Туренко Анна Валериевна: другие произведения.

"Когда подует ветер..." Книга 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А что сделали бы вы, если бы вам предложили слетать в космос? Навряд ли кто-нибудь из нас решился бы. А наши герои... Случайно, на загородной свалке металлических отходов друзья находят инопланетный космический корабль. Первый шок перебарывается юношеским любопытством. Они исследуют корабль. Находят внутри труп инопланетянина. И неожиданно для себя принимают решение лететь на корабле в космос - на родину корабля, чтобы отдать его той цивилизации и отвезти найденного на борту мертвого инопланетянина. Ну что ж, простим их юношеское безрассудство и полетим вместе с ними...

  Каждый человек хотя бы раз задумывался о смысле жизни...
  Оглядываясь назад, смотря вперед. А может, он внутри нас?
  Иногда люди пытаются искать истину в том, что очевидно.
  Или выдавая простое за сложное, что в объяснениях не нуждается...
  А существует само собой...
  
  
  
   Книга 1. 'Коир'
  
  Кирк, смышленый, любознательный, семилетний мальчишка задрав голову смотрел в подернутое вечерними сумерками, с чуть забрезжившими на нем далекими звездами, небо... Он не понимал, что он видит... Какой-то светящийся шар... или круг... Тот летел стремительно по горизонту в направлении северо-востока. Через несколько секунд шар исчез. Растворился где-то в районе пригорода Денвера. Кирк еще подождал, стоя на балконе особняка, а потом ушел в комнату. Он опять забрался в свою кровать, взял журнал с космическими комиксами и продолжил чтение, сам время от времени поглядывая на чернеющий с каждой минутой, просвет в окне...
  
  Эта фантастическая история началась в Северной Америке, городе Денвер штата Колорадо.
  Реальность этой истории состоит в простых человеческих отношениях, которые со дня сотворения мира и по сей день продолжают неотлучно присутствовать в жизни людей, и влиять на все, что живет под солнцем. И неважно, под каким именно. Будь то наша родная солнечная система... или другая, затерянная в глубинах космоса. Дружба, любовь, ненависть, счастье и разочарования, слезы и смех. Все то, чем мы живем.
  Нереальность этой истории заключена в том, что она совершенно фантастична. И почти невозможна.... Ну, по крайней мере, пока...
  Стоп. Но ведь она произошла. Мне рассказал об этом сам Кирк. Значит все реально. И ничего нет невозможного в нашем мире... или в другом...
  
  Итак, наши дни. Конец второго тысячелетия. Человечество собирается шагнуть гордой поступью в двадцать первый век.
  В Денвер пришла весна. Она благоухала, опьяняла и кружила головы. Особенно юным студентам и школьникам, которые рады были закончить очередной учебный год и, сдав экзамены, предаться беззаботному отдыху. Их ожидало целых три месяца свободы. И они в предвкушении ее готовы были стоять на головах...
  Штат Колорадо знаменит своими природными красотами - заснеженными вершинами поросших хвойными лесами Скалистых гор. А сам Денвер расположился в долине реки Саут Платт, между Скалистыми горами на западе и Великими равнинами на востоке. Город считается одним из самых живописных городов Колорадо, славящийся своими горными заповедниками и горнолыжными курортами. Приезжие туристы, студенты и местные жители ценят его за его нескончаемое солнце и кристально-чистый воздух.
  В Денвере несколько районов, которые разительно отличаются друг от друга - от зеркальных небоскребов до уютных пригородных построек и шикарных особняков в предместьях.
  Город поражает своей молодостью - студенты заполонили его своей вездесущей энергией. Они снуют на мотороллерах, скейтах, роликах, тусуются в сквериках, читают, сидя прямо на тротуарах.
  
  В Колорадском университете Денвера учились наши герои. Только что они сдали свой последний экзамен в этом году и теперь сидели, развалившись в новеньком белом кабриолете, ожидая своего друга - владельца этого самого кабриолета. Тот почему-то задержался в университете. Вокруг шумела студенческая жизнь. Ребята, от мала до велика, сновали то в университет, то обратно. А здесь, во дворе уже договаривались, куда поедут отмечать успешную, или не очень, сдачу экзаменов.
  Высокий парень с белобрысым курчавым пушком на голове, развалившись на первом сидении машины, лениво посмотрел на широкую распахнутую дверь в университет. Он пробежался глазами по разношерстной толпе и разочарованно произнес:
  - Ну, где он, в конце концов? Мы ждем уже целый час! За это время можно вторую контрольную решить!
  Он поморщился от яркого света, бившего в глаза и, сняв свои круглые очки, стал протирать их. Серге Пирс, так звали парня, очень страдал от своего плохого зрения и без очков просто не мог обходиться. Все сразу же расплывалось перед глазами.
  Девушка, сидевшая позади него, Кетин Кроснан, улыбнулась на его слова и проговорила:
  - А может он и решает вторую контрольную. Для Мадлен. Ты же знаешь Томаса. Ему только стоит попасть в женское общество, и он теряет над собой контроль.
  Девушка, которая сидела рядом с ней, презрительно фыркнула на слова подруги:
  - Кетин, зачем ты так говоришь о нем? Ты же знаешь, Томас - сама скромность. Он даже краснеет, как мальчишка, когда я смотрю на него. А ты рисуешь его ловеласом.
  Кетин весело рассмеялась, сверкнув ровными белыми зубками. Серге даже оглянулся на нее. Эта черноволосая девчонка с аккуратной челочкой и яркими, бездонными голубыми глазами жутко нравилась ему. И поэтому он не упускал возможности лишний раз полюбоваться ею. Хотя, она и не была такой уж неоспоримой красавицей. Круглолицая, розовощекая, курносая. Обыкновенная девчонка. Ее простенькое личико украшали лишь ее глаза.
  Не то, что ее подруга, сидевшая рядом и с которой они дружили уже чуть ли, не полжизни. Ее звали красиво - Эльвира Уоткинс. Но для друзей она была просто Эля. Вот это была красавица, так красавица. Темно-каштановые волосы спускались блестящим потоком до самой ее поясницы, обрамляя при этом красивое строгое лицо. Ровный греческий нос, правильно очертанные губы. Эля была немного смугла. Но это только украшало ее, делая похожей на красивую цыганочку. Черные ухоженные брови вразлет и внимательные карие глаза только дополняли общую картину ее правильной красоты.
  - Эля, - смеясь, проговорила Кетин, - ты меня удивляешь своим возвышенным отношением к Томасу. Да, он пока еще краснеет и стесняется, но только потому, что не знает себе цену. Пока не успел задрать нос от ощущения собственного богатства и очень даже клевой внешности. Согласна, пока он не растратил своей человечности и веселого, простого нрава, даже зная, что по нему вздыхают пол колледжа девчонок. Но это пока.
  Кетин в упор посмотрела на подругу:
  - Или, что, ты не согласна со мной? Может, ты хочешь, чтобы я дала другое объяснение тому, из-за чего он краснеет тогда, когда ты смотришь на него?
  Она рассмеялась. А Эля полуобидчиво, полушутливо хлопнула подругу по руке.
  - Кетин, замолчи. Ты ставишь меня в неловкое положение перед парнями.
  - Да брось ты. С этими парнями мы дружим с детства. Глупо их стесняться.
  Эля безнадежно подняла глаза к небу. А парень, который сидел с ней рядом с другой стороны, и который до этого молчал, шутливо потрепал ее за смуглую щечку. Он был довольно симпатичным. С открытым лицом и добрыми карими глазами. Его короткие каштановые волосы слегка завивались колечками. Звали его Энтони Валуа.
  - Не дрейфь, Элечка, - сказал он. - У тебя злая подружка. Но зато я добрый. Говорю тебе, Томас краснеет исключительно потому, что ты ему нравишься, - он вздохнул. - Хотя мне и странны все эти ваши разговоры, девочки. Мы дружим с детства. И я думал, что мы так на всю жизнь и останемся друзьями. А вы начинаете примешивать к нашей дружбе еще что-то. Какие-то симпатии. Какие-то чувства. Нет. Ни к чему хорошему это не приведет.
  - Ну, ты разворчался, Тони. Не даешь пофантазировать, - улыбнулась Кетин. - Ах, ну где же, все-таки, Томас?
  Энтони хмыкнул:
  - Автографы малолеткам раздает.
  Ребята так и закатились от смеха над его словами.
  И в это время, из университета вышел, наконец, тот, кого они так долго ждали. Но появился он не один. С ним были две девушки из их же класса. И обе они дружно что-то лопотали парню, видимо продолжая обсуждать экзаменационную контрольную. Томас остановился на крыльце и помахал рукой, увидевшим уже его друзьям. Кетин издалека погрозила ему кулаком. А он виновато развел руками, показывая, что никак не может избавиться от досаждающих ему девчонок. Он опять повернулся к однокашницам и принялся что-то доказывать им, быстро черкая ручкой на каком-то клочке бумаги.
  Эльвира покачала головой.
  - Да что же это такое?! Мадлен и Шерри совсем обнаглели. А ему не хватает смелости отправить их от себя.
  - Ну, вот, что я говорила, - кивнула Кетин.
  Эльвира поджала нижнюю губку, не сводя своих ревнивых глаз с парня.
  Сердце ее в который раз часто-часто забилось при виде него. Кстати, она стала замечать это совсем недавно. Почему-то раньше ей и в голову не приходило обратить внимание на своего старинного друга детства иначе, чем всегда. И даже то, что за ним бегают толпы девчонок ничуть ее не трогало. И только после последнего их похода в кино на какую-то слезливую мелодраму, в душе ее что-то изменилось. Как будто щелкнул какой-то замок и растворил ее сердце для чувств. Она вдруг увидела Томаса совсем другими глазами. Она прозрела, увидев в нем не просто друга, рубаху-парня, с которым они пережили столько приключений в детстве,... а мужчину.
  И дело было не в том, что он зачаровал ее своей красотой. Хотя он был красивым парнем. А дело было в том, что тогда на том сеансе, когда они сидели в кромешной темноте рядом... Серге, Кетин, Энтони сидели тут же с ними. Но они-то сидели рядом, и это было самое главное. В то волшебное мгновение плечи их вдруг соприкоснулись. И Эля почувствовала впервые странное желание - не отдаляться от него. Ей стало так хорошо от этого простого прикосновения. И она не отстранилась. Он - почему-то тоже. Они касались друг друга плечами и чувствовали тепло тел друг друга. Эля тогда совсем перестала смотреть фильм, вся отдаваясь только своим новым ощущениям. Она почувствовала, что и Томас как-то замер, боясь даже дышать. Они посмотрели в глаза друг друга только, когда закончился сеанс и в зале загорелся яркий свет. Эля прочитала в его взгляде вопрос: 'Что это было? Мы уже перестаем быть просто друзьями?'
  Она не смогла долго выдержать этот странный взгляд и, смутившись, убежала вперед к выходу из кинотеатра.
  С тех самых пор, она больше не могла оставаться спокойной при виде него, или когда разговаривала с ним. Все внутри нее тряслось от волнения. Но она замечала, что и сам Томас тоже смущается, когда взгляды их встречаются.
  Вот и сейчас Эльвира не могла унять дрожи в сердце, глядя на него. Он стоял, разговаривая с Шерри и Мадлен, возвышаясь над ними своим великолепным ростом. Он был очень красив и сложением и лицом. Сейчас ему было всего только девятнадцать лет. И Эля уже заранее понимала, какой шикарный мужчина из него выйдет, когда он повзрослеет.
  По мальчишеской моде он носил немного отрощенные волосы, длиннее, чем Серге и Энтони. И эта прическа, которую ему приходилось постоянно убирать со лба, потому что пряди лезли ему в глаза, очень подходила к его лицу. Эля полюбила смотреть на то, как его черные блестящие, чуть вьющиеся волосы, развиваются на ветру, когда он с шиком гнал свой кабриолет. Лицо у него было очень смуглое. И тем ярче светились и выделялись его удивительные глаза. Они были странного цвета. Очень темные. Сине-фиолетовые. Такие, каким бывает грозовое небо перед дождем. Прибавить к этому самую очаровательную на свете, как казалось большинству девушек университета, белозубую улыбку и портрет этого парня будет почти закончен.
  Томас Балами. Начинающий плейбой. Баловень судьбы, имеющий все в этой жизни. А главное, богатого отца - строительного магната, охватившего своими филиалами уже больше половины штата. И он, да еще его младшая сестренка Виктория, которую Томас трепетно любил, станут в будущем наследниками огромного состояния. Девочке пока было всего пять лет. Ну а Томасу уже можно было приступать к работе в фирме отца. Но он не спешил. Ему еще предстояло закончить университет. Оставалось всего два года. Ну а потом, он еще и сам не знал, чем он займется. И время от времени размышляя о своих будущих планах, Томас Балами даже предположить не мог, какие они потерпят изменения в ближайшее время.
  
  А пока, он распрощался, наконец, с навязчивыми однокашницами и одев черные солнцезащитные очки, быстро сбежал по лестнице и направился к ребятам. Он шел через весь университетский двор, перекинув через плечо спортивную сумку и засунув руки в карманы своих широких голубых джинсов. Его клетчатая рубашка была заправлена в них, вопреки гуляющей среди молодежи моды, когда рубашка носилась выпущенной поверх штанов. А сверху на рубашку был одет короткий жилет из хорошо выделанной тонкой кожи.
  Томас не видел, что на него оглядываются девчонки с младших курсов. Сейчас он видел только одну девчонку. Ту, что сидела на заднем сидении его машины и тоже не спускала с него своих прекрасных карих глаз. Очки он одел специально. Не потому, что ему слепило глаза солнце, а потому что сейчас ему хотелось смотреть только на нее. А чтобы это не привлекало внимание друзей, нужны были очки.
  Томас не мог определить для себя точно - влюбился он по-настоящему, или просто чувствует влечение к этой красивой девушке. Странно, но только сейчас, через столько лет дружбы, он разглядел, наконец, насколько она красива. И это обстоятельство буквально в одну секунду поразило его воображение.
  За всю его еще короткую жизнь у него, не смотря на его успех у женской половины университета, не было романов. Он дружил со всеми, но, ни с кем не заводил серьезных отношений. Ни одна девчонка так и не поразила его воображение на столько, чтобы влюбиться, наконец.
  Томас не мог пускаться в приключения только ради удовольствия. Для этого у него была слишком чистая и ранимая душа. Хотя, слухи о его любовных похождениях ходили фантастические. И только пятеро самых близких друзей знали о нем всю правду. Они знали, что их друг никакой не ловелас, никакой не задавака, а простой нормальный парень с открытой душой и добрым сердцем.
  Он жил бурной юношеской жизнью. Бросался в различные крайности, все увеличивая свои таланты. Ему хотелось больше знать и уметь в этой жизни. Жажда постижения была необычайная. Иногда он даже сам себе удивлялся. Хотя и понимал, что то, что он такой активный только привлекало к нему внимание еще большего числа девчонок. Он поражал всех своим умением виртуозно играть на гитаре и фортепиано. Это был результат его посещения музыкальной школы, которую он закончил уже три года назад. К тому же, он прекрасно катался на роликовых коньках. Танцевал. В свое время он закончил данс - класс, и сейчас продолжал заниматься танцами в университете. С младенческого возраста обожал лошадей и увлекался верховой ездой. Благо у его отца была своя конюшня. Он посещал кружок скалолазания, зимой катался на горных лыжах, летом - на горном велосипеде. Этим у них, правда, не увлекался только ленивый, ведь вокруг были потрясающие горы. Он отлично плавал, был капитаном в команде университета по волейболу. И даже пел в мюзиклах на школьных праздниках. Преподаватели считали его просто бриллиантом среди всех учеников. И жалели, что скоро парень уже покинет стены родного заведения. Второго такого было не найти.
  
  Томас подошел к друзьям и на секунду остановился, все еще глядя на Элю. Он подумал:
  'Мы столько лет вместе. Почему я раньше не замечал ее?' - Он был буквально заворожен ее красотой.
  Потом он открыл дверцу машины и плюхнулся на водительское сидение.
  - Ну, что? Заждались? - спросил он весело, сам поправляя зеркальце заднего вида так, чтобы ему было видно Элю.
  Серге возмущенно ответил:
  - Томас, ты обнаглел! Сколько можно? Если ты учишься лучше всех на курсе это не значит, что ты должен всем решать контрольные.
  - Ну, во-первых, лучший ученик на курсе не я, а ты, - ответил Томас. - А во-вторых, не всем, а только Мадлен. Я же не виноват, что ты хоть и отличник, но жуткий зануда и никак не хочешь отступить от своих принципов.
  Томас естественно шутил, но у Серге всегда было болезненным самолюбие, и поэтому он обиделся. Весь, покраснев, он проговорил:
  - Я никогда не отступлю от своих принципов. Как всегда считал и считаю до сих пор - каждый должен постигать учебу своим умом. А списанные контрольные и липовые дипломы только увеличивают процент непрофессионалов. Поэтому я никогда не поощрял списывания тем, что сам не давал списывать. Представь себе, что такая вот Мадлен спроектирует и построит дом, в котором будешь жить ты вместе со своей женой...
  Ребята все так и покатились со смеху. Пример был приведен не случайно. Парни учились на отделении архитектуры и градостроительства. Правда, Серге собирался на будущий год перевестись на отделение теоретической физики. Для его ученого ума это было ближе. Эля училась тоже на архитектурном, а Кетин в Высшей медицинской школе Университета, по специальности микробиолог.
  Серге продолжал, как ни в чем не бывало:
  - И вот, по вине такого горе-инженера в доме рушится потолок и балка падает на твою жену. Что ты на это скажешь?
  Томас постарался сдержать смех, и все же ирония в его голосе выдала его.
  - Печальная история, - констатировал он. - Только такого не будет никогда. Потому что дом себе я построю сам. И потом, Серге, не будь таким уж чересчур конкретным. Мадлен не будет ничего строить или проектировать. Она засунет свой диплом в пыльный комод и благополучно выйдет замуж за какого-нибудь миллионера. Ну, что, как тебе моя история?
  Он улыбнулся другу и завел машину.
  - Я мыслю глобальными масштабами, - проговорил Серге, - а ты слишком приземлен и видишь только себя.
  - Успокойся. Я не просто решил ей контрольную, но и указал ей на ее ошибки. Наверное, сейчас она их прорешивает.
  - Нет. Полетела в Лос-Анжелес, на пляж. Искать миллионера, - буркнул в ответ Серге.
  Ребята опять рассмеялись.
  - Ну, все, все, хватит спорить, ребята, - проговорила Кетин. - И кстати, отличная идея. Поехали в этом году тоже в Лос-Анжелес. В прошлом году было здорово!
  - Посмотрим... - неопределенно ответил Томас.
  - А сейчас поехали в горы - на наш водопад. Жара невыносимая. Я хочу купаться. Только там и нет туристов.
  Ребята с большим энтузиазмом поддержали ее идею. И только Томас покачал головой.
  - Я не могу. Конечно, если хотите, я заброшу вас. Но потом у меня дела.
  Эля в замешательстве закусила губу. Ей не хотелось, чтобы он покидал ее сегодня. И Кетин, как будто поняв ее мысли, загнусила:
  - Ну, Томас, ну, какие у тебя дела могут быть сегодня? Мы ведь сдали экзамены. Поехали, купим какого-нибудь пунша и оторвемся.
  - У меня встреча с Луисом и ребятами. Мы едем кататься на роликах.
  - Ах, так! Меняешь нас - своих закадычных друзей на... - Кетин не могла придумать определения.
  - На таких же закадычных друзей, - закончил за нее Томас. - Ну, не обижайся, подружка. Мы уже договорились.
  И тут свое слово вставила Эльвира. Немного смущаясь, она проговорила:
  - А почему ты просишь не обижаться только Кетин? Мы... все тоже хотим, чтобы ты остался сегодня с нами.
  Томас оторвал взгляд от дороги и взглянул на девушку в зеркальце заднего вида.
  - Эля... - он запнулся. А потом, немого подумав, решительно сказал, - А впрочем, ладно. Едем! Действительно, сегодня наш день. И мы должны непременно отпраздновать успешную сдачу экзаменов.
  Ребята дружно закричали - Ура! И только Эльвира скромно улыбнулась, все пытаясь заглянуть в зеркальце, за темную затушеванность очков парня. Но ей это не удалось. Глаз его она не видела. Но зато он улыбнулся ей. Она поняла, что именно ей. И она, еще больше смутившись, отвернулась к Кетин. Та заговорщицки ей подмигнула и наклонившись, прошептала в самое ухо:
  - Ты поняла, да? Стоило только тебе попросить его, как он тут же согласился. Чудеса, да и только.
  Они похихикали.
  Томас гнал машину по ровному полотну автотрассы. И вдруг, быстро свернув на обочину, резко затормозил. Он увидел возвращающегося из колледжа Кирка. Кирк Камелот - семилетний мальчишка тоже был их другом, хотя был младше на целых двенадцать лет и сейчас только закончил свой первый класс в колледже, где когда-то учились в начальной школе и ребята. Колледж находился на территории их университета.
  А подружились они случайно. Однажды Томасу довелось вмешаться в одну потасовку между первоклассниками. Он зашел в младшую школу, чтобы узнать о новом наборе на следующий год для своей сестренки Виктории. Что первоклашки тогда не поделили, никто сейчас уже не помнил. Но тогда Томас спас Кирка от нападок более сильного противника. С тех пор он взял мальчика под свое покровительство, и никто в школе не смел его больше трогать. Еще бы. Томаса Балами в школе знали все - от мала до велика. Кирк очень привязался к своему большому другу и полюбил его. Так же, как и сам Томас своего маленького товарища.
  Томас помахал ему рукой.
  - Кирк. Ты из школы? Прыгай в машину. Поехали вместе с нами на водопад.
  Мальчишка подбежал к ребятам и радостно рассмеялся.
  - Что, правда, на водопад? Здорово!
  Он залез в машину и заодно стащил с Томаса его очки и гордо нацепил их себе на нос. Теперь Томас не мог прятать глаза и увидев взгляд Эли, сразу же смутился и покраснел. Он ненавидел эту свою стеснительность. Но, в то же время, ничего поделать с собой не мог. Эля смущала его. Видимо, потому что нравилась ему.
  Кирка усадили к Энтони на колени и ребята, довольные пополнением, помчались в горы.
  
  С Луисом Томасу удалось встретиться лишь на следующий день. Парень был его закадычным другом. Они были очень близки и понимали друг друга с полуслова. Но это была уже другая компания. Томас не смешивал их, потому что не хотел ревности со стороны своих друзей детства, кем были Серге, Кетин, Энтони и Эля. Здесь были и парни и естественно девчонки. И все они дружной толпой любили погонять по городу, а особенно ночью на роликах. И даже уже понемногу учились танцевать на них.
  Погоняли они и на этот раз. Томас пропал из дома на целый день. Он так здорово оторвался, выучивая вместе с одной девчонкой из группы, которую звали Кристина, элементы танцев, что за весь день даже не вспомнил об Эле. И лишь только под утро, возвращаясь, домой уставший, но жутко счастливый, вдруг подумал о ней. Ему было странно, что ни разу за весь день ее образ не всплыл у него в голове. Но он тут же, оправдал себя.
  'Это потому что я был слишком увлечен. Ничего страшного. Она все равно очень мне нравится. Уверен, что даже об очень любимом человеке не будешь думать постоянно. Это утомляет'.
  
  Впрочем, эта удивительная история уже закрутилась полным ходом. Судьба уже оплела наших героев своей тонкой, но такой прочной паутинкой. И они не вырвутся из нее. Они проживут свою жизнь так, как им уже сейчас предначертано. И убежать они не смогут, как не будут стараться.
  Томас сегодня катался на роликах в последний раз.... На долгое время он забросит все свои увлечения. Потому что уже завтра вся его жизнь кардинально изменится.
  
   * * * * * * *
  Томас с трудом открыл глаза. Его разбудил без конца трезвонивший и доставший уже его телефон. Он протянул руку и лениво поднял трубку.
  - Алло, Томас! - сразу же затараторила Кетин. - Ты что это, спишь еще? Ты где шатался ночью?
  Томас положил голову на подушку и опять прикрыл глаза.
  - Кетин, ты разбудила меня в такую рань, чтобы учинить допрос?
  - Какую рань? Посмотри на часы, сделай милость. Уже два часа дня. Просыпайся, Томас. Приезжай ко мне. Все ребята уже собрались.
  - По какому случаю?
  - По такому, что нам всем жутко скучно. И мы не знаем, куда себя деть.
  - Понятно. Как ты желаешь, чтобы я нарядился? В Микки Мауса, или в Белоснежку?
  - Томас, развесели нас другим способом. Приезжай просто. Вместе мы что-нибудь придумаем. Куда-нибудь поедем.
  - Ох, Кетин, умоляю тебя, дай поспать. Я всю ночь гулял.
  Он заметил, как девушка сделала многозначительную паузу, а потом проговорила шепотом:
  - Здесь Эля... Она тоже очень хочет, чтобы ты приехал. Или мне рассказать ей твои отговорки о твоих ночных похождениях?
  - Шантажистка, - улыбнувшись, ответил Томас. - Ладно. Приеду.
  Он положил трубку и покачал головой.
  - Кажется, я становлюсь подкаблучником. Стоит мне услышать, что этого хочет Эля, я тут же сдаюсь.
  
  Томас подъехал к дому Кетин и увидел, что ребята уже ждут его во дворе.
  Энтони сразу же заявил ему:
  - Нам звонил Кирк. Просил приехать за ним на свалку металлолома, где они играют с дружками. Он, видите ли, соскучился по нас и не простит, если мы поедем развлекаться без него.
  Томас устало вздохнул и сняв очки, протер пальцами глаза.
  - На свалку. Это за городом, что ли? И что его туда занесло? Негде больше играть.
  - Да ладно ты, не ворчи. Поехали, чего уж там.
  Энтони первый плюхнулся на первое сидение рядом с ним.
  Томас, прежде чем опять надеть очки, задержал свой взгляд на Эле. Девушка сегодня была, как ему показалось, необычайно хороша. В коротеньком, подчеркивающем ее фигурку и стройные ноги, сарафане. Волосы ее были убраны в толстенную шишку на макушке. И тем самым открывая ее плечи и длинную шею.
  Он улыбнулся ей и сказал:
  - Какая ты сегодня...Просто, хоть на подиум манекенщицей.
  Эля смутилась.
  - Правда? А ты вот выглядишь уставшим. Ты действительно не выспался?
  - Действительно не выспался.
  - Очередная подружка, - вздохнула Эльвира и забралась на заднее сидение машины.
  Томас обернулся на нее.
  - Между прочим, нет. Просто, всю ночь гонял на роликах. Но если бы ты немножко поревновала меня, мне бы было жутко приятно.
  Эля вся покраснела. А Энтони многозначительно присвистнул.
  - Ну, ничего себе, вы сегодня разговариваете, ребята! Предупреждаю, в последний раз. Мы - друзья и только! Что за романтические настроения? Вне компании - пожалуйста. А внутри я не допущу этого.
  Ребята весело рассмеялись над его ворчанием.
  Томас похлопал парня по плечу и завел машину. Сарге с Кетин поспешили занять свои места рядом с Элей.
  Они с ветерком помчались к загородной свалке железа. Томас покусывал губы, в волнении думая о том, что, не поспешил ли он заигрывать с Элей? Тем более, на глазах у друзей. И при скептически настроенном Энтони. А сама Эля и думать не знала, что. Он еще никогда не одаривал ее комплиментами. Ну, разве что, только в шутку. А в том, что сейчас это была не шутка, она была уверена.
  Сарге же был счастлив тем, что мог сидеть рядом и касаться плечом Кетин. Он тоже подумал о Томасе и позавидовал его смелости. Как бы ему самому хотелось сказать Кетин, что-нибудь в таком же духе. Одарить комплиментом. Но пока еще он не решался. И потом, они с парнями действительно клялись, правда, это было уже давно, не заводить шашни с девчонками из компании. Но кажется, этой клятве не суждено было исполниться.
  Томас остановил машину около свалки, и первый вышел из нее. Он огляделся.
  Да. Железа здесь было несметное количество. Обширная поляна примерно на километр вдоль и поперек была завалена останками стасканных сюда со всего штата утилизированных автомобилей, производственных отходов. Эта серая, местами ржавая масса давила своей мощью и безысходностью. Кладбище видавших виды машин, техники, отработавшей свое. Все это наталкивало на мысли о бренности всего существующего мира. Томас задумчиво взирал на тоскливое пространство перед собой.
  Серге тоже вышел и помог Кетин, подав ей руку. Энтони подал руку Эльвире.
  - Я слышал, что городские власти приняли решение в скором времени очистить эту местность, - сказал Энтони.
  - Давно пора, - кивнул Томас. - Прекрасная лесная зона и завалена таким хламом.
  Он забрался на перевернутую ржавую машину и огляделся.
  - Я не то что, Кирка не вижу. Но и его малолеток тоже.
  Серге с Энтони присоединились к нему. Девочки остались внизу. Парни стали звать Кирка и свистеть. Наконец, голова мальчишки показалась из-под каких-то железных обломков, чуть в стороне от них.
  - Чего раскричались? Здесь я.
  Его чумазая мордашка довольно улыбалась. Он стал выбираться на белый свет и Томас поспешил к нему на помощь. Первым делом, он вытащил мальчика, ну а потом, не постеснялся легонько шлепнуть его по заду.
  - Не хватало мне еще отвечать за тебя перед твоими родителями. Кирк, ты хотя бы понимаешь, что все это железо могло запросто свалиться тебе на голову!
  Кирк повис у парня на шее, в знак примирения.
  - Ну, не ругайся, Томас. Просто я хотел сделать вам сюрприз. И поэтому специально спрятался.
  Томас перенес его к ребятам и поставил на ноги. Девочки тут же принялись отряхивать мальчика от пыли. Он был похож на чертенка.
  Томас уселся на перевернутую ржавую машину.
  - Ну, хорошо. Кирка нашли. Какие планы дальше? Куда поедем?
  Ребята задумались.
  - Может быть, опять в горы? Покатаемся на велосипедах? - предложил Энтони.
  - Или... в кино... - смутившись, сказала Эля, стараясь не смотреть на Томаса.
  Ребята переглянулись. А Томас возразил:
  - В такую жару в душном зале сидеть не хочется. Впрочем, если Эля хочет...
  Девушка быстро замотала головой.
  - Нет. Мне не очень хочется. Ты прав, в такую жару только в кино и сидеть.
  Ей было немножко стыдно. Она боялась, как бы Томас не догадался, почему ей хочется именно в кино. Она надеялась, что он опять сядет рядом с ней. И их плечи опять коснутся друг друга. Но Томас, как ей показалось, даже и не подумал задуматься над этим. Он смотрел на простирающуюся перед ним свалку. И так как глаза его были закрыты очками, она могла только догадываться, куда унеслись в этот момент его мысли. Но лицо его, бесспорно, было задумчивым.
  'Может быть, он действительно очень устал. И просто хочет спать'.
  Кирк присел рядом с другом и заговорщицки проговорил:
  - У меня есть другое предложение.
  - Какое же? - спросила Кетин.
  - Останемся здесь...
  - Здесь? Что мы будем делать на свалке?
  - Я знаю, что. И это большой, большой секрет. Я сам случайно нашел его, пока лазил здесь. Только сначала я открою свой секрет Томасу.
  Энтони усмехнулся:
   - Ух, ты, какая таинственность. Ну, давайте, давайте, секретничайте. Мы подождем. Только потом не обижайтесь, если и у нас появятся от вас секреты.
  Тем временем, Кирк что-то жарко зашептал в ухо Томасу. Тот сначала слушал его внимательно. Но потом удивленно приподнял брови и отстранился от мальчика, чтобы посмотреть ему в лицо. У него сразу же мелькнула мысль, что тот перегрелся на солнце.
  - Кирк, ты пугаешь меня. Надо же такое придумать.
  - Но я ничего не придумываю, Томас. Идем со мной. Сам увидишь.
  - Да даже не подумаю никуда идти. Ты смотришь слишком много фантастики.
  - Я говорю правду. Почему ты мне не веришь?
  Тут в разговор ребят вмешались все друзья.
  - Да о чем вы спорите? - спросила Кетин.
  - Действительно, это выглядит слишком интригующе, - поддержала ее Эльвира.
  - Колитесь, что происходит, - потребовал Энтони.
  Томас посмотрел на немного надутого Кирка.
  - Что, мне можно рассказать твой секрет ребятам? - спросил он.
  - Рассказывай, неверующий Фома.
  - Ребята, Кирк мне тут поведал, что нашел на этой свалке, ни больше, ни меньше, а... - он сделал паузу. - А кстати, сами-то вы, что думаете?
  Ребята с большим нетерпением ждавшие, что же он скажет, буквально накинулись на него.
  - Ну, что ты, Томас!
  - Не тяни резину!
  - Говори быстрее!
  Парень довольно рассмеялся и таинственно произнес:
  - Космический корабль.
  Ребята недоуменно смотрели то на Томаса, то на Кирка. А потом рассмеялись.
  - Ну, Кирк! Ну, выдумщик! - говорил Энтони. - Надо же такое придумать.
  - И правда, ни больше, ни меньше, - вторила ему Эльвира.
  - Кирк, ты превзошел сам себя, - смеялся Серге.
  Кирк по-настоящему обиделся и выкрикнул:
  - Можете смеяться сколько хотите. Я сам исследую эту тарелку. И сам полечу на ней в космос!
  С этими словами он поднялся и опять направился вглубь свалки. А ребята изумленно замолчали, с такой уверенностью он произнес эти слова.
  - Постой, Кирк, - крикнул ему Томас. - Куда ты? Мы же за тобой приехали.
  - Зря, получается, приехали. Можете уезжать. У меня здесь еще дела.
  Томас и все ребята, опешив, смотрели в след мальчику. А потом Томас спрыгнул с железяки и решительно сказал:
  - Что ж, нужно пойти посмотреть. Таким серьезным я его еще не видел. И потом, опасно отпускать его одного. В этих горах железа его еще чего доброго завалит.
  Серге, Энтони и Кетин согласно закивали головами. И только Эльвира с сомнением посмотрела на столь непривлекательное место для прогулки.
  - Я не думаю, что это хорошая идея, Томас. В этой грязи мы все вымажемся. Попробуй потом отстирай ржавчину. У меня новый сарафан.
  Томас с сожалением пробежался взглядом по ее фигурке. Ему, конечно, хотелось, чтобы она пошла, но честно говоря, он испытал некоторое раздражение от ее слов.
  - Что ж, тогда подожди нас в машине, - сказал он. - Мы быстро. Только вытащим оттуда Кирка.
  - Мне остаться одной? Кетин, может, ты тоже не пойдешь?
  - Элечка, мне очень хочется посмотреть, о чем это говорит Кирк. Лучше идем с нами.
  Девушка еще какое-то время сомневалась, но потом, наконец, решилась.
  - Ну, хорошо. Только не идите уж очень быстро. Я все же хочу постараться не испачкаться.
  И все же, когда они двинулись по свалке, она отбросила все свои осторожности и была рада тому, что решилась идти вместе с ребятами. Еще бы. Томас очень заботливо опекал ее. Без конца подавал ей руку, и она с трепетом в сердце принимала ее. Это было куда романтичнее, чем сидеть в машине, поджидая его возвращения.
  Кирка они отыскали с большим трудом. Мальчишка забрался в самую глубину свалки.
  И вот, когда они его нашли, то увидели, что он стоит на немного расчищенном от железа месте и с восхищением в глазах смотрит на какую-то железную штуковину, наполовину заваленную опять же ржавыми железяками. Хотя... если внимательнее присмотреться...то она действительно, своей формой напоминала, какую-нибудь, например... летающую тарелку из фантастического фильма.
  Кирк оглянулся на остановившихся позади него ребят.
  - А, пришли все-таки. Ну, смотрите. Вот она перед вами. Что скажете?
  Томас выпустил руку Эли из своей ладони и подошел поближе.
  - Кирк... это... это действительно напоминает... то, что ты говоришь. Но мы ведь видим только какую-то маленькую часть. Все остальное завалено. Кто знает, может это часть какого-нибудь списанного самолета.
  - Самолета. Да ты сам не веришь в то, что говоришь. Я же вижу, ты уже веришь мне.
  Томас улыбнулся и потрепал его по голове.
  - Нет, Кирк. Не верю.
  Кирк внимательно посмотрел на него.
  - Томас, я бы не утверждал это с такой уверенностью, если бы сам не видел эту тарелку в воздухе, - проговорил он.
  - Что? Ты видел?
  - Да. Два дня назад. Уже вечерело, и этот объект я увидел с балкона своего дома. Он летел над городом и исчез как раз в этом районе.
  - Кирк, его не мог видеть ты один. Об этом бы уже сообщили в средствах массовой информации. Да и интернет был бы заполнен этим.
  - Я не знаю, почему молчат. Но, хочешь, я сделаю так, что ты до конца поверишь?
  - Ну, попробуй, - усмехнулся Томас.
  - Идем, - решительно проговорил Кирк и направился к своей находке. Томас пошел следом. И ребята тоже потянулись за ними.
  Мальчишка ловко нырнул куда-то под нее. Оказывается, под днищем этой железяки было устроено нечто вроде лаза. Впрочем, это была вовсе не железяка. Томас убедился в этом, потрогав ее рукой. Материал был темно-серого цвета, немного шероховатый на ощупь, но приятный, как бархат. Томаса это обстоятельство очень озадачило. Его примеру последовали все ребята. Они тоже были удивлены.
  - Странно, что это оказалось на свалке, - сказал Серге. - Такой хороший материал.
  В это время, из-под таинственного объекта раздался голос Кирка. Он звал Томаса. Парень, недолго думая, нырнул в лаз. Все остальные остались ждать их снаружи.
  Томас увидел, что мальчик светит ему фонариком, на что-то показывая в днище этой самой штуки. В лазу взрослому человеку можно было только сидеть на корточках. Ну а Кирк запросто стоял. Томас подполз к нему и отдышавшись, проговорил:
  - Ну, Кирк, устрою я тебе райскую жизнь, если то, что ты нашел не стоит внимания.
  - Да не ворчи ты. Лучше посмотри вот сюда.
  Томас задрал голову в направлении луча фонарика. И увидел герметически запаянный люк. Томас снял солнечные очки и с удивлением уставился на него. А потом, принялся ощупывать руками. Материал его был такой же добротный, как и у всей обшивки.
  - Ну, и как ты думаешь, куда он ведет? - спросил он.
  - Конечно внутрь космического корабля. Неужели непонятно?
  - Непонятно, Кирк! Ты мне здесь рассказываешь, какие-то сказки! Может быть, это обломок какого-нибудь военного объекта. Нашего же, земного. Может это кусок стены, с сохранившимся люком на ней.
  - Томас, ну чего ты нервничаешь? Можно ведь проверить это. Откроем люк и делов-то.
  Томас растерянно пожал плечами.
  - Действительно, чего я нервничаю. Как будто боюсь, что ты окажешься прав.
  - Что же здесь страшного? Наоборот, это здорово!
  - Не уверен...
  Томас внимательно принялся осматривать и ощупывать люк. Наконец, его пальцы нащупали маленький бугорок на стыке между люком и обшивкой. Он нажал его. В пустынной тишине раздался щелчок. Но люк не открылся. Тогда он попытался развинтить его. На этот раз все получилось. Люк бесшумно закрутился вокруг своей оси. Кирк, видя это, еле сдержался, чтобы не завизжать от радости. Томас тоже улыбнулся. Сердце его затрепетало в предвкушении чего-то необычного.
  Люк ушел внутрь и Томас с трудом переместил его в сторону. Он был очень тяжел. Потом, взяв у Кирка фонарик, он посветил внутрь объекта. Но им не удалось ничего рассмотреть. Лучик фонарика исчез в кромешной темноте.
  - Томас, давай залезем внутрь, - возбужденно зашептал Кирк.
  - Хорошо. Только, я первый.
  Они довольно легко пробрались внутрь и остановились, всматриваясь в кромешную темноту. Томас осветил все фонариком. И понял, что все же они находятся в каком-то огромном помещении. Он сделал несколько шагов вперед. И вдруг... Неожиданно и резко вспыхнул яркий белый свет. Ребята так растерялись, что даже отступили назад. Свет немедленно погас.
  - Что за наваждение? Кирк, ты успел что-нибудь рассмотреть?
  - Нет. Свет резал мне глаза и я зажмурился.
  Томас опять шагнул вперед и как он и ожидал, свет вспыхнул вновь. Он снова зажмурился, но потом, догадался надеть солнцезащитные очки. Глазам сразу стало легче, и он смог, более-менее спокойно оглядеться.
  Сердце его стало останавливаться, когда он увидел это. Они с Кирком находились в огромном помещении без следов каких-либо повреждений. Это помещение, все обделанное каким-то серебристо-серым твердым материалом, простиралось примерно на двадцать метров в длину и столько же в ширину. И имело форму круга. Углов не было абсолютно. То место, где стоял Кирк, отделялось от основного помещения небольшой перегородкой. Томас же, уже перешагнул невидимую линию. Стены в помещении все были оборудованы какими-то красными, как казалось, стеклянными пластинами, размером с ладонь. И все. Больше ничего здесь не было. Абсолютная пустошь.
  Томас стал догадываться, как включается здесь свет. И чтобы проверить это, опять шагнул за перегородку. Свет погас. И тут же раздался недовольный голос Кирка:
  - Ну, Томас, включи. Я только что стал привыкать к свету.
  Томас был настолько потрясен увиденным, что только сейчас вспомнил о мальчике. Он снял очки и надел их ему. Потом, он подтолкнул его за перегородку, а сам остался на месте. Свет снова вспыхнул и теперь уже не причинил мальчику никаких неприятностей. Кирк рассмеялся, обрадованный возможностью больше не щуриться.
  - Томас, а как это действует? Почему свет то загорается, то потухает?
  - Видимо, в пол вмонтированы датчики, реагирующие на вес. Если они 'почувствовали', что кто-то вошел, то сразу зажигают свет.
  - Понятно. Ну, что ты теперь скажешь? Что я тебе говорил.
  - Даже не знаю, что и сказать. Честно говоря, я просто ошарашен.
  - Я тоже. Хотя и ожидал увидеть, что-нибудь подобное. Обрати внимание, не видно, откуда светит свет.
  - Уже обратил. Источника света не видно.
  Томас подошел к стеклянным пластинам и протянул к ним руку. К своему удивлению, он почувствовал исходящее от них тепло.
  - Невероятно, - прошептал он. - Да что же это?
  - Ты, что до сих пор сомневаешься? - удивился Кирк.
  Томас ничего не ответил. Только подумал:
  'Кирк счастливчик. Он просто не знает, что этого не может быть. В отличие от него, я знаю это. Поэтому мне трудно поверить'.
  Однако уже в следующую секунду он смог убедиться, что чудеса, в которые он никак не мог поверить, на сегодняшний день еще не закончились.
  Он чувствовал необыкновенное притяжение к той пластине, над которой держал руку. Его ладонь сама, как будто против его воли, прикоснулась к ней.
  И уже в следующую секунду Кирк с визгом бросился к нему. Дело в том, что как раз на том самом месте, где он находился до этого, стал в разные стороны раздвигаться пол. Он едва успел отскочить и не свалиться в разверзающуюся под ним пустоту. Кирк обнял парня за ноги и спрятался за него. Он опасливо смотрел на невиданное действо. Пол разъехался на определенный уровень и потом из-под него медленно и величаво появился узкий, длинный стол, с какими-то стоящими на нем шарами. Шары были выполнены из стекла, такого же, как и пластины на стене. Они были синего цвета. И переливались всеми его оттенками. Ребята, как зачарованные смотрели на этот новый появившийся предмет. Стол выдвинулся из-под пола, полностью закрывая своим днищем дыру в полу. Следом за этим действом, из-под пола выехали и три белых кресла перед столом. Когда все замерло, Томас даже протер пальцами глаза. Уж не видение ли это? Но потом, они с Кирком смогли потрогать сам стол, кресла и шары и убедиться, что все это материально.
  - Кирк, да куда мы с тобой попали? В страну сказок, что ли? В другую реальность?
  - Да говорят же тебе, мы - на космическом корабле.
  Томас пристально рассматривал шары, которые будто светились изнутри. Их было всего семь, и перед каждым из них была вмонтирована маленькая белая кнопка. Томас не понимал, из какого материала сделан стол. Впрочем, он не спешил отнести его и к внеземному происхождению. Мало ли чего он еще не знал. Хоть и учился на строительном факультете.
  - Слушай, Кирк, может это все же что-то земное? Какая-нибудь лаборатория секретная.
  - Ну да. На свалке.
  - А почему бы и нет? Космический корабль на свалку мог попасть, а лаборатория нет?
  - Томас, ну не будь ты глупее, чем ты есть на самом деле. Космический корабль мог потерпеть крушение. А на свалку, или еще куда, здесь уж выбирать не приходится.
  Томас нахмурился задумчиво.
  - Ну, какой ты разумный ребенок. Все в твоей головке так изящно складывается. На все есть ответы. А вот в моей - нет! Если это - инопланетный корабль, где тогда экипаж? Где, в конце концов, пульт какой-нибудь? Должен же он как-то управляться!
  Кирк снисходительно улыбнулся, поражаясь тугодумию своего большого друга.
  - А пластины? Томас, не забывай о них. Ты прикоснулся к одной из них и вот тебе стол какой-то. Прикоснись к другой, может, появится и пульт.
  Томас пристально и серьезно смотрел на мальчика. А потом вдруг вышел из себя.
  - Господи! Как все просто! Но я не верю! Не верю, Кирк!
  Он решительно направился к стене и бросил Кирку:
  - Смотри внимательно под ноги. А то еще улетишь куда-нибудь. Я буду прикасаться к каждой из этих пластин подряд. Пусть они докажут мне, что это не сон. Иначе я сойду с ума, ничего не понимая.
  И он решительно положил руку на следующую пластину. Все опять пришло в движение. Из противоположной стены медленно выехала прозрачная кабина, вся сделанная из блестящего стекла. Внутри можно было разглядеть какие-то столики, полочки. А на них - бутылочки, склянки, нечто похожее на пробирки, разноцветные шарики в пластиковых упаковках.
  Но все это ребята заметили много позже. То, что бросилось им в глаза сразу, заставило Кирка опять громко завизжать и опять броситься под прикрытие друга. А самого Томаса ввергло в такое жуткое чувство, что он даже весь похолодел. Не говоря ни слова, он рукой подтолкнул Кирка за себя. Ему и самому было страшно, но больше он все-таки переживал за Кирка.
  А дело в том, что за стеклом кабинки они увидели... очертания человека. Да. Да. Человека. Тот сидел в широком белом кресле спиной к входу. Такое было ощущение, что он над чем-то работал, сидя за столом.
  И тем не менее, ни его извлечение на свет Божий, ни оглушающий крик Кирка, не заставили его хотя бы пошевелиться.
  За широкой спинкой кресла ребятам удалось увидеть лишь мощные плечи, затянутые в облегающий темно-синий материал и затылок. Правда, на что обратили они внимание, были его волосы. Такого странного янтарно-золотистого цвета и подстрижены они были типа- укороченного каре и открывающие мощную шею человека. Правда, вот ее цвет вверг их в абсолютное замешательство. Его шея была иссиня-серой.
  Томас брезгливо поморщился. Его чуть не вырвало. Он вдруг ясно осознал, что это уже не человек. А то, что от него осталось после смерти. Собственно труп.
  - Кирк, - сдавленно попросил он, - отвернись. Тебе ни к чему все это видеть. А я схожу, посмотрю поближе.
  - Нет. Я с тобой, - зашептал мальчишка. - Мне страшно оставаться одному.
  Он взялся за майку Томаса, и они медленно, опасливо двинулись к кабинке. Но стоило им приблизиться к ней на расстояние трех шагов, как дверь в нее автоматически открылась. Ребята вздрогнули от неожиданности. И почувствовали, как страх опять сковал их сердца. Дело в том, что одновременно с открыванием двери, кресло в котором сидел человек, тоже автоматически повернулось на 90 градусов. И теперь ребята смогли увидеть лицо человека. Оно так же, как и шея было иссиня-серое. И только золотые волосы, обрамляющие его, да еще небесно-голубые глаза 'оживляли' его. Хотя, последние можно было назвать какими угодно, только не живыми. Они - остекленевшие, смотрели куда-то в пространство, мимо ребят своим холодным мертвым взором, как будто старались своим льдом захолодить все вокруг. И им это удалось. Ребята от ужаса буквально похолодели оба. Кирк уткнулся в поясницу Томаса, чтобы больше не видеть этого страшилища.
  Хотя человек был явно не страшилищем. С правильными чертами лица. Его лоб прикрывала ровно остриженная по бровям челка. А сам он был затянут в комбинезон из легкого темно-синего материала. Две руки, две ноги, обутые в толстые мягкие ботинки. Простой, казалось бы человек. Но Кирк уже знал, что это не простой человек. Все еще прячась за Томасом, он пробубнил:
  - Вот тебе и экипаж... Ты это хотел видеть?
  - Что, всего один?
  - А почему бы и нет? А может другие мертвецы сидят в каких-нибудь еще кабинках и "ждут", когда мы их посмотрим.
  - Я рад, что чувство юмора не изменяет тебе даже в таких критических ситуациях.
  Томас вздохнул, размышляя над тем, что видел. И вдруг... в носу и в горле у него защипало. Томас никак не мог понять, что это? Но ему становилось дышать все труднее и труднее. Голова неумолимо кружилась. В глазах все расплывалось и темнело. Он думал, что сейчас упадет.
  И вдруг, его уже помутившийся взгляд упал на правую руку мертвеца. Он увидел, как тот до сих пор сжимает в ней, какую-то стеклянную пробирку. Та, видимо от его железной хватки, треснула пополам и несколько капель какой-то синей жидкости застыло на пальцах человека.
  В одну секунду Томас понял все. В этой разбившейся пробирке был сильнодействующий яд. Он и убил этого человека, сидевшего перед ними. Только почему пробирка разбилась?
  Об этом Томас подумать не успел. Он терял и разум и равновесие. Кирку тоже становилось плохо.
  В своем последнем рывке, Томас изо всех сил сконцентрировался и оттащил мальчика подальше от кабинки. Оба они полетели на пол и больно ударились головами. С Кирка слетели очки и отлетели в дальний угол.
  Двери кабинки тут же герметично закрылись. Видимо в них, как и во все здесь были вмонтированы тепловые датчики.
  Томас и Кирк с трудом приходили в себя. Они учащенно дышали, чтобы сменить отравленный воздух в легких на свежий. И головы у обоих еще долгое время кружились.
  - Что это было? - прошептал Кирк.
  - Идем. Нам нужно выбраться отсюда на свежий воздух. Мы с тобой отравились, маленький мой фантазер.
  Они, шатаясь, дотащились до люка и сползли в лаз. Тут же, как только они покинули помещение, яркий свет погас.
  
   * * * * * * *
  Ребята уже замучались ждать их. Поэтому, когда Томас и Кирк появились из лаза, они сразу же кинулись к ним.
  - Ну, что там?
  - Почему вы так долго?
  - Что с вами? Вы так плохо выглядите.
  - Что случилось?
  Вопросы сыпались со всех сторон. Но Томас и Кирк еще какое-то время не могли на них отвечать. Они уселись на раскаленные под палящим летним солнцем железяки и долго приходили в себя, вдыхая свежий, горячий воздух.
  А потом, Томас, который, наконец, смирился с той реальностью, которую ему так долго вдалбливал Кирк, сказал друзьям просто и ясно:
  - В общем так. Не падайте только, но Кирк оказался прав. Походу на нашу свалку, Бог весть какими путями, но действительно занесло инопланетный космический корабль. И только что мы познакомились и с ним и с его экипажем,... Правда,... мертвым...
  После такого сообщения Эля, Кетин, Серге и Энтони посмотрели на него, как на сумасшедшего. Однозначно, он сошел с ума или попросту дурачит их.
  И Томасу понадобился целый час, чтобы убедить их в том, что его слова - не бред получившего солнечный удар человека. Они с Кирком наперебой рассказывали ребятам то, что увидели. А тем только и оставалось, как слушая их, все шире и шире раскрывать рты.
  
  Обратно домой ехали, бурно обсуждая случившееся. Девочки и Серге с Энтони тоже непременно хотели побывать там, где побывали их друзья. И поэтому на завтра была назначена новая 'вылазка'. За ночь смертоносный яд, возможно, выветрится из корабля. Томас специально для этого оставил открытым люк. Был, конечно, риск, что его обнаружит кто-нибудь из ребятишек, снующих там беспрестанно. Но приходилось рисковать, чтобы иметь возможность вернуться туда вновь. В герметичности стеклянной кабины, в которой находился инопланетянин, Томас не сомневался. Собственно, от этого тот и погиб. Свежему воздуху не было доступа к нему абсолютно. Ему нужно было, проделывая свои опыты, или чем он там занимался, оставить двери открытыми. Впрочем, думать об этом сейчас было бессмысленно. Человек все равно был мертв. Только вот, что могло случиться, что заставило его сжать руку, в которой была столь опасная пробирка?
  Томас один не принимал участие во всеобщей возбужденной дискуссии. То, что он увидел, казалось ему до сих пор настолько невероятным, что в душе почему-то осела какая-то тяжесть от этого. Он пристально вглядывался в дорогу, сам почти не видя ее. И это чудо, что он без всяческих происшествий развез ребят по домам. Высадив Кирка, он оглянулся на заднее сидение. Оказалось, что осталась еще Эля. Он долго смотрел на нее, чем совершенно смутил девушку. А потом, проговорил:
  - Перебирайся на первое сидение.
  Эльвира волнуясь, села рядом с ним. И он завел машину. Они ехали молча. Эля наслаждалась своими новыми ощущениями. Как здорово было рядом с ним. Чувствовать его сильное плечо, видеть движение его рук, когда он крутил баранку. Наконец, она решилась спросить:
  - А где твои очки? Ты потерял их?
  - По-моему, они упали где-то там... в корабле... Завтра найду.
  - Послушай, неужели все это правда? Ну, разве может такое быть?
  - Мне самому до сих пор не верится. Но скорее всего, это правда. Другого объяснения я не нахожу.
  Он остановил машину. Они были около ее дома. Это был один из богатых особняков города с широкой лужайкой перед ним и даже разбитым садом у левого крыла дома. Газоны с цветами были хорошо ухожены и благоухали в начинающем вечереть горячем воздухе. В гостиной уже зажгли свет, и было видно через большие оконные проемы, как горничная накрывает на стол. Семья собирались ужинать. Эля увидела, что они приехали, но почему-то не решилась выйти из машины. Наверное, она чего-то ждала. И Томас понял это. Он нерешительно придвинулся к ней. И Элю обдало жаром от предчувствия того, что он сейчас сделает. Но Томас ничего не сделал. Ни обнял, ни поцеловал ее. Он только внимательно смотрел в ее растерянное лицо.
  - Эля, послушай, я хотел спросить тебя...
  - Что, Томас? - прошептала она, заливаясь краской.
  - Скажи, между нами действительно что-то происходит? Или мне это только кажется?
  - Смотря, о чем ты говоришь...
  - А ты не знаешь? Что же тогда произошло в кинотеатре? По-моему, это началось с того далекого вечера.
  - Может и началось. Только каждый из нас должен решить сам для себя - что это? Я же не могу видеть твою душу.
  Томас вздохнул и отодвинулся от нее.
  - Ты права. Извини меня. Я сам должен во всем разобраться, а не лезть к тебе со своими глупыми вопросами.
  Эля поняла, что больше ничего от него не услышит и решительно вышла из машины.
  - Между прочим, - проговорила она, - я всегда думала, что если человек что-то чувствует, то всегда знает, что именно. А ты, Томас... странный какой-то.... Иногда мне кажется, что немножко не от мира сего. Витаешь в каких-то заоблачных далях.
  Томас понял, что она обиделась. Понял он, и чего она ждала от него сейчас. Простых слов: 'Я люблю тебя'. Но он не мог пока сказать ей этих слов. Хотел, но не мог. Они застревали у него где-то в горле. И это не от того, что он чувствовал стеснение перед этой красивой девушкой. Просто он еще ни разу не говорил этих слов никому, хоть и передружил с несколькими девчонками из колледжа. Почему же он должен делать исключение для Эли?
  'Но разве я не люблю ее? - думал он, пока ехал домой, - Она красива. Она нравится мне... наверное... Я думаю о ней постоянно....Ну, или почти постоянно.... Как все сложно с этими чувствами. Не знаю, как разобраться в них'. Вообще, он думал, что если ему суждено влюбиться по-настоящему, то он точно будет знать об этом. Он просто сразу поймет, что пришло то самое, одно единственное, неповторимое чувство. А может на самом деле это совсем не так? Любовь приходит постепенно, вырастает из дружбы?..
  
   * * * * * * *
  На другой день все заметили, что Томас и Эля, как-то неловко чувствуют себя, обращаясь, друг к другу. Ребята правильно оценили все и решили, что между ними что-то произошло. Но все поспешили поставить положительный знак вместо отрицательного. Кетин по-доброму позавидовала подруге, а Серге воспринял это событие, как знак к действию. Нет. Он не должен отставать от Томаса и поэтому решил, как можно быстрее объясниться с Кетин. Сколько уже можно было ходить вокруг да около? В конце концов, он любит Кетин на много дольше, чем Томас Элю. Энтони же насупился, понимая, что, несмотря на все его старания, их крепкий дружный кружок скоро развалится на две счастливые пары. В итоге он остается в одиночестве. И это его мало вдохновляло.
  Все мысли подобного рода быстро выветрились у ребят из голов, как только они проникли внутрь космического корабля.
  Как они и надеялись, воздух за ночь очистился от смертоносных паров. Серге, Энтони, Кетин и Эля раскрыв рты, оглядывались по сторонам. Они были шокированы. Здесь все еще находился стол с синими шарами и стеклянная кабинка. Ребята долго не могли прийти в себя от вида этой страшной кабинки, в которой сидел мертвец. Они, справившись со своим первым ужасом, подошли к ней и принялись рассматривать то, что находилось у нее внутри. Томас предупредил их, чтобы они не приближались к кабинке ближе, чем на три метра. Иначе, двери опять откроются. Ребят пугала не столько возможность надышаться смертоносными парами, сколько перспектива столкнуться один на один с мертвецом. Так все-таки он находился в изоляции.
  Кетин сразу определила, что в кабинке находится медицинское оборудование. Потому что в колледже она специализировалась на медицинском факультете. И по виду оборудования предположила его такую принадлежность.
  Томас подошел опять к пластинам и протянул руку к той, что выдвинула вчера эту кабинку. Он только попробовал такую возможность и она сработала. Кабинка плавно въехала обратно в стену. Девочки с облегчением вздохнули.
  - Ну, наконец-то. А то этот мерзкий труп сковал нас всех страхом.
  - Неужели, это и есть настоящий инопланетянин? - прошептала Эля.
  Томас посмотрел на нее, такую напуганную. Эля тоже взглянула на него. Но смутившись, быстро отвернулась. Кетин заметила эти их взгляды друг на друга.
  - Элечка, что происходит между вами? Расскажи, - прошептала она в ухо подруги.
  - Ох, Кетин, и не спрашивай. Все так непонятно.
  - Непонятно? А я почему-то решила, что наоборот, все определилось. Вы сегодня оба такие загадочные. Как юные любовники после первого интимного свидания.
  - Ты скажешь тоже, - совсем смутилась Эля.
  Она отошла от подруги, рассматривая помещение, и неожиданно заметила лежащие в стороне солнцезащитные очки Томаса. Она подняла их. Покрутив их в руках, она зацепила их ушком за вырез своей кофточки. Она решила, что отдаст их ему позже. Сейчас он был слишком занят исследованием пластин на стене. Там собрались все ребята. Эля присоединилась к ним.
  Следующим на пластину решился нажать Серге. Из стены, неподалеку от того места, где они стояли, выехал белый пластиковый разнос, на котором лежали какие-то непонятные, невиданные на земле фрукты, и плоская пластиковая тарелочка с продуктом, напоминающем белое мясо в подливе.
  - Ух, ты! - воскликнул Кирк. - Да здесь и подкрепиться можно.
  Он немедленно схватил с разноса фрукт и принялся энергично его жевать.
  - Да ты что! - возмутилась Кетин. - Вдруг этого есть нельзя. Брось немедленно!
  Но Кирк не послушался ее.
  - Ну, что ты, Кетин, кричишь? Лучше возьми и сама попробуй. Знаешь, как вкусно. Никогда такого не ел.
  Ребята с сомнением смотрели на него. Но потом все же, потянулись за фруктами и в один момент все их разобрали. Они принялись осторожно жевать их. Действительно было очень вкусно.
  Томас взял с разноса, лежащий там пластиковый прямоугольник, с высеченными на нем какими-то странными, непонятными надписями. Они располагались в столбик и две надписи были подчеркнуты красной линией.
  - А вот кажется и меню, - проговорил он. - Серге, ты изучал языки разных народностей? Посмотри, не похоже это на что-нибудь земное, все-таки?
  Серге поправил свои круглые очки и внимательно вгляделся в надписи.
  - Нет. Если я не ошибаюсь, таких иероглифов не встречается ни в одном из земных языков. Может, только древние. Но я и их изучал. По-моему, все-таки, нет.
  Томас вздохнул:
  - Что ж, это лишний раз доказывает, что мы имеем дело с внеземной цивилизацией. Черт возьми, мне до сих пор не верится.
  - Итак, предположим, что это действительно меню, - проговорил Серге. - Две надписи подчеркнуты красным и два блюда мы имеем на этом разносе. Как же оно работает?
  - Может быть, просто пальцем... - выдвинул предположение Кирк. - Как сенсорный телефон, или планшет...
  Он сам провел пальцем под одной из надписей. Ребята увидели, что действительно под надписью появилась красная черта.
  - А убрать... может, провести в обратном направлении? - продолжил Кирк. - Если, например, нам больше не нужно ни этих фруктов, ни этого странного мяса, к которому даже страшно притрагиваться.
  Томас усмехнулся:
  - В свои семь лет, Кирк, ты просто блещешь умом. Однако, мой умный ребенок, к фруктам тебе не было страшно притрагиваться. Что же ты пасуешь перед мясом? Давай жуй все, что непопадя.
  - Ну, фрукты, это же совсем другое дело. Их можно есть. А мясо. Откуда я знаю, может этот человечина?
  Ребята, кто еще не доел свои фрукты, так и поперхнулись. Их чуть не вырвало тут же. И Кирк предпочел опять-таки спрятаться за спину Томаса, чтобы его не отшлепали за такие слова.
  Серге, тем временем, последовал совету мальчика и сверху по красным линиям провел пальцем в обратном направлении. У всех на глазах тут же произошли чудеса. Всякие линии исчезли. И теперь меню осталось абсолютно чистым.
  - Ура! Получилось! - закричали все дружно. А Кетин даже расцеловала Кирка.
  - Какой у нас есть мудрый ребенок. Просто сокровище.
  Серге опять прикоснулся ладонью к пластине, и разнос послушно уехал, а при повторном вызове приехал абсолютно пустой, только с меню.
  - Здорово, - проговорил Энтони. - Вот это техника. И готовить ничего не надо. И посуду мыть не надо.
  - Да, хорошо устроились инопланетные женщины, - согласилась Эльвира.
  Томас улыбнулся.
  - Не завидуй раньше времени. Может быть, такое совершенство есть только на космических кораблях. И придумано оно, как раз специально для мужчин, которые летают на них.
  Кетин состроила жалобное личико.
  - Бедный инопланетянин. Погиб, так и не успев пообедать. Ведь это он сделал заказ. А теперь, мы съели его фрукты.
  - Не хорошая смерть, ты права. Нелепая, какая-то, - кивнул Серге. - Но не будем о грустном. Лучше давайте, исследуем следующую пластину. Иди, Кетин, дотронься до нее, если хочешь.
  Кетин улыбнулась ему и исполнила его просьбу.
  Ребята вздрогнули. Потому что неожиданно свет померк до сумеречного состояния и стал каким-то приглушенно-синеватым. Инстинктивно друзья потянулись друг к другу, чтобы быть всем вместе, в случае чего. Всем стало немного жутко. Они сгрудились в кучку, а Томас взял под свою опеку Кирка и Эльвиру. Девушка, почувствовав его теплую руку на своем плече, с благодарностью прижалась к нему.
  Но, оказалось, бояться было нечего. Дело в том, что следом за тем, как померк свет, из сены, неподалеку от ребят, плавно и неслышно выехала широченная кровать. Она была шириной метра два с половиной. Такая и мощная и изящная одновременно. Сделанная из прочного белого пластика. Она была застелена белоснежными простынями и огромным, каким-то воздушным одеялом. Подушка тоже была. Маленькая, и как показалось ребятам, жесткая. И судя по тому, что она была одна, кровать была рассчитана на одного человека.
  - Вот это да! - восторженно воскликнул Кирк, опомнившись первым. - Вот это кровать!
  Он со счастливыми возгласами подбежал к ней и плюхнулся в ее восхитительную мягкость.
  - Здорово! Идите все сюда. Поваляемся!
  Ребята расхохотались над ним, и подошли ближе.
  - Действительно, великолепная кровать, - сказал Томас. - Ну, я вам доложу, инопланетяне, кто бы они ни были, привыкли жить на широкую ногу. Если такая кровать рассчитана на одного, то какие же у них кровати для двоих?
  Кетин не успела хлопнуть его за такую вольность, как Серге сказал еще смелее:
  - А мне не нужно и их двуспальной кровати. Для двоих и здесь места предостаточно.
  - Серге, - прервала его возмущенно Кетин, - ну, как тебе не стыдно говорить такое? Тем более, при нас с Элей?
  - Извини, Кетин, - смутился парень.
  - И потом, может, они и не спят по двое. Мы же не знаем, как у них устроена жизнь. А то, что размеры этой кровати такие большие, то вы видели и самого инопланетянина. Он настоящий исполин. Возможно, они все такие.
  - Возможно, возможно, - успокоил ее Томас и нажал пластину еще раз.
  На их удивление, кровать не уехала обратно в стену, а наоборот, продвинулась дальше, а следом из стены выехала еще одна такая же кровать. При следующем нажатии, произошло то же самое. Ребята уже подумали, что этот конвейер из кроватей никогда не закончится, но при следующем нажатии, кровати плавно одна за другой начали свой обратный путь в стену. Кирк при этом продолжал сидеть на первой и визжал от удовольствия, катаясь таким образом. Когда пространство освободилось от трех кроватей, опять вспыхнул яркий свет. Ребята вздохнули с некоторым сожалением. Все-таки сумерки были очень романтичные.
  К следующей пластине прикасалась Эльвира.
  На этот раз из стены выехала белоснежная пластиковая кабинка, закрытая со всех сторон и абсолютно непрозрачная. Ребята заглянули внутрь и увидели, что это нечто вроде душевой. Здесь была небольшая округлой формы ванная. Кран с водой и с датчиком для выставления на электронном табло температуры, как воды, так и в самой ванной комнате. С этим ребята быстро разобрались методом нажатий, пусть даже не понимая, что написано на табло. Здесь были различные моющие средства, в специальных резервуарах прикрепленных прямо к стене. Из которых выливались небольшими дозами, как только поднесешь ладонь к ним. Какое средство для чего понять было конечно не возможно. И еще в кабинке обнаружился автомат для выдачи белья, а так же полотенец и постельного белья, по-видимому, все одноразового использования. Потому что сделано все это было из очень тонкой материи, которая не выдержала бы никакую стирку. Так же ребятами был обнаружен контейнер, куда все это сбрасывалось для переработки после использования. Нижнее белье существенно не отличалось фасоном от земного. Это было что-то вроде обтягивающих шорт. Но имело свойство, при стандартном размере, растягиваться или уменьшаться в зависимости от размеров и формы тела.
  Обследование этой чудесной и самой интересной кабинки длилось больше часа. Потом ребята выдвинули все три кабинки, а затем отправили обратно в стену. Принцип был тот же, что и с кроватями.
  Ребята сделали вывод, что корабль предназначен для экипажа из трех человек, если всего оборудования в наличии было по три экземпляра. Это подтвердила им и следующая пластина. При ее нажатии из стены выехали опять же три кабинки с тремя комплектами в них космической одежды. Это были три вида скафандров. Как поняли ребята, средней, легкой тяжести и самые мощные и прочные - возможно уже для выхода в открытый космос. Так же, здесь были космические ботинки, такие же, как у мертвого инопланетянина. И другие непонятные для ребят аксессуары.
  После того, как ребята увидели все это, у них не осталось сомнений, что они имеют дело с внеземной цивилизацией. Тем более, что все надписи, где бы они их не находили, были написаны все тем же непонятным и неизвестным им шифром.
  Уже поздно ночью, друзья, наконец, покинули корабль. Томас задраил люк. И они с парнями даже притащили еще железа, чтобы больше завалить корабль. Им не хотелось, чтобы их драгоценное открытие обнаружил еще кто-то.
  Полные впечатлений, с горящими от возбуждения глазами, они мчались домой. Разговоры не умолкали ни на минуту. И именно в этот вечер в первый раз Кирк предложил снарядить экспедицию и слетать в космос. Его глаза горели такой решимостью, как будто уже завтра он собирался подняться в стратосферу на этом чудесном корабле.
  
   * * * * * * *
  На другой день ребята приехали на свалку еще раньше. Чуть занялась заря. Их уже тянуло к кораблю каким-то магнитом. Они на полном серьезе считали его уже своим.
  Забравшись на корабль, они нажали следующую пластину. И тут, наконец, получили то, чего уже давно ждали. Их вниманию предстал собственно сам пульт управления кораблем. Ребята сразу поняли, что это. Он величественно выехал из противоположной от пластин стены, перед столом с синими шарами. Стол оказался на середине комнаты. А пульт примыкал к противоположной стене. Пульт замер. Состоял он их двух удобных белых кресел и немного наклоненной к ним стойкой. Эта стойка буквально заворожила ребят буйством самых разных красок. Здесь было великое множество разноцветных лампочек, кнопочек, пластин, таких же, как и на стене. Но особое внимание ребят привлекли два отпечатка ладоней рук посередине пульта. Они были выполнены, как будто в застывшем гипсе.
  - Удивительно... - прошептала Эльвира. - Руки... руки инопланетян...
  - Да... Но они совсем как наши... - ответил Серге и растопырив пальцы, поднес свою ладонь для сравнения.
  Ему хотелось положить ее в слепок. Но он не решался. Какой-то неосознанный страх сковал все его тело. Ребята, как завороженные смотрели то на свои ладони, то на каменные.
  - Интересно, как управляется корабль? - спросила Кетин.
  - Я бы не удивился, - проговорил Томас, - если бы он оказался способным к считыванию мыслей. Что если эти руки - путь, чтобы передавать кораблю свои импульсы, желания... свои мысли...
  - Своеобразная телепатия? - усмехнулся Серге. - Впрочем, в наше время, это не такая уж и фантастика.
  Не успел он договорить, как неожиданно, неизвестно откуда раздалась мелодичная, веселая музыка. Она полилась, заполняя собой все пространство. Ребята стали испуганно оглядываться. Они хотели знать, откуда она?
  Эля прижалась к Томасу.
  - Что это? Здесь кто-то есть? Кто-то включил музыку?
  Томас огляделся.
  - Не думаю. Просто,... кажется, этот корабль даже 'умнее', чем мы думали. Наверное, он 'хочет дать нам понять', что мы мыслим в правильном направлении.
  Эля посмотрела на него округлившимися глазами.
  - Что значит, 'хочет дать нам понять'? Ты что, Томас? Это - всего лишь машина! Груда железа!
  Парень не успел ей ничего ответить, как неожиданно веселая музыка сменилась на медленную и какую-то тяжелую. Это была уже не музыка, а просто набор каких-то монотонных противных звуков. Кирк не мог этого вынести и закрыл уши руками. В глазах его заблестели слезы.
  - Он обиделся... Томас, он обиделся...
  - Да, Кирк, - ответил Томас и колко посмотрел на Эльвиру. - Ты обидела его.
  Девушка выпучила на него глаза.
  - Я обидела?! Да ты что?! Невероятно. Ты, Томас, поспешил вернуться в детство. Я ухожу отсюда! Это просто какой-то сумасшедший дом!
  Она бросилась к люку и выскочила наружу. Ребята растерянно переглянулись. Потом, Кетин сказала:
  - Я пойду с ней. Ее нельзя оставлять одну.
  Серге задержал ее за руку.
  - Кетин, не уходи. Как вы доберетесь до города?
  - Не переживай, Серге, поймаем попутку. Мне не хочется уходить. Но она - моя подруга. Я не могу бросить ее.
  Девушка ушла. Томас взглянул на огорченного Серге.
  - Ну, что же ты? Иди за ней. Тебе же хочется догнать ее.
  Серге покраснел и опустил голову.
  - Нет. Ничего. Думаю, они доберутся сами. И потом, уверен, что Эля сейчас обливается слезами. А женские слезы не по мне. Никогда не умел утешать их.
  Томас огляделся по сторонам. Музыка все не умолкала и у него начинала уже болеть голова от этих омерзительных звуков. И тогда, он обратился к кораблю:
  - Послушай меня, мы не знаем, как тебя зовут....Но мы очень уважаем в тебе уникальную 'умную' машину, равную нам. Прости, пожалуйста, нашу подругу. Она обидела тебя по незнанию. Просто, она еще не поняла тебя. Не узнала до конца. Но она поймет, обещаю тебе. Прости ее.
  Удивительно, но нудные звуки прервались. А в комнате воцарилась кромешная тишина. Ребята ошарашено переглянулись.
  - Вот это да, - проговорил Энтони, - а ты оказался прав. Это действительно умная машина. И что же, ты думаешь, она управляется телепатией?
  - Наверное. Впрочем, мы всегда могли бы проверить это.
  - Проверить? Ты что, серьезно?
  - Тони, вообще-то я не расположен шутить. Но лучше я помолчу. А то рискую опять нарваться на оскорбления типа того, что услышал от Эли. Не хочу, чтобы меня считали сумасшедшим.
  - Тебя никто таким и не считает, - проговорил Серге. - Думаю, не открою сейчас большого секрета, если скажу, что каждый из нас в тайне уже подумывал о возможности полета на этом корабле.
  - Да... - подтвердил Энтони. - Мыслишки были. Но, в то же время я осознавал, что это слишком фантастичная возможность.
  - А почему фантастичная? - возразил Кирк. - Ничего фантастичного. Если корабль исправен, мы бы могли слетать в космос. Почему нет? Заглянем в черное небо. Посмотрим на звезды вблизи.
  Томас покачал головой.
  - Кирк, это легче сказать, чем осуществить в реальности. Так или иначе, не будем торопиться. Мы еще многого не поняли в этом корабле.
  Они решили оставить пока пластины, которых было на стене великое множество и перешли к обследованию шаров на столе. Ребята удобно расположиться в трех креслах около него. Томас нажал на кнопку перед первым шаром. Тут же шар засветился изнутри переливающимся, синим светом. А потом вдруг превратился в экран с объемным изображением. И то действо, которое увидели ребята, они просмотрели, как запись на цветной видеопленке.
  Сначала в шаре появилось изображение черного космического неба. А в нем нечто похожее на космический корабль. Он был странной формы - в виде огромной сигары. Ребята почему-то сразу определили этот предмет, как корабль. По стеклянному ободу шара одновременно бежали иероглифы. Но потом, изображение исчезло, и появилась планета Земля, снятая из космоса. Она приближалась, и по шару опять побежали иероглифы. Потом, картинка опять сменилась и на экране возникло уже голубое небо. В фокус камеры попала какая-то пернатая птаха, которая устремилась прямо на них. По экрану побежали иероглифы и закорючки.
  - Может быть, закорючки - это цифры? - предположил Кирк.
  - Да. Возможно, - кивнул Серге. - А шар дает информацию о приближающемся объекте, например. Его размеры, состав, что это вообще такое. Ведь в космосе можно встретить, наверное, корабли и других цивилизаций, или метеориты. Так же он дает информацию о приближающейся планете. Согласитесь, лучше знать заранее, с чем имеем дело.
  Томас рассмеялся, похлопав его по плечу.
  - Согласны, согласны, Архимед ты наш.
  Томас выключил первый шар, потому что изображение на нем остановилось.
  - Итак, похоже, шары выполняют информационную функцию. Посмотрим, о чем поведают нам остальные.
  Он включил второй шар.
  На это раз, им демонстрировались окрестности их свалки. И опять по экрану бежали иероглифы и закорючки.
  - Какая жалость, что мы не можем прочитать это, - сказал Серге. - Но походу, это информация о той местности, где находится корабль.
  Ребята согласились с ним и нажали третью кнопку.
  Этот 'экран' давал им информацию об устройстве корабля. Всех его помещениях, которые ребята еще не видели. Машинное отделение, головная станция компьютерного управления кораблем, как они поняли, приборный отсек, все оборудование... Все то, что имеет отношение к жизнедеятельности корабля и его управлению.
  Ребята просмотрели это... но однозначно, ничего не поняли.
  Томас нажал на кнопку перед четвертым шаром.
  Перед ребятами появилось изображение солнечной системы. Вращающиеся вокруг солнца девять планет.
  - Очень похоже на нашу солнечную систему. Но нет. Это не она. Я не вижу Юпитера с его кольцами, - сказал Серге.
  - Это солнечная система, откуда прилетел этот корабль, - сделал предположение Энтони.
  - Возможно. Как всегда идет информационный текст на экране. Но нам ничего не понять.
  Дальше ребятам демонстрировался фильм обо всех планетах системы. Ребята все просмотрели. Фильм и без расшифровки иероглифов был очень интересным. Но они заметили, что смогли просмотреть информацию только о восьми планетах, когда экран замер.
  - Нет самого главного, - проговорил Томас. - Той обитаемой планеты, откуда и прилетел корабль. Попробуем следующий шар.
  Он нажал на кнопку перед пятым шаром. На душе его почему-то было неспокойно. Он знал, чего уже давно хочет и ждет. Он жаждал видеть ту планету, откуда прилетел к ним корабль. Должен же хоть один из шаров нести информацию о своей родной планете. И уже в следующую секунду он понял, что есть такой шар. Как раз тот, который он включил.
  Сначала появилось изображение из космоса планеты, очень похожей на Землю. Она приближалась. Появились синие океаны... моря... суша... зеленые леса, горы... обширные поля... реки, озера...
  - Что это? Земля? - прошептал Кирк.
  - Не думаю, - ответил Томас, сам не сводя завороженных глаз с экрана.
  Изображение все приближалось. И можно было уже увидеть, какой причудливой формы листья на деревьях. А плоды... Они, наверное, были размером с человека. В прозрачных реках плескалась рыба, переливаясь всеми цветами радуги. Появились птицы и животные. Совсем непохожие на земных. И все же, некоторое сходство улавливалось. Затем, ребята увидели и постройки. Какое-то мощное здание, как будто все сделанное из стекла, переливающегося на солнце, возвышалось посередине огромной в несколько сот километров зеленой площадке. На площадке этой были выстроены рядами космические корабли самых различных модификаций. Ребята ахнули.
  - Вот это цивилизация!
  Но потом, их восхищение немного угасло, когда они увидели дома, в которых, по-видимому, жили люди. Они были небольших размеров полукруглой и круглой формы.
  Домики были, как грибочки, наводнившие лесные полянки. Самых различных цветов и оттенков. От такого разнообразия рябило в глазах. Собраны они были в небольшие селения, разбросанные по всей пышущей зеленой растительностью земле.
  - С экологией у них, похоже, все в порядке, - заметил Энтони. - Но вот, живут тесновато.
  Наконец, после показанных разноцветных домиков, на "экране" появились... люди. Затаив дыхание, ребята впились глазами в шар.
  Все инопланетяне носили одинаковые стрижки - типа укороченного 'каре' с челочкой. И у всех поголовно были янтарно-золотистые волосы. Как и у мертвого инопланетянина на корабле. Ну а внешне они ничуть не отличались от людей. Такие же мужчины и женщины. Видны были их отличия. Хотя они и были одеты все в комбинезоны. Но комбинезоны были разные - женщины носили их более открытыми, с вырезами на груди.
  - Ух, ты, какие красавицы! Стройненькие все, - восхищенно воскликнул Энтони. - И у них есть все те же прелести, что и у наших земных женщин. Здорово.
  Парни рассмеялись над ним.
  - Ну, что, теперь ты не считаешь наш возможный полет такой уж фантастикой? - спросил Томас.
  - Если ты намекаешь на то, что мы могли бы полететь на эту чудесную планету, то я готов забыть о всякой невероятности такого полета. Какие девочки, а! Правда, же?! Полетели, покутим!
  - Подождите, подождите, - встрепенулся Серге, - что значит, покутим? Ты хочешь сказать, что мы полетим без девочек?
  - А зачем они нам? Смотри, сколько девочек там!
  Серге явно занервничал.
  - А мне, может быть, не нужны все эти девочки. Я же не дурак связываться с инопланетянкой. Мне достаточно и простой земной девушки.
  - Кетин, например, - подколол его Энтони.
  - Может и Кетин. Тебе то что?! Я не собираюсь больше следовать глупому правилу, не влюбляться в наших девочек из компании. Сердцу, между прочим, не прикажешь.
  Томас похлопал его по плечу.
  - Ну, чего ты кипятишься? Влюбляйся себе на здоровье. Никто тебе не запрещает. Кетин, так Кетин. Та наша клятва была детской наивностью.
  - А ты сам? Что-то ведь происходит между тобой и Элей?
  - С чего ты взял?
  - Заметно. Но такое ощущение, что она за что-то обижается на тебя.
  - Не знаю, на что она обижается. А по поводу наших отношений... Мне трудно разобраться в себе пока.
  - Понятно. Пока ты в себе разбираешься, она видимо чего-то ждет от тебя. А ты не оправдываешь ее ожиданий. Томас, ты попросту избалован женским вниманием. Чтобы тебя поразить, нужна, наверное, настоящая королева. Простые девчонки тебе уже скучны.
  - Не придумывай, - усмехнулся Томас и выключил шар.
  - Эля, между прочим, очень красивая девчонка, разве ты не заметил?
  - Заметил. Очень красивая. И все равно, мне нужно время, чтобы понять, что может быть между нами. Не хочется наломать дров.
  - И все-таки, если бы ты влюбился, то не думал бы об этом, а ломал их направо и налево, не думая о последствиях. Вот как мне хочется с Кетин.
  - Значит, он не влюбился, - вынес свое резюме смышленый Кирк. - И хватит уже о девочках. Скучнее темы трудно придумать. Давайте посмотрим, что там в шестом шаре. Интересно же.
  Он сам нажал на кнопку и парни все обратились к "экрану", забыв о всяких девчонках. Кирк был прав. Разбираться в космическом корабле было намного интереснее. Перед ними началась демонстрация. Собственно, это была запись последних минут полета корабля, прежде чем он оказался на свалке.
  Сначала, появилось изображение земли из космоса... Она приближалась. И в конце концов, затмила своей мощью весь экран. Ребята видели быстро сменяющиеся местности. Моря, океаны, материки... затем ближе - реки, озера, леса, поля, города. Наконец, они узнали свой Денвер. Корабль, оказывается, пролетел надо всем городом, а потом стал снижаться. Он снижался чуть в стороне от свалки железа. Но неожиданно, как будто от какого-то толчка пошатнулся и стремительно полетел в самую гущу железа. Ребята приготовились услышать жуткий лязг и скрип сминаемого под огромным кораблем железа. Но по экрану неожиданно забегали цветные полоски и изображение пропало. Было ясно, что снимающая камера разбилась.
  Ребята были под впечатлением. Они долго молчали. Потом, наконец, проговорил Серге:
  - Ничего не понимаю. Если такая махина свалилась прямо сверху на груду железа, как могло получиться, что ее никто до сих пор не обнаружил? Как она оказалась даже заваленной новым железом? Такие тяжести не могли натаскать дети.
  Парни ошарашено переглянулись.
  - Да как же мы раньше об этом не подумали? - воскликнул Томас. - Конечно же, его прикрыли специально. Кто-то уже до нас обнаружил этот корабль.
  - А может его и сбили? Ты видел, был какой-то толчок.
  - Да. Могли сбить военные. Тогда все становится понятным. Вот поэтому молчат средства массовой информации. Им просто запрещено говорить об этом. Ведь действительно, не мог один Кирк видеть НЛО в небе.
  - И что это значит? - забеспокоился Кирк.
  - А это значит, - ответил Энтони, - что мы рискуем потерять наше сокровище. Скорее всего, скоро сюда понаедут ученые или военные и заберут его на свой секретный объект для обследований. Вы же слышали эти истории про то, как наши военные умеют скрывать все, что когда-либо прилетало на Землю из внеземных цивилизаций. Говорят, они даже инопланетян уничтожали.
  - Вообще-то я всегда считал это выдумками журналистов, - с сомнением заметил Серге.
  - Нет. Это не выдумки. Тони прав,- сказал Томас. - Этого корабля скоро здесь не будет.
  - А как же наш полет? - захныкал Кирк. - Я так хочу побывать в космосе.
  Ребята задумались над тем, что смогут ли они со своей безумной затеей - подняться в космос, противостоять целой армии земных умников. Тех, кто всеми правдами и неправдами укрывают от землян то, что уже давно имеют связь с внеземными цивилизациями. Итак, что им делать? Противостоять системе и увести у нее из под носа космический корабль, или смириться с тем, что вынуждены будут его потерять?
  - Просмотрим запись с последнего шара, - сказал Томас. - А потом, будем думать, что нам делать.
  Это была съемка случившейся катастрофы с кораблем, но уже изнутри. Правда, из нее они опять-таки ничего не поняли, но хотя бы увидели, как погиб инопланетянин. Как они и предполагали, он сидел в стеклянной лаборатории и над чем-то работал. И вот, когда произошел тот роковой толчок, в руке у него как раз была пробирка с ядовитым веществом. По неосторожности, и от сильного сотрясения корабля, он сжал руку и пробирка треснула. Синеватая жидкость потекла по его пальцам. В своем последнем рывке, он еще хотел вытереть ее. Но все было бесполезно. Яд, видимо, распространялся с такой быстротой, что человек тут же стал задыхаться. Потом, когда уже он так скоропостижно умер и его остекленевшие глаза уставились в одну точку, руки его уже мертвого тела, сами упали на подлокотники кресла. И так он и замер, смотря с экрана на ребят своими холодными голубыми глазами.
  Ребята выключили экран и долго сидели молча, переваривая то, что увидели. Первым не выдержал Кирк. Он расплакался, прижимаясь к груди Томаса.
  - Как жалко его бедненького. Но что, же это был за толчок? Почему корабль натолкнулся на что-то? Он ведь такой 'умный'.
  - Это только доказывает, что даже самая умная машина нуждается в управлении. Нельзя было доверять ей такой ответственный маневр, как посадка. И все же... это очень похоже на то, что корабль сбили. К сожалению, ни одна из камер не зафиксировала причину толчка. Странно.
  - Ты думаешь, что и здесь уже поработали военные? - спросил Серге.
  - Я не знаю. Не могу ничего утверждать. Так или иначе, нам нужно поторопиться с принятием решения. Летим, или нет? Дни корабля на свалке сочтены. Мы можем не найти его здесь уже завтра.
  - Мне нужно рассказать обо всем Кетин, - сказал Сергее. - Без нее я все равно не полечу.
  - Хорошо. Едем домой. Я завезу тебя к ней. А все остальные будут думать эту ночь.
  - Мне и думать нечего, - ответил Кирк. - Я готов хоть сейчас.
  - Я, наверное, тоже, - проговорил Энтони.
  - Тогда встречаемся здесь завтра и окончательно принимаем решение.
  Томас отвез всех по домам. И поехал к себе.
  
  К своему удивлению, он обнаружил, что дома его ждет Эльвира. Девушка сидела в гостиной и разговаривала с его мамой и сестренкой. Увидев его, она вся покраснела и стала нервно теребить подол своего платья. Томас заметил свои солнцезащитные очки, прицепленные к вырезу ее платья на груди.
  - Томас, сынок, а у нас гости, - проговорила мама. - Элечка любезно нас посетила. Мы только вчера встречались с ее мамой и говорили о вас. Хорошо, что вы дружите. В наше время молодежь такая разболтанная. А вы знаете друг друга с детства. Что может быть лучше.
  - Мама, ты о чем? - удивился Томас.
  - Я о дружбе между вами, сынок. Я полностью ее одобряю.
  - Спасибо. Твое одобрение для нас очень важно.
  - Совсем не обязательно язвить с матерью, Томас, - упрекнула его мама. - Лучше пригласи Элечку поужинать с нами.
  Но сама Эльвира отрицательно замотала головой.
  - Нет, нет. Я на минутку. Мне только нужно поговорить с тобой, Томас.
  Томас внимательно посмотрел на нее.
  - Если в том же духе, что и утром, то лучше не надо, Эля.
  - Нет. Не в том. Я хотела...
  - Ну, хорошо. Идем ко мне в комнату.
  Томас отдал своей маленькой сестренке, купленные по дороге пирожные. И та расцеловала его за это. Потом, они с Элей пересекли фойе, и зашли в комнату парня.
  Томас устало опустился на кровать. Эльвира села рядом с ним и проговорила:
  - Томас, я хотела отдать тебе твои очки...
  - Только и всего? Не стоило так утруждаться.
  - Подожди. Не сердись на меня. Я приехала, конечно, не только за этим. Я хочу попросить у тебя прощение за сегодняшнее поведение. Я не должна была вести себя так. Обзывать тебя. Но, я сама не знаю, что творится со мной в последнее время. Я какая-то дерганная, нервная, просто невыносимая.
  Девушка смотрела на него жалобно. И на глаза ее навернулись слезы. Томас не мог вынести этого.
  - Не надо, Эля. Не плачь.
  - Ах, Томас, какая же я дура. Злюсь на тебя ни за что. Что со мной?
  Он осторожно обнял ее за плечи. Он впервые позволил себе такую ласку и от этого сердце его учащенно забилось.
  - Эля... Элечка... - зашептал он, - не плачь. Я уже не сержусь на тебя. Ты ни в чем не виновата. Это все я. Я, чурбан неотесанный. Ты была права. Витаю, где-то в заоблачных далях... ищу что-то.... А ты... ты, вот она ты.... Здесь... рядом...
  Он не мог сдержать свой порыв. Возбуждение накатывало у него внутри снежным комом. Он дрожащими руками крепко прижал к себе девушку и замер так. Эля впервые узнала сильную нежность его рук. Голова у нее кружилась. Она грудью ощущала, как сильно бьется у него сердце.
  Потом, они очнулись. Томас отстранился от нее и густо покраснев, прошептал:
  - Прости меня... Я, наверное, не должен был...
  Эля хотела крикнуть ему:
  'Да, за что прости?! Чего не должен был?! Глупый! Так было здорово!'
  Но она сдержалась. Она не имела права опять кричать на него. Иначе, они рискуют опять поссориться. Эля взяла себя в руки и поднявшись с кровати, нетвердым шагом направилась к двери.
  - Я пойду, Томас. Встретимся завтра. Вы ведь собираетесь обратно к кораблю?
  - Собираемся. Я заеду за тобой. Хорошо?
  Он подошел к ней. Эля увидела на себе его пристальный взгляд и смутившись, прижалась спиной к двери. Он медленно оглядел всю ее... и взгляд его остановился на очках.
  - Ты хотела отдать мне их.
  - Да. Конечно. Ношу уже два дня... и все забываю...
  Она не успела договорить, как вдруг замолкла, увидев движение его руки к своей груди. Томас медленным движением отцепил очки от выреза ее платья, сам глядя только в эту манящую глубину. Эля учащенно задышала, ощущая его прикосновения. Но потом, все же, застыдившись этого, она надавила спиной на дверь и выскользнула из комнаты.
  Томас остался один и вне себя ударил кулаком по этой самой двери.
  - Идиот! Ну, чего тебе еще нужно?! Вот же она... Любящая и желающая....Зачем создавать лишние проблемы?!
  Он действительно не мог понять, что ему мешает? Почему он не может отдаться своему зарождающемуся чувству до конца? Как будто, что-то держит его, останавливает. И всегда так не вовремя...
  Он отошел к окну. Небо было уже сумеречным. Загорались первые звезды. Он смотрел на них. Как они были далеки.... Неужели возможно преодолеть такое расстояние? А что там? Загадка. Неизвестность. Такая манящая. И такая таинственная.
  
   * * * * * *
  На другой день Эльвире довелось узнать все, что обнаружили вчера ребята. Они наперебой рассказывали ей все и показывали. Оставалась в неведении только она одна. Потому что Серге вчера уже все рассказал Кетин. Они даже мельком проговорились, что говорили вчера до полуночи. Ну, а о том, что были не только разговоры, ребята догадались без лишних слов. Сегодня Серге и Кетин были какие-то особенные. Без конца переглядывались и улыбались друг другу. Кетин успела поделиться с Элей новостью. Серге признался ей в любви. Они даже целовались с ним. И теперь будут дружить. Эля по-доброму завидовала подруге.
  Эльвира смотрела на шары - экраны, которые включали перед ней ребята, расширенными от удивления глазами. А Томас тихонько сидел в сторонке и наблюдал за нею. В один из моментов, она подняла на него глаза.
  - Но почему, Томас, ты мне вчера об этом ничего не рассказал?
  Он добродушно улыбнулся.
  - Когда, Элечка? У нас вчера не было времени для подобных разговоров.
  Эльвира тоже улыбнулась ему. Ребята изумленно переглянулись.
  - Как? И вы тоже встречались вчера вечером? - спросил Энтони. - Ну, вы даете! Это что же, я один остаюсь не у дел? Бросаете меня.
  Эльвира ласково потрепала его по густой кудрявой шевелюре.
  - Ну, что ты, Тони. Никто тебя не бросает. Мы, как были, так и останемся друзьями.
  - Да уж. Какие с вас теперь друзья. Расстройство одно, да и только.
  Ребята рассмеялись над его ворчанием.
  А потом, разглядывая пульт управления, Эльвира случайно нажала на какую-то кнопку, бывшую у нее прямо под руками. И неожиданно огромное пространство в серой стене, прямо перед пультом пришло в движение. Оно начало разъезжаться. И через несколько секунд открыло огромный иллюминатор. Снаружи с корабля посыпался железный лом, который прикрывал его. Он даже в нескольких местах поцарапали толстенное стекло иллюминатора, открывающегося перед ними. Ребята так и ахнули. Вот оно! Чудо свершилось! Можно было подниматься в небо прямо сейчас. У Томаса даже глаза загорелись от предвкушения этого близящегося и пока еще невероятного события.
  Стекло было очень толстое и ребята все бросились к нему, чтобы потрогать.
  - Потрясающе! - воскликнула Эля.
  - Колоссально! - вторила ей Кетин.
  Несколько минут ребята разглядывали иллюминатор и лицезрели свою свалку изнутри корабля. Но потом, Томас все же, опомнился и нажал второй раз кнопку. Створки иллюминатора стали медленно съезжаться.
  - Извините, - проговорил он, - но безопасность, прежде всего. Нас могут обнаружить.
  Ребята сожалели, что чудо закончилось, но были с ним согласны.
  И тут высказался Кирк. Он больше не мог ждать.
  - Сами вчера говорили, что корабль уже возможно обнаружен. Так, что вы решили? Летим?
  Эля удивленно посмотрела на него.
  - Как летим? Куда летим? На корабле, что ли?
  - Ну, да. Чего ты удивляешься? Мы с ребятами еще вчера решили, что полетим в космос.
  - Куда? Да вы, что?! В своем ли уме? Лететь на космическом корабле, толком не зная его управления?! И куда? Не больше, не меньше - в космос! Я, наверное, сплю и мне все это снится!
  - Эля, пожалуйста, не нужно так волноваться, - проговорил Томас. - Ну, пусть мы все здесь спятили. Считай, как хочешь. Но мы должны попытаться увезти отсюда корабль. И мы должны вернуть и его и труп бедного инопланетянина на родину. Согласись, он достоин того, чтобы быть похороненным в родной земле.
  - Нет, Томас. Я не верю, что это говоришь мне ты. Ребята, опомнитесь. До чего вы уже дошутились?
  Она беспомощно оглянулась на молчавших друзей. Никто не смотрел на нее. Всем было стыдно от того, что она была во всем права. Она - единственное разумное существо в их компании. Остальные спятили, заразившись бредовой идеей - побывать в космосе.
  А может, она не такая уж и разумная? Может быть, это срабатывает в ней инстинкт сохранения только что начинающей любить женщины? Ведь как только эти глаза, цвета грозового неба перед дождем, устремят свой взор в глубины космоса... он больше не будет принадлежать ей... Эльвира бессознательно предчувствовала это? Поэтому, что есть силы и хотела остановить друзей?
  - Кетин, а ты что же молчишь? - воскликнула она.
  Девушка помялась немного, а потом, виновато переглянувшись с Серге, проговорила:
  - Элечка, ты прости меня. Но я еще вчера знала о решении ребят. Серге мне сказал. И он... убедил меня. Только ты не смотри на меня, как на сумасшедшую. Лучше послушай меня. Понимаешь, если мы не увезем отсюда корабль, мы, ведь потеряем его. Не сегодня, завтра сюда за ним приедут военные из Пентагона. И тогда все. Прощай сказка. Прощай мечта. Ну, ты ведь тоже не хочешь потерять его? Такую классную машину.
  - Не хочу, конечно, - ответила Эля. - Но, Кетин, это безумие - лететь в космос. Тем более, на другую планету. Да мы ведь даже не знаем, где она находится.
  Тут Томас не выдержал. Он больше не мог слушать ее отговорки.
  - Вот что! - проговорил он строго. - Как мы будем управляться с кораблем и как найдем правильный курс, это уже не твоя забота, Эля. От тебя требуется одно - согласие лететь с нами. Ну, прошу тебя.
  - Но это же опасно, Томас, - без сил простонала Эля.
  - А ты хотя бы немножко доверяешь мне? Неужели ты думаешь, что я смог бы рисковать тобой? Или всеми своими друзьями? Я уверен, что нам ничего не угрожает. Я чувствую это и чувствую этот корабль. Наверное, понимаю его, как не странно это звучит. Главное, чтобы он был исправен после такого падения. Если его двигатели в порядке, то опасаться нечего.
  - А как же перегрузки? Космическая радиация, в конце концов?
  - Эля, ты видела этого инопланетянина? Он был одет в легкий комбинезон. Хотя корабль шел на посадку. Значит, должны были быть жуткие перегрузки, ты права. И, тем не менее, он даже не вставал со своего рабочего места, продолжал заниматься своими делами. О чем это говорит? Я думаю, что корабль настолько совершенен, что в нем не будешь испытывать никаких перегрузок. И он не проницаем для космической радиации. Ведь все же это инопланетный корабль.
  Он помолчал и добавил:
  - И потом, зачем тебе оставаться одной в пустынном летнем городе? Все, все равно, разъедутся на каникулы. А у нас каникулы будут самые интересные.
  Эльвира задумалась. И Кирк захотел помочь ей принять решение.
  - Элечка, ну неужели ты не хочешь слетать в космос? Понаблюдать звезды? Такая возможность, - сказал он.
  - Там и без нас наблюдателей хватает, - вздохнула Эля. - Я не могу ответить сейчас. Мне нужно хоть немного подумать.
  Томас кивнул.
  - Думай. Но только до завтрашнего утра. Уже часов в пять нам нужен будет твой ответ.
  - Как? Уже завтра? Но, Томас, неужели ты говоришь серьезно?
  Ребята тоже очень удивились. А Томас ответил:
  - Вы что же, надеялись, что у нас будет недельки две на сборы? Корабля может не быть здесь уже завтра.
  - Да нет, - проговорил Серге, - мы понимаем, что нужно спешить. Просто, это несколько неожиданно.
  - Последние дни, вообще несколько неожиданны, - пошутил Томас. - Итак, что вы решаете? Летим завтра утром?
  - Конечно, чего раздумывать, - ответил за всех Кирк.
  Ребята заулыбались в знак своего согласия с ним.
  Так, совершенно неожиданно для себя, ребята собрались сделать то, о чем не могли и предположить еще несколько дней назад.
  
  Они поехали домой, чтобы успеть собраться и подготовить почву для родителей. Им они решили сказать, что едут на месяц- полтора в Лос-Анжелес всей компанией отдыхать. Они так частенько делали, и поэтому это не могло вызвать подозрений.
  
   * * * * * * *
  На следующий день, собирались встретиться около корабля к шести утра. Родители были подготовлены. С родителями Кирка Томас договорился сам. Ребята добирались на такси. Томас не мог бросить свою машину.
  Первыми к месту свалки приехали Томас с Серге. Было еще только пять часов утра. Но... и они уже опоздали...
  К своему ужасу они увидели на свалке много людей. Они растаскали железо, прикрывающее корабль и ошарашено рассматривали его.
  Томас и Серге подошли в толпу любопытствующих. Горожане тут же стали им объяснять, что перед ними настоящий космический корабль и что внутри вероятно находятся инопланетяне. Ребята впервые видели корабль во всей его красе - огромный и величественный, идеально округлой формы, действительно напоминающий летающую тарелку из фантастического фильма. Серге так разволновался, что с его носа постоянно слетали очки, он поправлял их и растерянно смотрел на Томаса.
  - Что делать будем?
  - Не паникуй. Посмотрим.
  - Как они могли его обнаружить?
  - Так же, как и мы, вероятно.
  Но тут хладнокровие покинуло даже Томаса, когда они увидели, что группа увесистых мужиков притащили целый ящик динамита. Они стали прилаживать его к люку, снизу корабля. Люк то они нашли, но понять, как он открывается у них, видимо не хватило ума.
  Томас бросился к безумным людям и растолкал их.
  - Что вы делаете?! Здесь же ваши дети! Что если вместе с этой махиной все здесь взлетит на воздух?!
  Один увесистый бородач подошел к нему и проговорил угрожающе:
  - Не лезь сюда, мальчик. Детей мы уведем подальше отсюда. И ты вместе со своим другом убирайся!
  - А вы не боитесь загреметь под суд за самоуправство? Вы не имеете права здесь ничего трогать до приезда ученых и полиции.
  - До их приезда нас уже здесь не будет! А сейчас не мешайся! Мы хотим посмотреть, что там внутри.
  - Я не позволю! И прямо сейчас вызываю полицию!
  Мужик не дал ему даже достать телефон. К тому моменту, к нему подоспели такие же увесистые товарищи. И мужик совсем осмелел. В следующую секунду Томас получил мощнейший удар по челюсти. Второй удар пришелся под дых. Не выстояв после такого напора, Томас свалился на груду железа. Раздался испуганный женский и детский крик. Женщины бросились оттаскивать своих разошедшихся мужчин. А Серге склонился над другом.
  - Томас, как ты?
   Томас приоткрыл глаза и болезненно поморщился. Серге стал помогать ему, подняться.
  - Не надо было связываться с ними. Ты же видишь, какие бугаи!
  - Теперь вижу, - попробовал шутить Томас, но тут же, опять сморщился от боли.
  Он держался за низ живота и за ушибленную челюсть.
  - Надеюсь, хоть зубы он мне не выбил?
  - Что зубы? Радуйся, что он вообще не убил тебя. Идем отсюда. Пусть делают, что хотят.
  Тем временем, женщинам удалось уговорить мужчин не продолжать драку, и те, хоть еще и кидали непримиримые взгляды на парней, но уже не предпринимали новых попыток затеять потасовку. Они продолжили подготовку к взрыву. А женщины и дети, и те, кто не участвовали в этом, поспешили удалиться подальше к лесу.
  Томас и Серге присели неподалеку на перевернутую машину и стали угрюмо наблюдать за тем, что происходит. И в это время, к ним, наконец, подбежали девочки и Энтони с Кирком. Они только что приехали и были шокированы тем, что увидели здесь такое столпотворение народу.
  - Что происходит? - затараторили девочки, - Серге, Томас, что случилось?
  Эльвира, увидев лицо Томаса, так и ахнула:
  - Боже мой, что с тобой? У тебя из губы течет кровь. Томас... милый мой... что случилось?
  Томас быстро и удивленно взглянул на нее. И Эльвира поняла, почему? Ей стало неловко. Она сама не понимала, как у нее вырвалось это - 'милый мой'.
  Томас, постанывая от боли, улыбнулся ей.
  - Ничего страшного. Накостыляли немного за наглость.
  Серге сам все рассказал друзьям. Те были в немыслимом трансе от осознания того, что их тайна раскрыта. Полет не состоится. И к тому же, сейчас взорвут корабль. Одна только Эльвира была не очень огорчена. Она отстранила Кетин, которая хотела, было оказать Томасу медицинскую помощь, и сама занялась этим. Она осторожно прикасалась к его лицу ватным тампоном, смоченным в спирте. Глаза ее были наполнены нежностью. Ей так хотелось прикоснуться губами к его смуглой щеке. Или еще фантастичнее, к его губам.
  Но сам Томас мало обращал на нее внимание. Его тревожило то, что происходило около корабля. И он не отрывал оттуда своего взгляда.
  - Подумаешь, - говорила ему Эльвира, заметив это. - Все равно, полет, вряд ли бы состоялся. Это была с самого начала глупая идея. Хорошо, что все закончилось так вовремя.
  Кирк готов был расплакаться.
  - Не говори так, Эля. Ты ничего не понимаешь! Ничего!
  - Кирк, не устраивай трагедию века. Ты хорошо проведешь каникулы и на земле.
  - Ладно. Не ссорьтесь вы, - вздохнул Энтони. - Жаль, что ничего нельзя сделать. Я бы хотел познакомиться с очаровательными инопланетяночками. Они такие милашки все.
  - Так уж и все, - ехидно заметила Эля. - Тони, по-моему, твоя фантазия работает сверх всякой меры.
  - Зато, твоя находится в зимней спячке, - парировал парень.
  Томас строго взглянул на него. И Энтони пришлось прикусить язык. Эля была счастлива, что Томас хоть и таким образом заступился за нее.
  Тем временем, мужчины закончили свои приготовления и подожгли фитиль. Сразу же после этого, они бросились прочь от опасного места. Бугай, который избил Томаса, пробегая мимо, крикнул им, чтобы убирались подальше - взрывная волна может быть очень сильной.
  Ребята, было, схватились за свои сумки, но Томас остановил их:
  - Вот что, это может быть единственная возможность - не лишиться корабля. Мы должны остаться.
  Ребята удивленно уставились на него.
  - Что ты говоришь, Томас?
  - Сейчас ведь будет взрыв!
  - Корабль разнесет на кусочки!
  - А если не разнесет? - проговорил он. - Что если такой мощный материал не возьмет динамит? Собственно, я бы удивился, если бы это оказалось не так. Грош тогда цена всем этим инопланетным конструкторам.
  - Что же ты предлагаешь? - спросила Кетин.
  - Я предлагаю не уходить далеко. Укрыться вон хотя бы за той перевернутой машиной. И потом, если ничего не случиться, воспользуемся тем, что поблизости никого нет, под завесой дыма проберемся к кораблю. Ну, а потом...
  - Ну, а потом, - радостно подхватил Кирк, - нам уже будет ничего не страшно. Мы замуруемся изнутри и спокойно поднимемся в космос! Здорово придумано! Томас, ты гений!
  Ребята все тоже запрыгали от радости. Все, кроме Эли. Девушка немного нахмурилась.
  - Но это опасно - находиться так близко от эпицентра взрыва, - проговорила она.
  Томас снисходительно посмотрел на нее.
  - Не сопротивляйся, Элечка. Тем более что фитиль уже догорает и убежать далеко мы, все равно не успеем.
  Ребята ахнули, опомнившись. Фитиль действительно уже подбирался к ящикам с динамитом. Они спешно подхватили сумки. Томас взял за руку Кирка, а Серге Кетин и они бегом бросились за ржавую машину, которая должна была стать для них прикрытием.
  Едва только они успели забежать за нее, как раздался первый взрыв. Он сотряс землю и ребятам пришлось упасть, потому что удержать равновесие все равно бы не удалось.
  Томас прикрыл собой Элю. Они впервые коснулись друг друга так близко, и у обоих перехватило дыхание от осознания этого. Они даже думать забыли о том, что совсем рядом с ними рвется динамит, сотрясая воздух и землю. Они смотрели в глаза друг друга несколько растерянно и ошарашено. Эля впервые видела его лицо над собой. И это было так здорово, так волнующе.
  Опомнились они лишь тогда, когда их затормошили друзья.
  - Ну, вы чего? Уснули? - тараторила Кетин. - Давайте, поднимайтесь. Взрывы закончились. Нужно бежать. Иначе, скоро здесь будут все остальные.
  Эля и Томас покраснели под взглядами друзей и поднялись с земли.
  Ребята смотрели в сторону корабля. Он был весь окутан плотной завесой дыма... Но его очертания были видны, и казалось, он действительно остался невредим. Нужно было бежать, посмотреть поближе.
  И все же, как ребята не спешили, но когда они выскочили из своего укрытия, то увидели, что самые прыткие из тех, кто устраивал этот взрыв, уже бежали к кораблю. Ребятам не оставалось ничего, кроме того, как играть в открытую. Они побежали, стараясь как можно быстрее попасть под завесу дыма. И вот тут-то случилось невероятное. В один из моментов, друзья поняли, что их преследователи почему-то отстали. По крайней мере, не стало слышно их возбужденных голосов. Озадаченные этими обстоятельством, ребята оглянулись и увидели, что мужчины, как ни странно, бегут уже не к кораблю, а прочь от него. При этом они выделывали какие-то странные движения. Они подпрыгивали и хватались за различные места на теле, как будто на них напал рой пчел и безжалостно кусал их.
  - Что это с ними? - спросил Кирк.
  - Понятия не имею, - ответил Томас. - Но, так или иначе, нам это только на руку. Бежим.
  И ребята вновь бросились вперед. А тем временем, неведомая сила задержала не только прытких мужчин, но и остальных людей. Тех, кто тоже спешил посмотреть, что же сотворил с кораблем взрыв. Стоило, кому бы то ни было приблизиться к нему ближе, чем на двадцать метров, как эта сила тут же отбрасывала их обратно за невидимую черту.
  Ребята подбежали к кораблю. Тот оказался неповрежденным. Они осмотрели люк. На нем вообще не было ни царапины. Ребята радостно закричали:
  - Ура! Да здравствуют мудрейшие из инопланетян, к которым мы сейчас летим в гости!
  - Вот это материал, - уважительно проговорил Серге, и чуть ли не с любовью погладил обшивку корабля.
  - Можно сказать, что нам даже повезло, что эти бугаи растаскали железо, освободив корабль. А то бы нам пришлось делать это самим, - сказал Энтони.
  Томас легко открыл люк и позвал ребят взойти на корабль. Они, в последний раз оглядевшись и как бы простившись со своим родным городом, по очереди взобрались внутрь корабля.
  Немного отдышавшись и придя в себя от быстрого бега, они решили не медлить и тут же взялись за дело.
  Во-первых, нужно было облачиться в космическую одежду. Как поняли ребята, корабль был рассчитан на экипаж из трех человек - по числу кроватей, кабинок, кресел и так далее. Следовательно, комплектов одежды тоже было три. А так как их - шестеро, решили, что половина из них оденется в костюмы средней легкости, другая половина - в легкие. В костюмы средней легкости решено было облачить девчонок и Кирка, для их большей безопасности. Ну а легкие одели Серге, Томас и Энтони.
  Нарядившись, ребята еще какое-то время изумленно разглядывали друг друга. Как они все преобразились. Превратились в настоящих астронавтов. Костюмы подошли им идеально, приняв формы их фигур. Серге не спускал глаз с Кетин, а она с него. А Эля влюбленными глазами смотрела на Томаса, пока тот помогал одеваться Кирку. Как же ему пошел этот темно-синий комбинезон, в цвет его глаз.
  Потом ребята стали рассаживаться. Девочки и Энтони сели в кресла за стол с синими шарами. Кирка взяла на руки Эля. Они обнаружили даже ремни безопасности и поспешили пристегнуться ими. Серге и Томас вызвали пульт управления. Он, как и в прошлый раз, величественно выехал из пола. Парни сели в белые кресла перед ним и тоже пристегнулись. Это было занятное зрелище. При нажатии кнопки на ручке кресла, ремни сами выползали из пазов, обвивали человека на животе и грудной клетке и фиксировались.
  Томас обернулся на ребят. Глаза у тех горели любопытством, перемешанным со страхом. Он улыбнулся.
  - Ребята, мы как-то не решили, кто будет управлять кораблем. Расселись спонтанно. Энтони, ты как?
  - Не комплексуй. Все знают, что ты наш негласный лидер. Тебе и командовать. Серге, как ума палата составит тебе компанию в качестве твоего заместителя и второго пилота. А мы, уж так и быть, будем твоим экипажем. Все, как по-настоящему.
  - Молодец, - похвалил Томас,- Все нам разжевал. Ну, в путь, мой маленький экипаж. Попробуем, что у нас получится.
  Энтони включил второй и третий шары на столе, чтобы им с девочками можно было наблюдать за ходом полета. Камера наружного наблюдения показала людей, оставшихся снаружи. Ребята поняли, что при крушении корабля разбилась камера только последнего шестого шара. Все остальные, судя по изображениям, остались целыми.
  Оказалось, что люди так и не могут приблизиться к кораблю. Все еще работала защита.
  - Интересно, что же это все-таки? - спросил Энтони.
  - Ты о чем? - спросил Серге.
  - Об этой странной защите, которая не подпускает этих людей к кораблю.
  - У меня есть версия, - самодовольно усмехнулся Серге и поправил свои съехавшие на нос очки.
  - Что за версия? Говори быстрей. Не терзай наше любопытство.
  - Я думаю, что это очень похоже на выбросы зарядов тока. Это и заставляет этих людей так немыслимо дергаться. Ну а теперь, когда они удалены на порядочное расстояние, включилось еще более мощное силовое поле и оно, как стена препятствует их приближению.
  - Вопрос только в том, - категорично заявила Эля, - как эта защита могла включиться сама? Или здесь еще есть инопланетяне?
  - А вопрос, Эля, как раз не в этом, - ответил Томас. - Защита могла сработать и автоматически в ответ на взрыв. А вот почему она не коснулась нас и не причинила нам ни малейшего вреда, вот это вопрос.
  - Действительно, - изумленно покачала головой Кетин. - Ведь эти люди были всего в нескольких шагах от нас. А мы были даже ближе к кораблю, чем они. Как же так получилось?
  Томас помолчал немного, а потом проговорил:
  - Ну, если я скажу, что этот удивительный корабль "признал" в нас друзей и поэтому "не тронул"... Это кому-то опять-таки покажется сумасшествием. Поэтому я умолкаю.
  Эля поняла, что камень брошен в ее огород. Она покраснела.
  - Томас, я вовсе не считаю тебя сумасшедшим. Ты имеешь право на свою точку зрения. Просто, я например, думаю, что в корабле включилась дальняя защита. А так как мы были ближе, то нас она не коснулась.
  - Почему же тогда не включилась ближняя защита? Не думаю, что ее нет в таком оснащенном корабле.
  - Должно быть, она есть... Но может быть, включается только при содействии человека. Автомат или испорчен при аварии, или его попросту нет.
  Томас оглянулся и с улыбкой посмотрел на нее.
  - Осторожнее, Эля. Ты слишком блещешь своим умом. А ведь мужчины боятся умных женщин.
  - И ты тоже? - улыбнулась она ему в ответ.
  - Я? Не знаю... Мне еще не доводилось иметь дело с таковыми. Посмотрим.
  - Приятно, что ты считаешь меня умной.
  Язвительный Энтони, которому совсем не нравились романтические настроения в их компании, не смог смолчать и сказал ей:
  - А кто тебе сказал, что он хочет иметь дело именно с тобой? На свете полно и других умных женщин.
  Ребята не смогли сдержаться и все прыснули от смеха, хоть и видели, что Эля оскорбилась. Она с досадой закусила губу. И только Томас с язвительной улыбкой посмотрел на Энтони.
  - Очень смешно, Тони. Как всегда из тебя просто хлещет твой вечно плоский юморок. Ну, все. Хватит пустых разговоров, - он стал серьезен и отвернулся к пульту. - Пора в путь...
  Ребята примолкли и замерли в ожидании. А Серге посмотрел на друга.
  - Томас, ты знаешь, что делать?
  - Нет, конечно. Попробую довериться интуиции.
  Он нажал на кнопку, открывающую огромный иллюминатор перед ними.
  Ребята, как завороженные смотрели на то, как пришли в движение стены корабля. Они стали раздвигаться, впуская в него много, много солнечного света. Ребята даже зажмурились на мгновение.
  Когда створки были полностью открыты, Томас пробежался задумчивым взглядом по пульту. Разобраться во всех этих кнопочках, лампочках и клипсах было просто нереально. Они эту-то кнопку, открывающую створки, узнали случайно. Исследовать весь пульт сейчас, не было времени. Он перевел взгляд на отпечатки ладоней перед собой. С секунду он сомневался. Но потом медленно поднес свои руки к ним. Его пальцы сразу же ощутили тепло, исходящее от них. У него появилось такое странное чувство, как будто что-то внутри него заставляет его положить ладони в эти отпечатки. Что-то потустороннее так и тянуло его.
  Ребята затаили дыхание, наблюдая за ним. Томас и сам очень волновался. Ему казалось, что прикоснувшись к этим слепкам... он прикоснется к вечности... И еще к чему-то... тому, чего он еще не знал...
  Томас осторожно положил ладони в отпечатки и тут же ощутил невероятное блаженство, разлившееся по всему его телу. Он даже прикрыл глаза. А потом прошептал:
  - Ну что же... полетели... Отнеси нас на свою родину...
  Ребята замерли, ожидая, что же сейчас произойдет. Неожиданно, они почувствовали, как корабль легонько вздрогнул... Они переглянулись, чтобы убедиться в том, что это почувствовали все. По округлившимся глазам друг друга они в этом убедились.
  В следующую секунду они ощутили, как корабль оторвался от земли... За иллюминатором было видно, как земля потихоньку стала уходить все ниже и ниже...
  Ребята ахнули.
  - Мы летим... - испуганно прошептала Эля, - По-настоящему, летим...
  - Я не верю... - вторила ей Кетин
  А Кирк радостно захлопал в ладоши и закричал:
  - Ура! Мы летим! Летим в космос! Он умница! Наш корабль просто умница!
  Парни поддержали его. От переполняющих их чувств, они победоносно заулюлюкали!
  Все! Они покидали Землю. Ожидания их не обманули. Корабль оказался исправным, и он все больше и больше набирая скорость, мчал их сейчас в неведомую высь. Внизу оставалась свалка, ошарашенные и изумленные люди, наблюдающие за столь внезапным стартом инопланетного корабля. Дома, здания офисов, их университет... весь их город... а затем реки, моря...океаны... леса, горы... континенты... и наконец, сама планета Земля...
  Ребята почувствовали, как у них захватило дух от осознания свершившегося чуда. Они почему-то ожидали какого-нибудь тарахтения, или рева моторов, жутких встрясок... Но ничего этого не было и в помине. Корабль не издал ни единого звука. Все было тихо и спокойно.
  Итак, они неслись ввысь... В неизведанный и, конечно же, страшный мир. Что там? Что ждет их на просторах галактики? Что случится с ними? Вернутся ли они когда-нибудь на землю? Выживут ли вообще?
  Ответов на эти вопросы не было. Они летели в неизвестность.
  
  Они уже не узнали о том, что назавтра все местные газеты и все газеты штата были наводнены статьями о таинственном пришествии инопланетян на землю. И о том, как столь же неожиданно они улетели. Самих инопланетян никому увидеть не довелось. Зато фотографий корабля было сделано предостаточно. Они заполонили все первые полосы газет. Штат Колорадо и сам Денвер стали на какое-то время центром внимания уфологов многих стран.
  А в это время, этот самый таинственный корабль уносил на своем борту обыкновенных земных парней и девчонок, о которых в газетах не было ни единого упоминания. Удивительно, но им действительно удалось остаться незамеченными.
  Еще через день к свалке на своих оснащенных вертолетах слетятся и сотрудники сверхсекретного отдела Пентагона. Ребята были правы. Корабль был сбит. Случайно, учебной ракетой. Как раз в эти дни ВВС США проводили в районе штата Колорадо плановые учения. Учебная ракета из-за ошибки молодого пилота отклонилась от курса и вместо того, чтобы сбить условного противника, попала в неопознанный объект, внезапно появившийся в районе учений.
  Позже объект был обнаружен на загородной свалке железа под Денвером. Военные замаскировали его от посторонних глаз ржавым железом с тем, чтобы позже забрать его для исследований. Они даже побывали внутри корабля, и это только убедило их в том, что объект - инопланетного происхождения. Но умные люди из Пентагона не учли такой нелепой возможности, что этот объект могут увести у них из-под носа... дети...
  Когда ангар для объекта был подготовлен, они вернулись в Денвер за своим трофеем... И по слухам, многие головы полетели тогда за то, что за ним не было установлено наблюдение и охрана.
  
   * * * * * * *
  В иллюминатор смотрела зловещая темнота. Мелкими точками вдалеке светились звезды. Совсем как в земном ночном небе в ясную погоду. Только теперь эта темнота была рядом... окружала их собой... обволакивала их... Всем стало жутко и даже захотелось вернуться домой.
  Веселье Кирка быстро спало. Он, дрожа от страха, прижимался к Эльвире.
  - Я до сих пор не верю в это... - прошептала девушка, дрожащим голосом.
  Все остальные какое-то время вообще не могли вымолвить ни слова. Им действительно было жутко. Что они натворили? Им ли под силу тягаться с такой мощью вселенной? Их ли разуму? Они действительно рисковали сойти с ума.
  Со щемящим чувством они смотрели на Землю, уже ставшую огромным далеким голубым шаром, какой они видели ее раньше только по телевидению, когда передавали изображения со спутников. Только сейчас они осознали свой необдуманно глупый поступок. Но никто не решался первым заговорить об этом.
  Ребята переглянулись. Но молчали.
  Серге первый решился стряхнуть с себя весь этот гнет страха. Потому что заметил, что Томас сидит замерший в одной позе, все еще держа руки в слепках и не отрываясь, смотрит пристальным взглядом во тьму иллюминатора. Как будто, он там что-то увидел... что-то нереальное... Впрочем, это было не удивительно. За иллюминатором сейчас было мало реального, с их точки зрения.
  Серге осторожно тронул друга за руку.
  - Томас, с тобой все в порядке?
  Томас вздрогнул от прикосновения... а потом проговорил едва слышно:
  - Глаза... Мне показалось... что это были глаза...
  - Какие глаза, Томас? Что с тобой? Тебе плохо, да?
  - Нет... Все нормально... Просто... эта зелень... На какую-то секунду она затмила мне все. Серге, а ты не видел эту зелень?
  - Зелень? Да что ты... Какая здесь может быть зелень? Кромешная тьма вокруг.
  Ребята постепенно приходили в себя и поднявшись со своих кресел, подошли к ним. Их всех тоже очень волновало состояние Томаса. Серге почти с силой оторвал окаменевшие его руки от отпечатков.
  - Боюсь, что это из-за них. Наверное, эти слепки забирают слишком много энергии.
  Эля готова была расплакаться. Она наклонилась к лицу парня, преданно заглядывая в его глаза.
  - Томас, миленький... Что происходит? Тебе плохо? У тебя видения?
  Томас долго и непонимающе смотрел на нее, а потом все же улыбнулся.
  - Не беспокойся... Со мной все в порядке. Сейчас уже все прошло...
  - А что было?
  - В глазах стояли какие-то зеленые блики... И мне показалось, что они имеют форму глаз... Странно... Ну да ничего. Думаю, с моей головой все в порядке.
  - Напрасно ты так уверен, - проговорил Энтони. - По-моему, нам всем здесь грозит спятить.
  Ребята переглянулись, понимая, что Энтони сейчас выразил одной своей репликой то, что они все чувствовали.
  - Ты считаешь, мы совершили ошибку? - спросила Кетин
  - Может быть. Согласитесь, жутко здесь.
  - Согласна, - кивнула Эля, - Что жутко, то жутко...
  - Может, мы еще привыкнем? Или вы думаете, что стоит вернуться? - Кетин посмотрела на Томаса и Серге.
  Парни задумчиво молчали.
  - Решайте, - потом проговорил Томас. - Думаю, пока еще это возможно. Если улетим дальше, это будет уже проблематично. Мы не знаем, на каком горючем работает корабль. Метаться между планетами нежелательно. Нужно взять четкий курс и уже не отклоняться от него.
  Ребята молчали. Кетин тем временем, потрогала лоб парня.
  - Горячий. Боюсь, что это действительно из-за слепков. Как же нам быть? Как вести корабль? По-моему, это опасно для здоровья.
  - Я задал курс кораблю. Может этого достаточно для того, чтобы он доставил нас к месту назначения и без управления? Можно больше не прибегать к помощи слепков.
  - Да? Без управления? - категорично заявила Эля. - А ты забыл, что случилось, когда им перестали управлять? Он попросту свалился на свалку.
  - Элечка, я же не говорю, что если кораблем не управлять, то и следить за полетом не нужно. Как раз это и необходимо. Полностью доверять кораблю конечно нельзя. В этом ты права.
  Он размял свои затекшие руки и посмотрел на Кирка.
  - Ну, что, дружок, сильно напугался?
  - Есть немного, - согласился мальчишка.
  - А кто подбивал нас на все это? Что, теперь улетучилось твое геройство?
  - Оно вернется. Только ты уж, Томас веди нормально корабль. Теперь ты один отвечаешь за нас. Не зря же мы выбрали тебя своим командиром.
  - Спасибо, Кирк, - посмеялся Томас. - Ты умеешь ободрить.
  - Интересно, - проговорил Энтони, - попадем мы в книгу рекордов Гиннеса, как первая молодежь, тем более не имеющая никакого отношения к космонавтике, которая покорила космос? И даже на инопланетном корабле! Нет, ребята, честное слово, меня так и распирает от гордости за самого себя!
  Ребята весело рассмеялись. О возвращении на Землю больше никто не заговаривал. Юношеское любопытство перебарывало страх. Они решили рискнуть и идти до конца.
  А потом, устроили праздничный обед в честь самих себя и в честь свершившегося полета. Пищу пока что ели земную - из захваченных с собой припасов. А у предусмотрительного Энтони нашлась даже выпивка. Он захватил с собой несколько бутылок шампанского.
  Когда веселая компания сидела за столом, в корабле, как и в прошлый раз, откуда ни возьмись, заиграла музыка. Очень даже премиленькая и веселая.
  - Спасибо, дорогой наш кораблик, - галантно поблагодарил уже захмелевший Серге и первый пригласил Кетин на танец.
  У них очень даже неплохо получалось. Ребята хохотали над их пируэтами. А Эля все время поглядывала на Томаса. Ей тоже хотелось танцевать. И он, наконец, уловив ее взгляд, пригласил ее. Вел он великолепно. Годы занятий в данс - классе дали свои плоды. И даже Эля стыдилась перед ним своих неловких движений. Заметив ее смущение, он сказал ей тихонько:
  - Ничего. Со временем, я научу тебя.
  Эля подняла к нему свое раскрасневшееся лицо.
  - Со временем? Ты думаешь, оно у нас будет? У нас двоих?
  Томас внимательно посмотрел в ее глаза... а потом, помедлив, ответил:
  - Ну... наверное...
  - Ты опять не уверен... Томас, это становится невозможным...
  - Почему? - стал оправдываться парень, покраснев. - Я уверен. Почти. Думаю, у нас все получится.
  Эля просияла.
  - Я тоже так думаю...
  Он закивал довольно, как будто нашел спасательную палочку.
  - Да, Элечка. Мы с тобой еще станцуем. У нас все получится.
  Эля выпучила глаза.
  - Как? Ты сейчас говоришь о танцах?
  - А ты разве нет? - состроил он наивное лицо.
  - Иногда мне хочется тебя придушить!
  Эля вывернулась из его рук и сама потащила танцевать Энтони. Как же ей хотелось насолить ему. Может хоть ревность подтолкнет его к более решительным действиям. И прекратит его попытки постоянно отшучиваться от нее. Вот у Кетин с Серге все определилось. Как приятно смотреть на них. Что же у них все так зависло?
  А пока Эля продумывала свою тактику с ревностью, Томас вместе с Кирком ушел к пульту управления и сел за него. Он решил попробовать разобраться хоть в самом элементарном. Эля посмотрела на него безнадежным взглядом.
  - Интересно, с какой скоростью мы летим? - проговорил он. - Ведь даже до Сириуса - ближайшей к нам звезды, нужно пролететь почти девять световых лет. Даже не верится, что этот корабль способен преодолевать подобные расстояния. Скорее всего, здесь работает что-то другое, чем простое перемещение в пространстве. Может, есть коридор, где пространство сжимается?
  Серге с Энтони, услышав его, сразу побросали девочек и присоединились к ним с Кирком. Для мальчишек это было куда более интересно, чем какие-то танцы.
  Они с увлечением погрузились в изучение пульта и обсуждение самых невероятных версий по поводу их движения в пространстве.
  Кирк указал парням на маленький экран, светящийся в правой стороне пульта. Графически на нем были изображены какие-то планеты, и одна маленькая светящаяся точка медленно двигалась по экрану. Томас предположил, что это и есть их корабль.
  - Что ж, так удобно наблюдать за нашим движением, - сказал Серге.
  Парни просидели за пультом несколько часов. Девочки за это время успели полностью исследовать все три душевые кабины с их всевозможными баночками и тюбиками. Как все это было занимательно. Потом они накрыли стол к ужину. Обеденный стол они обнаружили опять же нажатием пластин на стене. Он вылетал из стены в виде небольшой пластины, размером с портсигар, а потом на глазах раскладывался до размеров обеденного стола, причем рассчитанного как раз на шесть человек. Может, он приспосабливался под экипаж? Выполнен он был из легкого прозрачного пластика. Он зависал посередине зала и так и висел, без каких либо ножек.
  По земному времени наступала ночь. Ребята почувствовали это, потому что всем хотелось спать. После ужина они так и сделали.
  Вызвали все три кровати. Расположиться решили так - Энтони с Серге, Эля с Кетин, а Томас с Кирком. Парни быстро разделись и с наслаждением нырнули под одеяла. Девочки не могли позволить себе быть настолько раскованными и поэтому попросили парней отвернуться. Те похихикали над их скромностью, но все же, исполнили их просьбу.
  Потом, когда все улеглись у пульта остался лишь Томас. Они с Серге решили дежурить по очереди. Первую половину, так называемой ночи взял на себя Томас. И эта половина пролетела для него совсем незаметно. Он был полностью поглощен лицезрением полета и изучением управления кораблем.
  Через несколько часов его сменил Серге. Томас сказал ему:
  - Послушай, я тут нашел такую линейку, предположительно с цифрами на ней. Не знаю, для чего она. Но по ней я попробовал изучать цифры, и их соотношение с нашими мерами длинны. Потом посмотрел указанные на дисплее параметры полета. Прикинул примерно... Мы сейчас где-то в районе половины расстояния до края Млечного пути. Но это если я не ошибся в расчетах.
  - Ух, ты. Томас, мой мальчик, ты радуешь меня, даже если ты ошибся в расчетах.
  - Ладно, ты. Лучше проверь их. Хорошо? Ты-то более в этой области подкован. Ты вообще ходячая энциклопедия.
  - Ты льстишь мне, но мне приятно. Ладно, проверю. Слушай, ты хочешь сказать, что мы летим не к центру?
  - Судя по приборам, насколько я могу их понять, нет. Мы летим к краю.
  - То есть, в другую галактику? Невероятно. Слушай, до более менее близкой к Земле Карликовой галактики в созвездии Стрельца - семьдесят тысяч световых лет. Хотя есть еще одна - ближе. Она находится в созвездии Большого пса. Там тысяч сорок - пятьдесят. Но это непринципиально. Нереально долететь даже туда, - Серге внимательно посмотрел на приборную доску, - Но судя по направлению, летим мы все же, в созвездие Стрельца. Большой пес, как бы - за Млечным путем.
  Томас задумался.
  - Мы возможно уже пролетели тысяч десять. Но, ты прав, это нереально. Невозможно было преодолеть такое расстояние. Мы не летим даже суток по нашему земному времени.
  - Мы ничего не знаем о времени здесь. Здесь не Земля, Томас. Не забывай.
  - Да. Ты прав. И мы ничего не знаем об удаленности этой планеты от нас. Интересно все же, сколько нам лететь?
  - Возможно, мы успеем даже состариться. Если на самом деле нет сжатия пространства, как ты предполагал, то долететь куда-либо невозможно, с какой бы скоростью мы не летели.
  - Что ж, пусть не мы, так наши дети или внуки достигнут этой планеты.
  Серге улыбнулся:
  - А я смотрю у тебя далеко идущие планы относительно Эли.
  - Ну что ты, таких планов у меня пока еще не возникало. Я говорю о той экстремальной ситуации, в которой мы можем оказаться, если для полета нам понадобится целая жизнь. Тут уж волей неволей не избежишь свадебных церемоний.
  - Что ж, я не против приступить прямо сейчас. Хотя, если честно, меня мало прельщает перспектива провести всю жизнь в этом замкнутом пространстве. Тут немудрено завыть даже при наличие девочек.
  - Будем все же надеяться, что нам это не грозит. Ведь инопланетянин-то долетел до нас и совсем не стариком.
  - Не факт, что он начинал этот полет. Может он тоже внук того астронавта, который полетел сюда когда-то. Хотя... здесь нет другого экипажа, нет женщин... должен же он был от кого-то родиться.
  - Другой экипаж и та женщина могли погибнуть, - задумчиво проговорил Томас. - Нет, Серге, мы ничего не знаем. Можем только гадать...
  - А это не благодарная работа. Иди спать.
  - Иду, - согласился Томас. - И все же, я думаю, мы не будем такими уж героями, тратить свою жизнь на этот полет. Если не будет результата, хотя бы через месяц, повернем обратно.
  - А как же горючее? Ты же сам сомневался, что его хватит летать туда, сюда.
  - Я считаю, что у этого корабля не может быть горючего, каким мы его привыкли знать на Земле. Я подумал и решил, что это нереально. Скорее всего, он берет энергию из космоса, от планет, от встречающихся солнц, от чего угодно, но только не таскает за собой баки с горючим.
  - Может быть...
  - Ты знаешь, мне кажется, что будь это не так, не имей наш полет перспективы быть доведенным до конца, корабль бы, не полетел.
  - Ты думаешь?
  - У меня интуиция. Мне кажется, что он какой-то разумный, что - ли... И он не дал бы нам возможности пуститься в такой полет, если бы что-то было не в порядке.
  - Возможно... возможно...
  Серге остался в задумчивости, сидеть за пультом, а Томас, наконец, все-таки пошел спать.
  Он быстро разделся и с наслаждением вытянулся под одеялом рядом с Кирком. Он еще посмотрел на спящую Элю, от которой его отделял только мальчик... и потом закрыл глаза.
  Эля же, наоборот открыла их. Оказывается, она не спала все это время. На душе было как-то неспокойно. И поэтому она слышала весь разговор парней. Ей было обидно, что Томас рассуждает не так, как ей хотелось бы. Он бы согласился быть с нею и иметь семью, только если бы в этом возникла необходимость. Как то - продолжение рода для длительного полета. Девушка с сожалением посмотрела в его спокойное красивое лицо и вздохнула."И зачем только я влюбилась в тебя? Как было здорово, когда мы просто дружили. А в любви? Ты хоть и стараешься не показывать этого... но постоянно держишь дистанцию... Наверное, я никогда не пойму тебя..."
  Заворочался Кирк, что-то бормоча во сне, но потом уткнулся в грудь парня и успокоился. Эля тоже закрыла глаза. Нужно было хотя бы немного поспать, чтобы избавиться от своих дурных мыслей.
  Томасу же, эта первая ночь в космосе запомнилась на всю жизнь. А дело было в приснившемся ему сне. Собственно, он прекрасно понимал причину такого сна. Подобные сны с эротическим оттенком посещали его уже достаточно давно. Уже лет с четырнадцати. И Томас знал, что чтобы освободиться от этих пустых мечтаний, ему нужна женщина. Теперь уже он всерьез задумывался об этом. А пока, ему приходилось довольствоваться чудесными видениями.
  Он видел себя в этом самом корабле... Здесь был еще кто-то... И опять же, в виде какого-то расплывчатого зеленого пятна... Томасу никак не удавалось разглядеть лицо человека. Он даже не знал, мужчина это или женщина... или может быть, вообще просто какой-то энергетический сгусток.
  И все же, это была женщина... Томас понял это, когда увидел себя и ее на этой самой постели, на которой спал сейчас. Они занимались любовью. Неистово... страстно... Он весь растворялся в ее теле. И он хотел видеть ее. Ту, что несла ему такое наслаждение, пусть даже и во сне. Но ничего не выходило. Он без конца закрывал ее всю собой от самого же себя. И только когда безумие закончилось, и он без сил опустил лицо в ее разметавшиеся по подушке волосы, он смог, наконец, увидеть хотя бы их. Их длинный, янтарно-золотистый поток струился по подушке и как будто даже светился изнутри.
  Томас вдохнул их пьянящий аромат... прикоснулся к ним поцелуем... и... проснулся...
  
  Его разбудил Кирк. Мальчишка давно проснулся и теперь от нечего делать будил всех ребят подряд. Они постепенно все проснулись. Оставался лишь Томас - их заспавшийся командир. Кирк не постеснялся разбудить и его. Томас открыл глаза. У него до сих пор учащенно билось сердце. Несколько секунд еще он приходил в себя. Потом он огляделся. Все были уже одеты и умыты. Кетин и Эля сидели на кровати и о чем-то переговаривались. Серге - за пультом управления. Энтони с Кирком весело поглядывали на него и жевали какие-то сочные фрукты.
  Кетин подняла глаза на Томаса.
  - Ну, чего же ты лежишь? Поднимайся, давай. Нужно сменить Серге. А то он бедненький уже носом клюет.
  Томас сел на кровати, все же предусмотрительно прикрывшись одеялом. Он сам чувствовал, как начинает ни с того ни с сего краснеть.
  - Что с тобой, Томас? - продолжала Кетин. - Что-то случилось?
  На этот раз, на него посмотрели все ребята. И особенно ему было стыдно перед Элей. Но он заставил себя собраться и непринужденно проговорил:
  - Да нет. Со мной все в порядке, Кетин. Просто... я хотел бы, чтобы вы, девочки, отвернулись, и дали мне спокойно пройти в душ.
  - Ты что же, нас стесняешься? - хихикнула Кетин. - Ну, так уж и быть, мы не будем на тебя смотреть. Хоть нам и жутко этого хочется. Правда, Эля?
  Эля ничего не ответила. Она только еще задержала на Томасе свой нежный взгляд и потом отвернулась. Кетин последовала ее примеру. Томас поднялся и проговорил:
  - Пойду в душ. Мне нужна холодная вода, чтобы остудиться.
  - Да... - усмехнулся Энтони. - Космос действует на тебя... я бы так выразился - подъемно.
  - И не говори.
  Серге, улыбнувшись, опять отвернулся к пульту. А девочки похихикали сами с собой.
  Томас стоял в душе под прохладными струями воды и думал о своем видении. Он все еще был под впечатлением. Жаль, что Кирк разбудил его. Он бы хотел побыть в своем сне еще. Потом он подумал об Эле. "А нам ведь давно пора разобраться в наших с ней отношениях... Она мучается... да и я тоже... Нужно решиться - или мы по-настоящему играем в любовь... или все остается, как прежде... Любовь для меня предпочтительнее".
  Он оделся, вызвав себе свои первые инопланетные трусы, и уже посвежевший и повеселевший вышел к ребятам.
  
   * * * * * * *
  Ребята летели уже третий день. Серге подтвердил расчеты Томаса. Сейчас они пересекали границы своей галактики. На пути им встретилось уже столько солнечных систем, что они потеряли счет всем солнцам, которые видели. Возможно, на одной из планет в каждой такой системе была жизнь. Им очень хотелось проверить это. Но корабль неумолимо нес их все дальше и дальше без всяких остановок. И они решили не сбивать его с курса.
  За все три дня Томас так и не нашел время поговорить с Элей. Но вот теперь, кажется, решился. Она, как раз сидела одна за книжкой. Кетин занималась с Кирком уроками.
  Он было, уже собрался подойти к ней, как неожиданно Серге тронул его за руку. Томас повернулся к нему и увидел, что парень указывает ему на что-то за иллюминатором. Он посмотрел туда... И так и обмер, тут же забыв о чем бы то ни было. Дело в том, что вдалеке из темноты космоса показался какой-то светлый предмет. С огромной скоростью он приближался, все, увеличиваясь в размерах. Судя по всему, это было нечто, ничуть не уступающее в размерах их кораблю. Имело оно серповидную форму. Томас на одну секунду представил себе весь ужас того, если они столкнутся с такой махиной.
  Он быстро сориентировался и положил ладони в слепки.
  - Ну же... торможение... и отверни от него... Только погибнуть нам еще не хватало, - сквозь зубы проговорил Томас, напрягая всю силу своего внушения. Да так, что на лбу его выступили мелкие капельки пота.
  Серге попросил Энтони посмотреть на дисплеях (так они называли синие шары на столе), что это к ним приближается.
  Девочки и Кирк тоже подбежали к столу. Они тревожно всмотрелись в экран.
  - Идет какая-то распечатка. Не понятно, что написано. Но внешне похоже на космический корабль... правда, сильно покореженный.
  Томас и Серге и сами уже увидели, что это космический корабль. Тот приблизился уже достаточно близко. Жуткое было чувство при его таком близком соседстве. Иллюминация корабля высветила все отдельные детали этого космического призрака. Похоже, что они давным-давно уже не действовали, покрытые каким-то белым налетом.
  - Это плесень, - ошарашено проговорил Серге. - Говорят, она размножается даже в безвоздушном пространстве.
  Ребята увидели разорванную обшивку корабля. Было похоже на взрыв. Да, это был недействующий, мертвый корабль. Он летел в безвоздушном пространстве, как привидение, по инерции, пугая своим безобразным видом встречные корабли. Если конечно таковые бороздили эти просторы.
  Корабль "послушался" приказания Томаса и сначала заметно притормозив, резко отвернул в сторону от своего мертвого собрата. При этом корабль хорошо тряхануло. Ребята ясно ощутили это на себе. Им стало жутко. Такие резкие маневры могли иметь последствия. Если бы корабль или его обшивка не выдержали?
  Все они замерли, прислушиваясь к своим ощущениям. Встрясок больше не повторялось, а корабль - призрак пролетел мимо. Но все же, это было очень близко. Еще несколько метров и мертвый корабль попал бы под силу притяжения их корабля. И уже бы не "упустил" случая "прихватить" с собой в мир призраков своего собрата вместе с его юным экипажем.
  Ребята еще несколько минут переваривали случившееся, приходя в себя от пережитого страха. И только когда увидели, что Томас с трудом отрывает руки от слепков, опомнились и стали суетиться вокруг него. Он устало откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. В голове стоял туман. Он чувствовал себя выжатым лимоном.
  Кетин потрогала его лоб, потом пощупала пульс. Эля с волнением смотрела в бледное лицо парня.
  - Томас, что? Как ты чувствуешь себя?
  - Он плохо чувствует себя, - категорично ответила Кетин. - У него температура и страшенная аритмия. Помогите мне. Его нужно уложить.
  Энтони и Серге, отстранив девочек, сами подняли парня и отнесли на вызванную Кирком кровать. Кетин поскорее накапала сердечных капель в бокал и развела минералкой. Серге приподнял голову парня и она напоила его.
  - Да все в порядке, - слабо проговорил Томас. - Сейчас я уже встану.
  - Я тебе встану, - сказала Кетин. - Будешь лежать несколько часов. А лучше всего, поспи. Дай-ка, я дам тебе еще слабенького снотворного. Похоже, эти отпечатки забирают много энергии человека.
  Она накапала еще капель, дала парню выпить, а потом опять стала слушать его пульс. Он постепенно приходил в норму.
  - Хорошо. Засыпай.
  - Я успел задать прежний курс кораблю. Серге, проверь, правильно мы летим?
  - Да, я посмотрел, параметры полета восстановились.
  - Вот это встреча, - протянул Энтони. - Погибший корабль. Вы заметили, как разворочен корпус? Похоже на взрыв.
  - Похоже. Теперь будет летать, пока не попадет в зону притяжения какой-либо из планет, - сказал Серге.
  - Почему не сработала система безопасности? Она здесь должна быть, - спросил опять Энтони.
  - Скорее всего, она повреждена из-за аварии, - ответил Томас. - Мы не знаем еще многих поломок корабля. Значит, наш полет не так уж и безопасен.
  Он с сожалением покачал головой.
  - Я втянул вас в это...
  - Мы вместе приняли решение, - возразила Кетин. - Не казни себя. Будем надеяться, что как-нибудь доберемся до места назначения, все же.
  - Нужно только не оставлять без присмотра движение корабля. Постоянно кому-то находиться за пультом, - сказал Серге.
  - Правильно,- закивал Кирк. - Я тоже могу быть полезен. Тоже буду вас менять, мальчики.
  Ребята посмеялись над ним.
  Эля присела к Томасу на кровать и взяла его руку в свою.
  - Как же я за тебя испугалась.
  - Все в порядке, - Томас задумчиво смотрел на нее, а потом перевел свой взгляд на столпившихся вокруг ребят.
  Те сразу почувствовали себя неловко и стали расходиться, кто куда. Серге с Энтони рванули к пульту управления. Кирка Кетин поволокла обратно к его задачкам. Эля покраснела, видя все это. А Томас слабо улыбнулся:
  - У нас не друзья, а сама тактичность.
  - Да, нам очень повезло с ними.
  - Знаешь, Эля, я давно должен был сказать тебе это... Вот и сейчас собирался...
  - Что, Томас?
  - Что-то я веду себя, как чурбан неотесанный.
  - Есть немного...
  - Нам ведь надо определиться... Правда?
  - Давно бы надо, - согласилась грустно Эля. - Но сейчас, даже не смотря на то, что друзья наши проявили тактичность, все же, не время. Ты слишком слаб и засыпаешь уже. А я должна быть уверена, что твои слова, такие долгожданные для меня, будут не бредом.
  Томас опять улыбнулся:
  - Ну, зачем ты даешь мне шанс передумать. Меня нужно хватать тепленького прямо сейчас. Пусть и в бреду.
  - А ты можешь передумать?
  - Нет... Наверное, нет... Ты очень нравишься мне, Эля. Правда. Умница и красавица. Вся из одних достоинств.
  Эля покраснела от удовольствия.
  - Надеюсь, твои комплименты все же не бред?
  - Нет, конечно, нет. Ты такая и есть... - у него начинали слипаться глаза... - Это я... слепой...
  Она улыбнулась нежной улыбкой, видя, как он пытается не уснуть.
  - Спи... Набирайся сил... Поговорим позже... Самое главное, что ты этого захотел...
  Она провела рукой по его черным волосам. Он уже не видел этого. На него подействовало снотворное, и он уснул.
  
   * * * * * * *
  На шестые сутки корабль пересек условные границы Карликовой галактики в созвездии Стрельца, о которой и говорил Серге. На пути им встретилась первая солнечная система здесь.
  И Томас заметил, что корабль взял курс прямо на это солнце. Раньше корабль обходил системы стороной, даже не залетая в них.
  У Томаса екнуло сердце. Он догадался, что это и есть конечная цель их пути.
  - Ребята... кажется, прилетели... - проговорил он.
  Друзья кинулись к нему и вгляделись в иллюминатор на приближающийся огненный шар.
  - Ты думаешь, это здесь? - спросила Кетин.
  - Корабль летит туда. Ни к одному солнцу он так еще не приближался.
  - Ура! Скоро мы будем на планете! - радостно воскликнул Кирк.
  - Неужели? - недоверчиво покачала головой Эля. - Мне все время казалось, что этого так и не произойдет. И мы в конечном итоге вернемся на Землю.
  - Поздно, Элечка, думать о Земле, - констатировал Энтони. - Мы на пороге великого открытия. Ребята, меня распирает.
  Ребята посмеялись над ним.
  Они оказались правы. Эта ночь стала последней, которую они провели в космосе.
  Томас остался за пультом управления даже на вторую половину "ночи". Он не хотел пропустить ничего в завершающей фазе их пути. И к тому же он увидел, как сладко спали Серге с Кетин рядышком. Он - на своей кровати, она - на своей. Но на сторонах, примыкающих друг к другу. Томас подозревал, что расположились они так не случайно. Просто им давно уже хотелось быть ближе друг к другу. Он снисходительно улыбнулся, глядя на них.
  'Пусть спят. Им так хорошо сейчас. Наверное, даже один сон видят'.
  Он перевел взгляд на Элю. Девушка разрумянилась во сне, а ее чудесные длинные волосы разметались по подушке. Томас засмотрелся на утонченно-красивые черты ее лица.
  'Как она красива... И волосы... Они, наверное, такие мягкие...'
  Он поймал себя на мысли, что ему хочется уткнуться в них лицом и вдохнуть их запах... как тогда... во сне...
  
  А на следующие сутки произошло то главное событие, которого они все ждали вот уже неделю.
  Они летели в солнечной системе неизвестного им солнца, расположенной на окраине Карликовой галактики.
  Томас и Серге сидели за пультом управления и внимательно следили за полетом. Все остальные от нечего делать, просто болтали, сидя на кроватях и жуя сочные фрукты. А надо сказать, что ребята постепенно стали привыкать к инопланетной пище. Она была немного странная на вкус, но они за неделю адаптировались к ней. Ведь земные припасы закончились довольно быстро. Правда, первое время их организмы порядочно бунтовались. Болели животы и даже осаждались туалеты. Они съели все запасы активированного угля, что захватила с собой Кетин. Но теперь все было в прошлом. Ребята могли спокойно есть неземную пищу.
  Итак, Серге первый увидел, выступающую из темноты под светом прожекторов, какую-то темную массу. Он тронул Томаса за руку и тот мысленно приказал кораблю снизить скорость. Масса стала приближаться медленнее. Но все равно уже через полчаса было ясно, что это - планета. И корабль явно стремился именно к ней. По крайней мере, до этого момента, ни к одной планете, встречающихся у них на пути, он не приближался настолько близко. По всей видимости, это была именно та планета, куда и нес их корабль - его родина.
  - Ребята, кончайте свою болтовню. Кажется, мы идем на посадку, - проговорил Томас. - Садитесь к дисплеям, пристегивайтесь ремнями. И, Тони, посмотри, что там на экранах?
  Ребята так и ахнули. Неужели Томас говорит правду? Неужели они прилетели? Все в радостном возбуждении стали усаживаться за стол. Энтони нажал кнопки перед первым, вторым и четвертым шарами.
  - Ребята, это действительно та планета. Я узнал ее по фильму, который мы видели, - сказал он возбужденно. - Как она прекрасна. Девочки посмотрите.
  Девчонки и Кирк затаив дыхание, уставились на экраны.
  - Да... это она... - прошептала Эля.
  - Ребята, неужели, мы прилетели? - воскликнула Кетин. - Ой, что же нас ждет там?
  Томас смотрел в иллюминатор завороженными глазами.
  - Сейчас узнаем, - решительно сказал он. - Идем на посадку.
  - У меня сердце замирает, - сказала Эля.
  Томас кивнул.
  - Честно говоря, у меня тоже.
  Корабль стал снижаться. Планета разрасталась перед ними прямо на глазах. Ребята следили за этим, затаив дыхание. Даже Кирк сидел на коленях у Эльвиры на удивление спокойно.
  Теперь они летели совсем близко от планеты. Хотя все еще не спускались в стратосферу. Но все равно, уже было видно, что вся она окружена, как бы, голубой дымкой. И это подтверждало то, что на ней есть кислород. С первого взгляда планета казалась удивительно похожей на их родную Землю. От осознания этого сходства, у всех немного заныло сердце, так как ребята успели изрядно соскучиться по родине.
  При более низком снижении, друзья увидели несколько небольших поселений, разбросанных по огромным площадям планеты и утопающих в зеленой растительности. Круглые и овальные домики без крыш казались сверху какими-то немыслимыми разноцветными цветниками. Действительно, буйство красок было потрясающим. Ни одного домика похожего на другой.
  Томас почти физически чувствовал, как корабль буквально рвется к самому обширному поселению. Там вероятно был космодром.
  Корабль снижался. Планета разрасталась перед ними. Она была прекрасна... И тут... вдруг, Томас ощутил легкий толчок. Он посмотрел на Серге. Тот тоже это почувствовал. Они не могли понять, что происходит. Томас ясно ощутил крен в полете корабля. Если наложить земную систему координат, то при посадке они летели на юго-восток. А теперь вдруг движение отклонилось на северо-запад. Небо под ними застелили тяжелые облака. Они закрыли собой приближающуюся планету. Ребята уже не могли видеть ее пышущей зелени. Они летели почти вслепую. Единственное, что им оставалось, это надеяться на приборы корабля. Должны же они правильно сработать. Томас продолжал отдавать команды кораблю о безопасной посадке.
  Облака постепенно окрасились в серо-бурый цвет. От голубого лучезарного неба не осталось и следа. Ребята были растерянны. Но корабль продолжал идти на посадку. Наконец, они спустились ниже облаков, и перед ними предстала просто разительно другая картина планеты, на которую они снижались. Они видели только безжизненную пустыню. Ни единого намека на растительность, моря, реки, даже горы... Ничего... И даже лазурно-голубой воздух сменился на тяжелый, пыльный, с частицами красной и желтой взвеси, парящей в нем.
  Шок ребят нельзя было передать. Они затаив дыхание, наблюдали за маневрами корабля. Тот летел уже над пустыней. А потом притормозил и устремился на посадку... Еще несколько минут... Корабль мягко коснулся грунта. И замер.
  Ребята в ужасе смотрели на простирающуюся перед ними пустошь. Они не могли поверить собственным глазам. Только что они видели перед собой почти Землю. А теперь, выжженная пустыня зияла перед ними.
  - Не может быть... - прошептала Эля. - Ребята, где мы?
  Ребята молчали. Потом, наконец, Томас отстегнул ремни безопасности и поднялся с кресла.
  - Не пойму, что случилось... Но нужно выйти... - проговорил он.
  - Выйти? Томас, нет! Летим сейчас же домой! - воскликнула Эля.
  - Ну, чего вы так напугались? Может мы приземлились в простую пустыню.
  - Тогда полетели, приземлимся в другом месте.
  - Тем более что пустыня какая-то странная, - подал голос Серге. - Она явно выжжена кем-то. Видно, что здесь была раньше растительность. Вон головешки какие-то торчат. Нужно улетать, Томас.
  Томас вздохнул.
  - Я не хотел вам говорить. Я попробовал уже взлететь. У меня не вышло. Корабль не слушается меня.
  Ребята ошарашено уставились на него.
  - Ты шутишь? - вымолвил Серге.
  - Нет. Не шучу.
  - Ребята, почему мы видели из космоса совсем другую планету? - спросил Энтони.
  - Может... мираж? - выдала предположение Кетин. - Но все было так реально.
  - Может у нас начались групповые галлюцинации? - опять спросил Энтони. - Космос сделал что-то с нашими головами?
  - Хотелось бы, чтобы галлюцинациями было то, что мы видим сейчас, - проговорил Томас грустно.
  Он был очень разочарован. Планета, так приветливо манившая их из космоса своим голубым сиянием, не оправдала их надежд. Он так ждал встречи с этой планетой. Она так тянула его к себе. А в результате все оказалось обманом.
  Он подошел к люку и стал раскручивать его.
  - Мы не можем проверить, какой здесь воздух. Проверю на себе.
  Эля вцепилась в его руку.
  - Томас, прошу тебя, не надо.
  - Эля, отойди. Мы прилетели сюда, значит нужно выйти.
  Он заставил девушку отступить подальше от люка. Ребята смотрели на него во все глаза. Он слегка приподнял люк... и тут же закрыл его... Лицо его побледнело.
  Он закрутил люк обратно и посмотрел на друзей.
  - Давайте, наденем шлемы, которые мы видели среди снаряжения в кабинках. Там должен быть запас кислорода.
  - А что с воздухом на планете? - подозрительно спросил Серге.
  - Я не смог им дышать. Какое-то остановившееся, спертое, вонючее месиво. Кислород есть. Но мало.
  - Вот это дела! Прилетели! - запсиховал Энтони.
  - Давайте успокоимся. Без истерик, Тони! - строго сказал Томас. - Сейчас мы выйдем. Хоть немного обследуем эту планету. У нас нет другого выхода. Нужно выходить на контакт с инопланетянами. Если они есть здесь. Без их помощи мы уже не взлетим. На Землю не вернемся.
  - А ты уверен, что они будут нам помогать? - спросил Серге.
  - Я ни в чем не уверен. Но еще раз повторяю, у нас нет другого выхода.
  Он первый направился к стене с кнопкам и вызвал кабинки с космической одеждой. Он нашел там шлемы и нацепил на себя один из них. Серге помог ему закрутить шлем герметично. Ребята последовали его примеру. И только Эля заартачилась. Она на столько была напугана, что не захотела выходить из корабля.
  - Хорошо. Останься, - согласился Томас. - Связь будем держать по вмонтированным в шлемах, переговорным устройствам.
  Ребята, убедились, что слышат друг друга. И потом по одному вышли из корабля. Эля задраила люк и осталась ждать ребят.
  Ребята шли по планете. Насколько хватало глаз, была только пустыня. Ни единого деревца, травинки... Небо над ними было не голубым, как они видели из космоса. А серо-бурым, почти красным. Грязно-красным.
  Они шли довольно долго. Но ничего не ждало их впереди. Один выжженный, безжизненный грунт. Он был противного желтого цвета. И на ощупь, как песок. Странно, но здесь не было ни малейшего дуновения ветерка. Лица ребят были закрыты шлемами, они не могли ощущать движения воздуха. Но они видели его неподвижность. Ни единая песчинка не сдувалась с места. Когда они пересыпали грунт руками, он не рассыпался, а падал тяжелым ровным потоком.
  Сила гравитации была немного сильнее, чем на Земле. Им было тяжело двигаться. Как будто на их плечи повесили по мешку с песком.
  Они уже устали, а ничего не происходило. Может, они идут не в ту сторону? И почему, если эта планета обитаема, их не встречают? Наверняка, они запеленгованы еще при посадке. И тут, Томас почувствовал, что воздух в его шлеме заканчивается.
  - Ребята, нужно поворачивать, - проговорил он.
  Друзья закивали головами. Они тоже ощутили недостаток кислорода. Они повернули в обратный путь. Томас крепко держал за руку Кирка. И он увидел, что мальчик стал задыхаться. В одну секунду он понял, что нужно делать. Он стянул с себя шлем и сняв с Кирка его - с закончившимся кислородом, одел на него свой.
  Воздухом дышать было невозможно. Томас закашлялся. Гортань сдавило, как тисками. Но он все же, тормошил Кирка.
  - Дыши, дыши, Кирк.
  Серге, Кетин и Энтони в ужасе смотрели на то, как задыхается их командир и Кирк. Но уже в следующую секунду Кирку стало легче. Воздух из шлема Томаса стал поступать в его легкие.
  Они увидели свой корабль.
  - Ребята, бежим скорее! - крикнула Кетин.
  Ребята, было, кинулись к кораблю. Но тут приостановились. Они увидели, что корабль окружен. Вокруг ровной шеренгой выстроились гуманоиды. Ребята уставились на них, расширив глаза от ужаса. Уже издалека они увидели, что гуманоиды выглядят, не совсем как люди. И уж совсем не так, какими они видели их в фильме.
  - Там Эля! - воскликнул Томас.
  - Представляю, как она испугалась, - кивнула Кетин.
  - Бежим!
  Но никуда побежать они не смогли. Свинцовая тяжесть налила их тела и сковала их члены. Они упали замертво.
  
   * * * * * * *
  Томас с трудом открыл глаза и огляделся. Он находился лежащим в какой-то огромной колбе. На голове уже не было шлема. А на тело были направлены десятки маленьких лучей, похожих на лазерные. Комбинезон был на нем.
  Томас с болью подумал об Эле. Что с ней стало? Как она не хотела лететь. И как поддалась на его уговоры. Его безумно мучила совесть. И перед ней и перед всеми ребятами. Превозмогая боль во всем теле, он все же повернул голову. И тут сердце его радостно запрыгало. Он облегченно вздохнул. Потому что увидел Элю и всех ребят. Все они находились в таком же состоянии, как и он сам. И они, как и он пришли в себя в эту минуту и тоже осматривались. Эля испуганно озиралась по сторонам. Ребята постепенно все приходили в себя.
  Комната, где они находились, была овальная, в приглушенно-синем свете. Ламп не было видно. Откуда лился синий свет, было непонятно.
  Внезапно дверь отъехала в сторону и в комнату вошли три гуманоида. Даже не вошли, а влетели. Казалось, ноги их не касаются пола. Они были в длинных темно-синих плащах до пола. Под которыми угадывались тоже синие, форменные комбинезоны, подобные тем, что были на ребятах. Ребята были разочарованы. Они видели перед собой совсем не тех инопланетян, которых видели в фильме на корабле. Эти были худы и высоки - под два метра ростом. Лица их были безбровы, вообще без какой-либо растительности на лице. Глаза огромные - в пол лица, темные, без зрачков. Губы тонкие, вытянутые, плотно сомкнутые. Нос совсем маленький. Они походили на тех гуманоидов, которых описывали на Земле разные контактеры, как они себя называли.
  Гуманоиды остановились. Они уставились своими странными глазами на ребят. И в следующую секунду, Томас ясно услышал голос в своей голове:
  - Кто вы? Что вам нужно на нашей планете?
  Судя по тому, как все ребята переглянулись, Томас понял, что они все услышали эту фразу.
  'Итак, телепатия. Пока ничего сверхъестественного. Так, как и рассказывали многие очевидцы, имевшие контакты на Земле с инопланетянами. И все-таки, что-то не то... - думал Томас. - Странно все...'
  - Что странно? - тут же раздался голос в его голове.
  'Они же читают мои мысли. Нужно что-то ответить... Здравствуйте. Мы с планеты Земля. Мы не знаем, как объяснить, где она находится. По нашим данным, ваша планета располагается в соседней с нами галактике'.
  Томас пытался мысленно давать ответы. Но трудно было не говорить. И все же, он предпочитал молчать.
  - Мы знаем Землю. Это очень далеко. Зачем вы прилетели?
  Томас удивился... 'Они знают Землю?..' А потом, мысленно ответил:
  'Мы просто путешественники. Мы случайно нашли ваш корабль на Земле. Он потерпел там крушение. И прилетели сюда, чтобы отдать корабль и погибшего астронавта на нем'. Инопланетяне переглянулись. И это был первый жест, который показал в них людей, а не биороботов.
  - Хорошо. Мы видим, что вы не представляете для нас опасности. Вы даже не вооружены.
  'В корабле мы не находили оружия', - подумал Томас.
  - Оно в специальном отсеке. Вы просто не знали, как он открывается.
  'Скажите, где мы?' - задал мысленный вопрос Томас.
  - Название нашей планеты ничего не скажет вам.
  'А что с нами будет? Если мы не опасны, может, отпустите нас?'
  Инопланетяне опять переглянулись. И потом ребята услышали в своих головах ответ:
  - Нам нужно доложить о вас. Потом будет решаться ваша судьба. Пока побудьте здесь.
  С этими словами, один из инопланетян посмотрел на небольшой пульт с кнопками, стоящий посереди комнаты. Одна из кнопок сразу замигала. И после этого колбы, в которых находились ребята, открылись, выпуская их. Лазерные лучи, направленные на их тела, исчезли.
  Инопланетяне вышли из комнаты, передвигаясь, как опять показалось ребятам, чуть над полом. Кажется, они действительно не касались пола ногами. Впрочем, и ног то ребята у них не видели. Их закрывали плащи.
  После ухода инопланетян, ребята стали подниматься с кушеток, на которых лежали. Они потирали затекшие руки и ноги. Томас сразу подошел к Кирку. Мальчик повис у него на шее и расплакался.
  - Тихо, Кирк. Все будет хорошо.
  - Не верится... - ответил мальчик сквозь слезы. - Странные они какие-то. И совсем не похожи на тех, что мы видели в фильме на корабле. Они даже на того мертвого инопланетянина не похожи.
  Ребята все собрались в кучку. Томас при этом пожал руку Эли.
  - Я рад, что с тобой все в порядке. Я так испугался за тебя.
  - А как испугалась я, когда они окружили корабль. Сразу пожалела, что не пошла с вами. А когда я увидела через иллюминатор, что вы все потеряли сознание и вас забирают эти гуманоиды, я сама вышла. Решила быть вместе с вами до конца.
  - Нас несли без сознания. А ты шла сама?
  - Да. Вас положили на такие носилки, которые сами летят по воздуху. А я шла. Мне только дали какую-то дыхательную маску на лицо. Я так поняла, что воздух здесь не пригоден для дыхания. А потом, вас разложили в эти колбы. Я легла сама. Мне мысленно отдали приказ. Я не решилась сопротивляться.
  - Нас просканировали, скорее всего. Ничего страшного.
  Томас глубоко задумался. А Энтони спросил:
  - Ребята, где мы? Мы не на той планете, что видели. Корабль принес нас не туда.
  - А что если это - приманка? - подала голос Кетин, - Нам показали красивый фильм. Мы полетели. Но прилетели не туда. Нас сюда заманили обманом?
  Томас покачал головой.
  - Не то... не то...
  - Почему не то? Как раз то и есть. Как по-глупому мы повелись.
  - Кетин, подумай сама, зачем мы им? Кто мы, в конце концов, чтобы нас так сложно и так далеко заманивать?
  - А похищения людей? Они ведь есть. Не могут же все врать.
  - Ну и похитили бы. Еще раз говорю, зачем так сложно?
  - Не знаю.
  Томас еще с минуту подумал. А потом подступил к Эле.
  - Эля, ты единственная из нас была в сознании, когда нас доставляли сюда. Вспоминай все пошагово.
  Эля кивнула с готовностью.
  - Мы шли недолго. Всего в метрах в двадцати от корабля перед нами вдруг разверзлась земля... и я увидела спуск... гладкий, но не скользкий.
  - Хорошо. Вспомни, как открылся этот ход. Просто при приближении или гуманоиды что-то нажали.
  Эля подумала.
  - Вспомнила. Там среди песка был камень такой большой. Один гуманоид прикоснулся к нему рукой и земля раскрылась.
  - Хорошо. Дальше.
  - Дальше мы спустились еще метров на двадцать. И вошли в это помещение.
  - Дорога не плутала?
  - Нет. Мы никуда не сворачивали.
  Томас внимательно огляделся. Он осмотрел пульт, стоящий посередине комнаты. Гуманоид не прикасался к нему. Он послал мысленный импульс и колбы, закрывающие их, открылись. Томас попробовал приказать ему открыть дверь. Но ничего не произошло.
  - Нет. Нас он слушаться не будет.
  Кирк, тем временем, тоже оглядывался. Он подошел к двери. И тут его внимание привлекло что-то странное.
  - Ребята, идите сюда.
  Ребята подошли. Мальчик во все глаза смотрел на панель, расположенную справой стороны от двери. Друзья тоже посмотрели на нее ... и опешили... Перед ними был слепок... Слепок руки гуманоида... Ребята уже знали, что такие слепки служат для передачи умственных импульсов. И они догадались, что вложив руку сюда можно, наверное, открыть дверь. Но... рука перед ними была... трехпалая...
  - Боже... - прошептала Кетин. - Это не те инопланетяне, которых мы видели...
  - Больше того, это - не их корабль, - добавил упавшим голосом Томас.
  - Как же нас занесло сюда? - спросил Энтони.
  - Помните, при посадке был какой-то толчок? - сказал Томас. - Я просто физически почувствовал, что корабль, как будто потянуло в другую сторону. Не в ту, куда мы летели сразу. Тогда я не придал этому значения. Сейчас все так ясно встало передо мной.
  - Кто же это? - с ужасом спросила Эля, - Может захватчики? А тех инопланетян и нет уже давно. Кто знает, сколько этот корабль бороздил просторы космоса.
  Ребята в тревоге задумались.
  - Они вроде не явно агрессивны, - сказал Серге. - Но все равно, они - не нам подобные и это напрягает.
  - Ребята, надо сматываться, - констатировал Томас.
  - Как? - спросил Серге.
  - Думай, ума палата.
  - Вложить бы в эти слепки руку гуманоида. Только, где ж ее взять?
  Томас огляделся и уверенно проговорил:
  - Нужно выводить из строя всю систему. Что-то сломать. Что управляет всем этим.
  Он подошел к пульту. Ребята потянулись вслед за ним.
  - Ты думаешь, это оно? - спросил Серге.
  - Я могу только догадываться.
  Он оглядел гладкую панель перед собой. Экран был абсолютно гладким и горел изнутри разноцветными огоньками.
  - Пульт сенсорный. Нет даже нормальных кнопок. Поколупать нечего.
  - И ударить по нему нечем. Никакой кувалды поблизости, - проговорил Энтони.
  - Станут тебе такие перцы держать здесь кувалды, - ответил Серге, даже, улыбнувшись.
  Томас нащупал одно единственное отверстие на самом краю пульта. Чему оно служило? Может, для подзарядки?
  - Да. Ударить нечем. Воды с собой нет. Налить бы туда чего-нибудь, - проговорил Томас.
  Он мучительно соображал. И вдруг... его осенило... Он посмотрел на Кирка.
  - Кирк... мальчик мой, иди-ка сюда.
  - Что, Томас?
  - Ты, наверное, давно не ходил по-маленькому.
  - Точно. Я забыл от страха. А вообще-то, сходил бы.
  - Сходи, ребенок. Девочки отвернутся.
  Девчонки, так же, как и парни ахнули, когда Томас вдруг поднял мальчика и поставил прямо на пульт ногами.
  - Видишь, это отверстие. Твоя задача - попасть туда.
  Кирк рассмеялся, так же, как и все ребята.
  - Ну, Томас, ты даешь!
  - Смеяться будем, когда выберемся отсюда. Сейчас все серьезно. Девчонки, отворачивайтесь, - скомандовал Томас.
  Кетин и Эля хихикая, отвернулись.
  Результата ждали недолго. Уже через минуту пульт замигал сразу всеми лампочками, запиликал даже, засвистел... и вдруг погас. Одновременно с этим, входная дверь бесшумно въехала в стену. Ребята замерли на секунду. У них часто, часто колотились сердца. А тут еще замигал свет... и тоже погас...
  - Вперед, мой экипаж, - сказал тихо Томас. - Внезапность на нашей стороне. Бежим прямо, никуда не сворачиваем. Помоги нам, Господи.
  Они побежали. Серге держал за руку Кетин, Энтони - Элю, а Томас - Кирка.
  В коридоре, по которому они бежали в темноте, были слышны какие-то звуки. Как перешептывания. Может так, едва слышно общались между собой гуманоиды? Через минуты три, ребята заметили полоску света впереди. Это был выход из подземного бункера. И как раз, когда они его пересекали, в коридоре вспыхнул яркий свет. Видимо, три минуты хватило гуманоидам, чтобы устранить поломку, или включить резервный свет.
  Вырвавшись на поверхность, ребята еще быстрее бросились к тому месту, где остался их корабль. Они опасались, что его уже нет на месте. Но тот, к счастью, был еще там. Они видели перед собой этот спасительный маячок. Но они и задыхались. Кислорода катастрофически не хватало. Они из последних сил держались. Они готовы были упасть замертво. Но их несло просто огромное желание вырваться. Они поставили перед собой такую цель. И могли бы, казалось пойти для этого по горячим углям.
  Томас подбежал к кораблю и быстро раскрутил люк. Ребята, из последних сил, помогая друг другу, взобрались на корабль. Здесь они упали прямо на пол и тяжело дышали, сменяя в легких отравленный воздух на свежий. Томас с трудом закрутил люк. Голова гудела. Он отравился, наверное, сильнее всех. Потому что пропускал всех на корабль, а сам залез последним. Наконец, Серге спросил:
  - Как же мы поднимем корабль? Ты говоришь, он не слушается тебя.
  Томас еще раз тяжело вздохнул и поспешил к пульту.
  - Хочу проверить одну версию. Что если, управление блокировали... эти гуманоиды? Сейчас, когда мы вывели из строя их систему, возможно, мы сможем взлететь. Рассаживайтесь поскорее.
  Ребята с трудом поползли к своим местам. Томас не стал дожидаться, пока они усядутся. Нужно было действовать немедленно. Инопланетяне могли устранить неисправность в любую секунду и опять взять корабль под свой контроль, если таковой был.
  - Но свет-то в коридоре загорелся, - с сомнением проговорил Серге, садясь в свое кресло. - Значит, они уже все исправили.
  - Могла заработать резервная станция, или как там у них. Что-то подобное. Сейчас проверим.
  Томас вложил руки в слепки. И прикрыв глаза, мысленно дал команду кораблю на взлет. При этом он почти умолял его.
  'Ну, же... взлетай... взлетай, мой хороший... мы должны спастись...'
  И корабль дрогнул. Ребята затаив дыхание, почувствовали отрыв от грунта. Им хотелось кричать от счастья. Но они сдержались. Они хотели убраться отсюда как можно дальше, улететь обратно в космос, и только тогда дать волю чувствам. Тогда можно и поплакать и посмеяться. Только бы убежать. Томас придал кораблю максимально возможное ускорение в пределах атмосферы. Они летели вверх. И наконец, вырвались из красно-бурых облаков и оказались в верхних слоях атмосферы.
  Только сейчас, когда планета оказалась на значительном расстоянии от них, они вздохнули с облегчением. И, кажется, даже погони за ними не было. Видимо, они действительно сработали молниеносно. Инопланетяне не успели сориентироваться.
  Томас убрал руки из слепков и тяжело вздохнув, повернулся к друзьям в кресле. Серге продолжал следить за полетом. Они несколько затормозились. Корабль, видимо ждал дальнейших указаний.
  - Ну, что будем делать? - спросил друзей Томас.
  - А что делать? Благодарить небеса за спасение и лететь домой! - воскликнула Эля.
  Томас посмотрел на Энтони, Кетин и Кирка.
  - А вы как думаете?
  - У нас нет другого пути, - сказал Энтони. - Наше путешествие оказалось неудачным.
  - Домой, Томас, - кивнула Кетин.
  Кирк же расстроено вздохнул:
  - Как жалко, что все так закончилось. Нелепо как-то...
  Томас задумчиво опустил голову.
  - Нелепо... И все же, что-то здесь не так... Не могу понять, что...
  Серге довольно сказал:
  - Томас, ты оказался прав. У них сработала аварийная подстанция. Ничего починить они не успели. Кирк, у тебя там была кислота, что - ли?
  Энтони весело поддержал его:
  - Ребята, давайте на Земле поставим памятник Кирку - писающий мальчик, как в Брюсселе. Он же спас нас!
  Ребята рассмеялись. А Кирк покраснел, но тоже рассмеялся.
  - Ты мой маленький герой, - улыбаясь, сказал Томас. - Молодец.
  И в это время, Серге тронул его за руку.
  - Томас... корабль больше не висит над планетой... Мы летим...
  Томас повернулся к пульту и впился глазами в иллюминатор перед собой.
  - Летим? Куда?
  - Не знаю. Корабль куда-то нас несет. Смотри... это другое полушарие...
  Серге раскрыл рот от удивления. Томас тоже затаил дыхание. Они увидели совсем другую планету. Ту, что видели в фильме и ту, что видели, когда подлетали к планете.
  - Ребята, смотрите...
  Ребята все приникли к иллюминатору. Под ними простиралась цветущая зеленая земля.
  - Нет, Томас... - проговорила Эля. - Не поддавайся на эту соблазнительную картинку второй раз. Это опять обман. Мираж. Если мы полетим, мы опять окажемся в западне. Неужели не понятно?
  Томас молчал. Серге смотрел на приборы.
  - Томас, мы начали снижаться, - проговорил он.
  - Вижу.
  - Что делать? Давай, попробуй приказать кораблю не делать этого.
  Томас хотел было уже положить руки в слепки, но тут увидел выплывшее из облаков, переливающееся на солнце, огромное, как будто из стекла, здание. Здание, которое они видели в фильме. А перед ним широкое поле, уставленное космическими кораблями.
  - Это космодром. Тот, что мы видели в фильме. Корабль рвется туда, - проговорил он.
  - Он и в прошлый раз рвался, - заметил Серге.
  - Нет. В прошлый раз, он как будто был сбит с курса. Он повернул на северо-запад. А до этого летел на юго-восток.
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Он летит домой.
  - А вдруг, Эля права. Это мираж. Неужели ты готов рисковать еще раз?
  Томас молчал. Он вложил руки в слепки.
  'Прошу тебя, помоги нам. Дай знать, если это не опасно. И тогда я позволю тебе приземлиться. Если нет, то мы улетаем на Землю!'
  Томас просто заклинал корабль. И вдруг, в корабле раздалась веселая, приятная музыка. Ребята вздрогнули и переглянулись. Томас улыбнулся.
  - Ребята, я принял решение. Мы снижаемся.
  - Что?! - Эля запаниковала. - Нет, я прошу тебя! Мы чудом избежали гибели. Чудом сбежали от этих странных гуманоидов. Да они опять затягивают нас в свою ловушку!
  - Элечка, доверься моей интуиции. На этот раз все будет хорошо.
  - Я не верю в это.
  Тут голос подала Кетин.
  - Мне тоже страшно. Но я доверяю тебе. Да и корабль зачем-то включил музыку. Может, он хочет дать нам понять, что на этот раз мы приземлимся туда, куда надо?
  - Конечно! - закричал Кирк. - Ребята, давайте приземлимся!
  Энтони вздохнул:
  - Ну что ж, я тоже готов. Давайте попробуем.
  Серге кивнул Томасу.
  - Ты - командир. Тебе принимать решение. Я подчинюсь.
  Против была только Эля. Она с ужасом смотрела на то, как корабль уверенно шел на снижение.
  
  Друзья опять увидели поселения, круглые и овальные домики без крыш.
  Томас опять чувствовал, как корабль рвется к самому обширному поселению. Там был космодром. Но парень не давал ему воли - лететь прямо туда. Он решил посадить его чуть в стороне от селения. Все же, неизвестно, какие еще сюрпризы таит в себе эта странная планета. Он не был уверен, что на этот раз все сложится. Итак, он выбрал для посадки цветущую зеленую поляну, окруженную со всех сторон лесом и располагающуюся неподалеку от большого поселения.
  
  Чистое, голубое, слепящее глаза небо, ярко-зеленый ковер молодой травки причудливой формы, исполины-деревья и до умопомрачения манящие к себе сочные фрукты, лазурная голубая вода в маленькой речушке, журчащей и несущей свои потоки через всю поляну куда-то далеко, далеко вглубь леса.
  Вот что увидели ребята через стекло иллюминатора, когда их корабль коснулся планеты и наконец, замер.
  Они ошарашенные долго не могли оторвать глаз от этой восхитительной картины.
  - Какое чудесное место,- наконец, проговорила Эля.
  - Ты права. Небывалая красота, - поддержала ее Кетин.
  - Вот это другое дело, - воскликнул Энтони. - Ребята, давайте поскорее выйдем из корабля. Мне не терпится ступить на эту удивительную планету.
  - А если это все же, мираж? - опять засомневалась Эля. - Мне страшно.
  - Сейчас и проверим, - решительно проговорил Томас и поднялся с кресла.
  Ребята все подошли к люку, и Томас стал раскручивать его.
  - Вы уверены, что здесь есть воздух? - опять спросила Эля.
  Кирк первый рассмеялся на ее глупые слова.
  - Да ты что, Эля! Без воздуха здесь бы не было такой пышной растительности. Ты, что не знаешь, что растения тоже дышат?
  - Да знаю, конечно. Но вдруг, здесь какой-нибудь другой воздух? Как может быть, чтобы на одной и той же планете воздух был разным?
  - Поздно рассуждать... - ответил Томас и решительно открыл крышку люка.
  Тут же порыв чистейшего свежего воздуха ворвался внутрь корабля. Ребята с наслаждением вдохнули его и потом, все разом закричали:
  - Ура! Да здравствует воздух!
  - Выходим. Посмотрим все поближе, - смеясь, сказал Томас.
  - Посмотрим, - расхрабрился Кирк и первым полез в люк.
  Томас не успел его перехватить. Мальчишка, ловко увернувшись от него, спрыгнул вниз.
  - Ребята, вылезайте быстрее. Здесь так хорошо, - заголосил он сразу.
  Друзья один за другим спустились в люк и остановились около корабля. Они стали с интересом оглядываться по сторонам. Они находились на чудесной поляне, наполненной изумрудной зеленью. Вокруг щебетали птицы, прыгали и летали какие-то насекомые. Все почти, как на земле. Отличались лишь сами растения и животные. Нежность зеленой травки своим касанием убаюкивала. Дурманящий, медовый запах цветов наполнял поляну. И сами цветы - огромные, голубые, розовые... алые, желтые, фиолетовые, самых разных расцветок и тонов. Самые мелкие из них были размером с человеческую ладонь.
  Вокруг темной стеной стоял молчаливый лес. Деревья были исполинскими. Издалека доносился крик неведомой птицы. Он появлялся где-то рядом, а потом пропадал отголосками эха в лесу.
  Эля вскрикнула, когда почувствовала, как под ногами у нее что-то зашевелилось. Ребята обернулись и увидели, как по травке прочь от нее засеменило какое-то невиданное существо, своей формой напоминающее вытянутый шарик, весь покрытый мехом.
  - Как ему не жарко? - удивилась Кетин.
  Все с удивлением рассматривали это животное. Но тут, всеобщее внимание привлекло другое, не менее удивительное существо, парящее в воздухе. По-видимому, это была птица, только без крыльев. Она разгонялась по земле и взмывала вверх. Парила она минут пять, и управляла своим полетом, так же, как и земные птицы - хвостом. Окраска птицы была просто великолепна. Она переливалась на солнце всеми цветами радуги.
  Немного оглядевшись и освоившись, ребята приняли решение идти через лес - к ближайшему поселению, которое они видели из космоса.
  - Ну что, похоже, это все же то, что мы видели в фильме, - проговорил Томас.
  - Похоже, - согласился Серге. - Но что же, было до этого?
  - Может, на одной планете живут разные цивилизации? Но то, что даже воздух разный на полушариях, это за гранью возможного. Мы ничего не сможем сами понять. Нужно идти. Выходить на контакт с инопланетянами. Будем надеяться, что они другие.
  Но тут встал вопрос об охране корабля. Они не хотели оставлять его без присмотра. Ведь в случае чего, им даже не на чем будет вернуться на Землю.
  - Но кто захочет остаться здесь, когда остальные пойдут в столь увлекательное путешествие? - спросил Серге.
  Энтони заявил категорично:
  - А я думаю, что для девчонок это будет только уморительно. Так что, они пусть ждут нас здесь. Тем более, они боятся.
  Серге, услышав это, аж покраснел от негодования.
  - Ну, уж нет! - резко воскликнул он, - Что хотите, делайте, а Кетин пойдет со мной!
  Кетин ласково посмотрела на парня и улыбнулась. Он немного смутился, но тоже улыбнулся ей в ответ.
  - Так. Начинается, - проговорил Энтони и посмотрел на Томаса. - Теперь, может, и ты начнешь кричать, что с тобой пойдет Эльвира?
  - Нет. Кричать я не буду. Но считаю, что девочки должны пойти с нами.
  Кирк, все время молчавший, вдруг решил высказаться:
  - Ну, Тони, что ты упрямишься? Ведь девочкам тоже интересно посмотреть на инопланетян.
  Ребята рассмеялись над его наивными словами.
  - Мы на них уже посмотрели, - вставила Эля. - Но я все равно пойду, хоть и боюсь, как заметил Тони. Не хочу, как в прошлый раз остаться одна лицом к лицу с гуманоидами. Вместе все же, не так страшно.
  Энтони, наконец, сменил гнев на милость. Он позволил девочкам идти, только попросил их надеть брюки, а не юбки, дабы не шокировать инопланетян своими голыми коленками.
  Они-то ведь все - и мужчины и женщины, ходили в комбинезонах, судя по просмотренному фильму. Девочки согласились с его доводами. Единственное, что они позволили себе - это слегка подкраситься, дабы не ударить в грязь лицом перед инопланетянами. Они вознамерились сразить их наповал, если не голыми коленками, то своей красотой.
  Парни тоже переоделись в земную одежду. Энтони с Серге нацепили свои любимые джинсы. Ну а Томас нарядился в стильные черные брюки, которые прекрасно подчеркивали его еще совсем юную, но уже мужскую фигуру. Рубашку он одел темно-синюю. Кирк же надел свои любимые коротенькие шортики. Вот уж кто не стеснялся смутить инопланетян голыми коленками.
  Ребята задраили люк корабля и двинулись в путь. Дорога их лежала через лес. Они обнаружили даже небольшую тропинку. Лес сохранился в первозданной чистоте. Мелкие ручейки, как бы перешептываясь, бежали по нему в разные стороны. Вода в них искрилась своей чистотой. С тихим шелестом листьев играл ветер, нагибая ветки то в одну сторону, то в другую. Деревья были такие же, как и на Земле. Отличались лишь форма листочков и огромные фрукты на них.
  Ребята почти не смотрели под ноги. Задрав головы, они с интересом разглядывали то, что делалось в вышине деревьев. Там резвились самые различные животные. И летали самые немыслимые насекомые. Птичий мир был охвачен радостным возбуждением. Воздух звенел от громких и тихих, радостных и тоскливых, мелодичных и резких звуков. Природа, как будто дышала. Трава изумрудным зеленым полотном, то поднималась, то опускалась под ногами.
  На пути ребятам встречались огромные гиганты, страшные на вид, но очень добродушные и безобидные. Животные вообще вели себя спокойно, почти не реагируя на приближение ребят. Видимо, они не были приучены бояться людей.
   - Наверное, мы попали в Эдем - райский сад, - прошептала изумленная Эльвира.
  Остальные не могли даже ничего сказать. Они, молча, взирали на волшебную природу, полную щемящего ощущения жизни, свободы, любви...
  Лес закончился только через час пути. Ребята вышли на опушку и остановились, увидев перед собой селение инопланетян. Оно было точно такое же, как и то, что они видели на экране в корабле. Разноцветные круглые и овальные домики, как грибочки наводнили огромную зеленую поляну, примыкающую с двух сторон к лесу. Около некоторых домов были разбиты небольшие сады с плодовыми деревьями. Как все было похоже на земное селение. Неужели инопланетяне любят заниматься садоводством?
  То тут, то там сновали люди. Да, люди. Существа были точь в точь, как земляне. У ребят учащенно забились сердца, когда они увидели их. Здесь были все, от мала до велика - и мужчины, и женщины, и дети, и подростки. У всех были одинаковые светлые волосы, подстриженные под укороченное каре с короткой челочкой на лбу. И все они были одеты в одинаковые облегающие комбинезоны, правда, самых различных расцветок.
  Ребята осознали, что видят себе подобных, тех, к кому и летели. А не тех гуманоидов, с которыми столкнулись недавно и от которых готовы были бежать даже по горящим углям.
  Чуть в стороне от селения расположился огромный космодром. Ребята уже видели его в фильме. И тогда, когда приземлялись, корабль упорно тянул их на посадку именно туда.
  И вот, как раз от этого космодрома, именно в эту минуту, отделился небольшой эскорт летательных аппаратов. Аппараты походили на мотоциклы, только полностью округлой, обтекаемой формы и без колес. За их управлением сидели люди в темно-синих комбинезонах. Лиц их не было видно из-за шлемов черного не прозрачного стекла на голове.
  Ребята занервничали при их приближении. Они летели прямо на них.
  - Кажется, нас заметили,- констатировал Серге.
  - Уверен, что нас заметили за долго до того, как мы приземлились,- сказал Томас. - Удивляюсь даже, что они так медлили прибыть нам на встречу.
  - Мы прилетели на их корабле. Поэтому у них не было особых причин для волнения. Скорее всего, они уверены, что это прилетели их сородичи. Вот удивятся, увидев нас, - сказала Кетин.
  Аппараты беззвучно приближались.
  - Ребята, мне страшно... - прошептала Эля. - Что если они не такие уж доброжелательные, как показались нам по фильму. А что если они снимут шлемы и мы опять увидим черные глаза тех мерзких гуманоидов? И они так удачно опять заманили нас в ловушку.
  Ребята поддались на ее панические настроения и занервничали еще больше.
  В это время, инопланетяне подлетели к поляне и бесшумно зависли над ней. Они стали снижаться и наконец, приземлились.
  Инопланетяне сошли со своих летательных машин и стекла на шлемах отъехали в сторону, открывая их лица. Ребята замерли, ожидая то, что увидят.
  Нет. На них смотрели обыкновенные лица людей с нормальным ртом, носом и с бездонными голубыми глазами. Ребята облегченно вздохнули и переглянулись. Они сразу поняли, что инопланетяне ожидали увидеть не их. На лицах последних явственно отразилось недоумение по этому поводу. И ребят так порадовало это обстоятельство. Мимика у них ничем не отличалась от мимики земных людей.
  Инопланетян было четверо. Они сначала долго смотрели на пришельцев. А потом, наконец, один из них заговорил. Ребята, естественно, ничего не поняли. Но звуки голоса не резали слух. Они вполне могли сойти и за какой-нибудь земной язык. Только немного быстроватый. То, что инопланетянин говорил так же, как и они, тоже очень обрадовало ребят. Они не общались телепатией, как те другие. Создавалось впечатление, что они совсем обыкновенные люди, только из другой галактики. А когда ребята увидели теплые улыбки, озарившие лица инопланетян, то и вовсе расслабились. Как хорошо, что они попали в гости к себе подобным. Они тоже заулыбались. И так продолжалось несколько секунд. Две группы молча, улыбались друг другу. Потом, наконец, и те и другие поняли всю комичность создавшейся ситуации ... и не сдержавшись... весело рассмеялись.
  - Безумие какое-то... - проговорил Томас, при этом. - Никогда не думал, что при встрече с внеземной цивилизацией буду смеяться.
  Инопланетяне, заслышав неизвестную для них речь, быстро успокоились и внимательно прислушались к ней. Томас растерянно посмотрел на ребят.
  - Ну, я не знаю, о чем с ними говорить. Они все равно, ничего не поймут.
  Кетин лукаво улыбнулась:
  - Ты же - наш командир. Найди выход. Мы не зря, наверное, выбирали тебя.
  Томас не успел ничего ответить на подколку девушки, поскольку инопланетяне сами нашли выход из создавшегося положения. Они указали ребятам на свои летательные машины, как бы приглашая взойти на них. Ребята поняли, что их хотят везти куда-то. Они переглянулись. Всем было немного страшно.
  - Мы ведь все равно прилетели сюда, - сказал Томас. - Мы сами хотели этого контакта. Что же теперь трусить? Летим. Не съедят же они нас, в самом деле.
  - Кто знает, - сказал с сомнением Энтони. - Смеются они хорошо. Что дальше будет неизвестно.
  - Назад пути все равно нет. Уже нет. Кирк, иди ко мне.
  Мальчик послушно подошел к своему командиру. Томас усадил его на летательный аппарат позади инопланетянина и сам сел с ним.
  Ребята нерешительно проделали тоже самое. Причем, Серге сел, вместе с Кетин, потому, что машин на всех не хватало. Эля и Энтони сели по одному.
  Маленький эскорт помчался к космодрому.
  
  Здание сияло своим великолепием. Оно было выполнено из материала, похожего на стекло. И все переливалось на солнце. Внутри оно поражало и своими размерами и своей строгостью. Единственными украшениями были разноцветные кнопочки, лампочки, пластины из пластика, которые испещряли собой все стены здания. Здесь было много инопланетян. Но в отличие от тех, что ребята видели в селении, все они и мужчины и женщины были одеты в одинаковые темно-синие комбинезоны. Детей здесь не было.
  - Наверное, это все работники космодрома, - шепнул Томасу Кирк.
  Тот кивнул и опять обратил все внимание на окружающее их величие.
  В прозрачном лифте они поднялись на двадцать пятый этаж. Серге успевал считать пролеты, видимые сквозь прозрачные двери лифта. И потом, тихонько сообщил об этом друзьям.
  - Вдруг, нам все же, придется бежать, - пояснил он.
  - Интересно, куда нас ведут? - спросила Эля.
  - Наверное, представлять большому начальству, - хихикнул Энтони.
  И он не ошибся. Их проводники остановились около огромных серых, с металлическим оттенком дверей и один из них нажал кнопку на стене. Двери плавно разъехались, и ребята увидели огромное помещение все заставленное какими-то дисплеями, чем-то еще, чему названия они пока не знали. Посередине красовался огромный овальный стеклянный стол, за которым в шикарном кресле восседал мужчина лет сорока, в таком же, как у всех комбинезоне, и с точно такой же прической. Вокруг него находились еще какие-то люди. И самое интересное, что удивило ребят, здесь были еще две молоденькие девушки. Они выделялись среди других яркостью своих комбинезонов. У одной он был ярко-розовый, у другой - голубой.
  Ребят пока в помещение не пригласили. Три инопланетянина, которые сопровождали их, вошли в него, а один остался с ними. Ребята еще успели увидеть, перед тем как закрылись двери, как все люди сразу же обратили свое внимание на вошедших. А молодые инопланетянки стали задавать какие-то вопросы на своем непонятном, быстром языке.
  
  Оставшись одни, ребята растерянно переглянулись. Они все порядочно волновались. Вроде бы, инопланетяне приняли их вполне дружелюбно. Но мандраж от предстоящей встречи, по-видимому, с кем-то из вышестоящих, не проходил.
  Мимо то и дело сновали люди. Но, что особенно удивило ребят, они очень мало обращали на них внимание. А ведь они хоть и были подобными им самим, но все-таки, внешностью разительно отличались от хозяев планеты.
  - Странно, что мы их совсем не интересуем. Я думал, будет сенсация, по меньшей мере, - тихонько проговорил Серге.
  Томас кивнул.
  - Действительно, можно подумать, что пришельцы с других планет бывают у них чуть ли не каждый день.
  - Может быть, это так и есть, - пожала плечами Эля.
  Томас взглянул на нее.
  - Ты боишься?
  - Есть немного. Все-таки, мы не в соседнем Энглвуде. Мы в чужой цивилизации.
  - Думаешь, они способны прирезать нас? - хихикнул Энтони.
  - Нет. Я все же надеюсь, что сейчас они не заняты заточкой ножей.
  - Конечно, нет. Глупенькая, на этот случай у них есть специальные приспособления.
  - Перестань, Тони. Ты пугаешь меня. Да и Кирка тоже.
  - Меня? - удивился мальчик. - Нет, я ничего не боюсь. Инопланетяне - дружелюбные. Это сразу видно.
  - Будем надеяться, что ты прав, Кирк, - ответила Эля, а сама судорожно передернула плечами.
  Томас заметил это и решился обнять ее. Он осторожно, почти робко прикоснулся к ее плечам. У Эли готово было остановиться дыхание.
  - Не бойся ничего... - сказал он.
  - Теперь совсем не боюсь, - прошептала девушка.
  Ребята хитро улыбнулись, глядя на них. А потом, Серге взял в свою руку и руку Кетин, давая понять той, что она тоже может положиться на него. Он всегда сумеет защитить ее.
  И в этот самый момент, двери в кабинет быстро разъехались. И от туда почти бегом вылетели две инопланетянки - одна в голубом, другая в розовом комбинезонах. Та, что была в розовом, тащила за руку вторую, и что-то быстро и возбужденно говорила на ходу. Было похоже, что она чем-то не довольна. И может быть, даже ругается.
  Она опустила глаза в пол и поэтому не видела, куда летит. А так как Томас с Элей стояли у нее на пути, то летела она прямо на них. Ребята не успели сориентироваться и посторониться - так неожиданно появились эти инопланетянки. И поэтому девушка налетела прямо на них.
  Она столкнулась с Томасом. И от такого, довольно мощного толчка, он выпустил из своих рук Элю. Той пришлось даже отступить на шаг назад, чтобы не упасть.
  А славная маленькая, но такая ураганная инопланетяночка, наконец-то подняла глаза и изумленно огляделась - Куда это она попала? И с чем это она столкнулась? Оказалось, что ни с чем, а с кем!
  Прямо пред ней возвышался какой-то черноволосый инопланетянин в странной одежде, какую она никогда раньше не видела. Она оглядела всего его, как ей показалось, огромного - она едва доставала ему до плеча. А потом, остановила свой пристальный взгляд на его лице. Тот тоже смотрел на нее с интересом. Впервые ему довелось столкнуться с инопланетным человеком так тесно.
  Несколько секунд они пристально изучали друг друга. Причем, за столь короткий миг Томас заметил, как выражение лица девочки-инопланетянки сменилось буквально на глазах. С негодующего - до удивленного, а потом, совершенно растерянного.
  Томас тоже растерялся. Он сначала не очень-то обратил внимание на внешность той, что так невежливо налетела на него. Но уже в следующую секунду он понял, что перед ним совершенно очаровательное существо, обещающее стать в будущем настоящей красавицей. Но главным, что поразило его, было даже не это. Главным были ее глаза. Странные. Чуть раскосые, в обрамлении длинных темных ресниц. И ярко выраженного темно-зеленого цвета.
  До этого момента Томас в жизни не видел подобного цвета глаз у живого человека. Он считал, что так ярко раскрасить можно лишь глаза кукол из папье-маше, или героинь детских сказочных мультфильмов, призванных своей красотой, необычностью и добрыми поступками, верить детишек в чудо.
  Томас долго не мог оторвать взгляда от лица девочки, находясь, как будто под гипнозом этих изумрудов.
  Ребята тоже во все глаза смотрели на двух юных инопланетянок. Они выглядели совсем малолетками. И из-за своих одинаковых причесок были похожи на сестричек - близняшек.
  Инопланетянка в голубом, наконец-то, видимо придя в себя, улыбнулась и кивнула ребятам в знак приветствия. Наши герои тоже растерянно улыбнулись, отметив про себя, что инопланетяне, похоже, совершенно обыкновенные люди. Впрочем, у них еще будет возможность убедиться в этом, а пока.... Пока, они ожидали, что и вторая девочка - в розовом, тоже поприветствует их. Но она, в отличие от своей подруги, наоборот, как-то насупилась и даже, как им показалось, обозлилась. Почему? Из-за чего? Никто так и не понял.
  Томас поспешил уйти с ее дороги, подумав, что именно это обстоятельство вывело девочку из себя. А та метнула на него свой жгучий зеленый взгляд и, схватив подругу за руку, потащила ее к выходу. Ребята еще услышали, как она что-то пробубнила сквозь зубы на своем непонятном языке.
  Ребята удивленно смотрели им в след.
  Эля взяла Томаса под руку и сказала:
  - Эта какая-то злюка. Странно. Я уже было подумала, что они все очень дружелюбны.
  Томас пожал плечами.
  - Видимо, такие здесь тоже встречаются. Они - обыкновенные люди, очень похожие на нас.
  Он помолчал и добавил:
  - Интересно, извинилась она... или выругалась?
  - Скорее второе, - скептически заметила Эля.
  А потом, наконец, ребят пригласили в кабинет. Друзьям было легче, от того, что жесты инопланетян означали то же самое, что и их земные жесты. Посредством их, они хоть немного могли понимать друг друга. Но вскоре, инопланетяне представили их вниманию прибор, который еще лучше разрешил вопрос общения. Его принес один из мужчин и поставил на стол перед самым главным здесь, как поняли ребята, человеком. Прибор имел вид складывающегося портативного компьютера, с множеством сенсорных кнопочек на горизонтальной панели и с дисплеем на вертикальной панели.
  Мужчина, сидевший за столом, сначала жестом пригласил ребят сесть напротив него в уже приготовленные кресла, а потом, нажал кнопку на приборе. Тот сразу же 'заговорил' приятным, женским, лаконичным голосом. Ребята изумленно переглянулись.
  Голос с одинаковым интервалом произносил, казалось, одну и ту же фразу, но только на разных языках. До них дошло, что это прибор - переводчик. И сейчас он пытается вычислить их родной язык. Процедура была довольно долгая. Ребята успели, как следует, осмотреться в помещении.
  Оно было выполнено из стекла приглушенного голубого цвета. И помимо прозрачного стола, кресел, в которых сидели ребята и дисплеев на стенах, мебели здесь больше не было. А стены, как и во всем здании космодрома, были напичканы сенсорными кнопками.
  Все инопланетяне, кроме одного стояли. Видимо, им просто не хватило кресел.
  Томас перевел взгляд на человека, сидевшего за столом. Строгие черты немолодого уже мужчины, как-то не гармонировали с прической 'укороченное каре'. И все равно, он чем-то приковал к себе внимание Томаса. От него исходил покой и сила. Человек тоже посмотрел на него своими пронзительно - голубыми глазами. Они, какое-то время, пристально изучали друг друга. А потом, инопланетянин добродушно улыбнулся. Томас последовал его примеру. А потом, оглядел присутствующих инопланетян. Удивительное открытие он сделал при этом. Оказалось, что у них у всех, то ли по какой-то случайности, то ли по закономерности, были чисто голубые глаза, и даже одинакового оттенка. Если бы эти люди не отличались фигурами и чертами лица, он бы решил, что все они - биороботы. Но так как отличия все же, были, он подумал, что они просто на просто - националисты. И специально преследуют цель - очистить свою расу от всяческих примесей. Этот вывод ему не понравился. И он решил больше не думать об этом. Впрочем, не думать не получилось. Он перебрал в памяти всех инопланетян, с которыми ему уже довелось встретиться, и которых он видел в фильме на корабле. У всех у них были светлые волосы, подстриженные в одну прическу - каре, и голубые глаза.
  'Да нет, же! Не у всех! - вдруг взбунтовался его мозг, - А эта девочка в розовом комбинезоне! У нее же совершенно зеленые глаза! Как изумруды! Может, она не единственная, отличающаяся от остальных?'
  Он не мог удержаться от улыбки, вспомнив ее милое дерзкое личико перед собой.
  Но в следующую минуту, он почувствовал прикосновение к своей руке. Это была Эля. Девушка беспокоилась его задумчивостью.
  - Томас, с тобой все в порядке? О чем ты думаешь?
  - Ничего... - улыбнулся он. - Все хорошо. Ничего серьезного.
  И как раз в этот момент машинка-переводчик на чистейшем английском языке произнесла:
  'Добро пожаловать. Вас приветствует планета Ламми'.
  Ребята встрепенулись. Томас поднял руку.
  - Вот. Это наш язык.
  Человек за столом удовлетворенно кивнул и нажал на приборе кнопку. Потом все инопланетяне обратились к своим скафандрам. Там на груди у каждого из них был вмонтирован какой-то небольшой металлический диск. Они покрутили его, как будто настраивая на определенную волну. А потом произошло то, чего все и ожидали. Мужчина за столом заговорил, а машинка-переводчик стала лаконично переводить его слова на английский язык. Ребята затаили дыхание, слушая речь инопланетянина.
  - Мы рады приветствовать вас на нашей планете. Чувствуйте себя, как дома. Мы создадим для этого все условия. Только, если не трудно, представьтесь, пожалуйста. Кто вы? Откуда?
  Ребята переглянулись, раздумывая, кто бы мог ответить инопланетянам? Но Томас раздумывать не стал, решив взять это на себя. Он сказал:
  - Мы не знаем, в какой по счету и классификации галактике находится наша родная планета. Галактика у нас называется Млечный путь. Но мы добирались до вас на вашем корабле ровно неделю - семь суток нашего земного времени. Сутки у нас - это один оборот нашей планеты вокруг солнца нашей солнечной системы. Наша планета называется Земля. Не слышали про такую?
  Человек с сомнением покачал головой.
  - Нет. С Землей мы контактов еще не имели. Но судя по расстоянию, она располагается в два миллиона триста сорок восемь тысяч семьсот двадцать пятой галактике. Той, что рядом с нашей. Дальше быть не может. Расчет времени у нас получается одинаковый. Только вот неизвестна скорость, с которой вращается ваша планета вокруг солнца. У каждой планеты это по-разному.
  - У Земли это - шестьдесят шесть тысяч миль в час, - вставил Серге.
  Мужчина кивнул и улыбнулся.
  - Теперь нужно объяснить, что такое миля и что такое час у вас на Земле. И так до бесконечности. Мы потратим уйму времени, но так и не поймем друг друга. Я прикинул приблизительно. Пока этого достаточно. Когда мы обследуем фиксирующие приборы на 'Коире', мы будем иметь полную картину расположения вашей планеты в классификации межгалактического союза. В межгалактическом сообществе существуют корректирующие разногласия, единые часы. Они и служат ориентиром для определения времени для всех планет союза. Так вот, именно туда - в соседнюю галактику, впервые месяц назад нами был направлен для разведки и установления контактов с цивилизациями 'Коир', на котором вы и прилетели. Можно поинтересоваться, как вам удалось завладеть кораблем? И где его прежний экипаж?
  - Можно конечно, - ответил Томас. - Ваш корабль... 'Коир' вы его назвали?
  - Да. Это его название.
  - Красиво. Жаль, что мы этого раньше не знали. Так вот, его мы нашли на нашей планете, в западном полушарии, на континенте Северная Америка, штат Колорадо, город Денвер. На загородной свалке металлолома. А экипажа с ним не было. Только один.
  - Экипаж 'Коира' как раз и состоял из одного человека. Хобр - мой старинный друг. Так, где же он?
  Томас помолчал, изучающе глядя в голубые глаза инопланетянина.
  - Нам очень жаль... - потом проговорил он, - но ваш друг погиб.
  - Что? Погиб? Но как такое случилось?
  Ребята увидели, что в глазах человека отразилось неподдельное горе. Томас как можно спокойнее рассказал ему и всем присутствующим всю историю. И про гибель Хобра. И про то, как в их руках оказался 'Коир'.
  После его рассказа в кабинете долго стояла тишина. Инопланетяне переваривали то, что им сообщили. Но потом, главный инопланетянин пришел в себя и сказал:
  - Так значит, вы - не профессиональные космонавты? Как же вам удалось справиться с управлением кораблем?
  - Он у вас очень прост в управлении. Мы просто догадались. И потом, если мы не ошибаемся, 'Коир' - по-настоящему 'умная' машина? Со своим интеллектом, или нет?
  Человек улыбнулся.
  - Да. Это так. 'Коир' - один из последних кораблей, оставшихся на нашей планете, которые мы когда-то давно наделили интеллектом. Теперь это уже устаревшая модель.
  Томас удивленно вскинул брови.
  - Почему? Вам не нужны такие корабли?
  - Нет. Не нужны. Мы большую часть из них уже уничтожили, поняв, что интеллект корабля только мешает в работе. Машина есть машина. Она должна четко исполнять указания человека. А если она 'начинает показывать свой характер'. Или 'обижаться' по поводу, или без повода. Это уже никуда не годится. Разве вы так не считаете?
  Человек улыбался и пристально смотрел на Томаса. Тот тоже улыбнулся ему своей простодушной очаровательной улыбкой.
  - Возможно, вы правы. Но я еще не могу судить об этом с полной долей ответственности. Мой опыт еще слишком мал. Ну, а пока что мне понравилось, что корабль может быть другом.
  Ребята переглянулись. Их поражало то, как спокойно Томас разговаривает с настоящим инопланетянином. Как будто перед ним сидит какой-нибудь его дядюшка.
  - И все-таки, вам повезло. Нам еще предстоит расследовать причины крушения корабля. Не исключено, что все произошло, потому что Хобр полностью доверил управление самому кораблю. Этого нельзя делать никогда. Только на короткие промежутки времени. Любая машина нуждается в контроле. У нас были случаи, когда корабли, подобные 'Коиру' сами совершали аварии, убивали свои экипажи, 'обидевшись' на слишком резкий тон со стороны людей, или приказы.
  Ребята испуганно переглянулись. Они даже не предполагали, какому риску подвергались постоянно. Томас вспомнил выпад Эльвиры в сторону корабля в один из самых первых дней знакомства с ним, когда заиграла нудная противная для слуха музыка. Оказывается, корабль, таким образом, выказал им свой гнев. Вспомнил он, и как сам извинился перед 'Коиром' за девушку. Может это и спасло их?
  - Что ж, мы не знали этого. Наверное, нам действительно повезло. И все же, ваш корабль очень помог нам. Может мы ему 'понравились', но у нас нет повода для неудовольствия им. Он стал нам настоящим другом.
  - Хорошо. Мы рады, что с вами, такими юными ничего не случилось. И все-таки, вы - авантюристы. Решиться на такой серьезный полет, не будучи даже знакомыми мало-мальски с космосом.
  Инопланетянин внимательно смотрел на Томаса. Тот в ответ пожал плечами.
  - Согласен. Поступок безответственный. Но лучше об этом не думать. Все ведь позади.
  
  Потом, инопланетянин, наконец-то представился. Оказалось, что у него очень даже простое имя - Порк. Он был главнокомандующим планеты.
  Местность, куда попали ребята, называлась Кардо. Это было обширное поселение с прилегающим к нему космодромом. Ну а сама планета носила название - Ламми. Кроме нее в этой солнечной системе 'обитали' еще восемь планет. Но жизнь существовала лишь на Ламми. Еще Порк поведал ребятам о том, что гости из других галактик бывают у них регулярно. И не только новые, но и старые. Те, кто хоть раз побывал здесь и понял, что такое гостеприимство ламмитян, непременно становились частыми посетителями. После такого сообщения, ребята поняли, почему на них здесь никто не обращал внимание. К пришельцам здесь давно привыкли.
  Потом Томас, наконец, задал тот вопрос, который мучил ребят:
  - Порк, можно спросить?
  - Пожалуйста, - ответил ламмитянин.
  - Понимаете, до того, как мы приземлились здесь - у вас, мы попали совсем к другим существам. Мы так и не поняли, что произошло. Поняли только, что мы приземлились в другом полушарии на вашей планете. Но здесь мы целиком полагались на "Коир". Мы ведь не знали, куда лететь.
  Ламмитянин удивленно смотрел на них. Так же, как и все другие присутствующие.
  - Как? Вы попали к Гизам?
  - Мы не знаем, как они называются.
  - Это Гизы. Отдельная раса. Когда-то они и мы вместе жили на нашей планете. Но потом, они избрали для себя другой путь развития. Они погрязли в науке. Науке, которая не созидает, а скорее разрушает. Так они создали новейшее оружие, которое уничтожило их же самих. Благодарение небесам, нашей цивилизации это не коснулось. Мы только с помощью межгалактического союза построили щит - огромный прозрачный купол. В нем они и остались. Из соображения гуманной этики, которая существует в межгалактическом союзе, их не уничтожили. Позволили жить изолированно. Там они находятся уже пятьдесят лет. И только однажды, выбирались из-под колпака - пятнадцать лет назад. Им вздумалось захватить нашу планету. Силы были неравны и мы быстро их победили. Но несколько наших воинов все же, погибли. В том числе и мой отец. С тех пор мы ищем им планету для проживания. Когда-нибудь их переселят на одну из планет союза, с подходящими для них условиями. Им нужен особый воздух.
  - Да. Мы заметили. Чуть не задохнулись, - сказал Томас.
  - А они им дышат. Он им подходит. Они давно мутировали, превратившись из нам подобных в тех, что вы видели.
  - Чем они живут? Что делают?
  - Они занимаются наукой. Но мы и сами мало знаем об их деятельности.
  - Я спросил это потому, что они сказали, что знают Землю. А вы, живущие с ними бок обок, не знаете ее. И еще, когда у нас на Земле разные очевидцы описывают встречу с инопланетянами, что конечно можно принять за фантазию, они описывают их именно так, как выглядят эти ваши Гизы.
  Ламмитянин опять удивленно смотрел на Томаса.
  - Странно. Они действительно слишком закрыты для нас. Возможно, мы много не знаем об их деятельности. А что они делают на Земле, если посещают ее?
  - Понятия не имею. Может, исследуют. Но некоторые люди говорят о похищениях.
  - О похищениях?
  - Да.
  - Этого не может быть. Инспекции межгалактического союза в их резервации бываю регулярно. Там никогда не находили представителей других цивилизаций.
  Томас пожал плечами, задумавшись. А инопланетянин тем временем, спросил:
  - Как же вам удалось спастись от них?
  - А что бы они с нами сделали?
  - Не отпустили бы, точно. Они испытывают потребность в новом генофонде. Они понимают, что их нация погибает. Они домутировали уже до бесплодия. У них еще немного получается воспроизводиться в пробирках. Но и здесь очень мал процент более менее полноценных особей. Каждое новое поколение мутирует еще больше.
  - Так может, все же похищения есть? Вы просто не знаете об этом? Если им нужен новый генофонд, они ищут его на других планетах.
  - Возможно. Они вылетают иногда на своих кораблях. Но мы не думали, что они могут путешествовать так далеко.
  - Но и вас они похищать не могут. Это было бы слишком очевидно. Вы бы их быстро разоблачили. Им приходится летать далеко.
  Ламмитянин улыбнулся.
  - Никогда не думал, что пришельцы, да еще такие неопытные, дети, смогут нас учить и дать нам пищу для размышлений. Спасибо. Вы заставили меня задуматься. И все же, как вы спаслись?
  - У нас получилось вывести из строя их систему управления в здании, в котором мы находились. И мы просто убежали и скрылись на корабле. Мы сделали это очень быстро. Они, возможно, не ожидали такого от нас. К нам даже не была приставлена охрана.
  - Вам повезло.
  - Мы думаем.
  - И все же, то, что вы оказались на их территории - результат несовершенного управления корабля. Злую шутку сыграл опять же его интеллект. Гизы зазомбировали корабль. И дали ему в головной компьютер другое направление для посадки. Он был сбит с курса. Чего бы, не случилось с обыкновенным, автоматизированным кораблем. Устаревшая модель. Будем считать, что "Коир" выполнил свою последнюю миссию. И даже большую, на что был рассчитан. Он привез к нам вас - юных землян. На этой прекрасной ноте ему нужно завершить свою карьеру. Он будет демонтирован.
  Ребята погрустнели и переглянулись. Им, не смотря на такие очевидные недостатки корабля, было очень жалко его. Они с ним, как бы сроднились. Он был их большой, прекрасной игрушкой. А может даже другом.
  Чтобы уйти от грустной темы, Томас задал следующий вопрос:
  - С какой скоростью мы летели, если смогли преодолеть за неделю такое колоссальное, в нашем понимании расстояние?
  - Вы имеете понятие о скорости света? - спросил инопланетянин.
  - Да. Имеем, - всполошился Серге, довольный тем, что тоже может блеснуть своими знаниями. - Она равна у нас примерно сто восемьдесят шесть тысяч миль в секунду.
  - Хорошо. Так вот, вы летели с десятикратной скоростью света. Но и этого было бы недостаточно, для преодоления такого расстояния. "Коир" сам вывел вас к коридору, в котором сжимается пространство и время. Он задал курс обратный тому, что задавал ему Хобр. По этому коридору вы и летели. И Хобр летел по нему же, только к вам.
  - Понятно. Мы примерно это же и предполагали. А на каком горючем? - спросил Томас.
  - Это энергия космоса. От всего. А самое главное, от звезд. Не замечали, что пролетая мимо какой-либо звезды, корабль замедлялся? Так он набирал энергию в свои аккумуляторы.
  - Здорово. Мы это тоже предполагали.
  - Предполагали? - удивился инопланетянин. - Вы, дети, не имеющие никакого отношения к космосу?
  - На Земле мы читали много фантастики. То есть фантастических рассказов о будущем. А вся фантастика рано или поздно сбывается. Вот у вас уже сбылась.
  Инопланетяне заулыбались, глядя на этого разговорчивого землянина. Серге тоже решился спросить:
  - Значит, мы сейчас в соседней с Млечным путем галактике? Она у нас называется Карликовой. Судя по приборам корабля, мы летели именно туда.
  - Да. Наша галактика - маленький спутник вашей.
  - И она медленно поглощается нашей галактикой? Так?
  - Да. Может быть, через несколько миллионов лет мы будем одной галактикой. Млечным путем, как вы сказали.
  - Здорово!
  Ламмитяне опять рассмеялись. Ребят как-то даже сроднила с ними эта информация. Как будто, они были далекими родственниками, встретившимися теперь. Даже их галактики стремились слиться. Не провидение ли?!
  
  Порк попросил ребят представиться и Томас по очереди назвал имя каждого. При этом ламмитяне с большим интересом разглядывали Кирка.
  - А что, этот малыш тоже прилетел с вами с Земли? - спросил Порк.
  - Да, - ответил Томас. - Ему всего семь лет. Но он очень смышленый и бесстрашный.
  - Но, у него ведь есть родители? Которые, наверняка переживают за него. Или на Земле нет понятия - родители? Вы размножаетесь искусственным путем?
  - На Земле есть понятие - родители. И для того, чтобы этого мальчугана отпустили в столь далекое путешествие, нам пришлось прибегнуть к небольшому обману.
  - Обману? Очень интересно. У нас это понятие практически изжито.
  - А мы вот далеки от совершенства, - довольно дерзко ответил Томас.
  - Что ж... расскажите нам о вашем мире. О том, чем, какими ценностями вы живете? Это очень интересно.
  Ребята сначала растерялись, не зная с чего начать.... Но потом, постепенно разговорились, и все вместе рассказали ламмитянам об устройстве жизни на Земле. Те слушали их, не перебивая, очень внимательно. А ребята увлеклись настолько, что даже стали перебивать друг друга. Ламмитяне улыбались, видя это. Разговор длился уже больше двух часов и наверное, так бы и не прервался. Если бы в один из моментов не открылась входная дверь и в кабинет не заглянула розовощекая любопытная мордочка юной девочки.
  Порк быстро вскинул на нее глаза, а ребята обернулись, так как они сидели спиной к двери. Девочка оглядела их всех, а потом остановила свой взгляд на Порке. Она что-то требовательно сказала ему. Машинка-переводчик на столе привычно перевела речь на английский.
  - Папа! Сколько можно?!
  Ребята заметили, что инопланетянину стало неловко за тон девочки. Он поднялся, но выключить переводчик не решился. Это выглядело бы не совсем удобно. Он вышел из-за стола и подошел к дочери. Ребята во все глаза разглядывали ее. Интересно было видеть дочь самого главного человека на планете. Все отметили про себя, что это обстоятельство обозначало, что ламмитяне тоже не размножаются искусственно.
  Они смотрели на девочку, которая, наконец, вошла в кабинет и остановилась около двери, и вдруг осознали, что уже видели ее. Несмотря на то, что она была одета уже в другой - серебристо-белый комбинезон, а не в тот - ярко - розовый, не узнать ее было невозможно. Это была та самая зеленоглазая девочка, которая налетела на Томаса с Элей два часа назад, выходя из этого самого кабинета.
  - Папа, - тем временем, говорила девочка, - у нас уже все готово. Почему вы здесь так долго? Я итак трачу на подготовку этого концерта свое свободное время, так еще и ты задерживаешь меня.
  Ребята переглянулись. Им стало неловко, от того, что они стали свидетелями такой сцены. А уж как стало неловко Порку и всем ламмитянам и передать было нельзя. Они покраснели до самых корней своих белобрысых волос. Порк взял дочь за руку и строго проговорил:
  - Вот что! Перестань вести себя подобным образом! Как тебе не стыдно? На столе работает переводчик.
  Девочка, кажется, смутилась.
  - Я не знала. Извини.
  - Иди. Занимайся своим делом. Наши гости прилетели к нам издалека - из другой галактики. И мы должны принять их наилучшим образом. Они проделали очень опасный путь. Понимаешь?
  Девочка покорно кивнула.
  - Понимаю. Прости меня. И попроси за меня прощения у наших гостей.
  Она скосилась на ребят. И еще раз извинившись, скрылась за дверью.
  Порк вернулся к ребятам. Он принес им свои извинения и объяснил, что его взбалмошная малышка является ответственной за все мероприятия, проводимые в честь вновь прибывших инопланетян. Ее на такое дело выбрала молодежь Кардо. Ламмитяне были очень дружелюбны. И в честь гостей устраивали даже праздничные концерты.
  - Но как вы уже поняли, моей дочери эта возложенная на нее обязанность не очень по душе. Она совсем юная девочка и конечно ей больше нравится в свое свободное время просто развлекаться и отдыхать, а не заниматься общественной деятельностью. Но ничего не поделаешь, мой высокий статус обязывает ее к этому. Не обижайтесь, пожалуйста, на нее, за такую выходку. Вообще она девочка не злая.
  - Ну что вы, Порк, - проговорила Кетин. - Мы и не думали обижаться на вашу дочь. Честно говоря, нам даже радостно от того, что вы - Ламмитяне почти ничем не отличаетесь от нас. И у вас может быть плохое настроение, срывы. Если мы так похожи, нам будет легче общаться.
  - Да. Меня это тоже радует. К нам не очень часто залетают нам подобные существа во всех смыслах. Кажется, и по половому признаку мы отличаемся между собой одинаково?
  Ребята переглянулись и смутились. Порк заметил это.
  - Извините. Я и позабыл, что имею дело не со взрослыми профессионалами. Вы же еще почти дети. Что ж, тогда не будем углубляться в этот вопрос. Достаточно того, что вы, так же, как и мы отличаетесь внешне.
  Порк поднялся со своего места.
  - Я думаю, пока достаточно. Мне нужно побывать на "Коире". Проститься с Хобром. И дать распоряжения по обследованию корабля и данных, которые успел собрать Хобр в своей экспедиции. После этого ваша планета станет для нас еще более понятна. Вас проводят в выделенный для вас дом. Располагайтесь. Добро пожаловать на Ламми. Увидимся на представлении.
  
   * * * * * * *
  Ребят проводили в дом, расположенный в центре селения. Он был овальной формы и зеленого цвета. Здесь было шесть комнат и одна - в центре дома, видимо исполняющая роль гостиной. Дом поразил их своей пустошью. Здесь были только стены в кнопочках и лампочках, как в "Коире". Инопланетяне, сопровождающие их, принялись показывать ребятам, как управляется их дом. Они нажимали кнопки и постепенно нужная мебель - кровати, столы, кресла заполнили пространство. Ребята после этого почувствовали себя здесь совсем уютно.
  Когда инопланетяне удалились, оставив их одних, ребята расселись по креслам и переглянулись.
  - Ну что, до сих пор не верится, что мы на другой планете и общаемся с инопланетянами, - выразил общее настроение Томас.
  - Правда, - кивнула Кетин. - Все оказалось проще, чем мы думали. Нам очень повезло, что мы попали к себе подобным.
  - Думаю, если бы мы увидели тогда в фильме каких-нибудь монстров, мы бы и не полетели.
  - Если бы увидели этих Гизов, точно бы не полетели, - вставила Эля.
  Томас расстроено посмотрел на друзей.
  - Простите, ребята, за то, что подверг вас такой опасности. Опыта мне не хватает. Я потерял осторожность, увидев под собой такую цветущую землю.
  - Тебе не в чем себя винить, - возразила Кетин. - Это "Коир" подчинился зомбированию Гизов. Ты ничего не смог бы сделать, даже если бы захотел. Ты все равно молодец. Благодаря твоей смекалке мы спаслись. Проявил себя настоящим нашим командиром.
  Ребята были согласны с ней. А Серге прибавил еще:
  - Ты молодец, и в том, как общался с ламмитянами. Не сдрейфил, командир, - он шутливо подмигнул другу. - Хорошо держался.
  - Я старался, - улыбнулся Томас. - Хотя поджилки все равно тряслись.
  - Я горжусь тобой, мой Томас, - серьезно проговорил Кирк. - А теперь благодарите меня. Это я первый подал идею о полете.
  - Спасибо, Кирк, - в голос закричали друзья. - Что бы мы без тебя делали?!
  
  А потом за ними пришли двое молодых ламмитян и проводили в огромное помещение с открытым верхом, расположенное на окраине Кардо. Им объяснили, что на случай непогоды, верх помещения автоматически закрывается. Но на этот вечер этого не понадобилось. Погода была великолепная. Теплая ночь вступала в свои права. В потемневшем небе загорались первые звезды. Было очень красиво и романтично. Усадили их за огромный стол ближе к центру круглого зала. Остальные столы поменьше располагались тоже вокруг центра. А в самом центре было устроено нечто вроде сцены, или подиума. Большой диск чуть возвышался над полом и имел способность вращаться вокруг своей оси.
  Наконец, ламмитяне устроились за столами, и ударил гонг, возвещающий о начале праздника. На сцену поднялся сам Порк.
  - Друзья мои, сегодня мы собрались, чтобы поприветствовать прибывших к нам новых гостей. Они прилетели издалека. Их галактика имеет классификацию - два миллиона триста сорок восемь тысяч семьсот двадцать пятая галактика. Но самое главное, что гости эти - непрофессиональные астронавты. Они почти дети. Представляете себе, какое геройство они проявили, пустившись к нам в столь опасный путь, подозреваю - из простого любопытства. В общем, дети есть дети, в любой галактике.
  Кое-где раздались смешки. Ребята смутились.
  - Надеюсь, вы не обиделись на мою шутку. Я нисколько не умаляю ваших способностей, тем не менее. Я убедился, что вы очень умны и образованы. В конце концов, нужно же было догадаться, как работает космический корабль. Вы - молодцы.
  Порк сделал паузу.
  - И кстати, я могу объявить, почему корабль потерпел у вас крушение. Наши эксперты все проверили. Это была ракета, или что-то еще. Но не боевое. Видимо учебное, муляж. Но удар, тем не менее, был сильным. Этого хватило, чтобы корабль потерял ориентир в пространстве. Да и Хобра в этот момент не было за пультом управления. Это погубило его и чуть не погубило корабль.
  - Значит, его сбили? - спросил Томас.
  - Да. Получается так. Ваши военные сбили. Случайно. Потому что "Коир" не был засечен радарами. Так они называются у вас. Все это и многое другое мы узнали из видеоотчета Хобра, который он заполнял все время, находясь над Землей. Там много еще информации. Свою миссию он все же выполнил. Разведал вашу галактику и нашел обитаемую планету. Почтим его память, друзья. Это был храбрый ламмитянин. Мой друг.
  Порк опять погрустнел.
  - Впрочем, давайте не будем о грустном. Поприветствуем наших гостей. Итак, это Томас, Серге, Энтони, Кетин, Эльвира и Кирк. Последний - совсем ребенок. А уже такой герой.
  Ламмитяне приветствовали их аплодисментами. Ребята покраснели от смущения. Они встали и помахали всем руками.
  - Они выражают эмоции так же, как и мы, - проговорил Энтони. - Здорово!
  - Наш коллектив подобрал для вас музыку. Не удивляйтесь, что очень похожую на вашу - земную. Дело в том, что в отчете Хобра есть и такой раздел - музыка на Земле - современная музыка. Мы убедились, что вне зависимости от расы, вы земляне любите в основном одну музыку. О фольклоре я не говорю. Здесь все по-разному. Это и понятно, раньше у вас не было таких коммуникаций, как сейчас. Сейчас музыка прозвучит на одном краю планеты, через день ее напевают уже на другом континенте. Так ведь?
  Ребята согласно закивали.
  - Как быстро они все про нас понимают, - удивился Серге.
  - Потому что они - подобны нам. Все просто, - ответила Кетин.
  - До сих пор не могу привыкнуть к тому, что эти инопланетяне такие же, как мы люди, - проговорила Эля. - Правда, удивительно?
  Так как она смотрела на Томаса, тот кивнул в знак согласия. Но Эля, в который раз поймала себя на мысли, что он - где-то не здесь. Полуслышит, полувидит, отвечает, даже не задумываясь над смыслом вопроса. Она положила свою ладонь на его руку.
  - Что с тобой, Томас? Что-то случилось?
  Парень задумчиво посмотрел на нее. Но ответить так ничего не успел. Потому что именно в этот момент свет в зале немного померк. А над круглой сценой вспыхнул самыми разноцветными огнями. Зазвучала музыка. Все внимание ребят привлекло действо, развернувшееся перед ними на сцене.
  Туда высыпала куча молодых девчонок и парней в разноцветных комбинезонах. Из-за своих одинаковых причесок они все казались близнецами. Да еще и эти бездонно-голубые глаза.
  Кетин спросила:
  - Как же они различают друг друга?
  - На ощупь, - пошутил Энтони.
  - Скажешь тоже. Они все худенькие. Даже этим не отличаются.
  - Ну, тогда не знаю. Отличаются как-нибудь. Может быть, они только нам кажутся одинаковыми.
  - Вот именно, - заявил Кирк. - Кетин, ты, что не видишь, что у них очень даже разные лица. Есть хорошенькие, а есть и не очень. Правда же, Томас?
  Парень улыбнулся.
  - Правда, Кирк. Ты, как всегда все верно подмечаешь.
  Зазвучала музыка. С первых же аккордов ребятам захотелось аплодировать. В ней они действительно почувствовали что-то родное, земное, как и обещал Порк.
  Ритм был быстрый. И если бы они забыли о том, что находятся на другой планете, можно было подумать, что они находятся на дискотеке в колледже. От основной группы молодежи отделились четыре девочки и выйдя вперед, стали петь. Девочки пели на своем языке. Машинка тихо переводила слова их незамысловатой песенки на английский язык. Хотя очень скоро ребята перестали слушать перевод. Их больше привлекало то, что происходило на сцене. Девочки прекрасно танцевали. Почти поземному. А на заднем их плане танцевала еще и вся молодежь. Пели девочки на четыре голоса. То отдельно по нескольку тактов, то вместе. Голоса были тоже очень красивые, ярко выраженные. Девочки великолепно двигались. Они все были довольно высокие и стройные с красивыми фигурами. И только одна - в серебристо-белом комбинезоне, немного проигрывала по сравнению с другими в росте. И это не очень хорошо смотрелось на высокой сцене. Она, как бы портила их стройный ряд. Но когда она исполняла свою часть песни, ее голос затмил своей красотой подруг. Ребята заметили, что даже аплодировать ламмитяне стали громче, когда она запела. Видимо, она была их любимицей. Ребята тоже не стали скупиться на выражение своих эмоций.
  Первым заметил знакомые лица на сцене Серге. Он поправил съехавшие на нос очки и вглядевшись на сцену, проговорил:
  - Ребята, да ведь это же дочь Порка. Эта маленькая злючка. А вон и ее подруга в голубом комбинезоне.
  - Действительно, - изумилась Кетин. - Так что же, она сама подготовила это представление и сама выступает? Как интересно.
  Энтони откровенно разглядывал девочку.
  - Ребята, а здорово ей идет этот серебристый комбинезон. Он, как будто светится изнутри. Она похожа на яркую звезду.
  - Да, - кивнул Серге. - Она приковывает этим к себе внимание. Я несколько раз поймал себя на том, что в основном смотрю только на нее.
  Кетин игриво захихикала.
  - Серге, ты разрываешь мне сердце.
  - Ну что ты, Кетин. Это же просто так, не серьезно... бессознательно. Не думаешь же ты, что меня может привлечь каким бы то ни было образом инопланетянка.
  - Ты прав. Мне не стоит горячиться. Это, конечно же, невозможная глупость.
  - И потом, посмотрите, как смотрит на нее вон тот амбалистый инопланетянин. Он точно в нее влюблен. Наверное, он - ее парень, - проговорил Серге.
  Эля возразила:
  - Какой парень, Серге? Он конечно уже достаточно взрослый. Но она... Она же совсем еще ребенок. Ей в куклы играть, а не с парнями дружить.
  Тут свое слово вставил Томас.
  - Эля, ты слишком категорична. Вспомни себя лет в двенадцать. Неужели ты тогда думала только о куклах? Никогда не поверю. Возраст первых влюбленностей. А ей, согласись, далеко не двенадцать.
  - Ну, не так уж и далеко, - возразила Эля. - По виду я бы дала ей именно столько. Но конечно, мы об этом судить не можем. Мы же не знаем их развития.
  Томас дружелюбно пожал ее руку, давая понять, что вовсе не собирается спорить с ней и ссориться из-за какой-то малолетней инопланетянки. Эля улыбнулась ему, поняв его пожатие.
  А девочки в это время закончили свое выступление и убежали со сцены. Петь и танцевать продолжила остальная молодежь.
  Кирк вздохнул:
  - Жалко. Такие красивые девчонки. Спели бы еще.
  Томас рассмеялся, потрепав его по голове.
  - Кирк, а из тебя растет настоящий мужчина.
  
   * * * * * * *
  Уже ночью ребята вернулись к себе в дом. Они были в приподнятом настроении. То, как встретили их ламмитяне, им очень понравилось. Они не ожидали такого.
  А на другой день они продолжили знакомиться с жизнью ламмитян. Оказалось, что те обогнали в развитии земную расу, по крайней мере, на тысячелетие. В технике достигли фантастических вершин. Ребят ознакомили с оснащением космодрома. Они были просто потрясены этим. Девчонки только и делали, что охали и ахали от изумления.
  Ламмитяне развивались так же, как и земляне. Планеты действительно были изумительно похожи. Но вращалась Ламми вокруг солнца и вокруг своей оси с немного большей скоростью, чем Земля. От землян люди здесь отличались большей продолжительностью жизни и меньшим количеством болезней. Медицина была у них на самом передовом уровне. Но залогом здоровья являлся главным образом, здоровый образ жизни, чистейшая экология. Экология ли, или что-то другое, но ребята заметили, что совсем не видят среди ламмитян престарелых людей. Все они, даже в возрасте, оставались моложавыми и подтянутыми. Невозможно было определить возраст взрослых людей. Все они выглядели где-то за сорок. Явно отличались лишь дети, подростки и молодые люди. Этот феномен первое время как-то тревожил ребят. Но позже они привыкли видеть вокруг себя только молодые лица.
  Никакие бытовые мелочи не тревожили этих людей. Работы было достаточно для всех желающих. И главным образом, это была сфера космоса. Почти все остальное давно уже было возложено на плечи машин. Денег за свою работу люди не получали. Они им были попросту не нужны. Жилье, еда, одежда, развлечения, все это было бесплатным. Ламмитяне нашли форму существования и без материальных ценностей, но в полнейшем достатке. В общем, утопический в нашем понимании социализм. Ценности и валюта существовали. Но только для межгалактических отношений. И такой валютой были, как ни странно было узнать ребятам - драгоценные камни. Каждая высокоорганизованная планета добывала их в своей собственной галактике. А если везло, то могла запатентовать такие месторождения и в других галактиках. Вот для этого то и нужны были прочные дипломатические отношения между планетами. Ламми давно уже занималась только внешней политикой. Внутреннюю жизнь ламмитянам удалось организовать так, чтобы больше не отвлекаться на нее. И всю силу дипломатии пустить лишь на то, чтобы наладить мирное сосуществование с соседями в космосе.
  - Неужели когда-нибудь такое же будущее ждет и Землю? - мечтательно говорила Кетин.
  - Если мы не уничтожим Землю своей деятельностью, - сказал Энтони.
  - Будем надеяться, что человечество одумается, и такое будущее все же наступит, - отвечал Серге. - Только боюсь, мы до этого уже не доживем.
  - Что ж, грех не воспользоваться уникальной возможностью, - проговорил Томас. - И не пожить немного в будущем, которого на Земле мы не увидим.
  Ребята согласились с ним. Все, кроме Эли.
  - А я не хочу жить ни в каком будущем. Я хочу вернуться в настоящее. Там мне лучше, - твердила она.
  - Ну, что ты, Эля? Что с тобой? - спрашивал удивленный Томас. - Тебе не нравится на Ламми? Здесь же так интересно.
  Что она могла ответить ему? Здесь конечно было очень интересно. Но... этот самый интерес и отстранил от нее Томаса. С тех пор, как они прилетели сюда, а это уже несколько дней, он совсем перестал уделять ей хотя бы то малое внимание, которое уделял раньше. А ведь он был уже близок к тому, чтобы объясниться ей в любви. И она с таким нетерпением ждала этого. Но Томас казалось, и вовсе позабыл об этом. На этой чужой планете она чувствовала, как он неумолимо отдаляется от нее. Эля уже подумывала над тем, уж не приснилось ли ей все, что было между ними? Но почему так произошло? Неужели интерес к Ламми затмил для него все остальное? Почему же Серге с Кетин этот интерес вовсе не отвлекает от их любви? Ребята то и дело подлавливали их целующимися.
  Кетин сочувствовала ей.
  - Ну, хочешь, я поговорю с ним? Я уверена, что Томас все сможет объяснить, и твои сомнения напрасны.
  Но Эля только горько вздыхала.
  - Что ты, Кетин... Тебе не нужно в это вмешиваться. Я сама попробую во всем разобраться.
  Она решилась на разговор с Томасом на пятый день их пребывания на Ламми.
  К тому времени, ребята уже перезнакомились и подружились почти со всей молодежью Кардо. Ламмитяне были очень просты в общении. И каждый носил на своем комбинезоне портативный переводчик в виде маленького металлического кругляшка, для того, чтобы общаться со своими земными друзьями. Они уже совершили совместные походы в лес, на озеро, расположенное у селения. Там ребята вместе с инопланетянами купались. Оказывается, те тоже любили поплавать. И они даже устроили шутливое состязание между командами землян и ламмитян. С небольшим преимуществом победили земляне. Что и говорить, физически парни были более развиты, чем их инопланетные собратья. Девочки очень загордились этим обстоятельством.
  На следующий день договорились встретиться у океана - в обсерватории. Было здесь и такое. Ламмитяне предложили совершить путешествие в подводный мир Ламми.
  
  Эля с Томасом остались наедине в их доме, а ребята перед обедом решили прогуляться и ушли на лесную поляну неподалеку. Время уже давно перевалило за полдень, поэтому Томас все время что-то жевал, чувствуя, что голоден. Он предложил и Эле последовать его примеру и очень удивился, когда она не только отказалась, а еще и подступила к нему с серьезным лицом, сказав, что им предстоит не менее серьезный разговор. Томас попытался смягчить ее серьезность шуткой, но девушка оставалась непреклонна. Она высказала ему все свои упреки, накопившиеся в ее душе за последние дни.
  - Я не могу больше так, Томас. Я, как будто повисла между небом и землей. Никакой определенности. Сделай же с этим что-нибудь... Или тебя это больше не касается? Ты дал мне надежду... А теперь что? Тебе не до меня?
  Томас не стал прикидываться, будто не понимает, о чем она говорит. Он нахмурился и отложил в сторону фрукт, который жевал. Что и говорить, разговор предстоял не из приятных. И он даже сам не знал, что ответить девушке на ее упреки. Новая интересная жизнь настолько захватила его, что он и думать забыл о том, что вроде бы между ними что-то начиналось. Девчонки отошли на второй план. В конце концов, если его сердце больше ничего не хотело, не мог же он заставлять себя любить. И все же, он решил не огорчать этим Элю еще больше. Ей и без того было плохо.
  Он приобнял ее за плечи и тихо проговорил:
  - Извини меня, Эля. Я как-то не подумал, что ты будешь так огорчена моим невниманием. Наверное, я полный чурбан, - он помолчал. - Давай не будем ссориться... И... если ты хочешь этого... то будем дружить...
  Эля вспыхнула от этих его слов и горько посмотрела на него.
  - Да что с тобой, Томас?! Что ты говоришь? Я хочу! Я?! А ты?! Ты сам то этого хочешь?
  - Ну, конечно, - несколько натянуто улыбнулся он. - Ты же знаешь, что давно нравишься мне... Так что...
  - Ах, Томас, я не могу слышать таких твоих слов. Неужели ты не понимаешь? Я ведь ждала от тебя совсем другого... Я...я совсем гордость потеряла, раз говорю тебе такое. До чего ты довел меня... Как же мне стыдно...
  Кажется, у девушки начиналась истерика, и Томасу пришлось покрепче прижать ее к себе.
  - Ну, прошу тебя, успокойся, Эля... Не надо слез...
  - Томас... а может быть... ты уже настолько избалован вниманием девчонок, что не способен на более пылкие чувства? Твое сердце очерствело? Но ведь тебе только девятнадцать.
  Томас ничего не ответил. И она продолжала:
  - Скажи... ты передружил с огромным количеством девчонок... Хоть с одной из них ты объяснялся в любви? Хоть одну ты любил по-настоящему?
  Томас задумчиво отвел от нее глаза.
  - По-настоящему... наверное, нет... Иначе, не был бы сейчас один. Но объясняться, конечно, объяснялся. Только и эти объяснения были ненастоящие.
  - Что ж, - горько проговорила Эля, - мне твои ненастоящие объяснения не нужны. Лучше уж пусть все останется по-прежнему.
  Она отошла от него и стала вытирать слезы с лица. Томасу было очень стыдно перед ней. Ведь действительно, он дал ей надежду. А теперь что? Получается, что он обманул ее? Ему было больно это осознавать. И он съедаемый муками совести, поспешил все исправить. Он подошел к Эле и дотронулся до ее плеч. Девушка вздрогнула и обернулась. Томас виновато улыбнулся ей.
  - Элечка, ну, прости меня... Прошу тебя, не сердись... Ты очень... очень нравишься мне... И меня влечет к тебе. По крайней мере, так было раньше. Ну а сейчас, я просто немного отвлекся. Ведь мы на другой планете. Это так фантастично, что я думать забыл о нас с тобой. Но это ведь не страшно. Главное, что я все понял сейчас. Хорошо, что ты поговорила со мной.
  Он помолчал, внимательно глядя на нее. А потом добавил:
  - Эля, я серьезно предлагаю тебе свою дружбу. Не такую, какая была у нас до этого все эти годы...
  Эля заинтересованно посмотрела в его лицо.
  - А... какую?
  Томас загадочно улыбнулся и, обняв ее за талию, притянул к себе. Его лицо оказалось совсем близко над ее лицом. Эля почувствовала, что задыхается.
  - Вот, какую... - прошептал он около самых ее губ.
  И потом, поцеловал. Впервые поцеловал эту жаждущую его любви девушку.
  
   * * * * * * *
  Томас и Эля вышли из дома и присоединились к друзьям. Те задумали немного подурачиться - поиграть в прятки. В голове у Эли все еще витала эйфория счастья и ей так не хотелось отпускать руку Томаса. Но ей, как назло выпало голить. Томас понял ее огорчение и прошептал ей в ухо:
  - Ничего... Это ненадолго... Ты быстро меня найдешь. Я буду вон за теми кустами.
  Он указал глазами на окраину поляны, где цвел яркими голубыми цветами огромный кустарник, вышиной с человеческий рост. Эля кивнула. А потом она отвернулась от ребят и начала отчет. Те кинулись врассыпную.
  Томас помчался к кустарнику, довольно думая о том, что когда Эля через минуту найдет его, он, пожалуй, не выпустит ее из-под его прикрытия какое-то время... нужное, чтобы нацеловаться вволю.
  Такой окрыленный он залетел за кустарник... И тут получил такой сильный удар в грудь, что едва устоял на ногах. У него даже в голове зазвенело на несколько секунд. И только через эти несколько секунд до него дошло, что он столкнулся с чем-то... вернее... с кем-то... И этот кто-то в отличие от него, на ногах не устоял, а со всей силы его удара, полетел на землю.
  Томас какое-то время ошарашено смотрел на постанывающее существо, приходя в себя. А потом опомнился и кинулся к нему... к ней... Он увидел, что это была девушка - ламмитянка. Она поморщилась от боли и взялась одной рукой за голову, как бы проверяя, что с той все в порядке.
  Томас опустился перед ней на колени и виновато заглянул в ее лицо.
  - Извините... извините меня, - сбивчиво пробормотал он. - Я так неуклюж... Вам очень больно?
  Машинка - переводчик на его груди лаконично переводила его сбивчивые слова.
  Девушка, все еще держась за голову, наконец, подняла на него глаза... И Томас обалдел... На него смотрели потрясающие, чуть раскосые глаза темно-зеленого цвета. Несколько бесконечных секунд он не мог оторвать от них своего взгляда. Эта зелень, как будто окутывала его с головы до ног своим теплом. Она лилась на него нескончаемым потоком, как водопад.
  Девушка, кажется, тоже была чем-то поражена. Ее аккуратные темные бровки взметнулись вверх, и она тоже смотрела на него заворожено.
  Потом, она медленно убрала руку от головы и Томас опомнился...
  - Извините, - прошептал он. - Просто... ваши глаза... Как будто, я уже где-то их видел...
  И тут девушка подала голос. Она что-то быстро сказала на своем языке. Машинка перевела:
  - Это действительно так... Разве вы не помните меня? В тот день, когда вы прилетели... в здании космодрома...
  Томас улыбнулся.
  - Ах, да... Вы - дочь Порка... И, кажется, тогда мы тоже столкнулись. Что-то нам везет на столь грубое общение. Вы сильно ушиблись?
  Девушка улыбнулась, и лицо ее будто озарилось внутренним светом, вырвавшимся наружу. Она была прекрасна... Она была, как солнце, как нежный ветер и раннее утро... Он не мог бы подобрать всех эпитетов, чтобы передать свое первое впечатление от этой инопланетной девочки.... В голове встал стопор...
  - Когда? Сейчас или тогда? - спросила она несколько кокетливо, выводя его из замешательства.
  - Сейчас... Простите, я должен был быть осторожнее, - сумбурно ответил он.
  - Откуда вам было знать, что здесь кто-то прячется.
  - А вы прятались? От кого?
  Девушка почему-то смутилась. Она ничего не ответила. А принялась осматривать себя и отряхиваться. Томас не стал расспрашивать ее, видя, что вопрос смутил ее. А нарываться на грубости он не хотел, помня еще довольно взрывной ее характер.
  Он помог ей отряхнуться. Осторожно убрал застрявшие в ее золотистых волосах колючие веточки от кустарника, под которым они сидели. Невольно он перебрал при этом мягкие волосы девушки. Они как будто светились изнутри. Он на секунду задумался.
  Девушка опять посмотрела на него. И он увидел в ее лице растерянность и робость.
  - Со мной все хорошо... - проговорила она. - Я не слишком-то и ударилась. Голова больше не гудит. И синяков, кажется, не будет.
  Томас стряхнул с себя задумчивость.
  - Я рад... Давайте я помогу вам подняться...
  Девушка оперлась на его руку... и ахнула. Дело в том, что не успела она опомниться, как он приподняв ее легко, как пушинку, поставил на ноги. Девушка ошарашено смотрела на него снизу вверх. Этот черноволосый землянин с такими странными глазами и очаровательной улыбкой был выше ее на целую голову.
  Томас заметил ее замешательство...
  - Извините... я смутил вас...
  - Нет... ничего...
  - С вами действительно все в порядке?
  Девушка кивнула.
  - Ничего не болит?
  Девушка покачала головой.
  - Ну, тогда...
  Он оглянулся на поляну, которая была видна в промежутках между ветками кустарника, и увидел приближающуюся Элю. Она шла в их сторону, с играющей на губах улыбкой. Томас опять посмотрел на юную ламмитянку.
  - Тогда мне пора... Извините еще раз...
  Девушка сразу погрустнела, но видимо взяла себя в руки и согласно кивнула. Томас хотел было отойти от нее, но тут она вдруг воскликнула:
  - Но вы ранены!
  Томас обернулся.
  - Ранен? Где?
  - Вот здесь, - девушка взяла его руку, и Томас увидел на запястье небольшую царапину.
  - Странно... Когда это я успел? Видимо, об этот кустарник и поцарапался.
  - Вам, наверное, очень больно. Нужно скорее обработать.
  - Ну что вы... - Томас снисходительно улыбнулся. - Это всего лишь царапина. До свадьбы заживет, так говорят у нас.
  Он посмотрел на тонкую изящную ручку девушки, которая продолжала удерживать его руку. Девушка перехватила этот взгляд и смутившись, наконец, отпустила его.
  - Извините, - прошептала она.
  - Ничего... Это вы меня извините. Надеюсь, больше таких столкновений не будет. Иначе, мы покалечим друг друга.
  Она поняла его шутку и рассмеялась. Томас еще задержал на ней свой внимательный взгляд... И потом, быстро скрылся за кустарником...
  Он вышел навстречу к Эле. Та просияла еще больше.
  - Почему ты не дождался, когда я сама тебя найду?
  - Потому что мне не терпелось. Ты искала меня слишком долго...
  Он обнял ее за плечи и они пошли к поляне. Сам не понимая почему, он ни слова не сказал Эле о маленькой ламмитянке. Он помог девушке искать остальных друзей.
  А маленькая ламмитянка так и осталась в своем укрытии, наблюдая за ребятами. Но чаще ее взгляд обращался, все же, к нему. Она кусала в волнении губы... На лбу ее под короткой челочкой появилась горькая морщинка...
  
  Ребята еще какое-то время развлекались на поляне, прежде чем идти ужинать. Они играли в догонялки. Смех стоял на всю поляну. Самой счастливой из всех чувствовала себя Эля. Сейчас она готова была не только в догонялки играть, но и на голове стоять. Томас поцеловал ее! Впервые поцеловал! И теперь она просто купалась в темной синеве его смеющихся глаз. Она верила, что и он тоже счастлив. Конечно. Ведь он не спускает с нее глаз, он улыбается ей и догоняет только ее. Ребята тоже обратили внимание на изменения, произошедшие с Томасом и Элей. Кетин тихонько поздравила подругу. Серге тоже высказал свое удовлетворение по этому поводу. Хорошо, что в их кружке образовалась вторая пара. Только Энтони по своему обыкновению ворчал, что все его бросили. Да и Кирк как-то насупился. Наверное, он просто ревновал своего командира.
  После ужина стали расходиться по своим комнатам. Насыщенный день выкосил их. Всем хотелось спать. Эля думала, сделает ли Томас попытку остаться у нее? Но нет. Он только проводил ее до комнаты. Они почти кротко поцеловались.
  - Спокойной ночи, Элечка.
  - Спокойной ночи, Томас.
  - Ты не против, если мы не будем... форсировать события?
  Девушка смутилась.
  - Вовсе нет... Это и мое желание тоже...
  - Хорошо. До завтра.
  
  Он очень плохо спал эту ночь. Что-то тревожило его. Что-то не давало покоя. Одним из объяснений было то, что он чувствовал себя не совсем комфортно теперь, подчинившись желанию Эли - быть вместе. Ведь он не обманывается, это было - ее желание. Если бы она сама не спровоцировала его на отношения, он сам бы уже, наверное, не затеял их. Что-то сбило его на этой планете. Что-то заставило совсем забыть о девушке, которая вроде бы до этого ему нравилась. Он мучился. Все было не так. Все было неправильно. Он чувствовал это.
  
   * * * * * * *
  На завтра ребята полетели в обсерваторию. За ними заехали на летательной машине их новые друзья - молодые ламмитяне. Обсерватория только третьей своей частью находилась на поверхности. Все остальное уходило вглубь океана. Сначала ребятам показали океан с его красотами изнутри. Они находились под толстым стеклянным куполом, расположенным прямо в океане. Над ними плавали диковинные рыбы огромных размеров, настоящие чудовища, и рыбы поменьше, просто фантастической окраски. Все светились и переливались. А потом, ребятам предложили выйти в океан. Для этого они прошли в специальные помещения и переоделись в легкие скафандры для погружения в воду. Несмотря на кажущуюся легкость - тонкий слой ткани, - ламмитяне их уверили в том, что такой материал способен защитить их от давления толщи воды и от холода. На головы были одеты легкие стеклянные шлемы, на руки- тонкие перчатки из того же материала, что и скафандр.
  Ребята, зачарованно озираясь, вышли из стеклянного купола по специальному переходу прямо в открытый океан. Они были потрясены. Мир, окружающий их поражал и своей великолепной красотой, и своей мощью, и да, здесь было страшно! Они ощущали себя песчинками. Огромные толщи воды над ними были пронизаны лучами солнечного света. Вода лазурно-голубого цвета искрилась в этих волшебных лучах. Но в самые глубокие места солнце уже не проникало. С помощью ламмитян ребята стали постепенно осваиваться. Сначала они держались кучкой, но потом постепенно разбрелись кто куда. Только Кирка Томас держал при себе. Мальчик не отставал от него ни на шаг. Впрочем, Серге с Кетин тоже держались вместе.
  Они рассматривали причудливый рельеф дна, растения, животных и рыб в непосредственной близости. Некоторые рыбы подплывали к ребятам на расстояние вытянутой руки. Видимо, им тоже были любопытны эти новые существа под водой. Некоторые обитатели глубин на глазах меняли свою окраску. И много было светящихся существ. Они, как фонарики освещали собой пространство, не высвеченное солнцем.
  Кирк взобрался на небольшую скалу и очень довольный, спрыгнул с нее. Он медленно и плавно полетел вниз. Томас погрозил ему пальцем.
  - Будь осторожнее. Ничего себе не сломай.
  - Что ты, Томас, здесь ведь невозможно ничего сломать.
  - Это тебе только так кажется.
  Они переговаривались, благодаря встроенным в шлемы переговорным устройствам.
  Томас огляделся. Все ребята перепутались с ламмитянами. Невозможно было понять, кто из них кто. Все были в одинаковых костюмах. Он поискал глазами Элю. Но никак не мог найти ее. Все-таки, нужно было взять ее с собой. А не вести себя, как мужлан. Опять она будет обижаться. Он вздохнул и отвлекся на маленькую рыбешку, подплывшую прямо к его лицу. Он осторожно убрал ее. Но рыбка и не подумала уплыть. Движение руки привлекло ее. Она двинулась к пальцам парня. Он улыбнулся и протянул ей руку, желая погладить. Может она позволит и такое? Рыбка, как будто довольно, вильнула ярко алым хвостом. Она была красавица. И сделала попытку приблизиться к его руке. Но в следующую секунду, Томас заметил чье-то движение рядом с собой. Чья-то маленькая рука легла на его руку и медленно отвела ее от рыбки. Томас удивленно оглянулся.
  Что это опять смотрело на него нереально потустороннее? Опять эта окутывающая зелень. Кажется, она поставила себе целью оккупировать его окончательно. Ему показалось, что даже вода рядом с этим милым личиком стала зеленоватого цвета от света, льющегося из раскосых глаз.
  Девушка виновато улыбнулась.
  - Я не хотела вам мешать, - проговорила она на своем быстром языке, машинка все исправно перевела. - Но эту суломо трогать нельзя.
  Томас растерялся.
  - Да? А что с ней не так?
  - Она ядовита. Смертельно. Даже мы можем не успеть оказать помощь. Все, кто работает в обсерватории, привиты от ее яда. Но вам землянам мы не могли поставить прививку. Никто не знает, как ваш организм отреагирует на нее.
  - А как же все ребята?
  - Не переживайте. С ними уже провели разъяснительную беседу. Если не возражаете, я и дальше побуду с вами. Вдруг что-то случится. Ко всем вашим друзьям тоже приставлены гиды.
  Томас улыбнулся:
  - Не возражаю. И подозреваю, что мне достался самый очаровательный гид из всех. Но откуда вы, милая дочь Порка?
  - Я приехала позже вас. Тут большинство моих друзей. Они все давно с вами подружились. От них я и узнала о вашем намерении посетить обсерваторию.
  - Понятно.
  К ним подплыл Кирк и они все втроем продолжили исследовать животный мир океана. Девушка даже сводила их в какую-то пещеру, в которой они видели много отложенной икры самых разных рыб. Они были очень осторожны, чтобы ничего не повредить.
  Кирк был в восторге и от гида и от экскурсии. Девушка очень увлекательно рассказывала им об устройстве жизни океана. Они ушли довольно далеко и возвращались уже тогда, когда их стали искать по переговорным устройствам.
  Томас увидел ребят и помахал им рукой. Девушка извинившись, неожиданно покинула их и поспешила к своим друзьям, тоже ждавшим ее. Томас посмотрел ей в след и подумал, что за все время экскурсии так и не решился спросить ее имя.
  - Куда вы подевались? - с беспокойством спросила Эля, когда они приблизились. - Нельзя же быть такими беспечными.
  - А мы были не одни, - довольно ответил Кирк. - Нас сопровождала дочь Порка.
  - Кто? Та злючка?
  - Она вовсе не злючка. Такая милая и вежливая.
  - Но откуда она взялась? - удивился Серге. - Ее ведь не было среди ламмитян.
  - Она потом подъехала, как она объяснила, - ответил Томас.
  - И она провела вам экскурсию?
  - Да. Очень интересную.
  - Повезло, - протянул Энтони. - Надо было мне пойти вместе с вами. Мой гид был хоть и симпатичный, но парень.
  Ребята посмеялись и стали подниматься по коридору обратно в обсерваторию.
  Они переоделись и наконец, поднялись на поверхность. Они все еще возбужденно общались со своими новыми друзьями, делясь впечатлениями.
  Томас несколько раз поймал себя на том, что ищет зеленоглазую ламмитянку среди остальных. Но ее нигде не было видно. Уж не приснилась ли она ему? И ее вовсе не было с ним рядом в океане? Может, это были галлюцинации?
  Наконец, когда уже стали прощаться с ламмитянами, он буквально физически ощутил на себе чей-то взгляд. Он поднял глаза и увидел эту пристальную зелень, направленную на него. Девушка улыбалась, как будто застав его врасплох и поняв это. Он совсем смутился. Он чувствовал себя паршиво. Как под микроскопом.
  Девушка походила вокруг, пообщалась с собратьями, как будто не могла решиться подойти к землянам. Но потом все же... пошла...
  Она ворвалась в их плотный кружок и растерянно огляделась. Ребята были поражены ее стремительностью. Возникла довольно неловкая пауза. Никто не знал, как вести себя с незнакомкой. Честно сказать, они даже немного поежились. Они помнили по своему первому впечатлению, что она не очень-то дружелюбна, эта маленькая дочь Порка.
  Через несколько секунд замешательства, она все же проговорила:
  - Извините меня. Кажется, я веду себя довольно странно...
  Первой нашлась Кетин. Она дружелюбно проговорила:
  - Ничего страшного. Со всеми бывает. Мы очень рады опять видеть вас.
  Девушка удивленно вскинула брови.
  - Как? Вы узнали меня?
  - Ну, конечно. Вы - дочь Порка, не так ли? Вы подготовили такой прекрасный концерт в честь нашего прилета, было бы странно, если бы мы не запомнили вас.
  - Я так рада, что вы запомнили меня. Но, кажется, при всех наших прежних встречах я вела себя не совсем хорошо. Простите меня за это. Я тогда была не в духе. Как жаль, что я не смогла это скрыть от вас. Мне вообще всегда трудно что-то скрывать. Любое мое настроение... любое чувство лезет из меня наружу...
  При этих словах, девушка опять посмотрела на Томаса...
  - Я пришла познакомиться с вами... Мы ведь так и не познакомились...
  Было непонятно, обращается она к Томасу, на которого смотрела, или ко всем ребятам. Друзья стали с улыбками переглядываться между собой. Томас сам решил прервать это странное положение. Он проговорил:
  - Мы с удовольствием познакомимся с вами, как и со всеми вашими друзьями. Скажите, как вас зовут?
  Девушка метнула на него свой обжигающий взгляд.
  - А вас?
  Томас опешил.
  - Меня? Вы хотите знать конкретно мое имя?
  - Да! Скажите мне его, пожалуйста. Я не могу больше ждать.
  Ребята удивленно и лукаво заулыбались и опять переглянулись. Серьезными оставались лишь Томас и Эля. Он, потому что эта девочка совершенно сбила его с толку своими пламенными взглядами и речами. А она, потому что удивлялась столь нескромному интересу.
  Томас молчал и тогда его подтолкнул Серге.
  - Ну что же ты? Совсем обалдел под прицелом этой жуткой зелени? Девушка ждет, не будь невежей.
  Томас отмахнулся от него и проговорил тихо, без улыбки:
  - Меня зовут Томас. Не слишком сложно?
  - То-мас... - заворожено прошептала девушка, - Что вы... совсем не сложно... Томас.... Как чудесно звучит... У вас прекрасное имя...
  Томас улыбнулся насмешливо.
  - Правда? Я всегда считал, что ничего особенного.
  - Оно особенное... Оно восхитительно!
  Томас в замешательстве покусал губу. Эта девочка говорила ему слишком много комплиментов. Это смущало его. Он совсем не был к этому готов. И теперь терялся. Чтобы скрыть свою растерянность, он поспешил представить ей всех друзей:
  - Познакомьтесь... Это Кетин, Эля, Серге, Энтони... Кирк...
  Девушка кивала всем ребятам и улыбалась... После этого Томас спросил:
  - Ну, а как же зовут вас?
  - Мое имя Лорриан, - ответила девушка.
  - Лорриан. Прекрасно. Совсем несложно. И как-то, не по-инопланетному, что ли...
  - Что вы имеете в виду?
  - По-нашему. Поземному.
  - Вы разочарованы?
  - Я? Нет. По-моему, достаточно и вашей необычной внешности... ваших глаз... Если бы у вас было еще и имя какое-нибудь замудреное, это был бы уже перебор.
  Они, улыбаясь, смотрели друг на друга.
  Эля поежилась. Ей совсем не понравилось то, что Томас одарил эту инопланетянку такими комплиментами. Что это за взаимные их улыбки?
  - Что ж, - подал голос Энтони, - осталось только перейти на 'ты' и церемония знакомства будет окончена. Вы, как Лорриан, не против?
  - Нет, - опомнилась девушка, - Вы хоть и старше меня, мы можем говорить друг другу ты. Особенно вы мне.
  Ребята посмеялись.
  Еще несколько минут общения, и она снова исчезала.
  - Мне пора. Друзья ждут меня.
  - Уже уходишь? - расстроился Энтони.
  - Да... Я приду к вам еще. Можно?
  - Конечно, - дружелюбно ответила Кетин. - Мы будем рады продолжить наше знакомство. Приходи, Лорриан.
  - Приду...
  Девушка побежала прочь. Парни невольно все смотрели ей вслед. Какое-то притяжение исходило от этой удивительной маленькой инопланетянки.
  - Красавица... Бесспорная богиня... - мечтательно проговорил Энтони. - Жаль только, что малолетка. Совсем еще ребенок.
  - Ну, с Кирком же мы дружим, - пожал плечами Серге, - хотя он тоже малолетка.
  - Ты прав. Просто хотелось бы попробовать приударить за инопланетяночкой. Тем более, за такой очаровательной.
  - Ладно ты, Тони, не раздувай свою фантазию, - улыбнулась Кетин. - К тому же, кажется, наша инопланетяночка явно влюбилась в кого-то другого.
  Она скосилась на угрюмо молчавшего Томаса. Тот посмотрел на нее и сказал:
  - Не выдумывай, Кетин. Ты говоришь чушь.
  - Разве? По-моему, все это заметили. Правда, ребята?
  - Правда, правда, - покивал, улыбаясь Серге.
  - Успокойтесь. Это - интерес. Наверное, просто, как к инопланетному существу. - попытался отбиться Томас.
  - А у тебя? - задумчиво спросила Эля.
  - Что у меня?
  - Тоже интерес, как к инопланетному существу? Прости, но ты отвесил ей столько комплиментов за пять минут общения, сколько не говорил мне никогда.
  - То, что я заметил ее необычные глаза, так что в этом такого? Все их заметили. Успокойся, Элечка, - он приобнял ее за плечи. - Ну, что с тобой? Будешь ревновать меня к инопланетянке?
  Эля доверчиво прижалась к нему.
  - К кому угодно. Пусть не смотрит больше на тебя так.
  - Хорошо. Я запрещу ей при следующей встрече.
  Ребята рассмеялись, глядя на них.
  Ребята поехали домой. Но, так или иначе, весь вечер разговор их, то и дело сводился к новой знакомой. Успокоенная уговорами Томаса, Эля больше не ревновала и даже была не против продолжить с ней общение. Но, в конце концов, все испортил Кирк. Ложась спать, он мечтательно проговорил:
  - И все же, она удивительная красавица. В такую девчонку трудно не влюбиться.
  Эля опять насупилась, а Томас пригрозил Кирку кулаком, чтобы он замолчал и не смел больше нагнетать обстановку.
  
  
  Лорриан ... На первый взгляд, обыкновенная девушка. Молоденькая ламмитянка, ничем не отличающаяся от своих подруг и сверстников. Ну, может быть, только слишком уж яркой внешностью - уже сейчас знакомые ребята заглядывались на нее. Особенно рьяным поклонником был парень, которого звали Милл. Он был сыном друга ее отца. На два года старше ее. Этакий симпатичный и положительный во всех отношениях семнадцатилетний увалень. Лорриан удивлялась его чувствам, считала себя малолеткой для него. А он, как он сам выражался, ждал ее. Ждал, когда она подрастет, ждал ее чувств, ждал долго и готов был ждать хоть всю жизнь. Эти его высокопарные выражения всегда смешили Лорриан.
  Сама она придавала мало значения своему хорошенькому личику. Не любила крутиться перед зеркалом, в отличие от большинства подруг. И вообще, снискала себе славу вздорной, взбалмошной девчонки, которая любила всеми верховодить. И замашки лидера в ней были заложены. Как только Милл и друзья ее терпели? Тем не менее, ей прощали все. Она была так очаровательна в своей взбалмошности, что растапливала сердца самых, казалось бы, непроходимых зануд. И еще, ее считали девушкой с причудинкой. Она была совершенно непредсказуема. То уподоблялась смертоносному цунами, сыпала идеи, спорила, доказывала свою точку зрения, а то стихала, и ее в компании было вообще не видно и не слышно. Она могла быть непревзойденной хохотушкой, а уже через минуту хандрить и доставать всех своим плохим настроением. Могла и вообще исчезнуть на несколько дней из поля зрения друзей. И никто не знал, куда? В общем, по мнению большинства, странная она была.
  А в последние месяцы она вообще почти всегда пребывала в плохом настроении. Была задумчива, скучна и никого не допускала в свои мысли, предпочитая уединяться. Она отошла даже от своей самой близкой подруги - Мелисы, не открываясь перед ней до конца.
  А все дело было в том, что с некоторых пор ее посетило странное, неприятное ощущение... Она что-то предчувствовала... Как будто, на нее надвигалась какая-то страшная неведомая сила. И она ее боялась... Боялась чего-то... или кого-то...
  Теперь, когда прилетели эти странные пришельцы с какой-то неведомой ей планеты, чувство это усилилось еще больше. Ей сразу не понравился их неожиданный прилет.
  А потом... случилось то, что расставило все по своим местам в ее головке. Она увидела Его... Ее страх предстал перед ней в образе пришельца...
  Собственно, сам страх сразу отступил. Но боль в сердце все равно не проходила... Ей стало еще тяжелее...
  
   * * * * * * *
  Утром Энтони первым вышел из домика подышать свежим воздухом. И тут же наткнулся на маленькую ламмитянку. Они оба смутились.
  - Ух ты! - выдохнул он. - Как ты неожиданно, Лорриан.
  - Извините. Я не вовремя?
  - Нет. Мы уже встали. Молодец, что пришла.
  Парень смотрел на девушку, не отрывая взгляда.
  - Какая же ты... Нет, на земле точно нет таких девушек...
  - Каких? - улыбнулась она.
  - Таких необычных. Даже не могу сказать, просто красивых. Что-то в тебе... чему не знаю названия...
  Она смущенно опустила глаза. Энтони покачал головой.
  - И мне до сих пор не верится, что я вот так запросто общаюсь с инопланетянкой. Почему вы так похожи на нас?
  - Наверное, у нас один генетический код.
  - Наверное. И это здорово.
  Он пригласил ее войти в дом. Ребята встретили ее очень дружелюбно. Даже усадили за стол завтракать вместе с ними. Лорриан быстро освоилась в общении со своими новыми знакомыми. Она рассказала, что учится в космической академии и что они уже летали на практику на одну из ближайших планет в их солнечной системе. Услышав про полеты, ребята ощутили острую потребность посетить "Коир", по которому успели соскучиться. Лорриан согласилась сопроводить их на космодром. Она связалась с отцом по рации и спросила разрешения на это. Тот дал его. При этом он спросил:
  - Ну что, ты уже не ворчишь по поводу прилета этих инопланетян? А даже работаешь у них экскурсоводом?
  Девушка смутилась на его замечание. А ребята не удержались от смеха. Их радовало то, что даже юмор их был понятен друг другу.
  
  Когда ребята взошли на "Коир" они с ностальгией огляделись, вспомнив свой первый незабываемый полет в космосе.
  - Этот корабль не очень большой по сравнению с теми, что выпускаются сейчас. Теперь это настоящие межгалактические станции, - сказала Лорриан.
  Томас подошел к пульту управления и задумчиво пробежался по нему взглядом.
  - Но согласись, что для таких неопытных астронавтов, как мы... Можно сказать - дилетантов, "Коир" представляется именно такой огромной фантастической станцией, - проговорил он.
  Лорриан посмотрела на него и потом тоже подошла к пульту. Она остановилась около парня.
  - Вам понравилось управлять им? Вообще, космос приворожил уже вас, как и всех, кто соприкасается с ним впервые?
  Томас вскинул на нее свой внимательный взгляд.
  - Вообще-то... да... А ты говоришь со знанием дела, Лорриан.
  Она улыбнулась.
  - Потому что я действительно знаю. Знаю, что такое притяжение космоса. И я желаю вам стать настоящим командиром большого корабля.
  Томас усмехнулся.
  - Это невозможно.
  К ним подошла Кетин и сказала с шутливым упреком:
  - Лорриан, так не честно. Ты сманиваешь от нас нашего командира. Учти, что мы его не отдадим. Он не соблазнится даже на самые большие корабли.
  Ребята все рассмеялись на ее шутку. Лоррриан же пожала плечами.
  - Я не могу ничем соблазнить его. В моем распоряжении нет космических кораблей.
  Потом Лорриан потрогала один из рычагов на пульте и спросила:
  - Ребята, а вы в своем полете развлекались невесомостью?
  - Невесомостью? - подскочил к ней Кирк. - Нет. А что, это возможно?
  - Ну, конечно... - снисходительно улыбнулась девушка и медленно потянула на себя рычаг.
  Из соображения безопасности Томас с Серге его никогда не трогали. Сейчас ребята в волнении ожидали, что же будет?
  - Ну... что вы чувствуете? - спросила Лорриан.
  Ребята действительно замерли, пораженные собственными ощущениями.
  - Невероятно... - прошептала Кетин. - Такое ощущение, что из тела уходит весь вес. Я не чувствую больше его...
  - Да... Что-то подобное, только в меньшей степени ощущаешь, когда находишься в воде, - вторил ей Серге.
  - Правда приятное ощущение? - спросила Лорриан. - А теперь, попробуйте оттолкнуться от пола... Вот так...
  Она легонько оттолкнулась и плавно подлетела вверх. Ребята, как завороженные смотрели на нее.
  Томас уже хотел последовать ее примеру, но потом вспомнил об Эле. Он взял ее за руку и уже после этого оттолкнулся. Но он не рассчитал силу толчка. Они подлетели слишком стремительно и ударились о потолок. После этого им пришлось расцепить руки и действовать самостоятельно. Ребята, смеясь, тоже последовали их примеру. Зрелище, конечно, было комичное. Они болтались в воздухе совершенно беспомощные, но такие счастливые. Лорриан, как более опытная помогала им. Она учила их кувыркаться в пространстве. Она научила их, легонько отталкиваясь, достигать цели. Например, противоположной стены или пола.
  В итоге всех этих игр, все ребята оказались беспомощно болтающимися, и никто не знал, как добраться до пульта, чтобы отключить невесомость. Дистанционное управление Лорриан взять с собой в полет забыла.
  У Серге с носа съехали очки и уплыли от него. От этого он чувствовал себя еще более беспомощным. После нескольких неудачных попыток догнать очки, он взмолился, наконец:
  - Томас, сделай же что-нибудь. Я больше не могу находиться в этом подвешенном состоянии.
  - Серге, я бы с удовольствием. Но я в таком же, состоянии, как и ты.
  Он оглядел ребят. Все они болтались на значительном расстоянии друг от друга. И только Лорриан каким-то чудом оставалась в пределах его досягаемости. Они посмотрели друг на друга и кажется, без слов поняли, как им нужно действовать. Томас протянул ей руку и девушка осторожно, чтобы случайно не оттолкнуться от него, вложила в нее свою ладонь. Одновременно они стиснули руки друг друга. Потом Томас потихоньку потянул ее к себе. Девушка поддалась, но и сам он все равно неумолимо отдалялся от нее. На него действовала сила отталкивания. Ребята затаив дыхание, наблюдали за их маневрами. Это бесконечное движение закончилось лишь тогда, когда Томас, наконец, уперся спиной в стену. От напряжения у него на лбу выступили даже капельки пота.
  - Лорри... - прошептал он, - я не знаю, каким чудом мне удержаться около стены. Малейший толчок и мы...
  - Толчок нам и нужен, - уверено сказала девушка, - Только постараемся направить его в нужном направлении.
  Она осторожно повернулась спиной, и он обхватил ее за талию.
  - Ты умница, Лорриан. Ну а теперь, держись... Мы пускаемся в стремительный полет...
  Серге, улыбаясь, прищурил свои подслеповатые глаза и сказал весело:
  - А вы увлеклись, ребята. Под видом спасения нас от невесомости, вы решили пообниматься...
  Ребята все рассмеялись. И только Эля возразила:
  - Что ты болтаешь, Серге? Томас вынужден так поступать. Так что не возводи на него напраслину.
  - Да что ты? Что ты, Элечка? Не трогаю я твоего Томаса. Я просто шучу.
  - Шути, шути, да знай меру!
  Нет. Эля явно растеряла все чувство юмора.
  Тем временем, Томас прикинул в голове направление и скорость полета и потом, покрепче обхватив Лорриан, уверенно оттолкнулся от стены. Они так стремительно полетели к пульту управления, что у Лорриан захватило дух, и она завизжала. Ребята рассмеялись над ее испуганной мордашкой. Она впилась пальцами в руку Томаса. А он, выведя вторую руку вперед, изо всех сил схватился за спинку кресла, стоящего у пульта.
  - А теперь, Лорри, перестань так впиваться своими острыми ноготками в мою руку... Ты делаешь мне больно. И отключи невесомость, - проговорил он потом.
  Лоррриан покраснела и исполнила его просьбу.
  - Извините меня... Я как-то неосознанно... Я не хотела причинить вам боль...
  - Охотно верю, - продолжал шутить Томас.
  Он, наконец, ощутил привычную тяжесть во всем теле... И не совсем привычную в руках... Ах, да! Он же продолжал удерживать на весу Лорриан. Он отпустил ее и размял порядком затекшую руку. Это была та же рука, которую он оцарапал о кустарник несколько дней назад при столкновении с Лорриан. Девушка виновато смотрела на него, и на царапину, а теперь еще и на следы от своих ногтей на его руке. Он перехватил ее взгляд и улыбнулся.
  - Все в порядке. Мне почти не больно.
  - Из-за меня вы столько раз пострадали.
  - Ничего страшного.
  Тем временем, ребята все опустились кто куда. И Кирк даже оказался сидящим на плечах у Энтони. Вот уж кто хохотал от души. Серге наконец-то смог нацепить свои злополучные очки - путешественники. Кетин смеялась над ним.
   Томас поспешил к Эле. Он помог ей подняться с пола.
  - Ну, как ты? Не ушиблась?
  - Нет. Все в порядке. Только больше я летать не хочу.
  - Почему? Тебе не понравилось?
  - Нет. Потому что ты летал не со мной.
  - Это были вынужденные полеты, моя ревнивица... Ты неисправима...
  - Да... потому что без ума от тебя... - прошептала, краснея девушка.
  Она сама потянулась к его губам. Он поцеловал ее, правда, несколько сдержанно. Здесь ведь были все ребята. Но они все равно заметили эту интимную сцену и весело заулюлюкали.
  - Вот это здорово! Вот это класс, ребята! Вы времени зря не теряете!
  Томас смутился и отстранился от Эли.
  Лорриан тоже почему-то покраснела и отвернулась к пульту.
  После того, как ребята вышли из "Коира", Лорриан сразу покинула их. Она отговорилась тем, что ее опять ждут друзья.
  
   * * * * * * *
   На следующий день ребята были приглашены на 'охоту'. Для этой цели в отдаленной части леса у ламмитян был разбит специальный заповедник. Там в естественных условиях жили и размножались мясные породы животных. Как заметили ребята, ламмитяне ели мяса очень мало. Отдавали предпочтение морским обитателям, фруктам, зелени. Но совсем без животного белка они обойтись не могли. Поэтому и были созданы такие заповедники.
  Каждому из ребят вручили по небольшой пластине, напоминающей зеркальце. Девчонки даже принялись поправлять свои прически, глядя в них. Но ламмитяне быстро остановили их.
  - Осторожнее. Нельзя допускать, чтобы в колентусы попал луч солнца. Вы убьете себя. Так что, спрячьте пока оружие в чехлы.
  Ребята недоуменно переглянулись и поскорее попрятали свои 'зеркальца', не желая больше доставать их. Но уже через полчаса, когда они на летательных машинах - эхолетах прилетели в заповедник, перед ними развернулось такое увлекательное действие, что они невольно потянулись за ними. Дело в том, что ламмитяне охотились, поймав в свои 'зеркальца' лучики солнца и направляя солнечных зайчиков на животное. Животные напоминали земных диких кабанов, только покрытых толстым чешуйчатым панцирем. Чешуйки переливались на солнце разноцветными красками и тем самым создавали вокруг животного необычайно красивый светящийся ореол. Жалко было убивать такую красоту. Девочки решили не участвовать в этом. Парни же, напротив, принялись за охоту с большим азартом. Тем более, ламмитяне объяснили им, что животные не испытывают при этом ни малейшей боли. Луч из колентусов просто моментально усыплял их.
  Охота закончилась тогда, когда усыпили с дюжину животных. Ламмитяне перешли на сбор фруктов. Принцип был тот же. На фрукт направлялся луч света и тот, сорвавшись с ветки, летел на растянутый под деревьями тэн. Здесь их собирали и складывали в большую емкость. Интересно заметить, что емкость эта в сложенном виде была не больше портсигара и по форме напоминала его же. А вот раскладывалась она до очень больших размеров. Когда, наконец, тара была наполнена, ее и туши животных автоматы загрузили в специальные грузовые эхолеты. Экспедиция отправилась обратно в поселок. В Кардо фрукты раздали жителям сразу, а мясо отправили на первичную обработку.
  Ламмитяне объяснили ребятам, что если кто-то не мог ждать планового выезда на охоту этого спец.отряда, то он всегда мог слетать в заповедник на своем собственном эхолете и самостоятельно пополнить свои семейные запасы.
  Ребята были очень довольны тем, как повели день. И уставшие, но полные впечатлений, уже поздно вечером завалились в свой дом. Быстренько поужинав, они разошлись по своим комнатам. И только Эля еще долго сидела у Томаса. Они делились своими впечатлениями от проведенного дня, а потом...целовались.... Только к часу ночи Томас проводил девушку в ее комнату. Вернувшись к себе, он, прежде чем лечь, остановился около распахнутого окна. Свежий ветерок приятно обдувал его лицо. Он задумчиво вглядывался в темноту...
  Но вдруг, в один из моментов ему показалось, что он увидел какое-то движение около одного из деревьев. Это походило на чью-то тень. Он вздрогнул. Потом вцепившись в подоконник, наклонился вперед. Его глаза жадно впились в эту кромешную темноту. Но больше он ничего не видел. Ни тени, ни движения...Кто-то, видимо, скрылся в зелени сада.
  Томас еще с минуту постоял в ожидании, но больше ничего не происходило. Он благоразумно закрыл окно приспособлением, напоминающем жалюзи. И с некоторой тревогой в сердце завалился в свою постель.
  
   * * * * * * *
  Прошло еще несколько дней. Теперь экскурсии ребятам проводили их знакомые ламмитяне. Лорриан у них больше не появлялась.
  Ребята уже даже начали волноваться - уж не случилось ли чего? Кирк теребил Томаса.
  - Томас, ну пойдем, сходим к Лорриан. Узнаем, почему она не приходит. Может, заболела?
  - Кирк, успокойся. Если захочет, сама придет. Мы не будем ей навязываться.
  - Томас прав, - кивала Эля. - Нечего бегать за ней. Может она сама знать нас не хочет.
  - Какие глупости - навязываться, - возразила Кетин. - Почему бы нам и не навязаться ей, если мы хотим с ней дружить? Меня это нисколько не смущает. Славная девочка.
  - Я тоже так считаю, - поддакнул Серге.
  Ребята рассмеялись.
  - Да ты, Серге, всегда тоже так считаешь.
  - Ну, хорошо, - весело заявил Энтони. - Я схожу за Лорриан. Я не гордый. И потом, она жутко мне нравится. Попробую вскружить ей голову.
  - Выбрал бы кого-нибудь повзрослее, - посоветовала Эля.
  - Ну что ты. Это невозможно. Дело в том, что у этой девочки мне очень нравятся ее глазки. Ни у кого здесь таких больше нет. Я проверял.
  Ребята опять рассмеялись.
  Томас отошел к окну и задумчиво посмотрел на улицу. Погода сегодня была нежаркая. Даже пасмурная. Он поежился от налетевшего ветерка, подумав, что нужно бы переодеться в рубашку с длинным рукавом. Он как-то неосознанно погладил свою руку в том месте, где до сих пор остались следы от острых ноготков Лорриан и потом посмотрел на них.
  Кирк подошел к нему.
  - Томас, почему ты не в настроении?
  - Не в настроении? Что-то не замечал...
  - А тебя разве не учили в детстве не врать?
  Томас рассмеялся и потрепал мальчишку по голове.
  - Мой мудрый малыш. От тебя ничего не скроешь.
  - Это правда. Ну, так что, идем к ней?
  - К ней?
  - Ну да, к Лорриан. Иначе, нас опередит Энтони. Ты же этого не хочешь?
  Томас безнадежно покачал головой, но ничего не ответил. Кирк взял инициативу в свои руки.
  - В общем так. Ждите нас. Мы скоро будем.
  - А вы куда? - удивилась Эля.
  - Мы с Томасом сходим за Лорриан. Он наконец-то согласился. И прошу, без возражений. Эля, я верну тебе твоего Томаса через десять минут в целости и сохранности. А ты, Тони, тоже лучше подожди нас здесь. Чего идти толпой?
  Ребятам оставалось только изумленно хлопать глазами. Этот малыш изумил их своей рассудительностью.
  Томас еще виновато улыбнулся Эле. Но Кирк уже тащил его к выходу. Он не мог ему сопротивляться...
  
   * * * * * * *
  Мальчишка тащил его за руку по поселку. Им приходилось постоянно здороваться со встречающимися ламмитянами. Те были очень дружелюбны, и только завидев ребят, широко улыбались им. Эти приветливые улыбки, в конце концов, улучшили настроение Томаса. На душе полегчало. И только немного свербила совесть.
  - Кирк, тебе не показалось, что Эля опять обиделась?
  - Обиделась? Да нет.
  Томас вздохнул.
  - А мне кажется, что это именно так. Походу, я действительно веду себя несколько странновато для пылкого влюбленного.
  Кирк очень удивился:
  - А ты разве влюблен в нее?
  - Ну... да. А ты разве не заметил?
  - Нет. Не заметил. Почему же тогда у тебя глаза не блестят, когда ты смотришь на нее?
  - Глаза не блестят? - Томас от души рассмеялся. - Ну, Кирк, ты скажешь тоже. Откуда ты знаешь, что они должны непременно блестеть?
  - Как откуда? Знаю и все. Странно, что ты этого не знаешь.
  Кирк бегом бросился к дому Лорриан. Этот вездесущий мальчишка знал уже даже то, где он находится. И как только он все успевал?
  Томас же удивленно и задумчиво посмотрел ему в след. Этот семилетний малыш не переставал поражать его своей разумностью.
  Он подошел к розовому дому минуты на две позже мальчика. И к своему удивлению нашел его не у дверей, как положено, а... около раскрытого окна. Тот без всякого стеснения заглядывал в комнату. Томас огляделся по сторонам. Как бы кто-нибудь из прохожих не увидел столь нелицеприятной картины. Им повезло. На улице в этой части поселка было пустынно.
  - Кирк, - приглушенно позвал Томас. - Как тебе не стыдно? Сейчас же отойди от окна и иди сюда.
  - Это ты иди сюда, - зашептал Кирк. - Лорриан здесь.
  - Прекрасно. Только мы войдем через дверь. Веди себя прилично.
  - Да перестань ты комплексовать, Томас. Иди же сюда. Такого ты еще не видел.
  Томас безнадежно покачал головой, и еще раз оглядевшись по сторонам... все же шагнул к окну. Кирк посторонился.
  Томас увидел совсем небольшую комнату, выполненную в светло-зеленых тонах. И пол и стены и потолок были обделаны узорчатым материалом. Мебели не было, кроме огромной, почти в полкомнаты, кровати. Но зато все стены, как обычно были в разноцветных кнопочках. Что говорило о том, что все остальное находилось в стенах.
  Девушка действительно была здесь. Она лежала на своей шикарной кровати и спала. Она была одета в какие-то смешные коротенькие штанишки и рубашку, похожую по покрою на младенческую распашонку. Она тоже была коротковата и заканчивалась прямо под грудью. Девушка лежала на спине, раскинув руки и ноги поверх покрывала, ничем не прикрытая. Ее живот был обнажен. И именно это и привлекло внимание Кирка. Он тронул Томаса за руку и прошептал:
  - Посмотри... Вот еще одно доказательство того, что ламмитяне такие же люди, как и мы.
  - Ты о чем?
  - О пупке. Смотри, он у нее есть. Обыкновенный, как и у всех нас. Значит, ее родила женщина... ее мама...
  Томас улыбнулся, разглядывая плоский и чуть смугловатый от загара живот девушки. А потом прошептал:
  - Если у меня когда-нибудь будут дети, хотел бы я, чтобы они были такими же умненькими, как ты, Кирк.
  Он помолчал.
  - Однако, что же нам делать? Она спит. Не будить же...
  - А почему нет? Нечего среди белого дня спать. Что ночью делать будет?
  Не успел Томас опомниться, как Кирк уже громко позвал девушку по имени. Томас готов был сквозь землю провалиться, настолько ему было неловко сейчас.
  Лорриан проснулась быстро. Она открыла глаза. И так как она лежала лицом к окну, ребята сразу увидели это. Ее заспанные и от этого еще более раскосые глазки уставились на них своей яркой зеленью. Девочка, как и все ламмитяне, носила коротенькую челочку до бровей. Но сейчас она растрепалась, открыв чистый, не очень высокий лоб. Брови у нее были темнее волос и красивыми перышками вразлет обрамляли чудные глаза. Ресницы тоже были почти черные и к тому же очень длинные, что даже отбрасывали тени на пухленькие румяные ото сна щечки. Губы ее тоже припухли, как у ребенка. Да собственно она и была еще ребенком. По крайней мере, так казалось Томасу. Но в этом трудно было ошибиться. Выражение славненького личика действительно было еще совсем детским. Особенно в эту минуту, когда ее застали врасплох сонную.
  Лорриан продолжая смотреть на Томаса своими ничего не понимающими глазами, вдруг тихо что-то произнесла на своем языке. Кирк сориентировался быстро. Он нажал кнопку на своем переводчике, прикрепленном к рубашке. Девушка продолжала говорить безразличным, сонным голосом:
  - Это сон... это может быть только сном... Томас... вы... здесь... в моем сне...
  Кирк хихикнул. Томас тоже не смог удержаться от улыбки. И это, наконец, отрезвило ее. До нее дошло, что она уже проснулась.
  Нет. Она никогда не встречала более красивого парня. Чего стоила только эта его очаровательная улыбка... И взгляд, прожигающий насквозь.
  Лорриан в мгновение ока соскочила с кровати и подбежала к окну. Ее все еще заспанные глазки жадно впились в его лицо, а пальцы - в его руки, лежащие на подоконнике. Томас продолжал улыбаться.
  - Лорриан, ты слишком эмоциональна. Вот видишь, у меня опять будут синяки от твоих коготков.
  Лорриан хлопала своими длинными ресницами, а потом перевела взгляд на его руки. Она увидела красные следы на запястьях.
  - О, Томас... это... это я?!
  - Ну а кто же еще? Но только не пугайся так. Я совсем не сержусь. Мы тут с Кирком пришли проверить, что с тобой случилось? Почему ты пропала?
  Девушка, наконец, отпустила его руки и вздохнув опустила глаза.
  Кирк сказал:
  - Лорриан, зря ты к нам не приходишь. Ты всем ребятам очень нравишься. Мы хотим с тобой дружить. А ты разве нет?
  - Я? Я конечно очень хочу... Но...
  - Лорри, - проговорил Томас тихо, - пригласи нас в дом. Как-то неудобно разговаривать через окно.
  Лицо девушки озарилось радостной улыбкой, когда она заслышала то имя, которым ее называл только он.
  - О, конечно... конечно. Простите меня, Томас. Я веду себя ужасно глупо. Сама не знаю, что со мной.
  Томас сначала подсадил Кирка. А потом легко перепрыгнул через подоконник и сам оказался в комнате. Он деловито огляделся, остановив взгляд на широкой постели. А бесцеремонный Кирк даже уселся на нее, не найдя больше ничего, на что бы можно было приземлиться.
  - Вы, Томас, тоже можете сесть на кровать, если хотите... - сказала девушка.
  - Нет, спасибо... Лорри, сначала я думал, что мне это только кажется. Но теперь вижу, что нет. Ты обращаешься ко мне на 'вы'. Почему?
  Лорриан смутилась.
  - Сама не знаю. Мне трудно сказать вам ты. Вы ведь такой взрослый.
  - Да? Почему-то с Серге и Энони у тебя таких комплексов не возникает. А мы с ними ровесники. Ну, так что? Будем исправлять положение? А то, честное слово, ты заставляешь меня чувствовать себя стариком. Я понимаю, что я тебя старше, но не настолько же...
  - Хорошо, - смущенно кивнула девушка. - Я постараюсь, Томас, обращаться к вам на 'ты'.
  Он рассмеялся.
  - Ты неисправима, Лорриан.
  - Томас... я тоже хотела... просить вас... тебя....
  - Проси, что угодно. За это твое первое - 'тебя', я исполню любое твое желание.
  Кирк хитро улыбнулся.
  - Ну, ты хватанул, Томас. Рискованное обещание.
  Томас улыбнулся и вопросительно посмотрел на девушку.
  - Томас, называй меня всегда, так как ты называл... Лорри... Мне это очень нравится.
  - И это все? - разочарованно спросил Кирк. - Ну, Лорриан, ты странная девушка. Просила бы больше, пока Томас добрый.
  - Ладно, ты, не умничай! - строго оборвал его парень.
  - Ну а что? - продолжал веселиться мальчишка. - Могла бы попросить хотя бы поцеловать ее.
  Томас взглянул на него негодующе.
  - Кирк!
  - А что я такого сказал?
  Лорриан совсем смутилась и опустила глаза.
  - Извините... Это я виновата... Дала повод всем и Кирку, в том числе думать, что... что... - она не могла подобрать слова.
  - Лорри, не обращай на него внимания. Кирк, я поспешил назвать тебя умным ребенком. Сейчас ты сидишь и несешь невообразимую чушь!
  - Если правду ты называешь чушью...
  - Да угомонишься ты?!
  Лорриан посмотрела на Кирка, наконец, прикусившего язык.
  - Да, я слишком эмоциональна. Это мой недостаток. Он очень вредит мне. Мои сородичи более сдержанны. Это наша общая черта. А я ...какая-то не такая... Меня даже считают странной...
  Томас внимательно смотрел на девушку. Она тоже подняла на него глаза. Несколько бесконечных секунд он находился под потоком льющейся на него зелени. Потом он покачал головой и проговорил:
  - Ну и глаза у тебя, Лорриан. От одного твоего взгляда можно свихнуться.
  - Свихнуться? Что это?
  - Ну... сойти с ума.... Как угодно назови...
  - Я не хочу, чтобы вы сошли с ума.
  - Тогда не гипнотизируй меня больше, - улыбнулся парень. - А теперь, пойдем к ребятам. Они все ждут тебя.
  - А как же моя просьба?
  - Я, конечно, исполню ее. Мне и самому нравится тебя так называть... Лорри...
  Она просияла.
  - Спасибо.
  - А ты больше не говори мне - 'вы'.
  Она кивнула.
   * * * * * * *
  Ребята приняли Лорриан очень радушно. Они даже вытребовали у нее обещание больше не исчезать так неожиданно. Энтони был довольнее всех.
  
  На другой день рано утром Лорриан пришла к ним сама. И попала на завтрак. Очень смутилась, но ребята все равно усадили ее за стол.
  За столом все принялись рассказывать свои удивительные сны. Почему-то всех здесь посещали какие-то сказочные видения. Самые чудесные сны видел, конечно, Кирк. Он давно уже был командиром самого усовершенствованного космического корабля и бороздил просторы вселенной. Томас смеялся над ним.
  - Мой драгоценный, Кирк, эти твои сказочные полеты означают не что иное, как то, что ты растешь во сне.
  - Нет. Не только. Мои сны пророческие. В будущем я буду командиром корабля, как и ты.
  Ребята смеялись над ним.
  - Смейтесь, смейтесь. Вот увидите. Тогда вам будет не до смеха.
  
  А потом Лорриан предложила сходить на озеро - искупаться.
  Погода сегодня стояла очень жаркая. Но в лесу, по которому шли ребята, благодаря высоким раскидистым деревьям было не так душно и это облегчало поход. По дороге Лорриан показывала им разные растения и животных и рассказывала о них. Энтони все время держался около нее. Ему было очень приятно общаться с ней, слушать ее чудесный голосок, быструю речь, смотреть на ее порозовевшие щечки. Кетин и Серге поглядывали на них и перешептывались.
  Через двадцать минут пути ребятам открылась чудесная картина. Небольшое озеро окруженное пышной растительностью поражало прозрачностью своей синей воды.
  С той стороны, куда вышли ребята был небольшой безлюдный песочный пляж. Озеро точно было сказочным.
  - Какой чудесный уголок, - пропела Кетин. - А эти исполины деревья, как верные стражники охраняют его от чужого глаза.
  - Да... Но перед нами они расступились, - вторил ей Серге.
  - Как бы я хотела жить в подобном месте. Лорриан, а почему здесь никто не живет?
  Девушка пожала плечами.
  - Не знаю. Наверное, никому еще это не пришло в голову. Да и потом, это же совсем не плохо, что существуют такие нетронутые уголки. Может их и не нужно заселять.
  Вода в озере переливалась на солнышке и была кристально чистой. Эля намочила ноги.
  - Ух, ты, теплая, как парное молоко. В том большом озере, куда мы ходили в прошлый раз с твоими земляками вода не такая теплая.
  - Там просто всегда много людей. Молодежь любит то озеро за его более большие размеры. И пляж там много больше. Вода не успевает нагреваться. А здесь под этим озером бьют природные горячие источники. Это еще прибавляет температуры.
  - Здорово, - проговорил Энтони.
  - С тем большим озером к тому же, не так все просто, - сказала Лорриан. - В определенный день недели, а именно сегодня, туда прилетают насекомые-вампиры. Какая-то миграция у них проходит через то озеро. Поэтому сегодня туда идти нельзя. Сегодня там пусто.
  - Вампиры?! - удивились ребята.
  - Да. Они высасывают кровь у случайных жертв на этом озере. Поэтому мы туда не ходим в этот день.
  - Удивительно, - воскликнула Кетин. - А ваша планета не так безопасна, как показалась сразу. Если не считать, конечно, ваших Гизов.
  - Да. У нас есть свои особенности. К ним нужно приспособиться. Вот мы, например, не убиваем тех вампиров. Потому что это нарушит эко систему нашей планеты. Мы просто предпочитаем не мешаться им в определенное время. Мы мирно сосуществуем.
  Ребята внимательно слушали девушку.
  - А сюда хоть можно приходить? - спросил Томас. - Может это заповедник какой-нибудь.
  Лорриан удивилась его проницательности.
  - Доступ ограничен. Ты прав. Но не переживайте, мы здесь легально. Для вас руководство Ламми сделало исключение. Вы, как гости должны посетить все наши красивые места.
  - И наш гид похлопотал за нас... перед руководством, - улыбнулся Томас. - Вернее перед папой.
  Лорриан смутилась.
  - Ну и умничка, - сказала Кетин. - Томас, перестань вгонять девочку в краску. Пошли купаться.
  Она первая стала раздеваться. Ребята последовали ее примеру. Затушевалась одна Лорриан. Она увидела, что Эля и Кетин одеты в довольно откровенные купальники, открывающие их прелести. Лорриан же, к своему стыду, носила еще совсем детский купальник. Он состоял из штанишек и маячки, закрывающей всю верхнюю часть ее тела до пупка. Фигурка угловатого подростка не нуждалась в том, чтобы ее демонстрировать. Она смотрела на девушек с высокими красивыми формами и, сравнивая себя с ними, краснела на глазах.
  - Ну а ты что, Лорриан, не раздеваешься? - спросила Эля.
  Ребята все обернулись на девочку, заставляя ее краснеть еще больше.
  - Я... у меня нет купальника.
  - Как нет? Ты же сама предложила нам идти купаться.
  - Предложила... а купальник забыла.
  Энтони приобнял Лорриан за плечи.
  - Не огорчайся, малышка. Девочки накупаются, возьмешь купальник у одной из них.
  - Нет, что ты. Я еще никогда не носила таких открытых. И потом... купальники девочек будут мне точно велики...
  Серге покачал головой, едва сдерживая смех, и шепнул Томасу:
  - Детский сад...
  Тот улыбнулся, откровенно разглядывая щуплую фигурку девушки. Та, заметив это, совсем смутилась. Впрочем, Эля довольно быстро освободила ее от стыда, утащив парня в озеро. Серге с Кетин тоже убежали. Энтони вздохнул, посмотрев на Лорриан. Конечно, ему тоже не хватало девушки. Его угнетало это отставание от парней. Он поплелся в воду один. А Лорриан села на берегу ждать их.
  Когда друзья накупались, и вышли на берег, они расположились на песочке позагорать. Лорриан сидела несколько в стороне. Земляне переговаривались, шутили друг с другом. Лорриан почувствовала себя неуютно. Она ясно ощутила, что она им посторонняя. У них был свой дружный кружок. Она отвернулась от них и принялась задумчиво и печально смотреть на озеро.
  Вскоре, Томас обратил на это внимание. Ему стало жаль девушку. Мало того, что она не купалась, так еще и сидит одна в стороне.
  Он стащил с себя Кирка, который сидел сверху и посыпал его спину песочком. И решился подойти к ней, хоть Эля и посмотрела на него недовольно.
  
  Он присел на песок рядом с девушкой и заглянул в ее лицо. Она очень удивилась этому. Это было видно по тому, как приподнялись ее бровки.
  - Лорри, можно мне задать тебе вопрос?
  - Да, Томас.
  - Почему вы все такие одинаковые? Я имею в виду прически, голубые глаза...
  - Я не знаю. У нас генетический фон такой. Так придумала природа... наверное...
  - Странно она как-то вас придумала. Мы, например, все разные. А у вас даже глаза у всех одинакового оттенка.
  - Не у всех... - улыбнулась Лорриан.
  - Ну, исключая тебя, конечно, - тоже улыбнулся парень. - Но как ты говоришь, ты вообще странная, не такая, как все. Даже на эмоциональном уровне. И все же, что не так со всеми остальными?
  - Я не знаю, Томас. Ты задаешь сложные вопросы. Но я думаю, моя раса не выведена в лабораторных условиях, если ты на это намекаешь.
  - На это... Но ты действительно не можешь этого знать. Население, как правило, не посвящают в такие вещи. Если они не имеют отношения к экспериментам, даже если таковые были. А что Гизы? Почему они живут на вашей планете?
  Лорриан помялась, раздумывая говорить ли ему, или нет... Но потом все же, сказала:
  - Потому что они - наши далекие родственники.
  - Вот это да! Порк ничего не говорил нам об этом.
  - Мы стараемся не распространяться об этом. Нам, как бы неловко от того, что такие странные существа имеют к нам отношение. Они пошли по другому пути развития. Они погрязли в науке и теперь совсем другие. За несколько тысячелетий, эволюция изменила их до неузнаваемости.
  - Понятно. Но значит, природа у вас все равно одна. И где-то в задатках, вы тоже экспериментаторы. Может такое быть? И когда-то давно ваша раса действительно была выведена искусственно.
   - Томас, не пугай девочку, - вмешалась Кетин. - Видишь, она уже готова поверить тебе. А ведь все это только твои домыслы. Прекрати сейчас же распространять их.
  - Умолкаю, - согласился парень, - Тем более что проверить их нет никакой возможности.
  Он внимательно посмотрел на Лорриан. А потом решился задать еще один вопрос:
  - Про одинаковость я примерно понял. Но вот волосы, например. Как вы поддерживаете одну и ту же прическу у всех? Или они у вас не растут?
  - Растут, конечно. Так же, как и ногти. И те и другие нужно регулярно состригать. Для этого в каждом доме стоит кабина-автомат. Человек в нее заходит, выставляет нужный режим и через несколько секунд его внешний вид приведен в порядок. Все делает лазер. Этот автомат сам сигнализирует домочадцам о необходимости посетить его, если кто-нибудь упустит момент. Это происходит точно по расписанию раз в две недели.
  - Понятно. Вам не дают ни на йоту преступить заданный порядок.
  Лорриан растерянно смотрела на него, задумавшись над его словами.
  К ним подошла Эля. Она протянула руку Томасу, и тот поднялся с песка.
  - Ты как-то странно называешь Лорриан. Просто Лорри? - спросила она, с легким упреком.
  Серге, услышав ее последнюю фразу, подхватил:
  - И, правда, Томас, быстро ты освоился.
  - А в чем дело-то? - изумился Томас. - Лорри сама просила меня, чтобы я называл ее так.
  - Это, правда, - с готовностью подтвердил Кирк. - Ей очень нравится это имя. Правда же, Лорри? Тебе нравится твое новое имя?
  Лорриан кивнула.
  - Что ж, - сказал Энтони, - Тогда и все мы будем звать тебя так же. Ты не возражаешь, Лорри?
  Ей почему-то хотелось воскликнуть: "Возражаю!" Но она справилась со своим первым порывом и несколько натянуто улыбнувшись, сказала:
  - Конечно, не возражаю. Называйте меня так, как вам нравится.
  
  Ребята стали играть в догонялки. Они с визгами и воплями носились друг за другом, внося в тишину леса непривычный для него шум и гам. Даже птицы примолкли. Видимо они изумленные расселись по веткам деревьев и наблюдали за резвившимися людьми.
  Лорриан честно пыталась сопротивляться себе. Но у нее ничего не выходило. Почему-то, когда за нею кто-нибудь из ребят бежал, она стремилась спрятаться именно за Томаса. И хотя ей и объясняли, что правила игры заключаются не в том, чтобы спрятаться, а в том, чтобы резвее убежать, на нее не действовали ни какие объяснения. Она все равно неумолимо оказывалась за широкой спиной парня, и тот был вынужден закрывать ее от голящего. Их руки еще и еще раз соединялись. Их взгляды опять и опять встречались. Он снова и снова чувствовал ее разгоряченный лоб, уткнувшийся ему между лопаток, когда она, смеясь, скрывалась за ним. Все закончилось лишь тогда, когда было замечено, что Эля опять надулась. Тогда ребята прекратили свои игры и направились домой. Томас с Элей ушли вперед.
  
  Они опять остались наедине в его комнате. Только на этот раз не целовались. Эля продолжала сердиться, а Томас уже устал уговаривать ее.
  - Да пойми же ты, Эля, что это только игра. Ну, в конце концов, не могу же я дичиться ее. Лорриан так открыта в своих чувствах и наивности, что если я резко оттолкну ее, она просто не поймет этого. Я не хочу напугать ее. И потом...
  Он помолчал, раздумывая над тем, стоит ли говорить это... Но потом все же решился, не найдя в этом ничего криминального.
  - И потом, она нравится мне, - просто сказал он.
  - Что? - Эля опешила.
  - Да. Нравится. Мне нравится дружить с ней. Ну, что здесь такого? Объясни мне.
  - Я боюсь, что это не просто дружба, Томас.
  Он рассмеялся.
  - А что же это? Что это еще может быть?
  - Не знаю. Я не могу этого сказать. Это бы звучало слишком уж дико. Она же - инопланетянка, Томас!
  - Я помню об этом, Эля. И ни на минуту не забываю.
  - Тогда почему ты обращаешься с ней так запросто?
  Томас помолчал...
  - Я не знаю... Честно, не знаю... почему мне так легко с ней... Наверное, просто потому, что она очаровательное существо и сама очень простая. Она - ребенок, Эля. И это для меня даже более решающее, чем то, что она - инопланетянка. Она для меня... ну, как Кирк например. Я же тоже люблю его, дурачусь с ним. Но как с ребенком. Понятно тебе, глупышка? И успокойся уже. К Кирку же ты меня не ревнуешь.
  - Ревную.
  - Что, даже к нему?
  - Да. Да. Томас, ты слишком многим раздариваешь свое внимание. Я чувствую себя обделенной. Особенно днем... Ты совсем не такой... как...
  Томас насмешливо посмотрел на нее.
  - Как когда?
  Эля смутилась, ничего не отвечая.
  - Как сейчас? Ночью? Элечка, ну хватит дуться. Лучше иди ко мне. Сейчас ведь как раз наше время.
  Они опять целовались. Они опять мирились. Надолго ли? Томас понимал, что если продолжит в том же духе, все повторится. Эля опять будет ревновать. И потом... он ведь лгал ей... Ну, разве заглядывался бы он на эту инопланетную красавицу - яблоко их раздора, разве трепетало бы у него что-то в груди, когда они случайно касались друг друга, если бы он видел в ней только малолетнюю инопланетную девочку?
  Томас проводил Элю до ее комнаты и, вернувшись к себе, задумчиво остановился около раскрытого окна.
  И вновь его мысли были прерваны шорохом в саду. Томас опять увидел мелькнувшую за деревьями тень. По телу пробежался неприятный холодок. Стало как-то не по себе. Видимо, это был страх... Тень мелькнула и исчезла. Но Томас понял, что это, вовсе, ни какой-то бесплотный призрак. Это был человек. Он отчетливо услышал легкие, быстро удаляющиеся шаги.
  'Может побежать за ним? Узнать, кто это?..'
  Но он не побежал. Какая-то неведомая сила сковала все его тело и не дала двинуться с места. Только через несколько минут Томас пришел в себя и закрыв жалюзи, лег в постель.
  
  А на другое утро он, наконец, все рассказал ребятам. Те были озадачены и встревожены.
  - Что бы это значило? - говорил Серге. - Может ламмитяне следят за нами?
  - Но зачем им это нужно? - недоумевала Кетин.
  - Да. Они ведь друзья нам, - соглашался Кирк.
  - Друзья то друзья, - с сомнением качал головой Энтони. - Что-то мне во всем этом не нравится. Что за ночной гость зачастил?
  - Но почему он приходит только к окну Томаса? - удивилась Кетин.
  - Не факт. Может он посещает и другие окна. Просто Томас полуночничает и поэтому он единственный, кто видел его.
  - Ах, как это должно быть страшно, - поежилась Эля. - Я бы с ума сошла от ужаса.
  К обеду появилась Лорриан. И ребята буквально оглоушили ее своими вопросами. Кто? Что? Как? Почему?
  Девочка сначала хлопала недоуменными глазами, а потом наконец поняла, о чем толкуют ей друзья. Она внимательно и серьезно посмотрела на несколько угрюмого Томаса. Он не принимал участия во всеобщей дискуссии.
  - Значит, ты заметил его...
  Парень поднял на нее глаза.
  - Его? Кто он, Лорри?
  - Тебе было страшно, Томас? Ты испугался?
  - Я? Испугался? За кого ты меня принимаешь? - он усмехнулся самодовольно. - Запомни, малышка, я никого и ничего не боюсь. По крайней мере, не в том масштабе, чтобы распространяться об этом.
  Она послала ему по-девичьи восхищенный взгляд.
  - О, значит, ты очень смелый, Томас.
  - Значит так. И все же, Лорри... Что это было? Или кто это был?
  Она помедлила.
  - Но... Я не знаю. Но уверяю тебя, это не может быть, ни кто из моих земляков. Ни за кем слежек мы не устраиваем. А может быть, тебе показалось?
  - Нет. Галлюцинациями я не страдаю. Ну, ничего. Я сам поймаю его в следующий раз. Тогда загадка разрешится.
  - Поймаешь?! Но... - девочка явно занервничала. - Но это может быть опасно. Не надо, Томас.
  - Насколько я понимаю, на вашей планете... в вашем полушарии нет опасностей.
  - Почему ты так решил? У нас водятся животные разные. А лес отсюда недалеко.
  - Все равно нужно попытаться. Я не успокоюсь, пока не познакомлюсь с этим таинственным существом.
  Энтони нахмурился.
  - Между прочим, Лорриан права. Это действительно может быть опасно. Думаю, имеет смысл осуществить поимку все вместе.
  - Всем вместе? - воскликнула Лорриан. - Да ты что, Тони... Не надо...
  - Но почему, Лорри? Почему ты против?
  - Я не знаю... Но... не нужно охотиться на того, кто бы это, ни был. Может быть, он вовсе не хочет причинить вам никакого вреда.
  - Мы не можем быть в этом уверены.
  - Но... Я! Я уверяю вас!
  Девочка явно нервничала. Томас вскинул на нее удивленный взгляд. Лорриан совсем смутилась под ним. Ей казалось, что он видит ее насквозь. А Томас смотрел на нее все изумленней и изумленней.
  Эля, видя это, подошла к нему и присев на диван, кокетливо обняла за плечи.
  - Итак, решено. Следующей ночью мы все вместе поймаем этого таинственного посетителя. Или убедимся, что это какое-то животное, забредшее в наш сад. Я останусь у тебя. А потом, когда он появится, мы дадим знать ребятам. Хорошо, Томас? Почему ты молчишь?
  Парень все еще не спускал глаз с Лорриан. А та вдруг, после слов Эли, отступила на шаг назад. В глазах ее мелькнула какая-то безысходность, как у загнанного зверька.
  Томас медленно проговорил:
  - Хороший план, Эля. Но нам он не подходит.
  - Но почему?
  - Потому что... думаю... с этим таинственным посетителем я в силах справиться и сам... А вся наша толпа может спугнуть его.
  - Но, Томас, я боюсь за тебя.
  - Успокойся, Эля. Все будет в порядке. Как ты думаешь, Лорри?
  - Я? Я... бы тоже не советовала тебе...
  - А можно я не последую твоим советам? В силу своего упрямого характера, - усмехнулся он.
  Лорриан промолчала. А ребята жарко принялись обсуждать план действий Томаса. Конечно же, им всем тоже хотелось участвовать во всем этом. Особенно Кирку. Это было такое занимательное приключение, несмотря на всю его опасность. Но они понимали, что Томас прав. Спугнуть незнакомца было нельзя. Поэтому придется умерить свой пыл и довериться своему командиру.
  Но в эту ночь Томас напрасно ждал ночного посетителя. Он так и не появился. Ребята были очень огорчены этим обстоятельством.
  
  А на следующий день, к вечеру Кирк раскис. Видимо сказалось то, что погода резко испортилась, на улице зарядил дождь. Он сидел на диване с кислым лицом и говорил:
  - Я домой хочу. Я соскучился по маме. Как она там?
  Ребята переглянулись. Видимо, у них начались проблемы. Ребенок устал от столь затянувшегося путешествия. Этого следовало ожидать. Неожиданно Кирка поддержала Эля.
  - А действительно, ребята, не пора ли нам закругляться? Мы уже достаточно долго гостим на Ламми. Может, пустимся в обратный путь?
  Энтони изумился:
  - Да вы что? Почему так рано? Я, например, не хочу улетать. Мне здесь очень нравится.
  Эля махнула рукой.
  - Знаем мы, кто тебе нравится.
  Ребята похихикали. Потом Томас подошел к мальчику и присел к нему на диван.
  - Ну что с тобой, Кирк? Ты действительно затосковал по маме?
  - Да...
  Серге пожал плечами.
  - Что ж, Томас, тебе решать. Скомандуешь нам лететь, значит полетим. Хотя меня лично домой не очень-то тянет. Мне и здесь хорошо. Правда, Кетин?
  Кетин кивнула. Томас задумался. Эля ласково спросила парня:
  - Ну а ты? Что скажешь ты, Томас? Ты скучаешь по дому?
  - Знаешь, я не думал об этом. Видимо, не очень.
  И тут на пороге дома появилась Лорриан. Она была вся мокрая. С ее золотистых волос капельками сбегала дождевая вода. Но зато она счастливо улыбалась.
  Кетин всплеснула руками.
  - Лорри, ты с ума сошла! Бегать под дождем! Ты же можешь простудиться.
  - Я как-то не подумала об этом. Не взяла даже прикрытия от дождя. Наши дома ведь совсем рядом. Я быстренько добежала. А вы что, так и сидите весь день дома?
  - А чем нам было заняться? Такой дождь, - ответила Кетин.
  Она сходила за полотенцем и принялась сушить им волосы девочки. Кирк поднялся с дивана и лицо его просияло.
  - Лорри, это ты? Как здорово, что ты пришла. А то мы совсем заскучали.
  - Да. Настолько, что собрались улетать на Землю, - кивнул Серге.
  - На Землю? Как на Землю? Уже? Но ведь вы совсем недолго пробыли у нас. Как же так?
  Ребята молчали. Кетин закончила с ее волосами и, завернув в плед, усадила девочку на диван. Кирк сразу переместился к ней на колени. Девочка заботливо прикрыла его своим пледом и прижала к себе, как маленького ребенка.
  - Расскажи мне что-нибудь интересное, - попросил мальчик.
  - О, у нас еще много чего интересного. Я еще многого не показала вам. Даже не знаю, с чего начать. Ну, неужели вы действительно собрались улетать?
  Кирк вздохнул.
  - Я по маме соскучился.
  Лорриан улыбнулась ему, глядя сверху вниз.
  - Кирк, я считала тебя уже взрослым, а ты еще совсем малыш.
  Кирк заворожено раскрыл свои большие карие глаза, глядя в ее склоненное к нему лицо.
  - Лорри, какая же ты красавица... Это вижу даже я, малыш, как ты назвала меня. Разве бывают такие глаза, как у тебя? Такие зеленые... и такие прекрасные?
  Лорриан смутилась.
  - Я и сама не знаю, откуда они у меня. У моих родителей глаза - обыкновенные, голубые.
  - Наверное, красивее тебя нет на свете девчонки.
  - Не думаю, Кирк. Ты преувеличиваешь.
  - Ох, Кирк, - лукаво заулыбалась Эля, - а я смотрю, твоя хандра проходит. С чего бы это?
  Энтони хихикнул.
  - Да. Красота страшная сила. Лорри, продолжай в том же духе. Может Кирк и согласится остаться на Ламми еще на какое-то время. Это ведь он подбивает нас улетать.
  - Неужели? Кирк, это правда? - удивилась Лорриан.
  - Да. Наверное. Разговор завел я.
  - И что же мне сделать, чтобы уговорить тебя остаться?
  - А ты не хочешь, чтобы мы улетали?
  - Конечно же, нет. Мне, честно говоря, будет тяжело расстаться с вами. Тем более, так сразу. Я вообще предпочитаю не думать об этом.
  Она искоса взглянула на молчавшего Томаса.
  - Ну, а как ваш ночной посетитель? Он приходил сегодня?
  - Нет. Томас прождал его полночи. Но он так и не явился, - ответил Кирк.
  - Странно, что он не пришел именно сегодня, - проговорила Эля, - Как будто знал, что его будут ждать.
  Лорриан поймала ее подозрительный взгляд. Она покраснела.
  - Ты думаешь, что это я предупредила его?
  Эля улыбнулась.
  - Нет. Я вовсе не это имела в виду. Хотя странно, что ты сама сказала это. У нас на Земле есть поговорка по этому поводу - "На воре шапка горит".
  Лорриан не поняла ее. А Эля продолжила:
  - Я говорю о том, что он мог подслушать нас.
  - Совершенно немыслимое предположение. У нас в поселке никто не может вас подслушивать. Это не принято. Это аморально для нашего общества.
  - Да ладно вам, - наконец подал голос Томас. - Не спорьте, девочки. Объяснение того, почему к нам не пришло это таинственное существо может быть куда более простым. Вы забываете, что всю ночь шел дождь. Может быть, оно просто испугалось промокнуть, - он с теплой улыбкой посмотрел на опять покрасневшую Лорриан. Она смутилась и опустила глаза.
  Ребята рассмеялись.
  - Действительно. Наверное, дождя боятся даже призраки.
  Потом Кирк спросил Лорриан:
  - Скажи, а у вас действительно водятся призраки?
  Девочка подумала и ответила, медленно кивнув:
  - Думаю, водятся...
  - Неужели? Кажется, мне становится страшно. Что если к нам действительно приходит призрак?
  - Не думаю, что это возможно, Кирк. Наверное, они никогда не покидают своей пещеры.
  - Пещеры?
  - Ну да. Пещеры Нурино.
  - Нурино. Какое интересное название. А что оно обозначает?
  - В переводе с древне-ламмитянского эта пещера называется - пещерой предсказаний. И вот там, я думаю, призраки водятся. Это довольно жуткое место. Там иногда слышны непонятные звуки. Может, так "поют" сами каменные своды пещеры, а может и призраки.
  Ребята затаили дыхание, слушая ее.
  - Да ты что, Лорри, - проговорил потом Серге, - ты нам какие-то сказки рассказываешь. Привидений и призраков не бывает.
  - Вы можете не верить. Я рассказываю то, что есть.
  - Что за пещера такая? - спросил Энтони.
  - Она расположена у подножья старинного давно потухшего вулкана на много километров от Кардо. Я говорю это к тому, что не верю, что призраки оттуда могли посетить вас. Зачем им пускаться в такой далекий путь? Только для того, чтобы попугать вас?
  - Ах, Лорри, - залопотали девчонки, присаживаясь к ней на диван, подвинув при этом парней, - как же все это интересно. Расскажи нам еще об этой пещере.
  А парни только скептически заулыбались.
  - Ну... Я уже сказала, что это довольно жуткое место. И в одиночку прогуливаться там нежелательно. А вот в компании друзей все это даже весело. Мы с моими подружками и еще одним парнем постарше были там в прошлом году. Эта пещера и местность вокруг нее хоть и страшные, но почему-то все равно, необыкновенно притягательные. Они, как будто заколдованы. Я понимаю, что говорю странные вещи. Но поверьте, это правда.
  - Но зачем туда ходить? - спросил Кирк. - Нет, меня туда и калачом не заманишь. Я боюсь привидений.
  - Но они ведь не опасны. Только пугают. Еще не было ни одного несчастного случая. Все всегда возвращались оттуда живыми и здоровыми.
  - А что, туда часто ходят люди? - спросил Энтони.
  - Да. В основном, молодежь. Им ведь особенно не терпится узнать свое будущее.
  Девочки так и ахнули.
  - Будущее?!
  - Как будущее?!
  - Разве там можно узнать будущее?!
  Лорриан снисходительно улыбнулась.
  - Ну, конечно. Для чего еще туда ходить? Я же сказала, что пещера называется пещерой предсказаний.
  - И как она предсказывает?
  - В самой глубине пещеры бьет природный минеральный источник. Его сила в том, что он расположен в каком-то особенном аномальном месте. Так объясняют это наши ученые. Я же просто считаю, что место, откуда бьет источник - волшебное. Поэтому, когда держишь над ним ладонь и мысленно или вслух задаешь вопрос, из его бурлящих вод выходит ответ.
  - Как так выходит? - удивился Кирк.
  - Из глубины на поверхность всплывают буквы и складываются в слова. Правда язык, на котором говорит источник - древне-ламмитянский. Поэтому для перевода нужен тот, кто его знает.
  - Удивительно, - проговорила Эля. - Похоже на шарлатанские сказки. Неужели, твоему рассказу можно верить, Лорриан?
  - Я говорю правду.
  - Мы верим тебе, Лорри, - вступился за девушку Энтони. - Но вот вопрос - можно ли верить этому источнику? Он говорит правду?
  - Многие поколения ламмитян ходят уже к этому источнику. Я не слышала, чтобы кто-то говорил о том, что источник лжет. Наверное, все - правда.
  Ребята изумленно примолкли, обдумывая рассказ девушки. Все это было слишком фантастично. И все же, они верили. Или им хотелось в это верить.
  - Лорри, ты сказала о том, что бывала в этой пещере, - задумчиво проговорил Томас.
  - Да. Один раз.
  - И ты можешь перевести то, что говорит источник? Ты знаешь древне-ламмитянский язык?
  - В академии я отличница. Я знаю этот язык. Хотя он и не входит в основную программу обучения.
  Томас улыбнулся. Девушка забавляла его.
  - Как ты думаешь, может нам тоже стоит туда сходить? Ты, как наш гид проводишь нас?
  Лорриан погрустнела.
  - Я бы не хотела туда возвращаться, - с сомнением проговорила она.
  - Почему?
  - Потому что мне Нурино предсказал плохое. И я бы не хотела опять бередить свою душу.
  - Плохое? А что именно? Извини, что спрашиваю. Но как-то не верится, что тебе может быть предсказано что-то плохое. Кажется, ты создана для счастья.
  Лорриан покраснела, перехватив строгий взгляд Эли.
  - Понимаете... Источник говорит довольно запутано... Символами... И расшифровать их тоже нужно уметь. Я не очень умею, даже зная язык.
  - И все же, что он сказал? - спросила Кетин. - Скажи, Лорри. Может, мы сможем по-другому все объяснить.
  - Как я поняла, я буду счастлива в жизни. Но недолго. Потому что сама жизнь моя будет недолгой.
  Ребята ахнули.
  - Недолгой?
  - Как это?
  - Я, конечно, не уверена, что правильно расшифровала символы. Но если правильно, то выходит, что до старости я не доживу. Умру ... или погибну...
  Ребята примолкли, пораженные словами Лорриан. Им было странно и неловко видеть перед собой человека, который заранее знает, что жизнь его скоро закончится. Им даже стало страшно. Как-то не по себе. А может быть, не стоит заранее узнавать свою судьбу? Да. Ребята, конечно, понимали это. Но все равно, тяга к неизведанному была непреодолима. И остановить их решимость сейчас уже ничто не могло. Они очень хотели попасть в эту чудесную пещеру. Так что уже через несколько минут раздумий над печальной судьбой Лорриан, они накинулись на нее с просьбой отвести их туда. Девочка возражала:
  - Но я не хочу туда возвращаться. Мне страшно. Да и потом, вряд ли источник будет вам предсказывать. Вы ведь - инопланетяне.
  На ребят эти доводы не действовали. Они продолжали умолять ее. И, в конце концов, свое последнее решающее слово сказал Томас. До этого он угрюмо молчал.
  - Лорри, ты сама сомневаешься в том, что правильно истолковала предсказание источника тебе. Кетин права, может, мы сможем по-другому все объяснить. А для этого нам нужно попасть в эту пещеру и добраться до источника. Поэтому ты должна отвести нас туда. Это нужно именно для тебя. Если у нас получится, то, насколько легче тебе станет жить. Сама подумай.
  Лорриан, как завороженная смотрела на него. А потом медленно кивнула.
  
   * * * * * * *
  Экспедиция была назначена на следующий день. Ребята собрались с самого раннего утра. На эхолете, который вела Лорриан, они достигли своей цели через несколько часов.
  Они высадились на небольшой поляне перед темной стеной леса. Им предстояло пересечь его пешком, чтобы добраться до таинственной пещеры. Уже сейчас они различали за лесом огромную куполообразную гору, которая и была тем потухшим вулканом, о котором говорила Лорриан.
  Девочка сегодня была необычайно тиха. Вероятно, она думала о своем будущем.
  Лес был очень темен и тих. Ребят поразило то, что не было слышно даже щебета птиц. Звуки остановились здесь, создавая магическую пелену таинственности. Лес подавлял своей неприступной мощью и сумрачным величием. Ребята с трепетом вступили на поросшую травой тропинку, которая уходила в глубину леса.
  Кирк не выпускал руки Томаса и опасливо оглядывался.
  - Томас, почему здесь так страшно? И животных не видно...
  - Наверное, их всех привидения распугали.
  Он так пошутил, но Кирк от этой его шутки только еще больше напугался и прижался к нему. Томас обернулся на Лорриан, которую заботливо опекал Энтони. Личико ее было, как и у Кирка испуганное и она ежилась, как от холода.
  Путь их длился с полчаса. Наконец, среди деревьев замелькал просвет. И это означало, что цель их путешествия близка. Они вышли прямо к подножию вулкана. Вот уж где было еще более сумрачно, чем в лесу. Вулкан огромной серой массой возвышался над лесом, и казалось, своей макушкой подпирал облака. Вокруг него не было почти никакой растительности. Окаменевшие потоки, может быть, тысячелетней лавы забетонировали землю вокруг. Ребята заметили ее застывшие потоки еще в лесу. Им встречались участки полностью опустошенной земли. У подножия вулкана и на многие километры вокруг валялись огромные серые валуны, тоже видимо не сдвигаемые со своих мест уже тысячи лет.
  Лорриан показала ребятам вход в пещеру. Он был неширокий, и находился выше уровня земли. К нему еще предстояло подниматься по лаве и валунам. Ребята были уже порядком утомлены. И все же, решили собраться с силами для последнего рывка. Томас помогал Кирку и Эле, Энтони - Лорриан, а Серге- Кетин. Лорриан, одетая в привычный комбинезон, изнывала от жары и с завистью посматривала на девчонок одетых в короткие шортики и открытые маячки. Ее удивляла такая открытая земная одежда. Но сейчас она готова была признать ее целесообразность.
  Несколько минут подъема и вот, наконец, они оказались у входа в пещеру. Друзья остановились передохнуть и переглянулись.
  - Как-то жутковато идти туда... - проговорила Эля.
  - Да, холодом оттуда тянет хорошо, - кивнул Энтони.
  - Да и темень... - сказала Кетин. - Смотрите, луч фонаря пропадает там.
  Она посветила в пещеру. Луч действительно почти ничего не высветил. Мощности явно не хватало.
  - Нужно зажечь все наши фонари, - сказал Томас. - Не поворачивать же теперь назад. Такой путь проделали.
  Ребята согласились с ним. Они решили держаться вместе. Лорриан пришлось выступить вперед. Хотя ей было очень страшно. Еще никогда она не выступала в роли проводника в этой пещере. Но теперь выбора не было.
  Но не успели они сделать и нескольких шагов, как со всех сторон раздался резкий писк, усиленный еще и эхом. Множество маленьких серых теней взметнулись вверх, а потом - к выходу, прямо на ребят. Видимо, это были обитатели пещеры. Какие-нибудь маленькие летучие существа, которых ребята ненароком спугнули с их насиженных мест. Лорриан находилась ближе всех к ним. Она взвизгнула и инстинктивно закрыла лицо руками. Она вспомнила, что здесь живут миноли - очень когтистые летучие ящерицы.
  А в следующую секунду она почувствовала, как кто-то подхватил ее на руки и понес прочь из пещеры. Над собой она услышала повелительный голос Томаса и поняла, что это он:
  - Быстрее, быстрее... Нужно выбраться отсюда. Дать им вылететь. Эля, помоги Кирку.
  
  Ребята немного пришли в себя, лишь покинув злополучную пещеру. Томас опустил Лорриан и заглянул в ее лицо.
  - С тобой все в порядке? Они ничего тебе не сделали, Лорри?
  - Это - миноли, летучие ящерицы. У них очень острые коготки. Хорошо, что я успела закрыть лицо руками.
  - И все-таки, ты ранена...
  Томас взял ее руку. На тонком запястье красовалась довольно глубокая рана. Лорриан с сожалением посмотрела на нее.
  - Надо же. Все-таки зацепили.
  - Нужно обработать.
  К ним подошла Кетин. Она воспользовалась своей, предусмотрительно захваченной, сумочкой с медикаментами. Она обработала и перевязала рану девушки.
  Ребята тем временем, принялись осматривать и ощупывать себя. Им повезло. Их миноли не задели.
  Лорриан потом благодарно посмотрела на Томаса.
  - Спасибо тебе, Томас... Если бы ты не вынес меня оттуда, я пожалуй бы, не отделалась одной царапиной.
  - Да. Наверное, - улыбнулся Томас. - Но мне было несложно. Хорошо, что все обошлось.
  Прежде чем опять войти в пещеру, Серге еще какое-то время попугал минолей светом своего фонаря и выгнал оттуда всех оставшихся. Зверушки были похожи на маленьких сказочных дракончиков, правда, довольно неприятной наружности. У них были перепончатые крылья, острые зубы и внушительные когти. Пупырчатая кожа была серо-зеленого цвета.
   Эля поежилась при виде них. Томас заметил это и заботливо обнял ее за плечи. Но она не приняла его ласки, а только презрительно фыркнула. Из чего он заключил, что она опять сердится на него.
  - Что это ты вдруг меня обнимаешь? - сердито проговорила она. - Я думала, что ты и дальше всю дорогу будешь нести нашу инопланетяночку на руках.
  - Элечка, ты неисправима. Пойми, Лорриан угрожала опасность. Я просто обязан был вытащить ее оттуда.
  - А мне не угрожала опасность? Обо мне ты подумал в тот момент?
  Томас растерянно смотрел на нее. Он осознал, что - Нет! В тот момент он и думать забыл об Эле. Он видел перед собой лишь беспомощную хрупкую девочку, закрывающую лицо ладонями. И только ее он хотел спасти. То, как будет выбираться Эля, его не волновало.
  "Я на краю пропасти. Господи! Зачем же тогда я развил наши отношения, если она меня не волнует? Зачем сейчас обнимаю ее... утешаю... вру ей?"
  Нет, врать он не стал. Он предпочел промолчать, чем давать ответ на ее вопрос. Эля сразу почувствовала, как он моментально отдалился. Она поспешила взять его под руку, чтобы исправить положение.
  - Я не буду сердиться, Томас. Прости меня. Я пойду с тобой. Можно? Тогда мне нечего будет бояться.
  - Знаешь, возьми с собой Кирка. А я пойду вперед. Сердишься ты или нет, я не могу пустить ее опять рисковать собой.
  С этими словами, Томас отошел от нее и, отстранив Лорриан от входа, выступил вперед.
  - Лорри, ты будешь рядом и если что подскажешь, куда идти. Но теперь, ты пойдешь за мной.
  Девушка хлопала глазами. Кетин и Серге переглянулись и заулыбались. Эля искусывала в досаде губы. Даже Кирк убежал от нее к ламмитянке. Он взял Лорриан за руку, только чтобы быть поближе к своему командиру.
  Ребята опять вступили в пещеру и стали медленно продвигаться. Здесь было сыро. По сумрачным каменным стенам струйками стекала вода. И то там, то здесь капала с потолка. Ребятам даже приходилось уворачиваться от нее. Было малоприятно ощущать, как ледяная капля скатывается за шиворот.
  Пещера оказалась довольно глубокой. Ребята все шли и шли, и казалось, конца не будет этому каменному коридору. Но вот фонарик Томаса выхватил из темноты небольшой сужающийся проем в черной стене. Дело в том, что этой стеной пещера заканчивалась, и единственный путь дальше был этот узкий проем между двумя перпендикулярными стенами.
  - Нам туда, - проговорила Лорриан.
  Серге провел рукой по стене.
  - Похоже на цельный кусок гранита.
  - Да уж. Ничего себе кусочек, - присвистнул Энтони.
  Проход был узкий и ребятам пришлось протискиваться по одному. И вот они попали в небольшую гранитную комнату. Здесь, в отличие от коридора было сухо, а самое главное - светло. Свет был похож на тот, что исходил от зажженных свечей. А исходил он от переливающегося родника, бившего в центре комнаты. Там стояло довольно большое каменное изваяние, напоминающее круглую чашу на высокой ножке. И вот в ней-то и бил родник. Ребята, как завороженные уставились на это чудо природы. У всех перехватило дыхание.
  - Ну, вот мы и пришли, - проговорила Лорриан. - Вот это место.
  Она первая подошла к источнику. Ребята во все глаза наблюдали за ней. Она протянула руку и провела ею над источником. В ту же минуту произошло чудо. Родник стал успокаиваться и вскоре вода в чаше стала просто бурлить, а не бить ключом.
  - Здравствуй, Нурино... Я привела к тебе людей с другой планеты. Они с Земли. Они хотят узнать свое будущее, - тихо проговорила Лорриан.
  Источник под ее рукой всплеснулся, задев даже ее пальцы. Девочка убрала руку и посмотрела на ребят.
  - Что же вы? Идите сюда. Не бойтесь. Источник будет с вами говорить.
  Ребята переглянулись и потом робко шагнули к источнику. Эля при этом проговорила:
  - Это у меня жар, или здесь действительно так тепло?
  - Здесь тепло, Эля, - ответила Лорриан. - Я же говорила, что это волшебное место. Здесь удивительным образом сохраняется тепло и сухость. Кажется, что это сами каменные стены излучают тепло.
  Томас положил руку на гранитную плиту.
  - Но это действительно так. Они теплые.
  Ребята были поражены. Потом они обступили источник вокруг, разглядывая его с большим любопытством. Девчонки верили безоговорочно в его чудесное свойство. В отличие от них, Серге хотелось почему-то заглянуть внутрь таинственной чаши. Он не сомневался, что нашел бы там множество проводков, подводящих электричество благодаря которому и светилась вода. Он хотел было найти себе единомышленников в парнях. Но, только взглянув на их одухотворенные, и как ему показалось, дурацкие лица, понял, что это бесполезно. Они, как и девчонки поддались магии этого места.
  Лорриан не торопила ребят. Она давала им время осмотреться и почувствовать это место. Наконец, девочки сами не выдержали и затормошили ее. Она улыбнулась.
  - Ну что... с кого начнем?
  Кетин и Эля обе раскраснелись и подступили поближе.
  - Ну... может быть... с кого-нибудь из нас. Мальчикам это все равно не очень интересно.
  - Что ж...
  Но тут вмешался Томас:
  - Лорри, давай начнем с тебя.
  - С меня? Но почему? Я... вообще-то...
  - Потому что тебе это нужнее. Не упрямься. Давай, делай, что там положено.
  Лорриан нерешительно посмотрела на сразу же надувшуюся Элю. Но Кетин подбодрила ее:
  - Томас прав. Давай, Лорри, погадаем сначала тебе. Начинай.
  Лорриан болезненно поморщилась, но все же, протянула руку к источнику.
  - Как сложится моя жизнь, Нурино?
  Ребята затаили дыхание. Вода под рукой девушки почти стихла. Но потом начала опять бурлить и... О, чудо! Со дна чаши вдруг стали подниматься какие-то знаки, напоминающие ламмитянские буквы. Они появлялись на прозрачной воде в виде световых пятен и сами собой вставали друг за дружкой, тем самым сливаясь в слова. Слова сливались во фразы. А фразы вставали в столбик, принимая стихотворную, в земном понимании, форму. Да, это определенно походило на стихи...
  - Читай, Лорри... Читай, как можно точнее, - тихо проговорил Томас.
  Лорриан начала читать. Переводчик в ее комбинезоне все исправно переводил. Голос ее дрожал и срывался. Она опять прикасалась к своему будущему...
  
  Ты расцвела цветком весенним,
  Саму ее, неся в глазах своих.
  И ждешь ты счастья безраздельно,
  Но оно заплутало в далях ночных.
  Сгустились тучи над тобой
  С небес идет твой идол за тобой.
  Сожжет он сердце без огня
  Лишь светом глаз своих маня.
  Все безнадежно, лишь мученья,
  И годы слез, и годы грез
  Прольются счастьем долгожданным
  И это будет утешенье.
  Дом покинешь, покинешь и родину,
  Под ногами - чужая земля.
  Пролетишь ты кометой залетною
  И поверишь - все было не зря.
  Тот огонь, что преследует в вечности
  Не оставит тебя никогда
  Он сожжет счастья ниточку,
  Что сплела свою сеть вкруг тебя.
  В мир теней улетишь безвозвратно
  Унесешь с собой лишь цветок любви
  И огонь полыхает проклятый
  На обломках твоей судьбы.
  Черной тучей он кружился, до поры себя тая
  И судьбу всю смолотила его черная рука...
  Закрутило, закружило колесо небытия,
  Утянуло в свое жерло... навсегда...
  Нет тебе назад возврата,
  Нет совсем, затянут путь.
  И все же, спешишь ты куда-то
  В надежде судьбу обмануть.
  Не помня, не зная, но все же
  Не в силах порвать эту связь,
  Во след за подующим ветром
  Летишь ты к нему, не боясь...
  
  Лорриан замолчала. Пораженные до глубины души, ребята еще какое-то время приходили в себя от увиденного и услышанного. В кромешной тишине было даже слышно, как где-то капает вода. Первым заговорил Серге:
  - Вот это да... Тут действительно творятся чудеса. А я не верил.
  - Как интересно... - прошептала Кетин. - Правда, почти непонятно.
  Эля возбужденно воскликнула:
  - Я тоже так хочу. Давайте мне гадать.
  Кирк одернул ее.
  - Погоди ты, Эля. Нужно еще во всем разобраться. Слышала же, что предсказание пророчит Лорри, что она сгорит в огне.
  Эля прикусила губу и виновато посмотрела на девушку. А Лорриан смотрела сейчас только на Томаса.
  Тот стоял напротив нее, на другой стороне от волшебной чаши. Он засунул руки в карманы брюк и его задумчивый взгляд надолго остановился на лице девушки. Это был такой взгляд, что у Эли в который раз пробежался холодок по коже. Это был интерес. Он, как будто впервые видел Лорриан и теперь изучал ее. Все ребята ждали вердикта от него. Наконец, после нескольких задумчивых минут, он... улыбнулся...
  - Да... впечатляюще... Так значит, ты расцвела цветком весенним, Лорри? Как точно подмечено.
  - Ах, Томас, прекрати смеяться надо мной, - отмахнулась Лорриан.
  - Я не смеюсь... Ну, а если уж совсем серьезно, то я под впечатлением. Красивая подача предсказания, с достаточной долей запутанности и неясности. Все, как и должно быть в хорошем пророчестве.
  - Что это значит? Ты не веришь в его правдивость?
  - Ну почему же? Стараюсь верить. И если отталкиваться от того, что допустим, я безоговорочно поверил во все это... То...
  - Не нужно ничего допускать! Нужно верить! Верить! - воскликнула Лорриан.
  - Лорри, ты конечно очаровательна во всех своих проявлениях. Но все равно, не нужно так нервничать. Скажи мне, с чего ты взяла, что погибнешь?
  - Ну как же... Ты слышал, что там говорилось про огонь...
  'Тот огонь, что преследует в вечности
   Не оставит тебя никогда,
   Он сожжет счастья ниточку, что сплела свою сеть вкруг тебя.
   В мир теней улетишь безвозвратно
   Унесешь с собой лишь цветок любви,
   И огонь полыхает проклятый на обломках твоей судьбы...'
  
  - Ничего не скажешь, мороз по коже идет от таких слов, - сказал Томас, - Но, Лорри... ты не погибнешь... Эти слова означают лишь то, что в твоей жизни случится какая-то катастрофа. Что переместит тебя как бы в мир теней. Но ты вернешься....
  - Но, Томас... а как же: 'Нет тебе назад возврата,
   Нет совсем, затянут путь...'
  
  - '...И все же спешишь ты куда-то
   В надежде судьбу обмануть...' - процитировал Томас. - Куда же ты будешь спешить, если тебя уже не будет?
  Она задумчиво молчала. Томас добавил:
  - '... Не помня, не зная, но все же
   Не в силах порвать эту связь
   Во след за подующим ветром
   Летишь ты к нему, не боясь...' - с внимательной улыбкой закончил Томас.
  Лорриан во все глаза смотрела на него. Он всего лишь повторял уже знакомые ей слова... Но теперь они почему-то приобретали для нее новый смысл... Он просто вытаскивал ее своей улыбкой, своим взглядом из кромешной темноты на свет...
  - Но я думала, что улечу туда... в небытие...
  - А с чем же тогда ты не сможешь порвать связь? Нет, Лорри... Эта связь вернет тебя в тот мир, откуда ты ушла.
  - Здорово! - воскликнул Энтони. - Как же здорово ты все объяснил, Томас. И главное, правильно! Ну что, Лорри, ты не будешь больше грустить?
  Лорриан молчала. Она попросту не слышала обращения парня. Ее изумрудные глаза подернулись влагой и она, совершенно не скрывая своих чувств, смотрела на Томаса... А он, как-то грустно улыбнулся ей и потом отвернулся.
  Следующей гадали Эле... Девушка волнуясь, поднесла руку к источнику...Лорриан начала переводить:
  
  Красива, смела, своенравна
  Была бы прекрасна судьба
  Коль было бы Богу угодно
  Но нужно смириться пока.
  Несчастье окутало полностью
  И мрак не отпустит во век
  Но сколько бы не было горестей
  Надеждой живет человек.
  Будь смелой и сильной
  Ты выстоишь,
  Поднимешь ты голову вновь,
  Пусть это не то, что хотела ты...
  Любимый подарит любовь...
  
  Лорриан замолчала... Ребята все опять задумались...
  - Выходит, я буду несчастна? - спросила Эля.
  Она смотрела на Томаса. Ведь смог же он растолковать пророчество для Лорриан. Может, то же сделает и для нее? А Томас все еще думал о предсказанном Лорриан. Он успокоил, конечно, девушку. Но судя по всему, катастрофа в ее жизни будет все же, серьезная... Это мучило его...
  Он перехватил взгляд Эли и заставил себя отогнать от себя тревожные мысли...
  - Почему же, Эля? - ответил он, - Не сразу, но все наладится. Скорее всего, ты будешь счастлива. Пусть не так, как задумывала. Но любовь тебе подарит все же, любимый...
  - И все равно, предсказание невеселое... Какие-то горести, несчастья... Мне не нравится... - вздохнула Эля.
  Кетин тоже была расстроена и не слишком-то уже хотела приступать к гаданию после предсказанного девочкам. Но вздохнув, все же, поднесла руку к источнику. Лорриан начала читать:
  
  Твое сердце полнится теплом,
  Душа твоя чиста добром,
  Вокруг тебя - одна любовь
  И всех к себе ты тянешь вновь.
  Ты - центр мира и покоя
  И это дорогого стоит.
  Любовь твоя всегда с тобой.
  Чуть дрогнет,
  Но стерпи, постой...
  Поможет друг тебе
  Понять себя, его и всех...
  Ты разберешься, ты поймешь
  Простишь, полюбишь и начнешь
  Опять все с чистого листа
  Светла, прекрасна и чиста...
  
  Томас тепло улыбнулся покрасневшей от удовольствия Кетин...
  - Все же, как точно... Удивительно... Это все про тебя, Кетин... - сказал он.
  - Я не такая хорошая, как всем кажется... - засмущалась девушка.
  - Ты именно такая и есть... Не скромничай... Наш центр мира и покоя... Даже источник это говорит.
  Ребята все были очень рады за подругу. Она заслуживала хорошей судьбы. Потому что всегда была миротворицей. Всегда всем спешила на помощь. Пусть она будет счастлива.
  - Но что-то потерпеть придется, - заметила Кетин.
  - Это как в любой жизни... - сказал Томас. - Идеальных судеб не бывает. Все будет хорошо у тебя.
  Он посмотрел на Серге.
  - Давай теперь тебе. Вы же неразлучны, как два голубка. Только, Серге, подумай о предсказанном Кетин. Не ты ли будешь причиной ее дрогнувшей любви? Помни об этом. Не делай ошибок.
  Серге покраснел и кивнул. Он поднес руку к источнику...
  
  Пытливый ум бежит вперед,
  Ты хочешь знать все наперед
  Ты любишь, ты любим, открыт,
  Но где-то смысл другой сокрыт.
  Всю душу зависть вдруг затмит,
  Ошибки будут второпях
  Борись, дерзай, не предавай.
  Сокровище в твоих руках
  Что силы есть, оберегай.
  
  Лорриан замолчала...
  - Ну, что скажешь? - спросил Серге опять же Томаса.
  Тот улыбнулся...
  - Я вам, что нанялся расшифровывать предсказания? У тебя все предельно ясно. Сам Нурино говорит тебе, как жить. Постарайся не совершать ошибок. Как я уже говорил, это все перекликается с предсказанным Кетин. Ну а сокровище в твоих руках, это я знаю точно... Это конечно Кетин. Вот уж кого беречь тебе всю жизнь.
  Серге с Кетин переглянулись и смущенно улыбнулись друг другу.
  К источнику подошел Энтони...
  - Я не очень-то хочу гадать... Ну, если все гадают, то ладно уж... - проговорил он, пытаясь выглядеть безразличным к тому, что происходит.
  Лорриан улыбнулась на его такое поведение и начала читать...
  
  Не ожидал, не ведал ты,
  Любви печальная стрела
  Пронзит тебя, твои мечты
  И будет жечь всю жизнь она.
  Печаль и зависть лишь в друзьях,
  Готов ты драться на ножах.
  Ты муки спрячь и ты смирись.
  Судьба бросает - лишь держись.
  А боль, что столько лет с тобой
  Прольется теплою рекой
  На сердце бедное твое
  Любовью чистою ее.
  
  Лорриан замолчала. Энтони нахмурился... Но Кетин подбодрила его:
  - Энтони, все закончится хорошо. Ну, побросает немного, как всех. В конце концов, ты все равно найдешь свою любовь.
  - Интересно, когда это будет? Под старость лет? Мне бы хотелось сейчас. А сейчас, судя по предсказанию, все хмуро...
  - Не расстраивайся... - Кетин дружелюбно похлопала парня по плечу.
  Томас посмотрел на Лорриан. Она тоже смотрела на него.
  - Ну что, погадаем мне? - спросил он.
  - Да. Я постараюсь перевести точно.
  Томас поднес руку к источнику... Вода забурлила и стала выплескивать из себя буквы... Чуть дрогнувшим голосом, Лорриан начала...
  
  Ты в жизнь пришел, чтобы зажечь сердца
  Своим сияньем вдохновенно зыбким
  И меркнет слог любого мудреца
  Пред вечной силой лишь одной улыбки.
  Такой судьбы, пожалуй, нет на свете
  Готовься к буре жизни, нежный майский ветер.
  Тот странный сон, что не дает тебе покоя
  Осуществится здесь - на этой стороне.
  Но сколько тяжести и горя
  Познаешь, прикоснувшись к ней.
  Твоя любовь сильна и беспредельна,
  Она - волна, она - гора камней,
  Она сметает ураганом страсти,
  Она горит, как тысяча огней.
  Ты искал любовь повсюду
  Но не встретил и следа.
  Она придет из ниоткуда,
  И исчезнет в никуда.
  Лишь краткий миг любви и счастья
  Твой путь осветит тем, что в ней
  Но нет, же в жизни постоянства
  Уйдет она... как в мир теней.
  Цветок любви - твое спасенье,
  Лишь в нем найдешь ты утешенье.
  Послав страдания на голову твою
  Послав отчаяние душе твоей правдивой
  Пошлет и веру. Пусть она с тобой,
  Поможет стать тебе счастливым.
  Найди, добейся, отвоюй
  У злой судьбы судьбу свою
  Спаси, очисти, залечи
  Судьбу ее, почившую в ночи...
  
  Лорриан замолчала, тревожно задумавшись. Ребята тоже молчали, осмысливая услышанное.
  - Ну, кто растолкует мне? - подал голос Томас.
  Кетин улыбнулась ему.
  - Томас, все будет хорошо. Ну, побросает немного, как всех. В конце концов, ты все равно найдешь свою любовь... - она повторила слова, которые до этого сказала Энтони. Поэтому все ребята рассмеялись.
  - Понятно, - кивнул Томас, - То есть ты намекаешь, на то, что все предсказания настолько обтекаемы, что, в сущности, растолковать их можно одинаково. У всех в жизни будут какие-то потрясения. Но, в конце концов, все наладится.
  - Ну, ты же сам все видишь... Так и есть...
  - Ладно. Хватит хандрить. В конце концов, человек сам строит свою судьбу. Я лично не собираюсь плыть по течению.
  Кетин весело взъерошила его черные волосы.
  - Правильно. Ты - молодец, Томас. Другого вердикта нашему гаданию я от тебя и не ожидала.
  Ребята заулыбались, прогоняя от себя грустные мысли. А Томас позвал Кирка.
  - Ну, что, мой мальчик, погадаем тебе?
  - Да мне не интересно про эту вашу любовь. Вот если бы Нурино сказал мне, что я буду командиром космического корабля, тогда другое дело.
  Ребята посмеялись над ним. Мальчик поднес руку к источнику... Лорриан с улыбкой начала читать...
  
  Ты смел, отважен и прекрасен
  И сердце чистое полно
  Чудесных мыслей, устремлений
  И ты добьешься своего.
  Широкий путь, открыт простор
  Везде, куда коснется взор
  Идешь ты друга по следам
  Кумир он первый твой... А там...
  Любовь стремительной волной
  Ждет захлестнуть сердечный зной.
  Ты будешь ждать, пусть долго ждать,
  Но ты умеешь побеждать.
  Любовь ее осветит путь,
  В просторы космоса нырнуть
  Быть об руку рука спешит
  И их тепло соединит...
  
  После того, как Лорриан закончила, ребята даже радостно заулюлюкали...
  - Ну, Кирк, все прекрасно. Кажется, тебе единственному не предсказаны несчастья! - воскликнула Кетин.
  - И кстати, здесь явно читается, что ты будешь все же, командиром корабля, - сказал Томас. - Космос, во всяком случае, упоминается. Так что, Кирк, похоже, все твои желания сбудутся.
  Мальчик краснел от удовольствия. Он действительно остался доволен своим гаданием.
  - Ну что, Лорри, Нурино все нам сказал? Больше здесь нечем поразвлечься? - спросил Серге.
  Девочка пожала плечами.
  - Можно еще получить ответы на какие-нибудь конкретные вопросы.
  - А они будут такие же расплывчатые?
  - Нет. Они будут такие же конкретные.
  Ребята рассмеялись над ее забавной мордочкой.
  - А давайте узнаем, когда мы все переженимся, - предложила Эля.
  Кетин ее поддержала, а парни только похихикали над ними. Однако когда началось гадание, они проявили к нему не меньший интерес, чем девочки.
  - Начнем опять с Лорриан? - спросила Кетин.
  - А мне не надо. Я уже все про себя знаю.
  - Знаешь?
  - Конечно.
  Ребята с интересом уставились на нее. А она хитровато улыбнулась. Энтони не выдержал:
  - Ну что же ты молчишь, Лорри? Говори ... нам очень интересно.
  - Правда?
  - Конечно. И кто тот счастливчик, который заполучит такую красавицу?
  - Имени я не знаю. Нурино не сказал. А замуж я выйду через три года...
  Эля потребовала доказательств. Лорриан пришлось еще раз опускать руку над источником. На ее вопрос о времени замужества со дна поднялась древне-ламмитянская цифра три.
  Томас усмехнулся.
  - А что если и мне попробовать?
  - Ну, Томас, нашел, чем интересоваться, - рассмеялся Энтони.
  Томас смутился.
  - Да нет. Это я к тому, что раз уж я не собираюсь жениться, то должен точно всплыть ноль. Просто хочется увидеть подтверждение этому.
  Эля надула губки.
  - А почему это ты не собираешься жениться? Что за странность?
  Томас игриво приобнял ее за плечи.
  - Не сердись. Я, конечно, не хочу жениться. Но если и женюсь, то непременно только на тебе.
  - Мне не нужно одолжений. Я, пожалуй, и не согласилась бы.
  - Об чем же тогда спор, ребята? - рассмеялся Энтони. - Не женитесь, да и все. Нашли проблему. Тоже мне.
  Потом Томас все же поднес руку к источнику. Все затаили дыхание. Даже самым яростным насмешникам было интересно, что же скажет Нурино на этот раз?
  Все были безмерно удивлены, а пуще всех сам Томас, когда совершенно неожиданно со дна чаши всплыл вовсе не ноль, а ... тройка. Ребята сразу поняли, что это тройка, потому что уже видели ее в гадании у Лорриан.
  - Не может быть... - почти прошептал Томас. - Но... но я не собираюсь жениться так рано. Тем более... три года... всего три года...
  Он растерянно посмотрел на ребят. Те уже вышли из оцепенения и вовсю хохотали.
  - Ну, Томас! Не женюсь, не женюсь.
  - Точно! Врун несчастный.
  - Ну, насмешил.
  - Да подождите вы, ребята. Я не верю в это, - возразил Томас. - Лорри, а может быть так, что Нурино ошибается?
  - Не думаю. Скорее всего, это правда, Томас.
  - Ну, тогда я совсем ничего не понимаю в этой жизни.
  Серге похлопал его по плечу.
  - Да чего ты так напугался? Ну, подумаешь, женишься. Подумаешь, уже через три года. Что здесь такого?
  - Действительно, - кивнула Кетин. - Может, ты влюбишься до безумия. В Элю, например.
  Томас, наконец, улыбнулся:
  - Чудеса, да и только.
  Потом он взглянул на почему-то не веселящуюся Лорриан. В глазах его блеснули хитрые искорки.
  - Кстати, Лорри, ты, кажется, тоже выйдешь замуж через три года? Надеюсь, не за меня?
  Он насмешливо приподнял брови. Лорриан уловила его насмешку.
  - Нурино говорит приблизительно. Точных цифр не называет. Поэтому плюс, минус несколько месяцев. Не беспокойся, вместе у алтаря мы стоять не будем.
  - Конечно, нет. Мы ведь инопланетяне, - проговорил он смеясь. - И все же интересно, какой процент совпадения?
  Лорриан посмотрела на Элю.
  - Думаю, никакого.
  Тут вмешалась сама Эля.
  - А что это вы все гадаете? Высчитываете процент совпадения? Что тебе, Томас, делать нечего? А ну-ка...
  Она решительно поднесла руку к источнику. После ее вопроса со дна всплыла... опять все та же тройка.
  - О, вот тебе и три года, - радостно воскликнула девушка. - Так что думаю, процент вероятности совпадения лучше высчитывать для нас с тобой.
  - Ты права. Это наиболее вероятно. И все же, мне интересно, каким образом ты так быстро затащишь меня под венец?
  - Ну... это уж наши женские хитрости.
  - Однако может Нурино заклинился на трех годах? А ну-ка, Серге, Кетин, давайте сюда ваши руки.
  Томас оказался прав. Нурино действительно заклинился. Он и Кетин с Серге выдал по три года. Ребята хохотали от души. А потом все же решили проверить, нет ли обмана? Уж Кирку-то никак нельзя было нагадать женитьбу через три года. И они убедились, что Нурино все же не заклинился. Кирку всплыло число двадцать два. Томас потрепал мальчика по голове.
  - Это сколько же тебе будет? Двадцать девять? Ну и правильно. С этим делом спешить не надо.
  Потом заставили погадать и Энтони. Хотя он и очень не хотел, считая это детскими игрушками. Ему источник выдал - через семь лет. Это очень огорчило парня.
  - Это что же получается? Вы все переженитесь и опять оставите меня одного? Так не честно.
  Ребята от души хохотали над ним. А потом девчонки приступили к самой интимной части гадания. Они хотели узнать, сколько ребятишек у них будет. Кетин были предсказаны двое, а Эле всего лишь один. Смущаясь и краснея, Серге тоже задал источнику этот вопрос. Никого особенно не удивил тот ответ, что он получил. У него будет двое детей.
  Ребята понятливо переглянулись и рассмеялись. А Кетин с Серге покраснели до самых ушей. Новый приступ смеха возник, когда погадал Энтони. Ему источник предсказал рождение одного отпрыска. Серге похлопал парня по плечу.
  - Ну, вот и обозначились у нас две пары. Тони, ты, что собираешься увести Элю у Томаса?
  - Вообще-то нет. Не знаю, как дальше сложится.
  Ребята хохотали. А Эля все же, возразила:
  - И что за глупости? Вы забываете, что Нурино предсказал мне замужество через три года. А Тони только через семь. Так что, ну никак мы не совпадаем. Томас, может, ты тоже хочешь узнать, сколько детей у тебя будет? Давай, не стесняйся.
  Томас усмехнулся.
  - Ты хочешь убедиться, что мы с тобой и в этом совпадаем?
  Эля покраснела. Ну, как же он был несносен порой. У него была поразительная способность без конца обижать ее. Томас осознал свою вину. Он дружелюбно приобнял ее за плечи.
  - Ну, хорошо, хорошо. Не будем ссориться. Если хочешь, я погадаю. В конце концов, все равно все идет к одному. Так что думаю, у меня хватит выдержки перенести новость о том, что у нас будет одинаковое количество детей.
  Ребята рассмеялись, уловив в его словах лишь шутку. И только Кетин задумчиво покачала головой. Ее удручало то, как Томас относится к ее лучшей подруге. Она видела в этом не только безобидные шуточки. Ей почему-то было жаль Элю. И в душе она злилась на ветреного, как ей казалось, Томаса. И что только Элю заклинило на нем? Неужели вокруг мало других парней? Неужели она не видит, что он слишком себе на уме, чтобы понять ее и быть понятым ею?
  Томас тем временем, поднес руку к источнику.
  - Нурино, скажи, сколько детей будет у меня?
  Ребята примолкли, ожидая ответа. Но больше других нервничала и переживала Эля.
  "Только бы все совпало. Только бы все вышло так, как я хочу..."
  Но в следующую секунду у нее случился легкий шок. Она выпучила глаза на источник.
  В ответ на вопрос Томаса, со дна чаши всплыла гордая и красивая... цифра, совсем непохожая ни на единицу, ни на тройку, что они уже видели в предыдущих гаданиях. Ребята смотрели на нее ничего непонимающими глазами.
  - Что это за цифра? - спросил Томас.
  Лорриан смотрела на эту цифру потрясенным взглядом. Она была очень бледна. Ребята даже поразились тому, как она изменилась. Она помолчала, а потом тихо сказала:
  - Это пять, Томас...
  - Сколько?
  - Пять...
  Ребята выходили из оцепенения. Сам Томас был потрясен не меньше Эли и всех ребят. Он почувствовал, как у него начинает останавливаться сердце.
  Кетин первая подала голос:
  - Ущипните меня кто-нибудь. Я сплю...
  - Да уж, Томас, а ты оказывается, мастак. Пятеро! Надо же! - проговорил Энтони.
  - Что ж... можно только поздравить, - улыбнулся Серге.
  А Эля, вдруг вылила свое негодование. Она так расстроилась от того, что у Томаса выплыла не единица, что ее просто как ужалило что-то. Она заревновала его сразу ко всему его будущему. Ко всем женщинам на свете. И к той, от которой родится у него такое количество детей. Наверное, сильная любовь только может на такое подвигнуть... Но это будет не она... Ей стало вдруг так обидно...
  - Я все поняла. Этот Нурино - сплошное вранье и фальсификация! Наверное, ты что-то там нажимаешь, - выкрикнула она в лицо Лорриан, - вот он и выдает те ответы, которые ты хочешь!
  Лорриан метнула на нее загнанный взгляд.
  - Это не правда! Причем здесь я?! Нурино говорит сам. Но... но он должен был выдать единицу! Должен был! Я...я не знаю... почему...
  - Зато я знаю! - опять прокричала Эля. - Это потому что все здесь сплошной обман! Все подстроено! И ты специально привела нас сюда!
  Лорриан прижала руки к груди, как будто защищаясь от нападок Эли.
  - Нет... нет...
  - Хватит! - вдруг воскликнул Томас, - Немедленно прекрати эту истерику! Да что с тобой такое, Эля? Из-за чего ты поднимаешь этот сыр-бор?! Оскорбляешь Лорриан! У тебя нервы не в порядке?! Нашла сенсацию! Ну и что, что у меня будет пятеро детей? Что в этом такого? Может мне тоже нужно устроить скандал из-за того, что у вас с Энтони выпало одинаковое количество детей?!
  Эля расплакалась, оскорбленная его резкими словами.
  - Но почему у тебя не выпал один? Почему?
  - Да может быть, я на стороне нагуляю четверых! - психанул Томас.
  Он зло отвернулся от девушки и посмотрел на Лорриан. Той тоже было плохо. Она все еще держала руки прижатыми к груди и в глазах ее блестели слезы.
  - Лорри... - позвал Томас мягко, сразу сменив тон, - прости, пожалуйста, Элю. Она сама не ведает, что говорит. Конечно, ты ни в чем не виновата.
  Лорриан ничего не отвечала. Она только все вглядывалась... вглядывалась в его красивое смуглое лицо. Томасу даже показалось, что она не слышит его. Настолько было отрешенным ее лицо.
  - Лорри, что с тобой? Ты слышишь меня?
  Он сделал движение приблизиться к ней. Но девушка вдруг отшатнулась от него. Она стала отступать назад. Тут заволновались и все ребята.
  - Лорри, что с тобой? - спрашивала Кетин.
  Лорриан молчала и все отступала и отступала. Томас уже в самый последний момент догадался о ее намерении. Девушка, показав верх изворотливости, в одну секунду скрылась в узком проходе пещеры. Она бежала прочь отсюда. Томас, не сдержавшись, выругался. Потом он мельком взглянул на совершенно растерявшихся друзей.
  - Я за ней. Ждем вас у выхода.
  - Томас... Томас, подожди... - попыталась остановить его Эля.
  Но парень уже скрылся в проходе.
  - Да... Ну и дела... - протянул Серге.
  - Страсти разгораются такие, что боюсь и мы подпалимся, - сказал Энтони.
  А Кетин с усмешкой добавила:
  - А наша инопланетяночка не промах. Вот она уже и заставила Томаса бегать за ней.
  - Ах, какие глупости ты болтаешь, Кетин, - возмутилась Эля и побежала к выходу из злополучной пещеры.
  Один только Кирк не забыл попрощаться с Нурино. Он задержался после всех и поблагодарил источник за его магические услуги.
  
   * * * * * * *
  Томас выбежал из пещеры и огляделся. Девушки нигде не было видно. Он походил вокруг, но так и не нашел ее. Он решил, что она убежала к эхолету. Но добравшись до него, он и здесь ее не нашел. Сердце его тревожно застучало. "Что за наваждение? Куда она подевалась?" Окружающий его лес был сумрачен и ни один луч света не пробивался сквозь ветви великанов-деревьев, которые казалось своими кронами, подпирали сами небеса. Томас поднял голову и увидел удаляющийся летательный аппарат, незнакомой конструкции. Бывая на космодроме Ламми, ему не приходилось видеть таких кораблей. Его осенило.
  Из леса выбежали вслед за ним все ребята. Они запыхались и стали тормошить его, спрашивая о Лорриан.
  - Ну, что?
  - Где она?
  - Ребята, думаю это Гизы, - ответил Томас.
  - Что Гизы?
  - Украли ее. Корабль незнакомый улетел на северо-запад.
  - Украли? Боже!.. - ребята все были просто потрясены.
  - Что же делать теперь? - спросила Кетин.
  - Мы должны пойти туда за ней, - решительно сказал Томас.
  - Что? Вернуться к этим образинам? Нет! - запричитала Эля.
  - Томас, может можно как-то по-другому? - вставил слово Серге. - Давай слетаем за подмогой в Кардо.
  - Некогда!
  - Томас, у нас даже оружия нет.
  - Оно не нужно нам. Будем договариваться. Какое бы не было оружие, нам их все равно не одолеть, исходя из простого численного преимущества этих гуманоидов.
  Эля умоляюще подступилась к парню.
  - Томас, прошу тебя, это безумие. Зачем нам так рисковать? Это все их дела. Их жизнь. Нам в нее вмешиваться не нужно.
  - Мы уже вмешались. Мы виноваты в том, что случилось.
  - Почему это мы?
  - Потому что она не хотела ехать сюда. Мы ее уговорили. И мы не уследили за ней.
  - Если они охотились, то поймали бы ее в любом другом месте, - с сомнением вставил Серге.
  - Но поймали здесь. Все! Некогда рассуждать!
  Он первый направился к эхолету. Ребята потянулись вслед за ним. Они взобрались туда, и Томас завел машину. Он видел, как управляла им Лорриан. И теперь по памяти вспоминал, как что здесь действует.
  Они взмыли в небо. Но космического челнока они уже не увидели. Он улетел. Томас направил эхолет по его пути. Он выставил максимальную скорость, но все равно мощность эхолета была несравнима с мощностью корабля. Они летели долго. Только часа через три, они увидели под собой выжженную пустыню, закрытую невидимым куполом. Протяженность ее была небольшая. Всего километра три по периметру. Томас стал снижаться. И ребята увидели, как под ними стал раскрываться купол, пропуская их.
  - Кажется, нас здесь ждут, - проговорил Энтони.
  - Неужели, охотились за нами, а не за Лорриан? - удивилась Кетин.
  - Возможно. Тогда, они идеально заманили нас опять в свою ловушку.
  - Что же делать? - заплакала Эля. - Мы погибнем теперь.
  Томас, молча, вел машину на снижение. Он понимал, что рискует сейчас всеми ребятами. Понимал, что хотя бы девчонок и Кирка нужно было оставить в лесу у пещеры. Но тогда он просто не подумал об этом, весь во власти тревоги о судьбе Лорриан. А сейчас было уже поздно. Его мучила совесть.
  Наконец, эхолет мягко коснулся грунта. В окно иллюминатора ребята увидели большой камень, стоящий одиноко посреди пустыни. Это был вход в резервацию Гизов.
  - Можно не идти всем. Оставайтесь в эхолете, кто хочет, - сказал Томас, поднимаясь с кресла. - Кетин, Эля, Кирк, это вас касается.
  Ребята все упрямо замотали головами.
  - Нет, уж. Вместе, так вместе. Если вы погибнете, нам тоже не остаться в живых. Они не выпустят нас, - сказала Эля. - Я пойду с тобой.
  - Хорошо.
  Томас глотнул побольше воздуха и открыл дверь эхолета. Ребята последовали его примеру. Они выскочили из машины и бросились к камню. Эля сама нажала на него. Она одна видела в прошлый раз, как проделал это гуманоид. Все сработало. Перед ними разверзся вход в подземелье. Ребята осторожно вступили в него. Вокруг не было ни души. Тишина такая, что звенело в ушах. Все, как будто вымерло. Ребятам в бункере стало дышать легче, поэтому они отдышались и двинулись в путь. Они шли наугад. И остановились лишь перед дверью, ведущей в помещение, куда в прошлый раз их самих доставили гуманоиды. Пока они думали, как открыть ее, дверь вдруг сама беззвучно отъехала в сторону. Ребята переглянулись.
  - Ловушка однозначно, - проговорил тихо Энтони. - Они ведут нас.
  Ребята вошли в комнату и сразу увидели... Лорриан. Девушка лежала под стеклянной колбой, как в прошлый раз, ребята. Она смотрела на них округлившимися от ужаса глазами. Ребята подбежали к ней. Но как открыть эту штуковину, никто не знал. Томас посмотрел на пульт, который в прошлый раз они вывели из строя. Он сиял своей новой панелью, как будто ни в чем не бывало. Новая панель была уже без малейших отверстий.
  - Оперативно сработали, - сказал Серге, тоже посмотрев на пульт.
  В это время, на пороге они услышали какой-то шорох и обернувшись, увидели вошедших в комнату трех гуманоидов в длинных плащах. Ребята напряглись под их пронизывающими своей пустотой взглядами. Несколько секунд длилась тяжелая, давящая на них ситуация. Под этими взглядами невозможно было чувствовать себя комфортно. Как будто ребят сжигали заживо. Все поджилки у них тряслись. Наконец, Томас собрал в кулак всю свою силу воли и выступил вперед.
  - Вы забрали у нас девушку - ламмитянку. Мы пришли за ней, - сказал он, совсем забыв, что общаются эти гуманоиды телепатией.
  И тут же в его голове и в головах всех ребят возник голос, ответивший им:
  - А нам нужны вы. Мы наблюдали за вами несколько дней и поняли, что взяв ее одну, мы можем рассчитывать поймать вас всех. Так и получилось. Вы сами вернулись.
  Ребята безнадежно переглянулись. Все так и есть, как говорил Энтони. Их заманили в ловушку.
  - Зачем мы вам? - спросил опять Томас.
  - Летать на Землю далеко. А ваш генофон один из самых чистых во вселенной. Он почти без мутаций, потому что еще очень молодой. Ваша цивилизация возникла недавно, в отличие от нашей и других цивилизаций. А девушку мы отпустим. Не переживайте. Ламмитяне нас не интересуют. Только сначала сотрем ей память.
  - Вы не поняли нас, - твердо сказал Томас. - Мы заберем девушку и уйдем отсюда по-хорошему. Вы отпустите всех нас. Если не хотите чтобы, жалкие остатки вашей цивилизации погибли. Вы хотите скрыть от ламмитян наше исчезновение? Это уже не получится. Мы связались с командованием Ламми. Сюда уже направлены десятки военных кораблей. Они уничтожат вашу резервацию за несколько минут.
  - Ламмитяне никогда не сделают этого. Мы знаем свои права. В межгалактических отношениях запрещены военные действия. Нас можно только переселить куда-нибудь. Чем и занимается сейчас союз. Подыскивает нам планету.
  Ребята были убиты таким сообщением. За них никто не будет воевать, даже если бы они сообщили об этом Порку, как врал сейчас Томас.
  - А то, что делаете вы, межгалактический союз допускает? - спросил Томас.
  - Нет. Но наша деятельность скрыта от союза. Мы же вынуждены убить вас, чтобы наша цивилизация смогла выжить. Вас не найдут здесь уже через час. Даже если и прилетят проверить.
  Томас был раздавлен не меньше ребят. Его мозг мучительно соображал, что можно еще предпринять? Он не мог позволить погибнуть ребятам. Нужно было непременно что-то придумать.
  - Хорошо. Объясню доходчивее, - сказал он. - Вы украли не ту девушку. Вы взяли дочь главнокомандующего Ламми. И здесь, думаю, все ваши межгалактические законы, не сработают. Он все же сотрет вас в порошок. Ведь он уже знает об этом. Верх над всеми законами возьмет простая отцовская ярость на то, что вы сделали. Она - единственная дочь. И уверяю вас, сюда летят уже корабли. Ваше спасение только в одном. Вы отпускаете нас немедленно, а мы договариваемся с командующим не применять к вам жестких мер. Его дочь будет цела и невредима, без стертой памяти, и это думаю, аргумент в пользу его гуманности.
  Казалось, гуманоиды задумались. Они даже переглянулись. Ребята все затаили дыхание. Неужели сработает? Они мысленно читали все молитвы, которые могли вспомнить в эту минуту.
  Наконец, в головах ребят послышался голос:
  - Нам нужно доложить об этом...
  - Кому? Вы всегда кому-то докладываете... Ваше руководство? - спросил Томас.
  - Нет. Другие. Мы работаем вместе.
  - Понятно. Только тем другим глубоко безразлично, что тут у вас происходит. И что вы можете погибнуть. Если заказ на земной генофонд вы получили от тех других, то решение их будет одно - убить нас. Остальное их не волнует. Вы отдадите им материал, и на этом ваша миссия будет выполнена. Так что советую, не докладывать. Все сделать спокойно и тихо. Те другие даже не узнают о том, что мы были здесь. И это к лучшему для всех.
  Гуманоиды опять задумались. Послышались какие-то шептания, как шум листьев в лесу. Ребята переглянулись. Они слышали такой же шепот, когда бежали отсюда в первый раз. Тогда они предположили, что так разговаривают эти существа. Когда шепот стих, ребята услышала в головах голос:
  - Мы уже докладывали о том, что схватили вас в прошлый раз. И они знают, что вы сбежали. Некоторые высокопоставленные наши чины поплатились жизнями за это упущение.
  - Это только подтверждает то, что вы им безразличны. От вас требуют только результата, - сказал Томас.
  - Сейчас мы еще не доложили о том, что взяли вас опять. Поэтому, пока можем маневрировать и возможно пойти на ваши условия. Но у нас оно тоже есть.
  - Какое?
  - Нам все равно нужен земной материал. Не в таком масштабе, как предполагалось. Потому что теперь мы не будем делиться им с нашими партнерами. Но в меньшей дозе, он нам нужен. Это поможет нам хоть немного продлить существование нашей цивилизации.
  Ребята переглянулись. Томас спросил:
  - Что для этого нужно сделать?
  - Кто-нибудь из вас отдаст нам свою кровь и костный мозг.
  - Этот кто-то должен погибнуть?
  - Нет. Мы оставим ему жизнь. А молодой организм быстро восстановится. Вы счастливчики, ваш организм может восстанавливаться. Многие цивилизации уже не могут похвастаться этим.
  Томас с секунду думал, а потом проговорил:
  - Хорошо. Я дам.
  Эля схватила его за руку.
  - Нет, Томас, ты не можешь. Никто не знает, какие последствия такие пункции будут иметь для твоего организма. Только не ты!
  Он повернулся к ребятам.
  - А кто? Кто-нибудь из вас согласится пойти на это? Добровольно, я думаю, нет. А кидать жребий глупо. Я избавляю вас от необходимости мучительно принимать решение. Я сам его принял. У нас просто нет времени. Если мы не дадим им то, что они хотят, жажда этого пересилит здравый смысл. И они нас не выпустят.
  Он решительно повернулся к гуманоидам.
  - Я готов. Только отпустите все же, девушку.
  Гуманоиды кивнули. Кажется, они были довольны. Один из них посмотрел на пульт управления и колба, под которой находилась Лорриан, раскрылась. Энтони сразу кинулся ей помогать подняться. У нее затекло все тело. Он помог ей спуститься с кушетки, и нетвердой походкой она подошла к ребятам. Ей было больно от того, что она так подставила их. Томас угадал ее муки и проговорил тихо:
  - Ты здесь не причем. Они охотились за нами.
  - Все равно, я виновата.
  - Нет. Не казни себя.
  Томас ушел с гуманоидами. Ребята принялись его ждать, сходя с ума от переживания. Эля украдкой смахивала слезы. Сердце ее разрывалось от боли за парня. Лорриан тоже хотелось плакать, глядя на нее, но она изо всех сил сдерживалась. Она не могла позволить себе сейчас быть слабой. Нужна полная концентрация. Ведь они еще не выбрались отсюда.
  Томас появился только через полчаса. Он был бледен и немного напуган, как им показалось. Его правое предплечье было перевязано. С ним были все те же трое гуманоидов. Не говоря ни слова, он подошел к Эле и взял ее за руку. Энтони взял за руку Лорриан, а Кетин - Кирка.
  - Уходим, - тихо сказал Томас.
  Замыкал их путь Серге.
  Они прошли мимо гуманоидов, которые не препятствовали им. И потом, по коридору вышли наружу. Здесь они опять задержали дыхание, чтобы пробежать расстояние до эхолета. И потом, забрались в него.
  - Лорриан, поведешь ты, - тихо сказал Томас.
  - Конечно. Как ты?
  - Все после. Поехали.
  Ребята расселись в эхолете и Лорриан завела машину. Они улетали. И когда покинули пределы резервации, за ними тут же закрылся стеклянный купол.
  В полнейшей тишине, ребята летели до Кардо. Всем было так больно, как будто это не одному Томасу причинили страдания эти гуманоиды. Эля продолжала плакать.
  - Говорила я, нужно было все же искать помощи у Порка.
  - Тогда Лорриан бы погибла. Они никогда не позволили бы, кому бы то ни было обнаружить ее, или ее тело в своей резервации, - ответил Томас.
  - А ты пострадал?
  - Как ты можешь сравнивать такие вещи. Все будет хорошо. Я восстановлюсь.
  - Что они сделали? - спросил Серге.
  - Через руку залезли куда-то за шиворот. Я толком не видел ничего. Я почти ничего не чувствовал. Так, немного неприятно. Делали каким-то лучом.
  - Бедный, - вздохнула Кетин. Она взяла его руку и прощупала его пульс.
  - Совсем медленно. У тебя кружится голова?
  - Немного.
  - Тебе нужно лечь.
  - Сейчас прилетим, лягу.
  Еще только подлетая к Кардо, они увидели, что навстречу им летит эскорт из летательных машин ламмитян. Лорриан притормозила и приземлила эхолет. Из кортежа вышел сам Порк. На лице его было отражено беспокойство.
  - Лорриан, где ты пропадала?
  Лорриан рассказала ему о том, как они ездили с землянами в пещеру Нурино, а потом она попала в плен к Гизам. Рассказала она и о подвиге ребят, которые освободили ее. Порк был вне себя.
  - Не понимаю, что случилось с ним? Они никогда не допускали подобных действий.
  - Мы стали для них приманкой, Порк, - ответил Серге. - Они очень уважают наш генофон, поэтому и сделали то, что сделали. Лорриан пострадала из-за нас.
  - Но вам удалось освободиться. Не чудо ли? Как? Второй раз?
  - Мы обещали им, что за наше освобождение вы не уничтожите их, - ответил Томас.
  - Мы бы не уничтожили их в любом случае. У нас выстроено гуманное общество. И потом, этика. Я не могу отдавать такие приказы, руководствуясь личными интересами. А Лорриан, к сожалению, и есть мои личные интересы.
  - А если бы она погибла? - удивился Томас.
  - Это стало бы только моим горем. Поэтому я очень вам благодарен за спасение Лорриан.
  - Значит, мы сделали правильно, что действовали самостоятельно. Как же они мне поверили, что вы будете рвать и метать из-за похищения дочери?
  - Не знаю. Они давно не вмешиваются в нашу жизнь. Не знают ее основ. Возможно, ты был убедителен.
  - Я думаю, если они нас отпустили. Только сейчас я осознал, на каком краю пропасти мы стояли. Если бы они не повелись на мой последний аргумент, все было бы кончено.
  Томас внимательно посмотрел в глаза ламмитянина.
  - А вот я бы уничтожил за дочь, Порк.
  - Понимаю, - ответил мужчина. - Но мы свои эмоции давно заковали в железный панцирь. Мы много чувствуем внутри, но не даем этому выйти наружу.
  Томас взглянул на Лорриан... Она тоже посмотрела на него...
  - Не все... - сказал парень.
  - Ты о Лорриан? - спросил Порк. - Вы уже заметили, что ей не удается сдерживать эмоции? Но думаю, это возрастное. Она научится.
  - Надеюсь, что нет...
  - Да. Может, и нет. Она отличается от всех. Она другая.
  - Удивительное открытие вы подарили нам, - грустно сказал Томас. - Вы, как и ваши родственники, те, что в резервации, идете по одному и тому же пути. Первый шаг к такой жизни, как у них - это убить все эмоции и чувства в себе. Неужели вы сами не понимаете этого?
  Порк задумчиво смотрел на землянина, но так ничего и не ответил ему. Он спросил только:
  - Вы знаете, что они нам родственники?
  - Ваша эмоциональная дочь сказала нам. Не ругайте ее за это.
  Порк вздохнул и перевел разговор на другое:
  - Томас, тебе нужно в госпиталь. Наши люди проводят тебя. Нужно обследовать, какой урон нанесен твоему организму. Я очень тебе благодарен. Ты принес жертву для спасения Лорриан и своих друзей. Видишь, мы не совсем атрофированы. Мы пока еще можем испытывать теплые и не очень чувства...
  - Пока... - кивнул парень.
  - Будем надеяться, что процесс все же не необратим. Все в наших руках.
  Мужчина взял за руку Лорриан и повел ее к своей летательной машине. Остальные ламитяне тоже загрузились в свои эхолеты. Ребята полетели домой, отдыхать. А через час за Томасом прилетела стационарная машина и доставила его в ламмитянский госпиталь. Там его оставили на сутки. Исследовали, потом напичкали витаминами и другими лекарствами для быстрого восстановления организма. Он пошел на поправку.
  Порк же, сообщил на межгалактическую станцию о случившемся и те пообещали найти планету, для выселения Гизов в самое короткое время.
  
   * * * * * * *
  Томас вернулся к ребятам. Они сразу стали хлопотать вокруг него, сдувать с него пылинки, вкусно кормить и исполнять любые его пожелания. Он был доволен. И смеялся над друзьями. Только Эля все время ворчала по поводу случившегося, по поводу гадания в пещере Нурино, по поводу безрассудства Томаса. Только вечером ему удалось успокоить девушку своими поцелуями. И сейчас они лежали на его кровати, обнявшись. Эля казалось, уснула у него на груди. Как ей было хорошо сейчас. Он - с ней. Он - ее парень. Она не будет больше думать о плохом.
  Томас задумчиво смотрел за окно - в сад. Он думал, думал, мучительно думал. Наконец, это ему надоело, и он прикрыл глаза, надеясь заснуть.
  Но тут вдруг за окном послышался знакомый шорох. Он быстро открыл глаза и вгляделся в темноту. Около самого окна мелькнула чья-то тень.
  Томас поднялся с постели и подбежал к окну. Эля тоже проснулась.
  - Что случилось?
  - Под моими окнами опять бродит эта таинственная тень.
  - Да ты что?!
  Девушка спрыгнула с кровати и расправив на себе кофточку и джинсы, подошла к нему.
  - Кто это может быть? Неужели опять Гизы. Ах, Томас, как страшно.
  - Да повадились они, что ли? Когда они сказали, что следили за нами несколько дней, я подумал, что это они были все время в саду ночью. Но теперь-то они должны были отстать от нас. Я сейчас сбегаю, поймаю этого "кого-то".
  - Ах, нет, Томас, - Эля поймала его за руку. - Не ходи. Это опасно.
  Но Томас высвободил руку.
  - Да подожди ты...
  Он быстро перемахнул через подоконник.
  - Жди меня в комнате.
  Эля послушалась его, но все равно не могла найти себе места от беспокойства.
  Но на этот раз любопытству Томаса не суждено было удовлетвориться. Он оббежал весь сад, но так никого и не нашел. Тень таинственным образом исчезла. Запыхавшись, он остановился около большого раскидистого дерева и прислонился к нему спиной. Задрав голову, он вгляделся в звездное небо.
  - Как же она быстро бегает... Не поймаешь...
  Рубашка его была влажная от пота и поэтому, когда налетел свежий ветерок, Томас почувствовал, что замерзает. Он еще раз огляделся и пошел к дому.
  
  На другое утро Энтони проснулся раньше всех. И так как ему нечего было делать, он отправился будить друзей. Заглянув в комнату Серге, он обнаружил, что его там нет. Тогда недолго думая, он отправился к Кетин. Здесь-то он его и нашел. Парень сидел на кровати у девушки и, наклонившись, целовал ее. Энтони покачал головой и прикрыл дверь. Он уселся на диван и стал поджидать, когда Серге выйдет. Тот появился минут через десять. Весь раскрасневшийся и пытающийся на ходу нацепить на нос свои очки. Увидев друга, он очень растерялся и еще больше покраснел.
  - Привет, - проговорил он.
  - Здорово, здорово. Ну... как?
  - Что как? - не понял Серге.
  - Как поспал?
  - Хорошо.
  Энтони усмехнулся:
  - Можно сказать, даже очень хорошо.
  - Можно сказать и так, - Серге пытался придать своему лицу непринужденное выражение. - А что это ребята заспались? Давай будить.
  - Давай.
  Но тут из комнаты вышли Томас и Эля. Они были заспанные и помятые. Энтони присвистнул.
  - Да... Еще одни. Ребята, кажется, вы не скучаете в этом путешествии.
  Эля махнула на него рукой и прошла в свою комнату. Томас плюхнулся рядом с Энтони на диван и налил себе сока из стоящего на столе резервуара. В нем всегда находились свежие фрукты, которые перерабатывались в сок при необходимости. Серге покачал головой, еле сдерживая смех.
  - Слушай, Томас, чего это вы такие помятые? Неужели была яростная борьба? Ты достаточно восстановился?
  - Очень смешно, - съехидничал Томас. - Просто мы спали одетые.
  Парни так и покатились со смеху.
  - Странная причуда. Но зачем? Томас, ты ненормальный, если спишь с девушкой, не снимая одежды. Что в этом за удовольствие? - сказал Серге.
  - Попробуй. Узнаешь.
  - Нет. Мне это не подходит. Я только и мечтаю, оказаться с Кетин в подобной ситуации. Только естественно без одежды.
  - Не скромничай, Серге, - подколол его Энтони. - Можно подумать, сейчас ты вышел не из комнаты Кетин.
  - Ну и что? Это еще ничего не значит. Я просто зашел пожелать ей доброго утра.
  - Ну да. Рассказывай.
  Ребята продолжали посмеиваться друг над другом. А потом, Томас все же объяснил ребятам, в чем дело.
  - Я оставил Элю у себя, потому что она боялась остаться одна в своей комнате. Сегодня ночью опять приходил этот призрак.
  Эта новость стала предметом обсуждения на все утро. Пока завтракали, ребята все придумывали, как бы его изловить. Ничего толкового они так и не придумали. И поэтому отправились в центр управления полетами - к Порку. Нужно было посоветоваться по поводу этого таинственного посетителя, который уже начинал действовать им на нервы.
  Энтони, Кирк и девочки остались у входа, а в здание вошли только Серге и Томас.
  Оказалось, что в это время Порк встречался с молодежной организацией, отвечающей за проведение праздников. Эта оголтелая веселая компания уютно расположилась прямо в его кабинете, выслушивая его советы и пожелания. Оказалось, что в Кардо готовится праздник в честь запуска очередной связующей капсулы, которая должна будет улететь далеко в другие галактики и искать связи с другими цивилизациями.
  Томас и Серге сначала хотели подождать, когда Порк освободится. Но охрана у двери пропустила их к нему немедленно. Они вошли и увидели молодых ребят и девчонок, расположившихся кто где. Лорриан тоже была здесь. Она сидела чуть в стороне от всех, со скучающим и даже казалось, безразличным личиком. Она облокотилась о стол, а перед ней висел голографический экран компьютера. Ее задумчивый взгляд блуждал по всей комнате из угла в угол. Казалось, она даже не слышала выступающего отца. В один из моментов, к ней подошел высокий парень в синем комбинезоне. Он щелкнул ее по носу, выводя из задумчивости. Она подняла на него свои чудесные глаза. Парень улыбнулся и принялся что-то говорить. Лорриан какое-то время слушала его, а потом безразлично отвернулась. Парень был очень огорчен этим.
  - Я думаю, у нашей ламмитяночки куча обожателей, - проговорил Серге, пронаблюдав эту сцену.
  Порк наконец заметил их и пригласил сесть. Молодежь приветливо поздоровалась с ними и стала суетиться, выискивая им свободные кресла. Лорриан была проворнее всех. Она быстренько столкнула с кресла, устроившегося рядом, своего ухажера и приказала ему найти себе другое место. Смеясь, Серге подтолкнул туда Томаса.
  - Иди, место освобождено для тебя. Боюсь, что если сяду я, она расправится со мной так же, как и с этим бедолагой.
  Томас чувствовал себя очень неловко перед молодым ламмитянином. Он попытался извиниться перед ним, но тот все равно даже не улыбнулся. Томас сел рядом с девушкой.
  - Лорри, ты ведешь себя ужасно. Ну что у тебя за приемчики? Я не хочу быть причиной недовольства твоего друга, - тихо проговорил он.
  - Ах, Томас, я так рада видеть тебя. Ну не ворчи, пожалуйста. И потом, с чего ты взял, что Милл мой друг?
  - Это сразу бросается в глаза.
  Лорриан безразлично пожала плечами.
  - Ты невозможная девчонка, Лорри.
  Томас оглянулся на парня, который все еще продолжал изучающим взглядом смотреть на него.
  - Благодаря твоим стараниям, у меня на вашей планете останутся не только друзья. И все же... что он нашел в тебе? Он ведь намного старше тебя.
  Лорриан улыбнулась ему самой своей очаровательной улыбкой.
  - А ты спроси у него. Может он и скажет.
  Томас безнадежно покачал головой.
  - Как ты себя чувствуешь? - спросила она, потом и прикоснулась к его руке, где все еще была перевязка.
  - Нормально. За несколько дней отлежался. Зато теперь вселенная наполнится маленькими Томасами.
  Она рассмеялась на его шутку. А потом все же сказала:
  - Это не смешно, Томас.
  
  Только через час молодые ламмитяне ушли из кабинета Порка. Перед уходом Лорриан прошептала Томасу:
  - Сегодня мне некогда. Я не смогу прийти к вам. Так что развлекайтесь сами.
  - Обнадеживающая информация. Но хотя бы посоветуй, чем нам заняться.
  Лорриан призадумалась.
  - Ну... сходите например в планетарий. Там много чего интересного.
  Она лукаво улыбнулась и направилась к выходу.
  
  Порк выслушал ребят, угрюмо сдвинув брови.
  - Ничего не понимаю. Кто бы это мог являться к вам? Может это голографическое изображение, гуляющее по поселению из-за неисправности в компьютерной сети. Такое бывает.
  - Но разве голографическое изображение может издавать шумы? Такие, как шорох шагов, задетая рукой ветка? - спросил Томас.
  - Нет, конечно. Но может быть, эти звуки вам только показались?
  - Вообще-то, я не страдаю галлюцинациями.
  Порк задумался.
  - Вот что. Мы установим вокруг вашего дома камеры наблюдения. И тогда все станет понятно. А еще нам не мешало бы, сходить в компьютерный центр. Может, уже сегодня мы найдем там неполадку.
  Ребята согласились. Порк пригласил их пройти в пространственный лифт. За несколько секунд он перемещал людей в пространстве. От этой непривычной для ребят процедуры у них на некоторое время возникла небольшая ломота в теле. В этом было мало приятного. Они решили, что на обратном пути попросят Порка переместиться более привычным способом.
  Директор центра, которого звали Кошли, принял их радушно. Но когда Порк изложил ему суть проблемы, озадачился.
  - Если компьютер, хранящий голограммы ламмитян, вышел из строя, это катастрофа. Как из такого количества информации вычислить, чье именно изображение выпущено на волю. И потом, нужно немедленно найти и устранить повреждение, иначе примеру одного последуют другие.
  Порк и Кошли отлучились на некоторое время в матричный центр. Ребят они оставили дожидаться в кабинете директора. Томас и Серге оставшись одни, принялись разглядывать круглый прозрачный, выполненный полностью из стекла кабинет. Ребята чувствовали себя здесь, как муравьи в стеклянной колбе.
  - Здорово, если мы поможем им раскрыть утечку. Без нас они бы еще долго не схватились, - сказал Серге.
  Томас возразил ему:
  - Ничего они не раскроют.
  - Почему?
  - Потому что нет никакой утечки. Я уверен, что не ошибся. Это не голографическое изображение.
  - Ты думаешь, что это человек?
  - Конечно. И даже догадываюсь, кто. Так что зря мы все это затеяли.
  Серге хотел было спросить, кого он подозревает, но входная дверь отъехала и на пороге появился Порк. Он был очень взволнован.
  - Ребята, у меня плохие новости. Компьютер оказался действительно неисправен. Произошла утечка информации из блока уже покинувших эту жизнь ламмитян.
  Ребята опешили.
  - Как? Это все-таки компьютер? - спросил Томас.
  - Да. И теперь мы предпринимаем все меры для того, чтобы заблокировать его. Но для того, чтобы вернуть голографический призрак уже разгуливающий по поселку нам нужно знать, кто это? За вашим домом будет установлено наблюдение. Думаю, что уже этой ночью мы выясним его личность.
  Серге и Томас переглянулись.
  - Значит, я все-таки ошибся, - проговорил задумчиво Томас.
  - А кого ты подозревал?
  Томас не ответил. Порк прежде чем отпустить ребят, попросил их сохранить случившееся в строжайшей тайне.
  - Пусть об этом не знают даже ваши друзья. Не говоря уже о местном населении. Может начаться паника.
  - Но это ведь только проекция. Разве может она нести какую-нибудь опасность?
  - Конечно. Это зависит от того проекция какого человека выпущена на волю. Она думает и чувствует все тоже, что и ее прототип. Даже если он уже мертв. Голографическое изображение может что-то делать. Правда, не прикасаясь к предметам, только посылая умственные импульсы.
  - Зачем же вы храните это?
  - Бывает, что человек не успел многого сказать или сделать при жизни. Если это полезно для цивилизации, мы позволяем ему завершить дело. Или вдруг родственникам захочется пообщаться со своим умершим любимым человеком. Или нужно пролить свет на его гибель. Мы не можем пренебрегать всем этим. Я понимаю, что вы потрясены. Но все же, попытайтесь понять нас.
  Томас задумчиво помолчал, а потом сказал:
  - Порк, вы можете рассчитывать на нас. Мы никому ничего не скажем.
  - Спасибо. А теперь, я провожу вас, - он улыбнулся. - Мы спустимся на другом лифте, более привычном для вас. Томас, как ты себя чувствуешь?
  - Хорошо. Вроде, со мной все в порядке.
  - Это хорошо. Я все-таки, переживаю за тебя, хоть ты и считаешь нас бесчувственными истуканами. Говоря о том, что я не разнес бы тогда резервацию Гизов, я имел в виду только то, что нельзя по нашим законам развязывать конфликт.
  - А похищения людей - это не развязывание конфликта?
  - И все равно, нужно до последнего шанса находить способы решения проблемы мирным путем. Мы пришли к этому ценой многих страшных войн, поверьте мне. Теперь мы любой ценой пытаемся избежать их.
  - Понятно, - вздохнул Томас.
  - Поверь, я сам убил бы каждого, кто причинил бы боль моей дочери. Но наша система - это другое. Мы все подчинены ей. Иначе, будет хаос.
  - Вы убедили меня, Порк. Возможно ваша жизнь и правильная. Это все сложно.
  - А наша помощь вам не нужна этой ночью? - спросил Серге.
  - Нет. Мы справимся сами. Спите спокойно.
  
  К друзьям Серге и Томас вышли несколько угрюмые. Девчонки и Тони с Кирком сразу засыпали их вопросами. Серге ответил, что их сообщение принято к сведению и ламмитяне будут во всем разбираться. Томас взял Кирка за руку.
  - А теперь, идем в планетарий.
  - Куда? В планетарий?
  - Ну да. Наш гид по имени Лорриан сегодня слиняла от нас. Но зато она посоветовала нам сходить в планетарий, наобещав кучу интересных открытий.
  - Так вы видели ее? - спросила Эля.
  Томас кивнул, и первый зашагал по тропинке к зданию планетария, расположенного на другой стороне космодрома. Ребята поспешили за ним, а Серге возбужденно стал рассказывать, как Лорриан расправилась со своим воздыхателем только для того, чтобы усадить Томаса рядом с собой. Ребята хохотали. Все, кроме Эли.
  Здание планетария было в форме огромного стеклянного шара и было видно, как весь его пронизывают линии лифтов вдоль и поперек.
  Ребят встретила у входа миловидная молодая ламмитянка. Она, как будто ожидала их и вежливо согласилась поводить их по планетарию. Энтони сразу оживился и подмигнув ребятам, пристроился идти рядом с ней. Его комичная мимика говорила: "Ах, какая женщина!" Друзья похихикали над ним. Их гида звали Парис. Она провела их по всем залам. Ребята увидели макеты различных галактик и всей вселенной. Они нашли даже свою Землю. Они узнали ее в голубом шарике размером с абрикос. Ребята долго не могли оторвать от нее своих глаз. Оказалось, по отчету Хобра, ламмитяне уже сделали макет солнечной системы, откуда прилетели земляне. Это очень польстило ребятам.
  - Какая ностальгия, - прошептала Кетин. - Как вдруг домой захотелось.
  - Я давно хочу, - согласилась Эля.
  Потом, они смотрели в телескопы, направленные в разные части вселенной. Им довелось даже увидеть комету, которая проходила в это время близ планеты Верун - ближайшей соседки Ламми. А потом Парис показала ребятам фото и видеозаписи различных гуманоидов, с которыми им уже удалось установить связь. Посреди большого зала висел огромный экран, на котором ребята и смотрели все это. Здесь были как существа очень похожие на людей, так и те, что скорее напоминали монстров из фильмов ужасов. Были и существа - нечто среднее между теми и другими. Туловище человеческое, а голова - смесь человека и допотопного ящура. Парис объяснила, что эти существа только формами напоминают человека. Их тело закрыто комбинезоном. На самом деле, оно такое же, как и лицо - все в морщинах и зелено-серого цвета. Ребята поежились.
  - Не хотелось - бы встретиться с такими, - сказал Энтони.
  - Почему? - удивилась Парис. - Это очень умные и добрые гуманоиды. Нельзя о них судить только по внешности. Хотя конечно, вам землянам это в новинку. Мы давно привыкли. Кстати, должна сказать, что и вашу видеозапись мы отныне поместим в базу. С вашего позволения конечно. Землян у нас еще нет.
  - Вот это да! - сказал Серге. - Неужели моя физиономия останется на память в этой далекой галактике?
  - Надеюсь, вы согласны?
  - Конечно, - заулыбался Энтони.- Если хотите, я например, могу оставить вам и свой автограф.
  Парис дослушала перевод и удивленно посмотрела на парня.
  - Автограф? Это подпись? Зачем мне ваша подпись?
  Она не поняла его шутки и Энтони растерялся.
  - Ну... я думал, может, вы хотите... А впрочем, ничего. Забудьте.
  Ребята тихонько смеялись над ним. А Томас подумал, что оказывается, не все ламмитяне способны воспринимать их юмор. В этом смысле, Лорриан была действительно особенной. Она отличалась даже от своих земляков, так легко сойдясь с ними - землянами.
  Парис предложила им засняться прямо сейчас. Они поднялись в лифте на пятнадцатый этаж. Там Парис привела их в просторный голубой зал.
  И вот тут-то друзей ждало удивление. Дело в том, что зал был уже занят. Здесь репетировала та группа молодежи, что готовила праздничный концерт. Они кричали, галдели, слушали музыку, танцевали. Парис и сама была удивлена таким бесцеремонным вторжением и пошла узнать, в чем дело?
  Томас же, раньше других увидел Лорриан. Она сидела в большом кресле, забравшись в него с ногами. Перед ней опять светился висящий в воздухе голографический экран компьютера. И она смотрела на него. Да еще как смотрела. С хитрецой и лукавством в глазах. Она улыбалась. До Томаса вдруг дошла ясная, как день истина. Она специально посоветовала ему отвести ребят в планетарий. Уже тогда утром она знала, что и сама будет здесь. И только кокетничала, говоря, что сегодня не придет к ним. Она знала, что они увидятся. Томас был потрясен ее тонкой расчетливостью, и одновременно ему хотелось смеяться. Он остановился, засунув руки в карманы брюк и с укором качая головой, улыбнулся ей.
  Она поднялась с кресла и пошла на встречу Парис.
  - Извини нас, Парис. Но директор планетария разрешил нам позаниматься здесь.
  - Но, Лорриан, неужели нельзя было найти другого места? Ты сама посоветовала мне привести сюда наших друзей с Земли и поснимать. А теперь сама оккупировала со своими ребятами съемочный зал. Как это называется?
  - Парис, не сердись. Мы не помешаем.
  - Ну, хорошо.
  Парис принялась настраивать аппаратуру, а Лорриан подошла к ребятам.
  - Здравствуйте. Вот так неожиданная встреча. Мы здесь с ребятами праздник готовим.
  - А нас вот привели фотографировать. Говорят, что это нужно для картотеки, - сказала Эля.
  - Да? Как интересно.
  Она перехватила взгляд Томаса, смутилась и прикусила язык. Когда ребята потихоньку рассредоточились по всему залу, кто поговорить со знакомыми ламмитянами, кто посмотреть репетицию, он подошел к ней.
  - Ты не перестаешь меня удивлять, Лорри. Поверить не могу, что ты все это подстроила.
  Девочка краснела на глазах.
  - Томас, я просто посоветовала вам прийти сюда. Я думала, что не обязательно говорить, что и я здесь буду.
  - Не хитри, Лорри. А как же быть с тем, что ты устроила даже это глупое фотографирование?
  - Откуда ты знаешь?
  - У меня на груди висит постоянно включенный переводчик. На что, ты думаешь? Я стоял ближе всех к вам с Парис. Он уловил ваш разговор.
  Лорриан в волнении покусала губы.
  - Сознаюсь. Так сильно хотела видеть тебя... вас... всех...
  Он тепло улыбался, глядя в ее раскрасневшееся смущенное личико.
  - Ты сердишься на меня? - виновато спросила она.
  - Нисколько. Напротив, я даже рад, что ты так все устроила.
  - Правда?
  - Правда. Мне тоже хотелось увидеть... тебя... вас... всех...
  Он кивнул на ее друзей. Они рассмеялись.
  А потом пришла Парис и начались съемки. Вернее, это можно было назвать сканированием. По ним пробегался лазерный луч и тут же передавал готовое изображение на экран компьютера висевшего в воздухе. По желанию ребят, некоторые фотографии распечатали на бумаге. Они получили, таким образом, одну большую общую фото на память. На ней были запечатлены сами ребята, Лорриан, другие ламмитяне. Во всеобщей суматохе один только Кирк заметил, как Лорриан быстро сунула себе в вырез комбинезона одну из фотографий. Он не успел разглядеть, что на ней было. Но этого и не требовалось. Он итак догадался. Лорриан увидела, что замечена и сильно смутилась. Но Кирк ей подмигнул, тем самым вернув на ее лицо улыбку.
  После обеда припустил хороший дождик. Он налетел так неожиданно, что возвращающиеся из планетария ребята едва успели укрыться под одним из макетов кораблей, украшающих окрестности планетария. Лорриан тоже была с ними. Она ежилась от холода и Энтони предложил ей свой свитер. Она отказалась и нажала на своем комбинезоне кнопку искусственного обогрева.
  - Ух, ты! Лорри, ты неплохо устроилась, - завистливо проговорила Кетин, кутаясь в пиджак Серге.
  - Да. Мне уже тепло. И даже дождь не страшен.
  
   * * * * * * *
  На эту ночь была назначена операция по поимке компьютерного призрака. Об этом знали только Серге с Томасом. Они утолкли ребят пораньше в постели, а сами незаметно для других остались в комнате Томаса. Из окна они решили наблюдать за всем происходящим.
  - Им нужно опознать его, - прошептал Серге.
  - Да. Кажется, на некоторых деревьях я вижу камеры. Они в форме маленьких металлических пуговиц. Вон там... видишь?
  - С трудом. Однако, у тебя и зрение.
  Парни прождали довольно долго. Им даже пришлось по очереди отдыхать. Один спал, другой дежурил около окна. Наконец, часам к двум ночи их ожидание было вознаграждено. У окна дежурил Серге. Он и заметил первым мелькнувшую в саду тень. Он сразу же растолкал Томаса. Тот спеша, напялил на себя свитер и подбежал к окну.
  - Ну что? Где?
  - Вон за теми низкими кустами. Мелькнула тень...
  Томас посмотрел туда. Но все было спокойно.
  - Как он выглядел? Ничего странного не заметил?
  - Ну, если не считать странностью само существование этого призрака, то ничего...
  Он задумчиво помолчал...
  - Хотя...
  - Что хотя, Серге? Говори.
  - Ты знаешь, мне показалось, эта тень была тенью... ребенка, что ли ...
  - Ребенка?!
  - Ну, или очень маленького человека...
  - А может он просто пригнулся?
  - Может. Не знаю даже.
  Парни не стали больше спать, а основательно расположились на своем наблюдательном посту. Вскоре, тень опять явилась к ним. Но она появилась совсем в противоположной стороне от той, что показывал Серге. Хотя стала продвигаться именно туда. Ребята затаили дыхание. У них мороз пробежался по коже.
  - Но... он совсем не похож на ребенка, - едва выдавил из себя Томас.
  Серге пожал плечами. Действительно, хоть призрак и скрывали деревья, но нельзя было не заметить в нем силуэт взрослого мужчины.
  - Наверное, я ошибся.
  Но тут произошло то, что подтвердило его первоначальную версию. Серге не страдал галлюцинациями. Дело в том, что совершенно неожиданно именно там, куда сначала указывал Серге, появилась еще одна тень. Она была на обозрении всего несколько секунд. Но все равно Томас успел заметить, что этот призрак своей щуплостью действительно напоминает ребенка.
  - Господи... - прошептал он, совершенно опешив, - Да их же двое...
  - Вот это дела. Неужели произошла повальная утечка из компьютера, как и опасались ламмитяне? А если их уже целые полчища?!
  Но тут свершилось еще более странное. Первый призрак, продвигающийся к месту нахождения второго, достигнув своей цели, скрылся за кустами. И через секунду раздался оглушительный душераздирающий визг. Ребята замерли пораженные.
  - Что это может быть? - спросил Томас.
  - Может быть, два призрака просто напугались друг друга.
  - Напугались... - задумчиво проговорил Томас и опять посмотрел на кусты. - Напугались... А если это все же... она? Ну да... Она и напугалась до смерти!
  - Кто? Кто она, Томас?
  Но парень не ответил. В одну секунду он понял, что медлить больше нельзя. Одним махом он перепрыгнул через подоконник и скрылся в саду. Серге даже опомниться не успел.
  - Томас! Томас! Куда ты? - только и оставалось ему кричать в кромешную темноту.
  Эти его крики, да еще и предшествующий визг в саду, перебудили всех ребят. Они, заспанные ввалились в комнату к Томасу и удивились, увидев там Серге. Тому пришлось объяснить им все. Но он взял с них честное слово в том, что они не будут об этом распространяться. Они все в волнении стали ждать Томаса, решив, что если через несколько минут он не вернется, они пустятся на его поиски. Особенно переживала Эля. Она все вглядывалась и вглядывалась в темноту.
  
  А Томас тем временем, мчался по ночному саду. Он никого не встретил. Но вдруг осознал, что слышит чьи-то шаги впереди себя. И так как они не приближались, а наоборот удалялись, он решил, что кто-то изо всех сил старается убежать от него. И он решил, что непременно поймает этого таинственного кого-то. Пусть даже это будет призрак. Он припустил еще быстрее и вскоре понял, что мало-помалу настигает беглеца.
  Еще несколько секунд и вдруг до Томаса дошло, что больше он не слышит шагов. Он остановился в нерешительности и огляделся. Вокруг не было ни души. Все было тихо и спокойно. Томас выругался.
  - Да что же это?! Или он действительно призрак? Я был уверен, что уже настигаю его!
  И тут Томас опять увидел мелькнувшую за деревьями тень. Он, было, хотел броситься туда. Но в туже секунду позади себя он услышал, как треснула под чьей-то ногой сухая ветка. Он резко оглянулся и увидел силуэт, быстро спрятавшийся за большим деревом.
  У Томаса участилось дыхание. Его опять кинуло в холодный пот.
  - Итак... вас здесь уже двое... - сдавленно прошептал он, - Что ж... это даже интересно...
  Он огляделся по сторонам. Все опять успокоилось. Ни один из призраков не сделал попытки напасть на него. И тогда он решил действовать сам. Только вот, с которым из них ему пообщаться первым? После нескольких секунд раздумий, он сделал выбор в пользу более материального, как ему показалось, существа. Его он не только видел, но и слышал.
  Осторожно, чтобы не делать лишнего шума, он двинулся к дереву. В два прыжка он был уже около него. Но стоило ему только сделать попытку обогнуть его, как тут же, он услышал испуганный восклик. Кто-то опять попытался убежать, поняв, что замечен. Но на этот раз Томас не сплоховал. Он быстрее молнии сориентировался и поймал существо за руку. Потом, он с силой втащил его, опять под дерево и прижал к стволу всем телом. Он приготовился к тому, что пойманный будет сопротивляться. Но его успокаивало хотя бы то, что существо оказалось материальным. До него можно было дотронуться. Если бы это было голографическое изображение, это было бы невозможно. Однако вопреки ожиданиям, сопротивления не было. Наоборот, существо затихло. Он подумал, уж не придавил ли он его слишком?
  Томас немного отстранился от существа, которое едва доставало ему до плеча, поэтому немудрено было принять его за ребенка. Это был ламмитянин. Томас узнал его по волосам цвета янтарного золота и прическе. Но какого же, было его изумление, когда он поднял к себе его лицо.
  - Лорри?!
  Девушка, трясясь от страха, во все глаза смотрела на него.
  - Томас...
  - Лорри! Это ты! О, Господи, это все-таки ты!
  - А... это ты... Томас. О, я думала, что умру от страха.
  Она не выдержала и расплакалась. Разрыдалась просто как маленькая девочка, уткнувшись ему в грудь. Томас положил руку на ее затылок.
  - Успокойся...
  - Я так... так напугалась. Томас, я не знала, что это ты бежишь за мной. Хотя, ты давно грозился поймать меня...
  - Поймать тебя? О чем ты говоришь?
  - Ну, ты же хотел поймать того призрака, что приходил под твои окна почти каждую ночь...
  - Да... И этим призраком была ты...
  Лорриан удрученно кивнула.
  - Прости меня. Я пугала тебя. Прости, Томас.
  - Я догадывался, что это ты. Но сегодня утром я решил, что ошибся. Нам стало известно про настоящего призрака.
  - Призрака?!
  - Да... Мы с тобой здесь не одни...
  Он огляделся по сторонам. А Лорриан прошептала:
  - Я видела его. Это его я напугалась. Он подкрадывался ко мне. Поэтому я и думала, что за мной бежит он. А это оказался ты, Томас.
  - Видимо, мое появление спугнуло его. Но он все еще здесь.
  - Но кто он? Что за призрак?
  Томас посомневался, говорить ей или нет. Потом, все же решился и рассказал все, как есть. Лорриан была потрясена и от страха еще сильнее прижалась к нему.
  - Как хорошо, что ты здесь, Томас. Иначе, я сошла бы с ума.
  - Успокойся. Теперь тебе нечего бояться. Ты видела его раньше?
  - Призрака? Нет. Но я чувствовала чье-то присутствие. Меня это пугало. Поэтому я и не задерживалась здесь надолго.
  Томас задумчиво смотрел в ее личико, а потом проговорил:
  - Пугало... Ну, ты отчаянная девушка. Неужели переделки с Гизами было тебе мало? Лорри, тебе было страшно. Но зачем же, ты тогда приходила? Одна... ночью... в сад... Тут и более смелый струхнул бы...
  Лорриан подняла на него свои заплаканные глаза. Она ничего не отвечала ему. Да этого и не нужно было. Ее взгляд сам говорил лучше всяких слов. Томас дотронулся рукой до ее нежной щечки.
  - Лорри... маленькая глупышка.
  У девушки перехватило дыхание от этого простого его прикосновения. Томас заметил это. Он внимательно наблюдал за ее лицом. А потом прошептал:
  - Знаешь что... давай уйдем отсюда. Я совсем забыл, что в саду повсюду установлены камеры. Вместе с этим призраком они снимают и нас.
  Лорриан кивнула, и они взялись за руки. Озираясь по сторонам и опасаясь, как бы не наткнуться на призрака, они побежали прочь из сада.
  
  Они уже не увидели этого... Призрак вышел из-за соседнего дерева и посмотрел им в след. Он все слышал и поэтому, тяжело вздохнув, прошептал:
  - Значит, за мной следят... Я обречен...
  Он обвел взглядом все деревья, в кронах которых скрывались невидимые камеры. Он мог бы их уничтожить. Но это ничего не дало бы. Он понимал, что его не просто записывают. Запись сразу же выводится на мониторы. Его живые сородичи уже знают, кто он. И его обратное водворение дело лишь нескольких часов.
  - Лорриан... моя маленькая Лорриан... Я так и не успел сказать тебе... как я люблю тебя...
  
   * * * * * * *
  В компьютерном центре, где собралась вся команда, отвечающая за возвращение голографического изображения в компьютер, нависла тягостная тишина. Порк, уставший и измотанный за эту ночь, угрюмо смотрел на экран.
  - Отец... Это мой отец...
  Кошли нажал кнопку увеличения кадра.
  - Вы уверены в этом?
  - Да. Без сомнения, это он.
  - Вы помните его номер?
  - Конечно. Один миллион двести двадцать три тысячи четыреста сорок три.
  Кошли сочувственно кивнул.
  - Я понимаю ваши чувства, Порк. Но мы должны вернуть его в базу.
  Порк вздохнул.
  - Он погиб в той бойне с Гизами, когда им вздумалось взбунтоваться и попытаться захватить планету. Тогда Лорриан была всего неделя от роду. Он никогда не видел ее. Видимо, поэтому он и вернулся. Нашел брешь в программе и... Послушай, Кошли, а может быть дать им пообщаться?
  - Вы же знаете, Порк, этого нельзя делать. Девочка только напугается. И потом, где ее сейчас искать? Она убежала с этим земным парнем. А нам нужно все наладить в системе как можно быстрее. В конце концов, он увидел ее. Судя по ее словам, он наблюдал за нею уже несколько дней. Так что думаю, он удовлетворен. А Лорриан... - Кошли грустно улыбнулся. - Поверьте моему наметанному глазу, ей сейчас совсем не до призрака деда.
  Порк был вынужден согласиться с ним. Он угрюмо кивнул и, бросив последний взгляд на экран с остановившимся изображением отца, вышел прочь из компьютерного центра. Сердце его разрывалось. Увидеть вновь отца через пятнадцать лет было для него потрясением. Он, было, подумал о том, чтобы поговорить с ним. Но потом решил, что это только причинит тому еще большую боль. Ведь голографическое изображение чувствует себя полноценным человеком. Некоторые из них даже не знают, что его прототипа уже нет в живых. Порк не знал, как с ним общаться.
  Выйдя на улицу, он взглянул на часы, вмонтированные в манжете рукава его комбинезона.
  - Три часа... А Лорриан где-то ходит по ночам. Ничему ее не учат собственные ошибки. Но она с этим землянином... Томасом... Наверное, с ним ей не угрожает опасность. Устрою я ей взбучку, пусть только вернется.
  
   * * * * * * *
  Они сидели под стогом душистого сена уже часа два. Он все что-то говорил. Что-то рассказывал. А она слушала и готова была слушать его вечно.
  - Вот так я и жил до этого приключения. А потом, Кирк нашел "Коир". И мы с ребятами пустились в это незабываемое путешествие. Это было по-настоящему интересно. Я никогда не думал, что смогу управлять космическим кораблем. Настоящим космическим кораблем. Вот даже сейчас говорю, а сам не верю, - Томас очаровательно улыбнулся. - И вообще, все это до сих пор мне кажется сном...
  Лорриан снисходительно улыбнулась.
  - Это потому, что ваша цивилизация неумолимо отстала от нашей.
  - Да. Ты права. Но, кажется, мы все равно понимаем друг друга.
  Они помолчали, внимательно глядя друг на друга. Они были освещены только полной луной. Луна у Ламми тоже была, как и у Земли. Томас посмотрел на небо.
  - Поразительно. Как похожи наши планеты даже этим.
  - Ты о луне? Это искусственный спутник. Он нужен для равновесия нашей планеты в солнечной системе. И он управляет многими природными процессами у нас.
  - У нас тоже. Только то, что спутник искусственный является у нас пока только гипотезой. Не признанной официальной наукой.
  - Вся вселенная создана не случайно. Здесь все продуманно, просчитано до мельчайших деталей.
  - Кем?
  - Вы называете это Богом. Мы по-другому. Но смысл один. Нам пока тоже не раскрыта тайна мироздания. Мы просто живем, сотрудничаем с другими цивилизациями. Проходим свой путь. Стараемся изжить все плохое, что изначально заложено в человеке наравне с хорошим. Это непременное условие существования цивилизации. Иначе, она исчезнет.
  - У нас это как-то плохо получается.
  - У нас тоже было плохо. Пока не исчезли несколько цивилизаций. Сейчас мы понемногу что-то осознали. Стараемся беречь тот мир, что получили от Бога. Но люди они везде люди. Встречаются и у нас разные.
  - Как же мы похожи. Лорри, ты веришь в Бога? Ну, или как там у вас...
  - Я знаю, Он - есть. А ты сомневаешься?
  - Я? Нет. Я тоже верю. То есть, знаю... Как странно говорить с тобой об этом. Никогда не думал, что буду говорить о Боге в другой цивилизации. Никогда не думал, что буду понят... Ты - удивительная...
  Лорриан смутилась.
  - Я не говорю ничего необычного.
  - Для меня все необычно в тебе...
  Он помолчал, задумчиво глядя на нее, всю залитую лунным светом.
  - А что, во вселенной есть еще подобные нашим цивилизациям, люди? - потом спросил он.
  - Не знаю. К нам такие еще не прилетали. Вы - первые. Остальных ты видел в планетарии - на фото и видео. Они отличаются внешне от нас.
  - Это хорошо.
  - Почему?
  Томас не ответил.
  Лорриан протянула руку и дотронулась до его руки. Томас, волнуясь, ответил на ее пожатие. Их ладони соединились. Лорриан смотрела на эту большую руку, которая касалась ее маленькой ладони.
  - Мы действительно так похожи. Наверное, нет никаких отличий, - проговорила она тихо.
  - Есть, - тоже прошептал Томас,- Я мужчина, Лорри... А ты...
  Лорриан покраснела и в замешательстве опустила глаза.
  - А ты совсем девочка... - продолжил Томас. - Совсем, понимаешь? Сколько тебе лет, Лорри? Тринадцать, четырнадцать?
  Лорриан с надеждой посмотрела в его глаза.
  - Мне уже исполнилось пятнадцать перед самым вашим прилетом.
  Томас безнадежно покачал головой.
  - Пятнадцать... Да еще и только исполнилось... Нет, Лорри... Что бы ни происходило между нами... Это невозможно, понимаешь?
  - Да, - покорно кивнула она, - Я знаю, что ты любишь Элю.
  - Причем здесь Эля. Ты - малышка для меня. И потом, будь тебе даже двадцать... Это ничего бы не изменило между нами...
  - Почему?
  - Потому что, как бы мы не были похожи, но мы - инопланетные существа.
  Лорриан покорно и грустно кивнула. Он помолчал, задумчиво глядя на нее, а потом спросил:
  - Скажи, что с тобой случилось? Что за интерес ко мне?
  Лорриан потупила взор и прослезилась...
  - Не знаю... Так сильно заболело сердце, когда я увидела тебя у кабинета отца. Это была какая-то лавина... Она захлестнула меня. Меня тогда всю в жар кинуло...
  - Я помню... ты обозлилась тогда на что-то...
  - Я обозлилась на эти свои странные ощущения, которые навалились на меня... И, кажется, чуть не убили... И к тому же, у меня было предчувствие чего-то грядущего. Я так плохо спала несколько последних дней... Теперь я понимаю, это от того, что ты летел сюда... Наверное, когда ты взошел впервые на "Коир", я сразу почувствовала это... И мне не стало покоя...
  Он наклонился и осторожно прикоснулся губами к ее руке. Лорриан затаила дыхание и смотрела на него во все глаза. Он тоже посмотрел на нее и грустно улыбнувшись, стал вытирать слезы с ее лица... А потом прошептал:
  - Не плачь... Я не знаю, что сказать. Спасибо тебе за чувства... Это так странно для меня... Ты ведь не земная девушка... Но...
  - Я знаю... Ты любишь Элю... Я видела, как вы целуетесь...
  Томас удивленно приподнял брови.
  - Ты видела меня с Элей?
  - Конечно. Я ведь приходила под твои окна почти каждую ночь.
  Томас смутился.
  - Ты вгоняешь меня в краску. Как не стыдно подглядывать.
  - Это не стыдно. Это больно... Вот здесь...
  Она приложила руку к груди. Томас проследил за ее движением взглядом.
  - Лорри... малышка...
  - Ах, Томас, не называй меня так. Я не хочу быть малышкой. Не хочу! Я хочу поскорее вырасти!
  - От того, что ты этого хочешь, процесс все равно не убыстрится. Какая же ты забавная. И уж точно, совсем еще ребенок.
  Он задумчиво помолчал.
  - Скажи, а вы ламмитяне тоже целуетесь?
  - Что значит тоже? Конечно.
  - И что, так же, как и мы?
  - Да... Но только... - девочка смутилась, - только я еще не умею этого делать.
  Томас улыбнулся теплой улыбкой.
  - Ну, это и не удивительно. Тебе еще рано целоваться.
  - Вот ты все смеешься надо мной. А между прочим, один мой знакомый очень даже жаждет меня поцеловать.
  - Да? Это тот, которого сегодня утром ты безжалостно столкнула со стула?
  - Да. Он.
  - Как правильно я угадал в нем твоего воздыхателя. Он так смотрел на меня, как будто хотел испепелить взглядом.
  Лорриан посмеялась, в очередной раз, ослепив его своей красотой. Да еще и в лунном свете она была просто сказочной маленькой принцессой. Все в ней, такой юной, от поворота головки и до движения кончиков пальцев лучилось невероятным притяжением. Он не мог оторвать от нее взгляда. На нее хотелось смотреть бесконечно. Как на бегущий горный ручеек, как на потрескивающий в ночи костер... Конечно он видел в ней ее подростковую угловатость, шероховатость... Но он видел и будущую бьющую, струящуюся, восхитительную энергию женщины...
  Томас с грустной улыбкой смотрел на нее, а потом проговорил:
  - Будь моя воля, запретил бы тебе целоваться, с кем бы то ни было.
  Она удивленно посмотрела на него, одарив мимолетным взглядом своих прекрасных лучистых глаз. Томас смутился и отвернулся от нее. Он откинулся на мягкое сено и посмотрел в звездное небо над ними. Ему не верилось, что он прилетел сюда оттуда. Он ощущал себя почти, как на Земле. Даже этот удивительный луг, со скошенной травой и аккуратными стожками сена до боли напоминал родные пейзажи.
  - Томас, ты не ответил на мой вопрос, - проговорила тихо девушка.
  - Какой?
  - Ты любишь Элю?
  Он задумчиво покачал головой.
  - Я вроде любил... Не знаю. Здесь на Ламми что-то изменилось.
  - Судя по вашим поцелуям...
  - Не все можно объяснить словами, Лорри. Но есть одна женщина... или девушка, при виде которой у меня начинает быстрее биться сердце. Но она - не реальность.
  - Не реальность?
  - Та девушка - сон.
  - Сон?
  - Лорри, мне стыдно об этом говорить. Об этом никто не знает. Не понимаю, почему я говорю это тебе. Наверное, потому что ты - случайная знакомая. Тем более, инопланетянка, с которой я больше никогда не увижусь после своего отлета... А та девушка - просто мое видение, моя выдумка, навещающая меня во сне. И все это до невозможности глупо. Поэтому у меня есть Эля. Вот она - моя реальность. Я постоянно себе твержу об этом.
  Лорриан прослезилась и отвернулась от него, чтобы он этого не заметил.
  - И ты счастлив со своей реальностью. Я видела, как ты целуешь ее. Как обнимаешь. Вы даже спали вместе.
  - Не могу поверить, что ты видела даже это. Ну, вот что, Лорри, это мне уже совсем не нравится. Прошу тебя, не делай больше этого. Не надо.
  - Хорошо. Я больше не приду. Действительно, незачем. Не хочу, чтобы у меня разорвалось сердце.
  Она посмотрела на светлеющий горизонт. Ей в лицо подул свежий ветер. Наступало утро. Но ей совсем не хотелось домой. Если бы можно было просидеть здесь, под этим стогом сена, вместе с ним еще, хоть несколько часов. Но она была уверена, что их уже ищут и рано или поздно непременно найдут. Она огорченно вздохнула.
  И тут вдруг ощутила прикосновение к своему плечу. Она вздрогнула и обернулась. Томас сидел, откинувшись на сено, и смотрел на нее каким-то странным внимательным и одновременно растерянным взглядом. Она заметила, как он смутился, когда она обернулась к нему. Но руку с ее плеча не убрал. Лорриан ждала, что он скажет, вся трепеща, как будто, в предвкушении чего-то... И он прошептал:
  - Ты замерзла? Уже утро...
  Лорриан не замерзла. Комбинезон надежно обогревал ее. Но сейчас она не хотела говорить правду... Не хотела... И не могла... Слишком притягательно блестели в эту минуту его синие глаза... Она не могла сопротивляться этому притяжению... и солгала... Может быть, в первый раз в жизни солгала. Дрожащим голосом она прошептала:
  - Да... посвежело... Видимо, это утренний туман. Я замерзла, как ледышка...
  Томас улыбнулся...
  - Иди ко мне...
  Лорриан не верила своим ушам... не верила своим глазам... не верила своим ощущениям... Она лишь подчинилась его рукам. Он обнял ее, прижимая к себе. Лорриан готова была расплакаться от переполняющих ее чувств. Она уткнулась в его грудь и забыла обо всем существующем мире. Она вдыхала его запах. Она согревалась его теплом.
  - Томас... как мне хорошо сейчас...
  Томас промолчал, лишь погладив ее головку на своей груди. А потом вдруг покрепче прижал ее к себе и опустил лицо в ее волосы.
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) Е.Шторм "Чужой отбор, или Охота на Мечту"(Любовное фэнтези) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Малышка. Варвара Федченко��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаP.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОфсайд. Часть 2. Алекс ДОфисные записки. КьязаЗолушка для миллиардера. Вероника ДесмондЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная Катерина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"