Трубкина Надежда Павловна: другие произведения.

О чём поведал Ёж

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О женской дружбе и не только о ней


   О чём поведал Ёж. Повесть
  
   Аннотация: О женской дружбе и не только о ней.
  
   Глава 1. Вовка, еж и темнота
  
   Обитатели средней группы детского сада сидят на горшках.
  
   Яна, курносая девочка с бантиком и белокурыми кудряшками, сидя на зеленом горшке, держит в ладошке Ежа. Свободной рукой Яна пытается посчитать его колючки.
   - Пять, шесть, семь... А хвостик у тебя есть?
  
   Еж кусает Яну за палец.
   Яна сбрасывает Ежа на пол и громко плачет, размазывая слезы по щекам.
  
   Еж, деловито фыркая, с топотом убегает под одну из десятка детских кроватей.
  
   ***
  
   Таня, девочка с аккуратными темными косичками, и Вова, вихрастый веснушчатый мальчуган, едут на двух красных горшках наперегонки, отталкиваясь от пола ногами. Таня задевает ногой ковровую дорожку и падает, опрокидывая горшок. Вова громко над ней смеется, потом встает с горшка и грубо дергает Таню за косичку.
  
   Яна неожиданно прекращает реветь, поднимается со своего зеленого горшка, твердым шагом подходит к Вове, который смеется над Таней, и объявляет громко, на всю группу:
   -А мне мама сказала, что мальчик, который обижает девочку, не мужчина.
   Показывая пальцем на Вову, Яна провозглашает:
   - А Вовка не мужчина. Вовка - бяка!
  
   Дети на горшках весело смеются.
  
   ***
  
   В комнату вбегает воспитательница, растрепанная женщина лет тридцати в криво застегнутом белом халате.
   -Ну, что за дети! Ни на минуту их оставить нельзя!
   Воспитательница берет за руки Яну и Таню и, отбросив в сторону два разноцветных горшка, ведет девочек к закрытой двери, расположенной в дальней части комнаты.
   Яна и Таня упираются.
  
   Воспитательница открывает дверь в темную кладовку и вталкивает девочек туда.
   - Будете знать, как реветь, обзываться и ездить на горшке! Я вашим мамам позвоню, чтоб вас нашлепали, как следует!
  
   Воспитательница закрывает дверь, оставив двух девочек в темной кладовке, проходит по комнате мимо все еще сидящих на горшках детей и томной походкой выплывает в коридор.
   В коридоре ее ждет молодой человек приятной наружности.
   Воспитательница поправляет прическу и халат.
   - Извини меня, тут две безобразницы...
   Молодой человек обнимает воспитательницу, кладя руку ей ниже талии.
   - Да ладно, ну их. Ты скоро освободишься?
   - Не скоро. Вечером. Надоело! Видеть их не могу!
   - А что, для тебя другой работы нет? Иди в магазин, продавцом, или диспетчером в гараж. Я договорюсь.
   - Да, уж лучше в гараж. Давай, договаривайся.
  
   ***
  
   В кладовке темно. Яна с Таней жмутся друг к другу, преодолевая страх.
   - А нам не страшно. Правда?
   - Правда. Мы ведь вдвоем.
   - А за что нас воспитательница не любит?
   - Потому что она злючка. Она никого не любит. А Вовка опять тебя за косичку дернул?
   Таня трогает себя за косички, проверяя, на месте ли они.
   - Ага. Я маме скажу, чтобы косички мне отрезала. Посмотрим, за что тогда дергать будет!
   Девочки весело смеются, забывая о темноте.
  
   Глава 2. Укус Ежа смертелен для любви
  
   Как же быстро пролетели двадцать лет!
  
   В уютной кухне Таниной квартиры Еж из блюдца лакает молоко.
   Таня, двадцатипятилетняя пышногрудая брюнетка с модной короткой стрижкой и серьгой в носу, плачет навзрыд.
   Яна, двадцатипятилетняя элегантная блондинка с локонами, в недоумении смотрит то на Таню, то на обедающего Ежа.
   Недоумение Яны сменяется иронией:
   - Это кто ж тебя обидел, рева-корова? Может, тебя Ежик укусил?
  
   Яна философски наклоняет голову:
   - Да, укус Ежа смертелен...
   - Для Ежа.- Таня улыбается сквозь слезы, потом обреченно вздыхает. - Здесь еще один "ежик" есть. Тот еще "ежик"!
  
   ***
  
   Вова, Танин муж, двадцатипятилетний мужчина жалкой наружности, маленький, неопрятный, с круглым животом и злыми глазами, развалившись в комнате на диване, жует сигарету.
   - Танька, черт, жрать давай!
  
   В комнату входит Яна.
   - Это из какого же угла донеслось? Это ты, что ли, сказал? Ты, пупс розовопузый? А мне мама говорила, что мужчина, который обижает женщину, - не мужчина.- Яна рассматривает свой наманикюренный пальчик, потом
   направляет пальчик в сторону Вовы. - Ты, Вовка, не мужчина. Ты бяка!
  
   Вова пытается что-то сказать в ответ, но у него не получается. Он невнятно мычит и остается лежать с выпученными глазами и разинутым ртом, из которого наполовину вывалилась жеваная сигарета.
   -Бяка! - твердо произнеся обвинительный приговор, Яна выходит из комнаты.
  
   Таня с Яной покидают квартиру. В руках у Тани корзинка с Ежом.
  
   ***
  
   Яна и Таня стоят на палубе прогулочного теплохода у ограждения, смотрят на серо-голубую воду.
  
   -Да брось ты его, брось сморчка гнусного! Зачем он такой нужен, недоумок? Тратить на него свою жизнь -преступление!- Яна в возмущении ковыряет лакированный ноготь и, в конце концов, сделав неосторожное движение, ломает его.
  
   -Он всегда дергал меня за косички. Я думала, любит.
   А он... - Задумавшись, Таня вертит в руке, а потом роняет в воду обручальное кольцо.- Помнишь темную кладовку?
   Мы никогда ничего не боялись! Потому что мы были вместе.
  
   -Мы и сейчас никого не боимся. Мы и сейчас вместе.
   А Вовку твоего за борт выбросим! Пусть у больших рыбок будет вкусный обед!
  
   Таня усмехается с сожалением:
   -Рыбки отравятся.
  
   -Ишь, супермен нашелся!- Яна передразнивает Вову, делая гримасу.- Мать, давай жрать!
  
   Таня удрученно кивает.
  
   -Это же не человек! Это гнилое недоразумение! Его надо из рогатки пристрелить!- с гневом выдает Яна.- Он хоть работает где-нибудь?
  
   -Работает. Каким-то монтером. Что-то связанное с детскими аттракционами. Качели-карусели всякие. Ну там "лодочки", например, которые раскачиваются на цепях, или карусель "ромашка". "Чертово колесо". Все эти "лодочки" и карусельные кабины как-то крепятся к основанию. А монтеры за этим следят. А если плохо закрепят, то я не знаю...
  
   -Боже, какой кошмар! Идиот - и на экстремальной работе! Карусели ему подавай! Ему даже дворницкую метлу доверять нельзя. Это он что-нибудь не так прицепит, и погибнут люди? Оторвется эта самая "лодочка", за которую отвечает твой любимый Вова, и будут человеческие жертвы?!- Яна в ужасе хватается за голову.
  
   -Получается, что так. Монтеров не хватает. Его сколько раз уже собирались выгнать с работы за прогулы и пьяные выходки, но все никак не выгонят.- Таня снова вздыхает и поворачивается к воде спиной.- Куда ж мне деваться? Он в моей квартире живет. У меня нет другой квартиры, отдельной. А к родителям - я не могу. Стыдно. Унизительно. Лучше на улицу.
  
   Яна возмущенно вскидывает брови:
   -И не надо к родителям. Еще чего! Взрослая баба, а ноешь и жалуешься. Ты посмотри, - заговорщицки продолжает Яна,- все мужики в нашу сторону оглядываются. И, заметь, на тебя смотрят, не на меня!
   Яна кокетливо поправляет локон и, подмигнув симпатичному мужчине, добавляет:
   -Ну, на меня разве что совсем немножко.
  
   -Да уж, немножко!- в голосе Тани звучит легкая зависть.
  
   -Конечно, ты реви больше из-за своего поганого Вовы.
   Тогда и нос покраснеет, и морщины появятся. Тогда точно никто на тебя не посмотрит!
  
   Прогулочный теплоход причаливает к пристани.
  
   -Ишь ты, "жрать" ему подавай, - кипятится Яна. - Жену захотел в прислуги! А сам рожу полгода не мыл. От него ж воняет! Никакая жена не выдержит. Пошли. Мы ему еще устроим воспитательно-показательный процесс. А ты сегодня переночуешь у меня.
  
   ***
  
   Вова в Таниной квартире пьет из трехлитровой банки томатный сок, проливая часть сока на свою одежду и на светлый ковер. Вова слышит звонок в дверь.
   -Ага, Танька пришла. - В голосе Вовы звучит угроза.- Сейчас я тебе покажу, как где-то шляться, мужа не спросясь. Стер-рвь!
   Вова ставит банку с оставшимся соком на пол и выходит из комнаты, вытирая рукавом томатные "усы".
  
   Вова распахивает входную дверь, заранее замахнувшись кулаком.
   Перед дверью квартиры стоит столик, накрытый салфеткой. Сверху записка: "Жрать подано, любезный друг".
   Вова опускает кулак.
   -Таньки нет. Зато полно еды, - удовлетворенно выдыхает Вова, беря столик и втаскивая его в квартиру.
  
   Вова, кряхтя, подтаскивает столик к дивану. Сдергивает с него салфетку. Видит на столике детский горшок, из которого торчат две темные детские косички. Рядом лежит еще одна записка: "У меня больше нет косичек, чтобы за них дергать."
  
   Вова ногой опрокидывает столик на пол. Разбивается банка с остатками томатного сока, и "кровавые" брызги разлетаются по комнате.
   -Танька! Я так не согласен! - злобно и в то же время плаксиво взвизгивает Вова.- А я как же? - Вова топает ногой. - А меня кормить будет кто?
  
   ***
   Спальня Яны освещена уютно, по-вечернему.
   В углу комнаты корзинка. В ней удобно устроился Еж.
   Он пофыркивает и время от времени поводит носом, прикрывая блестящие бусинки-глаза. Потом сворачивается в колючий клубок.
  
   Яна с Таней укладываются спать на огромной кровати, занимающей почти всю комнату.
   -А ежики по ночам топают. Как солдаты,- таинственным голосом рассказывает Таня.- Когда мы погасим свет...
   -...то услышим громкий топот, - без всякой таинственности заканчивает Яна.
  
   Таня, как Еж, сворачивается калачиком.
  
   -Страшный Еж выйдет на охоту,- продолжает Яна утробным голосом,- и будет нас кусать. Откусит у нас парочку пальцев, потом притащит добычу в свою нору и будет грызть наши пальцы, похрумкивая и причмокивая. А потом снова залезет к нам в постель, чтобы воткнуться кому-нибудь в мягкое брюхо... А кое-кто уже получил наш подарочек, - злорадно добавляет Яна. - Вовка твой незабвенный.
  
   Таня смахивает слезу:
   -Ага. Он голо-одный...
  
   -Ну, всё, всё, успокойся. Лучше сразу оторвать от себя эту гадость. Лучше сейчас потерпеть. Потом ведь еще больнее будет,- уговаривает Яна.
  
   -Человек все же, какой-никакой. Я к нему привыкла. И все детские воспоминания связаны с ним. Они, эти воспоминания, такие теплые, такие родные и пахнут молоком... И детскими какашками. Помнишь?
  
   Яна становится задумчивой, погружаясь вместе с Таней в детские воспоминания:
   -Да... Но ведь люди меняются. Мы уже не те. И он тоже. Он вырос и стал большим... ничтожеством. Никто в этом не виноват - только он сам. Не плачь, - мягко добавляет Яна.- Мы же вместе. Нам ничего не страшно.
  
   -Помнишь Ежа - давно, в детском саду? Того, который укусил тебя за палец.
  
   -Еще бы. Было так обидно. Я его погладить хотела. Колючки посчитать. За хвостик потрогать. А он укусил, предатель.
  
   -Ежик - он такой милый, с хитрой мордочкой. Он родом из нашего детства. Он, Ежик, и есть наше детство. Он фыркает в кустах, несет на спине веточку смородины, и кажется, что детство не кончится никогда. А когда Еж кусает за палец, становится обидно. Как будто детская сказка обрывается - и тебе сразу грустно, больно и темно. Как в той кладовке.
  
   -Да. Ежик-это детство, - соглашается Яна.- И Вовка твой - это детство. Ты взяла своего мужа с собой из детства. И ошиблась. Детство показало тебе свои зубы. Ты зациклилась на своем детском чувстве, не ждешь другой любви.
   Тот Еж из детства теперь укусил тебя! И, судя по твоим слезам, укусил смертельно. Получается, - размышляет Яна,- что укус Ежа смертелен ... для любви. Нет, так нельзя! Детство-это еще не вся жизнь! Будет другая любовь... Слушай, а давай жить вместе? Нам ведь хорошо вдвоем.
  
   -А разве так бывает? - Таня теряется.- Странно как-то.
  
   -Почему странно? Мы ведь обе свободны. В любой момент каждая может уйти.
  
   -И только смерть разлучит нас, - торжественно объявляет Таня.
  
   -Нашла, чем шутить! Вот как сейчас дам! - Яна делает строгое лицо и замахивается на Таню тапком.
  
   Таня прячет голову под подушку и, выглянув оттуда, обещает виновато:
   -Не буду, не буду больше.
   Таня вылезает из-под подушки:
   -Мы с Ежом ранимые существа! Нам нужны терпение и ласка. Между прочим, если ежик скучает по хозяину, у него даже может быть сердечный приступ!
  
   -Ладно, ладно! Посмотрим на ваше поведение. А теперь спать,- заключает Яна.
  
   Ночь. Таня с Яной спят на большой кровати.
   В комнате темно, но очень шумно. Слышны шорох, пыхтенье, топот, шум от перемещения предметов, как будто кто-то двигает стулья.
   В темноте виден силуэт Ежа, который, уверенно топая, тащит конфетную бумажку под кровать.
  
   Яна просыпается и с испугом вскакивает на кровати:
   -Воры!
  
   Таня в полусне поворачивается на другой бок:
   -Да нет. Это мой Еж на охоту вышел.
  
   -Еж? На охоту? Да тут был такой грохот, будто целая банда грабителей вышла на охоту! - возмущается Яна и включает торшер около кровати.
  
   Застигнутый врасплох Еж бросает бумажку и сворачивается в клубок.
  
   -Ну, ты смотри, а! Спрятался он!- Яна встает с кровати и берет колючий клубок в руки.- Ты невоспитанный Еж! Ночью нужно спать!
  
   Еж доверчиво высовывает нос и глазами-бусинками смотрит на Яну.
  
   -Не будешь больше хулиганить? - спрашивает Яна у Ежа.
  
   -Будет,- не открывая глаз, отвечает за Ежа Таня.- А еще под кровать унесет все наши тапки.
  
   Яна заглядывает под кровать.
   -Уже унес! Ах ты, бандит. Безобразник.
  
   Яна кладет на пол Ежа, лезет под кровать и достает оттуда два тапка разного цвета, три бумажки и одну заколку для волос. Складывает всё это в кучку.
   -Ну? И что с тобой будем делать?
  
   Еж с грозным фырканьем обегает вокруг Яны.
   Потом Еж деловито подбегает к кучке, берет в зубы бумажку и бежит с ней под кровать.
  
   Яна наклоняется и смотрит вслед Ежу.
   -А ну, шагом марш из-под кровати! - приказывает Ежу Яна.- Выходи колючками назад!
  
   -Он хороший,- вступается за Ежа Таня.
  
   -Ага! Когда спит зубами к стенке! - Яна садится на кровать. - Ну вот. Весь сон перебил. Топотун неуклюжий. Надо сдать его в зоопарк. А вместо него купить большого говорящего попугая. Чтобы тебе скучно не было.
  
   Таня открывает глаза:
   -И будет по квартире такая огромная индюшка летать!
   Я не могу отдать Ежа в зоопарк. Этот Еж - мой друг. Часть моей души.
  
   -И как зовут этого зверя? - устало интересуется Яна.
  
   -Никак. Просто Еж.
  
   -Нет. Так не годится. Ему нужно имя дать. Какое-нибудь воинственное. Пусть будет Александр.
  
   -Слышишь, охотник за тапками? Ты теперь Александр,- сонно объявляет Таня.- Так что соответствуй.
  
   Яна выключает свет.
   Еж в темноте снова начинает сопеть, фыркать и с топотом бегать по квартире.
  
   Глава 3. в поисках новой любви
  
   Нудистский пляж на морском европейском побережье.
   Обнаженные люди на побережье и в воде ведут себя естественно.
   Обнаженные Таня и Яна загорают на золотистом песке.
   Обе в солнечных очках лежат на спине.
  
   -Так здорово! И даже не стыдно совсем, - разомлевшим голосом говорит Яна.
  
   Таня пытается прикрыть руками грудь:
   -А мне не по себе.
  
   -Ну и зря. А представляешь, так бы все ходили по улице?
  
   -Нет. Невозможно. Стыдно, - отвечает Таня, набрасывая на низ живота носовой платок.- Хотя что-то в этом есть. Какая-то чистота, откровенность. Все нехорошие мысли куда-то исчезают, и хочется всем доверять.
  
   -Еще чего! Нет, нельзя всем доверять! Нельзя быть слишком доброй. Мир жесток. - Яна смотрит вокруг. - Мы всегда начеку! Хоть мы и показали им больше, чем нужно, но себя в обиду не дадим.
  
   -У тебя есть кто-нибудь? - Таня не дожидается ответа.- А мне даже не хочется ни с кем заводить отношений. Снова будет "Танька, давай жрать" и "Танька, где мои носки?"
   Таня переворачивается на живот.
  
   -Нет, так тоже нельзя. Бывает же что-то хорошее. Секс, например. Цветы. Кофе в постель. - Яна мечтательно потягивается.
  
   -Бывает. Но так быстро заканчивается. - Таня вздыхает.- А потом - сплошные носки.
  
   -Ну, хватит ныть!- Яна встает и надевает бикини.- Пойдем отсюда. - Яна разглядывает свою руку.- Я, кажется, обгорела.
  
   ***
  
   Кафе в европейском интерьере. Живой оркестр.
   Медленная музыка. Танцующие пары в отдаленной части зала.
  
   Таня и Яна, элегантно одетые, за столиком пьют апельсиновый сок.
  
   К столику подходит мужчина средних лет и галантным жестом приглашает Таню танцевать.
  
   Яна улыбается, поглядывая на обоих.
  
   Таня встает из-за столика и, коротко и виновато взглянув на Яну, идет с мужчиной к танцевальной площадке.
   В медленном танце мужчина обнимает Таню ниже талии.
  
   ***
  
   Наутро Таня и Яна бредут по улице и разговаривают.
   -Ну, как? - весело спрашивает Яна.- А кто вчера говорил, что не хочет ни с кем заводить отношений?
  
   Таня виновато опускает голову:
   -Я не знаю, как это получилось. Я как будто перестала владеть собой.
  
   -Перестань. Я, наоборот, за тебя рада.
   Хорошо ведь было? - интересуется Яна.
  
   -Не могла дождаться, когда всё закончится.
  
   -Зря ты так. Нужно уметь получать от жизни удовольствие и не чувствовать себя при этом виноватой.
  
   -Но я не хочу. Мне нужна только ты,- лепечет Таня.
  
   Яна останавливается и смотрит на Таню в упор.
   -Зачем эти крайности? Нельзя же ставить друг друга в такую зависимость! А если я захочу создать семью, я должна буду спросить разрешения у тебя? Ты никого не хочешь, а я хочу! Так можно мне или нельзя? - требует ответа Яна. - Давай определимся!
  
   Таня начинает плакать.
  
   -Ну, это уже начинает утомлять. Я от тебя устала. Разбирайся со своими проблемами сама. А еще
   лучше - поезжай домой. Не порти мне отдых.- Яна ускоряет шаг и уходит.
  
   Таня садится на скамейку и, опустив глаза, сидит неподвижно.
  
   ***
  
   Неделю спустя Таня хозяйничает в кухне Яны.
   Таня в уютном домашнем халате достает из духовки пирожки.
   Таня ждет, тревожно поглядывая на часы и в темное вечернее окно.
  
   Входит Яна в пальто и уличной обуви, устало падает на стул возле кухонного стола. Берет со стола румяный пирожок, откусывает половину.
   -Опять свои пирожки стряпаешь? - Яна с аппетитом жует.-
   Только стряпаешь да ешь, тебе не надоело?
  
   Таня с удивленным выражением лица мнет в руках полотенце.
   -Ты недовольна? Тебе больше нравится быть голодной? Я тебя так ждала, волновалась. Темно уже. Тебе не страшно так поздно по улице ходить?
  
   -Ты прямо, как мои родители, становишься. - Яна, выплевывая кусок пирожка, передразнивает Таню и упомянутых родителей.- "Поздно не ходи, на улице не знакомься, мой руки перед едой, с мужчинами не спи!" Сейчас. Брошу спать, брошу есть... Ты забываешь, что я свободный взрослый человек. По-моему, я вполне могу не давать тебе отчета.
  
   У Тани на глаза набегают слезы:
   -Я так старалась. Твои любимые пирожки...
  
   -Ты стала такой скучной, зануда! Целый день ходишь с тряпкой, скребешь кастрюли, возишься с бельем.
   Как курица, сидишь дома. Кудахчешь над своими пирожками. И я должна кудахтать с тобой вместе?
  
   У Тани на лице недоумение:
   -Ты это серьезно?
  
   -Ага! - Яна увлеченно продолжает.- Ты ни с кем не общаешься, мужчин у тебя нет, и не предвидится...
  
   -От тебя я не ожидала удара из-за угла.
  
   Яна не слушает Таню.
   -Ты становишься вялой и неинтересной. На тебя бы сейчас даже твой Вовка неполноценный не позарился.- Яна берет очередной пирожок и снова откусывает половину.- Разве что на твои пироги. Вкусно. Я так стряпать не умею. Зато мужикам нравлюсь.
  
   -Меня тоже не на помойке нашли, - обижается Таня. - Ты же сама предложила мне жить здесь, с тобой. Или не помнишь уже? Но ты раньше такой не была. Я не знала, что так быстро окажусь в твоей жизни лишней.- В голосе Тани появляется грустная нотка.- Как странно человеческое счастье. Как мимолетно. Вчера еще было, а сегодня раз - и его нет... Уходит мое тихое счастье, испаряется, как ускользающая мысль. Не удержать...
   Таня обходит Яну, стараясь ее не задеть, и шагает прочь из кухни.
  
   -Иди-иди! Обиженная принцесса! - кричит Яна Тане вслед.
   Таня одевается в прихожей.
   Берет с пола корзинку с ежом Александром.
  
   Яна выбегает из кухни и перегораживает Тане входную дверь:
   -Нет, не уходи. Прости меня. - Голос Яны звучит кротко. -Настроения нет, вот и сорвалась на тебе. Мне жаль.-
   Яна берет Таню за руку.- Не уходи.
  
   ***
  
   Через некоторое время Яна и Таня лежат на большой кровати.
  
   Поверх одеяла Тани - еж Александр свернулся клубком и тихо пыхтит.
  
   -Познакомилась тут с одним, - рассказывает Яна.- Холостяк. Старый пень. Пригласил меня в гости. Знаешь, что у него было на столе? Кофе, два пирожных на двоих и голодная кошка, которая эти пирожные провожала долгим взглядом. Как можно приглашать девушку, если у тебя в холодильнике тухлая рыба - и всё?
  
   -Ну вот, а еще ругаешь меня за пирожки!
  
   -Я и не говорю, что мне дома есть нечего. Но ты мужик или не мужик? О цветах я вообще молчу. Это трагедия всех моих знакомых мужиков. Слушай, почему мне всегда забывают подарить цветы?
  
   -Мне тоже никто никогда цветов не дарил,- соглашается Таня.- А что, было бы приятно...
  
   -Я на этого типа такие надежды возлагала... Может, я в чем-то сама виновата? Мне попадаются не мужчины, а мужчинки. Один импотент, другой алкоголик. Третий драться полез, до сих пор синяк под глазом запудриваю. - Яна берет с прикроватной тумбочки зеркальце и рассматривает свой глаз.- Это что, нормально?! Четвертый был до того скуп, что в туалет полез проверять, сколько я там израсходовала его туалетной бумаги. Один раз только был приличный, да и тот вдовец с двумя детьми.
  
   -И что? Ты не захотела его детей? - удивляется Таня.- А я бы не отказалась.
  
   -Нет, я не смогу чужих детей растить. Почему мне так не везет? Я просто в отчаянии. - Яна задумывается на мгновенье.- А, может, мне от кого-нибудь родить? Буду сидеть дома, с тобой, печь пироги научусь.
  
   -Нет. Себя не обманешь. Ты не домашняя кошечка. Тебе нужны друзья, компании, общение, мужчины, наконец. Нельзя насиловать себя заточением, если сама этого заточения не хочешь. Мне нравится печь пироги, мыть кастрюли и вытирать пыль. Потому я это делаю. А ты к домашнему хозяйству равнодушна. - Таня делает многозначительную паузу.- Но тебе все же придется этим заниматься.
   Потому что я собираюсь уйти.
  
   Яна включает стоящий у кровати торшер, садится на постель и впивается глазами в Таню:
   -Я же попросила у тебя прощения. Что, опять что-то не так?
  
   -Напротив. Всё так. Даже более чем. Я ребенка жду. Скоро это будет заметно. А ты свободная птица. Я со своим животом тебе здесь всех кавалеров распугаю.
  
   -Это невозможно! Вот те раз.- Яна вскрикивает в недоумении.- Когда ты успела?
  
   -Очень даже возможно. Помнишь мужчину, который меня танцевать пригласил?
  
   -Да-да... И не только танцевать.
  
   Еж Александр перебирается с одеяла на подушку и, поводя носом, нюхает Танино ухо, щекочет его усами.
  
   Таня поглаживает Ежа, с любовью трогает его колючки.
  
   Яна сидит на кровати по-турецки.
  
   -Все правильно. - Таня почесывает Ежу живот.- Что-то должно было измениться в нашей жизни...
  
   -Рожать будешь?
  
   -Да.
  
   -А как насчет личной жизни? Как же ты сама?
  
   -Ребенок и будет: я сама. А что это такое - личная жизнь?
   Это обязательно мужчина? Кто это сказал, что если у женщины есть мужчина, то с личной жизнью у нее все в порядке? А вот ребенок - разве не личная жизнь? А то, что есть в моей душе? Какой-то нравственный багаж, воспоминания детства - это все не личная жизнь?
  
   -И все же. Хочется мужского внимания. Тепла. Секса, наконец. - Яна вздыхает.- Я устала без нормального, надежного мужчины.
  
   -Даже платье надевают не какое попало, а сначала меряют, долго выбирают. Тем более мужчину. Его искать надо. Примерять к себе. Выбирать.
  
   -Я устала искать. Это такая тоска, когда тебя все время бросают, как использованную тряпку. А ты должна проходить через это снова, и снова, и снова...
  
   -Спать очень хочется, - голос Тани звучит умоляюще.- Давай поговорим завтра.
   Яна выключает торшер.
  
   Некоторое время Яна и Таня лежат неподвижно, каждая на своей половине кровати. Таня лежит на спине, поглаживая свой живот.
  
   Спустя некоторое время Яна тихо забирается к Тане под одеяло.
  
   Таня пытается отпрянуть в сторону и почти скатывается с кровати. Удерживается, схватившись рукой за свою прикроватную тумбочку.
   -Ты что? Зачем? Прекрати. Нехорошо это... не надо.
  
   -Надо, - интимным шепотом настаивает Яна. - Я никогда не была с женщиной. Это, наверное, так интересно.
  
   Яна с головой исчезает под одеялом Тани.
  
   Таня брыкается:
   -Хи-хи! Щекотно!
  
   -Не отталкивай меня. Давай попробуем...
  
   -Осторожней! Мой живот!
  
   -Я буду очень осторожной. - Яна перемещается под одеялом Тани и устраивается поудобней.- Не бойся.
   Яна неожиданно вскрикивает:
   -У тебя на животе растут иголки!
  
   Из-под одеяла Тани, громко и деловито фыркая, выбирается еж Александр.
  
   -Опять этот страшный зверь!- Яна вылезает из-под одеяла Тани и садится на своей половине постели, потирая руку.
  
   Таня весело смеется.
  
   -Ну, он же не знал, что ты захочешь заняться со мной любовью. - Таня давится от смеха. - Он сам испугался весь. Бедненький.- Таня гладит Ежа.
  
   -Ну и кавалер у тебя! Колючий. - Яна обиженно поглядывает на Ежа, потирая руку. - У, изверг! Превратил мою руку в решето.
  
   Еж фыркает и сопит, потом забирается назад к Тане под одеяло.
  
   -Охраняет территорию от незапланированных вторжений, -торжественно комментирует Таня.- Проверяет вверенный ему объект!
   Таня поворачивается к Яне спиной, томно потягивается и просит:
   -Почеши мне спинку.
  
   Яна ложится на свою половину кровати, укрывается своим одеялом и поворачивается к Тане спиной.
   -Обойдешься! У тебя вон, твой Александр есть! Он колючками почешет. Воткнулся мне в руку, хулиган ушастый.
  
   Таня ложится снова на спину.
  
   Еж Александр высовывает мордочку из-под одеяла и доверчиво ложится Тане на грудь, прямо перед Таниным лицом.
  
   Яна поворачивает к Ежу голову:
   -Получишь ты от меня еще яблочко, жди!
  
   -Ну вот. Всё в порядке, - объявляет Таня.- Все в сборе. Безобразия устранены. Можно спать.
  
   Таня с любовью гладит Ежа:
   -Расскажи мне на ночь сказку, Александр...
  
   ***
  
   И снова кухня Яны.
   По радио поет Николай Басков: "Всё также играет шарманка. В Париже она чужестранка".
  
   Яна сидит задом в кухонной раковине, с бутылкой водки в руке и пьет водку из горла.
   Яна повторяет за Басковым:
   -Все также играет шарманка! В Париже она... Ик! - Яна пытается закусить найденным возле раковины кусочком мыла. Морщится, бросает мыло и плюет на пол.
   -Фу! Не пирожки сегодня, а гадость. Это я не ем...
   В Париж хочу! Здесь все мужики кончились! Мне достаются одни прохиндеи.
  
   В кухню входит Таня с полными сумками продуктов.
  
   -А, это ты, - равнодушно бросает Яна.
  
   Таня ставит сумки и пытается вытащить Яну из раковины.
   Продукты из упавших сумок разлетаются по кухне.
   -Ведь ты же культурная женщина, с высшим образованием. - Таня отбирает у Яны бутылку.- А напилась, как сапожник!
   Таня подбирает с пола мыло.
  
   -Ага. С высшим... Ик! ...образованием. И что, из-за этого мне жить нельзя? Это что, тюрьма, ваше... Ик! ...образование? Хватит плевать мне в лицо этим вашим образованием! Я человек, а не схема. Может, потому я и мужика нормального себе найти не могу, потому что образованная слишком?
   Правильно. Я культурная женщина.- Яна вылезает из раковины.- Но только когда я сама хочу быть культурной. А когда мне это навязывают, я, всем назло, делаю так!
   Яна открывает окно, спускает трусы и юбку и выставляет в окно зад. Потом убирает из окна зад, поворачивается задом к Тане, высовывает в окно голову и кричит:
   -Вот, видели вы, все?
  
   Таня оттаскивает Яну и захлопывает окно.
   Насильно усаживает Яну на стул, отдернув на ней юбку.
  
   -Вот, что я обо всех вас думаю! - комментирует Яна.
  
   Таня наливает в стакан воду из-под крана и выплескивает в лицо Яне.
   -Ну, как? - озабоченно интересуется Таня.- Полегчало?
  
   -Нет!- Яна вытирает лицо рукой.- Я вот такая плохая, а ты у нас высоко моральна и почти что девственно чиста.
   И все остальные в этом мире, кроме меня, такие положительные и правильные, что даже не пукают никогда!
  
   -За что ты меня так? - обижается Таня. - Я думала, что значу для тебя хотя бы чуточку больше, чем все остальные.
  
   Яна вдруг начинает рыдать:
   -Я больше так не могу! Я хочу замуж! Мне все это надоело!
  
   ***
  
   На столе в чужой квартире - шикарные цветы в стильной вазе. Недопитое шампанское. Фрукты, конфеты. Другие лакомства, оказавшиеся лишними и оставшиеся в блюде.
  
   В том же блюде лежат женские трусы.
  
   Около кровати - хаотично разбросанная одежда.
   В женской туфле - мужской носок.
   На бра около кровати висят колготки.
  
   Яна в постели с красивым мужчиной.
   Оба разгорячены, на лицах - первобытная страсть, тела сплетены в объятиях, лица друг напротив друга.
  
   Слышится чувственный, жаркий мужской шепот:
   -Не отпущу, моя мягкая кошечка. Промурлычь мне что-нибудь еще.
  
   -Мур-мур-мур, - вяло отвечает Яна.
  
   -Нет, не так. А с чувством, с толком, с расстановкой. Скажи еще разок, что ты меня любишь. - Мужчина опирается на локоть. - Мне нравится, как ты это говоришь.
  
   Яна откидывается на подушку.
   -Люблю,- вздыхает Яна.- Но я старше тебя на десять лет.
  
   -Ну и что? - кокетничает мужчина.- А ты хочешь выглядеть моложе, чтобы все оборачивались на тебя, а я тихо ревновал?
  
   -Ты такой красивый. Тебя не пропускает ни одна женщина. Все на улице оборачиваются. Я рядом с тобой - просто дохлая мышь.
  
   -Ну, хорошо, что тебе надо? - раздражается мужчина.
   -Новое лицо? Большую грудь? Делай, что хочешь.- Мужчина поворачивается к Яне спиной.- Лишь бы ты себе нравилась, и тебе было хорошо.
  
   ***
  
   Тем же вечером румяная и разгоряченная Яна с пышным букетом цветов возбужденно вбегает в свою квартиру.
  
   Таня в фартуке и с пучком салата выходит из кухни ей навстречу.
  
   Яна с порога заявляет:
   -Ну, всё. Завтра ложусь на пластическую операцию.
  
   -На пластическую операцию? - Таню шокирует услышанное.
   -Да ты что? Зачем?! Ты ведь и так красивая. Ну, подумаешь, морщинки появились.
  
   -Я встретила мужчину.- Глаза Яны блестят от восторга.- Он мне нравится. Он подарил мне такие цветы! Я хочу выглядеть для него хорошо.
  
   Таня осуждающе качает головой.
  
   -А ты просто завидуешь, - задиристо бросает Яна. - А может, ты меня ревнуешь? Кто тебе дал такое право?
  
   Таня теряется от брошенного вызова:
   -Я? Я не знаю. Наверно, да, ревную.
  
   Яна проходит на кухню, наливает воду в вазу и ставит туда цветы. Нюхает цветы, целует их, расправляет лепестки.
  
   Таня входит в кухню за Яной следом.
  
   -Я не твоя собственность,- жестко заявляет Яна.- Сейчас я хочу замуж. А ты отойди. Не мешай мне жить.
  
   -Всё верно. Даже бетонные конструкции со временем ломаются, приходят в негодность. Живые отношения - тем более. Понимание закончилось - и отношения мучительно умирают.
  
   -Вовка давно уже освободил твою квартиру. Ты хотела уходить - ну и уходи отсюда. У тебя нет своей жизни! Только моя. Ты сидишь дома, как пришитая. Так не может больше продолжаться. Мне нужно побыть здесь одной. О своей жизни подумать.
  
   -Сейчас. Конечно. Я уйду. - Таня становится на колени.-
   Я прошу тебя. Не надо делать эту операцию. У меня ведь никого больше нет. Только ты. Ты так мне нужна...
  
   ***
  
   Яна ворочается одна на большой, размером почти с комнату, кровати.
  
   Яне снится сон.
  
   Она сидит на поляне, рядом с ней - блюдо.
   В блюде - горка пирожков.
   Яна ест пирожок, откусывая сразу половину.
  
   Из лесу на поляну выбегает еж Александр.
   Еж забирается в блюдо с пирожками.
  
   Яна, не глядя, берет очередной пирожок и натыкается рукой на Ежа.
   -Это ты опять? - возмущается Яна.- Опять ты мне всю руку исколол!
  
   Еж отвечает Яне человеческим голосом:
   -Ты почему все время Таню обижаешь? Таню нельзя обижать. Она добрая. Она меня молоком кормит, а тебя пирожками.
  
   - Ты, колючек пучок! - бойко парирует Яна.- Отстань, пирожки есть мешаешь.
  
   Еж Александр недовольно фыркает.
  
   Яна весело напевает:
   -Я колючих не боюсь,
   Если надо, уколюсь!
  
   -Ах, ты так, да? - обижается Еж.
   Еж Александр вылезает из блюда с пирожками и отбегает немного в сторону.
   Еж становится все больше и больше. Он предстает перед Яной гигантским Ежом.
   -Теперь я больше и сильнее тебя, - говорит Еж.- Ты и теперь еще будешь обзываться?
  
   -Ты чего? Чего ты?
  
   -Прекрати обижать Таню! - грозно предупреждает Еж.-
   А то я тебе устрою "культурную революцию"!
   Колючки гигантского Ежа направляются в сторону Яны.
  
   Яна отползает назад, переворачивая блюдо с пирожками.
  
   -Вот так-то лучше,- одобряет Еж.- Лучше бы ты послушалась Таню. А то пожалеешь о своей глупости. И тогда не есть тебе больше пирожков.
  
   Колючки гигантского Ежа становятся кроваво-красного цвета. С них стекают капельки крови.
  
   ***
  
   Таня спит, беспокойно ворочаясь в своей одинокой кровати.
  
   Тане тоже снится сон.
  
   Мертвая Яна, вся в бинтах и с остекленевшим взглядом, лежит на больничной койке.
  
   Рядом с ней на койке лежит живая Таня.
  
   В окно больничной палаты влезает Вова с трехлитровой банкой томатного сока. Он поливает томатным соком Яну и Таню.
   -Вот вам обеим! - раздается злорадный голос Вовы.- За то, что издевались надо мной. Нельзя было обижать убогого. Меня надо было пожалеть.
  
   Слышится голос мертвой Яны:
   -Да, подруга, ты была права. Не надо было мне этого делать. Я просто хотела быть красивой. А получилось плохо. Мне жаль. Но я умерла. Научись жить одна.
  
   Во сне Таня переносится к себе домой и оказывается одна, в своей кровати.
  
   Теперь Тане снится, что над ней нависает кобра. Кобра шипит, открывает пасть и распускает жуткий "капюшон".
   Таня видит кобру и застывает в ужасе.
  
   На кобру отважно бросается еж Александр. Кусает ее острыми, как иголки, зубами. Подставляет ей колючки. Пыхтит и бесстрашно наскакивает на змею.
  
   Кобра злится и натыкается пастью на колючки, понапрасну теряя смертельный яд.
  
   Еж Александр перегрызает кобре хребет.
   Кобра последний раз ударяет хвостом по постели Тани, захлопывает окровавленную пасть и опадает, безжизненно складывая "капюшон".
  
   -Спасибо, родной, - говорит Таня Ежу.- Ты спас меня.
   А Яну ты спасти не можешь?
  
   Еж Александр громко фыркает.
  
   -Нет? - удивляется Таня.- Почему? Ведь вы с ней из одного детства. Помнишь, как ты укусил ее за палец?
   А потом сбежал под кровать. Это было малодушие. Ты должен искупить свою вину. Спаси Яну.
  
   Еж Александр отвечает Тане человеческим голосом:
   -Малодушие? А дергать меня за колючки - не малодушие?
   Я защищался! Подумаешь, разок укусил. Укус ежа не смертелен. Не могу я спасти Яну. Я ее предупреждал, чтобы не делала глупостей. Вы, люди, так неразумны. Не цените близких, легко позволяете себя обмануть. Доверяете плохим хирургам. - Еж недовольно смотрит на Таню.- Я голоден. Налей мне свежего молока! Моё давно прокисло.
  
   ***
  
   Таня ворочается на кровати. Потом вскакивает и трясет головой, пытаясь прогнать остатки сна.
   -Яна! Нет. Не надо...
  
   В углу еж Александр принюхивается к блюдцу с молоком, морщит нос, презрительно фыркает и, сверкнув глазами на Таню, уходит спать в свою корзину.
  
   Таня подходит к блюдцу ежа Александра, нюхает содержимое, морщит нос и выходит с блюдцем из комнаты.
   В кухне Таня моет блюдце и наливает в него свежее молоко.
  
   -Что-то происходит. С Яной что-то происходит. Я видела какой-то вещий сон... Страшный. Смертельный укус ежа спас мне жизнь. Смертельный для змеи, спасительный для меня...
   Как все в жизни сложно, как относительно...
  
   Таня ставит блюдце с молоком рядом с корзиной ежа Александра.
   Еж Александр вылезает из корзины, подозрительно нюхает молоко, потом начинает лакать с отменным аппетитом.
  
   Таня садится на корточки и внимательно наблюдает за ежом.
   -Скажи мне, Александр, что с Яной?
  
   Тане кажется, что Еж отвечает ей человеческим голосом.
   -Не знаю, - ворчит Еж.- Дай спокойно поесть. Я спас тебе жизнь. Ведь я заслужил блюдце молока?
  
   Еж пытается Таню укусить.
  
   -Кусается. Вот так всегда. Он меня кусает, а я его все равно люблю, молоком угощаю... Мне иногда хочется вернуться в мое далекое детство. Туда, где не было проблем и не было ничего более страшного, чем темная кладовка. Сейчас мне кажется, что кто-то запер меня в кладовке и не дает дальше жить. - Таня гладит Ежа.- Только этот Еж и остался от моего далекого детства. Яна меня прогнала. А Вовка, наверно, и вовсе забыл про меня.
  
   ***
   Грязный, опустившийся Вова - на рынке у пивного ларька.
   Вова с двумя собутыльниками распивает пиво и водку. На нечистом столике перед ними - бутылки и бумажные стаканы.
  
   -Жена? - разводит руками Вова.- А нет у меня жены. Сбежала.
  
   -Куда? - бьет кулаком по столу один из собутыльников.- А мы ее поймаем!
  
   -Не-а, - отвечает Вова.- Я пытался поймать, споткнулся и упал.
  
   -Упал?- трагическим голосом спрашивает второй собутыльник.- Бутылку разбил?
   Вова безнадежно машет рукой:
  
   -Да. Целую банку. Трехлитровую.
  
   Собутыльники сокрушенно качают головами.
  
   -А мы того...- развязно заявляет Вова. - Жену пойдем сейчас ловить. Вот допьем только.
   Вова, выпив очередной стакан, неожиданно стукнув кулаком по столику, начинает громко орать частушку:
   -Ах, Семеновна, голосистая!
   Жопа белая и мясистая!
  
   Люди на рынке переглядываются и отходят подальше.
   Подъезжает милицейская машина. Трое милиционеров выходят из нее и ловко впихивают Вову с собутыльниками вовнутрь.
   Машина отъезжает.
  
   ***
  
   На операционном столе лежит Яна.
   Хирург, анестезиолог и прочий медперсонал готовятся к операции.
   Яна обводит глазами окружающих. На ее лице волнение.
  
   В окно операционной влетает тяжелый булыжник.
   Медперсонал в полном составе оборачивается и подходит к разбитому окну.
  
   Во дворе на асфальте - осколки разбитого окна.
   Неподалеку - компания убегающих, весело смеющихся мальчишек.
   -Вот поганцы! - восклицает медсестра.- Как теперь оперировать-то будем?
   -Как-нибудь да будем. Деньги уплачены, - отвечает хирург.
  
   Медперсонал отходит от окна и поворачивается к операционному столу.
  
   Операционный стол пуст.
  
   ***
   В послеродовой палате родильного дома - несколько коек. Женщины на койках, среди которых Таня, массируя грудь, ожидают кормления детей.
   Молодая медсестра привозит младенцев.
   Младенцы, как птенцы, разевают рты в ожидании пищи.
   Медсестра раздает детей матерям.
  
   Медсестра подходит к Тане и подает ей ребенка.
   Таня смотрит на него и начинает биться в истерике:
   -Это не мой ребенок! Где мой Ванечка? Вы его потеряли!..
   Я его потеряла...
  
   Женщина на соседней кровати пристально рассматривает лицо поданного ей младенца:
   -Вот твой Ванечка. У меня. Забирайте его. А мне мою девочку верните!- Женщина смотрит на Таню.- Успокойся. Твой ребенок при тебе. Есть хочет. Ты его не потеряла...
  
   Медсестра меняет перепутанных младенцев местами.
   Женщина, получив от медсестры свою девочку, замечает строго:
   -Нельзя же так с людьми обращаться!
   Ванечка жадно хватает Таню губами за грудь.
  
   Глава 4. новая жизнь. старая тоска
  
   За кухонным столом завтракают Таня и пятилетний Ванечка.
   В их бокалах - апельсиновый сок. В центре стола - блюдо с фруктами.
   Ванечка ковыряет ложкой кашу.
  
   На столе около Тани - еж Александр, перед ним блюдце.
   Еж лакает молоко.
   Таня берет из блюда яблоко, аккуратно отрезает от него кусочек и подносит на ладошке к мордочке ежа.
   Еж нюхает яблоко, фыркает, отворачивается и продолжает лакать.
  
   -Ишь ты, какой строгий, - замечает Таня.- Серьезный товарищ.
  
   -Мама, а может, он мясо любит?
  
   -Любит. А вот яблоки - не очень.
  
   -Он колючий, а мордочка пушистая.
  
   -А зубы острые! - подхватывает Таня.
  
   -А зачем Ежику зубы? - интересуется Ванечка.
  
   -Чтобы кусаться.
  
   -А Ежик - разве хищный зверь?
  
   -Он не хищный. Он хитрый.
  
   -Он не должен кусаться. - Ванечка гладит ежа Александра.- Он добрый.
  
   Еж грозно фыркает, разбрызгивая молоко. Мокрый нос Ежа с капелькой влаги на конце нетерпеливо дрожит.
  
   -Добрый, да, - задумчиво отвечает Таня.- Но иногда все же кусается.
  
   -Сердитый. Ладно, ешь,- говорит Ванечка Ежу.- А потом поиграем. Ты будешь добрым Ежом, а я добрым Медведем. И мы будем бегать наперегонки.
  
   -Наелся. Не хочет больше.- Таня гладит ежа Александра пальцем по брюшку.
   Еж фырчит от удовольствия.
  
   Ванечка гладит Ежа по спине.
   Колючки Ежа покорно приглаживаются и ложатся в одну сторону.
  
   -Ну вот, видишь: у него хорошее настроение. А то выставил бы свои колючки, как стрелы, в разные стороны, чтобы всех напугать.- Таня улыбается.- А, правда, он, как из сказки?
  
   -Правда. Наш Ежик волшебный.
  
   На кухонной полочке работает маленький телевизор.
   На экране - мультфильм "Ежик в тумане".
   "Было очень красиво,- рассказывает голос с экрана,-
   так красиво, что Ежик с Медвежонком просто глядели и ничего не говорили друг другу".
  
   -Давай нашему сказочному, волшебному Ежику загадаем желание, - предлагает Таня.- Ежик-Ежик, сделай так, чтобы чудесная сказка никогда не кончалась...
  
   ***
  
   В кресле парикмахера сидит Яна.
  
   -Голову мыть будем? - обращается к Яне толстый парикмахер.
  
   -Нет, и грязная сойдет, - язвительно отвечает Яна.- Сделаем прическу на немытой голове и намажем грязные ногти красным лаком!
  
   -С таким гонором надо дома сидеть!
  
   -Уж лучше дома сидеть, чем на глупые рожи глядеть!- Яна раздраженно встает с кресла, швыряет парикмахеру в лицо салфетку, разворачивается и уходит.
  
   На улице Яна садится за руль легковой машины.
   -Как надоели пустоголовые парикмахеры, назойливые продавцы и дохлые собаки на дорогах! - Яна резко трогается с места.- Что-то надо делать. Чего-то мне не хватает. Или кого-то?
   ***
  
   Таня деловито перекладывает книги на полке в библиотечном книгохранилище.
   Ее сослуживица Валя делает то же самое.
  
   -Вчера мы с мужем годовщину свадьбы отмечали, - говорит Валя.- Он мне подарил новую стиральную машину.
   А у тебя, Танька, на личном фронте как? Все одна сидишь? Хоть бы какого завялященького подобрала - и то веселей.
  
   -На личном фронте? - Таня задумывается.- Я не хочу жить, как на фронте. Такое мы уже проходили. Было точно, как на фронте! Сплошная борьба. Мои слезы, его вопли "Танька, давай жрать" и грязное розовое пузо, которое вываливалось из его тренировочных штанов. Дома должно быть спокойно, тихо и тепло. Должно пахнуть пирогами и молоком. А не порохом, алкоголем и женскими слезами. - Таня роняет книгу.- Кстати, не называй меня Танькой.
  
   -А как тебя называть?
  
   -"Татьяна" лучше звучит. "Таня" - тоже ничего.
   И еще. Мне кажется, личная жизнь потому и называется личной, что ее не обсуждают на работе, в магазине и с соседками по подъезду. Так что оставим эту тему. Предлагаю обсудить рецепт яблочного пирога, который я недавно научилась печь...
  
   ***
  
   Яна входит в свою квартиру. Скидывает туфлю, подбрасывая ногу вверх. Туфля попадает в люстру на потолке в прихожей. Осколки брызгами осыпают Яну.
  
   -Вот и прекрасно, - равнодушно заявляет Яна.- Пропади всё пропадом!
  
   Яна скидывает вторую туфлю, попадая туфлей в дверь, и проходит в комнату. Не раздеваясь, ложится на свою большую кровать. Отворачивается лицом к стене.
  
   На кровать запрыгивает рыжий кот. Трется мордочкой о ногу Яны.
   Яна брыкается:
   -Брысь! Надоел!
  
   ***
  
   Старшая группа детского сада, вяло орудуя ложками, обедает.
  
   -А мы с папой были в зоопарке, - гордо заявляет один из мальчиков.- А у тебя папы нет! - Мальчик показывает на Ванечку пальцем.
  
   -У меня вместо папы - Еж, - заявляет Ванечка.- Он волшебный. Папы есть у вас всех, а волшебный Еж - у меня одного.
  
   ***
  
   Корзина, в ней лежит еж Александр. Он спит и громко храпит во сне.
  
   -Надо аккуратно, - шепчет Таня,- чтоб не разбудить. А то он нас укусит и убежит.
  
   Таня достает ежа Александра из корзины.
   Таня и Ванечка совместными усилиями пытаются надеть на ежа Александра миниатюрные тапочки.
  
   Еж просыпается, вертит мордочкой и машет лапками.
   Наконец, еж Александр в тапочках.
  
   -Ну вот,- с удовлетворением выдыхает Таня.- Теперь так громко топать не будет. Давно надо было ему тапочки сшить.
  
   Ежа отпускают.
  
   Еж, изловчившись, зубами сдирает со своих лап тапки. Потом, громко фыркнув, с топотом выбегает из комнаты.
   В прихожей еж Александр нюхает ботинок Ванечки и брезгливо фыркает. Потом снова бежит в комнату.
  
   Ванечка наблюдает за перемещениями по квартире ежа Александра.
   Таня рассматривает дырки от зубов Ежа, проделанные в тапочках.
  
   -Ежик рассердился, - комментирует Ванечка.
  
   -Да, - Таня с досадой бросает на пол обгрызенные Ежом тапки.- Теперь, всем назло, будет топать еще громче.
  
   ***
  
   Ванечка в кухне один. Он чиркает спичкой и зажигает газовую плиту.
   -Мама скоро придет. Я сварю ей обед.
  
   Ванечка отворачивается от зажженной плиты и, стоя к ней спиной, неловко чистит картошку. Не дочистив, оставляет картошку на столе.
   -Потом дочищу. Сначала надо пол помыть. Маме надо помогать.
  
   Ванечка выходит из кухни, закрыв за собой дверь.
  
   В открытую форточку кухни врывается ветерок и подхватывает легкую занавеску. Конец занавески взмывает в воздух и, пролетев над газовой плитой, загорается.
  
   Ванечка в комнате неловко елозит тряпкой по полу. Рядом стоит ведро с водой.
  
   Еж Александр беспокойно бегает по комнате, тревожно нюхая воздух. Колет Ванечку иголками. Бегает вокруг него.
  
   -Не мешай, - говорит Ванечка Ежу.- Иди спать. Видишь, я делом занимаюсь.
  
   В кухне бушует пожар. Дым заполнил кухню и пробивается снизу в коридор через закрытую дверь.
  
   В квартиру входит Таня.
   -Боже, гарью пахнет! Ваня! Ванечка! Ты где?!
  
   Таня распахивает дверь в кухню.
   Дым из кухни густым клубом вываливается в коридор.
  
   Таня влетает в комнату.
   Ванечка неторопливо возится с тряпкой, медленно макая ее в ведро и наблюдая, как грязная вода стекает на пол.
  
   Таня хватает Ванечку за шиворот и тащит в прихожую.
   -У нас пожар! Иди на улицу! Быстро!!!- Таня выталкивает Ванечку на лестничную площадку.
  
   В открывшуюся входную дверь следом за Ванечкой из квартиры выбегает еж Александр.
  
   Таня хватает пустую корзину и выскакивает следом.
  
   ***
  
   Во дворе перед домом - толпа народу.
  
   Пожарные заливают пеной дымящееся окно во втором этаже.
  
   Ванечка стоит в сторонке и держит в руках корзину с ежом Александром. Ванечка смотрит, как пожарные сворачивают оборудование и отъезжают на красной машине, оставляя во дворе лужи грязной воды.
   Окно во втором этаже дома зияет серо-черной обугленной дырой.
  
   Ванечка засматривается на пожарных и, забыв про Ежа, ставит корзину на землю.
  
   Еж Александр выползает из корзины и убегает.
  
   Таня, не видя никого и ничего, сидит в сторонке на лавочке, обхватив голову руками и раскачиваясь, как маятник, в стороны.
   -Господи, как трудно с ребенком одной. Как же я устала...
  
   ***
  
   В квартире Тани - полный разгром. Лужи воды на полу, в которых плавают книги, бумаги, игрушки, мелкие предметы.
  
   -Как же ты мог отпустить Александра? - отчитывает Таня Ванечку.- Ведь он член нашей семьи. Он всегда жил дома и не умеет добывать себе еду. Он погибнет!
  
   -Я про него забыл.
  
   -Ты устроил в квартире пожар. Ты бросил на произвол судьбы живое существо. Человек должен за свои поступки отвечать! И неважно, взрослый это человек или ребенок.
  
   Таня слышит звонок в дверь и направляется в прихожую.
  
   Таня открывает дверь. Видит элегантную даму с хозяйственной сумкой. Дама - в темных очках, в надвинутой на лоб шляпе.
  
   Дама делает шаг в прихожую и вытряхивает из сумки ежа Александра.
  
   Еж Александр начинает весело бегать вокруг Тани, нюхать ее ноги, тереться об них колючками, фыркать и громко пыхтеть. Время от времени Еж взвизгивает, как человек.
  
   -Ваш Еж всю лестницу обгадил, - заявляет дама.- И колготки мне порвал!
  
   -Спасибо,- бормочет Таня со слезами благодарности.
  
   Таня бережно берет ежа Александра и целует его в пушистую мордочку.
  
   Еж весело принюхивается и щекочет усами Танино лицо.
  
   Дама заглядывает в свою сумку:
   -Ваш Еж мне всю сумку изнахратил! У меня теперь не сумка, а сплошная дырка!
  
   -Да-да, - растерянно соглашается Таня.- Извините...
  
   Дама снимает очки и шляпу.
   -А еще ваш Еж громко топал и мешал мне спать!
  
   -Яна?- Таня падает в обморок.
  
   Вокруг Тани, фыркая и чихая, начинает быстро бегать еж Александр.
  
   Таня открывает один глаз.
  
   -Вставай! Мы так не договаривались! - говорит Яна.- Ну и разгром у вас!
  
   -Я кушать хочу! - объявляет Ванечка.
  
   -Я тоже проголодалась,- соглашается Яна. - Я очень давно не ела пирожков. Лет пять или шесть.
  
   -Я тоже от пирожков бы не отказалась, - вздыхает Таня.- Да вот только кухня сгорела. Хорошо еще, не вместе с нами.
  
   -Пойдемте ко мне, - приглашает Яна.- У меня кухня в порядке. Вот только готовить некому.
  
   Глава 5. Старая дружба
  
   В квартире Яны - оживление.
   Еж Александр, фыркая, бегает по комнате вокруг рыжего кота. Рыжий кот шипит и лапой пытается достать ежа Александра. Уколовшись, кот с жалобным мяуканьем запрыгивает на кровать и, ловко перебирая лапами по ковру, взбирается на шкаф. Со шкафа свешивается рыжий хвост, сверкают два зеленых глаза.
  
   Открывается шкаф, и оттуда выходит Ванечка. Он в ковбойской шляпе, в резиновых сапогах и с теннисной ракеткой.
  
   ***
  
   В кухне Таня вынимает из духовки пирожки.
  
   -Не могла я прийти раньше, - оправдывается Яна. Я не ценила твою доброту, я тебя прогнала, я во всем виновата. Но дело в том, что чувствовать себя виноватой я не люблю. Я думала, ты и не захочешь меня видеть.
  
   -А я скучала по тебе,- тепло возражает Таня.
  
   -И я. Ты простила меня?
  
   -Простила. Хотя и не сразу. Почему ты меня прогнала?
  
   -Я не люблю, когда люди тратят на меня свое время. Не люблю быть обязанной. Мне неприятно разочаровывать кого-то, когда не удается оправдать чьих-то надежд. Мне проще быть одной, не раздавать никому обещаний. Я даже не опаздываю никуда и никогда, чтобы кто-то напрасно меня не ждал.
  
   -А мне, наоборот, хотелось тратить на тебя свое время. Хотелось жить не только для себя. Сейчас вот у меня есть Ванечка.
  
   -А у меня нет детей.
  
   -А муж у тебя есть? - интересуется Таня.
  
   -Нет. Да ну их всех! - хорохорится Яна.- Мне попадаются не мужики, а бесполые мямли. Нужны они мне, как ослу маникюр.
  
   -Ты ведь замуж хотела, - напоминает Таня.
  
   -Хватит, расхотела.
  
   ***
  
   В кухню, размахивая ковбойской шляпой, вбегает Ванечка.
   -Мама, смотри, что я в шкафу нашел!
  
   -И кто тебе разрешил соваться в шкаф? - выговаривает Таня.
  
   -Да ладно, пусть балуется, - вмешивается Яна.- У ребенка хороший вкус. Видишь, какую шляпу обнаружил.
  
   ***
  
   Из комнаты раздается грохот и кошачий вопль.
  
   Ванечка выбегает из кухни.
  
   -А кот со шкафа упал! - докладывает, выглядывая из комнаты, Ванечка.
  
   В кухню влетает рыжий кот.
   За котом, мелко перебирая лапками, бежит еж Александр.
   Следом - Ванечка в шляпе задом наперед.
  
   Кот проносится мимо Тани, которая стоит с противнем в руке. Уцепившись за занавеску, кот раскачивается на ней, с опаской поглядывая вниз, на Ежа.
  
   -Ну вот, подружились, - удовлетворенно отмечает Яна.
  
   Занавеска обрывается. Кот падает на пол и забивается под кухонный стол, в самый дальний угол.
  
   Еж Александр поводит носом, вопросительно глядя на Таню.
  
   -У тебя молоко есть? - спрашивает Таня.
  
   Яна достает из холодильника молоко и наливает в блюдце.
   Ставит его перед Ежом. Еж с аппетитом начинает лакать.
  
   Из-под стола, сверкая глазами, по-пластунски выползает кот. Он принюхивается к молоку. Приближается к блюдцу.
  
   Еж оглядывается на кота и громко фыркает.
  
   Кот шипит и машет лапой.
  
   Яна насыпает в миску кошачий корм.
   -Иди сюда, Гондурас!
  
   -Как ты его называешь? - Глаза Тани округляются.
  
   -Кот Гондурас! - гордо отвечает Яна. - А что, плохое имя?
  
   Кот Гондурас презрительно оглядывается на ежа Александра и, задрав хвост, отходит к своей миске.
  
   -А можно мне шляпу поносить?- интересуется Ванечка.
  
   -Можно, - разрешает Яна.
  
   Таня дает Ванечке маленькую тарелку с пирожками:
   -Там по телевизору мультики начинаются. Иди.
  
   Ванечка берет тарелку и галопом бежит в комнату.
  
   -Вот точно так же и я, - задумчиво говорит Яна.- Бегаю галопом по этой жизни. А жить не успеваю. Хотя, мне кажется, сегодня - с тобой - я снова ожила...
  
   ***
  
   В комнате сытый кот Гондурас гордо возлежит на кровати.
  
   Еж Александр, свернувшись клубком, пофыркивает в ящике прикроватной тумбочки.
  
   На экране телевизора кот Том бегает за мышью Джерри.
  
   -Не поймаешь, не поймаешь! - комментирует Ванечка действия экранного кота.
   Откусывая пирожок, Ванечка внушает коту Гондурасу:
   -Учись, Гондурас! Ты так бегать не умеешь. Ты нашего Ежа не поймал.
  
   Глава 6. Новая печаль
  
   Прошел год.
  
   Таня и Сергей, мужчина лет пятидесяти с благородной, аристократичной внешностью, расписываются в книге регистрации браков.
  
   Отужинав в ресторане, вся свадебная компания - Таня, Сергей, Яна и еще пара десятков человек - выходит на улицу. Таня с цветами и в свадебном наряде.
   Сергей в свадебном костюме поддерживает Таню под руку.
  
   В ту же дверь, из которой выходят молодожены с компанией, пытается просочиться Вова с двумя собутыльниками. Вову - пьяного, жалкого и неопрятного - брезгливо отталкивает охранник.
  
   Яна толкает в бок Таню:
   -Опять твой Вовка, барбос замызганный.
  
   Увидев выходящую из ресторана Таню, Вова прекращает свои попытки войти в ресторан и направляется к ней.
   -Ага, так вот и моя жена, которая сбежала, - представляет Вова Таню собутыльникам. - Вова бестактно оглядывает Таню со всех сторон.- Вот оно как! Ты тут жрешь в кабаке, а я голодный хожу. Да я тебя...
   Вова подступает к Тане.
  
   Сергей отпускает руку Тани и, сделав шаг вперед, берет за шиворот Вову.
  
   Собутыльники Вовы разбегаются.
  
   -Послушай, приятель, - спокойно обращается Сергей к Вове.- Я сегодня в парадном костюме. А ты - как из мусоропровода вылез. Мне так не хочется к тебе прикасаться. Может, сам уйдешь, а?
  
   -Ты откуда взялся? - заикается Вова.
  
   -Таня - моя жена. С сегодняшнего дня. Ты этого не знал? -Сергей приподнимает Вову за шиворот.- Ну, так что, договорились или нет? Или тебя ударить?
   Сергей встряхивает Вову, как грушу:
   -Решай быстрей, а то у меня терпение кончается.
  
   -Уйду, сам уйду! - поспешно решает Вова.
  
   Сергей отпускает Вову и отряхивает руки:
   -Давно бы так. Иди, опохмелись. Выпей за наше с Таней здоровье.- Сергей бросает Вове денежную купюру.
  
   Вова быстро поднимает деньги и, трусливо оглядываясь по сторонам с видом шакала, убегает.
  
   Свадебная компания весело аплодирует Сергею.
  
   -Да ну, не смешно это совсем, - с досадой реагирует Сергей. - Всё настроение испортил!
  
   ***
  
   В кухне Тани уютно и тепло. Никаких следов прошлогоднего пожара.
  
   Таня вынимает из духовки горячие пирожки.
   Сергей подхватывает противень, артистично и легко ставит его на стол.
   Ванечка подходит и ловко цепляет с противня горячий пирожок. Но тут же бросает пирожок и дует на обожженную руку.
  
   -Горячо же! Что за нетерпение! - негодует Таня.
  
   Сергей берет детскую руку в свою, осматривает ладошку:
   -Сильно обжегся?
  
   Ванечка, мужественно сжав губы, мотает головой.
  
   -Иди ко мне, сын. Давай-ка садиться за стол. А то мама под шумок сама все съест. - Сергей с любовью поглядывает на Таню. - Она у нас пирожки любит.
  
   Сергей сажает Ванечку на колени, поцеловав его в щеку и погладив по голове.
  
   Таня выкладывает пирожки на красивое блюдо и тоже подсаживается за стол:
   -Бери пирожок. Уже можно.
  
   В углу кухни в корзине спит еж Александр.
  
   -А ежики едят пирожки? - интересуется Ванечка.
  
   -Нет,- смеется Сергей.- Они диету соблюдают.
  
   -А что такое диета?
  
   -Это когда едят только фрукты и молоко, - отвечает Таня.- Как наш Еж.
  
   -Нет. Лучше у меня будет диета из пирожков.- Ванечка берет еще пирожок и откусывает половину.
  
   ***
  
   Супружеская постель. Таня лежит на плече у Сергея.
  
   -Ты все время о чем-то думаешь. Ты как будто не здесь. У тебя было в жизни что-то нехорошее? Ты будто кого-то боишься. Кого? Бывшего мужа?
  
   -Да. Такая вот ошибка молодости. Какая-то нелепость. Полюбила его еще в детском саду и думала, что это навсегда. Что детская любовь - нечто незыблемое и абсолютное. А она, эта любовь, переродилась в кошмар, который преследует меня всю жизнь и показывает мне свои зубы. Я уже исправила эту ошибку годами одиночества. Долго еще мне страдать?
  
   -Не все мужчины так ничтожны, как он. Ты не будешь больше одна. Теперь ты будешь жить по-другому. - Сергей целует Таню. - Больше никого не бойся. Я буду вас любить. Тебя и твоего сына.
  
   -С Ваней надо быть построже. Он и так уже избалован.
  
   -Ну что ты. Он же ребенок. У него ведь только одно детство. Я знаю, как с ребенком надо. Поверь мне.
   И ты не пожалеешь об этом.
  
   -Как хорошо, что ты есть. Я думала, что всё, любви больше у меня никогда не будет, что душа давно увяла.
   Как хорошо, что я ошибалась... Как хорошо быть женщиной... Счастливой женщиной.
  
   -Ты веришь мне?
  
   -Я тебе верю.
  
   ***
  
   Сергей, Таня и Ванечка обедают в кухне.
  
   Ванечка лениво ковыряет вилкой в своей тарелке с пельменями. Потом начинает отделять тесто от мяса. Тесто ест, а мясо кидает на пол.
  
   -Ванечка, не надо так, - замечает Сергей.- Кто-нибудь поскользнется.
  
   Таня берет тарелку Ванечки и выбрасывает ее содержимое в мусорное ведро:
   -Не хочешь есть? И не надо! Иди отсюда. Занимайся своими делами.
  
   Ванечка морщит нос и выходит из кухни.
  
   Таня закрывает за ним дверь.
  
   -Зачем ты так? - укоряет Сергей.- Ведь он ребенок.
  
   -Прежде всего, он человек. И вести себя обязан по-человечески! Ребенок не должен чувствовать себя властелином мира, у которого в услужении находятся все остальные живые существа.
  
   Сергей выказывает разочарование:
   -Я думал, ты любишь детей...
  
   -Любить детей можно по-разному. Строгость-это тоже любовь. И жалость - любовь. И уважение есть любовь. Разве нет? Я раньше считала, что мой ребенок-это все равно, что я сама. Что всю свою жизнь я должна подчинить ему. С годами я изменилась. Ребенок-это человек. Но и я тоже человек. Мы с ним равноценны. Так почему я должна подчинять ему свою жизнь, свои мысли, свои желания?
  
   -У меня нет своих детей. Я так хотел обрести сына.
  
   -Ты и обрел его. - Таня отворачивается. - Когда-то мне нравилось быть жертвой. Первый муж надо мной издевался - а я позволяла. Яна меня унижала - а я была счастлива, что она готова есть мои пирожки. Теперь я оспариваю саму себя. Протестую против себя прежней - покладистой, безответной, со всеми согласной. - Таня некоторое время молчит.- Есть такие женщины героические, которые всю жизнь воспитывают ребенка в одиночестве и даже замуж не выходят, боясь, что вдруг ребенок нового папу не полюбит! Я раньше думала, что я тоже из таких женщин. А теперь сама себе говорю: нет! Ребенка нужно уважать как личность. Его нельзя бить, нельзя оскорблять. Но он не центр Вселенной! И я не хочу вокруг него вращаться. Почему я должна приносить себя ребенку в жертву? Он разве будет мне за это когда-нибудь благодарен? Вряд ли...
  
   -Зачем думать о чьей-то благодарности? Нужно просто делать добро.
  
   -А то, что я его родила, - не добро? То, что он одет, обут, накормлен, даже закормлен - вон, пельмени на пол кидает - так ли уж этого мало?! Я больше никогда не соглашусь с тем, что я сама по себе - ничто, а нужна только затем, чтобы ребенку или кому-то еще было хорошо.
  
   -Мы говорим на разных языках, - вздыхает Сергей.- Ладно. Время покажет, кто прав.
  
   -Давай подумаем и друг о друге тоже.- Таня гладит Сергея по лицу.
  
   -Хорошо.- Сергей обнимает Таню.
  
   -Я люблю тебя, - шепчет Таня.- И Ванечку тоже. Но любовь к мужчине и любовь к ребенку - это две разные планеты. Одно не должно быть принесено в жертву другому. А когда мы с тобой ляжем в постель, не должно быть ни слова о ребенке! И вообще прекратим из-за ребенка ссориться.
  
   -Я хочу, чтобы ты поняла. Ты сама так долго помнишь свое детство. Говоришь, что оно повлияло на всю твою жизнь. Теперь настал черед Ванечки. Ему, когда он вырастет, тоже будут важны его детские воспоминания. Детство должно у него быть. Давай не забывать об этом. Когда есть ребенок, есть, для кого жить. Я хочу, чтобы нам всем было хорошо.
  
   По шоссе с ветерком несется легковой автомобиль.
   Сергей - за рулем, Таня рядом с Сергеем и Ванечка на заднем сидении весело хохочут.
   -Ой, не надо так быстро! - Таня зажмуривает глаза.- Я боюсь. Куда мы так спешим?
   -Мы спешим - жить...
   -Как хорошо!- говорит Таня.
   -Да! - соглашается с ней Ванечка.
  
   ***
  
   По ярко-синей реке несется катер.
   За ним на водных лыжах едет Сергей.
   В катере Таня в соломенной шляпке и Ванечка весело смеются.
   -Хорошо, правда? - спрашивает Таня.
   -Да! Да! - соглашается с ней Ванечка.
  
   ***
  
   Таня, Сергей и Ванечка в зоопарке, у клетки с ежиками.
   Ежики сонно передвигаются, а некоторые спят.
  
   -Их там семь штук,- сообщает Таня.- Счастливое число.
  
   -Может, лучше сходим, на слона посмотрим? - предлагает Сергей.
  
   -Мы с мамой ежей больше любим, - заявляет Ванечка.- Да, мама? Потому что они из сказки.
  
   -Но слон тоже из сказки,- удивляется Сергей.
  
   -Слон - это другое, - объясняет Таня.- Его на ладошку не положишь. Он не может быть таким близким и родным, как еж.
  
   -И слон фыркать не умеет! - добавляет Ванечка.
  
   Один из ежиков у всех на глазах справляет большую нужду.
  
   -Фу, какие некультурные ваши ежики! - морщится Сергей.
  
   -Неправда, - встает на защиту ежей Таня.- Не все ежики такие некультурные. Наш еж Александр никогда на людях себе такого не позволяет. Только в темноте, когда никто не видит.
  
   -Ну, ребята! - теряет терпение Сергей. - Ваши ежики спать легли. Им лень. А я проголодался. Пошли шашлык есть!
  
   -Лучше мороженое, - уточняет Ванечка.
  
   -Договорились, - Сергей сажает Ванечку на плечи.- Вам мороженое, мне шашлык, а Ежу морковку принесем!
  
   ***
  
   Таня, Сергей и Ванечка гуляют по детскому парку. У них счастливые лица, блестящие глаза. Сергей дарит Тане цветы, а Ванечку подхватывает на руки и кружит, как на карусели. Ванечка смеется.
  
   -Хочешь на карусель? - предлагает Ванечке Сергей.
  
   -А мама нас отпустит?
  
   -Отпустит, - отвечает Таня.
  
   -Ты с нами? - предлагает Сергей Тане.
  
   -Нет, - отказывается Таня.- Я высоты боюсь.
  
   -А мы не боимся. - Сергей озорно подмигивает Ванечке.- Нам на высоте хорошо. Правда, сын?
  
   -Да! Да! Да!- соглашается Ванечка.
  
   ***
  
   "Чертово колесо" на фоне ясного неба. Сергей и Ванечка усаживаются в кабину. Кабина постепенно поднимает их всё выше.
  
   Таня им улыбается и машет рукой.
   Сергей и Ванечка весело смеются и машут руками Тане в ответ.
  
   Кабина уже на самом верху, почти в небе.
   Почти рядом пролетает самолет.
   Шелестит листва. Поют птицы.
  
   -Папа, а мы сможем самолет достать?
   -Сможем. Мы ведь уже на небе...
   -Да! Да! Да...
   ...А-а-аааа!
  
   Скрежет.
   Страшный грохот.
  
   Кабина с людьми отрывается от основания и летит вниз.
   Все звуки обрываются, уступая место траурной тишине...
   Таня видит кабину, летящую в никуда.
  
   "Если твой Вова что-то не так сделает, то на каруселях будут человеческие жертвы", - вспоминает Таня предупреждение Яны.
  
   Таня закрывает глаза и видит Вову с оскаленными зубами.
   У Вовы в руках трехлитровая банка томатного сока.
   Вова с размаху швыряет банку Тане в лицо.
  
   Перед теряющей сознание Таней проплывают улыбающиеся лица Сергея и Ванечки.
   По лицам стекают похожие на слезы капли крови...
  
   глава 7. и больше не будет ясного неба
  
   Прошло несколько лет.
   Таня - седая, постаревшая, в черном платье - механически помешивает в чашке чай, сидя за столом в своей кухне.
  
   Яна - активная и моложавая - сидит напротив Тани.
  
   -Пирожков хочется,- лукаво говорит Яна.
  
   -Для кого теперь мне стряпать пирожки? Всё было - и вдруг ушло.
  
   -Жаль. А я бы пирожков поела...
  
   -Ну, возьми кулинарную книгу, открой ее на странице "пирожки", сделай так, как там написано, и съешь!
  
   -Это не то,- с сожалением вздыхает Яна.- В этих пирожках не будет твоей души... Уж столько времени прошло, а твоя жизнь будто остановилась. Сколько можно носить это черное платье? В нем уже протерлась дыра!
  
   ***
  
   Яна роется у Тани в шкафу.
   -Вот это вроде ничего. - Яна достает из шкафа платье устаревшего фасона, но веселенькой расцветки.- Переодевайся.
  
   -Нет.
  
   Яна стаскивает с Тани черное платье и пытается надеть на нее другое. Таня сопротивляется и бьет Яну по рукам.
  
   Победу одерживает Яна.
   -Фу! Устала. Будто пробежала стометровку с твоим ежом наперегонки.
  
   Еж Александр возмущенно фыркает в корзине.
  
   -Плохое платье, - критически замечает Яна.- Ты и в магазины не ходишь, одежду не покупаешь, и не ешь ничего. Так и помереть недолго.
  
   -Я этого и хочу.
  
   Яна дает Тане пощечину.
  
   Таня, как бы проснувшись, широко открывает глаза. Хватается ладонью за щеку.
  
   -Попробуй, еще раз, такое скажи! - злится Яна.
  
   -Больно.
  
   -Значит, всё в порядке. Ты и чувствуешь, и живешь. Завтра пойдем тебе платье покупать.
  
   -Зачем?
  
   Яна дает еще пощечину. Потом целует Таню в щеку, на которой отпечаталась ее пятерня.
   -Не плачь больше. Пойдем ко мне. Вспомним молодость.
  
   ***
  
   Таня и Яна лежат на большой кровати - как много лет назад. Таня потирает щеку, на которой все еще виден след.
  
   -Прости. Не рассчитала силы удара.
  
   -Ничего, - отвечает Таня.- После того удара этот - просто поцелуй.
  
   -Ты опять начинаешь?
  
   -Но я же не могу выбросить из головы двух людей, с которыми делила свою жизнь. Эта боль давит на меня, не дает спать, не дает есть. Устала я...
  
   -Да, выбросить из головы не можешь. И не нужно. Помни о них всегда. Но в данный момент, сейчас, подумай о себе, о том, что тебе необходимо новое платье.
  
   -Я сделала для себя открытие. Оказывается, когда не для кого жить, то и незачем жить...
  
   -А вот я хочу жить. Зачем? - задумывается Яна.- А я не знаю, зачем. Зачем люди едят пирожки? Зачем вдыхают аромат цветов?..
  
   ***
  
   В квартире начинает мигать свет.
   -Опять что-то с электричеством. Надо посмотреть. - Яна поднимается и достает из тумбочки отвертку.
  
   Рыжий кот подходит к Яне, трется об ее ноги.
   -Уйди, Гондурас!
   Яна направляется в прихожую.
   Кот не отстает, идет рядом.
   Яна спотыкается, путаясь ногами в кошачьем хвосте.
  
   -Что ты собираешься там смотреть? - тревожно интересуется Таня.- Прекрати! Завтра вызовешь электрика.
  
   -Ладно, я сама. Электрика пока дождешься...
   Яна открывает щиток, где находится электрический счетчик, тычет туда отверткой.
   -Не вижу ничего...
  
   -Хватит, не надо, - Таня выходит в прихожую.- Давай вообще погасим свет и посидим в темноте. Это даже романтично.
  
   -Да-да. Только винтик подкручу. Он расшатался...
  
   Свет гаснет.
   Яну отбрасывает от щитка, она падает на пол, роняя отвертку.
  
   Глава 8. Хочу вернуться в детство
  
   Проходит много-много лет.
  
   В квартире Тани много плюшевых, пластмассовых, керамических ежиков. Они везде: на кровати, на тумбочке, в книжном шкафу, на комоде и просто в углах на полу.
  
   На стене висит портрет Сергея с Ванечкой.
  
   На тумбочке рядом с креслом Тани - фотография Яны.
  
   Седая старушка Таня - в кресле. Ноги Тани накрыты пледом.
  
   На коленях у Тани еж Александр. Иголки Ежа желтоватые. Еж как будто поседел. Таня седая, Еж седой.
  
   Таня гладит ежа Александра. Еж фыркает и от прикосновения Тани сворачивается в клубок. Потом высовывает нос и смотрит на Таню мудрым взглядом.
   Еж легонько кусает Таню.
  
   -Всё кусаешься? Колючками гремишь? Может быть, я зря взяла тебя с собой из детства? Нет, не зря. Ты кусаешься, а я все равно тебя люблю. Я буду любить тебя, пока жива. Пока помню свое детство.
  
   Протянув руку к тумбочке, Таня берет фотографию Яны и долго смотрит на нее.
  
   Тане кажется, что Яна из далекого прошлого разговаривает с ней.
   "Что ты все про детство да про детство? - возмущается Яна.- Детство - это не вся жизнь! У тебя была и другая любовь".
  
   -Была у меня и другая любовь,- отвечает своим мыслям Таня.- Да, была. Или ее не было? Все это - как во сне. Сергей. Ванечка. Были они или нет? И была ли я сама? То, что пришло из детства, погубило мою зрелую, недетскую любовь...
   Теперь уж ничего не будет. Только мое детство. Скоро я сама впаду в детство...
  
   "Зачем ты так? Опомнись! Ты еще жива! Ты в своем возрасте, в своем времени..."
  
   -Столько всего было в моей жизни, а вспоминается только то, что родом из детства.- Таня смотрит на портрет Яны.-
   Ты, Яна.- Таня гладит ежа Александра.- И ты, Александр. Вы мое детство. Моя жизнь. Моя вечная любовь.
  
   "Еж Александр все еще с тобой? Я не знала, что ежики живут так долго".
  
   -Это уже Александр Шестой. Но для меня он - тот самый Еж из детства, который бегал по детскому саду и фыркал, когда мы сидели на горшках. Всю мою долгую жизнь он дарил мне детство. А сейчас я не живу, а падаю в пропасть. Карусель моей жизни оборвалась, и я лечу куда-то долго и мучительно. Бесконечно. - Таня гладит портрет Яны.-
   Помнишь, Яна, темную кладовку в детском саду? С тобой вместе мне не было страшно. А без тебя, одной...
   В моем будущем - как в той кладовке. Страшно и темно. Жизнь кончилась.- Таня закрывает глаза.- Меня больше нет.
  
   ***
  
   Перед глазами Тани пробегают сцены всей ее жизни.
   Таня и Вова на горшках в детском саду.
   Маленькая Яна с ежом в руках.
   Вова с банкой томатного сока.
   Сергей и Ванечка, летящие вниз в карусельной кабине...
  
   ***
  
   Таня открывает глаза и опускает ежа Александра на пол.
  
   Еж, топая, бежит к блюдцу с молоком и начинает лакать, посверкивая на Таню хитрым глазом.
  
   Тане кажется, что еж Александр говорит с ней человеческим голосом:
   "Мяса кусочек дай! А то все молоко да молоко".
  
   -Мне трудно встать, - отвечает Ежу Таня.
  
   Еж подбегает к ней.
  
   Таня, не вставая, протягивает Ежу ладонь.
  
   Еж Александр устраивается у Тани на коленях.
  
   -Верный ты мой друг. Всю жизнь ты был со мной. Если б ты и в самом деле умел говорить...
   Поведал бы кому-нибудь обо мне. О Яне. О себе. О нашей жизни...
  
   Таня касается фотографии Яны:
   -Скоро я снова увижу тебя. Пора мне уже. Я по тебе скучаю...
  
   Таня подносит к своему лицу ежа Александра. Целует его в мордочку. Кладет снова к себе на колени. Закрывает глаза.
   -Расскажи мне на ночь сказку, Александр...
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) К.Демина "Одинокий некромант желает познакомиться"(Любовное фэнтези) О.Герр "Невеста на продажу"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"