Адепт Пера: другие произведения.

Посторонитесь! Лисица идет в Хокаге

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Так уж случилось, что вместо Узумаки Наруто, на свет появилась Узумаки Нару. Она непохожа на каноничного героя своей хладнокровностью и социапатией. Судьба джинчурики сделала ее одиночкой. О том, чтобы стать хокаге, не может быть речи. Хоть девчонка одарена как и ее отец и может чувствовать эмоции других (как Узумаки Мито и Карин), ей сложно найти друзей, еще сложней добиться признания. Но мы то знаем, что дорогу осилит идущий.

  ***********************************************************************************************
  Посторонитесь! Лисица идет в хокаге!
  https://ficbook.net/readfic/4772295
  ***********************************************************************************************
  
  Направленность: Джен
  Автор: Адепт пера (https://ficbook.net/authors/1155681)
  
  Беты (редакторы): Velvetrix
  Фэндом: NarutoПерсонажи: Наруто(fem)/Саске
  
  Рейтинг: R
  
  Жанры: Романтика, Ангст, Фэнтези, Экшн (action), POV, Hurt/comfort, AU, Дружба, Пропущенная сцена, Любовь/НенавистьПредупреждения: Мэри Сью (Марти Стью), ОЖП, Смена пола (gender switch), Беременность, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
  Размер: Макси, 150 страниц
  Кол-во частей: 28
  Статус: закончен
  
  Описание:
  Так уж случилось, что вместо Узумаки Наруто, на свет появилась Узумаки Нару. Она непохожа на каноничного героя своей хладнокровностью и социапатией. Судьба джинчурики сделала ее одиночкой. О том, чтобы стать хокаге, не может быть речи. Хоть девчонка одарена как и ее отец и может чувствовать эмоции других (как Узумаки Мито и Карин), ей сложно найти друзей, еще сложней добиться признания. Но мы то знаем, что дорогу осилит идущий.
  
  Посвящение:
  Читателям и тем кто обожает вселенную Наруто
  
  Публикация на других ресурсах:
  Можно на других сайтах, но только мне сообщите.
  
  Примечания автора:
  03.02.2017 - ?9 в топе 'Джен по жанру Любовь/Ненависть'
  ?26 в топе 'Джен по жанру Пропущенная сцена'
  ?26 в топе 'Джен по жанру Романтика'
  ?43 в топе 'Джен по жанру Hurt/comfort'
  
  
  ========== Знакомьтесь! Узумаки Нару! ==========
  
  - Опять она!
  
  - Чудовище идет!
  
  - Монстр! Монстр!
  
  - Проваливай отсюда.
  
  Люди с ненавистью провожали взглядами хрупкую фигурку маленькой девочки. У нее были длинные красные волосы, челка скрывала ее лицо, и вряд ли за ней таилась улыбка. Ее тело было нескладным и худым, от нее веяло слабостью. На вид ей было шесть-семь лет.
  
  Ее звали Узумаки Нару. Она не знала о своем происхождении ничего - у нее не было ни семьи, ни друзей, а все, что ей было ведомо - это ненависть всей деревни. Каждое утро девочка шла в академию и каждый день страдала от нехватки общения. Она стала замкнутой, никто не пытался с ней подружиться... Ее будущее было туманным, но в одном Нару была уверена точно: у нее никогда не будет друзей!
  
  ***
  
  Сегодняшнее утро было не таким поганым. Меня почти никто не заметил, но пару раз мне пришлось прослушать дуэт 'чудовище' и 'монстр'. Так меня называют взрослые, а дети не отстают и тоже подхватывают. Как всегда я делаю вид, что не слышу. Я давно научилась показному безразличию: хоть и больно внутри, снаружи это не видно. Мое лицо сложно разглядеть под копной волос, ведь жители деревни, особенно взрослые, бесятся, когда я смотрю им в глаза.
  
  Сейчас я иду в академию, там нас, как всегда, будут учить. Нас - это меня и еще пару десятков мелких соплячков. Я там меньше года, но уже понимаю, что крест белой вороны достался именно мне.
  
  Нет, теорию я понимаю отлично, наверное, лучше всех, но показывать это не стремлюсь - не хочу давать лишний повод меня ненавидеть. Хотя он и не нужен, все и так меня ненавидят. Моя физическая подготовка не слишком хороша, скорее, твердый середнячок. Самые ужасные и ненавистные мною учебные дисциплины - это все, что связано с контролем чакры, ею я владею хуже всех. Большинство уже могут пользоваться клановыми ниндзютсу, а я едва поспеваю за учебной программой. Контроль внутренней силы инь и янь у меня хромает, и эта слабость дана мне от природы. Я чувствую в себе огромные запасы чакры, но использовать их не могу, и порой из-за этого выходят дурацкие вещи.
  
  Единственное, что меня отличает от всей детворы, что бегает вокруг, - так это моя способность чувствовать эмоции: радость и грусть, ненависть и любовь. С самого рождения мне дан этот дар. Когда я была меньше, то думала, что все люди такие же, как я, но вскоре поняла, что это не так. Раньше, когда я была совсем крохой, мне хотелось играть вместе со всеми, особенно с мальчиками, потому что в них горел дух соперничества, это меня и привлекало сильнее всего. Шалить вместе с ними, веселиться... Как же я хотела быть частью озорной мальчишеской компании... Но не срослось. Меня все ненавидят. Я это чувствую.
  
  А еще к этой неприязни, что питают ко мне люди, часто с примешивается некая грусть и печаль об утраченном. Мне кажется, что некоторые мои недоброжелатели потеряли своих близких, но винят почему-то меня.
  
  Подхожу к академии, дети носятся, кричат - слишком шумно, мне не нравится, то ли дело тишина и покой.
  
  Вот и вход в класс.
  
  - О, Саске-кун пришел! - восторженно орет Яманака Ино. Мне она категорически не нравится: не блещет умом, но хороша в моей слабости, то есть в ниндзюцу.
  
  Огромная толпа девочек мгновенно собралась вокруг него, но преграждать путь эти фанатки не пытаются. Чувствую, как им восхищаются, хотят подружиться, поиграть. Их очень легко читать, все их помыслы еще не имеют того спектра цветов, что можно ощутить от взрослых. Детская радость чиста и невинна, обида сильна, но мимолетна. А старшие - это загадки, некоторые чувства я порой даже не могу описать словами, но это, наверное, потому что мои знания ограничены.
  
  Учиха пафосно шел мимо детей, а они все расступались; лишь я одна шла своей дорогой, и, конечно же, наши пути пересеклись. Ближе метра к нему никто не подходил, а я его даже задела. Он презрительно хмыкнул и двинулся дальше. Мне бы было по барабану до случившегося, но аура всеобщей ненависти ко мне дошла до новых, недостижимых ранее высот. До этого мне казалось, что ненавидеть сильнее невозможно. Еще как возможно. Похоже, у этого чувства нет предела.
  
  Девочки уже двинулись ко мне дружной гурьбой, видимо, хотят намекнуть, что простым смертным не стоит трогать их идола. Он, кстати, меня раздражает, думаю, его можно назвать лишь красивой оберткой. Маленький, но уже знает себе цену и набивает ее всеми способами. Хотя есть в нем очень чистая и добрая любовь, правда, я не знаю, к кому, но уверена, этот человек очень хороший.
  
  Меня тем временем отвели за угол и побили, потаскали за волосы, немного попинали... Обидно и больно, но есть в случившемся один небольшой плюс. Чувствую, как злость покидает маленькие девичьи сердца, а на смену ей приходит сожаления.
  
  - Все! Хватит! - сказала Харуно Сакура. Они остановились, а я облегченно вздохнула. Мое лицо все в слезах, но не от физической боли. Нет, мне обидно, что другим достаточно маленького фитиля, чтобы линчевать меня.
  
  - Идемте на урок, - примиряющим тоном предложила Ино, и все девчонки устремились за ней. Что же, за меня не волнуйтесь, дело привычное, пара царапин и потрепанный вид - не проблема, пойду в туалет, наведу порядок на голове и вернусь в класс.
  
  Как же я ненавижу академию и весь клоповник, что его населяет. Думаю, мою ненависть уже ничто не исправит.
  
  В классе довольно шумно. Все разговаривают между собой, лишь я держусь особняком и вообще пытаюсь делать вид, что меня здесь нет. Я - мастер своего дела. Хотя мне ни капли не скучно, в который раз перечитываю книги, которые нам задают, а если уж совсем прижмет, то можно заняться чтением эмоций других.
  
  Харуно Сакура - детская, но огромная и фанатичная любовь. Скучно.
  
  Яманака Ино - все то же самое, немного зарождается что-то вроде излишнего высокомерия, но пока еще в слабой форме, не такой, что присуща взрослым. Скучно!
  
  Нару Шикамару - вот он будет поинтересней, уже ближе к старшим, однако лень и апатия у него на первом месте. Хотя есть у него что-то в голове, но что именно, узнать сложно, я не настолько виртуозна в этом деле.
  
  Учиха Саске - местный принц и покоритель юных сердец, поклонниц у него много, и это плохо на нем сказывается - слишком завышенное у него чувство собственной важности. Но как я уже говорила, мне нравится одна его черта. Это любовь. Даже он, несмотря на свое высокомерие, кого-то любит и желает внимания своего объекта поклонения, как Яманака и Харуно мечтают о нем.
  
  Мои размышления прервал учитель.
  
  - Сегодня мы будем изучать технику превращения. Я покажу вам печати, повторяйте за мной!
  
  Ирука-сенсей медленно стал складывать печати, затем превратился в Мизуку-сенсея. Вышло очень похоже, многие дети пришли в небывалый восторг и принялись с удвоенным рвением запоминать печати. К концу урока некоторым удалось достичь успеха: естественно, это были Учиха, Харуно, Хьюго и еще парочка умников.
  
  Я была в ярости. Пыталась всеми силами вложить чакру для создания техники, но чего-то не хватало, вот вечно так. Она слишком неконтролируема, хаотична и противится мне, будто имеет сознание. Об этом вообще отдельный разговор. Иногда мне кажется, что внутри меня обитает монстр, объятый лютой ненавистью ко всем окружающим, включая и меня.
  
  Усталость взяла надо мной верх, и я прекратила свои попытки чего-то достичь. Мой предел - всего лишь изменение цвета волос с алого на блондинистый. На фоне успехов остальных это просто цветочки. За пару недель даже самые отсталые смогут повторить этот трюк, а я буду биться над этим, пока не... сама не знаю, как долго это продлится. Еще ни одна техника не далась мне. Проще говоря, я ничего не умею, и на горизонте не видно положительных тенденций. Наверное, так и буду всю жизнь плестись позади всех.
  
  Ирука-сенсей одарил меня усталым взглядом, в его глазах я прочитала: "Опять эта непутевая ничего не может сделать". Этот парень питает ко мне разные чувства и он явно не может определиться с тем, как же он относится ко мне. Иногда в нем кипит жалость и дружелюбие, а иногда она сменяется ненавистью, что, впрочем, не выбивается из ряда вон выходящего. Меня тут все ценят по-своему. Очень специфически.
  
  ***
  
  После уроков я пошла в старый парк. Обычно там можно устроиться на каком-нибудь дереве и в тишине наслаждаться спокойствием. Для меня это отличная возможность попрактиковаться в чтении эмоций. Мой талант - моя единственная отрада, заменяющая друзей и помогающая понять людей. К своему дару я отношусь с трепетом и развиваю его всеми способами. Раньше радиус моего эмоционального пеленга не превышал пары метров, а сейчас могу свободно достать на сотню, а то и больше. Чувствую, где ходят люди, какие переживания у них на душе, и это отвлекает меня от пустоты внутри.
  
  Мои раздумья прервала новая аура среди уже знакомых мне. В парке мало людей, а появившейся человек был новой и занимательной личностью. Его гамму внутренних чувств нельзя передать словами. Необычайно сложный и противоречивый, этот незнакомец заинтересовал меня. Я спрыгнула с дерева и будто бездомный котенок пошла на приятный запах желанного пирога. Мое приближение не осталось незамеченным. Тот, к кому я приближалась, был искусней меня в отслеживании других. Он ждал моего появления.
  
  Немного смуглый, но с удивительной, очаровательной внешностью, хорошо сложенный юноша. В его лице я тут же приметила знакомые черты, присущие одному моему однокласснику - Учихе. Только передо мной стоял уже почти взрослый человек. Глаза его отражали уверенное спокойствие, хотя я чувствовала за ними бурю эмоций. Его душа была в смятении, и мое появление лишь усилило ураган страстей.
  
  - Привет, - Его голос прозвучал приятным и глубоким бархатом. Наверняка многие девушки млеют перед ним. Приятно осознавать, что он имеет внутри себя начинку под стать внешности. Однако мое общение с людьми редко сводилось к словам. Наверное, деревенские считают, что я немая или умственно неполноценная. Мое молчание - мой доспех, поэтому собеседник не дождался внятного ответа, лишь мой приветствующий кивок.
  
  - Не любишь говорить? - В вопросе не было упрека или ненависти, и это стало для меня приятным откровением. Я живо продолжила свои мотания головой.
  
  - Ясно, - Мой собеседник присел. По всей видимости, он тренировался в этом парке, я заметила пот на его лице и учащенное дыхание.
  
  - Наверное, это тяжело? Нести груз общей ненависти? Думаю, в тебе нет печати зла. Ты добрая.
  
  Мое мироздание погасло. Никто никогда не произносил теплых слов, адресованных мне. В голове тут же закопошились мысли, смена парадигм замаячила внутри меня. И даже закравшаяся в душу неуверенность не остановила меня, и я наобум ляпнула:
  
  - Правда? Ты так думаешь? - Мой хрупкий и высокий голос дрожал от возбуждения.
  
  - Конечно. Ты ведь не сделала ничего плохого.
  - Неправда!
  
  - Почему же ты так решила? Мнение других всегда можно изменить. Это тяжело, однако возможно. Ты можешь отвечать злобой на всеобщую неприязнь, но тебе не станет от этого легче.
  
  - Зачем ты это говоришь?
  
  - Потому что ты следуешь за другими мыслями и действиями. Не слушай остальных, твоя сущность - это только твое, никто не может перекрасить тебя ни словом, ни делом. Ты умна не по годам, и я это вижу в тебе. Мы в чем-то похожи, - Мой собеседник загадочно улыбнулся, и я пододвинулась ближе к нему.
  
  Мы начали разговор, и, клянусь, это была моя первая беседа, где я открылась человеку и чувствовала всю его искренность. Никому не по силам меня обмануть. Наверное, я была бы всю жизнь одиночкой, если бы не он. Учиха Итачи - мой первый друг.
   Комментарий к Знакомьтесь! Узумаки Нару!
   В общем отзывы будут не лишними и с подвигнут меня сесть и писать.
  
  ========== Снова одна ==========
  
  Наша первая встреча быстро перетекла в полноценную дружбу. Мы сблизились. За год мы стали хорошо понимать друг друга. Итачи стал моей единственной опорой в деревне. Я по-прежнему недолюбливала других, а его общество доставляло удовольствие. Мы много общались, но на этом наша дружба не ограничилась: он начал тренировки со мной. Благодаря ему у меня появились первые успехи в академии. В тайдзюцу мой уровень был весьма посредственным. Но не сейчас. Не могу сказать, что я лучшая, однако теперь учителя не считали меня бездарностью.
  
  Хорошие теоретические знания, прибавить к этому талантливого учителя и мой дар читать эмоции людей - и вы получите замечательного бойца, который сможет предугадать движения врага, ответить отточенными атаками.
  
  Со временем даже маленький гений Учиха стал проигрывать мне бои во время тренировок тайдзюцу. Хотя такое случалось редко. Его физическая подготовка явно превосходила мою. Но если с рукопашным боем я еще могла похвастаться, то владение техник по-прежнему оставляло желать лучшего. После долгих наблюдений и попыток чему-то научить, мой наставник сообщил, что у меня слишком хаотичная чакра, сильная, но пока еще неконтролируемая для меня. Я расстроилась после его слов, однако Итачи также сказал, что сила инь и янь внутри меня становится стабильнее и мощнее с каждым днем. Это внушало надежду. Я искренне верила, что настанет тот день, когда я смогу пользоваться ниндзюцу.
  
  И он настал. К сожалению, так ожидаемое мной событие совпало с тем днем, когда я потеряла своего  единственного друга. Итачи пропал, а весь клан Учиха был уничтожен, кроме маленького Саске. Подробностей узнать мне не удалось - когда я пыталась что-то вынюхать, мне ничего не ответили. Я долго искала моего единственного приятеля по всей деревне. Эмоциональный радар уже покрывал пять сотен метров, и поиски были недолгими.
  
  Наконец-то мне удалось сделать полноценное превращение. Я знала, что Итачи очень любит своего маленького брата, и мне захотелось попробовать его обмануть. Я использовала хенге и стала ждать его в парке. Но он не пришел.
  
  На следующий день, когда начались занятия, другой Учиха тоже не соизволил появиться. В то время я гадала, что же случилось, и мне было невдомёк, какое несчастье постигло маленького Саске, но беспокоил меня лишь Итачи. Если честно, я всегда завидовала маленькому брату моего друга. Саске даже не подозревал, как его обожает Нии-сан. И почему не я заняла его место? Что же, марафон ненависти продолжался с новой силой, и меня ждала еще парочка лет общей неприязни.
   Комментарий к Снова одна
   Ваши комменты пожалуйста, они мотивируют писать проду
  
  ========== На распутье ==========
  
  До выпуска из академии остался примерно год. Я с нетерпением ждала этого. В классе мой статус не изменился. Меня презирали и ненавидели. Ну и поделом им. Кстати, я заметно выросла, даже стала выше некоторых парней, а мое тело окрепло от регулярных тренировок. С недавних пор я закрепила за собой титул лучшего рукопашника.
  
  Единственным учеником, который хоть немного мог продержаться со мной, был Учиха. По скорости и силе мы оказались равны, как и в мастерстве тайдзюцу. Но он не обладал моим даром читать эмоции оппонента, поэтому и проигрывал.
  
  После бегства Итачи вокруг парня витала негативная аура. Он ненавидел. Всеми фибрами души питал к кому-то ненависть, все светлые чувства покинули его. Когда парень дрался со мной, его легко можно было прочитать. Ярость и желание победить стали его одержимостью. Таких людей я читаю на раз-два; будь оппонент более спокойным, предугадывать его атаки было бы куда труднее.
  
  Как-то раз после уроков он подошел ко мне и предложил сразиться. Но я тогда была не в настроении - планировала провести день медитируя и развивая свой дар, поэтому отказала ему. Лицо Саске тут же приняло капризный вид, и он, получив такой редкий отказ от девочки, ушел.
  
  Я же отправилась в старый парк на тренировки, там мне приходится проводить много времени, поэтому я беру с собой еду. В академии меня не считают гением, потому что мои техники не до конца отточены. Чакра внутри меня слишком нестабильна, и хоть я и могу использовать ниндзюцу, но уровень его владения довольно низок. К примеру, недавно мы изучали клонирование. Многие одноклассники его быстро освоили, но не я. До сих пор бьюсь над этим, но никак не могу решить эту проблему. Наверное, дело в гендзюцу. С недавних пор я могла использовать техники, но иллюзии стали для меня сложнейшей преградой.
  
  А ведь это три базиса шиноби. В одном я лучше всех, во втором посредственна, а в третьем полная бездарность. Поэтому меня не признают.
  
  До выпуска остался год, надеюсь, мне удастся освоить буншин дзюцу, иначе не бывать мне шиноби.
  
  
  ***
  
  Вот черт! Не смогла создать клона. Почему-то именно в этот день моя чакра оказалась особенно нестабильной. Как же бесит. Ирука-сенсей тут же равнодушным тоном сообщил мне, что я провалилась. Хотя толику сожалений можно было уловить в его голосе, но меня заботило другое. За меня вступился Мизуки-сенсей, а это было странно. Его слова не вызывали у меня доверия, ведь я могла легко определить, что на душе у человека. Он замышлял что-то недоброе. Однако его попытки не увенчались успехом. Хоть во мне и горели сомнения насчет этого человека, но все же было обидно, что у него ничего не вышло.
  
  Я вышла наружу и пошла к детской площадке. Моя злоба на деревню перешла все границы. В детстве мне часто приходилось пускать слезы. После знакомства с Итачи я не пролила и слезинки, но тут мое лицо впервые окропила влага. Обида и ненависть кипела внутри меня. Как же так! Почему всегда я?! Меня вечно выделяют из общей массы. Дети избегают меня, а взрослые ненавидят.
  
  Качели противно скрипели, качаясь туда-сюда. Издалека я слышала, как взрослые злорадствовали, некоторые не скрывались и открыто радовались моему провалу. Мой дар рисовал необычную картину, где был огромный океан радости и счастья, но невдалеке от него или даже в противовес ему возвышался остров обиды. Мой остров одиночества.
  
  Как бы не хотелось показывать слабость перед селянами, но я все же заплакала. Из академии вышли учителя, кто-то пошел ко мне, поэтому я решила уйти.
  
  Домой идти не хотелось, все равно там меня никто не ждет, поэтому я решила прогуляться по деревне. Мое заплаканное лицо сложно увидеть под огромной челкой. Может, постричься? В глаза вечно лезут волосы, это ведь мешает сражаться. Хотя, зачем, я уже не стану шиноби. Люди расступались передо мною, смотря вслед с ненавистью и раздражением. Я никому не уступала дорогу. Хватит этой галантности с меня, всегда была обходительна, пыталась показать свою вежливость, но все этим людям всегда не так.
  
  Иногда я чувствую, как за мной следят. Наверняка это старый дед-хокаге. Он - один из немногих, кто со мной общается, и хоть в нем и есть что-то типа доброты, он мне не нравится. В детстве я часто спрашивала старика, где мои родители, но в ответ он лишь оставлял мне деньги на карманные расходы и уходил. В такие моменты меня охватывала ненависть к нему.
  
  Я побежала. Со всей доступной мне скоростью устремилась куда глаза глядят. Зря, конечно. Врезалась в какого-то человека. Им оказался Учиха. В такие моменты мой дар был бесполезен, ибо когда рассеянность охватывала меня, внутренний радар утихал. Поэтому мы оба оказались на земле, и лучший выпускник, потирая ушибленную голову, самодовольно сказал:
  
  - Это ты, я искал тебя. Сразим...
  
  - Нет! - Меня охватила ярость и презрение, я рванулась в сторону. Он хотел было последовать за мной, но получил сильный удар ногой. За прошедший год разница в тайдзюцу между нами только выросла. И дело было даже не в моем даре. Я упорно тренировалась во всех направлениях, в надежде, что меня признают. А этому пафосному идиоту важна лишь сила. Его желание стать сильнейшим вызывало у меня отвращение. За что он борется, в чем смысл его потуг, мне неведомо.
  
  Я оторвалась от него и почувствовала приближение знакомого человека.
  
  - Не убегай, Нару! - голос Мизуки-сенсея был очень доброжелательным. Он приветливо улыбнулся, располагая к себе. Но внутри него кипела ненависть и презрение. Ну почему меня все ненавидят или хотят использовать? Почему?!
  
  - Пойдем со мной, - предложил парень, и в голове у меня стал зарождаться план. Всю свою жизнь я хотела понравиться людям, делала все, что было в их интересах. Но что бы не выходило, в итоге все мои старания оказывались напрасными. Слезы перестали течь. В голове зрел план, который рождался внезапно, следуя зову прозрения.
  
  Хватит быть ведомой! Играть по чужим правилам и служить интересам других! У меня есть все, чтобы покарать обидчиков и заставить селян признать мою силу.
  
  ***
  
  Ирука нашел Нару на окраине деревни. Хокаге сообщил, что девчонка украла свиток печатей и сбежала вместе с ним. Он обрадовался тому, как легко ее обнаружил. Девочка сидела перед сараем и тяжело дышала, глядя в свиток.
  
  - Нару, что ты делаешь? - Ирука был зол.
  
  - Тренируюсь! Вы ведь сами решили, что если я освою технику из этого свитка, то смогу сдать экзамен, - Улыбку Нару нельзя было различить за ее волосами, слишком уж густо они ниспадали на лицо.
  
  - Кто тебе это сказал? - удивленно спросил учитель.
  
  - Мизуки-сенсей говорил об этом месте, и о свитке он тоже рассказал, - Девочка хотела продолжить, но Ирука внезапно прыгнул и оттолкнул ее.
  
  Несколько кунаев пригвоздили Ируку к стене сарая, а Нару отлетела на пару метров.
  
  - Не думал, что ты ее так быстро найдешь! - Мизуки сидел на дереве и с презрением поглядывал на обоих.
  
  - Я должен был догадаться, что это ты. Нару, не отдавай ему свиток печатей.
  
  - Хах, не слушай Ируку, ему не стоит верить. Хочешь узнать, почему тебя все ненавидят?
  
  - Не смей, Мизуки!
  
  - Двенадцать лет назад в деревне вели одно правило.
  
  - Какое правило? - подала голос Нару.
  
  - Никто не должен говорить тебе о том, что ты - девятихвостый демон-лис! Ты не думала, что это странно, что все люди тебя так ненавидят? Ирука тебя тоже ненавидит, ведь ты - девятихвостый демон-лис - убила его родителей.
  
  Нару ошарашенно взглянула на Мизуки и рванула прочь.
  
  - Не уйдешь! - крикнул парень и кинул вслед беглянке сюрикен колоссальных размеров. Нару с легкостью уклонилась и продолжила бежать.
  
  Я была испугана. Все мое тело охватил страх. Но больше всего я боялась себя. То, что говорил Мизуки-сенсей, было правдой, он ни капли не лгал, и теперь в моей голове начала складываться полноценная картина. Общая ненависть, странное чувство, когда дар указывал на меня, как на объект бесконечной злобы. Я никогда не считала себя плохой, но временами ощущала в себя ярость, которую нельзя было описать словами. Она была заразительна и стремилась навязать свою диктатуру моей натуре. Но до сегодняшнего дня я противилась. Эта сила, ненависть и неизвестная сущность во мне обрела-таки толику власти. Теперь я покорно следовала ее зову.
  
  Ирука-сенсей обманул Мизуки. Он превратился в меня и перехитрил его, чтобы увести подальше от свитка. В ответ предатель тоже использовал превращение, взяв образ своего друга. Такие фокусы со мной не пройдут, я увижу настоящее лицо за любой маской, вуалью и ложью.
  
  - Нару похожа на меня, она ищет силы. Зачем кого-то слушать и повиноваться? Думаю, эта лиса захочет отомстить деревне. Ты ведь со мной согласен, Ирука? - Тот лежал, раненный и обессиленный. Думаю, ему конец.
  
  - Да, наверное, ты прав... - Я почувствовала, как сердце сжалось: все-таки ненависть ко мне выиграла в его внутренней борьбе. - Если бы она была демоном-лисом... Пусть она замкнута и стеснительна, но старается изо всех сил; зато она трудолюбива и добра. Нару - моя лучшая ученица, она так же, как и я, была одна и никогда не показывала свою боль, неся свой крест в одиночестве.
  
  - Хм, наверное, ты бредишь, но давай закончим на этом. Прощайся с жизнью! - Мизуки бросился к учителю, а я, охваченная новыми, неведомыми мне чувствами, кинулась его спасать.
  
  Мой пинок был великолепен. Враг отлетел на добрый десяток метров.
  
  - Зря ты так, - отхаркивая кровь, пробормотал Мизуки. - Теперь я тебя точно убью, чертова лиса.
  
  - Попробуй, - насмешливо ответила я и использовала запретную технику.
  
  ***
  
  
  Крови было много. Я впервые убила человека. Линчевала предателя, сделала так, как следовало бы поступить шиноби. Но я оглянулась и поняла, что совершила колоссальную ошибку.
  
  Учитель Ирука смотрел на меня испуганными глазами, в его сердце начинала вскипать ненависть вперемешку с ужасом. Все-таки несмотря на свой дар я совершенно не умею понимать людей. После того, как толпа моих клонов повалила Мизуки на землю, во мне взыграла решимость довести дело до конца, и я перерезала ему горло. Оглянулась, надеясь увидеть одобрение, но встретила лишь холод, и теперь наперед знала, что скажет мне сенсей:
  
  - Чудовище! - Он говорил с нескрываемым отвращением, процеживая каждый слог, а мне становилось хуже с каждой секундой. А ведь я надеялась своим поступком доказать, что достойна звания селянки деревни Скрытого Листа. Но теперь я поняла, что ненавидеть меня будут сильнее, а мой наивный план рушился, словно карточный домик. Секунду я колебалась, но затем схватила свиток печатей и побежала прочь. Подальше от того места, где родилась и выросла, испытала горечь одиночества и всеобщего презрения. Снова слезы на лице, снова бегу.
  
  ***
  
  С моего побега прошло два дня. Я бежала, куда глаза глядят. Глаза привели меня в какой-то провинциальный городок. В нем было множество аттракционов и торговых лавок. Люди о чем-то говорили, спорили и жили без ненависти ко мне. Первый шок отступал, я боялась неизвестного, но факт того, что меня не боялись, рисовал радужные перспективы. О да, я была счастлива впервые за долгое время, дух приключений охватил меня, и все бы замечательно, только у меня заурчал живот.
  
  Есть! Пить! А еще спать, помыться и много разных вещей, которые теперь перестали мне быть доступными, это ж надо так. Я шла по городу и думала, как заработать себе на жизнь.
  
  Неожиданно я заметила толпу людей, в которые были чем-то озабочены. Это были торговцы, и выглядели они растерянными и расстроенными. Мне они понравились. Трудно было найти такие чистые и добрые души, как у этих нескольких семейных пар, да еще в подобном месте, поэтому я подошла к ним и спросила:
  
  - С вами все в порядке?
  
  - Нет. У нас есть кое-какие проблемы, - грустно ответил пожилой мужчина. Он не был хорош собой, как и его супруга, но меня привлекла в них отнюдь не внешность. - Наоко, не плачь, пожалуйста, мы вернем Сасаме.
  
  Наоко ревела, а несколько торговок успокаивали ее.
  
  - Деточка! Да ты совсем исхудала! Съешь, - сказала одна из них и начала заталкивать еду мне в рот. Я была не против. Эта группа людей оказалось очень странной, но мне они нравились. Доброта кроилась в их сущности и среди всеобщего клоповника; они казались семьей диких роз.
  
  - Фто флучилось? - пережевывая еду, спросила я.
  
  - Дочку Торы и Наоко похитили и требуют выкуп, - ответил мне один из торговцев.
  
  - Я помофу, - уверенно сказала я.
  
  - Что? - с удивлением переспросил меня Тору.
  
  - Помогу, - пережевав, четко проговорила я.
  
  - Но как?
  
  - Я шиноби, - улыбнувшись, сказала я.
  
  ***
  
  В общем, это была моя первая миссия. Спасти дочь торговца. После сказанных мною слов и уверенного заявления, что я найду потерянную девочку, которая оказалась моей ровесницей, меня накормили, отмыли и уложили спать.
  
  Когда я проснулась, прошло уже много времени. Я узнала, что Тору и Наока ушли на переговоры без меня. Не знаю, что они решили, наверное, они были не совсем уверенны в том, что какая-то малютка способна оказать им помощь. Я же, попрекнув оставшихся торговцев, мол, почему не разбудили меня, устремилась вслед за ушедшими. Благо у меня была способность, с помощью которой я легко могла определить местоположение знакомых мне людей. Радар уже свободно охватывал три километра, а если я напрягалась, то и все пять. Еще я могла учуять запах чакры других и следы их эмоционального фона, если они испытывали сильные чувства. А родители девочки очень волновались. Нить их волнений привела к месту рандеву разбойников и жертв.
  
  Это я поняла, когда увидела, что бандиты, отняв приготовленный откуп, решили убить свидетелей.
  
  Вся семья была вместе, они присели, обнялись, и крепко держась друг за друга, приготовились к казни. Ну а я была наготове.
  
  Два десятка простых людей против меня. Смешно, я теперь таких целую армию могу одолеть. Спрыгнула, коронным пинком оглушила главаря. Толпа насторожилась. Не могли поверить, что такая хрупкая девчушка смогла так запросто вырубить огромного верзилу, поэтому кинулись всем скопом ко мне. Ой, зря.
  
  Создаю клонов. Пускай будет двадцать, чтобы битва была равной. Шучу, ничего подобного, эти горе-злоумышленники не смогли достать даже одного клона. Меньше минуты потребовалось, чтобы их всех одолеть. А спасенные так и сидели, лишь зажмурили глаза и шептали, как любят друг друга.
  
  - Эй! Можете успокоится? Я с ними разобралась, - Мой  голос был довольным, даже не знала, что он может издавать такие нежные обертоны. Семейка так сидела примерно минуту, и первым открыл глаза отец. Он с удивлением посмотрел на меня, поверженных врагов, затем обратился к жене и дочери.
  
  - Мы спасены! Наоко, Сасаме! Мы спасены! - прокричал счастливый Тора.
  
  Очень редко я встречала такую радость на душе человека, и меня тоже проняло, за компанию. Я улыбнулась, а семья тем временем начала веселится, плясать, целоваться. Под конец они дружно обнялись, а Наоко дружественным жестом позвала меня в океан искреннего счастья.
  
  
  ========== Неожиданные встречи ==========
  
  С моего побега прошло три месяца. За это время я сильно изменилась. Немного подросла, убрала осточертевшую челку, поправилась. Но самые заметные перемены не были видны глазу. Я научилась общаться с людьми и не испытывала былых страхов. Мой теперешний род занятий обязывал ладить с другими.
  Я стала наемницей. Выполняла различные заказы, начиная с самых безобидных, как мое первое задание, так и сложных и неприятных, когда мне приходилось убивать. А еще крала свитки (с этого все, по-моему, и началось), людей, вещи, драгоценности и многое другое. Мой спектр услуг был широким. Как и карман.
  За то, что я спасла торговцев, мне досталась хорошая награда, а спасенные предложили путешествовать вместе, но я отказалась, рассудив, что я лишь доставлю лишние хлопоты добрым людям. И вообще, я могу испортить жизнь любым людям, которые меня окружают или сближаются со мной. Почему?! Потому что меня искала деревня скрытого листа. Мой дар был лучшим подспорьем беглянки. Поймать человека с таким талантом, наверное, невозможно, если он сам этого не захочет.
  Я знаю все ауры в деревне Листа, начиная от грудных детей и заканчивая опытными шиноби. Души членов АНБУ отчетливо отпечатались у меня в голове, поэтому, когда я ощутила в первый раз, как отряд опытных джоунинов вышел на мой след, то не растерялась. Уйти от них оказалось легко, как, впрочем, и обмануть. В первую же ночь я создала клона, который следил за обстановкой, пока я спала. Эта хитрость меня не раз выручала.
  Первый месяц, когда меня преследовали, я не знала, как оторваться от хвоста, но дар помогал мне уходить от погони снова и снова. А постоянное бегство все больше обучало мастерству в запутывании следов. В конце концов, моей ловлей занялось больше десятка команд. Но наверняка они понимали, как бесполезны их попытки.
  Свое лицо я скрыла под белой лисьей маской. Нашла в одном городишке, когда там шел фестиваль. Милая и крепкая вещица, которая придавала моему детскому личику суровую вуаль безразличия. Это очень помогало сговариваться с заказчиками. Они сразу накидывали цену, когда давали задания. Так постепенно я зарабатывала себе имя в криминальном мире. Именно в криминальном, ибо во мне давно развеялись наивные надежды на то, что я еще могу стать полноценной куноичи.
  Хотя, несмотря на это, я училась. Захаживая в очередной город, первым делом я наведывалась в библиотеку, собирала все полезные книги и занималась даже с большим рвением, чем раньше. В этом мне помогло одно интересное открытие. Все началось с того, что я оставила в одной забегаловке своего клона. Он должен был проводить встречи с заказчиками, обговаривать детали, договариваться о цене. И пока я тренировалась в поте лица, моя скучающая копия читала местные газеты или изучала меню. Что же выходило в итоге?! Я знала, что происходит в городке и названия всех блюд таверны, где назначались встречи. Так вот, данное открытие перевернуло весь процесс моего обучения. Мои клоны тоже могли учиться и передавать свои знания. И с их помощью теорию я перешерстила от начала до конца и закрепила множество раз. Но мне хотелось двигаться дальше. И здесь мне открылось аж два пути.
  Первый подталкивал меня к освоению стихийных техник. В свитках и книгах я про это много читала и наконец-то нашла способ выяснить, какие стихии мне подвластны. Нужно было использовать особую бумагу, она была сделана из коры деревьев, обладавших огромной чувствительностью к чакре. Во время своего очередного визита в новый городок я нашла то, что искала. Клочок бумаги в моих руках очертился порезами, маленький разряд тока прошелся по нему, разрывая на части, а затем ветер унес его вдаль. Я стояла, пораженная результатом, и повторяла свой эксперимент. Обычно листочек просто рвался на части, осыпаемый кучей порезов, но бывало, что электрический разряд проносился по нему, также разрывая его, и самое неожиданное, что могло произойти, - бумажка просто сгорала.
  Анализируя результаты своих экспериментов, я пришла к следующему выводу. Моя чакра определенно предрасположена к стихии ветра, но также в ней заложена сила молний и в более слабой форме огненный элемент. Отталкиваясь от своей основной стихии, я начала тренировки, осваивала ветряные техники. Легко звучит, но сложно реализуемо на деле. Приходилось по крупицам собирать информацию, рыться в исторических и практических источниках. Голова болела, еще прибавить к этому то, что я нагружала себя физически. А по-другому было нельзя. Мой род занятий обязывал быть в форме, поддерживать и улучшать ее всеми силами. Количество людей, которые были сильнее меня, безмерно. Я их сразу нащупываю и, как маленькая лисица, трусливо поджав хвост, убегаю.
  Второй путь к силе лежал в клановых техниках. Сначала я мельком натыкалась на информацию о моем клане, былинные истории об утерянных секретах великих Узумаки. И это подтолкнуло меня к поискам. Я искала все, что касалось моей сгинувшей семьи. Заброшенные и разоренные храмы, поселения, деревни - все, что было так или иначе связано с ними. Одно место мне уже попалось. Это был потрепанный временем храм Узумаки. Его не разграбили по одной причине: мои соклановцы установили барьер, который не пропускал никого, кроме самих членов семьи.
  Там, среди еще горящих свеч и голых скальных стен, в глубокой пещере, а именно там находилось это укрытие, я нашла один из секретов моего клана.
  Свиток с печатями. Уже вторая подобная вещь в моем арсенале. Первая, которую я присвоила еще в Конохе, была спрятана в одном заброшенном городке. Туда я наведывалась, чтобы тренироваться, и секретные знания мне очень помогали.
  Я не хотела мстить деревне. Мизуки ошибся во мне. Но мне не хотелось возвращаться в Коноху или чтобы меня вернули насильно. Поэтому я использовала все возможности, чтобы стать сильнее и суметь дать отпор, если меня схватят. Но вернемся к моей находке.
  В свитке я нашла интереснейшую технику. Суть состояла в том, чтобы написать на бумаге, восприимчивой к чакре, иероглифы силы. При этом, складывая особые печати и вкладывая свою энергию, можно было создать амулеты. Листки приобретали новые свойства, а какие - зависело от того, что ты написал. Первым шаблоном, попавшимся мне, был иероглиф скорости. Все просто: берешь восприимчивый к чакре материал, пишешь "скорость", а затем, складывая клановые печати, наполняешь своей чакрой. Получился странный амулет.
  Первый опыт я провела на клоне. Моя копия приклеила к ноге печать и после моей команды побежала. Сделала шаг, споткнулась и упала. Выглядело нелепо, и меня это разозлило. В первую очередь я ругала себя за то, что не додумалась до элементарных вещей. Одна нога, став под действием печати быстрее, получила огромный импульс, а неравномерная скорость движения обеих ног привела к идиотскому результату. Зато второй клон использовал готовые амулеты на двух ногах и побежал. Пять секунд. Ровно столько продержался клон, а затем исчез. Это было странно и говорило о том, что моя техника наносила вред самому пользователю. Но узнать, что это именно, оказалось сложной задачей.
  Я долго колебалась. Мне хотелось самой примерить самодельные амулеты, но в тоже время меня останавливал страх. От чего исчезали клоны? Что за побочный эффект у этой техники? В конце концов я решилась, приклеила пару бумаг с иероглифами себе на ноги. Приготовилась и рванула.
  Первое, что я заметила - это то, что я действительно стала бежать быстрее, только длилось это недолго. Пять секунд. Затем мои ноги охватил мышечный спазм. От неожиданности я упала, а боль растеклась от самых бедер до пяток. Вот же невезение.
  Понадобилось несколько часов на то, чтобы восстановится. Слишком дорогое удовольствие для пяти секунд неудержимого спринта. Но потенциал у этой техники был безграничным. Это я поняла, когда провела эксперимент со всеми частями тела. Где клеишь амулет, там и начинается его действие. Сдуру чуть не использовала на животе и сердце. Слава богу, я не совсем идиотка, думаю, в первом случае все закончилось бы дизентерией или энурезом, а во втором меня бы ждала веселенькая смерть от тахикардии. Еще я выяснила, что качество амулетов можно улучшить. Для этого нужно больше концентрации во время его создания. Сила положительного эффекта и, главное, его продолжительность возрастала. Если первые опыты заканчивались на жалких пяти секундах, то сейчас могу похвастаться пятнадцатью, да и последствий от их применения становилось меньше.
  Паралич конечностей проходил быстрее, и болели они меньше. Это, конечно, хорошо, но в то же время у меня часто возникала мысль - выученная техника, последний аргумент. Если я использую печати во время боя, то должна одолеть противника за пятнадцать секунд, иначе я рискую оказаться в плачевной ситуации - обездвиженной и беспомощной.
  Сегодня особый день. Я отправляюсь в страну Дождя, так как один состоятельный феодал искал убийцу. Наградить обещали щедро, что мне было в самый раз. Все свои деньги я тратила на обучение. Уж больно мне не хотелось возвращаться в Коноху, и во мне взыграли новые чувства. Эта была гордость. Я не хотела быть орудием в руках деревни. Надеюсь, я больше никогда не повстречаю своих селян.
  Я бежала по лесу. До пункта назначения остались считанные часы, и это не могло меня не радовать, ведь мое тело обессилено двумя сутками непрерывного марафона. Нужно торопиться. Не знаю, какая цель меня ждет, но уверена - будет непросто. Кстати, гонорар обещали неплохой.
  В голове уже выстраивались схемы расчетов, где деньги уходили на книги, свитки и снаряжение. Я всегда считала себя скромной, но в последнее время стала транжирить, хотя в Конохе ничего подобного себе позволить не могла. Сейчас я питалась по высшему разряду, одевалась в лучшее и жила дорогих апартаментах.
  Мои мысли прервало странное чувство. Внутренний радар уловил знакомую ауру. Совсем чуть-чуть, но что-то приятное и родное. На удивление, эту сущность я почувствовала на большом расстоянии, такое случалось нечасто. Неизвестный для меня источник чакры был таким манящим и знакомым. Я сразу пошла на след. Бежала со всей доступной мне скоростью. Итачи.
  Мы вновь встретились, даже не надеялась снова увидеться. Он держался в пяти километрах от меня. Но сомнений не осталось - это был Учиха. Я приближалась к нему и вскоре заметила, что он был не один. С ним шел еще один человек, мне совершенно незнакомый. Видимо, он был очень сильным. Его чакра пугала меня своими колоссальными объёмами. Желания встретится со старым другом резко поубавилось. Но я одернула себя, назвала трусихой и продолжила сокращать дистанцию.
  Когда до него осталось километра два, Итачи начал двигаться мне навстречу. Один. Это меня успокоило, и я прибавила ходу. Меня поразила скорость, с которой он приближался. Остались считанные десятки метров, скоро мы уже должны были увидеть друг друга. Итачи остановился, не дойдя двадцати метров. На нем был странный костюм, который наводил на меня ужас. Однако мой друг оставался таким же прекрасным юношей с добрым светом внутри. Хотя я заметила, что на сердце у него появилось несколько страшных шрамов, и чем ближе становился Итачи, тем сильнее дар улавливал его душевную боль. Я сняла лисью маску.
  - Постой, не приближайся, - Его голос был очень взволнованным.
  - Итачи, я так рада тебя видеть.
  - У нас мало времени, я тоже рад, но сейчас не время это обсуждать, - Он никогда не давил на меня, и сейчас впервые я встретила такой серьезный тон в его голосе.
  - Нару, тебе придется держаться подальше от меня и моего напарника. Не могу тебе всего объяснить, но обещай мне впредь не искать меня.
  - Но почему? Что ты сделал? Я чувствовала, как тебя ненавидят в деревне, даже больше, чем меня.
  - У них есть на то причины.
  - Какие? Неужели ты не можешь довериться мне?
  - Прости. Но как-нибудь в другой раз. Могу я попросить тебя об одной просьбе?
  - Какой? - Я была разочарована ответом Итачи, ведь мне столько всего хотелось ему рассказать, поделится с ним своими переживаниями, но самым сильным было желание пойти вместе с ним. Однако его настрой тут же развеял призрачные надежды.
  - Позаботься о Саске. Я знаю, тебе он не нравится, но...
  - Хорошо, но только если будет возможность, и только ради тебя.
  - Спасибо, ты настоящий друг. Прощай, и помни мои слова, берегись таких, как он, - Итачи указал в сторону, откуда пришел. - Тебя будут искать, поэтому будь осторожна и стань сильнее.
  - Ты тоже будь осторожен.
  Итачи развернулся и собрался уходить, а затем бросил напоследок:
  - Кстати, ты стала настоящей красавицей.
  Последние слова меня смутили и бросили в краску. Я так и стояла, смотрела ему вслед грустными глазами. Мне так хотелось подольше побыть вместе с ним.
  
   ***
  
  Странная штука -судьба. Я не стала шиноби, но получала заказы на их убийство. В моем списке было два убитых ниндзя. Один из Конохи Мизуки, а другой - из деревни Песка. Сейчас же солидный толстосум предлагал мне триста тысяч рё, хотя в заказе не было пункта "убить". Скорее украсть. Меч. У одного из семи мечников Скрытого Тумана.
  Когда я услышала детали, у меня челюсть отвисла. Хорошо хоть, не видно под маской.
  - Вы хотите, чтобы я убила Забузу - одного из семи мечников Скрытого Тумана - и принесла вам его меч?
  - Необязательно. Знаете, моя страсть - это клинки. И, конечно, 'Головоотрезатель' - это очень редкий и ценный экземпляр. За такое не жалко трехсот... нет, четырехсот тысяч рё. Вы будете обеспечены до конца жизни, стоит вам только принести этот меч. Вы согласны?
  - Нет. Боюсь, вы переоцениваете мои способности. Вынуждена отказаться.
  - Знаете, побеждать вам его не обязательно. Такие шиноби имеют много врагов и сами умирают рано или поздно. Порой у них бывает момент... так сказать, моменты, эээ... слабости. Если вы сможете воспользоваться этим, уверен, у вас будут серьезные шансы на успех.
  Я задумалась. С одной стороны, успех миссии сулил мне огромное количество денег, что в будущем освободило бы уйму времени, которое можно было бы потратить на тренировки, но все же задача была рискованной, меня охватили сомнения. Видя это, заказчик продолжил:
  - Некоторые источники утверждают, что Забуза постоянно сражается с сильными врагами. Про вашу хитрость и осторожность ходят разные слухи, но в одном я уверен точно: вы не обладаете огромной силой, но у вас гибкий ум, а это лучшее подспорье в подобных делах.
  Мне не нравился его эмоциональный фон. От него сквозило хитростью и интриганством. Хотя меня обмануть ему ни за что не удастся. Деньги не столь важны, как мое инкогнито. Меня знают в узких кругах, а известность мне ни к чему. Одно крупное дело, после которого можно будет залечь на дно. Начать все сначала.
  - Я согласна.
  
   ***
  
  Вот идиотка. Прошло три месяца, а я преследую этого Забузу, знаю про него больше, чем нужно, но что толку, если я не могу до него даже дотронуться. При нем вечно таскается какой-то женоподобный, но преданный тип. А со своим клятым мечом Забуза почти никогда не расстается. Держаться приходится на почтительном расстоянии. Заказчик выделил кое-какие средства, чтобы я могла беспрерывно преследовать цель и ждать момента, когда его бдительность будет желать лучшего. Но как-то не сложилось. Слишком опасно. Я никогда не теряла его из виду, но близко подбираться боялась.
  Все это время я тренировалась, готовилась к схватке с ним. Забуза Момочи - это настоящий демон, даже обессиленный он мне вряд ли будет по зубам. Слишком разный у нас уровень, я лично наблюдала его схватки - быстрый, физически развит, хитер и великолепно владеет ниндзюцу. Все, что я могу ему противопоставить - это клоны. Хотя в арсенале есть клановые техники, после которых меня ждет временный паралич. Тридцать секунд скорости. Если я смогу использовать одну из техник, что выучила в свитке печатей, то у меня появится шанс победить этого монстра.
  Долго так продолжаться не может, думала я. Должен же появится кто-то достаточно сильный, тот, кто сможет его ослабить и дать мне малюсенький шанс украсть меч. И он, точнее, они, появились - это была команда ?7.
   Комментарий к Неожиданные встречи
   Больше отзывов, быстрее выйдет прода
  
  ========== В тылу врага ==========
  
  Следую за Момочи Забузой. Прошло уже несколько дней, как он получил заказ. Вместе со своим женоподобным напарником он готовил встречу для своих жертв. Я же держалась на расстоянии. Не хотелось попасть под раздачу. Свою цель я изучила вдоль и поперек, уверена, мечник знает, что кто-то за ним следит, просто у него нет возможности меня выследить и схватить.
  И вот мы все трое ждали, каждый надеялся на свое. Мой дар подсказывал, как Забуза жаждет схлестнуться с врагом, его помощник хотел ему угодить, выслужиться, я же предвкушала, как стащу оружие демона Скрытого Тумана и найду уединенное место, где нет людей, там я буду тренироваться, набираться сил и готовиться к одной встрече.
  Мой радар вновь напоролся на знакомую чакру, и я изумленно застыла. Да вы шутите! Только не этот парень. Младший брат Итачи сопровождал цель Забузы, с ним были еще трое шиноби, один сильный, в деревне таких единицы. Запасы его чакры были в числе самых огромных. Его личность меня интриговала, но знала о нем я мало. Второй была Харуно Сакура, в ней мало что изменилось - все та же капризная и влюбленная кокетка-дура. Ненависть Саске только выросла, стала более осознанной и взрослой, что ли. Третьим оказался один из моих одноклассников, имени его не помню, и по талантам он не выделялся, одним словом - посредственность.
  Эта команда сопровождала обычного человека, сканировать его я не считала нужным, лишь сократила дистанцию и начала обдумывать ситуацию.
  То, что пришли шиноби из Конохи, было проблемой. Это ставило под угрозу все мои планы, я знала, что Забуза сразится с сильным противником, для него это риск и веселье. А для меня просто риск. Я могу попасться. Не хочу опять возвращаться в деревню, хоть в маскировке мне мало кто может дать фору с недавних пор, но все же не хочется лишний раз идти по краю.
  Пока внутри меня шла борьба "за" и "против", началось сражение шиноби. Чем ближе я была к объектам, тем больше могла получать информации. И дар подсказывал, как Забуза обманул неизвестного джоунина. Тот был в ловушке, я чувствовала отчаяние его учеников.
  Хотя кто они для меня?! Просто мясо, что смеялось над моими неудачами. Следует ли мне спасать их? Хотя нет, стоит поставить вопрос по-другому - смогу ли я помочь им? Вряд ли. А лишний раз рисковать...
  Мои размышления прервала смерть одного из команды ?7. Это был третий неизвестный мне ученик. Его гибель меня взбудоражила. Я вспомнила, как обещала Итачи беречь Саске. Младший братик моего друга был в настоящей опасности, теперь своим нутром я чувствовала, как водяная копия собиралась убить молодого Учиху.
  - Чертов Итачи! Ты придурок, - крикнула я в пустоту. Конечно, он не услышит моих слов, но при следующей встрече он обязательно услышит пару неприятных ругательств в свой адрес. Я понеслась в сторону схватки.
  
   ***
  
  - Готовься к смерти! - Голос Забузы был жутким и нагонял страх. Мечник придавил Саске к земле ногой и занес меч для удара. Товарищи парня были беспомощны и с ужасом смотрели на то, как готовится казнь мальчика. 'Это ведь всего лишь клон, как глупо', - пронеслось в голове у Саске, и он зажмурился.
  Парень ждал, ждал, когда его голова полетит с плеч, но ничего не происходило. Прошла секунда... две... пять... Саске открыл глаза и увидел перед собой куноичи. Высокая и стройная, она стояла спиной к нему. Длинные красные волосы развевались по ветру. Она была одета в шорты и обтягивающую серую рубашку. На миг ему показалось, что он знает ее.
  Незнакомка тем временем достала из кармана какие-то бумажки и начала их клеить к ногам и рукам.
  - Воздушный порыв, - воинственно крикнула она и бросилась к Какаши-сенсею, заключенному в водяную тюрьму. Девушка двигалась с невероятной скоростью, на бегу достала кунаи, взяв их в обе руки, и бросилась на демона Скрытого Тумана.
  Они схлестнулись. За мгновение, когда куноичи подошла вплотную, Забуза развеял технику, отправив могучим пинком копирующего ниндзя в сторону. Тот отлетел на пару десятков метров. А тем временем спасительница команды ?7 обменивалась ударами с демоном Скрытого Тумана. Саске не мог уловить их движения. Уж слишком они быстро двигались, но он понимал, что юная особа не уступала противнику в мастерстве. Бой длился секунд двадцать, затем девушка использовала неизвестную технику. Забуза выбил из ее рук один из кунаев, она сконцентрировала чакру в руке. Энергия приобрела форму синего шара, частицы чакры кружились в вихревом потоке, специфический звук сопровождал создание этого странного ниндзюцу.
  - Расенган! - крикнула куноичи и попыталась достать Забузу, но он уклонился в последний момент, и весь удар пришелся на водную гладь. Огромный взрыв разметал двух противников. Они отлетели друг от друга, ударяясь о воду подобно запущенному камню-блину. Первым пришел в себя мечник Скрытого Тумана. Он тут же бросился к незнакомке, которая начала погружаться в воду. Забуза подбежал к ней вплотную и приготовился покончить с врагом одним размашистым, сильным ударом.
  Саске стоял, его распирала ненависть к себе. Его слабость была причиной их поражения. Он ничего не мог сделать и сейчас наблюдал, как погибала его спасительница.
  Демон Скрытого Тумана ударил. И не попал по цели. Его остановил Хатаке Какаши. Он блокировал удар, скрестив кунаи.
  - Не знаю, кто она, но во всяком случае убить ее я тебе не дам. Теперь мы в долгу перед ней, - сказал джоунин.
  - Ха, да она сама сдохнет, - хмыкнул Момочи. На миг Какаши оглянулся и увидел, как их спасительница тонула. Она не шевелилась, узнать, в сознании ли она, было невозможно, на ее лице была белая лисья маска.
  - Не отвлекайся! - радостно завопил мечник и повторил удар. Ему удалось задеть джоунина в плечо. Тот стремительно отпрянул и бросил на ходу:
  - Саске! Не стой столбом! Спаси ее, - Услышав слова сенсея, парень вышел из ступора и бросился в воду.
  
   ***
  
  Я тонула. Я дурочка. Мои конечности были парализованы, а по всему телу разливалась адская боль. Наверное, это смерть ждет меня. Как же глупо, надо было подумать, прежде чем делать что-то подобное. Откат техники делал меня беспомощной, а в этот раз я использовала четыре талисмана. Лучше бы воздуха хлебнула побольше, теперь я ругала себя за такую непредусмотрительность. Меня охватило отчаяние, но мои инстинкты подстегивали продолжать бороться. Всеми силами хотела выплыть наверх, ничего не получалось. На миг мне показалось, будто я слышу жуткий смех, веселье монстра, что обитает внутри меня. В голове зазвучал страшный голос:
  - Вижу, кто-то наступил на грабли...Хочешь, я помогу, поделюсь своей силой, - похоже, мне не показалось, существо, что было запечатано внутри меня, обладало разумом, и его интеллект наверняка не уступал человеческому. - Что молчишь? Я же знаю, как ты ценишь себя, хочешь умереть такой глупой смертью? Из-за жалких людишек, что презирали тебя!
  Ответить я не успела. Меня кто-то взял за руку и потащил вверх, к солнцу, к воздуху.
  
   ***
  
  - Может, ей сделать искусственное дыхание? - смущенно спросила Сакура.
  - Почему бы и нет, - устало ответил Какаши, - Саске, вперед.
  - Нет, он не может, нельзя просто так взять и...
  - Сакура, нет времени спорить, на кону жизнь нашего спасителя. Ну же, Саске, - Учиха неуверенно присел возле девочки. Теперь-то он видел, как юна его спасительница. Она была выше парня, но ее пока девичье тело подсказывало, что спасительница не намного старше его, скорее всего, они даже ровесники. Сакура покраснела и причитала: 'Как же так... так нельзя, твой первый поцелуй, Саске'. Мальчик осторожно попытался снять с лежащей маску, но его тут же схватила сильная рука незнакомки.
  - Что ты задумал? - хриплым голосом спросила спасительница.
  - Ничего, прости, пожалуйста, - взволнованно пролепетал Саске. Это не было ему свойственно, на людях он держался сдержанно, хладнокровность всегда сопровождала его в общении с другими. Но эта неизвестная особа на инстинктивном уровне пробуждала в нем трепет и интерес.
  - Ладно, прощаю. Только у меня к вам просьба, - сказала девушка и остановилась. Молчание воцарилось среди команды ?7, никто не решался нарушать тишину, ожидая, что же скажет незнакомка. Затем Тадзуна саркастично заметил:
  - А вам не кажется, что она снова потеряла сознание?
  
   ***
  
  Голова болела. Я проснулась в маленькой обшарпанной комнатке. Обстановка вызывала разочарование своей скромностью. Тут же я заметила чей-то пристальный взгляд, какой-то ребенок смотрел на меня, но, увидев мое пробуждение, убежал. Я взглянула на него своим даром: несчастный парнишка, в котором переплелись негодование и обида на весь мир.
  Первые секунды я была спокойна, затем схватила себя за лицо, щупая свою маску. Слава богу, на месте. Видимо, команда ?7 правильно рассудила не снимать мою маску. Успокоившись, я поняла, что пролежала без сознания долгое время. Во рту пересохло, отлежанные бока заныли. Внизу послышались шаги. В комнату вошли мои спасители, мной же спасенные. Какаши, Саске и Сакура. Они поглядывали на меня с большим интересом, ожидая, что я скажу.
  - Пить! - Мой голос был слабым, но они услышали мою просьбу. Сакура вышла вперед и протянула мне кувшин с водой. Я взяла в руки емкость и выжидающе посмотрела на них. Ну же, додумайтесь. Джоунин развернулся и вышел из комнаты, бросив перед уходом:
  - Саске, Сакура, пойдемте вниз. Подождем там нашу спасительницу, - Они вышли, и я с жадностью прильнула к горлышку. Когда я утолила свою нужду, то вспомнила про ждущую меня троицу. Несмелыми шагами спустилась вниз.
  Они сидели за столом, как какая-то семья. Шесть человек, молодая женщина, старик, маленький ребенок и седьмая команда. Они ведь были не в полном составе.
  - Присаживайтесь, юная госпожа, - добродушно и с почтением предложил старик.
  - Думаю, вам лучше унести ей завтрак в комнату, не каждый наемник захочет раскрывать себя, - сказал проницательный Джоунин.
  - Да, он прав. Но прежде чем поесть, я бы хотела кое-что спросить.
  - Конечно. Что именно ты хотела узнать? - с хитринкой в голосе спросил сенсей Сакуры и Саске.
  - В первую очередь ваши имена.
  - Я - Хатаке Какаши, это мои ученики - Сакура-тян и Саске-кун, мы в доме Тадзуны-сана, это его дочь - Цунами и внук - Инари. Что-то еще?
  - Куда делся Момочи Забуза и где его меч?
  - Его забрал ойнин вместе с клинком, - Черт, какая досада. Я окинула взглядом стол, подошла, взяла свою порцию и удалилась.
  - Сегодня уйду, - сказала я, поднимаясь наверх.
  
  ========== Битва на мосту ==========
  
  У меня появились неприятные предчувствия, когда я вошла в комнату. Пришлось настроить свой дар, чтобы понять, что творится в голове у Какаши. Он оказался хитрее, чем я думала.
  - Выходи! - Мой голос прозвучал властно, хотя ясно же, кто тут сильней. Джоунин вышел из шкафа, в котором прятался.
  - Внизу, значит, клон?
  - Смышлёная девочка, - иронично заметил Какаши.
  - Что это все значит?
  - У меня есть парочка вопросов.
  - Поэтому вы прятались у меня в комнате?
  - Нет, хотел проследить, чтобы ты не убежала, - Джоунин подходил ближе с каждым словом, а я отдалялась, двигалась к окну. Он, конечно, не глупее меня, заметил мои маневры.
  - Ты так и не сказала своего имени, и я хочу узнать, - продолжил Какаши. - откуда ты знаешь техники Конохогакуре?
  Я прыгнула в окно, почти оторвалась от здания, но мою ногу схватили.
  - Повторю свой вопрос! Но уже в другой форме.
  - Валяй, идиот!
  Джоунин затащил меня назад и мастерски связал по рукам и ногам.
  - Кто ты такая?
  - Я? Я, ммм... просто наемница, и моя цель - Момочи Забуза.
  - Хорошо. Откуда ты узнала расенган?
  - Что... Как-то само вышло.
  - Хватит придуриваться! Не хочешь идти навстречу? - Какаши подошел ко мне вплотную и ухватил край маски. - Посмотрим, как ты заговоришь сейчас.
  В следующую секунду случилась одна неприятная неожиданность.
  - Клон?! - с досадой пробормотал копирующий ниндзя.
  
   ***
  
  Я почувствовала, как копия исчезла. Все-таки информации толком получить не удалось, ведь мой спектакль прервали самым наглым способом. Не думала, что Какаши сразу раскусит меня. Но это ничего, помимо шиноби из Конохи мои клоны искали убежище Забузы. При нем был его помощник, настоящая темная лощадка. Не люблю врагов, про которых мало что знаю, а еще больше тех, кого не понимаю.
  Парень силен и талантлив, более того - внутри у него творится какой-то сумасброд, доброе чувство бесконечной привязанности и любви смешивается с покорностью - ради своего безумного протеже он готов запросто перерезать кучу людей. Про него я мало что знаю и рисковать не хочу. Опять придется ждать. А ведь я могла украсть меч, если бы не использовала клановые техники.
  Насчет моих приемов: в деревне знают про теневых клонов, думаю, по этой черте меня легко будет найти или же понять, что за личность их использует. Я выучила из свитка технику четвертого хокаге - расенган. Еще один повод меня поймать, ведь Коноха не посмеет оставить в живых тех, кто разбрасывается ее секретами.
  Я порядком наследила, остается только сбить с себя подозрения. Показать мастерство, которое от меня не ждут. Если Какаши вернется с докладом в деревню, то наверняка там догадаются, с кем встретился джоунин. Это уже серьезно, возможно, хокаге решит привлечь больше сил на мою поимку, а вечно я бегать не смогу.
  В Конохагакуре меня знали как неудачницу, неспособную к ниндзюцу. Поэтому для меня лучший вариант - выложится в этой стезе. Освоить стихийные техники. Это пойдет под образ сумрачного гения-убийцы, который каким-то образом получил свиток печатей. Никто не будет ассоциировать талантливую наемницу со мной. Меня будут искать, но не с таким рвением, как сосуд Лиса.
  Клоны сообщали, что шиноби из Конохи начали тренировки, готовятся к встрече, а мне не следует от них отставать. Покажу им то, чего от меня не ждут, техники огня и молний, и чем больше, тем лучше. К тому же у меня есть способ ускорить обучение.
  
   ***
  
  Чувство слабости охватило Учиху, кровь нескончаемым потоком шла из ран. Саске едва держался на ногах, ойнин использовал странную технику и контролировал почти весь бой. До недавнего момента Учиха пробудил шаринган и мог уследить за движениями врага. Но его положение по-прежнему оставалось плачевным: противник истощал Саске своими атаками, и вскоре парень обессиленно рухнул на землю. Поражение или даже смерть нависла над ним. Ран оказалось слишком много, он потерял большое количество крови и теперь был абсолютно беспомощен.
  - Прощай! - грустно сказал ойнин и занес спицу для удара.
  - Ресенган! - услышал Саске воинственный голос. Ледяной барьер разрушился, и незнакомка вошла внутрь круга. Она тут же вступила в бой с врагом, и последнее, что видел Учиха - это белая лисья маска и развевающиеся алые волосы.
  
   ***
  
  Туман рассеивался, это плохо. С моим даром такое для меня не преграда, а для других - очень даже. К тому же меня мог заметить Какаши. Этот джоунин внушал уважение и страх. Все-таки мы с ним не ровня, он опытнее, сильнее и быстрее меня.
  - Ты опоздала! Твой друг уже умер, - печально произнес мой соперник.
  -Хм, думаю, тут ты совершил две ошибки - он мне не друг и он не умер.
  - Это можно исправить! Ради Забузы! Никто не встанет у нас на пути! - Его голос перешел на крик, и он попытался запрыгнуть в зеркало. Его намерение я прочитала за секунду. Удар у меня хороший, его он отправил в далекий полет. Ойнин разбил свое творение, вылетая из ледяной тюрьмы. Я подбежала к нему, но враг уже оправился, и мы схлестнулись с ним в схватке.
  Мы резали и били друг друга, помощник Забузы - спицами, я - кунаями и сюрикенами, и лишь благодаря дару чувствовать эмоции у меня получалось драться с ним на равных. Так длилось недолго. Внезапно он извинился и унесся прочь. Меня это ошеломило. Через секунду я увидела, как ойнин закрыл телом своего наставника - защитил от техники Какаши, в руке которого сформировалась молния.
  Так они стояли втроем. Парень, чье тело пробила насквозь рука джоунина, учитель за его спиной. Длилось это недолго, ойнин схватил Какаши, а Забуза, воспользовавшись этим, ударил по своему врагу и ученику. Мне стало неприятно от этой картины, и то, что я наблюдала дальше, лишь усугубило мои терзания. Демон Скрытого Тумана проиграл схватку, умер и его маленький друг. Впервые я пролила слезы над тяжёлой судьбой другого человека. Решение сбежать пришло внезапно, шиноби из Конохи были ранены, наемники повержены.
  Но я осталась, почувствовав приближение буйной и злой компании. Толпа бандитов шла к нам, в них кипела ненависть и ярость.
  - Ха! Да ты слабак, Забуза! - крикнул их главарь. Забуза лишь беспомощно стиснул зубы. Бандит подошел к телу ойнина и наступил ему на лицо. - Этот ублюдок не уважает старших! Эй, демон, ты не злишься, что я с ним так?
  Это стало последней каплей, я ринулась в толпу прибывших. На ходу я начала складывать печати, выпустила огненный шар. Многие из бандитов были вынуждены прыгать с моста, чтобы не оказаться на пути у безумной стихии. Я подошла ближе, убила главаря, а следом за ним, используя все умения, и его приспешников. Не всех, половину, резала их, пока не почувствовала приближение новых лиц. Враги тем временем трусливо бежали. Прыгали в воду вслед за своими товарищами, а я услышала гул восторженных голосов. Деревенские радостно кричали, глядя на отступление узурпаторов.
  - Ну, хорошо то, что хорошо кончается, - сказал Какаши и обернулся к Забузе. Тот проиграл бой, получив огромное количество ран, и полз к своему напарнику.
  - А теперь ты! - Джоунин обратился ко мне. А я игриво помахала ему ручкой и в очередной раз развеяла технику.
  - Опять клон!
  
   ***
  
  - Саске! Не хочешь сказать пару слов? - поинтересовался Какаши у ученика. Они стояли на могиле парня, который умер за своего близкого человека. Этот самый близкий человек тоже стоял рядом, руки его были связаны, а глаза опущены.
  - Ладно, тогда ты, Забуза!
  - Заткнись, Какаши! - Огрызнулся мечник. - Если б я был сильнее, и если бы не вмешалась та наемница, вы бы были уже мертвы.
  - Наверно, есть доля правды в твоих словах, та куноичи утащила твой меч... Ты действительно не знаешь, кто она?
  - Даже если б знал, не сказал бы тебе. Она мой враг, а врагов я убиваю своими руками. Не тебе и не твоим слабакам из Листа драться с ней. Теперь у меня с ней личные счеты.
  - Не все идет так, как ты хочешь. Неужели это последнее, что ты скажешь на могиле друга?
  - Да, - Их диалог прервали звуки приближающихся людей.
  - Сакура, ты привела их?
  - Да, Какаши-сенсей, - Девочка вела за собой Инари и Тадзуну. Те выглядели счастливыми, но, подойдя ближе, стали серьезней.
  - Инари, ты знаешь, зачем я тебя позвал? - дружелюбно спросил Какаши.
  - Сакура-тян сказала, чтобы я рассказал о той таинственной незнакомке, что спасла нас от самураев.
  - И что ты о ней знаешь?
  - Она сильная и молодая, наверное, ей столько же, сколько и Сакуре, и Саске. Она легко побила плохих парней, они обижали маму, лица не увидел - на ней была лисья маска. Когда она победила, то просто исчезла.
  
  
  ========== Дорога в тьму ==========
  
  Про мой дар мне мало что известно. Я лишь могу чувствовать эмоции людей, находить их, если они проявляют какие-либо переживания, но сейчас был исключительно странный случай. Заказчик ничего не чувствовал. Это напрягало. Я несла ему свиток, в котором запечатала меч Забузы. Но его состояние души вводило в ступор. Я пыталась определить, насколько велики объёмы его чакры. Не вышло.
  Меня начали терзать сомнения - идти или нет. Внутри боролись страх и жадность. Мне нужны были деньги, особенно после встречи с Какаши, необходимо залечь на дно, это я поняла, уловив даром, как джоунин заинтересовался мной.
  Заказчик обитал в большом доме, выполненном в старом архитектурном стиле. Поборов последние сомнения, я зашла. Меня тут же охватил страх, пришло озарение, перед глазами вырисовывался образ захлопнувшегося капкана, я развернулась и бросилась бежать, но мои ноги перестали меня слушаться. Ужасная аура витала внутри здания, теперь я уловила, как много запаха смерти в комнатах. Все обитатели дома были мертвы. И что-то ужасное неумолимо приближалось. Теперь ничто не скрывало присутствие угрозы, голодная змея совершила рывок, и загипнотизированный кролик мог лишь ожидать своей участи. Я чувствовала, насколько огромны запасы чакры в этом создании, но больше меня волновало ее содержание и сама природа, отвратительная и темная. Сердце билось все чаще и чаще, меня редко застигали врасплох, но с моим-то даром - и обмануть! Что же за монстр идет ко мне?
  - Ты очень острожная, но наконец-то я нашел тебя! - сказал незнакомец. Его голос был неприятным, скрипучим и хриплым. Я оглядела его: с виду человек как человек, бледный мужчина с длинными черными волосами. Но когда он подошел ближе, я заметила его глаза - хищные и алчные, они впились с меня с большим интересом. Под его взором я была будто кроликом перед удавом.
  - Кто вы такой? - Спросила я дрожащим от страха голосом.
  - Меня зовут Орочимару, а ты, я полагаю, Нару?
  - Да.
  - Что же, мне бесконечно приятно познакомится с дзинчурики девятихвостой, ты удивила меня.
  - Что вам надо от меня? - Орочимару пугал меня, хоть и говорил ласковым тоном, но я лучше всех понимала суть его отвратительной натуры.
  - Ты заинтересовала меня! Хочу, чтобы ты пошла со мной. Не пойми меня неправильно, я здесь не для того, чтобы силком тащить твою драгоценную фигуру. Нет. Я искал тебя, как ищут родственную душу. Ты талантлива и не в меру одарена. Я наблюдал за тобой и пришел к одному выводу. Ты - настоящий гений, непризнанный и отверженный, как и я. Скоро тебя поймают, ведь так?! Но ты же не хочешь снова стать пешкой!
  - О чем это вы?
  - Сейчас Лист бросил все свои силы на твою поимку, они узнали о том, что кто-то освоил из свитка печатей некоторые дзюцу, для них подобное даже страшнее, чем потерять дзинчурики. Рано или поздно они найдут тебя, а ты не сможешь им воспротивится. Ты слишком слаба.
  - Откуда вам знать, поймают они меня или нет!
  - А ты самонадеянная. Думаешь, твои способности помогут? Я же тебя нашел, значит, и они смогут! Сделают своим инструментом. Помнишь того парня, которого убил Какаши? Коноха тоже была моим домом. Я и вырос в Конохогакуре, но покинул это место. Точнее, меня заставили уйти, люди там... они ведь ненавидят тебя? Они ведь твои враги! Так почему бы тебе не пойти со мной, я дам тебе силу! Могущество, от которого преклонит колени сам Хокаге. Никто не посмеет тебе указывать или помыкать. Нам с тобой по пути! Я чувствую это.
  
   ***
  
  - Как проходят тренировки? - поинтересовался Кабуто.
  - Отлично, если бы еще санин приходил, было бы просто замечательно, - хмуро ответила я.
  В убежище Орочимару я уже больше трех месяцев. Место это весьма неприятное, особенно для меня. Мой дар дает ощутить всю полноту страданий и боли каждого обитателя, а здесь негативных переживаний много. Такое сильно портит настроение, вводит в депрессию и со временем меняет мировоззрение. В моем случае делает - черствой и бесчувственной, но это лишь мое личное мнение. Орочимару говорит, что я лишь научилась скрывать свою доброту, но натуре верна до самого конца.
  После короткого разговора мы легко нашли общий язык друг с другом. Санин оказался весьма интригующей личностью. У нас были одни враги, и более того, мы оба любили изучать что-то новое и необычное. В океане посредственных людей нам удалось найти друг друга, хотя, скорее ему. Не могу сказать, что я испытывала к нему симпатии, скорее наоборот, но все же я была в числе тех немногих, кто понимал его.
  В моем случае встреча с ним оказалась лучшим исходом. За короткий срок, всего-то три месяца, я совершила прогресс, больший, чем за всю мою жизнь. Бесконечные тренировки с опытными учителями, огромная библиотека с редчайшими фолиантами и свитками. Подобное просто не могло не подтолкнуть меня к новым открытиям. Я нашла новые печати Узумаки. Теперь в моем арсенале появились талисманы силы, исцеления и укрепления, правда, не всеми я могла пользоваться. Причем их создание основывалось на владении стихиями. Самые первые печати и символы, которые я выучила, относились к элементу ветра, они давали невероятную скорость и ловкость. Когда я одевала талисман с иероглифами ветра, тело обретало невероятную легкость, реакцию, а концентрация улучшалась.
  Печати огня давали физическую силу, здесь, не без вмешательства своего сенсея, впервые я применила данную технику на оружии. Кунаи, на которых были изображены пламенные символы, становились поистине разрушительны, иногда, когда удавалось создать особо удачный экземпляр, огненные всполохи сопровождали атаки таким оружием.
  И последние талисманы, которые я могла создавать, принадлежали стихии молний. Как ни странно, они тоже влияли на скорость своего носителя, но в моем случае использовать талисманы разных элементов было категорически запрещено. Естественно, это я выяснила не без помощи Орочимару, который был крайне заинтересован моими талантами. Различные комбинации стихий мы проверяли на его 'материале'. Первой реакцией, когда он предложил использовать мои 'игрушки' на его подопытных, был категорический и эмоциональный отказ, вообще я оказалась в числе тех немногих, кто мог говорить с санином на повышенных тонах. Хотя нет, я ошибаюсь. На моей памяти с ним никто не разговаривал так, как делала это я.
  Сама одевать на себя талисманы разных стихий я откровенно боялась, и спустя месяц ехидных насмешек и саркастических замечаний со стороны учителя я согласилась. Наверное, Орочимару хотел как лучше, когда выбрал в качестве жертвы уродливого верзилу, но мне все равно было его жаль. Когда на ноги здоровяка нацепили амулеты разных стихий, их разорвало. В тот миг я, не сказав ни слова, ушла к себе в комнату и заплакала. На следующий день я сожгла все талисманы.
  
   ***
  
  Тот случай глубоко вошел в сознание, но он же стал началом моих внутренних метаморфоз. Прошла неделя, прежде чем я продолжила эксперименты. Тогда ко мне пришла мысль, что сумей шиноби Листа поймать меня, то я бы испытала страдания пострашней, чем весь сброд, собранный Орочимару. Зная мои способности, этот прохвост специально выбирал пропащих, отвратительных личностей, и когда человека разрывало от наложенных одновременно талисманов молний, огня и ветра, сильных переживаний я не испытывала. Точнее, перестала.
  Так мне удалось выяснить, что комбинации ветра и огня разрушительны, если их объединить. Я становилась быстрее и сильнее, учитывая, насколько мне удалось прогрессировать, даже Кабуто, ассистенту Орочимару, приходилось несладко в наших спаррингах. До самого санина мне было далеко. Он, кстати, поведал мне пару интересных деталей насчет клановых техник Узумаки. Помимо печатей, известных мне, существовали символы воды и земли. Водные ускоряли регенерацию, а земляные укрепляли кожу или броню в зависимости от способа применения.
  Жаль, эти элементы мне недоступны. Я устала обитать в этом месте; жизненный ритм, которому мне приходилось следовать, изматывал и опустошал. Утро тренировок, день тренировок, вечер тренировок... В голове редко возникали какие-то переживания и беспокойства, но в глубине души я понимала, что так продолжаться не может. Наступили сложные дни, критические в буквальном смысле, и это стало для меня страшным открытием. У меня были покровители, но у меня не было близких, тех, с кем я могла поделиться своими проблемами и переживаниями.
  Наверное, это заметил Орочимару. Однажды он вызвал меня и дал небольшой сверток с бумагой.
  - Твое задание, детали ты узнаешь внутри, - ласково сказал санин и кивнул на Кабуто. - Он подготовит тебя к миссии.
  Я лишь кивнула и молча последовала за парнем. Он относился ко мне с уважением, хотя в первое время я чувствовала, как Кабуто жалел меня. Это мне претило, но со временем его жалость переросла в дружескую поддержку. В нем кипела ненависть и злоба, но в тоже время в нем была и доброта. Именно в убежище Орочимару я поняла, что каждый человек, даже самый пропащий и обозленный на мир, способен сделать хорошее дело. Люди не рождаются монстрами, они ими становятся, и происходит это в тот миг, когда невинная душа сбивается с правильного пути. Как я.
  - Думаю, тебе следует постричь волосы, они ведь мешаются, - заботливо заметил Кабуто.
  - Я уже привыкла, - хмуро ответила я на его совет.
  - Если хочешь, я тебя постригу. Ты наделена не только талантами ниндзя, но ты еще и женщина, и с каждым днем это заметно все больше. Природа дала тебе красоту, так используй это, не прячь ее от этого мира.
  - Слушай, очкарик, ты же знаешь, я не подпущу тебе к своим волосам, ты уже месяц говоришь об одном. Мне ни к чему радовать чужие глаза, - Я показала свиток с заказом, а парень прочитал и озадаченно посмотрел на меня. - Я ведь убийца.
  - Так отдай своим жертвам последнюю дань! 'Будь красивой, когда будишь их лишать жизни'.
  
   ***
  
  Цель была устранена, я сделала все быстро, но все же это не избавило меня от душевных терзаний, мои действия не казались мне страшными, ведь меня с детства тренировали убивать. Волновало скорее спокойствие, с которым я это совершила, такое отталкивало сильнее, чем смерть, которую мне пришлось посеять. Черствость и цинизм еще не овладели мною в полной мере, но все шло к этому, а то, что последовало потом, лишь усилило мою ненависть к миру.
  Убитый мною человек лежал напротив, пока я подвергала себя анафеме. Только почувствовав, что вокруг меня начинается смыкаться кольцо, во мне проснулся инстинкт самосохранения. Меня раскрыли и даже знали о моем появлении, и количество врагов и их сила говорила сама за себя. Мне не уйти, даже с моим даром, да и с каким-либо другим.
  Когда пара десятков джоунинов ворвалась в комнату, залитую кровью, я была во всеоружии: нацепила все свои амулеты и талисманы и приготовилась к бою, к слову, мне удалось увеличить продолжительность их действия до сорока двух секунд. По истечению этих самых сорока двух тиков погибло девятнадцать джоунинов. По иронии судьбы мне не хватило секунды, чтобы расправиться с последним. И меня, кровожадно убивавшую и крушившею все вокруг, связал один человек. Это было унизительно, но еще больше - самонадеянно.
  ***
  Кровавая тюрьма - место, что сломило меня и то же время возродило, сделало другой. Бесчувственной и хладнокровной. Тюрьма крови. Я убила лучших надзирателей и охранников, а главное - их начальника. Подобное не осталось без внимания, и когда меня связали, первым делом избили. Отнеслись к этому оставшиеся весьма серьёзно, с большим энтузиазмом, и, можно сказать, с креативом. Простые побои комбинировали с пытками огнем и водой. Излюбленным способом выразить свою ненависть было избиение палками под барабанный бой. Я смутно вспоминала те часы.
  Тюремщики становились в круг из двенадцати человек, затем один из них начинал осыпать меня ударами палкой, пытаясь попасть в такт играющему барабанщику. Это был первый день в этом месте, где сразу же решили сломить мой дух. После пяти минут первый охранник отходил, его орудие пыток не было страшным, гладкая палка, зато у второго в руках оказалась деревяшка с сучьями, они больно впивались в кожу, иногда разрывая ее. После пятого стража я уже теряла сознание, но меня тут же приводили в чувство, обливая ледяной водой. В голове отпечаталось, как мое тело истязали другим садистским оружием, тоже палка, но уже с забитыми гвоздями.
  Помню, как меня готовил перед миссией Кабуто, прихорашивал, делал прическу и приводил в порядок лицо. Зачем - непонятно, хотя параллельно очкарик вел инструктаж. Он все приговаривал, что красота делает окружающих к тебе добрее, снисходительней, якобы то, что судьба выделила нас среди толпы, рождает восхищение, которое сами люди могут не осознавать, но будут следовать ему до самого конца. Все его замечания сводились к тому, что люди ненавидят меня не только за мое бремя дзинтюрики, но и мое нежелание делится с миром собой.
  Хотела бы я спросить его, считает ли он меня красавицей после всего, что со мной сделали люди, остановило ли их восхищение или жалость. Я по-прежнему оставалась чудовищем. И теперь мой облик соответствовал прозвищу. Тело сплошь покрыли гематомы и кровоподтеки, все было в порезах и ранах. Местами кожа загноилась, но в моем положении были просветы. В беспросветной тьме меня утешал лис. В тот раз я впервые почувствовала его эмоции. Мое тело стало залечиваться, его сила пропитала всю мою сущность, но чакра не могла вырваться. На мне была странная печать, она не давала возможности контролировать энергию инь и янь, похоже, ее поставили, когда я отрубилась. Но забота лиса меня тронула.
  - Еще рано... Подожди немного, и мы с тобой вернем все долги, - услышала я властный, могучий голос в голове.
  
   ***
  
  В моей жизни часто случалось, что я получала раны. В детстве, когда я проявляла непоседливую натуру, затем в академии, постоянно получая растяжения и вывихи от бесконечных тренировок, и самые неприятные, когда стала куноичи. Все это время я была благодарна своей невероятной регенерации, но не сейчас. То, что на мне все заживало, как на собаке, лишь усугубляло мое положение, похоже, тюремщики решили, что оставлять меня в покое ни в коем случае нельзя, а восстановится - тем более.
  Меня заковали в огромные кандалы, а следом волочились многопудовые утяжелители, к которым я была привязана цепями. Другие обитатели тюрьмы избегали меня и откровенно боялись. А я лишь взращивала свою ненависть.
  Каждый день я получала новые побои, мое лицо выглядело, как один сплошной синяк, но наутро все проходило, и тогда надзиратели вновь наводили порядок на моем теле. После избиения меня отпаивали и кормили. Еда в этом месте была совершенно не приспособлена к употреблению. Хотя на подобное я смотрела сквозь пальцы, голод - лучшая приправа, поэтому мне удавалось толкать в себя бурду, которой нас пичкали.
  Энергия инь давно покинула тело, янь была запечатана, неделю я еще сохраняла какие-то крохи сил, но и они иссякли с длительным пребыванием в этом месте.
  В голове все чаще просыпался голос, он призывал покарать обидчиков, дать ему волю, и я все больше подавалась уговорам. Слабость поселилась внутри меня. Лис уже имел какое-то влияние на мое сознание до этого, но сейчас он открыто изъявлял свою волю. И у меня все меньше становилось желание противится ему.
  Я исхудала, лишь кожа осталась на моей хрупкой фигурке. В этом ужасном месте пытки продолжались, пока не произошел один случай. После очередного избиения я осталась наедине с надзирателем. Это был толстый и трусливый парень, первое время боящийся меня до чертиков, а друзья и заключенные смеялись над ним за его опасения. Маленькая и вечно искалеченная девочка и здоровенный детина. Подобное не могло не забавлять, но мне было не до смеха. Этот парень явно хотел самоутвердиться и с большим рвением оставлял на мне побои, дразнил едой и самое противное - лапал меня.
  Сначала это были пошлые шуточки, потом неумелые и случайные прикосновения, но все пришло к тому, что он открыто лапал меня и во всеуслышание обещал лишить невинности. Этот тюремщик потерял свой страх, мое бессилие он принимал за слабость и решил показать всем, что не боится меня.
  В тот день его противное лицо озарилось коварным и отвратительным выражением, обещавшее невиданное доселе унижение. Он неумело начал снимать с меня лохмотья, когда я услышала могучий боевой клич в своей голове.
  Через секунду мучитель отпрыгнул в испуге.
  - Что это? - визгливо спросил он. Миг - и его голова полетела с плеч.
  Безжалостная и всеобъемлющая ненависть охватила меня. Я не удивилась тому, что голой рукой отсекла бесполезную часть тела. Все время, что я терпела, во мне копилась ненависть, и сейчас она достигла своего пика. Тело дернулось вперед, с неумолимой силой разрывая цепи и кандалы, не только материальные, но и другие - более тяжёлые и неосязаемые.
  
   ***
  
  - Как жестоко! Орочимару-сама, вы не думали, что после такого она решит вам отомстить?
  - Всенепременно, Кабуто, но она понимает, что это всего лишь урок, и ты ведь знаешь, Нару лучше всех может понять других. Эта доброта... Она не должна была появиться в ней, ведь вокруг нее всегда была ненависть. Понимаешь, о чем я?
  - Не совсем. Похоже, стражам кровавой тюрьмы несладко! Может, помочь?
  - Нет, не стоит, Нару великолепно прогрессировала как шиноби, но как джинчурики слаба, отчасти я отправил ее сюда, чтобы она научилась общаться со своим биджу. В детстве ее часто называли монстром, и это стало причиной подсознательной боязни перед своим хвостатым, Нару всегда подавляла мысли и чувства девятихвостого, но так она никогда не сможет его подчинить. Страх и доброта - это две слабости, идущие бок о бок друг с другом всю ее сознательную жизнь. Их нужно искоренить, чтобы она переродилась и стала великой. А великие не будут злиться на тех, кто открыл им дорогу.
  - Но зачем это вам, Орочимару-сама? Девятихвостая вполне может пойти против вас.
  - Зачем? У Конохи и Акацуки появится враг, которого они будут бояться больше меня. Только ради этого я готов обучать ее дальше, но мне интересно, что из нее получится. Не думаю, что это дитя пойдет против меня. Нару всегда была одна, никто к ней не питал любви, а мне она нравится, и не только как уникальный экземпляр. Я ей нужен. Быть одиночкой непросто, и она это понимает, я ее опора.
  - Смотрите, девятихвостый вырывается!
  - Да, он сознательно подпитывал ее ненависть, для того, чтобы выбраться, все-таки лис коварен. Но это даже к лучшему, сейчас решится, достойна ли она.
  
   ***
  
  Я поддалась его уговорам. Он просил снять печать, и я не смогла ему отказать. В этом мире лис был единственным, кто не осуждал меня или ненавидел. Наконец я смогла уловить его мысли. В нем пылало торжество и стыд. Наверное, эта масса ненависти и злобы не могла смириться с тем, что я исчезну после его освобождения. А ведь это действительно так, и этот факт возвышал девятихвостого среди всего людского сброда, что пытал и издевался надо мной.
  Моя сущность плавала в сплошной ненависти, красные краски озарили весь спектр зрения. Ничего, кроме ярости и багровых оттенков, ничего...
  - Нару! Я так рад видеть тебя, - На мое плечо опустилась рука. Дар подсказывал, что рядом со мной в этом море негативных эмоций было светлое пятно. Но кто же это? Я обернулась и замерла.
  Осознание, кто передо мной, пришло не сразу. Высокий красивый блондин с доброй улыбкой смотрел на меня.
  - Ты так исхудала, дочь...
  - Папа?! Это действительно ты? - Он кивнул, и это стало знаком - я бросилась ему на шею. Это была моя давняя мечта - обнять родного человека. - Я так хочу о многом тебя расспросить, отец.
  - А я - ответить на твои вопросы, но у меня мало времени. Если мы говорим с тобой, это означает одно - девятихвостый сломал печать и сейчас буйствует снаружи, надеюсь, это случилось не в Конохе?
  - Не волнуйся, папа, это всего лишь тюрьма! Здесь всего лишь жалкий сброд, - Мои слова прервала его пощечина. Наступила тишина. Мы молчали, а затем у меня из глаз потекли слезы.
  - И ты меня ненавидишь?! Подселил монстра, чтобы я почувствовала, каково это - быть изгоем?
  - Прости, пожалуйста, я не хотел! Но то, что ты говоришь, это неправильно, - Лицо четвертого хокаге озарили невыразимые муки. - Я ни за что бы... У меня не было выбора... Я желал другого для тебя, хотел, чтобы ты была другой...
  - И пяти минут не прошло, а ты уже разочарован. Что же, уходи, брось меня, это у тебя замечательно выходит, - гневно начала я свою тираду.
  - Успокойся, пожалуйста, давай забудем об этом, просто запомни мои слова и мое желание - будь доброй и честной к другим, не дай ненависти овладеть тобой! Сейчас я успокою лиса, но это в последний раз, надеюсь, ты подчинишь его. Да, насчет твоей мамы, ее ты тоже сможешь увидеть. Нару, ты стала очень красивой, пусть твоя душа будет под стать духу, не разочаруй Кушину, - ласково сказал Намикадзе Минато и растворился в воздухе.
  Багровые краски исчезли, унося с собой ненависть и моего отца, оставив лишь слезы и грезы о несбывшихся днях с потерянной семьей. Я лежала на земле. Ко мне приближались две фигуры. Орочимару и Кабуто.
  - Здравствуй, Нару, тебе следует подобрать свои слезы, это не пристало твоему имени, - Я удивленно взглянула на санина, а Кабуто в ответ вытащил из-за спины маску.
  - Вас называют белой лисицей, Нару-сама, - Впервые очкарик заговорил со мной в подобной манере.
  - Да, теперь у тебя есть имя в большом мире, это дорогого стоит, так что обещай мне, что это в последний раз, когда ты показываешь слабости. К тому же, у меня хорошая новость, - Санин хитро подмигнул мне.
  - Что за новость? - усталым голосом поинтересовалась я.
  - Через три месяца мы уничтожим Коноху!
  
  
  ========== Накануне ==========
  
  - Чертова лиса! - Прохрипел умирающий джоунин. Я спокойно вытащила кунай из его брюха, его кровь загустела и медленно стекала с оружия. У меня было задание, перебить небольшой караван, охраняемый тремя шиноби деревни дождя. Победить эту троицу не составило труда и мне оставалось лишь добить погонщиков и сопровождающих.
  Я пошла на след бегущих. Мне даже не нужно использовать дар, чтобы найти их. Не прошло и пары минут, как я настигла торговцев и онемела. Они были в западне, свернули не на ту тропу и теперь стояли на краю пропасти. Большая группа торговцев со страхом смотрела в мою сторону. Но меня волновало другое, с беспокойством я выискивала знакомые лица среди этой толпы бедолаг. Точнее одну семейку добродетелей - Наоко, Тора и Сасаме... Похоже Орочимару специально выбрал мишенями безвредный караван. В самом деле, что такая шушера могла ему сделать! Он испытывал меня.
  Наконец, я заметила их, они были с самого края, толпа давила на троицу, глупые люди, ведомые слепым страхом, еще немного и...
  - Наоко! - Прокричал Тора, пытаясь ухватить жену, она сорвалась вниз, когда несколько людей отпрянули назад и тем самым столкнули женщину. Ее муж не успел ухватить руку, и Наоко сорвалась вниз.
  Я, не раздумывая бросилась вперед. Напролом. Легко взбегая по головам караванщиков, оказалась на краю и юркнула следом. В полете я сгруппировалась и стрелой устремилась вниз на помощь. Женщина закрыла глаза и явно готовилась к уходу в иной мир, но не сегодня, не в мою смену. Схватила ее и собирала огромное количество чакры в руке, удержалась на лету за скальную породу. Затем бегом поднялась наверх.
  Когда я положила бесчувственную жену перед мужем, он кинулся проверять ее состояние, а остальные с опасением поглядывали на меня. Все-таки Орочимару тот еще изверг, видимо решил всю мою человечность вытурить, ну что же, у нас с ним предстоит серьезная беседа.
  Ко мне приближался Кабуто, я решила пойти навстречу, чтобы мы столкнулись подальше от уцелевших и помилованных людей. Не знаю, что может взбрести ему в голову, с него станется сделать мою незаконченную работу. Хотя издалека ощущаю в нем некое волнение и нетерпение.
  - Нару-сама, вы здесь, я искал вас. Орочимару-сама ждет, когда вы явитесь. Мне приказано вас сопроводить.
  - Хорошо.
  - Вы закончили свои дела? - сказал иейрин, подчеркивая, что я не исполнила приказ и ему об этом известно. Явно хочет, чтобы я порешила всех торговцев, очередное испытание перед Конохой, хотят сделать из меня хладнокровную убийцу.
  - Оставим это на потом.
  - Но ведь Орочима...
  - Оставим на потом!
  - Хорошо, думаю это не так важно, - примирительно сказал Кабуто, но у него было другое мнение, меня не обманешь, в душе он хотел крови невинных людей.
   ***
  - Ты привел ее, Кабуто! - довольно констатировал Орочимару, - парень кивнул, встал на колени в почтительной позе. Я же напротив распрямила плечи, гордо выпятила грудь, посмотрела на санина, как равного, за три месяца во мне произошли заметные перемены. Я подросла, и наши глаза были почти на одном уровне.
  - Я ждал тебя, дитя. Подготовка почти завершена, нужно лишь уточнить пару нюансов. Насчет твоей роли в нашем плане, думаю, следует все разъяснить.
  - Давай быстрее, мне надо тренироваться, - раздраженно поторопила я. Кабуто вздрогнул, ему явно не нравился мой тон, но поделать он ничего не мог.
  -Терпение, твой темп развития очень впечатляет, но нужно сконцентрироваться на другом. Я решил - ты, отправишься на экзамен чунина в Конохе!
  - Ты верно шутишь? Нет! Ни за что! У меня нет времени на всякие глупости!
  - Догадывался, что ты будешь против. Наверное, хочешь идти в первых рядах, среди тех, кто будет пускать кровь жителям листа, - я промолчала, а Орочимару продолжил, - тебе придется усмирить свой пыл и научится терпению. Я отвел для тебя специальную роль в моем плане, ты проберешься в центр деревни и призовешь Манду.
  - Он обещал меня убить, если я призову его еще раз, - неприятная встреча у нас вышла, санин заставил меня подписать контракт со змеями. И первым моим призванным существом оказалась злая и страшная громадина, которую Орочимару с большим трудом усмирил.
  - Ему будет не до тебя, дитя, подумай сама, напротив он будет рад утолить свою жажду крови.
  - А мне то что?
  - Твоя месть селянам свершится, к тому сможешь получить своеобразный опыт, не все же решать силой!
  - О чем это ты?
  - Нару, ты отправишься на экзамен от деревни звука, я хочу, чтобы ты оценила одного перспективного человека. Кабуто поможет тебе внедрится и не вызвать подозрений. К тому же во время экзаменов ты сможешь увидеть еще одного дзинтюрики, понаблюдаешь за ним, возможно, научишься чему-нибудь новому. Зацикливаться на тренировках не самое разумное дело, нужно иметь много талантов, чтобы стать по-настоящему опасным противником, - Орочимару говорил наставительным и спокойным тоном, хотя в его интонациях можно было заметить ироничные оттенки.
  - Хорошо, - я смирилась, в его словах была доля правды, мой прогресс был колоссален, но сейчас переживал некоторые затруднения.
  - Пойдемте со мной, Нару-сама, - позвал Кабуто, и я устремилась следом за очкариком.
  Мы пришли в отдельный зал, где йрьенин начал свою лекцию, глаза его коварно сверкали, и это вызвало у меня недобрые предчувствия.
  - Нару-сама, знаю вам эта идея может, не понравится, но думаю, мы не будем использовать хенге. Вероятность того, что нас раскроют, в таком случае будет высокой, поддерживать технику длительное время сложно, и это будет отвлекать некоторое внимание, поэтому предлагаю следующий вариант. Мы просто изменим ваш имидж!
  - Нет!
  - Но...
  - Нет! Нет! И еще раз нет! Так и знала, опять начнешь гнуть свое...
  - Простите меня, за грубость, но если вы не послушаетесь моего совета, то можете поставить всю миссию под угрозу, подобное не должно вас волновать. Как я понял, вашего лица в деревне не знают, учитывая ваши... стилистические предпочтения, - на последней фразе очкарик презрительно скривился, будто упомянул что неприятное, - к тому же вы заметно изменились, а добавив новое детали в вашем образе, мы создадим совершенного другую личность. Это будет для вас отличным уроком и станет ключевой основой вашего шпионского будущего.
  - Ну, не знаю, если только ради нового опыта, - я заколебалась, а ирьенин хитро прищурился и продолжил:
  - Думаю, следует начать с прически, укоротим вашу стрижку, подберем более вызывающий гардероб и продумаем модель поведение. Думаю, у нас получится легко входящая в доверие к другим куноичи, целая неделя впереди, - торжественным голосом закончил Кабуто, похоже меня ждут веселые будни.
   ***
  - Заку, Досу, знакомьтесь это ваш новый член команды - Ханако - Кабуто поприветствовал двух юношей и подвел меня к ним. Те поглядывали в мою сторону с большим интересом, непривычно это, хотя ожидаемо с учетом того, как меня вырядил, чертов очкарик. Короткая юбка, облегающая майка и прическа - это самое противное. Кабуто постриг волосы под карэ, мастерски заплел несколько хвостиков, убрал челку, я чувствовала себя не в своей тарелке. Слишком мило, если даже я это признаю, то какова реакция других.
  - А как же Кин Цучи? - Поинтересовался Досу.
  - Забудь про нее! Приятно познакомится, - живо перебил Заку и подмигнул мне. Дар сразу же подсказал, что за ним кроется крайне самоуверенная личность.
  - Привет! - я завысила голос, показывая стеснение, попыталась вызывать краску на лице, как учил меня Кабуто.
  Этот изверг продумал целый образ, который мне претил. Я должна была изображать дурочку - наивную и громкую, глупую и расторопную. Его рекомендации касались также моего стиля общения. Я должна была всем навязывать свои идеалы и подтверждать образ растяпы и шута, а еще набиваться в друзья всем встречным. Кабуто решил, что диаметральная противоположная схема поведения точно избавит меня от подозрений. И обезопасит, В его воображения я была неумелой и неуклюжей, но веселой позитивной куноичи Ханако.
  - Кин Цучи не сможет принять участие в экзамене, доверяю вам Ханако!
  - Позаботься обо мне! - Почти прокричала я, наконец-то мне удалось вызвать краску на лице, результат меня поразил. Мои будущие товарищи стали смущенно и невнятно что-то бормотать, видимо выражая свое одобрение.
  - Ну и хорошо, теперь вы тройка звука! Не подведите Орочимару-сама - довольно заметил Кабуто и ушел. Я попыталась его незаметно ущипнуть, намекая на слишком резкий уход, но тот лишь ухмыльнулся. В душе он смеялся надо мной. Недавно Орочимару заметил, что я уже обошла ирьенин в плане силы, и санин решил проверить свои замечания. Кабуто проиграл, и я знала, что ирьенин старался из-за всех сил, но хоть очкарик доставил проблем, мне он не ровня. Я превзошла его, а теперь должна строить из себя неумеху перед двумя самодовольными бездарями. Эх, надеюсь, это не будет так скучно. Держись, Коноха, Узумаки Нару идет к тебе! Последние слова я хотела прокричать, но вспомнила, что теперь меня зовут по-другому.
  
  ***
  
  - Вот полный отчет по происшествию в тюрьме крови. Анбу собрали все что смогли, у нас есть только доклад Какаши и этот инцидент, большего мы о ней не знаем, - сказал парень в маске.
  - Хорошо вы свободны, - ответил Хокаге и обратился к тем, кто был в помещении, - я собрал здесь всех джоунинов не просто так! Поиски Узумаки Нару нам придется прекратить в связи с экзаменами на чунина, те команды, которые еще не здесь скоро вернуться.
  - Хокаге-сама вы собираетесь искать девятихвостого после экзамена? - спросил Эбису.
  - Конечно, Нару не только дзинчурики, она еще и дочь четвертого, и житель Конохи, не думаю, что он простит нам, если мы бросим его ребенка.
  - Сомневаюсь, что нам удастся ее вернуть, она недолюбливает жителей деревни, даже если мы попытаемся сделать силой, это будет проблемно, Нару стала слишком опасной, и явно унаследовала таланты отца, - хмуро заметил Какаши.
  - Ты слишком преувеличиваешь, Какаши, я смотрела ее отметки в академии, они почти хуже всех. Да у нее действительно хорошие задатки с теорией и тайдзюцу, но с остальным все очень плохо. Она даже ниндзюцу владеть не может, не в этом ли причина ее провала на экзамене?! Не думаю, что Намикадзе Минато был таким в академии, - сказала Куренай.
  - Я найду ее и возьму в ученики! Думаю Ли будет в восторге от такого соперника!
  - Не глупи, Гай она презирает селян, и наверняка попытается тебя убить, если встретит, - скептически ответил Какаши.
  - В самом деле, она так хороша? - вмешался Асума обращаясь к копирующему ниндзя.
  - Если тот отчет, что мы слышали от Анбу правдив, то она вполне могла стать еще сильней, к тому же возможно Нару освоила не только расенган из свитка печатей.
  - Почему ты решил, что это она и есть та наемница, что дралась с вами на мосту? Эта девчонка неудачница, она не могла освоить так быстро расенган, у нее даже учителей нет. Она предательница, беглый преступник, ее нужно посадить под замок и никуда не выпускать, деревня не может себе позволить выпускать на волю девятихвостого, скоро о ее пропаже узнают другие страны и начнут охоту! - Гневной тирадой излил свои мысли Эбису.
  - Я там был в отличии от тебя, - начал было Какаши отвечать, но его перебил Хокаге.
  - Тише! - спокойно он обратился к подчиненным, а затем продолжил, - в словах Эбису есть доля правды, возможно, нам придется поймать и изолировать Нару для ее же безопасности. Именно потому что Какаши прав, боюсь не у кого из здесь присутствующих нет точных представлений о ее навыках. Члены АНБУ не говорили об этом в докладе, но рядом с тюрьмой был замечен Орочимару. Если он замешан во всем этом, то наши проблемы с ее поимкой должны выйти на первый план. Нужно найти ее и договорится, если не получится привести силой. Поэтому после экзамена я попрошу вас всех быть готовыми к ее полноценным поискам.
   ***
  - Ханако! Куда это ты? - спросил Досу, за последние несколько дней, что мы провели вместе, моя команда не спускала с меня глаз и немудрено. Я умело играла образ растяпы и ходячей катастрофы, постоянно попадая в глупые ситуации и радуя панцушотами. Случайно упасть и немножко ушибиться, создавая образ наивной и беззащитной девушки, что может быть прекрасней, для того, чтобы меня не воспринимали всерьез. Парни, конечно, были рады, когда мои эффектные падения с демонстрацией нижнего белья происходили только при них, но когда дело доходило до казуса на виду у толпы - Заку и Досу ревностно принимались закрывать меня своими телами и кричать особо любопытствующим обвинения в склонности к извращенству.
  Кабуто дал великолепные советы, я даже не подозревала, что таким образом можно легко добиться заботы и благосклонности других. Мое взволнованное лицо, когда мы вошли в деревню, вызывало улыбки на лице прохожих. Наверно в их глазах я была забавной и милой девчонкой, которую так и хочется защитить. И мне это нравилось больше, чем угрюмые гримасы или того хуже отвращение.
  Но сейчас не до любования жителями Конохагакуре, Саске в опасности! Мой дар подсказывал, что рядом с ним находился ужасный человек - в нем была чудовищная сила, а главное жажда крови и я крикнула Досу, - 'Хочу данго! - и побежала в сторону Учихи. За поворотом перешла на предельную скорость и быстро нашла место потенциальной схватки.
  Саске уже разговаривал с красноволосым парнем. Я сразу же отметила собеседника - шиноби из песка, и его едва сдерживаемую ярость, желание убить и злобу, которую он скрывал глубоко внутри, в самом дальней глубине сознания. Однако чем ближе я становилась, тем отчетливей возникало понимание, что эти темные чувства принадлежат даже не ему... осознание пришло мгновенно - он такой же, как я. Сосуд для монстра. Его лицо спокойно, но он уже решил для себя убить Саске, для него это скорее игра и цель в ней скоро определится. Я побежала, нужно что-то придумать, отвлечь внимание, но как...
   ***
  - Эй, как тебя зовут? - хмуро спросил Саске.
  - Меня? - Радостно переспросила Темари.
  - Нет его, - Учиха указал пальцем на Гаару и упал сбитый с ног длинноногой и красивой девушкой. Парочка растянулась на дороге, а затем незнакомка, потирая лоб, встала на четвереньки и оглянулась.
  - Вы не знаете... где здесь можно найти данго? - спросила она игривым и веселым тоном. Окружающие пораженно смотрели на куноичи, а женская половина делала это с негодованием.
  - Слезь с меня! Ты тяжёлая? - Возмутился Саске.
  - Какой ты грубый, - обиженно пробормотала девушка, строя при этом грустные глазки. На миг Учиха залюбовался милым личиком куноичи, но тут же отбросил посторонние мысли и повернулся, повторяя вопрос.
  - Так как тебя зову...
  - Ой, а они уже ушли, ты хотел с ними познакомится? Ищешь друзей? У тебя мало друзей! Я могу стать твоим другом! Хочешь? Я Ханако, - незнакомка завелась и энергично начала говорить, активно жестикулируя, а затем подала руку Саске.
  Сакура стремительно подошла и отгородила парня от навязчивой куноичи, она подняла голову, обращаясь к сопернице, ты была выше ее.
  - У него много друзей! Ему не нужны новые!
  - А ты его друг? А кто кроме тебя с ним кто-то дружит? - спросила с милой улыбкой девушка.
  - Ну да, мы в одной команде, у него полно друзей! Сай...наверно и Какаши-сенсей и... и... найди лучше себе друзей сверстников каланча!
  - А сколько тебе лет?
  - Тринадцать.
  - Тогда уже нашла! Будешь моей подругой? Давай дружить!
  - Нет!
  - Хааа, - с досадой издала Ханако, - вы не хотите со мной дружить? - девушка сделала щенячьи глазки и Сакура, проникшаяся уловками Ханако, нервно замотала головой:
  - Нет, конечно, нет, я Сакур...
  - Погоди! - резко одернул товарища по команде Саске. - Ты ведь из другой деревни? - обратился парень к Ханако. Та лишь закивала, а затем с большой гордостью указала на протекторат на своей голове.
  - Я из деревни скрытого звука!
  - Если ты из другого селения, то вполне можем случиться, что мы сразимся не на жизнь, а на смерть. Такой исход нельзя исключать, страны часто воют между собой и если вы подружитесь с Сакурой, для вас обеих это может стать тяжёлым грузом. Больше не лезь к шиноби из других деревень с подобным предложением, - закончил Саске и ушел.
  Сакура грустно посмотрела на Ханако и тихо, прошептав извинения, пошла за парнем.
   ***
  Думаю, характер нашей принцески лишь ухудшился. Обстановка для этого весьма благотворная - всеобщее восхищение последним гением Учиха, и сюсюканье Сакуры. Ну да ладно, по крайней мере, тот маньяк немного потерял интерес к Саске, надеюсь, лучший ученик не будет искать проблем и провоцировать в будущем того песчаника, иначе все может плохо кончится.
  Я вернулась к своим, предварительно испачкав лицо данго, прохожие оборачивались мне вслед, мило переглядываясь, похоже мне удается создавать образ веселой чудачки.
  Досу отчитал меня для виду, хотя я прекрасно чувствовала его искреннюю заботу и волнение. Вначале нашей встречи он был весьма самоуверен и эгоистичен, как его друг, но в нем теплился проницательный взор. Этот парень, несмотря на свою принадлежность к деревне Орочимару сохранил толику адекватности. И со временем стал привязываться ко мне. Но свои нудные лекции не прекращал.
  За меня вступился Заку и наш лидер остановил вялые нравоучения о том, что мне нельзя убегать. Вся его нотация сводилась к моей безопасности, он не раз упоминал, что злые и коварные шиноби Конохи могут воспользоваться моей наивностью и сделать со мной всякие непристойности. На последних словах парень сам смутился, но хотел было продолжить, однако его перебил Заку. Наконец мы добрались до гостиницы и устроились там. Для меня жизнь в таких местах была вполне привычной, и я с большим облегчением уснула.
   ***
  Вот и наступил этот долгожданный момент - экзамен. Нас сопровождал Орочимару и был в качестве нашего ответственного, естественно делал он это инкогнито, использовав маскировку.
  Первый этап мы прошли без труда. Это было весьма легким заданием, но на втором этапе нам обещали интересные вещи. И это обещали не шиноби листа, а санин и Кабуто. От них я узнала, что они собираются проверить способности Саске, Орочимару был весьма в нем заинтересован. Мне это не нравилось, как человек, обещавший защищать парня, я смотрела на подобное с неодобрением, но сделать ничего не могла.
  Кстати я заметила большой интерес к себя, среди других генинов, особенно парней. Со мной множество раз пытались завести беседы, но Досу и Заку ревниво оберегали мой покой, а я лишь покоряла новые сердца своей неуклюжестью и энтузиазмом. Естественно моя энергичность была наигранной, хотя думаю, будь у меня другое детство, возможно я стала бы другим человеком, более веселым и задорным, как в той личине, которую примеряла сейчас.
  Первый этап отсеял не так много людей, надеюсь второй будет посложней, моя способность чувствовать эмоции других идет во вред, волнения остальных передаются мне и я хочу побыстрее войти в чертов лес. Как там его... лес смерти! Смешно, думаю мне удастся вынести всех присутствующих, даже если они объединятся, хотя песчаник темная лошадка. Мои мысли перебил крик Анко.
  - Второй этап начинается!
  
  ========== Плохие методы ==========
  
  Мои ожидания вполне оправдались. Второй этап был гораздо интересней, и разбавляли краски здесь эмоции. Мне достаточно просто присесть и прислушаться к своему чутью, чтобы развлечь себя. Заку и Досу в это время обсуждали свое задание, и их цель стала для меня неожиданной новостью. Мой учитель приказал этим двум болванам убить Саске. Мало того, что он сам обещал оценить его, так ещё нашей команде дал странное поручение, все эти факты вызывали у меня неприятное предчувствие.
  
  Небольшая задержка дала отличную возможность прочесать радаром местность и почувствовать всю бурю страстей на своей шкуре. Большинство генинов испытывало ужас и легкий шок, но были и те, кто с нетерпением ждал столкновений, и самоуверенность таких личностей подкреплялась неплохой подготовкой.
  
  - Ну что, пойдем? - спросил меня Заку, я кивнула, и мы отправились на поиски противников, нашей целью было найти свиток неба. Досу мечтательно сказал:
  
  - Хорошо бы у этого Саске был свиток неба.
  
  - Надеюсь, он не слабак, хочу как следует размяться, - заметил Заку.
  
  Я сосредоточенно обдумывала все, что случилось за то короткое время, пока мы были в Конохе. Первое, это когда нас собрали в одном помещении, тогда Кабуто, замаскировавшись под шиноби Конохи, начал что-то втирать генинам Листа. Досу услышал, как ирьенин назвал деревню звука слабой, и хотел было рвануть и наглядно доказать обратную истину, но я его остановила. Он ведь никогда не видел лица Кабуто, тот давал указания, пряча лицо за маской. Меня он послушался, но сказал, что я слишком добра, а для шиноби это признак слабости.
  
  Затем мы прошли на первый этап - письменный тест не вызвал у меня затруднений, как, впрочем, и у моих товарищей, волновало другое, на экзамене был Орочимару. Я понимаю мотивы и задачи Кабуто, он все-таки шпион и должен быть осведомлён о военном потенциале стран, но зачем санин явился на экзамен? Загадка. Такая фигура подобна взрослому человеку в песочнице с маленькой ребятней. При желании может всем шеи переломать.
  
  И теперь приказ убить Саске - все это вводило в заблуждение, а то, что вызывает у меня сложности, раздражает.
  
  - Ты что, боишься? - с насмешкой спросил Заку, заметив мой задумчивый вид.
  
  - Немножко...
  
  - Не бойся, тебе даже не придется драться, положись на нас. Ведь так, Досу?
  
  - Да.
   ***
  Началось! - пронеслось у меня в голове, когда я заметила, как санин напал на команду ?7. В мгновение ока оторвалась от своих спутников, надеюсь, злиться они будут не сильно.
  
  Я приближалась, и меня охватывали нехорошие предчувствия, смогу ли я защитить Саске, если Орочимару решит его убить, хотя зачем ему это, не понимаю. Если все идет к этому, то у меня мало способов исправить эту проблему, разве что забрать Учиху с собой и отправиться на поиски его старшего брата, ведь бросая санина я обретаю страшного врага и преследователя, который будет гораздо страшней Конохи. А Итачи один из немногих, кто может ему противостоять.
  
  Наконец я подошла к месту схватки. Похоже, мои опасения оправдались, когда я приблизилась, то увидела, как Орочимару укусил Саске, шея санина удлинилась до невероятной длины и напоминала змеиное тело. Несколько секунд они стояли неподвижно, видела подобное, так лидер селения звука передавал своим подчиненным проклятую печать. Он считал это даром, но те, кто получал такой 'подарок', часто умирали, лишь каждый пятый выживал после такого.
  
  Санин оторвался от парня, что-то сказал Сакуре и направился ко мне. Меня он пока не заметил, и я скрыла свое присутствие, превратившись в камень. Пронесло. Орочимару скрылся в лесной чаще, а я стала обдумывать свои дальнейшие действия. Сейчас Саске был в смертельной опасности, но помочь ему я не могла. Кабуто обучал исцелять раны, но особого рвения я не проявляла. Ведь проблемы с восстановлением меня не тревожили, на мне все заживало как на собаке, а может даже быстрее.
  
  Моих знаний явно недостаточно, чтобы исправить положение. Остается лишь ждать и надеяться. А ведь я обещала Итачи заботится о Саске, получается, своего слова не сдержала. Все зависело от воли судьбы, и это раздражало, на глаза начали наворачиваться слезы. Он ведь совсем меня не заботит, этот пафосный младший брат моего друга. Так почему же так плохо, неужели то, что я подвела предателя Конохи, имеет такое огромное значение для меня. Орочимару рассказывал мне о том, как Итачи перебил весь свой клан. В такое трудно было поверить, но факты говорили за себя. Его загадочное исчезновение, завеса тайны над его личностью, которую берегли АНБУ. Он просил держаться подальше от него, но что это меняет, я ведь совсем ничего о нем не знаю. Единственная нить, которая нас могла связать, умирала у меня под боком. Однако время шло, а самочувствие Саске не ухудшалось. Это внушало надежду.
  
  Что же это такое! Я ведь столько прошла, хладнокровно убивала людей, и научилась ненавидеть всеми фибрами души. Терпела унижения и побои, всегда была в тени. Неужели чья-то судьба может меня хоть как-то заботить. Этот чертов Итачи! Зачем я исполняю его волю? Глубоко внутри в моей душе затаилась обида на то, что он не взял меня с собой. Но его просьба для меня имела огромное значение, что же это за чувство, заставляющее прощать ему все плохое.
  
  Я устало оглядела Сакуру, вроде бы девчонка молодец, ловушки мастерит, но так неумело, даже жалко ее. Почувствовала, как кто-то приближается, неизвестный не представлял угрозы для седьмой команды, потому что едва держался на ногах.
  
  - Сай, где ты был? - с волнением спросила куноичи, я лишь сильнее притаилась.
  
  - Змея... огромная змея меня проглотила, мне что-то нехорошо, - ответил парень и рухнул на землю. Мда, неслабо ему досталось. Вид его вызывал жалость.
  
  Сакура подбежала к парню и устроила его рядом с Саске, она заботливо уложила обоих и пыталась им помочь. Тяжело быть дилетантом, девчонка явно чувствовала себя бесполезной, хоть и являлась одной из лучших выпускниц. Мы ничего не могли сделать, сидели и надеялись. Желали одного, пока не появились они. Мои компаньоны.
  
  Смотреть на потуги посредственной куноичи было жалко. Не будь я такой избитой жизнью и обстоятельствами, то бросилась останавливать Заку и Досу. Но со мной случались вещи похуже, к тому же ей на помощь спешил кто-то более отзывчивый, чем я. Когда парень с прической горшок и монобровной чертой над глазами представился, мне стало смешно. Хотя его навыки были серьезней, чем внешность, этого оказалось мало. Я уже думала вмешаться, как это сделала еще одна троица из листа.
  
  Ино, Чоуджи и Шикамару. Их потуги и временное преимущество меня позабавили, но эти ребята были слишком слабыми. Их довольно легко вынесли. Неужели я должна сделать все сама?! Заку и Досу ведь реально убьют Саске. Опять нет. Парочка генинов спешила к нам, парень и девушка.
  
  - Гордитесь тем, что побили второсортных ниндзя? - сказал прибывший шиноби. У него были странные глаза.
  
  - Опять слабаки пожаловали! - раздраженно заметил Заку, - и чего вам неймется.
  
  - Вы как мошки слетаетесь отовсюду, - вставил Досу.
  
  - Ли! - воскликнула девушка.
  
   - А, этот кретин! Мы его побили, - самодовольно сказал Заку.
  
  - Этот кретин из нашей команды! Вы поплатитесь за это. Тебя это тоже касается! Выходи, - потребовал парень глядя в мою сторону. Он что, действительно заметил меня?
  
  - Эй, хватит строить из себя крутого, спускайся сюда! - ответил Досу.
  
  Сначала мне казалось, что этот парень начнет сражаться, уж больно он был уверен в своих силах, но затем генин растерялся. Я вышла к своей команде, думаю, нет смысла прятаться, раз уж меня раскусили, буду играть роль дурочки.
  
  - Привет! Привет! Весело у вас, я смотрю, Досу, Заку, зачем вы так с ними? Лучше бы нашли среди них друзей или подруг! А может, этот экзамен ваша судьба! - я говорила глупым и похотливым голоском, судя по удивлению окружающих, мне это удавалось великолепно, - смотрите, какие здесь милые девушки, Заку, прошлой ночью я слышала, как ты подозрительно ерзал в постели. Что ты там делал? - Парень покраснел и смутился, - зачем воевать, если можно заняться...
  
  Мой несерьезный спич прервался, когда мы почувствовали исходящую чакру от Саске. Все синхронно посмотрели в его сторону. Учиха медленно поднялся. От него исходила жуткая аура, схожая с Орочимару. Лицо Саске покрыли горящие линии, местами они прерывались.
  
  - Сакура, кто это сделал с тобой?
  
  - Саске-кун!
  
  - Сакура, кто это?
  
  - Это я! - самодовольно закичился Заку. Мне стало не по себе. Жуткая сила и внутреннее состояние Учиха слилось воедино. Он был зол и страшен.
  
  То, что произошло дальше, полностью изменило мое мнение о Саске. Заку использовал свою сильнейшую атаку и промахнулся. Его оппонент, отвлекая сюрикенами, спрятанными среди огненных шаров, сократил дистанцию и сломал ему руки. Учиха испытывал удовольствие, причиняя боль врагу, его садистское лицо наверняка бы понравилось Орочимару.
  
  Когда он закончил, то повернулся к Досу.
  
  - Теперь ты! Надеюсь, мы поиграем с тобой подольше, - сейчас Саске был схож с Орочимару, я пробыла долгое время с санином и начала понимать, почему тот так заинтересовался парнем. У них одно состояние на душе.
  
  - Хватит! Саске, - взмолилась Сакура и обхватила парня за талию, пытаясь удержать от дальнейших зверств.
  
  Он остановился, темные линии начали было отступать, похоже, Саске успокоился. На свою беду я решила помочь Заку, и пошла к нему. Своими действиями я привлекла внимание Учихи.
  
  - Ты... хотела подружиться? - мой дар подсказывал, что сейчас он разозлился даже сильнее прежнего, - говоришь одно, а делаешь другое, таких называют предателями, больше всего я ненавижу предателей, - проклятая печать вернулась.
  
  Он ринулся в мою сторону. Наверное, мне было бы тяжело, останься я в деревне, но его уровень для меня не являлся чем-то удивительным. Даже подумать успела, - поддаться или нет? Лучше нет. Образ это хорошо, но бить себя кому ни попадя я не позволю.
  
  Когда ему оставалось буквально пару метров до меня, я приняла стойку, занесла ногу и ударила с разворота. Разгон, который набрал Саске, сыграл с ним злую шутку, центробежная сила лишь усилила урон, когда его лицо и моя нога встретились. И тут меня осенило. Такое случалось сотни раз. Когда мы, будучи еще в академии, сражались друг против друга. А парень отлетел на довольно приличное расстояние и врезался в дерево. Придя в себя, он ошарашенно взглянул на меня.
  
  - Ты! Я тебя знаю?
  
  - Не думаю. Досу, бери Заку, мы уходим. И да, отдай им свиток, пусть это будет платой за доставленные неприятности, - парень меня послушался, и мы убрались оттуда. Никто не пытался нас остановить.
   ***
  Мой оппонент с неохотой спускался вниз, не думаю, что ему нравилась идея драться с девушкой. Я мило помахала ручкой, вызывая у мужской половины умиление, а у женской саркастичный настрой.
  - Что за непруха? Девчонка... вот черт, - хмуро сказал Шикамару.
  - Будь со мной понежней, - ответила я самым нежным тоном, генин лишь залился краской, а затем дал себе затрещину.
  - Так, соберись, у нее всего лишь милое личико, не больше, - тихо пробормотал себе под нос противник.
  - Вы готовы? Начинайте! - объявил инструктор.
  - Я все слышала! - заметила я и побежала вперед. Шикамару растерялся, а затем начал активно жестикулировать, показывая свое нежелание драться. Расстояние сокращалось, и тогда парень сложил руки в печать, а его тень устремилась ко мне. Она соединилась с моей, и меня охватил паралич. Генин ухмыльнулся:
  - Вижу, кроме внешности у тебя нет других талантов, - самодовольно резюмировал Шикамару и сделал шаг вперед. Конечно же, я могла уклониться от его детской атаки, но возможности и действия часто расходятся, особенно когда играешь роль шпиона.
  - Что ты задумал? - жалобным голосом спросила я, мое выражение лица снова смутило парня. Мы поменялись местами, он шел вперед, и я двигалась навстречу. Прошли мимо друг друга, все это время тени соединяли нас. Затем генин развернулся лицом ко мне, сделал шаг назад. Похоже, я повторяю его действия. Вот в чем суть этой техники, захват тени и подражание движений для тех, кто попался. Мой оппонент отступал, это мне не нравилось.
  - Что ты творишь? - крикнула Ино.
  - Вперед, Шикамару! - Подбодрил его Чоуджи.
  Нара Шикамару всегда казался мне умным, хотя все присутствующие явно считали иначе. Шикамару ухмыльнулся, в этот момент я поняла, что он задумал. Еще шаг назад, ближе к стеночке и...
  Больно!.. Черт возьми, он отходил для того, чтобы оглушить меня! Мы синхронно откинули головы назад, позади меня была стена и... бедный мой затылок.
  - Хех, техника теневого захвата завершена! - самодовольно заметил Шикамару.
  - Ай, было больно! - обиженным голосом ответила я, поднимаясь.
  - Черт! - прервал технику, и я была свободна. Он снова попытался меня поймать, но не тут-то было. Я с легкостью уклонилась, вложив огромное количество чакры в ноги, и совершила сумасшедший прыжок, мгновенно сократив дистанцию между нами. Нарочито медленно и вальяжно я поднесла к его горлу кунай.
  - Сдаюсь!
  - Вот и славненько! - похлопала по плечу парня. Надеюсь, не слишком раскрыла свой потенциал. Больно об этом думать, но мне придется сдерживаться.
  Я веселой походкой поднялась наверх, попутно напевая себе под нос. Какаши провожал меня задумчивым взглядом, минуту назад он вернулся из комнаты, где душевно поговорил с моим протеже. Аура страха еще не рассеялась над ним. Редко такое заметишь, джоунин создавал впечатление сильного человека. Видимо, мой учитель умеет пугать людей, этого у него не отнять.
  Кстати, из седьмой команды меня привлек еще один парень. У него была одна странная особенность. Будто бы он не чувствовал эмоций. Это мне не нравилось. Его звали Сай, он сразился с Кибой и победил. Не сказала бы, что его навыки серьезные, но необычные - это точно.
  - Поздравляю! - сказал Досу, мы прошли с ним вдвоем, а наш самовлюбленный товарищ едва не лишился рук.
  Когда закончилась последняя схватка, нас собрали внизу и сообщили, что мы проходим на третий этап. Затем прошедших участников разбили по парам, мне выпала честь драться с Темари. Блондинка оценивающим взглядом пробежалась по мне. Право, ей богу, чего она такая серьезная?
  Я огляделась, большинство генинов присматривались друг другу. Неприятная атмосфера витала в помещении, уж мне ли не знать. Единственным, кого не было среди нас, оказался Учиха.
   ***
  Нам дали месяц, это немного для того, чтобы заметно прогрессировать, но касается это не всех. Я тренировалась день и ночь, использовала клонов и специальный полигон, выделенный нам. Первым делом все внимательно осмотрела и перепроверила, слежки не заметила. Что довольно странно, наверное, меня не считают особо перспективной. Это хорошо.
  Деревня звука готовит сюрпризы для шиноби листа, я одна из нежданных подарков. Поэтому Орочимару делает все, чтобы моей персоной не заинтересовались. Я рада этому, но есть вещи, которые вызывают во мне беспокойство. Я не хочу убивать жителей Конохи. Сама мысль об этом вводит меня в ступор, не говоря о том, что по моей вине погибнут сотни людей. Вызвать Манду, попутно перебить пару десятков шиноби Листа. Такова моя роль в игре Орочимару.
  Мне и раньше приходилось убивать, но то было другое. Когда жертвы - незнакомые люди, пытающиеся лишить тебя жизни - это одно. Когда ты нападаешь на сотни беззащитных - это другое. Мысли перемешались, и свое беспокойство я вымещала на тренировках. Отдалась этому делу по полной, лишь бы не думать о предстоящей резне.
  Из жителей Конохи мне никто не нравился, разве что Итачи, но его здесь нет. Вроде бы все хорошо, флаг мне в руки. Я отлично знаю, насколько противны местные жители, но чувствую, что мои будущие действия станут слишком тяжёлой ношей. Я многих лишила жизни, будучи убийцей, мне трудно спать, оставаться наедине. Кроме ненависти во мне ничего нет. Какая же я жалкая.
  Наверное, глупо отнекиваться, но страдания этому селению я уже приносила, и, можно сказать, перебила многих, точнее, существо, что во мне, сделало это. Мой отец, интересно, как он отреагировал бы на то, что я буду замешана в уничтожении его деревни?! А еще он говорил про встречу с мамой - они ведь мертвы, эти люди, но им моя роль не понравилась бы. В этом я уверена.
  - Нару-сама, вижу, вы вовсю готовитесь, похвально! - Кабуто снова попытался подкрасться ко мне. Это у него вошло в привычку, хотя, скорее, подобное вызывает у парня азарт. После того, как Орочимару взял меня к себе, подобные вещи часто практиковались очкариком. Наверное, он учился скрывать свое присутствие от моего дара. Но каждый раз проваливался, подобное однажды получилось у санина, когда мы впервые встретились, он затаил свою ауру. Это сработало. Он поймал меня, и теперь Кабуто пытался повторить успех своего учителя.
  - Чего тебе, Очкарик? - я даже не узнала свой усталый голос. Почти месяц ни с кем не разговаривала.
  - Орочимару-сама просил передать, что операция начнется, когда джинчурики однохвостого будет драться с Саске. О нем он просил не беспокоиться, вас касается только Манда, призовите его.
  - Хорошо. Что-то еще?
  - Нет, удачного вам экзамена, - Кабуто развернулся и хотел было уйти, но бросил напоследок, - вы отлично играете свою роль!
  - Да-да. Только не влюбись в меня, - очкарик ухмыльнулся на мои слова и ушел.
   ***
  Темари окинула меня высокомерным взглядом. В руке у нее был гигантский веер.
  - Ну, покажи, чего ты стоишь! - крикнула девушка, и мощный порыв ветра устремился в мою сторону. Думаю, развязка близка, скоро все увидят - стаю волков в овечьих шкурках. Поэтому смысла сдерживаться нет.
  Не знаю, что подумала эта девчонка, когда я исчезла у нее из виду, но страх и удивление охватили ее полностью. Снова повторяю свой жест, поднося кунай к горлу девушки. Точь-в-точь как на отборочном бою.
  - Не двигайся! Сэкономь мое время и сразу сдайся, иначе умрешь! - я говорила уверенным тоном, ни капли сомнений, все уже решено, так уж сложилось, я убийца, и могу только лишать жизни. Наверное, она почувствовала перемену в моем голосе, думаю, Темари поняла, что на мне маска доброй идиотки. Только почему-то куноичи решила драться.
  Мы стояли несколько секунд в неподвижности, затем она быстро, во всяком случае, попыталась ударить своим веером. Я уклонилась. Сегодня прольется кровь, так почему же не начать сразу.
  - Я человек слова. Экзаменатор, я убью ее!
  Тот удивленно вскинул брови, а Темари нервно бросила взгляд на меня, в глазах ее я читала страх, но она с равнодушным видом ответила:
  - Попробуй!
  Секунда, нет, меньше, гораздо меньше мне понадобилось, чтобы разорвать дистанцию и пронзить ее в грудь. Кунай вошел полностью, этот удар был у меня отработан на сотнях других жертв. Они умирали мгновенно. И эта девушка не стала исключением.
  На арену опустилась тишина. Не знаю, чем были шокированы все. Моей скоростью или смертью участника.
  - Темари! - Крикнул песчаник-кукловод и бросился к нам. Я вытащила оружие, девушка упала в руки Канкуро, так, кажется, звали этого парня. Он мгновенно оказался рядом. Начал плакать, заставляя меня жалеть о содеянном. Они же наши союзники. Но только так я могу остановить нападение на Коноху! Давай же, чертова собака, покажи свои зубки! В меня полетела пробка от тыквы Гаары.
  Я уклонилась. Встретилась с ним взглядом. Простите, ребята из Суны, ничего личного, я просто родилась в этой деревне и помогу ей так, как может помочь только всеми презираемая убийца. Раскрою весь спектакль, устроенный деревней звука и песка. Этот Гаара должен высвободить своего зверя, это подготовит селение. Мирные жители укроются в убежище, а бойцы не будут застигнуты врасплох. Нападение, надеюсь, отразят, и планы Орочимару провалятся.
  Песок устремился в мою сторону, я уклонилась. Похоже, начинается, сейчас он покажет свою природу монстра.
  - Успокойся, Гаара! - крикнул его учитель, Баки. Гаара оглянулся, джоунин стоял на приличном расстоянии, опасаясь подойти ближе, - это того не стоит, победи врага и сразись с ней.
  Я уже решила, что спровоцировала шикаку, но джинчурики внимательно посмотрел на меня и сказал.
  - Я убью тебя, но лишь потому, что ты мне не нравишься! Не из-за нее, - Гаара указал на Темари.
  Я почувствовала опасность и присела. Над головой пролетела кукла, Канкуро со слезами на глазах, снова направил ее на меня. Слишком медленно, между нами пропасть, даже твой безумный братец, вряд ли у него получится меня убить, какой разговор может быть о тебе.
  - Успокойся! - Баки опустил руку на плечо кукловоду.
  - Но она... Темари!
  - Разберемся с ней позже. Ты ставишь под угрозу нашу миссию! - успокаивающим тоном сказал джоунин.
  Канкуро опустил голову и кивнул в знак согласия, затем выругался и наградил меня одним из самых злых взглядов на моей памяти:
  - Я тебе не прощу!
  - Буду ждать.
  Не хотелось мне этого делать, но так я надеялась спровоцировать Шукаку, кто же знал, что Гаара не дорожит родными. Мой идиотский план провалился, а я так надеялась, что турнир прервут, и мои односельчане успеют подготовиться. Ну хоть кто-то, насторожитесь, черт возьми! Нет, они лишь в шоке и объяты ненавистью. Снова на мне сфокусирована злость всего поселения. Будто я опять вернулась в детство. Что же делать? Видимо, спасти мне никого не удастся! Зато врагов себе нажила и бессмысленно убила человека. Черт!
  
  ========== Пробуждение крови ==========
  
  Бой между Учихой и Гаарой был в самом разгаре. Не думала, что Саске сможет так прогрессировать за месяц тренировок. Он дрался на равных с песчаником. Это немного успокаивало, знаю, Орочимару тоже заинтересован в том, чтобы братик Итачи был жив, но в отличие от меня у него другие мотивы. За все время моего пребывания у санина я усвоила одну вещь - слабаки Орочимару не нужны.
  
  Он не будет заморачиваться, если безумный джинчурики убьет Саске. Санин просто решит, что парень слишком слаб для того, чтобы стать его сосудом. Эту горькую истину мне открыли недавно, деревне Звука нужно лишь тело Учиха, одаренного и сильного, только такие 'кадры' ценились в логове змеи.
  
  Ловлю редкие изучающие взгляды. После моей выходки ажиотаж немного утих. Саске приковал внимание публики, до этого за мной пристально наблюдали шиноби Конохи. Все-таки я ошибалась, не ненависть была главной в реакции толпы. Страх. Людей ошарашил быстрый исход боя, а участников турнира то, как легко я могу убить. Жители Конохи прежде всего шиноби, и потенциал врагов они оценивают как профессионалы.
  
  Мой поток мыслей прервал новый прием Саске. Чидори, так называлась эта техника. Меня отлично подготовил Кабуто, перед тем как отправить в Коноху. Он дал целую кипу бумаг и попросил, чтобы я прилежно все прочитала и запомнила. Как он там говорил? Досье на самых-самых. По мнению Орочимару, в деревне мне стоило опасаться только Хокаге и АНБУ. Еще Какаши мог доставить проблемы, но только имея за собой парочку джоунинов. Поэтому я знала все уловки, техники и особенности сильнейших в Конохе.
  
  Саске разорвал дистанцию для того, чтобы взять разгон, даже на стену забрался. Песчаник укрылся в коконе, оттуда веяло жуткой аурой, все-таки биджу жуткие существа. Учиха спокойно сложил печати и стрелой устремился к Гааре.
  
  'Неплохо' - пронеслось в голове, когда я заметила, с какой скоростью несся парень. До меня ему далековато, даже без амулетов я гораздо быстрее, но с его уровнем уже стоит считаться.
  
  Толпа ликовала, последний Учиха их не разочаровал, после моего боя настрой селян упал. Чужая куноичи показала страшный уровень, а их прославленные генины, не сделали ничего подобного. Бой Нейджи и Сая был неинтересен. Хьюга явно не хватало соперника, который раскрыл бы его потенциал.
  
  Я внимательно пригляделась, напрягая не зрение, а свой внутренний взор. Гаара получил рану, его охватила паника. Наверное, на памяти парня такое редко случалось. Абсолютная защита выходила боком, совершенно не приучая к подобным ситуациям. Саске же, напротив, ликовал, наслаждаясь силой и превосходством. Он растет слишком высокомерным, это плохо.
  
  - Кровь! - Послышался из пробитого кокона вопль потрясенного песчаника. Песок ухватил Учиху, но тот освободился и отдалился от Гаары.
  
  Похоже, мы не узнаем, как закончится этот бой. Жаль. Началось. Теперь я должна отправиться в центр арены и призвать Манду. Шиноби Звука и Песка начали атаку. Надеюсь, Орочимару не воспримет мою прошлую выходку как предательство, мне еще слишком рано идти против него. Как ни крути, но я всего лишь ребенок. Какой бы сильной не стала, но без друзей в этом мире мало что можно сделать.
  
  Жители Конохи, простите меня, но вы тоже виноваты, я сделаю то, что должна, и уйду, не хочу собственноручно проливать кровь селян. Наверное, это все отец с его словами. Я часто думала над ними.
  
  Началась битва, на большую часть людей наложили гендзюцу, но главная сила, джоунины и чунины Конохи, были в строю. Маленькие схватки между шиноби возникали то тут, то там, но я спешила к центру. Только сложила печати и заметила, как Саске бросился вслед за Гаарой и Канкуро.
  
  Я задумалась. Учиха идет по тонкому льду, никакой шаринган и чидори не спасут, если джинчурики выпустит на волю биджу. Это я не могу контролировать девятихвостого, потому что мой зверь силен, да и печать не подходит для этого. Но у других сосудов хвостатых наверняка не все так печально.
  
  Мои опасения подтвердил Какаши: он подозвал Сакуру, Сая и Шикамару и дал им задание ранга S: догнать Саске. Ребята выглядели так себе, им явно не хватало кого-то бодрого и веселого. Но не мне об этом думать, теперь я знала, что должна делать.
  
  ***
  Саске ничего не мог сделать. Проклятая печать вырвалась наружу, а Гаара схватил Сакуру. Даже простые движения не давались Учихе. Тот мог лишь смотреть на то, как песчаная лапа сжимала горло куноичи. Опять он беспомощен.
  
  Монстр, в которого превратился песчаник, прыгнул к Учихе, готовя последний, смертельный удар. Саске зажмурился. Время шло, но ничего не происходило. Чувство дежавю охватило парня. Что-то неуловимо знакомое, может, запах или что-то еще. Он открыл глаза - алые волосы, не такие длинные, как раньше, а их хозяйка, напротив, заметно подросла, начисто отбивая мысли о том, что они виделись раньше. Гаара лежал вдалеке, неужели эта хрупкая девушка так его приложила.
  
  - Ты?! Это же ты! Там, на реке и на мосту в стране Волн, это была ты! - удивленно сказал Саске.
  
  - Не знаю, о чем ты говоришь, но тебе лучше уйти.
  
  - А как же Сакура?
  
  - Не волнуйся, - уверенно ответила девушка и достала знакомые амулеты, - я спасу ее!
  
  ***
  Я прикрепила талисманы ветра к ногам, затем достала кунаи и наложила на них огненные символы. Мой противник восторженно скалил пасть, безумные глаза сфокусировались на мне. Гаара указал на Сакуру, песчаные тиски сжались.
  
  - Вот мы и встретились! Теперь я тебя точно убью! - Стискивая зубы, прорычал Шукаку.
  
  - Знаешь, между нами разница в восемь хвостов. Наверное, я твой семпай, а раз так...
  
  - О чем это ты? - с удивлением спросил Шукаку.
  
  Один большой и стремительный прыжок, и я возле Сакуры, удар усиленными кунаями вмиг освободил куноичи. Я обратилась к Гааре:
  
  - Ты обладаешь страшной силой. Убиваешь тех, кто слабее, без раздумий и сомнений, но, следуя таким принципам, будь готов встретить того, кто опасней тебя, - я положила бесчувственное тело девочки рядом с Саске.
  
  - Что это было? Ты... слишком быстрая.
  
  - Все верно! - Сказала я и поднесла кунай к горлу монстра. Наступила тишина, до песчаника начало доходить, что я за его спиной. Несколько секунд мы ничего не предпринимали, затем песок попытался ухватить меня за ногу. Я отпрыгнула от Гаары и на огромной скорости стала осыпать его ударами. Он кричал от беспомощности и боли, песок не мог за мной угнаться, а каждый удар проходил сквозь его защиту.
  
  - Я не могу проиграть! - отчаянно завопил Шукаку и высвободил своего зверя.
  
  Передо мной возвысилась фигура чудовищно огромного монстра. Этот колосс, воспользовавшись моим удивлением, поймал меня в свою песчаную ловушку.
  
  - Все кончено! Песчаный гроб!
  
  - Техника призыва!
  
  ***
  - Ты забыла?! Я обещал тебя убить, если призовешь меня еще раз! - голос Манды не предвещал ничего хорошего
  
  - Помогите мне, Манда-сама, пожалуйста, я выполню все что угодно, принесу вам столько жертв, сколько попросите!
  
  - Хочешь купить меня?
  
  - Нет, конечно, но мне нужна ваша помощь, я буду в неоплатном долгу, если вы поможете победить его! - Я указала на Шукаку.
  
  - Ха! Знаешь, я решил - я не стану тебя убивать, если ты победишь его, то докажешь, что достойна жить! Разбирайся с ним сама! - Исполинская змея исчезла, оставив меня наедине с огромным песчаным монстром.
  
  Тут я почувствовала разочарование и удивление Гаары:
  
  - Он ушел?! Как жаль, я так хотел использовать это на достойном противнике! - Песчаник закрыл глаза и скрылся в теле чудовища. Наступило мучительное ожидание, а затем я услышала противный и радостный вопль:
  
  - Я свободен! Наконец-то! - Великан осмотрелся, заметил меня и пошел в мою сторону медленным, но неумолимым шагом.
  
  Вот и Шукаку собственной персоной. Во мне проснулось странное чувство. Будто бы я лучше понимала биджу однохвостого, чем его хозяин. Еще с первой встречи я ощутила присутствие этого эгоистичного и самовлюбленного монстра. Гаара был мне интересен. Хотя нет, даже не он, скорее, Шукаку, обитавший в нем. Наши мимолетные встречи будили во мне что-то странное. Необъяснимое, но родное, то, что было со мной всегда, но отброшенное из страха.
  
  - Я вас всех убью! Жалкие людишки! - прокричал однохвостый.
  
  Редко меня посещало это чувство, страх. Нет, я не боялась монстра, меня, одиночку и эгоистку, волновала судьба Саске, защиту которого мне поручил Итачи.
  
  Я оглянулась. Генин дрожал от страха. Он не мог даже пошевелиться. Что же делать? Сбежать?! С двумя ранеными на себе я вряд ли смогу, песок меня быстро нагонит, к тому же у этой твари наверняка есть дистанционные атаки. Нужно думать, искать решение, хотя, я могу бросить девчонку, забрать Учиху с собой! Одного я потяну. Да, великолепное решение!
  
  - Уходи!
  
  - Что?
  
  - Уходи, - решительно повторил Саске. Я посмотрела на него внимательным взглядом, понимает ли он, о чем идет речь?
  
  - Забери с собой Сакуру и уходи, ему нужен я, у вас будет время уйти!
  
  - Но почему?
  
  - Однажды я уже терял все и не хочу видеть, как умирают близкие мне люди, поторопись!
  
  Я бы сделала это, но меня связывало одно обещание, уж прости, парень, что не могу бросить тебя. Похоже, после этого мне придется забрать твою драгоценную тушку. Но так даже лучше, будешь рядом со мной, так я смогу оберегать тебя.
  
  - А ты не такой придурок, как я думала! Не волнуйся о ней!
  
  Я пошла навстречу Шукаку. Монстр обрадовался, а затем открыл пасть и выплюнул огромный сконцентрированный поток воздуха. И почему я опасаюсь этого существа, он ведь гораздо медленнее меня, даже объёмы чакры у нас приблизительно одинаковы. Но что-то вызывало внутреннюю тревогу. Что-то откликалось на силу однохвостого зверя.
  
  Мои мысли прервал откат. Талисманы прекратили свое действие, по ногам разошлась боль. Еще одна причина, по которой я не желала схватки, но теперь глупо что-то менять. Даже с откатом я могу двигать всем остальным. Я сложила печати и создала большой огненный шар. Он устремился в сторону однохвостого, но пока эта пламенная масса не дошла, я отправляю вдогонку другую мощь.
  
  Складываю печати, и мощный ветряной порыв объединяется с огненной стихией. Выглядит атака весьма впечатляюще. Огромный взрыв скрывает монстра. Дым обволакивает его фигуру, но я уже понимаю своим даром, что Шукаку не пострадал.
  
  Еще пара минут, когда откат пройдет, и я смогу более-менее двигаться, а пока надо держать дистанцию и бить на расстоянии. Шукаку смеется, моя атака не прошла, большая песчаная стена защитила однохвостого. Монстр снисходительно посмотрел на меня и бросил:
  
  - Неплохо, для букашки, - на последнем слове чудовище открыло пасть и выпустило еще один воздушный снаряд. Я сложила печати:
  
  - Техника Призыва! Первые врата Рашамона!
  
  Атака однохвостого провалилась, столкнувшись с техникой моего учителя. Орочимару лишь единожды показал печати, но мне хватило. Врата выдержали удар и теперь уходили под землю, вновь оставляя меня наедине со врагом. Когда они пропали из виду, я заметила, как близко подобрался однохвостый. Он радостно скалил зубки.
  
  - Похоже, ты не можешь двигаться? - песок обволакивал мое тело, - Это конец!
  
  Секунды превратились в вечность. Я поняла, что во мне так отзывалось на однохвостого. Моя чакра резонировала с чакрой Шукаку. Сила, что дремала во мне, начала пробуждаться. Вся мощь монстра песков стала казаться мне смехотворной, не стоящей страха, который я испытывала минуту назад. Ведь моя чакра, моя кровь... гораздо сильнее!
  
  - Что это такое? - Удивленно прокричал однохвостый. Огромные цепи из чакры вырвались из земли и схватили монстра, делая его беспомощным. Песок вокруг меня безвольно упал. Откат наконец-то прошел, и я переместилась шуншином к Шукаку. Его придавленная к земле морда выглядела жалко. Он через силу спросил:
  
  - Кто ты такая?
  
  - Неважно. Возвращайся назад, однохвостый, - я подошла вплотную к монстру и направила в него свою чакру.
  
  Песок безвольно упал на землю, освобождая маленькую фигурку Гаары. Я подошла к нему, присела, положила руку на его голову.
  
  Мое сознание унеслось в то место, где пряталась душа этого ребенка. Его внутренний мир удручал своей скромностью, но меня привлекло другое. Песчаник стоял перед огромной клеткой и с удивлением смотрел, как однохвостый стенает.
  
  - Опять! Нет! Не хочу в клетку!
  
  - Она тебя победила?
  
  - Чертов ублюдок! Ты будешь слушать мои вопли, пока не умрешь, - со злобой ответил Шукаку, - только посмей закрыть глаза, я захвачу тебя!
  
  - Не сегодня! - Вмешалась я в их беседу.
  
  - Ты? Откуда ты здесь? Как ты смогла сюда попасть? - Удивленно спросил Гаара.
  
  - Неважно, - я подошла к клетке, положила на нее свою руку.
  
  - Что ты задумала? - настороженно спросил однохвостый.
  
  - Ставлю на место дикого зверя! - ответила я. Шукаку хотел было что-то сказать, но мои цепи придавили его к полу, а одна из них превратилась в кляп, заткнувший рот монстра. Гаара пораженно смотрел на меня.
  
  - Я знаю, этого недостаточно, чтобы ты меня простил! В твоем сердце много зла, а я лишь умножила его, в глубине души ты ценил Темари. Меня не обманешь. Скажу больше, ты тоже был дорог ей. Я не останавливаю тебя от мести, но знай, в этом мире есть люди, которым ты не безразличен. Береги их!
  
  ***
  Саске наконец-то нашел сражающихся. Шиноби не дрались, Ханако сидела на траве, а Гаара лежал рядом с ней. Учиха удивился, заметив голову песчаника на ногах девушки. Она мягкими движениями поглаживала его по лбу.
  
  - Отойди от него! Тварь! - Яростно потребовал Канкуро. Парень вытащил куклу и приготовился к бою.
  
  - Хорошо, забирай.
  
  - Ты убила его? Что ты с ним сделала?
  
  - Он всего лишь спит.
  
  - Не лги мне, я убью тебя, чертовка!
  
  - Не веришь?! Сам проверь.
  
  - Но как? Он же не мог спать?
  
  - Мой маленький подарок.
  
  - Ты смеешь шутить? - Канкуро положил Гаару на землю и достал Карасу. От громких разговоров песчаник проснулся.
  
  - Хватит, Канкуро, мы уходим. Ты не одолеешь ее.
  
  - Но Гаара, она же убила Темари!
  
  - Знаю. Ты, скажи нам свое имя! Мы будем тебя искать.
  
  - Узумаки Нару, что же, еще увидимся, мне тоже пора. Саске, ты готов?
  
  - Чего? - Учиха даже глазом не успел моргнуть, когда девушка оказалось у него за спиной и оглушила его. С необычайной легкостью хрупкая куноичи взяла обмякшее тело парня и исчезла.
  
  ========== Беглецы и предатели ==========
  
  Нас преследовали. Мы бежали по густому величественному лесу. Точнее, я бежала, закинув тело Саске на плечи. Парень был без сознания. Это было кстати, погоня неумолимо настигала нас. Схватка с Шукаку, использование талисманов и лишний груз попросту не давали мне оторваться. Я уже знала, кто преследует нас.
  Хатаке Какаши, Сарутоби Асума и Юхи Куренай. Три джоунина, в моем состоянии они мне не по зубам. Однако меня удивляло то, как оперативно принялись искать Учиху, учитывая какой бедлам творится в Конохе.
  
  Среди преследователей был еще кто-то, похоже, это не человек. Да, кто-то, преследующий нас по моим следам. Я понимаю причину переполоха, Саске последний представитель прославленного клана, поэтому за мной сейчас гонятся три джоунина, но откуда они узнали, кто его похитил?!
  
  Неприятный вопрос... мой поток мыслей прервало пробуждение Саске. Парень медленно приходил в себя, а затем, осознав, в каком положении находится, начал вырываться.
  
  - Отпусти меня! - он брыкался и дергался, мешая мне прыгать с дерева на дерево. Лицо его покраснело, похоже, он смутился. Интересно, почему? Наверное, я знаю ответ: высокомерный и самостоятельный парень беспомощно цепляется за девичьи плечи. Пришлось опуститься на землю, чтобы проучить принцессу.
  
  - Успокойся, - сказала я, и выверенным движением ударила в затылок, он снова обмяк. Можно продолжать движение, хотя...
  
  - А ты не церемонишься с ним! - ухмыльнулся Какаши. За его спиной стояли два джоунина. Способности этой парочки для меня загадка, про них я ничего не знала.
  
  - Похоже, нам не скрыться. У вас славный песик, - я почувствовала, как в кустах неподалеку ойкнуло маленькое собачье сердце.
  
  - Ты и его нашла! Похвально, похоже, мы недооценили тебя. Но на этот раз поблажек не жди.
  
  - А может не надо? Забирайте его, - я осторожно положила Саске на землю.
  
  - Ты тоже пойдешь с нами, - подал голос Асума.
  
  - А силенок хватит?
  
  - Не недооценивай нас! - вмешалась Куренай.
  
  - Какаши, если я почую твою собачку, то убью ее, увидимся. - Копирующий ниндзя хотел было что-то сказать, но в очередной раз разочаровано пробормотал себе под нос:
  
  - Клон?! Серьезно?! Опять
  
  ***
  Мне повезло. Чертовски повезло, я-то уже думала, что дома будет ждать разбор полетов, а тут... как бы это правильно сказать. Старый лев покалечился на охоте, и теперь молодые члены прайда почуяли слабину. Не все, но факт оставался фактом. Орочимару уже не тот.
  
  Я оставила Саске, опасаясь за его судьбу, Какаши послушал меня и не стал преследовать. Из головы вылетело, но когда мы возвращались, у меня было время подумать и осознать, что я совершаю ошибку. Саске категорически нельзя в деревню Звука, - санин ищет новый сосуд, а я несу его прямо к нему. Поэтому придется подождать до лучших времен.
  
  Когда-нибудь я заберу парня с собой, или же он сам придет к нам, во всяком случае, так говорил Орочимару, в такие моменты меня охватывал скепсис. Кто в здравом уме придет к нам?! Но если он это сделает, то я просто махну на него рукой. Зачем спасать человека с отбитым инстинктом самосохранения?!
  
  В логове санина был переполох. Сражение с Листом оставило тяжёлые раны не только лидеру поселения, но шиноби Звука. Я была предоставлена сама себе и решила потренироваться, меня волновало одно открытие. Окрыленная свободой, я шла на полигон.
  
  - Стой! - Меня взяли за руку, интересно, кому в деревне хватает столько наглости?!
  
  - Кимимару! Чего тебе?
  
  - Надо поговорить.
  
  Он поманил меня за собой, и я пошла следом. По силе его можно сравнить с ладьей. Орочимару считает меня своим едва ли не главным тузом, а значит, в аналогии шахмат я королева. Сильнейшая фигура... но раньше это звучало не совсем актуально. Я ухмыльнулась своим мыслям - сейчас санин действительно под стать королю. Фигура, способная на один шаг, слабая и требующая поддержки. А ведь у него еще много интересных кадров, но среди всех славу сильнейшей получила я.
  
  Кимимару открыл дверь в маленькую комнату, подождал, когда я зайду, закрыл дверь:
  
  - Где ты была?
  
  - Что, прости?
  
  - Ты не сражалась рядом с Орочимару-сама, а ведь тебе было поручено призвать Манду, - его речь прервалась кашлем. Он выплюнул сгустки мокроты и крови. На губах юноши размазалась алая жидкость.
  
  - Я призвала его, только он ушел, а рядом не была, потому что оберегала его драгоценный сосуд. Вообще, меня посетила мысль притащить его сюда, только мне помешали! - Кимимару внимательно посмотрел меня, а затем угрожающим тоном сказал:
  
  - Кабуто рассказал мне, что ты убила нашего союзника и едва не сорвала начало операции. Не думай, что тебе все будет сходить с рук, даже если Орочимару-сама ослаб, у него остались силы наказать предателей.
  
  Кимимару развернулся и ушел.
  
  Вот урод. Испортил настроение, но ничего, он же всего лишь пешка, ну, почти пешка, учитывая то, что скоро откинет копыта. Я продолжила свой путь. Почти выбралась из логова, как меня позвали к санину.
  
  - Нару-тян, ты пришла? - выглядел Орочимару так себе, он лежал на кровати, а рядом с ним сидел Кабуто.
  
  - Да, зачем звал? - Очкарик нахмурился от моего тона.
  
  - Не хочешь ли ты составить нам компанию? Мы с Кабуто отправляемся на поиски одной особы. Легендарной особы.
  
  - Когда выступаем?
  
  - Ты не поняла. Я хочу, чтобы ты пошла с нами, но решение остается за тобой! Если не хочешь, можешь остаться, мое мнение о тебе ничуть не ухудшится.
  
  - С чего такие формальности?
  
  - Есть проблема, мои осведомители сообщили, что за тобой начали охоту Акацуки. Их двое, и они сильнее меня, особенно сейчас, когда я ослаблен. Мне не по силам защитить тебя! Тебе придется дать отпор самой. С твоим нынешним уровнем сомневаюсь, что у тебя это выйдет, поэтому я предлагаю тебе выбор: отправиться со мной на поиски Цунаде, возможно, она исцелит меня, и у нас появится шанс, или же отправиться в Рьючидо!
  
  - Что еще за Рьючидо?
  
  - Пещера драконьих земель, там обитает великий Хакуджа Сеннин. Ты пройдешь у него обучение, я дам тебе сопроводительное письмо. Он примет тебя, и если тебе удастся освоить режим отшельника, то Акацуки перестанут быть угрозой. Но знай, это очень опасное и сложное знание! Даже я не смог постичь эту силу.
  
  - Если вы не смогли, то какая речь может быть обо мне?!
  
  - От этого не зависела моя жизнь. И, признаюсь, я не совсем подходил для этого, но в тебе у меня нет сомнений. Акацуки будут искать тебя! Либо ты их уничтожишь, либо умрешь. Выбирай!
  
  Я задумалась, в его словах была истина, мой дар подсказывал, что санин напуган. Впервые это чувство я ощутила в нем.
  
  - Как долго я там пробуду?
  
  - Не знаю. Может - неделю, может - месяц, а может - годы, все будет зависеть от тебя. Грядут тяжёлые дни, мне нужен кто-то, кого я могу противопоставить Акацуки. Они на совершенно ином уровне, не тебе с ними сражаться, а ты моя самая одаренная ученица. Что скажешь?
  
  - Хорошо. Я отправлюсь в Рьючидо.
  
  - Великолепно. Возможно, Хакуджа Сеннин даст тебе пару советов по приручению девятихвостого. Отправляйся прямо сейчас!
  ***
  Чертовы идиоты! Неужели им нельзя оставить меня в покое! Передо мной стояли Рок Ли, Сай и Гаара. Не знаю, откуда взялся этот песчаник, но тот факт, что Коноха отправила его за мной, поражал своей абсурдностью. Он же неадекватный маньяк! О чем они думают?!
  
  - Саске-кун, возвращайся назад, Сакура ждет тебя! - крикнул Рок Ли. Парочка за его спиной недобро поглядывала на меня. Я засмеялся, этот нелепый парень просил меня вернуться назад?! Странно и смешно.
  
  - Идите домой, мне нет дела до вас и деревни!
  
  - Похоже, у нас нет другого выхода, - подал голос песчаник. Тыква за спиной Гаары растворилась, превратилась в песчаную лапу и понеслась в мою сторону, жалкая попытка.
  
  Я с легкостью уклонился, но на миг потерял из виду моих оппонентов, Рок Ли возник из ниоткуда, его коронный удар ногой почти настиг меня, но в последний момент шаринган поймал его движение. Очередная жалкая попытка... Ловлю ногу генина и переправляю в сторону. Центробежная сила несет его дальше, а я помогаю телу тупого неудачника врезаться в скальную породу.
  
  Как приятно, пару месяцев назад я не мог даже достать его, а теперь... - мое удовольствие прервал Сай. Его размалеванный монстр схватил меня за руку, а сам хозяин бежал в мою сторону, вскидывая вакидзаси для удара. Я не мог освободиться, дистанция сокращалась.
  
  Он что, хочет убить меня?! Проклятая печать активировалась, наполняя руки силой. Я резким рывком вырвался и блокировал атаку кунаями. Мы стояли неподвижно, но затем я заметил, как к моим ногам подкрался песок. Сильным пинком отправляю в полет члена своей команды и бегу к Гааре. Его песок стал немного быстрее, но я прогрессировал гораздо больше. Мои удары проходят сквозь стену песка, они стали сильнее, даже тонкий и невероятно прочный барьер, последний заслон Гаары не выдерживал яростных атак. Он трескался, с каждой секундой песчаник становился беззащитней. Если я буду бить в одно место, то пробью его...
  
  - Вихрь Конохи!
  
  Меня атаковал Рок Ли, он стал гораздо быстрее и ударил с фланга. От него веяло страшной силой, что за черт! Этот бездарь и такая мощь - вещи несовместимые. Я оправился от удара, но лишь для того, чтобы вновь получить град новых атак.
  
  - Третьи врата! - Лицо густобрового генина превратилось в страшную гримасу. Черт, он не смотрит мне в глаза, его взгляд блуждает где-то в районе моих ног, а еще ублюдок Гаара отправляет в меня маленькие, но невероятно плотные и быстрые снаряды песка. Даже с проклятой печатью мне не выстоять против этих двух.
  
  Это длилось недолго. Наконец, песок цепляется мне за ноги, а затем обволакивает все тело, я слышу голос Рока Ли:
  
  - Стой!
  
  Похоже, выхода нет, я должен использовать это.
  
  - Песчаный гроб!
  
  Боль! Адская и дикая боль. Но это не плохо, нет, напротив, страдания говорят лишь об одном - я еще жив. Крылья - руки, защитившие меня, кровоточат и исчезают. Мое тело полностью охватила печать. Так вот он какой... второй уровень джуин.
  
  - Что это? - С удивлением спросил Гаара.
  
  - Саске-кун? - Рок Ли смотрел пораженными глазами, лишь Сай оставался спокойным.
  
  Наступило молчание, только водопад громким шумом не давал воцариться тишине.
  
  - Что с тобой? - Пораженно спросил зеленый зверь Конохи.
  
  Я ухмыльнулся. Осмотрел троицу, чертова Цунаде, а еще этот парень Сай... мне он не нравился, и теперь понятно почему.
  
  - Тебя ведь послали в нашу команду, чтобы следить за мной? Не так ли? - Я обратился к бывшему члену моей команды.
  
  - Да. А еще убить, если ты попытаешься покинуть деревню.
  
  - Слабоватые кадры у АНБУ.
  
  - Неважно, - вмешался Гаара и отправил песок в мою сторону. Я уклонился, но уже не так быстро, раны сказывались, а еще проклятая печать истощала запасы чакры.
  
  - Четвертые врата!
  
  Теперь вид Ли совсем не был похож на прежний, злобный, очень напряженный и страшный. Он подлетел ко мне и пнул в лицо, я видел движения, но не успевал реагировать, я же так проиграю!
  
  Парочка атаковала меня, а Сай прикрывал их, его нарисованные твари не давали простора для маневра, не подпуская к Гааре. Чертов песчаник, его атаки мешали мне и лишали шанса контратаковать, только я хотел было ранить Рока Ли, как получал упреждающие выстрелы песком.
  
  Они остановились, техника Ли прервалась, а его последний удар отправил меня в я болезненную встречу со скальной породой. На этот раз отходить приходилось дольше. Если ничего не изменится - я проиграю.
  
  - Почему ты ушел из деревни! Саске! Зачем, - через одышку спросил густобровый, видимо, у его техники тоже есть плата, как, впрочем, у нас всех.
  
  - Вы стоите у меня на пути. Мне нужна сила! - У меня нет времени для игр, либо я, либо они. Ну же, соберись, одолей их, ради клана, ради мести...
  
  Я почувствовал, как что-то переменилось, глаза стали ловить больше деталей, казалось, время замедлило свой ход, и движения врагов стали предсказуемы. Они удивленно смотрели на меня.
  
  - Твои глаза! - С удивлением и восхищением сказал Рок Ли.
  
  Теперь все ясно. Я бросился в атаку, песок Гаары уже не был так опасен. Я видел все, я знал наперед, что они сделают, я убью их!
  
  - Пятые врата!
  
  - Нарисованные звери!
  
  - Песчаная стена!
  
  Неужели снова я их недооценил, зверей раскидал, стену пробил Чидори, но темной лошадкой оказался Рок Ли.
  
  - Обратный лотос! - он снова избегал моего взгляда, поэтому я пропустил его первый удар. Он отправил меня в долгий полет. Бинты на руках Ли пробудили во мне дежавю. Обмотанный и беспомощный я летел вниз. Удар был страшным. Для меня.
  
  Ли упал рядом со мной. Я услышал, как он рухнул на землю. Веки отказывались открываться, а по всему телу разлилась дикая боль.
  
  - Сакура-тян! Я выполнил обещание! Вот она, сила Юности! - восторженно сказал Ли, но затем поперхнулся и посетовал на боль.
  
  - Как глупо! - высокомерно сказал Гаара.
  
  - Интересно, она наградит меня поцелуем, эй, Сай, что ты делаешь? - я услышал шаги неподалеку, ко мне приближались и, похоже, с недобрыми намерениями.
  
  - Он слишком опасен! Деревня не может терпеть еще одного предателя-Учиху!
  
  - Гаара, останови его! - Ли начал ворочаться, похоже, мы с ним примерно в одинаковом положении.
  
  - Мне нет дела до ваших разборок. Я сделал то, о чем меня просили.
  
  - Не надо, Сай, не убивай его, - я почувствовал на своем горле лезвие вакидзаси.
  
  - Ничего личного, Саске-кун.
  
  Похоже, это конец.
  
  - Не так быстро! Чем вы тут занимаетесь? - прозвучал рядом знакомый голос.
  
  - Какаши-сенсей! - Радостно завопил Ли. Судя по всему, он поймал занесенную для удара руку Сая. Наверно, они сейчас сверлят друг друга доброжелательными взглядами, и на уме у них думы о том, как убить друг друга.
  
  - Похоже, Данзо решил действовать радикальными методами.
  
  - Только так можно решить вопрос Учих, Какаши-сан, большего я вам не могу сказать, вы уже не член Корня.
  
  - Что есть, то есть. Я забираю Саске.
  
  Сай промолчал, а я лишь смог слабо пробормотать:
  
  - Нет.
  
  - Успокойся, Саске, никто тебя не тронет в деревне. Я позабочусь об этом.
  
  - Отпусти меня. Я должен получить больше силы, нет, - меня охватило отчаяние, как же я слаб, бесполезен, не хочу назад.
  
  - Оставь его! - Знакомый голос. Ради него я могу попытаться открыть глаза. С большим трудом, но веки поднимаются, и я вижу прекрасное лицо, столько раз спасавшее меня.
  
  ***
  - Зачем ты пошла со мной?
  
  - Кимимару-кун, я тоже волнуюсь об Орочимару-сама.
  
  - Так я тебе и поверил.
  
  - Мне без разницы, веришь ты или нет.
  
  - Почему ты ушла из Рьючидо?
  
  - Ты совсем дурак? Наш лидер должен сменить сосуд, конечно, все должны присутствовать, особенно сильнейшие кандидаты.
  
  - Ты точно не подойдешь, чертова лиса.
  
  - Да, Кимимару-кун, ты прав, поэтому мы идем за Саске. Хочу лично проконтролировать этот момент. Вместе мы успеем его доставить, Орочимару-сама дождется нас.
  
  - Странно это слышать от тебя.
  
  - Да? Знаешь, порой мне от самой себя противно.
  
  - Почему? Что ты делаешь, - с трудом прохрипел Кимимару, из-за рта его потекла кровь.
  
  - Честно?! Я обманула тебя, прости. Меня не волнует судьба Орочимару, я лишь хочу защитить Саске.
  
  - Чертова предательница, Орочимару-сама все узнает - Кимимару хотел было достать своего убийцу, но не смог. Враг повторил смертельный удар.
  
  - Нет, не узнает, - тихо и уже сама себе прошептала Нару.
  
  ***
  - Отпусти его! - сказала Узумаки Нару, девушка, что училась со мной и не раз спасала меня. Теперь я понял, кто она такая. Ее появление стало для меня как свет в кромешной тьме.
  
  - Не думаешь, что это слегка нагло? - саркастично заметил Какаши, но меня отпустил и приготовил кунаи.
  
  Не знаю, кто из них победит, но понимаю, насколько опасен учитель, и совершенно не имею представления об уровне моей спасительницы.
  
  - Что ж, я покажу тебе, насколько ты далек от меня. Между нами пропасть, - отрешенно сказала девушка и сложила руки в печати, она закрыла глаза. Внимание всех было приковано, к ней. Никто не двигался и не пытался ничего предпринять.
  
  Ожидание напрягало, а затем стало раздражать.
  
  Чего они стоят? Почему эта девчонка не двигается, а остальные просто смотрят. Наверно, Гаара тоже так подумал и отправил песок. Он почти достал ее, а затем упал, не долетев нескольких метров.
  
  Миг. Всего лишь миг, и она прижала Какаши к земле, на лице выросли рожки, а тело покрыли чешуйки. Но меня больше поразило другое - цепи из чакры схватили Гаару.
  
  - Ты забыл? Шукаку, в тебе полно моей чакры. Даже без своего зверя я уничтожу вас. А ты, - девушка обратилась к Какаши, - не стой у меня на пути.
  Нару встала и направилась ко мне, я посмотрел за ее спину, те же цепи чакры обмотали моего учителя. Какая сила!
  
  - Тебе не больно, Саске? - неожиданно мягким голосом и заботой спросила Нару.
  
  - Нет, - через силу ответил я. Она снисходительно посмотрела на меня и осторожно взяла на руки. Ее лицо вновь возвращалось к своему привычному прекрасному виду.
  
  - Не ври мне, это бесполезно, - с нежной улыбкой сказала девушка, и мы понеслись прочь.
  
  ========== Лисица и сокол ==========
  
  Cнова тренировки! Для меня они теперь второй смысл жизни. Здесь, в логове санина, я обучаюсь у него. Многое произошло с того момента, как я очутился в этом месте. Дни медленно сменяли друг друга, их ценность теперь заметна. Я не трачу время на бездарей и игры, я иду к своей цели.
  
  После того, как моя спасительница привела меня к Орочимару, она вернулась в Рьючидо. С ее ухода прошел почти год, и все это время я терпеливо ждал ее возвращения. В моих глазах она была лучшим соперником. Победа над таким противником... это уже что-то. Узумаки Нару, замкнутая неудачница, ставшая сильнейшей пешкой Орочимару. Я должен превзойти ее, ведь она начала свой путь вместе со мной еще в Академии. Но её прогресс, думаю, это все Орочимару. Без него Нару всего лишь неразговорчивая и жалкая бездарность. Я лучше неё! Я докажу это!
  
  Её сдержанность в общении меня раздражала - слишком высокомерна, многое мнит о себе. Скоро я покажу ей, что она серая посредственность. Те несколько дней, что мы были вместе, она сохраняла пафосное молчание. Наверное, считала, что это показывает ее силу и независимость.
  
  В логове Орочимару были свои закулисные игры, но санин не имел ничего против внутренней борьбы. Ведь цель всех обитателей убежища заключалась в поиске предателей и превозношении хозяина - живого идола. Жизнь этого места наполняли интриги, недомолвки. Многие недолюбливали Нару, особенно после ее возвращения со мной. Она отправилась с одним из бывших протеже Орочимару - Кимимару. Слышал, что парень уже дышал на ладан, но назад не вернулся, это создавало вопросы.
  
  Перед своим уходом в Рьючидо, Нару сказала мне никому не доверять и усердней тренироваться. О втором могла бы не просить. В логове змея, как ни странно, полно гадких и ползучих тварей. Они слабы, но Нару самая одаренная из них, и против нее постоянно строились козни.
  
  - Саске-кун, Орочимару-сама хочет видеть тебя, - Кабуто подошел незаметно, откуда только эта дурацкая привычка подкрадываться?! А еще, как он научился так мастерски скрывать свое присутствие?
  
  - Хорошо, пойдём, - мы отправились по тёмным коридорам. Скальные стены украшали редкие свечи. Местами обстановка становилась особенно жуткой, но со временем привыкаешь к своеобразию убежища.
  
  Мы пришли, санин разговаривал с кем-то. Незнакомец был чуть выше учителя, держался прямо и уверенно. Необычное явление, все норовят выказать свое раболепие, а тут собеседник, общающийся с Орочимару на равных. Я попытался рассмотреть лицо этого необычного гостя, но оно было скрыто под капюшоном. Когда мы подошли ближе, санин прервал беседу и обратился ко мне:
  
  - Наконец-то! Сегодня особенный день, Саске, ты получишь свое первое задание, как шиноби деревни Звука.
  
  - Плевать, я не считаю себя частью твоего сборища. Для тебя же лучше, чтобы задание сделало меня сильнее.
  
  - Вижу, ты сегодня не в настроении, - санин ухмыльнулся на мою дерзость, - не волнуйся, у тебя будет отличная возможность показать себя и применить на практике то, чему ты обучился.
  
  - Кто это? - спросил я, бесцеремонно указав на собеседника Орочимару. Незнакомец вздрогнул, когда я обратил на него внимание.
  
  - Это твой куратор. Она займется твоим обучением. Вы уже знакомы.
  Незнакомка сняла капюшон, и я узнал повзрослевшее лицо моего соперника. Она вытянулась, стала более женственной. Ее фигуру нельзя было разглядеть за кучей тряпья. Неужели в Рьючидо нет нормальной одежды?!
  
  Будто прочитав мои мысли, она сказала:
  
  - Мне нужно переодеться и отдохнуть, Орочимару, твоей просьбой я займусь завтра.
  
  - Хорошо, Нару-тян, хорошенько отдохни, завтра вам предстоит исполнить ваше первое дело, - санин светился от счастья, будто домой вернулась его заблудшая дочурка, или еще кто. Хотя причины на хорошее расположение духа у змея могут быть разные. Девушка удалилась, Кабуто последовал за ней, и мы остались с Орочимару наедине.
  
  - Саске-кун, ты понимаешь, что это всё значит?
  
  - Выражайся яснее. Никто не знает, что у тебя на уме, - когда-нибудь я его доведу своим пренебрежительным тоном.
  
  - Что же, объясню всё доступным языком. Вы двое мои самые одарённые ученики. Ты ведь помнишь, Акацки работают парами. То же самое касается твоего брата. Одиночки обречены на гибель, поэтому вам придется научиться сражаться вместе. Тебе и Нару. По отдельности ваш потенциал огромен, но даже если вы будете усердно тренироваться, победить двух членов этой организации может быть выше ваших сил. Даже поодиночке Акацки опасны, а когда они работают в паре, то победить их практически невозможно. Я планирую уничтожить эту организацию, но для этого нужно что-то серьёзней гениальных детей.
  
  - То есть что-то измениться, если мы будем работать вместе?
  
  - Конечно, если вы будете хорошо работать в команде, это даст вам преимущество перед врагом. Знаешь, твой брат Итачи силён, но, кроме этого, он не действует в одиночку, его напарник тоже опасен. Думаешь, тебе по силам справиться с двумя шиноби S-класса?
  
  - Итачи не будет прикрываться кем-то. Мне не нужен учитель-ровесник.
  
  - Твой брат, ты уверен, что он захочет битвы один на один? А Нару не стоит недооценивать. Она превосходный убийца и высококлассный шиноби. В отличие от тебя, в криминальном мире у нее есть имя. Она знает множество техник и великолепно владеет ниндзюцу и тайдзюцу. Не думай, что её провалы в Академии как-то характеризуют ее одарённость. Скажу больше, ее наследственность ни в чем не уступает твоей, а может, даже сильнее.
  
  - Что это значит? Кто её родители?
  
  - Об этом ты можешь спросить её завтра, возьми, - Орочимару подал мне бумажный конверт, - все подробности внутри.
  
   ***
  Я вернулся в свою комнату. Меня переполняло недовольство. Чертов санин отвлекал от тренировок, а теперь отправлял неизвестно куда делать непонятно что. Насчет этого. Вскрываю конверт и достаю содержимое. Письмо с заказом на убийство. Я внимательно перечитал бумажку, изучил фотографию жертвы.
  На сердце стало тяжко, наша первая миссия заключалась в том, что мы должны были отправиться в страну Снега и убить царствующего монарха. Вся ирония в том, что я, будучи еще в седьмой команде, защищал принцессу страны Снегов.
  Может, санин специально выбрал в жертвы именно её. А ещё я должен отправиться с Нару. Как бы я не хотел ее превзойти, но это пока лишь грёзы. Сейчас эта девушка лишь раздражала тем, что сильнее меня. Гораздо сильнее.
  
   ***
  Солнце нещадно слепило. Глаза отвыкли от яркого света, в убежище санина сыро и темно. Я иду за моим 'командиром'. Чертов Орочимару, и почему он решил, что Нару главней. Наш дуэт предателей в глазах санина должен был стать главным оружием против Акацки, но ведущей в паре была девушка.
  
  - Поторопись, - просит меня Нару. Выглядит она ужасно, нацепила кучу лохмотьев и скрыла свое лицо. Зачем это всё, я презрительно ухмыльнулся на ее просьбу. Её что, совсем не заботит, как она выглядит?!
  
  Я ускорился и сравнялся с девушкой. Она указала мне на город неподалеку.
  
  - Отдохнём там.
  
  - Хорошо.
  
  - Возьми, - она достала из рюкзака одежду, опять лохмотья! Что за издевательства.
  
  - Нет.
  
  На мой отказ она отреагировала спокойно, убрала вещи назад. Неужели это тряпье Нару притащила лишь для того, чтобы нацепить на меня? Свою клановую форму я ни за что не поменяю на какие-то обноски. Я последний из своего клана, и моя честь - это честь моей семьи.
  
  Мы зашли в город. Я следовал за девушкой. Делал это на некотором расстоянии - не хотел, чтобы окружающие думали, будто бы я с ней. Её вид действительно жалок, нищая бродяжка одним словом. Хотя, отдам ей должное, город Нару знала, поэтому мы без труда нашли гостиницу. Она подошла ко мне, дала в руки деньги и кивнула в сторону здания. Похоже, эта особа хотела, чтобы я оплатил номер.
  
  - Возьми одну комнату. Сиди там и никуда не выходи, скоро вернусь, - девушка говорила монотонно, наверное, догадывалась, что я проигнорирую ее слова.
  
  - А ты куда?
  
  - У меня есть здесь дела. Постарайся не привлекать к себе внимание и спрячь атрибуты Учихи, не показывай всем эмблемы клана.
  
  - Нет.
  
  Второй раз выразил несогласие, она лишь молча, развернулась и ушла, так и знал, Орочимару ошибался - лидер из нее никакой. Даже возразить не может. Что же, денег она дала мне с лихвой.
  
  Подошел к ресепшну. Там сидела симпатичная девушка, на вид она казалась старше меня на три-четыре года. Впрочем, это не мешало ей флиртовать со мной. Она подмигнула мне, а затем спросила:
  
  - Чего желаете?
  
  - Один номер.
  
  - Хорошо, двуспальный или односпальный?
  
  - Двуспальный.
  
  - Их, к сожалению, нет, - на лице девушки было наигранное разочарование, затем она кокетливо заметила: - У нас есть одна комната, там двое легко смогут разместиться на одной кровати.
  
  - Хорошо, - будь на моем месте кто-нибудь другой, он бы наверняка смутился. Я отсчитал деньги, забрал ключ и отправился в город.
  
  Думаю, 'командир' вернется поздно вечером, а до этого момента я могу спокойно прогуляться по окрестностям. Место, кстати, было ничем не примечательно, бедность была главной чертой этого поселения. Мне становилось скучно: серые дома, еще более серые люди и ничего интересного. Моя прогулка длилась несколько часов, затем я решил вернуться, но заметил за собой слежку.
  
  Работали дилетанты. Это я понял сразу. Мне становилось интересно узнать, кто же решился попытать счастья со мной, и что нужно преследователям от меня.
  
  Зашел в безлюдный переулок, углубился в темные проулки. А затем обратился к преследователям:
  
  - Выходите!
  
  Вначале они сделали вид, что не слышат, тогда я развернулся и вытащил кунаи.
  
  - Он нас заметил, - сказал вышедший из-за угла шиноби. Вслед за ним последовали еще двое наёмников.
  
  - Как и ожидалось от последнего Учихи, - заметил второй ниндзя.
  
  - Сколько мы за него получим, как думаете? - с интересом спросил третий.
  
  - Сначала разберемся с ним, а потом подумаем над этим.
  
  Они бросились ко мне. Глупцы. Куда им лезть со своей никудышной подготовкой. Легкость, с которой я расправился с врагами, удивила больше меня. Рост моих навыков и ощущение превосходства опьяняли. Я с приподнятым настроением отправился в гостиницу. Позади меня осталось три бесчувственных тела, убивать их я не стал.
  
   ***
  - Вы вернулись! - восторженно заметила девушка на ресепшене. Я лишь кивнул в знак приветствия, но для этой особы этого было явно недостаточно. Когда я проходил мимо, она ухватила меня за руку и спросила:
  
  - Я собираюсь обедать. Не хотите составить мне кампанию? - В её глазах читалась мольба, но я был непреклонен.
  
  - Нет.
  
  - Ну пожалуйста.
  
  - Нет.
  
  - Я подыщу вам двуспальные номера, - я прищурил глаза, а затем немного с нажимом уточнил:
  
  - Ты же сказала, что их не осталось!
  
  - Только недавно один освободился, могу уступить, если вы... - девушка замолчала под моим взглядом.
  
  - Хорошо, идём.
  
  Незнакомка повела меня за собой в маленькую комнату, она явно предназначалась не для обычных чаепитий. На фоне всей гостиницы это часть помещения была уютным и чистым местом.
  
  Девушка начала нервно раскладывать снедь на столе. Обилие блюд и их свежесть говорили о том, что эта девчонка намеренно дожидалась меня. Да, я привлекателен для противоположного пола, но для меня это ненужный груз. Красоту я бы с удовольствием поменял на силу.
  
  - Вот, пожалуйста, попробуйте, - девушка наложила мне всевозможной еды. Я бы не стал есть что-то у незнакомого человека, но сейчас был голоден. Даже несмотря на это моя гордость не позволяла вот так просто есть с чужого стола.
  
  - Я приготовила специально для вас. Вы не попробуете? - Незнакомка начала строить щенячьи глазки. Не знаю, что повлияло больше, мой голод или уговоры девушки, но я начал есть. Аппетитное мясо и милое девичье лицо - последнее, что я помнил, перед тем как потерять сознание.
  
   ***
  Голова разрывалась от адской боли. Я с трудом разомкнул веки и увидел над собой знакомое лицо. Нару приложила свои руки к моей голове, из ее рук исходили потоки чакры. Каждое ее прикосновение уносило боль и облегчало страдания. Она была собрана, и я, уже придя в себя, не решался нарушать ее концентрацию.
  
  Внезапно Нару остановилась. Боль вновь вернулась. Я завопил. Тогда девушка вновь продолжила лечить меня.
  
  - Тише, тебя отравили. Почему ты ушёл? - Она спросила меня без укора, в её голосе я не услышал ни капли недовольства, и это было самым противным. Нужно было признать, что я сплоховал.
  
   - Я облажался, прости меня, - мой голос звучал жалко. Но я заметил, как уголки губ моей спасительницы чуть поднялись.
  
  - Та девчонка была заодно с охотниками за головами. Таких людей много. Будь осторожней. Они могут не блистать навыками, но подкупить других для них проще простого.
  
  - Ты убила её?
  
  - Нет. Зачем?
  
  - Я думал... Кабуто говорил, что у тебя руки по локоть в крови.
  
  - И поэтому ты решил, что я бесцельно убиваю людей направо и налево?! Наша цель - один человек, мы вышли из селения Звука, чтобы забрать одну жизнь, не больше, не меньше. Запомни это.
  
  - Хорошо, - я приходил в себя и теперь осматривал номер, что нам попался. Кровать действительно оказалась большой, а вся остальная мебель была безвкусной и серой. На столе я заметил кастрюлю, из неё шел пар.
  
  - Хочешь есть? - спросила Нару, заметив мой взгляд, я кивнул.
  Она спешно подошла к столу, набрала бульон и начала кормить меня. Я не помню вкуса еды, которой был отравлен, но то, что приготовила для меня моя напарница, не забуду никогда.
  
  - Неплохо, - пытаясь скрыть восхищение, сказал я, и как она умудрилась приготовить такую амброзию?
  
  - Тяжело нести крест гордого человека, - задумчиво сказала Нару.
  
  - К чему ты клонишь?
  
  - У меня для тебя есть подарок, - заметила девушка, начала рыться в вещах, затем достала маску и дала ее мне, - думаю, эта вещь отлично тебе подойдет. Это птица гордая и быстрая как ветер, а в небе ей нет равных.
  
  Я ухмыльнулся на пафосною речь, но принял маску сокола.
  ***
  Ночь была холодной. Мои зубы мерно отбивали ритм, я поплотнее закутался в одолженное у напарницы одеяльце. Как она только не мерзнет? Когда мы сошли с корабля, я удивился, увидев страну снега. Когда седьмая команда покидала это место, здесь было лето. Яркое, теплое и нежное. А вернулся я в холодное, неприветливое и суровое место.
  
  Я ждал другого от страны Снега и одет был не по погоде, хотя это даже мягко сказано. Нару одолжила мне кое-какие хламиды, но этого было мало чтобы согреть меня. И вот уже третий день я проклинал того, кто разрушил чертов генератор, вернувший весну этой стране. Разговоры про злостного вредителя слышались на каждом углу, на стенания жителей Нару заметила: 'Человек не может изменить природу, рано или поздно это должно было случиться'.
  
  Тогда я лишь ухмыльнулся ее словам, сам бы переломал косточки тому, кто вернул сюда зиму. Третья ночь, спальник совершенно не греет, одолженная одежда тоже не прибавляет тепла. Дожить бы до того момента, когда нам выдастся шанс исполнить заказ. Я закрываю глаза, медленно, но верно прошлое оживает. Вспоминаю глубокое детство, там, где не было холода. Ни душевного, ни телесного. В моем доме царила теплая атмосфера, а семью еще не поразило недопонимание. Холод, который я сейчас ощущаю, ничто по сравнению с тем, что творится у меня в душе.
  
  Воспоминания отвлекают меня, я даже перестаю чувствовать пробирающие до костей сквозняки. Сознание уносится в мир, который теплее этого.
  
  Я вижу сон, там есть лето и солнце. Члены моего клана живы и здоровы. Они разговаривают со мной, моими родителями. Меня водят по аттракционам, на улице разливается смех и веселье. Родители ведут меня за собой. Время летит с неумолимой скоростью, сменяя одну картину за другой. Мы на празднике, люди радостные, а главное - живые. Здесь я знаю всех, и меня тоже знают. Искренние улыбки, душевные разговоры, простые и незамысловатые, но такие родные.
  
  И вот наступает вечер, небо озаряется фейерверком и армадой запущенных огненных фонарей. Я чувствую, как счастье наполняет меня, но что-то не дает чаше наполниться. Мое сознание готово утонуть в эйфории, однако чего-то не хватает, будто бы я забыл кое-что.
  
  Приятные грезы постепенно превращаются в кошмар. Вижу лицо девочки, что стоит впереди меня, она смотрит пустым взглядом и хнычет. По ее лицу стекает кровь. Я забыл кое-что, но начинаю вспоминать. Оглядываюсь, родителей нет, как и счастливых людей позади меня. Вместо них я вижу безвольные тела, распластавшиеся на земле. Вокруг меня мертвецы, они все умерли. Осознание мысли приходит мгновенно, мираж, что унес меня к счастью, страшнее любого кошмара. Они все мертвы. Мои родители, мои соседи, родственники, только один человек из прошлого не стал призраком. Нет, он гораздо хуже.
  
  - Саске! - Слышу знакомый голос, оборачиваюсь, тело едва повинуется, его охватила дрожь.
  
  Я проснулся. Я не увидел лица, но этого мне не нужно. Я знаю, кого должен убить, ради чего должен жить. Потрясение от кошмара проходит, и я замечаю обнявшую меня руку. Длинная и легкая, она согревает меня, а еще... краска появляется на моем лице, когда я чувствую спиной женскую грудь.
  
  Но самое удивительное, что мне приходилось видеть в своей жизни - это чакра. Красная и густая, она покрыла все мое тело как одеяло. Именно эта мощь грела меня, не давала замерзнуть, и источник данной силы позади меня. Осторожно убираю руку, переворачиваюсь на другой бок. И вижу ее.
  
  Ровные красивые формы лица заострились, награждая хозяйку звериными чертами. Из-под губ высовывались маленькие клыки, а эта красная субстанция, без всяких сомнений, шла от Нару. Будто бы заметив мой взгляд, она открыла глаза. Ее очи пугали, пропали холодная решимость и уверенность, вместо этого неудержимая ярость пылала в ее зрачках. Я испугался.
  
  Она заметила это и расстроилось, в какую-то секунду ее лицо поразили метаморфозы. Из страшного и воинственного в испуганное и нерешительное. Ее смятение было таким милым и внезапным. Я вновь растерялся, а она отвернулась от меня. Багровая мощь начала отступать. В ней ощущалась первозданная ярость и сила, но она подавлялась, подавлялась чистой и кроткой натурой ее хозяйки.
  
  Хрупкая спина моей напарницы не была чем-то укрыта. Ее спальный мешок я заметил под собой. На мне было два одеяла.
  
  - Ты мерз, я отдала их тебе, - без эмоций сказала Нару.
  
  - Спасибо, - я не решался спросить, что за красная чакра нас окружала.
  
  - Рада, что ты не убежал, - пробормотала напарница, - обычно все боятся такого.
  
  Я промолчал, думая о том, что случилось. Во мне просыпалось желание не огорчать эту милую девушку, что лежала рядом со мной. Тишина навалилась на нас, делая атмосферу неуютной и неприятной.
  
  - Возьми хотя бы одеяло! - неожиданно резким и требовательным голосом произнес я.
  
  - Не надо.
  
  - Возьми!
  
  Я начал ее укрывать, она не двигалась. Дискомфорт стал еще больше, мои дурацкие действия лишь увеличили пропасть между нами.
  
  - Спасибо, - я едва услышал ее, она говорила тихим шепотом.
  
  - Не за что, - ответил я и уснул.
  
  ***
  Мы обошли охрану. Наша цель была очень близка, только подай руку и вот они, покои принцессы страны Снегов. Я мужался. Без сомнений, Орочимару отправил меня на это задание для того, чтобы подготовить. Чтобы я впервые пролил кровь человека, и не только пролил, но и убил. Это пугало, но еще больше вводило в ступор то, что если я не умертвлю принцессу, за меня это сделает Нару. Мысленно я искал себе оправдания, ругал Юкиэ за то, что она не смогла защитить свою родину. За то, что в стране недоброжелатели вот так просто лишали людей тепла.
  
  Мой поток мыслей прервал приглушенный вскрик охранника. Нару вырубила парочку бугаев и приказала жестом следовать за ней. Мы прошли пару поворотов, дворцовые коридоры был сложными, непонятно, как Нару умудрялась избегать людей и находить нужный нам путь. Наконец, мы подошли к заветной двери, ее тоже охраняли, но напарница переместилась шуншином к врагам и оглушила их.
  
  Мне пока далеко до ее скорости. Мы приготовились. Я подошел, чтобы зайти внутрь, но перед глазами все поплыло, я потерял сознание.
  
  ***
  - Зачем? Почему ты сделала это! - Я кричал в бессильной злобе. Нару молчала. И это не было ее привычное высокомерие, нет. Она чувствовала вину.
  
  - Я должен был ее убить! Ты понимаешь?.. Я! Он хотел, чтобы я сделал это! - Мой голос срывался на крик. Нару оглушила меня, и, пока я был без сознания, лишила жизни Юкиэ. Напарница вынесла мое безвольное тело и как ни в чем не бывало решила угостить завтраком. Но не тут-то было.
  
  - Ты ничего не должен. Особенно убивать.
  
  - Что ты сказала?
  
  - Ты не должен убивать.
  
  - А ты можешь это делать?
  
  - Я другое дело. Я осквернена, а ты нет. Ты чистый, и я хочу, чтобы Саске, который со мной, оставался таким.
  
  - Заткнись! Я ухожу! Не иди за мной!
  
  Я побежал со всех ног. Обида и злость наполнили мою чашу ненависти до краев. Я думал, на моей тропе войны попался товарищ или даже больше. Но нет. Она тоже такая же, как все. А может, даже хуже. Чертова Нару! Такого я от нее не ожидал.
  
  Расстояние между нами только росло. Она не преследовала меня. Ей же лучше, - пронеслось у меня в голове. Я попал в лес, забежал на дерево и стал прыгать от одного древесного великана к другому. На меня снова напал холод. Даже когда я двигался, мороз остужал мое тело.
  
  Горло обжигал холодный воздух, время неумолимо продолжало свой ход, и солнце скрылось за горизонтом. Я потерялся. Возможно, мне удалось бы вернуться назад по следам, но не хотелось видеть спокойное и бесчувственное лицо Нару.
  
  Я спустился, начал постепенно успокаиваться, яростный импульс пропал, и теперь приходило понимание - я один, в зимнем лесу, без еды и спутников.
  
  Первое, что мне пришло в голову, разжечь костер, я начал собирать дрова. В лесу на удивление трудно было найти хворост, пришлось попотеть, а еще туман опустился на лес. Мне стало не по себе. Ощущение чужого присутствия охватило меня. Я бросил дрова, туман стал очень плотным, буквально через шаг видимость пропадала. Неприятное предчувствие затаилось во мне. Я побежал, двигался со всей доступной мне скоростью, теперь становилось очевидным, что это проделки врага. Мой бег прервал взмах огромного меча. Кровь!.. Моя кровь залила лицо.
  
  ***
  - Орочимару-сама! У нас большие проблемы.
  
  - Что такое, Кабуто?
  
   - Наш склад... Его ограбили!
  
  - Да?! Интересно, кто бы это мог быть?
  
  - Личность мы пока не выяснили, но есть кое-какие предположения.
  
  - Неужели Коноха решила отомстить за старика?!
  
  - Нет.
  
  - Тогда кто же?.. Что вообще украли?
  
  - Меч.
  
  - Не клинки Кусанаги, что я приготовил для своих учеников?
  
  - Нет, Обезглавливатель, тот, что притащила вам Нару.
  
  - Весьма и весьма занятно.
  
  - Вы знаете кто это?
  
  - Догадываюсь.
  
  ***
  Грудь пронзила адская боль. Я закричал, от страха, от неожиданности, от муки. Удар отбросил меня, я врезался в дерево, перед глазами все потемнело. Туман даже не дал мне разглядеть обидчика. А силы покидали тело, с каждой секундой сердце выталкивало все больше крови из моей раны. Я попытался встать, снова удар, на этот раз мне удалось выставить кунаи. Мощь, с которой столкнулось мое оружие, была настолько велика, что руки не удержали их.
  
  Еще одна рана, этот человек, этот меч. Я знаю их, Забуза и Обезглавливатель. Мое тело беспомощно распласталось на снегу.
  
  - Где твоя подруга, щенок? - Его голос был полон ненависти. Пропали бахвальство и самоуверенность, только горечь.
  
  - Не знаю.
  
  - Не шути со мной, - мечник придавил меня своей ногой. Я закричал.
  
  - Где она? Отвечай и умрёшь быстро!
  
  - Пошел ты!
  
  - Раз так, - Забуза вскинул свой огромный меч, - ты умрёшь!
  
  Я закрыл глаза, а затем вспомнил, что так часто делал, на этот раз мне хотелось увидеть, как она появится. Но ее не было, шаринган четко предсказал траекторию удара, клинок начал движение. Через призму своих проклятых глаз я видел, как быстро несётся ко мне смерть. Нет. Она не успеет.
  
  Даже с шаринганом я не смог уследить за тем, как она появилась. Ее тело изменилось, это было похоже на джуин, но при этом имело с ним мало общего. Такая мощь... одним пинком послать на добрый десяток метров знаменитого мечника скрытого Тумана.
  
  - Ты в порядке? - Ее голос очень взволнован, впервые слышу в нем такие отчаянные нотки. Киваю в ответ. Смотрит на меня, ее глаза, прекрасные глаза, обрели новые черты. Нет, это не тот зверь, которого я видел тогда в палатке. Кто же она такая?! - Ты неисправим, я скоро вернусь.
  
  Нару пыталась сказать это с привычным ей снисхождением, но не смогла сдержаться, я заметил, как ее глаза увлажнились. Она устремилась в атаку. Забуза уже оклемался и уводил ее в дальше в лес. Шиноби пропали из моего поля зрения.
  
  Я лежал, истекая кровью. Жизнь покидала меня. Глупая смерть. Пока она там будет сражаться, я умру здесь. Хотя нет. Их схватка быстро закончилась. Она бежала ко мне, уже не так резво, её лицу вновь вернулась привычная красота.
  
  На ее ногах заметил талисманы ветра. Орочимару рассказывал про ее печати. Все ее тело было усеяно символами огня и молний. Санин рассказывал про откат, теперь я сам воочию убедился, что это неприятно. Девушка двигалась, припадая на одну ногу, иногда падала, мышцы отказывали ей, и тогда она ползла в мою сторону.
  
  Даже не дойдя до меня пары метров, она выпустила из рук зеленые с оттенком малахита потоки чакры. Кабуто говорил, что моя напарница гений во всем, но только не ирьендзюцу. 'Неправда' - так должен был я ответить ему, пронеслось в голове, перед тем как потухли все краски.
  ***
  Я проснулся рывком. Сон мгновенно прошел, когда я увидел у себя на груди уставшее лицо Нару. Она спит. Мои раны почти затянулись. На их месте лишь шрамы, но и они исчезают под покровом багровой чакры. Вот что меня спасло!
  
  Невероятная сила, как и её хозяйка. Она мирно посапывала на мне, но затем ее изнеможенное лицо проснулось. Наверное, у Нару какие-то особенные рефлексы, если она даже во сне чувствует чужой взгляд. Девушка начала растерянно потирать зенки, а затем, заметив мое пробуждение, обняла меня. Хватка у нее что надо.
  
  - Ты жив! Я так рада! - Пытаюсь оттеснить ее, но сил не хватает, красная субстанция отступает, но слабее девушка не становиться.
  
  - Отпусти меня! Задушишь, - мой голос тонет в ее радостных криках.
  
  Наконец она отрывается от меня, даря глоток воздуха. Я с трудом сажусь на холодную землю, снег вокруг нас растаял, но как только исчезла сила, сотворившая это с ним, мороз нападает на нас. Нару заметила мое страдальческое лицо и накинула свой плащ. Затем взяла на руки. Я смутился. Мало того, что это выглядит нелепо, так еще и...
  
  - Пойдем назад, - она не дождалась ответа и взбежала на дерево.
  
  - Ты убила его? - Спросил я обессилевшим голосом.
  
  - Нет, - вижу, как ее лицо слегка искажается грустью. Такое же выражение я видел, когда сказал ей про то, что у нее руки по локоть в крови. Видимо, ей претил факт, что я думал о ней в подобной манере, такой ход мыслей огорчал девушку.
  
  - Оставила в живых?
  
  - Да, - тихо прошептала Нару.
  
  - Но почему? Зачем? - Я не понимал ее и отказывался понимать. Она остановилась.
  
  - Считаешь... я рождена убивать? Скажи, только искренне!
  
  Ее вопрос застиг меня врасплох, очень сложно ответить на такое и не задеть Нару. Но с другой стороны, у нее великий дар, на ее месте я не отказался бы от такой мощи за подобную плату. Чтобы стать сильнее, нужно убивать. Такая мысль приходила мне в голову, когда я рассуждал о природе ее силы.
  
  - Да. Это твое призвание, там, в логове Орочимару, только и ходят слухи о том, как ты убивала людей. Тебя считают гением и боятся. Прихвостни змея никогда не выступали против тебя в открытую, разве это плохо?! Почему ты не убила Забузу?
  
  - Это сложно. Я сомневаюсь, что кто-то появляется в этом мире, чтобы убивать. Однажды мне сказали, что я рождена для большего!
  
  - И что же это? Хочешь стать Хокаге или вернуться в Коноху? Слишком поздно для тебя... и для меня.
  
  - Возможно, ты прав. Но я верю, что мы не будем вечно во тьме. Разве тебе не хочется большего? Неужели единственное, чего ты жаждешь, это лишь сила?
  
  - Да.
  
  На мои слова девушка опечалилась. Мы, наконец, прибыли в лагерь. Поражаюсь ее умению ориентироваться на местности, равно как и тому, как она определяет присутствие других. Тогда она без труда одолела Забузу в кромешном тумане. А ведь там, в лесу, были еще сумерки. Глаза вряд ли можно считать союзником в подобной ситуации, скорее, они обманут тебя. Как это случилось со мной, когда я положился на шаринган.
  
  Что же ей помогло так быстро одолеть мечника? Загадка.
  
  Она положила меня в палатку, я слышал, треск разгорающегося костра. Нару перенесла мое ослабевшее тело поближе к огню, а затем укрыла одеялом. Я сидел и смотрел на нее. Она хлопотала по лагерю, готовила ужин, искала одежду мне. После случившегося она превратилась в жалкие лохмотья.
  
  Мы поужинали, а затем напарница села рядом со мной, и мы разделили одно одеяло. Плотно укутавшись в тонкую материю, мы мирно сидели перед костром и согревали друг друга теплом наших тел.
  
  - Ты действительно хочешь стать сосудом Орочимару? - спросила внезапно Нару.
  
  - Тебе-то что? - Моя грубость была неуместна, но я не хотел говорить об этом.
  
  - Ничего... я просто... прости, это не мое дело, - напарница говорила с трудом, я видел, как она преодолевает смущение, - мне было бы грустно, если бы ты сделал это.
  
  - И что ты предлагаешь? Мир - это место, где нет справедливости, тебе ли это не знать?! Думаешь, так просто можно соскочить?.. Даже если я сбегу, меня найдут и уже вряд ли будут так любезны. Да, я всего лишь инструмент, но и у меня есть желания, и покуда Орочимару озаботится их исполнением, я буду рядом с ним.
  
  - Понятно, - грустно отреагировала на мою тираду Нару.
  
  - Могу я тебя спросить? - Меня всегда интересовала одна вещь. И теперь я решил говорить без обиняков. - Ты можешь убить Орочимару?
  
  Наступило тягостное молчание, я внимательно смотрел на Нару, ее лицо стало непроницаемой маской, которую не прочтешь ни за какие коврижки. О чем она только думает?! Как же интересно об этом узнать.
  
  - Да. Но если я сделаю это, то, скорее всего, погибну. Я сильнее его, сильнее многих моих врагов, но у него мне не приходиться думать об опасности. В той, прошлой жизни, до встречи с ним я постоянно убегала, даже сама не понимала, насколько несчастна, будто затравленный зверь. Но я ведь не виновата, что...
  
  Она явно хотела что-то сказать мне, открыться, но затем передумала, посмотрев мое выжидающее лицо, Нару сказала:
  
  - Еще слишком рано, я расскажу тебе все потом. Давай спать.
  
  Я не стал возражать, хотя очень хотелось потребовать обьяснений.
  
   ***
  Мы приближались к дому. Я все упрашивал ее приодеться. Сменить наши лохмотья на что-то более достойное. Нару лишь задумчиво пожимала плечами, но, в конце концов, согласилась, сославшись на то, что мы в безопасной зоне. Наш дуэт горе-убийц отправился за покупками.
  
  Я долго примерял себе новую одежду, думаю, для этого у меня хороший вкус, когда мы завалились в магазин, нас приняли за бродяг, настолько убого мы выглядели. Отношение изменилось после демонстрации кошелька. Я позвенел монетами, и тут же нам навязался торговец, сыпавший советами и предложениями. Он не мог последовать в примерочную за девушкой, чем Нару воспользовалась. Поэтому его бессмысленный треп слушал я.
  
  После долгих поисков нашел приличную обновку, да и выглядеть стал привлекательно. В подтверждение этому приметил заинтересованные взгляды. Ко мне подходили, пытались знакомиться, естественно, без результатов.
  
  Долго ждал Нару, она отказывалась выходить. Перед ее примерочной хлопотливо суетился торгаш, и еще пара зевак. Я подошел к ним. Позвал ее, но не услышал ответа. Неужели ей так сложно выйти в свет, она призналась мне, что совсем не заботилась о таких вещах, как одежда, прическа. Внешний вид совершенно ее не волновал. Но только до недавней поры. Она пришла ко мне за советом, а я редко получал удовольствие отказать ей в чем-то, потому как она почти не нуждалась во мне, но когда выпадал шанс, я приземлял ее, демонстрируя непокорность.
  
  Когда я сказал ей, что Нару должна выбрать одежду сама, она погрустнела. Попыталась возразить. Ей явно такое было в новинку, и она боялась сделать что-то не так.
  
  Но когда Нару вышла, я обомлел, как и все присутствующие. Небесно-белое платье, резко контрастирующие с ним алые волосы и прекрасный смущенный лик. Перед нами предстал ангел в плоти - ровные черты лица, фигуры и ног. Она покраснела, но выглядело это так мило...
  
  Я смотрел и смотрел. Мне и раньше было известно, что она прекрасна, но эта красота была как неотесанный алмаз, а сейчас его будто бы отшлифовали и привели в лучший вид. Я резко рванул к ней и закрылся с ней в примерочной.
  
  - Тебе не идет! В старом прикиде было лучше! - Я говорил резко, пытаясь скрыть очевидный обман.
  
  - Правда?.. Ты так считаешь? - неуверенно спросила Нару.
  
  - Конечно, на людях тебе не стоит так одеваться.
  
  - Я думала, мне идет.
  
  - Нет. Определенно нет. Я сейчас выйду, ты переоденешься, и мы пойдем к Орочимару.
  
  - Хорошо, - растерянно согласилась девушка.
  
  Я вышел наружу, на меня посыпались злобные взгляды, ответил взаимностью и начал разгонять зарождающуюся армию фанатов. Нару вышла в старом плаще незаметным призраком. Я с облегчением сглотнул. Да, я эгоист. Никогда не делюсь ни с кем. Мне посчастливилось найти свой алмаз, цветок пустыни... и никто не посмеет любоваться им без моей на то воли. Мы ушли неприметными тенями, я задержался лишь для того, что кое-что докупить.
  
  ========== Раскрытие карт ==========
  
  Мы вернулись в логово Орочимару. Санин ждал нас, чтобы вручить дар за первую успешную миссию. Это были клинки Кусанаги. Мне достался меч с элементом молнии, оружие оказалось необычным, а, главное, полезным. Нару получила аж два клинка, подтверждая мои догадки о том, что она любимица змея. Санин дал ей клинки с элементами ветра и огня.
  
  После пафосной церемонии Орочимару громко заявил, что с таким оружием мы с Нару уничтожим Акацки.
  
  Такие обстоятельства породили новые тренировки, где я с своей напарницей осваивали кендзюцу. То, что сделал для нас санин, было уместным, я признавал его острый ум и расчетливость. Мои глаза вместе клинком были опасной смесью, многократно увеличивая силы атак. Что касается Нару, сколько раз я не бился с ней, не важно, на мечах или без, она всегда побеждала.
  
  Я всегда задавался вопросом, как она предугадывала мои движения, атаки. В наших дуэлях меня не отпускало чувство, будто носитель шарингана не я, а моя напарница. Даже с активированной проклятой печатью, мы, будучи практически равными по скорости, были невероятно далеки друг от друга. Она предугадывала каждую мою атаку, каждое движение, читала меня как открытую книгу и знала наперед все мои действия.
  
  Каждый прожитый день, когда я становился сильнее, меня начинало пронимать, насколько могущественна моя напарница. И чем больше я проводил времени вместе с ней, тем больше росла уверенность в этом.
  
  Я отлично освоил шаринган, и мне уже было под силу использовать гендзюцу, но на Нару это не работало. Помню мое торжество, когда заметил ее помутневшие глаза, верный признак того, что она была поражена иллюзией. Тогда моя наивная гордость вмиг была растоптана ее словами - 'гендзюцу это ложь, никто не может меня обмануть'. После этого она продолжила бой как ни в чем не бывало.
  
  Но я не испытывал к Нару той ненависти, что была раньше. Скорее, мои чувства переменились на стремление стать равным ей. Подобное желание грело меня и заставляло упорно трудиться. Время шло быстрым незаметным потоком, мы выполняли грязные задания санина. И всю темную сторону нашей работы брала на себя Нару. Она не позволяла мне обагрять руки. Останавливала, если я пытался кого-нибудь убить, и, что самое странное, напарница всегда вовремя угадывала моменты моей ярости. Моменты, когда я готов был лишить жизни.
  
  Нару приходила в последний момент, успокаивала меня и делала то, что должен был делать я. Орочимару не знал о таких вещах. Напарница запрещала мне говорить ему об этом. В такие моменты меня поражали ненависть и презрение к самому себе. Я ненавидел себя за слабость. Думаю, девушка решила оберегать меня подобным образом, но худшим в моем положении было другое.
  
  Я испытывал к Нару нечто большее, чем простая привязанность. Мне было больно смотреть на то, как ее чистая и добрая душа оскверняет себя убийством и насилием. Я ненавидел себя за беспомощность и ненавидел наш мир за несправедливость и неправильный уклад.
  
  Перед моими глазами часто возникла картина, где человек, которого можно было считать по настоящему хорошим, делал вещи, противоестественные его натуре, вещи, которые он презирал. Нару ненавидела то, что делала, не знаю почему, но она мирилась со своей ролью. Хотя с ее силой можно было бросить противный мир, в котором она погрязла, и жить своей жизнью. Но что-то удерживало ее, и я догадывался, что за причина не давала ей уйти.
  
  Это был я. Я и только я. Будто бы кандалы преступника удерживал Нару от побега. Или даже хуже, помню, как мы с ней выполняли одно задание и натолкнулись на охотников. Те потешались над материнским инстинктом оленя, который не мог бросить свое мертвое дитя. Животное давно отринуло страх и пыталось поднять на ноги убитого олененка.
  
  Эта картина глубоко врезалась мне в память, я думал вмешаться, но Нару остановила меня. Мы лишь наблюдали за тем, как кучка живодеров добила прекрасного лесного жителя. Тогда я спросил ее, почему она меня остановила, но в ответ услышал лишь молчание.
  
  Ее мотив к бездействию меня злил, потому что рушил ее образ правильного человека. Я часто искал ответ, спрашивал ее и донимал расспросами. Устав от моего излишнего внимания она задала мне вопрос:
  
  - Что бы ты чувствовал, если оказался на месте того оленя?
  
  - Злость, я бы хотел отомстить.
  
  - Ты думаешь своими категориями, но если представить, как меньше перенести страданий, то для нее было бы лучше умереть, чем жить без своего потомства.
  
  - Откуда ты знаешь, что у нее на душе? Не уверен, что о таких вещах кому-то ведомо.
  
  - Но давай предположим, что мне известно об этом, не лучше ли было оставить все как есть?
  
  - А как же зло?.. Оно должно быть наказано, люди совершили злой поступок, так почему мы должны их жалеть? Я оценю жизнь ни в чем не повинного животного больше, чем кучку садистов.
  
  - Но ведь ты сам говорил, что мир несправедлив! Бороться с каждым его изъяном глупо.
  
  - Значит, буду глупцом, после того, как я убью Итачи, займусь этим. Мои слова странно подействовали на девушку, она посмотрела с удивлением, а затем сказала:
  
  - Не думала, что ты размышляешь о подобных вещах.
  
  Подобная реакция странно отозвалась во мне. Она явно не ожидала от меня такого, это было обидно. За все время нашей совместной работы, мы стали близкими, но порой возникало чувство, что это лишь иллюзия, а наши дружеские отношения карточный домик.
  
  ***
  Тренировки. Как много они значат для меня, человека, погруженного в совершенствование своих навыков. Моя жизнь похожа на гонку, и неизвестно, когда закончится этот бесконечный забег. Я загонял себя, теша мыслью, как будет приятно одерживать верх над братом. Бил и крушил макеты, доводя себя до предела. Сломал почти все деревянные куклы, но на последней меня остановили.
  
  Единственный, точнее, единственная, кому это было под силу, не считая Орочимару. Нару мягким движением перехватила мою руку и сказала:
  
  - Надо поговорить.
  
  Я с удивлением последовал за ней. Мало того, что она редко появлялась в убежище санина, так еще и сама пришла ко мне. Неслыханное событие, но интригующее. В последнее время нечасто мне приходилось с ней разговаривать, она постоянно пропадала на непонятных заданиях.
  
  Мы выбрались из убежища. Девушка перешла на бег и ускорилась, направляясь в далекое и неизвестное место. Наш дуэт покрыл приличное расстояние, меня охватили опасения - 'неужели она хочет сбежать?'. Но, к счастью, это было не так, понял я, когда мы оказались перед пещерой. Нару зашла внутрь, я последовал за ней.
  - Здесь у него нет ушей, я хочу поговорить с тобой.
  ***
  - У меня есть к тебе просьба, я хочу, чтобы ты пошел со мной в одно место, - Нару обратилась ко мне с теми редкими нотками, что приводили меня в восторг, подтверждая то, что я дорог ей.
  
  - Хорошо.
  
  - Даже не спросишь, куда, зачем?
  
  - Но ты все равно не ответишь.
  
  - Нет, что ты. Детали раскрою, все-таки это я тебя прошу. Мне всегда хотелось открыться тебе.
  
  - Тогда я весь внимание, - свойственное мне безразличие тут же пропало, я впервые за долгое время заинтересовался.
  
  - Ты часто спрашивал меня, кто мои родители, что ж, отвечаю: Четвертый Хокаге - Намикадзе Минато, его жена - Кушина Узумаки. Это первое, второе: насчет природы моей силы, я - джинчурики девятихвостого, за мной охотятся Акацки и Коноха, поэтому я примкнула к Орочимару. Третье касается моей просьбы, мне удалось кое-что разузнать о том, как погибли мои родители. Отец использовал запретную технику и пожертвовал не только жизнью, но и душой. Все это время я занималась поисками информации об этой технике и искала способ освободить отца. Можно сказать, что я его нашла, но после его использования я буду некоторое время беспомощна. Ты помнишь об Акацки, я опасаюсь покидать убежище одна, в последнее время они слишком часто вставали у меня на пути. Поэтому я хочу, чтобы ты сопровождал меня и помогал по возможности.
  
  От ее слов меня бросило в волнение. Я с удивлением переваривал свалившиеся на мою голову откровения. Никогда еще прежде напарница не радовала таким потоком информации о себе. Фактически, за минуту я узнал больше, чем за всё то время, которое мы знали друг друга.
  
  - Нару, я думал, тебе по силам одолеть парочку из Акацки. Зачем тебе я?
  
  - Не льсти мне. Мы с тобой отлично работаем в команде, с тобой успех моей затеи гарантирован. Ну что? Ты согласен?
  
  - Я в деле, - у меня и в мыслях не было ей отказывать, но я делал задумчивый вид, набивая себе цену. Свою награду я получил - Нару обняла меня со словами благодарности.
  
  - Спасибо тебе, Саске, - нежно прошептала напарница, а я лишь удовлетворенно подумал о том, что не являюсь для Нару пустым местом.
  
   ***
  Мы вновь путешествовали вместе. Напарница договорилась с санином, наплела ему о том, что нашла заброшенный храм Узумаки, хотя, по правде, так оно и было. Мы приближались к руинам былого величия клана моей напарницы. Мысль об этом усилило чувство того, что между мной и Нару есть некая связь. Она, как и я, лишь тень сильных мира сего.
  
  Я мало что знал о клане Нару. Но из ее слов у меня сложилось впечатление того, что эта семья была могущественной. Настолько, что пугала своих соседей, поэтому ее уничтожили. За их таинственную силу начались войны, распри, интриги. Ничего нового и необычного.
  
  Девушка шла легкой и нежной походкой. Я привык к этому, идти за ней, быть ведомым. Годы прошли незаметно, и то, что она расцвела в прекрасную женщину, я заметил только сейчас. Ее красота стала настоящим олицетворением хрупкости и невинности. Если б только я не знал, что скрывается за этой личиной, помимо мести во мне росло желание спасти ее.
  
  Мне всегда казалось, что она несчастна, а теперь я убедился в этом. Она всегда была одинока, презираема и гонима, но теперь люди тянулись к ней, тянулись к ее величию. Будто бы понимали, что помимо внешности в ней есть что-то еще, гораздо более ценное.
  
  - Пришли, - удовлетворенно заметила Нару. Мы стояли перед заброшенным храмом, девушка бесстрашно зашла внутрь, я последовал за ней.
  
  - Что мы ищем?
  
  - Нам нужно найти маску бога смерти. Когда я исполню обряд, то буду некоторое время уязвима, поэтому ты должен будешь охранять вход в храм.
  
  - Хорошо.
  
  Я согласился с Нару, но ее идея мне не нравилась, что за обряд и что она собиралась делать, мне было неведомо, и это беспокоило. Когда мы нашли маску, я отправился на свой пост.
  
  Бездействие раздражало, напарница занималась непонятными мне вещами, нехорошие предчувствия охватили меня. Затем я почувствовал это - жуткая аура смерти выходила из храма, Нару запретила мне входить, и я обещал ей, что не буду вмешиваться. Похоже, эта техника несла в себе какие-то неприятные, темные стороны. Желание кинуться внутрь только возросло, когда я услышал крик напарницы, полный боли и страданий. Я развернулся, собрался уже бежать, но услышал знакомый голос позади себя.
  
  - Саске?!
  
  Нет. Что он делает здесь? Почему именно сейчас?!
  
  - Ты... - брат был слегка удивлен нашей встрече. Я не заметил его напарника, но когда увидел его одеяния, все сомнения развеялись, - ты пришел за Нару?
  
  Он молчал, видимо, погрузился в размышления. Никогда не представлял, что творится у него в голове. В этом они с Нару похожи. Нужно что-то делать! Бежать на помощь напарнице или драться с Итачи. Я не уверен, что мне по силам его одолеть, но задержать вполне удастся, а там уже явится Нару, вместе мы его одолеем.
  
  Снова крик, на этот раз в нем гораздо больше боли и отчаяния. Внутри храма чувствовалась ужасная чакра колоссальных размеров. Что там творится?! Черт возьми, я должен ей помочь!
  
  Отвлекаюсь от брата и бегу внутрь. С ним можно разобраться позже, он никуда не уйдет, раз пришел за Нару. Однако у него другое мнение, доведенные до предела рефлексы спасли меня от парочки кинутых мне вслед кунаев. Итачи... даже сейчас он стоит у меня на пути, черт!
  
  - Что ты делаешь? Ублюдок, не мешайся!
  
  - Я не могу тебя отпустить, Саске.
  
  Крики вновь повторились, я снова попытался пробиться в храм, но на моем пути встал брат.
  
  - Уйди с дороги! Ты... я убью тебя!
  
  - Разве ты забыл, Саске, мы должны были встретиться, когда твои глаза будут готовы. Я забираю джинчурики девятихвостого.
  
  - Заткнись! Заткнись! Ни за что! - Я бросился в атаку, брат легко уходил от моих ударов, опыта у него гораздо больше, чем у меня.
  
  Не так представлял я себе нашу битву. На кону должна была стоять месть, а не жизнь дорогого мне человека, я бился с отчаянием. Итачи сражался хладнокровно, он спокойно отражал мои яростные выпады, но долго так длиться не могло. Мы остановились, чтобы перевести дух, и тогда глаза Итачи изменились. Как долго я ждал этого, и насколько же я не был готов, его изменяющий шаринган, против него у меня есть только три томоэ. Достаточно ли этого, чтобы противостоять всей его мощи?
  
  - Хватит! - За спиной Итачи появилась Нару, она выглядела ужасно. На ее животе я заметил огромный шрам, исчезавший под покровом багровой чакры.
  
  - Зачем ты привела его, Нару? - спросил Итачи у моей напарницы. Говорил он так, будто между ними не было никакой вражды.
  
  - Я хотела, чтобы вы поговорили. Ты должен рассказать ему все! - Нару ответила непринужденно, весь их диалог напоминал разговор близких друзей.
  
  - Слишком поздно. Ты зря привела его. Уходим, - брат взял напарницу за руку и выжидающе посмотрел на нее. В этот миг, когда он прикоснулся к ней, я не сдержался, мгновенно сложил печати, собрал в руке чакру и преобразовал ее в молнию. В прошлый раз, ему удалось отразить мою атаку, посмотрим, что выйдет из этого сейчас.
  
  Миг. Все решил миг, Нару исчезла из виду, затем я почувствовал, как ее рука прикоснулась к моему затылку. Печать паралича, видел ее в действии, но никогда не думал, что буду ощущать это на себе.
  
  - Прости, - голос напарницы был полон печали, она обошла меня и медленной походкой вернулась к брату. Что это все значит! Как она смогла так быстро покрыть расстояние. Даже шаринган не уследил за ее движениями - это невозможно. Почему она идет с ним?! Я начал кричать, шок от происходящего перерастал в отчаянные вопли. Я умолял ее остановиться, но она шла к нему, к врагу всей моей жизни. Проклятая печать вырвалась, мне показалось, что я могу двигаться. Нару с удивлением посмотрела на меня. Я направился к ней.
  
  - Не надо, - попросила девушка.
  
  - Что это все значит? Почему ты с ним? - я подобрался ближе, с каждым шагом мне становилось легче двигаться.
  
  - Так нужно. Я расскажу тебе все позже, - напарница сделала легкий жест, расчертила воздух рукой, и из земли вырвались цепи. Они охватили все мое тело. Я снова был обездвижен, а Нару подошла к Итачи, взяла его за руку и исчезла.
  
   ***
  Я закричал в бессильной злобе. Слезы начали стекать по лицу, давно забытое чувство предательства окропило душу. Не просто предательство, а обман, совершенный близким человеком. Сердце разрывалось от боли. Сначала брат, теперь она. Почему? Почему она ушла с ним?! Может, он обманул ее, использовал шаринган, чтобы подчинить!..
  
  Ее глаза, в них не было и капли помутнения, она двигалась по своей воле. Я так боялся признаться себе в этом, но она тоже предала меня. Горечь сменилась на безудержный смех. Я хохотал над своей глупостью. Все это время я думал, что мы похожи с Нару, но на деле у нее было гораздо больше общего с моим братом.
  
  Она заняла его место. Оберегала меня, стала примером, эталоном силы. Тем, к кому я должен был стремиться, но затем поступила так же, как он. Ее цепи рассеивались. От них кожа покраснела, но физической боли я не ощущал. Лишь злоба давила меня. Я знал, что теперь мой список будущих жертв пополнился еще одним человеком.
  
  ========== Заговорщики ==========
  
  - Зачем ты так с ним?
  
  - Я всего лишь хочу защитить его.
  
  - Он должен все знать! Он уже не ребенок.
  
  - Знаю, - устало ответил я. Мне редко приходилось видеть, как Нару злится, но в такие моменты я начинал всерьез опасаться за себя. Не могу с уверенностью сказать, что мне под силу справиться с ней, особенно сейчас, когда она запечатала вторую половину девятихвостого внутри себя. Единственное, что меня спасало, это то, что она его пока не подчинила.
  
  - Ладно, оставим это пока. Не знаю, как его потом успокаивать, мне его настрой не понравился.
  
  - Все так плохо?
  
  - Раньше я не могла поверить в подобное, но он стал ненавидеть тебя еще сильнее, а теперь еще меня причислил к своим врагам, - насуплено сказала Нару.
  
  - По крайней мере, он жив. Мне достаточно этого.
  
  - В самом деле? И ты совсем не хочешь побыть с ним вместе?.. Вы же братья, кроме тебя у него никого нет, - взволнованно произнесла девушка.
  
  - Я думаю, он не один, у него есть ты!
  
  - Я?! Не неси чепухи. Давай лучше займемся нашим планом. Кто у них первый по списку?
  
  - Шукаку, его должны схватить Дейдара и Сасори.
  
  - Опять Шукаку...
  
  - Что? Неприятные воспоминания об однохвостом?
  
  - Можно и так сказать. Ну что пойдем?
  
  - Да.
  
  ***
  - Итачи предал нас!
  
  - Куда ты смотрел, Кисаме? - возмутилась проекция Хидана.
  
  - Я не подписывался быть его нянькой, кто знал, что у него в голове?!
  
  - Хватит! Сейчас нам нужно поймать девятихвостого!
  
  - Лидер, а разве мы не должны начать с Шукаку? - спросил Дейдара.
  
  - Да, мы будем придерживаться изначального плана, но вопрос с Кьюби нужно решать. Он - самая важная цепь звена, и о нем мы ничего не знаем. Его носительницу очень трудно выследить. Даже Орочимару уступает ей в скрытности. Кто знает, что из себя представляет джинчурики девятихвостого. К тому же у нее в сообщниках бывший член нашей организации.
  
  - Неуловимая, неизвестная и непредсказуемая! А еще Итачи! Во имя искусства! Я уничтожу их одним взрывом!
  
  - Дейдара, тебе и Сасори придется захватить Шукаку, проблемой девятихвостого займусь я.
  
  - Что?! Но вы же сами говорили, что их нужно найти как можно быстрее.
  
  - Да, поэтому я займусь этим лично, не стоит забывать об осторожности.
  
   ***
  Я сидел на кровати, по комнате разливался шум работающего душа. Мне было не по себе. На меня редко нападало смущение, но сейчас это чувство съедало изнутри. Такой человек, как я, не имеет права на симпатии Нару. Мы уже больше недели были вместе, и все это время она неоднозначно пыталась навести романтическую обстановку.
  
  Для меня эта девушка всего лишь ребенок. Разочаровавшаяся в жизни, наивная и добрая, она переродилась в циничную и недоверчивую. Я видел, как она менялась, имел некоторые представления о том, что ей пришлось пережить. И все мои умозаключения сводились к одному - я недостоин ее.
  
  Она вышла из ванны, белое махровое полотенце плотно укрывало ее талию и грудь.
  
  - Можешь заходить.
  
  Стрелой устремился внутрь, избегая внимательного изучающего взгляда - будто она чего-то ждет от меня. Боюсь оставаться с ней наедине, особенно сейчас, когда она так выросла и имела на меня виды. Обычный человек был бы рад вниманию такой девушки, но не я. То, что нам не суждено быть вместе, это факт, но еще хуже, если она начнет отрицать это. Я разделся, включил воду, собрался мыться, но мне начало становиться плохо.
  
  Вода начала окрашиваться в багровый цвет. Кровавый кашель становился слишком громким, я уже не мог его сдержать. Бронхи прожигала боль, но я молил об одном, чтобы она не услышала.
  
  - Ты в порядке? - Я заметил, как фигура Нару замаячила у двери. Хотел ее успокоить, но лишь прохрипел что-то невнятное, она выбила дверь и бросилась ко мне. Я сидел на четвереньках, вода смыла мою кровь, но пара багровых отпечатков на кафеле меня выдали. Девушка подбежала, я почувствовал на спине ее нежные ловкие пальцы.
  
  - Не надо, я в порядке, - мой голос окончательно меня предал. Она помогла встать и повела к кровати. Все это время малахитовый оттенок чакры обволакивал спину, унося боль и страдания.
  
  Я лежал в постели и смотрел на Нару. Все-таки я лишь обманывал себя, она уже не ребенок. А ведь совсем недавно я смотрел на нее по-другому.
  
   ***
  Я тренировался в парке. В семье начинался разлад, и я делал все, чтобы реже бывать дома. Клан поразила череда неприятностей, и моему отцу приходилось нелегко. Он постоянно требовал от меня сложных решений, хотел, чтобы я чувствовал такую же бесконечную преданность клану, как и он. Меня достала неопределенность и интриги, семья давила на точки, которые не стоило задевать, я был зол.
  
  Внезапно послышались легкие шаги. Похоже, Саске опять следил за мной. Хотя нет. Я ошибся, это была девочка. Ее лицо скрывалось за копной алых волос, худая и маленькая фигура излучала детский интерес. Эта малютка совершенно отличалась от моего братика. В ней не было того счастливого и беззаботного настроения. Я знал почему.
  
  Передо мной стоял ребенок, в котором запечатали девятихвостого. Такому маленькому и наивному человечку наверняка сложно найти друзей. Ее вид лишь подтверждал замкнутость и скромность натуры. Я пытался с ней заговорить, но все оказалось без толку. Наша первая встреча была странной.
  
  Но все меняется соразмерно тому, как течет время, и я становился ближе к моему маленькому другу. Она начала говорить, за густой челкой временами я замечал улыбку. Наши разговоры были простыми и незатейливыми, но именно общение делало ее счастливой. У нее не было друзей. Общаясь с ней, я прикоснулся к другому миру. Миру, где все тебя презирают и ненавидят. Миру, где ты гоним и не имеешь друзей. Вскоре я на себе испытал те же чувства, хотя мне сложно представить, что творилось на душе у не созревшего ребенка. Как подобные отношения меняют личность.
  
  Моя судьба сложилась так, что я покинул деревню, брата и маленького друга. Не думал, что встречу ее снова. В те годы я отринул свое прошлое, свой клан и деревню, решил, что не буду связывать свою гнилую жизнь с кем-то еще. Но призраки прошлого меня не отпускали.
  
  Я вновь встретил Нару. Она тоже сбежала, как и я, но теперь мы были не просто врагами. Она не понимала этого, наше рандеву было мне неприятно, оно отозвалось болью из прошлого. Я заметил, как она выросла, тогда меня это натолкнуло на мысль, что Саске тоже когда-нибудь станет взрослым. Тот факт, что меня не было рядом с ним, причинял жуткие страдания.
  
  Он растет без меня, более того, он один, и виной всему я. Как же можно искупить такую вину? Думаю, ответ прост - никак. Саске единственный, кто имеет право убить меня! Не потому, что остальные недостойны этого, нет. Мой маленький брат - это жертва, что пострадала больше всех от моих действий.
  
  Я просил держаться Нару подальше от меня, но она не послушала, в следующий раз мы встретились, когда она возвращалась из Рьючидо. Я поразился тому, как она изменилась. С каждой встречей она становилась взрослей, женственней и величественней.
  
  В тот день Кисаме ушел по своим делам, оставив меня в одиночестве. Я был рад свободному деньку, надеялся отдохнуть, побыть наедине с собой, но каково же было мое удивление, когда я увидел Нару. Ей впервые удалось подкрасться ко мне незаметно. Я отдыхал под сенью дерева, но нежный и красивый голос оторвал меня от мыслей.
  
  - Почему ты с ними? - Нару подошла ко мне со спины.
  
  - Так нужно, - едва сдержал невозмутимый вид.
  
  - Я хотела бы пойти с тобой.
  
  - Это невозможно, ты же знаешь, тебе лучше держаться подальше от меня. Я состою в организации, которая ловит таких как ты.
  
  - Знаю, но я не считаю тебя плохим человеком, думаю, ты хочешь защитить меня, оттолкнув от себя. Но скажи, это действительно было так важно? Уничтожить свой клан, присоединиться к Акацки?
  
  - Да.
  
  Нару задумалась, затем кивнула и сказала: - Я тебе верю.
  
  - Так просто?.. Поверишь на слово?
  
  - Нет, ничего не просто. Я никому и никогда не говорила этого, но у меня есть дар. Мне ведомо, когда человек лжет, и когда его душа погрязла во тьме.
  
  - Ничего о подобном не слышал.
  
  - Теперь ты знаешь, - Нару подошла ко мне, положила руку на плечо. - С этого дня мы будем чаще видеться, только избегай того монстра с чудовищной чакрой.
  
  - Ты про Кисаме?
  
  - Да.
  
  Я хотел у нее спросить, как Нару сможет так находить встречи со мной, но она исчезла. Просто растворилась в воздухе. Однако кое-что осталось, заметил на плече печать, я и подумать не мог, что из-за этой мелкой метки мы станем связаны.
  
   ***
  Примерно через неделю я понял весь смысл ее слов. Она появилась внезапно. В тот день мое самочувствие желало оставлять лучшего. Поэтому Кисаме отправился на поиски лекарств. Ему надоело слушать, как я кашлял. Это были первые признаки моей болезни. Я выплевывал кровь и мокроту, в горле першило, и я поперхнулся. Затем почувствовал, мягкие постукивания по спине.
  
  - Что с тобой? - заботливо спросила Нару.
  
  - Как ты здесь оказалась?
  
  - Нехорошо отвечать вопросом на вопрос, - насупилась девочка. Она сложила печати, и из ее рук повеяло целебной волной. Ирьендзюцу?! Когда Нару успела освоить это?! Когда мы были в Конохе, ее контроль чакры был ужасен. Но я не считал это признаком того, что она бездарна, слишком хаотичной была природа ее силы. Однако тот факт, что она усмирила столь неподвластную мощь, впечатлял.
  
  Мне стало гораздо легче. Нару тоже расслабилась, заметив здоровый цвет на моем лице.
  
  - Так как ты нашла меня?
  
  - Ты уже забыл? Я же говорила про свой дар, найти кого-то для меня не проблема. Но здесь я благодаря, - девушка задрала одежду, оголяя мое плечо, и указала на печать, - этому.
  
  - Что это?
  
  - Техника Четвертого. Я не говорила тебе, что сбежала со свитком печатей?
  
  - Ты освоила технику летающего бога грома?
  
  - Громко сказано, она еще не отточена. Чтобы переместиться к тебе, я столько времени потратила! В бою пока она бесполезна.
  
  - Все равно это поразительно, - я с восхищением посмотрел на Нару.
  
  Она смутилась, это легко можно было различить. Ее длинные красные волосы ушли в прошлое, открывая прекрасное личико.
  
  - Я видела твоего брата, он у Орочимару, - внезапно переменила тему Нару.
  
  - Что, правда?
  
  - Да.
  
  - Помнишь, ты говорил позаботиться о нем? - Лицо девушки стало хитрым.
  
  - Да, - с опасением произнес я.
  
  - Вот! Я его столько раз спасала, думаю, без меня твой растяпа пару раз уже бы умер.
  
  - Спасибо. Я не могу ничего предложить тебе, у меня нет того, чтобы тебя заинтересовало.
  
  - Мне ничего не надо, только не отталкивай меня.
  
  - Хорошо, только, пожалуйста, продолжай заботиться о Саске. Оберегай его, знаю, что много прошу но...
  
  - Ладно.
   Комментарий к Заговорщики
   Начало POV Итачи.
  Лайков и комментов... мало не бывает) (как и проды, подумают многие)
  
  ========== Не от мира сего ==========
  
  Нару часто наведывалась ко мне. Моя болезнь только портила наши встречи и взваливала на девичьи плечи тяжкий груз. Она искала способ вылечить меня, но все было бестолку. Я не понимал ее. Свой недуг я рассматривал в виде наказания за все грехи, что я совершил. Поэтому бороться с ним мне казалось бессмысленным.
  
  Наши беседы я пытался разбавить серьезными разговорами. У нас с Нару были разные взгляды. Несмотря на свой великий дар, она выросла эгоистичной и циничной. Люди претили ей, вызывали на подсознательном уровне страх, поэтому она старалась ни к кому не привязываться. К тому же за ней охотились, это лишь усугубляло ее недоверчивость. Она никогда ни перед кем не открывалась до конца, исключая разве что меня.
  
  Наверное, поэтому я имел влияние на ее пока не закостеневшие принципы. С каждой нашей встречей мне всё больше казалось, что она становится более доброй, правильной. Я, тот, кого точно не назовешь благородным человеком, учил справедливости другого. Такого же пропащего и запуганного.
  
  Она не была глупой, скорее забитой по жизни, никогда не пыталась разглядеть что-то хорошее и не искала признания. Однако со временем мне удалось преодолеть ее страхи. Мы стали близкими людьми. Я делился своими взглядами, Нару рассказывала о Саске. Из ее слов я начинал понимать, каким стал мой маленький брат.
  
  - Знаешь, вы с ним совсем не похожи! - заявила Нару.
  
  - Если мы братья, это не значит, что мы должны быть с ним схожи.
  
  - Да, но вы же из одного клана, даже больше, одной крови.
  
  - Что же тебя так удивляет в нем?
  
  - Он страшный эгоист, у него узкий кругозор, где все сводится к его проблемам. Саске мало заботят мысли о других людях, тем более о деревне.
  
  Я ухмыльнулся ее словам. Она сама недалеко от него ушла, хотя у них обоих есть оправдание своим пагубным взглядам.
  
  - Это не его вина, если кого-то винить, то только меня.
  
  - Почему тебе не рассказать ему все?
  
  - Я боюсь.
  
  - Боишься? - с удивлением спросила Нару.
  
  - Да. Боюсь, что он пойдет против деревни, против тебя, всего мира. Боюсь быть непонятым, а главное...
  
  - Что же?.. - с нетерпением спросила девушка.
  
  - Боюсь, что он не сможет убить меня.
  
  - Что за глупости! Хочешь умереть от его рук?! Это же глупо, как такое ему поможет?
  
  - Надеюсь, что с моей смертью уйдет его боль, он единственный, кто имеет право предать меня казни.
  
  - Ну, ему для этого придется одолеть твоего напарника.
  
  - Ты очень упряма.
  
  - А ты глуп.
  
  Я посмотрел на Нару. Она была серьезна, Саске ей явно не нравился. Более того, из ее рассказов следовало, что брат к ней привязался. Это меня немножко пугало, вполне может быть такое, что она разобьет ему сердце. К тому же гарантом ее доброжелательного отношения был я. Что будет, если я умру, да еще от рук Саске?.. Может ли случиться такое, что Нару выйдет на тропу войны и убьет глупого братика?
  
  - Давай поговорим о другом, - я постарался перевести тему.
  
  - О чем же?
  
  - О мире.
  
  - Опять будем строить глупые планы?
  
  - Все начинается с мыслей, надеюсь когда-нибудь, наши мечты станут явью.
  
  ***
  В один прекрасный день мы пришли к выводу, что Акацки нужно остановить. Тогда я не понимал, насколько наша затея абсурдна. Но болезнь подталкивала меня к действиям. В конце концов, деревня могла пострадать от действий этой организации. Даже больше, весь мир был в опасности. Но я должен был покинуть его, оставив достойного преемника. Человека, который бы обладал не только силой, но и волей к миру.
  
  Такую личность я видел в Нару. Она стремилась мне угодить, даже не знаю, чем заслужил такое расположение. Нару подходила на роль человека, защищающего деревню извне. Я надеялся переправить ее бесконечную преданность в русло деревни. Прошло два с половиной года с того дня, как она нашла меня вновь. Как мы сошлись и начали первые шаги. Самым трудным была встреча с Саске.
  
  Нару долгое время убеждала меня в том, что он был бы полезен нам, но я не хотел, чтобы он следовал по моим стопам. То, что мы собирались сделать, нельзя было считать хорошим делом, скорее правильным. А наши методы не отличались благородством.
  
  Поэтому я вновь бросил его, даже хуже, забрал у него дорого человека.
  
  ***
  - Ты в порядке? - Голос Нару разбудил меня.
  
  - Лучше не бывает.
  
  - Бледный, да еще шутишь, ну точно больной.
  
  - Знаю, тебя не обманешь.
  
  Девушка принесла лекарства и воду. Она с неприязнью смотрела на таблетки.
  
  - Ты сможешь протянуть до вашей встречи?
  
  - Да.
  
  - А ты не думал, что вместо великих дел нам стоит заняться чем-то более приземленным.
  
  - Нет. Прости, у нас нет времени.
  
  - Оно появится, если мы займемся тобой, давай поищем информацию о твоей болезни, может, нам удастся тебя излечить!..
  
  - Не нужно.
  
  - Но почему?! Ты так ищешь смерти! Разве это не слабость... ты трус! Боишься жить дальше, что с тобой не так? Умереть от рук младшего брата или от недуга - хорошую ты себе яму вырыл.
  
  - Чего ты хочешь от меня?
  
  - Хочу, чтобы мы, ключевое слово мы! Вместе начали искать лекарство.
  
  - Бесполезно, возможно, мы найдем способ спасти меня, но я уже все решил, мою жизнь оборвет Саске. До этого момента я не умру, а пока мы займемся защитой биджу и уничтожением Акацки. У меня мало времени я не хочу тратить его на...
  
  - Себя?..
  
  - Да.
  
  Нару посмотрела на меня внимательным взглядом, не нужно обладать ее даром, чтобы понять - она разрывается и силится принять правильное решение. Ее глаза стали влажными, впервые я увидел слабость на ее лице. Она готова была расплакаться.
  
  - Что мне делать? Когда ты умрешь от рук Саске, или болезнь тебя изморит. У меня нет никого... ничего. Ни дома, ни друзей, ни близких и родных, единственное, что всегда со мной - это монстр, что меня ненавидит. Учитель, который хочет использовать как оружие. Деревня, охотящаяся на меня. Что мне делать без тебя?..
  
  - Живи, я уверен, ты найдешь себе достойную цель. Я не хочу, чтобы ты следовала моему пути, признаю, у меня были надежды на это, но счастье в таком не найти.
  
  Нару уткнулась мне в грудь и заплакала.
  
  - Дурак!
  
  - Прости меня.
  
  Девушка посмотрела на меня, в ее глазах я прочитал бесконечное отчаянье.
  - Неважно... я так ждала этого, - Нару посмотрела на меня нежным взглядом и поцеловала.
  
  ***
  В гостинице было душно. Мы остановились в деревне, которая находилась всех ближе к скрытому Песку. Хотя гостиницей это место назвать было сложно, слишком бедная и убогая обстановка.
  
  Нару отправилась тренироваться. Для нее это был способ успокоиться. Думаю, она уставала заботиться обо мне и отвлекалась подобным образом. Однако одного меня она не оставляла. Боялась, что сбегу. Она приняла много мер, чтобы избежать этого. Печати, с помощью которых она перемещалась. Клон, ухаживающий за мной. Подкупленные селяне. Видимо, Нару дорожила мной, но еще больше моим здоровьем.
  
  Нам попалась отвратная комната, я думал, что для девушки это большая проблема, но Нару отреагировала весьма спокойно. Перед уходом она украсила комнату, вычистила и вытерла пыль. Тщательно осмотрев постель, девушка решила переместить белье из своих запасов. Мое состояние слегка улучшилось, когда мы начали наше совместное путешествие. В каждой деревне или городе, в котором мы проходили, Нару искала местные лекарства или знахарей. Проверяла легенды, связанные с чудесным исцелением. С ее инициативы мы останавливались в каждом горячем источнике, на нашем пути.
  
  В этом плане Кисаме был сдержан. Ничего подобного у нас не было, мы лишь слепо следовали указаниям. Наверное, поэтому мое состояние ухудшалось, но даже с женской заботой болезнь не уходила. Я знал, что смена обстановки и прилежная забота лишь отсрочат конец. Мое время на исходе. Я мирно отдыхал, когда ко мне обратился клон Нару:
  
  - Они идут за Шукаку.
  
  Я кивнул, клон исчез, но надолго меня в одиночестве не оставили. Почувствовал у себя на спине нежное прикосновение. Нару переместилась ко мне.
  
  - Готов?
  
  - Да.
   Комментарий к Не от мира сего
   Глава не дописана, будет выходить по частям
  
  ========== Конец близок ==========
  
  - Перемещаемся! - Нару взяла меня за руку, мы мгновенно телепортировались. Меня стало немного подташнивать от столь резкого перехода.
  
  - Они уже забрали его, направление вы знаете, - сказал клон, к которому мы переместились.
  
  - Ясно, - ответила Нару и развеяла технику. Теневой клон исчез.
  
  - Ты предусмотрительна.
  
  - Помимо этой копии за передвижениями Акацки следят еще два клона, мне тяжело поддерживать больше. Но зато мы знаем, куда они движутся, идем.
  
  Я кивнул и последовал за девушкой. Она перешла на быстрый темп. Мне приходилось тяжело, я едва поспевал за ней. Вид Нару казался мне взволнованным, похоже, она беспокоилась о чем-то.
  
  - Все в порядке?
  
  - Да. Лучше не бывает, - непринужденно ответила девушка, затем добавила: - Тот парень - однохвостый, я волнуюсь на него.
  
  - Вы с ним похожи.
  
  - Да. У нас схожая судьба, и я думала о том...
  
  Нару замолчала, я ждал, когда она подберет слова, но она замотала головой, давая понять, что ее мысли не будут услышаны. Девушка часто так делала в наших беседах, порой она прерывала свои высказывания, если считала, что они слишком смелые или абсурдные, в такие моменты я пытался вытянуть из нее эти недосказанные слова.
  
  - О чем же ты думала?
  
  На мои слова девушка заколебалась. Но затем тихо сказала себе под нос: - Я думала, что мы могли с ним подружиться.
  
  Я улыбнулся ее словам и кивнул.
  
  - Почему бы и нет. Не вижу для этого каких-либо преград.
  
  - Они есть. Ты ведь сам знаешь, от прошлого не уйти. У меня позади столько плохих дел и врагов. Может, я изменилась и не хочу никого убивать, но те, кто пал от моей руки, их уже не вернуть.
  
  - Не волнуйся. Если ты будешь продолжать в том же духе, ты найдешь себе верных друзей.
  
  - Да. Они близко!
  
  Спокойствие девушки тут же пропало. Она указала мне на огромную скалу. В ней виднелся вход в пещеру, мы пришли.
  
  - Нужно поторопиться, что будем делать? - спросил я у Нару. Напарница задумчиво оглядела вход, а затем сказала:
  
  - Я вытащу оттуда Шукаку, ты отвлечешь их. Когда однохвостый будет в безопасности, я перемещусь к тебе.
  
  - Хорошо. Вперед.
  
  ***
  
  Все прошло по ее задумке. Мы ворвались в пещеру. Дейдара и Сасори уже собирались начать обряд по извлечению хвостатого, но Нару остановила их, фирменным пинком отправив в полет кукловода. Затем схватила джинчурики однохвостого и сбежала. Дейдара хотел броситься за ней, но я преградил ему дорогу. К нему подошел оклемавшийся Сасори.
  
  - Как я ждал этого! Не вмешивайся, Сасори, - с азартом сказал Дейдара. Глаза у него загорелись, он был в приподнятом настроении.
  
  - Они забрали его. Это была девятихвостая, Итачи? - спросил у меня Сасори. Я кивнул.
  
  - Выберемся наружу, не хочу драться тут, - сказал кукловод.
  
  - Эй-эй, я сказал тебе не вмешиваться, это моя добыча, поймай лучше девчонку.
  
  - Простите, Сасори-сан, но я не могу выпустить вас отсюда.
  
  Дейдара ухмыльнулся и кинул в меня бомбы. Белые комочки глины усеяли пол под ногами. Я резво отпрыгнул, уходя от взрыва, пещера начала разрушаться. Пыль и кромешная тьма внутри не давали возможности поймать врагов в гендзюцу. Мои противники выбрались наружу, я последовал за ними. Сасори хотел последовать за Нару, но я остановил его. Кинул пару кунаев ему вслед. Кукловод принял их на свою броню.
  
  Затем Сасори использовал призыв. Рядом с ним появилась кукла первого Казекаге. Черный песок полетел в меня, приходилось уклоняться еще от бомб Дейдары. Они комбинировали свои атаки. Подрывник снял с глаза странный механизм, и теперь я не мог использовать на нем гендзюцу.
  
  То же самое касалось Сасори, он прятался в кукле, скрывая свои глаза. Похоже, Акацки приняли меры против моего шарингана. Я пытался подобраться к ним, но все было без толку. Дейдара на своей глиняной птице взмыл в воздух. Оттуда в меня периодически прилетали заряды С4. Черный песок преследовал по пятам, не давая даже малейшего шанса на контратаку. Я мог лишь уклоняться.
  
  Нару задерживалась. Это было странно, но меня больше волновали мои враги. Если наш бой продолжится в том же духе, то такими темпами я проиграю.
  
  Пару раз Дейдара и Сасори меня зацепили. Интенсивность взрывов росла, вместе тем натиск Казекаге становился только сильнее. Ситуация выходила из-под контроля, и я использовал изменяющий шаринган. Поймал в иллюзию подрывника, его призыв тут же прервался. Без своей птицы Дейдара камнем полетел на землю.
  Оставался Сасори, на нем я использовал Аматерасу. Кукольную броню объяло черное пламя, и он избавился от нее. На некоторое время Сасори замешкался, приходя в себя. Я воспользовался этим, подобрался к нему, пронзил сердце. Где-то за горизонтом скрылся Дейдара, я услышал сильный взрыв.
  
  Кукла первого Казекаге исчезла, оставив меня одного. Я чувствовал себя ужасно. Состояние ухудшалось с каждой секундой. Использование Мангекью шарингана сказывалось сильнее, чем я ожидал. Почему Нару задержалась? Что-то было явно не так. Ноги не держали меня, и я начал падать.
  
  Внезапно меня поддержали, не давая рухнуть на землю. Я увидел Нару, она выглядела слегка потрепанной.
  
  - Что случилось?
  
  - Расскажу все после, нужно уходить.
  
  Я снова почувствовал тошноту после резкого перемещения. Мы были в нашей комнате. Нару тут же меня уложила. Только сейчас я заметил, что у нее были кое-какие царапины и легкие раны.
  
  - Кто это сделал?
  
  - Шиноби Песка. С ними были ниндзя из Конохи, - девушка принялась перевязывать мои раны.
  
  - Как это произошло?
  
  - Когда несла Шукаку, его брат решил, что я убила его, он напал на меня. Он был не один. Пришлось постараться, чтобы никого не убить и уйти. Еще Какаши, знаешь, он использовал изменяющий шаринган.
  
  - Что, правда?.. Впечатляет. Он ведь даже не Учиха, - слова давались с трудом. Еще больше приходилось напрягаться, чтобы не потерять сознание. Для напарницы это было бы неприятным знамением.
  
  - Ты убил Сасори?
  
  - Да.
  
  - Я разобралась с Дейдарой. Он хотел спрятаться, но я нашла его. Взорвал себя, едва ушла перемещением.
  
  - Это в его духе.
  
  - Думаешь?
  
  - Мне приходилось немного с ним...
  
  Я уже не мог говорить. Слабость напала на меня, заставляя прилагать неимоверные усилия, чтобы сказать несколько слов.
  
  - Может, не будешь напрягаться?
  
  Мне пришлось примириться с этим. Я кивнул, а Нару тем временем начала лечение. За те несколько лет, что она следила за моим состоянием, девушка узнала мой организм лучше меня самого. Она всегда чутко реагировала на перемены в моем теле. Я знал, что час смерти близок, но не мог сказать, как долго продержусь. Нару же имела более точные представления об этом дне.
  
  Бесцеремонно сняв одежду она приложила руки к моей груди. 'Плохо, все очень плохо' - бормотала напарница себе под нос. Я мог лишь ловить ее шепот, пытаясь понять ее настроение.
  
  Я чувствовал уколы совести. За то, что взваливал столь тяжелую ношу на плечи Нару. За нашу близость, я поддался инстинктам и обесчестил ее. Как бы я не оправдывал себя, но она лишь ребенок. Взрослый и смышленый не по годам, но всего лишь ребенок. Мне не было важно мнение других, мой личный судья - совесть, и она твердила, что я совершаю неправильные вещи.
  
  Мое общество ставило девушку на неправильную дорожку. Я выбрал неправильную для нее судьбу. У меня была семья, близкие, она же не имела из этого ничего. Ей только предстояло познать радость общения и уз, но тот путь, который я выбрал за Нару, не обещал ничего из этого. И она вряд ли станет желать большего, ведь я для нее пример. Лучший вариант это уйти от нее. Нару не плохой человек, и наверняка сможет найти себе друзей или семью. Она не останется одна. Ведь ее груз, причина, по которой она не сможет жить счастливой жизнью - это я.
  
  Эти мысли четко выстраивали план, по которому нам следовало расстаться, я не должен быть с ней. Я должен уйти, пока это в моих силах. Не хочу, чтобы она видела мою смерть.
  
  ***
  
  Использование изменяющего шарингана дорого мне обошлось. Я неделю не мог встать на ноги. Вместе с кровью начал отхаркивать странную желтую консистенцию. Приглядевшись, я понял, что это кусочки моих легких. Болезнь перешла на новый этап.
  
  Для Нару это стало неприятным открытием, как бы я не пытался, но не мог скрыть этого. Напарница тоже приобрела болезненный вид. Не знаю, что это - реакция на мое состояние или следствие бессонных ночей. Вечно бледная и не высыпающаяся, напарница всеми силами пыталась облегчить течение моей болезни. На уговоры отдохнуть она отвечала отказом и лишь с удвоенной силой ухаживала за мной.
  
  В нашей комнате была ужасная атмосфера, и самое неприятное то, что мы понимали свое одиночество. Никто не пришел бы нам на помощь. У нас были страшные враги, недоброжелатели и преследователи, но не было друзей. Эта мысль неприятно давила на меня, когда я видел потуги Нару. Моя компания превратила ее жизнь в ад. Ее начало часто тошнить, что впрочем, неудивительно, учитывая все противные вещи, присущие моей болезни. Я видел, что она загоняла себя. Но этот кризисный период закончился. Через две недели мы продолжили нашу миссию.
  
  ***
  
  С того дня, как мы спасли Шукаку, прошел месяц. Нам удалось спасти двухвостого. Мы устранили еще троих членов организации. Мне пришлось убить своего бывшего партнера - Кисаме. Нару уничтожила Какудзу и Хидана. Эта троица устроили на нас засаду, и в бою мы разделились. Пока я сражался с Кисаме, Нару билась против двоих Акацки.
  
  За ее победу, как ни странно, стоило благодарить Орочимару. Он собрал на Акацки огромное досье, а Нару, как будущая истребительница этой организации, лучше всех ознакомилась с материалом. Собрав вместе наши знания о способностях Акацки, мы выстроили стратегию схватки. Не думал, что она понадобится нам так скоро.
  
  Нару использовала клановые техники и запечатала Хидана, а Какудзу уничтожила своей новой техникой - Футон: Расенсюрикен. Она рассказала мне, что снова столкнулась с шиноби из Конохи. Команда под главенством Какаши преследовала Акацки, Нару сказала, что их чувства были настроены на месть к Хидану и Какудзу. Поэтому они не стали ее преследовать, это было хорошо, обессилевшая напарница едва добралась до меня перемещением.
  
  Мы оба были на пределе. После схватки с Кисаме я думал сбежать от нее, но едва стоял на ногах. Меня посещали мысли о том, каким путем покинуть девушку. Я уже знал, как избавиться от печатей летающего бога грома. Но меня волновал ее дар. Он портил все возможные варианты. Я не мог скрыться от нее, Нару легко бы выследила меня по следам чакры. Не мог использовать на ней гендзюцу. Думаю, даже используй я Мангекью шаринган, мало чего добился бы.
  
  Помню, как напарница заметила: 'иллюзии это обман, а человек, который может его раскрыть, не попадется в такую ловушку'. Нару рассказывала мне, как Орочимару возлагал на нее большие надежды за эту способность. Можно сказать, что он специально натаскивал ее для битвы со мной. Поэтому силовой вариант я исключал, как и гендзюцу. Оставалось только поговорить с ней.
   Комментарий к Конец близок
   Насчет проды) вы все знаете: с вас лайки и отзывы, с меня прода)
  
  ========== Смерть ==========
  
  Я был на взводе! Задуманный мной разговор все время откладывался. Причиной стало недомогание Нару. Хотя, можно ли это назвать недомоганием. Моя напарница страдала от девятихвостого. Все это началось, когда Нару запечатала в себе вторую часть лиса. С того дня я замечал, что она стала хуже высыпаться. Ее мучили кошмары. Она поделилась со мной, сказала, что ее во сне пытает лис. Объединение двух разделенных частей и ослабление печати наверняка усилило его влияние.
  
  С каждым днем Нару тратила все больше силы на борьбу за контроль над собой. Эта напасть подкралась незаметно. Но когда я понял, насколько все плохо, беда уже стучалась в ворота.
  
  Я смотрел на Нару. Она лежала на кровати. Ее тело было сковано цепями чакры. Без этого на ней начал бы проявляться покров лиса. То, что происходило потом, лучше не вспоминать. После третьего хвоста ее кожа начинала сгорать от невыносимо высокой температуры. Контроль пропадал окончательно.
  
  Про это мы узнали случайно. В период, когда моя болезнь особенно сильно себя проявила. Я без остановки кашлял кровью. Температура поднялась, пот лился градом, меня корежил и мучил недуг. Ничто не помогало, и тогда Нару предложила использовать чакру лиса. Она считала, что его целебная сила сможет исправить мое плачевное состояние. Это действительно помогло. Мне становилось легче. Заметив это, Нару выпускала все больше и больше силу девятихвостого.
  
  Я уже чувствовал невероятное облегчение, во мне кипела жизнь, как никогда раньше. Но затем наступила расплата. Нару потеряла контроль. Это начало происходить, когда у нее появился четвертый хвост. Думаю, на третьем она хотела остановиться, но мое чудесное исцеление заставляло ее использовать силу Кьюби дальше.
  
  Она напала на меня. Одним резким и мощным ударом ударила меня в живот и хотела добить. В тот миг я даже не успел использовать шаринган. Слишком неожиданной была перемена в поведении девушки. Я потерялся. От ее удара меня отбросило на несколько десятков метров. Обезумевшая напарница хотела меня уже добить, но затем из земли вырвались цепи чакры. Какая-то часть девушки противилась воле лиса. Наверное, для нее это было трудно - взять себя под контроль.
  
  То, что я выжил после такого, можно назвать только чудом. Мы лежали рядом. Я истекал кровью, холодное дыхание смерти нависло надо мной. Нару была без сознания. В какой-то момент мне показалось, что я умер. Но затем я ощутил, как меня тянут из бездны.
  
  Нару пришла в себя и, увидев мое израненное тело, тут же начала лечение. В ирьендзюцу ее уровень достиг небывалого мастерства. А всему причиной была моя болезнь.
  
  И вот сейчас она лежит на кровати. Даже во сне часть ее подсознания контролирует себя, не выпускает силу лиса. Она не простила себе того ужасного случая. Но еще больше Нару боялась повторения. Я часто задавался вопросом, почему это началось... неужели ослабление печати и объединение девятихвостого привело к этому?!
  
  Печать действительно уже практически не сдерживала Кьюби. Фактически, Нару боролась против лиса только своей силой и волей. Долго так продолжаться не могло, я уже не знал, как ей помочь. Но обстоятельства призывали меня оставить ее. Недавно я узнал, что Саске убил Орочимару. Слухи об этом всполошили всю округу.
  
  Я понял, что не могу больше держаться. Моя сила воли была на исходе. Я жил только благодаря уходу Нару и таблеткам. Возможно, останься я с ней, нам бы удалось продержаться еще полгода, может - год, но это было бы недостойно. Я не хочу омрачать жизнь Нару еще больше. Не знаю, какие страдания она испытывала сейчас, представить себе не могу, какие бы ее ждали, останься я с ней.
  
  Дыхание девушки участилось. Она спала, но ее сон был таким легким. Малейший звук мог разбудить ее. Я бесшумно лег рядом. Нару была прекрасна. Даже сейчас, истощенная моим обществом и лисом, она была полна жизни. Этот фонтан природного здоровья и мощи бил ключом. А я и ее биджу были двумя паразитами, что питались этой силой.
  
  Я повернулся к ней. Посмотрел на нее. На миг во мне проснулась зависть умирающего к тому, у кого все еще впереди. Но затем я отогнал эти мысли. Эта молодость, красота и харизма, она вся отдалась мне, но как же обидно, что у нас так мало времени. Я уже не считал ее ребенком. Пережитые вместе трудности укрепили во мне мысль, что Нару стала сильной духом женщиной. Взрослой и самостоятельной, спокойной и целеустремленной. Думаю, таким человеком должен быть Хокаге.
  
  Прости меня... - тихо прошептал я и встал с кровати. Последнего разговора не будет. Как и прощаний.
  ***
  
  Саске нашел меня. Меньшего я от него не ожидал, но меня волновало то, как он это сделал. Точнее, откуда узнал, где я буду. Об этом ему кто-то сказал. Акацки. Они целенаправленно стравливали нас. Наверняка надеялись избавиться от нескольких проблем сразу.
  
  - Учиха Итачи, я пришел убить тебя! Тебя и твою... твою напарницу! - Меня кольнула мысль, что в своем нынешнем состоянии Нару не сможет дать отпор Саске. Я оставлял слишком много незаконченных дел, но иного пути у меня нет. Я долго шел к этому дню и теперь не могу остановиться. Саске должен убить меня, он единственный, кто может это сделать. Думаю, мои глаза стоит отдать ему. Точнее, ненавязчиво намекнуть на это. Например, сказать, что вся резня клана планировалась только ради шарингана.
  
  Надеюсь, он не станет на темную дорожку. Как же мало я успел сделать! Только наплодил бед.
  
  Но есть кое-какие вещи, которые я могу исправить. Чувствую присутствие змеиного санина. Саске его не убил. С таким существом, как Орочимару, нужен особый подход. Что ж, я его подберу. Это будет последнее мое дело.
  ***
  
  Бой подходил к концу. Я сделал то, что задумал. Освободил Саске от проклятой печати и забрал с собой Орочимару. Теперь у моего братика есть выбор и свобода. У него есть то, чего не было у меня.
  
  Иду к Саске. Он кидает кунаи с взрывными печатями, но все без толку. Меня защищает Сусано. Я чувствую над собой дыхание смерти. Уже ничто меня не спасет. Вот они, последние минуты моей жизни. Саске в панике, он в отчаянии, для него мое приближение это его поражение. Он думает, что сейчас я мысленно праздную свой триумф, но на самом деле я хочу сказать ему последние искрение слова. Хотя бы ему.
  
  Слышу крик позади себя. Этот голос, высокий и нежный - Нару тоже здесь. Времени совсем нет. Я должен выбрать, кому отдам свое последнее слово. Не оборачиваюсь, хотя слышу, как мое имя кричит Нару. Саске в ступоре, он обессилен. Выбор сделан.
  
  'Прости, Саске, другого раза не будет'.
  ***
  
  Итачи умер?! Да! Наконец-то свершилось! Я отомстил, все закончилось, но почему пустота так гложет все изнутри. Мой брат неподвижно лежит. Рядом с ним плачет Нару, я вижу малахитовые оттенки чакры. Когда-то она тоже меня лечила.
  
  А ведь Нару такая же предательница! Я зашел так далеко, нет времени отступать. Когда-то я обещал себе, что покончу и с ней.
  
  'Вставай! Вставай! Вставай!' - бормотала себе под нос предательница. Ее голос изменился. Стал резким и агрессивным. Неудивительно, ведь ее всю покрыла багровая чакра.
  
  'Чидори' - Нару даже не посмотрела в мою сторону. Похоже, ее заботил лишь Итачи. Это техника последняя, предел моих сил. То, что я взял из своей ненависти к этим двоим.
  
  - Умрите вместе! - Я метился в сердце, но в последний момент Нару встала. Удар пришелся в живот. Рука пробила нежную кожу, которой я восхищался. Прошла насквозь, минуя плоть, выпуская фонтан крови. Через секунду я осознал, что убиваю человека, который даже не сопротивляется. Сломленная и безвольная, не способная на бой, витающая где-то там, а не здесь, Нару. Я ужаснулся этой мысли, отступил на шаг.
  
  Даже с зияющей раной в животе она была какой-то отстраненной. Да что с ней такое?! Нару смотрела на меня со смесью ненависти и презрения. Красный покров стал густым и плотным. Звериные черты стали четкими, как никогда ранее. Монстр. Багровая чакра начала залечивать ее рану. Наконец она сделала то, что я от нее ожидал. Это чудовище замахнулось на меня и ударило.
  
  Я отлетел на пару метров. Странное дело. Думаю, я бы умер, если бы не цепи чакры, которые вырвались из земли в последний момент и ослабили удар. Нару смотрела на меня дикими глазами. Я читал в них жажду крови. Но она не могла сдвинуться с места, ее окутали собственные цепи. Она что, не хочет меня убивать?! Или хочет? Что это значит?..
  
  Бой с Итачи начал сказываться. Я посмотрел на брата. Теперь я был в полной уверенности, что он умер. Нару его не спасла. Неужели я жалею об этом?.. Силы покидали меня. Глаза стали влажными. Странно, если я плачу по этим двоим.
  
  Мне жалко Нару, сейчас ее даже человеком не назовешь. Скорее, монстр, который тянет ко мне свои лапы, и в тоже время сдерживает себя. Для нее будет лучше умереть.
  
  - Успокойся, девятихвостый! - Рядом с Нару появился лидер Акацки - Пейн. Он дал мне наводку на Итачи. Вместе с ним была девушка. Она посмотрела на Итачи грустными глазами. Пейн подошел к Нару и прикрепил к ее лбу листок с печатью.
  
  Агрессивная чакра тут же начала отступать. Вскоре она вся исчезла. Мужчина подобрал Нару. Я почувствовал на миг пристальный взгляд лидера Акацки. Наступило томительное молчание. Я едва сдерживался, чтобы не потерять сознание.
  
  - Что будем делать с ним? - обратилась девушка к Пейну.
  
  - Отнесем его к нему. Пусть разбирается с ним.
  
  - А с ней?
  
  - Она отправиться со мной в Амэгакурэ-но-Сато, - Пейн подошел к брату. Нагнулся над ним и сказал: - Печальный конец, даже для предателя.
   Комментарий к Смерть
   Бой между Саске и Итачи я не стал описывать, потому что он прошел по канону, конец POV Итачи
  
  ========== Откровения ==========
  
  Джирайя бежал по коридорам. Удача повернулась к нему лицом. Ему удалось пробраться в Амегакуре незамеченным. Санин искал информацию о Акацки, но пока у него только возникло больше вопросов.
  
  Он спускался на нижние уровни. Джирайя догадывался, что в подвалах держались враги деревни Дождя. Однако, вопреки его ожиданиям, камеры пустовали. Все, кроме одной. Пробежавшись беглым взглядом, санин сначала не заметил худую фигуру. Но подойдя ближе, он понял, кто перед ним.
  
  За решеткой сидела дочь его ученика - Узумаки Нару. Предательница и сосуд девятихвостого лиса. Девушка, за которой охотились Коноха и Акацки. Он внимательно посмотрел на заключенную.
  
  Выглядела та плачевно. Бледная и хмурая, она даже не отреагировала на появление санина. Ее вид ужасал своей худобой. 'Ее тут морят, что ли' - подумал Джирайя, но большее впечатление на него произвели глаза узницы. У нее был совершенно пустой взгляд, лишенный воли к жизни, полный грусти и отчаяния.
  Он разломал решетки, вытащил девушку. Она не сопротивлялась, даже ничего не сказала. Молчала и сверлила глазами одну точку. Ее задумчиво-грустный вид сказался и на санине. Настроение Джирайи тоже упало. 'Я вытащу тебя отсюда' - серьезно обратился санин к Нару. Девушка демонстрировала безразличие.
  
  Джирайя отправился к выходу. Когда он почти выбрался, его остановили.
  
  - Приветствую вас, Джирайя-сенсей!
  
  ***
  Меня оторвали от миссии и велели явиться на собрание джоунинов. Дело экстренной важности... интересно, что же могло так взбудоражить Цунаде. Я шел по коридорам и размышлял о последних фактах. Учиха Саске убил Орочимару и Итачи. Я знал, что мой бывший ученик не обделен талантом, но и представить себе не мог, что он достигнет таких высот. Страшно подумать, что случится, если последний Учиха пойдет против Конохи.
  
  Я прибыл на собрание. В комнате царила серьезная атмосфера. Особенно это было заметно по лицу Хокаге. Похоже, произошло что-то серьезное.
  
  - Какаши, опаздываешь! Начнем, - проворчала Цунаде. Мне показалось, что за деланым недовольством скрываются горестные нотки. За столом собрались почти все джоунины. Похоже, я должен был поторопиться. Неужели у деревни серьезные проблемы?!
  
  - Хокаге-сама, я позову его? - обратился к Цунаде Эбису.
  
  - Да.
  
  Джоунин удалился, но быстро вернулся, неся в руках жабу. Он поставил ее на центр стола. Цунаде обратилась к нам:
  
  - Сегодня мы узнали, что Джирайя был убит в Амегакуре-но-Сато. Фукасаку-сан расскажет вам.
  
  - Джирайя умер в бою с лидером Акацки, перед смертью он оставил предсмертное послание и попросил меня передать кое-что.
  
  Жабий отшельник замолчал, тишина воцарилась в комнате. Похоже, все пытались переварить тот факт, что столь могучего шиноби смогли одолеть. Я спросил у Фукасаку:
  
  - Что за послание? - В ответ жаб повернулся мне ко мне спиной и откинул плащ. На голой спине был набор цифр.
  
  - Я не знаю, что это значит, у нас не получилось расшифровать это, но вы знаете Джирайю гораздо лучше.
  
  - Хорошо, мы займемся этим, что насчет второго? Что хотел передать нам Джирайя? - спросила Цунаде.
  
  Фукасаку начал складывать печати, а затем использовал призыв. Рядом с отшельником появилась огромная жаба. Под ее тяжестью ножки стола проломились.
  
  - Эй, что за шутки? - недовольно спросил Генма.
  
  - Простите меня, я такая неуклюжая.
  
  - Не извиняйся, Гамакирики-тян, лучше покажи им ее, - жаба послушно кивнула, открыла рот и выплюнула человека. Это была девушка. Высокая и худая, она не могла не вызывать жалости своим видом. Куноичи была без сознания. Похоже, многих поразил ее истощенный и больной вид. - Джирайя сказал, чтобы вы позаботились о ней.
  
  - Это же чертова лиса! - яростно вскрикнул Эбису.
  
  - Успокойся, Эбису. Что ж, пока мы только можем отправить ее в камеру, - сказала Цунаде.
  
  - Не забывайте, у нее на лбу печать. Она не может избавиться от нее без
  посторонней помощи, вам лучше ее не трогать.
  
  - Почему?
  
  - Эта печать сдерживает лиса и блокирует ее силы.
  
  ***
  Я заинтересовался нашим пленником. Для меня этот человек не был пустым местом. Она столько раз обхитрила меня, коварная дочка моего учителя. О ней ходила дурная слава. Руки по локоть в крови, кровожадность и безжалостная натура - все это про нее. Но при этом Нару оказалась полезной деревне.
  
  Мне приходилось слышать о том, как организация Акацки истреблялась Учихой-предателем и сбежавшей ученицей Орочимару. У них это неплохо выходило, до недавнего времени. Я направлялся в подземные камеры. Слышал, что пленница ничего не ест. На все вопросы отвечает молчанием. Ни пытки, ни методы Яманака не помогали. В плане ментальной защиты у дознавателей возникли одни вопросы. Им редко приходилось сталкиваться с непреодолимой стеной. А пленница демонстрировала полную невосприимчивость к техникам Яманака.
  
  Неразговорчивость захваченной девушки раздражала Цунаде, внезапно она предложила мне поговорить с ней. При этом намекнула, чтобы я любой ценой разобрался с молчанием Нару и выудил из нее что-нибудь.
  
  Сложная задачка, или даже невыполнимая. Но стоило попробовать, к тому же я хотел пообщаться с ней.
  
  - Какаши-сан, вы пришли, мы вас ждали, - обратился ко мне один из дознавателей.
  
  - Веди меня к ней, - мы вошли в небольшую комнату. Сопровождающий
  удалился, я остался наедине с девушкой. Внимательно осмотрел ее. Как же давно я не видел Нару. Те встречи, где она скрывала лицо или свою личность, не считались. То была фальшь. Сейчас же мы могли искренне поговорить. Помню, как наблюдал за мелкой дочуркой Четвертого. Тогда меня совершенно не волновало это маленькое проблемное создание. К тому же она казалась мне полной противоположностью отца. Замкнутая и молчаливая, бездарная и беспомощная Нару тогда виделась мне лишь тенью Минато.
  
  Я заметил перед ней нетронутую тарелку с едой. Она свернулась калачиком и смотрела пустым взглядом перед собой. Причем ее зрение не фокусировалось на чем-либо. Слабоумный и жалкий взгляд, который подсказывал, что сознание девушки вне этой комнаты.
  
  - Смотрю, ты из неразговорчивых, - в ответ получил молчание. Она никак не отреагировала. Единственным признаком того, что Нару живой человек, а не кукла, было редкое моргание ее глаз.
  
  'Знаешь, я был учеником твоего отца' - очередная попытка завести диалог провалилась. Я пытался снова и снова. Беседовал с ней, отвечал за нее. Время шло, но наши бесплодные попытки не вызывали у меня раздражения. Напротив, я испытывал теплые чувства к лежащей рядом со мной девушке. В моей жизни был подобный период. Я переживал его, но не так остро. Однако потери близких в жизни всерьез отразились на моем поведении. Родство, что я почувствовал между нами, лишь подзадорило на искренний рассказ о себе. Я говорил о детстве, учителе и деревне. Мне казалось, что временами в ее глазах проскальзывал огонек интереса.
  
  - Какаши-сан, вы закончили? - прервал мой монолог вошедший дознаватель.
  
  - Да, - я поднялся, попрощался и вышел.
  
  - Что? Ничего не вышло? - спросили меня на выходе.
  
  - Пока не знаю. Приду завтра, - мои слова удивили дознавателей, - кстати, как вы кормите ее?
  
  - Через трубку. Она даже еду не прожевывает, - равнодушно сказал один из парней.
  
  - Ясно. Ладно, до завтра.
  
  ***
  Я приходил каждый день. Мой голос не умолкал, ненавязчиво я пытался втянуть девушку в диалог. Хотя иногда мы просто молчали и сидели рядом. Меня начали терзать сомнения насчет того, имеет ли смысл мое общение с Нару. Но через неделю наших встреч случилось маленькое чудо. Когда я в очередной раз пришел к Нару, один из охранников радостно сообщил, что девушка позавтракала. Никто не видел, как девушка ела, но когда утром к ней зашли поменять еду, то, к удивлению вошедших, нашли непривычно пустую тарелку. Дознаватели тут же заинтересовались, однако Нару была в своей привычной позе эмбриона и закрылась непробиваемым коконом.
  
  В тот день я заметил необычное оживление на лице девушки. Бледность немного сошла, а ещё ее глаза... в них я стал замечать проблески разума. Это только подбило меня посещать ее чаще и чаще. Девушка стала нормально питаться, только делала это в одиночестве. Она никогда ничего не делала при других. Но результат, которого мы смогли достичь, уже был большим прогрессом.
  
  В ее истощенное тело стремительно возвращалась жизнь. Худоба исчезала с каждым днем. Ее аппетит рос, как и разум в глазах. Охранники уже смотрели на нее другими глазами. Я долго время не мог понять причину их перемены, но затем догадался - красота. Нару заметно похорошела с того дня, как начала есть. Думаю, она двигалась и тренировала ослабшее тело, когда никто не видел.
  
  - Ну что? Как настроение? - Снова молчание. Неудивительно и обыденно, но меня это не остановило. Я начал свой марафон-монолог. Несколько часов без умолку говорил и говорил. Затем остановился. Наступил час молчания. Мы всегда к этому приходили. Это было время, где я ждал и надеялся поймать от нее хоть какой-нибудь звук. Однако час вновь прошел в тишине, я собрался уходить, но вдруг услышал:
  
  - У вас есть дети? - Впервые я слышал ее голос и был ошеломлен внезапным вопросом. Я растерялся, не знал, что отвечать, боялся глупым ответом отпугнуть ее неожиданную откровенность.
  
  - Нет, но у меня были ученики. Думаю, в какой-то мере я заменил им семью.
  
  - У меня тоже начала появляться семья, но он убил его.
  
  - Ты о Итачи?
  
  - Нет. Итачи умер от болезни. Я говорю о другом человеке.
  
  Мое спокойствие и хладнокровный тон кануло в лету. Я спрашивал взволнованно, но очень заинтересованно.
  
  - Что это за человек?
  
  - Нерожденный. Он уже никогда не увидит свет.
  
  - Ты... ты была беременна?
  
  - Да, - девушка замолчала, я уже подумал, что разговор окончен, но она продолжила, - печать ослабла. Я не могла понять почему, меня иногда тошнило и самочувствие ухудшилось. Когда осознала, что это все значит я... я была так счастлива. Итачи умирал, но у меня должна была остаться память о нем. Даже большее. Его кровь и наследник.
  
  Давно чужие слова не вводили меня в ступор. Неужели Итачи так порочно поступил с этим ребенком! Конечно, он предатель и безжалостный убийца, но подобное?.. Я был лучшего мнения о нем.
  
  - Это ведь был Саске?
  
  - Да. Он хотел убить меня, но промахнулся.
  
  - Ты... ты собираешься отомстить? - Мой голос дрожал. Сейчас она казалась безобидной, но я знал, что это впечатление обманчиво. Хоть мой непутевый ученик и сбежал, но я волновался за его будущее.
  
  - Нет. Это не вернет их. Я... я не знаю, что мне делать, - девушка замолчала и повернулась на другой бок.
  
  Я понял, что диалог окончен и начал собираться, на выходе услышал брошенное вслед 'спасибо'. Думаю, ей это было необходимо, выговориться кому-то, выплеснуть своё горе.
  
  Я вышел в коридор и тихо закрыл дверь.
  Прошел месяц с того дня, как в деревню вернули джинчурики. О будущем Нару регулярно вели разговоры люди высокого ранга. Руководство деревни разделилось на тех, кто хотел избавиться от девушки, и тех, кто хотел ее спрятать. Слухи об активности Акацки будоражили старые умы, совет боялся столкновения с этой организацией.
  
  Никто не задумывался о том, как будет лучше для дочки Четвертого. Это ситуация меня раздражала, но я ничего не мог сделать. Страх перед внешними врагами был небезоснователен. Можно было понять тех, кто думал о том, чтобы избавиться от Нару. Наши встречи стали редкими. Меня все чаще отправляли на миссии.
  
  Однако девушка не замкнулась, напротив, стала более открытой, а главное, начала активно сотрудничать с дознавателями. Нару рассказывала о слабостях Акацки, организации Орочимару, давала советы. Делала она это без хитростей, по крайней мере, мне казалось, что в ней загорелось искреннее желание помочь нам. Даже несмотря на то, что ее личное мнение никто не учитывал - руководство нуждалось только в ее знаниях. Пару раз ее даже навестила Цунаде. Встречей Хокаге осталась довольна. Цунаде сказала мне, что Нару решила следовать по стопам отца и помогать деревне. Причины столь резкой перемены мне были не ясны, однако такое не могло не радовать.
  
  Девушка вела себя с жителями деревни дружелюбно и любезно. Никогда бы не подумал, что она могла подавать себя подобным образом. Прекрасная внешность и кроткий нрав начисто отбивал разум у молодых парней. Охранники повсеместно влюблялись в нее, проникались доверием.
  
  Что-то было за внешностью, мне казалось, что она могла прочесть человека с одного взгляда. Подобрать нужные слова, сказать то, что он хочет услышать. В ее красивых глазах вселенская грусть сменилась искренней добротой. Эта доброта, в ней трудно было усомниться, казалось, будто бы ты проникаешься ее искренностью. Она знает - ты говоришь от чистого сердца, ты знаешь, что Нару ответит тебе тем же. Милые очи пугали своей силой, которая сминала волю людей и проникала в самую глубь, располагая к себе.
  
  После очередной миссии я хотел сходить на встречу с Нару, но случилось то, чего так боялись все - на деревню напали.
  
  ***
  Темные времена в моей жизни прошли. Я стала возвращаться в норму. Мне не приходилось страдать в одиночестве, теперь для меня это стало очевидным. Дни, когда я была потеряна прошли. Впервые лис успокоился. Меня перестали мучить кошмары и видения, я получила то, что нужно было для душевного покоя. Время и место. У меня была возможность обдумать весь свой жизненный путь, свои принципы и последствия моих действий.
  
  Я следовала пути Итачи, потому что он хотел этого. Его поступки становились моими, идеалы переходили ко мне. Но идти за кем-то не значит быть им. Мне всегда было интересно узнать, что же в голове у старшего Учихи. Его душа до конца оставалась искренней и доброй. Не могу сказать, что чистой, скорее, испещренной шрамами от вынужденного зла. Он жертвовал собой и отгонял эгоизм. Жил не для себя. Это было для меня в новинку, но следуя его пути, я переняла некоторые его взгляды.
  
  Мне никогда не нравились люди, но жизнь с Итачи изменила мою неприязнь. Поддерживая его заботу о судьбах других, незаметно для себя я действительно начала волноваться о этом. Такое заложено в каждом человеке. Доброта. Но не каждый находит силы подавить в себе ненависть и обиды. Некоторые делают хорошие дела лишь потому, что ищут искупления. Но ведь добро с мотивами перестает быть добром. То, что рождается из такого 'добра', всего лишь откупная монета, дань совести, чтобы заглушить ее.
  
  Эта жизненна установка помогла мне поладить с людьми, окружавшими меня. Снятая маска безразличия и искренние слова стали располагать сильнее, чем угрозы и страх. Мой дар читать эмоции других помогал в создании хорошего впечатления. В этом плане я достигла пика своих сил, каждый человек для меня становился прозрачным и предсказуемым. Иногда ради забавы я заканчивала фразы других людей, вначале это вводило их в смятение, но затем вызывало симпатии. Им казалось, что я их понимаю. Такое нередко пугает, но в то же время радует.
  
  Моё времяпровождение в камере последние дни наполнилось встречами и стало насыщенным. Ко мне приходили Какаши-сан, иногда сама Хокаге и дознаватели Ибики и Иноичи. Воля Итачи заключалась в защите Конохи, то же желание горело в моих родителях, и, чтобы их жизнь не стала напрасной, я переняла этот путь. Поэтому рассказывала все, что могло помочь деревне. Жители перестали казаться мне озлобленными и несправедливыми. Наверное, потому что я не попадалась им на глаза, а лишь наблюдала из своей камеры. Сидеть и ничего не делать было скучно, поэтому я прочесывала даром окрестности деревни.
  
  Это помогло мне понять их, в чем-то даже простить. Думаю, перемена во взглядах отразилась на моей личной харизме, потому что окружающие стали гореть меньшей неприязнью ко мне.
  
  ***
  Очередной день не предвещал ничего нового. Я должна была просто сидеть и ждать решения руководства деревни. Иногда со мной разговаривали охранники, делали они это с охотой, только опасались начальства, которое не одобряло такого общения.
  
  Сегодня было необычно тихо. Никто не пришел - ни охранники, ни Какаши. У меня возникли неприятные предчувствия. Я использовала свой дар и прочесала местность в небольшом радиусе. Этого хватило, чтобы понять - деревне угрожает опасность. Я сконцентрировалась, выкладываясь по полной. Мой радар мог охватить область радиусом чуть более семи километров, но если рядом было много людей, это расстояние существенно уменьшалось. Зато чакру хорошо знакомого мне человека я могла найти практически на любом расстоянии.
  
  Окунувшись в мир душевных и эмоциональных переживаний, я начала искать знакомых мне селян. Ненароком обнаружила Ируку-сенсея и своих одноклассников. Люди были напуганы, в панике искали укрытия, но среди всего бедлама были те, кто сопротивлялся и умирал. В их числе оказался Какаши-сан. Он дрался с неведомым мне врагом. Я не могла прочитать ни духовного состояния, ни намерений неизвестного. Обычно анализируя своим даром вектор, скорость и эмоции мне удавалось предсказать атаки противника. Но тут была тишина. Ощущение, будто бы джоунин сражался с пустотой или куклой.
  
  Я была в смятении, Какаши проигрывал, в нем смешались самые разные чувства и эмоции. Долг и желание спасти деревню противились боли. Несмотря на раны, он трезво оценивал ситуацию, его рассудок не казался мне замутненным. Последним, что мне удалось распознать из его чувств, было самопожертвование. Он знал, что умрет, но делал то, что должен был, исходя из желания спасти других.
  
  Это была не единственная жертва, жители умирали, отчаяние людей передалось мне. Я закрыла глаза. Их боль, предсмертные муки, мне всегда было неприятно убивать других из-за этого. Но я никогда бы не подумала, что захочу помочь тем, кто меня всегда презирал. Впервые мной двигало искреннее желание помочь. Я начала звать охранников. Чтобы помочь, нужен кто-нибудь, кто снимет печать с моего лба.
  
  Никого не было. Я кричала, но на мой зов никто не откликнулся. Это стало волновать меня все больше и больше. Предсмертная агония Конохи передалась мне, вся боль, что царила там, наверху в полной мере ощущалась мной здесь внизу.
  
  Хуже быть не может, так я думала. Но неизвестная напасть стала только страшнее. Земля задрожала, на меня посыпалась штукатурка. Я не видела, что случилось там, наверху, но судя по реакции жителей, что-то ужасное.
  
  Чертова печать, из-за нее я даже не могу выйти из камеры. Она висела на мне с тех пор, как Пейн установил ее на меня. Жители Конохи и подумать не могли о том, чтобы меня освободить. Но я не могу их в этом винить. Что же делать? Как им помочь? От чувства беспомощности я начала стенать. Мои крики разносились по подвалу, но никто их не слышал. Все умирали там, наверху. Из-за меня.
  
  - Неужели ты хочешь помочь им? - Насмешливо пробасил внутренний голос.
  
  - Ты? - Я закрыла глаза, отправляясь в глубины своего подсознания. Передо мной тут же возникла знакомая клетка. Давно я к ней не подходила.
  
  - Я думал, ты ненавидишь их.
  
   - Многое изменилось.
  
  - Смотрю, ты все не успокоишься.
  
  - Ты хотел поговорить? Сейчас не самое лучшее время.
  
  - Да, говорить гораздо лучше, чем кричать и плакать как маленькая девчонка.
  
  - Чего ты хочешь?
  
  - Мне это не нравится.
  
  - О чем ты? - Я с удивлением смотрела на лиса. Свой дар мне не хотелось использовать на нем. Слишком негативная у него аура. Но то, что я увидела, заставило меня поменять взгляды - он смутился.
  
  - Ну... я о том, что раньше тебя не волновало подобное. Ты, ты была э-э-э сильной, что ли, а сейчас плачешься тут.
  
  - И это все?
  
  - Нет, э-э-э ну, я хотел бы, ну, это...
  
  - Не тяни, у меня нет времени.
  
  - Я хоте... нет, я могу помочь.
  
  Неожиданный поворот. Наши отношения с этой лисой всегда были колкими. Но были времена, когда мы враждовали не так сильно, к примеру, когда не было второй его половины, я могла без опасений использовать покров лиса. Но со временем его амбиции сильно возросли. Он хотел захватить мое тело, мне, по понятным причинам, этого не хотелось. Естественно, между нами был негласный конфликт. Особенно я возненавидела его, когда забеременела. Печать начала стремительно ослабевать. Объединение Инь и Янь чакры девятихвостого лишь усугубило ситуацию. Мне приходилось использовать цепи, чтобы сдерживать лису в клетке. Почуяв слабину, он начал мучить меня всеми доступными ему способами. Первое время я даже винила его в смерти Итачи, но после долгих раздумий поняла, что бессмысленно кого-то считать крайним.
  
  - Интересно, как ты можешь помочь?
  
  - Печать, я могу снять ее. Но тебе придется не вмешиваться.
  
  - Чтобы завладеть моим телом?
  
  - Если бы я захотел, то запросто завладел бы тобой, когда ты была в отчаянии. Тогда ты ничего бы не предприняла, горевала бы по своему Учихе, а мне не стоило больших усилий снять печать, а затем...
  
  - Что мешает тебе сейчас?
  
  - Твои цепи. Не используй их, когда наружу начнет выходить моя чакра.
  
  - Печать того парня с риненганом исчезнет. Ты сможешь драться. Ты согласна?
   Комментарий к Откровения
   Со следующей главой вам будет ждать небольшой сюрприз)
  
  ========== Сражение с Пейном ==========
  
  Я успела в последний момент. Цунаде едва не погибла от рук Пейна. Только сейчас я поняла, что за противник напал на Коноху. Пятая Хокаге использовала необычную технику, чтобы защитить жителей деревни. Селян спасли слизни Кацуи.
  
  - Вам лучше отдохнуть, - обратилась я к Цунаде-сама.
  
  - Но, - она посмотрела на меня с удивлением, моя легкая победа над одной из кукол была неожиданной, но больше всего присутствующих поразил сам факт моего вмешательства.
  
  - Я не позволю уничтожить то, что защищал мой отец. Не волнуйтесь о нем, - я указала на Пейна.
  
  - Возьми Кацую, она поможет тебе.
  
  Хокаге подала мне огромного слизняка. Преодолев отвращение, я посадила его себе на спину. Куклы лидера Акацки встали в боевую стойку.
  
  - Нару-сама, я расскажу о способностях врага, выслушайте меня.
  
  - Хорошо.
  
  Пока Кацуя говорила о слабостях противника, я использовала талисманы ветра и пламени. Перед боем мне удалось призвать свой арсенал, который я использовала еще когда носила белую маску. Враг не заставил себя ждать. Стремительные атаки кукол были сильными и быстрыми. Для простых наблюдателей увидеть удары не представлялось возможным, но не для меня. Волновало другое, я не могла определить эмоции врага. Это было невероятно непривычное ощущение, сначала такое обстоятельство ввело в ступор. К тому же я растеряла форму, пока была в заключении. Не было повседневных тренировок, все это тут же сказалось - рефлексы затупились, движения потеряли свой автоматизм.
  Но даже несмотря на долгое отсутствие практики, в скорости я превосходила кукол. К тому же у меня было несколько припрятанных козырей. Я использовала техники ветра, чтобы создать песчаную бурю. Пыль, земля и песок смешались в полете, создавая плотную непроницаемую пелену. Пока противник растерялся, я создала призыв. Призванная змея послушно заглотила меня и марионетку пути Ада.
  
  Кацуя не рассказала мне чего-то нового. Я знала, как сражаться с Пейном. Наверное, для этого меня держал при себе Орочимару, к тому же я знала о некоторых особенностях Акацки от Итачи. Наверное, на земле нет людей, которые лучше других знали о слабостях Пейна. Орочимару питал к нему давнюю ненависть и по крупицам собирал информацию о риннегане. Итачи присоединился к Акацки, чтобы следить и шпионить за ними. Их труды не пропали даром. Я знала, что все куклы контролировал седьмой, настоящий Пейн. Но бросить людей здесь я не могла. Нужно было разобраться с марионетками.
  
  Отделенный от союзников путь Ада оказался легкой добычей, призвав клинки Кусанаги, я нашинковала врага яростными ударами.
  
  Когда змея выпустила меня, напротив стояли огромные звери: трехголовая собака, бык и носорог. Пыль улеглась на землю, обзор врагов был открыт. Я стояла напротив трех колоссов. Они тронулись с места одновременно.
  
  - Тройные врата Рашамона! - Выросший передо мной барьер принял удар разогнавшегося носорога. От столкновения тот нелепо осел и некоторое время не двигался. Но бык и собака оббежали преграду и стремительно понеслись в мою сторону.
  
  Перед боем я создала трех клонов, чтобы они собирали природную чакру, это был мой последний козырь в борьбе с Пейном. Я научилась преодолевать побочные эффекты создаваемых амулетов, но когда совмещала сендзюцу и талисманы, откат возвращался. Слабость и парализованные мышцы становились платой за невероятную скорость и силу. Слишком большой была нагрузка на тело. Две минуты мощи, несравнимой даже с каге, затем немощь, делающая меня настолько уязвимой, что даже ребенок мог бы справиться со мной.
  
  Клоны остались под землей и в спокойной обстановке собирали чакру. 'Первый пошел' - прошептала я себе под нос. Один из клонов исчез. В тело хлынул поток природной чакры, мышцы налились силой, а дар усилился в несколько раз, я поняла, где прятался седьмой, главный противник. Он был не один, рядом с ним была девушка.
  
  Но сейчас на первом месте для меня была другая проблема: ко мне на всех порах приближался огромный бык. Он вырвался вперед собаки. Я приготовилась и, когда колосс подбежал вплотную, схватила его за рог и швырнула что есть силы. Корова улетела далеко, но на этом мои беды не заканчивались. Собака была осторожнее. Она подошла вплотную, три злобные головы оскалили пасти, готовясь схватить меня.
  
  Против нее я использовала призыв. Это был скромный, но сильный змей - Аода. В отличие от Манды он был послушен, и когда я указала на собаку, он без вопросов бросился в бой.
  
  Разобравшись с животными, я переключила внимание на марионеток. Путь Животных уже собрался призвать еще одного помощника. Когда я устремилась к кукле, то почувствовала, как мышцы начали разрываться от непомерных нагрузок. Мощным ударом зацепила проблемную девчонку и бросилась на остальные куклы. Я рубила и кромсала их, против моей скорости у них не было шанса, остался последний, главный. Когда до него оставалось несколько метров, он использовал Шинра Тенсей. Меня отбросило на добрую сотню метров.
  
  - Простите меня, Нару-сама, - отчаянно прокричал Аода и исчез. Я оглянулась, трехголовый пес остался без противника, я заметила, ей помог бык. Видимо, пока я сражалась с марионетками, корова вернулась на поле боя и зацепила мою змею. Плохо, все очень плохо, Манда вряд ли придет на мой зов, а даже если и придет, то не станет помогать, других исполинских змей, готовых или способных помочь мне, я не знала. Хотя постойте-ка, оглянувшись на марионеток, я заметила, что путь животных не погибла от моего удара. Пострадала, но не умерла. А ведь если она погибнет, то исполины исчезнут. Я вновь устремилась к девушке.
  
  Меня снова окатила странная волна силы, я почти достала девушку-призывателя. Мощный гравитационный поток отбросил меня дальше, чем в предыдущий раз.
  
  - Эта кукла может использовать свою технику только через пять секунд, - взволнованно сообщила мне Кацуя.
  
  - Знаю.
  
  Я слишком долго приходила в себя. Удар был сильным, но время оставалось, на меня неслись сразу три гигантских твари. Но все они были слишком медленными. На этот раз я вложила в рывок всю свою силу. Миллисекунда, краткий миг, и я уже рядом с Путем Животных, заношу клинки Кусанаги для удара.
  
  После того, как я разобралась с девушкой-призывателем, устремилась к главной марионетке. У меня все хорошо, еще три секунды он не сможет использовать свою чертову технику. Три секунды - до Пути Богов пятьдесят метров. Две - до него осталось меньше метра, уже заношу меч для удара. Одна - стою перед врагом и не могу сдвинуться с места. Противник бесстрастно посмотрел на меня. Хотя в куклах нет живых эмоций, в его глазах мне показался насмешливый блеск.
  
  - Неужели это твой предел?..
  
  Снова Шинра Тенсей, я в третий раз отправляюсь в болезненный полет, на последних метрах ударяюсь о землю. Как же все плохо. С большим трудом встаю на ноги. Чертово Сендзюцу, непредсказуемая техника, я осталась без природной чакры и это сделало меня беспомощной девочкой для битья.
  
  Второй клон из моего резерва исчез, боль в мышцах тут же прошла, возвращая боевой азарт. Я создала клонов, они должны были помочь мне в одной технике. Ветер вновь поднял пыль и песок. Вокруг меня начал образовываться маленький вихрь.
  
  - Футон: Расенсюрикен! - Мой голос дрожал. Откат скоро возьмет свою дань.
  
  - Что это? - с удивлением спросила марионетка.
  
  Я проигнорировала вопрос и метнула плотный сгусток чакры. Неподвижный и удивленный противник принял удар, а я беспомощно рухнула на землю. Мои две минуты прошли, даже сендзюцу не поможет сейчас сдвинуться с места. В такие моменты я становлюсь уязвимой, и это долго. Огромная практика ирьендзюцу сделала меня мастером в самовосстановлении. Сконцентрировавшись на лечении, я выпускала из рук потоки чакры. Поврежденные мышцы сращивались, а раны затягивались.
  
  Обычно мне хватало пары часов, чтобы полностью придти в себя, но тут случилась приятная неожиданность.
  
  - Вечность так провозишься, - насмешливо сказал мне внутренний голос, и багровая чакра окутала тело. Восстановление ускорилось.
  
  - Спасибо, - пробормотала я себе под нос.
  
  - Не благодари, лучше разберись с ним, с моей силой ты быстрее встанешь на ноги, поторопись, пока он не ушел.
  
  Я кивнула. И вправду, мне стало значительно легче. Даже удалось подвигать ногами. Мелкими и неуклюжими движениями я начала самый трудный подъем на ноги. Наверное, даже в ходе эволюции человеку не было так трудно встать на две конечности, чем мне сейчас. Лис подгонял, заставляя преодолевать боль.
  
  Через пару минут превозмоганий, я сделала первый шаг, потом второй, третий - и понеслась.
  
  ***
  - Ты нашла нас?
  
  - Да, это было несложно.
  
  - Конан, не знаю, получится ли, но думаю, что нам следует попробовать захватить ее.
  
  - Не думаю, что у вас получится. Пока я шла сюда, мне удалось восстановиться, но здесь я не для драки, мне нужно поговорить. С тобой, Нагато.
  
  - Откуда ты знаешь мое имя?
  
  - Орочимару рассказывал о тебе, и не только он.
  
  - Итачи?
  
  - Да.
  
  - Что ж, я выслушаю тебя.
  
  - Спасибо. Я не училась у Джирайи-самы, не знаю, что пришлось пережить тебе, но я уверена в том, что твой путь неверен. Мне многое приходилось слышать о тебе, о твоем детище - Акацки. То, что я узнавала о вас, вначале мне действительно нравилось. Ваши мысли, идеи и действия, но знаешь, один человек, ваш бывший союзник, между прочим, наставил меня на правильный путь. Ты учишь людей через боль, учишь через то, что прошел сам, но это ли была твоя мечта? Разрушать целые селения, устанавливать справедливость через убийство невинных, боль и страдание.
  
  - Что же ты предлагаешь мне?
  
  - Разорвать порочный круг.
  
  - Это не так просто.
  
  - Ты прав, но я уверена - у тебя получится, у меня ведь получилось.
  
  - То, что ты не пошла мстить за смерть Итачи, не сделало этот мир лучше.
  
  - Да, ты прав, но и хуже не стало. Только представь, чего бы ты мог достичь в одиночку, сражаясь за других. Если бы ты вел и наставлял на этот путь, путь взаимопомощи.
  
  - Один человек ничего не изменит.
  
  - Ты бы не был один на таком пути, я знала еще двух людей. И ты тоже знал их.
  
  ***
  Мы говорили еще, наша беседа утомила меня. Она была долгой, наивной, но искренней. Наверное, поэтому Итачи умер - воплощал наивные мечты радикальными путями. А я такая же глупая ученица. После нашей беседы Нагато решил исправить свою ошибку. Последовать пути искупления, он говорил о том, что вернет к жизни убитых.
  
  Я не поверила в его слова. Но почувствовала, как в деревне зажглись огоньки жизни. Где-то там, на развалинах, кто-то возвращался из бездны, а здесь, прямо передо мной, бывший враг угасал. Нагато умер, а его тело забрала Конан. Когда я спросила ее, что она собирается делать дальше, она сказала, что будет следовать за пути, который выбрал Нагато, на этом наша встреча закончилась.
  
  Обессиленная, но вдохновленная, я отправилась в деревню. На этот раз меня не терзали детские обиды или страх. Я шла туда, потому что волновалась о судьбе других.
  
  ========== Ключ к свободе ==========
  
  Я возвращалась в Коноху, с каждым шагом мне становилось всё тяжелее идти. Своевольный Кьюби уже не видел необходимости делиться своей чакрой. Это ослабило меня, обессиленная я едва не упала на землю, но неожиданно меня подхватил Какаши, а затем взял на руки. Выглядел джоунин потрепанным, хотя его непривычная меланхолия сменилась позитивным настроем.
  
  - Не думал, что найду тебя, Нару.
  
  - Думал, что я снова сбегу?
  
  - Сейчас мне хочется проверить, не дуришь ли ты меня клоном.
  
  - Это было бы слишком жестоко. Как там остальные?
  
  - Сама все увидишь, - хитро подмигнул мне Какаши.
  
  - Насчет Саске...
  
  - Что такое?
  
  - Слышала, вы были его учителем. Наверное, это больно, видеть то, как ученик пошел по темной дорожке.
  
  - Наверное, в этом есть моя вина, я был слишком невнимательным.
  
  - Я бы хотела вернуть его.
  
  - Ну я понимаю, что ты очень способна, но не всесильна. Не вздумай играться с ним в друзей, он сейчас другой, тебе ли не знать это, - доброжелательность Какаши сменилась строгим тоном, - не хотелось бы мне, чтобы ты стала его жертвой.
  
  - Но ведь...
  
  - Откуда в тебе появилось столько наивности? Бесполезно пытаться что-то сделать с этим, пока он сам не поменяет свое решение. Чудес не бывает, он уже выбрал свой путь.
  
  - Чудес? А разве то, что все селяне живы, это не чудо? То, что лидер Акацки пожертвовал своей жизнью ради простых людей.
  
  - Возможно, ты права, но я боюсь, что в нужный момент ты не сможешь сделать то, что должна. Обещай мне не умирать ради...
  
  - Вы не верите в меня? Какаши-сан.
  
  - Я не верю в него.
  
  - Плохой из вас учитель.
  
  - Ладно, забудь, лучше посмотри, кто тебя ждет, - я проследила взгляд джоунина и посмотрела на то, что его так заинтересовало.
  
  То, что я увидела, было действительно удивительным зрелищем. Меня приветствовала огромная толпа селян. Крича мое имя, жители Конохи взяли меня на руки и начали торжественно подбрасывать. Это застало меня врасплох, я растерялась, но с каждой секундой недоумение сменял восторг. Меня охватила волнительная радость. Думаю, не имей я своего дара, то попросту бы испугалась резкой перемены в жителях деревни. Их эмоции, радость и счастье были искренними, ни капли ненависти и презрения. Так странно быть на плаву в море веселья и дружелюбия. По-моему, это называется народная любовь.
  
   ***
  Жизнь в деревне наполнилась звуками стучащих молотков и плотницких топоров. Люди восстанавливали разрушенное селение, а я помогала им в этом. Не сказала бы, что люди доверяли мне полностью, скорее то, что они делали, можно было назвать данью уважения. Я спасла их жизни, а ненавидеть спасителя... К тому же положительное отношение постепенно угасало со временем.
  
  Но несмотря на возвращающееся недоверие, со мной начали считаться. По крайней мере, я не сидела в клетке в ожидании вердикта от совета.
  
  Какаши-сан стал пропадать на совещаниях, один раз он пожаловался мне, что его хотят назначить Хокаге. Это совершенно не радовало джоунина, он был первым после Шизуне, кто жаждал возвращения Цунаде на пост Хокаге. После использования техники, которая спасла большинство селян, пятая впала в кому.
  
  Мои будни наполнились повседневной работой, я помогала в лечении раненых, восстанавливала вместе со всеми деревню. Мне выделили свой собственный дом. Личный угол оказался на деле огромной квартирой, он находился как раз там, где раньше была моя комната, от этого порой накатывала легкая грусть. Старое место напомнило о тех временах, когда я была одиночкой и ненавидела всех вокруг. Однако вопреки этому мне начала нравиться моя новая жизнь. В ней не предвиделось счастливое будущее или определенный статус - для жителей я то ли почетный пленник, то ли добровольный волонтер. Несмотря на всю доброжелательность, я не чувствовала себя частью Конохи. И когда мой обыденный быт прервал посланник из Мьёбоку, я почувствовала облегчение. Приключения снова врывались в мою жизнь.
  
  - Нару-сама, вам послание от Фукасаку-сана, он хочет, чтобы вы отправились вместе со мной, - посланник, маленький, но смышленый жаб, спокойно дожидался ответа, в его глазах читался недюжинный интерес к моей персоне.
  
  - Я отвечу, когда посмотрю, что там написано, - я закрыла дверь, в надежде, что курьер уйдет, но он ждал. Снисходительно вздохнув, я запустила его и уселась читать.
  
  'Дорогая Нару-тян, ты, может, не помнишь нас, но мы помним тебя хорошо. Джирайя попросил нас позаботиться о тебе, это была его последняя воля, к тому же ты дочь одного из наших контракторов. Мы не можем бросить тебя. Джирайя сказал нам поручить тебе одну вещь, если ты докажешь свою преданность деревне, я слышал о том, что ты спасла деревню, и поэтому хочу, чтобы ты прибыла к нам'.
  
  Я задумчиво посмотрела на посланника. Тот пытался поймать своим длинным языком муху, которая летала над ним. Он был очень собран, даже не хотелось отрывать его от столь важного занятия.
  
  - Как долго мы будем добираться до горы Мьёбоку?
  
  - Не волнуйтесь об этом, все уже предусмотрено, - муха села на глаз жаба, его язык стремительно ударил по месту, где сидел вредитель. - Ай-яй-яй, больно.
  
  Жаб закружился волчком и принялся с удвоенным энтузиазмом ловить муху, я начала собирать вещи.
  
  - А поподробней ты не можешь рассказать?
  
  - Вы заключите с нами контракт. Не волнуйтесь, многие жабы высказали свое согласие. Ваш отец был с нами, а его у нас очень уважают. После смерти Четвертого и Джирайи-сама мы те, на кого взвалена забота о девятихвостом.
  
  Я задумалась. Отец говорил об этом, еще когда я освобождала его душу из плена бога смерти. Якобы у жаб горы Мьёбоку хранится ключ от печати Кьюби. Он говорил мне о том, что я должна подружиться с жабами и использовать ключ от печати, чтобы подчинить девятихвостого. Наверное, это решит одну из моих главных проблем. Сейчас он спокоен, но кто знает, когда ему взбредет в голову вырваться. Моя чакра способна сдерживать его, однако вечно так продолжаться не может. В один день, когда я ослаблю свой контроль или просто устану, он захватит меня.
  
  - У меня уже есть контракт со змеями, слышала, вы с ними не очень-то дружны.
  
  - Да, но на это можно закрыть глаза. Все мы ошибаемся.
  
  - Подожди здесь, я уведомлю руководство деревни.
  
   ***
  Фукасаку и Шима встретили меня с большой теплотой. Это было странно, ведь я совершенно не помнила этих старых жаб. Меня пытались накормить червями и прочими насекомыми. Отказ расстроил маму-жабу, и тогда Фукасаку отвел меня к Гамамару.
  
  Великий жаба-мудрец предсказал мне, что я должна изменить мир. Слова его вызвали у меня скепсис. Сначала у меня вырвался непроизвольный смешок после его пафосной речи. Фукасаку злобно шикнул на меня. Закончилось все тем, что я получила заветный ключ от печати девятихвостого.
  
  Это стало отправной точкой для моих новых тренировок. У меня были свои цели. Изменить мир?.. Вряд ли, а вот изменить Саске, это мне под силу. Я знала лишь то, что он захватил восьмихвостого и за ним началась охота. В деревне шли выборы нового Хокаге, с этим все торопились. В деревне ходили слухи о том, что пять каге соберутся вместе. Надвигалась война, захват восьмихвостого стал неким сигналом, запустившим череду неприятных событий. Подчинение девятихвостого для меня стало едва ли не первоочередной целью, ведь это не только свобода от внутренних демонов, но и сила. Мир готовил испытания, особенно мне, ведь я едва ли не главная цель врага. Очень сильного врага.
  
  Я не могла подвергать опасности жителей горы Мьёбоку, поэтому ушла в одно отдаленное место. Это было одно из наших старых укрытий с Итачи. Мы редко пользовались им, но именно там скрывали все свои тайны. Секреты наших кланов, оружие и запасы. Найти его было сложно, оно находилось рядом с лесом Шикоцу. Влажная атмосфера не располагала к пещерам, но мы нашли одну и поселились там.
  
  Там у меня сохранились печати летающего бога молний. В отличие от отца, я не могла пользоваться ими в бою, мне не хватало концентрации и выдержки, чтобы довести владение Хирайшином до совершенства. Слишком долго шел процесс перемещения, поэтому в бою я не использовала ее. К тому же я долгое время не практиковала эту технику. Не сразу мне удалось переместиться. Оказавшись в одном из наших старых убежищ, я почувствовала, как апатия начала возвращаться. Но, отбросив меланхолию, принялась за тренировки. Чтобы подчинить девятихвостого, нужна огромная сила.
  
  Я доводила до совершенства владение техникой Четвертого. Мгновенное перемещение в бою - страшное оружие. А против Саске это был бы лучший аргумент, как для победы над ним, так и убеждении. Я тратила время на улучшение талисманов и работала над контролем сендзюцу. Времени неожиданно становилось катастрофически мало. В голове у меня была примерная дата битвы с Кьюби. К этому дню я надеялась полностью овладеть техникой отца, освоить сбор природной чакры в движении и преодолеть откат талисманов.
  
  Получилось решить только первый пункт. Девятихвостый почуял неприятности и негодовал. С каждым часом его напор и желание вырваться росли. Это стало для меня знаком. Наконец, я решилась сразиться со своим внутренним демоном.
  
  ========== Битва с девятихвостым ==========
  
  Погружение в свой внутренний мир вызвало противоречивые чувства. С одной стороны, мне была неприятна мысль о том, что я буду драться с девятихвостым. И это после всего того, что он сделал для меня. В наших непростых отношениях в кои-то веки наступил мир. А я собиралась его разрушить. Даже больше, надругаться над зарождающейся дружбой и подчинить Кьюби.
  
  Недавно я поняла, что моя ноша не так уж плоха. Меня терзало одиночество, но по-настоящему я никогда не была одна, всю мою жизнь за мной приглядывал могучий наблюдатель. Он мог быть снисходительным, иногда даже проявлял сочувствие и сопереживал, но никогда не открывался до конца.
  
  Лис ждал меня. Это был редкий случай, когда я пришла, таща внутрь проблемы. Нас не убивали и не издевались, ему не нужно было меня в очередной раз спасать. В клетке напротив, загорелись алые зенки. Он смотрел без злобы, скорее с интересом. Это неприятно кольнуло в самое сердце.
  
  - Нару, зачем ты пришла?
  
  - Хочу окончательно все разъяснить в наших отношениях.
  
  Я подошла к печати. Кьюби собрался, он начал понимать к чему все идет.
  
  - Уверена? Будешь недостаточно сильной, умрешь.
  
  - Что это?.. Неужели ты боишься победить меня?
  
  - Считай это предостережением.
  
  - Учту, начнем!
  
  Ключ разрушил печать, едва клетка открылась, как лис резким размашистым ударом попытался зацепить меня. Чуть не попалась под лапу. Отступила назад, увлекая биджу за собой. Он начал яростный напор, острые когти засверкали рядом с лицом. Благодаря дару я успешно уклонялась, наблюдая за периодами атак.
  
  Ритм ударов, эмоции врага, его намерение и желание убить - все это становилось заделом для моего предвиденья. Но меня тревожило то, что лис знал мой способ ведения боя и мог воспользоваться этим. Он неглупое существо и вполне может схитрить.
  
  Однако я не почувствовала ничего подобного, мое пассивное поведение начало его раздражать:
  
  - Ну же, покажи, чему научилась, убегая, меня не запечатаешь.
  
  Я ухмыльнулась. Один из приготовленных клонов передал мне природную чакру. Мощным ударом отбросила врага, и пока он не оклемался, атаковала его большим огненным шаром. Массивный поток пламени унесся в сторону лиса, а я добавила вдогонку технику великого тайфуна. Огненный шар преобразился, закрутился в мощный и быстрый вихрь. Мало того, что атака усилилась, так еще и ее скорость существенно возросла.
  
  Лис не успел среагировать, удар пришелся ему в живот. Пока Кьюби боролся с пламенем, я подбежала с фланга, создала колоссальный расенган и ударила сбоку. Отвлеченный первой атакой девятихвостый не успел среагировать. Он снова отлетел, и пока его шок не прошел, я продолжила его атаковать. Его попытки контратак легко пресекались моими мгновенными перемещениями. Кьюби даже не заметил того, как все его тело усеяли печати летающего бога молний. В довесок ко всему, я комбинировала техники молнии, ветра и пламени, завершала атаки расенганом и расенсюрикеном.
  
  Исполин летал туда-сюда. Один колоссальный расенган отправлял его в одну сторону, он не успевал оклематься, как с уже помощью перемещения я заходила с фланга или тыла и корректировала его полет новым расенганом. Его невероятные размеры играли с ним злую шутку, он не мог зацепить меня, порой даже заметить. Эта схватка для меня превратилась в марафон на боевую выносливость. Но в конце концов я добилась своего. Лис был настолько измотан, что попросту рухнул на пол.
  
  Внимательно осмотрев поверженного врага, я осознала, что передо мной появилась серьезная проблема - что делать дальше? Я победила врага, но что потом следовало за этим, не знала. Поступив невероятно хамски по отношению к противнику, я спросила:
  
  - Не знаешь, что мне делать дальше?
  
  Судя по удивленно-шокированному взгляду, которым меня одарил лис, его больше поразила моя наглость. Наверняка он знал или, по крайней мере, догадывался, что я должна была делать.
  
  - Издеваешься?
  
  - Но я правда не знаю!..
  
  - Когда ты успела стать такой проворной? - Лис поднялся на лапы. Его озлобленная гримаса не предвещала ничего хорошего. - Дура! Зачем пытаться подчинить биджу, если ты даже не знаешь как?!
  
  Кьюби начал формировать огромный заряд из чакры. Орочимару рассказывал про что-то подобное - бомба хвостатых, так называлась эта техника. И, судя по словам санина, ничего хорошего встреча с такой атакой мне не предвещала. Масса из чакры только росла и, наконец, набрала свой пик, бомба понеслась в мою сторону.
  
  - Тройные врата Рашамон!
  
  ***
  Курама внимательно смотрел в сторону своего бывшего сосуда. Он знал, что его хозяйке порой были свойственны глупые поступки. Ее техника явно не могла защитить от атаки девятихвостого лиса. Пора уже было понять этой глупой девчонке, что он стал гораздо сильней со второй своей половиной. 'Вот дура, такая техника тебя не защитит' - с легким разочарованием произнес Кьюби. Он почувствовал досаду, в глубине души его волновала судьба бывшего джинчурики. Почему бывшего? Да потому что от ее врат и от нее самой ничего не осталось.
  
  - Идиотка, ты что, и вправду отдала концы? - обиженно воскликнул в пустоту Курама.
  
  - Не дождешься, - съязвила джинчурики. Ей это было удобно, она беззаботно сидела на его голове.
  
  Услышав знакомый голос, Кьюби почувствовал облечение, но тут же это чувство сменилось раздражением. Огромные цепи чакры придавили его к земле.
  
  - Эта сила! Черт! Как я мог забыть!
  
  - Забыть что? Знаешь, можешь не говорить, как я должна подчинить тебя. Я начала чувствовать твою чакру, и мне кажется, я могу забрать ее!
  
  Девушка спрыгнула с лиса, подмигнула ему, а затем начала исполнять обещанные угрозы.
  
   ***
  Я забирала силу девятихвостого, теперь я могла ощутить все естество моего пленника, охватить всю его мощь. Забирая огромным потоком его чакру, я чувствовала, как вместе с этим приходит его горечь и ненависть. Он сопротивлялся, но мои цепи надежно держали его. Каждую атаку я оставляла след своей чакры на лисе, это был задел моей победы. В нужный момент, когда он потерял бдительность после своей кульминационной бомбы хвостатых, я переместилась из точки обстрела, а затем сковала его.
  
  - Будь ты проклята, Нару! - отчаянно завопил лис. - Зачем ты стараешься ради других? Они все обманывают тебя! Ты же сама знаешь это! Ненавидь, ненавидь вместе со мной! Отомсти Саске, ты сможешь это сделать со мной! Мы будем единым целым!
  
  - Не старайся, тебе не убедить меня, - я говорила твердым голосом, но поток чакры замедлился.
  
  - А как же Итачи? Его до сих пор считают предателем, а Саске совсем не ценит его жертву и продолжает позорить Учих. Неужели ты так все оставишь? Он же забрал у тебя последнее, что заставляло тебя жить! А Итачи делал все для Саске, всегда и везде стремился оберегать, баловал его с самого детства, а ты была всего лишь жалкой заменой! Он же хотел, чтобы ты делала его работу. Эти Учиха, зачем ты связала себя с ними?! Один приучил тебя, но лишь для того, чтобы ты снова страдала. Другой все забрал.
  
  - Нет! Замолчи! Замолчи! - Я почувствовала как наша связь между мной и Кьюби поменяла свой ход, теперь чакра шла к нему.
  
  - Не бойся меня, я не такой как они! Все эти жалкие люди, они обманщики.
  
  - Заткнись! Ненавижу тебя! Ненавижу тебя, ненавижу... людей.
  
  - Да-да, все верно! Нару, верь только мне, стань частью меня! Будь моей, я никогда не оттолкну тебя. Мы воссоединимся и покажем этому миру всю нашу ненависть.
  
  Последние слова я едва разбирала. В ушах гудели слова из далекого детства.
  
  - Чудовище!
  
  - Проваливай отсюда!
  
  - Монстр, тебя никто не звал.
  
  - Лучше бы ты сдохла!
  
  Может, он действительно прав? Люди лицемерны и считаются с тобой, когда чувствуют в тебе силу. Покажи свою слабость, и они съедят тебя быстрее диких животных. Ведь последнее якобы 'чудо' в перемене отношений селян ко мне, это лишь страх. Завуалированная и внушаемая самим себя радость и позитив селян это всего лишь жалкий инстинкт, маскарад, в котором они прячут ужас передо мной. Они обманщики, а лис прав, он действительно прав. Он по-настоящему искренний, злой, но правдивый. Вместе с его злобой мне переходила боль. Не физическая, но гораздо неприятнее, душевная. Не хочу, чтобы меня обманывали, лучше бы мне ни с кем не сближаться... но как же мне плохо! Одиноко!
  
  Вокруг стало темно, я погружалась в бесконечную ярость лиса. Это уже навсегда, пути назад нет. Вечное одиночество, хотя... перед глазами возник странный образ. Мираж был поистине прекрасным. Я видела красивую женщину, она смотрела на меня с бесконечной теплотой. Казалось вся любовь и доброта, которую я не получила в детстве передалась мне сейчас в этом восхитительном взгляде.
  
  - Кто ты?.. - Мой голос дрожал, я не надеялась получить ответ, но незнакомка молчала. - Издеваешься?! Чертов лис!
  
  По голове прилетел смачный подзатыльник. Мое удивление достигло космических масштабов, когда я увидела перемену на прекрасном лице.
  
  - Тебане!
  
  - Че-го-го-го?! Вы нормальная вообще женщина?
  
  - Женщина?! - Мне прилетел второй подзатыльник.
  
  - Ну-у-у-у девушкой вас не назовешь... чертов лис если это ты так шутишь, то знай - не смешно!
  
  Агрессивная собеседница залилась истерическим смехом, схватилась за живот и хохотала без умолку.
  
  - Слава богу, ты не унаследовала мою черту нести белиберду. Хотелось бы мне сказать! Но нет.
  
  - О чем это вы?! Неужели вы, нет, ты моя...
  
  ***
  - Чертова Кушина! Не мешай мне!
  
  - Не думай, что я так легко отдам тебе свою дочь!
  
  - Ты ничего не понимаешь!
  
  - С чего ты так решил, думаешь, я не пойму родного ребенка?
  
  Вдруг мама обратилась ко мне: - Я же тебя по-ни-маю! - Сказала она это с невероятно сильным, агрессивным напором, мне оставалось лишь покорно кивать.
  
   - Я позабочусь о ней, она больше никогда не будет плакать! Никто не посмеет ее обижать! - Вмешался лис.
  
  - Какое-то сомнительное счастье, будь ты человеком и сватался бы за нее, я бы не доверила ее тебе - скептично заметила мама.
  
  - Ма-а-а-а-м! - Мне с трудом удалось выговорить это слово, никогда в жизни я так не смущалась. - Не шути так.
  
  Лис был вновь скован. Я тоже внесла свой вклад, цепи обмотали Кьюби как паучьи сети. Ужасный и великий девятихвостый демон-лис сейчас казался безобидней мухи, закутанной в плотный кокон.
  
  - Сейчас! Забери его чакру.
  
  Я лишь кивнула на слова матери и вновь начала нашу игру в перетягивание чакры. Лис даже не мог пошевелиться, что уж говорить о каком-то сопротивлении. Когда все закончилось, я почувствовала невероятные перемены внутри себя. На меня накатило прозрение, следуя больше воле инстинктов, я создала новую клетку для девятихвостого. Он снова был в тюрьме, как бы я не жалела его, но поделать с этим ничего не могла.
  
  - Ты смогла! Не думала, что ты унаследуешь мой дар. Мне бы хотелось, чтобы ты пошла в Минато.
  
  - Скорее я посередке - между вами.
  
  - Тоже неплохо, - мама загадочно улыбнулась. Она внимательно смотрела на меня и молчала. Мне было неловко - будто мы родные люди не можем вымолвить хоть словечко друг другу, но судя по ее веселому виду, это ее не беспокоило.
  
  - Что? Почему ты улыбаешься?
  
  - Просто не ожидала, что моя дочь вырастет такой красавицей.
  
   - Ты меня смущаешь.
  
  - Прости. Я должна тебе кое-что рассказать, у меня мало времени, это касается той ночи, когда ты родилась.
   Комментарий к Битва с девятихвостым
   В принципе вы все знаете, больше отзывов, больше мое желание сделать проду)
  
  ========== Встреча ==========
  
  Какаши лежал на кровати, он только вернулся домой. После долгой и изнурительной дороги мужчина был опустошен. Джоунина охватила неприятная апатия. И причина крылась не в усталости, а в неприятном факте - бывший ученик напал на собрание пяти Каге.
  
  Более того, Саске похитил Данзо, нового Хокаге, и убил его. Мысли Какаши начали метаться, раньше он не допускал возможности, что молодого Учиху придется убить, но сейчас его охватили сомнения. Джоунин боялся этой встречи. Он боялся долга, который ляжет на его плечи неподъемным грузом, а затем превратится в его очередной ночной кошмар.
  
  Убить своего ученика?! Что может быть хуже для учителя?..
  
  А ведь они похожи с Саске. Судьбы двух людей никогда не повторяют друг друга, но было что-то общее, может быть трагедия, которая поселилась глубоко в сердце. Можно ли помочь Саске? И кто в силах это сделать? - От мыслей Какаши оторвал стук в дверь. Он с неохотой поднялся, проворчав: - Кажется, меня сейчас попросят занять пост Хокаге - и с грустной миной мужчина пошел встречать гостей.
  
  - Ямато-сан?.. Что случилось?
  
  - Хокаге-сама проснулась! - радостно сообщил джоунин.
  
  - Понятно. Слава богу, я уж думал, что ты пришел сказать, что меня назначили новым Хокаге.
  
  - Ну-у-у-у... вы правы, есть еще кое-что, семпай, - неуверенно начал Ямато, - пять стран наконец-то объединились, сейчас решаются вопросы по объединению военных сил и...
  
  - Хочешь сказать, что мне отвели какую-то роль в этом? - перебил Какаши.
  
  - Нет, то есть да, вас назначат командиром объединенного отряда военного альянса, но дело в другом. Совет каге пришел к выводу, что всех биджу лучше спрятать в одном месте.
  
  - Не слишком ли опасно? Если враг найдет их, то получит всех сразу!
  
  - Аналитики пришли к выводу, что это лучшее решение, хвостатые смогут сдерживать друг друга. К тому же вместе у них больше шансов отбиться от врага. В общем, их всех собирают на одном острове. Местоположения мы не знаем, но безопаснее этого места, по заверению Райкаге, нам не найти. Поэтому нас попросили доставить туда девятихвостого. Местоположение обещали сообщить, когда мы будем готовы выступить.
  
  - Как все просто. Будто мы ее контролируем! - саркастично сказал Какаши.
  
  - Но, семпай, это просьба всех каге, даже Цунаде-сама согласилась с этим решением. Мы должны найти ее! Она ключевая фигура в грядущей войне. Все готовятся к большим сражениям, и нам просто необходимо заполучить такого союзника! К тому же, враг будет искать ее.
  
  - Не думаю, что у нас получится обеспечить ее сохранность. Если она будет с нами, это доставит нам, а больше ей хлопот.
  
  - Но разве плохо то, что она будет с другими биджу? У нее будет безопасное место.
  
  - Ты прав, но меня заботит не это, а скорее то, согласится ли Нару? Она не из тех, кто отсиживается в тылу, пока другие бьются с врагом. Не думаю, что Нару воспримет наше предложение с радостью. Мы не сможем притащить ее силой, так что эта затея сомнительна, придется отказать каге, - сказал Какаши. - К тому же никто не обещает, что это их место будет безопасным. Вполне возможно, что это попытка похитить всех биджу.
  
  - Но семпай!
  
  - А еще добавь к этому опыт Нару. Она мастер-беглянка, столько времени скрываться от АНБУ и Акацки! Неужели ты думаешь, что мы сможем найти ее.
  
  - Ну, мы можем спорить, но приказ есть приказ! Семпай, мы должны поговорить с ней, у вас же с ней хорошие отношение, можно сказать, что вы единственный из Конохи, кому она доверяет. От попытки не убудет, зато сколько пользы. Пока идет подготовка к сражениям, это лучшее для нас занятие.
  
  - Что ж, ничего не поделаешь, раз сама Хокаге приказывает, остается только подчиниться, - ворчливо сказал джоунин.
  
  - Отлично, пойду готовиться к миссии!
  
  ***
  
  Уже несколько дней я шла по следу Саске. Вместе с ним были еще кто-то. Саске сопровождали три человека, и еще с ними передвигался неизвестный мне Учиха. Об этом я могла судить, оценивая чакру преследуемых. Мне закрались в голову мысли, что это тот самый человек, который шестнадцать лет назад напал на Коноху. Можно сказать, что с него начались все мои злоключения.
  
  Он отобрал у меня семью, возможность найти друзей и сейчас манипулирует Саске. Я не испытывала симпатии к брату Итачи. Мое благосклонное отношение младший Учиха получил из-за замолвленного словечка старшего брата. Но все-таки стоит признать, что я искренне сочувствовала ему и пыталась опекать, пока была вместе с ним.
  
  Холодный и эгоистичный снаружи он мог казаться самодостаточной личностью, но, как любой человек, нуждался в заботе и понимании. Я видела это как на духу, ведь мне было доступно то, что спрятано на сердце. Интересно, что он предпримет, встретив меня. Для себя я решила, что заберу его в деревню, если придется, применю силу, ведь сейчас у меня есть неоспоримый аргумент.
  Внезапно я почувствовала чакру Саске. Дар подсказал мне, что, помимо него, впереди большая группа людей, и между ними вот-вот начнется схватка. Я поспешила.
  
  ***
  
  Какаши сделал ставку на Саске. Он решил, что найти Нару, которая долгое время умудрялась скрываться от Акацки и АНБУ будет сложнее, чем следовать за Учиха. Многие присоединилось к группе захвата - Шикамару, Сакура, Сай, Киба и Рок Ли. Все они решили захватить Саске, аргументировав свой план тем, что хотят предотвратить войну между селениями. Какаши считал, что Саске должен привести их к девятихвостой, но как обычно вмешались непредвиденные обстоятельства. Молодой Учиха узнал о слежке и приготовился к встрече с преследователями.
  
  Он ждал вместе со своими соратниками. Среди бывших прихвостней Орочимару Какаши заметил странного человека в маске. Он казался джоунину самым опасным среди всех противников.
  
  - Ты была права, Карин, все-таки нас преследовали шиноби Конохи, - сказал громко Саске, давая понять остальным, что их ждали. Он окинул высокомерным взглядом преследователей.
  
  - Вижу, у тебя полезные спутники, - заметил Какаши.
  
  - Тебя это не касается, Какаши. В отличии от тебя, я не веду своих людей на убой, - усмехнулся Саске.
  
  - О чем ты?
  
  - Вы все умрете, и ты погибнешь первым, Какаши, - с яростью сказал Саске, - ты посмел использовать шаринган, жалкий подражатель, лишь те, в чьих жилах течет кровь Учиха, могут нести бремя этих глаз, - Юноша начал складывать печати.
  
  - Саске-кун, постой, мы можем поговорить? - вмешалась Сакура.
  
  - Время для разговоров закончилось, - ответил Саске.
  
  - Но послушай, я здесь не для того, чтобы драться, - девушка внезапно перепрыгнула с дерева, ближе к собеседнику, - я хочу отправиться с тобой!
  
  - Не глупи! - попытался остановить куноичи Шикамару.
  
  - Куда вы, Сакура-сан?! - крикнул Рок Ли.
  
  - Вернись назад, - скомандовал Какаши.
  
  Сакура проигнорировала крики спутников, в ожидании ответа она смиренно сложила руки. Увидев ее решимость, Учиха лишь ухмыльнулся:
  
  - Ты бездарная куноичи, в тебе нет ни таланта, ни упорства, зачем мне такая посредственность? - В руках Саске появилась молния, - исчезни с глаз долой!
  Он почти достал Сакуру, но Какаши успел в последний момент. Чидори против Чидори. Столкновение ученика и учителя стало сигналом начала сражения. Команда Така накинулась на шиноби Конохи. Рок Ли бросился к Сакуре, но на его пути тут же встал Суйгетцу, они начали обмениваться ударами. Сложно было понять, кто из них одерживает вверх. Для мечника зверь Конохи был слишком проворным. Удары Рок Ли не приносили вреда Суйгетцу, физические атаки рассекали его конечности и даже тело, но через секунду все возвращались в прежнюю форму.
  
  Шикамару поймал теневым захватом Джуго, в то время как Сай и Киба пытались зацепить шиноби в маске. Схватка лишь набирала обороты, Какаши едва поспевал за движениями Саске. Молодой Учиха воплощал в себе точность и ярость, наседая на джоунина быстрыми атаками. Но многолетний опыт сказывался на ходе боя. Пару раз Какаши удалось зацепить Саске. Похоже, тот был чем-то ослаблен. 'Использовал изменяющий шаринган' - пронеслось в голове джоунина.
  
  Учиха тоже начал понимать, что проигрывает, и поэтому сменил стратегию. Следующий маневр Саске направил на Сакуру. На огромной скорости юноша понесся на девушку, занося клинок для удара. Какаши понял, что таким образом его вынуждают подставиться под удар. Джоунин бросился к куноичи в надежде отразить атаку пусть даже ценой своей жизни. Вдруг он увидел стремительно летящий кунай. Оружие было необычным и смутно знакомым, казалось, оно преодолело само время, придя из тех дней, когда его учитель был с ним.
  
  Какаши не успевал, но он уже не беспокоился. Саске почти достал намеченную жертву, однако Сакура внезапно исчезла. Вдруг схватка прекратилась.
  
  Сражавшиеся, мигом успокоились, все они почувствовали присутствие постороннего, колоссальная чакра начала давить на сознание шиноби. Неизвестная фигура еще не раскрыла себя и Така вместе с группой захвата с опасением ожидала решения третьей стороны. Глаза шиноби начали искать незваного гостя.
  Все они почти одновременно заметили, как из ниоткуда в самом центре схватки материализовалась джинчурики девятихвостого. Это было понятно по ее виду, тело девушки обволакивала яркая желтая чакра. На шее висел кулон из томоэ. Руки Нару держали дрожащую Сакуру.
  
  Какаши не узнал вначале девушку, как и остальные присутствующие. Все они плохо знали Нару, кроме одного человека.
  
  - Сакура, смотри, какие мне нужны люди! - С усмешкой сказал Саске куноичи, - Нару, пойдем со мной, я прощаю тебе твои недомолвки. Мы уничтожим Коноху, вместе! Ты ведь всегда об этом мечтала?! В чем дело?
  
  Нару опустила куноичи, внимание всех шиноби было приковано к прибывшей девушке. Ее медленные движения гипнотизировали своей расслабленностью. Глядя на это, Какаши вспомнил, как она в последний момент, перед перемещением коснулась Саске.
  
  - Саске, ты пойдешь со мной, я не позволю тебе порочить память об Итачи, - сказала Нару.
  
  Шиноби Конохи с облегчением вздохнули, а Шикамару спросил у джинчурики:
  
  - Ты поможешь нам захватить его?
  
  - Нет, - едва ответила девушка, как Саске разразился гневной тирадой:
  
  - Что ты сказала? Порочу память об Итачи? Ты говоришь мне это?! Ты бросила меня, а еще обманывала все время, что мы были вместе. Если бы ты рассказала мне всю правду, мне не пришлось бы убивать собственного брата. Подчинила девятихвостого и решила, что можешь одолеть меня?.. Аматерасу! - Парень сфокусировал взгляд на Нару, но она в мгновение ока исчезла с поля зрения. Шиноби растерянно смотрели на черное пламя, которое появилось на месте, где стояла девушка.
  
  Какаши первым догадался перевести взгляд на Учиху, он был в числе немногих, кто увидел, как Саске похитила джинчурики. Она переместилась ему за спину, небрежным ударом оглушила и снова исчезла. Джоунин осмотрелся и заметил, что не один додумался об этом. Человек в маске тоже смотрел на то место, где секунду назад стоял Учиха.
  
  'Неужели он тоже знает о Хирайщине?' - задался вопросом Какаши, глядя на загадочного члена Акацки.
   Комментарий к Встреча
   Если честно достало писать этот фик, если в ближайшее время я не закончу его, то скорее всего заморожу.
  
  ========== Встреча (часть II) ==========
  
  Голова гудела от ноющей боли, я с трудом разлепил веки. Темная скальная порода бросилась мне в глаза, значит, меня держат в пещере. Осмотрелся. Судя по всему, я оказался в ответвлении подземелья. Выход в коридор закрывала массивная деревянная дверь. Я напрягся, вспоминая последние секунды боя. Мигрень не проходила, мне показалось, что она только усилилась. Через силу вновь оглянулся, в помещении светил факел, но его света катастрофически не хватало. Странно, похоже, меня начали подводить глаза.
  
  Рядом никого не было, но, осмотревшись, я заметил Кусанаги, прислоненный к скальной породе.
  
  Я попытался взять его в руки, но внезапно почувствовал, как все тело сковала неведомая сила, а головная боль разрослась до немыслимых масштабов. Проклиная про себя все на свете, я закричал. Боль начала уходить, она отступала волнами, на каком-то этапе мне удалось прийти в себя. Внезапно я услышал приближающиеся шаги. В темном проходе показалась смутно знакомая фигура. Что-то явно не так с моими глазами.
  
  - Лучше тебе не двигаться, когда меня нет рядом, - назидательно сказала Нару, в ее голосе сквозил холод.
  
  - Что ты со мной сделала? - неразборчиво прохрипел я.
  
  - Не знаю, что ты там бормочешь, но догадываюсь, так что могу ответить: это один из секретов моего клана. Узумаки специализировались на печатях, на тебе одна из сильнейших. Она создает связь между заклинателем и жертвой, чем дальше я нахожусь от тебя, тем больше неудобств она причиняет. Естественно, только тебе, Саске.
  
  - Зачем ты сделала это со мной?
  
  - Глупый вопрос - чтобы ты не сбежал. Сразу предупрежу: если уйдешь слишком далеко или попытаешься воспользоваться шаринганом, то умрешь от болевого шока.
  
  В тоне девушки слышалась неприкрытая ненависть. Я заметил на ее лице неприятную мину, будто она разговаривала с кем-то отвратительным. Сильно же она меня ненавидит.
  
  - Лучше бы сразу убила, - сказал я.
  
  - Нет, ты должен заплатить за все, что натворил.
  
  - Шутишь?! Убей или отпусти, а лучше сразись со мной в честном бою.
  
  - В честном бою? Ты, похоже, не становишься умнее. Поговорим позже! - Нару сказала это с нескрываемым чувством превосходства и злорадства. Не понял, чему она так радуется. Девушка стремительно покинула комнату и даже не озаботилась закрыть дверь.
  
  Через секунду я почувствовал ужасную мигрень. Боль начала нарастать, видимо, она возрастала по мере того, как Нару отдалялась. С трудом поднявшись, последовал за ней. Немного полегчало. Мне в голову тут же закралась мысль, что девушка разбудила меня подобным образом. Действительно, все вставало на свои места, она ведь сразу пришла, как только услышала мои крики. Видимо, поняла, что слегка переборщила. Я не чувствовал в ней прежней заботы и доброты. Надменная невозмутимость также пропала, видно, она назло мне отдалилась.
  
  Я не чувствовал чакру, похоже, это было эффектом ее техники. Мне вспомнились печати паралича, Нару писала на бумаге определенную последовательность символов, и враги, попавшие под действие амулета, становились беспомощны. Ощупал себя в поисках злокозненной бумажки, но ничего не нашел. Делал я это на ходу, следуя за своей мучительницей. Шел скорее по наитию, не опираясь на зрение. Вокруг все размывалось, а в темноте тем более ничего нельзя было различить.
  
  Пещеры имели подобие комнат. Вмешательство человека в ландшафт подземелий явственно проступало в том, как гармонично были вытесаны ответвления. И в одно из них зашла Нару.
  
  Я чувствовал слабость, но продолжал идти за ней. Проклиная подлый прием Нару, который фактически привязал меня к ней, проскользнул следом. Это оказалась импровизированная кухня. Уже на подходе я уловил приятные запахи, а как оказался внутри, так почувствовал в воздухе целую феерию ароматов.
  
  - Вижу, ты не растеряла мастерства, - сказал я отдышавшись. Слабость не покидала меня, а еще голод мешал собраться мыслями. В помещении было немного светлее, чем в коридоре. - Давай поговорим, - обратился я к ней.
  
  - Не мешай! - раздраженно сказала девушка.
  
  - Чертова лиса, выслушай меня... - начал было я, но тут же заметил, как на лице девушки проступила ярость. Она щелкнула пальцами, и адская боль снова накатила на меня.
  
  - Прекрати-и-и-и!
  
  - Не мешай! - повторила девушка, срываясь на крик.
  
  Я уже не слушал ее, а лишь молился, чтобы боль утихла. Сознание вновь уносилось куда-то вдаль, освобождая от страданий.
  
  ***
  Снова просыпаюсь в темноте, но чувствую, что лежу на мягкой постели, не как в прошлый раз. Голова не болела, и я искренне радовался этому.
  
  - Проснулся? - на этот раз голос Нару не отдавал холодом. Я услышал, как она щелкнула пальцами, и приготовился уже было к новым порциям боли, но вместо этого в комнате загорелся свет. - Знаешь, мне трудно сдержаться. Я столько готовила себя к нашей встрече, но когда вижу тебя, то меня охватывает ненависть! Трудно сдержаться! Мне казалось, что я изменилась, но похоже, что на деле это гораздо сложнее.
  
  - Ты так оправдываешься?
  
  - Да. Честно признаться, сейчас мне немного стыдно. Не стоило так вести себя, ты ведь, как и он, болен. Пользуясь силой изменяющегося шарингана, взамен ты отдаешь зрение. Не мне ли знать про особенности кеккей генкай.
  
  - Тебе?
  
  - Мы с твоим братом много путешествовали, и я немало узнала о вашем клане.
  
  - Издеваешься? - со злобой сказал я.
  
  - С чего ты решил? - с искренним недоумением спросила Нару.
  
  - Вместе путешествовали! Наверное, вам было весело. Тебе было весело. Я! Я и только я должен был быть рядом с ним! Ты украла наши дни у меня, а теперь прицепила цепью к себе, будто зверя какого-то, причиняешь боль и страдания, лишь для того, чтобы затем добить.
  
  - Почему ты такого низкого мнения обо мне? Твой брат думал иначе. Итач...
  
  - Не смей произносить его имя! Ты не имеешь на это права!
  
  - Почему? Почему я не могу называть имя Итачи?
  
  - Итачи умер из-за тебя. Если бы ты сказала мне правду, он был бы жив. Такой человек, как он, не должен был умирать в твоей компании. Итачи - великий человек, а кто ты?! Беглянка? Наемный убийца? Джинчурики демона-лиса? Ты всё это в одной ипостаси, ты чудовище!
  
  Я ловил себя на мысли, что говорю лишнее, но в своей ярости старался уязвить Нару в больное место. С трудом различил, как ее лицо скривилось в болезненной гримасе, похоже, я достиг своей цели.
  
  - Не ножом, так словом режешь. Но я волнуюсь о тебе. Однажды Итачи попросил меня позаботиться о его брате. Поэтому ты здесь, а не в Конохе. Твои действия настроили всех против тебя. Когда вы дрались там, я почувствовала желание Какаши убить тебя. Нет! Они все хотели твоей смерти, - сказала Нару. Мне показалось, что она сдерживает себя, не давая волю злобе.
  
  - Мне плевать.
  
  - Выйдешь отсюда, и за тобой начнется охота. Не только Конохагакуре, но и деревня Звука начнут искать тебя. Кабуто хочет прибрать тебя себе, наверняка ты нужен ему для экспериментов.
  
  - И поэтому будешь держать меня здесь? До скончания веков...
  
  - Нет. Я хотела сказать, что признаю свою вину в случившемся. Я сплоховала, пустила все на самотек и думала лишь о себе. Прости меня за это, я виновата и помогу тебе, а после... если попадешься мне - умрешь.
  
   ***
  Мы шли по густому и темному лесу. Давно я так не путешествовал, компания будила в памяти старые воспоминания. Знакомая хрупкая фигура впереди снова вела меня навстречу приключениям. Она изменилась, стала сильнее - не только в физическом плане, но и в моральном. Это укололо мое самолюбие, я всегда желал ее превзойти. Порой мне казалось, что вот он, конкретный момент или секунда, когда я стал сильнее Нару. Однако каждый раз ожидания разбивались о реальность. Но нет худа без добра, мой плен можно было считать долгосрочной инвестицией в победу над девятихвостой.
  
  Я наблюдал за ее уловками и трюками. С этими знаниями у меня могли появиться шансы на победу.
  
  Нару покрывала огромные расстояние Хирайшином. Эта загадочная техника пугала простотой и силой. Мобильность - опасное оружие, особенно в руках опытного убийцы. Мы шли не торопясь, наша ходьба была скорее чисто символической, только для того, чтобы занять себя. Расстояния покрывали ее клоны, они проводили разведку, выбирали маршрут, и они же нашли убежище Мадары. Мы перемещались от одной копии к другой, и, наконец, девушка подняла руку верх, давая мне знак остановиться. Я заметил вход в пещеру.
  
  - Мы зайдем внутрь и заберем тело Итачи, - сказала девушка, подошла ко мне и прикрепила к моему лбу печать, - не потеряй ее, с ней ты можешь отходить от меня.
  
  - У тебя такой простой план. Вдруг нам помешают? А что мне делать?
  
  - Ничего, тебе ничего делать не придется. Я сама все решу, можешь подождать здесь, если хочешь.
  
  - Нет.
  
  Она хмыкнула и пошла ко входу.
  
  ========== Встреча (часть III) ==========
  
  Я бежал по коридору за Нару, она двигалась бесшумно, но в то же время быстро. В рядах Акацуки я знал только Тоби, поэтому мы не опасались встретить кого-то здесь. Все-таки у него много дел. Он ведь собрался воплотить в одиночку план Луны.
  
  - Мы не одни! - крикнула на ходу Нару. В ее руке сформировался расенган. Через секунду я понял, зачем она создала его. Из стены показалась голова Зецу, только появилась и девушка ударила по ней спиральным шаром. Со стороны это выглядело забавно.
  
  - Что происходит? - спросил я, с ее способностями застать Нару врасплох было почти невозможно.
  
  - Копии Зецу! По все всей пещере, нужно поторопиться, пока они не унесли тело, - после этих слов девушка приняла боевую форму. В пещере стало ярко от желтой чакры, на миг я даже ослеп, но затем мрак вновь воцарился в коридоре. Девушка убежала.
  
  Вот же ж дура! Я ускорился, пару раз на меня нападали белые копии, но мне не составило труда отбиться. С наложенной печатью на голове вернулась способность контролировать чакру. В принципе, я мог остановиться и подождать девушку, но мне хотелось принять участие в поисках брата. Всегда она так - когда мы с ней были напарниками, Нару не втягивала меня в убийства, делая всю грязную работу. И сейчас оберегает меня.
  
  То же самое касалось Итачи. Эти двое многим пожертвовали ради меня. Коридор начал кончаться, в его конце я заметил свет - чакра девятихвостого. Прибавил в скорости, на ходу складывая печати.
  
  Когда я ворвался с Чидори в просторный зал, схватка была в самом разгаре. Перед глазами открылась полномасштабная битва, где копии Зецу сражались с копиями Нару. Несколько сотен с одной стороны, несколько сотен с другой. Я начал искать оригинал девятихвостой. Пробежавшись беглым взглядом, заметил сражающийся оригинал. Нару билась с Тоби. Все-таки он здесь!
  
  Даже просто наблюдая за этой схваткой, я испытывал тихий ужас. Вот она, настоящая сила джинчурики - невероятная скорость и могучие атаки. Даже с шаринганом я не мог уследить за всеми ее кульбитами, девушка комбинировала маневры с Хирайшином, внезапно появляясь то в одном месте, то в другом. Будь на месте Тоби кто-нибудь другой, он бы, наверное, давно помер, попав под тяжелую руку. Однако с его способностью уходить от ударов у него появлялись шансы.
  
  Член Акацуки ждал момента, когда непрекращающийся град ударов прекратится и противник выдохнется, до этого момента ему оставалось только дематериализовать свое тело.
  
  Я заметил еще кое-что. Гроб, очевидно, что там лежал Итачи, вокруг него столпились десяток белых Зецу - последняя преграда для клонов Нару. Теневые копии теснили уродцев, но все переменилось, когда подошло вражеское подкрепление. Зецу лезли отовсюду, из скальных пород появлялись ухмыляющиеся рожи. Черт! Да сколько же их тут! Сотни, нет, тысячи, нужно что-то предпринять. Я рванул к саркофагу Итачи, на ходу убивая врагов.
  
  Краем глаза заметил, как Нару и Тоби остановились и принялись беседовать. Нашли время!
  
  Раскидал последних охранников, нужно снять крышку гроба и выбираться отсюда, открываю ее, а там... никого. Что за черт?! Что это значит? Оглядываюсь на девушку, мне показалось, или Тоби что-то передал ей? Я почувствовал себя наивным дураком, снова за моей спиной что-то обсуждают.
  
  - Уходим! Его здесь нет, - услышал я голос за спиной. Чертов Хирайшин, секунду назад она была передо до мной, в сотне метров, а теперь... Я даже возразить не успел, как мы очутились в знакомой комнате.
  
  - Что, черт возьми, это значит? - закричал я.
  
  - Нас обманули, я ориентировалась на чакру Итачи, но ты сам все видел. Тоби заманил нас к себе, - ответила девушка, покров чакры исчез.
  
  - Зачем?
  
  Вместо ответа Нару подошла ко мне и сняла печать. В глазах все помутнело, я снова падал в бездну, но с трудом различил ее 'прости'.
  
   ***
  
  Когда я проснулся, то, понял - глаза обвязаны бинтами. Абсолютный мрак сначала испугал меня, но через секунду мне все стало ясно. Почувствовал, как на плечо опустилась ладонь девушки, она успокоительно поглаживала меня.
  
  - Не снимай повязку, пока еще рано.
  
  - Объясни, что случилось?
  
  - Там, в пещере, Тоби заманил нас, чтобы передать кое-что... Глаза Итачи. Он хотел пересадить их тебе. Попросил меня.
  
  - За дурака держишь? Говори все начистоту.
  
  - Еще он предложил мне сдаться. Обещал, что защитит тебя. Плел свое про мир, войну, ненужные страдания.
  
  - А Итачи? Что с его телом? - Мне показалось странным, что Нару так легко обманули.
  
  - Перед нашим приходом Тоби переместил его тело. Думаю, он может манипулировать пространством, когда мы сражались, мне показалось, что его тело нематериально.
  
  Девушка замолчала, мне показалось, что она уходит, я вдруг вспомнил про печать и остановил ее:
  
  - Постой! Куда ты?
  
  - Я ухожу.
  
  - А как же я?
  
  - Не волнуйся, печать с твоего тела я сняла. Ты свободен и волен делать, что хочешь. Только не нападай на Коноху, не хотелось бы драться с тобой.
  
  - При чем тут печати?!
  
  - А что не так? Полежишь денек и сможешь встать. Слепота тебе больше не грозит.
  
  - Не в этом дело!
  
  - А в чем же?
  
  - Снова меня бросаешь? - Мне показалось, что я сказал это с излишней сентиментальностью, - ты теперь последний призрак прошлого. Одна-единственная, кто мне небезразличен! Не бросай меня!
  
  - Прости, я создала слишком много проблем. Теперь мне за них расплачиваться. Если я смогу как-то предотвратить войну или закончить ее без жертв, мне нельзя терять времени. Прошу, пойми меня.
  
  Я задумался, мне показалось, что Нару говорит это искренне и без хитростей. Едва ли не впервые не обман или подвох, все честно. Она, как и Итачи, была предана общему благу, но даже вопреки своим принципам пошла против пользы для всех. Нару не отдала меня Конохе, как и Итачи не убил последнего Учиху ради деревни. Этот путь привел брата в могилу, и ее наверняка ждала та же участь.
  
  - Не уходи! Я ненавидел тебя, как и брата. Но в глубине души я любил его, даже когда хотел отомстить. То же самое с тобой. Послушай меня, сейчас я честен, когда узнал от Тоби, как вы путешествовали вместе, мне захотелось быть там, с вами. Я, я... вы оба, я люблю вас всех больше на свете! - Мне показалось, что она ушла, не дослушав меня. Используя Хирайшин, Нару могла незаметно исчезнуть, избегая моих соплей. Это было обидно, все повторяется, сколько раз они будут делать мне больно. Разбивать сердце раз за разом вдребезги.
  
  Вопреки своим ожиданиям я услышал шаги, она подошла ко мне. Я почувствовал ее запах, длинные локоны, защекотав лицо, легли мне на плечи, а щека загорелась от поцелуя.
  
  - Мы увидимся после. Я найду тебя, обещаю!
  
  Меня обдал поток воздуха, теперь она точно ушла.
  
   ***
  
  Это был самый долгий день в моей жизни. Я порывался сорвать чертовы бинты и броситься за Нару. Раньше во мне кипела ненависть и злоба. Желание отомстить и разрушить старый порядок, но был еще человек, который оказался дорог мне. Ей понадобилось совсем немного времени, чтобы вновь растопить охладевшее сердце и выжечь темные чувства.
  
  Я чувствовал легкость, мне хотелось бежать, невзирая на преграды, но страх перед слепотой, благоразумие остановило меня. Часто трезвый ум и трусость соседствуют, и грань между ними тонка, но как только прошел день, я сорвал повязки.
  
  Глаза не испытывали дискомфорта, сразу же побежал на выход. Один день! Что могло случиться за один день? - думал я, пролетая повороты и ответвления коридора. На выходе меня ослепило солнце, я почувствовал резь в глазах, и не сразу различил фигуры, стоящие напротив меня.
  
  Дзюго, Карин и Суйгетцу. Они ждали, пока я приду в себя.
  
  - Наконец-то мы нашли тебя, Саске, - сказал Дзюго.
  
  - Эта девчонка, пускай она и любимица Орочимару, но ее манеры оставляют желать лучшего! - проворчала Карин.
  
  - Зато лиса нас не обманула! - заметил Суйгетцу.
  
  - Значит, Нару? - начал было я.
  
  - Да, это она сказала, где тебя искать, боялась, как бы не случилось чего с тобой. Попросила приглядеть, пока ты не придешь в себя - ответил Дзюго.
  
  - Понятно. Что сейчас происходит в округе?
  
  - Не слышал? Война началась, четырехглазый использует технику Орочимару и оживляет легендарных шиноби, - сказал Суйгетцу.
  
  - Кабуто?
  
  - Да, он объединился с Акацуки, и сейчас они сражаются с военным альянсом пяти стран, - ответила Карин.
  
  - Саске, что мы будем делать? - спросил Дзюго. Все ждали моего ответа. По их лицам я понял, что они готовы последовать за мной куда угодно.
  
  - Мы пойдем за Нару!
  
  ========== Генеральное сражение (часть I) ==========
  
  Цунаде поражал факт, как один человек может перевернуть ход сражения. Битва с белыми Зецу ослабила мораль солдат, каждый подозревал окружающих и боялся за свою спину. Исход локальных схваток в большинстве был не в пользу шиноби Альянса, пока на поле боя не появилась девятихвостая.
  
  Хокаге всегда с настороженностью наблюдала за девушкой. Та была той еще загадкой. Непредсказуемая темная лошадка. И вот она сделала свой ход. Тысячи клонов одновременно появились везде и вступили в схватку на всех фронтах.
  
  Сообщения поступали из разных точек, и везде упоминалась джинчурики девятихвостого с невероятной чакрой. Нару спасала людей, с помощью клановых техник запечатывала оживленных шиноби. Цунаде была уверена, что где-то там, среди сотен жарких сражений, идет самая главная битва. Между Тоби и девятихвостой.
  
  Клоны Зецу не могли скрыть своего присутствия от великого союзника. 'Неужели такое дарование никто не замечал' - задумалась Цунаде, личное дело девушки было спрятано за семью печатями. Но Хокаге разузнала один интересный факт - корень АНБУ предположил, что Нару обладала даром чувствовать эмоции других. 'Что же она собирается делать'? - пронеслось в голове Цунаде.
  
   ***
  Я чувствовала, как чакра с невероятной скоростью уходит из меня. Огромное количество клонов, их техники, да и само существование выкачивало силу. А еще приходилось сражаться с Тоби. Наше поле битвы было безгранично. С помощью своей техники он постоянно перемещался из одного места в другое. А я преследовала его Хирайшином. Дар чувствовать других после подчинения девятихвостого достиг немыслимых пределов, и при концентрации я могла уловить эмоции Тоби на любой точке Земли.
  
  Он убегал, зная, что время на его стороне. С каждой минутой я слабела сильнее и сильнее. Голова разрывалась от потока чужих страданий, усиление дара несло побочные эффекты, и ограждаться от мыслей других было трудно. Особенно неприятным моментом становилась секунда, когда исчезал мой клон на другом конце фронта. Все его переживания и волнение за судьбы других людей плотным потоком врывались в сознание.
  
  Однако были и плюсы: благодаря огромной армии клонов я могла успешно преследовать Тоби. Когда он перемещался на новую точку, я находила его даром, а затем с помощью Хирайшина перемещалась к ближайшему к нему клону. Таким образом мне удавалось не отставать от него. Но время шло, а сил становилось все меньше. Места сменяли друг друга.
  
  Наконец он остановился. Покров лиса давно исчез, я берегла чакру для схватки. Тоби ухмыльнулся.
  
  - Не думал, что ты будешь так легко играть по чужим правилам. Наверное, тебя постоянно обманывают, пользуются твоей наивностью.
  
  - Ты не обманывал меня. Я знала, на что иду.
  
  - Но все-таки это так глупо. Неужели ты не могла остаться в стороне?.. Или хотя бы не тратить силы на спасение мусора?!
  
  - Тебе этого не понять.
  
  - Неужели? Я вижу твою сущность насквозь, тебя гложет чувство вины, и ты не жалеешь себя, в надежде искупить грехи. Тот же путь выбрал Итачи, а ты как собачка следуешь ему, поэтому защищаешь всех, даже если тебе это будет стоить жизни. Однако, знаешь, вся эта мишура - битва с альянсом, армия Зецу, воскрешенные шиноби - все это специально для тебя. Пока ты жива, я не мог быть уверен, что кто-то не сорвет мои планы. Ты важная часть - механизм в фундаменте нашего будущего, вынужденная жертва. На твоих костях я построю новый мир, без боли и страданий. Твоя доброта грешницы - это слабость. Жертвуешь собой, чтобы спасти всех, что ж, оказываешь мне услугу. Если бы не твои глупые принципы, мне бы не удалось так просто привести тебя сюда.
  
  - Ты еще не победил.
  
  - Мне уже приходилось сражаться с обладателем Хирайшина. Не думай, что стала неуязвимой. У любой техники есть изъян. Отсюда ты не сбежишь. Из этой пещеры не уйдешь Хирайшином.
  
  - Плевать. Думаешь, я испугаюсь твоих слов или сбегу? Не льсти себе, ты проиграешь.
  
   - Ну, это мы посмотрим, - Тоби ухмыльнулся, за его спиной возник шиноби.
  
  - Это она?
  
  - Да. Только не убивай ее, Мадара, она еще нам нужна.
  
  ***
  Мы двигались вслепую, в самый эпицентр битвы, пока не встретились с одним из клонов Нару. Она искала нас для того, чтобы сообщить важную информацию.
  
  - Я нашла Итачи, его оживили для участия в войне.
  
  - Где он?
  
  Девушка осмотрела нас, а затем сказала:
  
  - Я отведу к нему, но могу взять только одного. Несколько моих клонов следят за ним, мы переместимся к нему Хирайшином.
  
  Я кивнул, и тогда она положила руку мне на плечо. В следующую секунду мы оказались на стволе дерева, рядом стояли еще несколько копий. Хладнокровность клонов Нару удивила меня. Может, им не передается сентиментальность оригинала, хоть они и следят за Итачи.
  
  - Дальше я сам.
  
  - Хорошо, только будь осторожен, твоего брата сопровождает Нагато, он носитель кеккей генкай - риннегана. Соблюдай дистанцию, иначе тебя могут заметить.
  
  Я кивнул на замечания клонов, и они ушли. Видимо, они принимали участие в сражении. Осмотрел из укрытия беглым взглядом дорогу. По ней медленно передвигались двое шиноби, второй, видимо, и есть Нагато. Брат поддерживал его, оба путника выглядели не лучшим образом. Сразу видно - мертвецы. Воскрешенные куда-то целенаправленно шли, а затем Нагато остановился. До меня дошли отрывки их разговора.
  
  - Похоже, кто-то оживил нас для битвы, Итачи-сан.
  
   - Да, из известных мне шиноби только Орочимару владел подобной техникой, она называется Эдо Тенсей.
  
  - Я не могу управлять своим телом, но чувствую кукловода, Итачи-сан.
  
  - Понятно, думаю, нам следует его остановить. Мне кажется, я смогу избавиться от контроля, наложив гендзюцу поверх техники.
  
  - Тогда не будем медлить. Я скажу вам, где находится тот, кто использует Эдо Тенсей.
  
  ***
  Тоби начал подготовку к некоему ритуалу, в то время как я сражалась с Мадарой. Воскрешенный шиноби явно отвлекал меня от главного действа. Я не понимала их мотивов, но мне показалось, что Тоби хочет забрать девятихвостого у меня.
  
  Мадара был сильнее всех шиноби, с которыми мне приходилось сражаться. Его скорость, реакция и техники поражали своей разрушительностью. Мы обменивались ударами, благодаря покрову лиса и сенджутсу я могла быть на равных с таким противником. Хирайшин не действовал внутри пещеры, Тоби не лгал. Но даже без этого козыря я нанесла множество ран, правда, это не принесло толку. Какой бы ущерб мои атаки не наносили, Учиха возвращался в прежнюю форму и продолжал бой.
  
  - Ты весьма способная куноичи, - сказал Мадара, когда мы переводили дух. Он не знал усталости, но ему приходилось восстанавливаться от попадания расенгана. - Твои глаза, я уже множество раз погружал тебя в гендзюцу, но ты мгновенно рассеивала его. Как тебе это удается?
  
  Я проигнорировала вопрос. И попыталась ударить шиноби, тот уклонился, а Тоби, оторвавшись от ритуала, ответил:
  
  - У нее сильные эмпатические способности. Мадара-сан, она может различать душевное состояние врагов, их эмоциональный фон. Вплоть до того, что определяет их последовательность действий. Благодаря этому джинчурики девятихвостого уничтожает любые иллюзии.
  
  - Понятно. Тебя, видимо, не учили манерам, нужно отвечать на вопросы старших, - нравоучительным тоном заметил Мадара.
  
  - Не вижу необходимости отвечать призракам прошлого.
  
  - Какое высокомерие, ты одаренная, но не более. Обито, что ты собираешься с ней делать?
  
  - Я заберу у нее девятихвостого, она главная преграда для нашего плана. Без нее альянс не сможет нам помешать. После того, как я стану джинчурики девятихвостого, мы поймаем остальных хвостатых и тогда перейдем к последней стадии.
  
  Теперь понятно, Обито готовил ритуал по извлечению девятихвостого.
  
  Мадара вновь бросился в атаку. Я выловила удачный момент - он немного поддался ярости и слишком спешно атаковал. Мне удалось зайти ему за спину, я хотела ударить его рассенганом, но внезапно в воздухе материализовалась синяя субстанция. Это полотно в секунду разрослось, и когда мое тело встретилось с ним, произошло болезненное столкновение - я отлетела на несколько десятков метров.
  
  - Тебе еще много лет расти до меня, соплячка. Это совершенное Сусано. Смирись, не убегай и прими свою судьбу.
  
  Я призвала клинки кусанаги и попыталась пробить защиту Мадары - бесполезно. Колоссальный размер противника не пугал меня, я призвала пару змей, но через секунду великан разрубил их. Затем размашистым ударом он ударил по мне, я в последний момент уклонилась, сил почти не осталось. Видимо, слишком многое я на себя взяла. Как глупо было пытаться спасти всех.
  
  - Ты еще не поняла? Это бесполезно, вот она - настоящая сила Учиха. Сдавайся, на твоей могиле мы построим новый мир, стань же вратами в будущее без боли и войн. Будущее, где все будут счастливы, - сказал Мадара.
  
  - Нет. Иллюзии - это иллюзии. Реальность - это реальность. Она может быть жестокой и несправедливой, но никогда, слышишь, никогда грезы и мечты не будут лучше настоящего.
  
  - Ты выдохлась. Шаринган видит чакру - в тебе ее почти не осталось. Даже сбежать не сможешь, а если и спрячешься, твои дружки падут от моей руки, - сказал Мадара.
  
  Что правда, то правда. Он продолжал атаковать, иногда его атаки проходили вблизи от меня. Огромный меч разрубал пространство, сотрясая землю, и древняя скальная порода разрушалась подо мной. Меня бросало из стороны в сторону. Покров давно исчез. Я уже не могла поддерживать клонов. Лишь несколько копий, самых ценных и важных, сражались снаружи, им я отводила особую роль.
  
  Бой принял иной оборот. Теперь это было похоже на избиение младенца. Мне не хватало времени собрать чакру, сил едва хватало, чтобы устоять на ногах.
  
  - Думаю, все скоро закончится, - заметил Обито.
  
  - Да, сейчас я разберусь с этим зазнавшимся ребенком, - спокойно ответил Мадара и ударил Сусано. Огромный меч едва не попал по мне, ударившись в каменный пол, рядом со мной, он отбросил меня.
  
  Я растерялась и беспомощно разлеглась. Внезапно сверху меня накрыло парой огромных камней. Они придавили тело к земле и продолжали падать, Мадара своим Сусано основательно побесновался в пещере. Похоже, это конец. Сейчас он достанет меня из-под камней и...
  
  - Уже сдаешься? - спросил девятихвостый.
  
  - А, это ты? - ответила я внутреннему голосу. - Как видишь, я не всесильная.
  
  - Я знаю. Я помогу, - мне показалось, или в тоне лиса послышалась
  обеспокоенность.
  
  - Вот значит как? Если хочешь, я могу снять печать. Может, тебе удастся сбежать, - отрешенно сказала я.
  
  - Дура! Сдалось мне захватывать твое костлявое тело. Нару, не взваливай проблемы всего мира на свои плечи. Ты никогда не была одна и никогда не сдавалась. Да, ты не всесильная, но вместе... вместе - мы можем все, - закончил свою тираду лис. Он явно был на взводе и хотел принять участие в схватке.
  
  - А ты умеешь вдохновлять, партнер.
  
  - Курама, партнер.
  
  - Чего?
  
  - Мое имя! Хватит смущать меня.
  
  ========== Генеральное сражение (часть II) ==========
  
  Я внимательно следил за передвижением пары Акацуки. Нии-сан и Нагато явно пришли к какому-то решению, после долгой беседы. Внезапно Итачи активировал Сусано, в руке призванного воина материализовался меч Тоцука. Он пронзил Нагато, тот даже не сопротивлялся. Легендарное оружие засосало душу шиноби, а затем его тело развеялось.
  
  Понятно. Значит, Итачи вырвался из-под контроля марионеточника, и от обсуждения эти двое перешли к действию. Брат освободил из плена душу союзника, а затем направился к кукловоду. Он перешел на бег. Все-таки Нагато был обузой и замедлял движение нии-сана. Я последовал за Итачи. Мне захотелось многое обсудить с ним, но одновременно с этим желанием я испытывал страх. У меня осталось мало людей, которым я мог бы довериться. Слова Тоби реабилитировали Итачи в моих глазах, даже больше, теперь я чувствовал еще большую любовь и сочувствие к брату. Он стал орудием в руках руководства деревни, его преданностью деревне воспользовались, чтобы истребить Учиха. Но больше всего меня волновало другое - почему Итачи выбрал Нару? Почему пошел с ней, а не забрал меня?
  
  Пару раз у меня возникала мысль, или скорее грезы, где мы могли бы путешествовать все вместе - втроем. Думаю, это было бы замечательно, но вместо этого брат выбрал недомолвки и обман. Он сделал только хуже, когда втянул Нару, что же было между этими двумя?..
  
  Итачи ускорился, я держал приличную дистанцию и как мог скрывал свое присутствие. Он подошел к какому-то утесу, а затем активировал Сусано. Красный исполин ударил в скалу и пробил в ней вход в пещеру. Брат скрылся в проходе, я поспешил за ним. Куда он пришел? По всей видимости, внутри скрывался кукловод, тот, кто управлял такими могучими шиноби, не мог быть слабым. Я прошел внутрь. В пещере помимо брата был еще кто-то. В помещении веяло ужасной чакрой санина. Чертов Орочимару! Как ему удалось выжить?
  
  - Неужели моя награда за эту войну сама пришла ко мне? - раздался знакомый голос.
  
  - Ты? Этот голос, Кабуто! - поразился я.
  
  - Саске-кун, ты меня всегда недооценивал. Поможешь мне разобраться с наглой марионеткой.
  
  - Заткнись!
  
  - Тогда зачем же ты пришел? Итачи ведь уничтожил твой клан. Заставил Нару бросить тебя. Мы оба ученики Орочимару, я унаследовал его волю - уничтожить Коноху, давай же, объединись со мной.
  
  - Я не Орочимару, к тому же кое-кто будет злиться, если я пойду против Конохи.
  
  - На чьей ты стороне, Саске? - спросил Итачи. Я ухмыльнулся, видимо им это еще непонятно, что же, тогда... в моей руке сформировался Чидори, а затем молния поразила Кабуто.
  
  - Я хотел поговорить с тобой, Итачи.
  
  - Сейчас не лучшее время.
  
  - Что?! Опять скажешь в другой раз? Я хочу узнать, в каких вы были отношениях с Нару? Зачем ты поступил так со мной, кланом?
  
  - Вы - братья, которые совсем не понимают друг друга. А еще между вами стоит женщина, - сказал оправившийся от атаки Кабуто, - думаю, у вас ничего не выйдет. Вы же совсем ничего не знаете друг о друге. Хотите объединиться? Да вы даже на родных то не похожи. Защищаете разные вещи.
  
  - Тут ты ошибаешься, - сказал Итачи, - тебя ведь Нару привела сюда, не так ли, Саске?
  
  ***
  Инициатива на поле боя вновь перешла к врагу. Внезапно клоны Нару стали исчезать один за другим. Без их помощи противник начал одерживать верх. Какаши сражался в самом центре битвы, там, где бились призраки ушедших эпох и герои настоящего. Пять нынешних каге против воскрешенных мертвецов. Вместе с ними были семеро мечников скрытого тумана, несколько членов Акацуки и тысячи белых Зецу.
  
  Войска Альянса уступали противнику числом. А легендарные шиноби устраивали геноцид своими разрушительными техниками. Лишь лидеры деревень могли на равных биться с этими монстрами, но они были истощены. Мертвые герои прошедших дней теснили каге, и с каждой секундой приближался худший исход битвы для живых.
  
   Какаши сражался бок о бок с Цунаде и остальными каге. Все они были на пределе. В минуту очередной передышки, когда мертвые начинали душевные беседы, Хатаке заметил:
  
  - Нам бы не помешала помощь, Хокаге.
  
  - Не жалуйся, Какаши. Твой друг спешит нам на помощь.
  
  - Какаши!!! - Издалека донесся воинственный голос Майто Гая.
  
  - Его явно не хватит, чтобы справиться со всеми, Хокаге - скептично заметил джоунин.
  
  - Похоже, он не один, - заметил Райкаге.
  
  Рядом с Гаем бежала стройная и высокая фигура Нару. 'Это же всего лишь клон'! - Подумал Какаши. Внезапно в сторону приближающейся парочки полетел массивный заряд песка. Он схватил Нару, но зеленый зверь Конохи освободил ее своим вихревым пинком.
  
  - Убью! - процедил сквозь зубы Гаара.
  
  - Успокойся, казекаге, на этой войне она нам не враг, - крикнула Цунаде.
  
  Хатаке ухмыльнулся. 'Вряд ли это остановит песчаника' - заключил джоунин - 'учитывая то, что он, только завидев клонов Нару, с жестокой безжалостностью уничтожал их'.
  
  Нару тем временем подбежала к Райкаге. Гай подошел к Какаши. Клон что-то сказал Эю. На что тот ответил эмоциональным отказом:
  
  - Что! Ты хоть понимаешь, о чем просишь? Враг только этого и добивается, - кричал Райкаге.
  
  - Но вы проиграете такими темпами, скоро я исчезну, у оригинала проблемы, и тогда у вас точно не будет шансов на победу, - ответил клон.
  
  - О чем это они, Гай? - спросил Какаши у друга.
  
  - Похоже, у Нару есть какой-то план.
  
  Эй совсем разошелся, залился краской и в яростном порыве завопил во всю глотку:
  
  - Я тебе запрещаю! Запрещаю! Не смей приводить их сюда! - На последнем крике он попытался схватить девушку, но на него напал воскрешенный Райкаге.
  
  - Они сами хотят попасть сюда и идут своим ходом. Я лишь помогу им добраться и спасу вас, - ответила Нару.
  
  - О чем ты с ней разговаривал, Райкаге? - Спросил Цучикаге. Он бился с своим предшественником и говорил на ходу, в пылу схватки.
  
  - Сам увидишь, - небрежно бросил фразу Эй. Он вошел в раж, сражаясь с третьим Райкаге.
  
  'Что все это значит'? - только было задался вопросом Какаши, как вдруг на поле боя возникли семь джинчурики. Они появились там, где стоял клон Нару.
  
  - Как это возможно? - удивленно спросила Цунаде.
  
  - Это все чертова девчонка, - ответил Эй. Он устало присел на землю, за место него в схватку вступил Би.
  
  - Смотрите, - сказала Фуу и показала кунай, - каждому из нас его дала Нару. Она обещала нам дать возможность сразиться с врагом.
  
  - Меня удивляет другое - как она нашла вас? Как можно найти передвигающийся остров? - Спросил Райкаге.
  
  - О-о-о, этого я не знаю, - задумчиво ответила Фуу.
  
  - Думаю, после подчинения Кьюби она смогла почувствовать местоположение остальных хвостатых, - заключила Цунаде, - хотя это не важно. Теперь у нас есть шанс выстоять!
  
  ========== Генеральное сражение (часть III) ==========
  
  Валуны, припечатавшие мое тело к земле, стали будто бы невесомыми. Легкость, с которой они разлетелись, была обманчива - сила притяжения и их вес оставался прежним. Изменилась я, точнее, теперь я сражалась не одна. Сила, которая доселе мне была неведома, переполняла каналы чакры. Поток буйства хлынул по всему телу, наполняя мышцы ужасающей мощью.
  
  Я поднялась на ноги. Легкость и эйфория от духовного единения охватила меня. Наконец-то внутренний мир не терзали противоречия и злоба. Ярость утихла, ненависть ушла, осталось лишь желание защитить других.
  
  - О-о-о! Неужели? Подчинила девятихвостого?! - удивился Мадара, - я ошибался насчет тебя. Очень жаль так поступать, но мне придется погасить великолепное пламя гения. Как жаль, такие уникумы рождаются раз в тысячелетие.
  
  - Не заблуждайся, я не подчиняю друзей! Если мне нужна помощь, я прошу их об этом!
  
  - Что?! Хах, что за наивная дура - хвостатые друзья?! Ты хоть понимаешь, о чем говоришь?! Девятихвостый - лишь инструмент, оружие в чужих руках. Не придумывай ничего лишнего.
  
  - Что же, тогда я покажу тебе!
  
  Я устремилась к Учихе. Казалось, будто само время замедлилось, на ходу манипулируя покровом лиса, создала расенсюрикен и метнула в Сусано. Пока Мадара отражал удар, я сократила дистанцию и ударила в конечной форме джинчурики.
  
  Огромный желтый лис столкнулся с синим Сусано. Началась схватка не на жизнь, а на смерть. Лис кромсал воина своими когтями, а тот пытался отражать удары щитом. Иногда Мадаре удавалось разрубать мечом тело девятихвостого, но тот мгновенно восстанавливался. Бой был на равных. Ни одна из сторон не могла превозмочь другую.
  
  - Навевает воспоминания, - крикнул Учиха, - тебе не хватает опыта Хаширамы, но ты компенсируешь это силой и природными талантами.
  
  - Не отвлекайся, - сказала я и создала теневых клонов. Три гигантских исполина скопом накинулась на Сусано врага и связали его борьбой. Пока Мадара дрался с копиями, я удалилась на приличное расстояние и создала бомбу хвостатых. Учиха слишком поздно заметил летящий снаряд - выстрел попал точно в цель, а затем взрыв разрушил пещеру.
  
  Покров лиса защитил меня. Отбивая летящие валуны, я начала выбираться из-под завала. Когда вылезла на свежий воздух, то заметила Обито. Он задумчиво смотрел в мою сторону, рядом с ним восстанавливалось тело Мадары. Разрушенное взрывом оно выглядело не лучшим образом. Пока собралась только голова, остальные части даже не сформировались. Мой покров лиса вновь принял миниатюрную форму.
  
  Я кинула кунай в сторону Обито. Прозрение в этой схватке пришло внезапно, я знала, что делать и как выиграть бой. Лидер Акацуки ухмыльнулся, в его взгляде проскользнуло снисхождение. Ничего, сейчас все высокомерие исчезнет. Обито уклонился от атаки, но когда кунай пролетал рядом с ним, я переместилась к нему, и мужчина отправился в долгий и болезненный полет от моего пинка.
  
  - Черт! Я должен был догадаться - пещера разрушена, значит, ты можешь использовать Хирайшин, - сказал Обито, вставая после падения.
  
  Я использовала массовое теневое клонирование. Копии рассредоточились и окружили Учих. Несколько клонов принялось запечатывать пока еще беспомощное тело Мадары.
  
  - Все кончено, я знаю, как сражаться с тобой, - с этими словами я переместилась за спину Обито и ударила расенганом. Он дематериализовал тело, рука прошла сквозь его туловище, но через секунду удар достиг цели. Учиха отлетел, а затем, только оклемавшись, он получил новую порцию. Наверное, у него сейчас в голове крутилось множество вопросов.
  
  - Как? Как такое возможно?! - Прохрипел на последнем издыхании Обито.
  
  - Ты проиграл, как только я прикоснулась к тебе. На твоем теле осталась печать Хирайшина. Будь твоя спина на другом конце света или даже в другом мире, я всегда достану ее. Если ты не заметил, несколько моих клонов исчезли, как только ты дематериализовал себя, они переместились в параллельный мир. Туда, куда попала печать, в твое убежище. А там, поверь, это несложно, бить то и дело возникающую руку, спину, затылок или ногу. У любой техники ведь есть слабость! Не так ли?
  
  Я почувствовала облегчение, наконец-то все кончено, внезапно к моей радости прибавилось еще одно хорошее событие. Клоны не успели запечатать Мадару, как его тело стало мерцать. Похоже, кто-то развеял Эдо Тенсей. Внутри стало как-то неприятно, будто бы я кое-что упустила. В памяти всплывала тонна информации, полученная от клонов. Данные о врагах, союзниках, сражениях и поединках - так много всего, даже голова разболелась, но что? Что я могла забыть?
  
  ***
  Итачи использовал запретную технику на Кабуто. Я пригляделся к его глазам, один из зрачков выцвел, его покрыло бельмо, выглядело это жутко. Очевидно, что нии-сан уже не сможет воспользоваться одним глазом.
  
  - Мы справились, Саске. Теперь я должен узнать у него печати, чтобы развеять Эдо Тенсей, - сказал устало Итачи. Он пытался говорить бодро, но в его голосе проскальзывали болезненные тона.
  
  - Постой! Подожди немного? Не ради меня, ради Нару. Вы должны поговорить, можешь думать, что я хочу удержать тебя, но мне действительно хочется, чтобы вы встретились. Мне не важно, ответишь ли ты на мои вопросы, но ей... ей ты обязан хоть что-то сказать, - мой голос дрожал, хоть и слова сами вырвались из меня. Наверное, это первый раз за долгое время, когда я забыл про свой эгоизм.
  
  - Прости, Саске, но чем больше мы медлим, тем больше гибнет невинных людей. Нужно прервать эту технику. Ты ведь знаешь, мертвые должны покоиться в земле, - сказал Итачи.
  
  В глазах защипало, а в горле встал ком. Не знаю, от чего мне стало грустно - вновь обрести и потерять гораздо больнее, чем просто найти. Когда подобное происходит, рождается призрачные надежды. Грезы, которые никогда не воплотятся в жизни.
  
  Итачи сложил печати и развеял технику. Его тело начало мерцать - он исчезал. Я подошел к нему и дал в руки кунай.
  
  - Думаю, она почувствует твою руку, брат.
  
  - На нем ее печать?
  
  - Да.
  
  Через секунду пещера озарилась ярким светом. В комнате появилась Нару, ее покров чакры тут же исчез, возвращая обычный облик.
  
  - Успела, - сказала девушка. Она оглянулась, увидела брата, подошла и обняла его. Я стоял и смотрел со стороны, будто чужой.
  
  - Подойди, Саске, - позвал меня Итачи. Он принял меня в объятия. Теперь мы трое слились в одно целое. Я почувствовал тепло, не только духовное, но и материальное. Я был окружен любимыми людьми, самыми драгоценными и близкими. Мне показалось, что мое сердце - это огонек, закованный в лед. И сейчас лед треснул и наконец-то растаял.
  
  - Я так хотела поговорить с тобой, - обратилась Нару к брату.
  
  - Прости меня, позаботься о Саске, - ответил нии-сан.
  
  - Вы тоже простите меня, Нару, и ты, Итачи. Я всегда думал о том, как плохо мне, даже и мысли не допускал, что вы испытывайте не меньше страданий.
  
  - У тебя я тоже хотел попросить прощения, Саске. Я сделал тебе очень больно, нет, вам обоим. Я отнял у вас детство. Вам пришлось через многое пройти, многим пожертвовать. Но теперь я спокоен. Вы должны оберегать друг друга, дорожите этой связью.
  
  Тело Итачи почти растворилось, я уже не сдерживал себя и плакал. Третий элемент - связующий, самый главный в наших родственных узах, исчез. Мы оба держались за пустоту. Я огляделся на Нару, она не рыдала, а так же, как я, беззвучно лила слезы. Ее руки по-прежнему висели в воздухе, там, где секунду назад был мой брат.
  
  Ее грудь мерно вздымалась при каждом вздохе, а в глазах застыла печаль. Нару выглядела бесконечно одинокой и потерянной, лучше бы она разревелась, не так больно было бы на это смотреть. Я не выдержал и обнял ее. В голове пронеслась приятная мысль - 'она не оттолкнула меня'.
  
  - Знаешь, в голове все перемешалось, я столько хотела ему сказать, но в итоге...
  
  - Я понимаю тебя. Со мной так же. Я просто хотел сказать тебе, что ты не одна. Я всегда буду с тобой, я всегда буду на твоей стороне, что бы ты не решила, я приму это, - чувства лились из меня. Будто бы плотину прорвало, а в ней накопилось столько эмоций и любви.
  
  - Нам нужно идти. Пойдем, я хочу знать - в порядке ли остальные. Поговорим в другой раз, - сказала Нару. Конечно, в этом они похожи с Итачи, как я мог забыть. Думают в первую очередь о других. Я хотел было возразить, но вспомнил свои последние слова. Не хотелось сразу же противоречить им. Мы встали и пошли из пещеры. На выходе нас уже ждали.
  
  ***
  - Умри!!! - Раздался рядом со мной полный ненависти крик. Я не успел среагировать, и Нару попала под удар. Мне показалось, что она даже не попыталась уклониться. Огромный двухметровый меч располосовал ее тело. Девушка отлетела от удара.
  
  Я вновь оказался во власти ярости, сердце бешено застучало, бездумно кинулся на врага. Внезапно мою ногу схватил песок, а затем полностью сковал все тело. С болью посмотрел на троих мстителей. Какая ирония, я был таким же, как и они. Но теперь больше всего, мне хотелось, чтобы они одумались. Я лучше всех понимал, как это трудно, а может быть - невозможно.
  
  Забуза, Гаара и Канкуро. Только одного взгляда хватило, чтобы понять их мотивы. По глазам видно, чего они хотят, какие цели преследуют.
  
  - Наконец-то! Чертова лисица, сегодня ты сдохнешь, - прорычал Забуза и рванулся к Нару. Почему она не защищается? Чего она добивается? Что это значит?
  
  Я идиот. Нару, она ведь очень похожа на Итачи своим мировоззрением, а он в свою очередь позволил себя убить. Эта мысль больно кольнула самое сердце, на секунду я представил, что потеряю ее.
  
  - Сусано! - Я освободился от захвата и закрыл девушку исполинской рукой. Забуза не смог пробить защиту и тогда Гаара послал свой песок, испытать твердость моей техники.
  
  - Не мешайся! Ты должен понять нас, Учиха Саске! - Сказал Гаара.
  Большой черный треугольник врезался в мое Сусано. Я пригляделся, похоже, это была техника марионетки Канкуро.
  
  - Ты закончил свою вендетту, поэтому не смей вмешиваться, - поддержал младшего брата кукловод.
  
  Оба песчаника переключили внимание на меня, и вокруг фиолетовой субстанции, защищавшей мое тело, плотным слоем налег черный и желтый песок. Я ничего не видел, но понял, что Нару грозит опасность. Осознание этого придало мне невиданные силы, я тут же освободился из плена. Взглянул на песчаников яростным взглядом и прошептал:
  
  - Аматерасу!
  
  Черное пламя охватило землю под ними, но они исчезли. Я оглянулся, пробегаясь по полю боя беглым взглядом. Нашел. Нару с огромной зияющей раной стояла рядом с парой песчаников. Она спасла их, переместив Хирайшином из-под удара Аматерасу.
  
  - Что ты творишь? Они же собираются убить тебя!
  
  - Пускай. Не вмешивайся, Саске. Ты ведь обещал принять любое мое решение. Я должна искупить свои поступки. Я заслужила это. Не смей останавливать их, - через силу произнесла девушка, на последних словах она завелась кровавым кашлем. Я понял, что так роднило Итачи и Нару - они отбросили право сильного. Будучи гораздо могущественней своих врагов, они имели принципы, которые сковывали их. В этом таилось их величие и ничтожество одновременно.
  
  Гаара указал на нее рукой. Песок сковал ее тело. Он уже собирался сжать кулак, но я не выдержал и разрубил песчаную технику Чидори Нагаши.
  
  - Я прошу тебя, остановись, Нару, - взмолился я.
  
  - Ты ничему не учишься, Саске. Не вмешивайся, иначе я не прощу тебя. Я отдаю право решать мою судьбу тем, кому принесла страдания, - сказала Нару.
  
  - Не мешайся, сопляк, - поддержал ее Забуза. Он подошел к ней и занес меч для удара. Девушка покорно склонилась перед линчевателями. Время замедлило ход. Казалось, будто секунды превратились в минуты, а минуты в часы. Мечник ударил. Я закричал в исступлении, ее просьба затуманила мне голову, было слишком поздно бросаться спасать Нару. Сердце бешено застучало, на секунду я закрыл глаза, а затем увидел...
  
  - Ты не того просишь, Саске-кун, - сказал Какаши, он блокировал удар Забузы двумя кунаями. Волнение слегло, я подбежал к Нару и закрыл ее собой.
  
  - Не надо, Нару, ты не должна этого делать, - повторил я.
  
  - Я же сказал, - нахмурился Какаши, - ты обращаешься не к тому человеку.
  
  Я оглянулся и посмотрел на джоунина. То что я увидел, поразило меня до глубины души. Он стоял на коленях перед мечником в умоляющей позе. 'Когда ты уймешь свою гордость, Саске'? - насмешливо спросил джоунин. А затем стали появляться другие люди. Самые разные, с протекторами всех деревень, всех рангов и возрастов. Даже Хокаге и остальные джинчурики пришли. Прибывшие шиноби вставали на колени, склоняя головы в просительном жесте.
  
  Я почувствовал - внимание всех присутствующих приковалось ко мне. Единственному, не склонившемуся в поклоне. Троица мстителей встала передо мной. Теперь я понял слова Какаши. Понял, что моя гордость ничто в сравнении с той болью, которую я испытаю, если потеряю Нару. Эти мысли навязчиво досаждали меня. Я пал ниц перед вершителями судьбы. Моей судьбы.
  
  - Пожалуйста! Не убивайте ее, я не переживу этого, - взмолился я.
  
  - Она спасла мне жизнь! Да-да и мне помогла! Мы выиграли войну благодаря ей! Помилуйте ее! - раздались с разных сторон просьбы прибывших шиноби.
  
  Троица растерялась. Теперь их колебания стали видны невооруженным взглядом. В моем сердце поселилась надежда. 'Они ведь не настолько жестоки, омрачать радость победы убийством героя сражений'! - подумал я. Забуза подошел к Нару и сказал:
  
  - Считай, что мы рассчитались, надеюсь, у тебя останется шрам, как напоминание обо мне, - следом за мечником к девушке обратились Канкуро и Гаара.
  
  - Я не буду скрывать, мне очень хочется убить тебя, - прошептал Гаара, - но теперь я - Казекаге, и не могу не учитывать то, как много людей просят за тебя.
  
  - Согласен. Темари не одобрила бы этого. Раз уж даже сам Учиха склоняет колени, ты достойна прощения. Надеюсь, мы больше не встретимся, - произнес через силу Канкуро.
  
  - Я прощаю тебя, - громогласно сказал Гаара и пошел прочь. Забуза тоже удалился, а Канкуро последовал за младшим братом.
  
  У меня отлегло от сердца.
   Комментарий к Генеральное сражение (часть III)
   Не бечено! Следующая глава будет последней!
  
  ========== Зов дорог ==========
  
  Сегодняшний день был особенным. Меня пьянила радость предвкушения от предстоящего путешествия. Провожали нас Какаши и Сакура. Это не могло не радовать, уже долгое время нас чествовала деревня. Всенародная любовь утомляла не меньше презрения. Приходилось быть услужливым и добродушным, лишь благодаря Нару я согласился остаться на месяц в деревне. Но теперь мы решили покинуть Коноху. Нару хотела отправиться, как она говорила, в 'искупительное путешествие'.
  
  Какаши выглядел усталым, у джоунина в последнее время было много дел, но он нашел время для нас.
  
  - Вы надолго уходите? - спросил Какаши.
  
  - Нам нужно многое обдумать и переосмыслить, хотелось бы посмотреть на этот мир незамутненным взглядом, - ответила Нару.
  
  - Понятно. Не буду оспаривать ваше решение, думаю, это будет полезно для будущего Хокаге, - сказал джоунин.
  
  - Чего? - удивленно переспросил я.
  
  - Саске-кун, если бы ты почаще выбирался из своего квартала, то заметил бы - все только и говорят о том, что следующим Хокаге станет Нару, - заметила Сакура.
  
  - Да, такое настроение ходит не только среди народа, но и старейшины деревни серьезно задумываются об этом. Я говорю вам о таких вещах по секрету, - прошептал Какаши, - они уверены в том, что из тебя выйдет замечательный лидер. Так что, - лицо Какаши внезапно переменилось, и серьезный тон перешел на просительный, - останься и стань Хокаге! Если ты уйдешь, то выберут меня, а мне такой мороки не надо!
  
  - Простите меня, но я не могу. Мое желание - не простая прихоть.
  
  - К тому же мы с Нару должны многое сделать, - вмешался я.
  
  - Например? - с любопытством спросил Какаши.
  
  - Возродить клан Учиха! - невозмутимо ответил я.
  
  Через секунду все мы обернулись на звук падения. Это Сакура потеряла сознание. Я подошел к ней, усадил и стал легонько похлопывать по щекам. Мне показалось, что мою спину сверлят задумчивые взгляды, резко оглянувшись, заметил, что Какаши и Нару смущенно отвели глаза.
  
  - Возьми меня с собой, - внезапно подала голос очнувшаяся Сакура.
  
  - Прости, но это путешествие для двоих. Свой выбор я давно сделал, - я требовательно посмотрел на Нару.
  
  - Смелости тебе не занимать, - ответила чуть покрасневшая девушка.
  
  - Да, что правда, то правда, - поддержал ее Какаши, - но я удивлен. Ты стал искренним - это хорошо.
  
  Я помог подняться Сакуре, по её лицу потекли слезы. Мне стало неприятно при виде плачущей девушки.
  
  - Прости, я не хочу давать тебе призрачных надежд. Лучше сразу расставить точки.
  
  - Нам пора, - сказала Нару. Я кивнул и щелкнул по лбу Сакуру.
  
  - Счастья вам... в будущем, - смущенно сказала куноичи.
  
  ***
  Мы уже порядком отдалились от деревни. Она почти скрылась за лесами. Идти было приятно - тени деревьев прятали нас от палящего солнца, а звуки природы расслабляли сознание. Я чувствовал двойное счастье - это забытое ощущение - быть ведомым ею. Можно расслабиться и не думать, только смотреть. Ее походка не изменилась - такая же уверенная и спокойная, но в то же время грациозная, величественная. Внезапно Нару спросила меня:
  
  - А с кем ты собираешься возрождать клан?
  
  Я впал в ступор и встал на дороге.
  
  - В смысле 'с кем'? Ты... ты разве не поняла?
  
  - Да я пошутила. Пошутила, успокойся. - Я облегченно вздохнул. - Знаешь, я давно тебя за все простила.
  
  Девушка подошла ко мне, встала передо мной. Наконец-то я догнал ее в росте. Наши глаза были на одном уровне.
  
  - Ты ведь со мной не из-за него? - Слова вырвались быстрее, чем я обдумал их. Последнее время только эти мысли терзали меня, я хотел спросить непринужденно, в ходе нашего путешествия, но вышло иначе. Нару долго молчала, ее взгляд был таким сложным. Он мог трактоваться по-разному, не давая однозначного ответа. Что это? Ненависть, любовь, сострадание, жалость, презрение?! Я не знал, какое это чувство из них, но отчаянно стремился узнать истину.
  
  Вместо ответа девушка поцеловала меня.
   Комментарий к Зов дорог
   Вот и все и закончился данный фик. Выражаю благодарность постоянным читателям. Ваша поддержка в буквальном смысле родила проду и дала силы добить работу. Конечно концовка может кого-то разочаровать, но тут ничего не поделаешь. Не люблю незаконченные дела. А для меня дописать этот фик было делом принципа. Это все, что я хотел сказать. Всем лучей добра и солнца, а это актуально, ведь на дворе уже почти весна)))
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) О.Герр "Невеста на подмену"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Олав "Мгновения до бури. Выбор Леди"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"