Туринская Татьяна: другие произведения.

Идолопоклонница

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.52*7  Ваша оценка:

  
  Непредсказуемы человеческие судьбы. Вот кто бы, например, шесть лет назад смог сказать, что Женька Денисенко станет любимой женщиной Дмитрия Городинского? А никто. Ни она сама, ни тем более Дима. И уж в любом случае никто из посторонних бы до этого не додумался. Хотя бы потому, что шесть лет назад о существовании Дмитрия Городинского знал, пожалуй, очень тесный круг людей: разве что родственники, одноклассники да соседи. Огромной же стране это имя было совершенно неизвестно. Ну Дмитрий, ну Городинский - и что из этого?
  Теперь же Городинскому приходилось тщательно скрываться за дурацкими очками и жуткой несвежей кепкой. О, как часто он жаловался Женьке на судьбу! На то, что буквально не может пройти несколько шагов по улице, как нормальный человек!
  - Веришь? - риторически спрашивал он. - Ведь сам себе не принадлежу. Ведь даже в ресторан не могу сводить любимую женщину! Да что там ресторан - домой к тебе не могу спокойно прийти! Ведь каждая собака знает, ведь пальцами тычут: смотри, смотри, Городинский пошел. Ах, детка, если бы ты знала, как это утомительно! Как я устал от славы! Это ведь тяжкое бремя, но никто этого не понимает, никто. А я так устал, так хочется покоя. Так хочется спокойно пройтись с тобой по улицам, чтобы никто не бежал сзади, не просил автографов, не фотографировал на память. И чтобы в завтрашних газетах не появились компрометирующие меня фотографии с эффектными заголовками: 'Дмитрий Городинский наставляет рога дражайшей супруге'! Устал, устал, как я от всего этого устал!
  В такие минуты и Женя ужасно жалела, что Димочка так знаменит. Но с другой стороны - не был бы он знаменитым, разве узнала бы она о его существовании? Разве встретились бы они тогда? Разве были бы счастливы?!
  
  Глава 1
  Женя с немыслимым удовольствием выбралась из троллейбуса. Вроде и не час пик - всего-то четыре часа дня, а народу! К тому же в троллейбусе почему-то оказались намертво закрыты все без исключения окна, а единственный открытый верхний люк не мог спасти положение. И запах, этот неистребимый запах человеческих тел! Это в наше-то время, когда от обилия всевозможных дезодорантов просто разбегаются глаза! Конечно, основная масса людей тщательно следит за собой, используя новейшие разработки косметических концернов, но обязательно среди этой массы найдется один-единственный, экономящий на средствах личной гигиены. И по закону подлости Женя непременно окажется прижатой толпою именно к этой особи человеческой, задравшей руку вверх, держащейся за самый верхний поручень, и охотно демонстрирующей народу насквозь мокрую подмышку.
  Только на улице Жене удалось вздохнуть спокойно. Она набрала полные легкие воздуха и отдышалась. Да, на улице было хорошо! Чуть жарковато, правда, но благодаря свежему ветерку жара еще не выматывала душу, еще можно было довольно вольготно жить.
  Погодка в этом году выдалась какая-то странная. Зимой вдруг (как всегда абсолютно неожиданно для коммунальных служб) ударили жестокие морозы, доходившие до минус тридцати пяти градусов - совершенно немыслимые показатели в эпоху глобального потепления. Весна долго не могла пробиться сквозь зиму зелеными росточками, даже лужицы с ручейками никак не могли порадовать уставших от бесконечной зимы людей. И вдруг в последних числах марта зима капитулировала резко и, казалось, безвозвратно - после небольших морозов буквально за три дня установилась довольно жаркая для этого времени погода. Днем солнце жарило до шестнадцати тепла, благодаря чему лужи и грязь высохли в рекордно короткие сроки. Но так странно было видеть свободную от зимы землю без единой зеленой травинки, по-мартовски голые ветки деревьев, не радующие глаз набухшими почками! А когда народ уже разделся, перешел на легкие куртки, вдруг снова резко похолодало до минусовой температуры. И так всю весну - то жарко, то холодно. Теперь вот тоже, наверное, лето еще не окончательно вступило в свои права, скорее, лишь примерялось. Еще ведь только середина мая, а температура уже зашкаливает за тридцать градусов. А что же будет в июле?
  Женя зашла в небольшой магазинчик на остановке и купила торт. Придирчиво проверила срок изготовления - только отравления сейчас и не хватало для полного счастья! И уже с тортом в руках пошагала дальше.
  - Женька! - воскликнула Лариса. - А что ж без звонка?
  Хозяйка сделала шаг назад, пропуская гостью в квартиру.
  - Привет, - поздоровалась Женя. - На свой страх и риск. Насколько я помню, по вторникам у тебя минимальная нагрузка. Или я не права? У тебя изменилось расписание?
  - Ой, тортик! - обрадовалась Лариса. - По какому поводу банкет? Нет, Жень, ты все правильно помнишь. По вторникам у меня только первая смена. Можно сказать, выходной.
  Тем временем подруги прошли в комнату.
  - Старики скоро придут? - спросила гостья.
  - Тебя раздражают мои старики? - удивилась Лариса. - С каких пор?
  Женя несколько стушевалась.
  - Да нет, не раздражают. Просто... Знаешь, опять начнутся все эти разговоры, расспросы. Не хочу. Устала, надоело. Хочу тихонько посидеть вдвоем за тортиком. Это преступление?
  Лариса подхватилась:
  - Ой, так тортик же!
  Побежала на кухню, и уже оттуда продолжила:
  - Да нет, конечно, не преступление. Они все равно раньше семи вряд ли нагрянут, так что у нас с тобой море времени. Подожди, я сейчас чайку сварганю.
  Лариса загремела кухонными принадлежностями, а Женя откинулась на спинку кресла. Оглядываться по сторонам, рассматривать обстановку смысла не было - она знала здесь каждый предмет на перечет. Эх, сколько времени она провела в этой квартире?! Сколько курсовых, сколько рефератов здесь было написано?
  Однако сидеть одной было невыносимо скучно, и Женя вслед за хозяйкой прошла в кухню.
  - Да давай тут и посидим, - предложила она. - Чего таскать посуду взад-вперед? Лично мне и тут вполне удобно.
  Лариса покладисто согласилась:
  - Ну, кто бы спорил, а я не стану. Здесь, так здесь.
  Щелкнула дистанционкой, включив маленький телевизор, подвешенный на кронштейнах к самому потолку. Передавали повтор концерта, посвященного Дню Победы. Лариса немного приглушила звук, и продолжила беседу.
  - Так по какому поводу тортик? В честь окончания диеты, или как?
  - Да брось ты, какие диеты? Ты ж знаешь, у меня без всяких диет конституция худая. Я, Лар, кажется работу нашла.
  - Да ты что? - обрадовалась Лариса. - Наконец-то! Ну рассказывай же, не томи душу! Где, кем?
  Гостья несколько стушевалась от этого вопроса, подобралась вся в ожидании удара, как будто не для того шла, чтобы обговорить этот вопрос с подругой.
  - Мелкооптовая торговля канцтоварами, - ответила и сама притихла, словно бы извиняясь за такую работу.
  Лариса крякнула, не сумев скрыть досады:
  - Нда. Главное, как раз по твоему профилю.
  Женя подавленно молчала. Ей и самой эта работа не слишком-то пришлась по душе, а что делать? Кто сказал, что работа непременно должна нравиться? То, что нравится - это хобби, за это денег не платят. А вот когда за деньги - это уже работа. И, выходит, она даже и не должна нравиться. Все вполне логично. Тогда почему же так неуютно на душе?
  Лариса нарушила тягостное молчание:
  - Ну и что ты будешь делать с этими канцтоварами?
  Женя с укоризной посмотрела на подругу:
  - Лар, не тормози, а? Раз мелкооптовая торговля, то что я, по-твоему, могу с ними делать? Торговать, естественно! Обзванивать разные организации, и предлагать наш товар по цене более приятной, чем в розничной торговле. Ну ежу ж понятно, ёлки!
  - Нда, - еще раз крякнула Лариса. - С высшим гуманитарным образованием!
  - Ну а что ты предлагаешь? - возмутилась Женя. - Ты же знаешь, я уже два месяца каждый день на собеседования бегаю, и ничего! То опыт работы требуют лет десять - а где мне его взять, если я диплом только-только получила?! То рост мой им не подходит - им подавай топ-модель с ногами от коренных зубов! То профильное образование нужно - кому интересен мой диплом историка? Тебе-то хорошо говорить...
  - Может, все-таки в школу? - не особо надеясь на положительный результат, с нотками сочувствия предложила Лариса.
  Женя укоризненно посмотрела на нее и промолчала. А что тут говорить, когда и так все без слов понятно?
  Лариса почему-то взорвалась:
  - Да знаю я, знаю! Но надо же как-то жить! Ну нельзя же постоянно вспоминать о...
  - Стоп! Не смей! - резко перебила ее Женя. - Не смей произносить его имя!
  - Да знаю, знаю, - покладисто согласилась Лариса. - Знаю, он для тебя давно умер.
  - Да нет, - с неприкрытой злостью возразила Женя. - Он-то как раз, к сожалению, не умер. Он-то как раз живехонький, сволочь. Вместо него умер мой ребенок. А он!..
  Женя на мгновение замолчала, тщательно подыскивая подходящее слово. Но по закону подлости слов не хватало. Да и есть ли они вообще, такие слова, которыми можно было бы описать ее чувства? Которыми можно было бы достаточно ярко и точно описать события давно минувших дней?
  - Живой! - в сердцах добавила она, так и не найдя ничего более подходящего. - Живой, понимаешь?! И я с этим ничегошеньки поделать не могу, ровным счетом ничего! Но зато имя его умерло навсегда! И никогда не смей называть его имя!
  Лариса долгим взглядом посмотрела на подругу, не то сочувствуя ей, не то подыскивая слова, которыми можно было бы залечить ее больную душу.
  - Женька, ну нельзя же так себя изводить! Ну ведь все в прошлом, все равно ничего не вернешь. Надо жить! Забыть все и жить, как будто ничего и не было!
  От возмущения Женя едва не захлебнулась, не в состоянии подыскать необходимые слова:
  - Не было?!! Не было?!!
  Кто знает, чем бы закончилась ее гневная тирада, если бы не засвистевший так кстати чайник. Лариса с радостью подскочила из-за стола и начала преувеличенно суетливо хлопотать, накрывая на стол. Как-то уж очень много движений делала, так преувеличенно суетилась, что Женя прекрасно понимала неестественность ее поведения. Впрочем, вместо глубокого анализа происходящего она почему-то с головой окунулась в нерадостные воспоминания, из которых ее вырвала Лариса.
  - Да, - протянула она, наливая чай в красивую китайскую чашку тонкого фарфора. - Надо было столько лет горбатиться за учебниками, чтобы потом торговать дыроколами!
  Женя уставилась на подругу чуть обиженным, осуждающим взглядом. Тяжко вздохнула и ответила уже спокойно:
  - Не рви душу, Лар, - ответила она. - И без тебя тошно. А куда мне еще с моим образованием? Кому нужны историки? Только школе. А в школу я не могу, ты же знаешь...
  - Жень, но дети ведь не только в школе, - возразила Лариса. - Их, вон, и на улице полно. Ты же не падаешь в обморок в метро, увидев мамочку с ребенком, правда? Так чем тебе школа плоха?
  Женя ненадолго замолчала, словно бы дивясь непонятливости подруги, потом ответила тихо:
  - В метро я могу прикрыть глаза или отвернуться в сторону. А в школе куда ни отвернись, везде дети. И хватит об этом, ладно, Лар? Хватит. Буду торговать дыроколами. Зато как красиво звучит: Евгения Денисенко, менеджер проектов по продвижению на рынок импортных дыроколов!
  Подружки весело рассмеялись и, наконец, приступили к чаепитию. Торт оказался неожиданно хорош: свежий, мягкий бисквит, пропитанный ромом, к тому же в меру сладкий. Лимонный крем приятно оттенял привкус рома. Воспользовавшись установившейся тишиной, в кухню вдруг ворвался сладкий голос юного дарования Дмитрия Городинского:
  - Бьется в тесной печурке огонь,
   На поленьях смола, как слеза...
  Женя оживилась:
  - Ну-ка, ну-ка, сделай погромче!
  Хозяйка немедленно выполнила просьбу гостьи и внимательно прислушалась.
  Душевная песня о войне впадала в ярый диссонанс с его симпатичной мордашкой и длинными золотистыми кудрями, с неприлично пестрой сценической рубашкой, усыпанной блестками. Но голос был так пронзительно мелодичен и приятен, что несоответствие образа певца содержанию песни каким-то непостижимым образом сглаживалось, становилось почти незаметным, по крайней мере, не режущим глаз.
  - Ой, Лар, глянь, какая лапочка! - восхитилась Женя. - Хорошенький, не могу! Нет, ну надо же! Ну все при нем! Нет, Лар, ну правда: и мордашка смазливенькая, и голосок волшебный. Про рост я вообще молчу. Я от него тащусь, честное слово! Надо же, как природа славно поработала!
  - Да ну, Жень, - скривилась Лариса. - Слишком красив. Нереально. Я бы сказала, просто до неприличия. Настоящему мужчине нужна другая красота.
  - Да ну тебя, много ты понимаешь в мужской красоте, - обиделась Женя. - Ты посмотри, посмотри какие глазки! Да нет же, просто чудо как хорош! И голос просто восхитительный.
  - Ну, положим, голос действительно ничего, - вынужденно констатировала Лариса. - Но... Не знаю, Жень, мне такие не нравятся. Я предпочитаю более мужественных, таких, как...
  Лариса замерла на полуслове, испугавшись своих слов. Вернее нет, конечно же нет, испугалась она не своих слов, а Женькиной реакции на них.
  - Прости, чуть не забыла, - преувеличенно извиняющимся тоном поправилась она. - В общем, ты сама поняла. Вот того, с умершим именем, можно было назвать настоящим мужиком. А этот... Так, сладкая конфетка в блестящем фантике.
  - Таких, мужественных, мы уже проходили, - с нескрываемой злобой и ненавистью в голосе ответила Женя. - Хватит. Этого дерьма я уже наелась. Я после него вообще мужиков ненавижу. Всех поголовно. Они только с виду мужики, а на самом деле... Бабочки безответственные. Мотыльки. Летают от одной бабы к другой, опыляют - и снова в поход. Нет, Ларка, все мужики сволочи...
  - Так а Городинский? - бесхитростно парировала Лариса. - Сама себе противоречишь!
  - Ну что ты, - возмутилась Женя. - Какой же он мужик? Димочка - так, красивая картинка, просто полюбоваться и помечтать о неземной любви. Даже если знаешь, что на самом деле ее не существует. Просто картинка. А на самом деле... На самом деле я, как говорится, в глубокой завязке. Ничего больше не хочу. Ничего и никогда. Больше того - на пушечный выстрел никого к себе не подпущу. Пусть летают в другой стороне, пусть других дур опыляют. С меня хватит бабочек-однодневок.
  Лариса возмутилась:
  - Жень, ну ведь столько времени прошло! Ведь почти три года! Ну нельзя же всю жизнь только об этом и вспоминать! Надо жить! Бог с ним, с тем безымянным! Но ты-то живая, нельзя же себя заживо хоронить!
  - Это для тебя три года прошло, - с надрывной печалью в голосе ответила Женя. - Для него, для безымянного, может, даже больше. А мне это все как вчера было. Такое нельзя забыть, Лариска, нельзя. Этого и врагу не пожелаешь. Когда кроха, твоя кроха, которую ты вынашивала шесть месяцев и неделю, та кроха, которая так уморительно сосала пальчик в твоем животе - знаешь, как отчетливо было видно на УЗИ? Когда мечтаешь, каким он вырастет, твой сын, когда любишь его больше жизни, еще нерожденного... Два дня, Лариска, только два дня! Почему его подлый папаша до сих пор жив-здоров, по-прежнему скачет от одной бабы к другой, а мой сыночек... Только два дня!!! Разве для этого я вынашивала его полгода?!!
  Лариса попыталась перебить ее стенания:
  - Жень, ну хватит, ну что ж ты сама себя накручиваешь. Так ты никогда не забудешь.
  - А я и не хочу забывать! - воскликнула Женя. - Не хочу! Как можно забыть такое?! Он же нужен был только мне! Понимаешь? Только мне одной! А теперь, если я его забуду, получится, что его вообще не было, да?!!
  Лариса обреченно вздохнула и вновь перебила ее:
  - Женька, ну ты же живая! Надо жить, жить!!!
  - Это только с виду кажется, что я живая, - равнодушно ответила Женя. - А на самом деле я умерла вместе с ним. Нету меня, Лар. Давно уже нету. Вместо меня сейчас с тобой разговаривает моя бледная тень. Призрак. От меня ведь одна оболочка осталась. А душа умерла давным-давно. И поэтому мне абсолютно все равно, буду ли я торговать дыроколами или Мерседесами. Главное, что к истории я уже не вернусь. В моей жизни осталась только одна история. Печальная...
  Лариса вздохнула:
  - Ну вот, опять... Эта песня хороша, начинай сначала...
  
  Глава 2
  Домой Женя ехала в самый час пик. Прохладнее еще не стало, а народу в транспорте прибавилось. Благо, хоть ехать было не очень далеко - всего-то шесть остановок одним троллейбусом, без пересадок. Но в час пик все равно удовольствие, надо сказать, маленькое. Однако неудобств поездки Женя даже не ощутила. Потому что вроде не здесь и не сейчас была, потому что в очередной раз - уж который по счету за три года? - с головой окунулась в прошлое...
  
  Ах, как все было красиво! Женька считала себя самой счастливой на свете! Еще бы, на нее обратил внимание не кто попало - сам ... Нет, даже окунаясь в прошлое, Женя не могла припомнить его имени. А может, прекрасно его помнила, потому и боялась его имени, как огня? Так или иначе, но он, безымянный, был довольно известной фигурой в институте, в их так называемом 'Институте благородных девиц'. Естественно, сие учебное заведение не имело ни малейшего отношения к высшей школе княжьих дочек, разогнанной в семнадцатом году прошлого века. Просто между собой студентки частенько так именовали родной вуз имени супруги дедушки Ленина. Хотя и нельзя сказать, что парни в пединституте были такой уж большой редкостью. Были, конечно были, но не так уж и много, если честно и откровенно. Почему-то нынче педагогика перестала считаться мужской профессией, хотя если немножко поковыряться в прошлом, без труда выяснится, что все признанные педагоги были мужчинами. Однако же время меняет жизнь до неузнаваемости, и то, что раньше считалось почетным занятием для любого мужчины, нынче перестало считаться престижным. Вот в результате таких перемен обыкновенный институт получил негласное название 'Институт благородных девиц'.
  Он был хорош. Безусловно и бесспорно - просто хорош, и все. В меру высок, крепок телом, мужественен лицом. Молод - да, но разве молодость может быть помехой красоте? Да ведь и Женька в ту пору была еще совсем девчонка, ведь только-только закончила первый курс своего благородного заведения.
  На первом курсе она знала Его только в лицо. Нет, еще, конечно, и имя с фамилией были ей знакомы. Но это она выяснила вовсе не при личном с Ним знакомстве, просто о Нем много чего говорили. Да и то сказать - не многие парни могли похвастать столь мужественной внешностью. И уж, конечно, подобным успехом у женской части народонаселения института. В общем, можно смело заявить - Первый Парень На Деревне. Ни больше ни меньше. И уж стоит ли говорить, что на первокурсницу Женьку Денисенко столь известная личность не обращала ни малейшего внимания.
  Все изменилось осенью, когда они вместе оказались в одной школе. У Женьки практика была совсем-совсем коротенькая, всего три недели, первая практика в ее жизни. У четвертого же курса практика была большая, аж до самого нового года.
  Однако и трех совместных недель молодым оказалось достаточно. Была осень, золотая пора. В первый же рабочий день после уроков (благо нагрузка у практикантов была весьма скромная) небольшая компания собралась отметить знаменательное событие. Уж каким таким чудом Женя оказалась рядом с Ним, по которому, можно сказать, все девчонки в институте сохли, то истории неведомо. Факт остается фактом - именно в тот рядовой, казалось бы, рабочий день Женька влюбилась окончательно и бесповоротно.
  Если раньше она только с завистью поглядывала в его сторону, прекрасно отдавая себе отчет, что ей в этом направлении ничегошеньки не светит, то теперь вдруг неожиданно для себя ощутила Его руку на своей оголенной коленке. Компания сидела прямо на полянке за импровизированным столом. На расстеленных газетах, имитирующих скатерть-самобранку, на пластиковых тарелочках лежала нарезанная неровными толстыми кусками вареная колбаса и крабовые палочки, без тарелок, прямо на газете лежала груда краснобоких помидоров, рядом примостился полосатый арбуз - все было куплено по дороге, довольно хаотично и непродуманно. И, естественно, главное украшение стола - пара бутылок водки и вино для старомодных девиц, еще не успевших изменить вкусовые пристрастия в сторону более крепких напитков.
  И тут вдруг среди этого осеннего гастрономического изобилия - Его рука на оголенной Женькиной коленке. Компания находилась уже в изрядном подпитии и вряд ли кто-нибудь кроме нее самой обратил внимание на столь малозначительное событие. Однако для Жени оно рядовым не было. Для нее сие событие значило много, очень много. Сердечко заколотилось часто-часто, все внутренности вдруг куда-то ухнули, словно им было куда падать с привычных мест. Однако она даже не дернулась. Не стала демонстрировать ни посторонним взглядам, ни самому герою истинных чувств. Сделала вид, что тоже не заметила, как и остальные. Кто знает, может, Он и в самом деле не отдавал себе отчет? Может, для Него подобный жест был чем-то очень-очень привычным, а потому не означал ровным счетом ничего?
  Однако стоило только Жене отдалиться от теплой компании в сторонку по физиологической потребности, как на обратном пути Он уже поджидал ее за деревом, скрывшись от остальной компании. Женя смутилась: не слишком приятно, когда тебя поджидают после подобной процедуры, хотя и надеялась, что он не ходил за ней очень далеко, а потому весьма прозаическое деяние ей удалось проделать в гордом одиночестве. Впрочем, все вопросы моментально вылетели из головы, стоило только Ему по-хозяйски обнять ее, притиснуть к себе неприлично жадно...
  Нет, невзирая на не совсем трезвую голову, Жене удалось сохранить лицо. Конечно, она с удовольствием позволила ему себя поцеловать, больше того - не скрывая восторга, отвечала на его поцелуи. Однако сумела остановиться, когда Его жадная рука нырнула под юбку и стала протискиваться вглубь. Тут, как бы ей самой ни хотелось продолжения 'банкета', Женя вынуждена была прекратить 'неожиданную дружбу'. Ему это, конечно, не понравилось, однако сильно возражать не стал, пробормотав под нос что-то нечленораздельное.
  Когда на город опустился плотный вечер и компания срочно засобиралась по домам, Он проводил Женю до подъезда. Быть может, надеялся на нечто большее, но вновь вынужден был удовлетвориться обжиманиями в подъезде.
  А на следующий день они снова пошли в парк. Но уже не дружной компанией, а вдвоем. Ушли подальше от дорожек, от аллей, забрели в самую гущу. Вокруг не было ни души, только они, только вдвоем. Разговаривать не получалось, потому что общаться в эту минуту хотелось меньше всего. Оба только и думали о том, как бы вновь оказаться в объятиях друг друга. Без конца оглядывались по сторонам - достаточно ли далеко от цивилизации ушли, или еще могут наткнуться на любопытные взгляды посторонних.
  Женя подбрасывала носком туфли опавшие листья. Ей нравился шорох, который они создавали, ей нравился запах осени - когда природа еще не замерла от мороза, но уже понемножку начала готовиться к тяжелым временам. Деревья еще не были голыми, но кроны уже значительно поредели, а главное - существенно поменяли окраску. Еще попадались и зеленые, но большею частью лес пожелтел, кое-где покраснел. А если опустить голову и посмотреть под ноги, взору открывалась немыслимая красота: пышный нерукотворный ковер безумной расцветки. Женя выбирала из массы листьев самые большие и красивые листы, и собирала их в букет. Букет был уже большой, уже едва держался в руке на коротеньких черешках, но она снова и снова поднимала листья и, роняя старые, подкладывала их в букет. Потому что уж очень они, листья, были красивые - буквально глаз не оторвать. А еще потому, что боялась поднять глаза и встретиться взглядом с Ним. Потому что прекрасно понимала, чего Он хочет, для чего привел ее сюда, в этот парк, для чего ищет местечко, куда не ступала еще нога человека. А еще лучше знала то, что она сама и душою, и телом своим молодым больше всего на свете хочет ощутить на своем теле Его жадные руки.
  Наверное, Он посчитал, что они уже достаточно далеко удалились, потому что, не окликая ее, не останавливая, приобнял сзади, обдав шею жарким дыханием. И в эту минуту Женькины пальцы расцепились, листья художественно рассыпались у ее ног. Но она этого уже не видела, потому что от счастья ли, от удовольствия ль плотно зажмурила глаза, с головой погружаясь в иное измерение, где были только она и Он, безымянный...
  
  Их роман быстро набирал обороты. Пока не похолодало окончательно, пока небо не разразилось дождями, влюбленные едва ли не каждый день после школы бежали в парк и, как в первый раз, удалялись подальше от любопытных глаз, на свою крошечную полянку. Потом закончилась Женькина практика, и Он стал встречать ее у института, на глазах у всех целуя и прижимая на грани неприличия. Если была возможность, они ехали к Женьке домой, потому что у Него дома всегда была мама. Иногда он брал у друга ключи от комнаты, и тогда они, с трудом пробравшись мимо бдительной вахтерши, закрывались от всего мира в тесной общежитской комнатушке, без конца поглядывая на часы, потому что у друга имелись свои далеко идущие планы на комнату. Если же срывались оба варианта, им приходилось прятаться в институтском закутке черного хода под лестницей, но там можно было только пообжиматься жарко-жарко, распалить друг друга, довести едва ли не до умопомрачения, а потом вдвоем страдать от взаимной неудовлетворенности, потому что по лестнице то и дело кто-то шастал, шаркал ногами и грозил раскрыть их маленькое убежище...
  Сказка закончилась до неприличия банально. В начале весны Женька радостно объявила любимому:
  - Я, кажется, беременна. Ты представляешь, у нас будет маленький!
  Ах, как наивно лучились от счастья ее глаза! Она-то была уверенно, что и Он обрадуется тому, что их любовь не пропала даром, что плод ее, их любви, уже живет своей маленькой жизнью в ее плоском пока еще животике. Но Он почему-то не обрадовался, только чертыхнулся злобно...
  И по сей день удивлялась Женя, как же в ту минуту не лопнуло пополам ее сердечко? Как же так, ведь Он не уставал повторять ей о своей любви. Да и не только слова говорил красивые, но и весьма красноречиво демонстрировал свои чувства на публике. Запросто мог прямо на перемене подхватить ее на руки, закружить, закричать на весь этаж:
  - Женька! Я так соскучился!!!
  Ей ведь все студентки завидовали. Даже ближайшие подружки Лариска Сычева и Любаша Пивоварова были чуточку влюблены в Него. И разве ж она могла сомневаться в Его чувствах после столь откровенных проявлений чувств? Ведь даже преподаватели знали об их отношениях. Ведь ровным счетом ни единого человека во всем институте не было, для кого оказалась бы новостью их любовь. Ведь так красиво ухаживал, так открыто демонстрировал чувства! Ведь в буквальном смысле на руках носил! И вдруг...
  - Лар, - в отчаянии воскликнула Женя. - Что делать? Господи, что же делать, а?
  Лариса, чуть отведя взгляд в сторону, словно бы по большущему секрету подсказала выход:
  - А что тут еще делать? Сама знаешь. Не ты первая, не ты последняя.
  Женя ужаснулась, как будто ей самой в голову эта мысль ни разу не приходила:
  - Аборт?! Да ты что, никогда!
  - Ну, знаешь, подруга, это ведь тебе решать. Все эти мои подсказки, советы... Сама понимаешь - это ведь пустое место. Потому что решение принимать все равно будешь только ты. Да мне ведь и сказать - раз плюнуть. Я могу сколько угодно сочувствовать, сколько угодно советовать, но проблема-то все равно останется твоей. Тут подружки не помогут. Потому что рожать придется тебе, а не мне. Вот только ты подумай сперва хорошенько: сама, одна, без всякой помощи. На твою мамашу разве можно надеяться? Вот и думай, как ты одна ребенка будешь тянуть. Вытянешь ли?
  Женя по-прежнему испуганно, но серьезно задумавшись над словами подруги, произнесла:
  - Аборт... Ой, Лар, это же мой ребеночек, мой!
  - Знаю, что твой. А что делать? Что ты сама предлагаешь? Ну, родишь ты его, и что? Кому он будет нужен? То, что от папаши его ты помощи не получишь - аксиома, не требующая доказательства. Если уж человек сказал 'не хочу', значит 'не хочу', и ничего ты с ним не поделаешь. Сама ты работать не сможешь, потому что придется сидеть с ребенком. А на что жить? Думаешь, можешь рассчитывать на мамашу? Она вообще в курсе?
  - Ты что?! - испугалась Женя. - Ты что, что ты?..
  - Вот видишь. Стало быть, ты и сама не ждешь, что она обрадуется. Ну, скажем, деньгами-то она вынуждена будет помочь, куда она денется - не выгонит же она тебя беременную на улицу. Зато ты представляешь, какую она тебе обстановочку создаст? Ох, Женька, я б на твоем месте просто сделала аборт. Приятного, конечно, мало, но все проще, чем до конца дней расплачиваться за кратковременное удовольствие, проведенное в постели с его папашей.
  - Ой, Лар, но это же мой ребеночек, как же ты не понимаешь?!
  Однако в Жениных словах уже не слышалось былой уверенности.
  Впрочем, крест ставить оказалось рано. Он вернулся. Он понял, что без Женьки ему будет гораздо хуже, чем с ребенком. Он осознал свою ошибку: опять же в присутствии сотен глаз на коленях просил прощения. Он вернулся! Могла ли Женя его не простить?! Ах, какой радостью обливалось сердце, когда они выходили из дому вместе с Ним! И Жене не надо было скрывать от посторонних глаз заметно выпирающий животик, потому что рядом с нею шагал будущий муж, отец ее ребенка, такой мужественный, такой решительный! Он ведь уже и вещи перевез в их с мамой скромную однокомнатную квартирку, потому что у его родителей было еще теснее, ведь у него был еще младший брат.
  Стоит ли говорить, что Ираида Алексеевна, Женькина мать, не обрадовалась перспективе в ближайшие месяцы стать бабушкой? Она практически каждый вечер бушевала на кухне, возмущаясь тем, что подлая Женька решила сделать ее в тридцать семь лет бабушкой. Даже наличие мужа, вернее, без пяти минут мужа, не могло успокоить ее гнева. Но Женя словно бы не замечала этого. О, пусть мама ворчит сколько угодно, главное то, что Женька была баснословно счастлива! Сама не могла поверить в то, что проблема, казавшаяся неразрешимой, разрешилась таким замечательным образом.
  Только одно ее огорчало - никак не удавалось выбрать время для похода в загс. Она-то готова была в любую минуту сорваться с места, а вот у Него, у нынче безымянного, все никак не получалось выбрать время. И правда, как будто сама судьба не позволяла ему сделать самый важный шаг: то последняя, очень важная курсовая, то подготовка к госэкзаменам. А к ним ведь нужно очень серьезно готовиться, ни одной консультации пропустить нельзя. Но вот скоро Он сдаст экзамены, получит диплом, и тогда...
  Жене не довелось поздравлять его со столь знаменательным событием, как сдача госэкзамена. Потому что за неделю до него Он вдруг с самого утра куда-то засобирался. Только проснулся, и, не позавтракав, не выпив даже чашки кофе, стал складывать свои вещи в объемную сумку. Женя даже не успела ничего спросить, Он сам ответил:
  - Знаешь, Женька, я тебя, конечно же, люблю, мне с тобой было потрясающе здорово. И я хотел на тебе жениться, правда хотел, ты не подумай... Но... Знаешь, я не могу поставить крест на собственной жизни. Я пока что к этому не готов. Я еще слишком молод, а ты хочешь меня по рукам и ногам связать пеленками-распашонками. Знаешь, как молодых горячих коней связывают? Им цепью или крепкой веревкой обвязывают передние ноги, чтобы не смогли далеко убежать, и отпускают на лужок с зеленой травкой: иди, мол, касатик, попасись немножко, но из дому, смотри, ни-ни. Вот и ты хочешь меня точно так же связать. А я конь вольный, и гулять я хочу не на тесной лужайке, и не со связанными ногами, а на воле и совершенно свободным. Мне жаль, что всё так получилось. Я этого не хотел. Правда не хотел. Но ведь ты не можешь меня упрекать? Тебе ведь не в чем меня упрекнуть! Я ведь не насиловал тебя, не заставлял, не принуждал. Ты сама, вполне добровольно... Ну, в общем, ты сама знала, на что идешь. И не надо перекладывать на мои плечи свои проблемы. В общем, извини, Женя. Короче, счастливых тебе каникул...
  Женя и слова не смогла сказать. А Он и не ждал ее комментариев. Высказал, что хотел, рывком застегнул молнию на сумке, и вышел из квартиры, аккуратно прикрыв дверь. Наверное, заботился о нервах беременной: неполезны беременным резкие звуки...
  Если Жене и раньше приходилось выслушивать в свой адрес много 'лестных' слов от родной матери, то теперь, когда на возвращение блудного мужа не осталось ни малейшей надежды, Ираида Алексеевна и вовсе словно с цепи сорвалась.
  - Идиотка, какая же ты идиотка! Мало того, что забрюхатела в младенческом возрасте, ты еще и кобеля своего не сумела привязать! Какого хрена я его три месяца поила-кормила, если он собрал манатки и был таков?! Аборт сделать ума не хватило?! Так мужика надо было держать руками и ногами! Надо было повиснуть на его шее насмерть. В конце концов, это его ребенок, вот и пусть бы за него отвечал! Мне тридцать семь лет, мне свою жизнь надо устраивать - я на тебя всю жизнь положила, хоть раз в жизни могу о себе позаботиться?! Мне что, до гроба тянуть тебя с ребенком?! Почему не сделала аборт, пока время позволяло?!
  Обычно Женя отмалчивалась, предпочитала с матерью не спорить. По опыту знала - бесполезное занятие, себе дороже обойдется. А тут нервы сдали, терпение лопнуло. Наверное, слишком велика была боль от предательства любимого.
  - А ты? - угрожающе тихо спросила она.
  - Что я? - удивилась мать.
  - А ты? - повторила Женя. - Почему ты не сделала аборт, пока срок позволял?! Тебе ведь еще восемнадцати не было! Почему тебе можно было рожать, а мне нельзя?!
  Ираида Алексеевна захлебнулась от негодования:
  - Ах ты... Дрянь неблагодарная! Да я... Тебя... Ты... Соображаешь, что говоришь? Да ты мне по гроб жизни должна быть благодарна, что я тебя родила! А ты...
  - Но ведь ты меня не хотела? Скажи: не хотела, правда? Тогда зачем родила? Мой папаша ведь тоже отказался жениться. Или он что, тоже слишком поздно отказался?
  - Много ты понимаешь, - недовольно ответила мать. Однако Женя почувствовала, что одержала маленькую победу - Ираида Алексеевна перестала истерически вопить и перешла почти на дружественный тон. - Любила я его, папашу твоего подлого. А он, кобель...
  - Вот-вот, - согласилась Женя. - И я любила. Вот только знаешь, какая между нами разница? Ты его любила, и после него каждого любила. И еще неизвестно, скольких полюбишь. Ты ведь каждого своего мужа любила, да? Я ведь помню, как ты под них под всех подстилалась. А я не буду. В моей жизни была только одна любовь. Но я очень быстро учусь, мама. А потому в моей жизни не будет места другой любви. Уж очень это больно, мама, очень больно...
  Ираида Алексеевна тяжко вздохнула:
  - Зарекалась свинья в грязь не лезть...
  - Мама! - осадила ее дочь.
  - Ну извини. Да вот только никогда не зарекайся. Любовь, знаешь ли, зла...
  - Вот это точно, - с ненавистью в голосе согласилась Женя.
  
  ...Он ушел. Целую неделю Женька еще надеялась, что он одумается, вернется. Может быть, он придет и с бесподобной улыбкой на устах заявит, что это было лишь досадное недоразумение, глупая шутка, а на самом деле он любит, он, конечно же, безумно ее любит, и ребеночек ему нужен не меньше, чем самой Женьке. Лишь через неделю Женя поняла, что это не было ни недоразумением, ни шуткой. Он ее бросил. Он просто-напросто ее бросил, вот и все. Он просто ушел к другой. Недалеко, всего лишь к Любаше Пивоваровой, полногрудой обладательнице ярко-рыжих локонов. Как будто никого вокруг больше не было, нужно было непременно уйти к Женькиной подруге. Теперь уже бывшей подруге...
  Мир остался на месте, точно так же каждое утро солнце всходило на востоке, а садилось на западе, точно так же люди жили и радовались солнышку, теплу, лету. Только Женя умерла. А мир и не заметил...
  С того дня в горле поселился огромный кусок боли и раздирал его изнутри буквально в кровь. И почему-то ужасно противно задергалось веко левого глаза. И это так раздражало Женьку, что слова того, чье имя нынче почти не помнила, вновь и вновь раздававшиеся в мозгу, она слышала словно бы из другого измерения. И никак не могла понять, что же изводит ее больше - его ли страшные слова, рефреном изо дня в день, из часа в час раздававшиеся в ее голове, или этот проклятый непрекращающийся тик, выматывающий душу и тело своею монотонностью.
  К тому времени, когда Женя осталась одна, у нее было уже двадцать пять недель беременности, практически шесть месяцев. Аборт делать поздно. Да и не согласилась бы Женька ни за что на свете на аборт! Вернее, раньше, может, и согласилась бы, если тот, который ее ныне бросил, бросил бы сразу. Потому что тогда беременность для нее была лишь досадной, но вполне преодолимой ошибкой, помехой. Теперь же за полгода она так сроднилась с мыслью о том, что скоро станет матерью, так полюбила крошечное существо, чье сердечко столь отчетливо билось в унисон с материнским сердцем, таким счастьем заливалось все Женькино естество, когда он резко толкался ножкой под ребро, что и близко не могла допустить возможности остаться без ребенка.
  Однако не всё в этом мире происходит по нашему желанию. Женька-то, может, и хотела этого ребенка всею душой, искренне, но вот моральное ее состояние оставляло желать лучшего. Она словно бы на самом деле умерла, умерла душою. Ни есть не хотелось, ни пить, ни двигаться, ни дышать. Один только нескончаемый нервный тик, выматывающий и без того полумертвую душу. Днем и ночью, без перерыва на сон и обед, дергалось и дергалось проклятое веко левого глаза. Две недели без малейшей передышки, целых две недели. Ничем его нельзя было остановить, ровным счетом ничем. И Женя уже решила, что на всю жизнь останется с этим тиком. Как нервнобольная.
  Однако все кончилось. Кончилось так, что сама Женька, пожалуй, предпочла бы остаться с тиком до конца жизни. Уж лучше с тиком, чем...
  Женя, смертельно бледная и обессиленная, почти не чувствующая своего измученного тела, лежала на неудобной больничной кровати. Белая дверь открылась, и в палату вошел доктор. Проверил Женькин пульс, померил давление. Женя беспрекословно позволяла вертеть свою руку так и этак, потому что рука в этот момент интересовала ее меньше всего на свете. Она так жадно ловила взгляд доктора, но он почему-то старательно отворачивался в сторону. Лишь проделав все необходимые манипуляции, тихо проговорил:
  - К сожалению, мы его потеряли. Еще хотя бы две-три недели, и он родился бы жизнеспособным. А так... Слишком рано. Знаете, ученые считают, что даже у нерожденных детей бывают суицидальные наклонности. Они ведь всё чувствуют. Чувствуют, когда их появлению не рады... И тогда они просто не хотят жить в таком жестоком мире. Не отчаивайтесь, вы еще так молоды, у вас еще все будет хорошо...
  Женя понимала, что это она виновата в смерти ребенка. Не ставший в мгновение ока безымянным предатель, не мать, категорически не желающая становиться бабушкой, не Любка Пивоварова, предательница. Только она, только Женя. Потому что не смогла обуздать свои ненависть и отчаяние, не усмирила свое жуткое настроение. Да, наверное, настроение в первую очередь. Она обязана была успокоиться, не ради себя, не ради предателя, потерявшего имя. Ради малыша, ради своего крошечного нерожденного мальчика она обязана была быть спокойной, должна была радоваться его скорому появлению на свет. Но на две страшных недели она забыла о предстоящей радости, позволив себе быть несчастной. А малыш, оказывается, все чувствовал. Он понял, что его никто не хочет, он никому не нужен, ведь даже мать и та думала не о нем, а о каком-то безымянном предателе. Он не захотел быть обузой, не захотел появляться на свет в столь несовершенном и несправедливом мире. Да, даже нерожденные дети могут иметь суицидальные наклонности...
  
  Глава 3
  Ровным счетом ничего знаменательного не происходило в жизни Женьки Денисенко. Дом, работа, снова дом. И никакой личной жизни. Можно сказать, одни сплошные дыроколы.
  Да, Женя оказалась совершенно права - такая работа не могла ей понравиться. Целыми днями приходилось копаться в Интернете, выуживать порой скудную деловую информацию, выискивать номера телефонов предприятий, компаний и различных мелких фирмочек, потенциальных клиентов, с утра до вечера обзванивать совершенно незнакомых людей, на пальцах объясняя каждому собеседнику немыслимую выгоду сотрудничества с фирмой 'Все для офиса', которую она и представляла.
  С другой стороны, эта рутина как нельзя лучше отвечала внутреннему состоянию Евгении. Ей слишком тяжело давалось собственное 'я', ей было намного удобнее раствориться в работе, словно бы исчезнуть, перестать существовать хотя бы на восемь часов в день. Перестать ощущать неизбывную свою боль по прошлому, тоску по счастливому будущему, которому, Женя это точно знала, она никогда не позволит наступить. Знала, ненавидела себя за это, и продолжала надеяться на то, что жизнь ее еще не окончена, что ведь рано ставить на себе крест в двадцать три года, даже если и имеешь за плечами очень горький опыт.
  Но почему-то, вопреки здравому смыслу, она гнала от себя не тяжелые воспоминания, а именно надежду на лучшее, раз и навсегда поставив на себе крест. Ей без особых сложностей удалось убедить себя в том, что это именно она виновата в том, что произошло несколько лет назад. А разве это не так, вновь и вновь спрашивала Женя у самой себя. Разве не ее вина в том, как далеко зашла их 'дружба' с тем, чье имя ныне проклято? Разве не она виновата в том, что забеременела? Да, Он прав, Он абсолютно прав - ведь Он же не насиловал Женьку, не принуждал, Он ведь ее даже не уговаривал! Она сама! Всё сама! Сама влюбилась, сама растаяла от первого же Его прикосновения к ее обнаженной коленке. Сама с радостью упала в Его объятия, сама вприпрыжку бежала на их любимую полянку, сама с замирающим от страха сердцем прошмыгивала мимо бдительной вахтерши общежития, сама вела Его в родной дом, пользуясь отсутствием матери. Тогда какие могут быть претензии? Он, безымянный, прав, абсолютно прав. Пусть даже и предал ее, но даже в своем предательстве оказался прав. Именно так и надо поступать с такими дурами, как Женька. Потому что именно этого она и заслуживает. Потому что дура. Легковерная дура. И из-за дурости своей, из-за легковерности, не имеет права на счастье.
  И потому работа Женю вполне устраивала. И Женя даже находила своеобразный кайф в том, что эта работа ей совсем не нравится. Она словно бы все еще наказывала себя за прошлое, за свое горе, за свою беду. За то, что позволила произойти этой беде, за то, что позволила своему малышу почувствовать себя лишним, ненужным. Женя даже была уверена, что эта работа - слишком мягкое для нее наказание, потому что позволяла ей на восемь часов в день перестать чувствовать себя убитой горем. Работа - это как ежедневный отпуск от тотального несчастья, которое она сама себе прописала, как профилактику от очередной беды.
  Дом, работа, дом. Рутина. Выходные - кошмар на улице Вязов. Потому что с вечера пятницы, едва вернувшись домой, до самого утра понедельника Женя чувствовала себя проклятой. Одна, всегда одна, днем и ночью - одна, одна, одна. Ираида Алексеевна, в очередной раз выйдя замуж, уехала в Петропавловск-Камчатский к мужу. Обычно, вспоминая об этом факте, Женя издавала вздох облегчения, тут же пугаясь перспективе очередного материного развода. В выходные же жалела о том, что мать уехала и даже поругаться с ней не удастся. Ах, уж лучше бы мама пилила ее с утра до вечера, как раньше, только бы не эта проклятая тишина в квартире, оглушительно напоминающая Жене об одиночестве!
  Иногда ее одинокие вечера скрашивала Лариса Сычева. Впрочем, особо своими визитами и звонками не докучала и она. Потому что давно поняла, что с закомплексованной донельзя Женькой ей не по пути. Дело молодое - двадцать три года, самый смак, самый цимус, ведь молодость не возвращается, а значит, надо успеть нагуляться вволю, надо насладиться ею всласть, по самое 'не хочу', чтобы потом, лет этак в сорок, не стало вдруг мучительно больно за бездарно профуканную без толку молодость. Денисенко же для себя избрала другую дорогу - добровольное полуманашество, с которым свободолюбивая Лариска смириться не могла ни под каким соусом.
  Казалось бы, ровным счетом ничего общего между ними не осталось, под воздействием времени и внешних обстоятельств бывшие лучшие подруги изменились кардинально. Однако что-то неведомое, незримое их по-прежнему связывало. По большому счету, если и был в Женькиной жизни кто-то, так это Лариска. А вот жизнь Сычевой была более разнообразной.
  В студенчестве они дружили втроем - Женька, Лариска и Любаша Пивоварова. Та самая рыжая бестия с маленьким пухлым ротиком и круглыми темными глазами-вишнями, к которой и ушел впоследствии Женькин безымянный. Но это было позже, а сначала девчонки очень даже неплохо сдружились. Вот только главной вершиной их треугольника являлась именно красавица Пивоварова. Потому что на ее ярком фоне Женя с Ларисой выглядели бесцветными простушками. Единственное, пожалуй, что несколько портило общее впечатление, это Любашин малый рост, при котором ее пышная грудь казалась просто-таки огромной, создавая иллюзию общей полноты, хотя талия у Любки как раз была почти тоненькая. А еще Пивоварова могла похвастать очень любвеобильной натурой.
  Еще бы, ведь даже если Женя раньше и вздумала бы в этом сомневаться, то очень скоро Пивовариха доказала ей это, отбив того, чье имя нынче пребывало в аду. И тот факт, что ушел Он не к кому попало, а именно к ее же подружке, оказался для Жени самым, пожалуй, убийственным. Если, разумеется, хотя бы на секундочку забыть о самой большой ее потери, о сыночке. Стоит ли говорить, что о Любке с тех пор Женя даже не желала слышать. И то, что в результате Пивовариха пострадала немногим меньше самой Женьки, ни в коей мере не преуменьшало Любкиной вины в ее глазах. Да-да, тот, который из-за собственной подлости навсегда лишился имени, точно так же бросил и Любку. Разница только в том, что с Любкой он игрался в любовь не так долго и не столь красиво, как с Денисенко, и бросил ее, можно сказать, 'вовремя', когда срок Любкиной беременности еще позволял исправить досадную ошибку.
  Поначалу Лариса из солидарности с Женькой также вычеркнула Пивовариху из числа подруг, но позже, поняв, что с Женькой каши вместе уже не сварит, понемногу сменила гнев на милость. Однако же цену Любке теперь знала, а потому всегда была настороже. Как говорят, с такими подругами и врагов не надо, а потому расслабляться в обществе Пивоваровой было весьма небезопасно.
  Зануда же Денисенко в этом плане была абсолютно надежным человеком, может быть поэтому Лариска подсознательно к ней и тянулась. Правда, слишком часто и подолгу она Женьку все же не выдерживала. Да и кто ее, такую, выдержит? Ведь о чем бы ни заходил разговор, любую тему Женя непременно переводила на того, безымянного. Вроде и демонстрировала недовольство при его упоминании, но чаще всего именно сама и становилась виновницей того, что разговор каким-то необъяснимым образом снова и снова возвращался к ее печальному прошлому.
  Впрочем, в последнее время у Жени наметилась тенденция сводить беседу к другой личности. Более приятной, нежели личность безымянного, но в то же время менее реальной, скорее даже мифической.
  - Нет, Ларка, ты посмотри, как он хорош! - вновь и вновь восхищалась Женя, в очередной раз увидев на экране золотоволосого сладкоголосого сирена. - Ой, Лар, не могу, погибаю! Да за эту красоту, за этот голос душу можно продать! Да что там продать - берите даром!
  - Дура ты, Женька, - в который раз осадила ее восторг Лариса. - Ну что в нем хорошего, что? Он какой-то неестественный, слишком красивый. Ну не должен мужик быть таким.
  - Много ты понимаешь, - обиделась Женя. - Ты ж только посмотри, какие глазки! Это же чудо, а не глазки! Сразу видно - чист, аки слеза младенца! Такой не предаст, такой никогда не сделает больно!
  - Наивная ты, Денисенко, как тот младенец со слезой! Все они, красавцы, одним миром мазаны. Вот ты связалась на свою голову с красавцем, и что?
  -Ай, Ларка, брось, - начала злиться Женя. - Сравнила хрен с пальцем! Прости за грубость. Тот - сволочь в чистом виде, неразбавленная, концентрированная сволочь, а это Агнец Божий! Ты только послушай, как он поет! Голос, этот голос, Ларка, я балдею! Ты думаешь, сволочи умеют так петь? Быть того не может! Никогда в жизни не поверю! Нет, Лар, ты не понимаешь. Ты не обжигалась, как я, тебе непонятны мои ощущения. Ты просто не видишь то, что вижу я. Говорю тебе - эти глаза не умеют лгать, или я совсем не разбираюсь в жизни.
  - А разбираешься? - тихо, опасаясь смутить подругу горькими воспоминаниями, спросила Сычева.
  Женя с укоризной взглянула на подругу.
  - Знаешь, Лар, после такого волей-неволей начнешь разбираться. Потому что есть, с чем сравнивать.
  - Ну, не знаю, - примирительно заявила Лариса. - В таком случае это дело вкуса. Потому что мне твой Городинский не нравится. Как-то он слишком красив, чересчур. Нереально, неестественно... Вот просто неприлично красив!
  - А мне нравится! - радостно поставила точку Женя. - Эх, жаль, что он такая знаменитость. С ним на улице явно не столкнешься, в троллейбусе не познакомишься. Ух, Ларка, вот с ним бы я разгулялась!..
  
  Глава 4
  Дом, работа, дом. Забитый в часы пик городской транспорт. Бесконечная смена времен года: зима, весна, лето, осень. И снова зима, зима, зима... Вечная зима в душе Женьки Денисенко. Холодная пустота вневременья...
  Однажды, возвращаясь с работы, уставшая и равнодушная, выйдя из троллейбуса на своей остановке, Женя наткнулась взглядом на лучистую улыбку Городинского. Сердечко екнуло - вот он, кумир, вот он! ну до чего же хорош! И тут же поняла - ах, нет, это не Городинский, вернее, не он сам, а всего лишь его прекрасное изображение на плакате, выставленном в витрине киоска 'Союзпечать'. Но даже это Женя посчитала удачей - и в самом деле, на снимке Городинский был, кажется, еще прекраснее, чем в жизни. Правда, в жизни Женька его никогда не встречала, видела только с экрана телевизора. И разве могла она пройти мимо такого шедевра? Хоть и оставалась в кошельке сущая мелочь, а ведь зарплата только через неделю, но это не могло удержать Женю от покупки. Кто знает, а вдруг через неделю уже все плакаты разберут, и Жене останется до конца дней жалеть о том, что не купила такую красоту. Пусть не настоящий, пусть бумажный, но у нее будет свой Дмитрий Городинский.
  Придя домой, первым делом Женя принялась за портрет. Пристально и даже придирчиво оглядела свои весьма скромные владения, выискивая самое почетное место, достойное Дмитрия Городинского. Выбрала стену напротив дверей: так, чтобы еще из прихожей можно было бы видеть его прекрасное лицо. И в комнате его будет видно буквально с каждой точки. Да, решено. Димочка Городинский, вернее, его прекрасное изображение, будет жить именно здесь. Аккуратно прилепила скотчем к стене уголки плаката, тщательно, с неприкрытой любовью разгладила его руками.
  - Вот. Вот так. Очень хорошо. Ну, здравствуй, Димочка! Надо же, какой хорошенький! И где только тебя такого сделали, а? Неужели еще выпускают таких красавчиков?! Само совершенство! Вот и будем мы тут с тобой вдвоем куковать. Потому что нам с тобой никто не нужен, правда? Нам и вдвоем будет хорошо!
  И правда, как-то веселее стало. Как будто поселился в доме другой человек, родная душа. И было теперь, с кем поговорить. Пусть даже новосел никогда не отвечал Жене, но она-то знала, что не одна, уверена была, что он ее слышит. И сама как будто ожила, повеселела, вроде даже душою немножко отошла, перестала ежеминутно вспоминать о своем горе. Уходя на работу, прощалась с ним:
  - Пока, Димуля, не скучай, я скоро!
  Вечером, возвращаясь домой, спешила, как будто дома ее кто-то ждал. Уже не было того жуткого чувства никому ненужности, той тоски, когда зимним вечером возвращаешься в до жути пустую, темную, неуютную квартиру. Еще с порога радостно здоровалась:
  - Привет, Димуля! Я уже дома!
  Умом Женя понимала, что портрет - это всего лишь потрет, неодушевленный кусок плотной бумаги. Однако на сердце вдруг появилась какая-то легкость, которую она не испытывала уже очень много лет. С тех самых пор, как тот, чье имя она теперь не вспомнит под страхом смерти, вернулся к ней, беременной, обещая непременно в ближайшее время поделиться с Женькой своей фамилией. Вот тогда, кажется, она была по-настоящему счастлива. Пусть единственный в жизни раз, пусть столь кратковременно, но было счастье в ее жизни, было! И даже проклятье, которому подверглось имя предателя, не в состоянии то счастье перечеркнуть. И вот теперь на Женю свалилось некое подобие счастья, полноты жизни, бытия. Она больше не одна, не одна!
  
  Суббота. Ах, как Женя ненавидела выходные! Стоп, это было раньше. Давно, очень давно. В ту пору, когда она была совсем одна. А теперь, когда у нее появился Димочка, субботы стали уже не просто приемлемыми, а даже вполне приятными, расслабляющими. Потому что в выходные ей не нужно было бросать Димочку одного в пустой квартире. Можно было целый день наслаждаться обществом друг друга.
  Вот в одну из таких суббот и нагрянула Сычева, предварительно известив о своем визите.
  Едва войдя в комнату, Лариса наткнулась взглядом на портрет Городинского.
  - О, с обновкой тебя! - воскликнула она.
  - Хорош, правда? - зарделась от радости Женя.
  Лариса согласилась:
  - Не то слово! Удачное фото, правда. Вот только...
  - Что? - удивилась Женя. На душе как-то неприятно заскребли кошки.
  - Ну вот что-то не то, - неопределенно помахала в воздухе ладонью гостья. - Уж как-то слишком красив, чересчур. До приторности. И давно он у тебя висит?
  - Не знаю, - неуверенно протянула Женя. - Не засекала. Месяца два, наверное. А может, больше. Ты когда у меня последний раз была? Разве его еще не было?
  Лариса критически разглядывала постер, словно бы не услышав вопроса подруги.
  - Пару месяцев, говоришь? И что, тебя еще не тошнит от его приторной физиономии?
  Женя обиделась:
  - У, много ты понимаешь! Нам с ним весело, - и, обращаясь к портрету, добавила: - Правда, Димуля? Нам ведь с тобой не скучно?
  Гостья иронично-сокрушенно покачала головой:
  - Совсем свихнулась! Эй! Между прочим, он жениться собрался! Слышала? Говорят, на Алине Петраковой. Так что тебе там ничего не светит.
  Женя обиженно пождала губки. Тоже мне, новость: да об этом все газеты трубят! Только это все неправда, это не может быть правдой, потому что...
  - Чушь! - уверенно воскликнула она. - Не может он на ней жениться! Кто он и кто она? Он - само совершенство, красавец и талантище, а она кто? Старая толстая тетка, чуточку известная. Фигня, никогда в жизни не поверю...
  Женя на мгновение замолчала. Как-то в ее голосе совсем не слышалось уверенности. Если не прислушиваться к словам, по ее тону выходило, что очень даже верит в эти невероятные слухи, другое дело, что они ей совсем-совсем не нравились.
  - А кстати, кто она такая? - после короткой паузы спросила хозяйка. - Имя вроде знакомое, физиономия тоже, а кто такая - не знаю. Точно ведь не артистка и не певица, а по ящику мелькает довольно часто. А теперь вот на Димочку моего глаз положила!
  Лариса неуверенно пожала плечом:
  - А кто ее знает? По-моему, она каким-то боком с шоу-бизнесом связана.
  Женя возмутилась:
  - А-ха. Хитрая какая! Вот за счет моего Димочки и решила в люди выбиться! Не выйдет! Он мой!
  Лариса рассмеялась:
  - Ой, придумала! Да он о твоем существовании даже не подозревает!
  - Вот в том-то и дело, - обиженно сникла Женя. - В том и проблема. Вот как ему намекнуть о моем существовании, а? Как ему объяснить, что мы с ним созданы друг для друга?
  Лариса не на шутку взволновалась:
  - Э, подруга, да у тебя крыша-то конкретно протекает! Ты что, совсем рехнулась? То кричала, что мужики тебя больше не интересуют, теперь вот Городинским увлеклась. Да только угомонись, не для тебя мальчик.
  Женя возмутилась:
  - Это почему же не для меня? Много ты понимаешь! Для меня! Как раз для меня! Между прочим, я где-то прочитала: оказывается, мы с ним родились в один день. Вот и скажи теперь, что он не для меня!
  Подруга недоуменно уставилась на нее, словно бы пытаясь разобраться - шутит Женька или серьезно говорит. Как-то не хотелось думать, что та и правда слегка умишком тронулась. Но ведь и обижать Женьку тоже не хотелось.
  - Подумаешь, - не очень уверенно парировала Лариса. - Мало ли в этот день народу родилось? Точно так же любая другая баба может заявить на него права. Фигня все это, Женька. Ты просто влюбилась в картинку. Ты ж пойми - он ненастоящий, это всего лишь картинка! Ты ж его совсем не знаешь! А он тебя тем более не знает, даже не догадывается о твоем существовании!
  Женя совершенно искренне расстроилась:
  - Вот именно. А если бы знал... Если бы он меня только увидел, он бы сразу понял, что мы с ним созданы друг для друга.
  Лариса возмутилась:
  - Нет, ну ты только себя послушай! Женька, ты вообще соображаешь, что говоришь?! Я надеюсь, ты шутишь?
  - Какие шутки?.. - едва слышно прошептала Женя.
  - Ууу, как тут все запущено, - встревожилась гостья. - Жень, ну ты сама подумай, а? Ну ладно бы девчонка была, ну, скажем, для пятнадцатилетней дурочки в такой влюбленности не было бы ничего ненормального. Ну ты-то, а? Женька, тебе ж двадцать четыре года! Ну должна ведь уже в жизни немножко разбираться! Все эти кумиры... Они ж в другом мире живут. Надо искать нормального мужика, из плоти и крови, а не картинку нарисованную. Нормального! Такого, который бы обнять мог так, чтоб мозги расплавились! От которого бы сознание как потеряла в двадцать четыре, так до семидесяти и прожила бы в одном сплошном обмороке! Такого, чтоб...
  Женя нетерпеливо, с неприкрытой злостью в голосе перебила:
  - Спасибо, подруга, этого дерьма я уже наелась. Это, знаешь ли, очень неполезно для здоровья, чтоб мозги от любви плавились, да в обмороки падать от объятий. Я вот уже допадалась. Теперь на всю жизнь аллергию на мужиков получила. Потому что никому верить нельзя, ровным счетом никому. Все, все до единого сволочи и предатели!
  Лариса обрадовалась, не удержалась от подковырки:
  - Ну вот, видишь, ты сама себе противоречишь! А Городинский? Тоже сволочь?
  - Ну что ты, Лар? - мечтательно улыбнулась Женя. - Ты ж сама только что говорила - он не настоящий. Просто красивая картинка, просто фантазия. Это как лекарство от прошлого, понимаешь? И вообще. Ты только посмотри в эти глаза, Ларка! Разве они умеют лгать? В них можно утонуть, да, но лгать... Он, наверное, даже слова такого не знает - 'предательство'. Он...
  - Уууу... - протянула Лариса. - Подруга, по тебе психолог плачет. Нет, Женька, правда. Ты бы сходила к психологу, а? Как показывает практика, собственными силами ты с проблемой справиться не можешь. А там тебе добрый доктор все объяснит, по полочкам разложит. И снова будешь, как новенькая. А?
  Женя обиделась:
  - Вот спасибо. Значит, я псих ненормальный, если единственная подруга советует мне полечиться в психушке. Спасибо, дорогая! Ты мне очень помогла! Поддержала по полной программе!
  Лариса попыталась сгладить ситуацию:
  - Вот только передергивать не надо, ладно? Я тебя не к психиатру, между прочим, отправляю, а всего лишь к психологу.
  - Ой, разница-то только в названии! - воскликнула Женя. - Да и то небольшая! Что то 'псих', что другое!
  - Ну не скажи, - примирительным тоном заявила Сычева. - Вон, в Америке у каждого есть личный психолог. Они там на кушеточке себе лежат, отдыхают от проблем, от трудов праведных, и рассказывают доброму дяденьке о своих снах и тревогах. А дяденька объясняет, что с ними происходит, отчего в их бедных головках тараканы завелись. И никто их, между прочим, в дурку не отправляет. Пообщались с добрым доктором, баксов двести за час удовольствия отвалили, и пошли себе спокойненько по своим делам.
  Женя присвистнула:
  - Ну ни фига себе! Это ж какую мне зарплату нужно иметь, чтоб по двести баксов за час общения выкладывать?! Уж лучше я с тобой пообщаюсь. На халяву. Сугубо по дружески.
  - Ты со мной на халяву общаешься миллион лет, а тараканы так и не разбежались до сих пор, - горячо возразила Лариска. - Значит, пора пускать в ход тяжелую артиллерию. То есть обратиться к помощи профессионала. Нет, Жень, я серьезно. Если у тебя не получается самой справиться с проблемой, надо же что-то делать. Ну, сходишь разок-другой к психологу. Не поможет - бросишь эти занятия на фиг. А вдруг поможет?
  Женя упрямо ответила:
  - Лар, я нормальная. И с психикой у меня все в порядке. И если уж я ненавижу мужиков, то согласись, у меня имеются для этого некоторые основания.
  - А Городинский? - почти бесхитростно спросила Сычева.
  Женя возмутилась:
  - А кому плохо от того, что у меня на стене висит его портрет? Между прочим, его именно для того и напечатали, чтобы люди вешали его на стену. И не надо делать из меня психически неуравновешенную личность!
  - Так это мне показалось, что кто-то тут в кого-то влюбился? - хитро прищурилась Лариса.
  - Ой, Сычева, не передергивай, - скривилась Женя. - Ну мало ли что у кого висит на стене! Ну просто симпатичная мордашка. Это же не значит, что я влюбилась в картинку!
  Лариса недоверчиво покачала головой:
  - Ну-ну. Так сколько, говоришь, дыроколов продала за отчетный период?
  
  Глава 5
  Вряд ли сама Женя отдавала себе отчет в том, что с нею происходит. Да и не было у нее ни малейшего желания в этом разбираться. Ей было просто хорошо. Умом вроде и понимала, что она по-прежнему одна, что в ее жизни нет никакого Городинского, как нет и никого другого - одна, одна, по-прежнему одна. А вот душе как-то изо дня в день становилось легче. Просто одиночество как будто ушло из ее жизни, или, как минимум, отошло с переднего плана, спряталось вглубь.
  Женька по-прежнему никогда никуда не ходила. За исключением работы, разумеется. Но работа - это так, это не в счет. Работа - ее обязанность, в некотором роде даже терапия, лекарство от прошлого. Зато после работы стало так приятно возвращаться домой, где ее ждал несравненный Дмитрий Городинский.
  Женя могла спокойно заниматься своими делами - Дима ей не мешал, не отвлекал. Но на душе все равно было как-то уютно и тепло, потому что казалось, что он наблюдает буквально за каждым Женькиным движением. Где бы ни была Женя: у окна ли, в кресле, или на диване, даже когда стояла в коридоре между комнатой и прихожей - всегда, буквально каждую минуточку Городинский смотрел на нее с портрета и так мило, так открыто улыбался, что не оставалось буквально никаких сомнений в том, что и он тоже ощущает тот же уют в Женькином присутствии, что и она. И уже ни капельки не беспокоило то, что он никогда не отвечал Жене. Он, может, и молчал, зато его безумно красивые наивно распахнутые глаза говорили о многом.
  Незаметно подкралась очередная осень. В преддверии холодов Женя купила новую куртку, а старый шарфик к ней совсем не подходил. Конечно, можно было бы купить готовый, но это, во-первых, вышло бы немножко дороже, во-вторых, вряд ли покупной шарф настолько подошел бы по цвету, как ей того хотелось. Да и вообще - чем еще заниматься долгими осенними вечерами? Женя купила подходящую пряжу, удобно устроилась в кресле, подобрав под себя ноги, и принялась за работу. Спицы мелькали в руках, позвякивали друг о друга. В углу тихонько бормотал телевизор, рассказывая очередные светские сплетни. Было спокойно и уютно, работа спорилась. И вдруг из тихого бормотания телевизора Женя уловила знакомую фамилию. Быстренько прибавила громкости дистанционкой, и в комнате раздался торжественный голос диктора:
  - Все женское народонаселение страны понесло невосполнимую утрату: сегодня в два часа дня состоялось торжественное бракосочетание Алины Петраковой и Дмитрия Городинского. В данное время весь столичный бомонд с размахом отмечает знаменательное событие. Наш канал получил приглашение на этот праздник жизни, и в завтрашней программе мы непременно покажем вам эксклюзивный сюжет с этого мероприятия.
  Женя выключила телевизор и некоторое время сидела в полной прострации. Мир в одночасье перевернулся. Нет, нет, этого не может быть, это наверняка утка, это неправда!
  Женька покинула уютное кресло и почти вплотную подошла к портрету. Несколько секунд укоризненно смотрела в наивно-лучистые глаза Городинского, потом спросила с жутким надломом в голосе:
  - Как ты мог? Димуля, милый, как ты мог?! Зачем?!! Почему Петракова? Она же старая, Дима! А как же я? Ведь мы с тобой созданы друг для друга, как же ты не понимаешь? Зачем она тебе, Димочка?
  Тыльной стороной ладони нежно провела по щеке кумира, в очередной раз вгляделась в его глаза.
  - Димуля... Нет, этого не может быть. Это ведь просто рекламный трюк, правда? Ведь так не бывает, да? Ты ведь ее не любишь, милый, правда? Ты никого не любишь, Димочка. Потому что мы с тобой еще не встретились. А потом, когда мы встретимся... Мы ведь обязательно встретимся, да, Димочка? Обязательно! Не знаю, как, не знаю, когда. Но это обязательно произойдет. И тогда уже никакая Петракова нам с тобой не сможет помешать. Потому что ты сразу поймешь, что тебе нужна только я. А мне - только ты. Потому что только тебе можно верить. Потому что такие глаза не могут лгать. Правда, Димуля? Я ведь могу доверять тебе? Только тебе...
  
  Идиллия, не так давно поселившаяся в доме Евгении Денисенко, ухнула в небытие. Ее место в доме вновь заняли неуверенность в себе и тревога. А еще ревность, жгучая ревность к счастливой сопернице. Жене было бы намного проще понять поступок Городинского, если бы жену себе он выбрал достойную. Как минимум, она должна была быть не старше его и баснословно красивой. Только тогда Женька могла бы более-менее спокойно принять новость о семейном положении кумира. Алина же Петракова, по ее глубоко предвзятому мнению, в супруги Дмитрию Городинскому однозначно не годилась. Мало того, что внешне она, мягко говоря, весьма и весьма проигрывала новоявленному супругу, так ведь и старше была аж на двенадцать лет! Нет, тут явно что-то не то. Не может быть, чтобы Димочка влюбился в эту тетку!
  Когда Женя думала об Алине Петраковой, а думала она о ней все чаще, была уверена, что по сравнению с Алиной может похвастать не только молодостью, но и, пожалуй, красотой. Хотя на самом деле красавицей себя не считала, скорее, даже наоборот.
  Была ли Женя красивой? Сама она на этот вопрос ответила бы молча, без слов, лишь энергично качая головой из стороны в сторону: нет, нет, и еще раз нет, категорически! Хотя ведь при всем желании ее нельзя было назвать уродиной. Ведь внешне очень даже ничего себе, очень даже симпатичная мордашка глядела на нее из зеркала.
  Возможно, классической красавицей Женька Денисенко и не была, да она, впрочем, никогда на это звание и не претендовала. Однако же до личной трагедии считала себя вполне даже ничего, очень даже привлекательной девушкой. А вот потом, после трагедии, все очень резко изменилось. Ах, если бы изменения коснулись только ее отношения к собственной внешности! Внешность нынче волновала ее меньше всего на свете. На первое место вышло предательство. А значит, как следствие - дикая, разрушающая личность неуверенность в себе. Не столько даже во внешней привлекательности - это уже было вроде как следствие общей неуверенности. Самым страшным последствием личной трагедии стала уверенность в том, что предали ее вполне заслуженно, раз уж она сама позволила ребеночку почувствовать себя нежеланным на этом свете. А потом уже на главную проблему стали нанизываться остальные.
  Сначала просто было очень больно. Так больно, что не могла из дому выйти, потому что буквально везде натыкалась взглядом на счастливых мамочек. Почему, ну почему вокруг стало так много беременных женщин и юных мам с колясками?! Женьке бы выйти в люди, развеяться, а она больше всего на свете, казалось, боялась в очередной раз столкнуться взглядом со счастливой мамашей, гордо катящей впереди себя коляску со спящим младенцем. И мысли, мысли, мысли. Ах, если бы она не зациклилась на предательстве человека, потерявшего имя, если бы сосредоточилась на материнском счастье... Да, тот, безымянный, оказался подлецом, но ведь Женька-то осталась не одна, не ее одну предали! Если она, взрослый человек, имела какие-то шансы подняться после предательства, то разве ее малыш мог справиться с предательством папаши самостоятельно, без ее помощи? Нет, конечно же нет! Он был слишком мал для этого, слишком слаб, слишком беспомощен. А она, непутевая мамаша, вместо того, чтобы поддержать, подбодрить кроху, словно бы умерла, похоронила собственную душу. И поэтому во всем виновата она. Вернее, нет. В ее одиночестве виноват тот, чье имя нынче навеки предано анафеме. А вот в гибели ребенка виновата только она, только Женя...
  Может быть, обладай ее мать повышенным чувством такта и обыкновенной человечностью, Женька не загнала бы себя в такие глубокие комплексы. Но ожидать чуткости от Ираиды Алексеевны было бы крайне наивно. Да Женя и не ожидала. Но почему-то все равно так больно оказалось ее равнодушие, даже бездушие. Вместо того, чтобы по-человечески посочувствовать беде дочери, мать без устали несколько месяцев к ряду радовалась тому, что так и не стала бабушкой в тридцать семь лет. По-прежнему бегала на свидания, приводила в дом очередных кандидатов в мужья. В отличие от дочери, которой самой природой, казалось бы, велено было жить, дышать полной грудью, но самовольно превратившей себя в затворницу, Ираида Алексеевна веселилась за двоих. Изо дня в день, крутясь у зеркала перед очередным свиданием, говорила будто бы сама себе, но непременно погромче, чтобы Женя слышала и приняла во внимание ее слова:
  - А что, ведь хороша, правда? Ах, хороша! И никакая я не бабушка - надо же, придумала! Врешь, мне еще рано в бабушки записываться! Фигушки тебе бабушку, я еще ого-го!
  Ираида Алексеевна действительно была еще ого-го. А вот Женька вроде как поменялась с нею ролями. Мать вовсю молодилась, а Женька словно стала бабушкой без внуков. Может, и не внешне, но внутренне именно старушкой себя и ощущала. Сначала думала - пройдет, ведь все говорят, что время лечит. Но время шло, а Женькина болезнь только прогрессировала. По-прежнему никого не хотелось видеть. И, что еще хуже, не испытывала ни малейшего желания почувствовать на своем молодом горячем теле крепкую мужскую руку, жадную до ласк.
  Все подружки-ровесницы гуляли, наслаждались молодостью. У всех были поклонники. У кого постоянные, у кого временные. Периодически у каждой случались личные драмы, но на Женькин взгляд, все их драмы не стоили и выеденного яйца, по своей драматичности ни в коей мере не могли посоперничать с ее личной трагедией. И правда - исчезал один поклонник, тут же вакантное место занимал другой, слезы на щеках подруг высыхали со второй космической скоростью.
  А вот у Женьки никого не было. Может, именно поэтому и влюбилась без памяти в прыгающего по сцене в огнях рампы юного сладкоголосого сирена? Может, если бы рядом оказался нормальный мужчина, из плоти и крови, которого можно было потрогать, которого можно было поцеловать, которого нужно было бы ежедневно минимум три раза кормить - может, тогда Женька просто полюбовалась бы на неземную красоту Городинского и напрочь забыла о его существовании под бременем житейских хлопот?
  Одно время Лариска Сычева, вооружившись добрыми намерениями, стала навязчиво знакомить Женю с парнями. Придумывала какой-нибудь рядовой поход в кино, ибо ни на какие другие уловки Женя не реагировала, а там вроде как невзначай они сталкивались с Ларискиными новыми знакомыми. Слово за слово... Как водится, словно бы случайно Сычева со своим поклонником как бы отстранялись, отделялись от теплой компании, вроде как билетов в одном ряду не нашлось, а ей якобы уж очень хотелось сидеть не рядом с подругой, а вместе с ухажером. А Женя вынуждена была два с половиной часа двухсерийного фильма сидеть рядом с практически незнакомым человеком, а потом еще терпеть его присутствие до самого дома, потому что ему, видите ли, было неудобно бросить девушку одну посреди огромного города.
  То ли Женя боялась мужчин, то ли те ее боялись. А может, им с нею было просто скучно? Может, она просто не умела с ними общаться? Может, и так. А может, просто не хотела, и всё. Так или иначе, но в присутствии малознакомого человека Женя робела и словно бы переставала быть самой собою. Не получалось у нее нормального диалога. Да и о чем она могла говорить с новым знакомым? Само осознание факта, что их познакомили специально, так сказать, свели друг с другом заботливые друзья-подруги, основательно портило жизнь. И скованной себя чувствовала не только Женька, но и новоявленный кавалер. Вот если бы она сама где-то с кем-то познакомилась, случайно, не по чужой воле - тогда она могла бы посчитать это проявлением судьбы. А так... Не воспринимались такие кавалеры всерьез, совсем не воспринимались.
  Порой Женя ненавидела свое лицо. За то, что, наверное, только она сама находила его вполне привлекательным. Ну почему, почему, почему?! Ведь вот они, глазки серенькие, красивенькие, удивленно на мир глядят: 'эй, а где милый, где любимый, судьбой назначенный?' Вот они, губки пухлые, аппетитные: почему никто не целует? Волосы. Ах, Женька порой сама себе завидовала - какие же у нее замечательные волосы! Темно-русые, с чуть заметной рыжинкой. Женя специально их подкрашивала, чтобы подчеркнуть эту рыжину. Не сильно, не совсем рыжая, а так, чуть-чуть, словно намек на что-то таинственное, словно недосказанность, словно легкая завлекалочка - огонь, сверкнувший при резком повороте головы: иди сюда, милый, иди ко мне!
  А милого все не было. Потерялся ее милый, заблудился в огромном мире. Может, и сама Женька была в этом виновата? Может, именно по ее вине никто не замечал ни глазок удивленных, ни губ заманчивых, ни завлекательной рыжинки, посверкивающей медью в солнечных лучах? Потому что сама никого вокруг не замечала? Потому что взгляд ее реагировал сугубо на очень высокий рост, на огромные глаза темно-оливкового цвета с ресницами-опахалами, на сладострастный голос. Потому что в каждом встречном искала хоть что-то от кумира? А если не находила ровным счетом ничего, то и не стоил кандидат ее драгоценного внимания?
  А может, все было как раз наоборот? Может, именно от того она зациклилась на кумире, что ровным счетом никого не было рядом? Может, именно от невостребованности мечтала о нем днем и ночью? Как тут разобраться - где причина, где следствие. А не разобравшись - как приступать к лечению 'болезни'?
  Вообще-то Женя сильно утрировала. Нельзя сказать, чтобы ровным счетом никогошеньки не было рядом. Были. Вернее, бывали. Скажем, появлялись время от времени. Не слишком часто, и уж совсем-совсем не надолго. Потому что... Потому что Женя буквально сразу начинала выискивать в новом знакомом недостатки. А кто ищет - тот всегда найдет, это же аксиома. Тем более, если искать недостатки. Они-то и без поисков проявляют себя, а если их еще искать намеренно... Вот и получалось, что все до единого простые смертные - грешники недоделанные, и только Городинский идеален. Он. Один. Идол. Кумир. Потому что любить реального человека - это работа, тяжкий труд. Это значит жалеть, прощать, уступать, помогать. Это трудно. Гораздо труднее, чем любить идеал. Идола. Кумира.
   Вряд ли сама Женька разбиралась в своих проблемах. Чувствовала, умом понимала, что что-то с нею не так, однако же разобраться, что-то в себе изменить не удавалось. Может, и хотела бы вырваться из порочного круга, да никак не получалось. Потому что душа, тело - всё было молодо, все требовало любви и внимания. Требовало, но боялось буквально до смерти. И, не найдя любви реальной, вернее, в очередной раз разочаровавшись в реальном кавалере, Женя вновь и вновь мечтала о недостижимом. Придумала себе сказку, в которой и жила, не имея рядом ничего реального, кроме работы. И даже подвела под эту сказку основательную базу. Убедила себя в том, что самой судьбою им с кумиром назначено быть вместе, что рождены они под одной звездой и друг для друга, хотя бы потому, что родились в один день. Вот только она об этом знает, а он даже и не догадывается. И как ему, глупому, это объяснить? Как доказать, что он сильно ошибся, женившись на своей Алине? Потому что не Алина, а только Женька Денисенко должна быть рядом с ним, потому что именно она рождена для него, для его радости, для его удовольствия...
  
  И теперь, после женитьбы Городинского, Женя решила, что нельзя ждать милостей от природы. Ведь она сама виновата в том, что Димочка женился на Петраковой. А что еще ему оставалось делать? Он ведь не знает о Женькином существовании, даже не догадывается, что есть в мире человек, самой природой предназначенный для него, самой судьбою. Это Женя знает. Вот и должна, буквально обязана объяснить это Димочке. А иначе они оба никогда не смогут стать счастливыми. Да, это ее задача, ее обязанность, ее предназначение: объяснить Городинскому, кто есть кто. Дать ему знать, что не Алина Петракова обязана беспокоиться о душевном покое и телесных радостях Дмитрия Городинского, а она, Евгения Денисенко. И никто иной. Это ее дело, ее работа. Ее почетная обязанность. Ее радость и ее счастье. Женькино.
  А как дать знать о себе кумиру? Не давать же объявление в газету, правда? Самый простой, на Женькин взгляд, выход - концерт. Да, самый простой и логичный выход. Конечно, и как она раньше не догадалась? Ведь мало любоваться Димочкой с экрана телевизора да с плаката, как бы хорош он на нем ни был. Как говорится, без труда не вытащишь рыбку из пруда, ухи не отведаешь. А это же так просто! Подойти и вручить кумиру букет. И тогда...
  К великому Женькиному сожалению, билет на концерт Городинского оказался весьма недешев. А кто сказал, что счастье должно быть дешевым? Женя вооружилась шикарным букетом, по цене мало уступающим билету в партер, и отправилась на концерт. После первой же песни на дрожащих ногах подошла к сцене и протянула любимому букет. Тот наклонился с дежурной улыбкой, выхватил букет из Женькиной руки, не поблагодарил даже кивком головы, и, не взглянув на нее как следует, положил букет на пол, у края сцены. К финалу концерта там лежала уже целая гора цветов. И от шикарного Женькиного букета теперь уже, должно быть, остались лишь рожки да ножки...
  
  Глава 6
  Вот и еще одна осень. Еще на одну осень Женя стала старше. А в жизни ничего не изменилось. По-прежнему дом, работа, дом. Лишь портрет Городинского на стене скрашивал ее одиночество.
  Впрочем, осень еще не вошла в свою депрессивную фазу. Меланхолия и дурное настроение будут позже. А пока еще осень радовала отголосками лета, приятными пастельными тонами и фруктово-овощным изобилием на рыночных прилавках. День был еще достаточно длинен, и с работы Женя пока еще возвращалась засветло. А это так приятно - возвращаться не в темную, как будто нежилую, квартиру, в которой тебя никто не ждет. Пусть не так уж и светло было к моменту ее возвращения, пусть уже несколько сумрачно, но еще не было ощущения тотальной пустоты, вымершей и вымерзшей насквозь квартиры.
  Едва успела перешагнуть порог, даже с Димой еще не поздоровалась, тишину квартиры разорвал резкий телефонный звонок.
  - Алло? - не успев разуться, Жене пришлось пройти в комнату в грязной обуви. Ну вот, снова придется мыть полы, а ведь только вчера делала генеральную уборку!
  В трубке раздался возбужденный голос Ларисы:
  - Женька, ты мне нужна! Между прочим, от тебя зависит моя судьба.
  Женя встревожилась:
  - Ларка, не пугай. Что ты еще задумала?
  - Да я-то, собственно, как раз и ничего, - радостно хихикнула Сычева. - Ой, Жень, слушай. Я с таким мальчиком познакомилась! Он, правда, не сказать что красавец, но что-то в нем определенно есть.
  - Ну а я-то тут с какого боку?! - недовольно спросила Женя. В желудке что-то недовольно заурчало от дурного предчувствия. Неужели опять? А ведь ей казалось, что Лариска уже прекратила свои глупые попытки.
  - Ну, до поры до времени вроде как ни с какого, - попыталась было успокоить ее собеседница. - А теперь он меня на шашлыки пригласил. Короче, в субботу ты мне нужна. Он берет друга, я - тебя.
  - Вот только не надо меня ни с кем знакомить! - возмутилась Женя. Так и есть - в очередной раз предчувствия ее не обманули. - Ты же знаешь, я это ненавижу! Никаких шашлыков! Никаких знакомств! Прекрати меня сватать!
  Лариса поспешила исправить положение:
  - Да нет же, глупая, никто тебя ни с кем знакомить не собирается. Просто съездим в лес, погуляем, воздухом подышим. А на свежем воздухе шашлычки, между прочим, милое дело.
  - Спасибо, мне и в городе неплохо. У меня от шашлыков изжога.
  - Знаю я твою изжогу! - категорично заявила Сычева. - Страх жизни называется! Никто тебя не собирается там насиловать. Сказала же - приличные люди, я с Вадиком уже месяц встречаюсь.
  - Вот и встречайся на здоровье! - возмутилась Женька. - На фига ты меня-то с собой тянешь?
  Лариса просительно протянула:
  - Жень, ну где ты видела, чтоб на шашлыки вдвоем ездили, а? Ну так ведь не бывает! Шашлыки - они компанию любят. А кого я возьму, кроме тебя? Не Любку же!
  - Да хоть Любку, - разозлилась Женя. - Мне-то какая разница. Лишь бы меня не сватала.
  - Господи, да кто тебя сватает? - воскликнула Лариса. - Кому ты нужна со своими тараканами?!! Это мне нужно, мне, понимаешь?! Мне, между прочим, этот Вадик очень уж на душу прилег. Это моё, Женька, желудком чувствую - моё! А ты мне всю малину... Ну Женька, ну пожалуйста! Ну ради меня же!
  Женя недовольно промолчала.
  - Жень. Ну Жень! - продолжала канючить Лариска. - Ну плииииз!
  Женя опять не ответила.
  - Ну и что ты тогда за подруга, если в самый важный момент я на тебя положиться не могу?! - со злостью воскликнула Сычева. - Ну к кому, скажи, я могу с такой просьбой обратиться?! Мне ведь и одобрение твое не помешало бы. Мало ли что. Любовь, говорят, слепа. А ты может и разглядишь чего, раз такая опытная. Ну Женька! Уснула ты там, что ли?! Ну не могу я Любку брать на такое ответственное мероприятие, она у меня Вадика отобьет!
  - А я не отобью? - раздраженно поинтересовалась Женя. Впрочем, вопрос ее был чисто риторическим, она ведь и сама прекрасно знала ответ.
  - А ты не отобьешь, - внезапно успокаиваясь, убежденно ответила Лариса. - Я ж тебя знаю. Короче, Женька, в субботу встречаемся на вокзале часов в десять. Я в пятницу еще перезвоню, уточню время.
  Женя в отчаянии ухватилась за последнюю попытку:
  - Ларка, я еще не сказала 'да'.
  Но Лариса словно бы не услышала. Заверещала радостно, как будто получила неожиданное согласие:
  - Всё, дорогая, до пятницы!
  В трубке раздались короткие гудки и Жене ничего не оставалось делать, как положить трубку.
  Присела на диван прямо в плаще, пробормотала недовольно себе под нос:
  - Ну вот, только этого мне не хватало. Теперь меня будут сватать все, кому не лень!
  Встала, постояла немножко посреди комнаты, подошла поближе к портрету:
  - Нет, ты видел? Что скажешь, Димочка? Как тебе это нравится?
  Долго стояла молча, словно бы ожидая ответа от любимого, потом с тяжким вздохом сказала:
  - Вот и мне это совсем-совсем не нравится. Где же ты, Димочка? Почему я должна ездить на шашлыки с кем попало вместо того, чтобы быть с тобой?!
  Но Дима в очередной раз промолчал. Только улыбался, открыто глядя на Женю наивно-честными глазами.
  
  А в лесу и правда было хорошо. Вот если бы еще вместо навязчивой компании с Женей был Димочка... Если бы они могли, взявшись за руки, вдвоем бродить между деревьев с поредевшими, но такими нарядными желто-огненными кронами. Но рядом были совершенно незнакомые Вадим и Антон, и только ставшая уже, пожалуй, родной подружка Лариска Сычева скрашивала неловкое молчание.
  Всю дорогу от города Лариса тарахтела без умолку, пытаясь развеселить компанию. Однако ей это плохо удавалось - Женя по большей части отмалчивалась, уткнувшись носом в окно и делая вид, что ее безумно забавляет буйство природы за пыльным стеклом. Ребята вяло переговаривались, не всегда впопад отвечая неестественно веселой Ларисе.
  На уютной полянке все сразу принялись за дело. Антон занялся костром, без труда насобирав охапку сухого хвороста, благо дождей не было уже недели две. Вадим принялся нанизывать на шампуры предварительно замаринованное мясо, перемежая аппетитные розовые куски кружками лука и дольками помидоров. Лариска хлопотала у импровизированного стола, выкладывая из сумок на старую штору, заменившую скатерть, пластиковые тарелочки и стаканчики, бутылки со спиртным и сладкой газировкой, свежие помидоры, малосольные огурчики и медово-желтую, покрытую мелкой сетью белых трещинок, дыню.
  Только для Жени дела не нашлось. Или, может, она сама захотела остаться не у дел? Почему-то никак не могла перешагнуть через навязчивое желание отгородиться от всего мира, остаться одной. Зачем ей эти шашлыки, зачем ей этот Антон? Да, симпатичный парень. Да, есть в нем что-то этакое. Но это ведь уже было, было! Ведь в том, который лишился собственного имени, тоже было что-то этакое! И чем хорошим это закончилось?! А ничем, ровным счетом ничем! И зачем ей снова это? Сначала Женька улыбнется ему в ответ на его приветливую улыбку, потом влюбится, потом забудет себя, потеряет голову от любви. А потом... А потом, когда... когда настанет самый ответственный момент, он тоже бросит, как тот, безымянный. И тоже потеряет свое имя. Потому что они все бросают в самый ответственный момент, все до единого! Ведь никому верить нельзя, ведь все предатели, все как один!
  Женя бродила по полянке, подкидывала опавшие листья носками кроссовок. Листья так приветливо шуршали, но этот приятный звук почему-то пугал Женю. Ах, да, ведь точно так же несколько лет назад они бродили с тем, чье имя она теперь панически боялась произнести вслух, только в тот раз она была в туфлях и юбке, даже без колгот, благодаря чему тот, чье имя она прокляла навеки, сумел одним горячим прикосновением навсегда внедриться в ее душу. Шуршание листвы лезвием по стеклу отдавалось в сердце, но Женя вновь и вновь пинала листья, как законченная мазохистка, словно бы наслаждаясь кошмарными воспоминаниями.
  А потом она нашла потрясающе красивый кленовый лист. Огромный, как будто выращенный сумасшедшим селекционером, и переливчатый, с плавно переходящими друг в друга цветами: с одной стороны бледно-желтый, с другой - багровый, а в середине - пламенно-оранжевый. Не сумела пройти мимо такой красоты. Женя наклонилась, подняла шедевр незримого мастера. А приглядевшись повнимательнее, заметила: другие-то листья тоже были красивые. Может, не такие неестественно-огромные, но в цветовой гамме ни капельки не уступали собрату. И она стала собирать листья в букет, один лист к другому, словно бы забыв обо всем на свете, не замечая заинтересованного взгляда малознакомого Антона, не обращая ни малейшего внимания на то, как украдкой целуются Лариска с Вадимом...
  На мгновение Жене показалось, что не было всех этих лет. Что ей снова восемнадцать, что сегодня - второй ее день в роли учительницы истории. Пусть пока еще практикантки, но все-таки учительницы. Что вчера после уроков они веселою гурьбою с такими же практикантами отправились в парк обмыть начало практики, и там... неожиданно для нее самой, но крайне желанно, скорее, даже долгожданно, Женя почувствовала на своей голой коленке Его руку. В то время Он еще не был безымянным, у него было восхитительное имя. Как же его звали? Нет, нет, забыла, Женя не могла его вспомнить, она даже не знала его имени, ей, наверное, только показалось, что Его звали... Нет, все равно не помнит! Она помнит только, как забилось отчаянно сердечко в предчувствии любви. Да, это было вчера, а сегодня они бредут уже вдвоем с тем, чье имя ей, видимо, лишь надуло ветром, нашептало листьями во время той прогулки. Они вот так же пинали листья, подыскивая укромную полянку, и Женя точно так же, как и в эту минуту, собирала свой осенний букет. А потом... Что же было потом? Потом Он, чье имя до сих пор не давало покоя, тихонько подошел сзади, обнял, сладко поцеловал в ушко... И... И что? Что такого необычного случилось в ту минуту?! А ничего. Ровным счетом ничего особенного. Просто Женя пропала. Умерла. И как же она до сих пор не понимала, что умерла именно в ту минуту, именно там, в лесу, когда была вдвоем с тем, от чьего имени ее до сих пор бросало в жар. Да-да, именно тогда, в самую, как ей казалось, сладостную минуту ее жизни она и умерла, а вовсе не тогда, когда малыш, ее нерожденный мальчик, не захотел появиться на свет в этом жестоком мире...
  - Жень, ау! Иди к нам! - разорвал первозданную тишину голос Ларисы.
  Женя, словно очнувшись, удивленно взглянула на букет листьев в своей руке, испуганно отшатнулась и, будто обжегшись, резко отбросила его в сторону. Листья, чуть закружившись, почти без шороха, словно обидевшись на нее, легли на землю кучкой, слившись с себе подобными. И только тогда Женя почувствовала приятный дымок костра, запах жаренного мяса.
  Она бы с удовольствием в эту минуту оказалась дома. Только там Женя могла чувствовать себя в полной безопасности, как улитка в своей раковинке. А еще... А еще там - Дима. С ним спокойно и уютно, с ним безопасно. Потому что он всегда добрый, у него такие ласковые, такие честные глаза. Кто угодно может ее обидеть, но только не Дима. Такие глаза не умеют лгать.
  Не слишком охотно, скорее покорно, Женя присоединилась к компании. Подложив под себя куртку, села прямо на землю к импровизированному столу. Антон тут же протянул ей ароматный шашлык прямо на шампуре, засуетился:
  - Жень, тебе вина? Или, может, водочку предпочитаешь?
  - Нет-нет, я не пью, - поспешно ответила она. И тут же поправилась: - Почти не пью. Немного вина можно...
  Антон с готовностью налил вина в пластиковый стаканчик.
  - Лорик, тебе тоже вина? - спросил Вадим.
  - Ну нет, - излишне громко заявила Сычева. - Я предпочитаю водочку. Самый здоровый продукт!
  Вадим разлил водку по стаканам.
  - Лорик, - спросил он. - Ты водку запиваешь или как?
  - А как же! - подтвердила та. - Я даже вино запиваю.
  Вадим услужливо налил во второй стаканчик лимонада, протянул ей со словами:
  - Между прочим, говорят, это ужасно вредно.
  - Знаю. А что в наше время полезно? - хихикнула Лариска. - Зато так вкусней.
  - Ну, гляди, дело хозяйское, - покладисто согласился Вадим и поднял свой стаканчик: - Ну что, за знакомство?
  Лариска с Антоном дружно подхватили:
  - За знакомство!
  Женя же чокнулась молча, отпила глоток вина и словно бы застыла. Народ набросился на мясо, яростно впиваясь в жирные аппетитные куски здоровыми молодыми зубами. Жене же почему-то кусок в глотку не лез - уж очень неуютно чувствовала себя среди чужих людей. Даже самой странно стало - как же она сильно изменилась, ведь раньше, пока в ее жизнь не ворвался тот, чье имя она с ненавистью выкрикнет в предсмертной судороге, она была такая компанейская, такая общительная! Во что же Он превратил ее жизнь?!
  Антон, однако, не прекращал попыток навести мосты дружбы с новой знакомой:
  - Жень, тебе помидорчик порезать?
  Женя вздрогнула от неожиданности, помимо воли возвращаясь из далекого прошлого, ответила почему-то высокомерно:
  - Спасибо, я предпочитаю огурцы.
  Ответила, и сама удивилась. Она ведь огурцы с трудом переваривает, разве что маринованные, да и то лишь в салатах. Почему же она так ответила? Неужели из желания противоречить? Господи, в кого же она превратилась?!
  Антон с готовностью подложил на ее тарелку пару огурчиков, однако Женя к ним, естественно, даже не притронулась. Так и сидела, как изваяние - ни живая, ни мертвая. На лице - откровенное мучение, даже прекратила попытки изобразить из себя коммуникабельного человека.
  Однако Антон, кажется, вознамерился во что бы то ни стало разговорить ее:
  - Жень, а чем ты занимаешься?
  - Дыроколами торгую! - тоном, далеким от шутливого, даже с дерзким вызовом ответила Женька. Мол, ну-ка попробуй, съязви по этому поводу!
  Ребята рассмеялись.
  - Нет, Жень, правда? - подключился Вадим. - Я, например, менеджер строительного супермаркета. Антон у нас рекламист. А ты?
  Женя недовольно промолчала. Ну кому какое дело, где она работает, чем она занимается, как живет? Ну почему, почему ее не хотят оставить в покое?
  Лариска пришла на помощь:
  - А Женька у нас - менеджер проектов по продвижению на рынок импортных дыроколов!
  Ребята вновь рассмеялись. Женю же происходящее стало невыносимо раздражать. На глазах у изумленного Антона Женя взяла крупный помидор и яростно впилась в его сахарную плоть зубами...
  
  Глава 7
  И снова привычно текла жизнь Евгении Денисенко. К ее немыслимому облегчению, поход в лес на шашлыки не принес ей дополнительных проблем - видимо, Антон понял, что ему не удалось ее заинтересовать. Впрочем, вполне вероятно, что и Женьке точно так же не удалось заинтересовать его. В любом случае, это ее очень устраивало. И зачем ей осложнения? У нее ведь и так все хорошо.
  Да, хорошо. У нее есть Дима. Жаль, конечно, что разговоры с ним неизменно сводились к монологу, но все равно Жене не было с ним скучно. И уж чего у Городинского было не отнять, так это умения слушать. О, как внимательно он ее слушал! То одобрительно, то сочувствующе смотрел на Женьку, как будто даже покачивая головой в поддержку ее слов. И так ли важно было то, что он никогда не отвечал? Ведь даже молча он очень активно участвовал в беседе.
  Иногда по вечерам забегала соседка Катя. Они жили, что называется, дверь в дверь, и одна стена была общей на две квартиры. Раньше там жили Сергеевы. Впрочем, и сейчас тоже. Только старшие Сергеевы уехали в однокомнатную квартиру, полученную в наследство, а эту, двухкомнатную, оставили сыну. Игорь был на три года старше Женьки, и в свое время она изрядно от него натерпелась - сколько помнила себя, они всегда что-то не могли поделить, постоянно воевали друг с другом. Когда-то давно, так давно, что теперь можно было смело сказать 'в прошлой жизни', Женя его ненавидела. Однако прошло время, они выросли, войны как-то незаметно сошли на нет, и Игорешка уже перестал казаться таким противным. А потом и вовсе женился. Рановато по нынешним меркам, ведь едва-едва порог двадцатилетия перешагнул. Сначала их женитьба казалась случайной, какой-то несерьезной, шутейной, уж больно молоды были оба. Но как-то неожиданно для всех семья Сергеевых оказалась крепкой и стабильной. И теперь подрастали двое деток: шкодливый Сережка и крошечная Алинка. Девчушке не исполнилось еще и года, но мама Катя уже позволяла себе периодически бросать детей на отца и хотя бы минут на пятнадцать устраивать себе перерывы от материнских хлопот.
  Сама Женя старалась у Сергеевых лишний раз не появляться. Не потому, что до сих пор воевала с Игорем. И не потому, что чувствовала себя в их квартире неуютно. Пока не родился старшенький Сережка, Женя бывала у них частенько, даже вроде как подружилась с ровесницей Катей. А вот потом, когда появились дети... В общем, с тех пор Женя предпочитала принимать Катю у себя.
  Впрочем, 'принимать' - звучит слишком торжественно. Нет, конечно, ни о каких приемах и светских раутах речи быть не могло. Просто умотавшейся вусмерть с малышней Кате необходима была хоть какая-то передышка, отдушина, когда она могла бы хоть несколько минут не дергаться, чтобы спокойно выпить чашку чаю. Ведь дома оглоедики, как называла детвору Катя, покой давали только ночью, когда сладко посапывали носиками, свернувшись калачиками в постелях.
  Катя забегала в гости едва ли не каждый вечер, отношения между соседками были весьма теплыми, и тем не менее обе называли друг друга именно соседками, потому что дружба - это нечто большее, чем ежевечерние пятнадцатиминутные чаепития. Дальше обычной болтовни их отношения не заходили. Катя не особо распространялась насчет своего прошлого, Женя, соответственно, своего. Прошлое - закрытая тема для обоих, они даже не сговаривались об этом, просто проявляли взаимную тактичность, не нарушая личных прав и свобод друг друга. Говорили, в основном, о погоде, о каких-нибудь катаклизмах, приключившихся на другом конце земного шара, иногда самую малость даже о политике. Впрочем, не столько о политике, сколько о политиках. Даже о работе практически не говорили. Потому что Катя не работала, а распространяться о своих дыроколах еще и дома у Женьки не было ни малейшего желания.
  Катя частенько говорила о детях, но, почувствовав напряжение в поведении хозяйки, обычно сразу переводила разговор в другое русло. И для Жени до сих пор было загадкой - знает ли соседка о ее прошлом, или же не знает. В то время, когда у нее произошла личная трагедия, Катя, наверное, еще не была даже знакома с Игорем. С другой стороны, уж сам-то Игорешка прекрасно знал о Женькиной беде - ведь все соседи видели ее беременной, как видели и будущего отца ее ребенка. И уж, естественно, все прекрасно были осведомлены, что он ее бросил. Как и о том, что ребенок не выжил.
  Сама Женя этот вопрос никогда не поднимала. А Катя... Даже если и знала, то тактично молчала, за что Женя была ей крайне благодарна. И, пожалуй, именно поэтому с удовольствием устраивала вечерние чаепития для соседки: и человеку приятно, и самой не накладно, не хлопотно. Да и, что ни говори, хоть какое-то проявление жизни...
  
  За Катей только-только закрылась дверь, И Женя было вознамерилась расстелить постель, как раздался телефонный звонок. Стоит ли говорить, что телефон в ее квартире звонил не слишком часто? По большому счету это могла быть только Сычева или мама.
  Так и оказалось: в трубке раздался голос матери, довольно неприятно дублирующийся эхом междугороднего звонка.
  - Дочуля, привет, моя родная! - громко воскликнула Ираида Алексеевна.
  Женя обрадовалась:
  - Мамуля! Привет! Как ты там?
  Пока жили вместе, отношения между матерью и дочкой были весьма напряженные и даже порой далекие от родственных. Теперь же, когда мать была так далеко, да еще и принимая во внимание, что виделись они в последний раз два с лишним года назад, Женя действительно была рада звонку.
  - Все нормально, - успокоила ее Ираида Алексеевна. - Сюрприз вот тебе готовим с Андреем Павловичем.
  - Ты приезжаешь, да?!
  Женя и обрадовалась и в то же время несколько испугалась. Пока они так далеко, практически на разных концах континента, вроде даже скучали друг по другу. А вот если мать приедет, да надолго? Опять начнут ругаться? А то и того хуже: что, если они надумали вернуться насовсем? И поселятся, естественно, в этой же квартире, ведь о другой жилплощади они могли бы только помечтать. Ох, не дай-то Бог!
  Однако Ираида Алексеевна быстро ее успокоила:
  - Не угадала. Пока не получится. Это совсем другой сюрприз, Женька. Никогда в жизни не догадаешься.
  Не успела Женя толком обрадоваться, как тут же вновь насторожилась:
  - Только не говори, что приискала мне там жениха.
  - Нет-нет, Жень, ну что ты! - поспешно, даже, пожалуй, слишком поспешно, ответила Ираида Алексеевна. - Просто... Понимаешь, мы вот с Андреем Павловичем ребеночка сообразили. Так что через пять месяцев быть тебе старшей сестрой!
  У Жени дух перехватило. Ничего себе новости! Господи, да о чем же она думает? В ее-то годы, и ребенок?!
  - Ты что, беременна? - не сумев скрыть трагизма, спросила она.
  - Ага! Представляешь?!
  И столько счастья, столько восторга было в ее голосе, что Жене стало стыдно за свои мысли. И в то же время до чертиков завидно...
  - С ума сошла! Мам, в твоем возрасте... Ты соображаешь?!
  Ираида Алексеевна обиделась. Еще бы: возраст - это всегда было ее больной темой:
  - А чем тебе мой возраст не нравится? Мне всего сорок три. Некоторые и в пятьдесят, между прочим, рожают, и ничего.
  - Ну, не знаю... - неуверенно протянула Женя. - Как-то это неправильно...
  - Ну что ты мелешь?! - возмутилась мать. - Что тут неправильного?! Я, между прочим, замужем, от родного мужа рожать собираюсь в отличии от некоторых!
  Женя на мгновение застыла, словно ее неожиданно обожгла хлесткая, звонкая пощечина, потом ледяным тоном ответила:
  - Спасибо, мама, что напомнила!
  Ираида Алексеевна спохватилась, впрочем, слишком поздно - очередная смертельная обида дочери уже была нанесена:
  - Ой, Жень, прости, я не подумав ляпнула. Я не хотела, прости, дочуля, а?
  Женя промолчала.
  - Жень, ну Жень... - просительно протянула мать. - Ну ты же знаешь, у меня бывает. Зато знаешь, как я тебя теперь хорошо понимаю?
  Женя все еще пребывала в состоянии крайней обиды:
  - Ты сможешь меня понять только в одном случае. Но я тебе его категорически не желаю. И хватит об этом.
  - Нет, Жень, правда, - не хотела уступать Ираида Алексеевна. - Я ведь тогда... Ты прости меня, а? Наверное, я была тогда слишком несправедлива. Даже, наверное, жестока. Я не хотела...
  - Да уж, - безрадостно подтвердила Женя. - Спасибо за сочувствие. Правда, шесть лет назад оно мне больше бы пригодилось. Однако вместо него на меня обрушились потоки брани и море оскорблений.
  - Ну хватит, Жень, - попросила Ираида Алексеевна. - Кто старое помянет... Ну ты же должна понять - в то время я еще не готова была стать бабушкой. Мне же еще сорока не было, нужно было устраивать личную жизнь, а кому нужна бабушка?! Конечно, я была в шоке. Ладно бы хоть замужем была. Думаешь, мне одной легко тебя поднимать было? А тут только-только плечи расправила, ну, думаю, хоть для себя немножко поживу, а она мне рраз - нате вам, пожалуйста. Думаешь, я могла тогда обрадоваться этому известию?
  Женя не смогла скрыть злости:
  - По крайней мере, можно было бы не так откровенно радоваться его смерти!
  После короткой паузы Ираида Алексеевна поправила дочь менторским тоном:
  - О смерти уместно говорить, когда умирает человек. Готовый человек, понимаешь? Тот, который жил. У которого есть прошлое. А в твоем случае...
  - А в моем случае у него было мое прошлое! - в сердцах воскликнула Женя. - Мое! И хватит об этом! Я могу только пожелать тебе никогда не испытать на собственной шкуре того, через что пришлось пройти мне! И всё, и хватит! Считай, что я рада за тебя!
  - Ну спасибо, доченька, - обиделась Ираида Алексеевна. - Таким тоном...
  Женя промолчала. Не было ни сил, ни желания говорить. Горькие воспоминания вновь нахлынули лавиной. Отчетливо всплыло в памяти, как радостно приговаривала мать, крутясь перед зеркалом: 'А что, я еще о-го-го! И никакая я не бабушка, не бабушка! Фигушки, ничего-то у тебя не вышло! И не выйдет! Никогда ничего у тебя не выйдет! Потому что я всегда буду о-го-го!'
  Ираида Алексеевна пошла на мировую:
  - Ну ладно, ладно, сняли тему. Расскажи лучше, как дела. Как на работе, как в личном плане?
  - А как у меня могут быть дела?! - не скрывая раздражения, спросила Женя. - Нормально! Торгую себе дыроколами!
  Мать встревожилась:
  - Дыроколами? Почему дыроколами? Ты же говорила про канцтовары.
  - А дыроколы что, не канцтовары?! - сдерзила Женя.
  - Так у вас там что, кроме дыроколов ничего нету? - с простодушным недоумением в голосе спросила Ираида Алексеевна.
  - Почему нету? Есть. У нас много чего есть. И ассортимент постоянно обновляется.
  - А почему тогда дыроколы? - не желала угомониться мать.
  - Ну что ты к словам цепляешься? - возмутилась Женя. - Ну дыроколы, не дыроколы - какая разница? Все нормально, короче.
  Ираида Алексеевна чуть помялась, и приглушенным голосом, словно по большому секрету, спросила:
  - А как на личном фронте?
  - На личном фронте без перемен, - со вздохом усталости ответила Женя. Ах, как это в стиле матери: сначала радоваться, что у дочери ничего не получилось, потом изображать из себя заботливую мамашу, переживающую о судьбе непутевой дочери!
  - Жень, тебе ведь уже двадцать пять! - укоризненно напомнила Ираида Алексеевна, как будто Женька сама не знала, сколько ей лет. - Ну пора бы уже если не замуж, то хотя бы так, для души...
  - Спасибо, мама! - возмутилась Женя ее бестактности. - Для души у меня уже было! Это мы уже проходили! И, насколько я помню, тебе это не слишком-то понравилось!
  - Так это ж когда было?! Ведь столько лет прошло, нельзя же всю жизнь...
  Женя безапелляционно перебила мать:
  - Я сказала: хватит! Мне этого хватило! Я не хочу опять...
  Теперь Ираида Алексеевна перебила ее на полуслове:
  - Ну почему 'опять'?! Почему ты так уверена, что опять все будет плохо?!
  - Потому что теперь я знаю жизнь! - уверенно воскликнула Женя.
  Однако Ираида Алексеевна не собиралась сдаваться:
  - Ну Господи, случился прокол, так что ж теперь, заживо себя хоронить? Женька, ты же молодая, красивая, здоровая баба! Ну нарвалась по молодости лет на сволочь, что ж теперь, всю жизнь в девках проходить?!
  От злости на мать Женя не могла даже кричать. Сказала угрожающе тихо:
  - Это я, мам, на одну сволочь нарвалась. А на скольких ты? Не ты ли мне говорила: 'Не верь им, они все сволочи'? Не ты ли рыдала в мою жилетку, когда тебя очередная сволочь бросала?! Сколько раз ты замужем была, а? Пять? Шесть? Я что-то со счету сбилась. А сколько было неофициальных? А приходящих? А теперь ты мне будешь нотации читать: 'Не хорони себя, Женька, заживо'. Спасибо, ты меня уже научила уму-разуму. Я поняла главный принцип жизни: никому не верь, ни от кого не жди ничего хорошего, надейся только на себя. И других принципов нет!
  Ираида Алексеевна воскликнула, не желая мириться с Женькиным упрямством и непонятливостью:
  - Есть. Есть, глупая!
  - Даже если есть, - упорствовала Женя, - то они ложные. Потому что все равно никогда и никому нельзя верить!
  Ираида Алексеевна совсем расстроилась:
  - Женька, глупая, ну что мне с тобой делать? Родная моя, как бы я хотела поделиться с тобой своим счастьем!
  Женя в конец разозлилась. Ах, если бы мать могла ее сейчас видеть, она бы немедленно замолчала и больше никогда в жизни не поднимала эту тему!
  - Знаешь, мама, лучшим счастьем для меня было бы твое сочувствие в моем несчастье. Но я его дождалась слишком поздно. Слишком.
  Жене еще хотелось прибавить какую-нибудь гадость, уколоть мать побольнее, так, чтобы она поняла, наконец, как больно делала Женьке своими словами. Однако очень хорошо помнила эту боль. И разве ей самой станет легче, если и мать испытает ту же самую боль? Ведь она, между прочим, беременна, носит ребенка. Может, матери бы лишние переживания и не повредили, но зачем нагружать проблемами неродившееся дитя?!
  - Ладно, мам, я тебе искренне желаю удачи, - сменила она гнев на милость. - И главное - здоровья. Береги себя, ты теперь не одна. Привет Андрею Павловичу. И не пропадай, пожалуйста, надолго, ладно? Обязательно звони. Я тебя люблю, мам. Просто... Ну я у тебя такая, и другой быть не могу. Ты не обижайся на меня, хорошо? Пока, мам. Целую.
  Ираида Алексеевна совсем расчувствовалась, всхлипнула в трубку:
  - Пока, дочуля. Я тебя тоже очень люблю. Будь умницей, ладно?
  Женя неуверенно положила трубку на рычаг. Усмехнулась про себя: вот так жизнь смеется над человеком. Ирония судьбы: это же Женьке нужно бы устраивать судьбу, выходить замуж, рожать детей. Но вместо нее полной жизнью живет ее мать. А Женя опять одна, как проклятая. И никогошеньки рядом, буквально ни единой живой души. И не нужен ей никто! Одной - оно спокойнее. Так уж точно ни у кого не будет возможности сделать ей больно. Нет, уж пусть лучше другие живут полнокровной жизнью. Пусть выходят замуж, пусть рожают детей. Пусть ошибаются и обжигаются. А ей, Женьке, это ни к чему. Она это уже проходила.
  Еще некоторое время Женя посидела нерешительно, словно бы сомневаясь в правильности своих мыслей. Потом встала с дивана, подошла к стене напротив плаката, и долго, очень-очень долго вглядывалась в изображение Городинского.
  - Никому верить нельзя, - произнесла тихо-тихо, абсолютно уверенная, что тот, к кому обращены ее слова, все равно услышит. - Только тебе, правда? Потому что эти глаза не умеют лгать. Да, Димочка? Тебе ведь можно верить? Вот только когда же ты, наконец, поймешь, что я тебя жду? Когда же ты найдешь меня, Димуля? Поторопись, любимый, мне так одиноко без тебя...
  Тыльной стороной ладони нежно погладила щеку Городинского.
  - Дима... Димочка... Когда же?!..
  
  Глава 8
  А Димочка все молчал. По-прежнему таинственно улыбался, едва заметно покачивал головой, словно бы одобряя Женькины слова, но все молчал и молчал. Ах, как хотелось Жене услышать его голос! Не тот, божественный, которым он сводил с ума миллионы слушательниц, исполняя очередную сладострастную серенаду. А настоящий, не пропущенный через мощные микрофоны, предназначенный только ей одной, только Женьке. Услышать не песню из его сладких уст, а шепот, жаркий шепот в самое ушко:
  - Женька...
  Так, чтобы волосы дыбом встали. Чтобы оборвалось внутри все, что может оборваться, чтобы лопнула та таинственная струнка, что до сих пор держит ее в сознании, в напряжении, вдали от любимого. Чтобы растаять в его жарком шепоте:
  - Женька...
  Вновь и вновь подходила Женя к портрету, вновь и вновь вглядывалась в его прекрасные оливковые глаза, вновь и вновь спрашивала:
  - Когда же, Димочка, когда?
  Но Городинский по-прежнему молчал, таинственно улыбаясь. И Женя поняла - хватит ждать, надо действовать самой. А как действовать? Ходить на концерты? А разве она не ходила? Вот только результата так и не добилась - не видел ее Димочка из-за ярких прожекторов, слепящих его прекрасные глаза. Брал цветы из ее рук, а лица, видимо, не разглядел. Нет, одними букетами проблему не решить, тут нужно придумать что-то другое. Например...
  
  Лариска не давала о себе знать долгих две недели. Впрочем, для Жени они долгими как раз и не были - отвыкла за последние годы от ежедневного общения.
  Еще не переступив порога, Сычева возвестила трубным гласом:
  - Ну ты, подруга, даешь! От тебя скоро все шарахаться будут, как от чумы!
  Женя, успевшая изрядно подзабыть подробности лесной вылазки, удивилась:
  - А в чем, собственно?..
  Лариска прошла в комнату, по-хозяйски плюхнулась в кресло:
  - Нет, Денисенко, ты вообще нормальная? Ты чего на людей бросаешься?
  Следуя примеру гостьи, Женя присела на диван, но вовсе не так уверенно: на самый краешек, готовая вскочить в любую минуту, чтобы отразить нападение условного противника.
  - Лар, ты о чем?! - хозяйка все еще не понимала, в чем ее обвиняют. - На кого это я бросалась?
  - Ну что ты устроила? - не желала угомониться Лариска. - Этот Антон о тебе теперь даже слышать не желает!
  Только теперь Женя поняла, о чем речь. Вздохнула с явным облегчением:
  - А, вот ты о чем. Тьфу ты, напугала. Да нужен мне твой Антон, как слону пуанты!
  Сычева возмутилась:
  - Ну и дура! Между прочим, перспективный парень. С машиной. Просто в прошлый раз он же выпивать собрался, вот и пришлось ехать на электричке. А так - очень даже ничего.
  Теперь возмутилась Женя. Ну в самом деле, кому какое дело? Вроде она кому-то чего-то должна!
  - Ну так и забирай его себе, такого перспективного! Ко мне-то какие претензии?
  Женя резко встала с дивана и отправилась на кухню, явно недовольная то ли тоном подруги, то ли вообще темой разговора. Налила в чайник воды из пятилитровой бутыли, зажгла газ, а вот чайник поставить забыла: привалилась бедром к плите да так и застыла с полным чайником на весу, задумавшись о чем-то своем. Так и стояла бы неизвестно сколько времени, если бы Лариска не последовала за нею. Та встала в дверном проеме и продолжила разговор:
  - Да мне-то он как раз не нужен, у меня-то Вадик есть. А вот ты у меня не пристроенная.
  Женя словно бы очнулась, поставила, наконец, чайник на огонь, однако отвечать не торопилась. Сычева же по-хозяйски, не дожидаясь особого приглашения, устроилась за небольшим кухонным столом, взяла печенье из маленькой хрустальной вазочки, надкусила. Не успев прожевать, спросила, едва не подавившись крошками:
  - Кстати, и как он тебе?
  - Ты о ком? - устало спросила Женя. - Ты только что говорила о двоих.
  Лариска ответила уже совершенно спокойно, смирившись с фактом, вроде никогда и не злилась на подругу за сорванные шашлыки:
  - Ну, с Антоном все понятно. Даже если б ты передумала, ты у него уже в черном списке. А как тебе мой Вадик?
  - Так он же твой, чего ты меня спрашиваешь?
  Вообще-то Женя, естественно, прекрасно поняла смысл вопроса, только строила из себя непонятливую. Просто... Ну не хотелось ей обсуждать такие темы, не хотелось! Хотелось одного: чтобы ее все оставили в покое, чтобы не рвали душу расспросами, воспоминаниями и собственными откровениями. Ей ведь было так уютно в своей раковинке, где она была совсем-совсем одна. Нет, не одна. Еще в этой раковинке был Дима...
  Лариска же снова возмутилась:
  - Ой, вот только не надо тут непонимающую из себя строить! Все ты прекрасно поняла!
  Женя ответила твердо, желая поставить точку на этом разговоре:
  - Ты знаешь мое мнение насчет всех мужиков.
  - Так ведь я тебя не о всех спрашиваю, я тебя о Вадике спрашиваю, - парировала Сычева.
  - А мне без разницы - Вадик, не Вадик. Они все одинаковые.
  Лариса воскликнула:
  - Женька, прекрати! Ну что это такое, а? Ну сколько можно?! Сейчас обижусь на фиг! Я, между прочим, тоже живой человек со своими проблемами, со своими радостями. Ты хоть на минутку можешь подумать обо мне? Для тебя, может, они все одинаковые, а для меня Вадюша - самый замечательный.
  - Ну так зачем тебе мое мнение? - искренне удивилась Женя. - Если он для тебя и без моих советов самый замечательный.
  - Ну как ты не понимаешь? - психанула Лариска. - Ну мне же нужно с кем-то поговорить про него! Ну не с Любкой же, в самом деле! А то я только его пятки увижу, если Любке его продемонстрирую!
  Ну вот, еще одна предательница. Даже если она тоже пострадала, так ведь ей было за что страдать. Ох, не любила Женя Пивовариху! Не то что видеть - даже говорить о ней не желала.
  - Так не демонстрируй, - сказала, как отрезала. - Нашла проблему. Ты лучше вот о чем подумай. Если ты уже сейчас в нем так неуверенна, то что будет потом? Вот допустим, что вы с ним поженились, так? А тут вдруг к тебе в гости Любка забежала. И что? Как думаешь, когда лучше увидеть его сверкающие пятки? Сейчас или потом? Когда уже много времени пройдет, когда прикипишь к нему всей душой, прирастешь. Может, даже беременная будешь. А он - рраз, и к Любке! А?
  Сычева лихорадочно трижды сплюнула через левое плечо, закрутила головой в поисках натурального дерева, постучала по ножке стола:
  - Типун тебе на язык! Что ты болтаешь?!
  Женя возмутилась:
  - Я?! Я?! Это ведь ты только что сказала, что если твой Вадик с Любкой познакомится, тебе останется только его пятки лицезреть! А я, как всегда, крайняя?
  Лариска уморительно сморщила нос, словно бы вспоминая начало опасной темы. Сказала примирительно:
  - Да? Ну ладно, ладно. Я так понимаю, что всех подруг, кроме тебя, придется вычеркивать из списка. Потому как все они на чужих мужиков падкие. Мне тебя Бог послал. Так как он тебе?
  Женя отмахнулась:
  - Да нормально, отстань уже со своим Вадиком! Откуда я знаю? Ну, увидела разок - и что я там могла понять? Это ж ты с ним уже месяц крутишься, ты и должна знать.
  - Полтора. Даже почти два, - поправила Лариска подругу и тут же мечтательно закатила глазки. - Вот я, Женька, и знаю. Кажется, я влюбилась! Он, знаешь, такой...
  Женя скривилась:
  - Так, давай-ка держи эмоции при себе. Я все эти уси-пуси не люблю. С некоторых пор...
  Лариса с явной неохотой вынуждена была отвлечься от приятных воспоминаний:
  - Жень, так ведь нельзя. Ведь столько лет... Ну ты что, до самой пенсии одна жить собираешься? Ну ошиблась, с кем не бывает? Нарвалась на гада. Так что ж теперь, помирать в расцвете лет?! Женька, правда, давай к психологу сходим, а? Я в коридорчике посижу, тебя подожду, чтоб тебе не страшно было. Ну надо же с этим что-то делать. Ты застряла на своем...
  - Не смей, - угрожающе тихо прошипела Женя.
  - Да знаю, знаю, - покладисто согласилась Сычева. - Его имя умерло. Ну нельзя так, Женька! Это уже давным-давно вышло за рамки нормального. Или хотя бы со мной поговори, излей душу. Поплачь, наконец. Ну нельзя так, нельзя! Проснись, Женька!
  Женя помолчала некоторое время, словно обдумывая предложение подруги, потом перевела разговор на другую тему.
  - Мне мама вчера звонила.
  - Да? - равнодушно поинтересовалась Лариска. - И как она там?
  - Ты знаешь, кажется на сей раз все серьезно, - удивленно ответила Женька. - Где это видано, чтобы она с одним мужем жила больше полутора лет? А тут уже почти четыре года. Говорит, все нормально. И представь себе - она намерена в ближайшее время осчастливить меня сестричкой. Или братиком - кто там у них получится.
  - Да ты что?! - обалдела Лариска. - Надо же! Ну, рисковая у тебя мамаша! Это сколько ж ей?
  - Сорок три. Представляешь?
  Сычева аж присвистнула:
  - Ни фига себе! Отчаянная баба!
  Словно бы не расслышав ее восхищения, Женя обиженно протянула:
  - Ей в сорок три рожать можно. А мне в девятнадцать нельзя было.
  Лариса попыталась ее успокоить:
  - Ладно, Жень, опять ты за свое. Ты или забудь раз и навсегда, или уж выговорись как следует, без тайн и недосказанностей. Не обязательно мне. Тут любая жилетка подойдет. Но лучше, конечно, профессионал.
  Женя психанула:
  - Задолбала ты меня со своим профессионалом! Хватит уже! Все, сняли тему! Ты мне вот что скажи. Я намедни видела афиши Городинского. Давай на концерт сходим, развеемся, а?
  - Ой, опять ты со своим Городинским! Нужен он тебе? - возмутилась Сычева.
  - Нужен! - убежденно ответила Женька. - Нужен! Так пойдешь? Брать билеты?
  - Бери, что с тобой делать? - обреченно вздохнула Лариса.
  
  Женя почти два часа провела перед зеркалом. Концерт, к ее немыслимому сожалению, пришелся на будний день. В принципе, ничего страшного, но ведь не хотелось идти на свидание к Димочке после работы, уставшей и с несвежим макияжем. А потому Денисенко в этот день поработала лишь до обеда, срочно 'заболев' к полудню. Женя терпеть не могла вранья вообще, а врать про здоровье считала попросту недопустимым, кощунственным, но иного выхода у нее не было - не любил шеф просто так отпускать сотрудников средь бела дня. Считал - одного отпустишь разок, и всё, пиши пропало - остальные в очередь выстроятся за отгулами. Нет уж, пусть за полгода в очередь выстраиваются за законным отпуском, иначе от них дисциплины не дождешься.
  Естественно, все гриппозные признаки растворились в воздухе, стоило только Женьке покинуть душный офис. Настроение было праздничное: да, сегодня она сделает исторический шаг навстречу мечте, навстречу судьбе. И если уж это не поможет, тогда... Нет, никаких 'тогда'. Потому что не может быть, чтобы и на сей раз Димочка ее не заметил!
  Вообще-то периодически Женя ловила себя на мысли, что, быть может, с нею и правда что-то не в порядке. Ведь и в самом деле - это же девчонки-соплюшки влюбляются в кумиров, это ведь для них в подобной влюбленности не было ничего ненормального. Но она-то, она! Ведь взрослая же женщина, ведь уже почти подобралась к порогу двадцатишестилетия! Ведь многое познала на собственной шкуре, с её ли горьким жизненным опытом ставить себя на одну ступень с малолетками? И тут же гнала от себя прочь подобные мысли. Да, у нее были бы основания волноваться насчет собственного душевного здоровья, если бы она просто влюбилась в картинку, как все те малолетки, которые не дают Городинскому проходу после концерта. Но ведь у нее-то как раз все было иначе, у нее ведь - совершенно иной случай, другая ситуация!
  Ну разве Димочка Городинский - не такой же человек, как и остальные? Да, он, конечно, знаменитость и талантище, каких поискать, но ведь при всем при этом он же остается таким же человеком, как и остальные. И у него тоже, как и у остальных, есть своя судьба. А в судьбу Женя верила свято. И все свои беды сваливала на нее же: судьба, мол, такая, что ж тут поделаешь? Но ведь судьба не может быть стопроцентно горькой, ведь это было бы крайне несправедливо! Значит, свою горькую чашу она уже испила до дна, значит, теперь ее ждала сладкая награда в лице Димочки Городинского. Ведь не просто же так они с ним родились в один день? Ведь не просто же так она влюбилась в его бесподобный, совершенно гениальный голос? Нет, нет, и еще раз нет. Даже у звезд есть судьбы. У звезд небесных и земных. У каждого своя судьба, даденная еще при рождении. И кто сказал, что если Димочке было судьбою написано стать гениальным певцом, то его спутницей, его единственной и неповторимой, его любимой должна была стать только Алина Петракова и никто иной? Почему знаменитый певец не может полюбить простую, никому неизвестную женщину? Нет же, нет! Именно Женькиной простотой и неизвестностью и должна уравновешиваться Димочкина слава и успешность! Потому что иначе получается слишком несправедливо: одним - всё, другим - фигу с маслом. Нет, все-таки Женя была абсолютно уверена в том, что самою судьбой предназначена для Дмитрия Городинского. А потому никакая она ни ненормальная, и вовсе ей не нужно по совету Сычевой обращаться к психиатру. Или к психологу - какая, в принципе, разница? Главное, что она нормальная. И она не ровня всем этим сумасшедшим отвязным соплюшкам. Они - просто распущенные малолетки, а она, Женя - судьба великого певца, Димочки Городинского!
  Места у них с Лариской оказались довольно далеко от сцены - еще бы, чтобы сидеть в первом ряду, Женьке пришлось бы целый год складывать зарплаты копеечка к копеечке, питаясь воздухом. Да она не слишком переживала по этому поводу - ведь уже имела возможность убедиться на собственном опыте, что это из зала хорошо виден человек на сцене, в обратном же направлении видно, наверное, одну только черноту зала, ведь в глаза нещадно светят прожектора. Иначе ведь Димочка давным-давно заметил бы ее. Так чего переживать? Сиди она хоть в первом ряду, хоть в тридцать первом - результат будет один. Нет, тут нужно другое...
  Как обычно, Женя пришла на концерт не с пустыми руками. В очередной раз купила шикарный сборный букет: тут тебе и розы, и лилии, и даже неправдоподобно голубые голландские хризантемы. И букет этот как нельзя более подходил для задуманной Женькой операции: купи она хиленький скромный букетик из пяти гвоздичек, ее идея как пить дать провалилась бы.
  По опыту прошлых концертов Женя не стала спешить. Уж теперь-то она точно знала - ее букет должен быть сверху, иначе все опять окажется впустую. А потому, как бы ее ни подталкивала под руку Лариска, требуя немедленно избавится от цветов, нещадно мучивших ее резким запахом, Женя терпеливо выжидала. И, лишь дождавшись, пока на руках у зрителей уже практически не осталось цветов, по крайней мере, в поле ее зрения не попадал ни единый владелец букета, только тогда решилась.
  Не дожидаясь окончания очередной песни, Женя выбралась из середины ряда, не обращая ни малейшего внимания на то, что мешает кому-то, тихонько подошла к сцене и стала сбоку, чтобы привлекать как можно меньше чужих любопытных взглядов. А когда Городинский, наконец, закончил очередной шлягер переливчатым сладкоголосым 'Ла-ла-ла', как настоящий фокусник вытащила из рукава заготовленную загодя записку, воткнула ее в цветы - благо букет был густой и сложенный тетрадный листок держался в нем крепко, даже не колыхался при движении. Когда раздался оглушительный рев восхищенной толпы, заглушающий бурные аплодисменты, Женя решительно двинулась к центру сцены, как раз к месту, над которым возвышался Городинский, и торжественно вручила ему букет. Тот с дежурной улыбкой на лице принял дар и тут же определил его на возвышающуюся у его ног гору цветов. На Женю, как всегда, даже и не глянул. Впрочем, она не огорчилась - именно так, по ее понятию и опыту, и должно было быть. Зато потом, после концерта, когда он прочитает записку...
  
  Глава 9
  Ждать пришлось долго, очень долго. Да это бы как раз и ничего - Женя умела ждать, привыкла ждать. Но вот только... дождаться бы результата.
  Но не дождалась. В очередной раз потерпела фиаско. Еще несколько месяцев прождала, потеряла, но снова безрезультатно. И такая тоска вдруг навалилась. Поняла Женя, что ничегошеньки у нее не получится. Не потому не получится, что любовь ее недостаточно сильна, а просто слишком уж на разных социальных ступеньках они стояли. И это бы тоже ничего, ведь это не могло стать серьезной преградой любящему сердцу. Женя по-прежнему была уверена - стоит им только встретиться лицом к лицу, и Дима все поймет, ей даже говорить ничего не придется. Но как же заставить его встретиться с нею?!!
  Женя все ждала и ждала, но потихоньку начала впадать в отчаянье. Она знала, что ее счастье - вот оно, на стене: протяни руку, погладь. Она-то очень хорошо знала свое счастье в лицо, и по голосу узнала бы среди ночи, среди гвалта тысяч голосов. Но ведь мало знать ей одной, ведь и Дима должен знать то же, что и она!
  Тупик. Абсолютный и совершеннейший, безвыходный и безысходный. Тупик. Безнадега...
  Женя снова и снова вглядывалась в портрет любимого. И укоряла, и просила, и умоляла. Иногда срывалась на крик:
  - Ну когда же ты позвонишь?! Я не могу все делать сама, ты пойми! Я не могу пробиться к тебе, Дима! Ты должен мне помочь!
  В другой раз просто тихо плакала. Даже казалось, что слезы должны подействовать на него гораздо сильнее, чем крик и уговоры. Но и слезы не помогали.
  - И что нам с тобой, Димочка, делать? - спросила Женя обреченно, привычно погладив щеку нарисованного Городинского тыльной стороной ладони. - Ты даже не догадываешься о моем существовании, а потому не ищешь меня. Как, ну как мне тебе объяснить, что мы созданы друг для друга?! Ты ошибся, Димочка, ах, как ты ошибся! Неужели ты не понимаешь, что твоя Петракова никогда не сможет любить тебя так, как я? И я никогда в жизни не поверю, что ты ее любишь. Это ведь обыкновенный рекламный трюк, да? Затянувшийся трюк... Ты ведь не можешь ее любить, правда? Ты никого не можешь любить, кроме меня. Но ты меня еще не знаешь. Когда мы встретимся, ты сразу поймешь, что я - это я. И тогда... Тогда у нас с тобой все будет замечательно, правда? Вот только как, как мне объяснить тебе, что я есть, что я жду тебя?! Как, Димуля?!! Я ведь уже два года намекаю тебе о себе. Или три? Я уже сама не помню, милый. Я сбилась со счету, я так устала... Я ведь уже всё перепробовала. И на глаза тебе попадалась - но ты ничего не видишь, ты так и не увидел меня, Димочка! Я писала тебе записки, подсовывала их в букеты. Но они, наверное, теряются по дороге к тебе. Может быть, цветы забирают твои помощники? А может, мои записки попали к Алине? Или же поклонницы просто забросали тебя записками, и потому ты в общем потоке не заметил моих, не обратил на них внимания? Наверное, ты решил, что я - одна из миллионов твоих поклонниц. Но как же мне объяснить тебе, что я не обыкновенная поклонница, Димочка? Мы ведь родились с тобой в один день, мы предназначены друг для друга! Когда же ты поймешь, что должен найти меня, Димочка?! Как мне помочь тебе? Как подсказать?!
  Излив душу, Женя надолго замолкла, пристально вглядываясь в изображение Городинского.
  - Я ведь не ошиблась в тебе, правда, Димочка? - неуверенно спросила она. - Ты ведь не такой, как все? Ты - особенный. Эти глаза... Никогда не поверю, что они умеют лгать! Только ты, ты один не предашь, правда? Мы должны быть вместе, Димочка. Обязательно должны. Обещаю тебе - я сделаю для этого всё. Я кое-что придумала. Только очень тебя прошу - не подумай обо мне плохо, ладно? Я не шлюха, Димочка, я просто в отчаянии. Пусть это и не совсем красиво, но это единственный шанс дать тебе понять, что я есть, что ради тебя я готова на все. Обещай мне, Димуля, ты ведь не подумаешь, что я шлюха, правда? Ты ведь обязательно поймешь, что я не такая, да?
  Женя решительно отошла от портрета, остановилась посреди комнаты и задумалась на короткое мгновение, вспоминая, где же следует искать то, что ей нужно. Принесла из кухни табуретку, подставила к мебельной стенке. Вытащила из верхнего отделения толстый фотоальбом. Спускаясь вниз, чуть не выронила его от тяжести. Несколько фотографий все же упали на пол, хаотично рассыпавшись на ковре.
  Устроившись на диване, Женя перебирала старые снимки, отбраковывая один за другим. Наконец нашла то, что искала - да, вот эта фотография подойдет как нельзя лучше. Правда, ей уже года три, но вряд ли с тех пор Женя слишком сильно изменилась. Это фото сделала мама, когда приезжала в прошлый раз. На юг они тогда не поехали - дорога из Петропавловска в Москву и обратно и без того стоила весьма недешево, да и Ираиде Алексеевне было куда интереснее повидаться с московскими подругами, нежели вместе с дочерью две недели жариться под южным солнцем. После сурового камчатского климата ей и московское лето показалось достаточно жарким.
  - Да, Димуля, - уверенно сказала Женя. - Вот эта фотография должна тебе понравиться. А я постараюсь сделать так, чтобы она понравилась тебе еще больше.
  Включила компьютер. Отсканировала фото, потом довольно долго издевалась над собственным изображением в 'Фотошопе'. Колдовала и так и этак, добиваясь максимального эффекта. Результат показался ей идеальным. На фото она выглядела достаточно эротично: и мордашка симпатичная, и фигурка вся, как на ладони, не прикрытая даже легкой вуалью недосказанности. Однако же и не пошлая, не вульгарная. Потому что самые интимные места, там, где раньше был купальник, оказались закрыты словно бы полупрозрачными табличками: на верхней, прикрывающей грудь, довольно крупными цифрами значился номер ее мобильного, а на нижней, в форме треугольничка, скромно притаилось имя: 'Женя'. Теперь оставалось только распечатать 'шедевр' дизайнерского искусства на цветном принтере, но это она сделает на работе, благо, там и специальная бумага имеется. Вот когда ей пригодится ее работа! Кто бы мог подумать, при каких обстоятельствах?! Главное - выбрать подходящий момент, чтобы никого не было рядом. Иначе... Ох, попробуй кому-то объяснить, для каких целей ей понадобилось столь неприличное фото!
  Женька долго рассматривала результат свого труда. То он ей нравился, то вдруг казался категорически вызывающим. Впрочем, не этого ли впечатления она и добивалась? А разве иначе ей удастся заинтересовать Диму собственной персоной? Женя неуверенно покачала головой:
  - Какой ужас! Он решит, что я шлюха! Господи, стыдно-то как!
  Подошла к портрету, заискивающе заглянула в глаза Городинского:
  - Миленький, ты только пойми правильно, ладно? Ты только позвони. А я уж тебе все объясню. Потом, когда ты поймешь, что я не просто поклонница, я тебе обязательно все объясню. Мы с тобой еще посмеемся над моей маленькой шалостью, правда? Мы даже расскажем об этом нашим детям. Но только не раньше, чем на серебряной свадьбе, хорошо? Иначе они нас могут неправильно понять. Договорились, Димуля? А сейчас мне остается только дождаться твоего очередного концерта.
  
  В лучах софитов по сцене метался Дмитрий Городинский, посверкивая бесчисленными блестками и стразами. Ах, как невыносимо, немыслимо он был хорош! Женя стояла на ватных ногах, едва не падая в обморок от осознания того, что ей сейчас предстояло сделать, и не могла оторвать влюбленных глаз от сцены. Ох, нет, напрасно она волнуется, напрасно мандражирует. Разве Димочка не достоин столь ничтожной жертвы? Разве не стоило за него, такого, побороться?
  Прозвучали финальные аккорды очередной песни, зал взорвался аплодисментами, и Женя рванулась к сцене. В последний момент, буквально перед самой подачей букета кумиру, воткнула в цветы фотографию. Да не глубоко, а так, чисто символически, чтобы только фото не выпало, чтоб продержалось хотя бы несколько секунд, до того самого момента, когда рука Городинского выхватит его из букета.
  На сей раз Женин расчет оказался абсолютно верен: едва лишь взгляд певца упал на скандальное в своей откровенности фото, как он тут же ловко выдернул его и жестом престидижитатора сунул куда-то, так что буквально через мгновение его руки уже были пусты. Сам же букет, как обычно, отправился в кучу у ног звезды. Покраснев от стыда, Женя, скукожившись, покинула площадку перед сценой. Однако теперь Женя точно знала - ее фото попало по назначению. Наконец-то!
  
  С замиранием сердца Женя ждала звонка. Первые дни и ночи вообще ни о чем не могла думать, даже спать не могла - измучилась совсем. Как же так, она ведь пошла на такое унижение, только бы дать знать любимому, что она есть, она ждет, она давным-давно мечтает о встрече, она готова на все! Ведь в буквальном смысле на все, иначе разве опустилась бы она до такой степени, чтобы подсовывать свои почти обнаженные фотографии в букеты цветов?!
  Потом Женя почти забыла. Вернее, не забыла, нет - разве могла она забыть о любимом?! Просто перестала ждать. Поняла, что сказка останется сказкой. Потому что в реальном жестоком мире нет места для сказок. Потому что ей, видимо, никогда в жизни не удастся объяснить Диме, что они должны быть вместе.
  Но Дмитрий все-таки позвонил. Он позвонил только через месяц. Мог бы и не представляться - Женька при всем желании просто не смогла бы не узнать его голос. Однако же он представился:
  - Городинский беспокоит. Я так понимаю, что это Женя? У меня тут перед глазами ваше очаровательное фото. Вот только... Там, знаете ли, не все доступно взгляду. И вообще, я предпочитаю иметь дело с оригиналом. Фотография - она, знаете ли, на то и фотография... Короче. Минут через сорок я буду у гостиницы 'Космос' - вы успеете подъехать? Жду в машине. У меня белый лимузин, думаю, не ошибетесь. Всё, отбой.
  Все поджилочки затряслись, голос отнялся, мобильник едва не вывалился из повлажневшей вдруг руки. Женька даже не успела и слова вставить. Или просто не смогла? Не успела даже ответить, сможет ли она за сорок минут привести себя в порядок и добраться к 'Космосу'. Женя бросила лихорадочный взгляд на часы - а в самом деле, успеет? Успеет ли она? Что за глупый вопрос?! Разве может она опоздать на встречу с судьбой?! Конечно успеет!
  Душ, макияж, такси. Хорошо хоть маникюр накануне сделала, а то так и пришлось бы бежать с облупившимся лаком, потому что уж на маникюр-то у нее точно бы времени не хватило...
  
  Евгения вышла из такси и огляделась в поисках лимузина. Не нашла. Внутри все затрепетало от ужаса - неужели опоздала? Неужели Димочка ее не дождался?! Но нет, постой, вон там, под высокими разлапистыми елями белеет какая-то машина. Не Дима ли?
  Да, это действительно оказался лимузин Городинского. Видимо, не желая привлекать излишнего внимания к столь шикарному транспортному средству (или к его хозяину?), машину Городинский поставил чуть поодаль от входа в гостиницу.
  На ватных ногах, умирая от предвкушения ли счастья, от ужаса ль, что ей предстояло сейчас сделать, Женя нерешительно подошла к лимузину. Окна в машине были затемнены, да еще и учитывая густой осенний вечер, ей не удалось разглядеть ни пассажира, ни водителя. Так и замерла, не зная, что же делать дальше.
  Задняя дверца приоткрылась.
  - Ты - Женя? - услышала она голос Городинского и кивнула.
  В это же мгновение он схватил ее за руку и довольно резко дернул, видимо, столь своеобразно приглашая присесть. Женя даже немножко ударилась головой. Впрочем, разве могла она в ту историческую минуту обратить внимание на подобную мелочь?
  - Садись быстрее, не маячь. Мою машину вся Москва знает, - недовольно проворчал Городинский и оценивающе уставился на новую знакомую.
  Женя замерла в неудобной позе. Прекрасно поняла значение этого взгляда и похолодела от ужаса: а что, если Дима решит, что она недостаточно красива для него? Это ведь ей было легко понять, что Городинский - ее судьба, у нее же, можно сказать, кроме него никого и не было, так какие уж тут сомнения? А вот в его жизни, наверное, красавиц было немереное количество, уж Димочка-то стольких красоток повидал на своем веку! Разве ж он с первого взгляда сумеет определить, что Женька - не одна из тысяч или даже миллионов? Ох, вряд ли. Над этим ей еще предстоит изрядно потрудиться. Но что ей делать, если сейчас, вот в эту самую минуту, Димочка решит, что она недостаточно хороша для него?!
  Но нет, кажется, нет. Видимо, все-таки Городинский что-то такое в Женьке все же обнаружил. Вряд ли красоту - ведь сама-то Женя очень и очень сомневалась в собственной привлекательности, хотя и не могла не признать того, что из зеркала на нее поглядывала вполне миленькая мордашка. Но в ту минуту для себя Женя решила, что Дима не внешний вид ее оценил по достоинству, не супер-сексуальную красавицу в ней разглядел. Ей так хотелось верить, что при первом же взгляде на нее Дима почувствовал что-то особенное. Может, и не осознал еще всей Женькиной исключительности, еще не понял, что перед ним из вечерней мглы материализовалась не просто женщина, а сама судьба, но все-таки почувствовал что-то необычное, что должно было бы навсегда отпечататься в его памяти.
  Что уж он там почувствовал, что осознал, сие истории неведомо, но так или иначе, а гостью Городинский из лимузина не изгнал. Пристально, даже, скорее, придирчиво оглядев с ног до головы и не менее тщательно в обратном порядке, принял решение в Женькину пользу. Правда, особых разговоров с нею не разговаривал. Не для душещипательных бесед приглашал. Без излишних церемоний довольно безапелляционно просунул руку под шикарные Женькины волосы, притянул к себе за шею, поцеловал в губы. Впрочем, не слишком горячо - скорее, поцелуй вышел дежурный, словно необходимая прелюдия к дальнейшему общению...
  
  Как и ожидала Женя, в первой их встрече романтики и правда оказалось мало. Скорее, она там и вовсе не присутствовала. Да Женька-то, собственно говоря, на нее не слишком и рассчитывала. Прекрасно понимала - кто он и кто она. Он - это же ОН! Это Дмитрий Городинский! Это кумир миллионов, идол, принц российской эстрады! И кто она? Так, мышка-норушка, поклонница, одна из тех самых миллионов. И ей еще только предстояло объяснить ему, что именно она является его второй половинкой.
  Честно говоря, Женя не любила вспоминать их первую встречу. Потому что чувствовала себя в тот момент конченной шлюхой. Потому что практически без 'Здравствуйте' и без 'Пожалуйста' пришлось делать то, что попросту неприлично позволять себе при первом свидании. Ведь единственный раз в жизни Женька сдалась на милость покорителю очень быстро - это было давно, очень давно, когда ее покорителем был тот, чье имя уже столько лет неизменно вгоняло ее в жуткую депрессию. Да и то не в первый день позволила случиться близости, только на втором свидании. И чем хорошим для нее это закончилось?..
  Здесь же и вовсе... Все произошло до банального пошло и даже мерзко. Однако Женя старалась. Очень старалась. Несмотря на пошлость и мерзость. Потому что теперь с нею был не тот, нынче безымянный, предатель, а ее избранник, ее судьба. Димочка обязательно должен был остаться довольным их встречей. Он обязательно должен был пожелать встретиться с нею еще раз. И вот уже тогда-то Женька своего счастья не упустит. И Дима очень скоро забудет, как некрасиво они познакомились, какой ужасной была их первая встреча в лимузине. А пока... А пока пришлось поработать. Именно поработать, ибо любовью то, что произошло между ними в их первую встречу, нельзя было назвать даже с очень большой натяжкой.
  
  В тот же вечер, когда Женька буквально порхала от счастья, ведь на прощание Дима бросил ей такую многозначительную фразу: 'Я позвоню. Готовься, детка!', зашла Катя.
  - Привет. Пустишь? Я оглоедиков своих на Игорешку бросила. Так что могу себе позволить минут пятнадцать почаевничать. На, я печенья напекла. Попробуй.
  Катя протянула Жене тарелку с печеньем, аппетитно благоухающим ванилью, и, не дожидаясь от хозяйки приглашения, вошла в квартиру. В проходе, соединяющим прихожую, кухню и комнату, гостья остановилась на мгновение, в очередной раз наткнувшись взглядом на мерцающий глянцем в электрическом свете люстры портрет Городинского. Сказала неоправданно брезгливо, ранив Женю в самое сердце:
  - Он тебе еще не надоел?
  - Кто? - на всякий случай переспросила она, хотя прекрасно поняла вопрос гостьи.
  - Этот козел, - кивнула Катя в сторону портрета. - Сними, не позорься.
  - Почему? - изумленно спросила Женя.
  Праздничное настроение как рукой сняло. Умеют же некоторые одним неосторожным словом все испортить! Женьке стало так обидно - ну кому какое дело, кто у нее висит на стене?! Ведь это же ее дом, а значит, ее личное дело, кого вешать на стену, а кого нет. К тому же было очень обидно, что все, кому не лень, стремятся заставить ее снять Димочку со стены. То Лариска покоя не дает, то Катя. Ведь не первый раз высказывает свое мнение, когда ее никто не спрашивает!
  - Сними, говорю, - ответила Катя. - Не солидно. Взрослая баба, а все картинками любуешься. Ладно, малолеткам еще простительно на красивую мордашку засматриваться. Но ты-то? Сними, говорю.
  - Нет, Кать, ты не права, - попыталась переубедить соседку Женя. - Очень удачная картинка. Он, наверное, даже в жизни не такой красивый, как на этом плакате. Нет, Кать. Пусть себе висит. Должен же в доме хоть один мужик быть! Пусть и нарисованный.
  И так вдруг зарделась, вспомнив, что теперь-то Димочка для нее не просто нарисованная картинка, а самый что ни на есть настоящий мужчина! Ведь еще совсем недавно его руки жадно терзали ее податливое тело. Может, по правилам этики и не положено позволять такое вытворять на первом же свидании. Моралисты вообще в обморок бы попадали, узнай они о том, что творилось за затемненными стеклами лимузина в самом центре столицы. А вот сама Женька ни о чем не жалела. Только об одном и мечтала - чтобы Димочка как можно скорее позвонил, и она, не раздумывая особо, тут же бросилась снова в его объятия, как бы неприлично это ни выглядело со стороны!
  Катя прошла на кухню и устроилась на табуретке рядом со столом.
  - Вот-вот. Не хотела говорить, но уж коль ты сама затронула... Жень, а чего ты все одна и одна?
  Женя нахмурилась и промолчала. Эту тему она могла обсуждать только с Лариской Сычевой, да и то весьма неохотно. Могла позволить такой бестактный вопрос матери - что с нее возьмешь, она всю жизнь такая, бестактная и вообще бесчувственная ко всему человечеству, кроме себя, любимой. Но с Катей? Интересно, рассказал ей Игорешка Женькину историю, или не рассказал? В силу того, что мужик, а мужики, как известно, не так любят языками плескать, как это присуще женщинам, оставалась надежда, что не рассказал. Но ведь могла и его мамаша рассказать, она ведь в то время еще жила здесь. Господи, сколько лет прошло с тех пор, а Женя все еще вынуждена переживать, кто что кому про нее рассказал! Ведь если бы не произошла трагедия, Женькиному сыночку сейчас могло бы быть почти семь лет! Он даже на целый год был бы старше Катиного Сережки! Он уже учился бы в первом классе, выводил бы в тетрадке в косую полосочку кривоватые буковки неуверенной рукой... О Боже, о чем это она? Зачем, ну зачем? Сколько можно самой себе травить душу?!
  Катя, видимо, поняла неуместность своего вопроса, потому что, так и не дождавшись ответа, спросила:
  - Я, наверное, не в свои дела лезу, да? Вот вечно у меня так. Меня и Игоречек ругает, и Олежка. А я вечно в душу лезу. Хорошо, не хочешь - не будем об этом.
  - Да. Лучше не надо об этом, - тихо попросила Женька. - Это очень болезненный вопрос. Тебе вот повезло, у тебя оглоедики...
  - И Игорешка! - радостно воскликнула Катя.
  - И Игорешка, - покладисто согласилась Женя. - Никогда не думала, что найдется кто-то, кто будет его так любить. Он в детстве такой противный был, ты не представляешь! Мы с ним постоянно дрались. Ух, как я его ненавидела! А теперь смотри-ка ты. Кто бы мог подумать?
  Катя задорно рассмеялась. И такая радость крылась в этом смехе, такое счастье светилось в лучистых наивных глазах, что Женьке стало до чертиков завидно. Но только на коротенькое-коротенькое мгновение: тут же вспомнила, что она ведь и сама теперь не менее счастлива, чем Катя. Ну, может, самую малость меньше, потому что Димочка еще не с нею, он ведь по-прежнему женат на своей Петраковой. Но ничего, это не надолго. Ведь теперь он знает о Женькином существовании, и он уже наверняка понял, что она не такая, как все. Может, пока еще не догадался, что Женька Денисенко - его судьба, но уже что-то наверняка почувствовал. Обязательно почувствовал! Иначе разве сказал бы ей на прощанье эту замечательную фразу? Самую замечательную фразу в жизни: 'Я позвоню. Готовься, детка!'
  Катя же, не замечая, что Женя думает в эту минуту о чем-то своем, как ни в чем ни бывало продолжала беседу:
  - Никогда не поверю, чтобы мой Игоречек был таким уж противным. Это ты к нему просто несправедлива. И вообще. Видела бы ты меня в детстве! Ууу, ты бы даже здороваться со мной не стала, брезгливо отвернулась бы в сторону.
  Женя не без сожаления вынуждена была прервать свои то ли мечты о скором будущем, то ли сладкие воспоминания о совсем-совсем недавнем прошлом. Удивилась:
  - Почему?
  - Да так... - замялась Катя. - Думаешь, только у тебя есть грустные воспоминания? Это у меня сейчас все так хорошо, а раньше... Нет, давай не будем о грустном, ладно?
  Женя пожала плечом. Нет так нет, не очень-то и хотелось. В отличие от некоторых она не имела привычки совать нос в чужие дела.
  - Так что, чайку, говоришь? - спросила она. - Под печеньице? Или, может, чего покрепче? Например, винишка, а? У меня есть неплохое.
  Катя с сомнением покачала головой, но переспросила почему-то по-заговорщицки приглушенно:
  - Винишка? Хм. Оно бы, конечно... Вот только что я Игорешке скажу?
  Женя возмутилась:
  - Ой, можно подумать, он у тебя с работы всегда трезвый возвращается!
  Впрочем, сама-то она соседа пьяным практически и не видела, по крайней мере, вот так, на вскидку припомнить подобного безобразия не могла. Да и Катя на это дело никогда ей не жаловалась. Ну да какая разница? Мужики - они все одинаковые, и быть того не может, чтобы Игорешка Сергеев, ее детский враг, никогда в жизни не позволял себе расслабиться после работы. А чем Катька хуже? Почему ей нельзя?
  Катя же почему-то обиделась, не поняв, что таким весьма странным образом Женя всего-навсего пыталась установить равноправие между Катей и Игорем.
  - Ну, Жень, зачем ты так? - укоризненно протянула она. - Он у меня хороший.
  - Да хороший, хороший, кто же спорит? Только ж и ты ему не с помойки досталась, - возразила Женька. - Я ж тебе не наклюкаться предлагаю, а просто посидеть. По рюмочке...
  - По рюмочке? - обрадовалась Катя. - Ну ладно, давай! А что праздновать будем?
  Женя таинственно улыбнулась. У нее был совершенно замечательный повод, настолько замечательный, что грех было по этому поводу не выпить, не отпраздновать такое событие. Но вот делиться радостью даже с самыми близкими людьми... Хотелось, ах как хотелось! Хотелось ведь всему миру сообщить о своем счастье! Но нет, пока нет. Еще рано. Еще не время...
  - Да так, - неопределенно протянула она, пытаясь по возможности придать голосу максимально равнодушное выражение. Впрочем, и сама понимала, что радость скрыть ей при всем желании не удастся. - Есть у меня маленький повод... Да и у тебя, наверное, повод какой-нибудь имеется. Вот и давай каждая за свое, идет?
  Катя не собиралась спорить:
  - Ты и мертвого уговоришь! Идет. Так а что у тебя за повод?
  Женя не спеша достала из навесного шкафа бутылочку вина. Едва не раскрошив пробку штопором и приложив немалые усилия, открыла ее. Налила вина в рюмки, таинственно улыбнулась:
  - Да так, на работе некоторые перемены.
  - Что, дыроколов много продала? - рассмеялась Катя.
  - Точно! - захохотала Женька. - Много, Кать, ты даже не представляешь, как много! Личный рекорд Евгении Денисенко!
  
  Глава 10
  Вопреки Женькиным ожиданиям, назавтра Городинский не позвонил. Как не позвонил и послезавтра, и после-послезавтра. И понемножку в ее несчастную душу снова стало заползать отчаяние.
  Ну что, что она не так сделала?! Ведь она так старалась! Ведь о себе забыла, об одном думала - как бы доставить Димочке максимальное удовольствие, чтобы он понял, что Женька не такая, как остальные. Ведь не о собственном удовольствии заботилась, только о его, о Димином! Чтобы понял Димочка, что только Женька сможет доставить ему ни с чем несравнимые телесные радости, чтобы забыл о Петраковой своей, и обо всех остальных забыл, которые раньше были. Неужели ему этого оказалось мало? Неужели у нее ничего не получилось? Неужели ей не удалось переплюнуть своих предшественниц?!
  Или?.. У Женьки холодело сердце. Или он решил, что она шлюха? Вот эти ее старания, эти попытки доставить любимому максимальное удовольствие Димочка принял за ее продажность и испорченность?! Конечно! Господи, да как же она сразу об этом не подумала?! А за кого еще он должен был ее принять, как ни за шлюху самого дешевого пошиба? Какой ужас! Она сама все испортила!!!
  Вот и еще один день закончился. Вот и снова пора ложиться спать. И снова одной, в пустую холодную постель. Одна, одна, всегда одна. Как проклятая! Ну почему, почему?!
  Женя разложила диван, тщательно расстелила простынь, чтобы ни единой морщиночки не было, взбила подушку. Устало присела на край постели, воззрилась обиженно на портрет. Спросила укоризненно:
  - Что опять не так, Димочка? Что еще я могу для тебя сделать? Я ведь так старалась, я напрочь забыла про стыд и скромность, только бы ты меня увидел. А теперь оказывается, что тебе нужна скромница? Так почему же ты не хотел меня замечать, когда я была ею?! Почему ты не откликался на мои призывные записки - ведь я чуть ли не поэмы тебе писала! Почему ты откликнулся только тогда, когда я потеряла всякий стыд?! Ты заставил меня стать шлюхой, и не смог мне этого простить?! Ты противоречишь себе, Дима! Я не могу понять, что тебе нужно! Я не могу так больше, Дима! Я устала, я так устала!
  Но Городинский лишь молча улыбался, не сводя с Женьки издевательски-хитрых глаз.
  
  В очередной раз приходила Катя, угощая выпечкой и освещая своим счастьем холодную от одиночества Женькину квартиру. Да только невдомек ей было, что от чужого счастья в доме делается только еще холодней, еще горше.
  Прибегала и Лариска, не умеющая скрыть собственную радость за сочувствием подруге. Видела, как тяжело Женьке выслушивать ее откровения, но вновь и вновь взахлеб рассказывала о своем Вадике, какой он у нее замечательный во всех отношениях.
  Женя была искренне рада за подругу, правда рада. И за Катю радовалась, за ее оглоедиков, за Игорешку, за то, какие у нее замечательные отношения с братом. Иногда даже жалела, что мать не решилась родить ей брата или сестричку в свое время, глядишь, вдвоем с родной-то душой и легче было бы переносить одиночество. А то, что теперь у нее появилась сестра, почему-то немыслимо ее раздражало. Как-то это неправильно, неестественно, когда твоя родная сестра моложе тебя на двадцать шесть лет. Что-то в этом есть ненормальное, алогичное...
  Однако же радость за подруг не могла хоть чуть-чуть уменьшить горечь собственного поражения. Теперь, когда Женька познала счастье принадлежать любимому человеку, пусть не совсем по-людски, пусть некрасиво и даже откровенно бесстыже, но все-таки она ведь чувствовала тепло Димочкиных рук на своем теле, это ведь ей не приснилось! А теперь, зная, каково это - целовать кумира, дарить ему максимальное наслаждение, одиночество свое Женя переносила гораздо тяжелее, чем раньше. Потому что раньше у нее была мечта, что у нее еще все впереди. Мысль же, что все уже позади, доводила до безумия.
  Сычева в очередной раз порекомендовала подруге обратиться за помощью к психологу. Не поленилась, нашла в каких-то толстых справочниках специалиста, узнала адрес и телефон секретарши, сама же предложила записать Женьку на прием.
  Женя, конечно же, привычно отказалась, отмахнулась, даже обиделась на подругу. Но в то же время всерьез задумалась над ее предложением. Пожалуй, впервые в жизни засомневалась, все ли с ней в порядке. А может, и в самом деле обратиться к профессионалу? Да, у нее действительно был очень печальный опыт в жизни, да, ей довелось пережить страшную трагедию, и именно на опыте собственного прошлого Женя теперь строила отношения с миром. Но может быть, она сделала какие-то неправильные выводы из своего горького опыта? Может быть, только ей самой все ее мысли и поступки казались вполне логичными, а на самом деле... А на самом деле она - сумасшедшая? Или пока еще не сумасшедшая, а, скажем так - слегла запутавшаяся в жизни, заблудившаяся в трех соснах глупая овца?
  - Знаешь, Лар, - сама позвонила она Сычевой поздним вечером. - Ты, наверное, запиши меня к своему доктору...
  - К какому? - удивилась Лариска.
  - Ну как к какому? - от унижения и страха перед будущим Женькин язык немного заплетался и говорила она не совсем внятно. - К профессионалу, разумеется.
  - К гинекологу, что ли? - перепугалась Сычева. - Ты что, мать, опять залетела, что ли?!
  - Что ты мелешь? - возмутилась Евгения. Зато голос наконец-то прорезался, язык ожил. - На кой мне твой гинеколог, если я забыла, как мужик пахнет?!! Говорю же - к профессионалу!
  На том конце провода не ответили. Видимо, к моменту звонка Лариска уже спала, и теперь, не до конца проснувшись, слишком туго соображала, решила Женя.
  - Сычева, соображай быстрее! - грубовато поторопила она подругу.
  Лариска, наконец, отозвалась:
  - Денисенко, я перестала тебя понимать. Ты совсем двинулась, или как? Какого я тебе профессионала среди ночи найду?! Разве что психиатра!
  - Ну наконец-то, - обрадовалась Женька. - А я тебе о чем говорю?
  - О чем? - все еще не понимала Сычева.
  - Да ну же о психиатре, о чем же еще! Или психотерапевте - о ком ты мне все уши прожужжала?
  - Ах, вот что, - дошло, наконец, до Лариски. - Это ты про психолога, что ли?
  - Да! - заорала Женька. - Про психолога! Что ж ты такая непонятливая стала?! Когда не надо, ты быстро соображаешь, даже слишком быстро, а когда надо... Короче, Склифосовский - я могу на тебя рассчитывать?
  - Да, конечно, - согласилась Сычева. - А что, так срочно?
  - Конечно срочно, - возмутилась Женя. - Было бы не срочно - стала бы я тебя об этом просить? Я бы и без твоего профессионала обошлась. Так запишешь?
  - Да, конечно, - повторила Лариска. - Только ж не сейчас - они ж по ночам не работают. Завтра со с ранья, идет?
  - Идет.
  - Ну тогда до завтра. Я позвоню, - сказала Лариска и дала отбой.
  А Женя так и не заснула до утра, вновь и вновь пытаясь разобраться в себе. То убеждалась, что действительно сама себя завела в такие дебри, из которых собственными силами ей уже не выбраться. А то вдруг категорически не желала этого признавать, легко приводя тысячи аргументов в пользу собственной психической нормальности.
  Лариска позвонила ближе к обеду, долго и нудно докладывая, как непросто оказалось записать Женьку на сегодняшний же вечер, ведь расписание у хорошего психолога забито на месяцы вперед. Женя молча слушала, кивала, как будто Сычева могла видеть ее одобрение, иногда поддакивала с серьезным лицом - шеф, как всегда, был на месте, а посторонних разговоров на работе он на дух не переносил, потому и приходилось максимально маскировать личные беседы, изображая деловой разговор с потенциальным клиентом.
  Да только к доброму доктору Женя так и не попала. Уже поднялась на лифте на шестой этаж офисного здания, уже почти открыла дверь кабинета, в котором и принимал (или принимала), судя по табличке, 'Шолик Т.В., психолог', как мобильный в ее сумочке назойливо заверещал 'Кукарачу'.
  Женя отошла подальше от заветной двери, торопливо пошарила рукой в сумочке - проклятый телефон категорически не желал попадаться под руку, только вновь и вновь истерически насвистывал с детства знакомую мелодию. Наконец, нащупала аппарат, вгляделась в дисплей, и сердце затрепетало от радости - он!
  - Алло? - с неистребимой надеждой спросила Женя. Прозвучало это приблизительно как 'Чего изволите, сударь?'
  - Городинский беспокоит, - раздался в трубке уверенный голос. - У меня есть свободный час. Я подумал, а почему бы, собственно, не подарить его тебе?
  Женя не могла говорить. Слезы навернулись на глаза - он ее не забыл, он ее очень хорошо запомнил! И вовсе Димочка ее не презирает за ту легкость, с которой Женя так много позволила ему при первой же встрече! Наверное, у него просто не было времени, он был страшно занят, а потому и не мог позвонить раньше! Ведь он не свободен, наверное, все это время рядом с ним неусыпно была бдительная супруга. Она же наверняка дико ревнивая. А может, Димочка просто уезжал на длительные гастроли, потому и не звонил?
  - Алле? - недовольно напомнила о себе трубка голосом Городинского. - Эй, детка, ты здесь?
  - Да, да, конечно, - зашептала Женя, опасаясь раскрыть всему свету секрет кумира.
  - Что конечно, что конечно? - разнервничался Городинский. - Я спрашиваю - ты свободна?!
  - Да, конечно, - повторила Женя, чуть откашлявшись, чтобы голос звучал более убедительно. - Конечно свободна!
  - Я на том же месте, - тут же успокоился Дмитрий. - Как скоро ты сможешь подъехать?
  Женя задумалась буквально на пару секунд. Так, вызвать и дождаться лифт, спуститься вниз, дойти до дороги - пара минут, максимум три, не больше. А вот сумеет ли она в час пик поймать машину? Сумеет, обязательно сумеет, ведь ее ждет Дима, Димочка. Непременно успеет, только бы Димочка дождался, только бы не уехал раньше времени!
  - Минут двадцать, - радостно известила она. - Постараюсь раньше, но не уверена - сам понимаешь, час пик. Но я постараюсь, я очень постараюсь.
  - Вот-вот, постарайся, детка, - вальяжно провозгласил Городинский. - Сама понимаешь - я ждать не привык.
  - Я уже бегу, Димочка! Я уже в лифте!
  - Уговорила, жду.
  Шолик Т.В., психолог, напрасно ждал (или все-таки ждала?) пациентку Евгению Денисенко...
  
  И лишь третьего звонка Жене не пришлось ждать слишком долго. Городинский позвонил всего-то через пару недель после второго свидания. Да вот незадача - позвонил не вечером, а в самый разгар рабочего дня, когда в офисе по обыкновению безвылазно сидел шеф. Увидев на дисплее высветившееся под аккомпанемент бессмертной 'Кукарачи' имя 'Димуля', Женька пулей выскочила в коридор и лишь там приняла звонок:
  - Алло?!
  - Привет, детка, - уверенно ответил Дима. - Городинский беспокоит - надеюсь, ты меня помнишь?
  - Конечно, Димочка! - радостно провозгласила она. - Ты... Ты хочешь меня увидеть?
  - А зачем бы я стал тебе звонить? - самоуверенно поинтересовался Городинский. - Я буду у 'Космоса' минут через двадцать, может, через полчаса. Успеешь?
  - Сейчас?! - всполошилась Женька.
  - Конечно сейчас! - Городинский был возмущен. - А что я, по-твоему, за месяц должен записываться на прием?! Говорю же - минут через тридцать!
  - А может... - неуверенно проблеяла Женя. - Может, вечером, а? Там же?
  - Вы что, девушка?! - высокомерно спросил Дмитрий. - С дуба рухнула? Между прочим, Городинский беспокоит! Или, по-твоему, я беспокою тебя слишком часто?
  Женька перепугалась. Да в самом деле - как она посмела ему перечить?! Он же сейчас бросит трубку - и все, и пиши пропало. И что ей тогда делать? Больше ведь сто процентов не позвонит! И тогда уже у нее даже надежды не останется. И даже психолог Шолик Т.В. не поможет: Лариска так возмущалась Женькиным поведением, сказала, что больше никогда в жизни не будет ради нее унижаться, просить практически незнакомых людей. А Женя так и не осмелилась озвучить Сычевой настоящую причину, сказала только, что передумала - Дима ведь просил никому не говорить об их отношениях...
  - Нет, Димочка, что ты, - поспешно поправилась она. - Просто у меня шеф рядом... Ничего, я что-нибудь придумаю, ты не волнуйся. Я буду, Дима, я обязательно буду. Только не уезжай - обязательно дождись меня, ладно? Я выезжаю прямо сейчас!
  - Подожду, - удовлетворенно согласился Городинский. - Дождусь. Только ж ты не слишком тяни. Ты же знаешь - у меня времени в обрез, я не могу терять его так бездарно.
  - Еду, Димочка, я уже еду! - заверила любимого Женя и вернулась в офис.
  - Владимир Васильевич, - слезным голосом попросила она. - Меня соседи сверху залили, а от меня уже к другим соседям потекло. Мне срочно надо...
  Белоцерковский посмотрел на нее недовольно. Видно было, как ему не хочется ее отпускать, но Женька придумала такую причину, что нормальный человек, наверное, не смог бы ей отказать. Вот и шеф вынужден был отпустить:
  - Что с тобой делать? Иди...
  
  И уже через полчаса Женька была у 'Космоса'. Уже не ждала, пока Дима откроет перед нею дверцу машины, сама по-хозяйски открыла, залезла на заднее сиденье, где уже давно ее дожидался Городинский. Так было всегда - Женя еще ни разу не видела его на водительском сиденье. Так до сих пор и не поняла - то ли водитель где-то старательно прячется, то ли Дима загодя пересаживается с водительского кресла на заднее?
  - Наконец-то! - вместо приветствия пробурчал Городинский преувеличенно недовольным тоном.
  И от того, как он это сказал, в Женькиной душе разлилось такое тепло, такое счастье! Потому что слишком преувеличенно, слишком недовольно звучал его голос! И сразу чувствовалась вся искусственность его недовольства. Потому что когда человек действительно недоволен, он выразит свои чувства иначе. В его голосе будут сквозить равнодушие или презрение, но никак не вот эта искусственная преувеличенность, призванная не только смягчить впечатление, но и дать понять визави о том, с каким нетерпением его ждали, как без конца поглядывали на часы, бесконечно злясь на минутную стрелку за то, как издевательски медленно она двигается по раз и навсегда заданной траектории. Собственно, в Димином голосе Женя услышала вовсе не недовольство, а своеобразное признание того, что без нее ему было очень-очень плохо. Он ждал, он так ее ждал!!!
  Едва дождавшись, когда Женя устроится рядом с ним на заднем сиденье, Городинский тут же потянулся к пуговицам Женькиного плаща. Расстегнул, нагло влез под тонкий свитерок, тут же пытаясь проникнуть под пояс брюк. Заметил недовольно:
  - Я не люблю брюки. Предпочитаю юбки.
  - Хорошо, Димочка, - покладисто согласилась Женя и прижалась к нему.
  Рука Городинского пыталась преодолеть барьер, но никак не могла справиться с застежкой - слишком плотно на Женьке сидели брюки, как влитые. Женя не брыкалась, не противилась, но и помогать почему-то не спешила.
  - Знаешь, Димочка, лимузин, конечно, совершенно шикарная машина, но мне кажется, что в постели этим заниматься гораздо приятнее.
  Городинский протянул недовольно:
  - Ну, детка! Ты же знаешь, я женат. Я же не могу привести тебя домой и представить супруге: дорогая, познакомься - это моя новая любовница.
  - Что ты, Димочка, - успокоила его Женя. - Ко мне! Я приглашаю тебя ко мне. Там нам никто не помешает, я живу одна. Там будем только мы вдвоем, только ты и я!
  Кумир воскликнул:
  - С ума сошла?! А старушки возле дома?! Да меня же каждая собака в лицо знает! Ах, если б ты знала, как это утомительно, когда нигде, вот совершенно невозможно спрятаться от любопытных глаз! Как я устал! Веришь, нет - я ведь сам себе не принадлежу!
  Женя таинственно улыбнулась:
  - Димуля, я все продумала. Смотри!
  И вытряхнула из целлофанового кулька огромные очки и простую клетчатую кепку.
  Городинский высокомерно фыркнул:
  - Вы что, девушка?! Я же звезда, а не какой-нибудь сантехник из ближайшего ЖЭКа! Я ж тебе не Федя Кастрюлькин, блин! Чтобы я, да в таких жутких очках? Где ты их вообще откопала? В них, что ли, черепаха из мультика про львенка снималась? А кепка? Чтобы я одел такую кепку?! Я ношу шляпы, чтоб тебе было известно, да и то не каждую надену.
  - Так ведь в том-то и дело! - обрадовалась Женя. - Никто ведь и не подумает, что сам Городинский может прятаться под такой ужасной кепкой! В шляпе-то тебя в два счета, как ты говоришь, каждая собака опознает. А вот в дурацкой кепке, да еще и в ужасных очках! Волосы спрячешь под кепку - в жизни никто не узнает. Давай попробуем?
  На свой страх и риск Женя нацепила на Городинского довольно уродливую кепку в крупную клетку 'а-ля Олег Попов', тщательно спрятала под нее золотистые кудри кумира, каждую прядочку, каждую волосинку, чтобы никто в жизни не догадался даже о цвете волос владельца идиотской кепки. Нацепила на звездный нос дешевые черные очки в толстой пластмассовой оправе. Чуть отстранившись, полюбовалась собственным творением с нескрываемой улыбкой:
  - Да ты только посмотри! При всем желании никто не признает в тебе Городинского!
  Дмитрий долго и придирчиво смотрелся в зеркало, поворачиваясь к нему то одной стороной, то другой. Вынужденно признал:
  - А что... В этом что-то есть, а? Урод, конечно, но уж точно не Городинский!
  Женя обрадовалась:
  - Вот и я говорю! В машине же тесно и неудобно. А я диванчик разложу, бельишко свеженькое постелю. Знаешь, как нам будет хорошо?
  Городинский по-прежнему не отрывался от зеркала:
  - Думаешь? А ты, случайно, никаких козней не приготовила?
  Женя возмутилась:
  - Ну что ты, Димочка! Какие козни?! Я ведь даже не знала, что ты сегодня позвонишь. Ты же знаешь, милый - все только для тебя, только так, как ты захочешь. Если тебе удобнее в машине... Что ж, пусть будет машина. Я ведь хотела как лучше.
  Городинский спросил, все еще сомневаясь:
  - Не знала? А откуда кепка с очками, раз не знала? Признавайся!
  Женька прижалась к нему, сладко поцеловала в губы:
  - Глупый... Какой ты у меня глупый! Я же днем и ночью жду тебя! С нашего прошлого свидания это барахло с собой таскаю. Даже в магазин без него не выходила.
  Городинский довольно улыбнулся:
  - Ждешь, говоришь? Днем и ночью? Это хорошо. Это правильно. Ты жди, жди. И готовься. Как тот пионер, который всегда должен быть готов. Ну ладно, ладно. Уговорила. Иду на свой страх и риск. А то в машине с твоими брюками больше мороки, чем толку. Ладно, поехали. Только ж про брюки все равно не забывай - не люблю.
  Нехотя вытащил руку из-под Женькиного свитера, достал из кармана брюк мобильный:
  - Дуй сюда, срочно, - кинул распоряжение кому-то и, нажав какую-то кнопку на дверце, поднял затемненное стекло, призванное скрыть от любопытных глаз водителя происходящее в пассажирском салоне.
  Буквально через несколько секунд машина колыхнулась - Женя поняла, что водитель занял свое место. Тихонько заурчал мотор.
  - Командуй, куда ехать, - распорядился Городинский и нажал еще какую-то кнопочку, видимо, связь с водителем. Женя послушно продиктовала адрес и, зажмурившись от счастья, прижалась к любимому. - Эх, была не была. Говорят, риск - благородное дело! Заодно маскировочку проверю. Веди, Сусанин!
  
  Глава 11
  С тех пор все до единой их встречи происходили в Женькиной скромной однокомнатной квартирке. Сценарий был всегда один и тот же: Городинский звонил Жене на мобильный, она должна была немедленно все бросить и заняться его звездной персоной. Правда, к бесконечному Жениному сожалению, встречи их были не просто нерегулярными, а, скорее, даже откровенно редкими. На то он и кумир, на то и звезда, чтобы оставаться праздником. Бесконечные гастроли да концерты заставляли Женю безмерно страдать, не имея возможности даже позвонить любимому. Сам же любимый звонил ей только тогда, когда имел намерение немедленно встретиться.
  Позвонить Городинский мог в любое время суток, кроме разве что первой половины дня - звездам положено вести ночной образ жизни. А вот после обеда иногда случалось. Нельзя сказать, что слишком часто, но пару раз таки было, было. Его неожиданный звонок заставал Женю на работе и ей приходилось срочно что-нибудь придумывать, дабы отпроситься у шефа. Один раз Белоцерковский отпустил скрипя сердцем, на второй заартачился:
  - Не пущу! Законодательством установлен восьмичасовой рабочий день, так что будьте любезны, госпожа Денисенко, выполнять свою работу!
  Женя взмолилась:
  - Ну Владимир Васильевич, ну миленький, ну очень-очень надо! Пожалуйста, не заставляйте меня врать - вы же знаете, я это ненавижу. Отпустите меня, я же все-все отработаю!
  - Сиди! - приказал начальник.
  Однако вряд ли нашлась бы в мире сила, способная удержать Евгению Денисенко на месте в то время, как под ее собственным домом в роскошном белом лимузине ее ожидала сама судьба в лице Дмитрия Городинского.
  - Все равно уйду! - выкрикнула она в лицо грозному шефу. - Можете уволить. Можете даже по статье - все равно уйду!
  Схватила сумочку и, не дожидаясь ответной реплики обалдевшего Белоцерковского, выскочила из офиса.
  Однако Владимир Васильевич почему-то Женьку не уволил. Быть может, пожалел, а может, просто прекрасно понимал, что таких работников, как Денисенко, еще поискать: целыми днями на протяжении вот уже пяти лет трудилась, как пчелка, практически без перерывов. Остальные сотрудники позволяли себе то на больничный уйти, то на работе целый день не столько работать, сколько лишь изображать бурную деятельность, не демонстрируя ни малейшей результативности труда. У Денисенко же были самые высокие показатели продаж. Так что Белоцерковскому оставалось только смириться с внезапными выбрыками подчиненной, да еще и надеяться, как бы по собственному желанию не надумала уволиться - где он еще такого добросовестного работника найдет?
  Впрочем, покладистостью Белоцерковского Женя не злоупотребляла. Не столько из личной порядочности, сколько скорее по причине того, что к ее немыслимому сожалению Дмитрий Городинский не слишком часто баловал ее своим вниманием. Зато уж если звонил!..
  ... Они встречались так уже почти год. Правда, в общей сложности насчитывалось не так уж и много встреч - виделись раз пятнадцать, самый максимум двадцать. А потому за этот год Женя ни на йоту не приблизилась к цели, к генеральной своей мечте - стать официальной супругой любимого. Городинский ни о чем таком не заговаривал, а сама Женя пока еще не отваживалась, опасалась спугнуть Диму. Считала, что он сначала должен к ней привыкнуть, а уж потом... Причем, привыкнуть к ней Дима должен был так, чтобы без Женьки не представлял собственного существования. Пусть не в роли жены, пусть пока еще в роли любовницы, но любовницы, можно сказать, законной, самой-самой любимой и драгоценной. Чтобы рано или поздно осознал, что только она одна любит его по-настоящему, только она одна дорожит им. Что только на нее, на ее поддержку сможет рассчитывать в трудную минуту. А поэтому Женя и не считала не только необходимым, но даже возможным ставить Городинскому какие-то условия или хотя бы просто намекать на то, что рано или поздно ему предстоит развестись с Алиной и жениться на ней.
  И спустя год вполне удовлетворялась ролью нерегулярной любовницы. Конечно, было немножечко обидно, что за год они с Димой стали ненамного ближе, чем во вторую свою встречу. Однако Женю безмерно радовало то, как изменился Дима. Если при первых свиданиях он казался, да что там казался - был на самом деле! - заносчивым и чрезмерно гоноровым, то через некоторое время его спесивость несколько поубавилась. Конечно, и теперь еще в его речах проскакивало довольно неприятное 'Мы, звезды!', но все реже, и все мягче были акценты. Да и вообще вряд ли возможно, чтобы такая знаменитость при ближайшем рассмотрении оказалась совершенно рядовым человеком. Нет, как ни крути, а звездность, всенародная слава свой отпечаток на человека налагают непременно, это уж как дважды два. Никуда от этого не уйдешь, не денешься. Да и разве не это в Диме особенно нравилось Женьке? Разве ее ранили его замечания, надменные упреки:
  - Вы что, девушка, с дуба рухнули? Я же вам не Федя Кастрюлькин. Я, между прочим, звезда, я - Дмитрий Городинский, если ты это еще не поняла!
  И, даже если до этого Жене что-то в его поведении не очень нравилось, тут же ставила себя на место: да что же это она, совсем забыла, с кем разговаривает? Или просто чувства притупились, восторгу поубавилось за прошедший год? Разве за этот год Димочка стал менее знаменит? Или разве стал ей менее дорог, чем год назад?
  И Женя тут же лисой подлащивалась к кумиру:
  - Ну что ты, Димуля, конечно, ты - звезда, кто же спорит? Ты же самый знаменитый, ты - самая гениальная фигура современности! Ты - кумир миллионов. А еще ты - мой самый-самый-самый любимый мужчина на свете...
  И Женя снова и снова доказывала кумиру, как сильно любит его. Ласкала звездное тело, как в первый раз, до сих пор опасаясь, как бы Димочка не разочаровался в ней, как бы не устремил свой звездный взгляд в другую сторону, на другую поклонницу.
  - Димочка, - мурлыкала она, целуя чуточку худоватый торс Городинского. - Ты мой самый любименький, самый родненький. Ты самый лучший, самый гениальный... Ты - эталон, ты безгрешен, Димочка! Ты совершенен, ты - гениальный шедевр Творца! У тебя такие красивые глазки, Димуля! А реснички - ах, какие длинные у тебя реснички! Зачем тебе такие? Мужикам ведь такие без надобности. Отдай мне свои реснички, Димочка, а? Давай поменяемся? Дима, мой Димочка...
  Ох, как Городинский любил эти Женькины причитания! Довольно прикрывал глаза, улыбался, млея не столько от ее ласк, сколько от комплиментов. А Женя ведь прекрасно знала, как доставить любимому максимальное удовольствие:
  - Димочка, Димусик... Мое ненаглядное сокровище... Моя драгоценность... Мой бриллиант чистой воды... Ты ведь знаешь, как я люблю тебя, правда, Димуля? Знаешь, ты все знаешь... И ты меня любишь. Может, сам этого еще не понял, но я-то знаю - ты меня любишь, Димочка, правда?
  Иногда Дима просто молча улыбался, иногда вынужденно признавался:
  - Конечно, детка. Конечно люблю.
  Ах, как Жене были приятны его слова! Ах, каким медом разливались в душе! Вот только было ужасно жаль, что Дима говорил о своей любви так коротко и небрежно, ведь Жене так хотелось услышать страсть в его голосе. Но что поделаешь? Мужчины все такие. Это женщины - существа эмоциональные, это им нужно говорить самим и слышать в ответ слова любви. А мужчинам вполне достаточно чувствовать любовь, а вот говорить о ней они почему-то считают зазорным. Так стоит ли обижаться, что Дима никогда не говорит ей красивых слов? Главное, что он тоже ее любит. Осталось только дождаться, когда он поймет, что кроме Женьки ему никто не нужен, что никакая Алина Петракова не заменит ему Женьку!
  
  За прошедший год Женя сильно изменилась. Даже Лариска Сычева это заметила. Только удивлялась:
  - Жень, а чего ты ныть перестала?
  - Ныть? - переспросила Женя. - А разве я когда-нибудь ныла? Ты о чем, Ларка?
  - Ну как, - растерялась Сычева. - Ну ты же раньше такая недовольная вечно была, при каждом удобном и не очень случае всех мужиков поминала недобрым словом. А теперь как будто спокойнее стала.
  - А, - понимающе улыбнулась Женя. - Наверное, старше становлюсь, мудрее. Мужики, конечно, приличные сволочи, но, наверное, встречаются все-таки среди них и порядочные.
  - Ну-ка, ну-ка, - оживилась Лариска. - С этого места поподробнее, пожалуйста. Это кто же у нас такой порядочный на горизонте нарисовался?
  - Ну кто-кто, - загадочно улыбнулась Женя. - Вадик твой, например. Ты же мне уже год талдычишь, какой он у тебя хороший.
  - Ааа, - разочарованно протянула Сычева. - А я-то думала... Слушай, Денисенко, а ты от меня ничего не скрываешь? Уж не завелся ли у тебя кто? Уж больно ты изменилась за последнее время.
  - Заводятся тараканы, - обрезала Женька.
  - Ну да, конечно, - легко согласилась с нею Лариска. - Особенно в башке. Вот у тебя как завелись в ранней молодости, так сколько лет понадобилось, чтобы их вывести? Да и то я еще не уверена... Так ты не темни, рассказывай. Есть, что ли, кто-то?
  Ах, как Женьке хотелось рассказать Сычевой про Димочку! Аж распирало всю от предвкушения: Лариска ведь упадет от удивления, от зависти лопнет - как же, серая мышка Денисенко стала любовницей знаменитости! Но нет, нет, еще не время. Мало того, что Димочка просил оставить их связь в секрете, мол, слухи моментально пойдут, а он не имеет права подставлять свое имя под удар. Кроме того, Жене ужасно не хотелось бы в ответ на свои откровения услышать от лучшей подруги вместо одобрения и искренней радости насмешку: конечно, стать любовницей - великое дело, а ты вот попробуй-ка стань его женой! Потому и молчала столько времени, скрывала свое счастье. Ну а раз молчала год, может и еще немножечко подождать, пока Димочка не примет решение развестись со старой грымзой, как он именовал Петракову, и связать свою судьбу с Женькой, официально зарегистрировав отношения. И вот уже тогда она насладится произведенным эффектом по полной программе! Одно дело сообщить подруге о том, что ты любовница кумира, и совсем другое - пригласить ее на свадьбу с ним же. Вот это будет сенсация! Вот тогда уж Лариске точно нечем будет крыть! И тогда она вынуждена будет забрать свои слова обратно. А то ишь, придумала! Димочка Городинский - и 'неприлично красив'! Да разве можно быть неприлично красивым?! Нет, Сычева в корне неправа, Димочка - красив до безумия, он - само совершенство, любимое детище Творца!
  - Нет, Лар, откуда? - хитро прищурилась Женя. - Никого у меня нету. Ты же знаешь, как я к мужикам отношусь. Сугубо из уважения к тебе перестала считать сволочью твоего Вадика, так ты меня уже подозреваешь в чем-то неприличном. Ты мне лучше вот что скажи, Сычева: твой Вадик жениться собирается, или как? Сколько можно? Вы ведь уже полтора года вместе, или сколько?
  - Два, - едва слышно прошептала Лариска. - Двенадцатого августа будет два...
  - Ууу, - протянула Женя. - А воз, значит, и ныне там?
  Сычева подавленно промолчала, только крутила на блюдце пустую чайную чашку, словно бы опасаясь увидеть осуждающий взгляд подруги.
  - Понятненько, - не слишком бодро произнесла Женя. - Стало быть, рановато я причислила его к порядочным людям. И то, что тебе уже двадцать семь, его никоим образом не подстегивает к решительным действиям?
  - Не-а, - обиженно ответила Сычева. - Я уже и сама жду-жду, когда же он мне предложение сделает, а он все молчит...
  - Нда, - недовольно крякнула Женя. - Знаешь, Лар, мне кажется, тебе с ним завязывать пора. Раз уж человек не понимает, что пора принимать решение, то это решение должна принять ты. И уж конечно это не должно быть решение остаться с ним до тех пор, пока ему не захочется поменять тебя на молоденькую. Время-то работает против тебя, должна же ты это понимать. Вот и принимай решение. Пора ставить точку.
  - Думаешь? - растерянно уставилась на нее Лариска. - Жень, я ж его люблю. Как же я точку поставлю?
  - Как-как? Каком кверху, - обрезала Женька. - Я тоже любила. Того...
  - Безымянного? - с готовностью пришла на помощь замявшейся подруге Лариса.
  - Вот-вот, именно - безымянного. И куда меня эта любовь завела? Только я-то была молодая да глупая, мне еще простительно было в дерьмо вляпаться. А тебе, между прочим, двадцать семь.
  - Двадцать шесть, - едва слышно поправила Сычева.
  - А я говорю - двадцать семь! Почти. Всего-то месяц с небольшим остался.
  Дружно помолчали. Жене было ужасно жалко Лариску, хотелось надавать ей еще кучу советов, как порвать, как поставить точку в отношениях со сволочью, подобной тому, чье имя, должно быть, неустанно переворачивается в гробу, если столь иносказательное выражение имеет право на существование. И даже чуть было не начала высказывать подруге свои выкладки и доводы в пользу одиночества, да тут вспомнила, что и сама-то находится приблизительно в таком же положении, что и Лариска. Ведь и сама уже почти год ни жена, ни одиночка. Так, любовница женатого мужика, пусть даже он по совместительству является звездой. Впрочем... Наверное, Ларискино положение все-таки чуточку хуже, чем ее собственное. Женьке-то хотя бы понятно, почему ее до сих пор не позвали замуж: увы, Димочка несвободен, и она знала об этом еще до начала их романа. А потому Жене хотя бы понятна причина и нет поводов для упреков. Конечно, разве может Дима вот так сразу развестись и жениться снова? Нет, конечно, она ведь изначально была готова к тому, что некоторое время придется довольствоваться всего лишь ролью любовницы. Правда, Женя все-таки надеялась на то, что это время не затянется так надолго.
  У Лариски же положение, на Женин взгляд, было еще хуже. Даже страшнее. Она ведь даже не догадывалась, по какой причине Вадик не зовет ее замуж. А вдруг он ее совсем не любит, а встречается сугубо по привычке или того хуже - от скуки? Но имеет ли Женя право давать подруге советы? Ох, это же такой деликатный вопрос! А вдруг она своими советами только разрушит Ларискину судьбу? И та ее потом всю жизнь проклинать будет. Ой, нет. В этом деле - каждый за себя, только сам человек вправе принимать решения: с кем ему оставаться, а от кого уходить...
  - Знаешь, Лар, ты меня лучше не слушай. Я - плохой советчик. А то насоветую тебе чего-нибудь не того. Ты, наверное, сердце свое слушай. Но и от голоса разума не беги. Попробуй найти золотую середину между ними, а то одно только сердце тебе такого наговорит - век потом не расхлебаешь. Не знаю, Лар, не знаю. А может, ты бы ему как-нибудь намекнула, что ли? Тоненько так, но прозрачно. Может, он просто не догадывается, что ты за него замуж хочешь, а?
  Сычева не отвечала. Только крутила молча чашку по блюдцу, вертела то по часовой стрелке, то против нее. А потом вдруг всхлипнула:
  - Жень, что ж мы с тобой такие несчастные?
  Женькин носик с готовностью сморщился, глазки заблестели и в носу как-то подозрительно защипало...
  
  Глава 12
  Тихо, незаметно, маленькими осторожными шажками вкралась в жизнь Евгении Денисенко еще одна осень. Двадцать седьмая по счету.
  Пока еще осень исполняла свои должностные обязанности лишь по ночам, осторожно, словно бы пробуя силы после долгого безделья, нагоняя прохладного ветра, выстуживая за ночь воздух градусов до семи. Утром же, под яростными солнечными лучами, стыдливо пряталась, не желая раньше времени разбрасывать по пустякам силы на неравную пока еще борьбу. Еще не время, еще не вечер. Будут вам и злые ветры, будут холодные дожди, будут ранние промозглые вечера. А пока погуляйте легкомысленно, понаслаждайтесь игрой осеннего разноцветья в лучах теряющего день ото дня силу солнца. Готовьтесь и трепещите!
  
  Звонок Городинского застал Женю на выходе из метро.
  - Алло? - радостно откликнулась она. - Димочка, где ты, милый?
  - Где-где, - недовольно проворчал Дима. - Почему я всегда должен тебя ждать?! Почему тебя никогда нет под рукой, когда ты нужна?!
  'Нужна!' - радостно запрыгало в Женькиной груди сердечко. 'Нужна! Я сейчас, милый, подожди, родной, я скоро!!!'
  Женю нисколько не покоробил недовольный тон Городинского. По опыту знала - он совсем и не злится на нее, просто Дима не привык высказывать свои истинные чувства вслух, всегда прячет нежность за искусственной грубостью. А сам... Ах, если бы Димочка ее не любил - разве стал бы он столько времени проводить с нею?! Любит, конечно же любит! Вот только пока еще сам не отдает себе отчета, как сильно любит, что с каждым днем ему все труднее и труднее обходиться без Жени. Но он поймет, он обязательно поймет! И даже, скорее всего, очень скоро, ведь вон как за последнее время участились их встречи. Значит... Значит, день ото дня он сильнее чувствует дискомфорт, когда Женьки нет рядом. Ах, как замечательно!
  - Димочка, я только что вышла из метро. Минут через десять буду дома. Мне ждать тебя там, или подъехать к тебе? Где ты, милый?
  - Да не надо меня ждать, не надо! - разнервничался Городинский. - Это я тебя жду! Сколько можно - десять минут звоню, а ты все вне зоны досягаемости. Что за фигня, детка?! Давай скорей, у меня мало времени. Или ты хочешь, чтобы я уехал, не дождавшись тебя?!
  - Что ты, Димочка, что ты, миленький! Я уже бегу, я бегу, подожди еще немножечко!
  Белый лимузин Женя заметила издалека, да и немудрено было - Дима всегда оставлял машину в одном месте, чуть поодаль от ее дома. Подошла, постучала в окошечко. Дверца тут же открылась, и из машины вышел высокий странный парень в жутких очках и огромной несуразной кепке. Шикарный кожаный костюм и лакированные штиблеты резко диссонировали с маскировочными атрибутами.
  - Наконец-то, - недовольно проворчал странного вида молодой человек, подхватил Женю под локоток и настойчиво повел в знакомый подъезд.
  А Женя почему-то и не думала возмущаться, только улыбалась счастливо, семеня на высоких каблуках за Городинским. В подъезде слышались чьи-то шаги, и Дима заранее опустил голову пониже. Маскировка маскировкой, а на всякий случай не помешает. Осторожность лишней не бывает.
  Едва поднялись на второй этаж, как нос к носу столкнулись с Катей. Женя поздоровалась первой, не сумев скрыть счастливого взгляда. Катя ответила, окинув ее спутника заинтересованным взглядом, и прошла мимо.
  Едва зашли в квартиру, Городинский грозно спросил:
  - Кто такая?
  - Катя, моя соседка, - бесхитростно ответила Женя.
  - Она что, знает? - в голосе Димы сквозили истерические нотки.
  - Ну что ты, Димочка, - успокоила его Женя. - Конечно нет! Об этом знаем только мы с тобой. Это наш с тобой секрет, правда, милый?
  И Женя прижалась к нему прямо в прихожей:
  - Димуля...
  Городинский чмокнул ее в макушку.
  - Гляди мне, - явно успокоившись, ответил он. - Ты ж понимаешь, какой скандал поднимется, если что? Я ведь человек несвободный, к сожалению. Ну ладно, детка, иди ко мне. Ты же знаешь, у меня времени в обрез. Я не принадлежу сам себе. Цигель, детка, цигель.
  И, на ходу стаскивая с Женьки трикотажный реглан, потащил ее в комнату.
  
  А через два дня Женя позвонила в соседскую дверь.
  - Привет, соседка! - поздоровался Игорь, отступив шаг назад и пропуская гостью в дом: - Проходи.
  Женя вошла в тесную прихожую:
  - Привет. Катька дома?
  Из комнаты с визгом выскочили оглоедики.
  - Мам, тетя Женя пришла! - известил мать семилетний Сережка.
  Маленькая Алинка, которой еще не исполнилось трех лет, как попугайчик повторила, едва выговаривая трудные буквы:
  - Ма! Тетя Зенька плисла!
  Исполнив долг гостеприимных хозяев, оглоедики убежали заниматься дальше своими серьезными детскими делами. Из кухни выглянула Катя:
  - Жень, я тут. Проходи.
  - Привет, - поздоровалась Женя, присаживаясь за обеденный стол. - А я кофе забыла купить. Выручишь?
  - Сварить? - засуетилась Катя, хватаясь за потемневшую от времени и огня медную джезву. - Я сейчас.
  Женя замахала руками:
  - Нет, не надо, не надо, спасибо. Ты же знаешь, я по вечерам кофе пить не могу - не засну потом. Ты лучше мне отсыпь пару ложек на утро, а?
  - Да без проблем, - ответила Катя, отставляя джезву в сторону. - А как насчет чайку?
  - Да чай есть, спасибо. Я только на днях большую пачку купила.
  Катя рассмеялась:
  - Да нет, сейчас. Будешь чай?
  - А! - сообразила Женя. - Ну да, наверное. Если я не особенно мешаю. Давай, посёрбаем.
  Женя поставила чайник на огонь, что-то помешивая в сковороде:
  - А я вот тут ужин варганю своим оглоедикам. Капусточки цветной купила, сейчас картошечка сварится. Может, поужинаешь с нами?
  - Ой, нет, Кать, спасибо, - отказалась Женя. - Чаек еще куда ни шло, а ужин... Знаешь, как говорят: 'Ужин отдай врагу'.
  - Ага, худеем, значит, - хозяйка оглянулась на гостью как-то подозрительно, словно бы не решаясь что-то спросить. Но любопытство оказалось выше ее сил: - Жень, а это кто?
  - Ты это о ком? - изображая крайнюю степень недоумения, спросила Женя, хотя прекрасно поняла вопрос. Да только отвечать на него не была готова. Потому что хотелось представлять Димочку Городинского, как мужа, или хотя бы как будущего мужа, но не как любовника.
  - Ну тот, позавчера, - настаивала Катя. - Ну ты же прекрасно поняла мой вопрос!
  Женя не смогла скрыть откровенную лукавинку во взгляде:
  - А, вот ты о ком. Да так...
  Катя от любопытства аж забыла про ужин, присела рядышком:
  - Ну Женька, ну расскажи!
  Женя неопределенно пожала плечом:
  - Да так...
  - Ну Женька! Ну интересно же! Заинтриговала, а теперь молчишь.
  Женя не ответила, по-прежнему глядя на нее с таинственной полуулыбкой на лице.
  - Ну Женька! - взмолилась Катя. - Ты же знаешь, какая я любопытная!
  Гостья театрально потупила глазки:
  - Ой, ну все тебе расскажи. Так, знакомый...
  - Ага, рассказывай! - обрадовалась чему-то Катя. - Знакомый! А у самой глаза вон как светятся! Значит, не просто знакомый, а?
  - Может и не просто, - кокетливо ответила Женя. - Но рассказывать пока рано. И не приставай.
  Катя кивнула с явным облегчением:
  - Ну вот теперь все понятно. Ну и слава Богу. Знаешь, Женька, я за тебя так рада! А то ты все одна и одна. Мы же с тобой ровесницы, у меня вон уже двое оглоедиков, а ты какая-то неприкаянная. Честно рада, Жень! В душу лезть не буду - когда посчитаешь нужным, сама расскажешь. Я только желаю тебе удачи. Пусть у тебя все получится, ладно?
  Женин ответ, так и не успевший слетевший с губ, прервал резкий звонок в дверь. Катя не двинулась с места, только заинтересованно прислушивалась к звукам. Вот в прихожую протопали две пары детских ножек, вот прошагал большими тапочками, спадающими с ног, Игорь, вот лязгнул металлическим язычком замок. А дальше прислушиваться уже не было ни малейшей необходимости: детвора заверещала так громко, так радостно, что, пожалуй, их стараниями верхние и нижние Катины соседи были поставлены в известность о визитере:
  - Дядя Олег, дядя Олег!!!
  Нужно было видеть Катино лицо: она как-то вся растворилась в счастливой улыбке, как-то растеклась в своей радости. Подскочила с жесткой табуретки, забыв про гостью, но уже в самых дверях вспомнила про Женю, успела понять, что несколько невежливо поступает по отношению к ней, и посчитала необходимым объяснить:
  - Олежка пришел! - и, полагая, что этими слова сказано всё, выскочила в прихожую.
  - Олежек! - услышала Женя ее голос и поняла, что чаепитие сегодня отменяется. Негоже мешать людям.
  Женя встала и вслед за Катей отправилась в прихожую. Там и без нее было тесно: вокруг Олега топтались дети, Катя висела на шее брата, улыбающийся Игорь стоял, прислонившись к стене. Прямо не рядовой визит брата, а какой-то праздник тысячелетия!
  Женя бочком, бочком пробралась к двери, стараясь причинять как можно меньше неудобства хозяевам. Поздоровалась с едва знакомым ей Олегом:
  - Здравствуйте, - и открыла дверь.
  -Добрый вечер, Женя, - практически не взглянув на нее, ответил Олег.
  - Кать, я пойду, - уже с лестничной площадки сказала Женя. - Ты про кофе не забудь, ладно? Занесешь попозже, хорошо?
  - Да, конечно, - ответила Катя, тут же, кажется, позабыв не только о Женькиной просьбе, но и о ней самой. - Олежка, как хорошо, что ты пришел!!!
  
  Женя сидела на работе и старательно записывала заказ очередного клиента, плечом прижав телефонную трубку к уху.
  - Так, давайте-ка на всякий случай еще раз проверим: 'Маэстро-стандарт' формата А-4 двадцать пачек, файлы матовые - десять упаковок по сто штук, файлы прозрачные - пять, скрепки для степлера 'десятка' - двадцать, 'двенадцатка' медные - десять, ручки шариковые 'BIC' - по десять упаковок синих и черных. Всё? Хорошо, Наталья Дмитриевна, сегодня доставим. Налоговую накладную? Ну а как же, обижаете, дорогая! Конечно, конечно, вместе с товарным чеком, как всегда. Рада была слышать. Всего доброго, Наталья Дмитриевна!
  Женя положила трубку, еще раз пробежалась глазами по списку и положила его на стол перед Белоцерковским:
  - Срочный заказ, Владимир Васильевич. Хорошо бы не тянуть до вечера - постоянные клиенты, как-никак. Вы уж там ребят поторопите, ладно?
  Шеф не успел ответить, как снова зазвонил телефон. Женя подняла трубочку и дежурно-вежливым тоном поздоровалась:
  - 'Все для офиса', добрый день!
  Однако вместо голоса очередного клиента в трубке раздался радостный возглас Сычевой:
  - Женька! Никогда в жизни не догадаешься, что я тебе сейчас скажу!
  Помимо воли Женя нервно оглянулась на начальника - Лариска орала в трубку так громко, что, наверное, ее голос можно было без особого труда расслышать из самого дальнего уголка не столь уж просторного офиса.
  - Да, слушаю вас! - сухо, по-деловому ответила она.
  - Что, шеф опять на местах? - огорчилась Сычева. - Вот гад! И не поболтаешь по-человечески. Женька! Я замуж выхожу!
  Женя чуть не подпрыгнула на стуле - ничего себе, новости! Всего-то недели три назад, максимум месяц Лариска плакалась ей в жилетку по поводу непонятливости своего Вадика, а теперь она уже собралась за него замуж!
  - Да-да, я вас внимательно слушаю! - заинтересованно ответила она, с трудом сдерживаясь, чтобы не заговорить открытым текстом.
  Лариса продолжала делиться радостью:
  - Жень, мы с Вадюшей уже заявление подали! Представляешь? Женька, будешь свидетельницей, ладно? Не Любку же мне брать, в самом деле! Да и вообще - в свидетели ведь берут самых-самых близких. Так ты согласна?
  - Да, конечно, обязательно! - не сумев сдержать восторга, воскликнула Женя, но тут же, заметив подозрительный взгляд Белоцерковского, постаралась взять себя в руки и добавила уже чуть более строгим голосом: - Можете на меня рассчитывать!
  - И вообще, мне твоя помощь сейчас ой как понадобится! - продолжала радостно вещать Сычева. - Ты представляешь, сколько хлопот на мою голову свалилось?! Я без тебя не управлюсь, Женька! Свадьба-то уже через две недели, двадцать второго сентября, представляешь?!
  - Так срочно? - удивилась Женя, в очередной раз поймав недоверчивый взгляд Белоцерковского.
  - А-ха, - с нескрываемым счастьем в голосе ответила Лариска. - У меня, оказывается, уже почти два месяца беременности, а я все надеялась, что само рассосется. Даже тебе боялась говорить, представляешь? Так боялась - ужас! Знаешь, думала, что Вадик мой, как узнает, тут же испарится, как тот твой, который безымянный. А он обрадовался. Не сразу, правда. Сначала тоже скривился, как и все мужики, наверное. А потом сам предложил пожениться. Ну а я, естественно, не стала ломаться. Быстренько его в загс затащила. Он чего-то там долго договаривался, даже выставил меня из кабинета, чтоб не мешала деловым переговорам. Та ж тетка сразу, как мы заявление написали, объявила, что положено целых два месяца на раздумья, и никак иначе, сначала назначила аж на двадцать пятое ноября, представляешь? Типа, без испытательного срока жениться не положено. А вдруг мой Вадюша за два месяца передумает, что я тогда буду делать?! И вообще! Ну куда ж нам ждать-то два месяца? Это ж какая я на свадьбе была бы? У меня ж через два месяца пузо будет заметно! Представляешь, в белом платье и с пузякой! Но Вадюша у меня умничка, сам все уладил. А три недели - это ведь ничего, правда? Меня же не разнесет за три недели, как ты думаешь, Жень, а? А к свадьбе-то подготовиться надо, за два дня же такие дела не делаются, правда? Так что две недели - я думаю, оптимальный срок, да, Жень? Короче, Женька, я вся в шоколаде! Представляешь?
  - Да, конечно-конечно, - почти официальным тоном ответила Женя, косясь на любопытного Белоцерковского. А в душе разрывались радость за подругу и... какой ужас - зависть ее счастью!
  - Уй, Женька, я такая счастливая, ты не представляешь!
  - Я понимаю, понимаю, - кивала та.
  Сычева, с трудом сдерживая восторг, воскликнула в сердцах:
  - Ой, убила бы твоего шефа! Мне так много надо с тобой обсудить, а он, гад! Женька, я тебя обожаю! И Вадюшу своего обожаю! Я такая счастливая, Женька! И знаешь, я уверена, как никогда - у нас с ним все обязательно получится! У нас все будет хорошо. И у тебя, Женька, тоже все будет хорошо, обещаю тебе! Вот увидишь! Не знаю, как, но обязательно все будет хорошо, я это чувствую! Женька, я просто умираю! А не послать бы тебе шефа на фиг, а? Или еще подальше? Может, приехала бы ко мне прямо сейчас?
  Задумчиво глядя на Белоцерковского, Женя ответила:
  - Не знаю. Я попытаюсь. Я сделаю все от себя зависящее. И конечно, вы можете на меня положиться.
  И, когда уже Лариска дала отбой и в трубке раздались противные короткие гудки, добавила, словно бы продолжая разговор с невидимым собеседником, дабы совсем уж развеять подозрения Белоцерковского:
  - Давайте так договоримся: вы определитесь с заказом, а потом позвоните. И не волнуйтесь - ваш заказ мы сможем доставить в самом худшем случае в конце того же дня. А при удачном раскладе он уже через пару часов будет в вашем офисе. Договорились?
  Положила трубочку и бесхитростно взглянула на Владимира Васильевича:
  - Они еще подумают. Никак не могут решить, что им нужно в первую очередь. Потребностей много, а вот со свободными средствами напряженка. Но я думаю, никуда они от нас не денутся. Где они найдут такие цены, как у нас, правда?
  'Такие цены, как у нас' - это была волшебная фраза. После нее Белоцерковский обычно забывал обо всем на свете и полностью погружался в подсчеты, наверное, не уставая нахваливать себя, любимого, за то, что не стал жадничать, что установил минимально приемлемый процент накрутки на товар, а свое берет объемами продаж благодаря количеству благодарных покупателей. Белоцерковский согласно кивнул, пробежался глазами по списку и вышел из офиса, держа в руках Женькин листочек с заказом.
  А Женя задумалась, облокотившись на рабочий стол. Значит, вот оно как. Значит, у Лариски все вышло. И забеременеть успела, и почти уже вышла замуж. По крайней мере, заявление подано и Вадиму теперь не так легко будет соскочить с ее крючка. По крайней мере, самой-то Жене до загса дойти так и не удалось, она в свое время добралась только до обещаний. Как оказалось, пустых обещаний. Ну что ж, молодец Сычева. И дай Бог, чтобы она не ошиблась в своем Вадике. Только бы он не оказался такой же сволочью, как тот, от чьего имени Женькин рот кривился столько лет. И пусть ей уже целый год на него наплевать, ведь почти год рядом с Женькой Димочка Городинский, самый-самый замечательный мужчина на свете, но того, с умершим именем, она никогда в жизни не простит. Потому что такое нельзя прощать, тут библейские заповеди не годятся. А Лариска... Молодец Сычева! Если бы не забеременела, ее Вадик, наверное, еще лет десять как минимум не задумался бы о женитьбе. А так... Все очень даже здорово. И у Жени совершенно нет поводов завидовать лучшей подруге. Чего ей завидовать-то? Можно подумать, сама Женя обделена счастьем! Уж ей ли грустить-то?! У нее ведь есть Димочка!!!
  Однако на рабочем месте как-то не сиделось. Атмосфера офиса начисто отбивала желание радоваться жизни. А ведь радоваться было чему. Нет, если Женя немедленно не покинет надоевший до одури офис, если сию минуту не отправится к Лариске, дабы не только поддержать подругу в столь сладостную минуту, но и разделить ее счастье, насладиться им, или хотя бы прикоснуться к нему, к чужому, она попросту умрет прямо на рабочем месте.
  Женя медленно скривилась, прижала ладонь к щеке:
  - Ой нет, больше не выдержу. Все надеялась, что пройдет, а он только еще больше болит. Сил моих больше нет. Галина Александровна, передайте шефу, что я к зубному пошла, ладно? Я завтра с утреца как штык буду.
  Коллега посмотрела на нее подозрительно, ехидно улыбнулась:
  - Ну-ну, иди, страдалица. Передам, не волнуйся.
  Женя скорчила благодарственную рожицу и, схватив сумку, резво выскочила из офиса.
  
  Оказывается, выдержать испытание чужим счастьем очень нелегко. Пожалуй, так же нелегко, как пережить собственное несчастье. Или почти так же. Потому что видя рядом с собою счастливую подругу, заново начинаешь переживать все то, что случилось с тобою несколько лет назад.
  Пытаясь отогреться около Ларискиного счастья, Женя почему-то лишь еще глубже зарылась в свое прошлое. Казалось бы, уж чего бы ей теперь грустить? Теперь, когда рядом с нею Дима Городинский (ну, или почти рядом - не велика, в принципе, разница), когда Женя напрочь забыла о всех своих прошлых бедах, у нее даже повода для грусти не было! Разве что немножечко расстроиться из-за того, что Дима не может вот так сразу бросить свою старую грымзу. Даже нет, не в этом дело. Димочка просто еще не понял, что судьбою ему назначена не какая-то старая грымза Петракова, а именно Женька Денисенко. Вот в этом была ее главная проблема, а вовсе не в том, что Дима не может бросить свою Алину. Может, еще как может! Он просто пока еще не знает, что должен ее бросить. Он еще не понял, что ему нужна не Алина Петракова, не еще кто-нибудь, а только Женька, одна только Женька. Но он поймет, он обязательно поймет! Это всего лишь вопрос времени, и поэтому еще рано отчаиваться. Собственно, не то чтобы рано, а вообще Жене теперь надо бы даже забыть это слово, потому что уже никогда у нее не будет повода для отчаяния. Теперь нужно только ждать, когда Дима все поймет. А уж что-что, а ждать-то Женька умела!
  Однако несмотря на то, что, казалось бы, для отчаяния поводов нет, от благодушного Женькиного настроения не осталось, пожалуй, даже воспоминания. Потому что рядом с счастливой до неприличия Лариской вспоминалось не то, что Женькины шансы на скорое собственное счастье были довольно высоки, а то, какой бедой для нее когда-то уже обернулось самое настоящее счастье. Ведь было время, когда Женя точно так же вся светилась от предвкушения смены надоевшей вдруг фамилии Денисенко на... ой нет, никак не удавалось вспомнить. Память очень отчетливо рисовала картинки Женькиного счастья, когда она с гордостью держала под руку любимого человека, не скрывая выпирающего животика. Не менее отчетливо вновь и вновь демонстрировала, словно кадры кинохроники, тот момент, когда в больничную палату к неокрепшей еще после преждевременных родов Жене зашел доктор в белом халате, и сообщил, что ее мальчик, ее любимый малыш... 'Мы его потеряли... Даже у нерожденных детей бывают суицидальные наклонности. Они ведь всё чувствуют. Чувствуют, когда их появлению не рады...'
  Женя все помнила, буквально каждый момент собственной жизни. Иные проскакивали почти незамеченными, другие по какой-то странной причине тянулись долго-долго, мучительно, выматывали и опустошали душу даже спустя несколько лет после случившегося. Всё помнила Женя. Кроме имени предателя. Кроме его фамилии. Кроме его очень красивого (кажется, он был красив?), но подлого лица. Не помнила. Или не хотела помнить. Или запретила самой себе помнить? Что суть одно и то же. Так или иначе, а вспомнить имени предателя никак не удавалось. Иногда Жене казалось, что оно - вот оно, совсем рядышком, буквально плавает на поверхности, и рассмотреть его мешает лишь мелкая-мелкая рябь, и всматривалась, старалась, и, почти уже разглядев, почти вспомнив, вдруг пугалась - нет, нельзя, его имя нельзя выпускать из ада, иначе она сама рискует вновь оказаться в том же аду. И снова будет больно. Снова придет страшный доктор без лица - один только белый халат на бестелесном, несуществующем на самом деле человеке, нарисованном лишь воспаленным воображением несчастной матери, так и не увидевшей ни разу в жизни собственного ребенка...
  Господи, за что, почему?!! Ведь она так любила своего малыша! Она так хотела его!!! Вот только... На несколько дней, всего на каких-то несколько дней забыла о его существовании, поглощенная болью предательства любимым человеком. А он, ее малыш, решил, что не нужен маме, что никто на этом свете не обрадуется его появлению?! Но ведь это неправда, неправда!!! Он был нужен Жене, он так был ей нужен!!! Тогда почему, почему, почему?..
  И как будто не было восьми последних лет. Как будто Жене снова девятнадцать, как будто это не Лариска Сычева (пока еще Сычева!) носит под сердцем желанное дитя от любимого человека, а она, она сама, Женька Денисенко, юное доверчивое создание, порхает по жизни в ожидании собственной свадьбы! И она еще не знает, что ждет ее за поворотом, там где... там, где имя любимого человека перестает ласкать слух, где на Женькиных глазах пересекает черту, за которой - небытие, беспамятство... Но о каком беспамятстве речь, когда она все так отчетливо помнит?!! Вот только имя, его имя никак не может припомнить... Или все-таки не хочет?..
  Лариска Сычева без особого труда прошла проверку Женькиным горем. А Женя... Женя не выдержала Ларискиного счастья. Сначала, пока ехала с работы к подруге, надумала взять две недели отпуска, чтобы все время быть рядом с Лариской, быть у нее на подхвате в нужную минуту - мало ли что? Неделя у нее осталась недогулянная, а еще недельку придется позаимствовать из следующего отпуска. Белоцерковский, конечно, не обрадуется такой перспективе, однако в данную минуту это обстоятельство волновало ее меньше всего на свете. По закону Женя имела право отгулять положенное в любое время. Ну а то, что шеф не слишком любит отпускать подчиненных надолго - это уж его личные проблемы.
  Однако посидев рядом со счастливой до неприличия Лариской, насмотревшись на ее сияющую мордашку, наслушавшись сладких охов-вздохов, Женя весьма жестко подкорректировала собственные планы. Нет, две недели - это слишком много. Лучше недельку. А следующий отпуск трогать, пожалуй, пока что не следовало бы - мало ли, вдруг пригодится? Может быть, Димочка к тому времени все поймет и тогда они вместе съездят куда-нибудь на юг, к морю. А с Лариски и недели будет достаточно.
  Чуть позже Женя решила отделаться тремя рабочими днями плюс выходные. Да, так будет лучше. Самое главное - выбрать свадебный наряд для невесты. Платье, туфли, фата - вот что главное. Все остальные вопросы Лариска запросто сможет решить с женихом и родителями. Так зачем Женя будет мешаться у всех под ногами? Мало того, что в такой сутолоке пользы от нее будет с гулькин нос. Скорее, она даже откровенно будет мешать людям. Да вдобавок ко всему еще и себе неприятными воспоминаниями конкретно попортит нервы.
  Решено. Пять дней. А в остальные дни... В остальные дни, оставшиеся до Ларискиной свадьбы, Женя будет грустить в одиночестве. Потому что Ларискино счастье неожиданно сильно разбередило незаживающие раны, нанесенные собственным прошлым, и от грусти теперь можно будет избавиться только в обществе Димочки. Ах, как жаль, что он так некстати уехал на очередные гастроли! Ах, как жаль, что он артист! Нет, не так. Как жаль, что он - Артист! И именно в силу того, что Артист он с большой буквы, Жене и приходилось довольствоваться малым.
  Малым?! Ничего себе малым! Димочка Городинский, большая умница и непревзойденный гений российской эстрады уже целый год (ну, или почти год - какая разница?) является не только Женькиным любимым человеком, но и - о счастье! - любовником! Не чьим-то, а именно Женькиным! Пусть пока еще не мужем, но любовником - тоже очень неплохо. К тому же через некоторое время Димочка непременно поймет, что Алина Петракова - самая большая ошибка его жизни, и тогда уже Жене не доведется скрывать свое счастье от окружающих.
  Но даже сейчас, пока она вынуждена его скрывать, пока Димочка - всего лишь ее любовник, разве этого мало?! Да об этом мечтает практически каждая женщина на необъятных просторах бывшего Союза! Разве найдется хоть одна дурочка, которая отказалась бы от счастья принадлежать с потрохами Дмитрию Городинскому?! Да та же Лариска Сычева, которая столько лет без устали критиковала его, столько раз убеждала Женю, что ее избранник 'неприлично красив', небось, первой бросилась бы в его объятия, помани ее Димочка пальцем! И про Вадика своего не вспомнила бы! Но в том-то и дело, что пальчиком он манит не кого попало, не Лариску Сычеву и не условную первую встречную, а именно Женьку Денисенко! Так что это именно она, Женька, должна чувствовать себя самой счастливой женщиной на планете!
  Но почему-то не чувствовала. Уже не чувствовала. Почему-то Женино настроение очень резко изменилось под воздействием Ларискиного счастья. Вот ведь и радовалась за подругу вполне искренне, но у самой почему-то кошки на душе скребли...
  
  А потом была свадьба. О беременности невесты знали только самые близкие. А гости, глядя на тоненькую пока еще Лариску в пышном кринолине и шикарной многоярусной фате, даже и не догадывались, что в новосозданной семье на самом деле уже практически не два человека, а три.
  Торжественный день двадцать второго сентября! День, когда Лариска проснулась Сычевой, а спать должна была лечь уже Гондуровой. Кажется, такая малость, всего лишь один день! Но как этот день меняет привычную до оскомины человеческую жизнь!
  Несмотря на то, что регистрация брака была назначена на два часа пополудни, проснуться в этот день всем участникам торжества пришлось рано. Женя уже в полдевятого была у Лариски. Оттуда втроем отправились в парикмахерскую - мать невесты тоже должна быть красивой. Вот только Ларисе, казалось, совершенно излишни были все эти процедуры красоты: прическа, макияж, маникюр. Ах, как она светилась от счастья! Даже легкая утренняя тошнота не мучила, а скорее, кажется, радовала невесту. И без всяких там искусственных украшений в виде пудры, помады да туши для ресниц Лариска была такая свежая, такая нежная... Вот уж воистину - нет лучшего косметолога, нет лучшего визажиста, чем простое женское счастье...
  В час дня, как и договаривались, за невестой приехал жених. Лариса, как и положено, была уже в платье и в фате. И тогда Женя поняла - нет, все-таки косметика для женщины вещь незаменимая. Хоть и без нее Лариска выглядела замечательно, а при полном параде, при праздничном макияже стала вообще неотразима. Женя даже удивилась - надо же, никогда не замечала, что подруга такая красавица!
  А вместе с женихом приехал и свидетель. Женя уже давно знала, что им будет Антон, и несколько опасалась встречи. Не столько опасалась, сколько ждала этой встречи с неприязнью. Во-первых, не слишком-то приятно было вспоминать их поход на шашлыки, а во-вторых... Помнится, Лариска что-то тогда сказала про черный список. Вроде как Антон занес ее туда, как не представляющую ровным счетом ни малейшего интереса. Хм, подумаешь! Ишь, какой гурман выискался! И, памятуя об оскорблении, которое ей никто не наносил, Женя поприветствовала коллегу по свадебной церемонии довольно прохладно.
  И, наверное, зря. Ведь им предстояло целый день быть вместе. Сначала на церемонии в загсе, потом несколько часов кататься бок о бок в машине по памятным местам, потом праздничное застолье в ресторане. И, нравится ей это или нет, а свидетель со свидетельницей на свадьбе тоже вроде как выступают парой. Пусть и не являются ею на самом деле, но быть рядом вроде как обязаны...
  Впрочем, во всем этом свадебном переполохе Антон, казалось, даже и не заметил столь отчужденного поведения Жени. По крайней мере, сам даже не подавал виду, что когда-то занес ее в свой таинственный черный список, как наименее вероятную кандидатку в сердечные подруги. Вполне искренне улыбался, вообще вел себя очень естественно и даже заботливо, в случае необходимости, например, при посадке в свадебный кабриолет и при высадке из него, непременно оказывался рядом и предупредительно протягивал руку, чтобы Женя могла на нее опереться.
  А после загса, после торжественного возложения цветов к вечному огню, молодожены радостно объявили:
  - А теперь - шашлыки! Едем на нашу полянку!
  Ехать в лес в нарядном платье и на высоченных шпильках Жене не сильно улыбалось. Но в том-то и дело, что от нее самой в этот день ровным счетом ничегошеньки не зависело. Это был день Ларисы и Вадима, и в этот день выполнялись только их желания, только их прихоти. Это был их праздник, и окружающие обязаны были сделать его незабываемым. А потому нравится, не нравится - сказали в лес, значит в лес.
  Впрочем, найти ту самую полянку оказалось непросто. Да никто особенно и не старался. В первый ведь раз они ездили на электричке, и в лес шли со стороны железной дороги. Теперь же подъехали совсем с другой стороны, и тащиться далеко от дороги ни у кого желания не было. Не слишком-то побродишь по лесу в лакированных штиблетах да парадных костюмах!
  Едва вышли из машины, уже почувствовали сногсшибательный аромат свежеподжаренных шашлыков. Оказывается, Вадим подсуетился, заранее организовал сие скромное мероприятие. На уютной полянке уже стоял мангал, вокруг которого суетились какие-то незнакомые Жене люди. Даже столик соорудили ради такого дела - не сидеть же невесте в кринолине на земле! На столе - бутылки с красным вином и шампанским, тарталетки с разными начинками, овощи-фрукты. Стулья же вполне заменили загодя распиленные на чурбаны бревна.
  Лес. Осень... От праздничного Женькиного настроения не осталось и следа. Потому что опавшая листва, толстым пушистым ковром покрывавшая землю, издавала характерный звук. Слишком характерный, чтобы на Женю не нахлынули болезненные воспоминания. Как ни старалась идти аккуратненько, как ни старалась производить как можно меньше шороха своими движениями, а острые носки туфель помимо желания подбрасывали листья, и они тут же укладывались обратно маленькими кучками. И, словно под действием гипноза, Женя тут же принялась собирать букет из цветных кленовых листьев.
  И, в очередной раз погрузившись в печальные воспоминания, даже не заметила, с каким восторгом Вадим осыпает невесту теми же листьями. Хоть и не цветы, а все равно получалось красиво. Лариска от счастья заливалась колокольчиком, Антон фотографировал счастливых молодоженов, а на Женю, кажется, никто не обращал ни малейшего внимания...
  
  На свадебном банкете Женин взгляд наткнулся на одну из гостей, и, презрительно скривившись, она резко отвернулась в другую сторону. Вот ведь Сычева, даже не предупредила, что пригласила Пивовариху!
  Впрочем, обижаться на Лариску всерьез было бы нечестно. Свадьба - это такое мероприятие, на которое приглашают всех друзей, а Любка ведь и по сей день считалась подругой Сычевой. И пусть последние два года они встречались все реже, потому что на первом плане у Лариски все это время был один только Вадик, но формально они все равно считались подругами, а потому не пригласить Пивоварову было бы попросту невежливо.
  Гости ели, гости пили. Танцевали в перерывах. И как ни неприятно было Жене видеть Пивоварову, а взгляд словно бы сам собою снова и снова устремлялся к главной предательнице. И очень часто взгляды бывших подруг встречались. И если Женя смотрела на Любку с нескрываемым презрением, то та, напротив, искала снисхождения, заглядывала так просительно: 'Неужели ты до сих пор на меня сердишься?'
  Пивоварова, в недавнем прошлом невероятная красавица, не раз и не два отбивавшая парней у сокурсниц, как-то словно бы потускнела. И волосы уже не выглядели столь блестящими, как раньше. Даже цвет стал какой-то блеклый, бледно-рыжий. А ведь Любка так любила яркие цвета! Что с ней произошло? И как-то не то чтобы располнела, но погрузнела, потяжелела. Даже подбородок с ямочкой стал как будто квадратный, массивный. И, глядя на растерявшую былой лоск подругу, восемь лет назад ставшую предательницей, Женя вдруг поймала себя на мысли, что ее ненависть к Пивоваровой как-то плавненько перерождается в жалость. Ох, бедолага, как ее жизнь-то потрепала!
  Когда веселье достигло своего апогея, когда народ, хорошенько подзарядившийся алкоголем, в очередной раз вышел на танцпол перед невысокой эстрадой, Пивоварова набралась смелости и подошла к Жене. Присела рядышком, пользуясь отсутствием Ларискиного отца, сидевшего по правую руку свидетельницы, в который уж раз за вечер просительно заглянула в Женькины глаза:
  - Жень, ты до сих пор сердишься?
  Если бы она подошла в самом начале вечера, Женя ее определенно послала бы куда подальше. И таких гадостей наговорила бы, что потом, быть может, до конца жизни сожалела о собственной несдержанности. Но за то время, что между бывшими подругами шла молчаливая игра в гляделки, много мыслей пронеслось в Женькиной голове. И главная из них - а Любка-то еще более несчастна, чем сама Женя!
  Однако и ласкового тона, равно как и сочувствия, Пивоварова, по глубокому Женькиному убеждению, не заслуживала.
  - А ты думала, при виде тебя я заплачу от счастья и немедленно брошусь в твои объятия?!
  Люба виновато отвела взгляд в сторону. Потянула немножко время, потом сказала тихо, так, что Женя не столько услышала из-за громкой музыки, сколько поняла по губам:
  - Ты прости меня, Жень, я такая дура!
  Женя не ответила. Только вздохнула тяжело, в очередной раз вспомнив, как все эти годы люто ненавидела предательницу, как хотелось повыдирать ее ярко-каштановые локоны, выцарапать ее подленькие глазки-вишенки. А теперь, увидев перед собою бледную копию былой красавицы, вместо дикой ненависти почувствовала вдруг жалость и даже вроде бы сочувствие. Хотя, если хорошенько подумать, разве Пивоварова заслуживала чьего-нибудь сочувствия? Тем более Женькиного.
  - Жень, - чуть громче добавила Люба, засомневавшись, что ее предыдущие слова были услышаны. - Слышишь, Жень? Ты простила бы меня, а? Ведь столько лет прошло. Ты думаешь, я ничего не понимаю? Еще как понимаю! Да, я знаю, я поступила подло, очень подло. Но это я теперь знаю, понимаешь? А тогда...
  Вот только про 'тогда' не надо! Не надо про 'тогда', ведь и без Пивоварихи тошно! Ведь и так осень, и так листья, и без ее 'тогда' уже все, что так тщательно загонялось вглубь памяти, оказалось на ее поверхности! Не хватало только, чтобы Любка, предательница, вызвала из небытия имя подлеца, которое так старательно пыталась забыть все эти годы Женя.
  - Вот только не надо имен, слышишь?! Не смей называть его имя! - воскликнула она и на глазах почему-то появились предательские слезы. Вот только расплакаться перед предательницей не хватало!
  Пивоварова во все глаза уставилась на нее.
  - Ты что, Жень, ты до сих пор, что ли? - так и не осмелилась она произнести страшное слово. - До сих пор?.. Господи, Женька, ведь столько лет прошло!
  Женя резко отвернулась в сторону, не желая, чтобы ее слезы видела Любка. Потом вдруг резко повернулась обратно и воскликнула в сердцах:
  - Да? Столько лет? Тогда чего же ты пришла прощения просить? Стало быть, и ты ничего не забыла! Стало быть, помнишь, все прекрасно помнишь! Знаешь, кто кого предал, ты все знаешь! Знает кошка, чье мясо съела. Чего тебе надо, чего ты от меня хочешь?!
  Пивоварова не отворачивалась, смотрела прямо в глаза бывшей подруге. Что ж, она и вправду заслужила такой тон.
  - Хочу, чтоб ты меня простила, - твердо ответила она. - Знаешь, Жень, за мою подлость жизнь меня уже наказала. А может, не жизнь, может, это он и наказал...
  - Не надо имен! - почти крикнула Женя.
  К счастью, музыка играла очень громко, а потому ее то ли просьбу, то ли требование услышала лишь Пивоварова.
  - Ну ладно, я поняла. Ты что, боишься его имени? - растеряно спросила Люба.
  Женя презрительно усмехнулась, забыв про слезинку, одиноко сверкающую на правой щеке:
  - Еще чего! Его имя умерло, а поэтому не смей произносить его вслух. И вообще! Еще не хватало мне перед тобой оправдываться!
  - Да нет, - примирительно отозвалась Пивоварова. - Ты не поняла - это ведь я пришла оправдаться.
  - А, вот оно что, - со злостью ответила Женя. - Ну давай, оправдывайся. Давай-давай, мне интересно, чем именно ты можешь оправдаться. Твоему поступку оправдания быть не может.
  - Может, - спокойно возразила Любка. - У меня очень веское оправдание - он меня тоже бросил. И тоже беременную.
  Женя зло усмехнулась:
  - Ха, тоже мне открытие! Секрет полишинеля. Об этом все давно знают. Да только нас с тобой в любом случае сравнивать нельзя. Я никому подлостей не делала, а значит, и не заслуживала подлостей в свой адрес. Ты же сделала подлость мне, и в ответ получила по заслугам. Только мне-то все равно досталось больше, хоть ни в чем и не была виновата. Кроме того, что влюбилась, как идиотка, в последнюю сволочь...
  - Я тоже влюбилась, - упрямо возразила Пивовариха.
  - Ты... Ты не влюбилась, ты просто увела чужого мужика у беременной бабы, вот как это называется. Ведь ты же знала, что он собрался жениться, ты же знала, что я беременная! Мы ведь уже вместе жили! Если бы не ты...
  Пивоварова перебила:
  - Если бы не я, он все равно ушел бы. Пусть не ко мне, так к другой. Или и вовсе ни к кому. Он из тех, кто всегда уходит, при любом раскладе. И не надо искать виноватых. Виноват только он. А я... Я - такая же жертва, как и ты.
  - Такая же? - рассердилась Женя. - Как бы не так! Сравнила хрен с пальцем! Я - жертва невинная, я никому не сделала плохо, я никого не предавала! А ты если и жертва, то виноватая, такая же предательница, как он! Ты не имела права забирать его у меня!
  - Я его любила, - упорствовала Любка. - Я его всю жизнь любила, даже когда еще не встретила. Я просто желудком чувствовала, какой он должен быть. А когда встретила, он сразу начал ухлестывать за тобой. Что мне оставалось делать? Я ведь не вмешивалась, я тихо страдала в сторонке, даже не пыталась отбить его у тебя. Завидовала страшно, но не предпринимала ни малейшей попытки. А потом, когда он от тебя ушел... Домой к старикам не вернулся - мамаша его поступок очень-очень не одобрила. Сначала она не одобряла его выбор, то есть тебя, ворчала на него за неразумность, потому-то он и ушел к тебе, сугубо назло мамаше. А потом она его отказалась принять обратно. Так он сразу вспомнил про меня. Давно, наверное, чувствовал, что я к нему неровно дышу...
  - Хех, чувствовал! - усмехнулась Женя. - Не чувствовал - видел! Сколько раз подшучивал на этот счет! Вернее, это мне тогда казалось, что подшучивал. Только что-то не по его сделаю, только что-то не нравится - с гаденькой такой улыбочкой говорит: 'Смотри, Женька, уйду к Любке, будешь потом локти кусать!' Думала, шутит, - еще раз добавила она горько.
  - Вот и ушел, - растерянно протянула Пивоварова и замолчала.
  Молчала и Женя. Было жутко обидно, что тот, чье имя Любка любезно согласилась не называть вслух, бросил ее. Не менее обидно было, что Пивоварова с такой готовностью распахнула перед ним объятия, зная, в каком положении находится Женя. А обиднее всего было то, что его миллион раз проклятое имя никак не выветривалось из головы. Как, впрочем, и он сам. Что не помогли восемь прошедших лет избавиться от тяжелых воспоминаний. Что не только воспоминания, не только имя предателя мучили ее все эти годы, но и... какой ужас - любовь? Неужели любовь? Неужели все эти годы Женя по-прежнему любила своего безымянного предателя?! Нет, нет, неправда, она его все эти годы ненавидела! И не Женя виновата, что ненависть иной раз так похожа на любовь!
  Вокруг бывших подруг шумела свадьба. Кто-то, не дожидаясь громких тостов, тихонечко выпивал за столом, кто-то вяло ковырялся вилкой в салате. Кто-то от души отрывался на танцполе под разухабистую ресторанную музыку, другие вышли на улицу перекурить.
  - Знаешь, Женька, давай выпьем, - предложила Пивоварова. - Ты как к водочке относишься?
  Женя неопределенно пожала плечом:
  - В основном никак. Предпочитаю вино. А лучше шампанского.
  Любка услужливо налила ей шампанского, себе плеснула водочки в чужую рюмку:
  - А, водка все равно всю заразу продезинфицирует! Ну что, Жень, за нас? За то, что мы с тобой выстояли после такого удара судьбы. А еще за то... За то, что я, Жень, я, Любовь Пивоварова, гордая и довольно вредная баба, быть может, немножечко подлая...
  - Немножечко? - не без ерничества перебила ее Женя.
  - Немножечко, - упрямо подтвердила Пивоварова. - Так вот. Я, Любовь Пивоварова, официально приношу тебе свои извинения. Официально и искренне. Принимаешь ты их или нет - это твое личное дело. А я все эти годы мечтала об этой возможности - извиниться перед тобой. Думаешь, я не понимаю?
  Потом, словно вспомнив что-то, Люба внимательно посмотрела на рюмку, зажатую в руке:
  - Нет, так не пойдет. Пока я тут перед тобой расшаркиваться буду, водка нагреется. Ты любишь теплую водку?
  Женя брезгливо сморщилась и подернула плечами, демонстрируя отвращение к столь сомнительному удовольствию.
  - Вот и я не люблю, - согласилась Пивоварова. - Так что хватит болтать. Пьем. А прощать или не прощать потом будешь. За нас!
  И залпом опрокинула в себя содержимое рюмки. Задержала на мгновение дыхание, замахала руками. Женя услужливо подсунула ей свой стакан с лимонадом. Любка решительно отвела ее руку в сторону, и схватила с тарелки маринованный огурчик:
  - Ты что, кто ж водку запивает? Огурчик - самое то, что доктор прописал, самая русская закуска!
  Женя молча выпила шампанского, аккуратно поставила хрустальный фужер на стол. Закусывать не стала. Отвела взгляд в сторону танцующих, правда, вместо них видела все те же самые цветные кленовые листья, мелкими фонтанчиками рассыпающиеся под чьими-то ногами. Под чьими-то? Как бы не так. Под ее ногами. И под ногами того, кто очень профессионально умеет делать людям больно...
  А Пивоварова после водочки повеселела:
  - Так о чем, бишь, я? Ах, да, все о том же. Знаешь, Женька, я ведь прекрасно понимала, что творю. Знала, что ты рожать собралась. Знала, что вы уже почти женаты. Но вот когда обнаружила его, улыбающегося, на собственном пороге... Такая вдруг радость охватила - вот он, мой шанс! Вот она, удача, судьба! Я ведь искренне считала, что он мне судьбой предназначен, потому и пустила, не раздумывая. Уверена была, что ты - его главная ошибка. А тут - вот он, на моем пороге, собственной персоной. Ну скажи, Жень, ну могла ли я от него отказаться? Вот ты сама мне скажи: окажись ты на моем месте, ты бы отказалась? Ты бы выгнала? Если любила давно, не особо надеясь на взаимность? А тут - вот он, - повторила она и затихла на минутку, заново переживая прошлое.
  И Женя мимо воли задумалась. А правда - как бы она поступила на Любкином месте? Вот если бы любила Любкиного ухажера, если бы посчитала его своею судьбой. Воспользовалась бы она тем, что ее условный кавалер оказался на Женькином пороге? Как бы поступила? Выгнала бы прочь, опасаясь за семейное счастье подруги, или с радостью впустила бы, забыв обо всем на свете?
  А как Женя поступила с Димочкой? Ведь знала, что женат, разве это ее остановило? Если речь идет о любви - разве есть что-нибудь, способное остановить человека? Тогда за что она все эти годы ненавидела Пивовариху? Может быть, она и правда любила, а не из чистой подлости пригрела предателя на своей груди?
  Но даже если любила - что это меняет? Подлость всегда остается подлостью, и никакая любовь тут не может быть оправданием! И то, что Женя и сама в некотором роде уподобилась Пивоваровой, не совсем корректное сравнение. Потому что Алина Петракова ей совершенно посторонний человек, а потому она ее не предает. И вообще - разве Алина может быть подходящей женой Димочке? Это же абсурд! Кто он и кто она. Он - это же ОН, это же сам Дмитрий Городинский, непревзойденный гений, золотой голос современности! И кто такая по сравнению с ним Петракова? Полный ноль и абсолютное ничтожество! Это как раз Петракова нечестным путем завладела Димочкой, а потому Женя никого и не предавала, она всего лишь попыталась забрать свое!
  - Знаешь, Жень, - после довольно долгой паузы продолжила Пивоварова. - Он такие слова красивые говорил. А про тебя сказал, что никогда не любил, мол, просто пожалел глупую забрюхатевшую девчонку. Говорил, что сугубо из жалости, понимаешь? Жалко, мол, дуреху, стало, куда она сама с дитенком денется? А потом, мол, понял, что на одной только жалости семью не построишь... Говорит, понял, что никогда не смогу полюбить ни ее, то есть тебя, ни ребенка твоего. Так и сказал: 'твоего', как будто сам к нему ни малейшего отношения не имеет. А тебя, говорит, давно люблю, давно в твою сторону посматриваю, да не хотел Женьку огорчать. Он ведь меня даже с мамашей своей познакомил, представляешь? Мол, знакомься, мамочка, вот моя любимая женщина, вот она, моя будущая жена. Какая, говорит, ты, мамуля, у меня молодец, какая мудрая и прозорливая женщина! Как сразу просекла, что Женька Денисенко - не моя половинка, ошибочка вышла. А вот Любаша Пивоварова - моя мечта, моя любовь до гроба!
  Люба всхлипнула, налила водки, и, даже не предложив Женьке, махом выпила. Хрустнула огурчиком и продолжила:
  - Представляешь, сволочь какая?! Я-то размякла от таких слов, расчувствовалась, как последняя дура, и даже не сообразила, что он таким макаром пытался к мамочке своей подластиться! Чтоб простила неразумного сына, чтоб в родной дом впустила. Ну, мамаша-то, знамо дело, на то и мать, чтоб прощать. Так что двери отчего дома распахнулись пред заблудшим сыном. А он, сволочь, пользуясь моментом собрал манатки и был таков. К мамочке вернулся, к папочке. А я одна осталась. И тоже с пузом. Слава Богу, срок еще позволял избавиться от приблудыша. И ведь как убеждал, гаденыш: 'Рожай, Любаня, обязательно рожай! Это мне Женькин ребенок даром не нужен был, а от тебя, от любимой женщины...'
  И тут уже заплакала Любка.
  - Нет, Жень, представляешь, какой козел, а? Только утром 'уси-пуси', мол, люблю и все такое, а вечером, как только от его мамаши вернулись, тут же манатки собрал. Хоть бы ради приличия переночевал, а уже утром ушел. Так нет же, он, видимо, еще у мамаши своей все продумал, решение принял. А по дороге домой ну такой ласковый был, такие слова говорил! А дома сразу переменился. Вот ей Богу, Женька, сразу! Только порог переступил, и сразу такой деловитый стал. Аккуратненько так рубашечки свои сложил, бритву, зубную щеточку. Даже, сволочь, зубную пасту забрал!
  Женя слушала молча. Не перебивала, только ужасалась, как же их с Любкой угораздило влюбиться в такую сволочь. Это ж надо, даже зубную пасту забрал!
  Пивоварова еще раз всхлипнула и улыбнулась натужно:
  - Слушай, Жень, а может, нам бы радоваться надо, а? что избавились от такой сволочи? Представляешь, если бы он на тебе женился? Или на мне? Понарожали бы детей от этой скотины, всю жизнь пришлось бы этого урода терпеть, все его выбрыки. А он бы еще на сторону бегал. Это уж как пить дать - еще тот кобель, такой никогда не угомонится! Разве что в результате несчастного случая лишился бы своего подлого достоинства. Нет, Женька, мы с тобой радоваться должны, что все так произошло...
  Однако вместо радости Любка разревелась пуще прежнего:
  - Ой, Женька, как я его люблю, эту паскуду! Ненавижу до смерти, и разлюбить не могу! А еще... у меня ведь теперь детей не будет. Так докторша сказала... Вот ты мне и скажи - стоят ли все эти мужики наших бабьих слез, а?! Мы их ненавидеть должны, а вместо этого убиваемся из-за них, как последние дуры!
  - Это точно, - печально констатировала Женя. - Дуры и дуры, что тут скажешь?
  И тоже всхлипнула.
  Быть бы там всемирному потопу, да тут очень кстати подошел Антон.
  - Эй, девчонки, вы чего грустите? Что за слезы? За подружку радуетесь? Или оплакиваете ее жизнь холостяцкую? Неправильно это. На свадьбе надо веселиться, а не слезы лить. Жень, пошли танцевать? Нам с тобой по статусу положено хотя бы один танец станцевать. Не возражаешь?
  Нет, Женя не возражала. И даже одним танцем не ограничилась. Танцевать с Антоном оказалось не только довольно удобно, но и приятно. Даже где-то уютно. В какой-то миг ей даже показалось, что хорошо бы вот так всю жизнь и протанцевать, положив голову ему на плечо. Как-то так спокойно и надежно было в его объятиях, и уже не вспоминалось ни о каком черном списке. Осень и кленовые листья и вовсе словно выпали из ее сознания. Только спокойствие и уют, и ничего кроме. А потом вдруг Женя устыдилась своих мыслей: да что же это она, о чем только думает? А как же Дима?!
  
  Глава 13
  Едва вернувшись с гастролей, Городинский тут же объявился на Женькином горизонте. Ее радости не было предела: соскучился, миленький! То-то!
  Откинувшись на подушку, Дима довольно простонал:
  - О, детка, ты прелесть!
  Женя молча улыбалась и ждала, когда же он прибавит излюбленную свою фразу. И Дима не заставил ее долго ждать:
  - Не то, что моя старая грымза! Ах, если бы ты знала, как мне надоело ласкать ее телеса!
  Первое время это дополнение коробило Женьку. Да, конечно, ей нравилось ощущать себя королевой на фоне Алины, но как-то это не по-мужски, когда одну женщину в постели сравнивают с другой. С законной.
  И все-таки он Женькин! Пусть не совсем, пусть всего на час, но сейчас он только Женькин! Именно в эту минуту он полностью принадлежит ей, ей одной! Это ли не счастье? Не за это ли счастье она боролась так долго? Не к нему ли шла через все тернии?!
  Дима посмотрел на наручные часы, которые не снимал даже в постели, поцокал языком:
  - Ай, детка, мне уже пора. Ну что за жизнь, ну почему я не могу позволить себе хотя бы пару лишних минут наедине с любимой женщиной?!
  Женька ненавидела его часы. Ах, как в такие минуты ей хотелось шарахнуть их об стену, чтобы они больше никогда не отвлекали любимого от нее, чтобы не забирали, не напоминали ему о существовании остального мира!
  Застегивая брюки, Дима по обыкновению встал напротив плаката с собственным изображением. Плотоядно улыбнулся, сытым, довольным голосом не то спросил, не то подтвердил:
  - И все-таки хорош, да?
  Женя прижалась к его все еще оголенной спине:
  - Хорош, еще как хорош! Но если бы ты знал, как хорош оригинал!
  Дима повернулся, искрящимися глазами посмотрел на нее, улыбнулся радостно, как ребенок:
  - Вот знаешь, детка, за что я тебя так люблю? Умеешь ведь сделать приятное, умеешь! Не то, что некоторые!
  Женя прижалась к нему в надежде, что в порыве нежности он хоть на пять минут забудет о времени, о делах, о жене. Так хотелось сказать ему: 'Димочка, миленький, ну зачем она тебе? Я ведь лучше, ты же сам тысячу раз говорил, что я лучше. Так останься же со мной!' Но нет, нет. Ей нельзя это говорить. Нужно ждать. Пока он сам все осознает, пока сам придет к этому решению. Инициатива должна исходить от него и только от него, чтобы никогда в жизни он не смог обвинить ее в том, что это было ее решение. Мужчина всегда должен оставаться мужчиной, даже в самой сложной ситуации.
  Но как же ей хотелось, чтобы в один прекрасный день Дима прибавил к своему обычному 'Детка, ты прелесть!':
  - Знаешь, милая, она мне конкретно надоела. Я решил окончательно - остаюсь с тобой.
  Все ждала. И верила - этот день непременно настанет. Потому что они созданы друг для друга. Потому что если бы это было не так, ей не удалось бы заинтересовать его. Даже столь неординарным способом, к которому она вынуждена была прибегнуть. Ведь и без нее у Димочки были миллионы поклонниц, и все, как одна, готовые ради кумира на все. В лучшем случае ей удалось бы разве что буквально на одну встречу привлечь его внимание, на один-единственный разок. Но ведь они вместе уже целый год, значит, Дима к ней явно неравнодушен, он любит ее. Да и как же может быть иначе - ведь они созданы друг для друга! Только мужчины понимают это обычно гораздо позже женщин. Видимо, в силу чрезвычайно жестокого прагматизма, заложенного в них от природы.
  Дима был уже одет. Значит, сегодня продолжения не будет, поняла Женя. Оставалось только внести последние штрихи в его звездную внешность, своеобразную защиту от бабушек-старушек, с утра до вечера дежуривших на скамеечке у подъезда, и можно было идти. Женька собственными руками натянула на Городинского дурацкую кепку, спрятав под нее шикарные золотистые кудри любимого, нацепила на него очки и рассмеялась:
  - Тебя же родная мама в таком виде не узнает! Видишь, как я здорово придумала!
  Да, с маскировкой - это была ее идея, и идея довольно действенная. Но разве тогда, предлагая Диме эту маскировку, она рассчитывала, что он будет пользоваться ею так долго? Ведь так надеялась, что уже вскорости после начала их романа Димочка разведется со своей Петраковой и уже ни от кого не надо будет скрываться за этой дурацкой кепкой, купленной на Черкизовском рынке, за ужасными очками, неизвестно каким образом обнаруженными в ее родном доме среди залежей всякой ерунды на антресолях.
  Господи, как давно это было! Целый год прошел! И спустя год он уходит точно так же, как в первый день. Уходит, он всегда уходит! Женя прижалась к Городинскому, как в миг разлуки перед вечностью. Ее голова едва доставала ему до груди - такой высоченный, такой статный. И правда - не мужчина, мечта. Самая настоящая мечта! И Женя, простая скромная женщина, имеет к этой мечте весьма не условное отношение. Пусть не является Диминой законной супругой, но ведь и не разовая девочка! Да и на роль девочки она уж как-то совсем не подходит. Что ни говори, а возраст... Ах, как быстро мелькают годы после двадцати! Кажется, только вчера окончила институт, а уже двадцать семь...
  А ведь вокруг столько молоденьких соперниц! И каждая норовит отнять лакомый кусочек, каждая мечтает прикоснуться к небесному светилу на земле! Ох, тут ведь не расслабишься, тут нужно быть все время в форме. Потому что мало выглядеть хорошо, нужно выглядеть очень хорошо! Чтобы не захотелось Димочке посмотреть в другую сторону, чтобы каждую минуточку знал, помнил, что у него есть Женя. И пусть у него есть еще и Алина, пусть! Пока есть. И она - законная спутница жизни, с нею не поспоришь, ее не переплюнешь, даже при более выигрышной внешности, при двенадцатилетней разнице в возрасте. Пусть Алина старше и не так хороша, но у нее в паспорте есть маленькая скромная отметочка, из-за которой она все равно при любом раскладе выигрывает спор с Женькой. Пока выигрывает. До поры, до времени. Потому что обманом присвоила себе Диму. Потому что не может быть предназначена ему самою судьбой, как Женька. Хотя бы потому, что родилась аж на двенадцать лет раньше, а не в один день с ним, как Женя. А поэтому победа должна быть за Женей и только за Женей. Рано или поздно Алина вынуждена будет отступить, отдать ей того, кого присвоила себе незаконно, обманом. Которого неизвестно чем опоила ради достижения цели. Диму. Димочку Городинского...
  - Димуля, - простонала Женя, прижавшись в последнем порыве к любимому.
  Тот добродушно похлопал ее по спине:
  - Всё, всё, детка, я опаздываю. Давай, выводи меня из этой берлоги.
  Женя набросила на себя плащ, обула туфли на голые ноги: Дима не дал ей времени надеть колготы, да и зачем? Женя же только проводит его до машины, и тут же вернется домой.
  Они едва успели спуститься на полпролета, как с ними поравнялся поднимающийся по лестнице мужчина. Женя без труда его узнала - Олег, Катин брат. О, значит у Сергеевых сейчас опять будет праздник тысячелетия! Детвора заколготится вокруг дядьки, Катька, как всегда, повиснет на его шее, не умея скрыть восторга.
  - Добрый день, -простодушно поздоровалась она с едва знакомым человеком.
  - Здравствуйте, Женя, - приветливо ответил Зимин.
  И тут вдруг что-то произошло.
  - Какая же ты дрянь! - вдруг истерически завопил Городинский. - Так вот почему ты так настаивала! Я тут ни при чем, я знать не знаю эту женщину! Она обманом меня сюда затащила!
  Женя ошарашено глядела на любимого и ничего не понимала. В чем дело, что случилось? Почему он так себя ведет? Почему визжит, как истеричная баба на базаре?!
  Олег тоже выглядел удивленным. Правда, его, скорее всего, удивило несколько иное:
  - Городинский? Нууу, дружочек, тебя в этом прикиде и не узнать. Даже Алина бы, пожалуй, не узнала. Женя, так это и есть ваш таинственный кавалер? Катя мне что-то об этом говорила, да только я и понятия не имел. Да, Дима, интересная у нас с тобой встреча получилась, ты не находишь?
  Городинский опешил, замолчал, словно обдумывая ситуацию, в которую вляпался неизвестно как. Потом спросил растерянно:
  - Так вы что? Не специально? Что, случайно, что ли? И я?..
  Олег с кривоватой ухмылкой ответил:
  - Ага. И ты, как последний идиот, сам себя выдал. Говорю же - я бы даже не догадался, что это можешь быть ты. В такой-то дурацкой кепке! А вот твой голос не узнать трудно. Да и машину твою срисовал чуть поодаль - ты ведь у нас любитель оригинального жанра, как ее не узнаешь, когда вся страна знает, на чем ты ездишь. Ну-ну. Передавай привет Алине. Впрочем, не утруждай себя. Я сам ей позвоню.
  И, ехидно хихикнув, Олег преодолел последнюю лестницу и позвонил в соседнюю с Женькиной дверь.
  Городинский, подхватив под руку Женю, предпочел ретироваться. До самой машины шел молча. Вернее, шагал километровыми шагами, так что Женьке приходилось бежать за ним вприпрыжку, ведь он с силой ухватил ее руку, зажал своим локтем, словно она в чем-то провинилась.
  
  Едва оказавшись в машине, Дима рывком сорвал с себя дурацкую кепку вместе с очками, швырнул их прямо на пол:
  - Твою мать! Почему ты не сказала, что знакома с Зиминым?! И кто такая Катя? Любовница, что ли?
  Женя несколько обиделась - она-то тут причем, за что он на нее сердится? Но понимала, что видимо, причины на то у любимого были более чем серьезные, даже если она ни в чем не виновата.
  - Сестра. Катя - это его сестра. И моя соседка. Помнишь, мы с ней недавно встретились на лестнице. И что я тебе должна была говорить? Я с ним практически не знакома - так, встречались несколько раз у Кати, но даже не разговаривали по большому счету - 'Здрасьте'-'До свидания', вот и все разговоры. Я сразу же уходила, чтобы им не мешать. О чем я должна была тебе говорить?!
  - О том, что здесь часто бывает Зимин, что я могу случайно с ним встретиться! - заорал Городинский. - Ты хоть понимаешь, что ты натворила?!
  Женя только покачала головой. Она действительно ничего не понимала. Какое к ним с Димой отношение может иметь Зимин? Да она, собственно говоря, и фамилии-то его раньше не знала - Олег и Олег, а до его фамилии ей и дела никакого не было. Равно как и до него самого - подумаешь, брат соседки. Мало ли у нее соседей, и мало ли у тех братьев да сестер?
  - Что тут понимать? - продолжал бесноваться Городинский. - Что?! Неужели непонятно: Зимин - первый муж Алины! Надеюсь, ты хотя бы знаешь, кто такая Алина?!
  Женька кивнула. Ну естественно, разве она могла не знать, кто такая Алина? Алина в первую очередь - ее главная помеха на пути к счастью. Но Зимин? Надо же, Олег, Катькин брат - оказывается, первый муж Алины Петраковой? Ничего себе! А Катька-то, Катька! Ну хоть бы раз проболталась! Вот ведь партизанка!
  - Слава Богу, - чуть спокойнее продолжил Городинский. - Так вот. Представь себе, что развелись они из-за меня. А еще представь, как он меня за это ненавидит. И естественно, он сегодня же обо всем сообщит ей. О том, что я в совершенно непотребном виде выходил от любовницы. Ты знаешь, что за этим последует?
  Женя снова покачала головой. Она-то, конечно, догадывалась, даже не столько догадывалась, сколько надеялась, но наверняка не знала. Но даже если бы и знала наверняка - вряд ли эта перспектива ее напугала бы. Потому что ведь уже целый год она только и ждала, когда же Димочка разведется со своей старой грымзой, как он сам называл Алину. И теперь, сегодня... Пусть она даже не приложила руку к странной встрече в подъезде собственного дома, но лично ей-то эта встреча как раз на руку!
  - Я тебе скажу, - ответил Городинский. - Не надо быть слишком умной для того, чтобы понять. Она тут же подаст на развод. Это уж как пить дать. Что же делать, что же делать?!
  Женя пожала плечом, изображая крайнюю степень недоумения. Откуда ей знать, что же теперь делать? Вернее, она-то ответ отлично знала, да вот только боялась подсказать его Диме. Нет, он сам должен понять, он сам должен принять это решение. Неизвестно, сколько бы ему для этого потребовалось времени, да вот как раз более чем подходящий случай и подвернулся. Эх, знала бы Женька раньше, что Катькин Олег - первый муж Димочкиной жены, она бы, пожалуй, и в самом деле организовала такую встречу. И уж не стала бы тянуть, выжидать для этого целый год. Нет, ну надо же, как все-таки тесен мир!
  - Димуля, - ласково проговорила она, погладив разнервничавшегося любовника по руке. - Димочка! Успокойся, милый. Может быть, именно так и должно было случиться? Может, это судьба? Ну не могло же столько случайностей соединиться в цепочку просто так. Ведь наверняка эта цепочка где-нибудь прервалась бы. А раз не прервалась - значит это и есть судьба. Наша с тобой судьба! Значит, ваш с Алиной брак исчерпал себя. Зачем продлять его искусственно? Зачем мучить друг друга агонией? Ты ведь ее не любишь, ты сам мне говорил. Ты же ее терпеть не можешь, иначе, как старой грымзой, не называешь. Ну, совершил когда-то ошибку молодости, так что ж, всю жизнь теперь мучиться? Ошибки нужно исправлять, Димочка. Надо только признаться самому себе, что это была ошибка - и все, это уже полдела, остальное окажется гораздо легче, чем ты себе представляешь! Просто пришло время...
  - Ты что, дура?! - резко прервал ее уговоры Городинский. - Совсем не соображаешь?! Ты хоть знаешь, кто такая Алина?!
  Его грубость ужасно покоробила Женьку. Было так обидно. Почему он на нее кричит? Разве она в чем-то виновата?! Зачем, Димочка, зачем ты так?!
   Алина... Кто ж не знает Алину Петракову?! Впрочем, лично с нею Женя знакома не была, как и подавляющее большинство народа. Однако лицо ее было узнаваемо: еще бы, почти на всех мероприятиях красовалась рядом со звездным супругом! Женька все время удивлялась: почему он на ней женился? Полная, даже, пожалуй, очень полная женщина лет этак в районе сорока, с одутловатым лицом и едва заметными следами былой красоты. Они не подходили друг другу ни внешне, ни по возрасту. Они вообще казались существами из разных галактик, настолько были разными во всем. Казалось, они и недели не должны бы продержаться вместе.
  Однако этот брак длился уже почти четыре года. И не то что разваливаться не собирался - даже и тени скандала не было! Все шито-крыто, оба, мол, безумно счастливы в браке. За четыре года Городинского ни разу не поймали на горяченьком. Одна только Женя знала, что жизнь семейной пары вовсе не идеальна. Что не только любовница имеется у супруга, но и ненавидит он свою дражайшую половину по полной программе. И теперь, когда наконец ему сама судьба предоставляет шанс разорвать этот порочный круг, расстаться с нелюбимой женщиной, Дима почему-то категорически отказывается от этого шанса, руками и ногами цепляется за изжившие себя семейные отношения.
  Отвечать любимому было нечего. Да и просто не хотелось. Не такого исхода, не такого разговора после случайной встречи с Зиминым ожидала Женя, совсем не такого. Обрадовалась было, что уж коли их тайна раскрыта, то и прятаться больше не нужно. Но Дима почему-то так не считал.
  Городинский тоже молчал. Задумчиво тер подбородок, тщетно пытаясь отыскать выход из создавшейся ситуации. Потом вздохнул тяжко, достал мобильный телефон, пощелкал кнопками, выискивая нужный номер, снова вздохнул:
  - Придется звонить. Если б ты знала, как я его ненавижу! Это такая сволочь! Редчайшая, я бы сказал. И надо же было нарваться именно на него! Ну почему, почему тебе надо жить именно по соседству с его сестрой?
  - Так, Дима, - попыталась было оправдаться Женя.
  - А, - махнул рукой Городинский, прерывая ее. - Что уж теперь? Теперь выкручиваться надо. Прикинусь шлангом, уси-пуси. Он козел, может и клюнет.
  И тут же его голос сделался сладострастно-радостным:
  - Алле, Олег? Здорово мы тебя разыграли?
  
  На экране высветился незнакомый номер, однако Зимин не удивился. Он ждал этого звонка. Скорее, даже был бы разочарован, если бы не дождался. Закрылся в кухне, чтобы сестра не могла услышать его разговор, чтобы племянники не мешали, и нажал кнопку приема:
  - Дима? Хорошо, что ты позвонил. А то я уже сам собирался тебя разыскивать. Через Алину, естественно. Ты вот что, дружочек. Если не хочешь, чтобы о твоем розыгрыше узнала Алина, а я уверен, что ты этого очень не хочешь. Так вот. Ты мне девочку свою подари.
  - Что? - опешил Городинский.
  - Что слышал, - довольно грубо обрезал его Зимин. - Девочку, говорю, подари. Мне подари, в личное мое пользование. Многоразовое. А может не очень. А может и вовсе на раз. Понял?
  - Женьку? - переспросил Городинский.
  - Женьку, - подтвердил Зимин. - Я знаю, она у тебя не одна, так что не обеднеешь. Пришли мне ее прямо сейчас. Так и быть, можно без подарочной упаковки - я не гордый. Сейчас, немедленно. Понял?
  Ответом ему была тишина. Городинский недоуменно смотрел на Женьку, равнодушно уставившуюся в окно машины, и размышлял. Он, конечно, многого ожидал от Зимина, разве что кроме хорошего, но такого?! Тут уж Зимин, пожалуй, превзошел самого себя!
  - Ты, - неуверенно проблеял он. - Зачем она тебе?
  - А тебе зачем? - грубо и даже пошло ответил Зимин. - Вот и мне затем же.
  - Да, но... Ты же ее давно знаешь, она же...
  Женя заинтересовано прислушивалась к разговору. Еще не зная толком, о чем идет речь, уже почувствовала резкую неприязнь к едва знакомому Зимину. С какой это стати они говорят о ней? Пусть решают свои мужские проблемы самостоятельно! Нечего каждый раз сваливать собственные неприятности на хрупкие женские плечики!
  - Насколько я понял, - неласково парировал Зимин, - ты ее тоже давно знаешь. Однако это не мешает тебе... Тогда почему это должно помешать мне? Или ты мне собираешься устроить бесплатный урок по этике межполовых отношений? Я не понял, Дима, кому нужно мое молчание? Лично мне оно без надобности. Ты отнял у меня жену, а теперь ей рога наставляешь практически у меня же на глазах. Где справедливость, дружочек? На этот вопрос можешь не отвечать, этот вопрос риторический. Ты мне, Дима, лучше ответь вот на что: мне ждать подарка или сразу звонить Алине? Только учти - мне подарок необходим немедленно, сию минуту, понял?
  Дима молчал, растерянно глядя на притихшую Женьку.
  - Алло, дружочек, ты куда пропал? Это следует принять за отказ или как? То есть ты не хочешь сделать мне маленький сюрприз, да?
  Насмешливо-едкий тон Зимина напугал Городинского не на шутку.
  - Нет, нет, Олег, что ты! - поспешно ответил он. - Какие проблемы? Пусть будет сюрприз! Разве откажешь хорошему человеку? Ленин говорил делиться...
  - А Сталин говорил иметь свое, - резко оборвал его Зимин. - Короче, дружочек, если через десять минут я все еще буду пребывать в гордом одиночестве, можешь паковать чемоданы!
  Городинский недоуменно уставился на трубку, словно на дисплее телефона должна была выскочить подсказка, что ему следует делать дальше. Однако через несколько секунд дисплей погас, так ничего и не подсказав.
  - Что? - хрипло спросила Женя.
  Городинский молчал. Только смотрел теперь не на телефон, а на нее, но все так же недоуменно, словно впервые увидел и ума не мог приложить, что с ней делать.
  - Что? - настойчиво переспросила Женя.
  - Он требует тебя, - растерянно ответил он.
  У Женьки все захолонуло внутри. Так и есть - в очередной раз мужики решают свои проблемы при помощи женщин! Но понять истинный смысл его слов категорически отказывалась.
  - Что значит 'требует'?! - возмутилась она. - С какой стати я должна перед ним извиняться?! Он мне никто, и я не причиняла ему ни морального, ни материального ущерба. Что значит 'требует'?!
  Городинский не отвечал. Только смотрел на нее по-прежнему недоуменно и лишь качал головой.
  - Что 'нет'? Что 'нет'? - завелась Женька. Она никогда не позволяла себе таким тоном разговаривать с кумиром, а сейчас почему-то забыла обо всем на свете, словно почувствовала угрозу, исходящую от него. - Ты можешь толком объяснить, о чем вы говорили?
  И тут Городинский выдохнул и как-то сразу как будто сдулся, вроде даже меньше ростом стал. Отвернулся к окну и молчал. Молчала и Женя. Почему-то как-то резко расхотелось выяснять, что там у них с Зиминым произошло. Уж лучше ничего не знать. В конце концов, не зря ведь говорят: меньше знаешь, крепче спишь.
  Через бесконечно долгую минуту Городинский тихо сказал, не глядя на Женю:
  - Он требует, чтобы ты пришла к нему не позднее, чем через десять минут. Иначе он будет звонить Алине.
  - Мало ли, чего он требует, - возмутилась Женя. - Перебьется, переморщится. Зачем я ему нужна? Мы с ним даже незнакомы. С какой стати я должна перед ним извиняться? Тебе нужно - ты и извиняйся, а я перед ним унижаться не собираюсь.
  - Не извиняться, - еще тише ответил Городинский. - Как ты не понимаешь? Ему на фиг не нужны извинения. Он требует тебя.
  - Да на хрена я ему нужна? - почти крикнула Женька. - И он мне на кой хрен сдался? О чем я с ним буду разговаривать?
  То ли на самом деле глупа оказалась сверх меры, то ли просто мозг напрочь отказывался понимать, к чему он клонит. Скорее второе. После предательства того, чье имя уже столько лет было предано полному забвению, мозг научился отключаться в слишком неприятных ситуациях. Своеобразная защита от перегорания, этакий предохранитель.
  Городинский разозлился от ее тупости:
  - А на хрена ему с тобой разговаривать? Ты что, дура, сама не понимаешь, зачем он тебя требует? Всё нужно говорить открытым текстом? На, пожалуйста: ты должна немедленно пойти к нему, он назвал это подарком. Поняла? Ты знаешь, что это значит? Что он не расскажет Алине только в том случае, если ты и его вымажешь тем же дерьмом, что и меня!
  Вот теперь Женя все поняла. Очень хорошо поняла!
  - Я, Дима, дерьмом не мажу, - угрожающе тихо ответила она. - Если ты до сих пор не понял - я тебя просто люблю. А ты это называешь дерьмом. Да еще хочешь, чтобы тоже самое я сделала с Зиминым?!
  Городинский понял, что перегнул палку. Да, он может злиться сколько угодно на Женьку за то, что она ничего не желает понимать, за то, что поставила его в дурацкую ситуацию, в зависимость от Зимина. Но разве при помощи злости и грубости он сможет добиться того, что было ему сейчас нужно больше всего на свете?!
  - Прости, детка, я неправильно выразился, - просительным голосом сказал он.
  Взял Женькины руки в свои ладони, сжал их крепко-крепко, так, что у нее чуть косточки не хрустнули, прижал к своему лицу:
  - Прости, Малыш. Я не хотел тебя обидеть. Просто мне сейчас так тяжело. Если бы ты знала, как мне больно это говорить! Да я в страшном сне не мог себе этого представить! Ты не представляешь, какой это кошмар - зависеть от Зимина. И по какой-то чудовищной нелепости я таки попал в его кабалу. Он страшный человек, детка. Он очень страшный человек. У нас с тобой просто нет другого выхода, как выполнить его требования...
  Женька резко выхватила свои руки, отшатнулась от Димы:
  - Ты что?! Ты соображаешь, что говоришь?! По-твоему, я должна сейчас все бросить и пойти к Зимину? Сама?! Как овца на заклание?! Практически самостоятельно нырнуть в его постель?! Ты соображаешь, чего ты от меня требуешь?!
  Дима кивнул и отвернулся к окну. Говорить не хотелось. Да и что говорить, когда и так все понятно: он высказал ей свое требование, так почему она до сих пор сидит здесь и устраивает ему форменную истерику? Ну почему, почему все бабы такие? Ну подумаешь - слишком большая жертва! Надо-то всего-навсего переспать с нужным человеком, и всё, и проблема будет решена! Так чего корчить из себя девочку после всего того, что между ними было? И ей ли изображать из себя скромницу? Начать с того, что скромницы в его постель сроду не попадали. Потому что лишь отъявленная шалава сумеет пробиться к нему через охрану на концерте, или же сумеет найти свой оригинальный (ну, или не очень оригинальный, но все еще действенный) способ. И Женька ведь этот способ нашла! И не постеснялась к нему прибегнуть! А теперь корчит из себя Шемаханскую царицу!
  Резко повернулся и ответил:
  - Соображаю! Очень хорошо соображаю! А что мне остается делать? Нет, ты мне скажи: что еще я могу сделать? Можно подумать, что это я сам придумал! Позволь тебе напомнить: это Зимин, твой старый знакомый, придумал такой штраф. Я-то тут причем?! Я тут лицо такое же пострадавшее, как и ты.
  - Такое же? - возмутилась Женя. - Так может, ты сам к нему и пойдешь? Сам ему чего-нибудь подставишь? Почему я? С какой стати я?!
  - Потому что мне нечего подставлять, - буркнул Городинский. - Слава Богу, Зимин у нас не принадлежит к голубой интеллигенции. Так что я ему без надобности. Ему ты нужна.
  Женя на секунду затихла, потом спросила подозрительно тихо:
  - А если бы принадлежал? Он. К интеллигенции, как ты выражаешься. К голубой. И потребовал бы тебя. Ты бы пошел?
  На этот вопрос Диме отвечать катастрофически не хотелось. Да разве об этом сейчас речь? Он вновь схватил Женькины ладошки, притянул ее к себе:
  - Детка, пойми! У нас нет другого выхода! Если бы ты знала, как мне больно тебе это говорить! Но у нас ведь действительно нет другого выхода! Да, Зимин страшный человек, и нам с тобой непосчастливилось попасть в зависимость от него. И теперь нам от него никуда не деться. Он ведь никогда не спрашивает, хочет человек или не хочет. Он просто назначает цену. Сегодня эта цена такая. И не нам выбирать. Понимаешь, мы сами не можем назначать цену. Потому что мы в его руках, а не он в наших. Вот когда будет наоборот - тогда уж мы с тобой порезвимся вволю. А пока... А пока, детка, у нас просто нет выбора. Время идет, между прочим, и время тоже работает против нас. Надо идти, надо. Я знаю, как тебе не хочется, я ведь знаю, что ты любишь только меня. Но надо, надо...
  - Кому надо? - жестко спросила Женя. - Лично мне это не надо. И тебе, Димочка, это тоже не надо. Плюнь ты на него. Плюнь и разотри. Ну скажет он Алине, и что? Что ожидает тебя в самом неблагоприятном исходе? Развод? А не о нем ли ты мечтал? Ведь ты же ее терпеть не можешь! Ведь сам столько раз говорил, как она тебе надоела! Так воспользуйся ситуацией в собственных целях! Видимо, пришло время, ваш брак себя изжил. Дима, ты пойми: сама судьба послала нам Зимина! Если бы не он, ты бы тянул со своей Алиной еще Бог знает сколько лет. Но ведь ты ее не любишь! Тогда зачем огород городить? Зачем ты предлагаешь мне эту мерзость?
  Женя решительно вырвалась из объятий Городинского и добавила:
  - Нет, я не пойду. Я не подарок, Дима. Вернее, я твой подарок, но только твой. Я подарена тебе судьбой. А Зимин для меня не указка. И я не собираюсь к нему идти ни по собственному желанию, ни по его прихоти. Не пойду.
  - Да как ты не понимаешь? - воскликнул Городинский. - Если Алина узнает - мне конец! Ты хочешь меня погубить, да? Так ты меня любишь, да? Вот она, любовь твоя хваленая!
  - Димочка, - еще раз попыталась она убедить любимого в неизбежности развода. - Да ты же сам будешь радоваться! Это временные трудности, а потом все будет хорошо. Ты же ее не любишь, ты мне сам тысячу раз говорил...
  - Идиотка! - воскликнул Городинский. - Какая же ты идиотка! Да ты хоть понимаешь, что я без нее никто, ноль без палочки?!
  - Что ты? - возмутилась Женя. - Глупости! Димочка, ты же самый знаменитый, ты же самый лучший певец! У тебя просто гениальный голос! И это же твой голос, твой, не Алинин!
  Городинский усмехнулся:
  - О, да! Голос. Предположим, голос мой. И что? А у кого в руках все ниточки? Кто контролирует нашу эстраду? Ты что, совсем ничего не понимаешь?! Она же мне перекроет кислород в два счета. И все, и нету Городинского! И кому тогда нужен мой золотой голос?! Кому нужен Городинский, если он в опале у самой Петраковой?! Неужели ты думаешь, что если бы я от нее не зависел, я бы остался с ней хоть на минуту?! Пойми, дура, я без нее никто! Все музыкальные каналы в ее руках! Весь шоу-бизнес! Без ее одобрения ни один пацанчик на эстраду не попадет! Хоть бы каким золотым или платиновым голосом ни обладал! А папочка ее так и вовсе меня со свету сживет. Если я тебе хоть немножко дорог, если ты меня хоть капельку любишь - ты должна мне помочь!
   Женя притихла. Так вот оно что... Так вот почему он так долго тянет с разводом... Он просто зависит от Петраковой. Ну и, конечно, от ее всемогущего папочки. Вот оно что... Значит, он никогда не сможет развестись? Это что же, она никогда не сможет стать его женой?! Да еще и должна выполнять разные гадости, выставленные в качестве платы за счастье периодически лицезреть любимого?
  - Дим, не требуй от меня этого, ладно? - тихо попросила она. - Пожалуйста. Не заставляй меня. Я тебя очень прошу - не заставляй меня чувствовать себя шлюхой. Я не такая, Дима, я не шлюха. Я просто люблю тебя, но разве можно наказывать меня за это? Не надо, Дима, пожалуйста, не надо...
  Городинский смотрел на нее с жалостью:
  - Женька, родная моя! Если бы я только мог развестись с ней и при этом ничего не потерять - да разве ж я хоть минуту раздумывал бы? Но в том-то и дело, что я не могу на это пойти. Просто не могу, и все. Пойми, Женька, у нас просто нет другого выхода...
  Женя оживилась:
  - Слушай, а может, его можно как-то заставить молчать? Ну, морду, там, набить, руки-ноги повыкручивать. Ну найди, в конце-концов, каких-нибудь орлов бойцовских, чтоб вправили ему мозги на место.
  - Глупая, - проворковал Городинский. - Какая же ты у меня глупая! И за что только я тебя люблю? Нет, миленькая, не надо по морде. И руки крутить не надо - не поможет, я его знаю. Большая, должен тебе доложить, сволочь этот Зимин! Я бы даже сказал - редкая. Редчайшая. Большой пакостник. А если еще речь идет обо мне... Если б ты только знала, как он меня ненавидит! Еще бы - сам ведь питал надежды взобраться на сцену. Голоса, правда, никакого, о внешности вообще промолчу - а туда же. Кааа-зззёл!!!! Для того ведь и на Алине женился, как только понял, что от нее что-то зависит. Да только Алина дока в профессии, она сразу чувствует фальшь. С первого взгляда определяет, у кого есть будущее, а у кого фига с маслом. Знаешь, мне Алину просто жалко. Несчастная баба, ей Богу. На нее ведь мужики-то только из выгоды и бросаются. Ну я-то как раз ее пожалел - ты же знаешь, я не такой, я ж не Зимин какой-нибудь, чтобы жениться ради выгоды. Понимаешь, она на меня такими глазами умоляющими глядела. Она как раз тогда, наконец, и поняла, что Зимину от нее нужно одно. Может, потому и кинулась на меня. Может, сразу влюбилась, а может, просто хотела отомстить этому гаду, а уже потом без памяти в меня влюбилась. Нет, Женечка, нет, родная моя. С ним говорить бесполезно - поверь моему опыту. Тут разговоры не помогут, не понимает эта сволочь человеческого языка. Тут другое нужно...
  Он пытливо заглянул в ее глаза.
  - Женька, милая, ты же знаешь, как я тебя люблю? Знаешь, правда?
  Ах, за эти слова Женя для него горы готова была свернуть! Любит, он ее любит! Она, конечно, надеялась на это, но ведь Димочка никогда этих слов не говорил, всегда держал чувства глубоко в себе. Вернее, сам не говорил, разве что на ее вопрос 'Димуля, ты ведь меня любишь?' отвечал: 'Да, детка, конечно люблю', но ведь это совершенно разные вещи! А потому она только терялась в догадках: кто она ему? Просто любовница, каких много? Или же... Или любимая женщина? Пусть не жена, но просто любимая женщина. Теперь же его слова осчастливили, окрылили Женю. Любит! Он ее любит! Вот только как же быть с Зиминым?..
  От несказанного счастья и в то же время смертной тоски в Женькиных глазах сверкнули слезы. Городинский нежно поцеловал ее в губы, потом осыпал поцелуями щеки, следа не оставляя от соленой влаги:
  - Родная моя, любимая моя! Выручай! Только на тебя могу положиться, тебе одной доверяю! Ты одна можешь меня спасти!
  В эту минуту Женя готова была умереть ради него. Все, что угодно готова была сделать за одни эти слова: 'родная, любимая, только ты'! Но Зимин...
  - Мне больно, малыш. Если бы ты только знала, как мне больно! Я ведь так люблю тебя! Мне непереносима сама мысль, что он будет касаться твоего тела... Но это единственный выход, поверь мне, и мы с тобой бессильны что-либо изменить. Произошло то, что произошло, и теперь у нас нет другого выхода. Ты должна это сделать. Ради меня. Ради нас с тобой. Потому что иначе от меня не останется даже мокрого места. Ты должна. Если ты меня любишь, ты поможешь мне...
  - Но, Дима, - слабо возразила Женя.
  Слишком слабо... Городинский тут же почувствовал эту слабинку. Сгреб Женьку в охапку, поцеловал так сладко, как, пожалуй, за весь прошедший год ни разу не целовал.
  - Не надо 'Но', родная моя, не надо. Не думай об этом, просто сделай, не думая. Женечка, любимая моя, родная моя! Наши с тобой жизни, наши судьбы сейчас в твоих руках. Только от тебя зависит, сможем ли мы остаться вместе. Сможем ли и дальше встречаться так же, как сегодня? Сможем ли снова любить друг друга, дарить друг другу наслаждение? Только тебе решать, родная моя! О, если бы ты знала, как я хочу быть с тобой! Но если Зимин расскажет о нас с тобой Алине... Мы пропали. Понимаешь? Если она узнает - больше ничего не будет. Потому что или она приставит ко мне охрану - с нее станется, я ее знаю. Или закроет мне доступ к сцене. А я без сцены - не я. Я умру. Я не смогу прожить без славы. Решай, детка. Если ты меня любишь - ты сделаешь это. И мы снова будем счастливы.
  Городинский вновь принялся осыпать Женю поцелуями, на сей раз не ограничившись лицом. Хорошо, что окна в машине были затемнены, и снаружи невозможно было увидеть, чем занимается парочка внутри. Дима ласкал ее так неистово, так жадно, словно прощался с нею. Словно это и в самом деле была их последняя встреча, как будто через несколько часов, а быть может и минут, они оба, или хотя бы один из них могли умереть... Его руки безапелляционно стянули с Женьки плащ и блузку, едва не оторвав все пуговицы одним махом. Женька осталась лишь в узкой юбке - бюстгальтер не одела, ведь думала лишь проводить Диму до машины. Городинский с жадностью припал к ее груди, ухватил сосок губами, ласкал языком, одновременно рукой теребя второй. У Женьки аж дух захватило - никогда еще он не делал ничего подобного, обычно всего лишь предоставлял ей возможность ласкать себя, любимого, а тут словно на самом деле решил продемонстрировать ей всю свою любовь. Вторая рука его скользнула вниз, под юбку. И Женя пожалела - зачем она надела именно эту, чрезвычайно узкую юбку?! Да, конечно, она ее необыкновенно стройнит, но насколько удобнее сейчас было бы в свободной, расклешенной юбке. А еще лучше - вообще без нее... И без ничего... Хорошо хоть колготки не успела надеть... Вот уже его жадные пальцы отодвинули чуть в сторону стрейчевую ткань трусиков, коснулись горячего Женькиного тела. Она охнула, выгнулась, подалась навстречу его пальцам, но тут Дима, едва прикоснувшись, словно бы лишь заглянув пальчиком в тайные ее глубины, вдруг резко вытянул руку обратно и воззрился на часы. Часы, часы, проклятые часы, - чертыхнулась про себя Женя. Вечно они мешают!
  - Ну вот и все, - трагическим голосом констатировал Городинский. - Срок ультиматума истек. Через две минуты или я стану узником Алины, или мир забудет Дмитрия Городинского. В любом случае вместе нам уже не быть. Прощай, любимая. Я очень рад, что ты была в моей жизни. Спасибо за всё.
  И вновь уставился в окно, словно не желая видеть, как Женька смущенно приводит себя в порядок.
  И от этого 'прощай', от этого 'спасибо за всё' в Женькиной душе все оборвалось. Нет же, нет, почему 'прощай'? Не надо, миленький, зачем 'прощай'?!
  - Димочка... Не надо... Почему?.. Это судьба. Понимаешь, это судьба. Просто пришло время. Ты должен с ней расстаться. Да, будет нелегко, но мы переживем, мы же будем вместе, правда? Мы же всегда будем вместе! И мы справимся, мы вдвоем справимся с любыми проблемами! И без сцены можно жить, миленький! Только не надо отчаиваться! Ничего, мы и без нее справимся. В конце концов, кто такая Алина Петракова? И кто такой Дмитрий Городинский? Есть разница?! Даже две больших, как говорят в славном городе Одессе. Народ тебя любит, Димочка, и с этим никакая Алина ничего не сможет поделать! Ей тебя не одолеть! Все будет хорошо, Димочка, я тебе обещаю! Ведь это судьба!
  - Да, - решительно согласился с нею Городинский. - Это и правда судьба. Сама судьба дала нам шанс проверить нашу любовь. Я готов. Я готов пожертвовать одним-единственным разочком, если после этого мы сможем спокойно встречаться, как раньше. Если понадобится - пожертвую снова. И буду жертвовать столько, сколько нужно. Потому что я тебя люблю. Только из любви к тебе я готов тобою жертвовать, из любви, понимаешь? Не к Алине - к тебе! Я никогда не упрекну тебя в этом, клянусь! Ни словом, ни взглядом не упрекну. Потому что буду знать, что ты сделала это сугубо ради нас, ради нашей любви. Ради меня, наконец. Сама судьба хочет испытать нашу любовь. И я готов к этому испытанию. А готова ли к нему ты? А что, если ты меня не любишь? Может, ты точно такая же поклонница Дмитрия Городинского, как и миллионы других? И тогда я в тебе ошибся? Я должен точно знать, что ты меня любишь. Потому что только тогда я смогу предпринимать какие-то шаги для того, чтобы мы с тобой всегда были вместе. Всегда, понимаешь? Не время от времени, не украдкой, не в дурацкой кепке в крошечной квартирке. А всегда. В открытую. В шикарном загородном особняке, который я выстрою для нас с тобой, для наших детей. Но сначала я должен убедиться в твоей любви. Потому что извини - менять шило на мыло я не намерен, у меня уже есть Алина. Та мне по крайней мере беспроблемный доступ на все каналы обеспечивает. А ты? Знаешь, милая, просто так покувыркаться со мной в постели может любая - каждой хочется прикоснуться к звездному телу. Но я ведь не могу ради каждой создавать себе сумасшедшие проблемы из-за развода с Алиной?! Нет, не ради каждой я готов рисковать. Только ради той, которая любит меня больше себя, больше собственной жизни, больше дурацких своих принципов. Только убедившись в такой любви, не на словах убедившись, на деле - только тогда я всерьез могу думать о разводе с Алиной. Потому что один раз я уже ошибся, уже обжегся. И менять шило на мыло не собираюсь. Мне нужна та, которая ради меня не задумываясь пойдет на что угодно, не задавая себе дурацких вопросов: а как это будет выглядеть со стороны? Какая разница, как это будет выглядеть, если это делается ради блага любимого человека?! И видит Бог - я был готов к этому испытанию. Ты думаешь, мне легко думать, что этот мерзавец будет лапать тебя, самую любимую, самую нежную? Но я готов пойти на эту жертву ради нашего будущего. Я на все готов, но ты, видимо, не готова. Прости, что я предложил тебе это. Я очень сильно ошибся. Просто я думал, что ты меня любишь...
  Женя под его обличительной тирадой сжалась в комочек. Как же так получилось, что он, предложив ей такую мерзость, еще и обвиняет ее в том, что она его недостаточно сильно любит?
  - Но Дима, - слабо возразила она. - Если ты готов с ней развестись - в чем тогда вообще проблема? Разведись и мы всегда будем вместе.
  Городинский жестоко усмехнулся:
  - Во-первых, это не так быстро делается, дорогая. Я не могу вот так сразу прийти домой и заявить Алине о разводе. Мне придется готовиться к этому несколько месяцев. Потому что иначе мне придется уйти от нее голым и босым, без копейки денег и с похороненной карьерой. Это очень длительный процесс. Но, как я уже говорил, на него я могу решиться только ради той, которая любит меня больше всего на свете. Ты, как я понял, ею не являешься. Я для тебя всего лишь конфетка в красивой обертке, вот и все. Ты всего лишь собирательница фантиков, как и остальные. А я думал, что ты меня действительно любишь...
  Женя заплакала. Только уже не от счастья, а от горя. От того, что счастье, которое казалось таким близким, в эту самую минуту безвозвратно ускользало из ее рук. От того, что Дима не верил в ее любовь. И от того, что доказать ему свою любовь она могла только самым ужасным, варварским, извращенным способом.
  - Димочка... Пожалуйста, не говори так... Ты же знаешь, я люблю тебя...
  Городинский жестоко ее прервал:
  - Это лишь слова. Сказать 'люблю' проще простого. До поры до времени я верил твоим словам. Я целый год мчался к тебе, едва распаковав чемоданы. Я ведь ни о ком думать не мог, кроме тебя. Я думал, ты настоящая. А ты... А ты оказалась такая же, как все. Прощай, я уезжаю.
  И весьма красноречиво открыл дверцу машины, перегнувшись через Женю.
  Поняв, что это действительно конец, Женька вцепилась в его локоть мертвой хваткой. Нет, нет, Димочка, только не уезжай, только не покидай! Но сказать ничего не могла. Только смотрела на него выпученными от ужаса глазами, и цеплялась за руку.
  Городинский попытался освободиться от ее руки. Впрочем, не слишком активно. Зато сказал, весьма убедительно изобразив надрыв в голосе и во взгляде - артист!
  - Хватит, Женя, хватит. Ты делаешь только еще больнее нам обоим. Хватит, прощай. Мы ошиблись. Я ошибся. Прощай.
  И тогда Женя, не соображая, что творит, прижалась к его руке, словно в последнем порыве, и запричитала:
  - Нет, нет, миленький, не надо! Димочка, я все сделаю! Ради тебя! Я докажу! Миленький, не надо...
  
  Словно пьяная, шла Женя домой. Ничего не видя и не слыша вокруг, поднялась на третий этаж старой хрущевки. Словно чужой рукой нажала на звонок Катиной квартиры.
  - Позови Олега, - прошептала еле слышно, лишь только та открыла дверь.
  - Женька! Господи, что случилось? - заволновалась та. - Ты же вся белая, как полотно!
  - Кать, пожалуйста, позови брата.
  - Зачем? - удивилась та. - Зачем тебе мой Олег?
  Женя не успела ответить. Да и вряд ли вообще ответила бы. Так и стояла бы под дверью, так и повторяла бы без конца: 'Позови брата'. Да тот сам вышел, может быть, услышав свое имя. Ничего не стал спрашивать, только взглянул на Женьку вопросительно. А та, отведя взгляд в сторону, не смея посмотреть ни на Катю, ни на Олега, прошептала:
  - Пожалуйста, зайдите ко мне. Пожалуйста...
  Олег решительно задвинул сестру обратно в квартиру и захлопнул дверь, оставшись вместе с Женей на площадке. Та, словно робот, открыла дверь своей квартиры и прошла, не оглядываясь, уверенная, что гость последует за нею.
  Тот действительно прошел в комнату, остановился в центре, в аккурат под люстрой, уставился на хозяйку вопросительно и одновременно с тем насмешливо. Мол, ну-ну, давай, я жду.
  Женя, в принципе, знала, что нужно делать. Но ничего сделать не могла. Стояла в комнате одетая, в плаще. Голову опустила, не смея посмотреть на страшного гостя. И словно окаменела в этой позе. Ни слова сказать, ни двинуться, ни пошевелиться.
  А Зимин ее и не торопил. Просто все так же насмешливо смотрел на нее, только разве что во взгляде уже не было вопроса, одна сплошная насмешка. Постепенно Женькин столбняк прошел, и она снова смогла чувствовать не только свое тело, но и весь ужас происходящего. И ужаснее всего было то, что она ничего не могла изменить.
  Не могла изменить эту нелепую встречу в подъезде, когда Дима сам себя выдал. Не могла изменить того, что выдал он себя не перед кем попало, не перед безобидным соседом, а перед Катиным братом. Как не могла изменить и того, что Катин брат каким-то невообразимым образом оказался очень тесно связан с Димой. Да не просто так, а связан очень негативно. С ума сойти - оказывается, Дима, ее любимый Димочка увел у Катиного брата жену! Ту самую старую грымзу! И за это Зимин до сих пор на него сердится?! Да он благодарен ему должен быть за освобождение!
  А еще Женя не могла изменить самого страшного. Того, какую цену назначил за свое молчание страшный человек Зимин. Того, что еще не произошло, но что должно было вот-вот произойти и оба знали, что именно должно было сейчас произойти. То, что она буквально обязана была сделать. Хотелось ей того или не хотелось. Нравилось ей это или не нравилось. Она просто была обязана, вот и все.
  Обязана. Ради Димочки. Чтобы у него все было хорошо. Чтобы он не расстраивался из-за таких пустяков, как встреча с недругом в чужом подъезде. Ради его любви к ней. Ради себя. Ради того, чтобы у них с Димочкой появилась возможность всегда быть вместе. Потому что Дима ее любит так же сильно, как она его. И ради нее он тоже готов на многие жертвы. Он готов развестись со своей старой грымзой. И он обязательно разведется, надо только подождать несколько месяцев, чтобы он успел подготовиться к разводу, чтобы не остался у разбитого корыта. А она... Она должна доказать ему, что действительно его любит и достойна тех жертв, на которые, в свою очередь, ради нее готов пойти Дима. Что любит она его больше жизни. Больше дурацких своих принципов. Что ради него готова на всё. На всё. Даже на это. Даже на эту мерзость...
  Господи! Ну почему же это так трудно сделать?! Ну хоть бы Зимин сам, что ли, догадался, сам все сделал. Женя не стала бы сопротивляться - пусть делает с нею все, что вздумается, чего душа пожелает. Она вытерпит, она сумеет. Стиснет зубы и... Ради Димочки. Ради себя. Ради счастливого будущего. Ну почему он сам ничего не делает, сволочь?! Почему упорно ждет, когда Женя унизит себя до бесконечности?!!
  'Выхода нет. Нет выхода. Выхода нет. Нет выхода. Выхода нет'. Женя твердила и твердила про себя эту нехитрую фразу, убеждая, что все равно ей придется сделать то, ради чего она позвала сюда Олега. Придется. И придется это делать самой, потому что от него помощи явно не дождешься. Прав был Дима, ах, как прав! Страшный человек. Катькин Олег - очень страшный человек. И как она раньше этого не понимала? Даже если знала его практически сугубо визуально, даже если только здоровалась с ним, никогда не заговаривая ни на какие темы - она все равно обязана была понять, какой он страшный человек. И тогда, быть может, она бы догадалась сама рассказать Диме о том, с кем он может столкнуться в подъезде. Чтобы он морально подготовился и не выдал сам себя так глупо, как сегодня.
  Женя с трудом сняла с себя плащ. Вернее, только вытащила руки из рукавов, а дальше словно забыла о его существовании и плащ просто соскользнул с нее с легким шелестом, и в художественном беспорядке упал к ее ногам. Дальше, дальше, только не останавливаться! Иначе Женя не сможет продолжить. Не сможет выполнить свою миссию. Не сможет доказать Димочке свою любовь.
  Она вытащила блузку из-под юбки и стала медленно расстегивать пуговицы. 'Ради тебя, миленький. Только ради тебя. Ради нас с тобой. Чтобы мы, наконец, смогли быть вместе. Ради тебя, любимый. Потому что люблю. Только ради тебя...'
  Зимин наблюдал молча. Казалось, ему безумно интересно, чем все это закончится. Женя распахнула блузку, под которой ровным счетом ничегошеньки не было, если не считать двух восхитительно округлых грудочек. И только тогда с отчаянной смелостью и даже с дерзостью взглянула на гостя. А по ее щекам стекали две крупные слезы.
  Так и застыла: плащ вьется вокруг ступней, изображая мягкую уютную полянку, приглашающую присесть, короткая юбочка, не скрывающая стройных ножек, очаровательная грудь словно в окошке со ставнями в виде полочек блузки, насильно удерживаемых в раскрытом положении ее руками. Взгляд испуганно-дерзкий и несчастный одновременно, две хрустальные слезы, застывшие на щеках. И ни слова, ни движения. Ничего.
  Молчали оба. Долго молчали. Олегу было интересно, как долго все это будет длиться. И что она сделает в следующую минуту. Не дождался. То ли скушно стало, то ли жалко дурочку...
  - Красиво, - оценил он увиденное. - И что?
  Кажется, его слова отрезвили Женьку. Она моментально запахнула блузку, смутилась, покраснела, отвернулась. Чуть не упала, запутавшись в плаще. Подошла к окну и замерла так, спиной к Олегу. И снова воцарилось молчание.
  Женьке хотелось кричать и топать ногами. Что значит 'И что?'?! Как будто не он сам назначил цену собственному молчанию! Ужасную цену! Потребовал подарок - так на, получи, распишись и оставь в покое! Или он женоненавистник? Прежде чем отыметь женщину, должен унизить ее до крайности, распнуть?! Ах, какая сволочь! Какой гад! Прав, прав был Дима - страшный человек Зимин! И надо же было им с Димкой вляпаться в эту кабалу!
  Через несколько томительно-долгих минут Женя вновь набралась смелости и вернулась к собственному плащу. Переступила через него, словно через условную грань к бесконечному падению, тем самым едва не вплотную приблизившись к гостю. Вновь приглашающим жестом распахнула блузку. Только теперь уже смотреть на Олега не отваживалась. Отвернулась в сторону, даже глаза для верности закрыла, и стояла, как статуя. Даже слез уже не было, только две влажные дорожки еще поблескивали на щеках. Застыла, опасаясь даже дышать полной грудью, замерла, напряженная, как струна - только тронь, зазвенит. Стояла так близко, что слышала дыхание Зимина, чувствовала горьковатый миндально-цитрусовый запах его туалетной воды. Про себя лишь об одном молила его: скорее, пожалуйста, скорее, не томи душу!
  И опять ничего не происходило. Несчастная минута тянулась, наверное, целую вечность. Пока, наконец, Олег вновь не нарушил молчание:
  - Спасибо. Я не питаюсь плачущими женщинами. А тому придурку скажи - пусть не волнуется. Алина ничего не узнает. По крайней мере, от меня.
  Развернулся и вышел из комнаты. И уже в дверях добавил:
  - Дура ты, Женя.
  
  Глава 14
  За страшным человеком Зиминым захлопнулась дверь, и Женя осталась одна. И только теперь, наконец, смогла разжать пальцы, словно в предсмертной судороге вцепившиеся в полочки блузки и державшие их распахнутыми настежь. Обессилено опустилась прямо на пол, вернее, на собственный плащ, все еще валявшийся в центре комнаты. Обхватила плечи руками, как будто в попытке согреться. Или таким образом хотела словно бы приклеить блузку к телу, чтобы уже никто и никогда не смог насладиться зрелищем, которым еще минуту назад позволила любоваться страшному человеку Зимину? Хотелось плакать, но слез почему-то не было.
  Что это было? Как она попала в такую жуткую ситуацию? Что опять Женька сделала не так?! Она же никому не желала зла, не рыла другому яму, в которую благополучно угодила сама. Она же просто любила. Разве за это наказывают?!
  Она просто любила... И разве Женькина вина, что полюбила она несвободного человека? Просто так сложились обстоятельства - она слишком поздно встретилась с суженым, который к моменту их встречи уже оказался женатым. Так за что же ее казнить?! За то, что любила всею душою, без памяти, беззаветно? За то, что в любую минуту готова была к встрече с любимым? За то, что, словно безумная, радовалась каждому звонку Димочки? За то, как в любое время дня и ночи летела навстречу любви, словно бабочка на огонек? За то, как терпеливо ждала, когда же Димочка поймет, что именно Женька - его половинка, что именно с нею он должен связать свою жизнь?
  Ждала... И вот дождалась. Теперь он поставил ей условие. Если она хочет быть с ним, должна стать подарком Зимину. Ни много, ни мало - обязана была подтвердить свою любовь к Димочке совершенно диким, безумным образом. Изменив ему с его врагом. Предав, убедить в собственной преданности. Абсурд, да и только. И ведь она согласилась на этот абсурд, согласилась! Не из-за шлюховатости собственной натуры - сугубо из любви! Но почему же тогда так мерзко на душе? Ведь она ему все равно не изменила. Да, она готова была ради него на все, но ведь ей не довелось стать шлюхой. Пусть не благодаря собственной гордости и неподкупности, пусть лишь благодаря странному поведению Зимина, требующего подарок, но не умеющего им воспользоваться в полной мере, но она ведь не пала ниже плинтуса?! Она осталась порядочной женщиной! Хотя о какой порядочности в данной ситуации можно говорить?.. И почему, если ничего, казалось бы, особенно ужасного не произошло, то почему же так мерзко и тошно на душе?!
  Жить не хотелось. Видеть Диму - тем более. Это он заставил, он. Из-за него Женька себя чувствует, словно ее голой выставили в витрину магазина на Тверской. Господи, да как же она могла согласиться на такое?! Ради любви?! А разве так доказывают любовь?! Разве можно доказать любовь изменой?! А унижением?!
  С трудом поднявшись с пола, словно в ней уже совершенно не осталось сил, как будто ей не двадцать семь, а как минимум сто семь лет, Женя подошла к портрету. Вгляделась в изображение Городинского. На сей раз его безумно красивые глаза смотрели на нее просительно, умоляюще. И в то же время как будто бы извинялись за неловкую ситуацию, в которую они оба попали неизвестно как. Долго смотрела, очень долго, словно бы надеясь увидеть в его глазах ответ, которого на самом деле не было, не могло быть. Потому что по большому счету не было вопроса. Все было предельно ясно: они вляпались, как говорится, по самое некуда, и теперь выбраться из этого болота могли только одним способом. Но способ не сработал - к счастью ли, к беде ль - просто не сработал, и что теперь ждало их?
  На душе было непередаваемо мерзко. Вместе с тем вопреки разуму в унисон с митральным клапаном в самом сердце билась надежда: ну вот, раз ничего не получилось, значит, теперь Петракова все узнает и Димочка будет свободен. И тогда...
  И тут же Женька одергивала сама себя: и что тогда? Что?! Неужели после того, через что им пришлось сегодня пройти, у них с Димой еще возможно какое-то будущее?
  - Зачем ты превращаешь меня в шлюху?!! - с укоризной спросила Женя у портрета. - Зачем, Дима? 'Подарок'! Димочка, миленький, возьми на себя смелость называть вещи своими именами! Это не подарок, это называется иначе. Это подло, Дима! Это подло и нечестно!
  Женя резко отвернулась от портрета, по-прежнему глядящего на нее умоляюще-просительно, решительно подошла к окну, зачем-то выглянула на улицу, как будто там на коленях мог вымаливать у нее прощения Городинский. Естественно, ничего подобного под собственным окном не обнаружила и столь же решительно вернулась к портрету.
  - Неужели ты до сих пор сомневаешься в моей любви?! Неужели я и теперь, спустя год, опять должна тебе ее доказывать?! И почему так - совершенно диким, безумным способом? Доказать свою любовь, изменив с твоим врагом. Это абсурд, Дима, абсурд!!! Как ты посмел предложить мне это?! Как я посмела на это согласиться?!!
  В сердцах Женя сделала еще один бессмысленный круг по комнате, словно бы где-то там, в одном из четырех углов, ее ждал мудрый ответ, и вновь остановилась перед портретом. Опять долго пристально смотрела в его бесхитростно-умоляющий взгляд, наконец спросила:
  - Почему все так много говорят о любви, Дима? Превозносят ее, как высшее благо на земле. Они что, не знают, что на самом деле любовь - это грязь? Не понимают, какая мерзость из нее вытекает? Неееет... Все всё знают. Но упорно делают вид, что все так чинно-благородно. Лицемерие в чистом виде. Ах, любовь - высшая ценность! Ах, ради любви люди должны идти на подвиги! На какие подвиги, Дима?!! Ты сам понимаешь, чего ты от меня потребовал?! И пусть он отказался - это ведь не делает меня чище! Я уже никогда не буду такой, какой была раньше, ты это понимаешь?! Даже если ничего не произошло - ты все равно превратил меня в шлюху! Нет, я сама превратила себя в шлюху, сама... Ты попросил, я не смогла отказать. Ради тебя, Дима, ради нас с тобой. Ради нас?.. Это ты называешь 'Ради нас'?!!
  
  Городинский позвонил в тот же вечер:
  - Женя! Женька, милая, ты всё сделала, как надо?!
  Женя молчала. В горле стоял какой-то противный огромный ком, состоящий из любви, обиды и непонимания.
  - Алло, Женька! Алло! Ты меня слышишь?!
  Женя слышала. Очень хорошо слышала. Громко орала музыка, слышались людские голоса. Ну вот, он опять ведет ночной образ жизни. Вместе со своей Алиной. Ночью он всегда с Алиной. И от Алины он не требует ни жертв, ни доказательств любви.
  - Алло, Женька! Ну где же ты?! Только не молчи!
  И вдруг зашептал в трубку, словно опасаясь, как бы не услышал кто посторонний:
  - Он приходил сегодня. Он был у нас. Видела бы ты его взгляд! Сволочь, он точно что-то задумал. Ты только скажи - у тебя все получилось, как я говорил, да? Ведь ты же все сделала, как надо?
  - Нет, - едва выдавила из себя Женя.
  - Нет?! - захлебнулся негодованием Городинский. - Нет?!! Что значит нет?! Ты с ума сошла?! Ты представляешь, что это значит?! Что это значит для нас с тобой?! Я же просил, я так тебя умолял, а ты... Такую малость... Ради меня, ради нас... Эх ты! Я так на тебя надеялся... Слушай, Жень, я тебя очень прошу - если он еще раз придет - ну а вдруг? Наверняка придет, я его знаю. Или нет, лучше сама позови его. Я дам тебе его номер. Ты позвони, попроси, чтобы приехал. Ну, то, сё, мол, подарочек вас ожидает отменный, сюрприз от Димы Городинского, а? Я же могу на тебя надеяться, правда?
  - Нет, - почти не слышно ответила Женя.
  - Что? Не слышу? Женечка, я знал, что могу на тебя положиться. Только на тебя. Ты же знаешь, у меня никого, кроме тебя, нет. Ты ведь все сделаешь, правда? Иначе я погиб. Ради меня, Женька, ради нас с тобой. Всё, я бегу. Не знаю, когда увидимся. Вырву время, как только все уладится. Ты поняла? Как только ты все сделаешь - я твой. Договорились?! Все, все, Женька, бегу, я не принадлежу сам себе...
  И вместо шума, музыки и голоса Городинского в трубке раздались резкие короткие гудки отбоя.
  'Ради меня. Ради нас. Ради меня. Ради нас. Ради меня' Какой же ты гад, Димочка! Проще всего повесить свои проблемы на хрупкие женские плечики! Но Зимин?! Каков подлец, а? Сначала требует подарок, потом сам же от него отказывается, а после этого тащится к Алине. Ведь обещал же, обещал! Нет, прав был Дима, тысячу раз прав: Зимин - страшный человек. И как она могла поверить? Что он вот так, за здорово живешь, откажется отомстить Диме? Видать, уж очень он его ненавидит, раз даже от Женькиного 'подарка' отказался.
  Да, Дима прав. Но что же делать? Ведь она действительно готова была ради него на все. И не на словах, на деле. Ведь не привиделось же ей, как она вот тут, на этом самом месте унижалась перед Зиминым?! А он все равно пошел к Алине... Негодяй, какой негодяй! Нет, наверное, она была недостаточно решительно настроена. Наверное, она должна была изображать радость на своем лице. Радость от того, что ей предстоит стать подарком Зимину! Она должна была с улыбкой предстать перед ним голой и даже продемонстрировать решительные намерения. Быть может, тогда и Зимин оживился бы, тогда сам сделал бы то, для чего и потребовал подарок?! Надо было действовать более уверенно, настойчиво. Тогда его рыльце действительно оказалось бы в том же пуху. Тогда он не смог бы угрожать Диме. А что, если он начнет его шантажировать?!
  Господи, неужели с нее мало позора? Неужели она должна будет еще и звонить Зимину? Снова унижаться? Просить приехать. А потом... А потом - опять? Опять тот ужас? 'Ради меня. Ради нас. Ради меня'.
  И это - любовь?! И за это страдать?! И это еще нужно доказывать?! Да зачем ей вся эта грязь?! Прочь, прочь! Хватит!
  Но как же Дима?..
  
  А Дима больше не появлялся. Звонил, правда, каждый день, да еще и не по одному разу. И каждый его звонок был криком о помощи, мольбой:
  - Женька, милая, позвони ему! Сделай что-нибудь! Я спать не могу, я каждую минуту только и жду, что вот сейчас эта сволочь позвонит Алине и все ей расскажет. Женечка, миленькая, я тебя умоляю - помоги! Ради нас, ради нашей любви! Ты бы видела его взгляд! Он меня буквально пожирает, он одними глазами тебя требует, только вслух сказать не может, потому что Алина рядом. А он при Алине такой весь из себя порядочный, гнида! Женька, я разведусь, честное слово разведусь, вот только подготовлюсь, денег подсобираю. Я построю тебе шикарный дом, Женька! Я так тебя люблю. У нас все будет замечательно, только не бросай меня в беде, только помоги, ладно? Помоги, Женька, позвони этому гаду, позови его, Женька!!!
  Женя пыталась объяснить, что Зимин сам отказался от 'подарка', что обещал ничего не говорить Алине. Правда, если совсем уж честно и откровенно, не слишком-то она сама верила Зимину. Чтоб такая сволочь да добровольно отказалась? Ой, что-то тут не так. И Дима подтверждал ее сомнения:
  - Женечка, это не тот человек, чьему слову можно было бы безоговорочно поверить. Ты его практически не знаешь, так поверь мне, детка. Это такой гад, это такая сволочь! Нет, он хитрый, он просто что-то задумал. Еще более гадкое, чем 'подарок'. Ох, Женька, чует мое сердце - устроит он нам с тобой райскую жизнь. Мало не покажется ни мне, ни тебе. Женечка, миленькая, пока не поздно - сделай что-нибудь, а? Ну пожалуйста! Как ты не понимаешь - мы же оба погибнем! Позвони ему, позови! Прикинься ласковой кошечкой - ты же умеешь, я знаю. Ну сделай же так, чтобы он не смог отказаться! Чтобы его рыло оказалось в том же пуху. А я женюсь, Женька, честное слово! Вот только потерпи несколько месяцев, может, годик, я подготовлюсь и разведусь, а потом мы обязательно поженимся. Только помоги, Женька, ради меня, ради нас. Позвони ему!
  Душа разрывалась. Женя не могла разобраться в своих чувствах. Димины стенания, истерики невольно заставляли ее брезгливо морщиться: не по-мужски, ой, как не по-мужски это! Хотелось видеть любимого сильным и всемогущим, а он на глазах превращался в тряпку, сдувался, как прохудившийся воздушный шарик. Несчастное зависимое существо. И это - ее идеал? Идол? Кумир?! Вот этот зависимый от чужой воли, от воли едва ли не каждого встречного, по крайней мере, от воли Женьки, Зимина и Алины Петраковой, человек - и есть ее идол?! Это ему она посвятила почти пять лет жизни?! О нем мечтала?! Целый год была его любовницей, дарила ему наслаждение, будучи абсолютно уверенной в его исключительности?!
  С другой стороны, Женя никак не могла воспринимать его, как чужого человека. Какой же он чужой, когда пять ее последних лет были очень тесно связаны с его именем, с его безумно красивыми, проницательными и такими доверчивыми глазами? А самый последний год?! Она ведь порхала от счастья - как же, мечта сбылась, Димочка Городинский - ее любимый! Уже не идол, не кумир, а самый настоящий любимый, из плоти и крови. И теперь этому любимому плохо. Ему очень плохо. Ему страшно...
  Пусть Дима оказался совсем не таким, каким Женя себе его придумала. Пусть он такой же человек, как и все остальные, со своими недостатками, а вовсе не идеальный, каким представлялся с картинки или с экрана телевизора. Но ведь не чужой, ведь столько всего с ним связано... И его проблемы для Жени теперь не могут быть чужими, теперь это и ее проблемы тоже. Она думала, что любить кумира - это только гордиться и восхищаться им. А оказывается, он точно так же, как и любой другой человек, нуждается в поддержке и помощи, в понимании. В жалости, наконец. Не в той жалости, которая может уничтожить человека. В той жалости, которая производная от любви. Ведь она же его любит? Конечно, любит! Ведь если любовь настоящая, разве она может улетучиться из-за обнаруженных недостатков, из-за проблем любимого?
  
  Мир вокруг Евгении Денисенко за одно мгновение изменился до неузнаваемости. Еще вчера яркие насыщенные цвета и запахи осени в одночасье поблекли, потускнели. Все вокруг стало черно-белым и безвкусным, отвратительно пресным. Даже нет, белого вокруг вообще не осталось. Белый - цвет невинности и чистоты, а о какой чистоте, о какой невинности можно говорить после того, в какую грязь довелось Женьке нырнуть с головой? Нет, мир стал черно-серым...
  Как и раньше, как вчера, как все последние пять лет, Женя ежедневно ездила на работу, по восемь часов в день отдаваясь служению интересам Владимира Васильевича Белоцерковского. Только на работе и могла перестать думать о своих проблемах, растворяясь в звонках и заказах. А вот все остальное время, включая поездки на работу и обратно, Женя вновь и вновь погружалась в пучину собственной проблемы, неразрешимой и страшной своею безнадежностью, грозящей раз и навсегда поставить точку в отношениях Женьки и Димы Городинского. Не обращала ни малейшего внимания на толкотню и неудобства, на пробки на дорогах, увеличивающие чуть ли не в два раза время поездки. Не замечала ничего вокруг. Потому что вокруг нее была лишь одна проблема со многими неизвестными. Точнее, с тремя: Дима, Алина Петракова и страшный человек Зимин.
  Женьке посчастливилось оказаться рядом с освободившимся двойным сиденьем в переполненном троллейбусе. Было бы глупо не воспользоваться шансом доехать домой с условным комфортом, и Женя тут же плюхнулась на сиденье у окна. Второе место рядом с нею заняла молодая мамочка с трехлетним сыном. Мало того, что у Жени хватало серьезных проблем, так ведь и детей она много лет старалась по возможности не замечать рядом с собой, а потому сразу уставилась в окно, словно бы могла разглядеть что-то кроме рекламных огней в опустившемся вечернем сумраке. Естественно, мысли тут же вернулись в свое русло: Дима, Димочка, как же ты мог?..
  Гиперподвижный мальчонка никак не мог усидеть спокойно на руках у мамы. То ему нужно было перегнуться через Женю и выглянуть в окно, то, убедившись, что за окном практически ничего не видно, и вообще машины с этой стороны не ездят, а ходят лишь пешеходы, совершенно не различимые в темноте, отворачивался к стоящему рядом папе, дергал его за рукав и требовательно спрашивал, куда же подевались все машинки.
  - Витюша, сиди спокойно, - уговаривала мальца мама.
  Да только маленький Витя, казалось, даже не слышал ее замечания. Вновь и вновь тянулся через Женьку к окну, пачкая ее грязными ботиночками, потом зачем-то становился остренькими коленочками на колени матери и снова и снова дергал за рукав отца:
  - Пап, а пап, а где мафынки?
  Мамаша кривилась от боли, насильно усаживала сынишку, как и положено, попкой вниз:
  - Витенька, не ерзай, потерпи немножко, нам еще очень далеко ехать. Смотри, ты тетю уже всю измазал.
  Женя, кажется, даже не отреагировала на это замечание. Зато в вопрос воспитания подрастающего поколения решил вмешаться папа.
  - Витя, - довольно грозно, словно бы разговаривал не с малышом, а со взрослым сыном, обратился он к ребенку. - Сколько раз мама может говорить? Сиди спокойно!
  Мальчишечка заинтересованно повернулся к отцу:
  - Да? - бесхитростно, но достаточно громко, так, что стоящие рядом пассажиры могли услышать его слова без труда, спросил Витя. - А сколько лаз тебе мама говолила в мой гольшочик не писать, а ты все лавно писаешь!
  Строгий папаша тут же заткнулся и зарделся, словно невинная институтка, услышавшая матерный анекдот. Мамаша тут же шикнула на ребенка и насильно отвернула его любознательную головку к окну. Народ вокруг попытался сдержать смех, хотя кое-кто и прыснул довольно громко. Основная же масса пассажиров лишь принудительно сжимали губы в попытках не рассмеяться. Витя не смог долго разглядывать скучную картинку в окошке, и вновь принялся крутиться на маминых руках. Впрочем, замечаний ему больше никто не делал.
  Троллейбус замедлил ход и подрулил к остановке, с громким фырканьем открылись двери, и веселая семейка спешно покинула салон, не доехав до нужной остановки. И только тогда пассажиры рассмеялись от души.
  - В психологии это называется детской непосредственностью, - блеснула эрудицией дамочка лет сорока, сидящая позади Женьки.
  На освободившееся место тут же не столько сел, сколько упал объемный мужик с пивным брюшком.
  - А что, - как-то странно хрюкнув то ли от удара о сиденье, то ли столь оригинальным образом рассмеявшись, провозгласил он. - Очень удобно, наверное. Когда кубок чемпионов, голевая ситуация, а пиво куда-то девать надо так не вовремя... Ноу-хау, блин! Надо взять на вооружение.
  Народ вокруг захихикал веселее и откровеннее. Кто-то вдруг вспомнил, что у одного из французских королей даже трон был специально приспособлен для физиологических нужд, кто-то усомнился в правдивости подобных сведений. Но даже не принимавшие участия в обсуждении животрепещущего вопроса улыбались во весь рот.
  И кажется, только Женька не заметила происходящего. Или просто не посчитала ситуацию забавной? Так или иначе, но она по-прежнему с неизбывной тоской смотрела в окно. С виду - ни дать, ни взять - уставшая за день сотрудница рядового учреждения. И кто бы мог подумать, какие страсти бушевали в ее душе в данную минуту?!
  - 'Ради меня. Ради нас. Ради меня. Ради нас. Ради меня', - вновь и вновь звучал в ее голове голос Городинского.
  - 'Ради нас?' - в который уж раз по счету за последние дни мысленно вопрошала она. - 'Ради нас? Это подло, Дима! Зачем ты так? Нельзя подлостью доказать любовь. Нельзя, Дима...'
  - 'Ради меня. Ради нас. Ради меня', - рефреном звучал голос Дмитрия.
  - 'Нет, нет, Дима, так нельзя! Не смей просить меня об этом! Нет, Дима, только не это!' - взывала Женя к совести Городинского.
  - 'Ради меня', - умолял Дмитрий.
  Женя вновь и вновь возмущалась: и это - любовь?! и за это - страдать?! доказывать?! любовь, грязь... прочь, прочь! хватит!
  На мгновение успокаивалась, приняв решение. Но тут же в голове возникали все те же вопросы: а как же Дима? Ведь ему нужна помощь... Он ведь так надеется... Ведь Зимину верить нельзя. Обещал, что ничего не скажет Алине, а сам тут же поехал к ней. Не иначе, как придумал еще более страшное наказание для Димы. Как же Дима?..
  
  Глава 15
  Едва Женя переступила порог дома, как тут же зазвонил городской телефон. К ее немыслимому удивлению, это оказался Городинский. Странно, ведь раньше он всегда звонил на мобильный. Впрочем, ничего странного: раньше он звонил для того, чтобы бросить ей коротенькое сообщение: мол, я тебя жду, давай быстрей. Теперь же разговаривал с нею подолгу, вновь и вновь пытаясь уговорить спасти его от страшного человека Зимина. Все правильно: зачем платить за мобильную связь, когда можно сэкономить?
  - Женька, родная моя, ну что там у тебя, чем порадуешь?
  - Мне нечем тебя радовать, - довольно сухо ответила Женя.
  Городинский взмолился:
  - Женька, милая, ну как же так? Ты же обещала!
  Женя не ответила, не имея ни малейшего желания говорить на эту тему.
  - Женька! - воскликнул Дима.
  Но Женя не спешила откликаться на его призыв, прекрасно зная, что последует дальше.
  - Ну ты же знаешь, как я тебя люблю, Женька! - взывал к ее совести Городинский. - Да, я понимаю, с моей стороны это может выглядеть несколько некрасиво, но ты же должна понять... Я ведь не виноват, Женька, ты же понимаешь, что это просто роковое стечение обстоятельств! Жень, ну не молчи, пожалуйста. Женька, ау, ты где?
  Женя принужденно отозвалась:
  - Я здесь, Дима, я всегда здесь.
  - Так не пугай меня молчанием! Если бы ты только знала, как я соскучился, Женька! Но ты же понимаешь - пока мы не разрулим эту ситуацию, я не смогу у тебя появиться. Кто знает, что этот козел еще задумал? Эта сволочь ведь почти каждый вечер к нам приезжает, представляешь?! Подонок, мразь! Если бы ты только видела его взгляд!!! Он ждет, Женька, он ведь все еще ждет! Я не знаю, что там у вас тогда произошло, но он до сих пор ждет подарка! И если не получит в ближайшее время - разразится гром. Зимин - страшный человек, детка. Если бы ты только знала, какой это страшный человек! Он способен на всё, я это точно знаю! Женька, нам придется заплатить ему дань, как бы нам с тобой ни хотелось этого избежать. Придется, понимаешь?
  Женя опять промолчала.
  - Чем раньше, тем лучше, - продолжил Городинский, не ожидая ее ответа. - Обойдется меньшей кровью. Наверное. Жень, позвони ему. Ну пожалуйста, позвони, а? Что тебе стоит? Ты - наше спасение. Конечно, тебе неприятно, но что поделаешь? У нас ведь нет выхода, понимаешь? Нет выхода, Женька! Мы обязаны сделать это!
  - Мы? - укоризненно спросила Женя.
  Чуть стушевавшись, Городинский ответил:
  - Да, Женька, мы. Именно мы. Ты думаешь, это только твоя обязанность, только твоя жертва? Я, между прочим, жертвую гораздо больше, чем ты. С тебя-то как раз не убудет - ну что страшного, если один-единственный разок вместо меня с тобой побудет другой мужик? Ты просто закрой глаза и представь, что это я. Это же так просто. Я, между прочим, именно к этому приему и прибегаю каждый раз, когда приходится обслуживать Алинины телеса. Ты же знаешь, я ее терпеть не могу, а что поделаешь? Надо, работа у меня такая: супружеские обязанности исполнять. Я просто закрываю глаза и представляю, что это ты. И уверяю тебя, мне приходится это делать гораздо чаще, и ничего, живой. А я прошу тебя пожертвовать собой всего разочек. Ну, может пару раз. Но не каждый же день, Женька! Ему самому это скоро надоест. Ему лишь бы отомстить мне, понимаешь? Его не ты интересуешь, он просто хочет сделать мне большую гадость. Его жена бросила, вот он теперь и бесится. Она бы и без меня его бросила, но он все равно считает меня своим самым главным врагом. Потому и вцепился, гад, мертвой хваткой. Теперь точно не отстанет, пока дань не получит. Женька, ну что тебе стоит, а?
  Ответом ему была тишина. И кажется, Городинский уже начал привыкать, что ему не отвечают:
  - Жень, ну Жень, а? Не молчи, пожалуйста, только не молчи, а?
  - Я не могу, Дима! - взорвалась Женька. - Я сделала все, что от меня зависело, и теперь никогда в жизни не прощу этого ни тебе, ни себе! Потому что это грязно и подло, Дима! И не надо меня умолять - от меня уже ничего не зависит. Он отказался, Дима! Отказался! И я больше ничем не могу тебе помочь! И не хочу!
  - Не говори так, Женька! - испуганно заявил Дима. - Никогда так не говори! Я никогда не поверю, что любящая женщина не желает помочь любимому.
  - Так то, Дима, любящая! - с неприкрытым сарказмом заявила Женя.
  И сама словно бы испугалась своих слов. А разве она не любящая? Или все таки любит? А разве можно разлюбить вот так, в одночасье, когда любимый попал в беду? Господи, как же все сложно! Как же разобраться в том, что чувствуешь на самом деле?
  - Женька, не надо! - взмолился Дмитрий. - Пожалуйста, не надо! Конечно, ты злишься, и, наверное, у тебя есть для этого все основания. Только не надо из меня делать чудовище. Уж ты-то знаешь, кто на самом деле чудовище! Ты ведь не можешь утверждать, что я сам все это придумал?! Ведь я же при тебе разговаривал с этим козлом! Ты же слышала, что инициатива исходила именно от него. Ведь слышала, так?
  - Да, - вынужденно признала Женя.
  Городинский обрадовался, словно бы это снимало с него всякую ответственность:
  - Ну вот! А что я мог поделать?! Ты же видела, я пытался отказаться. Я пытался ему объяснить, что это была просто шутка, розыгрыш. Но он же тупой, он ничего не понимает! Адская смесь, Женька, гремучая: тупой, озлобленный урод, уверенный в том, что виной всех его несчастий являюсь я. Так я-то в чем виноват?!
  - Ни в чем, - все так же вынужденно произнесла Женька.
  - Ну вот, видишь! - воскликнул окрыленный надеждой Городинский. - Ты же сама все понимаешь! Никто ни в чем не виноват, просто так случилось. И нам теперь от этого никуда не деться. Как бы нам ни хотелось от этого убежать, а не получится. И чем дольше мы будем с этим тянуть, тем больнее будет, поверь мне. Лучше сразу разрубить этот узел.
  После короткой паузы Женя едко спросила:
  - Тогда, может, сразу и ушел бы от Алины? Разруби узел, Дима. Чем дальше ты будешь с этим тянуть, тем больнее будет. Сам сказал, не я придумала.
  Городинский разочарованно протянул:
  - Ты так ничего и не поняла... Это другое, Женька, это же совсем другое. Я не могу уйти от Алины. Она без меня погибнет. По крайней мере, я не могу сделать это так вот сразу, на ровном месте. Я должен ее подготовить к этому, понимаешь? Чтобы она смогла пережить развод. Я ведь не хочу, чтобы ее смерть легла на мою душу. Ты только разберись с Зиминым, а я сделаю остальное. Я тебе клянусь, Женька - через год-другой я обязательно с ней разведусь! Вот подготовлю почву, приучу ее к мысли, что меня в ее жизни быть не должно, и тут же разведусь. И тогда уже никто не сможет нам с тобой помешать!
  - Уверен? - скептически усмехнулась Женя. - А память? Думаешь, наши воспоминания нам не помешают? Ты думаешь, после всего этого у нас есть будущее?
  - Конечно! - убежденно воскликнул Городинский. - Конечно, Женька, а как же иначе?! Ведь я так люблю тебя! Ты даже не представляешь, как я тебя люблю, Женька! Я так хочу быть с тобой! А Алину я начну приучать сразу после того, как Зимин оставит нас в покое. Ты переступишь через себя. Знаю, знаю, это будет нелегко, но ради меня, Женька, ради нас с тобой! Ты переступишь через себя, а потом я снова смогу бывать у тебя. Даже чаще, чем раньше, Женька! А Алине буду каждый день давать понять, что она не так дорога мне, как бы ей того хотелось. И когда она, наконец, привыкнет к этой мысли, тогда я немедленно с ней разведусь, обещаю тебе, Женька! Ну как, убедил? Ты же у меня умница, правда? Женечка, родная моя, любимая, позвони Зимину, а?
  - Нет! - резко ответила Женя.
  - Ну Жень! - умолял Городинский. - Ну пожалуйста! Ну ради меня! Ради нас с тобой. Ты ведь меня любишь, правда?
  - Нет, - не так уверенно повторила Женя.
  Городинский возмутился:
  - Ну ведь врешь же, Женька! Я понимаю, как тебе не хочется звонить Зимину, но врать-то не надо. Ладно, не хочешь - не говори. Я и сам знаю, что ты меня любишь. Разве меня можно не любить, Женька?! Я же не Кастрюлькин какой-нибудь, я же Городинский!
  Женя не стала отвечать. А что тут ответишь? Да, Дима - действительно Городинский, а не какой-нибудь Федя Кастрюлькин. Но что это меняло, если ради него ей предстояло вновь пасть лицом в грязь?!
  - А хочешь, я сам ему позвоню? - предложил Дмитрий. - Я понимаю, тебе не совсем удобно. Давай я позвоню, а ты уже сделаешь все остальное, ладно? И тогда мы снова будем вместе. Ну ведь признайся - ты же хочешь, чтобы мы были вместе, правда? Ты же соскучилась по мне, да? Я приду, и целый вечер буду только твой. Представляешь? Целый вечер на арене, только здесь и только для вас - Дмитрий Городинский в вашем личном пользовании! И ты будешь ласкать мое звездное тело, сколько пожелаешь! Практически без ограничений, Женька!
  Женя неуверенно положила трубку на рычаг. Внутри все перевернулось: да, высокую награду предложил ей Дима за грехопадение, ничего не скажешь! Не он ее будет ласкать, а всего лишь любезно предоставит для ласк свое звездное тело! Эх, Димочка!..
  
  Домой ехать не хотелось. Дома ее снова ждут телефонные звонки, а Женя с некоторых пор их сильно невзлюбила. Подумать только: раньше она так ждала, так мечтала, чтобы Димочка ей позвонил, чтобы звонил почаще, каждый день. Теперь же... Господи, как же быстро все может измениться!
  Вместо дома после работы поехала к Сычевой. То есть нет, к какой же Сычевой? Сычева нынче пребывала в недавнем прошлом, теперь Лариска называлась уже Гондуровой, по фамилии Вадима, любимого мужа. После довольно скромной свадьбы Лариска перебралась к супругу в съемную квартиру. Дальше от метро, а потому гораздо менее удобно стало к ней добираться. Женя и раньше не слишком часто баловала ее визитами, после свадьбы же стала бывать у подруги еще реже. Впрочем, замуж-то Лариска вышла только-только, чуть больше месяца назад, так что ровным счетом никаких графиков посещения пока еще у подруг не выработалось. Просто из-за обилия событий за последнее время Жене казалось, что с момента свадьбы прошло уже как минимум несколько месяцев.
  Лариска, пока что еще едва заметно беременная, стояла на кухне спиной к гостье и шинковала капусту.
  - Жень, ты прости, что я так, ладно? - сугубо символически извинилась она. - Вот они, прелести семейной жизни. Романтика с цветочками да шашлычками осталась в прошлом, теперь на первый план вышла проза жизни. Оказывается, мужики очень любят поесть. Кто бы мог подумать, а? Да не что попало. Бутерброды да яичница ему, видите ли, в холостяцкой жизни надоели. Теперь ему борщей подавай каждый день, да макарон с котлетами. И чего это бабы так замуж рвутся, а?
  Сидящая за обеденным столом Женя равнодушно пожала плечом:
  - Это ты мне скажи. Не я ж замуж рвалась.
  - Вот-вот, - обреченно вздохнула хозяйка. - Даже и винить некого. Сама, все сама!
  - Что, так плохо? - посочувствовала Женя.
  Лариса улыбнулась так искренне, что всякие сомнения в ее семейном счастье отпали сами собой:
  - Да нет, Жень, что ты, это я так, выпендриваюсь помаленьку. Нет, кухня, вообще-то, достала - это чистая правда. Каждый вечер стой у этого мартена, как проклятая. Ладно бы еще просто готовить, это бы еще не смертельно, но ведь надо же еще придумать, что именно готовить! И каждый раз удивляюсь - куда в него столько лезет?! Ну а зато в остальном... Мррр... В общем, свои борщи мой Вадюша отрабатывает добросовестно, грех жаловаться.
  - Рада за тебя, - грустно усмехнулась Женя. Хотя ни в голосе ее, ни в глазах особой радости не было заметно.
  Лариска озаботилась:
  - А ты чего-то какая-то не такая сегодня. Что-то случилось?
  - Нет-нет, все нормально.
  Женя сама почувствовала, что ответила уж очень поспешно, и испуганно замолчала. Однако Лариса, кажется, даже не заметила ее маленькой ошибки, по крайней мере продолжала столь же методично кромсать капусту.
  - Просто настроение какое-то хреновенькое, - добавила Женя, дабы сгладить впечатление некоторой нервозности.
  - А, настроение, - протянула Лариска. - Так это известно что - осенняя хандра называется. Световой день укорачивается, светочувствительные люди на это сильно реагируют. Видимо, ты и есть светочувствительная. Вот и хандришь. Мужика тебе хорошего надо, Женька, всю твою хандру рукой бы сняло!
  От нейтрального, казалось бы, замечания Евгения изменилась в лице, но хозяйка, полностью сосредоточенная на капусте, этого даже не заметила.
  Женя помолчала минутку, потом осторожно приступила к волнующей ее больше всего остального теме:
  - Знаешь, я вот по телевизору ток-шоу смотрела...
  - Да? - отстраненно поинтересовалась Лариска. По ее голосу чувствовалось, что всяческие ток-шоу в данную минуту интересовали ее меньше всего на свете. - Какое?
  - Да фиг его знает, я не с начала смотрела, - поспешно ответила Женя, дабы отвести от себя подозрения. - Даже канал не помню, не обратила внимания. И ведущая какая-то незнакомая, я ее раньше не видела. Так там героиня рассказала жуткую историю. Якобы у нее друг сердечный, который требует от нее очень странного доказательства любви. Якобы ради него она должна переспать с его врагом. Вот ты скажи, Лар, ты бы на такое пошла?
  - Ни фига себе, эротические фантазии! - возмутилась бывшая Сычева.
  - Да нет, Лар, это тут ни при чем. Там другая ситуация.
  Лариска ухмыльнулась:
  - А что, очень даже прикольненько! Наставить муженьку рога по его же требованию! Класс!
  - Нет, Ларка, я серьезно, - попыталась усмирить буйное воображение подруги Женька. - Вот представь себе ситуацию, при которой твой Вадим от кого-то очень сильно зависел бы. И для того, чтобы его из этой кабалы вытащить, ты должна была бы переспать с его врагом. Ты бы на это согласилась?
  - А хрен его знает! - ответила Лариска, продолжая терзать несчастную капусту. - Как-то эта история дурновато попахивает, тебе не кажется?
  - Кажется, - убежденно кивнула Женя.
  - Вот и мне кажется. Хотя, знаешь, ситуации ведь разные бывают. Может, этот козел преувеличивает опасность?
  - Да нет, - Женька грустно вздохнула. - Там как раз, вроде, все очень серьезно. От этого врага очень многое зависит. А он еще вроде бы большой пакостник, мерзавец редкий. Так что угроза нешуточная.
  - Ну, если нешуточная...
  Хозяйка ненадолго задумалась, потом добавила:
  - Знаешь, когда все так серьезно... Не знаю. Если это действительно единственный выход... Ради своего, ради родного?.. Черт его знает, Женька. Не дай Бог, конечно, но если бы с Вадькой моим что-то приключилось, я бы, наверное, даже не задумалась. Если бы только могла ему помочь - хоть чем, пусть даже и через постель - на все бы пошла, только бы ему было хорошо. Наверное...
  Лариса повернулась к Жене, постояла мгновение, глядя на нее, но вроде даже и не видя, потом, забыв про капусту, подсела за столик, наклонилась поближе к гостье и прошептала с задорным смехом:
  - Прикинь, Женька, она возьмет и переспит с тем врагом, да еще и кайф при этом поймает небывалый! А что, они, пакостники, наверное кое-чего умеют. Вот это был бы номер, а? А муженьку потом всю жизнь придется в постели доказывать, что тоже не импотент. И никто ни в чем не виноват - такая ситуация сложилась, так карта легла! Она всего лишь защищала семейные интересы. Ценности, блин, семейные! А то еще враг и официальным любовником станет, а? А жена пожизненную индульгенцию от мужа получит! Во класс!
  Женя невесело усмехнулась и с некоторым недоумением посмотрела на Ларису.
  - Сычева, ты ж вроде совсем недавно замуж вышла. А уже о любовнике мечтаешь.
  - Дура ты, Денисенко! - беззлобно выругалась Лариска. - Много ты понимаешь! Во-первых, не Сычева, а Гондурова - привыкай, я к девичьей фамилии возвращаться не намерена, даже паспорт уже поменяла. А во-вторых... Во-вторых, Женька, муж - это муж, это твое, родное, и от тебя уже не убежит. Вернее, теоретически такой побег еще возможен, но только через высокий-высокий барьер, а такую преграду не каждый мужик возьмет. А хочется ведь еще и чего-нибудь необычненького, понимаешь? Вот, скажем, нельзя же питаться одним борщом, каким бы вкусным он ни был, правда? Иногда ведь и пирожного захочется с мороженым... Клубники с перчиком. Чтоб и сладко, и остренько было. А тут - нате вам, муж сам велел мосты с врагами наводить. А еще если враг - не особо стар и противен... Эх, Женька, я бы дала жару!
  - Уу, Ларка! - укоризненно протянула Женя. - Я-то серьезно, а тебе бы все хиханьки!
  - А я что? - задорно улыбнулась Лариска. - Я ничего, я тоже очень даже серьезно. Мужика спасти - святое дело! Это ж они у нас слабый пол, а не мы. Это они без нашей помощи погибнут, вымрут, как мамонты. Нет, Женька, мужика беречь надо, холить и лелеять. Ну и уж конечно - выполнять их маленькие прихоти. Тогда уж они потом полностью под нашим контролем!
  - Думаешь? - с глубоким сомнением спросила Женя.
  - А то! - убежденно ответила Лариса. И хитро улыбнулась.
  
  Глава 16
  Городинский не тревожил Женю несколько дней. И опять не слава Богу: то ее раздражали его звонки, возмущали его настойчивые требования. Теперь же, когда он вдруг перестал ее терроризировать, Женя почему-то почувствовала себя брошенной. И вновь спешила домой, опасаясь пропустить Димин звонок.
  На лестнице встретилась с Катей. Вроде ничего необычного в этом и не было - они же соседки, стало быть, даже по теории вероятности не могли периодически не сталкиваться на лестнице. Но Жене почему-то стало ужасно неприятно. Нет, сама Катя вроде бы и не вызывала неприязни - она-то тут при чем, она же не виновата в том, что у нее братец такой редкой сволочью оказался. Но в то же время душу терзали сомнения: а вдруг Зимин рассказал сестре о Женькином падении? Как она сможет оправдаться, если Катя все знает, если намекнет на это? И стоит ли оправдываться, заранее зная, что оправдания нет? И вообще, почему, с какой стати она должна оправдываться, если ни в чем не виновата кроме того, что полюбила женатого мужчину?! Это Зимин должен оправдываться - почему он такая сволочь?! Страшный человек Зимин...
  Поравнявшись с Катей, спускающейся вместе с детьми, Женя даже не посмотрела ей в глаза. Просто не смогла себя заставить - ужасно боялась увидеть в них насмешку или вообще отвращение и презрение к себе. Просто кинула в пространство дежурное 'Привет', и пошла себе дальше.
  Катя на мгновение притормозила, посмотрела вслед Женьке с озабоченным видом, спросила:
  - Жень, у тебя все в порядке?
  - Да, конечно! Всё О'Кей, - фальшиво бодрым голосом ответила Женя, даже не остановившись.
  - А чего в гости не заходишь? Я вчера заходила на чай, а тебя дома не оказалось. Ничего не случилось?
  Женя через силу заставила себя остановиться, хотя больше всего на свете ей сейчас хотелось убежать от Кати без оглядки. Выдавила улыбку:
  - Да нет же, все нормально. К подруге ходила. Ты ж Лариску мою помнишь? Я тебе говорила, что она замуж вышла?
  - Лариска? А, да, помню, - протянула Катя.
  - Ма, ну пошли, - заныл Сережка.
  - Ма, ма, ма, ма - тут же заканючила маленькая Алинка, дергая Катю за руку и от нетерпения подпрыгивая на месте.
  - Ну вот, - невпопад вставила Женя.
  На какое-то мгновение застыла, не зная, что бы еще добавить, ведь уходить просто так вроде невежливо, а оставаться слишком неразумно и даже легкомысленно, как бы Катя не перевела разговор в более опасное русло. Спросила преувеличенно заинтересованно:
  - А вы гулять, что ли, на ночь глядя?
  - Да нет, какой гулять в такую погоду? Мы к Олежке собрались. Игоречек за нами должен подъехать. Ты не видела, машины еще нет?
  Услышав имя страшного человека Зимина, Женя переменилась в лице.
  - Нет, не видела, - слишком поспешно ответила она и стремительно зашагала по лестнице.
  - Я забегу как-нибудь? - полу-утвердительно спросила вдогонку ей Катя.
  - Д-да, - заикнувшись и не совсем уверенно ответила Женя. - Да, Кать, конечно...
  
  Поздний вечер. За окном тихо, в доме - тем более. Одиночество вновь беспощадными клещами впилось в несчастную душу Женьки Денисенко. Будто и не было в ее жизни этого счастливого года. Вроде вместо года были только две последние недели. Страшные, тревожные недели...
  Женя разложила диван, тщательно расстелила постель. Спать, скорее спать, только бы ни о чем ни думать. Вот еще один день прошел, день без Димы. День без его звонка и без его жуткого требования. Но хорошо ли это? Без требований - да, хорошо, очень хорошо. А без Димы?
  Прежде чем ложиться спать, следовало тщательно расчесать волосы. Волосы свои Женя любила и ухаживала за ними дотошно, но, правда, без фанатизма - двести раз в одном направлении, двести в другом? Нет, это не для нее, это уже слишком. Достаточно просто хорошо, качественно причесать их перед сном, чтобы утром не обнаружить вместо блестящих гладких волос свалявшийся колтун.
  С массажной щеткой в руке Женя остановилась напротив портрета. Долго смотрела на него, пытаясь определить, что же сегодня таится в Диминых глазах? Он ведь всегда смотрел на нее так по-разному. То прищуривался хитро, мол, я ж тебе не Федя Кастрюлькин. То смотрел грустно-грустно, давая понять, как ему плохо без Женьки, как бесконечно надоела ему Алина. То нахально заявлял во всеуслышание: 'Я - звезда, я - Дмитрий Городинский!', то вдруг умолял с тоской: 'Женька, помоги, я пропаду без тебя, родная!' Какой он всегда разный, ее Димочка! Но всегда любимый. Вот только какой он настоящий, Дмитрий Городинский?
  - Кто ты, Дима? - неуверенно спросила Женя.
  Городинский прищурился настороженно, но не ответил. Он никогда не отвечал, предпочитая вкладывать ответ во взгляд. Выждав еще какое-то время, словно бы и в самом деле надеясь на ответ, Женя спросила:
  - Я ошиблась? Скажи мне, Дима, я что, и правда ошиблась? Я ведь тебя совсем не знаю, Дима. Я любила тебя столько лет, а оказывается, я тебя совсем не знаю. Эти глаза... Я была уверена, что они не умеют лгать. Но почему-то теперь я в этом уже не так уверена. Ты меня любишь, Дима? Ты говоришь о любви, но разве ты меня любишь? Ты уверен в этом? Я - нет. Если бы любил, разве ты смог бы потребовать от меня такой жертвы?
  Дмитрий молчал. Однако внутри себя Женя отчетливо услышала его голос: 'Ради меня, ради нас с тобой!'
  - Ради нас? - Женя неуверенно покачала головой. - Ради тебя - да, верю. Но ради нас? Ради нас ты бы не задумываясь развелся с Алиной, Дима. И не рассуждал бы о том, что она без тебя не выживет. И не думал бы о том, что самому тебе без нее выжить будет нелегко. Неужели ты так сильно от нее зависишь, Дима? Разве настоящий мужчина может зависеть от женщины? Настолько, чтобы не отказаться от нее ради любви? Если бы ты любил меня, ты никогда не озвучил бы просьбу Зимина, Дима! Да, я знаю, что эта инициатива исходит именно от него, а не от тебя. Он сволочь, не ты. Да, Зимин действительно страшный человек, ты абсолютно прав, Дима, я убедилась в этом лично. Гад, сволочь. Но он ведь на то и сволочь, Дима, чтобы озвучивать такие подлые требования. Но как мог к этим требованиям присоединиться любящий мужчина? Как? Если ты меня любишь, Дима, то почему ты его сразу не послал?! Почему посчитал возможным озвучить требование Зимина?! Если любишь, как ты мог пойти на это, Дима?!!
  Взгляд Городинского на портрете существенно поблек, Жене даже показалось, что он немножко опустил голову от стыда под ее обличающей тирадой. И снова и снова она слышала его оправдания: ' Ради меня, ради нас с тобой!'
  - Ради нас?!! - возмутилась Женя. - Ради нас с тобой?!
  И в эту минуту зазвонил телефон. Слишком поздно для Лариски, слишком нереально для матери - у той теперь на уме только маленькая Изабелла. Надо же, придумала имя! Нет бы Женьке дать что-то более звучное. Или хотя бы женское. Нет же, Женьке от матери досталось все самое худшее. А лучшее предназначено для Изабеллы. Потому что именно она - желанное дитя, она, а не Женька.
  Телефон настойчиво требовал ее внимания. А Женя никак не могла решить - рада ли она Диминому звонку. С одной стороны - да, безусловно, ведь за четыре дня извелась совсем в неизвестности, соскучилась безумно. С другой... Что хорошего могла она ожидать от звонка Городинского? Он снова и снова будет требовать подтверждения Женькиной любви к его звездной персоне. Такого подтверждения, от которого кровь в жилах стынет.
  - Это ты, Дима, - печально сказала Женя, обращаясь к портрету, все еще не снимая трубки. - Я знаю, это ты. Пока в нашу жизнь не ворвался Зимин, ты почему-то не вспоминал обо мне с такой регулярностью.
  Телефон, казалось, раскалился от звонков. По крайней мере, каждый звонок раздавался все громче и громче. С легким вздохом разочарования Женя подняла трубку:
  - Алло.
  - Женька, родная моя! - воскликнул Городинский. - Наконец-то! Ну как ты?
  С некоторой долей ехидства Женя спросила:
  - Тебя действительно интересует, как я? Я хорошо, Дима, спасибо.
  Дима был крайне разочарован ее ответом:
  - Ну ты же прекрасно понимаешь, о чем я! Ты звонила ему?
  - Нет! - дерзко ответила Женя.
  - Ну я же просил! - возмущению Городинского не было предела. - Женька, ты же убиваешь меня! Без ножа режешь! Эта сволочь у нас практически каждый вечер околачивается! Ты бы видела его взгляд!!! А вчера и вовсе в моем присутствии поинтересовался у Алины, как жизнь супружеская, представляешь?! И на меня так ехидненько смотрит, сволочь! Мол, время истекает, родной, должооок!!! Представляешь?! Боже, какая сволочь! Как таких подонков земля носит?! Женька, у нас с тобой больше нет времени, ты должна ему позвонить!
  Должна?!! От этого слова Женю буквально передернуло. Ну это уже слишком!
  - Я никому ничего не должна, - ее голос зазвенел от возмущения.
  - В самом деле?- претенциозно заявил Городинский. - Ты полагаешь, что ничего мне не должна? Ты заманила меня в свои сети, заставила влюбиться, потерять голову. Я ведь без тебя схожу с ума, Женька! Я так тебя люблю! А теперь, когда только от тебя зависит наше будущее, ты говоришь, что никому ничего не должна? Так нельзя, Женька! Мы оба друг другу должны! Ты же знаешь, любовь - это прежде всего готовность жертвовать собой ради любимого! Я готов пожертвовать ради тебя самым дорогим, что у меня есть - сценой, славой, а ты... Такую малость, Женька! Только один-единственный разочек! Ради меня, ради нашей с тобой любви!
  - Как у тебя все просто, Дима! - недовольно ответила Женя. - Если ты готов пожертвовать ради меня самым дорогим - в чем же дело, жертвуй! Зачем ждать год, два? Жертвуй сейчас, сегодня, когда это действительно нужно! Зачем мне твои жертвы через год, через два?! И тогда тебе не придется жертвовать мною, а мне - порядочностью. Какие претензии, Дима, какие проблемы?!
  Городинский опешил, на мгновение потерял дар речи - разговор явно пошел не в том русле, на которое он рассчитывал.
  - Ну ты же все понимаешь!!! - возмутился он. - Зачем ты заставляешь меня унижаться?! Я попал, Женька, я конкретно попал с этим Зиминым! И без тебя погибну! Ты же знаешь, какая это редкая сволочь! Ведь от тебя действительно не убудет, а я... Ты даже не представляешь, как много это для меня значит! Не могу я сейчас уйти от Алины, не могу... Я не люблю ее, это правда, но я слишком сильно от нее завишу. Я не могу уйти так сразу. Я уйду, Женька, я обязательно брошу ее, клянусь тебе, но только не сейчас, чуть-чуть позже. Я еще не готов к этой жертве. Сегодня я - Дмитрий Городинский, а уйди я от нее - кем я стану? В ее руках все ниточки, она перекроет мне кислород, Женька! Я умру без сцены! Неужели тебе меня не жалко?! Ты ведь хочешь гордиться мною, правда? Тебе ведь так приятно видеть меня на сцене, на экране, правда? Слушать мой голос по радио. А главное - имя, мое имя, Женька! Неужели тебе неприятно мое имя? Если ты не пожертвуешь собой - я пропал, я погиб, Женька! Она перекроет мне кислород, а я не хочу жить без сцены, я не смогу так жить! Я что-нибудь с собой сделаю, Женька! И моя смерть будет на твоей совести! Потому что ты не захотела сделать для меня такую малость! Ну сама подумай - это же совершеннейший пустяк, детка! Это же просто условности! Я ведь у тебя не первый, правда? И не последний. Сколько их было у тебя, Женька? Сколько еще будет? И почему-то раньше тебя это никогда не смущало. А теперь ты строишь из себя такую скромницу, аж противно, ей Богу! Когда пихала фотографию в букет - стыдно не было. Когда трахалась со звездой в машине - тоже почему-то не краснела. А теперь вдруг стыдно стало? Это ты во всем виновата, ты! Это ты меня приучила к себе, подсадила, как наркомана на иглу. Это из-за тебя я попал на крючок к Зимину, из-за тебя! Потому что если бы ты не сунула фотографию в букет, я бы не оказался в такой дурацкой ситуации!!! Ты приучила меня к себе, приручила, и ты теперь в ответе за меня! Это, между прочим, кто-то из великих сказал, не я придумал! Ты в ответе за меня, ты должна это сделать, Женька! Обязана!
  'Мы в ответе за тех, кого приручили' - тут же всплыла в памяти заезженная до неприличия фраза из 'Маленького принца'. Фи, какая банальщина - скривилась Женя. Кто-то из великих! Слышал звон, да авторства не знает. Не кто-то из великих, а Экзюпери! Впрочем, не эти слова сильнее всего задели Женю. Гораздо страшнее было другое...
  -Должна?!! - изменившись в лице, гневно спросила она. - Обязана?!!
  - Нет, нет, конечно, не должна, не должна! - несколько запоздало спохватился Городинский. - Прости, детка, я не так выразился. Не должна, миленькая, родненькая, ты мне ничего не должна. Но я пропаду, Женька! Если бы у меня была хоть малейшая возможность справиться самому - я бы ни за что в жизни не стал просить тебя об этом. Но я правда пропаду... Понимаешь, Женька... Я люблю тебя, да, я тебя очень люблю, но я не могу справиться с ситуацией. Он сильнее меня, у него такие рычаги... Мне жаль, что все так произошло. Если бы ты только знала, как мне жаль! Раньше я зависел только от Алины, теперь я завишу и от тебя. Но от Алины зависеть проще, потому что я ее не люблю, мне на нее наплевать. Она для меня - работа, а кто сказал, что работа должна нравится? А ты... Ты - другое. Я ведь знаю, как ты меня любишь. Я ведь видел твой восхищенный взгляд. Знала бы ты, как я люблю, когда ты смотришь на меня так! Просто обожаю! Меня твой взгляд окрыляет, я чувствую себя всесильным. А тут - эта сволочь. Он подонок, Женька, это такая мразь! Упаси тебя Бог впасть когда-нибудь в зависимость от такой сволочи! А вот я попал. И теперь мне приходится умолять тебя, чтобы ты это сделала. А это ведь намного хуже, чем то, что требуется от тебя. Это так унизительно - умолять любимую женщину о такой малости. Малость, Женька, ты подумай, ведь в сущности это такая малость! Ну пожалуйста, родная моя, ну что тебе стоит? Клянусь тебе, я никогда в жизни не упрекну тебя в этом! Ну пожалуйста, Женька, умоляю тебя: позвони Зимину! Позвони, Женька! Ну пожалуйста!
  Женя брезгливо скривилась, взяла долгую паузу. Ох, лучше бы он не звонил! Не вообще, а по крайней мере сегодня. А еще лучше - месяц, может, два. За это время Женя могла бы забыть неприятный эпизод с Зиминым, Димину истерику... Впрочем, разве она когда-нибудь сможет забыть эпизод с Зиминым? Глупость какая - конечно нет! Но со временем отвращение к себе и Диме, быть может, хоть чуточку притупилось бы, и все еще могло бы остаться, как есть. Ну зачем он позвонил?!
  - Я не буду ему звонить, Дима, - после долгих размышлений ответила Женя. - Я постараюсь все сделать, если он придет. Да, если придет - я постараюсь. Я сделаю... Если будет не очень противно... Если ты действительно без этого пропадешь...
  - Да, да, любимая, пропаду! - радостно подтвердил Городинский, чем заставил Женю еще больше скривиться от брезгливости.
  - Хорошо, - убитым голосом согласилась она. - Раз уж я тебя приручила, как ты выражаешься... За свои ошибки нужно платить, как бы дорого они ни стоили. Но сама ему звонить не буду. Если придет, если потребует - сделаю всё от меня зависящее, по крайней мере, попытаюсь, но не гарантирую. А звонить не буду. И не проси.
  Городинский торопливо ее успокоил:
  - Ладно, ладно, не надо. Я сам позвоню. Ты только не передумай, ладно? Женечка, миленькая, ты даже не представляешь, как я тебя люблю! Спасибо тебе, родная моя! Вот увидишь, у нас еще все будет хорошо!
  Женя в очередной раз брезгливо скривилась и аккуратно положила трубку на рычаг. Подошла к портрету, тяжелым оценивающим взглядом посмотрела на него. Городинский на портрете чуточку сжался, словно бы ожидая от нее удара.
  -Я сделаю это, - уверенно произнесла Женя. Крылья носа брезгливо подрагивали. - Но не говори, что это ради нас. И не ради тебя, Дима. Только ради себя. Я должна заплатить за свою ошибку. Я ошиблась, Дима, я в очередной раз ошиблась. И ты не виноват. Я сама виновата. Я сама во всем виновата. И ты прав, Дима - это такая малость! Это ведь ерунда, правда? Были до тебя, будут после... Нет, после уже никого не будет, хватит. Один раз могла быть случайность. Две случайности - это уже закономерность. Я была права - все мужики сволочи. Кто-то больше, кто-то меньше. После тебя, Дима, никого не будет. Разве что Зимин. Но Зимин не мужик, это просто долг. Я сделаю это, Дима. Сделаю. По крайней мере, постараюсь. А если будет уж слишком противно - не обессудь. Я постараюсь, но не гарантирую, Дима. Я только постараюсь...
  
  'Постараюсь'... Легко сказать, но трудно сделать. Женя даже представить себе не могла, как выполнит данное Городинскому обещание. Противно было до жути, до одури. И почему-то не только от того, что предстояло спасти Диму от страшного человека Зимина таким жутким способом. Ведь даже если отбросить данное Городинскому обещание, на душе все равно оставалась какая-то тошнотворная гадость.
  Заснуть в эту ночь удалось лишь под самое утро. Холодной змеей в Женькину душу закрадывалось нехорошее предчувствие, страшная догадка. А тот ли Дима, которого она так долго искала? Действительно ли он предназначен ей судьбой? Или, может, она сама это придумала? Какой ужас, она снова ошиблась? Пять лет, подумать только - пять лет!!! Ради чего, ради кого?!!
  Пять лет... Ошибка? Глупость? Но разве можно считать ошибкой любовь? И разве можно ее считать глупостью? Даже если она и в самом деле была не совсем разумна, любовь все равно остается любовью. Впрочем, почему неразумна? Если Дима попал в трудную ситуацию, это что же - Женя сразу должна его разлюбить? Потому что он нужен ей лишь сильный и уверенный в себе? А слабый - пошел вон?! Но ведь это неправильно! Они же не звери, не дикая стая, живущая по законам леса: слабого - на съедение сильным. Нет, нет, так нельзя! Ведь даже киты своему слабому, больному сородичу подставляют спины, чтобы смог подняться на поверхность и вдохнуть воздуха! Неужели люди должны быть более жестоки друг к другу, чем животные?! Слабого нужно жалеть, его нужно любить гораздо больше, чем здорового и сильного, хотя бы потому, что слабый без этого не выживет! А вот сильный и без посторонней поддержки и вселенской любви выживет в этом жестоком мире, более того, еще и очень неплохо в нем устроится. А слабому в любви и помощи отказывать нельзя. Слабого нужно жалеть...
  Как-то непривычно и странно Жене было думать о Городинском, как о слабом. Все пять лет воспринимала Димочку, как кумира, а кумир ведь не может быть слабым. Но разве от того, что попал в трудную ситуацию, что позволил себе в безвыходном положении проявить слабинку, Дима стал хуже, стал не достоин Жениной любви? Да нет же, нет! Даже если Женя вдруг сама засомневалась в своих чувствах, то Диминой вины в этом нет! Виновата только сама Женя. Значит, любовь ее была недостаточно сильной, если при первом же испытании пусть не исчезла совсем, но несколько померкла, потускнела. Значит, слаб не Дима, а сама Женька, потому что посмела подвергнуть сомнению свою любовь к кумиру.
  А Дима... Дима ни в чем не виноват. Разве это он придумал весь тот кошмар, в котором они оказались вместе с Женей? Разве от него исходила инициатива так называемого 'подарка'? Если уж и виноват в чем-то Дима, так только в том, что так глупо выдал себя при встрече с врагом. Во всем остальном виноват только страшный человек Зимин!
  Конечно, неприятно, что Дима позволил себе быть слабым. Все бы ничего, но опускаться до того, чтобы умолять Женьку о помощи? О такой помощи?! Это как минимум некрасиво. Но стоит ли вот так сразу подвергать сомнению собственную любовь? Как и то, достоин ли Дима ее любви? Он ведь просто попал в безвыходную ситуацию. Что поделаешь - он и в самом деле очень сильно зависит от своей Петраковой, иначе, Женя была уверена в этом, ни в коем случае не опустился бы до такого унижения перед нею. Значит, и в самом деле все выходы на сцену находятся в жадных Алининых руках. И Диму даже можно понять - как ему жить без сцены, без славы, если он для этого рожден, если это его предназначение? Осудить - легче легкого. А ты попробуй понять, простить, пожалеть.
  Да, Женя жалела. Сочувствовала, сопереживала. Прятала глубоко в подсознание неуверенность в собственном чувстве к нему, и вновь и вновь искала оправдания Городинскому. И, что характерно, почти без труда находила! Не меньше Димы возмущалась поведением Зимина. Каков подлец, а? Ведь намерено ходит к Алине чуть не каждый день, или хотя бы звонит. Не иначе, как в ближайшее время начнет шантажировать Диму. Сволочь. Страшный человек. Бедный, бедный Димочка!
  Сочувствовала. Жалела. Хотела помочь. Искренне хотела. Даже таким варварским способом, о котором говорил Дима. Гадко? Безусловно! А что делать?! Если это единственный способ помочь любимому? Кто сказал, что любить - это легко? Ведь даже Лариска Сычева, ой, то есть уже Гондурова, и та ради своего Вадика отважилась бы на такой шаг. А значит, не так уж это и страшно. Ведь вряд ли Лариска, практически еще новобрачная, так легко отнеслась бы к такому разговору. Сычева, конечно, человек легкомысленный, но не до такой же степени! И как уверенно сказала: 'Да, ради Вадюши я пошла бы на все, даже на это!' Это что же, выходит, Вадик Гондуров достоин большей любви, нежели Димочка Городинский?! Но ведь это несправедливо! Нет, Лариска права, на сто процентов права - ну что, что тут страшного? Ну ведь и правда - не убудет же от Женьки! Можно подумать, что кроме Димы у нее никогда никого не было. Ведь были же! Пусть не так много, но были. И что страшного произошло? Ничего, абсолютно ничего! Кроме того, что теперь Жене было кого с кем сравнивать. Ну вот и добавит еще одно сравнение в свою копилочку. Чтобы лишний раз убедиться в том, что Димочка Городинский - само совершенство.
  Да, решено. Женя сделает это. Ради Димы. Ради своей любви к нему. Даже если она позволила себе подвергнуть эту любовь сомнению. Ей ведь все равно удалось сомнения развеять без следа. Удалось? Значит, ее любовь никуда не делась. А значит, ради любви нужно жертвовать. Потому что Дима действительно пропадет без своей Петраковой. Как ни больно и обидно было Жене признавать, но Дима прав - в данный момент было бы безумием рвать отношения с нею. Он ведь действительно должен подготовиться к столь серьезному шагу. Да, Женя должна дать ему время. А выиграть время можно только тем самым способом. И она пойдет на это, решено. Как ни крути, а все аргументы говорят в пользу этого решения.
  Но вместе с тем Женя категорически отказывалась звонить Зимину сама. Приглашать в гости, упрашивать, уговаривать его прийти. Умолять. Чтобы потом, когда он откликнется на ее уговоры, снова предложить ему себя. На тарелочке с голубой каемочкой. Прямо в прихожей. Фу, какая мерзость! Нет, нет, ни за что!
  Вот если бы Зимин сам пришел... Может быть, тогда бы Женя и смогла переступить через собственную гордость. Лучше даже, чтобы не только пришел сам, но сам же и сделал все, чтобы ей осталось только молча покоряться ему с видом страдалицы. Вряд ли это было бы приятнее, но наверняка не так противно. Потому что в этом случае она могла бы чувствовать себя жертвой обстоятельств. А сама...
  И вдруг откуда-то из глубины Жениного существа опять рождался гнев. Почему?! С какой стати она должна вести себя, как шлюха?! Это же гадко, мерзко! Да она должна была бежать от Городинского сразу же, как только он намекнул на то, каким именно способом она может ему помочь! Почему она не убежала сразу?! Почему не отказалась решительно?! Почему согласилась?! Как она могла предлагать себя постороннему человеку? Сама?! Пошло, как дешевая панельная девка, распахивать перед ним блузку, демонстрируя собственные прелести? Господи, какой ужас, какой позор! Ведь ей же жить в этом доме, по соседству с Катей! То и дело сталкиваться с самим Зиминым то в подъезде, то около дома. Как же она сможет смотреть в его глаза?!
  И, ужаснувшись положению, в которое попала из-за Димы, Женька принимала совершенно противоположное решение: нет, нет, и еще раз нет! Нет, потому что на это она не пойдет никогда! И то, на что она уже пошла ради Городинского, то, как унизилась перед Зиминым, тоже было ошибкой! И распахнутая перед Зиминым блузка, и чудовищно-откровенное собственное фото в букете цветов. Ведь это фактически звенья одной цепи: сначала она пала перед Городинским, потом точно так же пала перед Зиминым. Только Городинскому она для начала подсунула красочную картинку, а Зимину сразу предъявила оригинал во плоти, так сказать. Так чем же Дима лучше Зимина?! Или чем она сама лучше? Почему не стыдно было пасть ниц перед кумиром, а такого же падения перед рядовым человеком не забудет и не простит себе до конца дней?
  
  Глава 17
  Дверь открылась, и на лестничную площадку вышел Зимин. Тут же в дверях показалась Катя, ласково улыбаясь.
  - Да иди уже, оглоедиков разбудишь! - нетерпеливо отмахнулся от сестры Олег.
  - Куда там, - возразила Катя. - Их теперь из пушки не разбудишь, набегались за день. Ты как приедешь - обязательно позвони, ладно?
  - Знаю, знаю, - покладисто ответил Зимин, упреждая привычную Катину тираду: - Ты будешь волноваться. Обязательно позвоню. Все, пока!
  И начал демонстративно спускаться по лестнице.
  - Пока! Смотри ж, не забудь позвонить! - крикнула ему вдогонку Катя и закрыла дверь.
  Зимин спустился на пару пролетов и прислушался. В подъезде стояла тишина, дом словно вымер: на часах - без четверти одиннадцать, будний день, народ если еще не спит, то уже вовсю готовится ко сну. В худшем случае сидят перед телевизорами. Вот и пусть себе спят. Зато вряд ли кто-нибудь его увидит. Лишь бы Женька не спала, а то уж и вовсе некрасиво получится. Хотя... о какой красоте вообще могла идти речь в данной ситуации? Тут главное остаться незамеченным любопытными соседями...
  Крадущимися шагами, словно вор, Зимин вернулся на лестничную площадку и коротким звонком известил хозяйку о своем приходе...
  
  Женя вышла из ванной и разложила диван. Расстелила постель, привычно разгладив простынь, чтобы не оставить ни единой складочки. Как всегда перед сном начала тщательно расчесывать волосы. Только на сей раз не стала при этом разглядывать Димин портрет: зачем, ведь и без него в голове миллион мыслей, и все на одну тему.
  И в это время раздался короткий звонок. Хозяйка вздрогнула от неожиданности и посмотрела на часы - ничего себе, кого это принесло на ночь глядя? Женька начала лихорадочно приводить себя в порядок - не открывать же в ночной рубашке? Сняла простую хлопчатобумажную ночнушку, прямо на голое тело надела халатик. Ну кто это придумал, кто? Что за вздор эти мелкие и неудобные пуговицы!
  Пока непослушные от волнения пальцы лихорадочно пытались продеть скользкие пуговки в маленькие петельки, Женя лихорадочно рассуждала, кто мог потревожить ее в столь поздний час. Катя на днях грозилась зайти, Женя уже устала от напряженного ожидания судьбоносного (быть может) разговора с нею. Но чтобы Катька, да так поздно? Нет, Катя - человек деликатный, в такое время без предварительного звонка по телефону ни за что на свете не пришла бы. Да и по телефону позвонила бы только уж в очень пожарном случае.
  Нет, не Катя, точно не Катя. Тогда кто? Дима? Без звонка, без предварительной договоренности? Да еще и с риском вновь быть застуканным на месте преступления? Совершенно абсурдное предположение! Тогда кто? Мама. Телеграмма. Господи, что-то случилось?..
  Едва справившись с верхними пуговицами, прижав рукой оставшуюся часть полочки к телу, дабы не светить перед почтальоном голым телом, Женя в панике открыла дверь. 'Мама, мама' - стучало в голове. Женька могла злиться на мать сколько угодно, могла обижаться и ненавидеть, могла ревновать к маленькой Изабелле, более счастливой сопернице за драгоценное материно внимание, но все равно страх за мать, за ее счастье, за совсем еще крошечную сестричку доводил до сумасшествия...
  Однако на пороге увидела не почтальона. И сама не поняла - радоваться за мать, или плакать за собственную судьбу.
  - Здравствуй, Женя. Я пройду. Ты не возражаешь?
  Женя опешила. Не ждала. Не только не ждала, даже боялась его прихода, потому что пообещала и Городинскому, и самой себе: если придет, она обязана будет помочь Диме, не придет - какой с нее спрос? И тут - вот он, живой-невредимый, собственной персоной. Зимин. Страшный человек. На ее пороге.
  Зимин не стал дожидаться ее приглашения. Чуть отодвинув хозяйку с дороги, чтоб не мешала, прошел в квартиру и по-хозяйски закрыл за собою дверь, пытаясь производить по возможности меньше шума. Не стал задерживаться в маленьком коридорчике, сразу отправился в комнату. А Женя так и осталась стоять у входной двери. Не было сил пройти в комнату, не было сил взглянуть в наглые требовательные глаза гостя. Только пальцы нервно дергали пуговицы халата, застегивая петли до конца, до самой последней, до самой нижней. Как будто застегнутый наглухо халат мог защитить ее от чужих хищных рук...
  - Ну что же ты? - нетерпеливо спросил Зимин. - Разве так встречают дорогих гостей?
  Женя на одеревеневших ногах подошла к двери, ведущей в комнату, оперлась на косяк, ответила едва слышно:
  - Так то ж дорогих...
  Зимин усмехнулся:
  - А! Понял, не дурак. Намекаешь, чтоб уматывал? Если ты настаиваешь, я могу и уйти.
  Сказал вроде шутя, однако Женя услышала в его голосе угрозу. И ведь правда уйдет. И вот тогда-то уж точно начнет шантажировать Диму. С одной стороны так хотелось, чтобы он ушел, чтобы никогда больше не видеть его отвратительного усмехающегося взгляда, чтобы навеки забыть о самом существовании страшного человека Зимина. И на всякий случай его сестры, неплохой, казалось бы, девчонки Кати.
  С другой... А как же Дима? Он ведь так на нее надеется... У него ведь и в самом деле будут огромные неприятности, Зимин ведь ему их гарантировал. Шантаж... Что может быть страшнее шантажа?! Только сам шантажист. В данном случае Зимин. И именно от него теперь зависело Димино будущее. И пусть даже они с Димой никогда не будут вместе, разве от этого Женю меньше волнувало его благополучие?
  Нет, нет, Дима так нуждается в ее помощи... Да что же она, в конце концов? Какие теперь могут быть сомнения? Ведь не только самой себе обещала, ведь даже Димочке так и сказала: мол, придет - все сделаю, как ты хочешь, а на нет и суда нет. Так вот же он, пришел. Наверное, Дима, не дождавшись от нее решительных действий, сам позвонил Зимину. Да, собственно, к чему размышления? Когда действовать надо. Хочешь, не хочешь. Приятно, не приятно. А кому сейчас легко? В конце концов, она обещала Диме. Она должна помочь ему. Даже если появились некоторые сомнения в собственной к нему любви. Но он-то ей верит, он-то ждет от нее помощи! Она одна может ему помочь!
  И, чуть склонив голову на бок, Женя тихо и почти покорно ответила:
  - Я ни на чем не настаиваю. Просто в прошлый раз... Мне показалось, что вас это не интересует.
  - Ну почему же не интересует? - все с той же противной усмешкой спросил Зимин. - Я же живой человек. И если предложение до сих пор остается в силе, я бы с удовольствием им воспользовался. Вот так, со слезой...
  Женя разозлилась. Гад, ну какой же гад! Мало ему ее унижений, мало Диминого страха, ему еще и слезу подавай!
  - Слез в сегодняшнем меню нет и не предвидится! - ее голос звучал необычно звонко, дерзко, словно бы пятиклассница впервые в жизни осмелилась возразить строгой классной руководительнице. - Да вы же, насколько я помню, плачущими женщинами не питаетесь.
  Зимин согласился, кивнул с готовностью:
  - Не питаюсь, точно. Это противоречит моим правилам. Но из каждого правила есть исключения. Я вот сразу-то отказался, а потом пожалел. Не каждый день такие встречаются, плачущие...
  И решительно шагнул навстречу. Женя зажмурилась. Что ж, она должна хотя бы попытаться. Если будет уж очень противно, она еще сможет отказаться. Ведь если она не захочет, если совсем-совсем не захочет, он ведь ничего не сможет с нею сделать? Тогда почему бы не попытаться помочь Диме? Не ради нее самой, и не ради их совместного счастливого будущего. Какое после всего этого у них может быть будущее? Все это пустые мечты, и не более, ведь Дима вряд ли когда-нибудь осмелится уйти от Петраковой, если уж так от нее зависит. Ну тогда хотя бы ради него самого. Если он оказался таким слабым - значит, она тем более должна ему помочь. Чтобы над ним не висела дамокловым мечом опасность. Только чтобы у него все было хорошо. Жаль, конечно, что он оказался совершенно беззащитным перед своей старой грымзой, перед подлецом Зиминым, но ведь он так надеется на ее помощь. А Зимин? Ну что ж Зимин? Ну, не убудет ведь от нее в конце концов, как сказал Дима. Ведь и Лариска использовала практически те же слова. Не убудет...По крайней мере, она может хотя бы попытаться...
  И Женя, по-прежнему не открывая глаз, начала расстегивать пуговицы атласного халатика.
  - Не надо, - оборвал ее Зимин. - Я хочу сам.
  От него все так же горьковато пахло туалетной водой. Он был не так высок, как Дима, и потому Жене не пришлось дышать в его подмышку. Зимин не стал целовать ее. Сначала просто прижал к себе, прижал крепко-крепко, не пытаясь сразу сорвать халат. Казалось, что он просто наслаждается ее близостью, запахом ее волос. Постепенно Женя почувствовала, как напряглось его тело, как по нему пробежала мелкая дрожь. Погладил по голове, словно пробуя на ощупь ее мягкие волосы. Его рука скользнула под них, к голой шее, к спине, насколько это позволяла горловина халата. От этого движения Женина голова словно сама собою, совершенно инстинктивно, откинулась назад, не то стремясь не допустить дальнейшего продвижения врага в ее тыл, не то, напротив, стремясь прижать, задержать его руку, наслаждаясь предвкушением близости. И только тогда Зимин ее поцеловал. Не в губы. И уж тем более не в щечку. В шею. Поближе к уху. Сначала легко, едва коснувшись ее кожи губами, потом жадно, словно впиваясь в него.
  И это почему-то не было Жене противно. Наоборот, все ее естество отозвалось на этот поцелуй неожиданно бурно. Спина выгнулась, в желудке образовалась невесомость, сердце сладко ухнуло куда-то в пропасть, в самый низ живота, в самое таинственное женское место, и забилось там пульсирующим трепетно-горячим шаром, заставляя сжиматься в унисон его ударам все мышцы.
  Зимин продолжал жадно целовать ее шею, с каждым разом опускаясь чуточку ниже, все ближе и ближе к глубокому вырезу халата. И Женя уже не думала, что в любой момент сможет это прекратить. Не потому что вдруг изменила мнение. А просто... Просто уже не могла думать. Она никогда раньше не умела полностью забыться в мужских объятиях. Всегда чувствовала и собственное 'я', и тело, старалась даже фиксировать все ощущения, раскладывать их по полочкам. Здесь же... Теперь все было иначе. Начать с того, что Дима вообще никогда не целовал ее так. Он и в губы-то ее не слишком часто целовал, не особо баловал. Он вообще по большей части предоставлял Жене ласкать себя, любимого. И потому тела ее касался, в основном, для непосредственного контакта, для кульминации их встречи, так сказать. Тот раз, в машине, не в счет. Там он, видимо, просто добивался от нее своей цели.
  А теперь точно так же своей цели добивался Зимин. Нет, не точно так же, не точно! Потому что, как ни старался Дима, а добиться такой же реакции Женькиного тела на свои ласки не смог ни разу. Потому что вообще впервые в жизни ее тело отреагировало на первое же прикосновение мужчины столь бурно, и Жене оставалось только радоваться, что в данную минуту на ней не было трусиков, иначе Зимин мог бы подумать, что на ней несвежее белье, как бы пошло это ни звучало. Потому что эти поцелуи, такие, казалось бы, незатейливые... Нет, конечно, Женю и раньше мужчины целовали, и в шею в том числе. И приятно было, естественно. Но такого ощущения стремительного полета в бездну, такой мгновенной реакции тела, взрыва эмоций (и, видимо, не только эмоций!) не было никогда. Возможно, это странное ощущение было симбиозом ее чувств к Зимину? Ненависть, презрение, унижение, страх, зависимость - все сплелось воедино, в тугой комок негативной энергии. И вдруг прикосновение страшного человека, к которому Женя бесконечно долгих три недели без перерыва на обед культивировала ненависть, оказалось неожиданно приятным. И не просто приятным, а... Вот эта грань - страх и ненависть, неприятие и приятность, зависимость и долг, и снова ненависть, ненависть, ненависть... Когда ожидаешь, что прикосновение вызовет в тебе отвращение, непреодолимое желание немедленно отмыться жесткой щеткой с каким-нибудь сильнодействующим дезинфицирующим средством, а вместо этого получаешь такое невиданное доселе возбуждение, что нет больше сил терпеть, ждать, когда же он, наконец, доберется до заветных твоих глубин, когда одарит высшим наслаждением. Когда кульминация наступает сразу, буквально от первого же прикосновения, почти невинного: всего-навсего рука под волосами, лишь чуток проникшая под горловину халатика. И нет больше ни ненависти, ни страха, ни презрения, ни унижения. Разве что одна сплошная зависимость. От его рук, от его губ. Таких жадных, таких требовательных. Зависимость. Потому что уже не разум, а все естество твое понимает: без этих рук, без этих губ пропадешь, не получишь того, чего сама пока еще не ведаешь, чего доселе ни разу в жизни не испробовала, потому что все, что было раньше - дешевый суррогат, искусственный заменитель. Какое же это замечательное слово - зависимость!
  Зимин уже почти добрался до Женькиной груди - по крайней мере, ему оставалось до этого совсем чуть-чуть, совсем немножко. Ведь можно было даже не расстегивать пуговицы - вырез халатика был достаточно глубоким для того, чтобы лишь немножко отодвинуть ткань в сторону и... Но вместо этого Зимин вдруг резко отстранился. И Женя даже испугалась: как, и это всё?! а дальше? обмануу-лииии!.. Однако же страх ее длился лишь мгновение. Потому что Зимин вдруг жадно впился в ее губы. Так жадно, словно пытался насытиться впрок, заранее зная, что второго шанса припасть к Женькиным губам у него не будет. Руки же его в это время лихорадочно боролись со скользкими пуговицами на скользкой же ткани. Женя очень любила этот халатик - еще бы, такие деньжищи за него отдала, только бы понравиться в нем Димочке! Но сейчас, в эту минуту ей нестерпимо захотелось разорвать его к чертовой матери, или как минимум пообрывать все до единой противные мелкие пуговицы. Только бы они не отвлекали его руки от нее! Только бы он теребил не пуговицы, а ее тело!
  Наконец Зимин справился с непослушными пуговицами, и халатик с готовностью соскользнул с Женькиного тела. Точно так же, как тремя неделями ранее плащ, улегся у ее ног. Только переступать через него Жене не довелось: Зимин схватил ее на руки и понес к дивану. Ускользающим сознанием Женя отметила про себя: как хорошо, что она успела его разложить! Как хорошо, что постелила чистое белье, как будто чувствовала, что именно сегодня... Иначе сейчас пришлось бы тулиться вдвоем на узеньком диванчике...
   Зимин уложил ее на белую простынь аккуратненько, как самую драгоценную ношу. Женьке хотелось одного: поглотить его всего, сейчас, сию минуту, сие мгновение, не откладывая ни секунды! Или наоборот, чтобы он поглотил ее всю, без остатка, до последней капельки! Главное - не медлить, сейчас, скорее! Чтобы немедленно слились тела в экстазе безумства, чтобы познать, наконец, до конца, каким же он может быть, тот, от невинного прикосновения которого ноги не только становятся ватными, но словно бы сами собою раздвигаются, открывая свободный доступ в заветные недра. Так хотелось ощутить в себе его плоть, чтобы она, эта плоть, заполнила ее без остатка, до отказа, покорила ее, утвердив собственное господство! Но вместо этого Зимин принялся вновь ласкать Женькино тело, заставляя его содрогаться от каждого поцелуя, от каждого нежного прикосновения кончиком языка. До тех пор, пока Женька не выдержала, пока сама с жадностью не набросилась на нежеланного, казалось бы, гостя...
  
  Дима позвонил, когда за Зиминым только-только закрылась дверь. Он ушел, даже не попрощавшись, даже не дожидаясь, когда Женя выйдет из ванны. Просто ушел по-английски, тихо, скромно, не прощаясь. Получил то, зачем пришел, и не стал прощаться. И благодарить не стал. Зачем? Ведь не за романтикой приходил, не за любовью. Он приходил получить долг...
  Сквозь шум льющейся воды Женя услышала хлопок входной двери и сразу все поняла. Присела на край ванны, и заплакала, уткнувшись в мохнатое банное полотенце.
  И тут раздался звонок. Меньше всего на свете Жене сейчас хотелось с кем-нибудь говорить. Тем более с Димой. Нехотя сняла трубку, но сил выдавить из себя хотя бы одно слово не было.
  - Алло! - вновь и вновь вопрошала трубка требовательным голосом Городинского.
  От звука его голоса Жене хотелось говорить еще меньше, чем мгновение назад.
  - Алло! Ну что ты молчишь, Женька?! Алло? Ты там? Малыш, у тебя все нормально?
  Женя с огромным трудом разлепила губы, чуть припухшие от жарких поцелуев страшного человека Зимина.
  - Да, - хрипло ответила Женя.
  - А что ж молчишь?
  - У тебя тоже все нормально, Дима, - едва слышно произнесла она. - Ты можешь ни о чем больше не переживать.
  - Что? - обрадовался Городинский. - Всё?! Он приходил, да? И ты... И ты... Ты все сделала, как надо, да? Женька, какая ты у меня молодец! Ты даже сама ему позвонила? Вот умница, а я только собирался, всё духу никак не мог набраться позвонить этой сволочи. И ты... И ты... Ты все сделала, как надо, да? Женька, какая ты у меня умница! Спасибо, моя хорошая! Спасибо, родная! Теперь он у нас в кармане! Вот теперь пусть только попробует сунуться - я ему быстро рога поотшибаю! Жень, я сейчас приеду, да? Ты же еще не будешь спать? Надо же отметить такой праздник. Тем более, он мне больше не помеха. Даже если еще раз меня там застукает. Я еду, малыш!
  - Не надо, - твердо ответила Женя.
  - Как не надо? - опешил Городинский. - Что ты говоришь, милая? Это же я, я, твой Димуля! Эй, эй, детка, ты в порядке?
  - Я в порядке. И ты теперь в полном порядке, Дима. Только не надо ко мне приезжать.
  - Что, так устала? Бедная моя! Ну хорошо, ты ложись баиньки, отдыхай. Заслужила, детка. А я завтра приеду, и мы отметим как положено, договорились? Я завтра обязательно приеду, я дико соскучился!
  Женя рассердилась:
  - Я же сказала: не надо приезжать! Никогда! У тебя теперь все будет хорошо, не волнуйся. Но не надо сюда приезжать. Никогда. И звонить не надо. Всё, Дима, желаю творческих успехов.
  Женя хотела положить трубку, но не успела. В ухо ударил жалобный голос, почему-то вызвавший отвращение:
  - Ты что, обиделась? Ну что ты, Жень, мы ж договаривались! Это же ради нас, ради нашей любви! Это просто была проверка наших чувств. И теперь мы знаем...
  Женя прервала его резко. Пожалуй, слишком резко. По крайней мере, раньше она никогда не позволяла себе разговаривать подобным тоном не только с Димой, но вообще с кем бы то ни было, буквально ни разу в жизни:
  - Я не знаю, что знаешь ты, Дима. А вот я знаю одно: я тебя не люблю. Я тебе помогла, я прикрыла твою задницу от Зимина, а теперь будь добр, оставь меня в покое!
  Городинский опешил:
  - Как 'не люблю' ?! Что значит 'не люблю'?! Что ты говоришь?! Ты же только что доказала свою любовь! И теперь уже нам ничто не помешает. Потому что я теперь точно знаю, что ты меня любишь по-настоящему. Потому что на такое пойдет только любящая женщина...
  - Или полная дура, - не без самоедства заявила Женя. - Но знаешь, Дима, я ни о чем не жалею. Во-первых, я поняла, что не люблю тебя. И никогда не любила. Просто дура была, вот и всё. Блажь, одна сплошная блажь и дурость. Мечтательная идиотка! А во-вторых... Знаешь, Дима, я тебе очень благодарна. Потому что теперь я знаю, что такое настоящий мужчина.
  - Ты?! - задохнулся от негодования Городинский. - Ты?.. Это ты Зимина, что ли, называешь настоящим мужчиной?!! Да он же страшный человек!!!
  - Он, может, и страшный - я не знаю, меня ему, по крайней мере, напугать до смерти не удалось. Зато он настоящий мужчина.
  Городинский обмер:
  - Это намек?.. Это ты намекаешь, что по сравнению со мной...
  - Нет, Дима. Это я утверждаю, что ты по сравнению с ним - полное ничтожество. Причем во всех смыслах сразу. Тренажер для повышения квалификации, и не более. А я была полной идиоткой все это время. Но я рада, что послушалась тебя. Иначе... Иначе я бы, наверное, до конца жизни считала тебя мужчиной. Всё, Дима, я всё сказала. Прощай.
  И на сей раз не стала дожидаться очередного всхлипа в трубке, решительно нажала на кнопку отбоя.
  Медленно, словно бы опасаясь, как бы вновь не оказаться под гипнотическим воздействием простодушно-прекрасных глаз Городинского, Женя подошла к портрету. Дерзко взглянула в глаза кумира:
  - Я рада, что сказала тебе это. И рада, что ты заставил меня это сделать. Спасибо тебе, Дима. Ты меня вылечил. Ты снял с меня розовые очки, сама я бы на это никогда не решилась. Жаль только, что лечение тобой затянулось так надолго. И за Зимина тебе спасибо. Может, он и большая сволочь - тебе виднее. Со своей стороны могу утверждать только, что он определенно не белый, и уж точно не пушистый. Зато благодаря ему я многое поняла, Дима. Я поняла, что ты ничтожество. Поняла, что я дура. А еще я поняла, каким должен быть мужчина. Как жаль, что он сволочь, Дима, как жаль! А может, наоборот хорошо, а? Иначе я в очередной раз сотворила бы себе кумира. А так... Мне было хорошо, очень хорошо, но я не сойду с ума от любви. Я выздоровела, Дима, ты мне больше не нужен!
  Женя аккуратно отлепила кусочки скотча от стены, опасаясь повредить поверхность обоев, чуть надорвала глянцевую плотную бумагу. Неспешно свернула плакат в трубочку и сунула в мусорное ведро. Не забыть бы утром вынести. Это будет последняя ночь Городинского в Женькином доме.
  На стене сиротливо темнел пустой прямоугольник. 'Надо бы купить что-то новенькое. Нейтральное. Каких-нибудь котят в корзинке, или лучше цветы?', - подумала Женя и со спокойной совестью легла спать.
  
  Глава 18
  Следующего вечера Женька боялась, как огня. Впрочем, причины своего страха она понять не могла. Или же не хотела. А скорее всего, самой себе не желала признаться. Потому что на самом деле боялась она не того, что Городинский вновь напомнит ей о себе. И не того, что он о ней забудет, коли уж она выполнила свое обещание и ему нынче ровным счетом ничего не угрожало, раз уж Зимин по самое некуда оказался в том же пуху (мягко говоря), что и сам Городинский.
  Нет, боялась Женя иного... Боялась, что придет домой, будет ждать, а ожидания ее окажутся напрасными. Или того хуже - ненапрасными. Одинаково страшны были оба варианта. Потому что видеть Зимина после вчерашнего Женя не хотела еще больше, чем накануне. И в то же время мысль, что больше они с ним никогда не увидятся, буквально вгоняла в ужас.
  Как разобраться в чувствах, как для каждого из них выбрать правильную полочку? Как объяснить самой себе, чего ждет от жизни, чего желает? Не для кого-нибудь, не для Городинского, не для Зимина, а для себя самой. Хотелось видеть Зимина, хотелось вновь чувствовать на своем обнаженном теле его требовательные руки, хотелось просто прижаться к нему и замереть на миг. А еще лучше - на вечность. Прижаться к мускулистой груди, вдохнуть горьковато-цитрусовый аромат его тела, и забыть обо всем на свете, может быть, даже умереть. Потому что никогда в жизни ни на чьей груди не чувствовала себя столь уютно и даже счастливо, как на груди Зимина. Страшного человека Зимина...
  С другой стороны, Женя прекрасно понимала, что умрет от стыда, хотя бы раз встретившись с ним взглядом. Потому что он знал о ней всё. То, что Женька тщательнейшим образом скрывала от самой себя, знал страшный человек Зимин. И вот за это знание, за то, что был не только свидетелем ее позора, но и его причиной, ненавидела его до смерти. Потому что даже Городинский, которого после вчерашнего язык не поворачивался назвать по имени, знал гораздо меньше, чем Зимин. И пусть Городинский знал, как низко Женька пала. И пусть знал, что на эту жертву она пошла только ради него. Пусть знал ей реальную цену, пусть осуждал, пусть презирал. Но Городинский не знал главного. Городинский не знал самого страшного. Он даже не догадывался, какой восторг, какое несказанное удовольствие Женька получила от своего падения.
  А вот Зимин знал... Ему не нужно было об этом рассказывать, он все понял сам. Пусть и не сказал по этому поводу ни слова, пусть вообще не попрощался, даже не поблагодарил - а чего ее благодарить, она ведь всего-навсего расплатилась по счету. Но он наверняка понял. Он прекрасно все понял, или он - не страшный человек Зимин...
  По дороге домой все в том же киоске 'Союзпечати' Женя купила красивый календарь на следующий год, в аккурат подходивший по размеру на место портрета. С плаката удивленно-наивными глазами чуть обиженно смотрела на мир очаровательная мордашка йоркширского терьерчика. В самый раз. И красиво, и вряд ли быстро надоест. Да еще и польза в хозяйстве - календарь в доме лишним не бывает. И главное - совершенно нейтральная картинка. Максимальный вред от нее - то, что Жене, быть может, от одиночества захочется купить себе такую же собачку. Так ведь собака - не Городинский, не безымянный предатель, даже не догадывающийся, быть может, о всей подлости собственной натуры, не страшный человек Зимин, какой от нее вред? Уж собака-то точно не предаст...
  Шла домой в уверенности, что вот сейчас сразу, не медля ни минуты, повесит календарик на стену. Чтобы темный прямоугольник не навевал дурных мыслей. Хватит, достаточно, больше никаких мыслей, никаких! Просто жить, просто плыть по течению, ни о чем не думая. Мысли - они ведь могут завести совершенно в противоположную разумной сторону. Один сплошной вред от них вместо пользы.
  Однако дома уверенности и спокойствия поубавилось. Буквально все здесь о чем-то напоминало. Женя собралась было переодеться, автоматически схватилась за халат, и тут же вспомнила, как буквально несколько часов назад этот халатик держал в руках Зимин. Вернее, не столько держал, сколько пытался снять, мучительно долго и нервно теребил непослушные пуговицы. Но ведь все равно прикасался! Для того, чтобы потом прикоснуться к бесстыдно оголенному Женькиному телу... Ох...
  Женя понюхала халат в надежде ощутить на нем запах Зимина. Но нет, он пах только ее туалетной водой, да и то едва-едва - Женя не любила назойливых запахов, а потому очень стойкими духами никогда не пользовалась.
  Взялась было за плакат, только собралась повесить на стену, как руки словно бы что-то обожгло: нет, нельзя, это Димино место. Сама себя уговаривала, что нужно поскорее завесить темный прямоугольник, чтобы даже воспоминаний никаких не осталось, но не могла перешагнуть через внутреннее табу. Как же так, ведь на этом месте почти пять лет провисел Димочкин портрет! И пусть Женя в нем ошиблась, но ведь это пять лет ее жизни, ее, а не Диминой! Не может же она вот так сразу просто взять и вычеркнуть их из памяти! И календарь так и остался скрученным в трубочку сиротливо лежать на гладкой поверхности журнального столика.
  Все, буквально все в доме о чем-то напоминало! Или о Городинском, или о Зимине. Одна радость - воспоминания о том, чье имя нынче помнит другая женщина, и быть может не одна, прочно канули в лету. Жене даже показалось, что она готова без содрогания произнести его умершее имя вслух. Но... нет, не помнила. Не могла вспомнить. Или просто не в ее силах было воскресить его имя из царства мертвых?
  Женя на минутку задумалась - чем бы себя занять? Ужинать совершенно не хотелось, смотреть телевизор - тем более. До чужих ли ей теперь проблем, в таком-то состоянии?! Остановилась в центре комнаты, и словно током ударило: вот здесь уютной полянкой лежал плащ в их первую встречу с Зиминым. Со страшным человеком Зиминым... А вчера на этом же самом месте лежал ее любимый, нет, теперь уже ненавистный атласный халатик. Но это потом. А сначала на этом самом месте стояли они со страшным человеком Зиминым. Он жадно целовал ее шейку, спускаясь все ниже и ниже, к самой родинке, уютно расположившейся в ложбинке посреди грудей, почти в центре, чуть-чуть, самую малость правее... Ей так хотелось, чтобы он скорее припал к груди, чтобы поцеловал сосок, чтобы терзал ее тело бесконечно долго и до безумия жарко, жадно, ненасытно, а Зимин вдруг прервался, испугав Женю. Да, он практически сразу же переключился на ее губы - о, как сладок был его поцелуй! - но за это короткое мгновение Женя, кажется, успела очень-очень многое понять. Понять главное - что прежде никогда не боялась, что продолжения не будет. Почему-то раньше эта перспектива ее совершенно не пугала, даже если находилась в объятиях самого любимого человека на свете - Димы ли Городинского, или того, чье имя уже, кажется, готова простить и выпустить из застенков забвения. Женя безумно любила их обоих: безымянного предателя, и предателя Городинского (странно, почему от его фамилии она до сих пор не теряет почву под ногами, почему совершенно не боится его имени?). Именно любила, в прошедшем времени. Потому что в эту минуту была уверена - все эти глупости в прошлом, она выздоровела от любви к ним обоим, ведь несмотря на то, что категорически запретила собственной памяти складывать предательское сочетание имени из нескольких рядовых, ничего не значащих поодиночке букв, любила все это время не только Городинского. Даже, возможно, не столько его. Быть может, Городинским она лишь прикрывалась от того, кто сделал ей так больно, кто, казалось, навсегда убил ее душу, зачем-то оставив жить тело? А Городинский? Зачем ей был нужен Городинский? Неужели Женя лишь прикрывалась им, как щитом, от собственной памяти?!
  Так или иначе, но ни тот, ни другой ни разу не заставили ее испугаться, что продолжения не будет. Испугаться по-настоящему. Почему этот мгновенный, мимолетный страх оказался куда невыносимее страха никогда больше не увидеть любимого, какое бы имя он ни носил? С теми двумя Женя могла испугаться чего угодно, и в первую очередь того, что останется одна, брошенной и неприкаянной. Да, тот страх был велик, он сводил с ума, заставляя поступать неразумно и едва ли не преступно по отношению к самой себе.
  Но вчера Женя впервые в жизни познала совершенно иной страх. Вчера она не боялась одиночества, в ту минуту она даже не могла думать о нем. Потому что, наверное, и без того считала себя одинокой? Или оттого, что не стремилась хотя бы частично обладать другим человеком? Зимин ведь совершенно не был ей дорог, потерять его - скорее благо, нежели беда. Но почему в то короткое мгновение, когда Зимин оторвался от нее, резко отстранился как раз тогда, когда в ожидании его прикосновения к Женькиной груди она вся затрепетала, забыв на сей раз уже свое собственное имя, почему сердце едва не остановилось от бесконечного отчаяния?! Чего она могла испугаться, чего?! Если рассуждать здраво, то бояться ей было ровным счетом нечего. По идее, она должна была бы только обрадоваться этому: ах, ты передумал, голубчик? так иди, иди, никто не держит! А вместо радости...
  А вместо радости Женя в то мгновение ощутила жуткую тревогу. Нет, не тревогу даже, не страх, а дикое разочарование. Или все-таки страх? Липкий, разъедающий душу страх. Страх, что все сейчас закончится, и она так и не узнает, что же это такое, о чем люди столько говорят? Нет, нет, причем тут люди?! В тот короткий миг Женьке было глубоко наплевать на весь мир, кроме нее самой и страшного человека Зимина, неожиданно для нее самой одним своим прикосновением отправившего Женю в глубочайший нокаут страсти. Нет, не было разочарования. И не боялась не узнать что-то важное. Одного в то мгновение испугалась Женя, испугалась гораздо более, чем своей ли смерти, материных ли неприятностей, или еще чего бы то ни было. Боялась потерять его руки. Боялась никогда больше не ощутить на своем теле его поцелуи, наглые безапелляционные прикосновения его грубых и настойчивых, но таких ласковых рук. Рук Зимина. Страшного человека Зимина...
  
  Время словно застыло на месте. Нет, оно, конечно, не стояло, оно шло себе своим размеренным шагом, да только Женя не замечала его течения. Вокруг нее ничего не происходило, ничего не менялось. Каждый день одно и то же: подъем по будильнику, утренний моцион со всеми его 'прелестями', дорога на работу в забитом до отказа городском транспорте. Звонки, клиенты - старые и новые. Потом тем же маршрутом обратно, домой. Каждый день одно и то же. И каждый день после работы, в тишине тесной однокомнатной квартирки, мысли, мысли, мысли.
  Женя перестала себя уважать. Совсем. Не за то, что выполнила просьбу Городинского - об этом она старалась думать поменьше. За то, что позволила ему эту просьбу высказать. За то, что вообще позволила ему войти в свою жизнь. За то, что не распознала его гнилой сущности сразу, по глазам. По этой ласковой ухмылке. По глянцевому постеру, провисевшему в ее комнате долгих пять лет. Теперь на этом месте выделялось ярким прямоугольником пятно, как память о ее бесконечной глупости, ведь по какой-то странной причине буквально физически не могла заставить себя повесить на стену календарь. Это было бы равноценно тому, чтобы на лицо реальному Городинскому надеть плотную черную паранджу.
  Господи, как же так?! Женя ведь пусть пока еще не слишком плотно, пусть пока еще не семимильными шагами, но уже потихоньку подбиралась к порогу тридцатилетия, а она все еще такая глупая?! Как будто застыла на пороге шестнадцатилетия. Ну, положим, шестнадцатилетней девчушке было бы простительно без ума влюбиться в картинку, в образ, в кумира. Ну, пусть в двадцать. Но в двадцать два?! В двадцать три? В двадцать шесть?! Да еще пронести в себе эту любовь через всю жизнь? Или хотя бы через пять лет жизни?! Это уже не глупость. Это уже диагноз.
  Ах, как права была Лариска! Почему, ну почему Женька не послушалась ее, когда та настаивала на визите к психиатру? Или к психологу - какая разница? Почему не пошла?! Ведь и в самом деле нуждалась в помощи профессионала! Застряла в своей проблеме, как в болоте, и лишь усугубляла ее день ото дня. Обжегшись один раз, избрала себе лекарство в виде нарисованного красивого мальчика! Вместо лекарства принимала пять лет кряду яд, ошибочно прописанный самой собою!
  Как Женя могла не замечать ущербности Городинского? Только в силу собственной ущербности. Значит, она такая же, как он. Он - слабохарактерный дурак, возомнивший себя пупом земли. Она - бесхребетная дура, позволившая ничтожеству влезть в ее душу. И не только влезть, но и хозяйничать там безраздельно целых пять лет. Пять драгоценных лет! И это тогда, когда лучшие годы жизни уходят. Когда нужно устраивать свою судьбу, рожать детей. Когда нужно любить по-настоящему! А она вместо того, чтобы искать свою судьбу, искать настоящего мужчину, настоящую любовь, культивировала в себе любовь к суррогату. К яркому, эффектному, сладкоголосому, но от этого не менее дешевому суррогату. Из-за яркого фантика, не имеющего ровным счетом никакой ценности, света белого вокруг себя не замечала. Взгляд скользил вокруг, ни на чем и ни на ком не задерживаясь. А что, если вот точно так же она скользнула взглядом по тому единственному и неповторимому, назначенному ей судьбою? И больше никогда, ни единого разочка, их дороги уже не пересекутся? И она уже никогда не будет счастлива, потому что упустила свой шанс, упустила удачу, упустила судьбу?! А вдруг тот единственный и неповторимый - Антон, а Женька, погрязшая в суррогатной любви к пустому фантику, оттолкнула его от себя, и тем самым обрекла на одиночество не только себя саму, но и Антона?
  Какая она странная, жизнь. Вот люди, и в том числе Женя (быть может, даже более, чем все остальное человечество, вместе взятое), без конца употребляют слово 'судьба'. А что оно, это слово, обозначает? Быть может, прикрываясь этим словом, люди только калечат друг другу жизни? Нужно ли искать судьбу, или же стоит просто положиться на извечное, неистребимое 'авось' и плыть себе спокойненько по жизни в ожидании, когда она сама тебя разыщет? И только тогда и можно быть до конца уверенным в том, что именно это - твоя судьба, потому что она сама нашлась, пришло время - и вместе с ним пришла судьба. А не притягивать ее за уши к понравившемуся фантику?
  Ведь чем Женя отличается от Пивоваровой? Та вбила себе в голову, что Женькин безымянный - ее судьба, и прикрываясь этим, без зазрения совести увела любимого у подруги. Разбила не только Женькину жизнь, но и свою собственную. А Женька? Что сделала Женька?! Увидела красивую конфетку, сладкоголосого мальчика, и сама себя убедила в том, что судьбою им предназначено быть вместе. Да с чего она взяла?! На чем, собственно, основывалось ее убеждение?! Всего лишь на том, что родилась с кумиром в один день?! Но ведь это абсурд, абсурд, ведь в тот же день в мире родилось несколько тысяч человек! Господи, да ведь почти слово в слово ту же самую мысль когда-то пыталась донести до Женьки Лариска Сычева. Так почему было не прислушаться к ее словам?!!
  Судьба, судьба... А где она, ее судьба? Как она выглядит? Кто он, назначенный ей сверху? Какой он? Должен ли он быть похож на Зимина? Или Зимин - всего лишь ее горькое лекарство, пилюля, прописанная мудрым доктором по имени Жизнь для лечения затянувшейся болезни под названием 'глупость'? И его предназначение - лишь отрезвить Женьку, поставить мозги на место, снять розовые очки с глаз, чтобы она, наконец, увидела, разобралась, что из себя представляет возлюбленный. Ее кумир, ее идол.
  Да, скорее всего так. И уже за одно это Женя будет до конца дней благодарна Зимину. Но... Лучше она будет ему благодарна издалека. Как было бы здорово, если бы они больше никогда не встретились. Ах, как жаль, что в доме нет лифта! И как старательно ни вглядывайся в кругляш глазка, а все равно не увидишь, как Зимин поднимается по лестнице. И потому Женя каждый день выходила из квартиры с опаской. И с не меньшей опаской заходила в подъезд, моля Бога об одном: только бы не столкнуться с Зиминым нос к носу! Разве она сможет пережить этот позор? Как она сможет вынести его насмешливый взгляд?! Ах, если бы только она могла поменять квартиру! Теоретически это вполне возможно, а вот с практическим внедрением в жизнь этой замечательной идеи наверняка возникнет множество проблем. Первая из которых - материальная: переезд на новую квартиру, увы, удовольствие не из дешевых.
  Да, Женя безумно боялась столкнуться с Зиминым в подъезде собственного дома. И в то же время даже самой себе стеснялась признаться в том, как желает нечаянной с ним встречи. Ведь он больше не придет к ней просто так, ведь она вроде как выполнила свою повинность. А вот если они случайно столкнутся на лестнице... Он посмотрит насмешливо в ее глаза, а потом... Быть может, потом он спросит у нее, до сих пор ли остается в силе ее тогдашнее предложение, то, первое, со слезами... И тогда... Тогда у Жени наверняка не хватит решимости ему отказать. И пусть она не скажет ему 'Да' открытым текстом, но она непременно найдет возможность пусть завуалировано, но продемонстрировать согласие, готовность все повторить...
  А может быть, они встретятся не случайно? Может быть, он так же, как и Женька, хотел бы еще раз увидеться. Даже нет, не увидеться - как раз видеть его Жене хотелось меньше всего на свете. А вот просто оказаться вместе, просто застыть в объятиях друг друга, не видя глаз визави, дабы не сгореть от стыда, и умереть... Может быть, и Зимину хочется того же? И может быть, он еще придет? И пусть прошла уже целая вечность, целая неделя после его визита, но может быть, он еще не забыл Женьку?
  Нет, надо гнать прочь подобные мысли. Один раз Женя уже зациклилась на мечте. Придумала себе любовь, сотворила кумира. И чем хорошим это закончилось? Ровным счетом ничем, если не считать того, что было у них с Зиминым. И пусть это было всего лишь раз, зато теперь она точно знает, какой мужчина ей нужен. Даже нет, не так. Теперь она точно знает, что такое настоящий мужчина.
  Но Зимин, каким бы настоящим мужчиной ни был, явно не герой ее романа. Прежде всего по своим человеческим качествам. Страшный человек. Правда, о его 'страшной' сущности Женя знала лишь со слов Городинского, однако почему-то верила ему безоговорочно. Потому что видела, как сильно он был напуган. А с чего бы ему быть таким напуганным, если бы Зимин был белым и пушистым? Да какой уж белый, какой пушистый? Ведь это именно Зимин назначил цену за свое молчание, и Женька это знала точно, и вовсе не со слов Городинского! Нет, прав Димка, тысячу раз прав - Зимин страшный человек, за ним наверняка стоит что-то страшное. Возможно, он какой-нибудь бандит. Нет, он, конечно, на бандита совсем не похож, но если бы у всех преступников на лице было написано, что они бандиты, простым людям жилось бы слишком легко. Он, наверное, глава какого-нибудь преступного синдиката, доморощенный мафиози. А еще... А еще он наверняка шантажист. Ведь чем еще, как ни шантажом, можно назвать то, что произошло между ними? Только добившись уплаты установленной таксы, Зимин оставил в покое Городинского. Правда, настоящие шантажисты обычно требуют денег. Но у Зимина ведь имеется личный 'зуб' на Димку, поэтому и потребовал именно такой цены. Чтобы посильнее унизить соперника, чтобы отомстить. Денег он, наверное, 'снимает' достаточно с других жертв, а вот над Городинским захотелось установить настоящее господство. Унизить максимально. Так, как это понимал сам Зимин. За то, что отобрал у него влиятельную супругу, за то, что из-за Димки не смог воплотить в реальность собственные амбиции. Да уж, хорошо бы Зимин смотрелся на сцене!
  А впрочем... Ведь если оценивать его внешность справедливо, то уж уродом-то его точно не назовешь. Естественно, далеко не такой красавчик, как Городинский, скорее, вообще не красавец. Но есть в нем что-то такое, благодаря чему вот так сразу от него и не отвернешься. Не так высок, скорее, чуть выше среднего роста, не более, не особо строен, скорее, крепок. Довольно четкие, даже немножечко жесткие черты лица. Не красив, нет, но мужественен. Вот только разве что прическа малость подкачала: волосы короткие и далеко не шикарные, довольно глубокие лобные залысины. Да, на сцене с такой прической Зимин смотрелся бы совершенно нелепо. А вот если отбросить его неразумное стремление занять на сцене место Городинского, так для жизни вполне подходящая прическа. И в общем и целом, можно сказать, мужчина довольно видный...
  Нет, пора бросать подобные рассуждения. Надо вообще забыть о его существовании. Что ж она снова словно с ума сошла? Раньше о Городинском своем бредила, теперь о Зимине мечтает? Ну уж нет! Вовсе Женька о нем не мечтает! Только влюбиться в бандита ей и не хватало! Просто... Вот просто хорошо бы, чтобы будущий Женькин избранник, тот самый, который рано или поздно должен все-таки появиться в ее жизни, был бы хоть чуточку похож на Зимина. И даже не внешне. Просто... Вот чтобы умел он так прикоснуться к ней, чтобы мурашки по телу побежали, чтобы сердце ухнуло в самый низ живота и расцвело там огненным цветком. Чтобы все поджилочки затряслись от одного только предвкушения его прикосновения! Но даже если ее будущий избранник и не будет таким уж горячим и пылким любовником, Женька все равно до конца жизни будет благодарна Зимину, каким бы страшным человеком он ни был. За то, что отрезвил. И за то, что показал. За то, что хотя бы один раз в жизни она почувствовала себя настоящей женщиной. Смех, да и только: в тот момент она была бесконечно унижена, и в то же время единственный в жизни раз почувствовала себя настоящей женщиной.
  Потому что рядом был настоящий мужчина. По совместительству страшный человек.
  
  Глава 19
  А потом зашла Катя. Как всегда вечером, в самом начале девятого.
  - Привет! Не помешаю?
  Женя приветливо улыбнулась и кивнула, приглашая соседку пройти. А у самой сердце в пятки ушло: рассказал ей Зимин или не рассказал? Знает или еще нет?
  Катя же словно даже не почувствовала некоторой напряженности в поведении хозяйки, продолжала болтать, как ни в чем ни бывало, пока Женька сооружала вечерний чай на кухне:
  - Ты куда пропала? Я-то не всегда могу вырваться, у меня же оглоедики - попробуй-ка оставь их на полчаса без мамкиного попечения! Сейчас вот Игорек дома, так я вроде как в кратковременном отпуске. А ты-то что? Чего не заходишь?
  - Да так, - уклончиво ответила Женя. - То времени нет, то вот приболела немножко...
  - Ну, чудачка, надо ж было позвонить! Я б тебя быстро на ноги поставила. У меня же в доме полная зеленая аптека! И малина, и смородина, и клюква с калиной, и липа, и мед. Ты ж знаешь, я всегда на зиму запасаюсь по полной программе. Лучше уж я своих оглоедиков натуральными витаминами напичкаю да народными средствами вылечу, чем сплошной химией травить.
  - Да нет, Кать, ничего страшного, так, посопливела немножко - так кто ж осенью без этого обходится? Не страшно. В общем, проехали.
  - Ну, проехали, так проехали, - легко согласилась Катя. - А зачем тебе тогда Олежка мой понадобился? Я у него сколько раз пытала - не признается, паршивчик. Он у меня такой, ужасно скрытный. А я ведь такая любопытная, жуть! А, Жень, расскажи?
  Женя смутилась. Она давно ждала этого вопроса. Потому-то и не заходила к соседке сто лет. А раньше ведь едва не каждый вечер вместе чаевничали. Причем вечерние посиделки устраивали, за редкими исключениями, именно на Женькиной территории. А после визита Зимина все резко изменилось. У Жени как раз имелась очень уважительная причина для затворничества. А вот почему, интересно, Катя не заходила столько времени? При ее-то простодушии да еще и здоровом любопытстве она должна была бы уже давным-давно прибежать к Женьке с расспросами. А она словно сквозь землю провалилась. Как пить дать - Зимин не смог скрыть от сестры правды. А может, даже и не собирался ничего скрывать?
  Женя внутри вся сжалась в ожидании удара под дых, но не хотелось демонстрировать свой страх потенциальному врагу. Ну вот, уже и Катьку к категории врагов причислила! А ведь столько лет считала ее подругой...
  Женя автоматически занималась привычным делом: зажгла спичку, поднесла к газовой горелке. А в голове в это время металась одна мысль: сказал или не сказал? знает или еще не знает? Руки занимались приготовлениями к чаепитию, а голова, казалось, в данную минуту существовала совершенно автономно от остального Женькиного тела.
  Вообще-то нельзя сказать, чтобы между Женей и Катей было много общего. Скорее, кроме возраста и соседства по лестничной клетке их ровным счетом ничего и не связывало. Женя была одинокая работающая женщина. Катя полная ей противоположность - домохозяйка с двумя детьми трех и семи лет. Однако совместным чаепитиям эти различия совершенно не мешали. Особо близкими подругами не были, а вот так, просто поболтать, отвлечься каждой от своих проблем - для этого подходили друг другу практически идеально. По крайней мере, никогда еще за тех восемь с лишним лет, что Катя жила в этом доме, между ними ни пробегала черная кошка.
  А теперь пробежала. Да только эту кошку заметила одна Женя. А Катя только удивлялась - что же такое произошло? Или просто очень убедительно изображала неведение? Как понять, как разобраться? Спросить напрямик, в лоб: 'А что тебе известно о наших с твоим братцем отношениях?' Ой, нет, Женька никогда в жизни на такое не отважится. А вдруг паче чаяния Зимин ей ничего не рассказал? И тогда своим вопросом Женя сама себя выдаст. И вынуждена будет сама все рассказать подруге.
  Ну разве могла Женька ей все рассказать?! Такой чистенькой, благополучненькой Кате, не изведавшей в жизни ни одиночества, ни предательства любимого, ни унижения. Разве Катя смогла бы понять, как это - почти в тридцать лет быть такой идиоткой?! Слепой дурочкой, идолопоклонницей, совершенно не разбирающейся в людях? Вот ведь Женя и Катю считает такой простой, такой открытой. А что она о ней знает?! Ведь ровным счетом ничегошеньки! Кроме того, что несколько лет назад Катя вышла замуж за Женькиного соседа Игоря да родила ему двоих детей. А кто она сама, как и где жила до замужества, почему у нее брат такая сволочь - ни сном, ни духом. Даже самой себе никогда этого вопроса не задавала, ей это было совершенно неинтересно. А теперь вот только и трясись: а может, Катя такая же, как брат? И даже если не такая же, то когда он ей все расскажет? А ведь наверняка расскажет рано или поздно, уж коли он такая сволочь от природы. И что тогда? Промолчит ли Катя? Сумеет ли сдержать такую новость в тайне? Или растрезвонит по всему дому, как низко пала Женька Денисенко из тридцать второй квартиры?
  - Жень, ау! - попыталась вывести хозяйку из задумчивости гостья. - Ты где? Что с тобой, Женька? Ты какая-то совсем другая стала. И рассказывать ничего не хочешь. Ты что, поссорилась со своим таинственным поклонником? Ну, не хочешь рассказывать - и не надо. А Олег, между прочим, про тебя спрашивал. Правда, просил тебе не говорить. А я не могу удержаться. Ты же знаешь - я целыми днями дома, все одна и одна. Одними сериалами и живу. Так ведь там страсти надуманные, а хочется чего-нибудь живого, реального.
  - И что же ты ему рассказала? - с замирающим сердцем спросила Женя.
  - А что я ему могла рассказать? Если я сама практически ничего не знаю. Ну, сказала, что ты не замужем, что работаешь с канцтоварами. Что поклонник таинственный имеется, которого ты целый год никому не показываешь. А больше ничего.
  - Ну, спасибо, - с каким-то болезненным разочарованием поблагодарила Женя. - Болтун, между прочим, находка для шпиона.
  Катя расстроилась:
  - Жень, ну я ж не кому попало рассказала! Я ж брату! Он у меня знаешь, какой надежный? Он ведь у меня и за брата, и за друга. И за маму с папой, между прочим. Ты ведь ничего не знаешь, а так говоришь.
  Женя спросила с издевательской ухмылкой:
  - И что ж такого интересного я должна знать, по-твоему? Очень он мне интересен, твой Олег!
  Катя парировала:
  - Ну, не был бы интересен, вряд ли ты стала бы его к себе приглашать. И ведь хоть бы рассказала зачем! Ладно, ладно, молчу. Не хочешь - не надо. Только ты мне Олега не обижай. Я за него глотку кому угодно перегрызу, даже собственному мужу. Впрочем, Игоречку никогда и в голову не придет его обижать. Игорешка ведь мой прекрасно знает, что для меня значит Олег. Олежка ведь меня от детдома спас. Если бы не он - еще неизвестно, кем бы я сегодня была. Сама знаешь, что такое детдом. У нас ведь мама умерла, когда мне всего восемь лет было. А Олегу - девятнадцать. А папаша... Папенька как начал в день маминой смерти горе водкой заливать, так и не смог остановиться до собственной смерти. Когда мама умерла, Олег с нами уже не жил. Он после школы в авиационный поступил. И практически сразу влюбился в однокурсницу. И она в него. Они тянуть не стали, поженились еще в конце первого курса. Жить негде было - у нас ведь однокомнатная была, почти такая же, как у тебя. Мы там вчетвером и жили. Куда ему было вести молодую жену? Но и к ней идти не захотел. Он ведь у меня очень гордый. А у Алины отец в то время был каким-то большим функционером в Гостелерадио. Впрочем, я те времена не очень хорошо помню, совсем маленькая была. Помню только, что они с Алиной жили отдельно, комнату в коммуналке снимали. А потом не стало мамы. Папаша запил так, что надо мной нависла реальная угроза попасть в детский дом. Я ведь и голодная сидела, и в школу почти не ходила. Всякое бывало. Хорошо, что маленькая была, не очень-то и помню весь тот кошмар... А Олег-то ничего и не знал - жил ведь отдельно. Своих забот хватало: и учеба, и работа, и молодая жена... Да и вообще - молодые были, куда интереснее было немногое свободное время провести в теплой компании, чем проведывать выпивающего папашу. Ну, а когда узнал... В общем, забрал меня к себе. Не знаю, как Алина к этому тогда отнеслась - не помню. А ведь у них копейки лишней не было - оба студенты, да еще и квартиру приходилось снимать. Олежка целыми днями крутился, по ночам вагоны разгружал. Да что там... Трудно было. Это мне с ними было хорошо - я-то маленькая, на мне никаких обязанностей. Потом, когда отец умер - а он маму пережил всего-то на три года, печень не выдержала ежедневных возлияний - мы все вместе вернулись в нашу однокомнатную. Там и жили, пока...
  Катя допила остывший чай. Помолчала минутку, словно взвешивая все 'за' и 'против': говорить, не говорить. Спросила бесхитростно:
  - Ты знаешь, кто такая Алина?
  Женя знала. Теперь знала. Но объяснять Кате, откуда у нее столь секретные сведения, очень уж не хотелось, и она покачала головой.
  - Петракова. Слышала про такую?
  Женя изобразила безграничное удивление, словно впервые услышала это известие:
  - Да ты что?! Петракова? Та самая?! Ни фига себе!
  - Вот-вот, - простодушно улыбнулась Катя. - Только тогда она была еще просто Алиной. Правда, Зиминой стать отказалась - папенька ее настаивал, чтобы она осталась на своей фамилии, честолюбивый мужик, а сына не получилось, вот он и боялся, как бы его фамилия не накрылась медным тазом. Короче, Алина была еще простой студенткой. Они в одной группе учились. Это уже потом, после института... Это я уже немножечко помню, мне лет двенадцать тогда было. Или одиннадцать... В общем, Олег тогда в какой-то институт попал по распределению, а Алина - на завод Лихачева. Вот только она там буквально пару месяцев проработала. Папенька ее на телевидение быстренько пристроил. Тогда как раз организовалась телекомпания 'ВиД', помнишь? Самые Горбачевские времена. Ну, там, программа 'Взгляд', 'Прожектор перестройки' и прочая фигня. Я в эти тонкости не вникала, поэтому могу что-нибудь напутать. Знаешь, в двенадцать лет ведь все это таким чужим и неинтересным кажется. Так вот, Алина попала на телевидение, редактором музыкальных программ. И как-то уж очень резко поднялась. Быстро. Очень быстро. И папенька ее взлетел тогда, как на дрожжах. Как раз пошел огромный поток рекламы, а он именно на ней, можно сказать, и сидел. Да он и по сей день всю рекламу контролирует. А Алина теперь контролирует едва ли не все теле- и радиоканалы. В смысле, всю музыкалку. А ты ж понимаешь, чтобы кого-то раскрутить, первым делом нужно пробить ему телеэфир. Ну, клипы там, разная лабуда. Концерты всякие. И все это изрядно стоит. А решающий голос в этих вопросах, между прочим, за Алиной.
  Катя снова замолчала, словно с головой погрузилась в воспоминания. Потом повела плечами, как бы разгоняя кровь:
  - Слушай, Жень, пойдем в комнату, а? А то у меня уже спина затекла. И задница одеревенела от твоей табуретки. Пошли, - и, не дожидаясь приглашения, первой прошла в комнату.
  - О! - радостно воскликнула она на пороге комнаты. - Наконец-то! Наконец-то ты этого козла отправила в утиль! Сколько раз тебе говорила - сними его со стены и не позорься. Слава Богу. Только теперь ремонт придется делать - обои вокруг выцвели. Или что-нибудь другое туда повесь.
  Женька ответила, потупив глазки:
  - Да, ремонт - оно бы хорошо, давно пора. Но пока не до него. Я тут намедни календарь на следующий год купила, вот и освободила место. А то надоело, пять лет висит...
  - Вот и правильно, - согласилась Катя, удобно устраиваясь в кресле. - Давно пора. Ох, Женька, если б ты знала, как я его ненавижу! Придурка этого, Городинского. Сейчас сама все поймешь. Так вот. У Алины сразу много денег появилось, резко. А у папаши ее, наверное, еще больше. Из крошечной квартирки мы перебрались в шикарную четырехкомнатную на Маяковке. Это время я уже хорошо помню. Вот только воспринимала тогда все еще по-детски. Очень хорошо помню, что Алина постоянно лечилась. Меня, собственно, никто ни о чем в известность не ставил, просто на кухонном столе всегда стояло огромное количество всяких пузырьков да упаковок с таблетками. Это я потом постепенно начала соображать, что к чему. Они оба очень хотели детей, а Алина никак не могла забеременеть. Она лечилась просто таки с патологической страстью. С фанатизмом. Таблетки жрала буквально пригоршнями. Ужасно боялась, что Олег ее бросит из-за того, что она не может иметь детей. Она ведь раньше такая же тоненькая была, как ты. А от таблеток этих... В общем, то, какая она сегодня - вовсе не результат невоздержанности в еде. Она себя этими лекарствами угробила. А Олежка... Он, конечно, хотел детей. Он их и сейчас хочет - он ведь нормальный человек. Над моими оглоедиками трусится, как курица над цыплятами. Он видел, как Алина страдает. И сам страдал. Он ведь ее сильно любил. Так сильно, что отказался от надежды иметь детей. При мне сказал: 'Хватит! Больше никаких таблеток!' Но это не помогло. В ней уже произошли какие-то физиологические изменения. Еще бы - столько лет сидеть на гормонах! В общем, и детей не нажила, и здоровье угробила.
  Женя удивленно приподняла брови. Так вот как? А Городинский ведь ей все представил иначе, совершенно в других тонах. Интересно, кто из них говорит правду?
  Катя вновь притихла. На ее миловидном, чуть полноватом лице обозначилась какая-то внутренняя боль, словно она рассказывала не о событиях десятилетней давности, а о том, что происходило буквально вчера. Женя тоже молчала. Боялась выдать свой интерес к теме каким-нибудь неосторожным словом. Или интонацией. Или просто движением.
  - Бедная баба, - вздохнула Катя. - Как я ее понимаю! Знаешь, если бы я не смогла иметь детей, я бы не знаю, что с собой сделала! И уж как самый минимум - согласилась бы на любое лечение, даже на такое уродующее, как гормоны. В общем, в Алине как будто надлом какой-то произошел. Пока Олег ей не сказал 'Хватит', она еще вроде бы надеялась, держалась. По крайней мере, не собиралась мириться с такой несправедливостью. А потом, когда он запретил... Он просто взял и вышвырнул в мусорку все ее лекарства. Дорогущие - жуть! А он просто сгрёб в мусорное ведро и выбросил. Как она плакала! Ты не представляешь. Я до сих пор помню, как сердце сжималось. Я тогда даже не понимала, какая это страшная беда для женщины - не иметь детей. Но вот тогда, в тот миг... Когда Алина поняла, что всё, конец ее надеждам... Это было ужасно. Мне ее до сих пор жалко. Несчастная баба. Разве деньги и власть могут заменить счастье материнства?!
  О, а вот это Женя понимала очень хорошо! Тут же в памяти всплыл крошечный мальчишечка в кувезе с прикрепленными к голому темно-розовому тельцу датчиками и иголкой капельницы, торчащей из тоненькой, как веревочка, ручки. Ведь именно его потерю оказалось пережить тяжелее всего. Даже тяжелее, чем предательство того, чье имя она под страхом смерти не произнесет! И как она только могла подумать, что уже практически готова выпустить его имя из темницы памяти?!!
  - Нет, - грустно, но вместе с тем крайне убежденно ответила она. - Дети - это дети. Тут и говорить нечего. И тут я с твоей Алиной абсолютно солидарна.
  Катя глубоко вздохнула, в очередной раз сопереживая бывшей родственнице, и вновь продолжила:
  - Ну ладно. В общем, надлом. Ты понимаешь, что это значит? Это когда человек теряет основу. Вот из-под нее как будто стул вытащили и заставили сидеть в воздухе. Или нет. Как будто позвоночник из нее вытащили. Даже скелет. Все до единой косточки. Когда от человека остается только бесформенная масса. Она тогда даже в бутылку заглядывать начала. Впрочем, Олег ее быстро от этого отучил - у него ведь был печальный опыт с отцом, он не мог ей этого позволить. Но только на борьбу с бутылкой его и хватило. Он ведь тогда начал бизнесом заниматься. Времена-то были тяжелые. Особенно для работников науки. Если и не сокращали поголовно, так в неоплачиваемые отпуска всех подряд отправляли. В принципе, Олег мог не слишком-то и париться - Алина ведь зарабатывала о-го-го, на три семьи бы хватило. Но Олег гордый. Он не может у бабы на шее висеть. Даже у собственной жены. Начал мотаться в Германию за бэушными машинами, тут их продавать. Были свои сложности, но были и маленькие успехи. В общем, он понемножку начал подниматься на ноги. Так, чтобы собственной жене в глаза смотреть было не стыдно. Но и дома бывал все реже. Постоянно где-то пропадал. А у меня как раз началась собственная жизнь. Кавалеры, свидания. Игоречек нарисовался на горизонте. Потом вообще замуж вышла и сюда переехала. И Алина все чаще оставалась одна. Я, конечно, пока Сережку не родила, старалась про нее не забывать, почаще к ней приезжать. Как только Олежка умотает в Германию - я к ней. Бывало и с ночевками. И праздники иной раз с ней вдвоем проводила. Потому что к нам с Игорем она категорически отказывалась ехать, панически боялась стать обузой. Вот мне и приходилось Игоря отпускать к друзьям, или к родителям, а самой с Алиной сидеть. У нас, кстати, были прекрасные отношения. Она ни разу меня не попрекнула куском хлеба, хотя первые годы ведь очень тяжело жили. Нет, Жень, я правда Алине благодарна. Она очень хорошая баба, очень. Только несчастная такая... Обделенная. Сначала дети, потом...
  Катя вдруг встрепенулась:
  - Ой, уже поздно. Ты, может, спать собиралась? А я вот тут пришла без приглашения, болтаю без умолку. Я, может, пойду?
  О, только этого не хватало! На самом интересном месте! Женька чуть не воскликнула во весь голос: 'А дальше?! Что же было дальше?! Не томи!!!' Однако невероятным усилием воли сдержала эмоции, ответила спокойно, даже буднично:
  - Да какой спать! Я сегодня сдуру кофе перепила, так вообще уснуть не смогу, наверное. Давай, рассказывай. Интересно ведь: сама Петракова тебе вроде второй мамы была.
  - Мамы? - удивленно переспросила Катя. - Нет, Жень, ну что ты! Какая мама? Нет. Мы с ней, скорее, подругами были. Впрочем... Какая ей из меня подруга? Она ж на одиннадцать лет меня старше, как Олег. Нет, скорее, она меня воспринимала, как младшую сестру. А я ее, соответственно, как старшую. В общем, Олег частенько бросал нас одних. Бизнес, бизнес, будь он неладен! Все хотел зарабатывать не меньше жены, что б не комплексовать. У него, знаешь ли, бзик, как у Гоши из фильма 'Москва слезам не верит': мужик не имеет права зарабатывать меньше жены, и всё тут. Потому и пропадал целыми днями. А у Алины завелись тараканы в голове. У нас хоть и большая разница в возрасте, но когда поговорить не с кем... В общем, проскакивали в ее речах такие странные мотивы. Мол, она Олегу не пара, она ему жизнь портит. Что если бы не она, он нашел бы себе другую женщину, настоящую, которая ему сможет родить ребеночка. Все время говорила, что она должна его отпустить. Что он не сможет быть счастливым с нею. Что он не уходит только из жалости. А на самом деле, мол, только и мечтает о разводе. Просто, говорила, он слишком порядочный для того, чтобы самому позаботиться о своем счастье. Мне бы прислушаться к ее словам, понять, что для нее это слишком серьезно... Но... Молодость, молодость! У меня как раз Сережка в генплане появился. Я ходила такая счастливая, такая гордая! Живот свой огромный носила, как знамя! И даже не представляла, как ей это больно. Она-то как раз за меня радовалась, однако это не мешало ей страдать. А я не видела, я не понимала, ослепленная счастьем. У нас с Игорьком никогда копейки лишней не было, ты же знаешь. Олег на него даже злился первое время: мол, что это за мужик такой, который семью не может нормально обеспечить. А потом, когда я забеременела... Он за это Игорька готов был на руках носить.
  Катя вдруг как-то сморщилась, брови резко сошлись у переносицы, образовав глубокие морщинки, носик вздернулся, и на глазах сверкнули слезы. Всхлипнула, шморгнула носом, улыбнулась:
  - Ой, Женька, видела бы ты его в тот момент, когда я ему сообщила о беременности! Мой Олежка, мой суровый серьезный братик, расплакался, как кисейная барышня. Он не плакал, Женька, он рыдал! В голос рыдал! Мне кажется, он так выстрадался за эти годы вместе с Алиной... Ах, какие же мужики дураки! Ну почему он никогда не показывал Алине своих чувств, своих переживаний?! Он, дурачок, думал, что от его твердости ей легче станет. Старался не демонстрировать истинных своих чувств. Всегда с таким равнодушием говорил о детях, подчеркивая, что ему совершенно наплевать на то, что у них нет детей. А сам... Я ведь даже не представляла, как он измучился... И вот когда я ему рассказала о своей беременности... Женька, как он плакал! Он плакал и смеялся одновременно. А слезы текли ручьем! Он меня обцеловал всю, он меня на руках по всей квартире таскал, как перышко! И смеялся, и плакал... Никак остановиться не мог...
  А теперь Катя сама не могла сдержать слез. Они катились и катились по ее щекам, а она только стряхивала их, когда они подбирались к крыльям носа и начинали щекотать его. Плакала, шморгала носом. А бровки как-то так несчастно оставались сдвинутыми на переносице, почти до неузнаваемости исказив ее лицо.
  И у Жени вдруг тоже защипало в носу. И совершенно неожиданно на глазах появились слезы. Казалось бы - ей-то какое дело до чужих проблем? Ей со своими бы разобраться. Но как-то все сошлось в одну точку, как-то тисками сжало сердце. Ведь никто не плакал от счастья, когда она объявила тому, кому в ее памяти нынче места нет, о том, что скоро станет матерью, его лицо исказила гримаса разочарования, а уж никак не слезы радости. А теперь... Ведь ей уже двадцать восьмой год, а детей тоже нет, как у Алины. И даже мужа нет. И даже надежды на то, что он объявится в ближайшем будущем, тоже не слишком много осталось. И что ж ей, всю жизнь одной куковать? Когда у других уже полноценные семьи: и муж, и парочка замечательных ребятишек...
  А еще... А еще было как-то очень странно слышать такие вещи об Олеге. Как-то не вписывались Катины воспоминания в образ страшного человека Зимина, который нарисовал перед Женькой Городинский. Кто прав, кто неправ? Кому верить? Разве может страшный человек Зимин плакать от счастья? Вот хмуриться и делать равнодушное лицо при несчастной, не умеющей родить ребенка жене - это да, это запросто. Вот тут Зимин для Жени был очень даже узнаваем. Но плачущий Зимин?! Это нонсенс. Если только не ложь все то, что наговорил ей Городинский. Но если бы это было ложью, с какой бы стати Димка так его испугался? До обморока, до бабской истерики?
  Катя в очередной раз всхлипнула, улыбнулась одними уголками губ, и продолжила:
  - Вот с того самого момента Олежек Игоречка на руках носит. И даже запрещает ему заводить разговоры о бизнесе. Мой-то, бизнесмен, ёлки-палки, собрался было собственным делом заняться. Так Олежек ему быстренько мозги на место вправил. Мол, твое дело семьей заниматься, а не бизнесом. Сиди в своем НИИ, пока не поразгоняли. А разгонят - я тебе другое местечко подыщу. Ты только семью береги, говорит. Это твоя главная по жизни обязанность. А деньги уж зарабатывать, мол, предоставь мне. Я, говорит, вам не чужой, а вы мне и подавно самые родные на свете... Вот Игорешка мой и не парится. Высиживает честно зарплату, не особо при этом напрягаясь. Конечно, это как-то неправильно. По крайней мере, не совсем правильно. Мужик все-таки. Должен бы семью обеспечивать. А Олег уперся рогом: я, говорит, семью потерял, а тебе не позволю. Очень уж ему тяжело развод с Алиной дался...
  Катя тяжко вздохнула, переживая за любимого брата, и подхватилась:
  - Ах, да, развод! Я ж все время перескакиваю. Так вот. Олег с головой ушел в бизнес, дома бывал все реже. Он, пожалуй, у нас с Игорем бывал чаще, чем дома. Я как раз Сережку родила. Так Олег к нам каждый день с ним нянчиться приезжал. Если б ты только знала, как он детей любит! И Сережку, и маленькую Алинку. Да, это, кстати, именно он настоял на том, чтоб я ее Алинкой назвала. В честь Алины. Уже после развода. Ой, опять перескакиваю. Это же уже потом было. А сначала у нас был только Сережка. Так вот, Олег, значит, дома стал бывать все реже. Не потому, что завел себе кого-то на стороне. Просто... Тут ведь все в кучу свалилось, в один узел завязалось. Тут и бизнес с постоянными поездками, тут и Сережка мой. И Алинины тараканы... Она сама к нам не ходила, не могла спокойно на Сережку смотреть. Это для нее было настоящей пыткой. Поэтому Олежек ходил к нам один, без нее. А когда возвращался домой, Алина сама не своя была. Она как будто в ожидании удара сжималась. Все боялась, что Олежек ей сейчас начнет рассказывать, какой Сережка смешной, как ему нравится подпрыгивать на руках, как начинает ножками отталкиваться от коленок, того и гляди пойдет. А Олег это прекрасно чувствовал, потому и не рассказывал, не делился с ней ощущениями. А Алина воспринимала это не как заботу о себе, а как оскорбление. Ей все казалось, что Олежек только о том и думает, что она не может ему родить такого же Сережку. В общем, после Сережкиного рождения между ними словно трещина образовалась. Им бы ее быстренько залечить, законопатить, а они только отдалялись друг от друга. А потом...
  Катя вздохнула, резко распрямила плечи, как будто подготовилась к атаке на невидимого врага. Брови надменно изогнулись, крылья носа встрепенулись и словно бы забыли осесть на место, и она продолжила каким-то холодным, чужим голосом:
  - А потом в редакции музыкальных программ появилось юное дарование в виде очаровательного сладкоголосого мальчика с золотистыми волосами. И звали это дарование Дмитрием Городинским. Да только сладкоголосым это чудо стало чуть позже... Когда его голос стали пропускать через хитроумную технику. Потому что на самом деле голосок-то у него самый обычный, средненький. Это сама Алина говорила. Им ведь с Олегом почти не о чем уже было говорить, и, чтобы совсем не перестать общаться, она частенько рассказывала ему о работе. Ну и Олег ей, естественно, рассказывал о своих делах. Вот Алина-то и рассказала, что пришел совершенно очаровательный мальчик, очень красивенький, с потрясающе-огромными глазами. Просто невероятно красивый, сказала. Идеальный вариант для эстрады. А вот с голосом не сложилось. Еще посмеялась тогда. Мол, как судьба жестоко шутит над людьми. Ну, подсуетилась, нашла для него тепленькое местечко на подпевках у Алтуфьевой. Очень он у нее эффектно смотрелся в черных кожаных штанах и коротенькой маечке с глубокими проймами. Помнишь, у нее песня была 'Зачем тебя я повстречала'? Он там в конце хватал ее на руки и поднимал над собой, как флаг. Так и уносил ее со сцены. Но этого мальчику было мало... Мальчику хотелось славы. Любой ценой. Любой...
  Катя снова вздохнула. Горько-горько. Как будто мальчик, ищущий славы, предал ее лично. Брови красноречиво опустились и сомкнулись у переносицы, изображая крайнюю степень скорби:
  - И посчитал мальчик, что лучшим трамплином к славе окажется Алина Петракова. Потому что именно от Алины зависело, пустят ли кого бы то ни было в эфир, или не пустят. Только Алина решала, кому быть звездой, а кому ни фига в этой жизни не светит. Уж как ему удалось к ней подкатиться - одному ему ведомо. Я могу только догадываться. Я ведь уже говорила, как Алина в то время была уязвима. На себе-то крест давным-давно поставила, а в тот момент зациклилась на мысли, что портит Олегу жизнь. Да и вообще, откровенно говоря, очень уж ей тогда фигово было. Я не знаю, понимала она, что творит, или ни хрена уже не понимала из-за своих тараканов, но факт остается фактом - финт ушами золотоволосому мальчику удался... Все произошло, как в кино. Как в дешевом романе. Раздался телефонный звонок, и кто-то пришепетывающим голоском известил Олега, что через сорок минут он сможет застать свою супругу в объятиях постороннего мужчины. Олег поторопился, и застал ее не через сорок минут, а через двадцать. В ее же кабинете. И почему-то даже дверь не была закрыта на ключ...
  Катя замолчала. А у Женьки словно оборвалось все внутри. Неужели?..
  - Ты думаешь, - с замирающим сердцем спросила она, - Думаешь, он сам?.. Специально подстроил? Попросил кого-то позвонить, чтобы Олег застал его с Алиной, чтобы развод оказался неминуем? Господи, неужели это правда?!
  - Не знаю, - Катя покачала головой. - Не знаю. Олег подозревает, что Городинский сам ему звонил. Уверенности, конечно, нет, но голос, по его словам, уж больно неестественный был. Знаешь, когда человек намерено пытается говорить не своим голосом, это получается, как карикатура, как мультяшный голос. Если это, конечно, не профессиональный пародист. По крайней мере, именно такое впечатление создалось у Олега. И еще скажи: вот нормальная баба, решившая гульнуть, неужели не позаботилась бы о том, чтобы дверь была закрыта на ключ? А дверь-то оказалась открытой... Вот я и думаю: а не сам ли Городинский ее втихаря от Алины открыл? Она закрыла, а он за ее спиной... В общем, произошло то, что произошло. Вот тогда-то все и кончилось. Тот козел все отлично просчитал. Даже если Олег и смог бы простить, а я вполне допускаю такую возможность, он ведь ее очень сильно любил, то Алина сама себя никогда бы не простила. А иногда мне кажется, что она сама специально пошла на это. Чтобы окончательно освободить от себя Олега. Она ведь зациклилась на этой идее: дать ему свободу, чтобы он нашел себе другую женщину, настоящую, которая сможет родить ему детей...
  - Слушай, - оживленно перебила ее Женька. - А может, это у нее так искаженно материнский инстинкт проявился? Городинский же намного моложе ее, вот она и взяла над ним опекунство. Заботилась, как о ребенке, а у того были свои планы насчет нее. Она-то над ним просто заботилась, а он... Знаешь, такому красавцу, наверное, несложно было при особом желании влезть в ее постель. А она - просто слабая женщина. У моей мамы подруга есть, Валентина Одинокова. Так у нее муж тоже на двенадцать лет ее моложе. Они вместе в хоре Пятницкого работали, в балете. Если только народные танцы можно назвать балетом. По крайней мере, сама себя она называет балетной. Так вот, в свое время она ребенка родить не решилась, все боялась теплое местечко потерять - туда, в Пятницкого, попробуй пробейся, там знаешь, какие гастроли были? Они ж из заграниц не вылезали. А когда случайно забеременела - сделала аборт. Все думала, потом, потом. А потом поезд ушел, уже при всем желании ничего не получилось. Так она за своим Коленькой, как за дитем малым ходит хвостиком. Коленька то, Коленька это. Такая странная пара! Он - высокий молодой красавец, статный - тоже ведь танцор, а там нестатных не держат. И она - сзади пионерка, спереди пенсионерка. Вот и у Алины, наверное, так. Просто взыграл материнский инстинкт, а? Как ты думаешь?
  Катя посмотрела на нее удивленно, как-то растеряно. Потом ответила:
  - Знаешь, а мне ведь это и в голову не приходило. А ведь вполне возможно. Вполне. Как же я сама до этого не додумалась? Надо будет Олежке сказать. Короче, они расстались. Правда, на Олега тогда было буквально страшно смотреть. Если бы ты знала, как он переживал! Он ведь ее на самом деле очень любил. Просто не смог убедить ее, что она нужна ему даже без детей. Что она сама по себе дорога для него, сама, а не то, что она могла или не могла ему дать. Что она сама по себе подарок судьбы, награда... Они утонули в своей проблеме, не смогли из нее вовремя выбраться. А тот стрекозел этим быстренько воспользовался. Развод оформили очень быстро, и Алина тут же вышла замуж за юное убожество. Мне кажется, она просто спешила отрезать себе пути к отступлению. Чтобы Олег не смог убедить ее не совершать роковую ошибку. Чтобы не успел ее простить. Мне кажется, она до сих пор его любит. И только ради него вышла замуж за этого урода. То есть красавца. Все равно урода...
  Женька согласно кивала. Действительно, урод. Моральный урод, ничего другого и не скажешь. И как она могла быть так слепа?
  - Ну, а за молодого самца в постели, - продолжила Катя с легким вздохом, - как ты понимаешь, надо платить. Не дешевое удовольствие. Вот она ему и устраивает записи на супер-пупер крутой аппаратуре, дабы голос его звучал не так паршиво, как есть на самом деле. Ну, и прочие радости обеспечивает, естественно. Со временем они с Олегом помирились, до сих пор очень тесно дружат. Олежка к Алине чуть не каждый день наезжает, все боится, как бы этот козел ее ни обидел. Слухами ведь Москва полнится. Да и Олег ведь прекрасно понимает, что вряд ли Городинскому нужна именно Алина. Ему нужно только то, что она ему может дать. А на самом деле... Знаешь, у Олега ведь остались общие с ней друзья, близкие к шоу-бизнесу. Наслышан о его подвигах...
  Женька сжалась в ожидании удара под дых. В глазах застыл откровенный страх быть разоблаченной. Вот сейчас ее секрет и раскроется. Неужели Димка разболтал об их связи?! Хорошо, что Катя в это время смотрела не на нее, а словно бы погрузилась глубоко в себя, иначе у нее непременно возник бы очень неприятный для Жени вопрос.
  - Этот козел ведь любит своими подвигами похвастаться. Даже не задумывается, что тем самым себе могилу роет. Чуть не на каждом шагу рассказывает, как поклонницы ему в букеты суют свои весьма откровенные фото. Как он едва успевает эти фотографии из букетов вытаскивать и в карманах концертного костюма прятать. Говорит, специально для этого придумал хитрый карман, в него, мол, фотографии словно бы сами скользят. Говорит, что ни единого концерта без таких фотографий не обходится. А он потом на досуге их просматривает. Что похуже - отбраковывает, что получше - использует. В общем, я сама удивляюсь, как еще гром не грянул. Как его еще никто нигде не застукал. И знаешь, даже удачи в этом нелегком деле ему желаю: пусть себе кувыркается с этими идиотками, раз они ничего другого и не заслуживают. Лишь бы только Алина ни о чем не догадалась. Потому что уж ей-то я зла меньше всего на свете желаю. И пусть она мне сейчас никто, уже не родственница. И пусть мы с ней уже сто лет не общались, с тех самых пор, как Олежек ее застукал с Городинским. Но она мне все равно не чужая, я ее все равно люблю. Просто она попала в беду. И как ей сообщить, что он ее обманывает? Олежек говорит, что у него уже миллион доказательств, но он так боится снова причинить ей боль! Вот и думай, как тут лучше поступить. То ли открыть глаза на красавчика-мужа, то ли продолжать держать ее в неведении. Олег только старается почаще бывать рядом. Когда не может приехать - хотя бы звонит, интересуется ее делами. А подонку тому грозится голову оторвать. Знаешь, как он тяжело пережил развод?! У него, между прочим, по сегодняшний день ничего серьезного ни с кем не было. Он теперь баб, как огня боится! А может, просто боится еще к одной душой прикипеть, а потом разочароваться. А ты говоришь...
  Катя с любопытством взглянула на соседку:
  - Жень! Ну скажи, а? Ну зачем он тебе был нужен? Я у Олежки спрашивала - молчит, как партизан на допросе. А мне ведь интересно. Ну расскажи...
  Женя неопределенно пожала плечом:
  - Да так... Ничего особенного. Холодильник надо было отодвинуть - у меня важная бумажка за него упала. А я ж сама его с места не сдвину...
  - Аааа, - разочарованно протянула Катя. - Всего-то... А я-то думала... А чего ж тогда он тобою интересуется?
  - А я откуда знаю? Это ты у него спрашивай.
  - Вот и спрошу, - улыбнулась Катя. - Обязательно спрошу!
  
  Глава 20
  И снова мысли, мысли, мысли. И снова никакого покоя. Женя все искала и никак не могла найти себе оправдания. Как, как она, человек с высшим гуманитарным образованием, не смогла понять, что из себя представляет Городинский?! Ладно бы с техническим - было бы хоть какое-то оправдание: мол, технарь, в железках разбираюсь, а человеческая душа для меня потемки. Но она, гуманитарий?! Ведь всегда считала себя разумным человеком, даже в некотором роде интеллектуалом. О, да, интеллектуалка! Принять абсолютное ничтожество за божество, сотворить из него кумира и молиться этому деревянному болванчику бесконечных пять лет!
  Мало того, что молиться. Она позволила ему даже... Даже страшно сказать, что именно она ему позволила! И как она могла, как?! Каким непостижимым образом впала в такую зависимость от ничтожества, что не только с радостью одаривала его целый год нежностями, но даже выполнила страшное, совершенно унизительное требование. Господи, ужас-то какой! Да как же она пала до такой низости?!
  А Зимин-то, Зимин! Ах, каким чистеньким и положительным нарисовала его любящая сестричка! Ну конечно - она-то его знает только с хорошей стороны. Для портрета любимого брата в ее арсенале имеется только белая краска. А что у него внутри, какие мысли и желания им движут - то ей неведомо. То ведомо лишь самому Зимину. И отчасти Жене. От той весьма конкретной части, которая выпала непосредственно на ее долю...
  Ах, как мало мы знаем тех, кого любим! Будь то брат или любимый человек. Ведь при всем желании Женя не могла бы обвинить в подобном незнании одну только Катю. Хотя бы потому, что сама Женя оказалась ничуть не прозорливее подруги. Или только соседки? Впрочем, какая разница? Главное то, что любящее сердце слепо и неразумно. Ведь Женя была абсолютно уверена в том, что Городинский не только достоин ее любви. Больше того, она очень даже сомневалась, достойна ли она сама его любви или хотя бы некоторой благосклонности кумира. Вознесла его на такой пьедестал, что просто удивительно, как он раньше с него не свалился под воздействием малейшего дуновения ветерка! Так стоило ли обвинять в слепоте Катю? Ах, как мало мы знаем тех, кого любим!
  Был бы Зимин хоть на треть таким белым, каким нарисовала его Катя, разве он сотворил бы то, что сотворил? Или, вернее, позволил бы Женьке сотворить это?! Ведь он все знал, все! И это не помешало ему выдвинуть совершенно неприличные требования. Знал, что она влюблена в Городинского. По крайней мере, должен был об этом догадаться, увидев их вместе. А зная, как мог выдвинуть столь страшное требование?!
  Женя могла бы поверить Катиным словам о брате. Да вот только ее собственный опыт общения с ним не позволял этого сделать. Был бы Зимин таким белым и пушистым, он бы, как благовоспитанный человек, сделал вид, что ничего не заметил. Или же попытался бы каким-нибудь образом вправить ей мозги, деликатно предупредить о сущности Городинского. А что вместо этого сделал Зимин?! Почему не предупредил? Почему еще тогда, в первый раз, не рассказал, кто такой Дмитрий Городинский? Вернее, что оно такое, это явление. И если бы он был таким чистеньким и порядочным, то почему, почему не объяснил ей, какая она дура? Почему?!!
  И вдруг в памяти всплыли слова Зимина. Последние, сказанные перед самым уходом из ее квартиры в тот раз, в тот жуткий первый раз, когда она распахнула перед ним блузку, нагло глядя ему прямо в глаза. 'Дура ты, Женька'. Да, именно так он тогда и сказал. А у нее от позора эти слова начисто вышибло из головы. 'Дура ты, Женька'.
  И правда дура. Еще какая... Но этого же было мало, очень мало! Женька ведь тогда даже не поняла, о чем это он. Приняла на тот счет, с какой готовностью она распахнула перед ним блузку. А он, Зимин... Выходит, он говорил совсем о другом? Тогда почему же так завуалировано, что она ничего не поняла? Почему не пришел, не рассказал, с каким ничтожеством она связалась? Почему не объяснил? Почему так долго мучил ее молчанием, с нескрываемым удовольствием разглядывая неприкрытые блузкой прелести?! Почему ничегошеньки не объяснил, ограничившись 'мудрым' замечанием: 'Дура ты, Женька'?!
  А смогла ли бы она понять? Поверила бы, если бы глаза на страшную правду ей открыла не Катя, а Зимин? Страшный человек Зимин? Разве она смогла бы ему поверить? Ведь Городинский был очень убедителен, живописуя его небезопасность. Достаточно было увидеть его искаженное гримасой ужаса лицо в момент встречи с Зиминым в подъезде. Хоть одному словечку поверила бы? Ох, вряд ли... Ведь даже если Зимин стал бы ей рассказывать, что именно представляет собою это двухметровое золотоволосое ничтожество, Женя приняла бы все за откровенную ложь. Потому что при этом Зимин уж точно не стал бы распространяться о своих проблемах с Алиной. И тогда его рассказ не выглядел бы таким же убедительным, как Катин. Потому что Катя не столько раскрывала Женьке глаза на Городинского, сколько просто рассказывала о себе и брате, о том, почему она его так любит. И только мимолетно коснулась личности Городинского, сугубо постольку, поскольку он был причастен к истории Олега. И поэтому рассказ вышел очень правдоподобным. Причем как в отношении самого Зимина, так и в отношении Городинского. Пожалуй, в отношении последнего - особенно. Потому что теперь Жене стало понятно, почему он так истошно вопил в истерике, когда понял, что Зимин застукал его, можно сказать, на месте преступления. Вот почему он так боялся, что Алина узнает о его художествах. Вот почему категорически не желал развода. И все его слова о том, что он якобы подготовится и через несколько месяцев непременно разведется, чтобы быть с Женькой - стопроцентная ложь. Потому что до тех самых пор, пока Алина сама не подаст на развод, он этого не сделает под страхом смерти. Потому что без Алины он - ноль, пустое место. И даже не столько потому, что она перекроет ему все выходы на сцену, а потому, что ему даже не с чем будет на нее выходить. Потому что понимает, что со своим весьма скромным голоском без Алининой помощи пропадет. И потому держаться за нее будет до последнего вздоха. Он ее и после смерти вряд ли отпустит, вцепившись мертвой хваткой, как за спасательный круг. И за это, за свою бесконечную от нее зависимость, будет ненавидеть ее до смерти. Он ведь и сейчас ее ненавидит. Иначе, чем 'старая грымза' да 'ненасытные телеса' ее и не зовет. Еще бы! Как он может любить человека, который знает ему настоящую цену? Он ведь теперь и Женю точно так же ненавидит, потому что она тоже узнала его реальную цену. Что уж говорить об Алине? Уж кто-кто, а Алина прекрасно знает, какое оно ничтожество. И хоть Женя не была знакома с Алиной, и вряд ли когда-нибудь будет иметь счастье с нею познакомиться, но ей казалось, что она точно знает, абсолютно точно: Алина Городинского тоже не любит. И никогда не любила. Он ей нужен был только для того, чтобы дать свободу Олегу. Потому что иначе Зимин отказывался ее принимать. Отказывался категорически. Потому что любил Алину. И она его тоже любила...
  А теперь? А что теперь? Любят ли они друг друга по-прежнему? Если да - то зачем им мучится? Если оба знают? Или же теперь между ними и в самом деле одна сплошная дружба, и ничего более? Или все-таки любят? Иначе чем объяснить такую заботу Зимина об Алине? Впрочем, можно ли это назвать заботой? Если Олегу прекрасно известно о неверности Городинского Алине, а он молчит и не собирается ей ничего рассказывать? Может, он просто смеется над Алиной? Наслаждается своеобразной местью? Вот, мол, на что ты меня променяла, вот теперь живи и радуйся. Ведь если она ему действительно дорога, хотя бы как подруга, как бывшая любимая женщина - как же он может спокойно взирать на то, как Городинский практически на каждом шагу ее предает?
  Городинский... Предает... Боже мой, какая же она дура! Фотография!.. Женька-то была искренне уверена в своей исключительности, даже гордилась собственной находчивостью - еще бы, такой неординарный ход применила для знакомства с кумиром. А оказывается, она - лишь одна из многих. И он просто выбирает более симпатичные 'экземпляры'... И одному ему ведомо, со сколькими такими же дурочками он ведет одновременную игру в любовь. Ведь Женя буквально по пальцам могла пересчитать все их встречи за прошедший год. А она-то думала, что он ее действительно любит, думала, она одна такая, любимая женщина кумира!
  А что, если Городинский не только болтал на каждом шагу о своих победах, но и демонстрировал весьма откровенные фото друзьям и знакомым? Что, если ее фотография попадет в посторонние руки?! Может, он их все-таки уничтожает? Ну не может же он, как последний идиот, коллекционировать портреты всех своих любовниц? Ну хотя бы из соображения собственной безопасности ведь должен уничтожать! Или Женьке до конца жизни предстоит опасаться, как бы где-нибудь когда-нибудь не открылся ее позор?!
  И уже сейчас об этом позоре известно как минимум одному постороннему человеку. Как минимум Зимину. Зимин посторонний? Женя горько усмехнулась собственным мыслям. Да уж, посторонний... И это после всего того, что между ними было? И пусть было лишь раз, зато как это было!!! Неужели после этого она может называть Зимина посторонним?! Охохонюшки... Такого бы постороннего, да в самые близкие, да в самые постоянные...
  Нет, нет, о чем это она. Даже и думать об этом нечего. После того чудовищного унижения... Как бы хорошо с ним ни было, а даже думать о нем нельзя! Ни в коем случае! Остается только мечтать, чтобы когда-нибудь на Женькином горизонте объявилась хотя бы бледная копия Зимина. Чтобы с той копией она хоть на треть испытала то, что испытала с Олегом...
  И вообще. Чего это она тут размечталась о всяких Зиминых?! Подумаешь - Катька наплела сладенькую историю, а Женя тут же и поплыла по волнам таинственных мечтаний! Конечно, из уст сестренки Зимин вышел прямо таки эталоном порядочности. Да Катька ведь даже не подозревает, что он ничуточки не лучше того же Городинского! Ведь если все, что ей рассказал о нем Городинский - ложь в чистом виде, так с какой бы стати Зимин притащился к Жене требовать должок?! Да нормальному человеку и в голову бы не пришло назначать такую цену за молчание! Нет. Он, может, и не такая сволочь, как она думала о нем раньше, но и до того идеала, который так упорно перед нею вышивала гладью Катя, ему очень и очень далеко. Вот если бы не было того случая, когда он пришел требовать с Женьки уплаты Димкиного долга, тогда она очень даже поверила бы в его благородную сущность. Вот тогда могла бы всерьез воспринять его слова про дуру, как своеобразное предупреждение: 'Не с тем парнем ты связалась, Женька, не с тем. Будь осторожна!'
  Ой, нет. Если бы не было того случая, то Женя и по сей день была бы уверена, что любит свое золотоволосое ничтожество. А страшнее всего то, что она и по сей день считала бы его настоящим мужчиной. И никогда в жизни, наверное, не узнала бы, что это такое, когда каждая поджилочка трясется в ожидании, когда чужие требовательные руки скользнут туда, где уже давным-давно пульсирует готовый в любое мгновение взорваться миллионом оранжевых брызг огненный шар... Нет, нет, пусть он будет, этот день, этот случай, пусть! Пусть даже ценой унижения и стыда, неистребимого стыда перед самим Зиминым. За то, что он все знает, за то, что она такая дура, за то, что позволила ничтожеству распоряжаться не только душою своей, но и телом. За то, с какой готовностью распахнула блузку. За то, что не выгнала, не прогнала его во второй раз. За то, что так послушно позволила ему обнять себя, прильнуть жадными губами к горячей своей шее. За то, что познала ни с чем не сравнимое наслаждение принадлежать постороннему мужчине, наглому, требовательному, и такому ласковому. Пусть он будет, этот день. Один горько-счастливый день в огромной и безобразно пустой жизни Женьки Денисенко.
  
  Медленно, но верно, исподтишка, как всегда подло и вероломно, подкрался новый год. Вернее, не подкрался еще, лишь замаячил на горизонте, но уже довольно ярко семафорил на каждом углу праздничным освещением: 'Я иду, иду, готовьтесь, люди!'
  Новый год... И кто его только выдумал?! Что за напасть?! Тот, кто его придумал, хоть немножечко соображал, что творит?! Хоть чуть-чуть думал головой, что из этого выйдет?!
  Ведь ничем, ровным счетом ничем не заслуживает сие мероприятие громкого звания 'праздник'! Обыкновенная смена календарного года - и не более. Ведь не приходит же никому в голову торжественно отмечать смену месяцев? Например, марта на апрель. Или же июля на август. Ведь это происходит совершенно буднично, словно само собой разумеющееся. Вчера был июль, сегодня август. Ну и что? Никто ведь не собирает по этому поводу шумную компанию, никто не накрывает шикарный стол, не украшает дом елками, шарами да гирляндами. Тогда почему же уделяют такое значение смене лет? Ну, был, скажем, 2006 год, будет 2007 - какая разница-то?! Зачем огород городить, ради чего?!!
  Разве только ради того, чтобы одинокие почувствовали свое одиночество еще ярче, еще безысходнее?! Неужели им мало мучений? Специально для них и придумали эту каторгу - новый год?! Чтобы в полной мере осознали свою никчемность, ненужность миру. Одиночество...
  Вечер, темно... Впрочем, о какой темноте можно говорить, если буквально на каждом шагу мигает лампочками напоминание: 'Я иду, иду, готовьтесь, люди!'?! Когда каждый уважающий себя магазин независимо от того, чем торгует, выставляет на крылечке ли, или за огромным стеклом витрины искусственную елочку. Да еще словно бы соревнование друг с другом устраивают: у кого елка больше да наряднее. Так ведь и этого мало. Взяли моду украшать не только магазины, но и территорию перед ними. Даже деревья вдоль основных дорог, дабы не пугали народ голыми, почти мертвыми ветвями, и те празднично прикрыты сетками электрических гирлянд! О какой темноте можно говорить в таких условиях?!
  Женя ехала в холодном троллейбусе, старательно отводя взгляд от очередного напоминания о грядущем празднике. Но разве можно было от него отвернуться? Разве можно было не заметить приближения нового года? Разве можно было в очередной раз не ужаснуться собственному одиночеству?!!
  К Гондуровым добралась около семи вечера, даже не опоздала. Конечно, хорошо бы в гости ходить в выходные, да что поделаешь, если пригласили именно в будний день? И отказаться вроде как нельзя - зачем обижать хозяев отказом?
  Повод для встречи был официальный. Или полуофициальный. Для кого-то, может, и глупость, но для молодоженов три месяца супружества - это уже семейный стаж, это пусть пока еще маленькая, но все-таки семейная дата. Впрочем, и слишком шумно отмечать сие скромное событие никто не собирался. Да и не в Ларискином положении собирать шумные сборища. А потому на семейный праздник пригласили лишь Женю да Антона.
  Дверь открыл Вадим.
  - О, привет свидетелям! - вроде и обрадовался, но в то же время его возглас можно было бы принять за удивление.
  - Привет женихам! - в тон ему ответила Женя.
  - Ну, это уже не актуально, - усмехнулся Вадим. - Бери выше.
  Женя неспешно расстегивала дубленку.
  - Да ладно, знаю, мужьям, мужьям, - покладисто согласилась Женя. - Жены-то дома или как?
  - А где ж им, беременным, быть? - усмехнулся Вадим, помогая гостье снять дубленку. - Я ее с таким пузом даже в магазины не пускаю. Разве что днем около дома выгуливаю на коротком поводке. А по вечерам жены должны дома сидеть. Тем более в такой день.
  Прошли в комнату. Напротив входа приветливо мелькала огоньками елка. Женя резко отвела от нее взгляд, словно обжегшись. И здесь напоминание, ну никуда не спрячешься!
  Вадим гостеприимно довел Женю до кресла:
  - Садись, сейчас ужинать будем. Антон будет позже. Если вообще будет. У него там какие-то проблемы на работе, что ли, - и ушел на кухню.
  На диване в полулежачем положении восседала изрядно беременная Лариска. Завидев Женю, заулыбалась приветливо, закряхтела, пытаясь встретить подругу стоя.
  - Да лежи ты, чудо-юдо необъятное, - добродушно махнула на нее рукой Женя. - Я не новый год, чтоб меня встречать.
  Лариска прекратила попытки и вновь откинулась на диванные подушки. Погладила огромный живот, улыбнулась:
  - Вот видишь, какая я стала? Где моя талия? Жень, а вдруг я такая и останусь, а?
  А из глаз буквально брызгалось во все стороны ее такое маленькое, такое незаметное для человечества счастье.
  - Не останешься, не бойся, - успокоила ее Женя.
  - Ну, беременная-то точно дольше положенного не останусь, - согласилась Лариса. - А вдруг талия такая же останется? Сколько баб толстеют после родов. Что тогда, а?
  Вадим выкатил из кухни сервировочный столик. Ничего особенного - вино, бокалы, несколько сортов сыра, мясная нарезка, фрукты и упаковка сока.
  - Это ты не у меня спрашивай, - продолжила разговор Женя. - Мне как-то без разницы, какая у тебя будет талия. Я думаю, на твоих человеческих качествах это не особенно отразится. Если тебя это так тревожит, спрашивай у тех, кого сильно волнуют твои габариты.
  - Вот-вот, - с готовностью откликнулся Вадим. - У меня спрашивать надо, у меня! А я тебе уже тысячу раз на этот вопрос отвечал!
  Женя заинтересовалась:
  - Любопытненько, и что же он тебе отвечал?
  - Говорит, ему на мою талию наплевать, лишь бы мы с маленьким здоровы были, - с нескрываемой радостью ответила Лариска. И добавила с некоторым сомнением: - Врет, наверное.
  - Да не вру я, не вру! - завелся Гондуров.
  - Врет, Ларка, сто пудов - врет! - с убеждением воскликнула Женя. - Сам ведь только и мечтает, чтобы ты растолстела. Наукой давно доказано: мужики любят толстых баб, но очень усердно скрывают это от самих себя. Так что рожай спокойно, толстей на здоровье - он только счастлив будет. Правда, сам об этом может и не догадается. Ну да мы ему подскажем?
  Лариса протянула руку за соком. Вадим, словно только и делал целыми днями, что отслеживал пожелания беременной супруги, услужливо налил соку в бокал и подал страждущей.
  - Ой, нет, Жень, я не хочу толстеть, - жалобно возразила Сычева.
  - Так не толстей, кто тебя заставляет? - возмутилась Женька.
  Лариса отпила глоток сока и скривилась, будто никогда в жизни не пробовала ничего более отвратительного:
  - Фу, какая гадость! Жень, ты видишь, как он надо мной издевается?! Заставляет гранатовый сок пить целыми днями!
  - Ну уж, целыми днями! - возмутился Вадим. - Тебя стакан не заставишь выпить - кисло ей, видите ли!
  Женя посочувствовала:
  - Что, гемоглобин низкий? Знакомая история. Пей, пей. Он, конечно, противный, зато жутко полезный. А некоторым, между прочим, даже нравится. Вообще-то натуральные гранаты полезнее, и даже вкусно. Вот только чистить да зернышки выплевывать замучаешься.
  Пока дамы переговаривались, хозяин лихо откупорил бутылку и налил вина в бокалы.
  - Ну что, Антона ждать не будем? Тем более, что он может вообще не прийти. Так что, Жень, тебе одной придется отдуваться за всех свидетелей.
  - Ой, напугал, - улыбнулась Женя. Подняла высоко бокал, провозгласила тост: - Ну что, дорогие мои? С маленьким семейным юбилеем! За то, чтобы постепенно он вырос в большой-большой, в золотой. Или даже в бриллиантовый. Чтобы собрались мы на тот большой праздник не в столь тесной компании, как сейчас, чтобы не только молодожены и свидетели приняли в нем живейшее участие, но и то подросшее существо, которое сейчас незримо присутствует за этим столом, и младшие его собратья (и сосестры!) по крови, и даже их подросшие отпрыски. В общем, за то, чтобы единственный в жизни раз этот праздничный стол был рассчитан на троих едоков. За то, чтобы очень скоро ваша дружная семья за ним не умещалась. Вот.
  Женя чуть смутилась от собственной разговорчивости, улыбнулась и добавила:
  - И чтоб здоровы мне все были.
  Дружненько чокнулись кто вином, а кто и гранатовым соком. Лариска отпила глоток сока и в очередной раз скривилась. Отставила в сторонку, взяла с тарелки сырный брусочек:
  - Ну что, как там твои дыроколы поживают?
  - Говорят, нормально, - равнодушно ответила Женя, с явным удовольствием закусывая нежным окороком. - А впрочем, я у них не спрашивала. Что с ними, с дыроколами, сделается? Живут себе, сволочи.
  - А почему сволочи? - спросил Вадим. Не столько, впрочем, из интереса, сколько из простой вежливости. И вообще, надо же о чем-то разговаривать.
  Женя вяло отмахнулась:
  - А, надоело. Всё надоело.
  - Так найди другую работу! - недоуменно воскликнул Вадим. - Делов-то!
  Женя неуверенно пожала плечом и промолчала.
  - Ага, найди! - вместо подруги ответила Лариска. - Щас! Скажешь тоже! Она ж у нас консерватор! Для нее перемены в жизни смерти подобны, да, Женька? Она ж как выбрала себе один эскалатор, так по сей день только им и пользуется. Изменяет ему только в том случае, если в данный момент он выключен. А, Жень? Я права?
  Женя недовольно скривилась:
  - Дались тебе эти эскалаторы! Чего ты к ним вечно цепляешься?!
  - Да нет, мне просто всегда было смешно, - улыбнулась Лариса. - Лично мне без разницы, на какой эскалатор становиться. А ты всегда становилась на крайний.
  - Ну подумаешь, - возмутилась Женя. - Просто привычка. Большое дело.
  Лариса заартачилась:
  - Нет, консерватизм!
  Вадим решительно вмешался:
  - Ну ладно, вы еще подеритесь мне из-за этого эскалатора! Лар, действительно, дался он тебе. Какая разница, на чем человек ездит?
  Лариска упорно стояла на своем:
  - Нет, ты не понимаешь! Она во всем такая. Как вобьет себе что-то в голову - всё, кранты, фиг выбьешь! Женька, блин, тебе уже двадцать семь, да какой там - считай, почти уже двадцать восемь, а ты на девятнадцати застряла и никак оттуда выйти не отважишься!
  Женя застыла, словно пойманная врасплох, потом тихо-тихо, почти шепотом ответила:
  - Уже отважилась. Почти...
  - Что? - удивилась Лариса. - Я что-то пропустила? Что-то случилось?
  - Нет-нет, - поспешила успокоить беременную подругу Женя. - У меня все нормально, не волнуйся больше за меня. Я уже выздоровела. Почти... И хватит об этом, ладно?
  Деликатный от природы Вадим подхватился из-за стола:
  - Я пойду хлебушка подрежу, - и скрылся на кухне, чтобы не мешать дамской беседе.
  Едва только за супругом закрылась дверь, Лариса участливо спросила:
  - Жень, у тебя что-то случилось?
  После короткой паузы Женя вынужденно призналась:
  - Случилось. Только не надо об этом, ладно? Главное, что это пошло мне на пользу. Я выздоровела, Ларка. Кажется выздоровела. Только давай больше не будем об этом, ладно?
  Лариса глядела на подругу во все глаза. Как-то за последние годы отвыкла, что у той в жизни тоже может кое-что измениться.
  - А может, наоборот? - поинтересовалась участливо. - Может, тебе лучше выговориться, чтоб опять не застрять на проблеме?
  Женя убежденно покачала головой:
  - Нет, Лар, правда не надо. Всё хорошо. Я поняла, какая я дура. Это самое главное, правда? Главное, что поняла. Осталось только исправиться, перестать быть дурой. Остается только надеяться, что я поняла это не слишком поздно.
  - Что, у тебя кто-то есть? - шепотом, боясь спугнуть Женькину удачу, спросила Лариса.
  - Был, - коротко ответила Женя.
  Лариска была в полном шоке. Как же так, у подруги кто-то был, а она просмотрела, даже не заметила? И столь важное событие проплыло мимо нее?!
  - Был?!! И ты ничего мне не рассказала? Вот партизанка! А что, кто?..
  - Это не важно, - поспешно отмахнулась от излишних вопросов Женя. - Важно, что он был, что он в прошлом.
  - И... - Лариска на мгновение запнулась, словно не зная, как сформулировать вопрос поделикатнее, дабы не обидеть ненароком подругу. - И как же он тебя наставил на путь истинный?
  - А это, Ларка, не он, это другой, - горько усмехнулась Женя.
  Лариска аж присвистнула и тут же, вспомнив, что свистеть в доме - плохая примета, устыдилась, прикрыла рот ладошками. От удивления даже забыла про свой огромный живот, который постоянно придерживала рукою, словно бы опасаясь, как бы не отвалился случайно.
  - Ни фига себе! У нее жизнь бурлит и пенится, а я узнаю об этом последней! А второй кто?
  Женя поджала губы, ответила с ледяным сарказмом:
  - А второй, Ларка, - большая сволочь. Страшный человек, - и, закатив глазки, добавила уже масляным голоском: - Зато мужик...
  - А первый - белый и пушистый, но полный ноль, да? - попыталась догадаться Лариска.
  А Женя почему-то ужасно обрадовалась вопросу подруги. Так радостно улыбнулась, даже смогла почти искренне рассмеяться:
  - Не-а. И первый сволочь. Может, еще большая, чем второй. А в результате сравнения оказался полным ничтожеством. Причем во всех отношениях сразу.
  - Ууу, - завистливо протянула Лариска. - У нее такие страсти творятся, а меня муж на коротком поводке гулять водит. Так нечестно!
  В одно мгновение Женькин тон изменился. Исчезла улыбка, губы сжались, затрепетали крылья носа. Уж кому бы говорить о честности и справедливости! Конечно, Лариска никогда не делала ей никаких подлостей, и грешно было бы обвинять ее в Женькиных грехах. И все-таки как-то это нечестно: одним всё, другим - дырку от бублика. И они, те, которым всё, еще на что-то жалуются?!
  - Это точно, подруга. Нечестно. Одним - бархатный поводок в крепких руках любимого мужчины, другим - море приключений. Например, ныряние в дерьмо с головой - увлекательнейшее, скажу тебе, занятие!
  Лариса словно бы поняла свою оплошность. Смутилась, даже немножко покраснела. Спросила участливо:
  - Что, все так плохо?
  - Да нет, Лар, наоборот, - почти равнодушно ответила Женя. - Всё замечательно. Знаешь, когда заканчивается дерьмо, почему-то начинаешь чувствовать себя такой счастливой! Даже если никто не надевает на тебя бархатный поводок.
  Ненадолго установилась тишина. Только слышно было, как на кухне Вадим включил радио. То ли музыку послушать захотел, то ли категорически не желал услышать, о чем же секретничают женщины, когда рядом нет мужчин.
  - И давно ты?.. - спросила Лариса, не смея задать полный вопрос. - Ну, выздоровела?
  - Давно, Лар, давно. Месяц назад... Даже полтора...
  Лариса сочла необходимым уточнить:
  - Я не поняла -месяц назад познакомилась сразу с двумя или как?
  Женя криво ухмыльнулась:
  - Нет, Лар, это я выздоровела месяц назад. А те двое... Впрочем, это уже неважно.
  - Ну ни фига себе, не важно! - возразила Сычева. - Еще как важно! Ты с которым из них осталась-то?
  - Лар, а когда я с кем-то оставалась, а? - с грустной усмешкой спросила Женя. - Ты такое припомнишь? Я - нет. Я, Лар, всегда одна, ты же знаешь. Мой вечный спутник среднего рода. И зовут его одиночество...
  Лариса возмутилась:
  - Да ладно, Женька, брось ты себя хоронить! Ты ж еще совсем молодая!
  Женя тяжко вздохнула:
  - Я, Лар, может, с виду еще и ничего, а в душе уже такая старуха. Знаешь, я уже ничего не хочу. Совсем-совсем, честно! Только чтобы не было больше дерьма - и больше ничего не надо...
  - Уууу, подруга... - сочувствующе протянула Лариса.
  - Нет, Лар, все нормально. Честно. И давай сменим пластинку, ладно? Ты вот мне лучше скажи: а чего вы елку так рано нарядили? Ведь только двадцать второе число?
  Хозяйка явно обрадовалась перемене темы. Хоть и распирало любопытство, но видя, как тяжело подруге дается откровенность, предпочла бы не выпытывать у нее ничего. Вот придет время, Женька немножко отойдет от своих проблем, тогда сама все и расскажет, и уже не нужно будет клещами вытягивать из нее каждое слово. А сейчас... Сколько ни тяни, а все равно говорить будет так завуалировано, что толком и не поймешь, что же там у нее такого интересного произошло.
  - Ой, Женька, - радостно воскликнула она. - Я обожаю елки! Обожаю новый год! Как только их начинают продавать, я всегда сразу наряжаю. И сразу же настроение делается праздничным. А ты когда наряжаешь?
  Женя как будто даже удивилась встречному вопросу:
  - Я? Самое раннее - тридцатого. Чаще всего тридцать первого. А иногда вообще не успеваю, и елка до старого нового года остается лежать на балконе.
  Сычева возмутилась:
  - Денисенко, да за это казнить надо! За подобное отношение к елкам высшую меру наказания надо ввести! Ты что, Женька, ну что ж за новый год без елки?! Что за настроение?!
  Женя грустно усмехнулась:
  - Ой, Ларка, какое там настроение?! У меня настроение каждый год портится еще в середине ноября. И тоска не проходит до конца января, пока вся эта праздничная шумиха не утихнет. Я новый год ненавижу!
  - Да брось ты! - возмутилась Лариска. - Никогда не поверю! В мире нет такого человека, кто не любил бы новый год!
  - Глупая ты, Лариска. И счастливая. Это для счастливых новый год - праздник. А для одиноких - пытка. Самая страшная пытка, смертельная. И дай тебе, Сычева, Бог никогда не узнать, какая это мука, когда все кругом суетятся, ищут подарки, покупают обновки к празднику, а ты прекрасно знаешь, что этот праздник жизни - не для тебя. И ты начинаешь подозревать, что подлое человечество придумало новый год специально для тебя, для таких неприкаянных, как ты, чтобы лишний раз помучить, чтобы сделать еще больнее, чтобы уколоть лишний раз: смотри, смотри, до чего ты дожила, никому-то ты в мире не нужна, буквально ни единому человеку! Мать родная, и та отделается новогодней открыткой, которую ты получишь числа десятого января. И ты все это знаешь, ненавидишь этот праздник больше всего на свете, и все равно на что-то надеешься. Каждый год зачем-то покупаешь новое платье, хотя и прошлогоднее до сих пор надевала только один раз, сама для себя. Затариваешь холодильник продуктами, прекрасно зная, что больше половины выбросишь, потому что одна не осилишь все эти оливье, селедки под шубами, заливное из языка, мясные рулетики с грибами... И все равно упорно готовишь, и печешь миндальный торт, и наряжаешь елку, и старательно наводишь марафет на лице и в доме. Включаешь телевизор, из года в год смотришь 'Иронию судьбы'. Ненавидишь ее лютой ненавистью, и все равно упорно смотришь, наивно надеясь, что хотя бы в этом году у Гали и Ипполита все сложится иначе и они, наконец, перестанут быть одинокими. Какой идиот назвал этот фильм комедией, Ларка? Это же самая настоящая трагедия! Ты только представь: новый год, люди едут встречать его к своим любимым, они уже решили, что устроили свою судьбу, они счастливы, они мечтают о свадьбе, о семье, о детях. И тут - бац, какой-то пьяный лох, какой-то Женя Лукашин - прикинь, вдобавок ко всему еще и мой тезка! - сует свое бесстыжее нетрезвое рыло, и всё. И конец счастью, конец надеждам. И они одни, Ларка, они остаются совсем одни! В волшебную, казалось бы, новогоднюю ночь! Это же самая страшная трагедия, это самый ужасный фильм-катастрофа, Лариска! А нам его столько лет преподносят, как комедию, представляешь?!! И пока ты его смотришь, последняя твоя надежда на счастье разбивается вдребезги, ты снова, уж в который раз, делаешь для себя ужасное открытие: чудес не бывает, Ларка, не бывает! И когда Надя Шевелева спрашивает у мамочки-Лукашиной: 'Вы считаете меня слишком легкомысленной?', а та ей отвечает совсем нерадостно: 'Поживем - увидим', у тебя вдруг начинается слезотечение. Хотя почему 'вдруг'? Ты ведь это заранее знала, но все равно упорно накладывала макияж, как будто надеясь, что кто-нибудь сможет оценить твое творчество. Ты не просто плачешь, Ларка, это не просто слезы. Это самое настоящее слезотечение! Как кровотечение! Что то соленое, что это! Только если вовремя не остановить одно, оно смертельно опустошает тело. А второе - душу. И думай, что из них страшнее...
  Пока Женя горячо произносила свой монолог, своеобразную анти-оду одиночеству, а за одно и безвредному, в сущности, празднику, Лариса молча смотрела на подругу испуганными глазами. Шок. Господи, и как она могла быть столь бестактной?! Лишь через несколько мгновений Сычева почувствовала, что снова может говорить.
  - Жень... Господи, я даже не догадывалась, как тебе больно!
  Женя скривилась. Ах, зачем она разоткровенничалась? Разве счастливая Лариска сумеет ее понять? Да даже если и сумеет, разве она сможет избавить ее от хронического одиночества? Нет, нет, и еще раз нет. Тогда зачем это? Зачем она нагружает подругу своими проблемами? Разве Лариска ей что-то должна? Да нет же, нет, ничего не должна! Никто никому ничего не должен. И Женя ведь совершенно искренне рада за подругу, и тени зависти не испытывала к ее счастью! Нет, неправда, еще как испытывала! Но - только белую, исключительно белую зависть! Разве это преступление - хотеть быть такой же счастливой, как лучшая подруга?! И почему-то от того, что Лариска нынче была такая счастливая, ее сочувствие казалось Жене просто невыносимым. Ну зачем, зачем она так разоткровенничалась?!
  -Ой, Лар, только не надо меня утешать, ладно? Это сильно утрированно. И вообще, это в прошлом. Говорю же - я выздоровела. У меня теперь все будет нормально...
  Однако любому человеку, одаренному хотя бы капелькой интеллекта, по ее голосу было бы понятно, что даже сама она в свои слова не очень-то и верила.
  - Жень, а давай на новый год к нам, а? - оживилась Лариса. Впрочем, сразу чувствовалось, что эта идея пришла ей в голову буквально только что, сугубо из сочувствия к несчастной подруге. - Вернее, с нами? Потому что мы будем не дома. Понимаешь, у меня свекруха тридцать первого именинница, у них традиция отмечать под вечер, когда нормальные люди старый год провожают. Ну, я так понимаю, эта традиция у них сложилась сугубо из соображений экономии, и тем не менее не мне ее менять. Как говорят, в чужой монастырь... Давай с нами, а? Там, правда, ночевать будет негде, но мы такси вызовем, а? Заодно и мы тоже домой свалим - откровенно говоря, не слишком много радости проводить новый год в компании чужих родителей.
  Женя вздохнула. Ну вот и дожилась, ее из жалости приглашают встречать новый год с чужими людьми, с пенсионерами.
  - Нет, Лар, спасибо. Говорю же - все в прошлом. Все будет нормально.
  - Так ты же и с первым рассталась, и со вторым, какое же нормально? - возмутилась Лариска. - Опять одна будешь сидеть и рыдать под 'Иронию судьбы'?
  Женя улыбнулась и успокаивающе похлопала подругу по чуть отекшей руке:
  - Да нет, Лар, не волнуйся ты за меня! На сей раз я не буду одна. У нас на работе собирается компания таких вот неприкаянных одиночек. Так что в праздник будем одиночками прикаянными, не переживай. И хватит об этом, ладно? Тебе сейчас вообще волноваться вредно. Ты лучше о ребенке подумай!
  Лариса вспомнила про живот и тут же принялась ласково его поглаживать. Улыбнулась счастливо:
  - А я и так только о нем и думаю. Ох, скорей бы уже! Так хочется на руках его подержать, грудью покормить. Вот только рожать ужасно боюсь...
  Сглотнув комок боли и улыбнувшись через силу, Женя ободрила ее:
  - Не бойся, это не самое страшное. Все будет нормально, Лар, не волнуйся. Все будет нормально. И зови уже своего законного, ишь, деликатный какой! Это ты его так приучила?
  Светясь от счастья, Лариса ответила:
  - Нет, это он сам! Он у меня такой...
  
  А Антон в этот вечер так и не приехал. Позвонил только, извинился за отсутствие. А Жене почему-то вдруг стало так обидно. Ведь такие надежды питала на этот вечер! Так надеялась, что хозяева догадаются включить музыку, и они с Антоном снова будут танцевать. И она опять словно бы забудет о собственных неприятностях, и снова будет так уютно плыть под музыку в надежных объятиях. Почему-то последнее время Жене в голову все чаще приходила мысль, что так и есть, что Антон - именно тот, которого она и должна была повстречать на жизненном пути. А вдруг и правда именно он ее суженый? Ведь должна же и у нее где-то быть вторая половинка, ведь у каждого она должна быть! Тогда кто? Кто именно? Женя уже поняла, что это не Городинский. Тогда кто? Из тех, кто рядом, это может быть только Антон. А она, погрязшая в нелепой любви к идолу и в воспоминаниях об осени и кленовых листьях, просто не обратила на него внимания, не заметила. Прошла мимо...
  
  Глава 21
  А коварный новый год подбирался все ближе и ближе. Эх, если бы только Лариска знала, что в Женькин монолог уместилась лишь малая толика ее ненависти к этому празднику, ее боли и тоски от одиночества, она наверняка бы настояла на том, чтобы Женя отмечала праздник в их теплой компании. Уж лучше с чужими пенсионерами, лишь бы не в одиночестве. Ведь ни о какой компании неприкаянных одиночек не шло и речи - Женя выдумала это только для того, чтобы избавить себя от искренней, но такой невыносимой Ларискиной жалости.
  Новый год, проклятый новый год... С каких же пор он стал проклятым? Ведь когда-то и Женька, как все остальное человечество, очень даже любила этот праздник. Когда была еще молода не только телом, но и душою. Когда еще не знала всей боли предательства, когда не прочувствовала еще на собственной шкуре потери любимого, хоть и нерожденного еще существа. Ах, как наивна и легкомысленна она тогда была! С какой готовностью верила в сказку!
  А потом... Сколько новогодних праздников было потом? Женя не могла подсчитать. Потому что не сразу стала так одинока, как оказалась сейчас. Потому что сначала рядом была мама, и нужно было искать компанию, где можно было бы отдохнуть от нее, вечно недовольной. Потом напроситься в компанию становилось все сложнее, потому что Женя была одна, и никто не желал видеть ее пресную физиономию за праздничным столом. А еще больше не хотели рисковать собственным счастье. И не только за собственных кавалеров опасались. Раз в народе поговаривают, что несчастье заразно, значит, недаром говорят, значит есть что-то такое, и значит, проявить искреннее сочувствие и участие в судьбе обделенного счастьем человека равнозначно тому, чтобы собственными руками поставить под угрозу собственное же благополучие.
  Много, увы, много зим пролетело, много новогодних ночей довелось прореветь наедине с самой собой. До обидного много как для двадцатисемилетнего человека. Вот и этот год ничем, кроме цифрового обозначения, не отличался от предыдущих. Потому что и его Женя будет встречать в гордом одиночестве. Да вот только в гордом ли? Это ведь всего лишь фраза. А на самом деле ее одиночество совсем не гордое. Оно слезливое и сопливое до неприличия. Потому что праздничный макияж она из года в год накладывает сугубо на всякий случай, как будто к ней кто-то может зайти в гости, или наоборот, ее саму могут пригласить в последнюю минуту. И уже к одиннадцати часам вечера этот макияж непременно бывает неисправимо испорчен, потому что такого потока слез, такого слезотечения не выдержит даже самая стойкая тушь - если и не потечет, то уж как минимум ресницы собьются в кучку, наверное, опасаясь оказаться в таком же одиночестве, как и их хозяйка...
  Мука. Мука адская, которую врагу не пожелаешь. Потому что на любой другой праздник можно пригласить приятелей к себе, не дождавшись ни от кого приглашения для себя самой. А вот в новый год... На новый год никого не дозовешься. В этот день, вернее, ночь, все иначе. Каждый хочет встречать этот праздник в кругу самых близких людей. Даже если собирается компания незамужних-неженатых молодых людей, то в ней приветствуются только пары. А одна барышня, к тому не последняя уродина, ровным счетом никому не нужна: того и гляди разобьет чью-то пару. И потому Женя даже не ждала, что в последнюю минуту произойдет чудо и в ее дверь позвонит счастливый случай, чтобы пусть не навсегда, а хотя бы на праздничную ночь подарить ей маленькое чудо...
  
  Женя старательно украшала блюда, как будто кто-то смог бы оценить ее способности. Можно ведь было бы и вовсе не готовить, просто купить в ближайшем супермаркете грамм по двести разных салатиков, да и все. Но она каждый раз упорно готовилась по полной программе, все еще надеясь на чудо. Наивная. Уже готовы были салатики, уже готов был праздничный миндальный торт собственноручного приготовления, уже давным-давно застыло в холодильнике заливное из языка. Осталось заключительным аккордом нанести на лицо завершающим штрихом капельку румян, снять бигуди, уложить волосы понаряднее и со спокойной совестью ждать чуда. То есть заливаться слезами. Но тут раздался звонок в дверь. Слишком поздно для обычного визита. Но слишком рано, чтобы быть настоящим новогодним чудом. Слишком рано - на часах было всего около десяти часов вечера. Последнего вечера уходящего года.
  На пороге стояла расстроенная Катя.
  - Жень, - едва не плача, сказала она. - Погибаю!
  - Что случилось? - испугалась Женя.
  Катя и в самом деле выглядела весьма для нее необычно. Она ведь всегда была какая-то радостная, даже если повода для особой радости вроде и не было. Просто... Наверное, именно так выглядит оттиск счастья на лице благополучной женщины. Даже если говорила не про любимого мужа, не про ненаглядных своих оглоедиков, все равно светилась счастьем. Наверное, в глазах ее было что-то такое, что любому сразу становилось понятно - перед ним собственной персоной стоит самая счастливая женщина на свете. А теперь... Теперь в этих глазах застыла такая неизбывная тоска, такой смертельный страх, что Женя помимо воли впервые в жизни порадовалась собственной неустроенности. Что ж, даже в одиночестве есть положительные черты: не за кого бояться, а потому можно жить совершенно спокойно.
  - Пойдем ко мне, - Катя стала настойчиво тянуть подругу за рукав. - Я ведь от двери отойти боюсь. Вдруг он все-таки позвонит...
  - Да кто? - терялась в догадках Женя. - Что случилось-то?!
  - Женька, миленькая, выручай! - взмолилась Катя. - Я сейчас умру! Пойдем ко мне, пожалуйста, пойдем!
  Ну кто же откажет умирающему?
  - Да, конечно, - немедленно согласилась Женя. - Подожди минутку, я сейчас, я мигом.
  - Нет, - сказала Катя. - Я пойду, а то вдруг он позвонит. Я дверь не закрываю, можешь не звонить, так приходи. Только быстрее, ладно?
  - Да, конечно, я мигом, - уверила ее Женя и скрылась за дверью.
  Быстренько сняла бигуди, причесалась - эх, жаль, немножко не додержала, уже через час от праздничной укладки не останется и следа. Да Бог с ней, с той укладкой - кому она вообще нужна? Вот у Катьки какая-то беда стряслась - это уже серьезно.
  Через пару минут она была уже у Кати. Женю поразила непривычная тишина. Не верещала маленькая Алинка, пытаясь отобрать у брата игрушечный автомат - и зачем только девочке автомат? Не возмущался ее наглостью Сережка. Не слышно было и нравоучений Игоря. Даже телевизор - и тот молчал. И это в такое-то время, когда буквально каждый канал показывал что-нибудь особенно праздничное!
  - Кать, да что же случилось? - испугано спросила Женя.
  И та вдруг совсем разревелась.
  - Я не знаю! Женька, милая, я ничего не знаю! Только чует мое сердце - что-то случилось! Он ведь еще вчера должен был вернуться. А он не только не вернулся, а даже не позвонил. А я не знаю, что делать. Кому звонить, где его искать - в институте-то уже глухо, все по домам разбрелись. Надо было утром звонить, поднимать тревогу, а мне стыдно было. Подумают еще, что я за ним шпионю...
  - Да кто он-то? - переспросила Женя. - Игорь? Ты про него говоришь?
  - Ну а про кого же еще? - закричала Катя. - Про кого?! Кто мне еще нужен, кроме него?!
  - Ну, мало ли, - тихонечко, чтобы не нарваться на грубость несчастной жены, ответила Женя. - Может, ты о братце своем. Кать, а откуда он должен был приехать? Он же у тебя сроду никуда не уезжал.
  - А теперь уехал. В командировку отправили. У них там какой-то проект оказался под угрозой срыва. Сказал, на два дня. Вчера должен был вернуться. И даже не позвонил. Ни вчера, ни сегодня. А сегодня ведь новый год. Мы ни разу его врозь не встречали. Его ведь нельзя врозь встречать, ты ж понимаешь! Как встретишь новый год - так его и проведешь. Это что же, мне весь год без него жить?! Где он, Женька?! Что с ним могло произойти?! Почему он не звонит?! Где его искать, куда звонить? Господи, что же делать?!!
  - А мобильный? Ты на мобильный-то звонила?
  - Ну а как же?! - возмутилась Катя. - Два дня уже звоню. 'В данный момент абонент недоступен', и хоть ты тресни!
  Катя выкручивала руки от неизвестности. А Женя даже отдаленно не представляла, чем может ей помочь.
  - А дети где? - только и догадалась спросить.
  - Да дети у свекрухи, - отмахнулась от нее Катя. - Она их всегда на новый год к себе забирает. Чтобы мы с Игорешкой могли от них отдохнуть. А он...
  И Катя снова зарыдала.
  Женя подумала минутку, потом предложила:
  - А может, ты бы к Олегу за помощью обратилась? Мужик все-таки. Они ведь лучше ориентируются, когда, куда, к кому обращаться. Наверное, надо как-то узнать телефоны Игорешкиных сослуживцев. Тех, кто с ним поехал, и тех, кто остался. Он тебе говорил, с кем едет?
  - Да говорил что-то. А я мимо ушей пропустила. Он же у меня впервые за восемь лет уехал, вот я и волновалась, все боялась забыть положить ему что-нибудь очень важное.
  - Плохо, - оценила Женя ее действия. - Внимательнее надо быть. Ну а вообще кого-нибудь из сослуживцев знаешь? Ну, он же наверняка с кем-то из них более плотно общается. Ну ведь есть же кто-то, вспоминай.
  Катя перестала плакать, пытаясь сосредоточиться на деле.
  - Да, он несколько раз приходил с каким-то Валерой.
  - Ну вот, - обрадовалась Женя. - Уже что-то. А фамилия? Он ведь наверняка называл его фамилию. Давай, вспоминай. Может, у Игоря записная книжка есть? У всех ведь нормальных людей есть, а он же у тебя нормальный. Главное, чтобы он ее с собой не таскал, потому что в этом случае нам до нее не добраться. Давай, Катька, думай, думай.
  - Да, сейчас, сейчас, - засуетилась Катя. - Я знаю. Где-то была. Синенькая такая. Только бы он не забрал ее с собой, только бы она была дома.
  Катя лихорадочно шарила по полкам, а Женя смотрела на встревоженную подругу, и завидовала ей. Конечно, ей сейчас вроде и завидовать-то повода не было, скорее, только пожалеть несчастную и оставалось. Но в том-то и дело, что даже в несчастье своем Катя была такая счастливая! Ведь о ком попало так переживать не станешь. Так убиваться можно только от тревоги за самого-самого любимого человека на свете, за того единственного, с кем хочется жить долго-долго, а потом в одночасье умереть вместе с ним. Не пережив ни на секундочку, чтобы даже в течении одной секунды не испытать горя настоящей разлуки, безвозвратной потери... Смотрела на Катю, а у самой сердце сжималась: какая же ты, Катька, счастливая!
  Едва лишь Катя нашла записную книжку, еще не успела дрожащими руками даже раскрыть ее, как раздался звонок в дверь. Катя подскочила, как на электрическом стуле, и, подвывая, понеслась в прихожую:
  - Игорешечка, миленький, это ты?
  Нет, это был не Игорь. Женя выглянула в прихожую, и увидела, как Катя молча уткнулась в мокрую от снега дубленку Олега.
  - Что, так и не появился? - хмуро спросил Олег, даже не поздоровавшись с Женей.
  Катя не отвечала, только плакала, уткнувшись в грудь брату. Тот успокаивающе похлопал ее по спине:
  - Ну-ну, подожди ты его хоронить. Мало ли что. Подожди, сейчас что-нибудь придумаем.
  Олег быстро разделся и прошел в комнату. Катя лихорадочно листала страницы старенькой потрепанной книжки. А Женя, убедившись в том, что Катя не останется в одиночестве, порадовавшись, что у нее теперь будет куда более решительный помощник, предпочла ретироваться, чтобы не мешаться под ногами. Им сейчас явно не до ее скромной персоны.
  Бочком, бочком, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания, она пробралась в прихожую, но не успела добраться до двери, как ее окрикнул Олег:
  - Сиди спокойно, не мешаешь.
  Окрикнул довольно неласково, даже почти что грубо. И в любой другой момент Женя непременно обиделась бы на такое хамство и уж наверняка бы не осталась. Еще и дверью хлопнула бы после такого 'приглашения'. Однако не в этот раз. Прекрасно понимала - не до любезностей, сейчас вообще ни до чего. Сейчас всем хочется одного: только бы найти Игоря, или хотя бы человека, который смог бы прояснить ситуацию. И Женя послушно присела в самый уголок дивана, стараясь приносить как можно меньше неудобства хозяевам своим присутствием.
  - Вот, - радостно закричала Катя. - Вот, Валера Домославский! Это он, точно он!
  И протянула раскрытую книжечку брату.
  Олег с готовностью схватил ее и немедленно набрал номер. В это же мгновение раздался звонок в дверь. Олег остался стоять посреди комнаты с телефоном, а Катя на негнущихся от страха ногах пошла открывать двери. На всякий случай Женя пошла вместе с ней. Мало ли что. Вдруг понадобится ее помощь.
  На пороге стоял немного подвыпивший Игорь. Катя уже не могла говорить, она только стояла на пороге и кричала длинное, протяжное 'Аааааа!', размазывая слезы по щекам. И видимо, на другом конце провода как раз сняли трубку, потому что Зимин вдруг произнес:
  - С наступающим вас! - и положил трубку на рычаг телефона.
  Подошел к сестре, рывком 'на себя' оттащил ее от двери, освободив таким образом проход для Игоря, бросил ему недовольно:
  - Двери закрывай, нечего соседей веселить!
  Катя словно сошла с ума. Набросилась на мужа, стала колотить его по дубленке сжатыми кулачками:
  - Гад, какой же ты, Сергеев, гад! Гад, гад, гад! Я чуть не умерла - ну где же ты был?!!
  И вдруг словно ослабла, прижалась к Игорю, расплакалась в голос:
  - Игорешечка, миленький, родненький, не бросай меня больше, ладно? Никогда не бросай, миленький!
  Игорь как-то по-дурацки, чуть смущенно улыбался, словно извиняясь перед гостями за поведение супруги. А сам прижимал ее к себе, гладил по спине, слегка похлопывая, и приговаривал:
  - Ну-ну, тише, тише... Я живой. Ну же, ну, тихонько. Все нормально... Просто в срок не уложились, там у них сбой аппаратуры произошел...
  Зимин довольно грубо спросил:
  - Ты что, позвонить не мог? Ведь чуть с ума не посходили.
  - Да у них там, на том полигоне, девятнадцатый век, ей Богу! Устанавливаем технику двадцать первого века, супер-технологии, а у них даже телефоны не работают! В первый день работали, а потом крысы кабель перегрызли. Я ж говорю - Тмутаракань! Двадцать первый век на дворе, ёлки! Кать, ну Кать, ну всё, слышишь, всё, я же живой.
  - А мобильный на что? - разозлился Зимин. - Ты что, срочно разучился им пользоваться?
  - Так она ж мне зарядное устройство забыла положить, тётя Мотя! Кать, зарядку ж нужно было первым делом. Ты в следующий раз...
  - Я тебе дам следующий раз! - воскликнула Катя. - В следующий раз останешься дома! Ой, и как я забыла? Я же так боялась забыть что-то важное... Игоречек, миленький, родненький, ты больше не уедешь? Пожалуйста, не уезжай, миленький, ты же не знаешь, как плохо одной, как страшно...
  Игорь то ли от слез супруги, то ли под воздействием алкогольных паров, расчувствовался, давай целовать Катю прямо в прихожей:
  - Кать, ну прости. Катюшка моя, Катька...
  Зимин ухватил Женю за руку и с силой потянул вон из квартиры:
  - Пойдем отсюда.
  
  Зимин по-хозяйски прошел в комнату, чуть задержался напротив календаря с очаровательной собачьей мордашкой, окинул комнату оценивающим взглядом:
  - Красиво. Ты ждешь гостей?
  Женя устало присела в кресло. Разговаривать абсолютно не хотелось. Как посмотрела на сцену возвращения блудного мужа, как услышала Катины счастливые всхлипы - уже ничего не хотелось. Потому что знала - ей никогда не стать такой счастливой, как Катя. Какая все-таки несправедливая штука судьба! Одним - счастья полные корзины и чуть-чуть тревоги, только чтобы не забывали про свое счастье. Другим - абсолютное одиночество, лишь чуть-чуть, самую малость оттененное острыми ощущениями. Да еще отчитывайся тут перед всякими разными, почему у тебя дом сверкает новогодними огнями да шикарный стол накрыт.
  И такая почему-то злость на Женьку накатила, такая обида, что ответила гостю почему-то грубо, словно он один был виноват в ее личных проблемах:
  - Никого я не жду! Кого мне ждать, кого?!
  И, почувствовав свою бестактность и несправедливость, тут же вполне мирно добавила:
  - Нет, я никого не жду. Там... Там все кончено... С ним. А больше...
  Зимин посмотрел на нее сочувственно, сказал чуть иронично:
  - То-то я смотрю, иконостас со стены пропал, - и, поняв, что его ирония не к месту, добавил серьезно: - Я рад, что ты поняла.
  Женька грустно усмехнулась:
  - Было бы намного лучше, если бы я поняла это гораздо раньше!
  - Ну, знаешь, лучше поздно, чем никогда, - успокаивающим тоном ответил гость.
  - О, да! - с энтузиазмом ответила Женя.
  Зимин не ответил. Молчала и хозяйка. Нудно тикали часы на стене, размеренно отсчитывая уходящие в вечность мгновения. Искрилась праздничными огоньками маленькая елка на журнальном столике, потому что настоящую, полноценную елку попросту негде было ставить - комнатка и без елки не особенно большая, а с огромным деревом так и пройти негде было бы. Томилась малиновым соком на накрытом столе селедка под шубой, заманчиво блестели глянцевыми боками маленькие помидорчики. В уголочке в своем уютном хрустальном гнезде отдыхали апельсины вперемежку с мандаринами, источая тонкий цитрусовый аромат в тепле комнаты. Рядом строго вытянулись благородный коньяк и пузатая бутылка красного вина.
  Неловкое молчание смутило Женю. Как-то неудобно было молчать с едва знакомым человеком, который, однако, несмотря на это обстоятельство, был очень близким. Пусть так недолго, пусть лишь раз, но ведь был. И таким близким, что до сих пор в его присутствии все поджилочки тряслись. И так Женьке было страшно, что Зимин обнаружит их мелкое дрожание, так боялась, что он поймет, чего она в эту минуту жаждет всею своей душою, всем телом своим... И в то же время жутко боялась, что он этого не поймет. Что посидит вот так в кресле, переждет некоторое время, позволив любимой сестренке всласть нарадоваться возвращению блудного мужа без посторонних, а потом опять уйдет. И снова Женя будет встречать новый год одна. Потому что нет ей места среди счастливых людей. Нет для нее вообще в мире места кроме вот этой крошечной однокомнатной квартирки. Потому что кто-то рождается для счастья, для любви, а другие, дабы мир не перевернулся от всеобщей радости, уравновешивают его одиночеством и страданием.
  Женя потянулась к пульту и включила телевизор. Да, так лучше. Пусть за них сегодня говорят артисты. Им за это деньги платят. А они с гостем посидят молча, потому что говорить им друг с другом решительно не о чем.
  Словно по закону подлости, на первом же попавшемся канале до неприличия сладким голосом пел о неземной любви Дмитрий Городинский. Женя лихорадочно переключила на другой канал. Нарвалась на рекламный блок. Ну что ж, пусть будет реклама. По крайней мере, в рекламе-то уж Городинского точно не покажут!
  - Ну, что? - с фальшивым энтузиазмом в голосе спросила она, изображая радушную хозяйку. - Не проводить ли нам уходящий год?
  Зимин посмотрел на часы, протянул неуверенно:
  - Без четверти одиннадцать... Немного рановато. До двенадцати вполне можно успеть 'напровожаться' так, что и новый год не заметишь. А впрочем - почему бы и нет?
  Женя обрадовалась. Хоть какое-то занятие - лишь бы не сидеть вот так молча, каждый припоминая события второй встречи. Или он думает о первой? Или вообще не вспоминает, а думает о чем-то своем? Эта мысль была для Жени просто невыносима. Уж лучше жевать под аккомпанемент телевизора, только бы не молчать!
  Принесла из холодильника бутылку водки, тут же запотевшую в тепле комнаты, хрустальную салатницу с обязательным новогодним 'Оливье', заливное из языка, мясную нарезку.
  - Присаживайтесь, - пригласила Женя гостя к столу, и присела сама. - Водка, коньяк, вино? Шампанское пока оставим в покое.
  Зимин поднялся из кресла и встал под люстрой, как раз там, где в прошлый раз... Ой, нет - оборвала Женя собственные воспоминания. Только ни о чем не думать, только ни о чем не вспоминать!
  - Ну присаживайтесь же! - настойчиво повторила она.
  Зимин подсел к столу, спросил с некоторой ехидцей в голосе:
  - А мы что, перешли на 'вы'?
  Женя смутилась. Помолчала пару мгновений, потом ответила почти что шепотом:
  - Да я, собственно, на 'ты' и не переходила...
  - А, вот как? - почему-то обрадовался Зимин. - Ну-ну...
  И начал накладывать себе традиционное 'Оливье'. А Женя снова притихла: и что он хотел сказать своим 'ну-ну'?!
  - Тебе чего налить? - спросил Зимин. - Я бы не отказался от коньяка. А ты?
  - А мне лучше вина, - почему-то побледнела Женя. Ну почему, почему он так на нее смотрит? Как будто издевается! И ухмылочка эта дурацкая!
  Зимин открыл вино, налил в фужер. Себе плеснул коньяка на донышко бокала. Поднял его навстречу Жениному фужеру:
  - Ну что, за уходящий год. За все радости и печали, которые он нам принес. От печалей и проблем мы только стали чуточку сильнее, правда? Ну, а радости... Радости - на то и радости, чтобы вспомнить приятно было. Знаешь ли, за приятные воспоминания многое можно отдать...
  И махом выпил коньяк. Женя пригубила вино. О чем это он, о каких воспоминаниях? Это он так просто, или же с намеком на то, что было между ними? И о каких проблемах он говорил? Отчего это они стали сильнее? Опять о том же, о Городинском? Вот ведь гад, ну не может без этих подколочек!
  Помяни черта - он тут как тут. Рекламный блок закончился, и во весь экран нарисовалось до неприличия красивое лицо Городинского с золотыми кудрями до плеч и воротником из длинных перьев какой-то экзотической птицы.
  - С новым годом, страна! - радостно заверещала отвратительно-красивая голова, и Женя едва не поперхнулась. Чуть не разлила вино, лихорадочно пытаясь отыскать проклятый пульт, который упорно не желал попадаться под руку.
  Наконец нашла, щелкнула первую попавшуюся кнопку. Вздохнула с облегчением: там как раз показывали 'Иронию судьбы' - вот это в самый раз будет, самое застольное зрелище. Вот и пусть Зимин попробует заливной язык в Женькином исполнении - это ему не то, что заливная рыба со стрихнином, доставшаяся герою фильма, по странному стечению обстоятельств Жениному тезке.
  Зимин одобрил ее выбор:
  - Вот-вот, пусть лучше будет фильм. От него хоть настроение праздничное. А то показывают по всем каналам одни и те же тошнотворные морды...
  Женя промолчала, сосредоточившись на поедании заливного. Правда, вкуса совершенно не ощущала. Чуть не подавилась из-за его комментария.
  - И как тебя только угораздило? - продолжил развивать больную тему Зимин. - Вроде неглупая баба, и так прокололась... Неужели сразу непонятно было...
  Женя настойчиво перебила его:
  - Не надо об этом! Пожалуйста, не надо...
  И замолчала. Ковырнула еще пару раз в тарелке, да ничего уже не хотелось: ни заливного, ни любимой селедки под шубой, ни чего-то более остренького и совсем уж несъедобного...
  - Я сама не понимаю, что это было, - после некоторой паузы тихо сказала Женя. - Как будто гипноз какой-то. Дура, редкостная дура, это вы правильно заметили. Не знаю, ничего не знаю... Ничего вокруг не видела, только глаза эти огромные, такие томные... Сначала, как и все, просто поражалась: надо же, какой красавчик! Голосом восхищалась. Вот, думала, перепало же человеку от щедрот небесных: и красота, и рост, и голос - все один к одному. Ах, какой талантливый, какой восхитительный мальчик! Посмотрела на свое окружение - все такие бледные, все такие никакие... Скушно стало. Решила, что это не жизнь. Что настоящая жизнь - там, на Олимпе. Там красивые талантливые люди, там красивые отношения. Там красивая любовь... Говорю же - дура. И сама не заметила, как с головой погрузилась в этот дурман. Убедила себя, что люблю. Убедила, что только он, весь такой идеальный, достоин моей любви. Тьфу! Идеальный! Придумала себе идеал, которого не было. Сотворила кумира. И служила ему верой и правдой...
  Женя замолчала. Зимин тоже молчал, понимал, сейчас не время говорить, сейчас надо выслушать, позволить собеседнице излить накопившиеся слова, до конца разобраться в себе. Дура, конечно, но уж коли сама поняла, что дура, пусть поздно, но ведь поняла - значит, еще есть надежда на выздоровление, еще не конченый человек. Отложил вилку в сторону, просто сидел, просто слушал, просто молчал.
  И видимо, вот это 'просто' и нужно было Женьке для полного выздоровления. Ведь пока не высказала, не излила из себя весь негатив - так и осталась бы в чем-то ущербной. Уже не думала, что можно говорить, а что лучше бы утаить, скрыть. Просто, видимо, чаша переполнилась, чувства и эмоции, злость на саму себя требовали выхода, и она продолжила исповедь:
  - Я ведь саму себя убедила в том, что люблю, решила, что рождена для него. Сама ничего из себя не представляю, так захотелось блистать рядом со звездой, греться под чужими лучами, если своих нет! Думаете, я тщеславная? Ничего подобного! Просто у живых, у реальных, были недостатки. У каждого свои, но они были у всех. И как-то легче оказалось влюбиться в идеальную картинку, чем мириться с чужими недостатками, подстраиваться под них. Наверное, я просто ленивая. Душой ленивая, понимаете? Мне лень было думать о чем-то, работать над собой, над отношениями с реальным человеком. Я придумала себе сказку и жила в ней. В ней было так уютно, в ней не было ни скуки, ни недостатков: ни своих, ни чужих. Там были только я и он, оба идеальные. И любовь была идеальная... А потом, когда...
  Женя смутилась, не зная, как рассказать о том, каким образом они с Городинским стали близки. Было ужасно стыдно, и этот момент она просто решила пропустить:
  - В общем, когда мы уже были вместе, все оказалось совсем не так идеально. У него была жена, а у меня был только он. Я-то, дурочка, верила, что он разведется и у него тоже буду только я. Конечно, не все нравилось. Просто... Он был весь такой звездный, что у него даже недостатки были звездные. Почему-то с ними я легко мирилась. Собственно, я их даже не замечала. Кроме одного: его никогда не было рядом. А потом... Тогда, в подъезде... Он так испугался. Я никогда его таким не видела. У него были такие глаза! Он как будто умирать приготовился. Такая паника, такой ужас. И это требование... Как пощечина...
  Женя замолчала. Зимин видел, как ей трудно все это рассказывать, пожалел, предложил:
  - Может, не надо? Черт с ним, пусть себе живет на здоровье.
  Женя энергично замотала головой:
  - Нет, надо. Вы не понимаете. Надо. Это мне надо. Мне самой.
  Помолчала еще короткое мгновение, словно собираясь с духом перед самым важным разговором в жизни, и продолжила решительно:
  - Я отказалась. Стала успокаивать его: мол, раз так случилось, значит, так и должно было случиться. Значит, все должно идти своим чередом, как идет. Значит, пришло ему время все решать, разводиться. А он... Он аж затрясся весь от этого слова, завизжал, как баба-истеричка. Мне стало так неприятно... Вот тогда-то первый раз и почувствовала, что я для него никто. Умом почувствовала, но гнала это от себя, как что-то страшное. А он так умолял... Я все отказывалась. И тогда он поставил ультиматум...
  И Женя вдруг заплакала. Тихонько, беззвучно, просто слезы катились из глаз, а она вытирала их пальчиком по мере появления. Отвернулась от гостя, и наклоняла голову то вправо, то влево, чтобы слезы собирались в уголках глаз, а не размазывали весь макияж.
  - Я испугалась, - продолжила она, все так же глядя в сторону. - Я ужасно испугалась. Мне казалось, что я умру, если он больше не придет. А он твердо пообещал, что придет только после того, как... Ну, вы поняли. Он вас ужасно испугался. Он ведь каждый день ждал, что вы расскажете Алине. Потому и требовал, чтобы я... Чтобы испачкала... То есть я должна была замазать вас собою... Чтобы вы ничего не могли рассказать Алине, потому что ничем не лучше Городинского. А дальше... А дальше вы сами знаете.
  - Знаю, - кивнул Зимин. - Ну что, еще за старый год? Пусть себе уходит вместе с воспоминаниями.
  Он принялся пополнять фужеры, а Женя воспротивилась:
  - Нет, еще не всё. Пусть это было гадко, но для моей же пользы, признаю. Но ведь все-таки это вы во всем виноваты, это вы поставили тот ультиматум. И то, что отказались в первый раз, ничего не меняет. Был ведь и второй визит. Значит, Димка в вас не ошибся - вы такой же. Вы только играете роль порядочного человека. А вы... Вы такой же. А теперь сидите, как ни в чем ни бывало! Я - вся такая дура, такая дешевка, а вы на коне и весь в белом! Только чем вы лучше меня?! Я - глупая женщина, которая не смогла отказать в услуге возлюбленному. Бывшему возлюбленному... А вы? Вы ведь все понимали, все прекрасно понимали! Вы ведь знали, что я буду послушная, как овечка. Ведь знали же, признайтесь!
  Зимин со стуком поставил на стол бутылку коньяка.
  - Нет, - ответил твердо. - Неправильно. Всё совсем не так. Но сейчас ты этого понять не сможешь. Когда-нибудь потом я тебе объясню, когда ты будешь готова понять правильно. А пока... Да, я поступил подло. Но... Ты жалеешь?
  Женя вскинулась, посмотрела на него с некоторым негодованием, без раздумий ответила:
  - Нет!
  Резко, пожалуй, слишком уж резко ответила, слишком откровенно. И слишком быстро. Но поняла это поздно - слово не воробей. Покраснела, стушевалась, снова отвернулась, не смея взглянуть в его глаза и увидеть в них насмешку.
  А Зимин и не думал смеяться. Ответил очень серьезно:
  - Вот и я не жалею. Конечно, неприятно было, что ты с такой готовностью... Знаешь, я так хотел, чтобы ты выставила меня вон! Чтоб послала подальше. Чтоб в рожу наглую плюнула, наконец. А ты...
  - А я, как последняя шлюха, тут же выпрыгнула из трусиков, - с жестоким самоедством закончила Женя.
  - Ну, это уже неправда! - протянул Зимин. - Ничего подобного, трусики с тебя я снял сам.
  Вроде и взял часть Женькиной вины на себя, а ей от этого только еще хуже стало. Скукожилась вся, как под градом камней.
  - Жень, ну хватит, а? Ну кому нужны эти разборки?
  - Мне! - дерзко заявила она. - Мне! А вообще...
  И вдруг резко переменила намерения:
  - Ничего мне не нужно! И никто не нужен! И не надо меня жалеть! У меня все замечательно, я сама себе хозяйка! Кому хочу - бросаюсь на шею, кому не хочу... тоже бросаюсь, - уже тише добавила она. - Уходите. Пожалуйста, уходите. Они уже, наверное, наздоровались вволю. Идите к ним. Вы ведь к ним пришли. Идите. Пожалуйста, идите.
  Резко встала из-за стола и подошла к окну. Отдернула чуть-чуть занавеску и стала разглядывать, как в свете фонаря косо летят к земле мелкие-мелкие колючие снежинки. Ну вот, даже снег сегодня неправильный, не праздничный. На новый год снег должен быть крупный и мягкий, должен долго-долго кружиться на одном месте в полном безветрии. Всё не так, решительно всё!
  Сзади неслышно подошел Зимин, легонько приобнял Женьку за плечи, сказал тихо:
  - Я ведь не только к ним пришел.
  Та резко отшатнулась, вырвалась. Нет, нет, только не это! Иначе она снова рухнет в его объятия. И снова будет, как прежде, только вместо Городинского теперь будет Зимин. Нет, она не такая! Пора, наконец-то, становиться порядочной женщиной!
  - Уходите, пожалуйста уходите...
  Зимин замялся на мгновение, словно обдумывая, стоит ли подчиняться, и вышел вон.
  
  Решительно, нет в жизни счастья! Да и на что она могла надеяться? На что? Да еще и после такого падения?! Это перед кем другим еще смогла бы хорохориться, играть роль порядочной женщины, могла бы хвост распускать, но перед Зиминым... Женька же перед ним, как под микроскопом - вся на обозрении, со всем своим убогоньким внутренним миром, со всеми своими недостатками. Слишком доверчивая, слишком покладистая, слишком доступная. Вся - одно сплошное 'слишком'.
  Женя вернулась на диван и уперлась невидящим взором в экран телевизора. Ненавистный, но все-таки непонятно за что любимый (быть может, все за то же ожидание чуда?) фильм вплотную приблизился к финалу.
  - Вы считаете меня слишком легкомысленной? - спросила Надя Шевелёва у будущей свекрови.
  - Поживем - увидим, - с легким вздохом ответила мама Жени Лукашина.
  Женька расплакалась. Если уж порядочная до неприличия Надя и то комплексует по поводу своей легкомысленности, то что же остается Женьке после всего, что было с Городинским и Зиминым?! На что ей надеяться? Разве после всего произошедшего у нее есть хотя бы один шанс на хеппи-энд? Нет, нет, так бывает только в кино! Но даже в кино не бывает полного счастья! Ведь даже в кино хеппи-энд и то частичный. Ведь для Гали-то с Ипполитом эта новогодняя история стала самой настоящей трагедией. Однако люди уже почти тридцать лет с удовольствием смотрят фильм и радуются за Надю и Женю, напрочь забывая о покинутых влюбленных. Все правильно, любят только счастливых героев, несчастные даже в кино никому не нужны. Да, в кино бывают красивые сказки, но даже в кино нет справедливости. Нет в жизни счастья!
  Фильм закончился, и после короткого рекламного блока начался праздничный концерт. И опять, словно издеваясь над Женькой, на экране замелькала довольная физиономия Городинского:
  - С новым годом, страна!
  Женя скривилась: хоть бы что-нибудь новенькое придумал, что ли, а то по каждому каналу одно и то же повторяет, как ученый попугай. Господи, и как она могла любить это убожество? Или нет, вряд ли это была любовь. Но как она могла вбить себе в голову, что любит это ничтожество? Пусть яркое, пусть эффектное, но ведь все равно серое ничтожество!
  Как она могла угробить на него пять лет собственной жизни? Пять лет собственной молодости?! Ради него отказывалась от других знакомств, попросту не замечая никого вокруг. Того же самого Антона, например. Ведь, не будь она зациклена на Городинском, кто знает, может, и не занес бы ее Антон в свой черный список, может, и вышло бы у них что-то путное? А в благодарность за ее любовь, за ее верность Городинский потребовал от нее такой мерзости... Ну, скажем, он-то на то и мерзавец, чтобы ставить ультиматумы, но как она могла не только согласиться, но и выполнить его требование?!
  Разве хоть когда-нибудь Женька сможет саму себя простить? Не Зимина, поставившего ультиматум, не Городинского, заставившего его выполнить. А саму себя? За то, что позволила сделать с собой и Городинскому, и Зимину? Простит?
  Городинскому - однозначно нет. Зимину? Зимина трудно не простить. Потому что именно он открыл Женьке глаза. И открыл именно в ту минуту, когда она, казалось бы, пала ниже всех допустимых уровней. А поэтому, пожалуй, Зимин в данном процессе не столько обвиняемый, сколько сообщник. Ее ли сообщник, или же сообщник Городинского - это уже не так важно. Важно то, что несмотря на непосредственное участие в рассматриваемом событии, в данном процессе по Женькиной версии он выступает всего лишь как свидетель. Потому что несмотря на однозначную виновность, у него имеется очень веское оправдание: он помогал. Пусть весьма странно, пусть не ради Женьки, а сугубо ради себя, любимого, но в результате очень сильно ей помог. Помог понять, какое ничтожество она пригрела у себя на груди. А еще помог познать, что такое настоящий мужик рядом.
  Женя расплакалась. Ну вот, как всегда - еще до наступления нового года макияж уже безнадежно испорчен. Да и зачем он ей нужен? Кто ее увидит? Кому она нужна?
  Но ведь он так близко! Он был совсем рядом еще несколько минут назад! Что же она наделала?! Зачем она его выгнала? А вдруг это был тот самый счастливый случай, который бывает раз в жизни? Тот, которого все так ждут? Тот, в ожидании которого она уже давным-давно извелась? Может быть, нужно бежать за ним, звать обратно? Быть может, еще не поздно все исправить?
  Поздно. Уже слишком поздно. Женя могла бы исправить то, что несколько минут назад выгнала Зимина из своей жизни. Но разве под силу ей исправить то, что она натворила раньше? То, что было с Городинским? То, что по его милости произошло с Зиминым? То, как она преподнесла себя в первый раз, распахнув бесстыдно блузку: нате, смотрите, что у меня есть! То, с какой готовностью упала в его объятия при второй встрече? Разве можно это исправить? Об этом можно не думать, но исправить это нельзя. Потому что это нельзя забыть. И точно так же, как и сама Женька, не сможет этого забыть и Зимин. А значит... А значит, она все сделала правильно. И нечего жалеть о том, что она попросила его уйти. Да, всё так, всё правильно. Всё так и должно быть.
  Но если все правильно, если так должно быть, то почему же ей так больно?! Почему упорно хочется выскочить на лестничную площадку прямо так, с испорченным макияжем, и колотить, колотить в Катину дверь руками и ногами, напрочь забыв о существовании звонка:
  - Откройте, откройте, пустите меня!
  Да что же это, в самом деле? Что ж она, проклятая, что ли? Что ж, век одной куковать? И каждый новый год одно и то же? Одна, одна, всю жизнь одна. Каждый праздник одна. И под бой курантов пить не сладкое искристое шампанское, а крепкий коньяк, чтоб сразу дух вышибло, чтоб не ждать чуда, абсолютно разуверившись во всех чудесах сразу.
  Ну хорошо, хорошо. Пусть Зимин для нее - табу. Пусть никогда ничего хорошего не выйдет из их знакомства. И пусть оба это прекрасно понимают. Но разве нельзя обмануть судьбу на одну-единственную ночь? Ту самую волшебную ночь, о которой без устали снимают кино, слагают стихи и песни. На ту самую ночь, когда часы двенадцать бьют. На ту, когда снежинка на ладони не растает. Ну пусть же и в Женькиной несчастной судьбе будет хотя бы одна удивительная ночь! Не десять минут отчаянного беспамятства, не полминуты ярких оранжевых брызг от лопнувшего огненного шара возбуждения, а ночь. Одна ночь. Всего лишь одна ночь. Целая ночь! Длинная, бесконечная, волшебная ночь! А потом - хоть потоп, хоть трава не расти. Потому что будет, что вспоминать одинокими холодными ночами. Ну почему нельзя, почему? Кто сказал, что нельзя?! Можно! Сегодня все можно! И гори оно огнем, гори всё синим пламенем! Потому что сегодня - праздник, сегодняшняя ночь - волшебная. А поэтому сегодня всё можно. И пусть утром будут презрительные взгляды, пусть! Это ведь будет только завтра! Нет, это будет в следующем году! А сейчас... Сейчас всё можно!
  И Женька, напрочь позабыв об испорченном макияже, подскочила с дивана, полная решимости звать Зимина обратно. Едва успела сделать три шага в сторону прихожей, как раздался звонок в дверь. Обрадовалась, сердце заколотилось: это он, он! Он тоже решил, что сегодня всё можно!
  И вдруг сердце ухнуло в пропасть: а что, если это не Олег? А вдруг Катя? Просто пожалела несчастную соседку? А это ведь совсем не то, это же совсем другое. Только бы не Катя. Господи, пожалуйста, пусть это будет не Катя!
  Бог ли услышал Женькину молитву, фея ли новогодняя, да только на пороге стоял Зимин. И, не дожидаясь, когда он скажет хотя бы слово, словно убоявшись, как бы снова всё не ушло в слова, в разборки, Женя бросилась в его объятия: без особых раздумий, без всяких хитростей. Просто, по-бабски, как будто в объятия давнего пылкого любовника. Прижалась прямо на пороге всем телом, не скрывая желания, не скрывая страсти, прильнула, словно пытаясь слиться воедино прямо здесь же, на лестничной площадке. И лишь через бесконечно долгое мгновение без слов затянула Олега в квартиру и захлопнула дверь, словно поставив точку: 'Мой. Теперь никуда не пущу!'
  Зимин жадно впился в Женькины губы, одновременно с тем расстегивая молнию на ее праздничном платье. Провел самыми кончиками пальцев вдоль позвоночника, едва касаясь, но никогда Женя не знала ничего более нежного и более возбуждающего, чем этот легкий жест. И снова все было, как в тот раз. Только теперь было еще жарче, еще слаще. Потому что оба истомились за те полчаса, что не видели друг друга. У обоих столько мыслей в головах пролетело, столько всяких 'за' и 'против', что теперь уже не хотелось терять ни минуты, секунды - и той было жалко.
  Женькино платье так и осталось сиротливо лежать в прихожей. А им с Олегом пришлось ютиться на таком неудобном узком диванчике...
  ... Весь мир вокруг перестал существовать. Не было ничего и никого, только два бесстыдно обнаженных тела на узком диване сверкали бледностью в огнях праздничной гирлянды, мелькающих крошечными цветными вспышками на елке. Очнулись только, когда после разливистого перезвона куранты начали торжественно отсчитывать последние секунды уходящего года.
  - А шампанское? - подхватилась Женя. - В холодильнике, надо же достать...
  - Это все условности, - успокоил ее поцелуем Олег. - Мы с успехом выпьем его чуть позже.
  - Ну надо же хотя бы одеться, - слабо засопротивлялась Женя. Слишком слабо, чтобы настоять на своем.
  - Ничего, это у нас карнавальные костюмы такие, - в очередной раз поцеловал ее Олег. - Адама и Евы. Одетой и с шампанским ты встречаешь каждый новый год. Почему бы ради разнообразия не встретить его голыми и без шампанского?
  Женя счастливо рассмеялась:
  - Ты забыл - как встретишь новый год, так его и проведешь.
  Зимин усмехнулся:
  - А что, я очень даже за! Целый год вместе и голыми!
  Соседи сверху, видимо, собрали за праздничным столом совсем немаленькую компанию, потому что даже через бетонное перекрытие отчетливо слышалось, как гости шумно отсчитывали удары:
  - Семь! Восемь! Девять!
  - Не забудь загадать желание, - напомнил Олег.
  - Ты думаешь, оно исполнится? - боясь слишком откровенно высказать счастье, спросила Женя.
  - Обязательно исполнится, если мы загадаем одно и то же.
  Год закончился двенадцатым ударом курантов и дружными криками 'Ура' у соседей, и вместо традиционного бокала шампанского Олег долго, безумно долго и бесконечно страстно целовал Женю. Оторвался от нее на миг, чуть-чуть отстранился, словно желая запомнить ее на всю жизнь такой, налюбоваться вволю отражающимися от ее шелковистой кожи разноцветными огоньками гирлянды, снова поцеловал, теперь уже легко и нежно:
  - Ну всё, теперь целый год вместе и голыми. Вот только давай диван разложим - в прошлый раз было удобнее.
  И от этого нейтрального, казалось бы, замечания Женя сконфузилась, сжалась вся, как от удара. Зимин понял, сказал твердо:
  - Перестань. Хватит. Что было, то было. По крайней мере, я не жалею. Когда-нибудь мы еще спасибо скажем Городинскому. Потому что если бы не он, я бы и по сей день знал тебя всего лишь как Катькину соседку. Хватит. Да и в чем ты виновата? В том, что послушно выполнила его волю? Так это вроде как больше моя вина, чем твоя, это ведь я потребовал тебя в качестве подарка. Правда, я сделал это только для того, чтобы ты поняла, кто он есть на самом деле. Я, конечно, подозревал, что ты для него - лишь одна из многих, но все-таки оставался пусть ничтожный, но реальный шанс, что он действительно влюбился, по настоящему. Алину-то он никогда не любил, я это точно знаю. Вот я и решил таким образом или чувства его к тебе проверить, или показать тебе, что ты для него ноль, а сам он - полное ничтожество. Если бы он тебя любил, ему было бы наплевать на мои угрозы, понимаешь? Разве мужчина отдаст любимую женщину на поругание другому мужику? Никогда на свете, если только он не последний козел. А он тебя не только отпустил, а даже заставил. Вот только ты... Я-то думал, ты сразу поймешь, когда он тебе предложит изобразить из себя подарок. А ты... Сильно ты меня в тот раз разочаровала, очень сильно. Так что вины твоей нету, разве что шея длинная, как у жирафа, а резьба мелкая, доходит долго. А в остальном - моя вина. Я выдвинул дурацкое требование, я нахрапом ворвался и практически изнасиловал. Моя вина...
  - Нет, - покачала Женя головой. - Моя... Я должна была вести себя по-другому. Только знаешь, я ведь тоже ни о чем не жалею. Я ведь тогда для себя решила: только попробую. Если будет очень противно - выгоню, не буду заставлять себя через силу. А ты вот только прикоснулся... И больше я уже ничего не помню...
  - Ах вот как? - иронически воскликнул Олег. - Вот это хороший комплимент! 'Ничего не помню'. Спасибо, родная!
  - Нет, ты не понял, - улыбнулась Женя. - Это ведь я себя перестала помнить в ту минуту, не тебя. Только себя и того урода. Потому что с той минуты был только ты.
  - Ну, это уже лучше, - удовлетворенно хмыкнул Зимин. - А знаешь, почему я тогда пришел? Я вот никак не мог забыть того видения. Как ты стоишь передо мной в распахнутой кофточке, нагло так на меня смотришь, а в глазах такой страх, такая тоска! И застывшие слезы. Вот как будто сердце перевернулось. И жалко тебя стало, и...
  - И?.. - настойчиво переспросила Женя.
  - И не знаю. Только никак эта картинка из головы не выходила. Злой был ужасно. На Городинского твоего. Потому что сволочь он редкая. И на тебя злился страшно. За то, что ты такая дура. Так почему-то обидно стало. И ничего с собой поделать не мог. Шел к тебе, сама знаешь, за чем именно шел. И в то же время хотел на облом нарваться. А если бы нарвался - страдал бы, как последний дурак. Одно точно знаю - нарвался бы на облом - в третий раз не пришел бы.
  - Гордый? - обиженно спросила Женя.
  - Наверное. Так что хорошо, что всё произошло так, как произошло. Я не разочарован. Надеюсь, ты тоже?
  - О, да! - засмеялась Женя. - Это еще очень скромно сказано! Вот только знаешь... Как быть с Алиной? Я ее, конечно, не знаю, но мне ее так жалко.
  Олег вздохнул:
  - Жалко, согласен. И мне жалко. Да только... Она ведь все знает. Нет, не по именам, конечно, и не всех его любовниц наперечет, но она точно знает, что они у него есть. Она ведь неглупая женщина, очень неглупая. И я уверен, что тому стрекозлу отольется каждая ее слезинка. Она наверняка уже приняла к этому меры. По крайней мере, я точно знаю, что бренд 'Дмитрий Городинский' официально принадлежит ей. И именно она стрижет с него купоны. А сам он получает с концертов и записей копейки, он ведь бесправный, как новорожденный котенок. Так что если кого и можно в данной ситуации по-настоящему пожалеть, так это Городинского.
  Зимин на мгновение притих, и вдруг предложил с легким смешком:
  - Слушай, а давай завтра к Алине завалимся? Ну, надо же человека с новым годом поздравить! Представляешь себе его рожу?
  От такой перспективы Женя похолодела:
  - Ты что?! С ума сошел.
  - Нет, правда, - оживился Олег. - Серьезно, Жень. Коль уж нам с тобой теперь суждено как минимум год вместе и голыми, мне придется тебя познакомить с Алиной. Потому что кроме Катьки и ее оглоедиков в моей жизни есть только один человек, с которым я непременно должен поделиться радостью. И человек этот - Алина. Так что мне по любому придется тебя с ней познакомить. И в панику пусть впадает Городинский - тебе бояться больше нечего.
  Несмотря на его уверения, Женю подобная перспектива все-таки не радовала. Впрочем, стоит ли сейчас заморачиваться проблемами будущего? Зато был в его фразе оригинальный момент. Женя улыбнулась:
  - Так а мы и к Алине твоей голыми пойдем?
  Зимин тоже не сдержал улыбки:
  - Нет. Я думаю, по такому случаю мы с тобой все-таки оденемся, да?
  И тут раздался звонок в дверь. Оба дернулись от неожиданности, посмотрели друг на друга с таким сожалением, что сразу же рассмеялись.
  - Катька, - уверенно сказал Олег. - Ну и пусть звонит. Ей есть, кем кроме нас заняться, правда? А у нас с тобой дел по горло, надо наверстывать упущенное, да?
  - Да, - прошептала Женя и окунулась в счастье.
  
Оценка: 7.52*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"