Турчина Ирина Васильевна: другие произведения.

А вам не нужен щенок? Он хороший... - глава 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Извините, пожалуйста, - как можно вежливее сказала я, - я совсем не хотела Вас с ног сбивать, это нечаянно получилось... я сейчас и шляпу найду и потфель достану... Так ничего и не сказав, Галкин папа сам отыскал портфель и шляпу, посмотрел на нас с Мышкой тяжелым, недобрым взглядом и скрылся в подъезде, громко хлопнув дверью.

  
  
  ... А утром ко мне Сашка прибежал, я только умыться успела. Он такой шум поднял, звонил в звонок и одновременно стучал в дверь ногами. Мы все в коридор выскочили, пожар думали или землетрясение случилось.
  - Ирка! - заорал он с порога, - ой, здрасьте, только нам бежать надо, Динку со щенками спасать... там сегодня машина с утра придет, ящики от магазина увозить, мне Сережкина мама сказала...
  Можно было не продолжать, картина была ясной! Я повернулась с умоляющим лицом к обитателям нашей коммунальной квартиры...???
  - Разносчиков всякой заразы в квартире не потерплю! - сразу же сказал Галкин папа, - И ты, Галя, чтобы и прикасаться к этой собаке не смела.
  И так он это жестко сказал, что всем стало ясно, что разговаривать с ним об этом не только бесполезно, но и захотелось отодвинуться от него подальше, что-то недоброе почудилось нам в его глазах.
  - Бежим!
  Мы собрали всех у ящиков. Нужно было срочно решать, что же теперь делать. По разным причинам, но Динку к себе домой взять никто не мог.
  - Эх, жалко, Сережку к бабушке в деревню отправили, он бы точно придумал что-нибудь!
  - Можно щенков по одному разобрать по домам, уж одного-то можно спрятать! - предложил толстый Вовка.
  - Ага, а кормить ты его как будешь? Они же еще ничего есть не могут, кроме Динкиного молока.
  - Есть захотят и суп будут! Голод - не тетка...- не сдавался Вовка.
  - Это тебе - не тетка, ты вообще можешь есть что угодно и в любое время, хоть посреди ночи тебя разбуди, а эти маленькие просто умереть могут...- сказала Наташа.
  Мы приуныли, а тут еще Динка к нам вышла поздороваться и поесть. Только вид у нее был очень озабоченный и она то и дело посматривала в сторону щенков.
  - Может быть мы их в наш подвал перенесем, к двери в бомбоубежище, там ее никто не увидит, а гулять она в нашем дворе будет?
  - А как же дворник? Помнишь, как он Рыжуху выбросить хотел?
  - Ну ведь не выбросил же... да и Рыжуху теперь в деревню с Сережкой отправили, она у его бабушки будет жить.
  - Да, повезло Рыжухе...
  - С дворником можно будет договориться, если мы ему во дворе что-нибудь делать поможем.
  - Я поливать двор могу! - обрадовался Сашка.
  - Так он тебе и позволит, помнишь, что в прошлый раз было, после этого он тебя и близко к воде не подпустит! Нет, вы с Вовкой лучше ему и на глаза не показывайтесь...
  Для поливки двора дворник пользовался длинным резиновым шлангом. Сверкающая струя воды с тихим шипением вырывалась из шланга,сверкала на солнце фантастической аркой и разбивалась о землю,разлетаясь на миллионы радужных брызг. Зрелище было настолько завораживающим, что являлось предметом зависти и мечтаний каждого обитателя нашего двора. И я говорю не только о детях, мы-то не скрывали наших восторгов. Сколько раз я видела, как самые занятые взрослые замедляли шаги, а то и просто останавливались, завороженные. Правда, они всегда пытались, видимо, самим себе объяснить неожиданность таких поступков, и старались давать дворнику советы о том, как лучше поливать асфальт или цветы. Иногда они просто про погоду с ним разговаривали, но взгляд у них при этом был одинаково остановившимся, следовавшим только за струей воды. Через некоторое время, они, опомнившись, опять спешили по своим взрослым делам...
  Однажды дворника срочно к телефону позвали, что-то там случилось. И он так быстро убежал,что даже воду не закрыл, она осталась течь под большое дерево посредине двора. Конечно же, эту возможность упустить было нельзя! Сашка с Вовкой кинулись одновременно к шлангу с водой и стали его друг у друга из рук вырывать...борьба шла с переменным успехом, они при этом громко орали друг на друга и совсем не замечали, что вода из шланга тугой струей била вверх и во все стороны, поливая все и всех вокруг на большущем расстоянии! Они даже и дворника-то заметили только тогда, когда он, мокрый с ног до головы, взял их за уши... Да,с поливкой двора лучше к нему и не подходить...
  - А может с ним просто поговорить нужно, - задумчиво сказала Наташа, - может он и поймет, что некуда бедной Динке сейчас с детьми деться.
  - Поймет он, как же... я вон ему сколько раз про стекло объяснить пытался, что нечаянно оно разбилось, так он все равно - тут же к родителям бежит!
  - Ты, Вовка, сам виноват. Ну кто из двери в подъезд футбольные ворота делает, опять и опять, мог бы и с первого раза выводы сделать.
  Нашего дворника все взрослые звали Кузьмичем, а мы - дяденькой Кузьмичем. Порядок в нашем дворе всегда был образцовый, на зависть соседним. Даже бабульки с Кузьмичем всегда считались. Семьи у него не было, жил он один в комнатке на первом этаже, не знаю, бывал ли он когда-нибудь в отпуске, потому что он был во дворе всегда. Летом, еще сквозь сон, обитатели нашего двора слышали шуршание метлы, зимой - лопаты для снега. Он же, чинил столы и скамейки для доминошников и шахматистов, сажал цветы и мыл лестницы в подъездах.
  - Ну, тогда вы, девчонки и разговаривайте с ним, у него на вас меньше жалоб было, он разве что Ирку пару раз с деревьев гонял.
  - Это ничего, он не по-вредному гонял, я ж понимаю..
  Решили, что с дяденькой Кузьмичем Наташа будет разговаривать. Во-первых, она со взрослыми лучше всех разговаривает, а во-вторых, ее бабушка с Кузьмичем дружат. Они иногда чай у них на кухне пьют и знакомые у них какие-то общие есть.
  - Пойдем со мной, а? - оглянулась на меня Наташа.
  - Ладно.
  Дворник чинил стол для домино посередине двора, с этим столом постоянно что-то происходило. Доставалось ему от доминошников по вечерам, они с такой силой колотили по нему черными костяшками, как будто весь смысл игры был в том, чтобы запугать противника ударами и криками. Мы подошли поближе и остановились в нерешительности, не зная с чего начать разговор. С погоды, может быть, как обычно все взрослые начинают?
  - Здравствуйте, дяденька Кузьмич, - вежливо поздоровались мы.
  - Ну здравствуйте, - дворник посмотрел на нас с интересом.
  - Как вы думаете, дяденька Кузьмич, будет завтра дождик? Что-то кости ломит, - добавила я непременную бабушки Сонину примету для пущей убедительности.
  - Кости, говоришь... ну тогда точно будет, - очень серьезно ответил дворник.
  - Это ведь хорошо, когда дождик, правда же? И работы во дворе поменьше будет, поливать не надо ничего, зачем, дождик же все и польет... - что-то я с этим дождиком застряла, не знаю, что и говорить дальше.
  Дворник молча смотрел на нас, прервав работу. Ну хоть бы уже Наташа что-нибудь сказала, видит же, как я мучаюсь с этой погодой!
  - Мы, вообще-то посоветоваться с Вами хотели, - сказала Наташа, - только мы вот не знаем, с чего и начать прямо...
  - Так с самого важного и начните, а то у подружки твоей и впрямь кости заломит, смотри, как у нее ноги переплелись, она теперь, поди, правую от левой-то и не отличит...
  Я посмотрела на свои ноги, а они у меня от волнения и вправду местами поменялись - правая нога обернулась сзади вокруг левой и стоит не со своей стороны. Интересно, когда это я успела?
  - Это еще что, я еще и не так могу, а я, может и еще раз смогу вокруг...
  - Ты не отвлекайся, мы по делу пришли, - строго сказала Наташа.
  Да не забыла я, что по делу, только как вот про это дело разговор начать?
  - Дяденька Кузьмич, а у вас когда-нибудь была собака? Ну может быть, когда маленьким были?
  - Собака?...Была один раз... только не у меня одного, а в Детском доме нашем была, приблудился щенок, маленький такой... только мы все думали, что он большим вырастет и будет злым, защищать нас будет... Лютым его назвали...а пока маленький был, мы его Лютиком решили звать... он смешной такой был, желтый, пушистый..., - улыбнулся Кузьмич, продолжая прибивать оторвавшуюся от стола доску.
  Мы с Наташей переглянулись, надо же, он маленького щенка до сих пор помнит, а ведь было-то это лет...сто назад! Может и не безнадежное наше дело.
  - А что же дальше-то? Большим вырос Лютик, что с ним потом было?
  - А ничего и не было... удавил его наш завхоз ночью, директорша приказала...
  - Каааааааак?!! Так нельзя же... он же живой... а как же... а вы что же?... Да я бы ее...!!!
  - Ну и что бы ты ее? ... Лютика нашего уже все равно не было... тошно мне там стало, убег я на другую ночь..., а больше собак и не хотел заводить, прикипаешь к ним душой, а потом...
  Страшная эта история, рассказанная ровным, спокойным голосом, казалась от этого еще страшнее. Мы молчали подавленно, даже смотреть друг на друга не хотелось. Вот, оказывается, люди на что способны... Мир, неожиданно, повернулся к нам другой, уродливой стороной, той, о которой мы думать еще не хотели, той, от которой нас старательно оберегали...
  - Так что за дело-то, говоришь у вас? - дворник продолжал возиться со столом.
  Я подергала Наташу сзади за платье, может не надо, мол, пойдем отсюда? Но она упрямо мотнула головой и повернулась к дворнику.
  - К нам вот тоже собака приблудилась,... она под ящиками, за магазином, в четвертом доме живет, только ящики сегодня увезти должны, нам тетя Зина сказала, она там сторожем работает. А Динку никто к себе взять не может, у нее еще и щенки вчера родились, только мы не знаем сколько...
  Дворник продолжал чинить стол.
  - Дяденька Кузьмич, пожалуйста... вы же не прогоните Динку? И детки у нее еще совсем маленькие, они еще ведь даже и не видели ничего, только вчера и родились ведь...
  - Откуда я это ее не прогоню? - дворник положил молоток на стол.
  - Ну из бомбоубежища... нет, от дверей в бомбоубежище, в подвале...
  - Это вы не дело придумали, возле бомбоубежища! А если комиссия какая-нибудь проверять придет? Они меня из-за вашей собаки работы лишить могут.
  - Что же нам делать, как же... она к нам пришла...теперь еще и дети... - губы у меня предательски задрожали.
  - Пожалуйста, помогите Динке, придумайте что-нибудь, а мы, честное слово, что хотите сделаем, только скажите, что? - Наташа положила руку на большую руку дворника, лежащую на столе.
  Дворник посмотрел на нас долгим взглядом, потом вздохнул тяжело...
  - Только сразу договоримся, вы будете делать все, что скажу.
  - Конечно, дяденька Кузьмич, мы и во дворе, если что нужно... и Вовка стекла больше бить не будет и вообще... ну не знаю, чего еще...
  - К бомбоубежищу ее нельзя, там важный объект, проверки бывают. А вот у дверей моей кладовки, где я метлы и лопаты храню, я вам разрешу их перенести. Но смотрите у меня, чтобы там сборищ не было, игры устраивать я вам в подвале не позволю! Больше двух не собираться... щенков одних во дворе не оставлять... и еще, убирать за ними, если что, сами будете...а правила мои нарушите, на себя пеняйте...И нечего меня обнимать...я с вас строго за порядок спрошу!
  Мы помчались назад, счастливые... А во дворе соседнего дома уже стояла машина, которая за ящиками приехала. Мальчишки строили планы, как они будут защищать Динку от грузчиков. Решили без боя не сдаваться.
  - Не нужно ничего, - сказала Наташа, - наоборот, давайте им поможем ящики грузить, тогда они нам Динку разрешат спокойно перенести. Я сейчас за бельевой корзиной домой сбегаю, в нее щенков временно положим, а потом место приготовим.
  Мы все дружно принялись за работу. Передавали друг другу ящики по цепочке и с Динкой разговаривали все время, объясняли ей, что происходит. Она ведь, бедная, должна была думать, что последнего дома лишается. Представьте себе, если бы на ваш дом, откуда ни возьмись, налетели бы незнакомые, или даже и знакомые люди и стали бы молча стены рушить и мебель выносить. Прямо конец света, как бабушка Соня говорит.
  Ну наконец-то мы до Динки добрались! Сколько же их тут, маленьких?
  Их было ЧЕТВЕРО!
  - Ой, крошечки какие... черненький, рыженький и два в пятнышку, как Динка!
  Динка очень волновалась, когда мы щенков в корзину перекладывали, сама туда запрыгнула, но потом передумала, когда мы корзину понесли. Только все время вперед забегала и в глаза нам с Наташей заглядывала, как будто убедиться старалась, что мы ничего с ними плохого не задумали. Мы ей опять все объяснили, про машину, что за ящиками приехала, про дяденьку Кузьмича, про подвал. Только про историю с Лютиком не рассказали, зачем ее волновать, ей и без этого забот и волнений хватает. Заодно всем дворниковы правила напомнили, как себя в подвале вести. Все немножко поспорили, кому первому с Динкой идти, потом решили очередь установить, чтоб все по-честному было.
  В подвале мы с Наташей поставили большую картонную коробку в углу под лестницей и постелили на дно одеяльце. Динка туда сразу же запрыгнула, потопталась, передвинула одеяло по-своему, так ей удобнее показалось и легла на бок, глядя на нас с нетерпением. Мы стали малышей перекладывать из корзинки.
  - Какие же они крошечные, - сказала Наташа, - а пахнут как! Ты знаешь, когда мой братик был совсем маленький, у него изо рта так же молочком пахло.
  - Я бы такие духи сделала и душилась бы ими всю жизнь! Не волнуйся, Диночка, я ему ничего не сделаю, я его только понюхаю немножко...
  Только Динка мне, наверное, не поверила, она встала на задние лапы и стала у меня щенка из рук вытаскивать, прямо за голову, зубами!
  - Ой, что это она делает, Наташ, смотри! Не сердись на него, глупышка, он же не виноват, это я его держу, он-то к тебе с радостью, давно бы уже пришел...вот, смотри, уже все здесь.
  Несмотря на то, что щенки были совсем слепымы, они уверенно нашли дорогу к распухшим Динкиным соскам, потолкались немножечко, потыкались мордочками ей в живот и заработали дружно, помогая себе крошечными лапками с прозрачными коготками. Динка закрыла глаза и вздохнула умиротворенно. Мы с Наташей замерли счастливые. Тут сверху шипение какое-то раздалось, мы не сразу поняли, что это Вовка шипит, внимание наше привлечь пытается, что пора мол выходить и уступить место следующим, все ведь хотят посмотреть!
  Целый день мы по-очереди к Динке ходили и сидели рядом с ней, все на щенков налюбоваться не могли. Она сначала волновалась немного, смотрела на каждого вопросительно, чего, мол, опять пришли, может быть случилось что-то, а потом привыкла, даже спала, не обращая на нас внимания, только ни разу щенков с нами одних не оставила, все-таки не совсем нам доверяла, видимо. По своим делам сбегала, только когда мы обедать ушли.
  Наступила счастливая пора. Мы честно соблюдали условия договора с дворником и он на нас с Динкой совсем не сердился. Один раз сказал даже, что Динка, видимо, не просто бродячая собака, а была кем-то приучена к дому, потому что она ни разу в подвале не нагадила, а ждала терпеливо по утрам, когда он дверь откроет. Дверь в подвал на ночь всегда запиралась, правила, наверное, такие были, что-ли. Щенки подрастали, мы теперь каждый день их на солнышко во двор выносили. Они сначала только медленно ползали по траве, стараясь найти теплый мамин бок, но с каждым днем их стало все труднее удерживать в поле зрения. Глазки у них открылись и они, сначала смешно ковыляя и переваливаясь на коротеньких ножках, а потом все быстрее, старались разбежаться в разные стороны. Они совсем были непохожи друг на друга. Рыжий и черный были мальчиками, а пятнистые были девочками, так нам мама сказала. Она нам продолжала всякие полезные советы давать по Динкиному питанию и сколько с малышами во дворе гулять. Сказала, что дети есть дети, независимо от того, кому они принадлежат, и что она может применить к ним свои новые знания и собственную практику. Мальчишки помогали во дворе дяденьке Кузьмичу чинить бесконечные поломки доминошного стола, подавая ему наперегонки нужные инструменты и гвозди, о чем-то с ним разговаривали и очень при этом важничали. Зато Вовка действительно не разбил ни одного стекла, а мне по деревьям некогда было лазать. Так что, все были друг другом довольны и счастливы. Мы, конечно же, долго спорили по-поводу имен для щенков, потом решили, чтобы никому было ни обидно, что мальчишки придумают имена для щенков-мальчиков, а мы для щенков-девочек. Вот только у меня давно уже имя было заготовлено, как оказалось и не у меня одной, рыженького мальчика мы все дружно решили назвать Лютиком, в память о том, про которого дворник нам рассказал. Черного щенка мальчишки Чернышом прозвали. Мы, перебрав немыслимое количество разных имен, названий и просто слов, назвали одну Дымкой, а вторую Розочкой, потому что на лбу у нее было красивое черное пятнышко, похожее на цветок.
  Лето, тем временем, шло своим чередом. Мы купались в теплом море. Потихоньку от родителей, которые днем были на работе, а ведь до пляжа рукой подать... заходили далеко в море "на мели". Эти мели - как маленькие островки с теплой водой, а между ними - глубина, где иногда и "с головой" бывало, то есть вода выше головы была. Через глубину мы перебирались кто как, кто вплавь "по-собачьи", а те, кто плавать не умел, просто пешком по дну. Наберешь побольше воздуха, закроешь глаза, потом все вместе за руки и... вот ты уже и на другой мели! Это было не совсем безопасно, мы это понимали, но ведь в этом же и был весь смысл! Просто теплой воды на мелком месте, нам и у берега хватало. Конечно, без приключений не обходилось. Однажды меня смыло волной с мели в глубину. Плавать я еще тогда не умела, только воды совсем не боялась. Вот и не испугалась совсем, мне очень даже понравился мелкий золотистый песок, на который я опустилась и зеленая вода, а сверху по воде прокатывались волны, они были намного темнее по цвету. Мне показалось, что я довольно долго любовалась на эту картину и слушала какие-то шипящие звуки. И так мне было в тот момент хорошо, что захотелось немного задержаться, чтобы посмотреть, что же дальше-то будет. Как вдруг, чья-то рука схватила меня за волосы и я увидела раздутые Вовкины щеки и выпученные, как у лягушки глаза. Я, возмущенная таким со мной обращением, постаралась изо всех сил ему в этот глаз кулаком заехать, но промазала и попала по уху. Вовка, от неожиданности, выпустил мои волосы, а я забарахталась в воде, используя и руки и ноги, стараясь предотвратить его следующий выпад и вдруг, неожиданно для себя и всех остальных, выбралась на поверхность и поплыла... недалеко конечно, но достаточно для того, чтобы почувствовать, как вода меня поддерживает, а это ведь самое главное. Так я в то лето плавать научилась. Вовка, конечно, еще немного на меня пообижался - "спасай тут всяких, а тебе... в ухо", но потом мы все вместе смеялись, когда я ему всю подводную картину обрисовала и как он меня там испугал, объяснила. Зато он очень гордился тем, что это он меня плавать научил. Много можно всяких занятий летом придумать, каждый день что-то новое. Иногда мы за тутовником ходили на старое кладбище. Там росли огромные тутовые деревья. Заберешься почти на самую вершину, а там можно есть сочные, почти черные ягоды, перекрикиваться друг с другом и хвастаться, у кого крупнее, а еще можно вести престрелку теми же ягодами. Они, правда, след оставляли в виде синей кляксы, языки и губы у нас тоже были на все лето синими, но никого это волновало...
  Так незаметно и июль пролетел. А в августе стали съезжаться все остальные обитатели нашего двора, дело уже шло ближе к школе. Сережка от бабушки вернулся, очень одобрил наши действия с Динкой, а особенно Наташу похвалил за то, что с дяденькой Кузмичем договориться сумела. Про Рыжуху нам рассказал, как она теперь на новом месте живет. Прижилась, заважничала, целый день у нее дела какие-то, кошек бабушкиных воспитывает, в дом заходить не разрешает, а еще корову научилась во двор загонять, так что бабушка ее полюбила. А обоих Рыжухиных щенков Сережкин дядя к себе на пасеку взял, в сторожах будут.
  Моя соседка Галка и ее родители тоже вернулись из отпуска. Они гостили у Галкиной московской бабушки и в санаторий еще ездили. Приехала, нос задрала, первый день даже во дворе ни с кем не разговаривала, прохаживалась по центральной дорожке, да наряды новые раза четыре менять бегала. Только никто на ее наряды внимания не обратил, у нас своих дел было много.
  Щенков все труднее было удерживать в подвале. Эти веселые карапузы карабкались вверх по ступенькам, иногда, не удержавшись, катились кубырем вниз, но, поплакав немножко, а порой и забыв, продолжали рваться к свободе. Мы устраивали целые баррикады из любых подручных средств, стараясь удержать их в подвале. А Динка, наоборот, оставляла теперь их одних и уходила куда-то надолго по своим собачьим делам. Чаще всех на свободе оказывалась Мышка. Вообще-то сначала она сначала Дымка была, самая маленькая и шустрая, способная просочиться в любую щелочку, которую могла отыскать в нашей загородке, поэтому имя Мышка ей больше подходило.
  Гром грянул, что называется с ясного неба. В это утро ничего не предвещало такого несчастья. Все обитатели нашего двора, конечно же, знали о существовании Динки и, похоже, молчаливо это ее существование одобряли, или просто не вмешивались.
  Щенки уже хорошо ели обычную еду, поэтому мы бегали кормить их и выгуливать во дворе по-очереди. Мы им мисочки по разным углам расставляли, чтобы у каждого еда была, по-справедливому. Потому что шустрый Лютик всегда успевал быстрее всех со своей порцией справиться и соседям помочь. Иногда он с этой своей помощью к ним приставал еще и до того, как в свою миску заглядывал, моя, мол, еда от меня никуда не денется, еще успею. И успевал ведь, жадина! За ним нужно было особенно следить и от чужих мисок отгонять. Пока я с Лютиком воевала, проныра Мышка нашла таки щель и вырвалась на свободу, которая ей была гораздо дороже еды. Я бросилась за ней вверх по лестнице, уже почти поймала у самой двери подъезда, но тут дверь кто-то стал открывать с другой стороны, Мышка рванулась туда, я за ней... и мы обе выкатились под ноги входившему в подъезд нашему соседу по коммунальной квартире, Галкиному папе! Пытаясь удержаться на ногах, он странно замахал руками, сделал несколько неуверенных шагов назад и... стал падать на кусты, которые росли возле дорожки, ведущей к дому. Портфель полетел в одну сторону, шляпа в другую, потом над кустами мелькнули ноги в желтых туфлях и исчезли... Несколько мгновений было очень тихо, я сидела на ступеньке, прижав к себе Мышку, бабульки с открытыми ртами замерли на лавочке.
  В этой полной тишине над кустами медленно появилась голова Галкиного папы. Волосы, обычно тщательно причесанные на косой пробор, были растрепаны и странно свешивались на одну сторону, открывая обширную лысину, на щеке краснела свежая царапина, он пытался что-то сказать, но только открывал беззвучно рот.
  - Извините, пожалуйста, - как можно вежливее сказала я, - я совсем не хотела Вас с ног сбивать, это нечаянно получилось... я сейчас и шляпу найду и потфель достану...
  Так ничего и не сказав, Галкин папа сам отыскал портфель и шляпу, посмотрел на нас с Мышкой тяжелым, недобрым взглядом и скрылся в подъезде, громко хлопнув дверью.
  - Ну, Ирка, теперь держись, - сказали бабульки, - он тебе этого не забудет.
  Ясное дело, что не забудет, только ведь я же не нарочно, объясню родителям, должны понять, ну пусть там наказание какое-то придумают, я ведь не против.
  Отмахнувшись от неприятных мыслей, я отправилась назад, щенков нужно было вынести на солнышко. Сашка помогать пришел, они теперь тяжелые стали, одной и не справиться. Мы играли со щенками под деревом, Сашка становился на четвереньки, брал в зубы кусок тряпки, за другой конец тут же цеплялся кто-нибудь из малышей, а то и двое сразу и с грозным рычанием они тянули бедную тряпку в разные стороны. У них уже выросли маленькие зубки-иголочки, так что за тряпку они держались очень цепко, да и лапами упирались изо всех сил, а когда этого было недостаточно, просто шлепались на толстые попы, помогая себе еще и весом. Уж не знаю, кто из нас получал большее удовольствие, хотя Сашка утверждал, что играет в эту игру исключительно для щенячьего физического развития. А в этот раз, чтобы помочь друзьям справиться с Сашкой, рыжий Лютик ухватился сзади за Сашкины штаны и стал тянуть их в другую сторону. Сашка от смеха тряпку не удержал и щенята кубырем покатились в траву вместе с ней. А Сашка чуть на Лютика не сел, только тот увернуться успел.
  - Смотри, Саш, Галка во двор вышла. Давай ее позовем, она ведь щенков подросших толком и не видела, да и папе ее от меня досталось сегодня...
  - Эй, Галка, иди к нам, - заорал на весь двор Сашка и добавил, - пусть посмотрит, жалко что-ли!
  - Смотри, Галя, как щеночки выросли, пока тебя не было, совсем большие. Хочешь с ними поиграть?
  - Они у вас грязные, в подвале живут, на них микробы разные размножаются, мне их не разрешают трогать. Да и вообще, их тут скоро не будет.
  - И ничего они не грязные, их Динка по нескольку раз в день моет!... Постой, постой,... как это их здесь скоро не будет?! Саш,чего это она говорит такое?
  - И ничего я не говорю, некогда мне с вами тут стоять, мы с мамой в музыкальную школу идем меня записывать, - попятилась Галка.
  Но далеко уйти ей не удалось, мы с Сашкой схватили ее за руки и потащили в кусты сирени у забора.
  - Будешь кричать, я тебе в рот вот эту тряпку затолкаю, - пригрозил Сашка, - на ней точно миллион микробов, быстро рассказывай!
  Сопротивляться было бесполезно, такая решительность была на наших лицах, что Галка сдалась без боя.
  - Я слышала, как папа звонил к себе на работу, на санитарную станцию, чтобы после обеда за вашими собаками приехали, он еще до своего отпуска такое распоряжение давал... он ведь главный санитарный врач, ну их там на станции в клетках будут держать, или для опытов каких-то... нельзя, чтобы разносчики микробов находились во дворе жилого дома, - важно добавила она.
  Это было настолько неожиданно, что мы выпустили ее руки,чем Галка и не преминула воспользоваться, удрала в одно мгновенье. Сашка было бросился за ней, но наткнулся на Галкину маму и только кулаком Галке издали погрозил.
  - Как же так можно, а Саш? Они же никому ничего плохого не сделали...
  - Это ее отец на тебя разозлился за то, что ты его с ног сбила, вечно ты в историю влипнешь!
  - Ну и пусть бы меня на станцию... а их-то за что? И что я, нарочно, что ли, знаешь ведь, как это получилось!
  - Ладно, думать надо, что делать теперь, может с ним, как с дяденькой Кузьмичем, договориться можно?
  - Как же, договоришься с ним, он знаешь какой... его бабушка Соня "твердолобым" зовет, за то, что он всегда на своем настаивает!
  - Нужно всех наших собрать, вместе думать будем. Ты беги за девчонками, а я ребят созову, только сначала щенков отнесем.
  Я на всякий случай сначала домой забежала, вдруг кто-нибудь из родителей неожиданно пришел. Но день был будничный и они были на работе. Помочь нам никто не мог, да и времени оставалось немного до послеобеда. На кухне меня погладила по голове бабушка Соня и вздохнула, "Эх, дитенок..." .
  Собрать удалось почти всех обитателей нашего двора в возрасте от семи до десяти лет. Судьба бездомной собаки и ее щенков почти никого равнодушным не оставила. Идеи предлагались самые фантастические:
  - забаррикадировать ворота, ведущие во двор и отстреливаться от машины с санитарной станции из шланга с водой;
  - перенести коробку со щенками на дерево;
  - устроить всеобщую лежачую забастовку во дворе;
  - всем сбежать из дома вместе с Динкой;...
  Постепенно мы исчерпали все идеи, но так ничего путного и не придумали.
  - Надо же, такие отличные щенки... а некуда им бедным деться!
  - Ведь есть же где-то люди, кому позарез нужна собака! Эх, раньше нужно было думать, а то мы все только играли с ними, да кормили...
  - Да уж, мы просто думать не хотели, что расставаться с ними придется, никто ведь и не возражал, что мы с ними возимся...
  - Нужно было давно объявления по всему городу расклеить - раздаются, мол, отличные щенки...
  - Ага, совсем даром...
  - Можно и не даром!
  - Ты, Вовка, прямо рабовладелец какой-то, ты что, Динкиных детей продавать собрался, жадина?
  - И ничего не жадина! Мой дед говорит, что если даром кому-то что-то даешь, люди думают, что вещь эта никудышная, самому тебе ненужная, просто ты от нее избавиться хочешь.
  Вовку на смех подняли, далеко от нашего тогдашнего разумения были подобные мудрости. Только тут вспомнилось мне, как в прошлом году решили мы с папой избавиться от излишков рыбы после очередной рыбалки. Нужно сказать,что ездить на рыбалку мы с ним любили больше всего на свете. И всегда удачно, да и рыбы тогда в Каспийском море водилось изрядное количество. В обычное время мы с ним по меньшей мере один раз в неделю на рыбалку ездили, а в прошлом году летом у папы отпуск был и мы почти каждый день проводили с раннего утра до вечера на берегу. Он ловил рыбу, которая называлась "тарашка", для нее удочку со спинингом далеко в море нужно забрасывать, а я в основном ловила с камней мелкую рыбу, которая "бычок" называется. Смешная такая рыбка с большущей головой и очень вкусная, когда ее пожарят. Улов наш был не меньше ведра каждый раз. Сначала нашему улову все радовались, потом рыба стала вызывать легкую досаду на лицах друзей и знакомых. А в последнюю неделю папиного отпуска на нее уже просто смотреть никто не захотел. Ну не выбрасывать же! Мы решили отнести очередное ведро рыбы на базар. Дело было к вечеру, рыбы на базаре осталось немного, но цену на нее не снижали. Продавалась она не на вес, а "кучками" приблизително одинакового размера. Чтобы избавиться от рыбы поскорее, папа сделал кучки раза в два больше, чем у остальных, а цену написал на бумажке наоборот в два раза меньшую.Я видела, что папа чувствовал себя неловко и мы отошли от прилавка в сторону. И что же вы думаете, народ кинулся покупать нашу рыбу? Ничего подобного! Первой подошла большая тетенька в платье с ромашками и стала пальцем ворошить наши кучки, внимательно разглядывая каждую рыбку. За ней подошла другая с плетеной сеткой-авоськой и они стали между собой разговаривать.
  - Странная какая-то рыба, - сказала тетенька в ромашках, - похожа на свежую...
  - А вы понюхать пробовали? - спросила тетенька с авоськой.
  - Ой, я ее уже так нанюхалась, что ничего не чувствую... разве что кошке взять?
  - Вот и я думаю... может ее где-то в болоте выловили, раз за такую цену продают... - качает головой тетенька с авоськой.
  Так ничего и не купив, они ушли. Мы поняли, что наша цена была ошибкой. Ладно, цену мы исправили, а кучки сделали еще больше. Ромашковая тетенька вернулась назад. Она опять поковыряла пальцем рыбу и только теперь "заметила" нас с папой.
  - А почему у вас такие "кучки" большие, - спросила она с подозрением разглядывая нас, - вы что, эту рыбу не в море ловили?
  - Конечно же в море и сами наловили, просто мы очень торопимся, - ответил папа.
  - Ага... - сказала ромашковая, продолжая ковырять пальцем.
  Роста я тогда была совсем еще небольшого, над прилавком едва моя голова возвышалась, но за рыбу нашу мне было обидно, поэтому, дотянувшись до "кучки" с другой стороны прилавка я стала за хвосты по одной рыбке в ведро назад вытаскивать. Тетка заметила мои манипуляции и стала быстренько рыбу в свою сторону сгребать.
  - Глядите люди добрые, девчонка шустрая какая, "кучки" половинит втихую... уж ежели чего положено на прилавок, не тронь больше, вишь люди торгуются! - закричала она.
  Привлеченные шумом, подошли еще люди и через пятнадцать минут всю нашу рыбу разобрали...
  
  - Нет, Вовка прав, то есть его дедушка, конечно, прав... - сказала я и рассказала про то, что поизошло с нами и с нашей свежей рыбой в прошлом году на базаре.
  - Так то ж на базааааааре, - протянул Сашка, - что мы, на базар, что ли со щенками пойдем?
  - А куда же ты с ними пойдешь, в магазин, что ли? На базар и пойдем, там сейчас все равно больше народу! - решительно сказал Сережка. - И Динку с собой возьмем, пусть видят, какая у них мама. Да и от "собачников" пока ее спрячем, хоть на сегодня.
  Подошел дворник, покивал головой на последние Сережкины слова. Видно было, что он тоже очень расстроен.
  - Вы вот что, - сказал он, - рыжего мне оставьте, он теперь мой будет. Еще одного Лютика я им не отдам! И поторопитесь, кто его знает, когда они приедут... найдете на базаре Магомеда, он воздушной кукурузой торгует, вы его знаете, скажете, что от Кузьмича, он вам место определит, а я потом тоже приду,... не боись, прорвемся! - добавил он и погрозил неизвестно кому кулаком.
  Мы повеселели. Иметь на своей стороне такого человека, как наш дяденька Кузьмич - действительно "дорогого стоило".
  Лютик с удовольствием осваивался в дворниковой комнате, нисколько не расстроившись разлукой с братом и сестрами. Оставшихся щенков поместили в корзинкус крышкой, а Динку повели на веревочке. Народу оказалось много, только за ворота дома удалось выйти не всем, некоторых выловили по дороге. Новость о том, что за Динкой должны приехать собачники и что мы собираемся нести щенков на базар, быстро облетела двор. Даже Жекина мама, которая ни с кем во дворе не общалась, и то каким-то образом об этом узнала. Так что ему было "категорически приказано вернуться". Она прямо так и сказала, когда его с нами увидела. Остались только Сережка, Сашка, толстый Вовка и мы с Наташей.
  - Итак, с боями, через территорию противника прорвалось пять... нет, шесть человек, - сказал Сережка, оглянувшись.
  Мы тоже все оглянулись и увидели Зойку. Обычно она старалась держаться подальше от шумных наших игр и проделок. А теперь она плелась сзади, так, по-видимому, и не решив, что же ей делать.
  - Ты чего, Зойк, с нами, что ли, пойти хочешь? - спросил Сережка.
  Зойка отрицательно завертела головой из стороны в сторону. Мы переглянулись.
  - А чего ж ты хочешь? Говори быстрей, у нас времени нет.
  - Я Мышку хочу взять, мне мама разрешила сегодня, когда про собачников узнала ... вы не думайте, ей у нас хорошо будет... а Мышка меня знает, я с ней потихоньку от вас играла...
  Вот так тихоня! И когда только успела? Мы опять посмотрели друг на друга. Сережка решительно взял у нас с Сашкой корзину.
  - Бери, только смотри, головой за нее отвечаешь!
  Он вытащил из корзинки Мышку и отдал ее Зойке. Зойка прижала ее к себе, а Мышка все старалась дотянуться до Зойкиного лица, чтобы лизнуть. Такой счастливый вид был у них обеих, что наши последние сомнения были развеяны тут же. Оказывается, есть люди, которых мы искали...
  До базара было недалеко. Каждый из нас здесь бывал неоднократно, то с родителями, а то и самостоятельно, когда "заводились" какие-то лишние деньги на воздушную кукурузу. Конечно же мы знали дяденьку Магомеда, который каждый день продавал наше любимое лакомство. Процесс превращения скучной сухой кукурузы в нечто необыкновенное всегда вызывал у меня огромный интерес. Сколько я ни пыталась получить нечто подобное, кроме дыма и горелых зерен, у меня ничего не выходило. А потом мне запретили даже приближаться к духовке, "пока весь дом не спалила", как сказала бабушка Соня. Так что сейчас, несмотря на все наши неприятности, которые стали поворачиваться хорошей стороной, где-то в глубине души я леляла надежду на то,чтобы выведать у продавца его секрет.
  На базаре было очень жарко. Солнце стояло почти в зените и немилосердно пекло всех, кто здесь находился. Поэтому покупатели передвигались по базару медленно, пряча головы под тень навесов над прилавками, подолгу разглядывая выложенный товар и неторопливо торгуясь. Продавец воздушной кукурузы сидел сразу же у входа на своем обычном месте. Несмотря на жару, на голове у него была надета высокая каракулевая шапка, но совсем было непохоже, чтобы он страдал от жары.
  - Здравствуйте, дяденька Магомед, - поздоровались мы с ним почти хором.
  - Здравствуйте, дорогие! Вай, счастливый день у меня какой, сколько сразу кукурузы продам, завтра торговать нечем будет, - заулыбался он приветливо.
  - Нет,мы сегодня не за кукурузой пришли. Наш дворник - дяденька Кузьмич, сказал, что вы нам поможете...
  - Правильно сказал, Кузьмича друг - мой друг! Что помогать надо, рассказывай!
  Мы, перебивая друг друга, возвращаясь к упущенным деталям, споря по ходу, поведали историю Динки и нашу, заодно, потому что к этому времени все уже так перепуталось, что отдельно и не расскажешь. Под конец нашего рассказа, глядя на наши погрустневшие лица, дяденька Магомед посерьезнел, сдвинув свою большую шапку, почесал затылок, подумал немного и сказал
  - Все правильно сделали, сейчас я вам место найду, никто не обидит... я сказал!
  Он оставил мешок с кукурузой и повел нас в дальний угол базара, туда, где продавались живые куры, кролики и даже одна белая коза, которая все время что-то жевала и возмущенно трясла бородатой головой. Наверное, ей не очень-то понравилось появление собаки, да и наше тоже. Поставив корзинку со спящими щенками на прилавок, мы поблагодарили дядю Магомеда и стали думать, как же нам продавать щенков.
  - Нужно ходить по рядам и кричать: "А вот кому щенков, свежих щенков...!!!" - предложил Сашка.
  - А что, несвежие щенки тоже бывают? - подняли мы его на смех.
  - Чего вы сразу, я имел в виду новых, ну, молодых...
  - Ага, а как постареют щенки, тут-то они несвежими и становятся, могут даже протухнуть немного...
  - Смотри, Сашка, тебе это тоже грозит, теперь-то ты уже не совсем новый, ну, молодой...
  Динка смотрела нас с удивлением, словно спрашивая, о чем это мы спорим и почему мы здесь стоим. Только теперь мы поняли, что она-то ведь и не знает точно, что происходит. Каждый из нас старался уйти от этого неприятного разговора. Только дальше уходить уже было и некуда. Ведь каждую минуту мог появиться чужой человек и забрать одного из ее малышей. Навсегда забрать. Мы, конечно постараемся найти хороших людей, только как их отличишь от плохих за такой короткий срок? Кто же вот раньше мог подумать, что Галкин папа может сделать такое, а ведь его мы давно знаем, я так вообще его каждый день, можно сказать видела, правда мы с ним, кажется, никогда и не разговаривали, только здоровались по утрам? Хотя он и не думает, что поступает плохо, работа у него такая... Но с другой стороны, он же себе сам такую работу выбрал. Трудно этих взрослых понять, был бы он нашего возраста, мы бы с ним быстро разобрались... только Галка вон, нашего возраста, а совсем другая, наверное она на него похожа, вырастет и тоже санитарным врачом будет. Правильно бабушка Соня говорит :"Чужая душа в котомке... нет, чужая душа - потемки". Что сразу, мол не разберешь. Только Динке все равно нужно попытаться объяснить, что же мы здесь делаем. Мы молча переглянулись, потом Наташа присела перед Динкой на корточки
  - Знаешь, Диночка, человеческие дети, когда вырастают, начинают свою отдельную от родителей жизнь. Уезжают учиться в какой-нибудь другой город, замуж выходят или женятся, переезжают на другую квартиру. Мы вот, когда вырастем, тоже куда-нибудь разъедемся. Только человеческие дети медленнее растут, а собачьи быстро. Пришло время и нашим малышам другую жизнь начинать... мы им поможем, найдем новый дом. Только ты не думай, мы все адреса запишем и навещать их будем, проверять, как они живут.
  - Если что, я с ними сам разберусь! - погрозил неизвестно кому кулаком Вовка.
  - А вы это чем здесь торгуете? - вдруг раздался сверху мужской голос.
  Мы так были вовлечены в разговор с Динкой, что совсем забыли по сторонам смотреть. Подняв головы, мы встретились взглядом с милиционером. Ну вот, от санитарного врача сбежали, с милиционером встретились... как в сказке про Колобок.
  - Мы щенков принесли...
  - Чьих щенков?
  - Наших, то есть Динкиных, только мы еще не продавали, мы цену не знаем...
  - Так, а Динка чья?
  - Наша, то есть вообще-то она ничья была... а может чья-то, только потерялась, а потом у нее щенки... а потом...
  - Тихо! Давайте кто-нибудь один, ты похоже здесь главный? - посмотрел милиционер на Сережку.
  Сережка быстро и толково рассказал нашу с Динкой историю. Мы все только головами кивали, все правильно, мол.
  Милиционер погладил по голове подошедшую к нему Динку. Мы посмотрели друг на друга. Потом он молча приоткрыл крышку корзинки. Оттуда тотчас же высунулись любопытные щенячьи мордочки и потянулись к нему. Лицо милиционера вдруг помягчело и расплылось в улыбке.
  - Ишь, шустрые какие, малявки... - расстроганно проговорил он, - у меня дочка, такая же, как вы, всех домой несет, вчера воробья подбитого принесла, говорит, когда она вырастет, ветеринаром будет, чего ж, хорошее дело, думаю... только собак еще не было, а давно просит...
  - А вы возьмите Динкиного щенка, или Динку, товарищ сержант, нам ведь и ей теперь дом найти тоже надо, а она очень даже хорошая, дяденька Кузьмич говорит, что она к дому приучена, вам с ней никаких хлопот не будет!
  - В званиях разбираешься, молодец, - похвалил он Сережку. Мы тоже все посмотрели на Сережку с уважением.
  - Только с большой собакой мамка нас, пожалуй, из дома прогонит, я хоть и сержант милиции, а она у нас дома - не меньше генерала будет, - засмеялся он, - да у вас, поди цены на щенков высокие, мне с моей зарплатой и не подступиться!
  - Нету у нас цен, мы это только написать на бумажке хотели, чтобы люди не думали, что щенки плохие и мы от них избавиться хотим, так Вовкин дедушка говорит, да и мы один раз с папой рыбу хотели скорее кому-нибудь подешевле продать, а тетенька с ромашками сказала, что мы ее на болоте наловили, а мы ее вовсе сами, в море...- затараторила я, обрадовавшись такому повороту разговора.
  - Стоп, пулемет, ты меня рыбой с ромашками совсем запутала, цену на щенков вам что, Вовкин дедушка назначает?
  - Нет, это я только для примера рыбу с дедушкой здесь привела, а щенка мы вам с дочкой просто так подарим, вот только адрес нам ваш нужен...
  - Ну, ты, Ирка, даешь, какой тебе еще адрес, он же милиционер!
  - Что ж с того? Он же тоже человек, а мы Динке обещали!
  - Ничего, все правильно, вы потом приходите как-нибудь, попроведайте, с дочкой моей познакомитесь, вам друг другу, думаю, будет чего порассказать.
  Щенки, тем временем, из корзинки таки вылезли. Черныш быстренько побежал по прилавку в сторону козы с явным намерением разобраться с ней, кто сильнее, еле поймали этого мелкого забияку. А ласковая Розочка осталась рядом с милиционером и стала играть с его рукой - покусывала его за пальцы, притворялась, что очень потом его руки боится, отпрыгивала от нее как-то боком, весело поглядывала на нас и смело возвращалась назад через несколько мгновений. Целое представление устроила.
  - Похоже, что это ты меня выбрала, - заулыбался милиционер, - да и на дочку мою ты чем-то странно похожа... ладно, так тому и быть! У меня сейчас как раз обед начинается, пойдем знакомиться, у тебя теперь потруднее задача будет, хозяйке моей понравиться, не боись, мы тебе с Еленкой поможем, это дочку мою так зовут.
  - А ее - Розочка, это потому что у нее такое пятнышко на лбу, видите, совсем как розочка.
  - Думаю,что и имя ее, и она сама всем понравиться, только как же я ее понесу? Не положено, в форме и со щенком...
  - А у меня, товарищ сержант, для такого дела коробка найдется, я тебе ее сейчас принесу, - оказывается дядя Магомед стоял рядом с нами, а мы и не видели, когда он подошел, - не сомневайся, хорошие ребята, их Кузьмич прислал.
  Надо же, они, оказываются друг друга все знают, хотя чему тут удивляться, хорошие люди должны друг друга знать, вот если бы вообще все хорошие люди вместе были бы... Только мысль эта была длинная, мне ее сейчас некогда додумывать было, столько событий сразу за сегодняшний день произошло, и плохих, и хороших...
  Динка внимательно осмотрела коробку, потом поставила лапы сержанту на колени и посмотрела ему в глаза, как будто хотела удостовериться, что все будет в порядке с ее дочкой. Видимо, то, что она в его глазах увидела, ее успокоило и она спокойно позволила ему забрать щенка. Милиционер нам адрес свой написал на листочке из блокнота и унес Розочку к себе домой. Он совсем рядом со школой жил, где ребята с нашего двора учились, а дочка его, оказывается в этом году тоже в первый класс пойдет, так что, может быть, мы с ней вместе учиться будем. Это хорошо, я про Розочку все знать буду, да и навещать,если что, нам с Динкой недалеко... Только как же это, с Динкой? Я совсем забыла, что Динке мы тоже должны другой дом найти. Если уж дяденька Кузьмич так сказал, точно никакого другого выхода у нас нет. Эх, была бы у нас квартира отдельная, ну никто бы теперь, точно, не стал возражать против Динки, а то ведь... мало того, что Галка-ябеда в соседях, так ведь еще и папа ее, как же мне теперь-то коммунальный нейтралитет держать, про который мне папа долго рассказывал? Даже и не знаю... Придется с родителями советоваться, даже домой идти не хочется, хочется кому-то, ясное дело кому... по ведру чернил на голову опрокинуть, или...
  - Иришка, ты что тут делаешь? А родители твои знают, что ты здесь? - отвлек меня от мстительных мыслей чей-то удивленный голос.
  Передо мной стояла тетя Поля. Тетя Поля и ее муж, Сергей Степанович, были друзьями моих родителей, они жили в поселке Кирпичного завода, у них там свой дом был и даже сад. Мы с родителями часто у них в гостях бывали, каждый праздник уж точно, да и так по выходным дням иногда. А еще у них был пес по имени Казан, уже старый, мы с ним дружили. Он жил в большой будке во дворе. Когда мы в прятки во дворе играли, Казан только мне разрешал в его будке прятаться, а потом охранял меня там и не разрешал никому подойти. Только в этом году мне его будка уже маловата стала, а скоро я туда и вообще не помещусь, наверное.
  - Нет, не знают, они на работе, ой, здрасьте, теть Поля, а мы тут щенков продавать принесли, или раздавать, да и Динку нужно тоже, а я ее так люблю, теть Поля, а эти санитары..., - и тут я к стыду своему разревелась, все-таки сказалось на мне напряжение этого длинного дня, полного неожиданностями. Хорошо,что Наташа на помощь пришла и про все опять рассказала.
  - Это те щенки, про которых ты мне в прошлый раз все уши прожужжала? Не реви, все образуется. Мы с Сергеем Степановичем как раз хотели с тобой про них поговорить, чуть не опоздали, похоже, - вытирая мне глаза и нос своим платком, сказала она и добавила улыбаясь - Казан-то наш, совсем старый становится, нужно помощника брать, а жилищные условия у нас хорошие, мы вторую будку во дворе хотим поставить.
  - Ой, тетечка Полечка, правда? Слышали, слышали, как же здорово, - заорала я на весь базар и бросилась к ней обниматься.
  - Тихо, ты, егоза, показывай лучше, где твои щенки хваленые, - засмеялась тетя Поля.
  - Да вот, один уже только остался, Черныш-забияка, он самый храбрый, только что козу прогнать пытался. Да еще Динка...
  - С Динкой не получиться, к сожалению... думаю, что щенка Казан не обидит, а вот со взрослой собакой он вряд ли поладит, уж очень он у нас серьезный.
  Черныша выпустили из корзинки, он сразу же опять побежал в сторону козы со своими щенячьими угрозами, та сердито повернулась в его сторону и наклонила голову. Только Черныша это еще больше раззадорило, он стал в восторге подпрыгивать на краю прилавка и выкрикивать тонким голоском какие-то, видимо, очень обидные слова, или дразнилки.
  - Ах ты, разбойник! - подхватила его на руки тетя Поля, - она же тебя затопчет или на рога поднимет, глупышонок ты эдакий! Придется тебе к нам ехать, там тебя Казан научит, куда твою безрассудную храбрость применить. Пройдет с тобой "курс молодого бойца",- приговаривала она ласково.
  Видно было, что Черныш ей очень понравился. Мы тоже были рады за Черныша, ему нашелся хороший дом и хорошие хозяева. И навещать его нас тетя Поля пригласила.
  Остались мы теперь опять с Динкой одни. Сережка ей и нам воды откуда-то принес, жарко совсем стало, совсем нас всех солнце разморило. Больше к нам никто не подходил, никому не нужна была взрослая бездомная собака. Мы приуныли. Что же тепреь будет с ней? Назад в наш двор возвращаться было страшно, неведомые нам санитары могли забрать ее куда-то на станцию для опытов, а может и того хуже... Не драться же нам с Галкиным папой, с самой-то Галкой мы еще разберемся, погоди только...
  Динка внезапно подняла голову, как будто прислушалась к чему-то, потом повела носом и вдруг, вывернув голову из веревочного ошейника, бросилась куда-то в толпу и быстро скрылась из глаз. Мы, от неожиданности, просто онемели. Потом с криками помчались следом. Что это на нее нашло, может быть она решила кого-то из своих щенков назад забрать, только как она их искать будет? Динка выбежала из ворот базара и чуть не попала под колеса легковой машины. Раздался визг тормозов, из машины выскочил какой-то мужчина и тут мы увидели нечто очень странное...
  Мы увидели, как этот мужчина сел прямо на раскаленный асфальт, а наша Динка, поставив лапы ему на плечи, повизгивает и быстро-быстро лижет его лицо. Хвостик ее при этом так мельтешит, что его почти не видно. Мужчина пытается что-то сказать, но только издает неясные, но явно радостные звуки. Мы подошли поближе, в душе у каждого из нас затаилась надежда, может быть Динка нашла своего хозяина?
  - Динка, ты кого это нашла, ты что же, этого дяденьку знаешь? А мы как же, ты про нас что, совсем уже и забыла?
  Нет, не забыла, она подскочила ко мне, подпрыгнув, лизнула меня в нос и как будто позвала с собой, порадоваться за нее. Мужчина, тем временем, поднялся с асфальта и, улыбаясь, направился к нам.
  - Ну, здравствуйте, похоже, что у моей Мухи новые друзья появились, приятно познакомиться, - сказал он.
  - Нам тоже приятно, только она Динка, то есть мы ее Динкой назвали, а она что же, правда ваша?
  - А вот вы у нее самой спросите, я уже думал, что не увижу ее, беглянку, никогда... И как она здесь-то оказалась, мы же с ней в Махачкале живем, это за столько километров отсюда...
  Счастливая Динка-Муха сидела посередине и, задрав кверху счастливую мордочку, переводила глаза с одного на другого.
  - Думаю, что без мороженого нам здесь не разобраться будет, как вы думаете, ребята? Поехали в кафе, там и познакомимся и расскажем друг другу все, что произошло. Как, принимается предложение?
  Предложение было принято, что называется "на ура". Такой тяжелый камень свалился с наших плеч, нет, скорее с наших сердец, потому что всего несколько минут назад мы впали в самое настоящее отчаяние, может быть впервые по-настоящему за сегодняшний день, потому что на самом деле не могли придумать, что же нам дальше-то делать, а тут...да еще и мороженое, это ж прямо праздник какой-то получается!
  Оставив Динку в машине, мы все уютно устроились на открытой площадке кафе-мороженого. Владимир Николаевич, так звали Динкиного, нет, теперь уже Мухиного хозяина, купил нам каждому по большущей порции мороженого, по целой бутылке лимонада и рассказал, как Динка убежала от него весной, просто какой-то пес взял и увел ее с собой, когда они с хозяином гуляли в парке. Как долго он ее искал, как думал, что никогда уже больше ее не увидит. Потом мы, опять, в который уже раз за сегодняшний день, рассказывали нашу историю. Только теперь звучала она намного веселее. Мы вспомнили все, что произошло с нами этим летом, потому что так или иначе, Динка-Муха тоже во всем этом участвовала.
  Оказывается, какое оно все-таки было хорошее, это последнее мое лето перед школой.
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"