Turandot: другие произведения.

Автомобильная история

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:


   Машину звали Пчелка.
   Конечно, это не моя идея, а моего отца. Человек, в общем-то, несентиментальный, он всегда относился к машинам с исключительным пиететом и непонятной мне нежностью. Во всяком случае, услышать от него ласковое слово в мой адрес всегда было редкостью - поэтому, когда он впревые произнес "моя Пчелка", я чуть не поперхнулась, а Ксюха многозначительно посмотрела на деда - будто она поняла что-то, мне недоступное.
  
   Фыркнув "да хоть Слепень" - я этой темой больше голову себе не забивала. Отец же носился с машиной, как с писаной торбой, по сто раз на дню оглаживая ей бока мягкой фланелью, бережно открывая капот и читая какие-то свои автомобильные заговоры.
   Рассказывая о произошедшем за день, начинал так: Пчелка и я... Именно в такой последовательности: эта зеленая консервная банка на колесах - и он.
   Мне он пытался травить байки о том, какие у нее сегодня грустные глаза, и вот бы поэтому поменять масло, а то он вчера в миллионный раз проверил - что-то цвет ему не понравился.
   Время от времени он пытался подлезть под пчелиное брюхо и с горечью вспоминал свой гараж, оставшийся на Украине: битком забитый всякими инструментами, запасами на зиму и самогоном. Правда, гараж и квартиру он не продал, решив пожить у дочки какое-то время в заграницах - что было весьма разумным решением, посольку через год он заскучал и засобирался обратно.
  
   Вот так Пчелка перешла в мое владение. Сначала она предполагалась на продажу, но потом с моей старенькой Хондой приключилась Совсем Крупная Неприятность в виде издохшей трансмиссии и почившего в бозе двигателя - и от Хонды пришлось избавиться.
   И тут начинается наша с Пчелкой история.
  
   В первый день нашего вынужденного альянса она глохнет на светофоре. Я остервенело пытаюсь включить сипящее зажигание, стоящие позади водители раздраженно бибикают, очень вовремя начинает звонить мобильник, я опаздываю на работу, Ксюха на заднем сиденье ноет, что ремень безопасности натирает ей шею и мама, давай уже побыстрее поедем.
   Мерзавка - ласково говорю я Пчелке - тебя ж на прошлой неделе проверяли вдоль и поперек для продажи, что ты себе позволяешь выкрутасы?
   Машина лениво реагирует только на пятнадцатой минуте, когда я уже нарезаю круги вокруг поднятого капота и с мобильником в руке нервно пытаюсь вычислить номер аварийной помощи, погавкивая на Ксюху.
  
   Последующие несколько дней я с подозрением подхожу к Пчелке и с некоторым замиранием сердца - с последующим облегчением - завожу.
   Она себя ведет как ни в чем ни бывало до одного прекрасного дня, когда вдруг посреди дороги просто перестает реагировать на какие бы то ни было бы мои пожелания - с судорогой в желудке я чудом выруливаю на близлежащий паркинг супермаркета и ставлю Пчелку на ручник, а пользуясь отсутствием посторонних ушей - с наслаждением и отборно ругаю ее на двух языках.
  
   Механика зовут Виктор.
   Он нетороплив, жилист, осанист, у него густые брови, тяжелые морщины и полуседая роскошная шевелюра. Его сын Тэд - до пикселей точная ранняя копия отца - работает в той же семейной мастерской.
   Заглянув под капот заарканенной и прибуксированной к нему Пчелки, Виктор гудит диагноз: timing chain. И что именно с цепью? - раздраженно заглядывая в пчелиное нутро, любопытствую. Порвалась, ответствует Виктор.
   Я чуть не стукаюсь головой о крышку капота: Виктор, что значит порвалась? Это же не ремень, это цепь, так не бывает.
   Виктор соглашается, что почти не бывает, да, но иногда - в очень редких случаях - бывает. Значит, именно у меня - редкий случай? - спрашиваю польщенно. Выходит, что так, невозмутимо констатирует Виктор.
   Я в сердцах пинаю колесо Пчелки: зараза, говорю, я тебя буду кормить теперь только семьдесят шестым бензином, ибо и так сколько денег и времени на тебя перевожу.
  
   Виктор осуждающе шевелит бровями и начинает назидательный сказ о том, что к машине следует относиться уважительно, тогда и она тебя будет любить и жаловать. Иисусе - не выдерживаю я - Виктор, и ты туда же. Это же железка о четырех колесах с механической начинкой, которую нужно лишь смазывать да чинить время от времени.
   Но Виктор упрямо гнет свою линию, так что в конце концов я делаю ехидный вывод о том, что у мужчин, очевидно, это предрасположение к машинам от боязни подобного отношения к женщинам.
  
   Через пару дней после ремонта я начинаю замечать зеленые лужицы в гараже.
   Эта саботажница еще и метит территорию, мрачно констатирую я Виктору. Он не находит никаких поломок и утечек охладителя, Пчелка по-пионерски отстаивает в мастерской двое суток под наблюдением, не вызвав никаких нареканий от семейства механиков. В это время я мыкаюсь на рентованных машинах, выкладывая ежедневно круглую сумму.
   Забрав Пчелку, я подъезжаю к бензозаправке и с садистским удовольствием тыкаю в кнопку А-76. Клянусь, у меня создается ощущение некой брезгливости на машиньей морде.
   Ты не Пчелка, прочувствованно говорю я ей, ты трутень - я на тебя извела уже тучу денег, времени и нервов. И мыть я тебя вручную не буду, саранча, даже не надейся.
  
   В следующие четыре месяца мои автопроблемы становятся притчей во языцех в моем оффисе. Все сослуживцы сочувственно вздыхают: что, опять; а начальство недовольно хмурится, когда я в очередной раз беру отгул, потому что не на чем доехать до работы и надо оттарабанить это металлическое горе луковое в мастерскую.
   Пчелка ночует на улице под всеми возможными метеорологическими условиями и моется исключительно раз в месяц на автомойке, во все остальное время я просто посылаю иногда Ксюху слегка протереть лобовое стекло - самостоятельно совершить подобный акт милосердия мне не позволяет моя щепетильность. Ксюха, как всякий нормальный восьмилетний ребенок, порывается отдраить машинные бока под шлангом, но я подобные поползновения строго пресекаю. Но я все равно знаю, что дедушкина внучка украдкой протирает Пчелке боковые зеркала, что-то нашептывая.
  
   Виктор относится ко мне уже как к своей, предлагая мне щедрую скидку за свою работу и ланч в тесном семейном кругу, пока остывает двигатель для проверки.
   Меня спорадически посещает мысль о новой машине, но, вбухав в эту уже почти такую же сумму на ремонт, пчелиный вопрос становится для меня принципиальным.
  
   Время от времени Виктор снова затягивает волынку о том, что все мы немножко автомобили, я брюзжу, что мне остается только в багажник Пчелку поцеловать при всех, чтобы убедить его во вздорной сказочности подобных размышлений. А в это время окружающие будут крутить пальцем у виска.
   Виктор опять сурово двигает бровями, но ничего не отвечает, ремонтируя или заменяя: тормозные колодки, термостат, аккумулятор, коробку передач, не считая таких мелочей, как радиатор, всяческие шланги, крепления, фильтры и разного рода жидкости.
  
   А потом начинается Великая предрождественская лихорадка. Я отрезаю от выходных один день - ибо шоппинг терпеть не могу и стремлюсь втиснуть все возможные покупки в четкий почасовой график с учетом томления в магазине игрушек, откуда Ксюху можно выдернуть, только как морковку из грядки.
   По случаю всеобщего маниакального потребительского экстаза все парковки вокруг молла забиваются до немогубольше, и я едва нахожу паркинг где-то на выселках, впритык к высокой зеленой изгороди.
   Мы с Ксюхой вполне успешно убиваем день на подарки и сладости и утомленно движемся перед самым закрытием молла по направлению к Пчелкиной парковке, волоча непомерное количество бумажных и пластиковых пакетов с сантами и оленями.
  
   Загрузив чадо и покупки, я с облегчением плюхаюсь на сидение, предвкушая душистый глинтвейн в уютной домашней обстановке. Ксюха позади меня прилаживает себе на голову игрушечные оленьи рожки с колокольчиками, пытаясь посмотреться в зеркало заднего вида.
   Я выбираю ключ на связке и подношу к зажиганию, но в этот момент дверь на противоположной пассажирской стороне рявкает и в салон вваливается какой-то хомбре растрепанного вида и начинает орать на меня на жутком сленге.
   Поначалу я не успеваю даже испугаться, сознание отстраненно фиксирует неприятный чужой запах, странную одежду, блестящие глаза, темный рот, выкрикивающий ругательства и, наконец, нож - я не разбираюсь в ножах, но эту штуку он держит у горла моей дочки.
   Пошевеливайся, леди! - орет хомбре и я ощущаю брызги слюны, долетающие до меня. Не то сейчас в машине будет один маленький труп - давай двигай, куда я скажу, и без глупостей, а то будет еще один труп, но уже побольше - он нервно ржет, показывая белые-пребелые зубы.
   Мой желудок сжимается в точку, а сердце слегка пульсирует. Мне все равно, что я не мужчина, не смогу отжаться ни разу и не качаюсь каждый день в спортзале. Я убью тебя вот этими вот голыми руками, раздавлю между пальцев, я знаю, что могу.
   Похоже, хомбре читает мои мысли, потому что он скалится и подпирает ножом подбородок Ксюхи, она вздергивает голову и колокольчики тихо звякают - я перевожу взгляд на ее глаза и вся моя ненависть куда-то улетучивается.
   Мне становится страшно - так страшно, что хочется выть. От полного бессилия и невозможности побыть Богом хоть одну секунду: одну-единственную, которую хватило бы на то, чтобы выставить Ксюху из машины, Господи, ну пожалуйста, я ведь ничего у Тебя не прошу, не для себя, ну что Тебе стоит - пусть у меня будет эта одна секунда.
  
   Я медленно отворачиваюсь и, смотря прямо перед собой, включаю зажигание. Пчелка урчит и трогается с места. Ксюха начинает тоненько всхлипывать.
   Быстрее, леди, черт тебя возьми, орет хомбре - вот сюда, потом направо.
   Я знаю, что грабители всегда так давят на психику жертвы, еще вспоминаю, что в подобных случаях рекомендуется разогнаться и врезаться куда-нибудь. Но там же Ксюха и нож возле ее горла, а эта сволочь тоже пристегнулась - ученый, подонок.
   Я выруливаю с парковки и понимаю, что еще немного - и мы будем уже на трассе, а там врезаться во что-нибудь можно лишь с заранее известным результатом, а если нет, то два обещанных трупа все равно будут, как ни крути.
   Я смотрю в зеркальце заднего вида и вижу ксюхины круглые глаза, из которых текут слезы. Прости меня, моя девочка, мысленно плачу я в ответ - и неистово вцепляюсь в руль, вдавливая педаль газа в пол.
  
   Пчелку дергает, как скакуна - будто в замедленной съемке, я вижу несущиеся все быстрее и быстрее навстречу стены молла, как хорошо, что нет сейчас пешеходов, пальцы вросли в руль, хомбре орет что-то, хватая меня за волосы и тыкая ножом мне в затылок, какое счастье, что - мне, а в голове стучат когда-то давно читанные слова горца-аксакала к своему ружью: ну ,если ты сейчас мне не поможешь, моя кремнёвка, то можешь и вообще не помогать.
  
   Что-то гулко хлопает, сильно ударив меня по скуле, потом - слишком громкий скрежет и звон, я крепко зажмуриваю глаза, отчаянно повторяя: Ксюха, Ксюшенька...
  
   Медленно наползает реальность. Я обнимаю руками взорвавшуюся подушку безопасности. Сзади тихо и мне сейчас проще умереть, чем оглянуться. Шея болит нестрепимо, но я заставляю себя поднять голову и выдавливаю себя из машины.
   Где-то в районе капота Пчелки валит белый дым, занавешивая все непривычным запахом и глотая видимость. Шатаясь, я целую вечность добираюсь до задней двери и открываю ее. Мама, говорит оттуда Ксюха. Мама - и наконец-то начинает в голос реветь.
   Подбегают какие-то люди, я вижу невредимую перепуганную Ксюху у кого-то на руках, кто-то еще задает мне идиотские вопросы типа все ли в порядке с вами, мэм, да, конечно, со мной все о'кей. И вспоминаю о хомбре.
   Руками по капоту я кое-как переползаю к носу машины: каким-то образом мы умудрились въехать в тривиальный столб. Голова болит до слез, я плохо вижу, но различаю неподвижную фигуру в ошметках лобового стекла перед бампером: кто-то склонился там, щупает пульс, полицейские огни все ближе и ближе.
   Он же был пристегнут, говорю я вслух. Так бывает, кто-то отвечает мне - в очень редких случаях, но бывает.
   Я перевожу взгляд на побитый дымящийся передок, где - чудом - немножко уцелели фары.
  
   Пчелка смотрит на меня умными глазами.
   И тогда я развожу руки - так широко, как только могу, пытаясь обнять необъятную машинью морду - и целую горячий капот.

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Е.Райнеш "Кэп и две принцессы"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Л.Вет., "Мой последний поиск."(Постапокалипсис) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) E.The "Странная находка"(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) Л.Грош "Они не мы. Красная сфера"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"