Туров Ярослав Александрович: другие произведения.

Керенский. 1 серия (2016)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Докудрама о событиях в России с февраля по октябрь 1917 года через призму жизни Александра Фёдоровича Керенского

  КЕРЕНСКИЙ. 1 СЕРИЯ. ПАДЕНИЕ ИМПЕРИИ
  
  Ярослав Туров
  Александр Шубин
  
  НАТ. ГОРОД. ОСОБНЯК. НОЧЬ
  
  Тихая летняя ночь. К большому двухэтажному особняку подъезжает грузовик. Из него не спеша вылезает грузный МУЖИК в куртке, направляется ко входу.
  
  ИНТ. ОСОБНЯК. ЛЕСТНИЦА
  
  В прихожей он видит, как по лестнице в полумраке спускаются какие-то люди, человек девять - мужчины, женщины, девушки. В их движениях чувствуется смятение - они не знают, куда идут. Предпоследним спускается невысокий МУЖЧИНА с бородой, на руках он несёт худощавого МАЛЬЧИКА лет четырнадцати. Замыкает шествие высокий БРЮНЕТ в тужурке. На стене часы показывают два часа ночи.
  
  ИНТ. ОСОБНЯК. ПОДВАЛ
  
  Процессия осторожно заходит в полутёмное мрачное помещение с зелёными полосатыми обоями, встают вдоль стены. Из мебели в комнате лишь два стула, в них садятся немолодая ДАМА и мальчик. За спиной мальчика встаёт мужчина с бородой, судя по всему, отец. Ободряюще гладит сына рукой по плечу: всё будет хорошо!
  
  Брюнет оставляет дверь открытой, обводит собравшихся взглядом, останавливается на мужчине с бородой. Мы видим лицо мужчины крупно и узнаём в нём царя НИКОЛАЯ II.
  
  БРЮНЕТ
  Николай Александрович, Ваши друзья старались Вас спасти, но этого им не пришлось. И вот, в тяжелую годину для Советской республики...
  
  В комнату входят вооруженные люди.
  
  БРЮНЕТ
  (срываясь на крик)
   ... на нас возложена миссия покончить с домом Романовых!
  
  Люди целятся в Николая и его близких.
  
  НИКОЛАЙ II
  Что?
  
  ЗАСТАВКА: КЕРЕНСКИЙ. 1 СЕРИЯ. ПАДЕНИЕ ИМПЕРИИ. ТИТРЫ
  
  ИНТ. НЬЮ-ЙОРК. КАБИНЕТ КЕРЕНСКОГО. ДЕНЬ
  
  Из ЗТМ. В кресле среди книжных стеллажей сидит пожилой мужчина 83-х лет. Это Александр Фёдорович КЕРЕНСКИЙ. На него направлен радиомикрофон. Напротив спиной к зрителю сидит ЖУРНАЛИСТ, лица не видно. Керенский задумчиво смотрит перед собой.
  
  ТИТР: 1964 год, Нью-Йорк, США
  
  ЖУРНАЛИСТ
  (с акцентом)
  Александр Фёдорович, мы можем начинать.
  
  Керенский поднимает взгляд на журналиста.
  
  ПОЖИЛОЙ КЕРЕНСКИЙ
  (после паузы)
  Был морозный февраль 1917 года. Страна катилась в пропасть...
  
  НАТ. ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА. НОЧЬ
  
  Идёт снег. Огромные хлопья его падают в лучах фонаря. На путях стоит товарняк. Перед ним - огромные сугробы, рельсов не видно.
  
  У паровоза под фонарём стоят рабочие, опираясь на лопаты, курят. Один ёжится от холода, дрожащими руками пытается скрутить папиросу. Синие губы, красные носы, пар изо рта.
  
  РАБОЧИЙ
  Х-холодина, м-мать...
  
  Раздаётся скрип снега под сапогами, подбегает БРИГАДИР.
  
  БРИГАДИР
  Вы что, совсем сдурели?! В столице людям жрать нечего, а они тут курят! А ну живо работать, сукины дети!
  
  Рабочие нехотя тушат папиросы, берут лопаты и начинают разгребать заносы. Мы видим, что перед ними - бескрайнее полотно, занесённое снегом.
  
  ИНТ. ПЕТРОГРАД. КВАРТИРА КЕРЕНСКОГО. ДЕНЬ
  
  ТИТР: 23 февраля 1917 года, Петроград
  
  За столом в гостиной сидят КЕРЕНСКИЙ (36), его жена ОЛЬГА (33), их дети ОЛЕГ (12) и ГЛЕБ (10). Обедают. Керенский читает газету, почти отгородившись ей от семьи.
  
  Глеб ничего не ест, играет с куском хлеба.
  
  ОЛЬГА
  Глебушка, не играй с едой! Ешь скорей, а то остынет.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (под нос)
  Давай-давай, налегай, пока дают... Нет, вы только послушайте!
  (зачитывает)
  Из-за снежных заносов на путях в столице ожидаются серьёзные перебои с доставкой дешёвого хлеба. Министр земледелия разводит руками... Совсем от рук отбились, бюрократы чёртовы!
  
  ОЛЬГА
  Саша, ну не при детях...
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (не слушает)
  Или вот: "Массовая стачка охватила все заводы Петрограда. Рабочие требуют хлеба и прекращения войны". Чуешь, чем пахнет?
  
  Ольга опускает глаза в тарелку. За окном нарастает гул.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (читает)
  На Корпусной улице рабочие до полусмерти избили полицейского надзирателя Вашёва...
  
  Окно разлетается вдребезги, звон стекла - кто-то кинул булыжник. Ольга вскрикивает, Глеб начинает плакать. С улицы доносятся крики.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Это чёрт знает, что такое!
  
  Отбрасывает газету, накидывает на плечи пальто, выбегает.
  
  НАТ. ПЕТРОГРАД. УЛИЦА. ДЕНЬ
  
  Керенский вылетает из парадного, смотрит на окна своей квартиры. Из разбитого окна на него с ужасом глядит Ольга. Напротив окон булочная, которую громит разъярённая толпа. У дверей драка - несколько мужиков не могут поделить мешок муки. Мимо них через толпу прорывается баба с непокрытой головой, судорожно сжимая в руке буханку, как сокровище.
  
  КРИКИ В ТОЛПЕ
  Хлеба!!! Дайте хлеба!!!
  
  К Керенскому подбегает растрепанный БУЛОЧНИК (50), у него разбита бровь, фартук разорван.
  
  БУЛОЧНИК
  Александр Фёдорович! Выручайте, Христа ради! Ну нету у меня чёрного хлеба, не подвезли!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Спокойно! Всё под контролем.
  
  Решительно бросается вперед, расталкивает людей локтями, взбирается на ящик и во всё горло орёт.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Да здравствует русская революция! Долой самодержавие!
  
  КРИКИ В ТОЛПЕ
  А ты кто такой?!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Я - депутат Государственной Думы Керенский! Представитель трудящихся!
  
  Погром прекращается, вопли утихают.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Товарищи! Ваш враг - вовсе не этот человек!
  (указывает на булочника)
  Разве виноват он, что ему не подвезли вовремя хлеба?
  
  КРИКИ В ТОЛПЕ
  Нет, не виноват!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Разве виноваты путейцы, что у них нет железа и паровозов, чтобы наладить снабжение?!
  
  КРИКИ В ТОЛПЕ
  А кто, кто виноват?!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Царь виноват! Самодержавие виновато! Гнилой строй помещиков и бюрократов, которым плевать на простой народ! Но мне не плевать! Даю вам слово Керенского, что буду бороться за вас до последней капли крови! И не остановлюсь ни перед чем, даже если это потребует физического устранения тирана!
  
  КРИКИ ТОЛПЫ
  Ура!!!
  
  Бабы плачут, мужики подбрасывают в воздух шапки, забыв про мешок с мукой. Керенский возвышается над головами, как идол.
  
  ГРАФИКА. ТЕЛЕГРАММА
  
  Царское село - Ставке. Его Императорскому Величеству Николаю Второму.
  
  ИМПЕРАТРИЦА ЗК
  Ты слышал, что говорил этот Кедринский на последнем заседании Думы? Я надеюсь, его повесят за его ужасные слова! Пусть это будет примером для этого сборища смутьянов! Умоляю тебя, будь сильным, возьми волю в кулак и покажи разгулявшейся черни, кто есть истинный владыка земли Русской! И благослови тебя Боже! Аликс.
  
  ИНТ. МОГИЛЁВ. СТАВКА ЦАРЯ. ДЕНЬ
  
  ТИТР: Ставка императора Николая II, Могилёв
  
  Николай II читает телеграмму. Раздаётся покашливание.
  
  НИКОЛАЙ II
  Что?
  
  Николай отрывается от телеграммы, обводит взглядом присутствующих. Просторный светлый кабинет. За столом перед ним сидят генерал АЛЕКСЕЕВ и другие генералы. Перед ними на столе - карта военных действий. Все выжидательно смотрят на Николая.
  
  НИКОЛАЙ II
  (чуть смутившись)
  Алексеев, докладывайте.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  (показывая на карте)
  Государь, наша попытка в январе прорвать северный фронт под Ригой провалилась. Так что весной основные бои снова будут на юге, против Австро-Венгрии.
  
  НИКОЛАЙ II
  Что союзники?
  
  АЛЕКСЕЕВ
  (показывает)
  Англичане и французы планируют масштабное наступление в апреле. Но об этом пронюхало германское командование, так что немец сейчас отступает за укрепления на линии Гинденбурга.
  
  НИКОЛАЙ II
  (кивает)
  Нам следует поддержать мсье Нивеля и наступать на врага синхронно.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  В целом мы готовы биться, Ваше величество, но...
  
  НИКОЛАЙ II
  Что "но"? Договаривайте.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  Но солдаты недоедают из-за скудного снабжения! Участились случаи дезертирства!
  
  Николай устало морщится. Генералы потупили глаза.
  
  ИНТ. СТАВКА. КОРИДОР
  По коридору быстро идёт усатый МУЖЧИНА В ПЕНСНЕ, он чем-то взволнован.
  
  ИНТ. СТАВКА. КАБИНЕТ
  
  АЛЕКСЕЕВ
  Из Петрограда тоже тревожные вести. Беспорядки усиливаются, полиция не справляется с толпой.
  
  Николай молчит, смотрит на телеграмму жены.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  Все ждут Вашего приказа!
  
  Николай несколько раз нервно постукивает пальцами по столу.
  
  НИКОЛАЙ II
  (после паузы)
  Велите выслать военному губернатору Петрограда телеграмму.
  (задумывается)
  "Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжёлое время войны с Германией и Австрией. НИКОЛАЙ".
  
  АЛЕКСЕЕВ
  (в замешательстве)
  Но государь, ведь это только усугубит...
  
  НИКОЛАЙ II
  Я неясно выразился, Алексеев?
  
  АЛЕКСЕЕВ
  Никак нет, Ваше величество.
  
  НИКОЛАЙ II
  Тогда выполняйте. И ещё одно. Перед отъездом сюда из столицы я дал князю Голицыну указ распустить Думу. Пусть издаст его. Немедленно. Не хватало ещё, чтобы волнения в народе подогревались дерзкими речами Керенского, Милюкова и прочих болтунов.
  Генералы переглядываются. Дверь открывается, входит мужчина в пенсне. Это доктор ФЁДОРОВ, лейб-медик императора.
  
  НИКОЛАЙ II
  Да, доктор Фёдоров. Что-то срочное?
  
  ФЁДОРОВ
  Государь. Её Величество императрица на прямой связи. Наследнику опять стало плохо. Боюсь, состояние очень тяжёлое.
  
  Николай II встаёт из-за стола, все остальные быстро вскакивают на ноги. Не говоря ни слова, Николай выходит вслед за Фёдоровым. Генералы мрачно смотрят, некоторые перешёптываются.
  
  ГЕНЕРАЛ 1
  (шёпотом)
  Помрёт наследник... Кто править будет?
  
  Один из генералов обращается к Алексееву.
  
  ГЕНЕРАЛ 2
  Дума пользуется доверием народа. Вы полагаете, распустить её сейчас - это лучшая затея?
  
  АЛЕКСЕЕВ
  (раздражённо)
  Я так не думаю. Но приказ есть приказ. Все свободны.
  
  НАТ. ПЕТРОГРАД. УЛИЦА. УТРО
  
  По Невскому идёт колонна демонстрантов. Над головами транспаранты: "Хлеба!", "Долой самодержавие!"
  
  ТИТР: 27 февраля 1917 года, Петроград
  
  ПОЖИЛОЙ КЕРЕНСКИЙ ЗК
  Царь не мог не понимать, что мирно прекратить беспорядки за один день невозможно. Поэтому военщина приняла его телеграмму как недвусмысленный приказ.
  
  Толпа. Красные флаги. Цепь солдат с винтовками наперевес. Рабочие надвигаются, их пытается остановить полиция.
  
  ПОЛИЦЕЙСКИЙ
  Разойдись! Да стойте же вы!
  
  ШТАБС-КАПИТАН
  Цельсь! Пли!
  
  Залп. Люди разбегаются, прячутся от пуль.
  
  КРИКИ ТОЛПЫ
  Врача! Сволочи! Палачи!!!
  
  Кто-то швыряет в солдат камни. Молодой человек стреляет по солдатам из пистолета. На мостовой лежат раненые и убитые. Льётся кровь. Толпа снова собирается, надвигается.
  
  ИНТ. КАЗАРМА ВОЛЫНСКОГО ПОЛКА. УТРО
  
  Батальон Волынского полка в полном обмундировании выстроен в две шеренги. Крупным планом винтовка Мосина со штыком в руке одного из солдат. Перед солдатами прохаживается штабс-капитан ЛАШКЕВИЧ.
  
  ТИТР: Казармы Волынского полка, Петроград
  
  ЛАШКЕВИЧ
  (чеканя)
  Равня-айсь! Смир-на!!! Раздать боевые патроны.
  
  Из строя выходит унтер-офицер КИРПИЧНИКОВ.
  
  КИРПИЧНИКОВ
  (возмущенно)
  Братцы, что же это?! Против своих же пойдём?! В баб да стариков стрелять будем?
  
  ЛАШКЕВИЧ
  Кирпичников, на гауптвахту у меня загремишь! Встать в строй!
  
  КИРПИЧНИКОВ
  Да что ж мы, звери какие-то? Позабыли уже про Кровавое воскресенье?
  
  Среди солдат прокатывается ропот.
  
  ЛАШКЕВИЧ
  Арестовать, немедля!
  
  Никто не двигается с места.
  
  ЛАШКЕВИЧ
  (сквозь зубы)
  Паршивцы... Ну хорошо же... Сейчас я...
  
  Судорожно пытается достать из кобуры пистолет. Гремит выстрел. Лашкевич падает.
  
  КИРПИЧНИКОВ
  Долой Николая Кровавого! Долой самодержавие! Да здравствует революция!
  
  СОЛДАТЫ
  Урааа!!!
  
  С криками солдаты выбегают из казармы. На полу в крови лежит тело Лашкевича.
  
  ИНТ. ПЕТРОГРАД. КВАРТИРА КЕРЕНСКОГО. УТРО
  
  Керенский в мятой одежде лежит на кушетке в гостиной, спит. Рядом с кушеткой на столике телефонный аппарат. Раздаётся звонок. Керенский вздрагивает, с трудом открывает глаза, хватает телефонную трубку.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (сонно)
  Керенский.
  (потрясённо)
  Что? Как распустил Думу??! Уже лечу.
  
  Бросает трубку, проносится мимо удивлённой жены, на бегу хватая пальто.
  
  НАТ. ПЕТРОГРАД. УЛИЦА. ДЕНЬ
  
  Керенский выбегает на улицу, путаясь в рукавах пальто. Из окна выглядывает Ольга.
  
  ОЛЬГА
  Саша, ты куда?!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (на бегу)
  Оля, к ужину не жди! Да и к завтраку тоже!
  
  Стремительно бежит в сторону Таврического дворца.
  
  НАТ. У ТАВРИЧЕСКОГО ДВОРЦА. УТРО
  Ко входу во дворец подъезжает автомобиль, на заднем сидении сидит пожилой господин с шикарными седыми усами и в очках - это лидер кадетов П.Н.МИЛЮКОВ. Машина останавливается, Милюков достает из кармана дорогой серебряный портсигар, двумя пальцами деликатно вынимает папиросу, убирает портсигар. Шофёр открывает дверь и помогает ему выйти из машины. Милюков важно кивает, с достоинством идёт в сторону дворца, ощупывая карманы: он ищет спички, ему очень хочется закурить. Вдруг у дверей он натыкается на Керенского и от неожиданности роняет папиросу на землю. Это замечает ДВОРНИК (60), метущий двор.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Доброе утро, Павел Николаевич!
  
  МИЛЮКОВ
  (глядя на сигарету)
  Керенский, вы издеваетесь? Какое ещё доброе, вы газет не читаете?
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (иронично)
  Напротив, читаю очень внимательно. Пресса вас любит:
  (проводит рукой перед собой, цитируя заголовок)
  "Милюков дал сигнал к революции!" Сильно!
  
  МИЛЮКОВ
  (раздраженно)
  Не паясничайте. В конце концов, это не я эпатировал публику, призывая к расправе над царём. Вы ходите по краю.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Но ведь именно за это меня и любят.
  
  Уходит довольный собой, Милюков провожает его тяжёлым взглядом и вдруг замечает, что дворник подобрал с земли его сигарету и уже готовится её закурить. Настроение у него портится окончательно.
  
  ИНТ. ТАВРИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ. ЗАЛ. ДЕНЬ
  
  Зал Думы полон, депутаты шумно переговариваются. Керенский с места кричит, размахивая кулаком.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Этот негодяй снова устроил нам Кровавое воскресенье!
  
  ЛЕВЫЕ ДЕПУТАТЫ
  Безобразие! Произвол! Самодурство!
  
  ПРАВЫЕ ДЕПУТАТЫ
  Договорились, черти! Теперь довольны? Уж и царь не выдержал! И поделом!
  
  С места спикера встаёт октябрист М.В.РОДЗЯНКО, лысый мужчина очень крупного телосложения.
  
  РОДЗЯНКО
  (мощным басом кричит)
  Господа! Я прошу тишины!
  
  Гомон и крики в зале стихают. Керенский садится на место, скрещивает руки на груди.
  
  РОДЗЯНКО
  Как спикер Думы я вынужден сообщить, что после указа царя наши заседания теперь вне закона. Но мы можем собраться неофициально.
  
  Снова поднимается недовольный гул в зале.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (с места)
  Довольно заседать, товарищ Родзянко! Нужно действовать!
  
  Встаёт Милюков, поправляет очки.
  
  МИЛЮКОВ
  (как детям)
  Господа, но не можем же мы действовать незаконно, если мы - оплот законности! Нам нужен какой-то орган!
  
  ДЕПУТАТЫ
  Да, да, Милюков прав! Орган!
  
  МИЛЮКОВ
  Временный комитет Государственной Думы для водворения порядка в Петрограде. Господин Родзянко, как Вам идея?
  
  ДЕПУТАТЫ
  Да, да! Порядка!
  
  РОДЗЯНКО
  (после раздумий)
  Решено! Временный комитет для водворения порядка. Мы - за порядок!
  
  Аплодисменты. Милюков одобрительно кивает Родзянке. Вдруг открывается дверь, в зал входит невысокий мужчина кавказской наружности - меньшевик Н.ЧХЕИДЗЕ. В отличие от большинства депутатов у него подчёркнуто простой пролетарский наряд.
  
  ЧХЕИДЗЕ
  (торжественно)
  Господа и товарищи! Разрешите сообщить Вам, что рабочий класс Петрограда приступил к выборам своего представительства, Совета рабочих депутатов!
  
  ПРАВЫЕ ДЕПУТАТЫ
  (насмешливо)
  Опять Чхеидзе что-то затеял!
  
  Чхеидзе хочет что-то ещё сказать, но его никто не слушает. Кроме Керенского. В зале нарастает гул. Чхеидзе подходит к Керенскому.
  
  ЧХЕИДЗЕ
  Александр Фёдорович, меня уже избрали председателем Исполкома Совета. Будешь моим заместителем?
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (задумчиво)
  Заместителем? Ну что ж, можно и заместителем.
  
  В зал с шумом врывается офицер. На нём разорванная шинель, головного убора нет. Все взоры на него.
  
  ОФИЦЕР
  (с одышкой)
  Господа депутаты! Я начальник дворцового караула! Там какие-то солдаты... моего помощника ранили! Меня чуть не убили, я едва спасся! Помогите!
  
  В зале мёртвая тишина. Керенский вскакивает с места.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (решительно)
  Ну всё, больше медлить нельзя! Я еду по полкам гарнизона! Нужно склонить их на нашу сторону! Могу ли сказать им, что Дума готова возглавить движение?
  
  Родзянко мнётся, все смотрят на него. Родзянко косится на Милюкова, тот чуть заметно кивает.
  
  РОДЗЯНКО
  Можете.
  
  Керенский кивает и выбегает из зала, за ним - Чхеидзе и ещё несколько человек.
  
  НАТ. У ТАВРИЧЕСКОГО ДВОРЦА. ДЕНЬ
  
  "Русская" Марсельеза. Замедленная съемка. Керенский выбегает из дворца, что-то орёт, размахивает руками, навстречу ему несётся огромный, чёрный, страшный поток людей.
  
  ПОЖИЛОЙ КЕРЕНСКИЙ ЗК
  Они думали, революция - это прекрасная дама с обнажённой грудью, ведущая народ. Но настоящая революция - это грязный, голодный и злой пролетарий с булыжником. И тогда я был единственным, кто смог разговаривать с этим пролетарием на его языке.
  
  В стороне стоит фотограф, направляет камеру на толпу, делает снимок. Поток людей сметает и Керенского, и фотографа.
  
  ИНТ. МОГИЛЁВ. СТАВКА. ДЕНЬ
  
  Николай быстро идёт по коридору, за ним чеканит шаг генерал Алексеев.
  АЛЕКСЕЕВ
  Новые вести из столицы, Ваше величество! Волынцы взбунтовали преображенцев, потом Литовский полк, затем Сапёрный. Бунтовщики подожгли Окружной суд, выпустили всех политических заключённых из "Крестов"!
  
  НИКОЛАЙ II
  (ледяным тоном)
  Возмутительно.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  Предлагаю направить в столицу войска для наведения порядка!
  
  НИКОЛАЙ II
  Резонно. Выделите солдат для карательной экспедиции. Командующим назначаю генерал-адъютанта Иванова. Пускай немедленно отправляется с Георгиевским батальоном в Царское Село для защиты императорской семьи. Затем пусть принимает командование Петроградским военным округом. Подкрепление с фронта мы ему пришлём.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  Слушаюсь, Ваше величество!
  
  НАТ. У ТАВРИЧЕСКОГО ДВОРЦА. ДЕНЬ
  
  Перед дворцом выстроены полки, Керенский выступает перед солдатами.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Товарищи! Вы теперь - солдаты революционной армии России, которая подчиняется Государственной Думе!
  Если прибудут каратели и начнут расстреливать народ - вы должны дать отпор! Дадите?
  
  СОЛДАТЫ
  (нестройно)
  Дадим, Ваше сокобродь!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Отлично! Необходимо действовать решительно! Приказываю немедленно арестовать царских министров Протопопова, Щегловитова и других! Но помните: революция крови не проливает! Доставьте их сюда в целости и сохранности!
  
  От толпы солдат отделяется несколько человек во главе с унтер-офицером Кирпичниковым.
  
  КИРПИЧНИКОВ
  Айда за министрами! Доставим в лучшем виде!
  
  Уходят. Керенский смотрит им вслед горящими глазами.
  
  ИНТ. НЬЮ-ЙОРК. КАБИНЕТ КЕРЕНСКОГО. ДЕНЬ
  
  ПОЖИЛОЙ КЕРЕНСКИЙ
  Впервые в жизни я мог говорить абсолютно свободно. Это был пьянящий восторг. Никогда ещё я не чувствовал в себе столько силы. Весь день я носился по Думе, как в трансе, куда-то звонил, что-то подписывал, отдавал бесконечные приказы...
  
  ИНТ. ТАВРИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ. КОРИДОР. ДЕНЬ
  
  Транс-музыка, глубокий ритм. Замедленная съёмка. Керенский протискивается через заполонившую Думу толпу, что-то кричит кому-то, раздаёт указания. Вдруг падает в подвернувшееся кресло, теряет сознание. К нему подходит Чхеидзе, хлопает его ладонью по лицу, трясёт за плечо: очнись, дружище! Керенский открывает глаза, смотрит бешено, вскакивает и снова бежит.
  
  ИНТ. ТАВРИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ. ЗАЛ. ВЕЧЕР
  
  Помятый и измождённый Керенский в окружении репортёров, даёт комментарии.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  В эти смутные дни Дума должна быть вместе с народом!
  Один из репортёров протягивает ему бумагу.
  
  РЕПОРТЕР
  Александр Фёдорович, подпишите! Разрешение на издание "Бюллетеня думских сообщений"! Кроме вас некому!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (смеется)
  Да что ж я вам, градоначальник что ли?!
  
  РЕПОРТЕР
  Зря смеетесь! В этом хаосе Вы теперь - самый могущественный человек в России!
  
  Керенский довольно улыбается, подписывает. Сквозь строй журналистов протискивается КАРАУЛЬНЫЙ.
  
  КАРАУЛЬНЫЙ
  Ваше благородие! Там этот явился... Министр Протопопов!
  
  ИНТ. ТАВРИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ. КОРИДОР. ВЕЧЕР
  
  Керенский стремительно идёт по коридору. Всюду вооруженные солдаты и рабочие, курят, пьют, громко смеются, плюют на пол.
  
  Керенский входит в зал, видит солдат, окруживших министра ПРОТОПОПОВА. На груди у солдат красные банты. По их злым лицам понятно, что они готовы наброситься на министра.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (громко)
  Не сме-еть! Дорогу!
  
  Разрезает рукой толпу солдат, подходит к Протопопову. Тот тоже весь измотан, двое суток не спал.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Ба! Сам министр внутренних дел пожаловал! Какими судьбами?
  
  ПРОТОПОПОВ
  (мёртвым голосом)
  Я пришёл, чтобы сдаться. Вы победили.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Занятная штука выходит, Александр Дмитриевич. Ведь именно Вы вчера уведомили нас об указе царя распустить Думу. И что, где же теперь Ваше правительство?
  
  ПРОТОПОПОВ
  Совет министров не дождался указаний государя и разошёлся. Можете ёрничать по этому поводу сколько угодно. Посмотрим, как долго вы продержитесь у власти.
  
  СОЛДАТЫ
  Сволочь! Паскуда! Повесить его!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (с достоинством)
  Вы арестованы.
  
  Хватает Протопопова за локоть и быстро тащит за собой через зал, полный солдат. Некоторые солдаты идут следом, гогочут. Какой-то солдат даёт Протопопову тычок в плечо.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (орёт)
  Не смейте трогать этого человека!
  
  Раскрывает дверь ближайшего кабинета, вталкивает туда Протопопова и запирает за ним дверь на ключ. Сзади подступают солдаты во главе с унтер-офицером Кирпичниковым.
  
  КИРПИЧНИКОВ
  Ваше благородие! Разреши, мы эту сволочь вздёрнем! Это ведь из-за него весь этот бардак! Правильно, братцы?
  
  СОЛДАТЫ
  Правильно! Даёшь революционный суд! В петлю его!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (ледяным голосом)
  Я неясно выразился? Революция крови не проливает! Или вы хотите уподобиться царским извергам?
  
  Среди солдат слышен недовольный ропот.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Этот порог вы перешагнёте только через мой труп!
  
  С вызовом смотрит в глаза Кирпичникову. Тот отводит взгляд, разворачивается, уходит. Разочарованные солдаты уходят за ним. Керенский внешне абсолютно спокоен, но бледен. Мы видим, как у него слегка подрагивает рука.
  
  ГРАФИКА. ТЕЛЕГРАММА
  
  Петроград - Ставке.
  
  РОДЗЯНКО
  Требую немедленно отозвать запрет на заседания Думы и сформировать ответственное перед Думой правительство! В противном случае, крушение России, а с ней и династии, неминуемо. Глава Временного комитета Государственной Думы М.В.Родзянко.
  
  ИНТ. МОГИЛЁВ. СТАВКА ЦАРЯ. ВЕЧЕР
  
  Николай стоит перед зеркалом. Молодой АДЪЮТАНТ (20) помогает ему надеть китель. Чуть в стороне стоит генерал Алексеев.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  Государь, вы читали телеграмму Родзянко? Он разослал её командующим всех фронтов.
  
  Николай застегивает пуговицы кителя, надевает фуражку.
  
  НИКОЛАЙ II
  Я не буду опускаться до ответа на подобные дерзкие глупости. Этот Родзянко многое о себе возомнил. Прикажите подать автомобиль.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  (удивлённо)
  Вы покидаете Ставку, Ваше величество? Сейчас?!
  Николай подходит к столу, невозмутимо начинает перебирать бумаги и передавать их адъютанту.
  
  НИКОЛАЙ II
  Да. Я разговаривал с супругой по прямому проводу и решил сегодня же выехать в Царское село.
  
  Берет фотографию жены и детей, задерживает на ней взгляд и тоже передает адъютанту.
  
  НИКОЛАЙ II
  ... Там становится неспокойно, я должен быть с семьей. Поезд уже ждёт на станции.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  Государь, вы...
  (запинается)
  
  НИКОЛАЙ II
  Что? Говорите, Алексеев.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  Вы совершаете ошибку. Я прошу вас не ехать.
  
  НИКОЛАЙ II
  Вздор.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  Сейчас слишком ответственный момент, важен каждый час! В пути Вы окажетесь в изоляции и не сможете управлять страной. Умоляю, отложите поездку хотя бы на несколько дней, пока положение не прояснится.
  
  НИКОЛАЙ II
  Тогда уже может быть слишком поздно. Моя семья нуждается во мне.
  
  Выходит вместе с адъютантом.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  (зло)
  Как вам будет угодно... Ваше величество.
  
  ИНТ. ТАВРИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ. КОРИДОР. НОЧЬ
  У входа в Думу стоит пулемёт Максим, рядом на брусчатке караульные развели костёр и греются, курят, что-то шумно обсуждают. Коридоры дворца завалены кипами листовок, заставлены ружейными пирамидами и ящиками с патронами, на которых вповалку спят солдаты. В креслах и стульях, на столах и на полу храпят депутаты, рабочие. Мимо них по тёмному коридору быстро идёт Керенский, в руках у него толстая папка.
  
  ИНТ. ТАВРИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ. КАБИНЕТ. НОЧЬ
  
  Керенский входит в кабинет, там сидят Родзянко, Милюков, ЛЬВОВ и другие члены Временного комитета. В кабинете не убрано, всюду стоят бутылки, стаканы, дымящиеся пепельницы. Керенский бросает папку на стол.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Вот. Это наши секретные договоры с Англией и Францией. Мне их только что доставил мой человек из министерства. Спрячьте где-нибудь.
  
  РОДЗЯНКО
  Где же мне их спрятать? Тут даже шкафа нет!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (насмешливо)
  А вы под стол, Михаил Владимирович!
  
  Родзянко нехотя убирает папку под стол.
  
  МИЛЮКОВ
  (раздражённо)
  Ну, позвольте, господа! Не можем же мы управлять страной из-под стола! Нужно правительство!
  
  Депутаты согласно кивают, гудят.
  
  РОДЗЯНКО
  (разводит руками)
  Ставка молчит. Государь не ответил ни на одну мою телеграмму.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Вы ещё рассчитываете на Николая, после всего, что было? Хватит ломать комедию, Михаил Владимирович! Нужно открыто объявить, что мы берём власть в свои руки!
  
  РОДЗЯНКО
  Вам что, на виселицу захотелось, Александр Фёдорович? По моим данным, сюда уже движется батальон карателей генерала Иванова! А за ним придут ещё!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Гарнизон Петрограда за нас, рабочие за нас, путейцы, телеграфисты... И вы испугались одного батальона?
  
  Родзянко вскакивает весь красный от гнева, вытирает пот, ходит из стороны в сторону.
  
  РОДЗЯНКО
  Ну хорошо! Я согласен.
  (ультимативно)
  Но только под одним условием. Я требую, чтобы все члены комитета безусловно и слепо подчинялись моим распоряжениям! И Вас это особенно касается, Александр Фёдорович! Доброй ночи, господа.
  
  Выходит, за ним ещё несколько человек. Часы бьют полночь. Депутаты расходятся, некоторые остаются, курят. Керенский стоит у окна, потирает кулаки, словно хочет кого-то ударить. Подходит Милюков. Вместе смотрят, как за окном Родзянко садится в машину и уезжает.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (передразнивая)
  "Безусловно и слепо!" Индюк напыщенный.
  
  МИЛЮКОВ
  Да, боюсь, что господин Родзянко слишком ретив. Тут нужен человек мудрый, более способный к учёту мнений...
  
  Милюков поправляет воротник пиджака, но это выглядит так, словно он показывает на себя. Керенский косится на этот жест, отворачивается, видит князя Львова, который спит в кресле, опустив бородатую голову на грудь.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (перебивая)
  Как насчёт князя Львова?
  
  МИЛЮКОВ
  (поправляет очки, чуть растерянно)
  Князь Львов... Деликатен. Удобная кандидатура.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Вот ему и предложим пост главы правительства. А Родзянко пусть и дальше командует своим комитетом, раз ему так хочется!
  
  Милюков хочет сначала что-то возразить, но, передумав, молча кивает.
  
  ГРАФИКА. ТЕЛЕГРАММА
  
  Родзянко - Алексееву и командующим фронтами.
  
  РОДЗЯНКО ЗК
  Сообщаю, что ввиду устранения бывшего Совета Министров вся власть перешла к Временному Комитету Государственной Думы. Председатель комитета М.В.Родзянко.
  
  ГРАФИКА
  
  Играет Марсельеза, стилизованная под русскую гармонь. Мы видим карту западной части Российской империи, которую постепенно охватывает пламя в тех местах, где находятся две столицы.
  
  ПОЖИЛОЙ КЕРЕНСКИЙ ЗК
  Но как бы Родзянко не тешил генералов байками, что у него всё под контролем, костёр революции продолжал разгораться...
  
  НАТ. МОСКВА. УЛИЦА. ДЕНЬ
  
  Посреди узкой улицы навалена огромная баррикада из предметов мебели, досок, бревен и разного хлама.
  
  ТИТР: 1 марта 1917 года, Москва
  
  Над баррикадой высится красный флаг. К баррикаде подходит шеренга солдат, взводит винтовки, стреляет залпом. Из-за баррикады отстреливаются мятежные солдаты и рабочие, летят камни. На взмыленном коне гарцует казак, размахивая шашкой, ему в грудь вонзается пуля, казак падает под копыта лошади. Всё в дыму.
  
  В клубах дыма стоит ПОЭТ.
  
  ПОЭТ
  (чеканя в экстазе)
  Граждане!
  Сегодня рушится тысячелетнее "Прежде".
  Сегодня пересматривается миров основа.
  Сегодня
  до последней пуговицы в одежде
  Жизнь переделаем снова!
  
  НАТ. КРОНШТАДТ. ЯКОРНАЯ ПЛОЩАДЬ. ДЕНЬ
  
  Валит снег. По мостовой улюлюкающая толпа матросов гонит нескольких офицеров во главе с АДМИРАЛОМ. Его лицо в крови, на лице страдание. Он похож на Христа, идущего на Голгофу.
  
  ТИТР: Кронштадт. Якорная площадь
  
  Матросы толкают и бьют офицеров прикладами мосинок. На их головах чёрные фуражки, грудь крест-накрест пересекают пулемётные ленты. Некоторые одеты в арестантские халаты, носят на груди красные банты.
  
  ПОЭТ
  Граждане!
  Это первый день рабочего потопа.
  Идём запутавшемуся миру на выручу!
  Пусть толпы в небо вбивают топот!
  Пусть флоты ярость сиренами вырычут!
  Горе двуглавому!
  Пенится пенье.
  Пьянит толпу.
  Площади плещут.
  В тумане.
  Улиц река дымит.
  Как в бурю дюжина груженых барж,
  над баррикадами
  плывёт, громыхая, марсельский марш!
  
  Один из офицеров спотыкается, падает. Идущий за ним матрос с огромной кувалдой в руках пинает офицера сапогом в ребро, а потом с силой погружает кувалду ему в лицо.
  
  Дорогу Адмиралу преграждает несколько матросов, плюют ему в лицо. Один из них с размаху вонзает ему в грудь винтовку со штыком, за ним следует другой, и вот Адмирал поднят к холодному небу, распятый на штыках. У него страдающее, но спокойное лицо.
  
  ИНТ. ПЕТРОГРАД. ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ КРЕПОСТЬ. ДЕНЬ
  
  В ворота крепости вбегают взбунтовавшиеся солдаты, им никто не препятствует. Открывают камеры, выпускают заключённых.
  
  ТИТР: Петроград. Петропавловская крепость
  
  ПОЭТ
  Смерть двуглавому!
  Каторгам в двери
  ломись,
  когтями ржавые выев.
  Пучками чёрных орлиных перьев
  подбитые падают городовые.
  Сдаётся столицы горящий остов.
  По чердакам раскинули поиск.
  Минута близко.
  На Троицкий мост
  вступают толпы войск.
  Скрип содрогает устои и скрепи.
  Стиснулись.
  Бьемся.
  Секунда! -
  и в лак
  заката
  с фортов Петропавловской крепости
  взвился огнём революции флаг!
  
  Ударом сапога солдат вышибает дверь, вбегает в кабинет, за ним следом ещё солдаты. В кабинете за столом сидит комендант крепости НИКИТИН. Он поднимает руки: сдаюсь!
  
  Над Петропавловской крепостью поднимается красный флаг.
  ГРАФИКА. КАРТА
  
  Тревожная музыка. На карте царский поезд следует по маршруту Могилёв - Орша - Вязьма - Лихославль - Малая Вышера, потом поворачивает на Бологое и оттуда едет в Псков. По краям от пути поезда вспыхивают языки пламени, поезд между ними лавирует.
  
  ПОЖИЛОЙ КЕРЕНСКИЙ ЗК
  Тем временем Николай, покинув Ставку, намеревался попасть в Царское село. Но доехал он лишь до Малой Вышеры, так как, по слухам, в Любани взбунтовались солдаты, а Тосно было захвачено революционерами. Пришлось царю направиться в Псков - прямо в руки к командующему Северным фронтом генералу Рузскому, которого давно обрабатывал наш Родзянко.
  
  Николай выходит из вагона, его встречает группа чиновников и военных во главе с генералом РУЗСКИМ.
  
  ИНТ. ПСКОВ. ИМПЕРАТОРСКИЙ ВАГОН. ДЕНЬ
  
  Николай сидит за столом, Рузский меряет шагами помещение, активно жестикулирует. Всем своим видом он показывает, что терпеть не может Николая.
  
  РУЗСКИЙ
  (угрюмо)
  Я ещё раз умоляю Вас, Ваше Величество, согласитесь на ответственное министерство! От гибели Россию спасёт только конституция!
  
  НИКОЛАЙ II
  При всём уважении, Николай Владимирович, но это глупость. Что это за странная формула такая - "монарх царствует, но не правит"?! Кто же тогда правит?
  
  РУЗСКИЙ
  Правительство во главе с премьер-министром!
  
  НИКОЛАЙ II
  (холодно)
  Я не могу на это пойти. Поймите, приняв царственный венец, я взял на себя ответственность перед Богом и перед моим народом! Если я лишусь возможности влиять на события, я не избавлю себя при этом от ответственности за действия этого Вашего правительства.
  
  РУЗСКИЙ
  Государь, в одиночку Вам не разрешить сложившейся ситуации. Вам нужна крепкая опора в виде ответственного кабинета и парламента!
  
  НИКОЛАЙ II
  Мне хорошо известны компетентность и политические способности тех людей, которые претендуют на народное доверие и метят в правительство. Я далёк от мысли, что они подойдут для такой ответственной миссии.
  
  РУЗСКИЙ
  Но ведь других у Вас сейчас нет! Мы не можем просто сидеть и ждать, пока таковые объявятся.
  
  НИКОЛАЙ II
  Это означает лишь то, что таковых предстоит найти...
  (после паузы)
  Что ж, если другого выхода нет, я готов согласиться на назначение Родзянко премьер-министром и предоставить ему выбор некоторых членов кабинета. Но военного и морского министров я буду назначать лично!
  
  РУЗСКИЙ
  (с легким торжеством)
  Я Вас понял, Ваше Величество.
  По лицу Рузского видно: наконец-то, он нашёл слабое место Николая и увидел, что на него можно давить.
  
  ГРАФИКА. ПЕРЕПИСКА РУЗСКОГО И РОДЗЯНКО
  
  РУЗСКИЙ
  Государь согласен на создание ответственного правительства, с поручением Вам образовать кабинет.
  
  РОДЗЯНКО
  Увы, этого уже недостаточно. Очевидно, что Его Величество и Вы не отдаёте себе отчета, что здесь происходит. Народные страсти так разгорелись, что сдержать их вряд ли будет возможно! Династический вопрос поставлен ребром...
  
  РУЗСКИЙ
  Что Вы предлагаете?
  
  РОДЗЯНКО
  Ненависть к царю дошла до предела! Всюду войска становятся на сторону Думы и народа - они требуют отречения Николая в пользу сына!
  
  ИНТ. ПСКОВ. КАБИНЕТ. ДЕНЬ
  
  Рузский стоит над картой военных действий, читает телеграмму. Перед ним ещё несколько генералов.
  
  РУЗСКИЙ
  (мрачно)
  Вот, полюбуйтесь, господа, что творится в Петрограде! Я всегда говорил, что необходимо идти в согласии с Думой! Меня не слушали! Но теперь уже слишком поздно. Боюсь, для государя это конец.
  
  ГЕНЕРАЛ 1
  Ума не приложу, как дошло до такого...
  
  РУЗСКИЙ
  А что здесь непонятного? Самодержавие давно изжило себя! В наш просвещенный век жить устоями древности - безумие!
  (указывая на телеграмму)
  И вот вам доказательство!
  
  ГЕНЕРАЛ 2
  (Рузскому)
  Вы полагаете, дело идёт к...
  
  РУЗСКИЙ
  Именно. Я лично этим займусь. Вы со мной, господа?
  
  Генералы кивают, в их глазах единство и решимость.
  
  ИНТ. НЬЮ-ЙОРК. КАБИНЕТ. ДЕНЬ
  
  ПОЖИЛОЙ КЕРЕНСКИЙ
  Вынужден признать, Родзянко блестяще дожал Рузского и генералов. Решающий козырь был наш. Но оставалась ещё одна проблема - Временный комитет и Совет рабочих депутатов во главе с моим другом Чхеидзе никак не могли договориться по поводу программы будущего правительства. Номинальная власть была в руках у Родзянко и Милюкова, но власть реальная...
  (улыбается)
  ... была у Чхеидзе. Ну, и у меня, конечно, как у его заместителя. Ведь именно Совету подчинялись все солдаты и рабочие...
  
  ИНТ. ТАВРИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ. КАБИНЕТ. НОЧЬ
  
  В комнате сидят несколько крайне утомленных членов Совета, включая Чхеидзе и Керенского, и членов Временного комитета, включая Милюкова. В кабинете очень накурено и грязно. Лампа периодически нервно мерцает.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (раздражённо)
  Ради Бога, товарищи! Мы сидим здесь уже восемнадцать часов! Давайте уже к чему-нибудь придём!
  
  МИЛЮКОВ
  А с какой стати Временный комитет должен что-либо обещать Вашему Совету? В конце концов, мы - народные избранники, а вы - люди с улицы.
  
  ЧХЕИДЗЕ
  (скептически)
  Тоже мне, избранники! На вашем месте я бы радовался, что Совет вообще готов поддерживать ваше правительство, раз вы будете выполнять согласованную с нами программу.
  
  В руках у Милюкова программа Временного правительства и Петросовета из восьми пунктов (крупно).
  
  МИЛЮКОВ
  (поправляя очки)
  Амнистия, гражданские свободы, отмена сословных и национальных ограничений - это хорошо! Но выборность офицеров... И провозглашение республики - это уже ни в какие ворота! Тысячелетняя монархия не может быть просто так отменена несколькими случайными людьми. Нет, господа! Нам остается откланяться.
  
  ЧХЕИДЗЕ
  Скатертью дорога!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Ну что вы как дети малые, ей богу!
  
  МИЛЮКОВ
  Александр Фёдорович, я не могу подписаться под тем, что прямиком приведёт к развалу армии и поражению в войне! Мы должны думать о России!
  
  ЧХЕИДЗЕ
  (поглаживая щетину)
  Вы думаете о России, Павел Николаевич, а я думаю о простых людях! И о том, чтобы их права соблюдались - не важно, будь то армия или завод!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Неужели нет никакого выхода?
  
  ЧХЕИДЗЕ
  (устало трёт лоб)
  Ну, положим, мы ещё можем не настаивать на выборности офицеров... Но республика - это дело принципа!
  
  МИЛЮКОВ
  (упрямо бьет кулаком по столу)
  Нет, нет и ещё раз нет! Россия может быть только конституционной монархией!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Господа! Товарищи! Почему бы не дать право решить народу? Отложим вопрос до Учредительного собрания!
  
  Тяжёлая пауза. Милюков и Чхеидзе смотрят друг на друга с неприязнью.
  
  ЧХЕИДЗЕ
  Согласен.
  
  МИЛЮКОВ
  Да, пусть решит народ.
  
  Милюков подходит к окну. Над крышами брезжит багровый закат.
  
  МИЛЮКОВ
  Светает... Кстати, Александр Фёдорович. Вы уже определились по поводу членства во Временном правительстве?
  
  ИНТ. ТАВРИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ. КОРИДОР. НОЧЬ
  
  Чхеидзе стоит у стены, скрестив на груди руки. Керенский стоит очень близко к нему, по-братки держит за плечи.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (настойчиво)
  Пошли, пошли со мной в правительство! Станешь министром труда! Кому, как не тебе?
  
  ЧХЕИДЗЕ
  (кивая в сторону)
  Куда? Вот с этим чистоплюем? Да меня рабочие за такое живьём съедят! Не полезу в эту клоаку, и не проси! И тебе не советую! Не отмоешься.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Да пойми же, без нас, без левых, это правительство и дня не проживёт! Его сметут, и снова будет на улицах чёрт знает что! Дружище, я должен туда пойти! Должен.
  
  Чхеидзе молчит.
  
  ИНТ. ТАВРИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ. КАБИНЕТ. ДЕНЬ
  
  Керенский стоит перед зеркалом. На нем рубашка с накрахмаленным воротничком и галстук. Керенский расправляет их и в миг из стильного господина превращается в простецкого вида пролетария.
  
  ПОЖИЛОЙ КЕРЕНСКИЙ ЗК
  Я согласился занять пост министра юстиции в буржуазном Временном правительстве, который мне предложил Милюков. Это было единственным способом защитить дело революции от этих плутократов. Загвоздка была в том, что я оставался заместителем Чхеидзе в Совете, и со стороны рабочим казалось, что я их предал. Чтобы переубедить их, мне пришлось ОЧЕНЬ постараться.
  
  ИНТ. ТАВРИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ. ЗАЛ. ДЕНЬ
  
  Полный зал рабочих. Председательствует Чхеидзе.
  
  ТИТР: Совет рабочих и солдатских депутатов Петрограда
  
  Керенский пытается пробиться к трибуне, но его оттесняют локтями. Тогда Керенский вскакивает на стол, возвышается над депутатами Совета.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Товарищи рабочие и солдаты, прошу слова!
  
  Гул в зале.
  
  ДЕПУТАТЫ СОВЕТА
  (слева)
  Продался буржуям!
  (справа)
  Нет, он наш! Он заступник народа!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (убежденно)
  Братцы! Я пришел к вам как министр юстиции нового правительства! Занять этот пост заставила меня сама революция. Судите сами, можем ли мы отдать заботу о нашем будущем в руки Милюкова и буржуазии? Нет! Наш долг - изнутри следить, чтобы все права каждого трудящегося неукоснительно соблюдались! Рабочим нужен свой министр, а нашей революции - единение всех прогрессивных сил! Только так мы можем добиться власти народа - республики!
  (с чувством)
  Товарищи, доверяете ли вы мне?
  
  Депутаты слушают с горящими глазами, открыв рот. С ними никто и никогда не разговаривал ТАК.
  
  ГОЛОСА
  Доверяем, доверяем!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Если Вы не согласны, я могу сложить полномочия...
  
  ГОЛОСА
  Просим, просим остаться!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (взволновано)
  Я говорю, товарищи, от всей глубины моего сердца, я готов, если это будет нужно, за вас умереть!
  
  Резким движением Керенский рвёт воротник, отлетают пуговицы. Зал взрывается овацией. Керенского подхватывают руки и несут на плечах по коридору с ликованием.
  
  ИНТ. ТАВРИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ. КАБИНЕТ. ДЕНЬ
  
  За столом сидят Милюков, Львов другие члены Временного правительства. В стороне Родзянко. Милюков красивым почерком выводит фамилии министров в списке. Лица крупно.
  
  ПОЖИЛОЙ КЕРЕНСКИЙ ЗК
  Временное правительство было сформировано. В основном, это были люди, которых выбрал Милюков, руководствуясь каким-то своим чутьём. Сам он занял кресло министра иностранных дел, о котором давно мечтал. Возглавил кабинет князь Львов - безынициативный человек, который устраивал и Милюкова, и меня, да и вообще всех. Про него никто не мог сказать ни одного дурного слова! Да и хорошего, впрочем, тоже... Родзянко продолжил руководить комитетом Думы, но в общем и целом свою роль с генералами он уже сыграл, и его политическая карьера была кончена.
  
  Перед столом стоят депутаты ГУЧКОВ и ШУЛЬГИН. Милюков протягивает им документ.
  
  ПОЖИЛОЙ КЕРЕНСКИЙ ЗК
  На переговоры с царём от Думы поехали депутаты Гучков и Шульгин. Именно они, думские посланники, должны были стать свидетелями отречения Николая и привести манифест, объявляющий о конце его царствования.
  
  ИНТ. ПСКОВ. ИМПЕРАТОРСКИЙ ВАГОН. ДЕНЬ
  
  Николай II сидит, устало закрыв лицо рукой. Генерал Рузский нервно ходит взад-вперед. В креслах сидят ещё ДВА ГЕНЕРАЛА. У входа смирно стоит адъютант Николая.
  
  РУЗСКИЙ
  Государь, настала одна из страшнейших революций! У нас уже нет возможности быстро подавить её. Сдерживать народные страсти трудно, войска деморализованы. Не только Петроград - уже Москва и Кронштадт в огне!
  
  НИКОЛАЙ II
  Рузский, я уже дал Вам ответственное министерство. Чего Вы ещё от меня хотите?!
  
  РУЗСКИЙ
  Два дня назад это бы ещё всех устроило, но теперь уже слишком поздно! Чтобы спасти армию от развала и продолжать войну до победы, нужно успокоить столицы. Теперь уже это невозможно без отречения.
  
  НИКОЛАЙ II
  Это только Ваше мнение.
  
  РУЗСКИЙ
  (протягивает телеграмму)
  Не только моё. Вот телеграмма генерала Алексеева. Он собрал мнения командующих фронтами. Они поддержали отречение.
  
  Государь читает. Потрясённо смотрит на других присутствующих генералов, те отводят глаза.
  
  НИКОЛАЙ II
  (после паузы)
  Невероятно. Глупость какая. Или нет. Измена. Это же измена.
  РУЗСКИЙ
  Государь, Вы не раз могли убедиться в моей преданности. Но нет другого спасения для России! Дорога ли Вам Россия?
  
  НИКОЛАЙ II
  (возмущенно)
  Вы смеете ещё спрашивать, дорога ли мне Россия? Нет той жертвы, которой я не принес бы ради России!
  
  Рузский протягивает государю документ.
  
  РУЗСКИЙ
  Вот проект манифеста о Вашем отречении.
  
  НИКОЛАЙ II
  А если я не соглашусь?
  
  Встает, порывается уйти. Рузский хватает царя за рукав. Глаза адъютанта раскрываются в ужасе, словно на его глазах попрали святыню. Николай стоит, как громом пораженный - он сакральная фигура, наместник Бога на земле! Генералы крайне смущённо переглядываются.
  
  РУЗСКИЙ
  (грубо)
  Подпишите, подпишите же! Разве Вы не видите, что Вам ничего другого не остается? Если не подпишите, то Вам конец, я не отвечаю за Вашу жизнь! Вот-вот могут взбунтоваться войска и здесь!
  
  Николай садится, думает. На лице вселенская скорбь.
  
  НИКОЛАЙ II
  (обречённо)
  Делайте, что хотите.
  
  Пишет на бумаге.
  
  РУЗСКИЙ
  (с триумфом)
  Вот-вот прибудут представители Думы, чтобы оформить манифест.
  
  НАТ. ТАВРИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ. БАЛКОН. ДЕНЬ
  
  На балконе Милюков, Керенский, Родзянко, Львов и другие.
  
  МИЛЮКОВ
  (обращаясь к собравшейся внизу толпе)
  Старый деспот, доведший Россию до полной разрухи, добровольно откажется от престола или будет низложен. Престол перейдет к царевичу Алексею при регентстве князя Михаила Александровича. Временное правительство возглавит князь Георгий Евгеньевич Львов. Прошу любить и жаловать!
  
  Князь Львов склоняет голову.
  
  ГОЛОС ИЗ ТОЛПЫ
  Кто вас выбрал?!
  
  МИЛЮКОВ
  Нас выбрала русская революция!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (Родзянке тихо)
  А если русская революция захочет потом выбрать кого-то другого?
  
  ИНТ. ПСКОВ. ИМПЕРАТОРСКИЙ ВАГОН. ВЕЧЕР
  
  В креслах сидят Рузский, Гучков и Шульгин, Николай II. Николай спокойный, величественный. Гучков и Шульгин, наоборот, небритые, не выспавшиеся, помятые.
  
  ГУЧКОВ
  Положение в высшей степени угрожающее. Если население немедленно не успокоить, всё может рухнуть. Только передача власти Вашему сыну, к которому ни у кого нет претензий, может спасти положение.
  
  НИКОЛАЙ II
  (сдержанно)
  До вашего приезда, господа депутаты, я уже был готов отречься от престола в пользу сына. Но теперь я пришел к заключению, что, ввиду его болезни, мне следует отречься и за себя, и за него, так как разлучиться с ним я не могу.
  Надеюсь, Вы поймёте отцовские чувства.
  
  ШУЛЬГИН
  Но кто же унаследует престол?!
  
  НИКОЛАЙ II
  Власть возьмёт мой брат Михаил.
  
  ШУЛЬГИН
  (хмурясь)
  Полагаю, что образ мальчика на троне успокоил бы страсти лучше.
  
  ГУЧКОВ
  И будет ли это законно - отрекаться за сына?
  
  НИКОЛАЙ II
  Что вообще сейчас законно?
  
  Расписывается на манифесте. Протягивает депутатам бумагу.
  
  ГРАФИКА. ТЕЛЕГРАММА
  
  Петроград. Николай - Его Императорскому Величеству Михаилу Второму.
  
  НИКОЛАЙ II
  События последних дней вынудили меня решиться бесповоротно на этот крайний шаг. Прости меня, если огорчил тебя и что не успел предупредить. Остаюсь навсегда верным и преданным братом. Горячо молю Бога помочь тебе и твоей Родине. Ники.
  
  НАТ. ФИНЛЯНДСКИЙ ВОКЗАЛ. ДЕНЬ
  
  Гучков и Шульгин стоят на платформе, перед ними толпа рабочих. Гучков громко зачитывает манифест об отречении Николая. В него начинают лететь яйца и гнилые помидоры.
  
  ПОЖИЛОЙ КЕРЕНСКИЙ ЗК
  Когда Гучков зачитал манифест Николая рабочим на вокзале, те едва не растерзали его. Шутка ли, вместо свободы народ получил нового царя! Тогда-то нам стало окончательно ясно, что монархии в России пришёл конец.
  
  Рабочие возмущенно кричат, машут кулаками. Гучков и Шульгин быстро садятся в автомобиль с красным флагом и уезжают.
  
  ИНТ. ПЕТРОГРАД. КВАРТИРА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ МИХАИЛА АЛЕКСАНДРОВИЧА. ДЕНЬ
  
  В кресле сидит великий князь Михаил Александрович. Вокруг взволнованно ходят Милюков и Керенский. Родзянко стоит у окна. Львов спит в одном из кресел.
  
  ТИТР: 3 марта 1917 года, Петроград, квартира великого князя Михаила Александровича
  
  МИЛЮКОВ
  (сорванным голосом)
  Михаил Александрович, Вы - решающий оплот русской государственности. На Вас лежит ответственность за тысячелетнюю монархию! Монарх - это ось, без которой всё рухнет!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (возмущенно)
  Какая ещё к чёрту ось?! Ваше Величество, если Вы сейчас подберете упавшую корону, она убьет Вас!
  
  МИЛЮКОВ
  Не слушайте его, Михаил Александрович! Ещё не поздно всё исправить, народ вот-вот успокоится!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Павел Николаевич, как вы собираетесь отстаивать монархию? В одиночку?! В городе не осталось ни одного батальона, который был бы верен короне! Ваш народ только что сверг деспотию и не потерпит новой!
  
  МИЛЮКОВ
  Не говорите от имени народа!
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Тогда пусть решит сам народ, пусть решит Учредительное собрание!
  
  МИХАИЛ
  Господа, у меня только один вопрос.
  
  Все замолкают, взоры на Михаила.
  
  МИХАИЛ
  Вы можете гарантировать мою безопасность как императора?
  
  РОДЗЯНКО
  (расстроено разводит руками)
  Что сейчас можно гарантировать?
  
  Михаил резко встает и выходит. Все смотрят ему вслед. Проходит несколько напряжённых мгновений. Вдруг Михаил возвращается.
  
  МИХАИЛ
  (решительно)
  Хорошо. Я не буду претендовать на власть. По крайней мере, до Учредительного собрания. Готовьте манифест.
  
  Керенский подходит к великому князю и горячо жмёт руку.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (с чувством)
  Вы - благородный человек! Родина не забудет Вашего великого поступка!
  
  ИНТ. НЬЮ-ЙОРК. КАБИНЕТ КЕРЕНСКОГО. ДЕНЬ
  
  ПОЖИЛОЙ КЕРЕНСКИЙ
  В тот момент я подумал: ну всё, дело республики обеспечено. История русской монархии кончилась. Жизнь прожита не зря. А ведь ещё три дня назад я и помыслить не мог, что всё так обернётся!
  
  ИНТ. МОГИЛЁВ. СТАВКА. ДЕНЬ
  
  Николай нахмурив брови читает в газете текст отречения Михаила под заголовком "Михаилъ отрекся!"
  
  НИКОЛАЙ II
  (расстроенно)
  Оказывается, Миша отрёкся.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  А как Вы думали? На его месте только дурак не поступил бы так же. По крайней мере, в Петрограде прекратились беспорядки.
  
  Николай о чём-то думает, потом садится за стол и что-то пишет, тщательно подбирая слова. Передает бумагу Алексееву.
  
  НИКОЛАЙ II
  Вот. Отправьте телеграммой в Петроград срочно.
  
  АЛЕКСЕЕВ
  Что это?
  
  НИКОЛАЙ II
  Я передумал. Я согласен отречься в пользу сына.
  
  Алексеев долго смотрит на Николая, в его глазах невозможно распознать ничего. Осторожно берет из рук Николая документ и молча выходит. Затворив за собой дверь, Алексеев также осторожно рвёт документ на части и выбрасывает его.
  
  ИНТ. ИМПЕРАТОРСКИЙ ВАГОН. ВЕЧЕР
  
  За окном поезда проносятся деревья и дома. Николай пишет в дневнике.
  
  НИКОЛАЙ II ЗК
  Последний день в Могилёве. Простился со всеми чинами штаба, офицерами и казаками конвоя. Поезд провожала целая толпа. Сердце едва не разорвалось. Теперь я под арестом, меня везут в Царское село. Погода морозная и ветреная. Тяжело, больно и тоскливо.
  
  НАТ. ЦАРСКОЕ СЕЛО. ДЕНЬ
  
  Керенский и Николай прогуливаются по аллее.
  
  ТИТР: Июль 1917, Царское село
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Мне очень жаль это сообщать, но Ваш двоюродный брат, король Великобритании Георг V отказался предоставить Вам с семьёй убежище. Ехать в Мурманск теперь нет никакого смысла.
  
  Николай невозмутим.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Боюсь, что и Ваше дальнейшее пребывание в Царском селе под арестом также невозможно - это становится слишком опасно.
  
  НИКОЛАЙ II
  Понимаю. Можете ли Вы направить нас с семьей в Крым?
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Я со своей стороны не могу гарантировать успешность такого путешествия. Ситуация на дорогах всё ещё очень нестабильная, всякое может случиться. Но могу отправить Вас в Тобольск. Там вы точно будете в безопасности.
  
  НИКОЛАЙ II
  Как угодно. Спасибо и на том.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  Возьмите с собой побольше тёплых вещей и всё необходимое.
  
  Жмут друг другу руки. Николай держит руку Керенского, не отпускает.
  
  НИКОЛАЙ II
  Благодарю за совет. Вам счастливо оставаться. Но помяните моё слово: ваш успех пройдёт так же быстро, как начался. Вас похоронит под обломками Империи.
  
  КЕРЕНСКИЙ
  (с улыбкой)
  Будем надеяться, что Вы ошибаетесь.
  
  Николай чуть улыбается, уходит.
  
  НАТ. ПЕТРОГРАД И ЦАРСКОЕ СЕЛО. ВОКЗАЛЫ И ПОЕЗДА. ДЕНЬ
  
  Поезд с революционерами приезжает на Финляндский вокзал.
  
  Николай с семьей садится в поезд и едет в Тобольск. Николай обнимает дочь, смотрит в окно поезда. Мимо проносятся поля, леса, деревни. Мы слышим голос Николая, отдающий эхом: "Что?" Стук колёс перерастает в звуки выстрелов. Николай закрывает глаза.
  
  ПОЖИЛОЙ КЕРЕНСКИЙ ЗК
  (со вздохом)
  Конечно, я не знал, чем для него закончится эта поездка. В тот момент я думал, что спасаю его... Я также был далёк от мысли, что проблемы наши кончились - в конце концов, внезапно мы оказались во главе необъятной страны, измождённой войной и революцией... Но я и представить не мог, откуда стоило ждать реальной угрозы.
  
  Дверь пломбированного вагона открывается, из неё на перрон спускается ЛЕНИН.
  
  КОНЕЦ ПЕРВОЙ СЕРИИ.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Боталова "Принесенная через миры"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"