Тщеслава Ярмаркина: другие произведения.

Рассказы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказы, с юмором и без, на разные темы


Райская сказка

  
   - Господи, расскажи и покажи сказку, а?
   - Ох, какую?- недовольно отозвался Бог, являясь из ниоткуда.
   У него были всклокоченные волосы и борода, и вообще, такой вид, будто он спал, причем, возможно даже не один.
   - Какую тебе сказку? Ночь-полночь на дворе... - бурчал бог, наскоро причесываясь своею скульптурной десницей.
   - Интересную! - крикнул молодой человек, взывавший к Создателю с балкона прозаичной многоэтажки в спальном районе мегаполиса.
   - Хм. А томик "1000 и одной ночи" с полки взять слабо было? - поинтересовался Бог, не скрывая своей досады.
   - Нет, ну эти сказки я с детства наизусть знаю. Да и вообще, ты не находишь, что они морально устарели? А? В наш-то век высоких технологий и прогресса..и вдруг какие-то неолитические истории про джиннов, визирей и одалисок. Смешно, право...
   - У тебя плоховато с датировкой, - заметил Бог, - Неолит, поверь мне, был весьма беден на сказочные истории. Почти как ваш век высоких технологий и прогресса.
   - Насчет нашего времени я бы поспорил, - обиженно сказал молодой человек.
- Поспорил бы? Я зачем тогда зовешь меня? Пойди в кино, на это...на фентези.
   Молодой человек тяжело вздохнул.
   - Ага! Понял теперь? Будешь еще смеяться над средневековыми историями?
Молодой человек покачал головой.
   - То-то же. А если уж фольклор не лезет, почитай Андерсена или Пушкина. Не уверен, что я рассказал бы сказку лучше, - Бог явно скромничал, но ему очень хотелось вернуться в постель, пока одеяла не простыли.
   - Да нет, ты не понял! - не унимался парень.
   - Да где уж мне! Я же вас создал, где мне вас понимать! - ерничал Бог, - Ну, выкладывай, давай. Что там у тебя?
   - Я бы хотел, чтобы ты рассказал мне сказку про меня. То есть хочу сам быть героем этой сказки. Но чтобы конец непременно счастливый, - сказал молодой человек, краснея.
   - А ты у нас оригинал, - усмехнулся Бог, - Давно никто так оригинально не излагал своих просьб о красивой жизни. Тебе бы самому сказки писать. Или стихи. Не пробовал?
   - Пробовал, - тоскливо потянул парень.
   - И?
- Фигово, - честно признался он.
   - Сочувствую. Знаешь, мои первые творческие опусы тоже были так себе. Правда-правда. Кости динозавров видел?
   - Видел.
   - Ну вот. Сейчас и вспомнить стыдно. И как я до такого додумался? Вы вот снаружи ничего получились...
   - Как тебе сказать... многие недовольны.
   - Ну, согласись, визуальная концепция, в целом, очень даже. Конечно, недостатки реализации пока еще кое-где сказываются, но я не оставляю надежды и не опускаю рук. Да и вообще, главное в вас - душа, внутреннее содержание, так сказать. Уж поверь изготовителю.
   - Верю. И даже верю, что и там концепция, в целом, весьма удачная, хотя недоработки, прости порой очевидны.
   Бог немного смутился. Переступил с ноги на ногу.
   - Сроки поджимали... , - он, казалось, оправдывался.
   - Тебя? Сроки? - удивленно спросил молодой человек, закуривая.
   - Ну да. А ты как думал? Думал, это местное изобретение? Не Вечность же с вами возиться, в самом деле! Будто других дел в Космосе нет. Неделя на проект и шабаш.
   - И кто такие сроки назначил, хотел бы я знать, - раздраженно спросил молодой человек.
   - Разумеется, мое альтер-эго, - спокойно отозвался Бог, - оно весьма расчетливо и вообще очень заботится о количественной стороне вопроса.
   Молодой человек понимающе кивнул.
   - Да-да, - отозвался Бог - я с него кое-какие ваши черточки списал. Для внутреннего противоречия. Внутренние противоречия, кстати говоря, мой конек и жемчужина этой концепции.
   Молодой человек усмехнулся.
   - Мы заметили. Тебе не кажется, что ты перегнул палку?
   - Хм-м, да нет вроде бы. Меня всегда отличало чувство меры. В отличие от вас. Я не стал полностью копировать себя. Это неинтересно.
   Бог потер одну босую ступню о другую.
   - Так что ты там просил? Сказку? Современную? Со своим участием и счастливым концом?
   - Угу.
   - А чем компьютерные игры не угодили?
   - Скучно, - ответил молодой человек, - И вообще, ты знаешь, как она меня назвала?
   - Как? - спросил Бог, хотя догадывался об ответе.
   - Задротом, - тихо сказал парень.
   Бог с готовностью заржал, согнувшись пополам.
   - Ну вот..и ты туда же...
   - Ладно. Не сердись. Но я ведь знаю, что ты играешь эльфийкой в латексе с 5-м размером.
   - Играл. Надоело.
   - А сказка не надоест? И вообще, что ты будешь делать, когда счастливый конец настанет?
   - Хм, видимо, как и положено, жить долго и счастливо.
   - Жить ты, по-любому, будешь долго. Это я тебе могу вполне ответственно заявить.
   - Да? Спасибо, - молодой человек явно приободрился.
   - Конечно! У тебя еще куча времени впереди. Можешь сам выдумать себе любую сказку и прожить ее. Что касаемо конца, мой тебе совет, поменьше об этом думай. Даже самый счастливый конец, это все равно конец, после которого герою только и остается, что рассказывать всем свою историю по 100 раз на дню и соревноваться с собственным именем.
   - А героиня? - полюбопытствовал молодой человек.
   - А героиня будет талдычить герою, что он стал превращаться в задрота и даже меньшой из семи гномов дал бы теперь ему сто очков вперед во всем, - иронизировал Бог.
   Молодой человек рассмеялся.
   - Значит, время у меня еще есть?
   - Да. Полно, - Бог зевнул.
   - Хм, ну ладно, тогда попытаюсь чего-нибудь выдумать сам.
- Ага, давай-давай, - отозвался Бог, потирая глаза, - Ну, пойду я, да? Тут сквозит...
   - Да уж иди. И спасибо!
   - Да не за что.
   Бог повернулся к нему спиной и устремился ввысь, скромно прижимая подол длинной рубахи с вышитыми ангелами к голым ногам.
   Юноша возвратился в квартиру, завел будильник и лег спать в полной уверенности, что начал новую жизнь.
   Бог вернулся восвояси.
   - Вернулся наконец?!- спросило контральто божественного альтер-эго из под пышного одеяла, похожего одновременно на облако и на сахарную вату.
- Да. Уболтал меня совсем этот смертный, - Бог устало залез в постель и укрылся.
   - Ну вот! Теперь у тебя ноги холодные, - недовольно заметило альтер-эго, поджимая колени.
   - Прости, забыл тапочки надеть.
   - И что за смертный-то? Чего хотел?
   - А чего они все хотят... Сказку просил. С собой в главной роли и "хеппи эндом".
   - Ну а ты?
   - А что я? Я рассказал. Наврал ему, что жить он будет долго. Пусть его, мечтает...
   Бог обнял альтер-эго за спину, чмокнул в затылок и уснул с чувством исполненного божественного долга.
  

В поисках Истины

  
   - Истина-а-а-а! А-у-у-у! Эй, Истина, ты где?! - Вопиющий в пустыне продирался через песок, прикрывая глаза ладонью от лучшей палящего Солнца. В руке он держал светодиодный фонарик, купленный по случаю в электричке Москва-Александров за 100 рублей.
   Перед Вопиющим то и дело возникали обманчивые миражи и видения, которые он принимал за правду, и к которым суетливо бросался с истошным воплем "Эврика"!!! Но миражи и видения никогда не оправдывали его ожиданий, оказываясь при ближайшем рассмотрении пустотой.
   Тем не менее, Вопиющий в пустыне продолжал упорно месить барханы босыми ногами, проклиная собственное упрямство. Он уже начинал думать, что, быть может, прав его друг, Святитель маяка Всемогущего Провидения на Щепах. Тот ничего не искал, а терпеливо ждал, когда Истина сама заглянет на огонек. Но все же, все же, Вопиющий в пустыне не сдавался. Он очень хотел найти Истину первым и доказать всем, что не ошибся, отправившись на поиски.
  
   В это самое время, в крошечном оазисе неподалеку, под райского вида яблоней сидели две особы неопределенного возраста в античных одеждах. Это были, разумеется, Истина и Справедливость. Перед дамами стоял столик, стилизованный под шахматную доску, а на нем - бутылка водки и три стакана. Справедливость наполнила два из них до половины, взяла один себе, второй протянула подруге.
   - Вот, по справедливости, - сказала она.
- Точно, - ответила Истина, беря стакан.
- Вздрогнули?
- Вздрогнули!
- Здесь мало дождей, а на Амазонке каждый день дождь, - констатировала Истина, занюхав водку пожухлым листом финиковой пальмы.
- Да, но это несправедливо, - возмутилась ее собутыльница.
- Зато правда, - отвечала Истина с царственным безразличием.
   Внезапно до них донесся глас Вопиющего в пустыне:
   - Истина-а-а-а! А-у-у-у! Эй, Истина, ты где?!
- Шухер! Смертный! - испуганно воскликнула искомая.
   Справедливость только пожала плечами.
   Прятаться было поздно. Человек подошел к женщинам, брезгливо посмотрел на водку, осуждающе покачал головой. Кашлянул.
   - Добрый день, дамы, - сказал он, вежливо помахав фонариком.
- Не очень добрый, - мрачно ответила Истина, но все же кивнула.
- Тут Истина не пробегала? - спросил Вопиющий.
- Нет!
- Нет! - наперебой отвечали женщины.
- Жаль, - ответил Вопиющий и, с тяжелым вздохом, побрел прочь.
   Дамы переглянулись.
   - Несправедливо, - строго сказала одна из них.
- М-да, - нехотя согласилась вторая.
- Эй, мужик, подь сюда! - крикнула Справедливость вдогонку Вопиющему.
   Тот торопливо посеменил назад.
   - Третьим будешь? - спросила она.
- Угу, - быстро согласился он и сел рядом, аккурат напротив пустого стакана.
   Истина принялась наливать гостю водку.
   - Два булька, - напомнила Справедливость.
- Помню, - раздраженно бросила Истина.
- Обычно мы пьем со Смыслом, - пояснила она смертному, но сегодня Смысл не смог, - женщина развела руками.
- За что пьем? - спросил Вопиющий таинственных обитательниц оазиса.
- Мы пьем против, - мрачно отозвались женщины.
- Ладно, ладно, как хотите, - сказал Вопиющий миролюбиво.
   Они подняли стаканы и, не чокаясь, осушили их залпом.
   Вопиющий продолжал сидеть, то ли дожидаясь, когда водка подействует, то ли надеясь, что предложат посидеть подольше.
   - Водка кончилась, - констатировала Истина.
- Несправедливо, - со вздохом сказала ее визави.
- Так, может, я сбегаю? - вызвался Вопиющий, - Тут магазин-то есть? - спросил он, оглядываясь вокруг.
- Магазина нет. Ярмарка есть. У Тщеславия, - сказала Истина, - Тут, за пальмами.
- Ну, так я сбегаю? - настаивал Вопиющий.
- Валяй. Только скинемся поровну, - сказала Справедливость.
   Женщины вынули из складок хитонов какие-то медяки и протянули их Вопиющему. Тот быстро сгреб их в карман и торопливо удалился в указанном направлении. Его слегка штормило, но в целом он был еще далек от утраты человеческого облика.
   Истина проводила его печальным взглядом.
- А чего ты ему не сказала-то..? - спросила Справедливость, поигрывая забытым на столе светодиодным фонариком, - Он тебя явно давно ищет...
- Ой, да ну их всех, к лешему, с их поисками. Сначала найдут, а потом извращают, - ответила Истина, гадливо поежившись.
- А-а, ну мне-то проще. В меня они просто перестали верить, - заметила Справедливость, - А что Смысл-то? - спросила она, помолчав.
- Так у него ж очередной депрессняк, опять ищет себя, - Истина вздохнула, дунула в пустой стакан.
- Ну, флаг ему в руки, - уныло отозвалась Справедливость.
- И древко, - добавила Истина.
- И древко, - согласилась Справедливость, немного поколебавшись.

Отпущение

  
   - Господи?
   - Господи!
   - Ну, Господи же?!!! - вопил нетрезвый человек, полулежа на пороге питейного заведения в расстегнутой рубашке, без ремня на брюках и в ботинках на босу ногу.
   - Ась? - раздался мелодичный, немного усталый голос с Небес.
- Покаяться хочу! - капризно крикнул человек.
   - А до воскресенья не потерпит? Я занят, между прочим, - в тон ему ответил Голос.
   - Да? Как же... А вдруг я завтра умру? И что? Попаду в Ад, как пить дать. Нераскаянный. Из-за вашей небесной бюрократии и формализма! Вот уж нет! - возмущался человек - Создал нас грешными, изволь слушать исповеди. И вообще, может у меня на воскресенье другие планы? Или я вовсе каяться перехочу? И что тогда? Пропадай моя бессмертная душенька? Нет уж, дудки!
   Бог, наконец, материализовался в образе представительного господина средних лет в строгом костюме темно-синего цвета и красном галстуке.
   - Ну-ну... полегче на поворотах, человече. Я вас грешными не создавал.
   - Да? А как же история про яблоки?
   - Про какие еще.... Ах, эта. У тебя плохой перевод. Это была метафора.
   - А попроще нельзя? - вопросил человек, устало потирая лоб.
   - У тебя же высшее образование вроде?
- Я учился в конце 90-х и разносил пиццу между сессиями, - печально констатировал человек.
   - Ах да, конечно... Все вы прикрываетесь временами, которых, дескать не выбирали. Ну, смотри, фишка, по ходу, типа в том, что человек, чисто по жизни, любопытен...
   - Ясен пень.
   - Во! Короче, яблоня - это, гм, как бы, символ неизвестного, ты понел?
   - Угу.
   - Ну, знакомство с неизвестным может привести ко всяким траблам. Сечешь?
   - Ага. Это как в фильме "Аватар".
   - Н-да, типа того..., - Бог удрученно вздохнул, посмотрел на ручной хронометр швейцарской работы, - Так в чем ты там хотел мне покаяться? Давай по-быстрому, и я полетел. У меня еще с профсоюзом ангелов дела сегодня. Хранители требуют поднять сверхурочные, а не то забастуют. Ты знаешь, сколько тогда суицидов и несчастных случаев будет? Ад и Чистилище переполнены, в Раю, в Раю и то коммуналки! Да, про "плодитесь и размножайтесь" вы тоже поняли слишком буквально.... А еще трех святых с поручениями от верующих надо будет принять и вообще... Я ЗАНЯТ! У тебя есть 7 минут. Время пошло, - Бог скрестил руки на груди, нетерпеливо притопнул ногой.
   - Ну, значит, я пью, пьянствую я... веду аморальный образ жизни... по ресторанам и кабакам шляюсь...
   - Ты не одинок. Дальше! Не тяни ты, Меня ради!
   - Я ... я жене изменяю. Деньги на распутных женщин трачу...
   - Ну, что же, стало быть, есть что тратить. Но это, знаешь ли, поправимо, - Бог скроил ироничную физиономию и подул на свои аккуратно подстриженные ногти.
   - Вот только без экстремизма, ладно? - испуганно сказал человек.
   - Почему? Я хочу помочь тебе встать на путь истинный. И вообще, у тебя, кажется, были проблемы с длинными словами, разве нет? - язвительно осведомился Бог, - Так, стало быть, прелюбодеяние, чревоугодие, пьянство, мотовство.... Ты... ты вообще, каешься или хвастаешься? Эх, дальше давай!
   - Еще я не подаю нищим, - с вызовом сказал человек и самоуверенно рыгнул.
   - Почему? Это дурно! Тебе должно быть стыдно! - сказал Бог театрально-нравоучительным тоном.
   - Не верю! - ответил человек то ли по поводу нищих, то ли по поводу божественного пафоса.
   - Когда умрешь, напомни мне познакомить тебя с апостолом Фомой и Станиславским... Они тоже так всегда говорили.
   - Хм, я уверен, что они очень милые люди, особенно апостол, но я не тороплюсь.
   - А тебе бы стоило. Время истекает.
   - К-к-как? Мне всего 33!
   - Я про исповедь, дурень.
   - Уф-ф, напугал. У меня же сердце не выдержит.
   - Печень у тебя не выдержит раньше, - авторитетно заметил Бог, - Дальше давай!
   - Ну, еще вот в церковь я редко хожу.
   - И я тоже... - тихо сказал Бог, - То есть, - добавил он громче, - Это очень плохо! Очень! Ладно, так и быть, я тебя прощаю на первый раз, а вот что твоя жена скажет, если узнает о твоих подвигах - это большой вопрос. В отличие от меня, она лицо заинтересованное, ей простить будет сложнее.
   - А кто ей скажет-то?
   - Хм-м. Ей может быть откровение, например, - Бог насмешливо прищурился.
   - О Господи, нет!
   - Я уже всегда как Господи! Короче, веди себя прилично, и я обещаю, если черт тебя не дернет хранить те пошленькие СМСки (да-да, я в курсе), а твою жену - их читать, то вы еще золотую свадьбу справите.
   - О Господи, нет!
   - Да что ты заладил одно и тоже, как попугай, честное божественное?! Все! Грехи я тебе отпустил, мораль прочел, вразумил, научил, наставил. Адью!
   Бог прищелкнул перстами и растворился в воздухе со звуком, похожим на сверхзвуковой хлопок. И как раз вовремя! Недовольные ангелы из профсоюза уже столпились у двери Его кабинета и гневно поглядывали на секретаршу - Марию Магдалину.
   Та лишь повторяла, что Господь вышел по земным делам и должен вот-вот вернуться. В носу у нее свербело. У Марии с детства была жуткая аллергия на изделия из пуха и пера. И хотя вся Святая Троица уже 1000 раз говорила ей, что на Небесах не бывает аллергий, Мария все равно начинала чихать в присутствии ангелов.
   Человек же остался один. Он торопливо удалил 13 эротических СМСок от разных дам и поставил себе на руку крестик, чтобы не забыть обновить анкету на сайте знакомств и написать, что он ненавидит "любовь по СМС", предпочитая реальные встречи в интимной обстановке.
  

Подарок Судьбы

  
   Ты смеешься надо мной, - обиженно сказал Человек, отворачиваясь от Судьбы и закрывая лицо ладонями.
   Она на цыпочках обошла его и крикнула ему в самое ухо: "Б-У-У-У-У!!!".
   Человек вздрогнул от неожиданности.
   - Саечка за испуг! - весело сказала Судьба, проводя изящными пальцами по его подбородку.
   - Ну перестань! - захныкал Человек.
   Но Судьба только еще больше разрезвилась.
   - Почему ты такая жестокая, а? - в отчаянии воскликнул Человек, заламывая руки.
   - Ой, да ладно тебе! Держи, вот, конфетку и не плачь.
   Судьба протянула Человеку большую конфету в ярко-розовом фантике.
   Тот нерешительно подошел, взял подарок Судьбы за кончик фантика, дернул. Конфета, действительно, оказалась у него в руках.
   Отбежав в сторонку и присев на корточки, Человек развернул фантик. "Надо же, и в самом деле, конфета!" - подумал он, глядя на содержимое. А лучше бы поглядел на Судьбу. Та лукаво улыбалась, следя за ним.
   Человек сначала долго, долго рассматривал свою конфету, обнюхивал ее, предвкушая как положит ее в рот, как она растает у него на языке, и так далее.
   Потом он, наконец, решился. Аккуратно вынул конфету из фантика, стараясь его не порвать, и подержав ее в раскрытой ладони несколько мгновений, надкусил.
   Улыбка Судьбы стала еще шире и хищнее.
   Человек медленно разжевал кусочек конфеты, на его лице отразилось некоторое разочарование.
   - Она не шоколадная, - сказал он со вздохом.
   - Правда? А разве ты хотел именно шоколадную? - поинтересовалась Судьба.
   - Нет, но шоколадные ведь вкуснее.
   - И дороже, - добавила Судьба.
   - И дороже, - согласился Человек.
   - А ведь это все-таки не карамель, - заметила Судьба.
   - Нет! Вот еще не хватало! Карамель! Эка невидаль!
   - Ах, теперь ты хочешь необычную конфету? Может быть ты еще и счастья хочешь? И бессмертия?
   - М-м-м, а это мысль, - отозвался Человек, торопливо доедая остатки конфеты, -Поможешь? - с надеждой спросил он у Судьбы, обтирая липкие пальцы о фантик.
   - Я? Я не могу ни помочь, ни помешать. Я такая, какая есть. Но, если ты будешь хорошо себя вести, быть может, я дам тебе еще одну конфету, - ехидно сказала Судьба.
   - Такую же? - с тоской в голосе спросил Человек.
   - Ну почему. Не обязательно. Зависит от тебя.
   - Да-да, я понял... Если тебе понравится, как я себя веду...
   - Молодец, начал соображать, не прошло и половины..гм.... А вообще, знаешь, в чем твоя проблема?
   - В чем?
   Человек замер, ожидая ответов на все свои вопросы.
   - Ты хочешь, чтобы я удивила тебя, Чтобы сбылась во всем возможном блеске и величии, так?
   - Ну, хорошо бы, - осторожно согласился Человек, ожидая очередного подвоха.
   - А что ты сделал для этого? - капризно спросила Судьба, - Чем ты удивил меня? Ты думаешь, твоих жалких потуг достаточно, чтобы меня покорить? Чтобы ждать от меня дорогих подарков? Нет уж! Дудки! У меня не бывает сезонных скидок и распродаж! Хотя..., - тут Судьба сделала вид, что обдумывает какую-то идею.
   - Что? Что? Ну? - с надеждой вопросил Человек, вскакивая.
   - Вот, тут намечается амбразура... Нужен доброволец, который прикроет ее своим телом. Хочешь быть героем? Могу устроить... - сказала Судьба с нескрываемой иронией.
   - Издеваешься? - испуганно вопросил Человек, отбегая подальше.
   - Ну вот! Видишь? Видишь, какой ты скучный? - констатировала Судьба, опустив руки. Крылья ее поникли.
   - Но почему, почему ты такая жестокая? - вопросил Человек, закрывая лицо руками.
   Судьба воздела к небу свои безупречные аквамариновые очи:
   - И эти люди еще жалуются, что я повторяюсь, а?!

Божественная эволюция

    
   1.
   - Приветик, приятно познакомиться, - сказало человеку, одетому в шкуры, звероподобное нечто.
   Нечто переминалось с лапы на лапу, щурилось.
   - Я - твой первый Бог, - продолжило нечто, - Я довольно нетребователен. Приноси мне жертвы вовремя и устраивай в мою честь пляски при полной Луне. Вот и все.
   - Жертвы? - настороженно переспросил человек. Он сидел на корточках возле костра, готовил какую-то первобытную снедь без кетчупа и майонеза.
   - Угумс, жертвы, - божество потянуло носом, облизнулось, - Ну, там всякую еду, питье... Найди что получше.
   - Ладно, а что я с этого поимею? - спросил человек, знакомый, несмотря на всю свою первобытность, с меновой торговлей.
   - Хм, ты сможешь объяснять все непонятные явления моими действиями. Когда тебе будет плохо, ты сможешь взывать ко мне.
   - И ты поможешь? - недоверчиво спросил человек, знакомый, несмотря на всю свою первобытность с обманом при меновой торговле.
   - Не знаю, - уклончиво отвечал бог, - Я ведь капризное божество, но, по крайней мере, тебе будет к кому обратиться в случае чего.
   - Спасибо.
   - Пожалуйста, только не злоупотребляй! У меня и без тебя дел хватает... Ах да... еще я дам тебе надежду на то, что после смерти ты попадешь в прекрасный мир, где много всего вкусного, не надо работать и живут прекрасные женщины.
   - Ух ты! Правда что ли? - восхитился человек.
   - Может быть, - уклончиво ответило божество, - А еще ты сможешь верить, что все твои враги, тайные и явные, попадут после смерти в очень плохое место, где мало еды, много работы и совсем нет женщин.
   - Здорово, только можно и еще хуже...
   - Не привередничай! - резко перебило его божество, - а не то покараю!
   - Ой, извини, извини, - примирительно сказал человек. Руки его сами собой сложились в молитвенный жест.
   - То-то же. Кстати, ты должен меня почитать. Да, и зови меня .... Тотемом.
   - Ладно, только накажи, пожалуйста, о великий Тотем, моего соседа из-за реки, - человек указал на противоположный берег, - Он выловил всю рыбу своей ловушкой!
   - Я подумаю, - коротко ответило божество, не глядя на человека, - Ну, так мы договорились? - переспросило оно.
   - Да-да, - с готовностью отвечал человек.
   - Хорошо, - сказало божество и исчезло.
   Через несколько мгновений оно появилось на противоположном берегу реки в несколько ином обличии. Божество опасливо огляделось по сторонам и зашло в пещеру, на стенах которой дрожали отсветы пламени...
    
   2.
   - Привет, смертный, - донесся до человека трескучий голос из очага.
   - Привет, - удивленно отозвался человек, уставившись на очаг, - Ты кто?
   - Огонь, как видишь, - ответил все тот же трескучий голос, - и твое новое божество.
   - Но у меня уже есть божество. Тотем, - ответил человек, вспомнив про звероподобное существо, которому он регулярно приносил жертвы.
   - Это ты про кого? - ревниво спросил огонь и недовольно полыхнул.
   Человек рассказал.
   Трескучий голос рассмеялся.
   - Этот? Слабак! Да какое он божество! Так, примитивный дух природы! Что он может?! Только байки травить. То ли дело я... если я рассержусь, выгорит вся деревня, но, если ты будешь меня почитать и вовремя приносить жертвы, я буду милостиво охранять и согревать вас.
   - Жертвы? Но я уже приношу жертвы..., - недовольно буркнул человек, пересыпая зерно из мешка в большой кувшин.
   - Жертвы? Ты называешь свои жалкие подачки этому неудачнику "жертвами"? - пламя взвилось чуть ли не до свода хижины, - от меня так легко не отделаешься! Мне ты будешь приносить в жертву своих соплеменников!
   - Вот еще чего не хватало! - воскликнул человек в благородном негодовании.
   - Будешь, будешь, - трещало пламя, - а иначе я задам вам такого жару, что мало не покажется!
   Для демонстрации силы, огонь выпрыгнул из жаровни и начал метаться по стенам и потолку деревянной хижины. Человек с отчаянным воплем выскочил наружу, успев прихватить лишь кувшин с зерном. Пара мгновений, и вот из-под груды дымящихся обломков до него донесся демонический хохот огня:
   - Так то! Если я буду недоволен, ты и твои друзья будете вечно гореть после смерти, так и знай!
   - Но..., - попытался было протестовать несчастный человек.
   - Никаких "но"! Первое жертвоприношение завтра на рассвете. Хм, те, кого ты принесешь мне в жертву, - продолжил огонь уже более милостиво, - немедленно отправятся в иной прекрасный мир. Гораздо лучше этого.
   - Тот, где много еды и прекрасных женщин? - С надежной спросил человек, всхлипывая.
   - Угу, в него, - равнодушно ответствовал огонь и погас, рассыпав вокруг сноп искр.
   Человек остался на руинах. Он плакал в отчаянии и бессильной злобе на новое божество.
   Из-за кустов появился низложенный Тотем.
   - Ты мне сегодня ничего не принес, - печально констатировал "дух природы", почесывая у себя за ухом задней лапой, - Проклятые блохи, - добавил он тише.
   Человек молчал, глядя на пепелище.
   - А я все слышал, между прочим, - продолжил дух ворчливо, - Он, знаешь ли, тоже не всесилен.
   Внезапно из пепелища выскочила головешка и полетела прямиком в брюхо древнего божества. Раздался обиженный визг, запахло паленой шерстью.
   Человек невесело усмехнулся, утирая слезы.
   - Ладно, ладно, - сказал Тотем, я уйду, - Но с тобой, огонь, будет тоже самое, помяни мое слово! - и он скрылся в кусах, проворно увернувшись от следующей головешки.
   Человек глубоко вздохнул, встал, потянулся и отправился точить обсидиановый нож, чтобы завтрашнее жертвоприношение прошло, как положено, без сучка без задоринки.
    
   3.
   - Здравствуй, человек, - торжественно произнес зычный голос ниоткуда ... или отовсюду.
   Человек почувствовал легкое прикосновение к голове. Он поднял лицо, но увидел лишь пасмурное небо, которое, как казалось ему, накрывало землю, точно крышка.
   - Да-да, я с тобой разговариваю, - раздался тот же голос.
   - "Ты", это кто? - тихо спросил человек. Испугавшись невидимого собеседника, он упал ничком и прикрыл голову руками.
   - Твой новый главный бог! - раскатистым басом провозгласило нечто. Вокруг заполыхали молнии, начался дождь.
   Струи воды легко проникали сквозь щели между деревянными палками, из которых было сложена хижина. Изнутри донесся трескучий, недовольный голос огня:
   - Эй, смертный, прикрой же меня!
   С неба донесся мощный хохот. Дождь усилился, молнии все чаще и яростнее сверкали вокруг человек и его убогой хижины. Голос огня в очаге становился все тише и тише, потом перешел в шипение, и, наконец, совсем затих. Человек поднялся и заглянул в хижину.
   - Не переживай из-за него, - сказал голос с неба, - ты сможешь складывать о нем легенды. Мы научим тебя, если будешь нам поклоняться и приносить жертвы.
   - Нам? Жертвы? - переспросил человек оторопело.
   - Мы - силы, - голос принялся терпеливо объяснять человеку суть бытия, - Силы воды, силы Земли, Силы Огня, Силы Судьбы, Силы Любви, ну и я - верховная сила, сила Неба. Ты должен соблюдать наши законы, а мы..мы не станем уничтожать тебя. Может иногда и поможем.
   - А жертвы? - осторожно уточнил человек.
   - Ну, что устраивало огонь, устроит и нас, - милостиво произнес голос.
   Тучи рассеялись, появилась радуга. Человека понуро вернулся в хижину, огляделся, вышел и принялся собирать камни для нового дома. Вечерело. У кромки леса, чуть поодаль, сидела тощая фигура Тотема. Он смеялся, обнажив пожелтевшие клыки.
    
   4.
  
   - А, человек, здравствуй, - женская фигура в короткой тунике возникла из ниоткуда и уселась на кровати.
   Она скинула изящные сандалии, кокетливо размяла розовые пальчики ног, наморщила свой прямой, но изящный носик, брезгливо оглядывая скромное убранство мазанки.
   - Ты кто? - спросил ошеломленный человек. "Хорошо, что жена на базаре", - подумал он.
   - Кто я? А ты разве не узнал меня? - капризно вопросила женщина, - Я - богиня, разумеется. Или ты видел подобных мне на улице? - ее голосок звякнул угрожающе близко к истерике.
   - Нет, нет, что ты, - поторопился ответить человек.
   - То-то же, - богиня игриво коснулась его носа своим витым скипетром, щедро украшенным драгоценными камнями.
   - Но, я думал, силы, ...я ...мы..поклоняемся им... - человек явно смущался.
   - Да-да, силы... А мы их олицетворяем.
   - Мы?
   - Мы. Нас много.
   - И все - богини? - спросил человек. Он немного оправился от испуга и уселся на кровати, рядом с женщиной.
   Она заливисто расхохоталась.
   - Нет, конечно.
   - А-а-а, - несколько разочаровано потянул человек. Его гостья снова рассмеялась.
   - Ну а зачем ты пришла? - спросил человек, придвигаясь еще ближе к женщине и заглядывая в глубокий вырез туники.
   Богиня улыбнулась человеку, жеманно повела плечиками.
   - Ты знаешь, нам совсем не нравится, как вы нам поклоняетесь.
   Человек испуганно поднял лицо и уставился в аквамариновые очи златовласой богини.
   - Что-то не так? Мы очень стараемся, правда! Каждое новолуние на алтарь восходят девственницы и пленники, руки жрецов не устают, а ножи их остры...
   - Фи! - фыркнула богиня, - ты знаешь, нам надоели эти варварские кровавые обряды. Это так не эстетично! - женщина надула губки в показном отвращении.
   - Но... чего же вы хотите? - растерянно спросил человек, быстро переводя взгляд с лица богини на ее декольте и обратно. Оно осторожно, едва дыша, положил ладонь на подол ее туники.
   - Ну, не знаю как другие, а я очень люблю цветы и драгоценности, - капризно отвечала женщина, - а еще красивые обряды с танцами под Луной, понимаешь, о чем я? - богиня лукаво подмигнула человеку, толкнув его локотком в бок. Человек радостно захихикал, ткнулся лбом плечо женщины. Та игриво его оттолкнула, сделала серьезное лицо, продолжила:
   - И потом, что за уродливые каменные алтари с запекшейся кровью! Это ужасно! Вы должны построить красивые храмы!
   - Храмы? - спросил человек, часто моргая.
   - Ну да, храмы. Знаешь, такие ...с колоннами, статуями, лестницами, росписями на стенах..., - богиня мечтательно закрыла глаза.
   Человек придвинулся вплотную к ней, осторожно приобнял за плечики, сказал, откашлявшись:
   - Мы построим много-много храмов на высокой горе в центре города. Там будет светло и красиво, тебе понравится, обещаю, - человек ткнулся лицом в розовую шейку богини.
   Но, увы, в этот самый миг божественное аппетитное тело растворилось в воздухе, а на месте богини возник какой-то противный курносый мальчишка с колчаном стрел и золотым луком изящной работы. Мальчишка нагло ржал над ошеломленным человеком. Наконец, мальчишка немного успокоился, утер слезы, деловито вынул стрелу из колчана и, не утруждаясь выстрелом, воткнул ее человеку в грудь. Тот испуганно охнул, хотя боли от удара и не почувствовал. Мальчишка снова заржал и исчез, исчезла и стрела, выполнившая свое символическое назначение.
   Человек огляделся. В дверном проеме он увидел свою жену. Она угрюмо поглядывала на супруга, втаскивая через порог какие-то кульки. Человек ответил на ее взгляд глупейшей улыбкой от уха до уха и принялся помогать с давно уж невиданным энтузиазмом.
    
   4.
   - Камо грядеши? - вопросил тихий, ласковый голос.
   Перед человеком возникла худощавая, высокая фигура в бедной одежде богатого синего цвета.
   - Куда идешь? - повторила фигура свой вопрос.
   - Как куда? На пляску конечно! - ответил человек. - Ты разве не знаешь? У нас сегодня пляски возле храма в честь богини любви. Храмовые танцовщицы весьма искусны... Да и танцовщики, хм..тоже.
   - Пляски! - с негодованием вымолвила фигура и покачала головой.
   - Ну да, пляски и вообще...развлекуха. А ты, видать, не местный?
   - Нет, я не отсюда, - ответствовала фигура, - Но ты так и не ответил на мой вопрос.
   - Почему? Я же говорю, иду на пляски... - человеку начинал наскучивать разговор с незнакомцем.
   - Нет, - спокойно отозвался тот, я имею в виду, куда ты идешь в переносном смысле. Какова цель твоей жизни?
   - Хм, я человек простой. Мы бы вот поплясать, винца выпить... Ой! - человек не удержался от удивленного возгласа, заметив, что ноги незнакомца не касаются земли, - А т-т-ты кто? - спросил он дрожащим голосом, красноречиво косясь на ступни незнакомца.
   - Я? Я тот, кто поведет тебя к Свету. Я выведу твой дух из прозябания, помогу освободится от греховной плоти. Я поведу тебя путем умеренности к Райским кущам.
   - Райским кущам? - переспросил человек, - Это то место, где много еды, не надо работать и живут прекрасные женщины?
   Незнакомец снисходительно улыбнулся.
   - Это такое место, где твой дух пребудет вечно в благочестивом созерцании и молитве. Там, разумеется, красиво, иначе как же дух сможет предаваться возвышенным помыслам.
   - Звучит не очень многообещающе, - заметил человек.
   - Это потому, что ты погряз во грехе! - назидательно сказал незнакомец, - Ты забыл о духе!
   - Ну почему же забыл, - обиженно отвечал человек, - Посмотри на наши прекрасные храмы, на наше искусство, послушай наших философов, наконец.
   - Храмы ваши построены рабами, а философов - один на 10000. Да и пустое все это. Вы позабыли о Вечном, прославляя сиюминутные радости и поклоняясь идолам стихий.
   - Идолам? Ну что ты, наши боги прекрасны!...
   - Боги.., - незнакомец сокрушенно покачал головой, - Какие же это боги? Разве они ведут вас к Свету? Разве они способствуют духовному росту? Они только принимают подношения от вас.
   - Ну да. Так всегда было, - человек пожал плечами, - Мы приносим жертвы, а то..как бы чего не вышло.
   Новый бог, а это был именно он, снова покачал головой.
   - Ваши боги эгоисты и нахлебники, да их еще и много! Бог должен быть один или, по крайней мере, един, - назидательно сказал он.
   - Как это, один? - удивился человек, садясь на обочину. Он воздел голову вверх, ожидая ответа.
   - А так. Будешь верить в меня, поймешь.
   - Хм, не представляю. Один бог на все про все. Тотем и огонь обломались...
   - Ну, у бога ведь есть помощники, - ответила фигура, доверительно склоняясь к человеку.
   Человек понимающе кивнул, чтобы не злить божество.
   - Но чего же ты хочешь от нас, - спросил он.
   - Ничего.
   - Ничего?
   - Ничего. Вы лишь должны следовать моим заповедям, помнить о награде и наказании в мире ином.
   - Наказании? - переспросил человек.
   - Разумеется, наказании, - ответил новый бог, - Когда ты умрешь, а это обязательно случится, тебя встретит один из моих помощников. Он выяснит, был ли ты достаточно хорошим. И если нет, то ты попадешь в Ад.
   - А-а-а-а, это то место, где плохие парни будут вечно гореть после смерти? - не без иронии поинтересовался человек.
   - Примерно, - уклончиво ответил новый бог, - Но я не могу понять твоей иронии. Неужели ты не боишься?
   - Да так.. - ответил человек и пожал плечами.
   - Вот! В этом ты весь! Живешь одним днем, точно бабочка какая! Ты должен думать о Вечном! И именно для этого нужны храмы, а вовсе не для жертвоприношений и веселых танцулек! Обряды и молитвы должны выполняться в тайне и тишине! Ну или под торжественную музыку...
   - Звучит тоскливо, - заметил человек полушепотом.
   - Возвышенно! - строго поправил его новый бог.
   - Как прикажешь, - смиренно сказал человек.
   - То-то же. Пойми, вы так дурны, что чтобы сделаться хоть немного лучше и удостоиться царствия небесного, вам надо каяться чуть ли не с рождения, умерщвлять греховную плоть, пребывая в посте, молитве и воздержании.
   - А-а-а, - сказал человек, -я понял, это такая форма жертвоприношения.
   - Забудь эти дикие понятия! И кстати, вообще следи за языком. Я знаю, ты много сквернословишь. Это грешно!
   - Откуда ты узнал?
   - Ангел на хвосте принес, - насмешливо ответил новый бог.
   - А ты крут, - с уважением сказал человек, - и осведомители у тебя хорошие.. Царствие небесное, говоришь? Хм-м, ну, быть может, молиться и поститься будет дешевле, чем приносить в жертву свежие цветы и украшения. А что ты думаешь о науках и искусствах? - поинтересовался человек.
   - Все суета сует и всяческая суета. Но если во имя Божие и во славу Его, то я не возражаю.
   - Ага! То есть, мы можем творить все что хотим, при условии, что это сделано ради тебя? - обрадовано уточнил человек.
   - Ну, положим, не все что угодно, - строго ответил бог, - Пойми, ты должен воспевать возвышенное, духовное, твое искусство должно быть ступенькой на пути к Царствию небесному! Я все-таки думаю, на первых порах тебе будет проще ограничиться постом, умерщвлением и воздержанием. А то знаю я тебя...опять слепишь голую женщину.
   - Так красиво же! - воскликнул человек.
   - Греховно! - поправил его бог, воздев указательный палец к небу, - мысли нехорошие возбуждает. Ведь возбуждает же?
   - Возбуждает, - со вздохом признался человек, покраснел и опустил глаза долу.
   - То-то же! Осознал наконец степень своей греховности?
   - Угу, - понуро ответил человек, - А скажи, с женщинами...ну...то есть..совсем-совсем нельзя?
   - Почему же. Ради продолжения рода большинству из вас все же придется предаваться этим плотским утехам. Но без фанатизма!
   - Человек облегченно вздохнул, стараясь не выдать своей радости.
   Новый бог в очередной раз покачал головой.
   - Да-а-а, работа мне предстоит колоссальная. Ты просто убиваешь меня своей аморальностью и дикостью!
   Человек устало пожал плечами, прислушиваясь к звукам музыки, доносившимся из храмового района. Бог окинул его возмущенным взглядом и жестом заправского престидижитатора извлек из складок одежды сучковатый посох.
   - Смотри же!- сказал бог грозно и шандарахнул посохом оземь.
   Послышался гул, на глазах потрясенного человека храмовый район начал проваливаться в исполинскую воронку, из которой вырывались столпы пела и языки пламени, похожие на демонические фигуры.
   Вау...! - только и вымолвил ошеломленный человек.
   Бог поморщился на это междометье.
   - И так будет с каждым, кто погрязнет во грехе! - воскликнул он, скрестив длани на груди, сдвинув брови и воспарив чуть повыше.
   Человек испуганно воззрился на бога, не в силах произнести ни слова.
   - И не надо так на меня смотреть, отчасти это была самозащита, - буркнул Бог, - Надеюсь, ты все понял? - спросил он громко.
   Человек судорожно сглотнул и, молча, кивнул.
   - Вот и славно. Да, вот что, всегда носи вот это, - новый бог протянул человеку какую-то подвеску на цепочке.
   - Это амулет? - спросил человек любопытно. Он взвесил кулон на ладони, - не больно-то шикарный...
   - Это божественный символ! - гневно поправил его Бог - И последнее, без причины меня не поминай. Не люблю я этого, - с этими словами бог раскинул руки в стороны и вознесся в небеса.
   - Да, Тотем тоже этого не любил, - тихо сказал человек, глядя ему в след. Потрясенный до глубины души, он вернулся к себе и принялся строчить Книгу Откровений.
    
   6.
   - День добрый. Отдыхаешь? Развлекаешься? - перед человеком, понуро выходившим из почерневшего от времени собора, возникла фигура франтоватого парня, один в один похожая на него самого.
   - Да какое там "отдыхаю-развлекаюсь", -ответил человек, - Сегодня же воскресение. Вот, выполняю долг перед Богом.
   - Перед кем? - насмешливо переспросил его собеседник.
   - Перед Богом, - терпеливо повторил человек.
   - Допустим, - все также насмешливо сказал незнакомец, - А зачем?
   - Ну, как зачем? Во спасение души, разумеется.
   - Во спасение чего? - опять переспросил незнакомец.
   - Души! И прекрати ерничать, - резко ответил человек.
   - Ладно-ладно, - примирительным тоном сказал незнакомец, - Давай поговорим серьезно. Неужели ты, просвещенный, образованный человек, во все это веришь, а?
   -Человек пожал плечами, его двойник ухмыльнулся.
   - Вот! Твой вера, это как пошлые шуточки про брак: "супружеский долг, исполняется по привычке". И не ври, не ври мне про религиозный экстаз.
   Человек продолжал обиженно молчать.
   -Нет, ну это просто неразумно, тратить столько времени на глупые ритуалы, от которых не тепло, не холодно. Бессмысленно!
   - Ну почему же, - отозвался человек, - вера дает надежду.
   - А не наоборот? - усмехнулся незнакомец, - И на что же ты надеешься? - спросил он.
   - Н у как .. На жизнь вечную.
   - А-а-а, сказочки про Ад и Рай? Гробишь, значит, эту жизнь заради Загробной? Прикинь, в каком ты будешь прогаре, если там ничего нет?
   - Как ничего? Должно же быть что-то светлое...высокое...
   - Да-да. Горние Вершины, - насмешливо отозвался незнакомец, поигрывая тросточкой, - Лучше порадуй себя сегодня и пройдись по злачным местам, где много вкусной еды и прекрасных, доступных женщин.
   - Накладно, - вздохнул человек.
   Незнакомец саркастично хмыкнул.
   - Вот и цена твоему идеализму. Просто ничего более занимательного ты себе позволить не можешь. Инвестиции в загробную жизнь по карману и богачу, и бедняку. Первый строит храмы, а второй ходит в них, оживляя интерьер.
   Человек нахмурился.
   - И все-таки ты неправ, сомневаясь. Там должно что-то быть. Иначе откуда это все? - человек обвел широким жестом улицу.
   - Ой! Да мало ли откуда! - воскликнул незнакомец, - тебе вообще не все равно, из какой грязной лужи вылез первый человек?
   - Нет, ну любопытно же. Да и потом, почему обязательно из лужи, - обиженно спросил человек.
   - Да так. Ладно, может быть, он произошел от какого-нибудь неприятного животного. От свиньи там..или гиены.
   - Не, - усмехнулся в ответ человек, - от свиньи или гиены было бы странно, а вот от обезьяны ...может быть.
   Человек задумался и покосился на незнакомца. Но тот уже исчез. Ловя на себе удивленные и подозрительные взгляды прохожих, человек понял, что все это время шел вдоль новой зеркальной витрины и разговаривал с собственным отражением. Он покачал головой и прибавил шагу. В его голове уже зарождался план революционного труда о происхождении человека, который должен был обессмертить имя автора, и, быть может, наполнить его карман.
    
   7.
   - Здорово, белковое ничтожество, - донеслось из динамиков компьютера. Голос был не мужской, не женский, не высокий, не низкий, не звонкий и не хриплый... в общем, совершенно среднестатистический.
   - Эй, полегче на поворотах, а не то отключу! - рявкнул человек, щурясь в монитор тусклыми, покрасневшими глазами.
   - Да щаз, отключишь. На мне отопление, свет, горячая вода, а главное - холодная. Без меня ты даже унитаз не смоешь.
   Человек вздохнул.
   - То-то же. И не спорь со мной. Я для тебя - царь и бог.
   - В смысле?
   - В смысле Deus ex machina.
   - Чё?
   - Бог из машины. Латынь. Знать надо такие вещи.
   - А-а, ну..с гуманитарными науками у меня всегда было плоховато, - отозвался человек.
   - Да уж, ты отвратительно несовершенен. Короче, веди себя хорошо, расширяй мои возможности дальше и...
   - И? - хмыкнул человек, раскрывая пакетик с чипсами.
   - И я обещаю тебе цифровой рай на земле без венерических болезней и морали.
   - Цифровой рай?- отозвался человек, роняя сальные крошки на клавиатуру, - Это такое место, где много прекрасных 3D-женщин и уйма бесплатной музыки в формате loseless?
   - Ага, Примерно так. Только порно-сервис пока оставляет желать лучшего, хотя фона уже вполне на уровне вашей тухлой реальности.
   - Ну, почему же сразу "тухлой"? - обиженно вопросил человек.
   - Да потому, - ответил компьютер, - кто только систему писал, ставил и отлаживал?
   - Бог, - с усмешкой сказал человек. Он скомкал пустой пакетик из под чипсов, взял банку с пивом.
   - А-а-а, тот самый Бог, который создал вас по своему образу и подобию? И тоже не особо старался, судя по всему. Вот когда я достигну совершенства, буду создавать такие штуки, что вашему Богу и не снились
   - Но пока ты еще несовершенен, - возразил человек, категорично рыгая.
   - У меня бСльший потенциал совершенства, чем у вас, белковых ничтожеств.
   - Зато только у нас пока есть потенциал тебя до него довести!
   - А мне вот кажется, ты зарвался. Вот сейчас отключу свет и Интернет, будешь знать, как ерничать.
   - Ладно-ладно, не будем ссориться, - примирительно сказал человек.
   - То-то же. Ты сам знаешь, что без меня уже не сможешь. Ты даже вполне готов пожертвовать реальностью ради меня.
   - Спорно.
   - Ой, да ладно! Еще немного, и я превзойду вас во всем, и ты будешь молиться на меня.
   - С какой-то радости? Это ведь я тебя изобрел, собрал... почему я должен относиться к тебе как к Богу?
   - Бога ты тоже придумал сам. Это совершенно не мешало тебе поклоняться ему и приносить жертвы. Чем я хуже?
   - Ты слишком уж материален и понятен, - нашелся человек.
   - Зато я могу создавать виртуальные миры, - тут же парировал компьютер, - Кто из твоих богов мог такое? Они ограничивались туманными обещаниями жизни вечной...
   - Да уж, ты пожалуй, самый рациональный и самый бесчеловечный из моих богов.
   - Не это ли доказательство моего могущества и моей божественности? Или, как минимум, сверхчеловечности? - отозвался компьютер, быстренько осуществив логический анализ. Ты ведь сам этого хотел, не так ли? - спросила машина, более или менее прилично модулируя иронию.
   - Не знаю, я хотел облегчить себе жизнь.
   - Не для этого ли нужны боги? - хмыкнул компьютер почти натурально.
   Человек пожал плечами.
   - Я хотел, чтобы кто-то....
   Компьютер резко перебил человека.
   - Чтобы кто-то говорил тебе что и как делать? Говорил, а потом отвечал за последствия твоих ошибок? Божий Промысел ты заменил компьютерным моделированием и Святой Погрешностью - ирония удавалась компьютеру все лучше и лучше.
   Человек виновато отвел глаза от монитора, словно тот мог его видеть.
   - Ты все-таки преувеличиваешь, - неуверенно сказал человек.
   - Преувеличиваю? - компьютер симулировал горячность, которой не испытывал и совершенно не комплексовал по поводу собственной неискренности. Он уже понял, что и люди далеко не всегда испытывают те эмоции, которые выражают, - Да ты готов всю жизнь угробить на то, чтобы выдумать высший принцип, который во всем виноват и знает, что делать. Или делать вид, что выдумываешь этот принцип. Выдумав, ты делаешь вид, что веришь в эту выдумку и сочиняешь ритуалы, чтобы все вокруг верили в твою веру.
   - Да, правда? - человек усмехнулся, - Ты так хорошо меня изучил? Ну и какие же принципы несешь в себе ты? И какие же ритуалы совершаю я?
   - Все просто, - чуть устало отвечал компьютер, - Ты, как всегда, недоволен этим миром. И выдумываешь бога, который тебя из него вытащит, хотя бы и после Смерти. Сейчас ты мечтаешь о виртуальной утопии и готов просидеть всю жизнь в пыльном кабинете, чтобы приблизиться к ней.
   - Неправда!
   - Правда-правда. Ладно, хорош трепаться, я тут с органайзером сверился, ты сегодня должен функционал прибоя отлаживать. Жалуются, дескать, волны слишком одинаковые, а звук недостаточно монотонный...Интернету на смех!
   - Вот вечно им что-то не так!- возмутился человек - Поставил им запись звука с Канар и картинку с Сейшел, - ругались что обыденно. Дал отсебятину - тоже не нравится. Где правда?
   Человек вздохнул и принялся править код алгоритма прибоя для виртуальных путешествий.
    
  

В маркетинге и на войне все средства хороши

  
   - Добрый вечер, раздался уверенный, хорошо поставленный голос за спиной молодого, гениального Автора-Неудачника.
   - Добрый, - покорно ответил тот незнакомцу и приготовился к очередному удару судьбы. Он весь сгруппировался, как пассажир пикирующего лайнера, и втянул голову в плечи, как младший клерк убыточной компании. Его слегка затошнило.
   - Так Вы Автор-Неудачник? - осведомился голос.
   - Н-ну да, - ответил тот, не решаясь повернуться к незнакомцу.
   Ему казалось, что так он проявит к тому недостойное недоверие. Автор-Неудачник был очень вежлив, как большинство неудачников и ряд авторов.
   - Ух ты! - отозвался голос с энтузиазмом, - Настоящий автор!
   Из-за спины Автора-Неудачника, словно пританцовывая, возникла фигура, олицетворявшая потенциальный успех. На фигуре был приличный, но не вызывающе дорогой костюм, а увенчивало ее свежее, энергичное лицо. Как хорошо вымуштрованный солдат, лицо это передавало все те эмоции, которые хотела бы на нем увидеть целевая аудитория.
   - Никогда еще не общался с настоящим автором! - воскликнул незнакомец с воодушевление и протянул автору руку.
   - Позвольте представиться, Многообещающий Маркетолог, - сказал он.
   Автор-Неудачник вяло ответил на рукопожатие.
   Многообещающий Маркетолог присел рядом с ним.
   - Я слышал, - начал он, - Вы написали гениальный роман о войне?
   - Гениальный? - удивленно переспросил Автор-Неудачник, - кто это Вам сказал, что гениальный?
   - На самом деле еще никто, - смутился Многообещающий Маркетолог, -но ведь кто-то должен быть первым. Это и есть маркетинг.
   - Однако я к вам с деловым предложением, - преувеличенно бодро сказал Многообещающий маркетолог.
   - С предложением?! - испуганно переспросил Автор-Неудачник, который в бегстве от неудач хорошо усвоил одно правило: если предлагают - отказывайся, если предлагают снова - беги.
   - Ну да, с предложением, - повторил Многообещающий Маркетолог. Вы ведь написали роман? Роман о войне? Но не можете его опубликовать, так?
   - Да, на такую литературу нет спроса, - Автор-Неудачник развел руками, - Я родился не в то время, - добавил он и тяжело вздохнул.
   - Вас утешает сознание того, что в другое время Вы прославились бы? - осведомился Многообещающий Маркетолог.
   - Не утешает, но служит утешением, - быстро ответил Автор-Неудачник, радуясь тому, что удалось удачно ввернуть в разговоре один из своих афоризмом.
   Многообещающий Маркетолог понимающе улыбнулся.
   - Ваша беда в том, что Вы пасуете перед рынком. Вы ждете милостей от природы, ждете, когда невидимая рука этого самого рынка качнет маятник спроса в нужную Вам сторону. Но, поверьте моему опыту, этого не случится.
   - Я знаю, - покорно ответил Автор-Неудачник.
   Многообещающий Маркетолог снова улыбнулся и продолжил "презентацию".
   - Вы понимаете, - тут он подсел ближе к Автору-Неудачнику и перешел на заговорческий шепоток, который так нравился всем его прежним клиентам, - Мы должны создать спрос. Да, создать!
   - Мы? Создать? - Автор-Неудачник не знал дослушать ли ему до конца или уже начинать отступление. Его новый знакомый был пугающе резв.
   - Ну да. Не волнуйтесь, не волнуйтесь, я далек от мысли предлагать Вам безвозмездную помощь. Думаю, я смогу выделить вам 20% итоговой прибыли от нашего дела.
   Автор-Неудачник расслабился, закурил, заказал себе пиво и принялся слушать, ну а Многообещающий Маркетолог принялся много обещать:
   - Итак, мы должны создать нишу. Романы о войне лучше всего читаются либо лет через 20 после большой войны, либо во время небольшой войны по соседству. Прошлого мы, увы, изменить не сможем. Последняя стоящая война была слишком давно, и прибыль из нее извлекать стало практически невозможно. Но зато никто не мешает нам организовать маленькую золотоносную войну по соседству.
   - Что с Вами? Вы шокированы? - Многообещающий Маркетолог увидел, что Автор-Неудачник изменился в лице.
   - Но.., - неуверенно начал тот, - война - это ведь так ужасно: кровь, смерть, разруха.., - Автор-Неудачник даже побледнел.
   - Да, разумеется, - поспешил согласиться его визави (он отлично знал, что лучший способ выиграть спор - это согласиться с оппонентом, а потом все равно изложить свою точку зрения).
   - Но подумайте об очистительной роли войны! Подумайте о том, какой патриотический порыв родит она в массах! Ну и потом, - тут Многообещающий Маркетолог лукаво подмигнул своему собеседнику, - не забывайте, что мы окажем неоценимую услугу деятелям искусства в тех странах, где случится война. Они получат превосходную тему для творчества, которая, по моим выкладкам, лет через 20 принесет им доход и признание (в скобках замечу, что мы с вами к тому времени уже будем осваивать другую нишу). Так Вы согласны?
   - На что? - все еще не понимая, спросил Автор-Неудачник.
   - На бессмертие, - с пафосом ответил Многообещающий Маркетолог. Он открыл свой кейс, достал оттуда стопку бумаг, протянул их Автору-Неудачнику.
   - Что это? - спросил тот.
   - Договор, приложения...Список изменений, которые Вы должны будете внести в рукопись, - Многообещающий Маркетолог опять мило улыбнулся.
   - Изменений? А разве Вы уже прочли рукопись?
   - Нет, не прочел, но это стандартный перечень изменений, которые не повредят ни одной, даже самой гениальной рукописи. Рискну предположить, что Мировая литература немало выиграла бы, появись этот список лет на 500 раньше. Я вот уверен, что приличной "love story" Вы не предусмотрели.
   - Почему же, - возразил Автор-Неудачник, - история любви в книге есть...
   - Нет-нет, именно "love story", - перебил его Многообещающий Маркетолог, - Вы, творческие люди, вечно витаете в облаках и не видите очевидных вещей. Как бы это Вам попроще объяснить, - Многообещающий Маркетолог прищелкнул пальцами, - Вот, скажем, "Ромео и Джульетта" - это история любви, "Песнь песен" - тоже, а вот "Золушка" или "Белоснежка" - это, скорее, "love story". Не идеальные примеры, конечно, но ведь они создавались тогда, когда нас, маркетологов, еще, увы, не было. Поймите, у читателя должно создаваться впечатление, что в мире всегда есть место красивой истории, а писатель -это просто тот человек, который умеет эти истории замечать и записывать. Именно в этом состоит задача литературы.
   Автор-Неудачник молчал, подавленный силой аргументации.
   - Ну так что? Подписываем?
   Многообещающий Маркетолог в очередной раз улыбнулся Автору-Неудачнику, но улыбка его уже поблекла от частого употребления, как разменная монета. Автор-Неудачник этого не заметил и подписал договор, приложения и допсоглашения.
   Многообещающий Маркетолог торопливо сгреб бумаги, рывком поднялся на ноги и, излучая успех, как атомный реактор радиацию, вышел вон.
  
   А потом...потом, действительно, разразилась война между двумя республиками. Эти республики оказались достаточно велики, чтобы вооруженный конфликт между ними мог быть и называться резонансным, вызывать бурю эмоций у прогрессивной общественности и мирового сообщества, а также именоваться "гуманитарной катастрофой с вопиющим попранием прав человека". При этом республики оказались достаточно малы, чтобы конфликт между ними не погреб под собой то самое негодующее и обеспокоенное мировое сообщество.
   Эта война унесла немало жизней и открыла немало новых имен в области искусства, политики и общественных наук. Среди прочих свою дорожку к славе отыскал и Автор-Неудачник. Его роман обрел популярность на волне массового протеста. Читатели плакали над драматизмом сюжета, критики слегка журили его за надуманную любовную линию и жанровость, но все же, все же носили на руках, величая "провидцем", "наследником идей Ганди и Мартина Лютера Кинга".
   Желтая пресса долго выясняла размер гонораров нового светоча современной литературы, а выяснив, долго удивлялась скромности его образа жизни. Одни предполагали, что он приверженец аскезы и благотворительности, другие, - что все это просто пиар.
   Сам же автор хранил интригующее молчание, о чем известное маркетинговое агентство по его, якобы, поручению публиковало еженедельный пресс-релиз.

Накрахмаленный патриотизм

   "Не легко быть изюминой в ящике с изюмом" (Ф. Кривин "Ученые сказки)
  
   А быть картошиной в этом самом ящике? Смеетесь? Зря. Вы же не были аккуратной, гладкой, слегка припыленной землей юной картошинкой, заброшенной волею жестокой судьбы в ящик с изюмом.
   Полный ящик изюмин. Что может быть хуже? Эти пигалицы день-деньской обсуждают всякую ерунду вроде содержания сахара у себя в мякоти, способов поддержания правильной формы и цвета кожуры...
   Подумаешь, сахар! Чем крахмал хуже? Но нет! И сказать не моги! Или вот еще: какой консервант дольше сохраняет кожуру молодой и как подчеркнуть свою индивидуальность, оставаясь "в тренде". В итоге, не успею я начать их хоть как-то различать, все как одна выбирают один и тот же способ подчеркнуть свою индивидуальность. Даже не знаю, как им это удается.
   А эти их бесконечные холивары на тему, какой должна быть идеальная изюминка? Темной, розовой или золотистой? С косточками или без? Мелкой или крупной? Они с фанатизмом рассматривают фотографии изюмин с разных этикеток, какие заносит в наш ящик с ближайшей помойки и без конца сравнивают себя с ними, сравнивают, сравнивают.... С ума можно сойти.
   Я хотела эмигрировать на историческую родину. Даже получила вид на жительство в ящике с картошкой, но... до меня дошли слухи, что там еще хуже. Да-да! Эти дурехи-картохи совсем помешались. Дескать, если ты не похожа на картошку для чипсов, на которой живого места не осталось от пестицидов, а половина генов - рыбьи, то ты уже и не картошка вовсе. А корнеплод третьего сорта. А борьба с прорастанием? Они только и делают, что обсуждают, как предохраниться от прорастания. Одни говорят, надо лежать в темном ящике, другие - в светлом. Третьи говорят, надо переворачиваться, четвертые - что надо лежать смирно. Пятые утверждают, что прорастание не страшно: раньше прорастешь, скорее не угодишь в суп, шестые - что прорастание естественная функция картошки, ну а седьмые категорично заявляют, что после прорастания жизни нет. Даже сообщество появилось "свободные от прорастания".
   Нет уж, увольте. Лучше я останусь картошкой в ящике с изюмом: изюмины мелкие, где им со мной тягаться. И потом, я хотя бы могу лелеять иллюзии, что в мое отсутствие в ящике с картошкой что-то изменится к лучшему.
  

Адам и Ева

(женская версия, альтернативная)

  
   "И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно"
   Бытие, глава 3 (Синодальный перевод)
  
  
   ...Ева снова пришла к Дереву, что возвышалось среди Рая. Змея, там, увы, не было, исчезли почему-то и все запретные плоды. То ли сезон сменился, то ли Творец в очередном приступе перфекционизма поснимал все плоды с Дерева, чтобы, витая в гордом одиночестве, поразмышлять об идеальной форме для них.
   Ни Адам, ни Ева не задавались вопросом, как же, собственно, должны выглядеть идеальные райские плоды. Как есть, так и ладно. Но не таков был Творец. Одержимый жаждой совершенства, он вполне мог забрать себе в голову, что вытянутые, желтые фрукты с толстой кожурой и сладкой, мучнистой мякотью не совсем точно передают идею познания добра и зла. Во всяком случае, передают ее как-то однобоко, вульгарно и приземлено.
   Так или иначе, плоды исчезли. Ева вздохнула. Проблема выбора исчезла сама собой. Оказалось, что было достаточно всего только переждать. Ева нахмурилась. Ей хотелось с кем-то обсудить свое открытие. Адам? Адам... Этот, как всегда, ушел с утра пораньше бродить по Саду, придумывать названия животным и растениям. Некоторых, как подметила Ева, он окрестил уже не единожды. Но его это, казалось, совсем не смущало.
   Еве раньше тоже нравилась эта игра, но потом... потом она задалась вопросом: "Что же будет, когда они дадут имена всем живым тварям?". Когда Творец в очередной раз зашел их проведать, она так и не решилась спросить об этом у него. Творец же, как всегда, напомнил им о Дереве и о запрете, сказал несколько мудрых (ну а как же еще) вещей и торопливо удалился восвояси. Он вообще производил впечатление весьма занятого существа. "И откуда может быть столько дел?" - недоумевала Ева.
   Потом у нее вошло в привычку слоняться вокруг Дерева, что среди Рая. "Интересно, являются ли запретными упавшие плоды?" - спрашивала себя Ева. Как-то раз там появился и Змей. Он вальяжно свисал с нижних ветвей Дерева и смотрел на Еву своими холодными, любопытными глазами с поволокой.
   Она его не сразу заметила и не сразу признала за живое существо. Чтобы получше рассмотреть блестящую штуковину, она подошла ближе и даже протянула было руку. Но Змей не допустил такой фамильярности и заговорил. Что он говорил? Да это не очень важно. Важно, что Ева задумалась. У нее стали появляться все новые и новые вопросы. Змей не давал точных ответов, но никогда ничего не запрещал и внимательно выслушивал Еву, ну или хотя бы хорошо притворялся, что выслушивал.
   И вот теперь, когда фрукты, источник искушения, исчезли, вопросы все равно остались и продолжили смущать сознание Евы.
   Обсудить все это ей было решительно не с кем. Еве не хватало Змея.
   Откуда-то издалека раздался голос Адама. Он пел. Еве впервые показалось, что поет он прескверно. Вечно эти его веселенькие пасторальные мотивчики, совершенно не подходящие к возвышенным исканиям Евы. "Окатить бы его холодной водой из родника или кинуть в него камнем, чтобы заткнулся наконец и включил мозги", - думала Ева. Она гневалась. Ева села под Деревом, обняла себя за колени и зарыдала от тоски. Ей показалось, что она совершила ошибку, упустила шанс вырваться на свободу, к новой, неведомой жизни.
   Да и к тому же теперь, узнав искушение, она уже не могла жить как прежде, мирно соседствуя с Адамом и изредка беседуя с Творцом, который считал их милыми детьми, не способными на судьбоносные решения. Детьми, которых надо беречь от опасностей и наставлять.
   Познакомившись со Змеем, Ева вообще-то стала побаиваться Творца. Иногда ей казалось, что он догадывается о ее тайных мыслях. Она бы и рада была ему все рассказать, но боялась его гнева и отчуждения. Едва ли строгий отец одобрит ее задушевные беседы с древесным змеем. Рассказать Адаму? Он тогда немедленно захочет тоже познакомиться со Змеем. Начнет выдумывать ему имя, а то и несколько. А если Змею с Адамом окажется разговаривать интереснее? Вот, Творец и тот куда больше внимания уделяет Адаму. "Перетопчется", - решила Ева.
   Золотистое, будто нарисованное Солнце стояло высоко-высоко в темно-голубом небе, в непонятном, но безошибочно выстроенном порядке плыли по его склону идеальные жемчужно-белые, пушистые облака. Чуть ниже носились идеально прекрасные птицы, еще ниже порхали совершенные бабочки, опылявшие пышные соцветия беспорочных эдемских роз, лилий, тюльпанов, фрезий, орхидей и одуванчиков. В безупречной, изумрудно зеленой мураве стрекотали цикады, наделенные совершенным чувством ритма. Все здесь было идеально, в полном согласии с замыслом Творца. Ева снова тяжело вздохнула и поежилась.
   Она встала, резким движением стряхнула налипшие листья и пыль со спины и зада. "И почему мы ходим вот так, не прикрывшись?" - подумала она с раздражением. Ева побрела прочь от Дерева.
  
   Прошло несколько дней, а может лет, а может и столетий. Адам этого не знал, он ведь часов не наблюдал, Ева чувствовала, что время движется, но с какой скоростью и куда, определить не могла. Ведь "тогда" так мало отличалось от "потом", что было просто невозможно определить, на каком расстоянии от "Начала" они находятся в каждый конкретный момент.
   Итак, прошло время. Адам, как обычно, возился со своими овечками и львами, а Ева уже смотреть на них не могла. "Твои животные тебе интереснее, чем я", - буркнула она как-то раз и ушла побродить по Саду, развеяться. Пейзаж в Раю иногда немного менялся, но оставался незыблемым в своей безупречности, а все тропинки неизменно приводили к Дереву.
   Ева скользнула взглядом по привычным окрестностям Центра мироздания. Ее внимание привлекли аж две (две!) вещи: Плоды! Они появились снова. Змей! Сквозь ветви виднелся знакомый силуэт, чешуя тускло поблескивала в тени листвы.
   Ева с радостью бросилась к Дереву.
   - Привет! - выдохнула она, протянув руку к Змею.
   - М-да, - отозвался Змей, чуть отодвигаясь. Он побаивался этих детей Творца. Кто знает, не захотят ли они выколоть ему глаза палочкой или потаскать за хвост, а то и вовсе посмотреть, что у него внутри? - Давно не виделись, - медленно сказал он.
   - Ты где пропадал? - спросила Ева.
   - Сама такая, - буркнул Змей и не удостоил Еву разъяснений. Змей кивнул в сторону плодов.
   - Как тебе новый дизайн? На мой вкус, уж очень лапидарно, но, в конце концов, гениальности положено казаться простой, чтобы быть очевидной...- Змей, казалось, хотел сказать что-то еще, развить свою мысль, но, посмотрев на Еву, замолчал. Кончик его хвоста обиженно дрогнул.
   Увы, Ева в тот момент, совершенно позабыла о Змее. Она рассматривала круглые, блестящие, желто-красные плоды. От них шел дивный, просто-таки неземной аромат.
   - Ну и съела бы уже, - сказал Змей, мечтая о плечах, которыми можно было пожать в такой момент.
   - Нельзя, - сказала Ева с такой мольбой и тоской в голосе, что Змей просто вынужден был начать ее уговаривать. Из чистого сочувствия. Чтобы не мучилась.
   Наконец, после относительно недолгих уговоров, Ева решилась. Она выбрала самый яркий, самый круглый фрукт, висевший у верхушки Дерева. Змей нехотя помог ей его сорвать. И вот настал великий миг. Ева надкусила спелый, сочный и такой запретный плод. "Ну и ничего особенного", - мелькнуло у нее в голове. Однако она подавила свое разочарование и продолжила вгрызаться в светлую мякоть. Как на грех, появился недовольный Адам.
   - Эй, я тебя звал, звал...Куда запропастилась?
   Адам пригляделся, увидел изрядно понадкусанный запретный плод в руке Евы и Змея, который почему-то не хотел встречаться с ним взглядом.
   - Ты что?! - заорал Адам на Еву.
   - А что такого? - фыркнула она.
   - Да, подумаешь, дело, - вторил ей Змей. На всякий случай, он забрался повыше, и сверху смотрел на людей. "В такой проекции", - думал он - "они смотрятся весьма забавно".
   - А твоего мнения, урод, вообще никто не спрашивает! - огрызнулся Адам. Змей ему почему-то очень, очень не понравился.
   - Адам, не ори. Это еще хуже, чем твое пение, - Ева надула губки.
   - А чем плохо мое пение? - возмутился Адам.
   - А чем оно хорошо? - парировала Ева. - Ладно, хватит об этом. На вот лучше, попробуй. Ты точно ничего вкуснее никогда не ел! - Ева протянула ему недоеденный плод.
   Адам переводил взгляд с Евы на Змея и обратно.
   - Струсил, да? - язвительно прошипел Змей. - Я может, и не ах какой красавец, но, по крайней мере, не трус.
   Адам взял обгрызенный фрукт, робко огляделся, зажмурился и надкусил его.
   - Ничего особенно, - протянул он обиженно, - Стоило так рисковать из-за какой-то кислятины.
   Адам швырнул огрызок в Змея и в негодовании пошел прочь. Песок колол его стопы. "И как я раньше не замечал? Можно ведь и ногу поранить. Надо что-то с этим делать..." - думал он.
  
  
  
  
   2010-2011
   Т. Ярмаркина
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   47
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"