Тутенко Вероника: другие произведения.

Мой дядя Мехмед

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Исторический фарс с элементами циркового искусства По мотивам реальных событий, происходивших в Албании в августе 1913 года

  Исторический фарс с элементами циркового искусства
  По мотивам реальных событий, происходивших в Албании в августе 1913 года  []
  Действующие лица:
  Отто - клоун, самозванец
  Макс - шпагоглотатель, друг Отто
  Грета - канатная плясунья, возлюбленная Отто
  Брат Гретты - юноша с обезьянкой
  Льюл - албанская девушка, сбежавшая из гарема
  Стефанос - клоун, сообщник Отто и Макса
  Эсхад Паша - албанский генерал, временно исполняющий обязанности первого короля Албании
  Халим Эддине - племянник султана Османской империи Мехмеда V
  Наложницы гарема
  Смотритель гарема
  Два господина с клоунскими носами и в шляпах
  Первый министр
  Стража
  Мальчик, разносчик газет
  Фотографы
  Конферансье
  Народ Албании
  
  
  Пролог
  Конферансье: Дамы и господа! Мы рады видеть вас на нашем представлении. История, которую вы увидите, произошла в августе 1913 года в только что добившейся независимости Албании. Об этих невероятных событиях написали газеты. Правда, газеты написали не всю правду, потому что правда была слишком неправдоподобной и слишком (смущенно хихикает)... в общем, дело было в гареме, в общем, увидите сами...
  Хихикая, удаляется за кулисы.
  АКТ 1
  СЦЕНА 1
  Цирк- шапито. Представление в Черногории.
  Отто (в костюме клоуна): - Достопочтенная публика! Вас приветствует король обезьян Отто Первый!
  Жонглирует апельсинами. Делает несколько кувырков. Апельсины падают. Садится на трон.
  Макс: Эй, слышишь, Отто Первый! Король обезьян - это я, Макс Первый! Подвинься, монаршья морда!
  Садится рядом на трон, сталкивает Отто с трона.
  Отто: Да как ты посмел, плебей! Я! Я велю тебя казнить! Нет, я сам тебя казню!
  Кидает в Макса шпагой. Тот отпрыгивает, поднимает ее и глотает.
  Отто: Он! Проглотил! Мою! Шпагу! Подайте мне другую шпагу!
  По канату идет девушка со шпагой.
  Отто берет шпагу. Кидает ее в Макса. Тот снова глотает шпагу.
  Отто: Он опять проглотил мою шпагу! Дайте мне еще одну шпагу!
  Снова по канату к нему идет девушка со шпагой.
  Отто берет шпагу. Кидает ее в Макса. Тот снова отпрыгивает, поднимает и глотает шпагу.
  Отто: Он съел все мои шпаги! В нашем королевстве остались еще шпаги?
  Из-за кулис выпрыгивает обезьянка. За ней выбегает юноша.
  Юноша: Микки! А ну вернись обратно. Еще не наш выход, вернись немедленно, я тебе говорю!
  Обезьянка спрыгивает в зрительный зал. Из зала доносятся смех, улюлюканье, в циркачей летят апельсины.
  
  СЦЕНА 2
  Отто и Макс сидят на краю сцены, свесив ноги, и потирают ушибленные места.
  Макс: Это какой-то апельсиновый заговор. Они специально, эти варвары-черногорцы, заранее приготовили апельсины, чтобы нас закидать.
  Отто: Хорошо, что они не приготовили помидоры или яйца, пришлось бы отстирывать. Или хуже того кокосы, было бы гораздо большее. А апельсины... сочные и вкусные. Учись видеть в жизни яркую сторону.
  Чистит апельсин, разламывает, половину протягивает другу.
  Макс: Яркую сторону... - (ворчит) - Где она, твоя яркая сторона, когда опять провал, уже третий провал за две недели?.. Хороший же номер... Что им надо? И зачем нас понесло в эту Черногорию? И ладно бы еще, я поперхнулся шпагой, как в Греции в прошлом году.
  Отто: Да, хорошо еще греки нас ничем не закидали.
  Макс: Все потому, что эллины знают толк в настоящем искусстве, у них это в крови, не то что эти... - (строит презрительную гримасу). - Дикари!
  Отто: Они еще вспомнят Отто Витте!
  Макс: Да что ты им сделаешь? Объявишь войну?
  Вздыхает.
  Отто: Да. Мы провалились. Но, - (поднимает вверх указательный палец) - Провалились со вкусом!
  Макс: Ага. Цитрусовым.
  Отто: Не будь таким занудой, Макс. Да. Нам не заплатили. Но у нас есть эти замечательные фрукты и еще осталось немного денег. Считай, что с нами расплатились апельсинами. У нас еще вся жизнь впереди. Еще весь мир о нас узнает. Они ничего не понимают в настоящем цирковом искусстве, эти варвары-черногорцы. Мы великие артисты! Великие! И никто, никто меня в этом не переубедит. Вот увидишь, Макс, нас будут встречать такими аплодисментами, какими еще не встречали не одно шапито! У меня хорошее предчувствие... Нам надо ехать в Грецию! Вот увидишь, оттуда, с благодатной эллинской земли и начнется наше триумфальное шествие по миру как величайших актеров цирка! Величайших! Да! Мы будем королями цирка! Королями!
   СЦЕНА 3
  Лесная поляна, ночь, костер.
  Грета перебирает струны гитары. Рядом ее брат играет с обезьянкой.
  Брат Греты (обезьянке): Вот, можешь же хорошо вести себя, когда захочешь? Ты же умница у нас! И не вздумай опозорить нас с Греции, иначе... иначе верну тебя в зоопарк и сиди там в кленке, как дикобраз!
  Макс (Отто): Сдается мне, Ваше клоунское величество, что вы единственный величайший артист, который путешествует пешком и налегке.
  Подбрасывает вверх апельсины.
  Отто: Эх, Макс! Где твой дух авантюризма? Ты не романтик, Макс! Ты только посмотри, какие сосны, какие звезды!...
  Грета (передразнивая, поет под гитару): Ты посмотри, какие сосны. Ты посмотри, какие звезды...
  Отто: Артисту общение с природой нужно не меньше, чем аплодисменты!..
  Макс: Очень спорный вопрос, между прочим.
  Отто (перехватывает один из апельсинов): Не будь занудой, Макс! Ты же знаешь, что денег на гостиницу у нас не осталось, наши гастроли в Черногории были не самыми удачными. Но в Греции нам непременно повезет!
  Макс: Не самыми удачными! Не произноси при мне это слово "Черногория"! Слышать больше ничего не хочу об этих черногорцах.
  В сердцах кидает апельсин в чащу. За деревьями кто-то вскрикивает, и хрустят ветки.
  Макс (вскакивая): Вы слышали? Там...
  Отто: Хрустнула ветка. Наверное, ночная птица.
  Грета: Что ты так всполошился?
  Макс, вглядываясь в лес: Мне показалось, за деревьями мелькнула женская тень.
  Брат Греты: Наверное, это лесная нимфа.
  Отто: Тебе показалось!
  Макс крадется в сторону дерева.
  Отто: Эй, дружище! - бросает ему шпагу. Возьми-ка!
  Тот ловит шпагу и крадется с ней туда, откуда послышался шорох.
  В восхищении останавливается:
  Макс: И правда, нимфа!
  Девушка останавливается в угрожающей позе с палкой руке:
  Льюл: Не приближайся!
  Макс: Не бойся, мы не причиним тебе зла.
  Льюл: Все так говорят "мы не причиним тебе зла", но я давно не верю никому...
  Макс: Ты убегаешь от кого-то?
  Льюл: Нет, мне просто захотелось прогуляться по ночному лесу.
  Макс: Скажи мне, кто твои враги, и я изрублю их шпагой.
  Рассекает шпагой воздух.
  Льюл (переходит на шепот): Не спрашивай, я не могу тебе этого сказать. Но они очень сильны...
  Видит Отто у костра, вскрикивает и бежит обратно в лес.
  Макс: Стой! Подожди! Не бойся! Мы не причиним тебе зла! Эх!
  Пытается ее догнать, но ничего не получается. Возвращается к костру.
  Макс: Какая странная девушка. Странная, но очень красивая...
  Грета: Околдовала тебя, Макс, лесная нимфа? Мы уже думали, не вернешься к нам обратно.
  Макс: Вы бы видели, какие глаза у нее, как две луны, я никогда не видел, чтобы у девушки были такие глаза... Почему она убежала от меня? Ведь я хотел ей помочь... И от кого она спасалась? Сколько загадок в этом лесу...
  Отто: В любом случае гораздо больше, чем в затхлом гостиничном номере.
  Макс мечтательно вздыхает: Как все-таки хорошо, что мы заночевали здесь, среди деревьев.
  Грета (смеясь):
  - Заночевали здесь, среди деревьев,
  И ночь в лесу волшебная была,
  И нимфа мне привиделась с похмелья.
  Ла-ла-ла-ла, тра-ла, ла-ла-ла-ла...
  Макс запускает в нее апельсином.
  Грета: Лучше бы ты научился у черногорцев чему-нибудь хорошему. Эй, Макс! - (смеется, тормошит его) - Ты слышишь, я сказала "чер-но-гор-цев"! Ну же, давай, запусти в меня еще апельсином!
  Макс: - Да ну вас!
  Берет у циркачки гитару и задумчиво перебирает струны.
  Макс: Какие сосны, какие звезды... Вы только посмотрите, какие сегодня на небе звезды!...
  Цирковой марш.
  
  СЦЕНА 4
  Цирк шапито. Греция.
  Отто (в костюме клоуна): Достопочтенная публика! Вас приветствует король обезьян Отто Первый!
  Жонглирует апельсинами. Делает несколько кувырков. Апельсины падают. Садится на трон.
  Макс садится рядом.
  В зале недовольный шум, который постепенно стихает.
  
  СЦЕНА 5
  Отто и Макс сидят возле циркового фургона. Рядом куча циркового реквизита.
  Макс: И?
  Отто: Что и?
  Макс (ехидно): Ты, кажется, говорил, что здесь нам повезет больше ...
  Отто: А разве нам не повезло - больше? - (разводит руками). - Нас же не закидали апельсинами. Значит, впереди нас, точно, ждет триумф.
  Макс: Не рановато ли делать такие смелые выводы? Все-таки пока прошло только одно представление.
  Отто: Нам даже аплодировали. Не слишком громко, но - аплодировали. О нас еще напишут газеты, клянусь своим...
  Макс (вздыхает): Чем своим ты клянешься? Этим замечательным клоунским носом? Этим великолепным нарядом, сшитым лучшими портными королевства обезьян, или может быть этими огромными пушистыми усами?
  (Достает из кучи реквизита бутафорские усы и наклеивает их Отто)
  Хорош! Нечего сказать. Настоящий король обезьян. Только короны не хватает.
  Голос: Газеты! Газеты! Покупайте свежие газеты!
  Отто: Н-да, надо бы как-то разнообразить наш номер... Придумать что-то новое, неожиданное, такое, чего мир еще не видел...
  Макс: Да сними ты эти усы! С ними у тебя какой-то глуповатый напыщенный вид.
  Выбегает мальчик с газетами.
  Отто: Пожалуй, да, усы мне не идут... - порывается снять усы, но перед ним застывает мальчик:
  Мальчик, разносчик газет: Ой! А я вас где-то видел! Да, конечно! Сегодня в газете.
  Отто: Ну-ка дай, посмотреть! Слышал, Макс, о нас уже пишут местные газеты! Значит, наши дела не так уж плохи.
  Мальчик: Читать газеты - удовольствие не из дешевых.
  Отто: На! Лови!
  Мальчик удивленно смотрит на монету: - Я не ошибся, это точно Вы. Спасибо, Ваше Величество, спасибо!
  Макс: Сколько ты ему дал, что он тебя Вашим Величеством называет?
  Отто: Не так уж много для звезды мировой величины. Ладно, посмотрим, что там пишут о нас газеты...
  Отто раскрывает газету, так, что она скрывает и его и Макса, медленно опускает ее, и Макс смотрит на Отто расширенными от удивления глазами, все больше приближаясь к его лицу, и вдруг начинает смеяться.
  Макс: Ой! Я не могу!
  Отто: Да что с тобой, Макс?
  Тот еще больше смеется.
  Отто: Да что с тобой, скажи, наконец!
  Макс: Видел, что пишут о тебе газеты, Ваше Величество?
  Отто: Ни слова! Обманул мальчишка-негодяй, - комкает и бросает на землю газету.
  Макс: Э, нет, мой друг! Мальчишка не хотел тебя обмануть.
  Отто: Да как же не хотел, когда обманул?
  Макс: А вот так...(поднимает и разворачивает газету). - Он спутал тебя...
  Теперь уже Отто смотрит на друга огромными от удивления глазами:
  Отто: С кем?
  Макс: Вот с этим, который рядом с султаном...
  Смотрят на друга и хохочут оба. Вырывают друг у друга газету.
  Отто: Принц Халим Эддине, племянник константинопольского султана, получил предложение ... стать первым королем Албании! Вот как! Нам бы такое предложение. И он еще раздумывает, этот Эддине! Эй, Макс, а ты - готов стать будущим королем Албании?
  Макс: Всегда готов стать королем! Вот только какой из меня король, в лучшем случае герцог. Король должен быть высокий, толстый и с пышными усами, как этот ... как его там:
  Отто (заглядывая в газету): Халим Эддине.
  Макс: Вот-вот! Я ростом маловат для короля Албании. Вот ты... ты, Отто, совсем другое дело. Да ты, и правда, вылитый этот Эддине (смотрит в газету), только тебе бы еще немного седых прядей в волосах, как у этого Халима. А почему у них король будет турок, у них что, своих албанских королей нет?
  Отто: Эх, Макс. Надо читать газеты!
  Макс: Не все же, как ты, схватывают языки налету...
  Отто: Боюсь, Макс, албанский тебе все-таки выучить придется да еще и турецкий заодно.
  Макс (испуганно): Зачем? Зачем шпагоглотателю албанский и турецкий?
  Отто: Шпагоглотателю, может, и ни к чему, а вот турецкому вельможе, который сопровождает самого короля, обязательно!
  Макс: Что ты хочешь сказать?
  Отто: Что нам надо купить седую краску для волос и заказать опереточные костюмы - генерала, с орденами, и турецкого вельможи.
  Макс: А нельзя ли мне тоже что-нибудь героическое, с орденами?
  Отто: Два генерала, да еще и с орденами, многовато для одного балагана.
  Макс: Пожалуй, ты прав, ладно, буду турецким вельможей. Это что наш новый дурацкий номер?
  Отто: Да, и, совершенно точно, нас за него не закидают апельсинами, в лучшем случае отрубят голову.
  Макс: Кто?
  Отто: Албанцы, кто ж еще? Если догадаются, что я не настоящий Халим Эддине.
  Макс: Ты хочешь выдать себя за Халима Эддине?
  Отто: Как ты догадлив, мой друг! Вот что, значит, человек не читает газеты! Албанцы, да будет тебе известно, не слишком разборчивы в королях, будут рады любому. У них и короля-то раньше не было.
  Макс: Это я как-нибудь и без тебя знаю, не надо считать себя умнее других. Да уж, глупейшая ситуация. Независимости добились, а короля достойного нет. Не понимаю только, почему они его решили позаимствовать у турок, если от них и отделились...
  Отто: Так-то оно так, но все же вроде как свой, проверенный король, мусульманин.
  Макс: Нет, Отто, это совершенно глупая затея. Нас разоблачат, и мы, даже если нас не казнят, будем опозорены на весь мир.
  Отто: А если нет?
  Макс: Тогда... весь мир у наших ног.
  Отто: Вот теперь узнаю моего друга Макса! (жонглирует апельсинами). - Достопочтенная публика! Вас приветствует король Албании Отто Первый!
  Макс: А почему Отто Первый, ты же вроде как этот... Халим Эддине?
  Отто: Эх, Макс, Макс, монарх волен сам выбирать себе имя при коронации. Думаю, иностранные наблюдатели оценят сей дипломатический реверанс в сторону европейской общественности.
  Макс: Какой еще реверанс? Ой, Отто, а у нас будет гарем, как у всех приличных мусульманских королей?
  Отто: Будет тебе и гарем, будут тебе и ордена!
  Макс: Ну тогда другое дело! Тогда и гильотина не страшна! Я готов, друг! Скорее во дворец!
  Отто: Ты что, ненормальный что ли?
  Макс (обиженно): Почему ненормальный? Ты же сам сказал. Гарем и ордена пообещал... Эх, а я решил, ты в самом деле!..
  Отто: Вот что значит, человек не читает газеты!
  Макс: Да что ты заладил "газеты, газеты"! При чем здесь газеты?
  Отто: Да при том, Макс, что если бы ты читал газеты, ты бы знал, что монархи во дворец являются торжественно.
  Макс: Да. Точно. И как же мы явимся торжественно?
  Отто: Мы приплывем на корабле!
  Макс: Но король... этот принц ... Эдине... Он же, наверное, должен приплыть из Турции?
  Отто: Будущий король сам знает, откуда ему приплывать. Мы сядем на корабль, который идет из Турции, в Салониках. В Турции нас с этими костюмами, боюсь, разоблачат уже в порту. Да и наши скудные финансы не оставляют нам простора для маневров. Но, может, это и к лучшему.
  Макс: Да... Ты прав, пожалуй...
  Отто: Только представь себе, клоун на троне. Достопочтенная публика, вас приветствует (достает из кучи реквизита бутафорскую корону и нахлобучивает ее себе на голову). - Король обезьян!
  Макс (сквозь смех): Она тебе к лицу...
  Отто (кривляясь): К лицу, но впору ли мне, простому клоуну, корона?
  Макс: Даже не сомневайся, друг! Корона нам... - (берет и примеряет ее на себя) - Впору.
  Цирковой марш.
  Отто (вполголоса): И больше никому пока ни слова о нашей задумке.
  Макс: Даже Грете?
  Отто: Даже ей. Я ей сам потом все расскажу. Потом, когда все получится...
  Макс: Отто... ты так уверен, что все получится?...
  Отто: Не сомневайся. Лучше начинай учить турецкий! И албанский!
  Макс: Слушаюсь, Ваше клоунское величество! Да. Дорога к трону легкой не бывает...
  
  СЦЕНА 6
  Отто и Гретта у циркового фургона.
  Грета: Отто, я, действительно, не понимаю, почему мы должны расстаться. Ты разлюбил меня?
  Отто: Не говори ерунды! Я обязательно вернусь! И вернусь с деньгами! И, может быть, даже со славой!
  Грета: Мне не нужны ни деньги, ни слава. Мне нужна твоя любовь! Ты решил уйти из цирка?
  Отто: Нет.
  Грета: Скажи мне правду! Ты... полюбил другую?
  Отто: Клянусь тебе, мне нужна только ты и никакая другая женщина, я не променял бы тебя даже на целый гарем!
  Грета: Правда? Даже на гарем?
  Отто: Даже на гарем.
  Грета: А если бы в этом гареме были самые-самые-самые красивые наложницы?
  Отто: Не променял бы и на самых красивых наложниц.
  Грета: Хорошо. Допустим, устоял бы перед наложницами. Зачем тебе рабыни? А вот если бы тебя стали соблазнять принцессы?
  Отто: Зачем бы это, интересно, принцессы стали меня соблазнять?
  Грета: Ну не знаю... Допустим... Устоял бы перед принцессами?
   Отто: Мне нужна только одна принцесса. Моя принцесса цирка.
  Грета: Правда?
  Отто (обиженно): Я когда-нибудь обманывал тебя?
  Грета: Меня - нет, никогда. Но все это как-то неожиданно и странно. Что вы затеяли с Максом? И почему вы не хотите взять меня с собой?
  Отто: Потому что это опасное путешествие и в нем не место женщинам.
  Грета: Опасное? - (хватается за сердце) - Я так и знала, чувствовало мое сердце!
  Отто: Теперь ты понимаешь, что чувствую я каждый раз, когда ты идешь по канату? (имитирует ходьбу по канату)
  Грета: Да! Теперь я понимаю! Но канат - совсем другое дело, я точно знаю, что удержу равновесие. Я очень волнуюсь за тебя, Отто!
  Отто: Не волнуйся. Я тоже точно знаю, что удержу равновесие.
  Грета: Да. Я знаю, знаю, и что бы ни случилось, помни, я люблю и жду тебя.
  Обнимает Отто.
  Отто: Возвращайся к матери в Германию. Скоро я приеду за тобой.
  Грета: Хорошо, я сделаю, как ты скажешь, и верю, что бы ты там не задумал, у тебя все обязательно получится.
  Всхлипывает.
  
  СЦЕНА 7
  Лес. Лодка. Рыбак на берегу чинит сеть. Шум моря.
  На берег выходят Макс и Отто.
  Макс: Отто, эти наряды. Ведь каждый сразу поймет, что это опереточные костюмы.
  Отто: Все зависит от таланта актера.
  Макс: Ой, Отто, только не говори, что ты всю жизнь мечтал сыграть Гамлета или короля Лира!... Что в тебе погиб великий актер...
  Отто (торжественно): Еще не погиб! И скоро в этом убедится весь мир! Принимает торжественную позу.
  Рыбак оборачивается на голоса и с удивлением смотрит на Отто.
  Отто: Стефанос, ты?
  Стефанос: - Ну, я...
  Отто: Помнишь нас? Мы приезжали на гастроли...
  Стефанос: Да, помню. Макс и Отто. Славные ребята. Мы хорошо тогда посидели.
  Макс: Мы тебя в цирке искали. Там сказали, ты сейчас не выступаешь, но подсказали, где найти тебя.
  Стефанос (вздыхая): Не выступаю, да. - (трагическим тоном). - Сорвался с каната. Хорошо еще, жив остался...
  Отто (завороженно повторяя): Сор-вал-ся с ка-на-та... С какого каната, Стефанос?! Ты же клоун!
  Стефанос: Да! Клоун! И что с того? Клоун что не может ходить по канату?!
  Отто (уважительно): Клоун может все. Высоко был натянут канат?
  Стефанос: На земле лежал...
  Отто: Да что ты нас разыгрываешь? Мы о серьезных вещах говорим, а ты!
  Стефанос (вздыхая): Так все и было. Я шел по канату и не заметил, как сзади наскочил на меня Эзоп на Аполлоне...
  Отто: Да что ты все загадками какими-то говоришь? На каком еще Аполлоне? Жеребца что ли так зовут?
  Стефанос: Какого жеребца? Если бы!.. Козла!
  Макс: А кто такой тогда Эзоп? Наездник? Как он взгромоздился на козла?
  Стефанос: Наездник! Если бы! Обычная макака! Но, согласитесь, "наскочил Эзоп на Апполоне" звучит куда внушительней и благородней, чем "наскочила макака на козле и повредила... в общем... позвонок" - (потирает кобчик) - А еще лучше звучит "сорвался с каната". И заметьте, это чистая правда.
  Отто: Чистая, если не вдаваться в подробности... Стефанос, нам от тебя нужна одна небольшая услуга...
  Стефонос: Всем чего-то нужно от Стефаноса, вопрос лишь в том, нужно ли самому Стефоносу оказывать кому-то какую-то услугу...
  Отто: Ладно, брось, Стефанос, в долгу не останемся.
  Стефанос: Это уже совсем другой разговор. - (Забрасывает сеть) - Что за услуга?
  Отто: Так, пустяковая. Дать телеграмму.
  Стефонос: Ну, это, и правда, пустяк. Что за телеграмма? Кому и от кого?
  Отто: Албанскому правительству от турецкого короля... Нужно отправить ее из Константинополя.
  Стефонос: Что? - (смеется) - Решили меня разыграть?
  Макс: Да нет, это чистая правда. - (достает газету) - Понимаешь, он (кивает на Отто) похож на племянника султана Мехмеда Пятого, будущего короля Албании...
  Стефанос (почесывая затылок): Нда... И правда, похож... То есть вы решили...
  Отто: Что завтра мы сядем в Салониках на корабль, отчаливший из Турции, а ты отправишься в Константинополь и дашь оттуда телеграмму, что я, то есть Халим Эддине, уже на корабле.
  Стефанос: Да вы хоть понимаете, ребята, что это афера века?
  Отто: Скажем так, авантюра. Это слово нравится мне больше.
  Стефанос: Да как ни назови, мошенничество это, друзья.
  Отто: Скажем так, искусство, претворенное в реальную жизнь!
  Стефанос: Да как ни скажи!...
  Отто (не давая договорить): Вот и скажи!
  Стефанос (слегка теряясь): Что сказать?
  Отто: Скажи, что тебя боднул козел в кобчик, когда ты шел по канату, который лежал на земле!
  Стефанос: Да, звучит, конечно, промо скажем, не очень, и все же лучше, чем клоун в короне, ваше клоунское величество!
  Макс (покатываясь со смеху): Вот и я его так называю.
  Отто (обиженно): Эх, Макс, а я-то думал ты мне друг!
  Стефанос: Настоящий друг всегда скажет чистую правду в глаза - безо всяких прикрас. Так что там должно быть в этой вашей телеграмме?
  Отто: Принц Халлим Эддине отбыл в Албанию. Нас же должны встретить по-королевски, подать нам карету...
  Стефанос (вытаскивает сеть и не может вытащить): Сколько рыбы! Давненько не было такого улова! Это, ребята, к верной удаче!
  Отто (отсчитывает купюры): Это тебе гонорар. А это на дорогу до Константинополя и обратно!
  Надевает клоунский нос. Стефонос тоже надевает клоунский нос. Танцуют с Отто греческий танец, Стефанос, чуть прихрамывая и держась за кобчик. Макс тянет сеть. В ней, видно, очень-очень много рыбы.
  СЦЕНА 8
  Албания. Множество людей с цветами встречают будущего короля, спускающегося с трапа корабля. На Отто опереточный костюм генерала, лента с орденами. Макс важно выступает рядом с другом в костюме турецкого вельможи.
  Макс (полушепотом): Отто, смотри, какая огромная толпа! Ты представляешь, что с нами сделают, если нас разоблачат?
  Отто (испуганно): Без паники, Макс. На этот случай у нас есть план Б.
  Макс: Ага, план Б - переодеться в женское платье и бежать. А если нас отправят на гильотину раньше, чем мы успеем переодеться в женское платье?
  Оба замедляют шаг, испуганно оглядываются.
  Раздаются многочисленные залпы. Самозванцев встречают пышным фейерверком и осыпают лепестками роз.
  Макс: А что! Гостеприимный народ! Они мне начинают нравиться. Не то, что эти... черногорцы. Помнишь, как они нас закидали апельсинами?
  Крики "Слава королю Албании!"
  На колени перед клоуном встает Эссад Паша.
  Эссад Паша: Ваше Величество, албанский народ и временно исполняющий обязанности короля Ваш преданный слуга Эссад Паша рады приветствовать Вас.
  Отто несколько смущается и царственным жестом показывает, чтобы тот поднялся с колен и приветствует его братским поцелуем.
  Эссад Паша: Какая честь, Ваше Величество, какая честь! Не окажете ли нам еще одну честь - посетить наш скромный обед?
  Отто: Пожалуй. Я и впрямь слегка проголодался.
  
  СЦЕНА 9
  Со всех сторон к ногам долгожданных гостей летят лепестки роз. Красивые девушки танцуют с блюдами, постоянно меняя их.
  У Макса от яств начинает кружиться от голода голова, и он едва не падает, но Отто подхватывает его на руки.
  Отто: Да тут еды на целый год хватит!
  Макс (приходя в себя): Отто, Отто, не теряй королевского достоинства! Наши подданные подумают, ты не ел целый год. (Жадно вгрызается в куриную ногу).
  Отто: Очень неплохо, но мясо, по-моему, чуть-чуть сыровато. И как-то все у вас не сладко. Я привык у себя в Турции, что у нас всегда много сладостей и инжира... - (рисует в воздухе рукой гору )- Целые горы!
  Эссад Паша: - Виноваты, исправимся, Ваше Величество!
  Отходит давать распоряжения.
  Доносится его голос:
  - Побольше инжира и сладостей!
  Макс считает: Шестнадцать... семнадцать... восемнадцать... Восемнадцать!
  Отто: Что ты там считаешь, Макс?
  Макс: Восемнадцать раз! Они восемнадцать раз сменили блюда! Вот это я, понимаю, гостеприимство! Не то, что дикие варвары черногорцы! Отто, (опрокидывая бокал и слегка пьянея) - а давай объявим этим варварам-черногорцам войну, ведь мы же теперь короли, нам все можно, в смысле, ты у нас теперь король! Ух, отомстим мы им теперь за апельсины! Мы им такие апельсины, такие апельсины покажем! Тааакое представление, что запомнят Макса и Отто на века!
  Отто: Тише, Макс, нас могут услышать, и тогда все пропало!
  Макс: Молчу, молчу...
  Подходит Эссад Паша: Вам что-нибудь нужно, Ваше Величество?
  Отто: Пожалуй, только отдохнуть с дороги.
  Макс (пьяно): Как отдохнуть? А гарем?
  Эссад Паша: Конечно, Ваше Величество! Мы собрали к Вашему приезду во дворце самых красивых девушек страны и даже несколько иностранных принцесс... После коронации они будут рады вам услужить...
  Отто: Нет, нет, достопочтенный Эссад Паша, никаких иностранных принцесс! Распорядитесь отправить их обратно в свои государства. Мы должны прославлять и поддерживать красоту наших албанских девушек. Разве сравнятся с ними какие-то иностранные принцессы?
  Эссад Паша: Как это патриотично, Ваше Величество! Как это патриотично! Прославлять красоту наших албанских девушек! Конечно, Ваше Величество, мы сейчас же распорядимся отправить обратно иностранных принцесс!
  Отто: Да, Эссад Паша, и я хотел бы, как можно скорее, прямо сейчас объявить войну Черногории!
  Эссад Паша (восхищенно): Войну Черногории! Полностью согласен, Ваше Величество, Черногории давно пора объявить войну, и теперь, когда в Вашем лице за нашей державой такая сила, Османская империя, теперь можно с уверенностью объявить войну Черногории!
  Отто: Да, войну объявить прямо сейчас, чем раньше, тем лучше, вас я назначаю главнокомандующим, а коронацию, не откладывая в долгий ящик, хотелось бы назначить на завтра. И поскорее открыть мне доступ к казне, чтобы я мог щедро наградить всех, кто этого заслуживает.
  Эссад Паша: Будет сделано, Ваше Величество!
  Уходит, бормоча:
  - Какой король, какой король! Толст, высок, а уж как справедлив! Вот уж повезло так повезло нам с королем!
  Макс: Ты что с ума сошел? Да как ты додумался до такого?
  Отто: Объявить войну Черногории? Так ты же и сам советовал вроде... Что, думаешь, все-таки надо было дождаться сначала коронации, а уже потом объявлять войну? (чешет затылок).
  Макс: Да нет, Черногории ты правильно войну объявил. Не хотели настоящего искусства, получат то, что заслужили. Я об иностранных принцессах. Зачем ты велел их убрать из гарема? У меня в жизни не было ни одной иностранной принцессы, а тут такой шанс, а ты... Все испортил. Эх, еще друг называется!
  Отто: Знаешь ли, Макс, с иностранными принцессами шутки плохи, тут и до международного скандала недалеко.
  Макс: Ха! Наш король Отто Первый или как там тебя величать, ваше клоунское величество, испугался международного скандала! А то, что мы вообще здесь, это как называется?
  Отто: Это называется удачная шутка!
  Макс: Ха. Ха. Ха. А что если окажется, у албанцев совершенно чувства юмора? То-то, Отто! Зря ты так с принцессами. И вообще я, пожалуй, не отказался бы отправиться в гарем прямо сейчас... Подумать только, принцессы!.. Как ты мог, Отто, как ты мог так обойтись с иностранными принцессами, лишить их нашего общества?
  Отто: Хватит паясничать, Макс. Завтра нас ждут важные государственные дела и перед ними хорошо бы отдохнуть.
  Уходят.
  СЦЕНА 10
  Наложницы в танце закрывают сцену платками и одеждами.
  Залпы фейерверка. Искры гаснут, в дыму бежит мальчик с газетами:
  - Газеты! Газеты! Покупайте свежие газеты! Албания объявила войну Черногории! Коронован первый король Албании Отто Первый! Только самые красивые албанки в гареме короля! Газеты! Газеты! Покупайте свежие газеты!
  Грета бредет по улице. Покупает газету, открывает ее и рвет на клочки. Плачет. Подъезжает цирковая кибитка. Садится в цирковую кибитку и уезжает.
  Наложницы в танце закрывают сцену платками и одеждами.
  
  
  АКТ 2
  СЦЕНА 1
  Наложницы расступаются. На сцене Отто (уже в короне) и Макс. За прозрачной ширмой-занавеской королевское ложе, усыпанное лепестками роз, и рядом золоченое блюдо с фруктами.
  Отто: Тяжелый был сегодня день, но, кажется, народ Албании мной доволен.
  Макс: Еще бы! Ты наградил сегодня всех, кого только можно. Надеюсь, королевская щедрость не обойдет и меня стороной...
  Отто: Не волнуйся, Макс, не обойдет. Все деньги Албании в наших руках.
  Макс (нараспев, потирая руки): И самые красивые албанки нас уже, наверное, заждались...
  Отто (серьезно): Нет, Макс. В гарем пойти я не могу. Что скажет моя принцесса?
  Макс: Да, друг, ничего хорошего она не скажет и, может быть, даже уйдет от тебя.
  Отто: То есть как так уйдет? Ты думай, что говоришь? Иди-ка ты сам... в гарем...
  Макс (хитро улыбаясь): Ради друга я готов на все! - (подмигивая). - Признайся лучше, что падок на иностранных принцесс? Потому и отправил их поскорее по домам, чтобы не было лишних соблазнов.
  Отто: Не твое это дело, дружище! Ладно... переклеим эти усищи, - ( срывает их с себя) - тебе, - и...
  Макс: Да я-то, конечно, совсем не против ... выручить лучшего друга, так сказать, но усы-то мы приклеим, а как же стать?
  Приседает, разводит руками.
  Отто: Ничего... там в темноте не разберут! Они и не видели этого короля ни разу, откуда им знать, какой он? Главное в этом деле, поверь мне, усы!
  Макс (обиженно): Усы усами, но кой на что способны мы и сами.
  Отто снимает одежду, в нее переодевается Макс. Ложится на ложе.
  Его обступают со всех сторон девушки в вуалях. Исполняют для него турецкий танец, кружат в танце и его, он при этом выпячивает грудь, становится на носочки и расправляет усы. Подходит к каждой, выбирая ту, которая останется с ним в эту ночь.
  Макс: Когда вокруг так много красоты, как блюд на праздничном столе, не знаешь с какого лакомства и начать!
  Раздаются крики.
  Макс: Что там происходит?
  Смотритель гарема: Невольницу новую в гарем привезли, Ваше Величество. Красива, что и говорить, но норовиста, что необъезженная кобыла. Хотела бежать, да мы поймали ее и вернули обратно во дворец. Я говорит, рождена, свободной, и невольницей не буду, - вталкивает в покои испуганную девушку.
  Макс отворачивается, чтобы смотритель гарема его не узнал. Девушка закрывает лицо руками.
  Смотритель гарема удаляется.
  Макс медленно подходит к девушке, осторожно убирает ее руки от лица и узнает Льюл. Она вздрагивает, отходит на несколько шагов назад и останавливается.
  Льюл: Мне кажется, я где-то видела тебя. Простите... Вас, Ваше Величество.
  Макс: Ничего, я очень демократичный король... демократичный с такими красивыми женщинами.... Мы можем сразу перейти... на ты. Как зовут тебя, прекрасное создание?
  Льюл: Льюл...
  Макс: Какое прекрасное имя! А меня зовут Ма... В смысле можешь звать меня просто Отто... Да... Просто Отто.
  Льюл: Да! Вспомнила!
  Макс (настороженно): Что?
  Льюл: Я видела вас... тебя. Во сне! О какой это был прекрасный сон! Сначала я куда-то бежала от... Уже не важно, от кого. Мне часто снится, что я от кого-то бегу, но теперь это уже не важно, ведь я прибежала туда, куда мне следовало бежать, а я бежала оттуда. Какая же я глупая! О, если бы я знала!
  Макс осторожно: И что же было дальше?
  Льюл: Где?
  Макс: Во сне.
  Льюл: Ах да, Ваше... Твое Величество. Сон и явь как будто смешались в моей голове, а я уже не могу понять, где явь, а где сон... (Протягивает руку, трогает Макса. Улыбается.) - Нет, это происходит наяву. Да, я бежала через лес и вдруг увидела... костер. А у костра...
  Макс: Неужели разбойники?
  Льюл: Нет. У костра бродячие артисты. Я не помню их лиц, но мне кажется, один из них был ты.
  Макс: И правда, странный сон.
  Льюл: Нет, Ваше... Твое Величество... не то, чтобы ты. Это был как бы ты, как если бы ты переоделся в простую одежду и пошел по земле смотреть, как живут, что говорят простые люди. Ты как будто был королем, который хочет почувствовать, что чувствуют простые люди, побыть на какое-то время каждым из них. Слышала, иногда так делали монархи...
  Макс: Признаться, и я так делаю, - (задумывается на секунду). - Но я не помню, чтобы мы встречались в лесу. Если бы это было наяву, я бы наверняка запомнил такую красавицу.
  Льюл: Я же говорю, Ваше Величество, что это было - во сне, и если вам не интересно...
  Замолкает.
  Макс: Нет, прошу, - (берет ее за руку). - Продолжай. Мне интересно, что было дальше в этом волшебном сне.
  Льюл: Потом король, переодетый бродячим артистом, сказал мне, что спасет меня от тех ужасных врагов, которые за мной гнались.
  Макс: Наверняка, это были черногорцы. Они способны на многое.
  Льюл: Не знаю, этого всего лишь сон.
  Макс: А дальше, что было дальше в этом сне?
  Льюл: А дальше были... апельсины.
  Макс: Апельсины?
  Льюл: Да, король жонглировал апельсинами. Бессвязный такой сон...
  Макс: Н-да, это очень, очень странный сон. Приснится же такое! Король, жонглирующий апельсинами! Где это видано, чтобы короли жонглировали апельсинами?
  Берет с блюда апельсин, чистит его, разламывает на дольки и кладет одну дольку в рот девушке.
  Льюл: А почему бы королю не пожонглировать апельсинами? Это было... настоящее искусство. Не каждый умеет жонглировать апельсинами так, чтобы казалось, будто это маленькие солнца освещают тебе дорогу.
  Макс (закрыв глаза, повторяет): Маленькие солнца освещают тебе дорогу.
  Льюл: Это было так величественно... Король, переодетый бродячим артистом, это так величественно, так необычно! Вот если бы циркач переоделся королем и забрался самозванцем на трон, это бы было, конечно, глупо, смешно и нелепо.
  Макс кашляет, подавившись апельсином.
  Льюл стучит ему по спине: Что с вами, повелитель?
  Макс: Так, ничего. Представил себе эту нелепую картину.
  Льюл: Да... Но там, в лесу... Там было так...
  Макс: Как? Было там в лесу?
  Льюл: Так... волшебно. Звезды, искры от костра... Одновременно прохладно и жарко от костра и от того, как ты взял меня за руку и твои губы все ближе... и ближе... и ближе... и ближе...
  Наложницы в танце закрывают Макса и Льюл шарфами.
  СЦЕНА 2
  Наложницы расступаются. Во дворце Отто и Макс.
  Отто (поглядывает на настенные часы): Наконец-то! Что-то ты долго спал сегодня, дружище?
  Макс: Я должен сказать тебе, Ваше Величество, эта газета самое лучшее приобретение в твоей жизни.
  Отто: И в твоей тоже. Ну, рассказывай.
  Макс: Что рассказывать?
  Отто: Не надо делать наивные глаза. Ты не такой, Макс. Особенно после ночи, проведенной в гареме.
  Макс: А вот ты о чем...
  Отто: О чем же еще, ведь это я должен был быть на твоем месте? Хотя... у меня еще будет такая возможность, и даже не одна.
  Макс: Даже не думай, Отто! Даже не думай!
  Отто: Да что ты так разволновался? Ладно, не переживай, не пойду я в твой гарем, и ты обязательно, слышишь, обязательно подтвердишь перед Гретой, что наведывался в него по ночам один, без меня. Слышишь?
  Макс: Конечно, подтвержу. Какой вопрос, Отто! Да и нечего делать в этом гареме. Ты совершенно ничего не потерял. Под этими... вуалями они гораздо симпатичнее, чем когда их снимают. Женщины в этой стране уродливы, как крокодилы.
  Отто: Да ну?
  Макс: Даже страшнее. То ли дело твоя Грета! Ей здесь точно не было бы равных...
  Отто: Но все же любопытно хотя бы просто посмотреть.
  Макс: Поверь мне, ничего интересного. Они не только страшны, но и холодны, как...
  Отто: Как крокодилы?
  Макс: Точно, даже еще холоднее. Как замороженные крокодилы. Брр! Даже мурашки по коже, как вспомню. И зачем только я согласился на это пойти? Только во имя нашей дружбы, Отто. Но теперь отступать мне нельзя. Придется идти до конца в гаре... крокодилятнике этом. Потому что я прекрасно понимаю, если сегодня к ним придет один король, завтра другой король, то крокодилицы эти скажут, сколько же в стране королей, это вызовет беспокойство, еще восстание поднимут. Но не волнуйся, друг, я всего этого не допущу.
  Отто (иронично): Не сомневался, что могу на тебя положиться. Но, может, в темноте и не разберут, что другой к ним пришел, - (расправляет усы).
  Макс (испуганно): Ты что, дружище? А вдруг узнает Грета?
  Отто: А как она узнает, если ты подтвердишь, что ходил в гарем один. А пойдем сегодня - вместе!
  Макс: Отто, я тебе как друг не советую. К тому же, не уверен, что в гареме не осталось иностранных принцесс. Вдруг да затесалась какая-то. А ты на иностранных принцесс падок. Околдует тебя такая нимфа, потом наступит протрезвление, вспомнишь свою милую Грету, а уже будет поздно.
  Отто: Ладно. Хватит заливать. Уж я-то как-нибудь тебя знаю. Что, влюбился там в кого-нибудь в гареме? Боишься за красавицу свою?
  Макс: Я? Влюбился? Что за ерунда? Когда я влюблялся, Отто? Ну ты придумаешь тоже! Да еще в гареме? Зачем мне одна, когда их много?
  Отто: Вот и я о том же. Зачем тебе одна? Когда их много!
  Макс вздыхает: Я и сам не пойму. Не ожидал здесь встретить ее - дикарку из леса, которая убегала от погони.
  Отто: Да ну?
  Макс: От судьбы не уйдешь.
  Отто: И все же, не хочется тебе этого говорить, но ты не слишком бы увлекался этой девчонкой, кто знает, как там дальше сложится. Быть наложницей короля - вот ее судьба. Гарем, а не цирк.
  Макс (со вздохом): Да. Ты прав. Ну а ты чем здесь без меня занимался?
  Отто: А я... да так... законотворчеством...
  Макс: Чем-чем?
  Отто: Творил. Законы. Конституцию состряпал. По-моему очень удачно - взгляни-ка, - (протягивает другу несколько листов). - Законотворчество это ведь, знаешь, тоже какое-никакое, но творчество, хоть и не цирковое искусство, конечно, но все же...
  Макс качает головой: Конституцию он состряпал... Не забывай, Отто, что ты всего лишь клоун.
  Отто: И клоун может многое в этом мире, - (величественно замолкает и менее величественным тоном добавляет). - Особенно в отсутствии монарха.
  Макс берет листы: А что, по-моему, совсем не плохо. Либеральненько так.
  Отто (довольно): - А что я говорил! Думаю, моему народу понравится. Ты знаешь, что я понял, Макс? Что я - прирожденный король. Да, не смейся, Макс. Если этот принц не заявится, албанцам очень повезет, потому что сомневаюсь, что он будет управлять страной лучше, чем я.
  Наложницы закрывают сцену шарфами.
  СЦЕНА 3
  Макс восседает на подушках перед большим блюдом с фруктами. За кадром играет цирковая музыка и Макс, оглядываясь, никто ли не видит его, берет с блюда три апельсина и жонглирует ими.
  Слышит аплодисменты. Роняет фрукты. Входит Льюл.
  Льюл: Что это вы делали, Ваше Величество? Неужели...
  Макс: Нет, нет, это совсем не то, что ты подумала! Несколько фруктов упало с тарелки, я пытался их удержать, и вот как-то само собой получилось - один в одной руке, другой в другой, третий в воздухе, а потом они как-то сами собой поменялись местами, как-то само собой получилось, и сразу упали... Нет, нам, королям, это не дано. У каждого, как говорится, свои таланты. Артистам - развлекать зрителей, а нам, королям, - управлять государством. Законотворчество это ведь тоже какое-никакое, но творчество. Вот, конституцию сегодня состряпал...
  - Не сомневаюсь, нашу страну ждет эпоха больших перемен с таким мудрым правителем, как Вы, и все же не надо лгать мне, Ваше Величество. У вас это плохо получается.
  Макс (выпрямляется): Хорошо. Конституцию придумал не я.
  Льюл: Я серьезно, а вы шутите.
  Макс: Да. Я шучу.
  Льюл: Признайтесь, Ваше Величество... Вы мечтали стать в детстве ... циркачом?
  Макс: Я? Циркачом? - (нервно смеется) - Нет! Никогда! Как вы могли обо мне даже подумать такое?
  Льюл расстроено: А я ... я, когда была маленькой девочкой, мечтала убежать однажды с бродячим цирком. Правда, глупая мечта?
  Макс: Очень!
  Льюл: И все же у вас отлично получилось жонглировать апельсинами.
  Бросает ему апельсин. Он ей другой, и так перекидываются двумя апельсинами и смеются.
  Макс: Я хочу, чтобы это никогда не кончалось.
  Льюл: Это итак будет длиться и длиться, и длиться...
  Макс: Но все когда-нибудь кончается... Мне тоже сегодня приснился странный сон и... представляешь... тоже о цирке.
  Льюл: Говорю же, ты в глубине души всегда мечтал циркачом! Ты бы стоял на арене. В центре большого цирка. Один. А вокруг - много людей и все ждут от тебя радости, веселья, и никому нет дела до того, что, может быть, тебе сегодня грустно или нездоровится, всем хочется забыть о собственных невзгодах. Всем хочется, чтобы ты забрал их печали и подарил взамен веселье.
  Макс: Да. Так я и живу. Все так и есть...
  Льюл: Королевство - это ведь большой цирк, так что, можно сказать, твоя мечта стать циркачом сбылась, но не так, как тебе представлялось, а так как тебе было уготовано судьбой.
  Макс: Да. Конечно. С той разницей, что представление в цирке длится недолго, и зрители возвращаются к своим обычным делам, а в королевстве ты всегда на сцене, этакий клоун в короне. (Смеется).
  Льюл: Клоун в короне! Какой вы иногда забавный, повелитель!
  Подсаживается поближе. Чистит апельсин, разламывает его на дольки. Берет одну зубами и подносит ее к губам Макса, и они вместе едят ее, потом целуются. Их закрывают платками наложницы.
  СЦЕНА 4
  С двух сторон сцены выходят двое албанцев в шляпах, строгих костюмах и клоунскими носами.
  Первый: Вот уж повезло так повезло нам с королем. Статный. Турки на этот раз нам угодили. Один вид чего стоит. Сразу видно, король!
  Второй: И все же конституция мне не нравится. Какая-то она бутафорская, как будто рассчитана на то, чтобы угодить всем и сразу, а в законе так быть не должно. Порядок должен быть по-ря-док!
  Первый: Живешь ты старыми понятиями, а в мире все давно уже нет так. Сейчас, открой любую конституцию, законы уже совсем другие, либеральные. Заметь, ты единственный, кто проголосовал против. Это тебе о чем-нибудь говорит?
  Второй: Говорит. О том, что я единственный здравомыслящий человек во всем этом балагане! (Снимает клоунский нос).
  Первый: Я бы все-таки посоветовал вам не выражать свои мысли так открыто и в такой чересчур эмоционально окрашенной форме. ( Снимает шляпу).
  Расходятся в разные стороны
  СЦЕНА 5
  Наложницы расступаются. На сцене Отто и Макс.
  Макс: Отто, мне кое-что нужно от тебя, так сказать, как от короля...
  Отто: От нас, королей, вечно кому-нибудь что-нибудь нужно.
  Макс: Не забывай, кто тебя короновал.
  Отто: Ладно, говори, что нужно.
  Макс: Так. Безделица. Пустяк. Мне нужен... цирк.
  Отто: Зачем тебе цирк? Подарить его девчонке?
  Макс: Не выступать же, в самом деле, - (вздыхает). - Сейчас, в нашем положении нас просто не поймут.
  Отто: Зато уж точно не посмеют закидать апельсинами.
  Макс: Это да... Так что насчет цирка?
  Отто: Хорошо. Будет тебе цирк. Одни убытки казне от твоих причуд... (Раздаются женские возмущенные голоса). - Макс, что за крики? Что там происходит?
  Макс (подбегает к окну): Кажется, бунт... Гарем взбунтовался!
  Наложницы заполоняют сцену.
  - Это несправедливо!
  - Почему только она?
  - Только она одна!
  - В гареме много красивых женщин!
  - Третью ночь подряд!
  - С одной наложницей!
  - Так не выбирают любимых жен!
  - Это противоречит конституции!
  - Мы живем в стране равных свобод!
  - Должны учитываться интересы каждой отдельной женщины!
  - Нужно поднимать демографию в стране!
  - Чем она лучше нас?
  - Я тоже могла бы стать любимой женой!
  Снимают вуали, танцуют жаркий турецкий танец.
  Отто присвистывает.
  Отто: А ты говорил, крокодилицы... Замороженные.
  Макс: Может быть, компенсировать им отсутствие монаршьего внимания, не знаю, там, деньгами, бриллиантами...
  Отто: Какими еще деньгами, бриллиантами? Улаживай сам этой ночью конфликт.
  Макс: Но я обещал Льюл, что буду проводить все ночи с ней!
  Отто: Макс! В целях государственной безопасности иногда приходится и поступиться личными интересами...
  Макс: Скажи это Грете...
  Отто (пропуская слова Макса мимо ушей): ... А меня ждут государственные дела! (Важно уходит, оставляя Макса одного.)
  Наложницы врываются во дворец, тянут руки к Максу
  СЦЕНА 6
  Льюл во дворце разговаривает с птицей в золоченой клетке.
  Льюл: Наши судьбы с тобой так похожи. Я тоже росла на свободе и оказалась в клетке золотой. Но если в сердце любовь, и клетка не клетка, в ней вместе с тобой заключен целый мир. Как горько я ошибалась! Я снова одна смотрю на розы сквозь прутья клетки, и мне плевать на то, что они золотые. Властелин моего сердца сегодня с другой. Как же я могла так глупо полюбить? - (Плачет и открывает клетку). - Лети на свободу! Будь счастливей, чем я!
  СЦЕНА 7
  Макс и Отто во дворце.
  Макс: Теперь ты, надеюсь, доволен? Надоел мне этот твой балаган! Я все решил. Я скажу Льюл правду, и мы с ней сбежим, она всегда мечтала сбежать с бродячим цирком.
  Отто: Ага, а шуры-муры крутит с королем, как она, во всяком случае, считает. А ты и клюнул! Все они так говорят! А тогда, в лесу, сбежала от тебя!.. А почему? Задумайся, Макс, почему? Потому что не нужен ей оборванец с наклеенными усами! Одно дело, когда апельсинами жонглирует монарх, это, можно сказать, пикантно. И другое...
  Макс: Хватит! Замолчи! (Затыкает уши)
  Отто: Не хочешь слушать правду?!
  Макс: Ты прав... Я, пожалуй, не пойду сегодня в гарем... Устал я. Пойду лучше... - зевает, потягивается.
  Отто: Э, нет, друг мой! Сегодня не время спать! Надо готовиться к наступлению.
  Макс (испуганно): К какому еще наступлению?
  Отто: Ты забыл? Мы объявили войну Черногории!
  Макс: Ах да... Но я не думал, что это так ... всерьез... Просто спьяну сболтнул. Тогда мне показалось, это неплохая идея.
  Отто: Да и я, признаться, спьяну дал указ, но идея-то, и правда, не плохая, как я сейчас понимаю. Лучшие идеи приходят именно спьяну. Я, брат, думаю о благе государства, и о том, что новые земли нам не помешают, а у Черногории они плодородные, хоть и встретили нас там, конечно, не слишком гостеприимно...
  Макс: Ты хочешь сказать... будет настоящая война?
  Отто: Как ты проницателен, мой друг! Разумеется, мы развязали не апельсиновую войну. Эти варвары, закидавшие нас апельсинами, вполне это заслужили! Само высокое искусство в моем лице... в наших лицах, выходит на арену, чтобы, - (изображает рукой пистолет) - мстить!
  Макс ошарашенно повторяет за ним: Мстить!... А не слишком ли вы заигрались, Ваше Клоунское Величество? Это же люди!.. Вам известно, что в войнах в принципе гибнут люди?
  Отто: Гарем - это тоже... люди! И все остальные во дворце этом, в этой стране - все это тоже... Люди! Мы оба с тобой играем людьми! Так чем же ты лучше меня?
  Макс: Я не прикрываюсь высокими словами о благе государства, я просто клоун...
  Достает из рукава клоунский нос и надевает его. Потом достает такой же другой и надевает Отто. Вместе садятся над военной картой, спорят беззвучно, размахивая руками, как в немом кино.
  
  СЦЕНА 8
  Макс и Льюл на ложе, усыпанном лепестками роз.
  Макс: Льюл, я хочу подарить тебе цирк, чтобы ты не скучала, когда меня не будет.
  Льюл: Что ты хочешь сказать?
  Макс: Я ... иду на войну...
  Льюл хватается за сердце.
  Макс продолжает: ... с черногорскими варварами, это правое дело, и когда мой народ воюет, я не могу оставаться от него в стороне, ведь это я объявил войну, и значит... значит я и должен отвечать!
  Льюл: Правое дело, говоришь? Правители всегда говорят "правое дело", чтобы оправдать то, что гибнут невинные люди, но это не имеет никаких оправданий! Достаточно объявить кого-то врагом, чтобы забрать у него землю и жизнь! Мне не нужен твой цирк! Останови эту войну, это единственный подарок, который мне нужен от тебя, ведь это в твоей власти...
  Плачет.
  Макс: Хорошо. Я попробую договориться.
  Льюл: С кем? (Смеется.)
  Макс: С собой. Со своей совестью... - (в сторону) - Это будет непростой разговор...
  
  СЦЕНА 9
  Эсхад Паша сидит за столом за военной картой и делает пометки. Сзади подходит слуга.
  Эсхад Паша (раздраженно): Что там у тебя?
  Первый министр: Телеграмма от султана Османской империи Мехмеда Пятого...
  Эсхад Паша (настороженно): Что за телеграмма?
  Вырывает ее у слуги, бегло читает:
  - ...Отплывает... То есть как отплывает, ведь он же уже приплыл. Что за чушь? Ты принес мне ту же телеграмму, которая пришла пять дней назад!
  Первый министр: - Нет. (Протягивает другую телеграмму). - Вот первая, а вот - вторая телеграмма.
  Уходит. Эсхад Паша мечется, бормочет: Даже если телеграмма настоящая, а телеграмма, - (разглядывает ее, настоящая) - это значит, что... Что это значит?! Что это значит?!
  Бежит с телеграммой в покои короля. В это время Отто, потягиваясь, выходит из двери и едва не сталкивается с генералом.
  Эсхад Паша: Что это значит?! Я спрашиваю, что это значит?!
  Отто (становясь в грозную позу): Как вы смеете кричать на короля?
  Эсхад Паша, слегка растерявшись: Я только хотел спросить, что это значит?
  Отто берет у него из рук телеграмму, читает ее и спокойно говорит: Телеграмма.
  Эсхад Паша: Я вижу, что телеграмма!
  Отто комкает телеграмму и бросает: Самозванец! Вот что это значит! Неужели итак не понятно?
  Эсхад Паша: Понятно, понятно, куда уж понятнее!
  Отто: А если понятно, почему вы до сих пор не предприняли меры?
  Эсхад Паша: Так я и пришел, чтобы... - (нервно сглатывая) - предпринять меры...
  Отто: Какие меры? Я не вижу ваших мер! К нам самым наглым образом едет какой-то самозванец, выдавая себя за меня, а вы вместо того, чтобы задержать наглеца еще в пути, приходите ко мне с этим?
  Эсхад Паша: Но Ваше... Величество...
  Отто: Что Ваше Величество? Что Ваше Величество? Я уже пять дней, как Ваше Величество. Эх, генерал, вы разочаровываете меня, а я-то... я полагался на вас как на самого себя.
  Эсхад Паша: Но Ваше Величество...
  Отто: Вы бы еще оказали почетный прием этому ... самозванцу! И непременно с салютом! Закатили бы пир! Предоставили бы ему королевский гарем! То-то позлорадствовали бы соседи... Особенно Черногория! Страшно и смешно даже представить, какой бы вышел международный конфуз! А мой дядя! Что бы сказал на это мой дядя Мехмед?...
  Хватается за голову.
  Эсхад Паша виновато опускает голову. Сзади подходит первый министр с телеграммой. Эсхад Паша отмахивается: Что там опять?
  Первый министр: Телеграмма.
  Эсхад Паша: Какая еще опять телеграмма?
  Первый минист (кивает на Отто): От дяди Мехмеда. От султана Османской империи.
  Эсхад Паша: Так, ладно ... посмотрим... - (читает). - Кого вы там... короновали? Насколько мне известно, мой племянник Халим Эддине еще не взошел на престол.
  Придворные хихикают.
  Эсхад Паша: Схватить самозванца!
  Отто: Схватить самозванца! Мой дядя не мог отправить такую телеграмму. Это - фаль-си-фи-кация! Неужели вы сами не понимаете?! Я - настоящий племянник султана. Вы что не видели в газетах мой портрет? Вот прибудет этот самозванец, и все сразу встанет на свои места. И все... все сразу увидят, кто истинный король, а кто его дурная копия, трюкач и лицедей!
  Первый министр (растерянно): Так что же делать с тем... вторым... Встречать его или как?
  Эсхад Паша (машет рукой): Встречать и сразу во дворец!
  Отто: - Вот сейчас-то все и встанет на свои места! Какой конфуз, какой конфуз! Я должен немедленно дать телеграмму дяде Мехмеду.
  Стражники преграждают копьями ему дорогу.
  Отто: Да как вы смеете?!
  Эсхад Паша (примирительно): Надо сначала во всем разобраться. Приведите сюда турецкого вельможу.
  Отто: Уж я разберусь со всеми, кто учинил этот цирк, не будь я король!
  
  СЦЕНА 10
  Залпы фейерверка. В воздухе снова кружатся лепестки роз.
  Стражники ведут Макса.
  Быстрыми шагами разъяренный Халим Эддине направляется к Отто.
  Отто (пятясь): Схватить самозванца!
  Халим Эддине: Кто самозванец? Я самозванец?
  Хватает Отто за усы, и они отклеиваются.
  Придворные в ужасе охают.
  Халим Эддине: Теперь-то, надеюсь, вы поняли, что Ваш настоящий король?
  Стражник: Поняли, повелитель. А этих что? В тюрьму?
  Выбегает Льюл: Неет!
  Халим Эддине: Кто это неземное прелестное создание?
  Эсхад Паша: Ваша надолжница, то есть его, то есть... я совсем запутался, Ваше Величество.
  Халим Эддине: Он спал в моих покоях, пользовался моим гаремам! А вы, кого короновали, шута?! Бедное, бедное прекрасное создание... В объятиях этого... прохиндея... Ты достойна большего. Ты достойна... Короля!
  Льюл (твердо): Нет, он мой повелитель! - (показывает на Макса и опускается перед ним в низком поклоне). - Только где же ваши... усы, повелитель?
  Макс (смущаясь): - Усы, - (неловко смеется) - я их сбрил по новой европейской моде.
  Отто: Вот именно, что усы - (хватает племянника султана за усы) - это уже вчерашний день! Не усы красят короля, а ум и стать, а здесь не вижу не особого ума, ни особой стати.
  (Меряется ростом с претендентом на трон. Халим Эддине начинает задыхаться от подобной наглости).
  С чего вы взяли, глупцы, что у настоящего короля должны быть настоящие усы? Да! Усы у меня накладные, но что это доказывает? Только что, что у меня накладные усы. И на всех фотографиях в газетах, на документах усы у меня на-клад-ны-е. А у этого, мне кажется, парик на голове.
  Халим Эддине делает шаг назад: Я должен позвонить дяде Мехмеду. Немедленно. Уж султана Османской империи, надеюсь, вы ни с кем не перепутаете.
  Подданные испуганно переглядываются.
  Отто: Вот именно! Я должен немедленно позвонить моему дяде султану Мехмеду и все расставить на свои места.
  Льюл: Да что тут расставлять! Вот же повелитель, а эти двое - самозванцы. Спросите любую женщину в гареме! Никто не видел повелителя так близко, как мы.
  Халим Эддине: Вообще не понимаю, что здесь происходит! Ладно! Приведите сюда гарем.
  Появляется шумная толпа из красивых женщин.
  Халим Эддине: Женщины! В нашем новообразованном королевстве возникла несколько нелепая ситуация. В общем, это тот самый случай, когда стоит прислушаться к мнению женщины.
  Одобрительный гул в гареме.
  Халим Эддине: Тише, тише, разорались, как павлины!.. Как видите, наше королевство очень демократично по отношению к женщинам, хоть многие соседние державы и считают иначе. НО! Прежде, чем подать голос, хорошенько подумайте головой, уверены ли вы в том, что хочет сказать ваш язык.
  Одна из женщин в нетерпении: Да что сказать?
  Халим Эддине: Кто из них - ваш повелитель?
  Женщины, перебивая друг друга:
  - Как кто?
  - Конечно, он! - падают ниц перед Максом.
  - Он наш истинный повелитель
  -... а эти двое...
  - ...самозванцы!
  - Именно! Самозванцы!
  - ... хоть даже один из них, -( показывают на Халима Эддине )- и нацепил себе фальшивые усищи!
  В танце поднимаются, окружают Макса.
  Халим Эддине: Прекратите! Прекратите немедленно этот балаган!
  Макс принимает величественную позу: Женщина всегда права, а если женщин много, истину искать не надо. Она на виду. Неужели вы думаете, король позволил бы кому-то другому исполнять вместо себя в гареме свой супружеский долг? Настало время сказать истину. До сих пор в газетах размещали фотографию... моего слуги, - (небрежно кивает на оторопевшего от такой наглости Отто и продолжает скороговоркой). - Чтобы, если вдруг какое покушение, вы же знаете этих варваров-черногорцев... они способны на все...Чтобы если что, убили его, а не меня, потому что нет во всем мире более достойного короля для Албании, и настал этот важнейший в истории момент, когда пришло время сказать правду, а нам с моим преданным другом поменяться местами.
  Отто: Да что же это! Да как же так?
  Макс закрывает ему рот рукой: Да... Ты сыграл свою роль в истории, мой верный друг. Не волнуйся за меня, настало время сказать правду. Все дело в этих... черногорцах. Нужно было сначала объявить им войну. Важно сбить с толку противника с самого начала, к тому же, внушительный вид моего слуги... Кто не устрашится такого короля? Поэтому лучше им не знать правды, во всяком случае, до тех пор, пока мы не выиграем войну! Но теперь я вынужден признаться, что это я, а вовсе не они, племянник султана Османской империи Мехмеда Пятого!
  Женщины:
  - Он!
  - Он правду говорит!
  - Верьте - ему!
  - Он наш повелитель!
  - Не дадим в обиду короля!
  - Прочь из Албании, самозванцы!
  Закидывают апельсинами Отто и Халима Эддине.
  Отто (Максу):
  - Бежим!
  Отто и Макс тем временем сбегают.
  Эсхад Паша: Немедленно прекратите безобразие! Раскудахтались, как павлины!
  
  СЦЕНА 11
  Отто и Макс быстро переодеваются в женскую одежду.
  Макс, попадая ногой в рукав платья: - И как только они это носят!
  Отто: Быстрее, Макс, быстрее!
  Макс: Помоги мне застегнуть.
  Отто: И так сойдет! Быстрее! Бежим! Лицо! Лицо прикрой!
  Мелкими быстрыми шагами покидают дворец.
  
  СЦЕНА 12
  Бежит мальчик с газетами: Газеты! Газеты! Читайте свежие газеты! Раскрыт чудовищный обман! В Албании короновали клоуна! Отто Первый - цирковой артист!
  
  СЦЕНА 13
  Лес. Костер. Ночь. Отто и Макс в женских нарядах
  Макс: Мне кажется, это был сон. Волшебный сон.
  Макс: Отто, сидели бы тихо, так бы и, гляди, удержались во дворце, а теперь...
  Отто: Достаточно и того, что мы пять дней купались в роскоши. Не знаю, как тебе, а мне хватило впечатлений на всю оставшуюся жизнь. Представь себе, цирк мне нравится больше, чем все эти церемонии при дворе, хотя готовят у них, конечно, неплохо.
  Макс вздыхает: Да...
  Отто: Грустишь о гареме? - (подмигивает) - О любимой жене?
  Макс: Ну хватит... Пора возвращаться в реальную жизнь, а эти пять дней... это был сон... всего лишь странный и красивый сон. Да... циркач, переодетый королем, это, и правда, глупо, смешно и нелепо. Пора возвращаться в балаган.
  Раздаются аплодисменты.
  Макс подскакивает: Что это?
  Из-за дерева выходит Льюл: Не что, а кто!
  Макс: Льюл? Ты? Я не могу поверить своим глазам. Это... это сон?
  Потирает глаза.
  Льюл: Да. Этот сон - продолжение сна.
  Макс: Но... ты... теперь знаешь правду... я циркач... мы вовсе не короли, а бродячие артисты... Не знаю, простят ли нас албанцы и черногорцы, но ты... ты простишь мне этот обман?
  Льюл: Прощу, но только... Только если ты научишь меня жонглировать апельсинами!
  Макс и Отто перекидывают друг другу апельсины. Льюл присоединяется к ним.
  СЦЕНА 14
  Залпы фейерверка. Бежит мальчик с газетами: Газеты! Газеты! Покупайте свежие газеты. Подробности с коронации настоящего короля Албании!
  
  СЦЕНА 15
  Германия. Цирковой фургон. Закрытая дверь дома. Отто стучится в дверь.
  Открывает брат Греты с обезьянкой на плече: Смотри-ка, Микки, какие гости! Сам король Албании Отто Первый к нам пожаловал! Какая честь для простой немецкой семьи.
  Отто: Я хочу увидеть Грету.
  Брат Греты: Моя сестра не хочет тебя видеть. Уходи, Отто!
  Отто кричит в дверь: Гретта! Грета! Объясни мне хотя бы, что случилось! Я не понимаю, что происходит!
  Выходит Грета.
  Отто: Я вернулся, принцесса, хоть и без денег, но со славой.
  Грета (обиженно): С сомнительной славой... Знаю, я читаю газеты. В гареме Отто Первого только албанки! Ничего, что в моих жилах течет не албанская кровь?
  Закрывает перед ним двери.
  Отто стучит в двери: Гретта! Ты же говорила, что веришь мне! Я удалил из гарема иностранных принцесс, я не променял тебя на тысячу албанок! А ты!
  Гретта открывает дверь: А мне просто надоело ходить по канату и ждать! Уходи, Отто, уходи!
  Закрывает дверь.
  
  СЦЕНА 16
  Представление в цирке.
  Конферансье: Достопочтенная публика. Сейчас перед вами выступят король и королева обезьян. Просьба отключить мобильные телефоны и спрятать подальше апельсины.
  Выходят Макс и Льюл и жонглируют апельсинами.
  Конферансье: А также король Албании Отто Первый! Кто хочет сфотографироваться с королем?
  Восторженные крики.
  На сцену из зала поднимаются Грета с братом. Вспышки фотокамер.
  КОНЕЦ
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"