.
  Байз придвинулся ближе к пилотской кабине, долго разглядывал карту.
  − Этот чудик должен идти туда, − он указал пальцем на восточную сторону.− Сначала поищи тут, а потом здесь.
  Ещё пять минут поисков... Сколько взглядов, прикованных к электронной карте. За это время высветилось пару колесунов, множество мелких животных. И тут Байз вскрикнул:
  − Есть! Его тащит колесун! Зависни дальше, чтобы я его встретил!
  − Вернее, волочит, − сказал пилот.
  Байз отдал одному из солдат свой громоздкий пульсар, а вместо него взял бойпарт.
  − Сейчас он у меня получит! - зло сказал он. Подошёл к открытому борту, вытащил из потолочной ниши конец тонкого троса с карабином на конце и пристегнул к броне на груди.
  − Смотри, не побей меня об ветки! Спуск! - с этими словами он шагнул в пустоту.
  Приземление было мягким. Ещё бы пилот его хоть немного уронил! На базе все боятся кэпа. Он отстегнул карабин с тросом, активировал бойпарт, включил сканер, закреплённый на предплечье. Броня - это хорошо, но если сзади нападёт колесун, то сомнёт, сломает кости.
  На экране только двойная цель впереди, но эта неправильная точка уползала в сторону экрана.
  − Эй! Он уходит! - громко сказал капитан. Обкладывайте его 'Морфеями': гоните на меня.
  − Или пусть поспит, − ответил по связи пилот.
  Байз шёл на цель. Там раздавались хлопки. Если солдаты всё сделают правильно: колесун будет виден на прицеле бойпарта.
  − Кэп, он бросил Вэна! Тот лежит!
  − Вижу, − тихо сказал Байз - точка на сканере двигалась на него. - Помолчи, а то спугнёшь.
  Капитан пошёл вправо, посматривая на экран. Включил камеру на плече - пусть все на базе посмотрят, как элитаровец расправляется с аборигеном.
  Бегущий колесун показался из-за ствола дерева-гиганта, сразу заметил человека. Ринулся вправо, затем кувыркнулся через голову. И эта вертящаяся туша продолжала кувыркаться на шести лапах. Байз открыл огонь, пытаясь всадить во врага как можно больше пуль, когда он показывался между деревьев.
  Видно, пули попали в несколько лап. Аборигена понесло в сторону. Не сбавляя скорости, он шарахнулся в дерево.
  − Зелай, забирай меня! - крикнул Байз.
  − Кэп, секундочку! Вэна подбираем!
  На сканере чисто. Вокруг необычный, будто из страшной сказки лес. Всему виной корявые ветки. А листья... они просто удивляют своей прозрачностью.
  Послышался гул двигателей 'Осы'.
  − Кэп, лови канат! - раздался в лиссе голос пилота.
  Ухватив карабин, Байз пристегнулся.
  − Поднимай!
  Транспортная лебёдка быстро подняла капитана. На полу лежал Вэн, раскинув руки.
  − Что с ним? - спросил капитан.
  − Спит, − ответил сержант. − Когда поднимали его на борт, что-то ещё бормотал.
  − Ну, порядок! - капитан ухмыльнулся. - Колесуна прибили, Вэна усыпили.
  − Он у нас этот, как его... Миклухо-Маклай, − улыбаясь, сказал пилот.
  'Оса' тем временем уже летела к базе. Но казалось, она просто зависла в тумане.
  
   Глава восьмая
  
   Бирсиры
  
  − Кто это ещё такой? - спросил Байз.
  − В древности был один учёный, − сказал через плечо Зелай. - Ради науки пошёл в джунгли и жил среди людоедов. А ещё какого-то Кука дикие аборигены таки съели...
  − Зелай, а ты у нас умный, − улыбаясь, сказал капитан и добавил, кивнув на лежащего Вэна: - Мы теперь своего Миклуху на съедение колесунам не отдадим.
  Солдаты заулыбались.
  − Что это? - вскрикнул пилот.
  − Где? - повернувшись, быстро спросил капитан.
  − Что-то пронеслось перед нами... Большое! − Зелай выглядел испуганным. - Но на экранах пусто!
  − Не может быть! - воскликнул Байз. − Что ты увидел? Птица?
  − Я не понял!
  − База уже почти рядом, − решительное лицо капитана выглядело задумчивым.− Поднимись над туманом.
  'Оса' быстро пошла вверх. Людей прижало к полу.
  − Медленней! - нервно крикнул Байз.
  Транспорт словно вынырнул из белого моря. А перед ним...
  Необычный летающий аппарат завис в десяти метрах. Ромбовидный, раза в три больше 'Осы'. Чёрный, он утолщался к середине.
  − Люди такие воздушные транспорты не строят, − изумлённо прошептал Зелай.
  − Вот засада! - Байз подскочил и стукнулся головой о переборку. Посмотрел на притихших солдат, на их лицах читалась тревога.
  Затем он включил общую связь.
  − База! Корабль! Меня все слышат? Говорит капитан Байз! У нас контакт с иной цивилизацией! Неопознанный объект!
  − Дежурный базы принял! Корабль принял! − раздались в эфире голоса.
  − Эээ... Вы его видите?
  − Нет! Нет! - наперебой ответили дежурные
  − Давайте сюда истребители! На подстраховку! Все восемь!
  Транспорт чужаков медленно двинулся к 'Осе'.
  − Отползай! - нервно сказал Байз. Затем повернулся к лежащему Вэну, слегка пнул по боку. - Ксенолог подъём! Прибыли твои друзья!
  Но Вэн, вдохнувший изрядную дозу 'Морфея' даже не шелохнулся.
  Чёрный транспорт чужаков всё двигался на 'Осу', но она отступала, сохраняя дистанцию. На ромбовидном летуне, на крыльях, виднелась череда округлых выступов.
  − По-моему, у этой штуки есть оружие, − тихо сказал пилот.
  − Вижу, − процедил Байз.
  И тут летун чужаков стал удаляться, набирая скорость.
  − Что делать? - спросил пилот.
  − Давай лети за ромболётом.
  'Оса' быстро 'села на хвост' чужому объекту.
  − Командир звена истребителей, лейтенант Марко на связи, − раздался по связи спокойный мужской голос.
  − Вы его видите? - спросил капитан.
  − Да, но только визуально. На радарах чисто.
  − Хорошо. Покажитесь, чтобы они знали, с кем имеют дело!
  Через минуту по бокам 'Осы' показались почти треугольные истребители. Они снизили скорость - теперь летели наравне с десантным транспортом.
  − Выкиньте этого ксенолога за борт, − повернувшись к солдатам, сказал Байз. − Толку от него.
  Ответом был смех солдат. Не очень смешная шутка, но после психологического напряжения психика всегда требует разрядки.
  И тут транспорт чужаков, словно выпущенный из огромной катапульты, стал удаляться так быстро, что люди в 'Осе' только ахнули.
  − Преследуйте! - крикнул Байз в эфир.
  − Выполняем, − раздался голос лейтенанта.
  Но истребители оказались намного медлительней. Они отлетели метров на триста, а 'чужак' уже вернулся. Из его крыльев мелькнули восемь расширяющихся лучей, по каждому на истребитель. Произошло это так быстро, что люди поняли это, когда осознали, что истребителей уже нет. Они превратились в тёмно-серебристые пузырчатые шары, которые падали в туман.
  − Аааа! - Байз взревел. - Это бирсиры! Зелай! Попробуй увести 'Осу' подальше от базы!
  − Кто это? - спросил сержант.
  − У них есть инерционное поле! - воскликнул пилот.
  Капитан повернулся и, присев, принялся тормошить Вэна. Несколько раз ударил ладонью по щеке. Но всё было напрасно: 'Морфей' действовал безотказно.
  'Чужак', казалось, не двигался, но сохранял дистанцию напротив пятившейся 'Осы'.
  − Кэп! Что делать? Он не отстаёт! - нервно отчеканил пилот.
  − Байз! Что у вас происходит? - раздался по связи голос полковника Доро.
  − Полковник! Мы, наверное, уже не вернёмся! - громко сказал капитан. Затем он повернулся, посмотрел на солдат.
  − Я ничего не понял! - почти выкрикнул полковник.
  − Срочно сворачивайтесь и улетайте домой! Передайте лишь одно слово: бирсиры.
  − Капитан, ты можешь объяснить, что...
  'Осу' подкинуло, тряхнуло, словно консервную банку. Люди валились на пол и оставались неподвижными, как будто после удара электричеством. Лица корёжило, на губах у многих появилась пена. Глаза остекленели, смотря в одну точку.
  Один солдат свалился у борта и выпал, даже не раскинув рук. Туман поглотил его тело.
  
  Время, казалось, остановилось, замерло, но тупая боль пробудила сознание. Вэн не мог пошевелиться. Лишь странная картина перед глазами: лежащий недалеко солдат. Дальше тёмный открытый борт 'Осы'. У борта стоял колесун. Он протянул лапы, легко поднял солдата, словно мешок с сеном. Повертел его перед собой, осмотрел. Затем бросил вниз... и солдат исчез!
  Вэн пытался вглядеться, понять, что происходит. За колесуном, дальше, виден второй хищник. Стоят на чём-то чёрном, но это не почва. Колесун протянул лапы, грубо схватив, поднял Вэна перед собой. Но неподвижные глаза увидели, увидели... 'Оса' в воздухе, а солдат исчез туда, в туман. Его просто выбросили в просвет между транспортом и этим чёрным крылом. Сейчас и Вэн полетит следом.
  Сила воли покинула тело. Вэн даже не старался отвести взгляд от мутных глаз. Колесун, повернувшись, бросил Вэна перед сородичем. Тот схватил за ногу и зашвырнул Вэна в тёмный проём, зияющий в чёрной обшивке.
  Попытки пошевелиться бесполезны. Ты всё понимаешь, но сделать ничего не можешь. Одно за другим, влетело ещё два тела, гулко стукнув доспехами. Затем люк захлопнулся, и наступила темнота. Появился тихий гул.
  Нет. Это не сон. Так больно может быть только наяву. Вопросы роились в мозгу. Что происходит? Колесун, чёрная обшивка, явно это какой-то летающий транспорт... у дикарей?
  Но в голове пазл не складывался: колесун в лесу, захвативший в жёсткий хомут пальцев шею Вэна. Потом он видел солдат, был поднят на борт 'Осы'. А теперь людей, словно мешки, аборигены зашвырнули в какой-то грузовой отсек. Всё перепуталось.
  Время шло. Сознание так и не находило ответа. Боль отступила, но во всём теле царствовало лишь онемение.
  − Аааа, − раздался чей-то голос. - Я умер?
  Вэн попытался сказать, что нет, но не смог.
  − Что за чертовщина? - раздался голос Байза. Он говорил медленно, почти по слогам, словно человек, перенёсший микроинсульт на ногах.
  − Кэп! Где мы? - раздался тот же голос.
  − Пока не понял, − ответил Байз. - Такое оружие, что уничтожило истребители, есть у бирсиров. Но почему нас зашвырнули сюда колесуны: для меня большой вопрос.
  − Кто такие... эти бирсиры? - выдавил из себя Вэн.
  − Оооо, Миклуха проснулся, − сказал Байз уже быстрей - паралич проходил. - Если раса бирсиров найдёт в галактике человечество, то ему придётся жутко.
  Вэн хотел спросить, откуда Байз знает про бирсиров, что это за раса − но не смог произнести ни слова. Вспомнился разговор с Вирто в боте, когда его подобрали из космоса. Исходящий с планеты сигнал, который пропал, как только корабль появился в этой звёздной системе. Никто не задался тогда вопросом: а что же это было? И почему стабильный сигнал исчез? Какими надо обладать технологиями, чтобы засечь звездолёт в космосе, почти на окраине звёздной системы, и прекратить передачу?
  С девственной планеты, не тронутой ржой цивилизации, сигнал может исходить, если космический корабль потерпел серьёзную аварию. Либо корабль-разведчик может посылать данные на свою планету. Но это в том случае, если передатчик обладает возможностью подпространственной связи. Люди научились превышать в тысячи раз скорость света на кораблях, но связь так и осталась обычной. И такое сообщение летело бы тысячи лет в галактике. Да и добраться до адресата у такого сигнала почти нет шансов. Излучения пульсаров и обычных звёзд поглотят, растворят. Но Вэн нутром чуял: сигнал и нападение чёрного корабля связаны между собой.
  − Наконец-то у меня руки заработали, − облегчённо сказал капитан.
  На его плечевом доспехе включился фонарик, высветив чёрные стены прямоугольного отсека и восьмиугольный люк. Вэн медленно огляделся. Их осталось пятеро: он, капитан, пилот, сержант и один солдат.
  Остальных солдат колесуны просто выкинули за борт.
  − Они оставили по одному, кто отличался хоть чем-то, − тихо сказал Вэн.
  − А остальных вышвырнули, как что-то ненужное, − хмуро добавил Зелай.
  − Хватит ныть, − сказал Байз. - Оружие у кого-нибудь есть?
  − У меня две гранаты, тепловые, − солдат похлопал себя по нагруднику.
  − Всё? - спросил с надеждой капитан.
  Тишина - значит всё. Больше у людей ничего не было.
  − Хоть что-то... − голос капитана стал уверенней, жёстче. - Дарик, будешь их кидать только по моей команде.
  Солдат кивнул, с надеждой смотря на командира.
  − Вэн, ты ксенолог. Когда откроют, попробуй с ними пообщаться.
  − Угу, − буркнул тот в ответ. Что он мог сказать? Что первое правило ксенологии гласит, что любое общение между чуждыми видами может быть расценено как агрессия? В принципе, если это и вправду колесуны (а Вэн пока наблюдал только их), то кое-какой опыт общения у него уже был в плену.
  − Держитесь все около меня, − сказал Байз. − Мои доспехи - оружие. Жалко, что мой пульсар не со мной. А то бы я этим тварям показал, что такое элитар.
  Байз, ты можешь пояснить, кто такие эти бирсиры? - не унимался Вэн.
  − Звездолёт-разведчик, что упал на Трою... Помнишь?
  − Как же. Его забудешь, − тихо сказал Зелай.
  − Так вот... − продолжил капитан. - Косморазведчики столкнулись с бирсирами на планете Ансэй, на самой окраине галактики. А эти сволочи оказались агрессивны.
  − И что? - с нетерпением спросил Вэн.
  − Эти твари, когда их убьёшь - не умирают.
  − Это как? - спросил сержант.
  Байз выдержал паузу.
  − А вот так... Они могут вселиться в тело человека. При этом обладают всеми знаниями подконтрольного носителя. Короче: на Ансэй отправили две роты элитара. А эти бирсиры - у них тело странное: как рой мелких жучков. И эти роящиеся твари - метаморфы. Ну а потом такая чертовщина началась...
  − Это ты о 'Смелом?' − спросил Зелай. - А в новостях сообщили, что он пропал.
  − Ага, пропал − да не совсем. Его повредили недалеко от Гораны. Там и захватили двух человек, в телах которых бирсиры. Они почти бессмертны. Кто-то из них раз может переселиться, а кто два.
  Но для того, чтобы переселиться в новое тело, им надо много времени на восстановление. И ещё... самое странное, что они очень хитрые.
  − В любом случае, они не такие умные - иначе бы забрали гранаты, − сказал Дарик.
  − Но мы же видели колесунов, − сказал Зелай.
  − Скоро всё узнаем... − тихо сказал Байз.
  Дальше сидели в тишине. Ждали... Не нравилось всё это Вэну, ох не нравилось.
  Гул стих. Минуты через две открылся люк. Чуть в стороне стоял колесун.
  − Выходите, − сказал Вэн. − Смело. Не показывайте, что вам страшно.
  − Ага, − голос Зелая немного дрожал.
  − Дарик − первый. Пошёл... − приказал капитан.
  − Выполняю, − недовольно пробурчал солдат, выбираясь наружу.
  Вэн двинулся вторым. Страхи начинают грызть душу, когда о них думаешь. А разум задавался вопросами: что с людьми сделают эти чужаки?
  Ведь их захватили не как пищу. Тогда бы упаковали в этот отсек всех - места было достаточно. Оставили лишь тех, кто отличался одеждой или доспехами. Значит, не понимают, кто из людей кто. Что-то им нужно, этим колесунам или бирсирам.
  Чёрный летун стоял то ли в ангаре, то ли внутри корабля чужаков. Но это не ангар, как в звездолётах людской расы, а огромное округлое помещение цилиндрической формы, чёрные стены которого имели сотовую структуру.
  − Структура вселенной тоже аналогична сотам, − тихо сказал Вэн. - Возможно, у них мания величия.
  С другой стороны от люка стоял ещё один хищник. Но этот вооружён. Хоть эллипсоидный предмет, одетый на лапу и не похож на винтовки-автоматы людей, по отсвечивающей голубоватым сиянием передней части оружия, догадаться о его назначении несложно.
  − Убегать, я думаю, бесполезно, − сказал Зелай, поглядывая на необычное оружие в лапе хищника.
  − Ты на редкость догадлив, − с ехидцей сказал Дарик. - Мы в клетке, птенчик.
  − Байз, − тихо сказал Вэн. - Они разговаривают не так, как колесуны в лесу.
  И тут перед ними пол зашевелился. Он словно вздувался, постепенно вырисовывая человеческий силуэт. Рты людей раскрылись от удивления. Все забыли об опасности, заворожено смотрели на это чудо. И это... превратилось в человека, меняя цвет. Только не было глаз на лице. Необычное существо что-то произнесло. Какой-то глухой отрывистый звук.
  − Вот вам и рой, − прошептал Вэн.
  И тут началось странное. Колесун, стоящий справа от людей, направил оружие себе в горло и выстрелил. Добротное оружие у этой расы: шея и плечо будто растворились, медленно стекая с упавшего тела, а шипастая голова откатилась в сторону.
  − Ничего не делайте, − тихо скомандовал Вэн.
  − Ай! − выкрикнул Зелай. - Ах!
  Он повалился на пол, сжимая обеими руками горло.
  − Вэн, мы атакуем, − тихо сказал Байз.
  − Не вздумайте! - нервно выпалил Вэн. - Они хотят с нами общаться... через Зелая.
  А того лихорадило, тело дергалось в конвульсиях, глаза выпятились, пытаясь выскочить из орбит. Подбородок дрожал, а руки безуспешно пытались что-нибудь схватить.
  Вся эта жуть продолжалась минуты три, затем Зелай успокоился. Взгляд стал осмысленным, лицо напряжённым.
  − Асат! - резко выкрикнул он, поднимаясь с пола. При этом резко вытянул руки, указав на капитана и Дарика.
  Вэн хотел крикнуть: 'атакуйте', но желваки свело, а в горле стал ком. Только пришло осознание, что уже поздно, бирсиры их опередили. Никто ведь не двигался, лишь лица исказились от боли. Да, она пришла. Целая вселенная жгучей, беспощадной боли...
  
   Глава девятая.
  
   Робинзоны.
  
  Открыв глаза, Вэн не мог понять, где находится. Он лежал в небольшом полутёмном помещении. Щекой на тёплом полу. Рука неестественно вывернута и онемела полностью. Это стало ясно, когда он приподнялся: кисть висела плетью и не слушалась. Локоть и предплечье закололо мелкими иголками - это кровушка понесла тканям кислород.
  В голове гудело, словно запала клавиша органа на низкой ноте.
  Один в тёмном чужом помещении. Вокруг никого, да и никакой мебели не наблюдалось. Только бросаются в глаза соты. Сотовая стена!
  Всё вспомнилось сразу, как будто в мозгу щёлкнули включатель.
  Да! Он в плену!
  Где остальные? Сознание мгновенно восстановило всё: бирсиры и падающий в туманную бездну солдат. Метаморф и энергетический чужак, забравшийся в сознание Зелая. А тот знал, от кого исходит опасность. И 'Зелай' сразу предупредил, что люди не так безобидны: готовят атаку.
  'Теперь всё пропало', − прошептал обречённо Вэн непослушными губами. Он с трудом сел - мышцы отказывались повиноваться. Отчаяние, вот что сейчас накрыло с головой.
  Байз говорил, что эти бирсиры хитрые. Что-то не было по ним заметно. Да, агрессивные, это точно. И родные их тела универсальны. Но как можно забраться в чужое тело, взять его под полный контроль? Что с остальными? И что сделают с ним эти враждебные твари?
  Вэн просидел около часа. Размышлял о Тэе, о себе. Нет, не такой жизни он хотел. Мечтал построить замок. Красивый. Жить в нём, как в маленьком королевстве: счастливым.
  Романтика.
  Но реалии жизни жестоки. Зло поглощает все благородные стремления. Ничего хорошего уже не будет на этой планете. А что удастся с неё вырваться, в этом Вэн уже очень сомневался.
  Гул в голове как-то незаметно исчез, стало тихо и тоскливо.
  Восьмиугольная дверь тихо и плавно уехала в стену. И в проходе стоял Байз! Без доспехов, в одних штанах и берцах, поигрывал бицепсами. В руке эллипсоидное оружие бирсиров.
  − Жив? - бодро спросил он.
  − Как? Ты... − Вэн еле выдавил эти слова от изумления, не понимая, как элитаровец умудрился освободиться, да ещё и завладеть оружием.
  − А кто ещё? Выходи!
  Долго уговаривать Вэна не пришлось, он выскочил в коридор.
  − Что случилось?
  − Да нормально всё, − сказал самодовольно Байз. - У меня в предплечья доспехов вмонтировано кое-какое оружие. Вот я и уложил колесуна. А метаморфа только припалил. Ох и быстрый он! Бежал - такой скрежет стоял! Наверное, они так орут от боли. С него сыпалось что-то. За ним не угнаться. Надо быстро убираться, пока он не вернулся. По ходу тут больше нет никого.
  − Слушай, а мы в космосе или ещё на планете?
  − На планете, у них корабль не функционирует!
  Показались сержант с Дариком. Между ними, согнувшись, шёл Зелай, которого Дарик с радостью подталкивал в шею. Лицо пилота превратилось в кровавое месиво. Видно, вояки выместили на нём свою злость.
  − Зелай нам откроет двери, − сказал Байз. - Возле дверей его обездвижим и ходу.
  − Не убивайте меня, − обессиленно прохрипел Зелай.
  − Откроешь двери, тогда оставим тебя жить, бирсир-Зелай, − уверенно сказал сержант.
  - Байз! Нам оружие нужно! - воскликнул Вэн.
  - На, держи, - капитан, достав из-за спины боевой нож, кинул его навесом Вэну. Тот поймал оружие за рукоятку.
  - Это... всё?
  - Я не оружейный склад, - Байз двинулся к выходу. - А искать по кораблю некогда! Если появятся бирсиры, то нам будет крышка.
  − Где ты метаморфа прижёг? - спросил Вэн, когда они уже выходили из коридора.
  Байз обернулся, показав пальцем. Вэн бросился к тому месту. Надо проверить правдивость Байза. Не нравилось это внезапное избавление, хотя душа и жаждала вырваться из плена, даже поверив в сказку.
  На полу, у стены, лежала красноватая россыпь мелких существ, похожих на продолговатых насекомых.
  − Высокоорганизованный рой, − пробормотал Вэн, собирая эту 'крупу'.
  − Вэн! Мы уходим! - крикнул Дарик.
  − Бегу! - уже на ходу ответил Вэн, засовывая 'крупу' в карман.
  Теперь он верил капитану. До этого момента были сомнения. Ведь люди находились в плену у существ, которые сильнее физически, с более продвинутой цивилизацией. И так легко освободиться казалось фантастикой.
  Восьмиугольные двери Зелай отрыл с пульта управления.
  − Надо его с собой забрать, допросить, − предложил Вэн.
  − Да ты что! - возмутился Байз. − Они друг друга чувствуют! Мы и доспехи то сняли, чтобы этот рой нас не нашёл. Хотя... где он. Может, помирает сейчас в каком-нибудь отсеке.
  − Но рисковать не будем, − поддержал командира сержант.
  − Вы меня не убьёте? - всё вопрошал Зелай, испуганно поглядывая на людей.
  − Да нет, − ответил Байз. - Мы ж не вы. - Затем хлёстко врезал с правой в челюсть.
  Зелай рухнул у пульта, как будто его стукнули по макушке кувалдой.
  − Вперёд! - скомандовал капитан.
  Трое вояк и Вэн: вот и все, кто остался в живых после столкновения с бирсирами.
  Беглецы выскочили из корабля по пологому трапу. Тела сразу обдало тёплым влажным воздухом, а перед глазами стеной стоял необычный тропический лес.
  Джунгли Шарка! В этом сомнений не было! Деревья-великаны, стволы которых достигали в диаметре метров десяти-пятнадцати! Касались ли их вершины облаков, можно было лишь гадать, потому что другие деревья так разрослись, что создавали плотный растительный потолок, задерживающий основную часть света. Но эти лесные исполины, скорее всего, поддерживали небо, подобно атлантам. И ещё они подавляли своими размерами. Кора некоторых деревьев такая бугристая, что казалось, их стволы покрыты бородавками. Анекоторые стволы покрыты острыми шипами. Витые лианы, казалось, душили деревья - так они обвивались вокруг их стволов. Свисали с ветвей, стелились по земле, затем умудрялись вновь забираться на деревья, с которых и тянули соки жизни. Мелкие кустарники и тёмно-красный мох облепили стволы, укрыли плотным ковром землю. Всё здесь отличалось от леса, который окружал базу людей.
  − Да! Вот мы попали! - воскликнул Вэн.
  − Ты чего? - уливлённо отозвался Дарик.
  Вэн промолчал. Не было смысла сейчас объяснять, что и на Земле изученные джунгли опасны, очень. Даже если не брать в учёт хищников и змей, то от сырости и тепла джунглей Земли можно не вернуться домой; там часто попадаются микроскопические возбудители лихорадки и дизентерии.
  Джунгли оказались необычными. В здешней вакханалии растительности преобладали крупные перистые листья. Они не были такими полупрозрачными, как около научной базы, а больше напоминали матовые. У них самая необычная расцветка: красные и даже бежевые - лесная стена оказалась пёстрой.
  И звуки... Топот ног по трапу смешался с глухим уханьем, доносящимся из глубины этого необычного леса. Что-то зловеще скрипит вверху в листве. Или кто-то. Да ещё какое-то шебуршение, как фон, которое издают местные жуки и насекомые.
  Как будто попал в другой мир! А значит, вывод один: судьба забросила Вэна с товарищами далеко от базы, за тысячи километров.
  Обернувшись на ходу, Вэн увидел только часть корабля чужаков, но по нему сложил мнение. Скорее всего, это большой звездолёт, имеющий форму гигантского приплющенного бублика. Но он либо искусно замаскирован, либо уже зарос зеленью и лианами.
  − Не задерживайся! - рявкнул Байз, исчезая в кустах.
  − Да! Теряться нельзя! - Вэн спешил следом.
  − И бдительности не теряйте! - продолжил Байз на ходу. - Внимательно смотрите куда ступаете и к чему прикасаетесь!
  Красный мох покрывал лианы на земле так, что они казались венами планеты. Пару раз споткнувшись о них, Вэн, сильно сжимая рукоятку ножа, догнал друзей, которые перешли с бега на шаг, пробираясь сквозь заросли кустарника.
  Куда бежать? Не всё было понятно. Странное, подозрительное избавление, да и бегут они в никуда. Все проблемы решил бы навигатор-путевод. И то при условии, что на орбите есть хоть один спутник или корабль.
  Бежать не получалось, лишь быстро идти. Ощущение такое, словно ступаешь по толстому мягкому одеялу. Приходилось обходить кусты и заросли, хотя тут их было мало - скорее всего, из-за недостатка света.
  Воздух тут влажный. При вдохе он останавливался в разгорячённом горле, создавая ощущение, словно находишься в парилке. Кожа с первых минут покрылась таким обильным потом, как во время марш-броска.
  − Стойте! - крикнул Вэн, по спине его словно царапнули ледяные когти.
  Все остановились, недовольно вопрошая взглядами.
  − Байз, ты говорил, что ухлопал колесуна. Он... мёртвый?
  − Давай устроим тут совещание! - прорычал Байз и двинулся дальше. - Нет, он был живой! Тем более ромболёта в ангаре нет!
  − Кэп! Ты хочешь сказать... что в джунглях Шарка мы выживем? - озираясь, спросил Дарик.
  − Пока учёные копались в организмах местных, − Байз двинулся вперёд, постучав себя кулаком в грудь, − элитаровец изучал, как на этой планете можно выжить.
  − Ну, ну. Я посмотрю, − отрешённо сказал Вэн.
  - Что смотреть? - парировал Байз. - Ищите красных жуков, любого размера.
  - Зачем? - спросил Дарик.
  - Их запах отпугивает местных хищников.
  - И колесунов тоже? - спросил удивлённо Вэн.
  - Скорее всего, но они нас не рассматривают как пищу. Поэтому могут и загнать когти в брюхо.
  Путь преградил ствол упавшего дерева, не меньше трёх метров в диаметре. Как и всё вокруг, он зарос мхом и разными растениями-паразитами так, что нельзя точно сказать, мёртвое это дерево или живое.
  Байз полез через преграду первым. Он уже почти забрался наверх, когда с криком провалился внутрь − дерево оказалось полым.
  − Аааа! Тут кто-то есть! - крик капитана заставил людей действовать. Сержант с разгона прямым ударом ноги пытался проломить кору или то, что подо мхом создавало структуру ствола. Нога провалилась по колено. И тут 'кора' разлетелась, и следом вывалился разозлённый капитан.
  − Кто там? - Дарик испуганно смотрел в пробитый проём.
  − Не знаю! Но оно испугалось больше меня и смылось.
  − Этот лес чужой, - укоризненно проговорил Вэн. - Нам нужно быть острожными да определиться, что делать дальше.
  − Что делать дальше, говоришь? - процедил Байз. − Сейчас задача одна: убраться от корабля чужаков! И не думать пока ни о чём кроме самозащиты.
  − Ну, так веди! Кто тут командир? - с надеждой в голосе проговорил Дарик.
  − За мной! - Капитан с разгона врезался в противоложную стену ствола, успешно её проломив.
  − Надо было пошарить по кораблю, вооружиться получше, − вставил своё слово Вэн, осторожно проскальзывая в пробитый Байзом туннель. За ним с опаской проскочил Дарик.
  − Вперёд! Только вперёд! - не обращая внимания на рассуждения Вэна, процедил сквозь зубы Байз, которого уже скрыла листва.
  Шли долго. Местами пробирались сквозь кусты. А они тут встречались разные: лохматые и со свисающими длинными листьями. Не такие уж и безобидные, постоянно цеплялись колючками за одежду, царапали кожу. Сквозь них иногда можно было свободно проходить, но бывало, что кусты выстраивались плотной, часто ещё и колючей стеной, и надо было искать другой путь. Липкая паутина часто попадалась на пути, да ещё лианы под ногами, о которые приходилось спотыкаться.
  Диковинных деревьев вокруг такое разнообразие, что Вэн не переставал удивляться, как такое возможно. Возле базы встречалось около тридцати разновидностей - это вместе с деревьями-карликами. В этих же джунглях, казалось, тысячи разных деревьев - так они отличались друг от друга.
  − Ух ты! Жуки, жуки, жуки! - чуть ли не запел сержант, побежав к дереву, которое было метрах в пятнадцати от беглецов.
  − Ты что, с такого расстояния жуков увидел? - Дарик его уже догонял. Капитан с Вэном не отставали.
  − Это не жуки, таких больших не бывает. Сантиметров тридцать, наверное, − подытожил сержант, разглядывая круглые существа с крыльями, покрывающими всё тело, кроме продолговатой головы. Передние лапы их были большими, больше похожими на клешни. Но загнуты назад.
  − Здесь всё бывает, Вимпро. Это и есть местные жуки, − Вэн изучал все пойманные виды. Этот жук был опасен и стрелял жгучей жидкостью из второго рта, который находился над первым, за что этот жук был назван огнемётом.
  − Но с чего ты взял, что это именно жук?- Дарик в недоумении развёл руками.
  − Потому что они насекомые и относятся к таксону жесткокрылых, − начал пояснять Вэн.
  − Всё... − Дарик выставил вперёд ладонь, якобы отстраняясь. - Мне слова таксон хватит, я тебе верю.
  − Что смотришь? Хватай! − сказал капитан и, подойдя ближе, проткнул одного ножом насквозь.
  Сержант ударил ножом второго жука, но он был повёрнут мордой к человеку и выстрелил жидкостью, которая попала сержанту на руку.
  − Ай, чёрт! - воскликнул сержант, пытаясь оттереть жидкость о штанину. Жук валялся, проткнутый ножом, возле дерева.
  Дарик подобрал его и стал разделывать, смотря, как это делает капитан. А тот морщился при этом - разрезанный жук издавал ужасный запах. Какой-то приторный, перенасыщенный запах эвкалипта.
  Байз раздавил кусок жука и, натерев ладони, мазал тёмно-красным месивом лицо.
  − Чего смотришь, делай как я, − сказал он, взглянув в сторону Вэна.
  Никого не пришлось уговаривать намазать тело этим дурно пахнущим раствором, который, оказавшись на лице, спирал дыхание как аммиачный раствор. Но на зрение это примитивное средство защиты от хищников не влияло. Зато у сержанта верхняя часть правой штанины, о которую он вытер яд жука, потемнела и стала словно прелая, Вимпро пальцами легко разрывал ткань.
  − Ты смотри, − сказал он со злостью, оторвав очередной лоскут. Кожа на его руке стала тёмно-красной.
  − Ничего, − утешил его с улыбкой Байз, местной живности всё равно, в каких ты штанах тут будешь бегать. Главное, чтобы с рукой ничего не сталось.
  − А что с ней может быть?
  − Да так, ничего, − Байз не стал распространяться.
  Когда пошли дальше, все выглядели спокойней, уверенней в себе. Конечно, не броню на себя надели, но надежда была, что этот аммиачно-эвкалиптовый запах отпугнёт хищников, которые, на счастье беглецов, пока не встречались на пути.
  Лес здесь, как и возле базы, многоярусный. Но там вся растительность дружно уживалась под красным солнцем. А тут растения душили друг друга и угнетали. Многие паразитировали на деревьях. В некоторых местах леса было полутемно, что ещё больше делало его чуждым. Да ещё почти на каждом шагу попадались деревья, стволы и ветки которых сплошь покрыты острыми шипами, как бронёй.
  Жарко.
  Штаны и обувь уже стали мокрыми от пота, который покрывал тело крупными каплями. Они, сползая, попадали в глаза, из-за чего проходилось часто моргать. Усталость брала своё. Ноги стали ватными, хотелось остановиться, присесть. Просто облокотиться о дерево и отдыхать, закрыв глаза.
  Проходя мимо очередного 'бронированного' дерева, Вэн смотрел на эти острые огромные иглы. И тут он заметил, что они медленно поворачиваются в его сторону.
  − Оно живое! - воскликнул Вэн, отступив назад. Все остановились.
  − Кто? Ты о чём? - спросил Байз.
  − Глянь, шипы шевелятся! - указав пальцем на ствол, прошептал Вэн.
  − Что ты заладил! Знаем мы! - взорвался Байз.
  Вдали послышался шум водопада. Через несколько минут деревья расступились и глазам предстали поросшие мхом огромные валуны, между которых протекал небольшой ручей. Левее, чуть в стороне, был обрыв, откуда и слышался шум падающей воды.
  Байз подошёл к высокому кусту и выбрал ровную ветку. Как раз такую, чтобы сделать копьё. Остальные были рады возможности остановиться и отдохнуть, сразу попадали на поросшие мхом камни у большого валуна.
  Душно.
  Страха перед чужим лесом как-то не было. Потому что деваться-то людям некуда. Куда идти? Где база? Можно ли на огромной дикой планете найти маленький островок цивилизации?
  Среди камней сочился еле заметный ручеёк. Дарик встал на колени и нагнулся, разглядывая воду. На вид чиста как слеза.
  − Не вздумай пить воду! - Байз хоть и не рядом был, но наблюдал за всеми.
  − Дарик! Ты в своём уме? В ручье могут быть такие бактерии, которые убьют тебя за полчаса! - возмутился Вэн.
  − И что теперь? Не пить вообще?
  − Делай из листьев чашечки, переруби лиану и собирай воду, поучительно сказал Байз.
  − Обрадовали, − вставая с колен, пробурчал Дарик.
  − Да не переживай ты так, − голос капитана стал насмешлив. - Тут даже какой-нибудь плод тяжёлый может упасть метров с тридцати и попасть в голову.
  − И убить прямо даже насмерть, − добавил сержант.
  − Обнадёжили! Спасибо! − Дарик пошёл к деревьям, видно, добывать воду.
  − Я уже вымотался. Джунгли быстро силы отнимают, − сказал с горечью Вэн. - Сколько мы прошли? Километра три?
  − Думаю, что больше, − сержант встал, поигрывая ножом. − Пойду помогу капитану.
  Вэн прислонился затылком к валуну, взглянул вверх. Неба не видно - всё закрывает сплошная листва, местами зеленоватая, но больше бурая. Хоть деревьев рядом нет, но те, что стоят поодаль, громадны и так раскинули кроны, что внизу было полутемно. Шорохи и уханье уже не тревожили так сильно. Ведь они в этом лесу бродят уже около часа и с ними ничего пока не случилось.
  Хотелось пить, да и голод давал о себе знать нытьём в животе. Но двигаться не было ни малейшего желания. Устал... Столько пройти по сминающемуся мягкому мху не так-то и просто. Да ещё эта жара, влажный воздух - всё тут изматывало человеческий организм. Вэн закрыл глаза, привалившись затылком к сухому валуну. Хотелось вот так сидеть и не открывать глаза никогда...
  Сидел он так долго. Несмотря на неплохую физическую подготовку что-то он сдал быстрее вояк. Нужно отдыхать, пока есть возможность, чтобы не подводить других в пути, не отставать.
  
  Крук!
  Этот громкий звук донёсся сверху, заставил дёрнуться. Вэн проснулся, испуганно озираясь. Чуть в стороне сидел лишь Дарик, больше никого.
  − Не нервничай, что-то на дереве шумит. Высоко, − сказал он. − Всё тихо пока.
  − Оттого и нервничаю, что пока... − Задрав голову и окинув взглядом листву, Вэн успокоился. - Хотя мелкие обитатели леса бывают самые шумные.
  Дарик вертел в руках какую-то странную бежевую штуку, похожую на небольшой фонарик. Но было в этом 'фонарике' что-то странное. Если посмотреть с торца, то он был треугольным.
  − Дарик, что это такое? - спросил Вэн. - А где кэп с сержантом?
  − Кэп с Вимпро полезли на дерево, − Дарик указал на широченный ствол, метров десяти в диаметре. - Хотят с его вершины взглянуть, куда нам идти.
  − Да что там глядеть, − Вэн говорил, а сам разглядывал странный фонарик в руках солдата. - Мы тупо потерялись, безнадёжно заблудились! И судьба наша - сдохнуть в этих инопланетных джунглях.
  Нутром Вэн понимал, что этот фонарик - трофей с корабля бирсиров. Очень уж чуждый для человеческого глаза дизайн и пропорции этой штуковины.
  − Что это? - настойчиво повторил Вэн свой вопрос, ответ на который Дарик почему-то давать не спешил.
  − Это? - выдержав паузу, переспросил Дарик. - Не знаю...
  − Ты держишь эту штуковину в руке и не знаешь, что она из себя представляет? - требовательно спросил Вэн.
  − Откуда я знаю! Просто прихватил с собой, когда сматывались с корабля! Валялась там, на приборной панели!
  Если эта штуковина в руках солдата − оружие, а Дарик, возможно − бирсир, то он легко перебьёт людей. И нужно забрать этот фонарик сейчас, а то потом может быть поздно.
  
  − Дай сюда! - требовательно выкрикнул Вэн.
  − Ага! Щаззз! - взорвался солдат, брызгая слюной, и спешно сунул бирсирский трофей в карман.
  Нужно атаковать, пока есть шанс! Помощи ждать неоткуда - кэп с сержантом, небось, в вершине кроны, а дерево метров тридцать в высоту, если не пятьдесят. И Вэн бросился на Дарика без подготовки, даже не продумав тактику нападения. Просто ринулся вперёд на сидящего, левой рукой перекрывая кисти противника, а правым локтем наметил в челюсть. Но Дарик − матёрый вояка: в последний момент опустил голову, и удар пришёлся в скулу. Повезло, что нападения он не ожидал и вмиг оказался на спине, но не растерялся, а пытался врезать Вэну в лицо фонариком. Вэн блокировал удары правой рукой, а левой давил на горло, благо, при положении сверху тяготение планеты давало ему преимущество.
  У Дарика вздулись вены на шее и руках, он люто таращил покрасневшие выпученные глаза, смотревшиеся страшно на потном лице. На губах у него проступила пена.
  − Дурень! - просипел Дарик. - Я тебя убью!
  С этими словами он врезал несколько раз трофеем бирсиров Вэну под рёбра. И это было больно, чертовски больно!
  Вэн протянул руку к своему ножу, висящему на поясе, но в этот момент получил снизу под челюсть, и этот тычок заставил зубы клацнуть. Голова против воли запрокинулась, а Дарик, извернувшись, уже бил в бок коленом. Вэн блокировал удары, вцепившись намертво пальцами в горло врага. Кровь стучала в висках, а в голове звенело, то ли от удара, то ли резко подскочило давление.
  Они покатились под уклон, как раз к обрыву. Вэн это увидел, поэтому резко бросил Дарика и ухватился двумя руками за замшелый выступ скалы. Дарик тоже мгновенно среагировал на опасность, и вонзил пальцы другой камень.
  Это был скорее не обрыв, а крутой склон, с большими трещинами и выступами. Положение у Дарика было не лучше. Лицо искривлено от боли - пальцами удержать вес тела не так-то просто. Но он улучил момент и ударил ногой, попав в живот, но вреда не нанёс. Вэн брыкнул его обеими ногами поочерёдно. И пальцы Дарика не выдержали, соскользнули. Сначала он просто быстро соскальзывал, а потом полетел кубарем, при этом как ни попадя матеря Вэна. Пару раз он немного задержался в кустах, росших в расселинах, но они его не удержали, и враг исчез внизу - его скрыла листва.
  За это время Вэн, тяжело дыша, с трудом выбрался на безопасное место. Стоял и смотрел туда, вниз. Но в листве ничего не удалось разглядеть.
  Было уже тихо, но крики Дарика, казалось, ещё стоят в ушах. Трофей остался у него в кармане, но, если Дарик мёртв, то нужно этот фонарик забрать. Ну а если остался жив, то может попытаться уйти. Надо как можно скорее спуститься вниз и идти по следам.
  − Капитан! Сержант! - заорал Вэн, что есть мочи.
  − Ну как дети! − послышался сверху голос Байза. - Что там ещё?
  − Быстрей сюда!
  Через полминуты Байз уже спускался по стволу, как по стене. Вэн не подумал, как люди могли забраться на ствол дерева, который обхватить смогут лишь человек десять. Оказалось, они вбили колышки в кору, чтобы добраться до ветвей. За капитаном торопливо спускался Вимпро.
  − Что случилось? Где Дарик? - спросил Байз, когда подошёл. - Я его оставил тебя охранять.
  − Он это... упал туда... − Вэн, не смотря, показал пальцами на склон.
  − Туда? - Байз, не смотря, тоже указал пальцем вниз. - И почему он туда упал?
  − Он бирсир, у него есть их прибор, странный. Говорил, что случайно на панели управления его прихватил!
  − Ты что, его ухлопал? - растерянно спросил сержант.
  − Слушай, Вэн, − растягивая слова, начал Байз. - А тебе не кажется странным твоё поведение? Может, у тебя паранойя? На звездолёте ты солдат прикончил, и тут тоже солдата.
  − Он бирсир, это точно! - вскричал Вэн, сжав кулаки.
  − Ну, ну... посмотрим, − сказал Байз, не отводя тяжёлого взгляда. - Пошли, спускаемся вниз!
  Выдвинулись сразу, только прихватили два шеста, вырезанные под копья. Байз от шеста отказался, потому что нёс оружие бирсиров, которое назвал дискобой. Шест Дарика выбросили. Взглянув на склон, сразу становилось ясно, что даже если он и не бирсир, то он не то, что шест в руках держать, а даже идти самостоятельно не сможет.
  Спуститься вниз можно двумя способами: первый пойти вдоль склона, найти более пологий уклон. А второй - с помощью лиан спуститься прямо здесь.
  − Режем лианы, затем спускаемся тут, − распорядился Байз. − Так Дарика найти легче, ведь если он уйдёт с места падения, то найти его будет невозможно. А так, хоть будем знать, откуда искать следы.
  − А что, у нас есть следопыты? − поинтересовался Вэн.
  − Есть, − Байз поднял два лежащих шеста и словно копья, по очереди кинул их вниз. Затем пошёл к дереву, на которое они с сержантом взбирались.
  С лианами провозились недолго. Выбирали не очень толстые, чтобы легче было их связывать. Да и нагрузка, в принципе, на них предполагалась не такая уж и большая, ведь уклон - это не обрыв. За эти природные верёвки нужно было всего лишь придерживаться, чтобы не соскользнуть вниз, особенно, где камни поросли мхом.
  Вэн спускался вторым, когда капитан крикнул, что уже находится внизу. Несмотря на то, что приходилось до боли в руках удерживаться за лианы, после схватки с Дариком спуск по уклону показался детской забавой, хотя ноги иногда соскальзывали там, где тонким слоем на скале приютился красноватый мох.
  Внизу росла тёмно-зелёная трава, видно склон способствовал пробелу в листве, и света достигало земли достаточно. Когда Вэн оказался внизу, то опешил - у ног Байза лежал человеческий скелет. Вернее, скелет не может быть обут, но берцы валялись именно там, где находились кости ступней, да и по пропорции человеческого тела должны быть стопы. Лохмотья куртки, валяющийся нож и бирсирский трофей доказывали, что это скелет Дарика. Да ещё зажигалка и пачка сигарет под названием Халиф.
  − Мы что, попали во временную петлю? - озадаченно спросил Вэн.
  − Ты временной маразматик! - рявкнул Байз, затем громко крикнул вверх: − Вимпро! Спускайся!
  Подобрав нож, Вэн проткнул в двух местах куртку на предплечье, вставил клинок туда. Теперь он был похож на спецназовца - если что, правой рукой оружие выхватить можно за долю секунды.
  Зажигалку и 'фонарик' спрятал в герметичный карман, а сигареты выбросил в траву - никто кроме Дарика не курил. При этом Вэн всё косился на желтоватые кости. Это было просто невероятно. Полчаса назад он дрался с этим человеком. Может быть, и его кости вот так, через час-два будут лежать где-нибудь под деревом этих жутких джунглей.
  − Да... − Байз устало присел на траву. - Видно, мы в пищевой цепочке этих джунглей занимаем почётное место.
  − Это точно, − Вэн присел рядом. Говорить не хотелось. Он размышлял, что же за такое короткое время могло так быстро уничтожить всего Дарика, оставив только кости.
  − Это что?- раздался сверху голос сержанта. - Не может быть! Это... кости Дарика?
  − Может, Вимпро, может, − угрюмо сказал Вэн.
  Спустившись, сержант присел над костями своего подчинённого. С минуту молчал.
  − Я одного не могу понять, почему ты решил, что в нём бирсир? − спросил он, поднявшись.
  − Дарик не отвечал, где он взял это, − Вэн достал и показал 'фонарик'. - А потом вёл себя неадекватно...
  − Ну... хорошо, − тихо сказал Вимпро, потом добавил поспешно. - Хотя ничего хорошего. Допустим, что в нём был бирсир. Может ли эта сущность, после смерти носителя, забраться в кого-нибудь из нас?
  − Не думаю, − сказал Байз. - Все эксперименты доказывают, что бирсиры забираются в тело в течение двадцати-тридцати минут. Радиус не более ста метров.
  − А если никого поблизости нет? - спросил Вэн, смотря в траву. Ему показалось, что там что-то мелькнуло. Еле заметное движение небольшого существа.
  − А бирсир может забраться в маленького зверька? Вон... в такого, например, − Вимпро показал пальцем в траву, где выглядывала узкая, тёмная морда пушистого зверька, с необычайно широким, для таких пропорций тела, ртом.
  Вэн еле его успел заметить - когда повернул голову, зверёк уже исчез в траве. Не спрятался, а именно исчез, до того он был быстр.
  − Не знаю, − Байз так и сидел, лишь пожал плечами. - Про эксперименты на людях знаю, а вот насчёт животных ничего сказать не могу.
  Справа, слева что-то замелькало траве, как будто быстрый зверёк высовывал из травы голову и тут же исчезал.
  − Этих зверьков тут много, − сказал Вимпро, оглядываясь.
  − Это не шутки! - Вэн вскочил, а за ним и Байз.
  Зверьков становилось больше, они всё чаще показывались и исчезали. И ещё они постепенно приближались.
  У одного Байза было единственно грозное оружие - эллипсоид, которым убил себя колесун. И он выстрелил энергетическим диском в траву, чтобы отпугнуть этих мелких хищников, но это наоборот послужило сигналом для нападения. Зверьки бросились в атаку и сразу вгрызались капитану в берцы и штанины. Двоих он успел раздавить, но зверьков оказалось много. Вэн тоже буцнул трёх атакующих, которые маленькими снарядами отлетели далеко. Но их было много, очень. И через несколько секунд Вэн топтал и давил шестом маленьких шустрых дьяволов, не обращающих внимание на потери. Но это было бесполезно - из травы прибывало подкрепление.
  Вимпро что-то орал, Вэн же бил молча, чувствуя боль в коленной чашечке, на которой висели уже три монстрика. Вэн бросил шест и на ходу сбивал кулаками с ног этих маленьких аборигенов, которые были сильны, когда их много, и бесстрашны.
  − К воде! - закричал Байз и побежал на шум водопада.
  Вэн не отставал, да и Вимпро бежал, насколько позволяли цепляющиеся в ноги твари. До воды оказалось не так уж и далеко. Вид небольшой, но быстрой речушки открылся внизу, за уступом скалы. Но лететь до неё метров десять, не меньше, а Вэн побаивался высоты. Байз в это время уже ушёл под воду, подняв кучу брызг. Думать, что в воде опасно, некогда. Нужно бросить шест в воду, чтобы посмотреть, достаточна ли глубина, чтобы не разбиться. Но шест остался возле скелета Дарика, да и Байз уже вынырнул, значит можно прыгать. И Вэн не остановился, оттолкнулся посильнее, чтобы упасть в воду подальше от берега. Удар об воду, погружение. Вэн чуть согнул ноги, ожидая удара о дно, но стопы ничего не коснулись. Стал отчаянно грести руками, чтобы выбраться на поверхность. Пара гребков и Вэн вынырнул, шумно выдохнув - тело после бега жаждало кислорода.
  Течение несло его вслед за Байзом, а позади, с криком, в воду шлёпнулся Вимпро. Вода неслась стремительно, и в ней не могло быть крупных водяных хищников.
  Но эти инопланетные джунгли уже преподносили сюрпризы, так что нужно поскорее выбраться из воды, которая, правда, спасла от стаи мелких, но непобедимых хищников. С левой стороны показался пологий берег, Байз погрёб к нему. Вэн оглянулся - сержант плыл метрах в пятнадцати.
  Мокрые люди оказались на каменистом берегу, заваленному нанесёнными ветками и тёмной тиной. Зверьки вырвали клочки ткани из штанов всех троих беглецов. Это было бы комично, если бы не кровь, которая всё обильнее окрашивала мокрую одежду.
  − Вы в порядке? - спросил Байз, окидывая взглядом друзей. − Раны... осматривайте раны. Вены у всех целы?
  Вэн осмотрел свои кровоточащие порезы, как-то на укусы они похожи не были. На вид они не казались опасными, хотя и болели.
  − Я больше всех в порядке! - в сердцах сказал сержант. Одна его штанина почти оторвалась, ведь ей досталось ещё от яда жука. Сержант зло оторвал её и, стащив с ноги, хотел выкинуть в воду.
  − Ты что? Не выбрасывай! - вскрикнул Байз. - В джунглях всё пригодится!
  − Зачем? - удивился сержант.
  − В джунглях всё пригодится, даже кусок волос, − Байз уже выжимал снятые штаны.
  − Аааа, − протянул сержант. − Я смотрю, ты тут решил обосноваться надолго?
  − А ты нет?
  − Судя по тому, сколько прожил в этом лесу бедный Дарик, да если ещё приплюсовать сюда свору только что напавших монстриков, то мы тут долго не протянем. День, а может, два от силы, проживём, если повезёт.
  − Мне нравится твой оптимизм, Вимпро, − сказал Байз, надевая выжатые штаны. Вэн так и сидел в мокрых, на камне, смотря на проносящуюся мимо мутную воду. Она была такая же, как на Горане. А вот всё остальное, даже вид берега другой, как в каком-то тяжёлом сне.
  Байз, окинув берег взглядом, направился к дровам. − Костёр, надо развести костёр!
  Вэн не хотел уже ни костра, ни куда-нибудь идти. Всё это казалось таким бессмысленным, словно пробивать головой каменную стену. Единственный шанс попасть на базу лежал у него в кармане - это бирсирский трофей, хотя было неясно, как активировать этот предмет. Но то, что это передатчик, сомнений не вызывало. Его ведь прихватил Дарик, а значит, была какая-то цель. Хотя, бывает и так, что все доводы рушатся о странную логику человека, или вернее её отсутствие. Ведь если в робота заложена программа пнуть камень, лежащий на дороге, он его пнёт. А если нет такого задания, то робот с самым мощным искином пройдёт мимо. Но человек совсем другой, его никогда не поймёт искусственный интеллект, потому что на вопрос, зачем ты пнул камень, человек отвечает 'просто так или фиг его знает'. Но хотелось верить, что не просто так прихватил Дарик трофей. Беглецам нужно вернуться на базу, и в Дарике был бирсир. Вот и попадает враг к людям в логово. А без трофея на большой планете найти базу невозможно. Тем более ни направление, ни расстояние даже и близко никто не знает.
  − Дров здесь хватает, вода быстрая, значит, скорее всего, в ней опасных тварей нет. Тут, на камнях и заночуем, − сказал Байз.
  − Лежаки можно устроить из сухих веток, − начал планировать лагерь Вэн, − а вот навес придётся из листьев делать.
  − Зришь в корень, − Байз смотрел на кусты, возвышающиеся невдалеке. - Но сначала надо разжечь костёр, подсушимся. При такой влажности без огня долго будем сохнуть.
  − Кэп, а где дискобой? - укоризненно сказал Вимпро.
  − Где, где! В воде!
  − Патирял!
  − Зато у меня штаны целые!
  Дрова собрали быстро - на берегу веток валялось в избытке: и толстых, и тонких. Зажигалка выбывшего из отряда Дарика, стала волшебным огнём, добытым в лесу. Но полусырые ветки остались безразличны к жаркому, но маленькому пламени.
  − Всё бесполезно, − спокойно сказал Байз, выключив зажигалку.
  − И что, так без костра и будем сидеть? - Вимпро недовольно посмотрел на друзей по несчастью.
  − А что, вырастут у тебя между пальцев перепонки, будешь жить в этой речке, − сказал Байз и пошёл к кустам.
  − Ты за листьями? − вдогонку спросил Вэн.
  − Надо найти смоляные растения. Бывает столько смолы, что ветки горят сырыми. А вы идите пока, готовьте крупные листья, чтобы укрыть шалаш.
  Через полчаса уже весело потрескивал жаркий костёр, и был построен примитивный шалашик, но листьев на него уложили столько, что теперь не страшен самый жуткий ливень. Сильного ветра тут никогда не было, благодаря многочисленным деревьям и кустам.
  − Вовремя мы управились, − сказал Вэн. - Заметили, что начало темнеть?
  − Хоть неба и не видно, но темнеет, − подтвердил сержант. Да и прохладней стало.
  − Это от воды прохлада, − задумчиво сказал Байз глядя на костёр.
  − Что будем делать, кэп, − спросил Вэн, подсев рядом.
  − Да что... По этой реке на плоту не поплывёшь − если попадётся водопад, то разобьёмся.
  − Да уж, течение тут стремительное.
  − Пойдём вдоль реки, как она увеличится, то построим плот и двинем к морю.
  − А там построим пиратский корабль и будем грабить галеоны с золотом, − насмешливо сказал Вимпро.
  − У нас точка на побережье, ты что, не знаешь?
  − И что нам это даёт?
  − Мы летели на запад на бирсирском ромболёте, а значит, нам нужно топать по побережью на восток.
  − И сколько это времени займёт? - Вэн достал из кармана бирсирский фонарик. - Вот это... Дарик не зря его прихватил с вражеского корабля.
  − С чего ты взял, что он взял эту штуковину не просто так? А ты, случаем, ничего не прихватил?
  − Нет...
  − Ты Дарика угробил, а ещё непонятно, может и зря.
  − Нет! Не зря! - У Вэна встал в горле ком. - Ты хочешь сказать, что я его просто убил? Он, кстати, сам сорвался вниз.
  − А ты ему упасть не помогал? - ехидно спросил капитан. − Я сейчас лягу спать, а тебе покажется, что я храплю как бирсир. И рука твоя загонит мне в горло нож!
  − Ты это чего? Я не по этим делам! - Вэн опешил от таких слов.
  − А того! Мы тебя, наверное, свяжем перед сном, чтобы ты нас не порезал! У тебя паранойя просто.
  − Да я не... − Вэн не знал, что сказать. До этих слов он был уверен, что поступил правильно, схватившись с Дариком. Но капитан посеял зёрна сомнения в душу.
  − Ладно, надеюсь, ты понял, если увидишь в Вимпро бирсира, расскажи сначала всё мне, прежде чем его порешить. Ну а если узришь врага человечества во мне, то посоветуйся с сержантом. Понял?
  − Да ладно тебе! - Вэн чувствовал себя школьником, которого отчитал учитель.
  − Не ладно! Это жизнь человеческая! Понял?
  Вэну было не по себе, чувство вины тяжёлым камнем свалилось на душу и придавило, не давая нормально думать. 'Нет! Я не убийца! А может, кэп и есть бирсир? Страхуется сейчас, чтобы я ничего не заподозрил? Вот! Точно! Паранойя! Я уже начинаю подозревать Байза!'
  − Эта штука, возможно, передатчик, − сказал Вэн, протягивая трофей капитану.
  Он взял в руки трофей, повертел, внимательно рассматривая.
  − Он в трёх местах поворачивается в пазах. Действительно, штука эта странноватая. Но думаю, первыми, кто нас найдёт благодаря этому устройству, если это радиопередатчик, будут бирсиры.
  − Я, конечно, обратно к бирсирам в плен не хочу. Но это лучше, чем глупо подохнуть в джунглях, − философски заметил сержант. − Так хоть есть шанс договориться с ними.
  − С кем? - зло перебил Байз. - У них шестнадцать носителей, человек - это семнадцатое существо, в кого сущность бирсиров может вселяться! Вы ещё не поняли? Идёт покорение галактики этими тварями. Вы думаете, почему в последнее время горанские власти стали активно исследовать космос?
  − Не знаю... − Вэн не отрывал взгляда от костра, а тот уже прогорел, выбрасывая из жара лишь язычки пламени. - А почему это держат в секрете?
  − Потому что общество начнёт жить сегодняшним днём. Ну и не вам пояснять, что жизнь на Горане не из лёгких. Поэтому может наступить хаос. Сначала в душах, потом в обществе. Страх, что завтра бирсиры будут уже на Горане, разложит мозги.
  − Скорее душу, − тихо сказал Вэн.
  − Да не верю я, чтобы у человека душа была. Он хуже зверя, − тихо сказал Байз.
  − О какой душе вы говорите? Вот бы поесть сейчас чего, − тихо проговорил сержант. − И на боковую.
  Темнота подкралась незаметно, но лес ни на секунду не затих. Ночных животных, судя по звукам, бродило или прыгало там немало. Но на берегу пустынно, как и предсказывал Байз. Тем более огонь страшит животных.
  − Кэп, − подал голос сержант после долгой паузы. - Расскажи про бирсиров. Что они делают с человеческим сознанием?
  − Да что... − Байз выдержал паузу. - Не знаю, что происходит с сознанием, но если бирсир находится в человеке месяц, то ему можно полчерепа снести, а ему хоть бы хны. А вместо мозгов у него чёрный кисель какой-то.
  − А как это может быть-то? - воскликнул сержант.
  − Вполне может быть, − сказал задумчиво Вэн. − У человека в районе солнечного сплетения тоже есть нейроны, и немало.
  Собранную воду разделили между собой поровну и, выпив, улеглись спать натощак.
  − Надо дежурить, − распорядился Байз. - Я первый, потом вы, по очереди.
  Вэн заснул сразу, как только улёгся и закрыл глаза. Ни крики ночных животных, ни шум далёкого водопада - ничто не мешало улететь в царство Морфея.
  Разбудил его холод, а может быть Байз, который, чертыхаясь, подкладывал ветки в почти затухшее кострище. Вимпро тихо сопел, видя десятый сон. Вэн выбрался из шалаша. Вокруг тишина и спокойствие, лишь тихо шумит река.
  − Сколько ты уже дежуришь? - Вэн подсел ближе к дымившимся веткам.
  − Да спите, −сказал Байз отеческим тоном. - Я такой хитрый, вроде как сплю, а сам стерегу. Иди отдыхай, завтра нам нужны силы.
  − Ну, спасибо. Вот бы ещё знать, куда идти... Кстати, мы в реке искупались, запах жуков смыли с тела.
  − Завтра поймаем жуков. Вэн, ты это... главное, не сломайся, − тихо сказал Байз.
  − Я ж не ветка, чтобы переломиться.
  − Нужно бороться, понял? До конца.
  − Ну да, эти джунгли хотят меня съесть, но я съем их первый. Только почему я ещё голодный?
  − С утра двинемся в путь, а по пути будем охотиться на всё, что шевелится.
  Костёр затрещал, пожирая небольшие сухие ветки, от которых вспыхивали толстые, наложенные сверху. Разгорающийся костёр осветил берег и кусты невдалеке. Согревшись, Вэн вернулся в шалаш и снова завалился спать, но в этот раз протестующий желудок заставил с полчаса поворочаться с боку на бок.
  
   Глава десятая
  
   Жуткие джунгли
  
  − Вставайте, растяпы! - послышался зычный голос Байза. - Окунайтесь в реке и вперёд!
  Уже рассвело. Из леса доносился негромкий звук, как будто кто-то вдалеке пилил дерево.
  − Да, день обещает быть душным, − сказал Вэн, потягиваясь.
  Он нехотя выбрался из шалаша следом за сержантом, лениво потянулся. Байз почти торжественно вручил обоим по самодельному копью: шест, на конце которого привязанный размочаленными тонкими ветками нож.
  − Держите, будете как наши предки, бродить по джунглям с копьями.
  − Кэп, сразу видно подготовку. Я бы никогда этой лозой нож к древку не примотал, − сержант с удивлением разглядывал своё оружие.
  Вэн умыл лицо, черпал воду ладонями и лил на голову, чтобы быстрее взбодриться. Давали о себе знать раны на ногах. Осмотрев их свозь дырки в штанах, Вэн встал и подошёл к друзьям.
  − У вас как раны? У меня припухли. И что-то слишком уж тёмно-красные.
  − Это терпимо. Вот когда станут чёрными, тогда пора ноги отрезать. - Байз остался невозмутим.
  − Ну и шутки у тебя, − возмутился Вимпро, посмотрел на свои ноги. - Что я, с одной штаниной ходить буду?
  Он снял то, что осталось от штанов, ножом сделал из них шорты.
  − Во! Наши на курорте! − Прокомментировал Байз. − Значит так... Идём вдоль берега. Друг друга из виду не терять.
  − Есть хочется, − Вимпро двинулся вслед за капитаном, на ходу погладив урчащий живот.
  − Держи оружие наготове, как увидишь живность, так швыряй копьё. Если хочешь, чтобы жертва не ушла, я могу тебе сделать гарпун.
  − Это как?
  − А вот так, − лицо капитана стало важным, словно он открывал военную тайну. − Шипов можно с дерева накрутить на наконечник копья, только в обратную сторону, чтобы наконечник не выходил из тела жертвы. А за конец копья лиану привязать, и за неё будешь жертву держать, чтобы не убежала.
  − Как ты можешь в нашем положении такое говорить, насмехаться? - возмутился Вэн.
  − Это для тебя такое положение ужасное. А для меня экстрим - это нормально. Я же элитаровец! Всё, пошли.
  
  Шли осторожно, не спеша − тут напролом идти опасно. Голод заставлял всматриваться в кусты, искать жертву, в которую можно бросить копьё, а потом поджарить на вертеле.
  − Жук! Красный. - Вэн прошёл к жуку, который, ничего не подозревая, только что приземлился у дерева. Скорее всего, они использовали крылья при падении, чтобы не разбиться. Ещё никто не видел, чтобы какой-нибудь жук на Шарке взлетал.
  Вэн наколол его на копьё, затем разрезал.
  − Опять вонять будем, − протянул Вимпро. А толку? Всё равно вчера монстрики напали...
  − Не хочешь, не мажься, − сказал Байз, взяв себе кусок жука.
  Надежды на путешествие по каменистому берегу не оправдались: уже через полкилометра русло реки расширилось, и кусты, а кое-где и деревья, вплотную подступили к воде. Зато на другой берег можно было перебраться по лианам, которые во множестве свисали над зеркальной гладью.
  Байз остановился, за ним остальные.
  − Я знаете, что подумал, − тихо сказал сержант. - Возле такой воды нельзя идти близко. В засаде под водой может сидеть любой хищник, хоть громадная змея, хоть крокодил какой.
  − А ты что, видел крокодила? - ехидно спросил Байз.
  − Видел, в зоопарке.
  − Тут может быть, что пострашнее. Мы же на другой планете, ты не забыл?
  Плоскоголовые коричневые ящероподобные древолазы, размером с кошку, сидели на стволах и, щуря чёрные глаза, наблюдали за людьми. Но как только они подходили ближе, древолазы резво забирались выше, исчезая в кроне. Над головой, с ветки на ветку, прыгали шестилапые крупные летуны, у которых между лап располагались кожистые перепонки, помогающие им планировать с ветки на ветку. Из кроны доносилось протяжное, громкое кваканье, словно большая сказочная лягушка решила дать концерт.
  Какие-то длинные ящерицы мелькали в листве, но вся эта живность, которая тут изобиловала, была слишком шустрая и неуловимая для незадачливых охотников с другой планеты.
  Хоть люди и находились в этом лесу уже местные сутки, но запахи у медленно двигающейся воды казались тяжёлыми. Какой-то терпкий маслянистый запах смешивался с приторным запахом прелой листвы и гниющих водорослей. Но, несмотря на отвращение, голод не проходил. Странно быть голодным в месте, где всё заполнено жизнью. Мимо проносились пёстрые насекомые, а в воде плыла змея.
  Невдалеке раздались звуки, как будто большое животное чухается о ствол дерева.
  Байз остановился и поднял руку. Он пошёл на звук, но дорогу загораживал куст. Капитан осторожно раздвинул листья, которые на вид казались острыми как лезвие ножа. Байз, казалось, не дышал. Вэн с Вимпро не двигались, чтобы не издать ни малейшего шума.
  Шумно выдохнув, Байз бросил копьё.
  − Вперёд, − заорал он, − Бросайте!
  Вэн и Вимпро кинулись в обход куста, а когда открылся вид, Вэн на секунду опешил, увидев жертву.
  Это было что-то, похожее на броненосца, только высотой больше метра. Копья в его теле не было и животное быстро улепётывало, почти скрывшись за деревом. Вимпро метнул на ходу копьё, за ним Вэн. И его копьё воткнулось - лезвие вошло в спину полностью, но вес древка заставил его выскользнуть. Животное бежало, издавая громкие 'хрюки'. Подобрав на ходу оружие, Вэн уже хотел метнуть его ещё раз, но краем глаза увидел в стороне шестилапую 'собаку', у которой на голове виднелись загнутые шипы, как у колесуна. Нет, это не собака, когти как у кошачьих, только на каждой лапе всего по три, но зато каких! Глаза без зрачков, как они видят людей, как воспринимают? Зверь ощерился, показав крупные жуткие клыки.
  − Опасность слева! − крикнул Вэн. Вимпро стоял рядом, он тоже увидел врага. Байз как раз вытаскивал копьё из поверженного броненосца. А из-за дерева показался ещё один шестилапый зверь.
  И он побежал на Вимпро. Тот выставил впереди себя копьё, а когда хищник прыгнул, сержант воткнул наконечник ему в брюхо. Вэн ударил в бок, загнав всё лезвие, но мгновенной помощи Вимпро это не принесло - рычащий от ярости и боли зверь уже прошёлся когтями по его оголённому плечу.
  − Аааа! - заорал Вимпро то ли от боли, то ли от ярости. Необычный в этих местах человеческий крик всколыхнул листву − на ветках заметались мелкие обитатели леса. Зато с шестилапой собакой уже разобрались, она беспомощно загребала лапами на прелой подстилке листвы. А Вимпро уже бежал между деревьев, не оглядываясь. И Вэн понял, почему. Байза не видно, куда он делся, непонятно. Зато на Вэна бежали три злые шипастые собачки. Если они вдвоём с сержантом еле справились с одной тварью, то один Вэн против троих ничего не сделает.
  Шанс спастись? Нет... унести ноги тут не получится. Это Вэн понял, оглянувшись. Хищники бежали за ним, и их клыкастые морды всё ближе, а чёрные глаза не отрываются от жертвы. Всё... надо разворачиваться и сражаться, ведь ожидать, когда клыки сомкнутся на ноге или шее, глупо.
  Разворот... Он казался замедленным, потому что за этот момент произошло то, что мозг воспринял не сразу. В пяти метрах темнел ствол дерева, похожего формой на бутылочное. И от этого ствола отделилась часть, оказавшись большим существом. Оно выбросило из себя две длинных клешни, которые казались невероятно тонкими и длинными. Ударь по ним, переломятся. Но эти 'ножницы' ловко поймали одну зверюгу за шею, а второю за задние лапы. Бессильные рыки собратьев да скрежет когтей по клешне, заставили третью тварь броситься наутёк. А Вэн пятился, ещё не до конца осознав, что опасность миновала, но страх, что клешня может впиться и в него, заставили повернуться и бежать. Вэн оглядывался на ходу, наблюдая, не погонится ли мастер маскировки за ним. Существо к тому времени приняло форму тёмного валуна и, втягивая клешни, затащило собачек, всё ещё подающих признаки жизни, под себя. Те выглядели жалкими и беспомощными.
  − Вэн! Вимпро! Вы где? - раздался невдалеке крик Байза.
  Повернув на зов, Вэн не сбавлял темпа. Байз стоял, оглядываясь. На почве лежали четыре бездыханных твари, щедро окрасив жухлые листья кровью.
  − Жив? - спросил Байз, окинув Вэна взглядом. − Вимпро где?
  − Не знаю, − Вэн остановился и бросил копьё под ноги. Обессиленно сел рядом с убитой капитаном тварью, пытаясь отдышаться.
  − В какой он может быть стороне? - Байз сложил руки рупором и проорал снова: − Вимпро!
  − За это время он не мог убежать так далеко, чтобы не слышать крик. Наверно, ему капец. - Вэн распрямился, озираясь вокруг.
  − Что у вас случилось? Я тут занят был, − Байз показал взглядом на валявшихся окровавленных тварей. − В какой стороне сержант может быть?
  − Не знаю толком, куда он делся. На нас бросилось три твари, мы побежали, а все эти рогатые собаки кинулись за мной. Но, скорее всего, он в той стороне, − Вэн показал рукой за спину.
  − И ты что, сам их победил? - удивлённо спросил капитан уже на ходу.
  − Нет. Там какое-то существо. Большое. Оно мимикрировало под ствол дерева, а потом двух собак клешнями задавило, - Вэн подхватил копьё, старался не отставать.
  − Что эта тварь сделала? Мимикли... Тьфу.
  − Замаскировалось, слилось со стволом дерева, формой и цветом. А потом стало похоже на огромный валун и посерело.
  − Поело и посерело? Ну, ну. Осталось надеяться, чтобы так повезло и сержанту, как тебе.
  − Туда не пойдём, − Вэн показал в сторону, где странное существо спасло его от хищников.
  − Как я понял, это существо - самый настоящий метаморф, да ещё обладает возможностью хамелеона.
  − Да, я назову его слонохам.
  − Ага, быстро занеси это слово в электронный справочник.
  − Слушай, не умничай!
  Искать пришлось недолго, они прошли шагов семьдесят, как капитан замер.
  − Эээ. - только и сказал он, указав пальцем в сторону.
  Вэн тоже только открыл рот от увиденного. Неподвижный Вимпро торчал из земли, казалось, его по пояс закопали, но почва вокруг не была взрыта. Значит, он куда-то провалился. Он был без сознания, о чём красноречиво давала понять поникшая голова. И на нём сидели полупрозрачные слизни: на шее, плечах и спине. Друзья бросились к нему.
  Расшвыряв руками слизней, похожих больше на бесформенные сгустки плотного желе, Байз схватил сержанта под мышки и потащил из ловушки, в которую тот попал. Но не смог вытащить его из земли ни на сантиметр.
  − Давай вместе, − Вэн ухватил Вимпро за обвисшие руки, и они потащили вдвоём, но ничего не изменилось. Вимпро так же был без сознания, и тело словно застряло в земле, как в тисках.
  − Он в какой-то ловушке! − в сердцах сказал Вэн. Схватив копьё, он стал ширять остриём в почву вокруг Вимпро. Копьё натыкалось на что-то твёрдое, сродни дереву.
  − Это хищное дерево, скорее всего. Надо что-то делать!
  − Что? - Байз присел, разгребая рядом с телом сержанта почву. - Точно! Это какое-то земляное дерево!
  − И что делать? - отчаянно вскричал Вэн. − Оно его сейчас жрёт! Надо тащить!
  − Тащить бестолку! Там, скорее всего, шипы или зубы в противоположную сторону. Или оно его так сдавило, что...
  − Давай тянуть! Других вариантов пока не вижу! - Вэн схватил за руки. Байз опять схватил под мышки. Когда потянул, лицо покраснело, а на лбу вздулась крупная вена.
  − Бесполезно! − через несколько секунд хватка Байза ослабла. - Такое чувство, что у него уже позвоночник трещит, а эта тварь держит крепко.
  − Нужно тащить с проворотом! Давай! По часовой стрелке!
  Они снова ухватились за Вимпро, тянули, но понемногу проворачивали тело. И хищное дерево стало выпускать жертву из цепкой хватки. Только это не порадовало спасателей - открывавшаяся им картина оказалась ужасной. У сержанта ниже пояса не оказалось ни остатка шорт, ни кожи. Она сохранилась лишь на внутренней стороне бёдер в виде лоскутов.
  Дерево-ловушка, как они и предполагали, внутри состояло из шипов, которые и не давали вытащить ноги сержанта.
  − Жуть, − сказал с горечью Вэн. − По нему сейчас можно анатомию изучать.
  − Он уже нежилец! Глянь, возле стопы две вены разорваны или разложились от ядо-сока этой хищной деревяшки. Он истёк кровью. Копай яму, а я принесу того броненосца или собачку.
  − А если он очнётся? - Присев, Вэн приложил пальцы к шее сержанта, прощупывая пульс.
  − Есть?
  Вэн показал головой.
  − Значит, не очнётся. Копай яму.
  − Смотри осторожней, на слонохама не нарвись.
  − Разве его увидишь? Ты же сам сказал, что та тварь с клешнями мастерски маскируется, − Байз пожал плечами и пошёл за убитой собачкой.
  Вэн разрыхлял землю ножом, затем выгребал руками. Она была рыхлой, больше похожей на торф.
  Всё стало сейчас другим. Вот жил Вэн в мире, где никто не воевал, и он никогда не видел близко оскала смерти. Сознание всегда противилось той мысли, что он, Вэн когда-нибудь умрёт. Казалось, что жизнь будет продолжаться вечно - стареют и умирают другие.
  Вот и сейчас, копая яму для тела сержанта, увидев кости Дарика, Вэн понимал в душе, что он такой же, как и они, тоже умрёт, но сознание противилось той мысли, что его может тут сожрать какая-нибудь тварь, будь то земляное дерево или хищные узкоголовые 'суслики', которых он в душе назвал хомании (по принципу пираний, у этих мелких тварей уж очень острые зубы).
  
  Пока Байз поджарил на деревянных шампурах куски собакоподобной твари, Вэн уже вырыл траншейку метровой глубины. Стащил туда бедного Вимпро и поспешно засыпал. За это время капитан ещё насобирал воды, так что можно было не только поесть, но ещё и напиться вволю.
  Вода поблёскивала в крупных загнутых листах, которые Байз по краю проткнул тоненькой веткой, зафиксировав её по кругу. Получились довольно таки удобные чаши.
  − Я закидал пасть этому земляному дереву дровами и поджёг,− сказал Байз, жуя мясо.
  Вэн взял протянутый ему шампур, на котором плотно прилегали друг к другу аппетитные, хоть и чуть припаленные, куски мяса. Больше всего на свете сейчас хотелось есть. Пахло мясо странно - больше напоминало речную рыбу. Оно оказалось жестковатым, но вкусным.
  − Кэп, а ведь эта тварь хотела тебя съесть, − жуя, сказал Вэн. - Мы в этих джунглях чуть больше суток, а нас всего лишь двое осталось. Это тупик.
  − Река тут спокойная течёт. - Байз прожевал мясо и продолжил: − Сделаем плот, будем плыть... вот. В лесу мы долго не протянем.
  Вэн огляделся. Огромные стволы деревьев с сизой корой, чёрные, а порой и разных расцветок лианы. Чужие цвета, чужая здесь жизнь.
  − Не знаю, из чего плот будем делать? Ножами долго будем ковырять ветки и стволы.
  − Мы недавно проходили мимо ровных таких кустов, которые смахивают больше на небольшие деревья. На них ещё вместо листьев ростки, похожие на косички. Эти стволы можно срубить ножом. Разведём там большой костёр, чтобы твари всякие не нападали. Построим хороший, широкий плот. И поплывём...
  − Тогда не нужно тянуть резину. Как поедим, сразу и рубить пойдём.
  − Я вот думаю, это дерево-ловушка, в которую Вимпро попал... Её было видно? или нет? - задумчиво, вполголоса произнёс Байз.
  − Это из людей только сержант мог знать, да и то... может, он оглядывался по сторонам, бежал... и не увидел. Хотя, эта ловушка может затягиваться какой-нибудь слизистой перепонкой, или маскироваться цветом под окружающий фон.
  − Ну, оставайся тут, − Байз посмотрел на чёрный холмик в стороне, под которым покоился Вимпро. - А мы пойдём.
  Капитан вырезал более-менее пригодное мясо из собакоподобной твари, нанизал куски на тонкую ветку и связал. Получился довольно удобный кукан, на котором мясо держалось неплохо.
  До нужных деревьев добрались без приключений. В первую очередь развели костёр, в который положили одним концом две толстых палки, чтобы, в случае чего, отгонять жаркими головёшками любых тварей, которые осмелятся приблизиться к людям.
  Байз вырезал колотушку, Вэна тоже заставил смастерить себе такую же. И затем они стали, ударяя этими колотушками по тупой стороне лезвий ножей, медленно, но уверенно 'рубить' тонкие стволы, толщиной с руку. Снаружи они чешуйчатые, внутри оказались полые, с перегородками, и воздух внутри гарантировал, что плот выйдет славный.
  − Плот будет хорошо держаться на воде, а главное, долго. Не замокнет.
  − Да, только его ещё надо правильно связать.
  − Свяжем, − сказал Байз, продолжая бить колотушкой по лезвию. Громкий стук разносился далеко по лесу.
  − Судя по тому, что к нам хищники не приближаются, они громких звуков побаиваются, рассудительно заметил Вэн.
  − Да, ты тоже шуми побольше, − Байз не переставал стучать. - Живность, наверное, тут не знает, что такое дятлы.
  За работой время летело быстро, хоть пот и застил глаза. Капли стекали по оголённому торсу. Штаны уже насквозь мокрые от пота. Почти хрупкие, светлые стволы падали один за другим, от удара ломались корявые ветки. Вэн в душе радовался, что стволы рубятся быстро. Надеялся, что когда наступят сумерки, они уже будут плыть по воде, иначе в этом жутком лесу придётся всю ночь дрожать от страха и жаться к костру.
  Когда руки уже заныли от тяжёлой работы, Вэн воткнул нож в землю, рядом бросил колотушку и уселся на срубленные стволы.
  − Байз, а ты не думаешь, что на воде тут тоже опасно? Плывёшь такой себе, шалаш на плоту красуется...
  − И что? - с напускным равнодушием спросил Байз.
  − А ничего... Представь, что из воды появляется голова страшного змея, с пастью, как у крокодила. А потом как в анекдоте: Ты кто? Я смерть. Ну и что? Ну и всё...
  − И что делать? Сядем и поплачем? У тебя есть другие варианты? Будем надеяться, что опасных тварей в этой воде нет. По крайней мере таких, которые могут выползти на плот. По лесу идти опасно, это понятно и дураку. Так что сейчас перетаскаем к воде нарубленные стволы, а потом опять будем рубить. А потом снова тащить.
  − А может, давай нарубим всё, а потом перетаскаем? - Вэну не хотелось уходить далеко от костра.
  − Нет. Надо менять работу, иначе руки от колотушки и от ножа скоро отвалятся.
  Байз встал, захватил четыре ствола под мышку и потащил в сторону реки.
  Вэн схватил четыре ствола, но оказалось, что это для него тяжеловато. Не задумываясь, он выпустил один. Хватит с него и трёх. Но протащив их метров пять, Вэн опустил их на землю и вернулся за ножом. Затем подхватил свой груз и поспешил за Байзом. Когда дотащил до капитана, тот уже стоял метрах в пяти от воды.
  − Укладывай, − он указал пальцем на место, где начал в ряд складывать первый слой плота - стволы лежали друг к другу вплотную. Вэн уже сложил свои, когда услышал позади звуки возни. Он повернулся...
  Байз стоял к нему спиной, а сверху, с высокой ветки, свисла тонкая мохнатая лиана, которая обвилась вокруг шеи капитана. И она была до жути сильная, потому что его пальцы безуспешно пытались ослабить хватку этой твари. Возможно, что это и змея, но сознание почему-то сразу приняло её за лиану.
  - Держись! - крикнул Вэн, выхватывая на ходу нож из-за пояса.
  Байз чуть повернулся, но не ответил, раздался лишь хрип. Лицо его налилось кровью, глаза навыкате. Правильное решение в такие моменты приходит мгновенно, человек не колеблется. Нужно разрезать, а если получится, то перерезать эту змею или лиану, потом они разберутся, что это такое.
  Лезвие ножа скользнуло по твари, но не причинило вреда. Вэн ещё несколько раз с силой резанул, словно пытался рассечь верёвку, освобождая висельника. Байз завертелся, пытаясь раскрутить две петли, захлестнувшие шею. Но бесполезно − твари Шарка знают толк в охоте.
  − Голову! Разбей ей голову! − прохрипел Байз, ещё больше краснея. Казалось, кровь со всего тела разрывает ему голову изнутри.
  Одного скользящего взгляда хватило, чтобы понять, что голову твари Вэн не найдёт - лиана продолжалась от шеи ниже и уходила в ногу Байза!
  − Она в ноге! - с отчаянием крикнул Вэн. Затем добавил поспешно, боясь, что непонятно, о чём идёт речь: − Голова!
  Байз не мог взглянуть, ему было не до этого. Вэн не знал, что делать, и в этот момент почувствовал слабый удар по голове и увидел, что лиана падает и падает сверху, всё больше пытаясь обвить Байза. И его тоже! Но, пока везло, две упругих петли затянулись лишь на плечах. Сильна тварь, ничего не скажешь. Если бы окольцевала шею, у Вэна бы тоже глаза вылезали из орбит.
  − Дай... нож... − хрипел Байз, отняв руки от шеи, протянув их вперёд, словно просил милостыню.
  Вэн протянул клинок, видя, что скоро Байз потеряет сознание. Может, у него получится перерубить эту вязкую гадину, которая уже почти победила их.
  Перерубить! Как Вэн не догадался? Елозил ножом, как мальчишка. Проиграл бой за жизнь!
  Байз рубанул, словно прочитал мысли Вэна. С оттяжкой, с силой. Но результата ноль - гадина была целёхонька. Тогда Байз выронил нож и схватил эту мохнатую лиану двумя руками. Он не то хрипел, не то рычал, стараясь либо переломить, либо скрутить её, как откручивают голову. Тресь! Лиана лопнула и Байз вывернул две её части, как сломанную ветку.
  - Ломай! - прохрипел он. - Ломай!
  Вэн цепко схватил тварь, похожую на окаменевшую верёвку. Пытался ломать, но силы не хватало. Давил, крутил до боли в пальцах, до треска в суставах, пока правый бок не пронзило болью, как током. Он испуганно взглянул туда − другой конец лианы прошёл сквозь рёбра и был внутри тела. И бок вспыхнул такой болью, что потемнело в глазах. Сейчас он потеряет сознание. Байз уже падал, а поскольку они охвачены одной лианой, Вэн упал на землю за ним. И боль победила − Вэн понял что это конец его пути, под названием жизнь...
  
  Когда Вэн открыл глаза, то увидел вверху тёмно-зелёные веерные листья, мирно висящие на корявой ветке. Всё вспомнилось в один миг: лиана, борьба, осознание беспомощности, бездна небытия.
  Он вскочил, озираясь, снова готовый к смертельной схватке, несмотря на жгучую боль в боку. Но сражаться было не с кем − жуткая лиана исчезла. Зато Байз сидел, прислонившись к стволу дерева, глядя перед собой.
  − Ты её убил? Где она? - спросил Вэн поспешно.
  − Я думал, ты её убил...
  − Нет, я сознание потерял!
  − Два раза я её сломал, вернее, переломил. А потом вырубился.
  − Вэн взглянул на свой бок. Окровавленная рана между рёбер ужаснула своим видом, хоть её края и сошлись. Он оторвал кусок листа, приложил, держа рукой. Нельзя, чтобы внутрь грудной клетки попало много микробов. Иммунитету и так сложно: раны зверьков, да ещё эта дыра между рёбер - в такой влажности запросто может воспалиться.
  − Что у тебя с ногой?
  − Болит, но идти пока могу. У этой лианы что, две головы? Она воткнулась тебе под рёбра, а мне другим концом в ногу.
  − Тебе тоже показалось, что это лиана? Видно, она ввела нам яд. Но он не подействовал. Почти. Скорее всего, поэтому мы и вырубились оба. А ты её переломил, вот и уползла. Не до еды, наверное.
  Ну и как ты думаешь, может, она в нас какой-нибудь сок желудочный впрыснула? - Байз горько усмехнулся. − А потом приползёт?
  − Кто его знает? В этом мире смотри под ноги, чтобы не провалиться в пасть земляного дерева, а тебе на голову падает хищная лиана.
  − Ладно, пошли к костру. Надо плот строить, да и возле огня как-то безопасней.
  Байз хромал, было ясно, что в ближайшее время он не ходок. Да и Вэну уже не хотелось ни плыть куда-то, ни заниматься поисками базы. Усталость, боль да ломота в мышцах. Всё это хотелось прекратить.
  Придя на место вырубки, Вэн свалился на срубленные стволы.
  − Всё, теперь плот построить будет проблемно. У меня жжёт весь бок.
  − У меня тоже нога болит, но я сейчас возьму эти брёвнышки и понесу. Они лёгкие, − Байз не шутил, подхватил два ствола и похромал к воде. Вэн не двинулся. Пусть Байз идёт, куда хочет.
  'Я никуда уже не пойду', − подумал он, глядя на большие неподвижные листья, нависшие сверху. В теле слабость, такое ощущение, что организм отказывается подчиняться. Даже чтобы думать, нужно прилагать усилие. Просто сильно хочется спать. Нет, не истома, глаза не слипались. Но ни вставать, ни делать шаги не хотелось...
  Вэн проснулся оттого, что его трясло. Да ещё от испуга - снилось, что его поймал слонохам обеими клешнями и, зловеще хохоча, подтягивал к себе. Вэн пытался сопротивляться, но сил не было. Одна клешня цепко держала за ногу, а вторая за бок. И он очень болел.
  Вэн не сразу понял, что уже ночь - в стороне ярко горел большой костёр, доставая огненными языками до нижних веток. И ещё он сильно дымил, в нём тлели сырые брёвна, которые заготавливались для плота. Вэн огляделся, вокруг никого. Медленно сел и провёл языком по пересохшему небу.
  − Байз! Ты где? Вода есть?
  − Тут я... − раздался его голос из-за дерева.
  Вэн встал и нетвёрдыми шагами пошёл на голос. Байз сидел на земле, опёршись спиной о дерево, держался руками за лицо.
  − Что с тобой? - Вэн бросился к нему и присел, отрывая его руки от лица.
  − Я ничего не вижу, − тихо сказал Байз.
  − Почему? На тебя кто-то напал?
  − Нет... Байз говорил, не поворачивая головы. Эта штука, что ты забрал у Дарика. Я её крутил часа два, всё хотел включить. Ну и так включил, что ослеп...
  − Где она?
  − Бросил тут где-то, − Байз махнул неопределённо рукой.
  Вэн вытер мокрое от пота лицо. Ему казалось, что он сейчас завалится набок и потеряет сознание, такой в голове царил кавардак.
  − Пошли к костру, кэп, − Вэн встал, как робот, стал дёргать Байза за руку. Тот тяжело поднялся, сильно припадая на ногу.
  − Опирайся на меня, − Вэн подставил плечо.
  Когда свет костра осветил Байза, Вэн ахнул: у него белки глаз стали сплошь красными, а глаза неподвижно уставились перед собой. Штанина на правой ноге разрезана, окровавлена, а там, где лиана воткнулась в ногу, зияла длинная и глубокая резаная рана.
  − Что у тебя с ногой? - Вэн осторожно усадил капитана на брёвна.
  − А я разве тебе не сказал? Эта лиана...
  − Что лиана, Байз? На тебя ещё одна напала, что ли?
  − Нет... Как бы тебе это сказать, поаккуратней...
  − Знаешь, у меня мозги совсем не варят. Говори, что она тебе сделала!
  − Не мне, Вэн. А нам...
  − Нам?!!
  Тут всё стало ясно. Почему эта тварь напала на них, но потом исчезла. Она отложила в людей личинки или яйца. А может, она живородящая и эти маленькие лианчата уже жрут печень или лёгкое!
  − Что ты достал? Что ты достал? - заорал Вэн, тряся Байза за плечи.
  − Не ори, две личинки. Но уже немного шевелились.
  − Нет! У меня бок жжёт! Байз! Ты достанешь их из меня?
  − Я тебе что, хирург? Это тебе не в ноге ковыряться! К тому же сейчас я не вижу в упор ни тебя, ни что-нибудь другое!
  Вэн схватился за голову. Ему казалось, что волосы встали дыбом. Но это продолжалось недолго: слабость пересилила, притупив ужас происходящего. Видно, какая-то инопланетная бацилла всё же сразила человеческий организм. А может, так воздействует на организм яд лианы или её личинок.
  Присев от бессилия на брёвна, Вэн всё держался за голову. Что, если эти твари уже поедают его сейчас изнутри? Ведь он ничего не может сделать!
  − Байз, ведь этим личинкам нужно, чтобы организм-пища как можно дольше оставался жив и подвижен! Так?
  − По идее так... Но не забывай, что мы тут чужаки.
  − Этот бирсирский трофей - он тебя ослепил. Значит это или лазер, или ещё какой-нибудь излучающий прибор. А значит, есть шанс, что мы можем дать сигнал на корабль!
  − Может, ты и прав... Если так, то Дарик и вправду был бирсиром. И этот излучатель - его план, как быстро и незаметно попасть на базу.
  − Ты же говорил, что они хитрые! Так и есть! - Вэн ухватился за эту единственную надежду.
  − Значит, нужно забраться на верхушку дерева ночью. А когда звездолёт станет видно, светить на него.
  − Ну да! Ну да! - горячо проговорил Вэн. Ему уже казалось, что внутри него не две-три личинки, а их там много. Но боль, слабость постепенно притупляли страх и ужас, в первые минуты так его обуявший.
  − Осталось найти передатчик, и ты полезешь на дерево.
  Вэн схватил горящую ветку.
  − Где ты его бросил? - повернувшись, спросил Вэн. − А... Ну да, ты не скажешь.
  Искать передатчик долго не пришлось. Он лежал одиноко за деревом, в темноте, недалеко от того места, где сидел недавно Байз.
  Вэн вернулся к капитану, который так и сидел на брёвнах, понурив голову. Вэн уже с трудом переставлял ноги, тяжело дыша, как будто у него пневмония, обессиленно опустился рядом.
  − Я нашёл. Но на дерево не заберусь − нету сил.
  − В таких случаях я обычно говорю: ну не получилось, может, завтра получится, − Байз горько усмехнулся.
  − Я немного отдохну... и тогда заберусь на дерево, − Вэн лёг на спину, закрыв глаза. − Передатчик у меня в кармане. Всё будет хорошо... Завтра.
  
   Глава одиннадцатая
  
   Красный туман
  
  Вэн понимал, что организм отказывается двигаться, да и думать тоже не хотелось. Трудно даже пошевелить рукой или ногой. Хотелось лежать, закрыв глаза. Провалиться в бездну небытия, в такой желанный сейчас сон. Мышцы на руках и ногах мелко подрагивали. Это судороги. Отчего они, понять невозможно.
  Сверху раздался слабый шум - там, в вышине, заиграл ветер и пошёл дождь. Капли не скоро упадут вниз. Зато потом, когда кончится дождь, с листьев ещё долго будут падать крупные капли. Они стерильные, без бактерий. Их можно собирать, а потом пить, пить, сколько захочется. А жажда сейчас мучила, ох как мучила.
  Вэн попытался сесть, но не смог.
  − Байз, − еле слышно позвал он. - Дождь... Шалаша нет, костёр потухнет.
  Ответа не было. Капитан либо спал, либо куда-то ушёл.
  Вэн открыл глаза. Костёр ещё неплохо освещал листву. Тяжёлые веки медленно закрылись. Пусть. Хочется провалиться в тёмную бездну, безмолвное царство небытия.
  Но мозг противился сну. Вэн хорошо слышал тихий шум - это приближались первые капли дождя, который медленно побеждал плотную стену листьев.
  Какие-то подозрительные шорохи разбудили, заставили раскрыть глаза. Вимпро, восставший из земли Вимпро, подкладывающий дрова в костёр. Лицо его обескровлено, а ног уже коснулся трухлявой рукой тлен.
  − Сержант... Ты что, жив? Я же тебя закопал... − прошептал Вэн. - Как ты... выбрался?
  Вимпро ничего не ответил, на его месте появился Байз. И костёр куда-то исчез, наверное потух, потому что капли дождя падали с листьев.
  Всё окутал мягкий полумрак, как будто уже заканчивалась ночь.
  − Байз, дай воды...
  Капитан тоже, как и Вимпро молчал, затем включил фонарик и подошёл, светя в лицо.
  − Живой! - сказал он незнакомым голосом.
  − Я живой, живой, − тихо бормотал Вэн.
  Байз наклонился и дотронулся пальцами до раны на боку. Вспышка боли, но потом она утихла и незаметно исчезла. Зато какая-то неосознанная тревога... она охватывала сознание. Вимпро, уже начавший разлагаться, Байз - все молчат. Никто не хочет с ним разговаривать.
  И тут он услышал до боли знакомый голос Тэи. Окутавшая со всех сторон темнота угнетала, беспокоила. Вэн не мог открыть глаза, даже не понимал, что Тэя говорит. Но она пришла к нему, пришла.
  Куда? В лес? В джунгли? Зачем?
  Нужно открыть глаза, несмотря на слабость, идти на базу, плюнув на дождь и ночь.
  Опять ему Байз светит в глаза...
  Вэн приложил усилие, чтобы разомкнуть веки. Как-то сразу спокойно воспринял увиденный светлый потолок.
  Тыдын. Чук! Тыдын. Чук!
  Эти странные звуки, далёкие и глухие звучали тихо, словно не в ушах, а в мозгу.
  Вспомнив, что в последний раз он закрыл веки в джунглях, да ещё в каком безнадёжном положении, он чуть не подскочил на кровати. Быстро сел, задрал просторную рубаху, осмотрел правый бок - там красовался пластырь. В палату лёгкой светлой бабочкой впорхнула Леда, медсестра. Её худощавое, но миловидное лицо озарила улыбка. Белый костюмчик подчёркивал её точёную фигурку.
  − О... ты в порядке? - радостно спросила она.
  − Ещё не знаю, врача зови.
  Палата медотсека, Леда - девушка капитана. Он на базе и чувствует себя почти здоровым. Тут он вспомнил о личинках той хищной лианы, которые были там, в лесу, внутри него. Конечно, их достали... наверное. Если только Байз о них сказал. Даже если и не сказал, тело в любом случае просканировали. Ведь в тех жутких джунглях могла какая-нибудь гадость попасть в кишечник или в кровь.
  Кстати, где Байз? И как их нашли? Капитан наощупь вылез в верхушку кроны и посветил на звездолёт? Или это Вэн светил, но не помнит? И нашли ли Байза? У его девушки, и не спросил!
  Тыдын. Чук! Глухие и монотонные далёкие звуки не утихали, словно кто-то бил поочерёдно в два барабана разной тональности. Скорее всего, за стенами базы работает какой-то механизм.
  Вэн уже хотел идти искать врача, так мучили его вопросы, на которые он хотел получить ответы. Дверь распахнулась, и в палату неспешно продефилировал плотный, почти толстый Лорк, одетый в белоснежную медицинскую робу.
  − Ну как тут наш больной? Само...
  − Где Байз? - перебил Вэн.
  − Да где ему быть-то? У себя, только глаза красные, да прихрамывает.
  − А я? Что со мной?
  − С тобой? Личинки достал. Хочешь, принесу покажу, − Лорк многозначительно улыбнулся.
  − Не надо! - Вэн от отвращения передёрнул плечами. Они там мне ничего не сожрали?
  − Ну, − Лорк театрально закатил глаза. - Почти ничего.
  − Как почти? Ты издеваешься? - Вэн, психанув, сжал кулаки. - Ты можешь нормально разговаривать?
  − Ну, съели небольшой кусочек лёгкого... в двух местах.
  − Пациент будет жить? - нетерпеливо спросил Вэн. Опасности нет никакой?
  − Да расслабься! Я тебя так наколол, что если ты и помрёшь, то даже за целый месяц не разложишься.
  − Заканчивай тут мне эти свои медицинские шуточки!
  − Всё, всё, − Лорк выставил вперёд ладони, словно защищаясь.
  − Как нас нашли?
  − Ты интер включал?
  − Да, включал, но он же действует на пять километров всего.
  − Сначала разведзонды вычислили корабль бирсиров. А потом начали кружить вокруг, но взяли сразу большой радиус. А вы, как оказалось, всего на семнадцать километров отошли. Да... вам повезло, что ты включил интер. Ну а когда мы прилетели, вы были в таком плачевном состоянии, что прям ужас. Байзу какая-то зверюга отгрызла два пальца на левой руке.
  − Да уж... − только и сказал Вэн. - Точно, что повезло. Мы бы, наверное, и до утра не дожили.
  − То ваше счастье, что там не оказалось никаких мелких тварей или ядовитых насекомых. Это надо, додуматься до такого маразма: в джунглях валяться на брёвнах! То же самое что и на голой земле. Надо было либо на дерево забираться, либо подвесные гамаки делать.
  − Ты умный такой? Да?
  − Да уж не дурак! Хоть и в джунглях не был, но фильмы всякие смотрю.
  − Сравнил! Фильмы! Посмотрел бы я на тебя там, в том лесу!
  − Ладно, оставим этот ненужный трёп. Как ты себя чувствуешь? Я тебя четыре дня на снотворном держал, чтобы мозги отошли.
  − Да, вроде нормально. Только в ушах или в мозгу звук какой-то идёт постоянно. Такой: тыдын чук!
  Лорк рассмеялся, показав ровные отбеленные зубы.
  − Ах! Это? Так вы когда пропали, в тот день это и началось. В помещении слышно, а снаружи нет. Там нормально. Ваша учёная братия говорит, что это ядро планеты пульсирует.
  − Ясно. Я уж думал, что это у меня в мозгах что-то сломалось, − с идиотской улыбкой проговорил Вэн.
  − Вот и ладненько! Раз у пациента самочувствие в норме, позовём сейчас полковника.
  − Это зачем ещё?
  − Не знаю. Сказал, как в себя придёшь, ему звякнуть. Хочет тебя кое о чём расспросить. − Ладно, если что-то нужно, зови.
  Лорк вышел, оставив Вэна наедине с тревожными мыслями. Это постоянно звучащее в голове (тыдынчук) неспроста. Потому что почти нереально, чтобы их контакт с бирсирами и начавшая пульсация ядра планеты случайно начались в один день. Как-то они связаны между собой.
  Вэн встал и босиком пошёл в туалет, даже не посмотрев, есть ли у койки обувь.
  Полковник пришёл минут через пятнадцать, притащив свои неизменные сигареты 'Тарсай'. Вэн его встретил, сидя на койке.
  − Ну как ты? - спросил он, зайдя в палату и окинув Вэна беглым взглядом.
  − Выздоравливаю, − сказал Вэн с напускным безразличием.
  − Это хорошо. Рассказывай. - Доро присел, воткнув сигарету между губ, и щёлкнул зажигалкой, которая выдала язычок огня. − Ничего, что я курить буду?
  − Ты уже...
  − Что? - не понял Доро.
  − Куришь уже. Что именно рассказывать?
  − Всё. От самого вылета и до самого возвращения. И подробненько... Особенно меня интересует, как вёл себя Байз.
  Вэн рассказывал. Как они прилетели к шалашу, как он решил пойти к аборигенам. Старался не упустить мелочей. Ни одной. С дрожью в голосе он рассказывал, как колесун выбрасывал людей с борта ромболёта, и они, парализованные, исчезали в тумане.
  Говорить пришлось долго, да ещё полковник всё требовал и требовал подробностей, особенно когда события пошли после плена и бегства. Иногда Доро перебивал, спрашивал, что Байз сказал, когда упал Дарик или как он включил трофейный передатчик.
  − Как ты сам считаешь, в Байзе есть эта тварь-бирсир или нет? - спросил Доро, когда Вэн закончил рассказ.
  − Полковник, ты в своём уме? Нет в нём бирсира, это точно. Если бы не мой интер, мы бы загнулись в джунглях.
  − Ну не скажи... Та штучка, что вы прихватили с корабля этих тварей, могла бы вас выручить, если бы вы светили с открытого пространства на звездолёт. И не факт, что Байз хитрил, а когда бы вы уже почти умерли, посигналил бы, чтобы возращение казалось более правдоподобным.
  − Зачем такие сложности? − Вэн развёл руками. - Пришёл, к примеру, колесуно-бирсир к базе, полез на мираж, умер. А стены ему, как я понял, не помеха, вот. А Байз, кстати, лишился двух пальцев.
  − Да знаю я. Но, во первых: я должен всё проверить, − Доро затушил уже третью сигарету в чашке с водой. - А во вторых: есть версия, что хоть один бирсир попытается попасть на корабль. Потому что их звездолёт поломан.
  − У кого есть версия, у тебя? Полковник, ну ты и стратег... Привяжите нас с Байзом к столбу, и тогда все будут в безопасности!
  − Вэн, ты просто не понимаешь. Ты бирсирам не нужен, потому что мало что сможешь сделать. Им нужны такие тела, как моё или Байза. Потому что я могу отдать любую команду солдатам, а Байз... он элитаровец. Такой вояка сам может всех на звездолёте перебить, если захочет.
  − Нет, нет, − Вэн замотал головой. − Я бы его просчитал.
  − Ладно, − Полковник встал с кресла, потёр по штанам ладонями, словно вытирая их от никотина. - Пойду я. Выздоравливай...
  − Спасибо, − Вэн лёг набок, как ребёнок, подложив ладонь под голову.
  − Сейчас Тэе сообщу, что тебя уже можнонавестить, − с благодетельной улыбкой сказал он у дверей.
  − О... сейчас меня намочат слезами, − тихо ответил Вэн.
  
  
  
   * * *
  
  
  
  
  Голован пристроился на носу плота, опустив в проносящуюся мимо воду ноги. Огромный примитивный корабль, встречая на пути небольшие волны, плыл через пролив, соединяющий две великих суши. Морской путь в этом месте не занимает много времени, светило не успевает много пройти по небу, всего на ладонь. Двадцать четыре астарда, по двенадцать с каждой стороны, гребли короткими веслами. Огромный плот. И на этом плоту был груз. Груз от астардов с соседней земли. Эта помощь пригодится в борьбе с людьми.
  Тартосы - они тверды и остры, ними можно обрабатывать дерево. Можно рубить врага. Можно бросать в него, и смотреть, как металл вонзается в чуждые слабые тела. На соседнем материке давно появились умельцы, укрощающие огонь и делающие тартосы и палачи.
  Враг... Это новое понятие. Люди принесли много нового: обман и беззаконие.
  Человек обманул. Он пообещал отпустить всех астардов. Голован ждал долго. Астарда можно обмануть один раз. Во второй он не поверит, даже если обещание будет явной правдой. Теперь будет вечная ныра.
  Пленники. Они очень ценны. Поэтому Голован переправил их на соседний материк. У них очень ценные, ловкие руки, проворные пальцы. На них нет когтей, но они умеют то, чего не могут астарды. Они имеют знания людей, спустившихся со звёзд, знают их привычки и возможности. А это сейчас очень важно.
  Раздался всплеск. Недалеко от плота появилась огромная тёмно-красная голова. Длинная безобидная морда. Беззубый, огромный рот, который растягивается до устрашающих размеров и может проглотить астарда целиком. Большие, выпученные глаза. Смешные... Так и хочется засмеяться, увидев их.
  Хозяева воды. Если ты им не понравишься, появится тонкий хвост, быстрый и верткий. Из него выдвигается жало, с которого, выделяясь, капает жидкость. Если жидкость попадёт на тело, тебе не позавидуют мёртвые. Очень сильный яд. А жало, кстати, может проткнуть насквозь. Твёрдое и острое, с зазубринами по бокам.
  Голован не боялся. Хозяева воды не воюют с астардами. Они часто выбираются на сушу, чтобы понежиться на солнце. А хозяева суши − астарды. Поэтому мир. Его никто не нарушал. Все друг от друга зависят. Никогда, ни один астард не полакомился мясом хозяев воды. Так же, как ни один из хозяев воды не поднял против астарда жало. Знают, что этого делать нельзя. Могут пострадать другие сородичи. Да и вообще, никто не хочет умирать, никто.
  Яд! Его можно использовать в борьбе с людьми. И ещё есть браханты. Они злобны, живут в горах. Большие жуки, которые стреляют струей жгучей, ядовитой жидкости. Они тоже могут быть полезны.
  Астарды быстро учатся. Больше они не допустят таких ошибок, как при первом нападении, когда упавшие с небес убили Мудрого и ещё много астардов. Тогда нужно было напасть всем сразу. От людей бы ничего не осталось.
  Сейчас враги подготовились. Но Голован знал, когда нападать. Туман скроет их. Собрали около трёхсот воинов, и они готовятся. Надо максимально вооружиться. Тогда будет победа.
  
  
   * * *
  
  
  
  Вэн сидел на ступеньках, у входа. Раздалось шипение, и отрылись входные двери. Показался Байз. На нём красовалась чистая полевая форма, а на левой руке повязка. Беглого взгляда хватило, чтобы понять - безымянного и среднего пальцев у капитана больше нет.
  − Вот ты где, а я тебя в медотсеке ищу.
  − Чего хотел?
  − Ты можешь походить по комнатам учёных и поставить незаметно микрокамеры?
  − Это зачем ещё?
  − Чтобы просчитывать бирсиров, если они появятся, − Байз присел рядом.
  − Ну... знаешь, иногда люди ведь и интимными делами занимаются. Тебе не кажется, что это немного неэтично?
  − Неэтично, Вэн, трупы горами складывать. Просматривать будут доверенные люди, так что всё будет красиво.
  − Ладно, пробегусь по всем, попробую проставить. А солдаты, медики, обслуга?
  − Это не твоё дело, ты займись учёными. Я тебе минут через десять занесу.
  − Ага, заноси, − сказал Вэн.
  Капитан встал и пошёл в здание.
  − Кэп, − позвал Вэн, смотря на 'Мираж'.
  − Чего? - Байз остановился перед открывшимися дверьми.
  − Что с кораблём бирсиров?
  − Да, мы отошли от него всего на семнадцать километров. Как наши его обнаружили, сразу и взорвали, чтобы всех, кто там, уничтожить. Ну, с начала нас в лесу нашли, я им сказал, что во вражеском корабле людей нет.
  'Неудивительно', − пробормотал Вэн, смотря, как большая бабочка влетела в заграждение 'Миража' и упала на землю мёртвой.
  − Камеры, Вэн, камеры! − Байз зашёл в здание, двери тихо затворились за ним.
  "Да, надо идти камеры расставлять, − решил он. − Главное, чтобы шутник был не в Тэе. Я этого не перенесу'.
  
  Будни шли унылым чередом. На площадке раз сделали вылазку. В лес не углублялись. Навезли новых организмов. Поймали какую-то змею. Интересный экземпляр. Толщиной с руку человека. Быстрая и верткая. Без зубов, но с ядовитым жалом на хвосте. В общем, всё было спокойно до той жуткой ночи, когда сотряслись стены базы.
  Этот вечер не предвещал ничего необычного. Вэн с Тэей спали на кровати, в комнате Вэна, когда заверещала пронзительная сирена. Вэн вскочил и босиком подбежал к дверям, нажал на квадратную кнопку открывания дверей. Они отъехали в стену, и послышался топот ног.
  − Что случилось? - полураздетая Тэя сидела на кровати, моргая сонными глазами.
  − Тревога на базе, ты сиди тут, я скоро, − протараторил Вэн, спешно надевая штаны и куртку. Затем он обулся, сунул в карман инфра-очки и выскочил в коридор. Мимо пробегали солдаты в полной амуниции. Шлемы, рифленые доспехи. Один чуть не сбил растерянного Вэна.
  − Не путайся под ногами! - рявкнул он и понёсся к оружейке.
  Вэн припустил следом. У оружейки толпилось человек десять солдат, очередь быстро получала требуемое оружие. Нора порхала как бабочка, с грохотом бросая стволы на стойку.
  Очередь дошла до Вэна.
  − Дай мне магис, − потребовал он.
  − Гуляй без оружия, только солдатам. Не задерживай очередь, сейчас бойня будет!
  − Не мешай! − рявкнул сержант Фарэй.
  Вэна оттеснили в сторону, протестовать было бесполезно. Лица у солдат встревоженные и злые. Получившие оружие бежали к выходу. Он двинул за ними.
  Открывшиеся двери встретили плотным белым туманом и криками Байза.
  − Болваны! Тащите дикобразов на восточную и западную сторону! Скоро эти твари будут здесь!
  Солдаты волокли зачехленные длинные блоки, согнувшись под их тяжестью. Когда чехлы сползли в руки солдат, показались закрепленные на платформе около двадцати пяти чёрных грозных стволов.
  − Тарантулы! - горланил Байз. - Рассредоточиться по углам периметра! Охранять 'Мираж' от любых крупных существ, непохожих на людей!
  Тарантулы выдвинулись вперёд и замерли, направив стволы в туман.
  Часть солдат тоже взяли оружие наизготовку, готовые стрелять в любой момент.
  − Капитан, восточный дикобраз заряжен! - доложил подбежавший сержант.
  − Западный заряжен! - отчеканил подбежавший с противоположной стороны лейтенант.
  − Все в здание! - заорал во всё горло Байз.
  Солдаты прытко двинули в здание, сплошным потоком. Вэна буквально занесли вовнутрь.
  − Капитан, что нам делать? - спросил Байза расторопный худощавый лейтенант.
  − Десять человек оставь в коридоре, остальных в казарму, ждите команды, − отчеканил Байз, затем повернулся к входу. - Запечатать дверь!
  Над дверью зажегся красный свет, теперь её можно вскрыть только с помощью мощной взрывчатки или введенного сложного кода. В коридоре стало пусто, остался десяток солдат, лейтенант с капитаном, да пять ученых.
  − Лейтенант, установка для дикобразов: уничтожение всех крупных живых существ.
  − Исполняю, − отчеканил лейтенант. Он бегом побежал по коридору в дежурную комнату.
  − Прекрасно, успели, − Байз облегченно вздохнул.
  − Кеп, что происходит? - решился спросить Вэн.
  − Возле базы сотни три колесунов. Видно, сейчас будут атаковать. Пусть хищники повоюют с железками, − Байз самодовольно улыбнулся. − Иди, в окно гляди, как дикари будут гнуть цивилизацию.
  Вэн побежал в свою комнату. Встревоженная Тэя уже надела комбинезон, обеспокоенно ходила туда-сюда между кроватью и столом, заламывая руки.
  − Что там? - спросила она. Зелёные глаза молили, чтобы Вэн не сказал ничего плохого.
  − Колесуны бродят недалеко. Ничего страшного, база неприступна, главные двери запечатаны, − Вэн закрыл окно сплошным жалюзи. - Окна из пласто непроницаемы, так что мы в безопасности.
  − Мне страшно, − Тэя села на кровать и как будто съежилась.
  − Всё будет хорошо, − Вэн обнял её за плечи, он знал, что любимая испытала, побывав в лапах хищников. От одного упоминания об аборигенах у неё начинался панический страх.
  − Я пойду узнаю, что там. А ты пока включи тихо музыку, − Вэн не спеша вышел в коридор.
  Возле большого окна в столовой собралось человек десять гражданских мужчин. Крупные капли воды медленно сползали по стеклу с наружной стороны. Желтый свет освещения территории пробивал в туман чуть дальше границы 'Миража'.
  − Ну что там? - Вэн пристально вглядывался в туман.
  − Пока тихо, не лезут, − ответил кибертехник Сухан.
  − Интересный этот дикобраз, стволов двадцать пять, наверное, − Вэн разглядывал узкую платформу, стволы стояли горизонтально, не двигаясь.
  Внезапно кармин выпустил луч, похожий на ярко-красную полосу, в туман.
  − Кажется, началось, − пробормотал Вэн.
  В ушах начал отдаваться слабый гул, затем из тумана вынырнул первый колесун. Он бежал на четырёх лапах, держа в руке огромную дубину. Синтет повернулся к нему и скосил градом пуль. Колесун перекувыркнулся и затих. Второй тоже не добежал до силового поля, луч кармина отрезал две лапы хищника, туловище по инерции пролетело мимо и беспомощно упало, гребя остальными лапами.
  − Что это за гул? Стены почти непроницаемы для звука, - недоумевал Вэн.
  − Эти твари бегут и кричат 'ныра'. Представляю, что там сейчас снаружи творится, − пробормотал физик Крамт, не отрывая взгляда от окна.
  Колесунов стало много. Они бежали сквозь силовое поле, которое такого не прощает. Пробежавшие сквозь 'Мираж' колесуны становились кровавые. Поверхность хитопластин уничтожалась полностью. Так колесуны и бежали дальше, сотрясая булавами и копьями, которые больше походили на здоровенные колы. Некоторые держали какие-то тёмные шары.
  − Что это у них в лапах такое? - заинтересовался Вэн.
  − А кто его знает, − сказал Сухан, − наверное, дикарское биологическое оружие.
  В дело вступили дикобразы. Стволы выстреливали капсулы, в которых находилась термовзрывчатка. При столкновении с хищником она взрывалась, отрывая лапы и разнося в лохмотья тела. Яркие вспышки сопровождали взрывы, создавая температуру, от которой плоть горела. Куски мяса и брызги крови летели на окно, которое начинало замазываться красными мутными пятнами. Почти постоянные взрывы капсул дикобраза создавали мелькающий эффект − зрелище, достойное дискотеки ужасов.
  Несколько колесунов в общей массе прорвались к дикобразу, опуская дубины на стволы. Больше одного удара сделать они не успевали, их плоть разлеталась в разные стороны. Синтета снесли, у него закончились пули. Мощные удары дубин покалечили ноги паукообразного робота. Он валялся, выставив две неестественно согнутые ноги вверх.
  − Не знают страха, прут вперёд. Жалко их, − Вэн смотрел на безжалостную бойню с отвращением.
  − Пойди пожалей, они хорошие, − с сарказмом оборвал ученого Тор, солдат.
  Жестокая бойня продолжалась недолго. Всё вокруг базы плотно усеяно трупами и кусками колесунов, но живые бежали, сотрясая булавами, бросая шары в стены базы, хотя никакого эффекта это не давало. Хищники изо всех сил швыряли свои колотушки в дикобраза, многие стволы беспомощно висели, но оставшиеся плевались вспыхивающей смертью.
  Один колесун вырвался вперёд и увидел силуэты людей в окне, забрызганном кровью. Он ринулся к окну, метнув дубину. Здоровенная деревяшка глухо стукнула о пласто, окровавленный колесун подскочил, ударил лапами по окну. Когти звонко прошлись по стеклу, не оставив даже царапины. Искаженная окровавленная морда казалась гримасой боли.
  − На тебе, на! - заорал Сухан, исступлённо тыча двумя руками фиги бьющему в окно хищнику.
  В это время ствол дикобраза развернулся и всадил колесуну капсулу в плечо. Глаза ослепила вспышка, затем окно заляпало так, что почти ничего не стало видно.
  − Ну вот, испортил, гад, представление, − воскликнул с разочарованием Сухан. - Надо идти к другому окну.
  − Представление тебе, − зло сказал Вэн, − Они живые, у них есть разум. А у людей он есть?
  − Не тошни! Ты гляди, выискался защитник окружающей среды! - голос Сухана стал едким. - Пошли, мужики, поищем окно почище.
  Все дружно двинули за удаляющимся Суханом.
  Вэн вспомнил о любимой. Она сейчас одна. Бегом побежал в свою комнату. Тэя сидела на кровати, поджав ноги и охватив их руками, съежилась. Согнутая спина притулилась к стене. Громко играла спокойная музыка, переливалась гитара, наполняя мягкими звуками комнату. Глаза Тэи испуганы, она посмотрела на Вэна, как затравленный зверек.
  − Ну, что? - спросила она тихо, сдавленно.
  − Всё хорошо, − Вэн присел рядом и обнял любимую за плечи.
  − Я боюсь, − голос девушки дрожал, как листочек на ветру.
  − Не надо бояться, я ведь с тобой, − Вэн понял, какой он дурак. Ему надо было находиться здесь, рядом. А он бросил Тэю, побежал смотреть. Он понял, что приключения - это не главное, мир в одиночку он тоже не изменит. А вот сокровище, которое он нашёл в этой экспедиции, сидит рядом с ним. Он нужен здесь, а не там, где сейчас всё заполнено злобой и ненавистью, где разрываются в куски тела, и многие люди при этом испытывают злорадство.
  − Хочешь, я о себе что-нибудь расскажу, − Вэн не знал, о чём сейчас говорить.
  − Давай, я о себе что-нибудь тоже расскажу, − Тэя оживилась, распрямилась, забыв о страхе.
  − Мы так мало друг о друге знаем, если честно, я скрывал многое. Твой любимый исколесил Горану вдоль и поперек, − Вэн решил рассказать девушке эпизоды из своей жизни. О людях, с которыми дружил, о предательствах. О приключениях, которыми были богаты путешествия в труднодоступные места Гораны. - Значит так, ты бывала когда-нибудь на акульих островах?
  − Нет, − Тэя удивлённо подняла брови. - А ты что, и там был?
  Они разговаривали долго. Пусть там, снаружи, стреляют дикобразы и колесуны идут плотным строем умирать. Его это больше не интересует.
  На глаза попалась еле подсвеченная голограмма интера, показывающая десять часов - по меркам Шарка было раннее утро.
  Тэя незаметно заснула, прижавшись к возлюбленному. Вэн встал осторожно, медленно, чтобы не потревожить зыбкий сон своего сокровища, которое ценней всех камней и злата, по которым алчут глаза почти всех людей.
  В коридоре стоял шум, пахло чем-то кислым, то ли муравьиной кислотой, то ли чем-то похожим. Вэн поспешно закрыл дверь снаружи, чтобы Тэя не проснулась.
  Он пошёл по коридору к выходу. Крики доносились оттуда.
  − Тащите их в медотсек! - послышался голос Байза.
  И солдаты тащили двух бедняг, которые что-то говорили, но создавалось такое впечатление, что они не люди, а чучела, слепленные из мутного воска.
  − Вэн, иди сюда! - позвал его Вирто, который разглядывал какое-то мелкое насекомое в своей руке.
  − Что происходит? - спросил Вэн, подойдя.
  От входа донёсся голос Байза: − Приготовить огнемёты! Открыть двери!
  − Да что происходит... − спокойно сказал Вирто. - Колесуны кидали на стены базы какое-то пахучее вещество, а теперь база погребена под двухметровым слоем вот этих насекомых. Долго разгребать это дерьмо будем.
  − Вэн вгляделся на мёртвое насекомое, зажатое между пальцев коллеги.
  − Жалящее перепончатокрылое, − подытожил он.
  − Да, тварь вредная. Несколько штук укусило тех двоих, − Вимпро качнул головой в сторону, куда понесли двух полуживых, восковых на вид, солдат. - И знаешь, по-моему, они не жильцы.
  − Такого вида насекомого я ещё не видел, − сказал Вэн. - Пошли в лабораторию.
  Чтобы избавиться от страшных насекомых, пришлось вызывать челнок, который пожёг и раздул дюзами эти тонны насекомых, собравшихся на запах шаров, которыми колесуны забросали базу. Затем флаер целый день поднимал начавшие разлагаться туши хищников и сбрасывал в лес. Куски солдаты складывали в прочные мешки, затем подвешивали на флаер. К вечеру вокруг базы стало чисто. Только тёмные пятна долго напоминали об атаке в утреннем тумане.
  
   Глава двенадцатая
  
   Шутки
  
  После отчаянной атаки колесуны больше людей не беспокоили. Слишком уж много они потеряли своих воинов. Тем более атака не принесла никаких результатов. Поэтому на базе воцарилась тишина, работа по изучению местной флоры и фауны шла своим чередом.
  Основательно изучали колесунов. С ними проводили всевозможные тесты: били электричеством, подвергали тепловым воздействиям, впускали в одиночные боксы газы. В закрытой лаборатории проводились тесты на устойчивость хищников к болезням, вводились различные бактерии. Изучали основательно. У аборигенов оказался очень сильный иммунитет.
  Такие бесчеловечные опыты возмущали Вэна. Но его никто не слушал, координатором был не он, а зловредный химик Болрой. Одна лишь Тэя поддерживала, соглашалась, что такие бесчеловечные опыты недопустимы, особенно к тем существам, которые разумны.
  Развлечением для Вэна стало наблюдение планеты через сферу. При последнем рейсе челнок доставил их две. Они работали по аэростатному принципу. Так называемые "антигравы первого поколения". Сфера была около двух метров в диаметре. Работала за счёт солнечной энергии и долговечной плутониевой батареи. Она перемещалась со скоростью до десяти километров в час. Это было интересно. Колесуны нападали на круглый серебристый шар. Били колотушками, но вреда нанести не смогли. Пару раз они закапывали сферы в лесу. Это не помогало. Солдаты выдвигались туда на флаере и выкапывали круглых разведчиков. Старались потом не сталкивать сферу с аборигенами, избегали по возможности леса.
  Сегодня с самого утра многие люди на базе ходили повеселевшие, но не все, а лишь те, кто оказался близок к окружению капитана - в честь своего дня рождения он к вечеру объявил пикник.
  Флаер улетел в лес - солдаты по такому случаю решили раздобыть мягкого и вкусного шервана, который походил чем-то на гиену, только до метра в холке, с шестью лапами, да непомерно длинной шеей, и он мог хватать зубами добычу, резко высунув голову из куста. Благо, что эта тварь людей побаивалась - охотилась в основном на мелкую дичь.
  Дрова заготовили заранее, внушительная поленница лежала недалеко от площадки, которая, задрав нос кверху, покоилась на стартовом выступе.
  Все готовились. Таскали тарелки и разного рода принадлежности, необходимые для пиршества.
  Когда прибыл флаер, у людей лица расплылись в улыбках. На его борту четыре тридцатилитровых бочонка с бомуто.
  Далее всё шло по накатанной схеме. Шашлыки, выпивка. Необычное началось потом...
  
  
  
   * * *
  
  
  
  − Кто ещё не пил за здоровье кэпа? - повар, которого звали Олис, встал, опёршись рукой на стол. А этих столов возле боевой площадки выставили штук пятнадцать. Конечно, завалены едой они не были, но хлеба, мяса и фруктов из местного леса хватало.
  − Да, да! Пейте все! - Байз по-барски широко махнул рукой. − Похмелья от этого бомуто нет совсем! И тем более для меня этот год знаменательный.
  − Чем это? - спросил Донал. − Тем, что ты встретил Леду?
  − Леду... Да. Но он ещё знаменателен тем, что меня за этот год стало немножко меньше, − капитан поднял руку, показав два укороченных пальца.
  − Ну, чо... Будешь миниатюрный теперь, − Леда сочувственно улыбнулась.
  Из колонок, которые примостили на площадку, лилась плавная, приятная музыка. Несколько солдат танцевали с женщинами, плавно покачиваясь. В стороне тлело кострище, на котором изжарили шашлыки. В общем, идиллическая картина отдыха.
  Вэн с Тэей к этому времени уже наелись и напились, забрались на площадку, сидели на борту, свесив ноги. Наблюдали за празднующими, и болтали 'ни о чём'.
  Бомуто оказалось неслабым напитком. Доро уже дрых у себя в кабинете за столом, обняв пепельницу. Слаб оказался начальник.
  Всего хватало на столах. Лишь острый соус, которым поливали мясо, закончился.
  − Олис, ты повар или как? Чего соуса мало принёс? − спросил Байз.
  − Есть на кухне, я послал за ним Карла. Давненько уже...
  Байз уставился на Олиса, часто моргая пьяненькими глазами, потому что Карлом звали бытового робота-синтета.
  − Чего сам не пошёл? Этот изотопник будет ходить за ним два часа!
  − А меня так расслабило ваше бомуто, что я вообще не вернусь, − Олис налил в свою чашку дурманящего напитка. − Капитан, твоё здоровье! − он встал, отклонившись назад, и снова приземлился в походное кресло на пятую точку. Пьяные глаза блуждали, потеряв ощущение реальности.
  − Олис, тебе уже хватит, − сказала Леда, сидящая рядом с капитаном. Байз среагировал моментально и быстренько отобрал у повара чашку.
  Разговоры за столом, время шло быстро. Байз рассказывал о планете Севар, на которой родился. Холодная и суровая, она воспитала достойного воина.
  Минут через пятнадцать показался рабсинт Карл. Он не спеша подошёл к Олису, остановился и с деловым тоном спросил:
  − В чём находится этот острый соус? Я не знаю, как он выглядит, − обратился Карл к повару.
  − Да ты идиот! − взорвался Байз. − Я, значит, тут сижу, соус жду... Кто тебя программировал?
  Он вскочил и поддал рабсинту пинка, да так, что Карлу пришлось сделать два шага вперёд, чтобы удержаться на ногах и не упасть.
  − Байз, что ты делаешь? Это же робот! - попытался вразумить его биолог Артоэ.
  − Ну, Байз, ты даёшь! Повеселил! − смеясь, захлопала в ладоши Леда.
  − Какой это робот, это бестолочь, он даже соус принести не может! − капитан повернулся в сторону сержанта. − Вот тарантулы - это да! Вот это настоящие, умные роботы! Сразу видно, что их искин создали военные.
  Он ещё не договорил длинную тираду, а Карл подкрался ближе к капитану и врезал тому ногой под зад в ответ.
  Капитан чуть не задохнулся от злости. Когда он развернулся, робот стоял к нему спиной, наклонившись.
  − Ну что, капитан, отбивай ноги. Ха... ха... ха... − произнёс рабсинт монотонным голосом.
  Байз засмеялся. Это разрядило обстановку. Карла опять отправили за соусом, объяснив, как тот выглядит.
  − Дать пинка роботу − невелика заслуга, − громко сказал капитан, когда Карл ушёл. − А вот кто сомневается, что я сейчас пойду в лес, найду колесуна и дам ему пинка?
  − Ты, капитан, говори, да не заговаривайся, − подал голос сержант. − Тоже браваду перед женщинами устроить хочешь, как колесуны ныру?
  − Может и хочу! Тебе это слабо, а мне нет! На что забьем? Давай так, если у меня получается, то ты будешь ходить при мне на цыпочках до конца экспедиции, а если нет, то получишь на месяц освобождение от всех обязанностей, кроме боевых заданий.
  − Идёт, − ответил сержант. − Значит забили?
  − Забили! − Байз встал и пошёл к зданию, двери раскрылись и поглотили его.
  − Он за оружием пошёл, что ли? − растерянно спросил Вимпро.
  − А кто его знает, он любит сюрпризы, − сказал Донал, больше всех знающий капитана.
  − А если он колесуна застрелит, а потом врежет трупу под зад, это будет считаться? - сержант забеспокоился.
  − Может и будет, договоренностей никаких не было, − Донал театрально, с расстановкой захихикал.
  Капитан исчез, внимание людей продержалось на дверях базы с минуту, потом пошли разговоры, все отвлеклись, лишь сержант не отрывал от дверей взгляда, ожидая появления Байза.
  Минут через десять двери раскрылись, и появился Байз в боекостюме жёсткого типа. Раньше их на базе не было, видимо доставили последним челноком. Этот боекостюм состоял из лиурита, с шарнирами в местах суставов. Причём, шарниры устроены так, что сгибались лишь до критической точки человеческих возможностей организма. При взрывах и падениях у человека не выворачиваются конечности в обратную сторону. По своей сути это наполовину скафандр − наполовину экзоскелет. За спиной внушительный ранец, в котором находится мощная плутониевая батарея и система автономного дыхания. Также в нём терморегулирующая система. Поверхностный слой боекостюма поглощал излучения лазеров, словно ненасытная тьма. Микродвигатели усиливали движения человека, так что идти в БК было несложно.
  Байз помахал рукой людям, разинувшим рты от удивления, затем легко, будто это не он, а робот, пошёл к лесу. Прошёл сквозь защитную стену "Миража", как будто её и не было.
  − Вот тебе и Байз, − сказал самодовольно Донал. - Он в боекостюме, поэтому колесуны будут лишь когтями по обшивке скрести, да по шлему дубинками колотить. А кэп в это время будет их пинать!
  − Да уж, − Леда улыбнулась. - Попал ты, сержант.
  − Так нечестно! - заявил тот возмущённо.
  − Честно, честно, − ехидно отрезал Донал. - Условия не обсуждались!
  А в это время Байз уже скрылся в лесу. Все знали, что колесунов ему долго искать не придётся. За базой, скрываясь в чаще леса, постоянно наблюдали несколько аборигенов. Сержант сбегал в здание и принёс командный координатор связи, работающий на любых всевозможных частотах. Активировал поиск.
  − Капитан ответь базе, − заговорил сержант.
  − На связи я! Но поболтать не получится... Немного занят! − ответил Байз, затем раздался приглушенный шум.
  − Как у тебя дела?
  − Да нормально всё. Сержант пусть тренируется на цыпочках ходить. Пинка колесуну я дал! Ха, ха! Но тут ещё один пришёл, с двоими я не справлюсь!
  − Так тебе что, помощь нужна? - в голосе сержанта послышались тревожные нотки.
  Ответа не было, из передатчика слышались лишь звуки возни и стуки.
  Ближе к рации сгрудились все, кто присутствовал на пикнике. Стояла тишина, каждый пытался услышать и понять, что же в лесу происходит. Многие уже не были так расслаблены, особенно это было видно по лицу Леды, ведь её мужчина оказался в лесу один против колесунов. Пусть он и в таком надёжном боекостюме, но женское сердце не верит ничему, когда близкому человеку угрожает опасность.
  − Они меня держат за ноги и руки, бьют об дерево! − голос Байза уже не был расслабленным, временами слышался шум.
  − Арни, флаер к вылету! Первое отделение! Вооружиться! Всем взять сканеры и 'Морфеи'!
  Топот ног был ответом сержанту. Солдаты бежали к дверям базы, а он остался у рации.
  − Кэп! Мы выдвигаемся к тебе! Продержись немного!
  − Да я хоть часа три продержусь! - голос Байза стал тише, слабел.
  − Кэп! Тебе плохо? Что с тобой? - не унимался сержант.
  − Да не сказать, чтобы мне так было плохо физически, как мне сейчас хреново душевно! - донёсся из рации приглушённый голос, будто у Байза села батарея в передатчике. Но сесть она не могла, весь БК обеспечивала плутониевая батарея. И прекратились стуки, что навевало на мысль, что колесуны об дерево Байза бить перестали.
  − Что происходит? - сержант не унимался.
  − Да вот, пытаюсь понять, что чувствует покойник, когда его закапывают!
  − Это из-за этого тебя стало хуже слышно?
  − А ты догадливый! Да! Они меня немножко закопали. А тут что-то почва хуже пропускает радиосигнал.
  − Байз! - всхлипнула Леда, заламывая руки.
  − Ну, вот... и причитания уже есть, − голос из рации говорил уже с сарказмом.
  − Мы тебя сейчас быстро отыщем и выкопаем! - громко заявил сержант. Затем повернулся к входу, откуда уже выбегали солдаты с оружием, но без доспехов. - Лопаты! Возьмите пару лопат!
  Вместить всех спасателей флаер не смог. В спешке в него погрузилось шесть солдат, и ругающийся сержант. Транспорт оторвался от земли и, перелетев через 'Мираж', исчез между деревьев. Остальные сгрудились у передатчика, чтобы слушать разговоры в эфире. Леда, растолкав всех, заняла место у передатчика, торопливо заговорила.
  − Байз, ты там держись... Ребята уже выдвинулись.
  − Леда, я тебя люблю! - раздался приглушённый голос капитана.
  − И я тебя!
  − Ну, вот! − возмутился пьяный Олис. - Пошли любовные сопли! А давайте выпьем, что ли?
  − Байз, ты меня слышишь? - раздался голос сержанта. - Мы тебя нашли, почва тут рыхлая. Сейчас быстро выкопаем.
  − Да я не спешу... Копайте, ищите сокровище.
  − А вот шлем! - раздался голос сержанта. - Кэп, ну у тебя и улыбочка самодовольная.
  Когда флаер приземлился, все зааплодировали, увидев неуклюжего Байза, с трудом выбравшегося из транспорта.
  − Капитан! - раздался от дверей базы громкий окрик полковника. Все повернулись.
  − Ну вот, сейчас всем достанется, − сказал Вэн.
  − Капитан, быстро ко мне в кабинет! − скомандовал полковник.
  − Боекостюм снимать, или так идти? − спросил Байз, на лице написано смущение, как будто мальчишку застали на месте шалости.
  − Снимай, и сразу ко мне, − выражение лица полковника не предвещало ничего хорошего. − Сержант! Приказываю собрать всё бомуто и отнести ко мне в кабинет. Это приказ.
  − Исполняю, − вытянулся по струнке сержант, − обычно на базе уставные взаимоотношения не соблюдались, но сейчас полковник был очень зол.
  Байз исчез в здании, солдаты пошли сдавать оружие, а остальные обсуждали происшедшее.
  Минут через двадцать капитан вышел в полевой форме. Лицо его было сердито.
  − Бомуто забрал, что это за день рождения такой? - театрально произнёс Байз, когда подошёл к остальным.
  − Этот полковник какой-то плохой, − подыграл капитану Донал.
  − Плохой − это мягко сказано. Он прям таки отврааатный!
  − Видно, всыпал тебе полковник по взрослому? − спросил сержант.
  − Не понял! А ну, на цыпочки! Быстро! Или ты забыл? − отвёл душу Байз с блаженной улыбкой.
  − Смотрите! Сюда идёт колесун! - закричала Тэя, показывая рукой в сторону ручья.
  Все повернулись, молча наблюдая. Хоть на базе тарантулов и не осталось, но кармины не дремали, наведя стволы на аборигена. Да и снайпера на крыше не спали, о чём красноречиво говорили торчащие стволы винтовок.
  Но колесун шёл к базе на всех шести лапах, смотря вперёд. Потом перешёл на бег.
  − Он или сумасшедший, или в нём бирсир, − сказал Байз. - Других причин этому дурному поступку я не вижу.
  Колесун пробежал немного. Когда до миража осталось метров пятнадцать, бледно-красные лучи двух карминов прожгли его в нескольких местах, а пока он падал, луч отрезал ему верхнюю лапу.
  − Все в здание! Быстро! - закричал Байз.
  − Быстро! - громко сказал Вэн Тэе, и они побежали.
  Люди ломанулись так дружно, словно за ними гнался живой колесун. Когда все уже были внутри, а двери закрылись, люди озирались друг на друга.
  − Что происходит? - воскликнул Олис, блуждая взглядом по людям. Он почти протрезвел.
  − Да ничего страшного, − Байз оставался невозмутим. - В общем так, если кто-нибудь за кем-нибудь заметит что-то странное: в поведении, в разговоре, в поступках - сразу сообщайте мне или полковнику. А лучше обоим.
  − Да, это уже не шутки, − сказал Донал и дрожащими пальцами вытащил из кармана пачку сигарет.
  − Дай и мне одну, − протянул руку Олис.
  − Всё, расходимся, − сказал Байз, взял под руку растерянную Леду, и они двинулись по коридору.
  − Хоть бы всё обошлось, − донёсся голос Леды.
  − Кэп, − позвал Вэн.
  − Чего, − остановившись, Байз повернулся.
  − А снайпера? Они же на крыше.
  − Друг за другом приглядывать будут. Я с ними сейчас свяжусь.
  − Солдатам построение в коридоре! Всем!
  − Ааа! - раздался сзади крик. Все повернулись. Словно младенец, верещал Донал, показывая пальцем на сотканный из табачного дыма человеческий череп. Донал отчаянно замахал руками, разгоняя дым.
  − Что там? - Байз уже бежал к Доналу.
  − Пошли отсюда, − зашептала Тэя, сжав предплечье Вэна. − Быстрей!
  − Когда они оказались в комнате Вэна, Тэя спросила, поспешно разуваясь.
  − Что это было?
  − Не знаю, − ответил Вэн, блокируя дверь. - Скорее всего, это сущность бирсира. Но откуда он знает строение нашего черепа?
  − Расскажи, что ты знаешь о них, − попросила Тэя...
  − Сейчас не до этого, − Вэн прислушался, но за дверью стояла тишина.
  − Расскажи. - в её глазах читался не только безотчётный страх, но и надежда, что Вэн отвлечёт, заставит забыть о том, какие они страшные, эти колесуны.
  − Ну, знаешь, это такие существа, − он прошёл к столу и сел в кресло. - В общем, вопреки нашему пониманию, не только наличие мозга определяет разум.
  − Я понимаю, я же микробиолог. - Тэя уселась на кровать, но не расслабилась - спина была напряжена. - Амёба тоже совершает действия, ловит добычу. Хищные растения не имеют мозга, но ловят, переваривают добычу, а потом ещё избавляются от останков.
  − А ты слышала о экспериментах о переносе сознания, вернее об обмене телами?
  − Ну конечно, эта тема обыгрывается во многих фильмах. Особенно в кинокомедиях, когда мужчина меняется телом с женщиной.
  − А бирсир... он изгоняет личность человека, забирает тело.
  − Но как? Как? - Тэя развела руками. - Он же, по ходу, энергетическая сущность!
  − Для нас это непознаваемо. По крайней мере, пока непознаваемо. Ты знаешь, что наукой зафиксирован случай. В общем, ты слышала такое понятие, как брюшной мозг?
  − Теперь я постучу себя по животу и скажу: Вэн, ты вообще рехнулся? Какой брюшной мозг? − Тэя засмеялась.
  − Да такой. Он больше, чем спинной мозг! Ты знаешь, что пять лет назад умер ребёнок, а когда его анатомировали, то выяснили, что у него вообще не было мозга в черепушке.
  − Ну, наверное, он был как зомби...
  − Да нет, он ел и плакал, как другие дети.
  − Ты хочешь сказать, что человек может жить без мозга? Может, и подышит, только недолго. Ведь этот мальчик умер в три месяца.
  − Я хочу сказать, что мы ещё толком о жизни ничего не знаем. Люди уже почти разобрались, что такое гравитация, но что такое электрон, нам ещё суждено понять нескоро.
  
   Глава тринадцатая
  
   Исход
  
  Что для тебя один день, когда ты прожил их миллионы? Тысячи жизней, поменял тысячи тел. Мы барсаи. И мы бессмертны. Если не наступит смерть внезапная, когда тело, в котором находится 'я' прекращает жить, а вокруг нет носителей, в которые можно переселиться.
  А тело этого двуногого оказалось очень комфортным. Им легко управлять, легко подавлять на первых порах волю сознания, которое постепенно угасает, отдавая тело в полное владение новому хозяину. Но здания у этих людей какие-то тусклые, словно сидишь в большой коробке. Казарма примитивная, а потолок ровный, на который смотреть − одна тоска.
  Какие-то странные, новые желания ощущает сознание. Таких Аихаи ещё не испытывал ни в одном носителе. Ему нравился этот временный дом для его сознания. Но пока с этим типом вновь открытых носителей приходится считаться. Их оружие опасно. По крайней мере, люди одним взрывом уничтожили звездолёт.
  Для начала нужно сообщить о них на одну из освоенных планет. Аихаи уже активировал передатчик, который заставляет пульсировать ядро планеты. Чтобы добраться за три сотни световых лет, где находится ближайшая колония - планета Атес, сигналу нужно эти триста световых лет. А на корабле это можно сделать быстро. Хотя, Аихаи спешить некуда, носителей на этой планете хватает.
  Прибывшие двуногие оказались третьим видом на этой планете, в котором барсаи могут жить. Но из-за поломки корабля Аихаи с сородичами заперт на этой планете уже сто сорок местных лет. Механизмы звездолёта приходят в негодность, а чинить их всё труднее. Здесь нет цивилизации и поэтому неимоверно скучно. А что такое жить сотни лет без цивилизации? Это скучно. Скучно!
  Акинос тоже тут, на базе двуногих, в теле сильного человека. Но у него задача попасть на звездолёт чужаков. А задача Аихаи ускорить тот момент, когда люди уберутся на свой корабль. С ними попадёт и Акинос.
  В суматохе, царившей на базе, Аихаи вселился в тело солдата Керса. Пока все бегали по базе в панике, этот носитель остался один в дежурной комнате. Это хорошо, что память двуногого носителя остаётся. Она стирается со временем, да и память барсаи тоже постепенно теряется. Аихаи не мог припомнить, что происходило с ним три-четыре столетия назад.
  Захватив тело Керса, Аихаи удивился, что тот оказался рабом вредной привычки. А если конкретнее, то Керс оказался никотинозависимым, что не нравилось Аихаи. Но он пока ничего с этим не мог поделать: приходилось курить, когда организм начинал беспокоить сознание.
  С самого начала Аихаи стал себя называть Керс, чтобы не выдать себя в разговоре с другими двуногими. Они, на поверку, казались глупыми.
  Освоившись, Керс сразу задался целью: как ускорить отлёт людей на свою планету. Так Акинос, или они вдвоём, смогут попасть на корабль, а там уже действовать по обстоятельствам: либо захватить тело навигатора, либо подчинить его своей воле, чтобы добраться на родную планету Зарани.
  Цель... Нужно сделать что-то такое, чтобы люди в панике бежали с планеты. И это что-то нужно сотворить изнутри базы, потому что снаружи она неприступна. Как только была просканирована память носителя, новоиспечённый Керс сразу понял, что нужно делать. Задача, конечно непростая, но выполнимая: самое лучшее − это выпустить пленных колесунов. Вот они-то пусть и 'наведут' порядок на базе. То, что это будет выполнено, Керс не сомневался. Если его убьют, то колесунов откроет Барт или какой-нибудь Шмарт, в которого вселится Аихаи. Но он своего всё равно добьётся. Тем более Керс, при, так сказать, своей прошлой жизни был отряжен помогать учёным, доставлять колесунов в боксы. И ему очень, очень хотелось посмотреть на эту расправу хищников над людьми, потому что из-за стычки с двуногими умерло два барсаи, которые считали себя бессмертными. И от этого Керсу становилось страшно. Ведь он тоже тут, на этой планете может умереть. Эти люди глупы и пока не подчиняются хозяевам Галактики.
  Даже если он не увидит расправы хищников над людьми, само представление этой картины доставляло ему удовольствие. Долго люди не забудут его, будут со страхом рассказывать другим. Это самая изощренная месть людям.
  Сегодня как раз такой момент. Люди расслабились. Они спят без задних ног, упившись бомуто, которое оказалось в конечном итоге неплохим снотворным. Тарантулов уничтожили во время массового нападения. На крыше базы дежурят два снайпера. И то, наверное, спят.
  Керс тихо встал с койки, прошёл по казарме. Вокруг тихое сопение, иногда прорывался храп.
  Керс вышел из казармы и пошёл в дежурную комнату. Зайдя туда, увидел, что рядовой Алнар дремал в кресле, а сержант Никол сидел за столом и наблюдал за голограммой уменьшенного периметра и близ лежащих окрестностей.
  − Сержант, что туда смотришь, там же искин контролирует. − Керс оглядывал комнату. − Не угостишь сигареткой?
  − На, − Никол достал и протянул сигарету. − А что у тебя с глазами, Керс? Как-то бегают они странно, да и сам ты, словно на иголках.
  На боку у дежурного висел шаробой. У Алнара тоже.
  Опасность!
  Керс ещё пока не тот, чтобы через полчаса лишиться тела. Ему нужно больше времени, хотя бы ещё час-два.
  − Спасибо, буду должен, − Керс взял сигарету и, выходя в коридор, добавил: − А глаза... Нервы что-то ни к чёрту. Этот череп из дыма...
  Он нервно покурил в коридоре, затем пошёл в умывальник и взял заранее заготовленную металлическую ножку от кресла. Запихнул её за пояс штанов, за спину.
  Когда вернулся в дежурную комнату, сержант Никол на мгновение повернулся. Увидев, кто вошёл, он опять вперил взгляд на периметр.
  Керс резко выхватил ножку и со всего маху врезал Никола по затылку. Тот даже не среагировал - глухо стукнулся лбом в стол. Но его голова лишь коснулась стола, а ножка уже припечаталась к шее рядового, затем опустилась на макушку.
  Керс забрал шаробои, засунул один за пояс штанов. Из второго почти бесшумно продырявил головы обоим "спящим". Затем влез в базовый компьютер, начал в нём копаться. Керс навсегда отключил кодовую защиту дверей. Теперь все двери, даже входные, открывались простым нажатием кнопки. Затем отключил кармины.
  Управившись с компьютером, пошёл в лабораторию. Бокс, где содержался первый колесун, имел большое, почти на всю стену окно из пласто. Мощный образец носителя. Острые когти, быстрое и сильное тело... Идеальный убийца для людей.
  "Он меня не тронет", −думал Керс, но волны страха окатывали сознание: энергетика колесуна излучала лютую ненависть. Двери в общие помещения были большими, колесун мог пробежать, даже не зацепившись.
  − Нет, ты меня не тронешь, я же тебя выпущу...
  Хищник пристально наблюдал за Керсом бездонными глазами. Он неуверенно нажал большую зелёную кнопку, двери с шипением отъехали в сторону.
  Прошло какое-то мгновение, и колесун уже навис над Керсом.
  − Ого! Ну, ты и быстрый! - выдохнул испуганный Керс. - Не трогай меня! Я выпущу твоих дружков!
  Колесун не двигался, но и взгляда не отводил. Керс пошёл к другим боксам. Колесун двигался в стороне, уже не нависая. Плавны и текучи движения огромного хищника. И незаметно, когда рука или нога начинают двигаться. Когда нужно, плавность перерастает в скорость.
  Керс нашёл ещё двоих хищников. Выпустил их. Остальные боксы оказались пусты.
  Аборигены перебросились между собой короткими ворчливыми фразами. Самый крупный колесун прыгнул к большому холодильнику, занимавшему весь дальний угол. Хищник уверенно открыл белую дверь. На полках лежали останки колесунов: лапы, внутренности, головы. Абориген достал голову сородича, несколько секунд смотрел на безжизненную морду. Рычание, леденящее душу, разнеслось по громадной лаборатории.
  Хищники рванули к дверям, скользя лапами по гладкому полу. Один из них ударом лапы нажал на кнопку. Двери отъехали. Двое хищников двинулось по коридору. Третий оглянулся, вернулся в центр лаборатории. Схватил кресло и мощными ударами начал им громить пульт управления и оборудование.
  − Вот ты молодец, − Керс уже расслабился и хлопал в ладоши. − А я сам пыхтел, ломал. Пойду, "Мираж" обесточу.
  
  Вэн открыл глаза в тревоге. Проснулся от криков, которые добрались до ушей, несмотря на неплохую звукоизоляцию. Он слышал такие крики в фильмах ужасов. Протяжные, душераздирающие вопли. Те, от которых стынет кровь во всём теле. Люди так кричат, когда сталкиваются с чем-то чуждым, безысходным.
  Он сразу понял, почему люди на базе могут так кричать. Внутри базы колесун, а может и не один. Других причин для криков, рвущих душу, быть не могло. Мысли стали метаться из крайности в крайность.
  "Так, где-то на базе есть боекостюмы, − Вэну вспомнился разговор солдат о том, что Байз сильно ругался в инвентарном блоке, когда снимал БК. − Надо бежать туда, в инвентарный блок. Крики где-то далеко, значит, имеет смысл двинуться прямо сейчас. Потом может быть поздно".
  Самое странное, что не работал сигнал тревоги. Значит, нападение оказалось неожиданным. А это говорило о том, что произошло оно изнутри.
  Вэн нажал на кнопку открывания дверей, когда они отъехали, сходу рванул по коридору. Крики стали громче и отчетливее. На пути лежал солдат с распоротым брюхом. Он стонал от боли, пытаясь окровавленными руками собрать ближе к животу валяющиеся кишки.
  Вэн перепрыгнул через несчастного. Побежал, что есть силы, по коридору. Его подгоняли доносившиеся сзади жуткие вопли. Да ещё адреналин, выброшенный в кровь.
  Вот он − инвентарный блок.
  Кнопка, двери.
  Внутри никого. Помещение разделено на несколько секций. БК долго искать не пришлось. Три боекостюма красовались в ряд в специализированных отсеках. Вэн активировал один. БК раскрылся по типу ракушки. Вэн спешно забрался внутрь и закрыл боекостюм.
  Всё... Теперь он в относительной безопасности. Надо идти туда, где (как говорила Лауринта) страшно.
  − БК активирован, функционирует нормально, − доложил искусственный интеллект. − Предполагаемая защита активная или пассивная? Ножи выдвигать?
  − Активная, выдвигай ножи. Что кроме них имеется в арсенале? − страх начал проходить, его место заполняла злоба.
  − На данный момент больше ничего, − ответил интеллект БК.
  Вэн двинулся к выходу. На запястьях рук, щёлкнув, плавно выдвинулись ножи. Острые, чуть загнутые. Глядя на них, можно подумать, что они могут прошить лист железа как бумагу.
  Вэн шёл по коридору, пробираясь к оружейке. Там оружие, а значит победа. Микродвигатели легко передвигали тяжёлый скафандр.
  Оружейная комната открыта. У входа валялась обезображенная голова Норы. Открытые безразличные глаза смотрели в потолок. Из искривленного рта пролегла тёмная дорожка крови. На неподвижном лице остались раны от крупных острых зубов. Весь порог залит кровью. В самой комнате валялось её тело, одетое в серый комбинезон. В углу, под полками с оружием, лежало тело полуголого разорванного солдата. Сверху на нём лежал магис.
  Тишина...
  На базе воцарилась тишина. Никто больше не кричал, не звал на помощь. Лишь твёрдые звуки шагов по оружейке.
  − Есть оружие. Вторая полка слева, − заговорил искин БК. − Преобразователь "Зот 56". Установите на правое запястье.
  − А что это за оружие? Я не слышал о таком, − спросил Вэн.
  − Преобразователь "Зот 56" разрушает структуру материи за счет вибрации пространства. Установите на запястье. − Настойчиво повторил искин.
  Вэн начал приспосабливать преобразователь. Нашёл платформу, закрепил оружие. Оно оказалось громоздким.
  − Можно вступать в бой, − отрапортовал искин.
  − Как увижу врага, с радостью, − ответил Вэн и вышел в коридор.
  За углом так и сидел тот солдат, со вспоротым животом, опёршись рукой о стену. Не стонал, просто пытался схватить и сжать второй рукой воздух.
  − Прости, тебе нужна эвтаназия, − произнёс Вэн и направил преобразователь в голову несчастного.
  − Как активировать оружие? − спросил Вэн у искина.
  − Определите кодовое слово. При его произнесении оружие будет срабатывать. Время зарядки двадцать секунд. Если будет прямая угроза, я активирую оружие сам.
  − Кодовое слово − "Парус", − Вэн выбрал это слово, потому что почти его не произносил. − Парус!
  Широкий ярко-оранжевый луч плавно пронзил пространство. Прошёл сквозь голову обреченного и исчез в стене. При этом от луча исходили частые короткие волны, которые отчетливо расплывались в воздухе.
  Человек затих. Его голова медленно расползлась по шершавому полу, став в толщину не более трёх сантиметров. Непривычно видеть такое. Кусок стены расссыпался, образовав дыру.
  − Сзади опасность, − сообщил интеллект.
  Вэн стал резко разворачиваться. Боекостюм рвануло, стена стремительно надвигалась. Удар об неё сотряс всё тело. Лицо припечатало к прозрачному забралу шлема. В глазах потемнело. Вэн резко, насколько позволял БК, развернулся. И тут он увидел то, что повергло его в оцепенение − ярость астарда.
  Астард бил лапами, острые когти гулко звенели и скрежетали по обшивке БК. Узкие зелёные глаза показались ужасны в этот момент. От них хотелось бежать, даже дальше, чем от когтей. Казалось, что это злой зеленоглазый демон вылез из преисподней.
  Оцепенение через секунду прошло. Вэн сделал выпад левой рукой, загнав ножи в бок астарда. Правую руку с оружием не успел навести на хищника. Тот несколько раз сбивал её лапами в сторону.
  Астард схватил за руку, вонзившую ножи и, освободился от них. Крутанув, рванул БК вместе с Вэном. Ножи не принесли ему большого вреда.
  Вэн пролетел по коридору, приземлившись на спину. Встать ему не дали. Астард сразу оказался на нём. А преобразователь направлен хищнику в грудь.
  − Парус! − истошно прокричал Вэн.
  Но искин среагировал раньше. Пока Вэн кричал, оранжевый цвет уже заполнил глаза даже через пласто.
  Агрессия астарда прекратилась. Его морда исказилась гримасой боли, а также на ней читалось непонимание и недоумение. Враг плавно обмяк и замер, придавив Вэна своим весом.
  Вэн выбрался из-под туши лишь благодаря микродвигателям.
  −Связь у тебя работает? − спросил Вэн у интеллекта. Его удивило, почему он до сих пор не поинтересовался. Видно, стрессовая ситуация.
  − Только военная волна, гражданская повреждена. Сейчас на связи полковник Франк Доро и врач Зарэй Лорк.
  − Вызови Доро, − отдал распоряжение Вэн и пошёл обратно в оружейку.
  − Доро слушает, кто это? − раздался голос полковника, показавшийся жалким.
  − Вэн Гаури разговаривает с тобой. Как дела, полковник?
  − Плохо дела, даже очень хреново. А ты где находишься, что спрашиваешь?
  − Я в боекостюме. В оружейку иду. Сейчас возьму бойпарт, подойду к твоим дверям, откроешь, отдам оружие.
  − Ты лучше это... Байзу отнеси. Только его, урода, ещё разбудить надо. Они один бочонок с бомуто припрятали, а вечером втихаря приговорили. А с меня в бою толку меньше будет. Мне позже занеси. Но сначала Байзу!
  " Да и целей будешь", − подумал Вэн. - Добро, сейчас этому алкашу отнесу.
  Опять эта голова Норы. Когда-то она флиртовала с ним, эта ещё недавно совсем целая девушка. Переступил через голову и оказался возле полки. Неуклюжими пальцами боекостюма взял бойпарт. Правую загружать не стал, оружие должно быть в готовности.
  К комнате Байза добрался без приключений. Стал в стороне, чтобы луч преобразователя не попал в людей. Огляделся, нет ли поблизости врагов. Выстрелил сверху в район замка. Двери без замка сразу раскрылись и остались в таком положении.
  Капитан безмятежно спал на кровати, широко раскинув руки. Вэн подошёл и бросил ему на грудь бойпарт. Байз вскочил, не понимая, что происходит. Особенно пришёл в замешательство, когда увидел БК.
  − А? что за дела? Ты кто?
  − Чёрт в скафандре! Вставай! Солдат порвали колесуны. По базе бегают, твари, - голос Вэна доходил отчётливо, но капитан словно был на другой планете.
  − Что? Вэн! Ты, что ли? − Байз никак не мог прийти в себя, не отпускало бомуто.
  − Нет, твой любимый рабсинт Карл, − Вэн вернулся к дверному проему, чтобы контролировать коридор.
  − Сейчас проведешь меня в инвентарный блок, − капитан вскочил с койки, поспешно надел штаны.
  − Прикрывай со спины, − тихо сказал Вэн, выходя в коридор.
  На пути лежал не только солдат. Под стеной ещё валялась чья-то рука. Вроде бы её не было, когда Вэн здесь проходил.
  Они уже почти добрались до инвентарного блока. Вэн держал правую руку с оружием наготове. Впереди мелькнула тень, метрах в десяти, в проеме показался колесун: он уже нёсся к ним с большой скоростью, на всех шести лапах.
  Методично защёлкал бойпарт Байза. Вэн направил руку на атакующего врага.
  − Парус! − отчеканил он.
  Рука Вэна дрогнула потому, что его толкнул капитан. Ярко-оранжевый луч попал в левое плечо и обе левые руки нападающего хищника. В другое плечо попали две гравипули, а они дело своё знают: костная кашица, сухожилия и мышцы - всё перемешалось, где рядом прошла пуля. Враг зарылся мордой в пол и пропахал ею метра три.
  Он оторвал голову от пола, встал почти во весь рост, упираясь в потолок шипами. Левые лапы остались лежать на полу. Но они не оторвались, к плечу тянулись тонкие соединения, толщиной с мизинец. Соединения лопнули. Колесун несколько секунд простоял, затем просел и гулко завалился на спину.
  Вэн повернулся, чтобы оглядеться. Байз лежал недалеко от его правой ноги. Изо рта у него шла кровавая пена. Бледно-розовые пузыри появлялись у правого уголка губ и через время лопались. Такие же пузыри появлялись на груди. Байз держался дрожащими руками за живот. Между его пальцев сочилась кровь. Он что-то хотел сказать, но не смог. Беглым взглядом можно было определить, что в него всадили не меньше десяти пуль.
  Невдалеке стоял Керс с двумя шаробоями в руках, но уже не стрелял и самодовольно улыбался.
  − Керс, ты чего? − преобразователь уже был готов стрелять.
  − А что мне? Вы, людишки, жалкие трусы! Вот тебе так слабо? − У Керса были какие-то безумные глаза, зрачки прыгали вверх-вниз. Он внимательно глядел на Вэна, направил шаробой себе в щеку и выстрелил. Шар вышел из другой щеки.
  Вэн содрогнулся, представив, как шар проходил сквозь рот. Как крошились зубы, уступая место разрушающему металлу.
  Керс дёрнулся и сморщился. Затем засмеялся. Изо рта и дырок на лице выступала кровь.
  − Керс, послушай, а где третий колесун? Что-то я никак не могу его найти. − Вэн решил выведать у бирсира нужную информацию.
  − Ха! Ты думаешь, что я тебе помогу его уничтожить? Но, я тебе скажу, где он. И это тебя не обрадует! − зашепелявил Керс, затем, не отводя взгляд, выплюнул крошеные зубы вместе со сгустками крови.
  − Меня уже сложно чем-нибудь расстроить, − Вэн встревожился, если это возможно при его настоящем положении.
  − Я отключил "Мираж", колесун разорвал снайперов на крыше и ушёл к своим за помощью. Так что лучше сразу застрелись, так будет проще.
  Преобразователь уже направлен в грудь Керса. Но Вэн не хотел рисковать. Он знал, что Керс будет стрелять не в него, а в лежащего, но ещё живого капитана. Приподнял немного руку. Электронное наведение на внутренней стороне пласто показывало точную цель − шею.
  − Парус, − произнёс Вэн. Оранжевый сноп прошёл сквозь горло бирсира. Ресницы Керса часто захлопали, временами судорожно сокращаясь. Шеи больше не было, голова быстро сплыла на плечи.
  Пока Керс падал, Вэн сгреб мощными руками торс Байза и потащил в медотсек. Байз хрипел, но Вэн тащил, зная, что промедление сейчас - это для Байза смерть.
  − Соедини меня с врачом, − обратился Вэн на ходу к искину.
  Когда Вэн уже прошёл полпути, раздался голос врача.
  − Зарэй слушает.
  − Это Вэн. Тут капитан ранен, и довольно серьёзно. Через минуту буду в медотсеке, притащу его. Готовь всё, что нужно для операции. Самые опасные ранения в живот. В двух местах прострелено левое лёгкое.
  − А как же колесуны? Они по базе бегают, − голос Лорка выдавал его страх.
  − Сейчас их на базе нет, но если будешь тянуть резину, и Байз умрет, я тебя к ним в лес отведу, обещаю, − произнёс Вэн на ходу.
  − Неси его, неси! Я уже на месте, − было слышно, как стучат операционные приборы, раскладываемые на столе.
  Двери в медотсек открыты. Зайдя в помещение, Вэн легко закинул бесчувственного Байза на операционный стол. Сразу возле него засуетились врач Зарэй и Леда. Она хныкала, по щекам бежали слезы. Но в то же время не отвлекалась от работы. Делала всё правильно и быстро.
  Вэну стало жалко её. Всё-таки не так легко видеть любимого человека продырявленным во многих местах, окровавленным, на грани жизни и смерти.
  − Ладно, вы тут занимайтесь, я пойду повытаскиваю живых из каморок.
  Вэн направился к выходу. Выйдя в коридор, остановился и повернулся.
  − Зарэй, ты сильно не расслабляйся, в любой момент будь готов к эвакуации.
  − Понял, буду начеку, − ответил врач, уже доставая пулю из легкого Байза.
  − Соедини меня с Доро.
  − Доро на связи. Вэн, как дела? − голос руководителя дрожал.
  − Надо с кораблём срочно связаться. "Мираж" поврежден, один колесун ушёл за подмогой. Скоро их тут будет тьма. Снайперов на крыше нет. Байз тяжело ранен, не знаю, выживет ли. − Вэн говорил эту длинную тираду, а сам шёл к комнате Тэи.
  − И что ты мне предлагаешь делать в этой ситуации? Я уже проверил кое-что. Связи с кораблём нет. Когда пропадает связь, ровно через час прибывает челнок - так прописано в инструкции.
  − Значит, скоро прилетит челнок. Надо всем умеющим стрелять выдвигаться на крышу.
  − Какая крыша? Ты в своём уме? Туман садится. Надо заблокировать двери и ждать помощь.
  − Значит так, полковник. Врач занят, вытягивает с того света Байза. Солдат, я думаю, не осталось. Посмотри, может, кто среди ученых мужчин есть кто живой. Вооружитесь, соберитесь вместе. Я у входа, буду на связи.
  − Понял тебя, давай действуй, − голос полковника стал ровнее.
  Вэн зашагал к главному входу. Вот они, тёмно-серые двери, которые отделяют коридоры базы от свободного пространства. За ними сейчас неизвестно что. Хотя, если там есть хищники, среди них тот, кто умеет эти двери открыть.
  Зелёная кнопка горит, значит, двери готовы открыться по первому зову, лишь нажми ладонью. Вэн направил преобразователь вперёд, поджав оружие ближе к туловищу. Так труднее сбить руку с прицела. С усмешкой вспомнил героев фильмов, вытягивающих руку на всю длину, тычущих пистолетом в затылок. У таких клоунов пистолет выбить легко.
  Двери отъехали. Улица встретила ослепительным светом и шумом. Челнок висел в воздухе, в трёх метрах от почвы. Из него выгружались солдаты, образуя каре в районе челнока и дверей. Над головой слышен гул ботов-невидимок.
  − С Доро соедини, − скомандовал Вэн.
  − Слушаю тебя, Вэн, − раздался голос полковника.
  − Челнок на базе, выдвигайтесь все сюда. Помогите Лорку эвакуировать Байза.
  − Я уже в курсе, со мной связались, собираемся и покидаем базу.
  Через пару минут выскочили Лаура и Тэя. Бедная Лаура была белая, как мел. Тэя вела её под руку. Лаура резко дёрнулась в сторону. Её вырвало. Отплевавшись, она повернулась.
  − Ну, чего так смотрите? Я была в казарме, искала живых. Вы можете себе представить, что там творится? − У неё начиналась истерика.
  − Да мы всё понимаем, ты успокойся, − сочувственно произнёс Вэн.
  − Да уж, выдержат тут нервы, − проговорила Лаура более спокойно. Рвота, видно, пошла ей на пользу.
  − Ладно, дамы! Быстренько двигайте в челнок, внутри будет спокойней.
  − А ты когда? − спросила Тэя.
  − Я же в броне, Байза раненого загрузят, я следом, − Вэн улыбнулся, этого никто не увидел, за самым крепким в мире стеклом − пласто. Несмотря на все беды, свалившиеся на него, была у него одна радость. Рядом с ним его женщина, целая и невредимая.
  Мимо провезли Байза. Прошагал рабочий синтет Карл. Показался полковник Доро.
  − Я замыкающий, можно грузиться, − сообщил он Вэну.
  − Девять, я десятый! − громко сказал Вэн.
  − Что? − не понял фразы Доро.
  − Я говорю, базу покидает десять человек, из восьмидесяти пяти.
  − Лучше молчи! − зло сказал полковник.
  Челнок поднялся, набирал высоту.
  − Может, кто остался? - спросил лейтенант, прибывший с корабля.
  − Нет, мы всё хорошо проверили, - сказал Доро, глядя в пол.
  
   Глава четырнадцатая
  
   Непобедимый
  
  − Как могло так случиться, что колесуны вырвались из боксов? - недоумевая и непонятно к кому обращаясь, спрашивал кибертехник Сухан, разводя руками.
  Челнок уже завис над базой, набирая высоту. Вэн прошёл в дальний конец салона, там раскрыл БК, выбрался, оставив БК стоять, самостоятельно сохраняя равновесие. Сухану никто не ответил, но он не унимался.
  − Полковник, ну так как? Объяснишь нам, почему колесуны вырвались?
  Доро так и сидел, опустив взгляд в пол. Вэн присел на скамью, рядом с Тэей. Она крепко сжала его руку в своей ладони.
  − Чего ты прицепился? - встрял Вэн. - На базу проник бирсир.
  − Да, − вспылила Лаура. - Ты слышал про череп из дыма?
  − Не знаю... − Сухан смутился. - Я так скажу, надо было усилить охрану!
  − Что у вас всё-таки произошло? − подсев ближе, спросил лейтенант у Вэна.
  − Да отстань ты, − сказал Вэн с болью в душе. - Вон, видишь, − указал он на окровавленного Байза, который лежал на каталке под наркозом.
  − Затем повернулся и посмотрел в прямоугольный иллюминатор. Но темень скрыла и лес, и базу.
  Несколько месяцев назад он смотрел в этот иллюминатор с надежами, которые разбились о непонимание колесунов и эгоизм бирсиров.
  Грустно вот так возвращаться на корабль. Но люди не проиграли. Бирсиры не знают координаты людских планет. Это главное. Пульсирующее ядро планеты даёт мощный сигнал, но кто знает, сколько световых лет до ближайшей планеты бирсиров? Сто лет или пять тысяч? Пока сигнал дойдёт к ним, люди успеют подготовиться к встрече с этими тварями. Уж они то встретят бирсиров достойно.
  − Где эти бирсиры? Покажите их! - снова завёлся после долгой паузы Сухан. Полковник! Тебя на Горане судить будут.
  − Да заглохни ты! - осекла его Лаура.
  Когда челнок уже стоял в ангаре звездолёта, каталку с Байзом приняло множество рук из числа встречавших.
  − Тэя, ты ко мне? - спросил Вэн, когда они вышли из челнока.
  − Нет. К себе пойду. Не обижайся, никого не хочу видеть.
  Вот она, такая желанная каюта. В углу виртуальный погружатель. Всё такое родное после мрачной базы и ландшафта чужой планеты! Где-то в сумке лежит виржибут 'Земля: путешествие по Амазонке', на трое суток. 'Как только приведу себя в порядок, так и загружусь', − подумал Вэн.
  Одно нажатие на кнопку в стене и он упал в одежде на выехавшую кровать. Лежал и молча смотрел в потолок, на котором не видно ламп, но всё-таки сверху лился мягкий свет, создавая для непосвящённых в это 'волшебство' загадку.
  В душу закралось сомнение - уничтожил ли он бирсира-Керса, или он забрался в тело другого человека. Если судить по тому, что рассказывал Байз, то бирсир не может так быстро менять тела, при переселении сущность слишком ослабевает. Почему-то после горячки боя, после того, как снял БК, он смотрел на свои дрожащие руки и думал, что всё закончилось, бирсир побеждён. Но сейчас, когда было время всё обдумать, пришло понимание, что бирсир, после уничтожения тела Керса, мог запросто забраться в кого-нибудь другого. И это мог быть любой человек, а полковник ясно дал понять, что бирсир, как и любой нормальный стратег, займёт ключевую фигуру на доске. А поскольку Байз серьёзно ранен, то самой значимой фигурой для бирсира будет полковник Доро.
  Хотя, можно просчитать и другие варианты. Следующая фигура на доске этой сложной партии - навигатор. Но если он проложит курс на планету бирсиров, про изменение маршрута будет знать командир корабля.
  Значит, навигатор отпадает, а вторая по счёту фигура - это командир корабля. Это если бирсир захочет затаиться, а потом, когда все успокоятся и потеряют бдительность, напасть неожиданно, словно выскочивший чёрт из табакерки.
  Вариантов много. Тем более, он может отомстить Вэну за то, что он уничтожил Керса. А бирсир, который был в его теле, должен знать о Тэе.
  Тэя! Вот в кого ещё может забраться эта тварь! Вот это будет жуткая месть! Уничтожить её, вот чем бирсир может отомстить! Хотя... Мстительны ли они?
  Вэн встал словно распрямившаяся пружина. Взял браслет со стола, одел на руку.
  − Вызов Тэи, − скомандовал он.
  − Вэн, чего тебе? - раздался слабый голос любимой. Я сейчас хочу побыть одна.
  − Тэя... Ты в порядке?
  − Да, а что?
  − Да ничего, просто спрашиваю. Ведь жуткая история недавно произошла...
  − Я в курсе, если что. А ты как? нормально? Что-то вопросы странные задаёшь.
  − Я в полном порядке, − ответил Вэн.
  − Я сейчас приду, − Тэя отключилась.
  Нет, видно у Вэна и вправду паранойя! Он представил, что в Тэе бирсир. И он будет с ней разговаривать, спать в одной постели, любить. А потом этот бирсир убьёт её!
  Вэн подошёл к зеркалу, взглянул на осунувшееся лицо. После вояжа по джунглям он поседел, выглядел лет на десять старше.
  'Ты реальный параноик', − сказал он своему отражению.
  Вошла Тэя, взглянула пристально.
  − Что с тобой?
  − Да нормально всё! Спать сейчас буду, − Вэн демонстративно упал спиной на кровать.
  − Полковник грозится скинуть на Шарк две бомбы 'Харон'.
  − Что??? - Вэн вскочил. Он знал о существовании бактериологических бомб на борту звездолётов, но их ни разу не применяли. Просто пугали, потому что в этом страшном оружии собраны все известные человечеству вирусы, так сказать, в одном флаконе.
  − Да, да! Ты не ослышался. Этот старый маразматик грозится сбросить Харон на Шарк.
  − Значит, он и есть...
  − Кто? Что есть? - Тэя не поняла, что Вэн имел в виду.
  − Да кто же, как не убийца? Кому ещё придёт в голову уничтожать животных на всём континенте.
  − Ну, возможно, что большинство бактерий окажутся нейтральными к обитателям Шарка.
  − Ты мне можешь сказать причину, по которой нужно на планету бросать 'Харон', да ещё не одну бомбу, а две?
  − Причин я не вижу. Даже если там есть несколько бирсиров, смыл то какой? Может, план состоит в том, что бирсиры умрут, ведь носителей не будет. А мёртвые не могут рассказать о контакте с нами!
  Вэн этому не верил. Он уже был убеждён, что бирсир вселился в Доро. Ведь это неадекватный, негуманный поступок - уничтожить всю живность на Шарке. Хотя, в словах Тэи смысл был: безопасность человечества прежде всего. А то, что контакт с бирсирами принесёт людям если не погибель, то масштабную войну, сомнений уже не вызывало ни у кого. Но всё равно поступок полковника вызывал возмущение. Ведь сбросили на корабль чужаков протонную бомбу. От чужого звездолёта не осталось и следа.
  − Давай я кофе сварю, Тэя взяла в столе чашки, достала банку с надписью 'Навси'.
  − Его надо остановить.
  − Полковника? А как ты его остановишь? При нём два солдата охраны с бойпартами. Это мне Лаура звонила, рассказывала новости. Командир корабля исполняет всё, что Доро приказывает.
  − Надо что-то делать, − Вэн открыл стенной шкаф и достал сумку.
  − Что делать? - Тэя глядела на кофе, который закипал прямо в кружках, на столе. - С Байзом можно было бы посоветоваться, но он сейчас без сознания, наверное. Можно поговорить с лейтенантом, но Доро его и слушать не станет.
  Вэн рылся в сумке, доставая нужные вещи: 'крота', похожего на небольшой фонарик, плоскую 'топотушку' и очки-визоры. Он решил действовать сам. Надел визоры, а остальные вещи засунул в карман.
  Тэя повернулась.
  − Зачем тебе визоры на корабле?
  − Да глаза болят от света. Этот преобразователь, из которого я уничтожил бирсира, стреляет раздражающим светом, − Вэн врал, хоть и был противник лжи. Но сейчас не видел другого выхода.
  − Я приглушу,− Тэя подняла руку вверх, растопырив пальцы, стала проворачивать виртуальный регулятор. Свет плавно тускнел.
  − Да не надо, я сейчас к полковнику пойду. Ты же не будешь тушить за мной во всех коридорах.
  − Ты сначала и вправду, к лейтенанту хоть сходи.
  − Думаешь, будет толк?
  Вэн взял чашку с кофе и, отхлебнув, обжёгся.
  Поставил чашку на стол.
  − Ну, я пойду...
  − Смотри там, не начуди чего, а то я тебя знаю. - Тэя посмотрела на паривший кофе, встала с кресла. - Пойду тогда к себе. Как освободишься, позвони, расскажешь.
  Вэн вышел в коридор. Куда идти? Не удастся остановить Доро уговорами. Нужны решительные действия. Для этого-то и нужны крот и топотушка. Ещё надо обзавестись каким-нибудь оружием. Но где его взять? И что можно использовать из доступных вещей, чтобы превратить их в оружие?
  Вэн двинулся в мастерскую. Там много всяких инструментов, которыми можно уничтожить человека. Но к полковнику ещё нужно подобраться. Прав был Доро, прав, когда в медотсеке говорил, что бирсира интересует его тело. В нём сидит эта сущность, это факт. Иначе зачем ему сбрасывать на Шарк 'Харон'? А по сути, зачем бирсиру сбрасывать бомбы? Тут крылась загадка, которую, возможно, никто и не разрешит, если Вэн остановит полковника.
  Тем более, подобраться к Доро проблем не составит, потому что никто ещё не встречался с вещами, которые лежат в кармане. Родители Вэна богачи, благодаря его дедушке, Сержу Гаури, который изобрел и сконструировал систему потокового транспорта в городе. Раньше флаеры и автоботы сновали по городу везде, создавая множество аварий. Несмотря на автопилоты, часто стены становились смертельными препятствиями на пути.
  Система потокового транспорта всё решила. Выбираешь направление потока, флаер ставится магнитным полем на колею. Все двигаются в потоке с одинаковой скоростью. До съезда человек может отдыхать, проглядеть новости или просто закрыть на пять минут глаза.
  Имея достаточно денег, Вэн мог позволить себе то, чего не могли другие. Так у него 'крот' с 'топотушкой' и появились. Как-то предложил один алчный тип из спецотдела эти вещички для самозащиты.
  Никогда не думал Вэн, что смерть близких людей так болезненна. Раньше, когда сообщали новости, что где-то кого-то убили, Вэну было жалко пострадавших людей, но это горе казалось нереальным, находилось далеко. Летя на Шарк, он не мог предположить, что с ними всеми произойдет. Смерть и муки людей, которые рядом, потрясают. Они навсегда делают человека другим. Теперь он будет чувствовать чужую боль как свою. И будет защищать Тэю и других ценой своей жизни.
  Мастерская оказалась открыта и пуста. Столы с инструментами стояли вдоль всей правой стены. Вэн открыл один ящик, второй. Ничего путного не попадалось на глаза. Щипцы и зажимы, ключи и мелкие инструменты. Конечно, желательно, чтобы оружие было мелким, ведь к полковнику нужно будет подобраться близко. Если же солдаты или полковник поймут, зачем Вэн держит в руках какой-либо инструмент, то его остановят гравипули бойпартов. Полковника нужно будет бить наверняка, один раз, потому что больше шанса солдаты могут и не дать. Уже был осмотрен пятый ящик, а путного ничего не попадалось.
  Вэн повернулся и скользнул взглядом по противоположной стене, на которой висели две длинные полки. Там лежали более громоздкие инструменты, такие не спрячешь в карман или за запястье. Гидравлические ножницы, домкрат, плазменный резак.
  Плазменный резак! Вот то оружие, что нужно. Температура пламени пятнадцать тысяч градусов, а главное, что никто не поймёт, зачем Вэн тащит его с собой. Тем более, не такой уж он и громоздкий, но тепловая струя, толщиной с мизинец - вещь ужасная. Ладно бы только струя, внутри неё ещё проходит мощный лазер, режет размягчающийся металл, даже жаростойкий.
  На вид резак выглядел мирно: массивная компактная ручка с тремя трубками и небольшой блок с соединением.
  Вэн взял резак в руку, включил. Ослепительная синяя струя била сантиметров на тридцать, тихо гудя. От неё шёл жар, как от большой печи.
  − Ну, полковник, готовься, − сказал громко Вэн и двинулся к выходу.
  Он шёл, готовый умереть ради Тэи и других людей, которых жизнь свела вместе на этом звездолёте. Двери тихо открывались автоматически, серые стены плавно плыли мимо...
  
  
   * * *
  
  
  В рубке корабля Доро стоял чуть в стороне от капитанского кресла, охраняемый двумя солдатами, которые словно крылья находились строго по бокам. Капитан сидел за пультом, отдавая короткие приказы. Девушка из обслуги продефилировала перед Вэном, неся на подносе напитки и аппетитные бутерброды.
  Вэн уверенно прошёл по рубке, остановившись недалеко от полковника. Солдаты настороженно следили за ним, но узнав его, ослабили внимание, хотя полковник удивился странной экипировке ксенолога.
  − Вэн, что случилось? Чего ты сюда с резаком пришёл? − обеспокоенно спросил полковник.
  − А я вам сейчас фокус-покус покажу, − улыбаясь, быстро проговорил Вэн и, достав из кармана 'крот', поднял его впереди себя, демонстративно показывая. − Это я нашёл на Шарке.
  Затем поставил устройство на пол. Все молча, внимательно наблюдали за его действиями.
  − Полковник, две бомбы "Харон" достигли поверхности планеты, − доложил капитан корабля.
  − Вот и прекрасно, теперь колесуны попляшут безумный танец, − с сарказмом произнёс Доро.
  − Раз, два, три! − громко отсчитал Вэн, активировав "крота".
  Ослепляющие вспышки, щёлкая, пошли в пространство. Люди пытались прикрыть глаза, но было поздно. Теперь минимум десять минут в глазах будет стоять белая стена.
  − Что это такое? − прорычал опешивший Доро. − Ты врешь, что нашёл это на Шарке!
  − Конечно, вру, это я нашёл у себя в сумке, − ответил Вэн, активировав "топотушку", и кинул её к входу. Оттуда раздались шаги и непонятные шорохи.
  − Схватите его! Арестуйте! − быстро закричал Доро. Солдаты наобум кинулись к входу, на звук мнимых шагов.
  Вэн в это время бесшумно зашёл за спину полковника. Быстро включил резак и провёл смертоносной струёй по шее Доро, отсекая страшным пламенем голову. Раздалось недолгое, душераздирающее шипение, голова с неприятным стуком упала и покатилась по матовому полу. Крови почти не было, пламя прижгло сосуды. Обезглавленное тело резко пошло вниз, завалившись на спину, и распласталось на полу. Запах горелого мяса обжег ноздри и ошарашил мозг.
  − Что это такое? А! - вскричал командир корабля.
  Вэн тихо, по-бойцовски ступая с пятки на носок, прошёл к двери и, схватив "топотушку", кинул её в другой конец рубки. Затем, вышел и пошёл по коридору. Оглядел и на ходу выбросил резак.
  Запах палёного мяса, казалось, застрял в ноздрях, и Вэн начинал осознавать, что он − такое же мясо. Пришло осознание, что все люди временно в этом мире, хотя иногда кажется, что навсегда.
  Дело сделано, теперь нужно будет как-то выкручиваться: сейчас на него ополчится весь корабль, кроме Тэи.
  Вэн не знал, что делать дальше. А дальше будет следующее: что беги, что нет - далеко не скроешься. Найдут. Так что Вэн шёл не спеша, зная, что кто-то уже гонится за ним. Сейчас самое главное − это остаться в живых, пусть даже из него сделают отбивную. Потом всё разъяснится и утрясётся. Но если среди солдат попадётся имеющий зуб за своих коллег, которых порвали на звездолёте панчи, то Вэн сходу получит пулю, благо, сейчас есть причина для оправдания.
  Вэн уже доходил до дверей своей каюты, когда услышал сзади топот ног.
  "Вот и всё, − подумал он, − пришло время платить по счетам. Бактериологические бомбы всё равно упали, жалко конечно. А бирсира я сделал".
  Вэн развернулся. Бегущий солдат подпрыгнул и на лету ударил ногой в живот. Вэн внутренним блоком отвёл удар в сторону. Затем он увидел приклад бойпарта, летящий ему в лицо, уклонился влево, но приклад всё равно зацепил скулу. Подоспел второй солдат. Атаковать их нет смысла. Вэн блокировал удары руками. Приклад, нога, нога, приклад.
  Но почему-то удар в пол лицом оказался неминуем. В ход пошли ноги, Вэн это понял, когда увидел перед глазами мысок берца.
  - Что, мразь? - послышался незнакомый голос. Наверное, этот солдат и прижимал голову к полу изо всех сил. - Не нравится?
  − Нравится, − пробурчал непослушными губами Вэн. - Дай бойпарт, я ещё и застрелюсь.
  − Что тут происходит? - раздался властный знакомый голос. Откуда тут может взяться Байз?
  Хватка ослабла. Вэн приподнял голову, да так и застыл с открытым ртом. Байз стоял голый и весь в крови. Из его живота торчали прозрачные трубки.
  − Эээ... Капитан! Он убил полковника! - доложил солдат.
  − Мы его догнали! - добавил второй.
  − Дай бойпарт! - властно скомандовал Байз.
  − Капитан! Вам надо в медотсек! - неуверенно сказал солдат.
  − Дай бойпарт! - рявкнул Байз, протянув руку.
  − Не давай, − Вэн не крикнул, а просипел, поскольку еле дышал.
  Как только бойпарт оказался в руке Байза, он выстрелил во второго солдата с оружием. Отдавший капитану бойпарт упал следующим.
  Уже когда Байз потребовал оружие, Вэн всё понял. Бирсиры чувствуют друг друга. И Байз почувствовал смерть сородича и, несмотря на жуткое состояние носителя, пошёл на зов. Пока Байз расстреливал солдат, Вэн активировал браслет, вызвал командира корабля. Это единственное, что он сейчас мог сделать для людей - дать возможность услышать, что происходит тут, в этом коридоре.
  − Байз, а лихо ты прискакал, − Вэн тяжело приподнялся, облокотился спиной о стену.
  − Ну, ты тоже не сидишь на месте! Всё бегаешь, бирсиров ищешь. Вот и добегался - сейчас умрёшь!
  − Нет...
  − Что нет?
  − А то... − Вэн взглянул на браслет: капитан корабля был на связи. - Ты думаешь, люди глупы? Сейчас этот сектор корабля заблокируют, затем разгерметизируют. И когда ты будешь задыхаться при смерти, тебя захватят и изолируют.
  Байз направил автомат на Вэна.
  − Ты это мне говоришь или учишь других?
  Неприятно смотреть в ствол оружия. Кажется, что оттуда уже летит пуля.
  Вдалеке послышался протяжный свист. Услышав его, Байз рванулся к дверям. Они открылись, и он побежал по коридору, оставляя ступнями кровавые следы.
  Вэн сделал усилие, превозмогая боль в мышцах и рёбрах. Дотянулся до бойпарта, взял его в руки, проверил готовность.
  Дышать становилось всё тяжелее. Но переместиться куда-либо нет никакого смысла. Хоть в мозгу и паника, ведь сейчас будет катастрофически не хватать воздуха. Но двигаться - это заставить организм требовать новую порцию кислорода. А её не будет! Остаётся лишь надеяться, что с разгерметизацией этой части корабля не переусердствуют и его спасут вовремя. Иначе в мозгу начнутся необратимые процессы.
  − Вэн, ты меня слышишь? - раздался из браслета голос командира корабля.
  − Слышу. Можешь говорить, Байз ушёл.
  − Постарайся не двигаться, дыши как можно чаше сейчас, как после бега. Когда почувствуешь, что трудно вдыхать, задержи воздух в лёгких. Терпи, пока не потеряешь сознание. Всё будет хорошо!
  − Давайте, только не переборщите! Да, всё будет хорошо, − прошептал Вэн, дрожащими пальцами сжимая бойпарт. − Всё... будет хорошо!
  Конец книги...
  
  
  

Популярное на LitNet.com С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"