Тув Александр Львович: другие произведения.

Ходок 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.75*39  Ваша оценка:


  -- Глава
  
   К концу третьего часа отчетливо проявилась накопившаяся усталость, а потом пришло ощущение взгляда в спину. Не злого, не доброго... безразличного какого-то - но все равно мурашки по хребту забегали... Денис даже пару раз оглянулся, но, ожидаемо, ни черта не увидел: плотный полог дремучего леса создавал прозрачный, зеленый сумрак, в котором перспектива терялась уже в паре-тройке шагов.
   "Чудится... - решил он, - ... устал, вот и кажется..."
   "А если нет..." - вкрадчиво поинтересовался внутренний голос.
   Эту, едва начавшуюся, но потенциально содержательную беседу прервал хорошо замаскированный корень, зацепившись за который, Денис едва не растянулся. Он сдержанно, сквозь зубы, матюгнулся и, как по волшебству, ощущение взгляда, а с ним и внутренний голос куда-то пропали.
   "Русский мат - грозное оружие в борьбе с мистикой и мракобесием!" - усмехнулся про себя Денис, возвращаясь в хорошее расположение духа, но буквально через пару шагов, как будто отвечая на его ерничанье, взгляд снова проявился. Стало неуютно. Совсем неуютно.
   Денису, типовому продукту урбанизации, и обычный-то пригородный лес, чахлый, редкий и загаженный, внушал определенные опасения, что же говорить про этот - маргеландский, совершенно дремучий. После того, как компаньоны, три часа назад, вышли из-под корней огромного старого дерева, росшего на склоне оврага, они безостановочно двигались по этому черному, страшному, как в киносказках Александра Роу, лесу.
   Шэф казалось не шел, а скользил над землей - так плавно и бесшумно он передвигался, в отличие от Дениса, который постоянно цеплялся за выступающие корни и поваленные стволы, скрытые опавшей листвой. Так же безуспешно он пытался предотвратить контакт лица с липкой паутиной, а одежды с не менее липкой смолой. И, как будто этого было мало, добавился новый поражающий фактор в виде взгляда в спину.
   От утренней прохлады, сопутствовавшей началу путешествия, не осталось и следа, стало жарко и душно, пот заливал глаза, темп заданный Шэфом, поддерживать становилось все труднее и труднее. И вообще, Денису стало как-то не по себе.
   "Ну что, - снова проявился внутренний голос, - ты думал, что с новой тушкой, ты царь, бог и воинский начальник?! Ан - хрен! Как был ботан - так и остался!"
   "Отвянь!"
   - Шэф, а чего мы шкиры не одели?
   - Зачем? Днем здесь безопасно.
   - А ночью?
   - Нет.
   - Не безопасно?
   - Да.
   ... лаконичный ты наш... мать твою...
   - Шэф, может передохнем, - хрипотца в голосе Дениса почти достигла уровня Джигурды. В горле у него пересохло, да и не только в горле - было стойкое ощущение, что влаги внутри не осталось. Ее заменил раскаленный песок из пустыни.
   ... Негев... Сахара... Гоби... Каракумы...
   ... тьфу ты, какого хрена я их перечисляю?!..
   ... точно - в башке песок!..
   - Пока нельзя, - ответил Шэф, не оборачиваясь.
   - Почему?!
   - Я здесь конечно не первый раз, но... может изменилось чего... - короче - береженого Бог бережет!
   - В смысле? - разговор на ходу отнимал последние силы, но слова Шэфа Денису сильно не понравились.
   - Пока светит солнце - здесь безопасно. А потом... - нет.
   - А почему же мы не надели шкиры!?
   - Бесполезно. Дневные на людей не нападают, а от ночных она не спасет. И вообще... не парься... скоро отдохнем.
   Передвижение по сильно пересеченной местности, заросшей труднопроходимой растительностью, неизбежно приводит к усталости, а усталость и духота неизбежно влекут за собой потерю концентрации. И уже следствием этой потери, стала потеря Шэфа: вот только что его спина мелькала впереди, и вот впереди уже никого нет! А уж паника стала закономерным следствием потери руководителя концессии: Денису показалось, что он навсегда остался один в этом страшном лесу.
   - Шэф!!! - завопил он во всю мощь своих здоровых легких.
   - Тихо, не ори. - Послышался спокойны голос и Денис с громадным облегчением увидел любимого руководителя, замершего в нескольких шагах впереди, - смотри, - Шэф ткнул пальцем куда-то перед собой.
   Приглядевшись, Денис почувствовал, что горячий пот становится холодным, внутренности сжимаются в комок, а волосы встают дыбом, причем по всему телу и что в процесс вовлечена каждая волосинка, независимо от длины, толщины, цвета и места расположения!
   Пересекая их путь, ползла змея... нет, не так - если называть вещи своими именами, то не змея, а - З-М-Е-Я! В отличие от земных собратьев... или сестер - черт их разберет - гадюк пресмыкающихся, была она не чешуйчатая, а какая-то... как слоновий хобот - с кольцевыми валиками мышц и редкими, противными волосками. Головы чудовища Денис не увидел, но хватило и остального: диаметр сантиметров тридцать, а длина, которую удалось рассмотреть (не всю естественно!) - от забора до заката! Насколько хватало взгляда в обе стороны, трава мерзопакостно шевелилась! Окраска гада была маскировочной - под цвет опавших листьев, а особое омерзение у Дениса вызвало наличие многочисленных, как у многоножки, ног с перепончатыми красными лапками.
   Денис и обычных-то змей боялся, что уж говорить про этого монстра. В душу его влился липкий страх и, найдя убежище подходящим, решил остаться. Денис оцепенел, подвижность сохранили только глаза, с ужасом наблюдавшие за омерзительно-плавным перемещением гигантского хобота на ножках.
   Когда хвост ЗМЕЯ бесшумно скрылся в опавшей листве, Шэф, так же молча, махнул рукой, приказывая продолжать движение. Денису стоило колоссальных усилий сделать первый шаг, ему казалось, что каждую секунду он рискует наступить на еще какое-нибудь мерзкое пресмыкающееся. Если бы не еще больший страх - потерять Шэфа и остаться в этом гиблом лесу одному, он бы вообще остался на месте. Но встреча неожиданно дала и положительный результат. Если до этого, Денис тупо старался не потерять Шэфа, то сейчас, помимо этой, жизненно важной цели, он успевал посматривать по сторонам, с трепетом ожидая появления очередного представителя коренного населения Маргеланда.
   "Да-а, блин, - думал Денис, с трудом поспевая за Шэфом и обливаясь потом от жары и страха,- похоже, меня ждет интересная жизнь, яркая, полная приключений. Но... не долгая..."
   Его паникерские размышления прервал солнечный свет, ударивший с безоблачных голубых небес, показавшийся особенно ярким, после зеленого лесного сумрака. Чаща кончилась, впереди темнели, неожиданно близкие, лесистые горы, уступами спускавшиеся к ярко блестевшему на солнце синему-синему морю.
   Вид открывался лубочно-курортный. Раньше, в "довоенные времена", про которые молодежь теперь ничего не знает, подобные пейзажи украшали открытки типа "Привет из: Ялты, Алушты, Гагры, Пицунды...", ну и так далее. Ныне многие из этих мест запаршивели, а раньше это были курорты, манившие советского человека, как муху мед... правда сейчас, после разных Ницц, Мальдивов, да и той же Антальи, выяснилось, что это был не совсем мед, а скажем так - несколько иной продукт жизнедеятельности, но... - тогда это был мед!
   - Нужен отдых? - повернулся к Денису Шэф.
   В ответ, тот только энергично замотал головой. Подстегиваемый воспоминаниями о ЗМЕЕ, Денис был готов идти сколько угодно, лишь бы оказаться подальше от леса, где водится такое.
   Но Шэф ему не поверил.
   - Рюкзак на землю. Отдыхаем десять минут. Стоя, - добавил он, - видя, что Денис собрался сесть, - потом будет труднее, если сесть или лечь. Просто постой, восстанови дыхание.
   - Шэф, что ЭТО было?
   - Травяной дракон.
   - Очень опасный?
   - Да нет... практически безопасный... дневной.
   - А чем питается?
   - Если "травяной" - так чем по твоему?
   - А почему...
   - А потому, - перебил Дениса командор, которому надоела роль ведущего "В мире животных" - что если его напугать или обидеть, он может так махнуть хвостом, что мало не покажется.
   - Понятно, - грустно покивал головой Денис. - А почему лес такой... как бы поточнее выразиться... неприятный, что ли... а здесь нормально... хорошо даже?
   - Не-при-ят-ный... - задумчиво протянул Шэф, - это ты хорошее словечко подобрал... Взгляд чувствовал?
   - Да... думал почудилось...
   - Нет... не почудилось. Каким он тебе показался?
   - В смысле?
   - Ну-у... злым, добрым - каким?
   - Пожалуй... - задумался Денис, - ... безразличным, каким-то...
   - Все правильно - днем взгляд безразличный.
   - А ночью?
   Шэф привычно ухмыльнулся:
   - Заинтересованный... я думаю... Да, кстати, про шкиры - если бы мы их одели - лес бы заинтересовался и днем. Проверено. В них ведь не только технология, но и магия... хоть и разряженная, но магия, а лес магию не любит... чужую.
   - И?!
   - Мог и не выпустить...
   - Подожди... подожди... - сообразил Денис, - ведь шкиры никуда не делись - лежат себе в рюкзаках. Лесу что - не один хрен, свернуты они или одеты на нас?
   - Нет.
   - А что это за лес такой? - Денис зябко передернул плечами.
   - Лес этот... за достоверность не ручаюсь, сам понимаешь, но местные сказки, легенды... тосты, - Шэф привычно резвился, - гласят, что давно - чуть ли не шесть тысяч лет назад, - он сделал такое лицо, будто сомневался в собственных словах, - хотя... - он махнул рукой, - все может быть. Так вот, случилась в те времена Последняя Война Магов! - Он сделал паузу. - Чувствуешь, что всё с большой буквы: Последняя! Война! Магов!
   - Чувствую.
   - Это у местных, как Великая Отечественная Война - все слова с большой буквы...
   - Понятно.
   - И как мне представляется... я тут кое-что почитал в свое время - маги эти, тогдашние, владели энергиями уровня термоядерной, и дел наворотили соответственно. В конце концов получили что-то вроде ядерной зимы, плюс зоны радиоактивного... тьфу ты - магического заражения - ничем кстати не лучше. И вот одной из этих зон являет лес, у нас за спиной. Днем все более-менее, а вот как солнышко скроется, в нем появляется разное...
   - И много таких зон? - угрюмо поинтересовался Денис.
   - Хватает... война шла по всей планете.
   И тут Денис понял, что не давало ему покоя пока Шэф говорил:
   - Шэф, а если бы мы ночью вошли?..
   Блестящий руководитель вздохнул:
   - Умные люди полагают, что лес как-то влияет на дверь и не дает ей открываться ночью... но это только предположение... гипотеза, так сказать.
   - А кто эти умные люди?
   - Я.
   - То есть, теоретически, мы могли припереться и ночью?
   - Теоретически - да.
   - Понятно... А ночью кто в лесу появляется? - поинтересовался Денис. И что интересно - не хотел ведь спрашивать... а все равно как-то вырвалось, чуть ли не через силу.
   - Да хватает любителей... - Шэф сделал паузу, но не ухмыльнулся по обыкновению, - ... свежей крови и парного мяса.
   Денис испуганно покосился через плечо на лес, но все же уточнил:
   - А откуда про них известно?
   - В свое время, посылали несколько очень хорошо подготовленных разведгрупп... кое-кто вернулся... не все.
   - Понятно... а откуда известно, что лес чужую магию не любит?
   - Ну-у... пара ребят из вернувшихся не сошли с ума - они и рассказали.
   - А остальные?
   - Сошли.
   - Понятно...
   - Ладно. Отдохнул?
   - Да.
   - Пошли.
   Через час компаньоны вышли к небольшой мелководной речке, через которую бы перекинут широкий каменный мост, странно смотревшийся на безлюдной и пыльной проселочной дороге - даже не дороге, а так - широкой тропинке. Мост этот смотрелся, как декорация к фильму о средневековой жизни и был совершенно неуместен в данных "декорациях".
   - Это дверь с Маргеланда на Сету, - пояснил Шэф, - в данный момент закрытая.
   Денис молча кивнул, показывая, что информация принята к сведению. Его душевное состояние не располагало ни к каким вопросам о еще одном неизвестном мире - с этим бы разобраться.
   Перейдя мост, путники свернули на узкую тропку, идущую вдоль берега моря. Слева от тропинки, вплоть до высокой скальной стены, высотой никак не менее ста метров, росли невысокие, редкие деревья, ширина "лесополосы" была метров двадцать, а справа, метрах в пяти от тропинки, начинался крутой тридцатиметровый обрыв, под которым волны с монотонным рокотом обрушивались на скалистый берег.
   В глубине Денис заметил неторопливые черные тени, величаво парящие в толще воды и иногда, в фонтанах брызг и пены, вырывающиеся на поверхность, словно рубка всплывающей подлодки. От созерцания морских глубин его отвлек резкий, неприятный крик, раздавшийся с неба. Он быстро поднял глаза и успел заметить двух летящих тварей, размером с дельтаплан, которые скрылись за гребнем скалы.
   - А это кто?!
   - А черт их разберет, - равнодушно ответил Шэф, кинув ленивый взгляд в сторону моря, - тут этих гадов столько... - "Парк юрского периода" отдыхает.
   - Нет, я имел в виду тех, что в небе.
   - Дэн, не бери в голову. Самая опасная тварь, с которой я встречался - человек.
   Дальнейший путь протекал в молчании. Денис с грустью обдумывавший сложившуюся ситуацию пришел к невеселому выводу, что Маргеланд ему, в отличии от Тетрарха, категорически не нравится. За этими грустными думами он пропустил момент, когда тропинка кончилась.
   - Вот и все - а ты боялась!
   - Не понял? - Денис недоуменно оглянулся. Тропинка исчезла, упершись в скалу. Слева была скала, впереди скала, справа море.
   Шэф мягко сбросил рюкзак, с хрустом потянулся, и приступил к непонятному действу: сначала он вытащил из рюкзака кинжал, а затем принялся сосредоточенно чертить им на земле. Денис хотел было пуститься в свои обычные расспросы, но глядя в спину Шэфа удержался. Спина явно и недвусмысленно демонстрировала, что пока лучше помолчать.
   - Ну вот... готово - удовлетворенно произнес бригадир минут через пять, пружинисто распрямляясь.
   - Чё это?
   - Звонок.
   Денис с интересом разглядывал "звонок", представлявший собой восьмиконечную звезду, вписанную в окружность. В вершине каждого луча Шэф изобразил какие-то не то закорючки, не то руны, короче говоря - неизвестные Денису символы, а в центре октограммы поместил изображение китайского (на взгляд Дениса) иероглифа похожего на двухэтажный домик с односкатной крышей, украшенной крестом.
   Шэф, между тем, убрал "рисовальный" кинжал обратно в рюкзак, потом немного там порылся и вытащил хищно блеснувший на солнце "Черный коготь". В ответ на недоуменный взгляд Дениса, который не понял, чем был плох кинжал, и зачем его менять на более-менее аналогичный предмет, он пояснил:
   - Коготь стерилен, на карбоне-12 никакая микрофлора не живет. - Денис не особо понял, к чему вдруг начальнику понадобилась стерильность, но на всякий случай кивнул. - Ладно, - продолжил гендиректор. - Звоним. - Он полоснул себя по пальцу и дал стечь немного крови в центр чертежа.
   Тут же вся октограмма тускло заблестела, как будто была не нарисована на земле, а сделана из меди. Через пару-тройку секунд чертеж медленно, словно театральная люстра, начал гаснуть и несколько мгновений спустя на земле не осталось никаких следов - октограмма исчезла, будто ее и не было.
   - Сейчас хозяева нам откроют. - Шэф ухмыльнулся. - И бросятся на грудь с радостным лаем.
   Он принялся чистить свой "ритуальный" нож, а Денис, глядя как земля возвращает лезвию первоначальный черный блеск, поинтересовался:
   - А без кровопролития никак?
   - Почему никак - маги силой активируют... а все остальные - кровью.
   "Странно, - подумал Денис, - раньше вид крови, заставлял внутри все сжиматься, физические страдания доставлял. А сейчас смотрю - и мне абсолютно пофиг. Интересно, это только к чужой, или и к своей тоже?.."
   "Ну ты, блин, вааще - мачо! - кровь спокойно видишь..." - съехидничал внутренний голос, но развить мысль не успел.
   Раздавшийся скрежет чуть не заставил Дениса подпрыгнуть от неожиданности, но помешал тяжелый рюкзак, который он так и не снял, завороженный магическими пасами Шэфа. Часть скалы, под которую уходила тропинка, сдвинулась, обнажив широкий проем в скальной стене.
   Из образовавшейся дыры, как горох из стручка, высыпали шесть человек в желтой униформе, с взведенными арбалетами в руках. "Группа захвата" быстро и слаженно расположилась так, чтобы не перекрывать друг другу директрисы стрельбы и взяла компаньонов на мушки.
   Шэф, несмотря на то, что половина стрел оказалась нацеленной на него, никакой нервозности не проявил, Денис же почувствовал себя крайне неуютно, оценив какие места выбрали "его" арбалетчики для прицеливания: голова, грудь, пах. Он замер, затаив дыхание, боясь пошевелиться.
   Как назло, сразу дал о себе знать забытый рюкзак - казалось он мгновенно потяжелел раза в два и держать его на плечах стало тяжело до чрезвычайности - неимоверный вес просто клонил вниз! Требовалось немедленно скинуть рюкзак на землю, но... Денис почему-то был уверен, что именно это и вызовет непременное открытие огня. Через мгновение до него дошло, что не "открытие огня", а спуск тетив, но - хрен редьки не слаще!
   Между тем, в открывшемся проходе, с нутряной вальяжностью крупного начальства, появился высокий, сухопарый человек европейского типа, лет сорока на вид, одетый в такую же желтую одежду, как у стрелков, состоящую из длинной, чуть выше колен, рубахи и штанов, заправленных в невысокие мягкие сапоги. Оживление в костюм незнакомца вносил черный пояс. С его появлением, напряжение владевшее стрелками - чувствовалось, что они готовы спустить тетиву в любой момент, заметно снизилось.
   Спинным мозгом ощутив, что стрельба откладывается, Денис немного успокоился и решил слегка оглядеться. Вполне обоснованно опасаясь делать резкие движения, он начал выполнять задуманное едва-едва поворачивая голову, практически не шевелясь. Увиденное показало, что арбалетчики от "начальства" отличались только цветом поясов - у них они были оранжевыми.
   - Кто инициировал лограм ш'Эфа?
   ... истинный знак Пчелы... чё за хрень?..
   - Я, - отозвался любимый руководитель.
   ... а гравировочка-то на башке работает!..
   ... скорей бы рюкзак скинуть, сил нет!..
   - Знаешь ли ты об ответственности...
   - Ш'Уан, кончай придуриваться, и скажи своим ребятам, чтобы перестали в нас целиться, еще стрельнет кто... сдуру.
   ... зачем он их провоцирует, блин!..
   ... ведь действительно стрельнут...
   ... мать их... мать его!..
   "Черный пояс" помолчал немного и щелкнул пальцами. Арбалетчики мгновенно приняли положение "вольно", направив оружие в землю. Денис со сладострастным стоном, медленно (не будите спящую собаку) снял рюкзак и плавно опустил на землю.
   - Коротышка, - Шэф ухмыльнулся особо наглой ухмылкой, - а ты меня правда не узнал?.. Стареешь...
   Денис в этот момент смотрел на одного из стрелков и увидел, что у того глаза полезли на лоб.
   "Точно нас сейчас перестреляют, - обреченно подумал Денис, - вон у них наконечники какие... - серебряные!.. Сактируют, как нечисть из леса..."
   - Не дождешься, хорек! - теперь заухмылялось местное начальство, - но, - он нахмурился, - вид твой вызывает у меня обоснованные подозрения - не глифант ли ты?
   ... теневая сущность, принимающая облик съеденного человека, включая надтелесные оболочки, имеет сильно выраженную непереносимость к истинному серебру, крайне опасна... ни фига себе!..
   Больно сильно помолодел... Так что...
   - Ш'Уан, кончай трепаться - доставай терий, а то
   ... Камень Правды... определитель сути...
   ... рентген... блин...
   устроил тут конный цирк... с акробатками.
   Последние слова Шэфа вызвали на губах аборигена мгновенную, тут же пропавшую, улыбку - видно были у них какие-то общие воспоминания, скорее всего приятные...
   Но, дело прежде всего - ш'Уан закаменел лицом, бросил быстрый взгляд на арбалетчиков, отчего те мгновенно подтянулись, и вытащил непонятно откуда серебристый шар размером с теннисный мяч. Задержав его в руке на несколько секунд, будто не хотел с ним расставаться, он бросил его Шэфу. Пока шар летел, арбалетчики снова взяли компаньонов на мушку.
   ... застрелят суки... мать их...
   Шэф тягуче-ленивым движением профессионального спортсмена поймал серебряный мяч, сажал между ладонями и произнес:
   - Я, Шэф, Мастер войны, человек.
   После этих слов наступила такая тишина, что стало слышно цвирканье какого-то местного кузнечика, или кого еще там... А шар медленно налился голубоватым сиянием, а потом так же медленно погас, снова превратившись в обычный теннисный мяч серебристого цвета.
   - Держи, - Шэф протянул терий Денису. Не зная что с ним делать, тот стал просто вертеть серебряный шар в руках. - Ну! - поторопил Шэф.
   - Что "ну"?
   - Говори: "Я, Дэн, человек!"
   - И все?
   - Давай, не тяни!
   - Я, Дэн, человек.
   После того, как терий повторил фокус с сиянием, "оранжисты", по сигналу начальника, закинули арбалеты за спины и втянулись в скальный проход, а Шэф с ш'Уаном обнялись и стали хлопать друг дружку по плечам.
   - А ты помолодел, хорек - искупался в божественном помете Небесного Быка?
   - Типа того... ты даже не представляешь до чего близок к истине... потом расскажу... брр... - Шэф скривился.
   - Да уж непременно, непременно... "Слеза Ада" с меня!
   ... шестидесятиградусная самогонка двойной очистки...
   ... однако круто!..
   - Есть кто из наших? - поинтересовался Шэф.
   - Откуда... я сам тут случайно оказался, и на те, прибегает первый секретарь: "Великий Магистр просит встретить вашего однокашника!..", - он улыбнулся, - рад тебя видеть, хорек!
   ... видать Шэф в молодости знатный был пердун...
   - Ошибаешься, дружок, - ухмыльнулся Шэф,
   ... бля-я... опять прокололся...
   ... или он все-таки читает мысли!..
   ш'Уан, объясни ему пожалуйста.
   - Хорек очень быстрый, а главное - очень кровожадный зверь - вот ш'Эфа так и прозвали в детстве... когда он еще не был ш'Эфом, а был сопливым...
   - Ну что, пойдем? - прервал вечер воспоминаний любимый руководитель.
   ... шифруется многоликий наш...
   ... Шэф... Лис... Старый Лис... Хорек...
   ... зачем?.. от меня?.. вряд ли... а от кого?..
   - Момент, я лицо официальное, - ш'Уан посторожел вышеупомянутым лицом и казенным голосом произнес: - Настоятель Северной обители Ордена Пчелы, Великий Магистр ш'Иртан, рад приветствовать своего друга ш'Эфа и его спутника, и приглашает посетить нашу обитель. - Закончив эту маленькую речь, он сделал резкий поклон, в гусарском стиле, и застыл, как статуя, глядя в пространство.
   Шэф ответил непривычно серьезно и торжественно:
   - Я и мой помощник Дэн, почтем за честь, воспользоваться гостеприимством Настоятеля Северной обители Ордена Пчелы, Великого Магистра ш'Иртана.
   На этом официальная часть, к счастью, была закончена, ш'Уан сделал приглашающий жест рукой и первым шагнул в туннель, следом пошел Шэф. Как только за Денисом со скрежетом закрылся каменный "люк" и наступила кромешная тьма, он почувствовал панику и удушье.
   Тут же в голове само собой всплыло знаменитое: "Замуровали демоны!" - но увы, никакой иронии в этом не было - было отчаянье и страх. Денису на миг показалось, и тут же он всем сердцем в это поверил - что остался в темноте один... что страшные горные змеи уже разворачивают свои тугие кольца в своих черных норах, готовясь к акту ничем не спровоцированной агрессии.
   - Держись за мой рюкзак. Тут негде потеряться, туннель узкий, - прозвучал спокойный голос Шэфа. Давненько Денис не испытывал такого восторга при звуках голоса любимого руководителя!
   - Шэф, а чего без света-то - хоть бы факел какой...
   - Зачем?
   - Так не видно же ни черта!
   - Ну-у... это кому как...
   Прикинув, что для дискуссий время и место не самое удачное, Денис не стал продолжать диалог, а просто цепко схватился за рюкзак любимого руководителя правой рукой, а левой прикоснулся к стене, оказавшейся теплой и сухой, что нарушало известные стереотипы о мокрых и влажных подземельях. Как показало перманентное ощупывание, во время недолго путешествия, туннель был грубо вытесан в скальной породе.
   Денис для себя решил считать, что это гранит, но так как специалист в области геологии и минералогии он был никакой, да и знакомство с туннелем было только на ощупь, то и настаивать на своей версии, случись какой научный диспут, он бы не стал.
   Высота подземного, вернее внутрискального, хода позволяла идти не пригибая головы, а ширина была достаточной, чтобы не задевать стены плечами, рюкзак тоже не застревал. Прежде чем со знакомым скрежетом открылся "выходной люк", они прошагали, как показалось Денису, метров двадцать, а сколько на самом деле, неизвестно - в темноте и тесноте правильно оценить пройденный путь непросто.
   Когда глаза вновь привыкли к солнечному свету, перед Денисом предстало что-то вроде альпийской лужайки - большое, относительно ровное поле, сильно смахивающее на футбольное, правда гораздо большее по размеру. Такого рода поля чаще всего встречаются в Российской Премьер Лиге и на африканском континенте в наиболее слаборазвитых или наименее развитых - кому как удобнее считать, странах, и отличаются эти поля зеленой травой различной высоты и многочисленными проплешинами. "Стадион", со всех четырех сторон, вместо трибун, окружали отвесные скальные стены.
   Скалы были не очень высокие - метров пятьдесят или чуть меньше, и ничего примечательного в них бы не было, если бы не одно "но" - они были практически одной высоты и поэтому складывалось полное впечатление, что ты попал не на альпийскую лужайку, а во двор многоэтажки.
   Сам же двор, или лужайка (если бывают прямоугольные лужайки), на глаз, был никак не меньше восьми футбольных полей: четырех в длину и двух в ширину, а может даже и побольше - для точной оценки потребовалась бы бригада землемеров с теодолитами, буссолями и прочими геодезическими пожитками.
   И на всем этом пространстве бегали, прыгали, неподвижно сидели в разных позах, дрались и занимались еще чёрте чем сотни людей, одетых а ля ш'Уан. Колористическое разнообразие в эту желто-зеленую картину вносили только разноцветные пояса участников.
   Денис, наблюдательный, как всякое травоядное, а им приходиться зорко сканировать окружающее пространство в поисках приближающейся опасности (неважно в каком виде она предстает: тираннозавр, бандит, волк, гопник, лев, милиционер, нарк или скинхед), успел отметить, что цвета поясов местной публики соответствуют цветам спектра: от красного до фиолетового, диссонанс вносил лишь черный пояс ш'Уана.
   - "Кин-дза-дза", однако! - непроизвольно вырвалось у него.
   - "Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов - то нет цели!" - с Яковлевскими интонациями, мгновенно отреагировал Шэф.
   Ш'Уан, естественно, по-русски не понимал, но что-то этакое... почувствовал и бросил на Дениса взгляд от которого тому сразу же расхотелось продолжать разрабатывать тему цветовой идентификации. Шэф же, наоборот, разулыбался:
   - Гениальный фильм. Я тоже, когда смотрел, всегда вспоминал Орден. Идея-то очень правильная, чтобы сразу было понятно ху из ху: увидел какие штаны на человеке и сразу понятно, ты ему делаешь ку, или он тебе - помнишь в девяностые, братва носила адидасовские треники с лампасами?
   - Не-а... - смущенно признался Денис.
   - "Страшно далеки они от народа!" - это точно про тебя, - вынес суровый приговор Шэф, - у них иерархия шла по количеству полос - та же идея...
   - Понятно...
   - Кстати, - продолжил резвиться Шэф, - нам бы тоже надо ввести что-то похожее.
   - Зачем? - искренне удивился Денис.
   - Как это зачем? Внешне мы стали похожи как однояйцовые сестры - а как посторонний определит, кто начальник, а кто...
   - Почему сестры? - быстро перебил его Денис.
   - Чтобы никто не догадался!
   - Понятно... Надо - значит введем. У тебя будут красные, а у меня серые.
   - Коричневые... - продолжил веселиться командор, - чтобы...
   - Не надо уточнять! Тут дураков нет - все понятно...
   - Уверен?..
   Эта увлекательная беседа могла бы продолжаться еще долго, но тут внимание Дениса было отвлечено. Скала, мимо которой шли компаньоны, была испещрена отверстиями, около метра в диаметре, хаотично разбросанными от земли до высоты этажа, примерно так, девятого - десятого.
   - Это что такое? - поинтересовался Денис у ш'Уана, причем, машинально, не задумываясь, сделал это не на русском!
   ... ни фига себе лингатамия работает!...
   - Пчелиные соты, - лаконично пояснил тот.
   - Жилища местных послушников, - добавил Шэф, - типа спальный корпус.
   - А как они попадают наверх - скала-то почти отвесная? - удивился Денис и тут же получил ответ на этот вопрос. Из отверстия, расположенного никак не ниже шестого этажа, показались ноги, затем все туловище, человек на секунду завис на руках, а затем быстро, по паучьи, начал спускаться вниз, цепляясь, видимо, за мельчайшие неровности, не видимые глазу, а достигнув высоты трех метров просто спрыгнул вниз, приземлившись мягко и бесшумно, как кошка.
   В это время другой "желторубашечник" пулей взлетел по вертикальной стене и скрылся в своей норе на высоте четвертого этажа. Денис даже остановился, удивленно разглядывая необычное зрелище.
   - Пчелы, чего же ты хочешь, - рассудительно сказал Шэф, мягко подталкивая Дениса в сторону ш'Уана, остановившегося неподалеку от них.
   - Ваши соты, - он кивнул на две норы, неотличимых от множества других, и расположенных в полуметре от земли, рядом друг с другом. Улыбнувшись, ш'Уан продолжил: - Вы удостоены чести лицезреть Великого Магистра ш'Иртана! Он приглашает вас на ужин!
   - Надеюсь тебя он НЕ пригласил? - улыбнулся Шэф.
   - Не пригласил.
   - Серьезно? Он наконец раскусил какую змею пригрел на груди!?
   - И не надейся. Просто я уже должен быть в пути к ш'Урвану в Габад, а торчу тут с тобой.
   - Так срочно? - посерьезнел Шэф.
   - Да.
   - А поговорить?
   - Вернусь дней через пять... максимум семь, ты же не уедешь?
   - Уеду.
   - Вернешься, и посидим втроем. Ладно,
   ... вряд ли третий я... кто третий?..
   отдыхайте, у меня еще дела, - ш'Уан хлопнул Шэфа по плечу, улыбнулся Денису и растворился в окружающей желтизне.
   - Ну-у... насчет "отдыхайте" - это он пошутил. - "Обрадовал" Шэф. - Пошли мыться и стираться. Вернее наоборот.
   - Чего наоборот? - не понял Денис.
   - Сначала стирать, потом мыться.
   - А как мы потом найдем свои норы... кельи, тьфу ты... соты?
   - Элементарно Ватсон, посмотри внимательно на стену. - Денис присмотрелся - действительно, вокруг их "входных отверстий" были нарисованы зеленые круги, правда, не очень заметные на темной поверхности скалы.
   - А ночью они еще и светятся - это специальные, гостевые, соты. Ладно, кидай рюкзак в нору и пойдем.
   - А не сопрут?
   - Вот на этот счет можешь не беспокоиться. Содержимое может и проверят - вернее не "может", а обязательно проверят специально обученные люди, но деликатно и незаметно. Но чтоб чего пропало - ни-ни... Пошли, - и Шэф зашагал вдоль скальной стены. Денису ничего не оставалось делать, как последовать вслед за ним.
   Как выяснилось, их целью был маломощный водопад, шириной метров тридцать. Термин "низвергавшийся" к этому природному явлению подходил слабо, "капающий" тоже, короче - его "производительность" была где-то посередине между "низвергавшийся" и "капающий". Падал он с не очень большой высоты - метров пять-шесть, или чуть больше, в небольшое, глубиной не более полутора метров, скальное озерцо, вытянувшееся вдоль скалы. Гладкие стены и дно озера наводили на мысль о его искусственном, или полуискусственном (обтесывание, выравнивание, сглаживание и т.д.), происхождении, так что, без особой натяжки, Денис решил считать "это" - "ванной". Один из берегов озера, или одна из "боковых" стенок ванны, смотря чем считать эту баню под открытым небом, была пониже остальных, обеспечивая водосброс.
   В этом водном конструкте, невыясненного происхождения, весело болтая, мылись и стирали желтую униформу, несколько человек. В качестве геля для тела, шампуня для головы и кондиционера (в одном флаконе), а также моющего средства с активной формулой, аборигены использовали какую-то серую грязь, в изобилии присутствовавшую на берегу. Санитарные правила и нормы, действующие на территории обители, по всей видимости не нарушались - грязной воды около купальщиков не наблюдалось - судя по всему водообмен был достаточно интенсивный.
   Шэф не спеша разоблачился, взял кусок "мыла" и приготовился лезть в воду. Эти нехитрые действия вызвали у местных какое-то непонятное оживление: они прекратили свои банно-прачечные занятия и уставились на него с каким-то потаенным ожиданием, словно прозелиты на профана, слепо бредущего к жертвенному колодцу. Купальщики явно знали что-то неизвестное Шэфу.
   Примером важности таких знаний могут служить события, часто имевшие место во время оно на одном из участков шоссе Ялта - Симферополь, на спуске к Гурзуфу. Спуск этот, после дождя становился скользким, как каток. Никакой мистики в этом загадочном явлении не было - его причиной было использование морской гальки в качестве подложки под асфальт. Никакого злого умысла тоже не было - обычная наша вороватость, глупость и безнаказанность. Местные очень любили, сидя после дождя на обочине, наблюдать, как "понаехавшие" плавно съезжают в кювет. Так вот... тщательно скрываемое радостное ожидание на лицах купальщиков, застывших в "ванне", очень напоминало выражение лиц гурзуфских аборигенов.
   ...Шэф ловко, без брызг, спрыгнул в воду, ополоснул лицо и, сообщив Денису: - Эх, хороша водичка! - принялся за стирку. Лица автохтонов вытянулись - видимо они ожидали чего-то другого, но, как видно, были обмануты в своих заветных чаяньях. Зато Денис сполна оправдал их надежды и потаенные желания! По примеру руководителя он смело прыгнул в "ванну", но тут же выскочил из нее с поросячьим визгом обратно на берег - вода была ледяная! Наградой ему за этот акробатический этюд были только глумливые улыбки местных.
   - Ты что - бешенный? - невозмутимо поинтересовался Шэф, продолжая стирку.
   - По-ч-ч-чему? - изумился Денис, трясясь и клацая зубами.
   - Тогда откуда водобоязнь?
   Занятый тряской и постукиванием, Денис не нашелся, чем ответить мудрому руководителю на этот не самый сложный вопрос.
   Между тем, местные, закончив санитарную обработку, выбрались на берег, еще раз одарили Дениса презрительными улыбками и, не торопясь, двинулись восвояси. Самый противный из них, на вид лет шестнадцати, обернулся и крикнул что-то, чего Денис не разобрал, но явно обидное.
   - Да-а, - задумчиво протянул Шэф, выбираясь на берег, - тяжело тебе будет найти общий язык с этими подонка... тьфу ты, я хотел сказать подростками.
   - А на хрена мне с ними общий язык!? - От изумления у Дениса даже прошел озноб.
   - Здр-а-а-а-сьте! Как это "на хрена"? Тебе с ними заниматься боевыми практиками, в спаррингах работать... а спарринги здесь жесткие... желательно, чтобы не покалечили... сразу... а ты говоришь "на хрена"...
   Образ мускулистого Конана-варвара, сформировавшийся в голове Дениса перед дверью на Маргеланд, когда он представлял кем станет в ближайшем будущем, начал тускнеть, пока совсем не исчез - "школа диверсантов", вблизи, оказалась совсем не такой сладкой, как представлялась издалека - и вода была очень холодной, и по стенам лазали непонятно как, и контингент был какой-то неприятный, мягко говоря...
   "Блииииин! Я даже помыться не могу, как ЭТИ, а что же дальше будет... они же мне такую дедовщину устроят - мама не горюй! Убьют суки! Что делать?.. Что делать?!.. Что делать!!?"
   "Вымыться для начала!" - спокойно посоветовал внутренний голос.
   "А как!? - вода-то ледяная!"
   "Но Шэф как-то может, а тела у вас после Реаниматора, практически одинаковые, значит и ты сможешь!"
   "А ведь действительно - у нас с Шэфом, после чистки генотипа, физиологически совершенные тела. Это так? - Так! Почему он спокойно переносит эту воду, а я нет?.. Он может... - значит и я смогу. Надо просто понять в чем секрет. А он есть - нормальный человек в такой воде находится не может. А они сидят... и Шэф сидит. Надо разобраться. Это первое... Второе - он со мной уже столько возится, что ему будет невыгодно, если меня здесь ухайдакают - потеряет инвестиции! - Денис даже ухмыльнулся, но... про себя. - Значит какой вывод? - На погибель не отдаст!"
   "Жить будешь... а петь и нюхать никогда!" - встряла внутренняя ехидна.
   "Заткнись!"
   - Ну, чего сидим, кого ждем? - Прервал его раздумья начальник экспедиции.
   - В смысле?
   - Ты мыться-стираться собираешься, или нет. Сколько тебя ждать прикажешь?
   - Шэф, а тут потеплее водички нигде нет? - с искательной улыбкой поинтересовался Денис. Отвращение испытываемое им к самому себе было чрезвычайным, но... вода была непереносимой.
   - Нет. - Отрезал Шэф. - И вообще, имей в виду: курсанты к пришлым, не из ордена, относятся как боксеры к шахматистам... не, - он ухмыльнулся, - это я неправильно сказал. Как десантура к пидарасам!
   - То есть?
   - То есть, за людей не считают. А тут ты еще... со своим бабьим визгом.
   - Но я не... - начал было оправдываться Денис, но был прерван Шэфом:
   - Короче так: параграф семь, часть вторая, статья одиннадцать устава Ордена Пчелы: любой человек на территории Ордена, вне зависимости, входит ли он в иерархию Ордена, или является гостем, обязан быть чистым и должен быть облачен в чистую одежду. Все. Вопросы есть?
   - Нет. - Потухшим голосом отозвался Денис.
   - Тогда вперед.
   - Но... я не могу...
   - А в чем дело? - сделал удивленные глаза Шэф.
   ... вот сволочь, еще издевается...
   - Холодно! - С ненавистью прошипел Денис.
   - А чего обогрев не включишь?
   - Чего?!
   - Да-а... темный ты чел, непрошаренный... - с грустью констатировал Шэф, - как ты вообще дожил до столь почтенного возраста? - задал он риторический вопрос, видимо самому себе и, не найдя никакого разумного ответа, горестно покачал головой, - тяжело тебе будет...
   Денис стиснул зубы от холода и злости и молча ожидал продолжения. Наконец Шэфу надоело резвиться и он перешел к практическим директивам:
   - Сядь в позу лотоса... - он вопросительно взглянул на Дениса, - надеюсь знаешь что это такое? - и дождавшись кивка продолжил, - руки на бедра, ладоням вверх.
   Когда Денис принял необходимую позу, Шэф продолжил:
   - В центре живота, на пол-ладони ниже пупка находится то, что в разных практиках называют по разному: "золотая Печка", "Центр Средоточия Силы"... короче, по всякому называют - для нас это неважно, назовем это место просто "Точка". Так вот... представь, что энергия... пускай будет солнца, например... через открытые ладони, через руки, а дальше, вдоль позвоночника, попадает в Точку и там концентрируется.
   - Так просто?
   - Да. Ничего сложного. Закрой глаза и медитируй.
   Сначала Денис не чувствовал ничего, потом исчез нутряной холод, потом озноб, потом он согрелся, и наконец Денис впал в состояние какого-то транса: перед закрытыми глазами пролетали какие-то видения, приходили гениальные мысли, не оставлявшие следа в памяти, тихо, на грани восприятия, звучала красивая музыка, но все это благолепие прервал голос главкома:
   - Ты никак спать собрался?
   - Нет, нет, я не сплю, - автоматически отреагировал Денис, с закрытыми глазами.
   - Иди мойся.
   - Да-да-да... - не просыпаясь вступил в диалог с любимым руководителем Денис.
   Подобным способом маленький Дениска умудрялся выторговать у мамы от десяти до пятнадцати минут сна, пока она наконец не переходила к решительным действиям и нежно, но непреклонно не извлекала его из кровати. В случае же с Шэфом непреклонность, в виде пинка, присутствовала, а вот нежность - нет.
   "Ох-ох-ох... ох-ох-ох, что ж я маленьким не сдох!?" - была первая мысль посетившая Дениса, после возврата точки сборки в исходное состояние. Он с внутренним содроганием, заранее покрывшись гусиной кожей в ожидании неизбежного ледяного ожога, попрощался с жизнью и... выполнил садистский приказ непреклонного руководителя.
   За краткий миг полета, когда он оторвался от земли, но еще не коснулся воды, душа его, в ожидании неминуемой пытки, сжалась в точку и попыталась скрыться в глубинах тела. Она наивно полагала, что оттуда ее будет труднее выковырять, но Денис, к собственному глубочайшему сожалению, твердо знал, что это не так - в холодной воде люди долго не живут, однако: "Dum spiro, spero!" - успел подумать он, входя в воду.
   "Пока живу, надеюсь..." - тут же промелькнуло в голове. Денис даже успел удивиться - получалось, что "переводчик", выгравированный на черепе, переводил на русский не только то, что говорили другие, но даже то, что Денис думал про себя не на ридной мове!
   "Однако, круто!" - успел отметить он, прежде чем скрылся под водой.
   За последнее время Денис пережил много разнообразных эмоций, правда с различными знаками, но... шок испытанный им после того, как он с головой скрылся в "ванне" смело мог претендовать на место в призовой тройке - вода была бодрящей комнатной температуры!
   - Они что, пустили горячую воду, после профилактики?! - радостно завопил Денис выныривая.
   - Нет, ты пустил внутренний обогрев.
   - Зашибись!
   Вымывшись и выстирав одежду, Денис с наслаждением растянулся на горячих камнях. Жизнь начинала налаживаться! Погревшись минут десять он почувствовал, что начинает превращаться в шашлычок и чтобы это не оказалось правдой, снова сиганул в "ванну" - скальное озеро встретило его кристальной прохладой.
   - Шэф, а ее можно пить?
   - Попробуй, - разрешил руководитель, а когда Денис напился, добавил, - может и не отравишься... - увидев, что лицо Дениса начинает вытягиваться и бледнеть, он привычно ухмыльнулся, - шучу я, шучу - ты же видишь, что никто из этих козлов не купается - значит вода чистая...
   - На территории Северной обители Ордена Пчелы все гости, - слово "гости" было не сказано, а выплюнуто, - обязаны говорить на официальном языке Ордена - Ипрани! Нарушителю грозит наказание в виде... - что грозит нарушителю, незаметно подкравшийся к компаньонам абориген в неизменной желтой униформе, подпоясанный зеленым поясом, разъяснить не успел, потому что был прерван неполиткорректным Шэфом:
   - Пошел в задницу, законник хренов. - Шэф сделал паузу, ожидая пока добровольный блюститель порядка осознает всю глубину оскорбления нанесенного Ордену Пчелы в его лице, и с глумливой улыбкой добавил, - пока в морду не получил - скунс вонючий.
   Весь этот диалог, на ранее неизвестном Денису, но хорошо понятном языке, он прослушал изумленно хлопая глазами, стоя по грудь в воде.
   Решив видимо, что дерзкий "гость" никакого снисхождения не заслуживает, обладатель зеленого пояса решил проучить зарвавшегося мерзавца, продолжавшего валяться на теплых камнях, как ни в чем ни бывало. Он подскочил к Шэфу и с резким криком, напомнившим Денису китайские боевики с Брюсом Ли и Джеки Чаном, нанес удар ногой по мирно лежащему главкому.
   У Дениса внутри все сжалось: он плохо переносил насилие - не только над собой, но даже над незнакомыми людьми, что уж говорить про любимого руководителя, хоть и бывавшего иногда большой сукой... но все же своего.
   Конечно, Денис знал что Шэф не является мальчиком для битья - события в Аз-Карсале были прочно вбиты в его память, но сейчас Шэф продемонстрировал новые, доселе не проявлявшиеся грани своего таланта. Сначала, каким-то плавным движением перехватив ударную ногу, он затем, резким ударом по опорной ноге сбил атаковавшего его аборигена на землю. Видимо тот изрядно приложился копчиком при падении, потому что лицо его исказила болезненная гримаса.
   - Ноги бы поломать твоему наставнику - кто ж так бьет? - весело поинтересовался Шэф, неторопливо вставая. - Смотри, как надо! - С этими словами он нанес ему резкий боковой удар ногой в корпус, который снес незадачливого блюстителя законности в воду.
   - Посиди пока в воде, чтобы ненароком не зацепил, - Шэф широко улыбнулся Денису, изумленно наблюдавшему за происходящим, - сейчас повеселимся!
   Реализовать желание "повеселиться", Шэфу помогли восемь обладателей красных поясов, три оранжевых, два желтых и два зеленых. Заприметив ситуацию "наших бьют!", они стремглав примчались на помощь, но несмотря на колоссальный численный перевес, специальную подготовку, заметную невооруженным взглядом, и родные стены, через непродолжительное время повторили печальную судьбу первой жертвы веселящегося Шэфа - оказались в воде.
   Меньше всего происходящее напоминало спорт, с его запретами ударов в пах, по затылку, тыканьем пальцем в глаз и горло и прочими писанными и неписанными правилами; это был бой, бой без правил - не на жизнь, а на смерть. Денису каждую секунду казалось, что Шэфа вот-вот убьют, или в лучшем случае покалечат, но как-то так получалось, что ни один удар его противников цели не достиг, в то время как Шэф будто смерч на кукурузном поле все прореживал и прореживал ряды нападавших. Боевой дух "желторубашечников" был очень высок - пока они были в состоянии самостоятельно выбраться из воды, они это и делали и, с упорством достойным лучшего применения, снова и снова шли в атаку, заканчивавшуюся для них стереотипным образом - принудительным купанием. Правда, с каждым мгновением боеспособных оставалось все меньше и меньше.
   Побоище остановил неизвестно откуда взявшийся ш'Уан:
   - Ш'Эф, я конечно понимаю, что ты соскучился по... - он произнес какое-то слово, - а в голове Дениса с некоторым запозданием прозвучало: - "родным пенатам", но все же Мастер войны мог бы быть и посдержаннее в своих чувствах...
   - Да куда сдержаннее?! - с легкой обидой вопросил Шэф, - Куда!? - никого не убил, никого не покалечил - только выкупал! - он окинул "помытое" воинство, сбившееся в неряшливую кучу, добрым, можно сказать - отеческим взглядом... - на самом деле я проводил с ними тематическое занятие.
   - И что за тема? - ухмыльнулся ш'Уан.
   - Тема называется: "Надо меньше выебы..." - Шэф прервал озвучивание темы занятия и задумался, - нет, не так, тема называется: "Очевидное - невероятное!"... о как!
   - Поясни.
   - Ну, как же - очевидно, что любой курсант, особенно с цветным поясом, неизмеримо выше любого штатского, и так же очевидно, что при случаи этому шпаку надо накостылять по шее, чтобы знал свое место...
   - Ага... ага... начинаю понимать, - подхватил ш'Уан, а невероятное - что можно получить самому.
   - Я тебя начинаю бояться - ты проницателен, как гварт!
   ... дракон-оборотень, читает мысли, очень коварен и опасен...
   - А то! - ш'Уан сделал строгое лицо, но не удержался и захихикал.
   - ...мастер войны... мастер войны... мастер войны... - опасливый шепоток, как шорох гальки от набегающего прибоя слышалось из кучи послушников, отправленных Шэфом в бассейн.
   - А кто у них наставник? - поинтересовался Шэф.
   - Ш'Краб.
   - Хорошее имечко, - привычно ухмыльнулся Шэф, - как тебе? - поинтересовался он у Дениса, поспешившего выбраться на берег. Денис решил, что от побитых курсантов надо держаться подальше - он же не какой-то там "мастер войны", а скорее наоборот... и связываться с ними у него никакого желания не было, а те уже стали украдкой бросать на него косые взгляды. В ответ на вопрос руководителя он только неопределенно пожал плечами - имя ему, естественно, не понравилось - он не был любителем послереволюционного аббревиатурного творчества, но это же не повод обижать незнакомого человека - может он белый и пушистый. В то, что он добрый, почему-то, верилось с трудом...
   - Ш'Краб... ш'Краб... - пробормотал Шэф, - из новых что ли? Я такого не припоминаю...
   - Ну-у... как из новых... это тебя давно не было...
   - Ладно, все это лирика, а есть хочется не по-детски. Давай Дэн, собирайся и пошли. Посмотрим может чего от этих оглоедов осталось... хотя в мое время после обеда не оставалось ничего.
   - Чего-нибудь найдете, - успокоил его ш'Уан, - в крайнем случае ужин скоро.
   - Ага... скоро... у меня кишки не только прилипнут к позвоночнику, а обернутся вокруг него три раза, пока дождешься.
  -- Глава
   Большая лепешка, по вкусу напоминающая лаваш; жаренное мясо с овощами; травяной чай - все вполне съедобное, даже вкусное, в достаточном количестве. А ведь поначалу Денис решил, что до ужина придется попоститься...
   Огромная пещера, в которой находилась "столовая" Ордена, встретила их гулкой пустотой, которая бывает ночью на провинциальных вокзалах, слишком больших для своих городов. Для Дениса "пещера" всегда была синонимом слова "тьма", но в данном конкретном случае света было вполне достаточно. Отсутствующие светильники заменяло теплое, янтарное свечение от стен и потолка. Денис даже восхищенно покачал головой и поцокал языком - зрелище впечатляло! Что касается источника освещения, то, "Штирлиц пораскинул мозгами" и решил, что он мог иметь магическое происхождение, или же быть неизвестным на Земле минералом, но скорее всего плесенью. Шэф гипотезу с плесенью одобрил, но внес небольшое, но существенное уточнение: магически обработанной.
   Пустынный пейзаж оживляли только несколько "желторубашечников", с поясами, невиданного доселе, белого цвета, занятых уборкой со столов. Ничего ни у кого не спрашивая, Шэф уверенно двинулся к дальнему углу пещеры, где виднелся вход в следующее помещение.
   - Куды прешь? - недружелюбно буркнул "дежурный по кухне", на свою беду оказавшийся ближе всех к траектории движения компаньонов.
   Любимый руководитель, не говоря худого слова, немного отклонился в сторону от маршрута и, приветливо улыбнувшись, отвесил дежурному такую затрещину, что тот кубарем влетел под стол, который убирал. После этого, не убирая улыбки, Шэф оглядел застывшее, как на фотографии, кухонное воинство.
   - Вопросы, пожелания? - главком был сама доброжелательность, прямо сочился ею, но, что характерно, больше никаких вопросов и пожеланий, у обладателей белых поясов, не возникло, и до кухни Шэф с Денисом добрались сопровождаемые угрюмым молчанием персонала.
   Сама же кухня находилась в следующей пещере, меньшего размера, причем пещера эта делилась примерно пополам деревянной стенкой с многочисленными раздаточными окошками. Сбоку, около скальной стены, имелась внушительного размера дверь, напоминавшая статью крепостные ворота. Дверь и все окошки, за исключением одного, оказались запертыми. Мудрый руководитель подошел к открытому и зычно прокричал:
   - Дайте поесть, пожалуйста!
   Некоторое время ничего не происходило, а затем в окошке показалось недовольное усатое лицо:
   - Ужина жди! - буркнуло недовольное лицо и окошко с треском захлопнулось.
   - Да-а... - задумчиво пробормотал Шэф, как бы про себя, - забыли меня... все забыли... - в его голосе ощущался нерв и надрыв, чувствовалась искренняя горечь состарившейся, ушедшей в тираж, некогда знаменитой, а теперь прочно забытой примадонны, - некоторые вообще не знают... - он тяжело вздохнул, махнул рукой, хотел еще что-то прибавить, но видимо ему надоело ломать комедию и он широко улыбнулся, - но, ничего - напомним! - С этими словами он принялся барабанить в закрытое окошко.
   - В морду хочешь? - поинтересовалось недовольное лицо, вновь появляясь в проеме.
   Шэф, на сей раз, ни в какие дискуссии вступать не стал - он молниеносно прихватил недовольное лицо за куртку и резким рывком вытащил наружу, слегка ободрав при протаскивании через довольно таки узкое раздаточное окно. Как понял Денис, бить "кухонного мужика", украшенного пресловутым белым поясом, для Шэф было не комильфо - он принялся крутить ему ухо. На истошные вопли, через "крепостные ворота" вывалилась целая толпа все тех же белых поясов. Причем, если у озера, в основном были совсем молодые ребята, максимум лет двадцати, то среди поваров присутствовали и вполне взрослые дяди.
   Денис ни черта не смыслил в боевых искусствах, но все же и ему, через несколько мгновений стало понятно, что если на берегу Шэфу противостояла, скажем так - команда из Лиги Чемпионов, то сейчас против него оказался, в лучшем случае, клуб второго, если не третьего дивизиона, причем однозначно не английского. А может и вовсе - любители.
   Верховный главнокомандующий пинками и оплеухами, выполнявшимися с умопомрачительной скоростью, быстро довел до сведения повелителей кастрюль и половников, кто в доме хозяин, и на плечах отступающего противника ворвался на кухню. Вопли и грохот там продолжались еще с полминуты, а затем, внезапно, как по мановению волшебной палочки, все стихло, монументальная дверь открылась и на ее пороге показался довольный Шэф.
   - Пошли, - он кивнул Денису и двинулся в сторону столовой.
   Не успели компаньоны усесться за один из убранных столов, как два расторопных поваренка, украшенных, один - фингалом, полностью закрывавшим левый глаз, а второй пылающими красным жаром ушами, притащили подносы с уже упоминавшимся мясом и лепешками. Стоило компаньонам насытиться и отвалиться от стола, как им были доставлены большие кружки ароматного, горячего чая. Наступило прекрасное время послеобеденной беседы - неторопливой и благодушной. Что может быть лучше, чем почесать язык с приятным собеседником после того, как твои желудочные потребности удовлетворены, а все прочие еще не подоспели.
   - Шэф, а на черта тебе работать ходоком? С твоими способностями менеджера по работе с персоналом, ты бы и на Земле греб деньги лопатой, - улыбнулся Денис.
   - На Земле вряд ли, а где-нибудь в другом месте... почему бы и нет...
   - Почему не на Земле?
   - Слишком много условностей: бить персонал нельзя, убивать ни-ни... видеокамеры везде... - нафиг! На Земле пусть сами управляют.
   - Кстати о Земле, или мне кажется, или этот твой Орден сильно смахивает на Шаолинь? - Шэф неопределенно пожал плечами:
   - Все такие места смахивают на Шаолинь, или он на них... - Он сделал глоток и продолжил. - Но, вообще-то, Орден Пчелы специфичен. На Маргеланде очень сильное метамагическое поле, значит... - Шэф взглянул на Дениса, - значит что?
   - Значит много магов. Как на Тетрархе.
   - Логично. Но! Есть одно, но очень заметное отличие. Я бы сказал - кардинальное! Тут у них есть пара десятков крупных государств, но, в основном, множество мелких. И политическая власть далеко не везде в руках магов. Что из этого следует? - Шэф попытался вовлечь Дениса в мыслительный процесс, но у того после плотного обеда это получалось плохо. Денис пожал плечами:
   - Ну-у... фиг знает...
   - Логично, - повторно согласился любимый руководитель, - он-то наверняка знает, но я хочу выслушать хотя бы одну твою версию.
   Выхода у Дениса не было - надо было начинать думать.
   - То есть, во главе каких-то муниципальных образований стоят маги, а в других обычные люди? - принялся он уточнять граничные условия.
   Шэф ухмыльнулся:
   - Отличное выражение: "муниципальное образование", но есть лучшее... по крайней мере, для России: "муниципальное новообразование", но я отвлекся - да.
   - Что да?
   - Ты уже забыл свой вопрос?
   - Шучу я - шучу... я все помню... и у нашей организации длинные руки! - Думать Денису было неохота и он надеялся, что Шэф отстанет и сам все расскажет, но не тут-то было.
   - Значит какой вывод?
   Делать было нечего - пришлось включать голову. Кровь, отхлынувшая к желудку, медленно и неохотно пошла вверх.
   - А в государствах управляемых людьми живут маги?
   - Живут.
   - Подчиняются правителям?
   - Да.
   - Интересно... что, или кто их заставляет, если они маги?..
   Шэф вяло поаплодировал:
   - Браво! Но, голодный ты все-таки лучше соображаешь - буду иметь в виду...
   Денис в ответ только укоризненно посмотрел на любимого руководителя и продолжил свои логические построения:
   - Можно предположить, что магов держат в рамках приличий другие маги, но тут мы возвращаемся к библейскому вопросу: "Кто усторожит сторожей?"... - услыхав такое, Шэф удивленно округлил глаза:
   - Я смотрю ты знатный библеист... или теософ... всегда путался ху их ху... - осклабился мудрый руководитель.
   - Заслуженный! - огрызнулся Денис и продолжил: - следовательно - есть специально обученные люди, которые не дают магам баловать, и этих людей готовит Шаоли... тьфу ты - Орден Пчелы! - Денис бросил на Шэфа победный взгляд, типа - ну что, съел!
   - Логично! - радостно согласился главком. - Все так и есть - все пять обителей готовят уртаху.
   - Шэф, не надо меня пугать - я уже и так боюсь! Какие еще, нах, "уртаху"? - В ответ руководитель концессии пожал плечами с видом: "странно что ты спрашиваешь - это известно любому придур... в смысле - младенцу":
   - Все у кого есть цветной пояс - это и есть уртаху... различного ранга. У тебя будет возможность узнать их поближе!
   - Звучит двусмысленно... - задумчиво прокомментировал Денис с вопросительной интонацией, но Шэф отвлекаться не стал, и продолжил:
   - Уртаху - это люди устойчивые к магическим воздействиям.
   - То есть все эти ребятишки с цветными кушаками устоят против Ларза?! - изумился Денис.
   Шэф призадумался.
   - Ладно. Рассказываю медленно и печально, от печки - чтобы попонятнее... Каждый год, в день летнего солнцестояния, - с интонациями былинного сказителя Бояна начал он, - на рассвете, перед главными воротами всех пяти обителей Ордена Пчелы...
   - А что за обители?
   - Еще раз перебьешь - не буду рассказывать.
   - Извини. - Денис изобразил искреннее раскаянье, правда не очень правдоподобно.
   - Северная. Южная. Восточная. Западная и Центральная, - смилостивился Шэф. - На чем я остановился? - Он досадливо нахмурился, но Дэн быстро вставил:
   - Каждый год, в день летнего солнцестояния, на рассвете, перед главными воротами всех пяти обителей Ордена Пчелы...
   - ...собирается огромная толпа, - продолжил Шэф, - состоящая из родителей и сопливых семилетних мальчишек. Они собираются со всего Маргеланда. Для людей не обремененных деньгами и титулами, не говоря уже о крепостных и рабах, это единственный путь наверх... - он усмехнулся, но на удивление не как обычно: желчно-ядовито, а как-то грустно, - путь из грязи в князи... - меланхолично закончил он и замолчал, сделав вид, что с головой погрузился в бурный поток детских воспоминаний... а может и на самом деле погрузился... - по выражению лица главкома не очень-то определишь - у Дениса была возможность не раз убедиться, что Шэф был знатный лицедей. Выдержав мхатовскую паузу, любимый руководитель соизволил обратить внимание на выразительную мимику Дениса, напоминавшую попытки пациента, сидящего с бормашиной во рту, привлечь внимание стоматолога. - Говори, - буркнул он.
   - Шэф, погоди, ты сказал "от печки", так давай от печки - для начала скажи пожалуйста, у них тут что на Маргеланде: рабовладельческий строй, феодализм, коммунизм... шучу, или еще какая хрень?
   Мудрый руководитель призадумался, но не надолго и показав себя блестящим полемистом и тонким знатоком главной книги всех времен и народов: "Краткий курс истории ВКП(б)" под редакцией товарища Сталина, незаслуженно забытой современной золотой молодежью, задал встречный вопрос:
   - А на Земле какой общественно-политический строй? - Денис хотел было пошутить, что мол рабовладельческий, но припомнил строительный бизнес, подмосковные генеральские дачи, Сомали, турецкие бордели, сауны на рублевке, общежития гастарбайтеров и прочие инфернальные места, и охота шутить у него пропала.
   - На Земле, Шэф, имеют место самые разные общественно-экономические формации, - щегольнул он останками знаний почерпнутых на лекциях по обществознанию: Африка и Москва, до третьего кольца - рабовладельческий строй; Швеция - социализм; Европа и Штаты - капитализм; Белоруссия и Северная Корея - диктатуры; Китай - империя; Россия - хрен знает что...
   - Чувствуется поверхностно-волюнтаристский подход к проблеме, мягко говоря - бред, - Денис надулся, - но... в целом правильно. Правильно в том, что на Земле разнообразие. Тоже самое на Маргеланде: в крупных странах рабовладельчества нет... официально, в основном монархии разной степени абсолютизма, а в мелких все что угодно: от пиратских республик до абсолютных монархий. Одной даже управляет Великий Император Вселенной - о как!
   Услышав, что в главном он прав, Денис закончил дуться и продолжил допрос мудрого руководителя:
   - Значит приходят только свободные люди со своими сыновьями?
   - Блин! Ты слушал, что я говорю, или спал с открытыми глазами!? Или слушал и не понимал? - Разозленный Шэф выглядел, мягко говоря, страшновато и Денис весь сжался, причем как внутри, так и снаружи. Однако глубоко вздохнув, а затем медленно, со звуком, выпустив воздух сквозь сжатые зубы, терпеливый руководитель стоически взял себя в руки и, гневно сверкнув напоследок очами, продолжил.
   - Согласно Восьмому Ордонансу Ордена Пчелы, представленному Ассамблее Восхода, Заката, Полудня и Полуночи восемнадцатым Гроссмейстером Ордена Пчелы ш'Кварценом, и утвержденного Ассамблеей Восхода, Заката, Полудня и Полуночи в качестве безусловного императива, скрепленного Большими Государственными Печатями всех государств - членов Ассамблеи, а также Главной Печатью Ордена Пчелы, все дети мужского пола, достигшие к Испытаниям возраста семи лет, без различия расы, вероисповедования, имущественного и гражданского состояния родителей имеют право беспрепятственного доступа к Испытаниям, в сопровождении как обоих своих родителей, так и любого из них, а равно самостоятельно!
   Денис в изумлении уставился на Шэфа и, желая загладить прошлый ляп, восторженно, но стараясь не переигрывать, произнес:
   - Ты эту хрень отбарабанил как Патриарх Отче Наше! - Главный руководитель усмехнулся:
   - Заставляли учить... в свое время... у кого не получалось через голову - доходило через задницу... По его задумчивому виду было непонятно, каким образом он выучил эту богатую фразу, но уточнять Денис не стал, а спросил:
   - Шэф, а хозяева этих рабов и крепостных, они не мешают? По идее, могли бы и не пускать?
   - Негласно, конечно препятствуют, но на рожон не лезут.
   - Почему?
   - Ну-у... во-первых - уртаху нужны всем - чтобы маги не хулиганили. Но это так - абстрактная польза, типа зеленых насаждений - все понимают, но когда мешает парковке, срубят к чертовой матери. А во-вторых, и это поважнее будет, как-то раз один самостийный князек запретил именным указом пускать своих поданных на кастинг. На мягкий укор Ордена положил с прибором... - Шэф замолчал, будто припоминая что-то, Денис не выдержал:
   - И?!
   - Что "И?!" - замок взяли штурмом, с князя содрали кожу и кинули в яму с солью... - Денис, обладавший отличным воображением, нервно поежился:
   - Высокие... высокие отношения!
   - А то! - ухмыльнулся Шэф, - нехрен было выеживаться!
   - А наоборот - рабы и крепостные не бегут под шумок?
   - Да не очень-то побегаешь, с магическим клеймом. Не вернешься к хозяину - жечь начинает... типа наших червячков из Аз-Карсала, только попроще. Ладно - я продолжаю. Вся эта толпа мальчишек, тоскливо оглядываясь, заходит в главные ворота Ордена, а родители разбредаются по постоялым дворам, трактирам, кабакам и тому подобным заведениям. Потом, каждое утро, они приходят на площадь и ждут.
   - Чего ждут? - не понял Денис.
   - Ждут своих... но надеются, что не появится их сын, с грустно опущенной головой. Видишь ли - Орден не резиновый, а мальчишек каждый год приводят туеву хучу...
   - Ну, так отбор бы какой устроили, вступительные экзамены, типа...
   - Дык, елы-палы, кормилец, как же без тебя не догадались-то?.. - Шэф ухмыльнулся обычной ехидной ухмылкой, - их и устраивают, но силами самих, так сказать, абитуриентов - их помещают в казарму и для них начинается жизнь, по сравнению с которой жизнь московских новобранцев из семей музейных работников, в роте с процветающей дагестанской дедовщиной, показалась бы отдыхом в испанском отеле пять звезд олл инклюзив.
   - Их что, бьют эти, красножопые... тьфу ты - краснопоясные? - испугался Денис за малышей.
   - Да ни боже ж мой, - успокоил его Шэф. - Методика гениальная по простоте и эффективности: ребятишек помещают в казарму, где спальных мест заведомо меньше, чем людей, а еду дают в маленьком котле, явно недостаточном на такую ораву, количество ложек и мисок тоже ограничено и тоже меньше, чем людей. Причем детей предупреждают, что в течении десяти дней они могут вернуться к родителям. Родители это тоже знают и ждут... и надеются, что их дитятко не покажется в воротах...
   - И в конце десятидневки остается ровно то количество мальчишек, сколько коек в казарме, - произнес догадливый Денис.
   - Йес, сэр - обычно даже раньше, остается ровно сто пятьдесят мальчишек - сто пятьдесят маленьких волчат, сдавших свой самый первый в жизни экзамен... я бы сказал - самый важный экзамен - экзамен на твердость характера. В Ордене эти первые десять дней называют: "Тест на яйца". Остаются только те, чей дух не был сломлен. И далеко не всегда это самые физически сильные мальчишки, хотя большинство именно такие.
   - Понятно... - стереотипно отреагировал Денис, а потом внезапно добавил. - Лучше иметь твердый шанкр, чем мягкий характер!
   - Молодец - службу понимаешь! - одобрил Шэф.
   - Но ведь отсеиваются самые умные и утонченные, - задумчиво продолжил Денис, - они-то наверняка всю эту дедовщину не выдерживают.
   - А Орден Пчелы это знаешь ли не Университеты дружбы народов имени Патриса Лумумбы, - зло усмехнулся главком, - интеллектуалов здесь готовят в других местах... наверное... я точно не знаю.
   - Понятно. И чё дальше с маленькими головорезами... пардон - с волчатами?
   - Дальше им дают белые пояса и желтую одежду и обучают разным занятным штукам, а через восемь лет, примерно половина из них, сдает экзамен на красный пояс.
   - А другая половина?
   - А ее нет, другой половины - или сами уходят - не выдерживают, или гибнут... но гибнут, в основном, на Испытании, а это дело добровольное... А так, в быту, если можно так выразиться, несчастные случаи со смертельным исходом довольно редки... хотя время от времени случаются... не без этого... ребята-то резкие... как сейчас любят выражаться - конкретные... да чего там рассказывать - сам все увидишь. - Последнее высказывание Шэфа Дениса насторожило.
   - В каком смысле?
   - В прямом блин, в каком еще - когда будешь с ними в спаррингах работать.
   - А это обязательно? Может мне приемчики какие изучить, и хватит...
   - Ага... ага - и лучше по книге? - ласково улыбнулся мудрый руководитель.
   - А можно? - загорелся Денис.
   - В принципе можно... - Шэф улыбнулся, - знавал я одного мальца, он каратэ изучал по книге, как сейчас помню называлась она... нет не помню... толстая такая, коричневая... с картинками...
   - И?
   - И... как-то гопы его тормознули на предмет закурить, или еще чего, я подробностей не знаю, а он стал на них ногами махать и кричать: "Киии-ий-яяяяя!"... - Шэф сделал длинную, хорошо рассчитанную, паузу, в конце которой Денис не выдержал:
   - Ну!?
   - Что "ну"? - печальным тоном продолжил дорогой руководитель, - так они его этой же книжкой и побили по голове - сотрясение получил... Так что в принципе можно - но, не в этот раз.
   Денис тоскливо вздохнул, перед ним все отчетливее стали вырисовываться колоссальные размеры задницы, в которую он попал. Шеф же, увидев его вытянувшееся и слегка взбледнувшее лицо, отчего-то развеселился пуще прежнего и бодро продолжил:
   - Значитца, так, Шарапов, как я тебе уже сказал, до экзамена на красный пояс доходят, минимум, человек, скажем так - сто; максимум - сто пятьдесят, если никто добровольно не ушел и не было несчастных случаев. Впереди Испытание.
   - Что за испытание?
   - Подробности в газетах, - отмахнулся Шэф, не давая себя сбить, и продолжил, - вот здесь начинается главный отсев, если можно так выразиться, на групповой стадии - кто-то не идет на испытание и уходит с белым поясом, кто-то идет и гибнет, а кто-то идет и проходит - таких обычно около семидесяти человек, иногда чуть меньше, иногда чуть больше, но в среднем - семьдесят. Будем считать, что из ста пятидесяти поступивших "белых поясов", через восемь лет получилось семьдесят "красных".
   - Пардон! - Денис хотя и был в растрепанных чувствах, но считать не разучился, - ты хочешь сказать, что этим бугаям, - он кивнул в сторону "белопоясников", продолжавших что-то делать в столовой и тем, на кухне, по пятнадцать лет?
   - Да нет, конечно. Просто, когда, курсант не выдерживает и уходит сам, или не выходит на Испытание, а в хозслужбе, на его счастье, есть вакансии - он может остаться в Ордене.
   - Это большое счастье? - теперь уже усмехнулся Денис.
   - Это очень большое счастье, - серьезно ответил Шэф, - любой человек страшится перемен, а особенно кардинальных перемен. Поменять работу, жену, любовницу, что там еще... страну, город - и то стресс, но все это пустяки. У человека есть два неотъемлемых, я бы сказал: встроенных в его суть, страха - это страх рождения и страх смерти. Каждый человек страшится покидать матку, в которой было так уютно и безопасно, он не знает чем кончатся родовые муки, что ждет его впереди, он боится, что впереди черная пустота небытия и точно так же человек боится смерти, боится потерять физическое тело, страшась того же небытия. - Шэф в упор взглянул на притихшего Дениса и продолжил. - Орден для этих мальчишек - матка, и они боятся его покидать. Так что, когда есть возможность в нем остаться - для них это счастье.
   - Понятно... а что с теми, для кого не нашлось места?
   - Для них тоже все неплохо. Хотя они остались с белым поясом, но они умеют читать, писать, считать - то есть без куска хлеба не останутся, а это по здешним меркам - не так уж мало. А самое главное - они Пчелы. На Маргеланде, видишь ли, по-настоящему свободных людей, кроме аристократов и Пчел, нет. Кстати, это очень многим, из аристократии, сильно не нравится - но Ордену на это плевать, пока...
   - А почему кроме аристократов и Пчел нет по-настоящему свободных?
   - Всем аристократам, при рождении, ставят неснимаемую магическую блокировку клеймения - из аристократа невозможно сделать раба... убить можно, а раба сделать - нет.
   - Круто! А Пчелам тоже ставят блокировку?
   - Нет.
   - Так а как?..
   - С Пчелами никто не связывается... один раз, давно, Император Балик III решил, что законы Ордена ему не писаны...
   - Погоди, - перебил Шэфа Денис, - дай угадаю: кожа, яма, соль?
   - Абсолютно точно - с тех пор никто не рискует.
   - Ну хорошо, официально Пчел никто взять в рабство не может, а всякие разбойники, пираты?..
   - Не связываются - у Ордена длинные руки. Рано или поздно - достанут, не его, так детей, внуков, братьев, род в конце концов... Свои же и сдадут. Неотомщенных Пчел не бывает, и все это знают. С Орденом пока никто не связывается...
   - Почему "пока"? - Денис обратил внимание на оговорку мудрого руководителя, уже дважды повторенную - тенденция однако...
   - Потому что ничего вечного нет.
   - Тогда еще вопрос... а если одна Пчела убьет другую - тогда что? Или так не бывает?
   - Сплошь и рядом.
   - И?
   - И ничего - это их дело, тех кто дрался.
   - А друзья... типа кровная месть? - Шэф скривился:
   - Бывает и такое, но неписанными законами не приветствуется: позволил себя убить - сам виноват...
   - Высокие отношения...
   - Ладно. Возвращаемся к нашим баранам: еще через два года интенсивного обучения, "красные" сдают экзамен на оранжевый пояс, обычно сдает меньше половины, будем считать - человек тридцать его получают. Еще два года - экзамен на желтый пояс, пропорции сохраняются, итого - пятнадцать "желтых поясов" - каждый десятый из принятых. Еще два года - восемь "зеленых", еще два - четыре "голубых"... - Денис ухмыльнулся, но Шэф посмотрел на него очень жестко, - ты зря хихикаешь, один "голубой пояс" гарантировано вырежет отделение любого земного спецназа, что нашего ГРУ, что ихних "Морских котиков"... если его не подстрелят с дистанции, конечно... Дальше, еще два года - два "синих пояса", еще два - один "фиолетовый".
   - То есть, в двадцать семь лет, один из ста пятидесяти принятых на обучение мальчишек, получает фиолетовый пояс? - быстро сосчитал Денис.
   - Да.
   - Шэф, а куда деваются все кто отсеивается?
   - Ну-у... белопоясные "везунчики" на хоздвор, остальные - в писари, мажордомы, управляющие... - это ты уже знаешь, а "цветные", кто куда - профессионалы везде нужны - на Маргеланде очень много работы для уртаху: разборки с магами, нечисть всякая беспокойная, личная гвардия разных князьков, в наемники охотно берут... Короче, без работы никто не остается. Чем круче пояс - тем больше платят - цветовая дифференциации штанов в действии!
   - А почему "Пчелы"?
   - Ну-у... тут неоднозначно. С одной стороны, символ Пчелы играет важную роль в местной теологии. С другой - когда послушник, уйдя из Ордена, начинает самостоятельно зарабатывать, он часть отправляет в Орден - типа пчела несет в улей нектар. С третьей - пчелы кроме меда могут больно ужалить. С четвертой... не помню. Короче, Склифасовский, много тысяч лет назад были у людей причины так назвать Орден. Ферштейн?
   - Ферштейн, ферштейн... А кто следит, сколько он отправил - может жилит и недоплачивает? - вычленил главное, из объяснений мудрого наставника, Денис.
   - Никто не следит, - пожал плечами Шэф, - сколько считает нужным, столько и отправляет.
   - А есть которые не платят?
   - Может и есть - откуда мне знать? - я плачу, Орден существует, а на остальное мне плевать - это не мое дело. Ну все - хватит трендеть и жир копить, у нас еще есть дела - пошли.
   Денису очень не хотелось куда-то идти и заниматься какими-то делами, зная Шэфа - наверняка не сильно приятными, к тому же была еще парочка вопросов, на которые надо было получить ответы - ну не то, чтобы совсем уж "надо", но желательно...
   - Шэф, - каким-то странным тоном, заставившем начальство насторожиться, произнес Денис, - ты ведь меня и сам не поймешь, если я не спрошу... - в ответ удивленный Шэф только пожал плечами и не без подковырки согласился:
   - Ну-ну... спрашивай...
   - Шэф, - повторил Денис, - ты... там - на Земле, говорил, что местный... а по всему выходит... - ты с Маргеланда... - Денис не спросил: "Зачем врал?", но это явно читалось между строк.
   - Ты значит решил, что я тебя обманываю? - привычно ухмыльнулся Шэф.
   - Ну-у...
   - Причем так примитивно: по рабоче-крестьянски - на Земле одно пиздел, а здесь рассказываю всякие байки, не стыкующиеся с моим земным происхождением. - Шэф весело посмотрел на смутившегося Дениса. - Так?
   - Ну-у-у... так! - Денис собрался с духом: если Шэф врет, ему-то чего стесняться - пусть он и стесняется.
   - А скажи пожалуйста, Дэн, похож я на человека, который может врать?
   - Да! - твердо ответил Денис.
   - Пр-а-а-вильно... - вкрадчиво, в стиле кота Матроскина, отозвался Шэф, - а теперь скажи: похож я на человека, который может попасться на такой элементарной лаже, как забыть то, о чем рассказывал раньше?
   - Нет... вроде...
   - И это правильно... - уже с шипящими интонациями Каа, подзывающего бандерлогов, согласился Шэф, - но нет должной уверенности в голосе.
   - А должна быть?
   - А как же - ты наверняка не помнишь, но в благословенное время оно была такая душевная песня: "Вера в людей, вера в людей - главное наше оружие"... - он усмехнулся, - по степени лицемерия с ней может соперничать только современный слоган: "Что нас всех объединяет? - Доброта!"... Так вот - не веришь ты людям Дэн... - уже грустно продолжил Шэф, с выражением вселенской скорби на лице, но глядя на вконец смутившегося компаньона, не выдержал и заржал: - И правильно делаешь - верить, в крайнем случае! Где-то слышал - где не помню, но очень правильная мысль.
   Денис был окончательно сбит с толку:
   - Ты с Земли?
   - Да.
   - Обучался в Ордене Пчелы?
   - Да?
   - Взрослым приняли?
   - Нет. Мальчишкой. На вид я был, как все, а сколько точно было лет никто не знает, и я не знаю...
   - Тогда я ничего не понимаю!
   - Дэн, не все проходят через двери как ты - взрослым, целенаправленно, с проводником - можно сказать: за ручку. Бывает все наоборот: в нежном возрасте, случайно, проскальзываешь через дверь - только что светило солнышко и ты пасся с няней на лужайке, метнулся нюхнуть цветочек, или пописать... не важно - хоп! - и ты в ночном лесу! И рядом кто-то подвывает! - Шэф замолчал.
   Хотя выражение его лица было привычным: иронично-глумливым, Денису показалось, что эти воспоминания навевают на руководителя грусть. Помолчав, Шэф продолжил:
   - И тут мне повезло. Очень сильно повезло - на меня наткнулись крестьяне: муж с женой, которые везли своего сына в Орден... - Шэф улыбнулся, - рояль в кустах - непременное условие выживания главного героя.
   - Ну-у... не всегда...
   - Да что ты!.. - Шэф стал язвителен до чрезвычайности. - Ну приведи пример, если найдешь.
   - Да сколько угодно - д'Артаньян, например, - вспомнил детство Денис.
   - Ага, ага... конечно - без роялей. Ну-у... давай анализировать. Итак, исходные данные - д'Артаньян вызвал на дуэль трех мушкетеров, каждый из которых фехтует лучше его. Согласен?
   - Да.
   - Цель эпизода - д'Артаньян и три мушкетера должны подружиться. Согласен?
   - Да.
   - Идем дальше, вероятность того, что он останется в живых после трех таких противников - ноль. Согласен?
   - Ну-у... д-да.
   - Хорошо... что может объединить враждующих? - вопросил Шэф, и сам же себе ответил: - общий враг! И он появляется удивительно вовремя. Гвардейцы подвалили именно в тот момент, когда шпаги уже обнажены, но кровь еще не пролилась, а приди они на полминуты раньше, что бы было? - Денис задумался.
   - Да ничего бы не было.
   - Абсолютно точно, но диаметрально противоположно тому, что ты имеешь в виду.
   - Поясни, плиз.
   - Легко. Гвардейцы видят знакомых мушкетеров и с ними какого-то хрена - явно готовится дуэль, но придраться не к чему - шпаги в ножнах. Они долго крутятся вокруг, но криминала нет - молодые люди просто вышли подышать свежим воздухом и понюхать цветочки, и в конце концов гвардия сматывает удочки. И все... дуэль продолжается - д'Артаньян по любому не жилец. Согласен?
   - Пока... да... - с нотками сомнения в голосе отозвался Денис.
   - Идем дальше. Гвардейцы явились на полминуты позже, чем в романе... и что тогда? А то, что уже или д'Артаньян с дыркой в груди, или кто там был первый из мушкетеров, не помню...
   - Атос.
   - Один хрен - д'Артаньян все равно или не жилец - убит на дуэли, или в Бастилии за убийство мушкетера... и не было бы "Трех мушкетеров"... хотя могла бы быть какая-то другая книга. Согласен?
   - Ну-у... может и да, наверное...
   - Я полагаю, что появление гвардейцев ровно в ту секунду, когда они нужны чтобы все герои остались в живых, да еще и подружились - это рояль, и что в этом нет ничего страшного - нет героя без рояля... Если у героя нет рояля - значит он второстепенный персонаж, который остается лежать в придорожных кустах с лишней дыркой в голове - я так считаю, а ты считай как хочешь... Надеюсь, я развеял темные подозрения насчет моего места рождения? Если нет - больше ничем не могу помочь. Пошли.
   - Шэф, последний вопрос!
   - Ну. - Нахмурился руководитель.
   - А кто такой "мастер войны"? Эти... тебя обзывали мастером войны... и еще дождевым червяком! - не удержался Денис. Он хотел развить тему бандерлогов, но острый взгляд Шэфа заставил его проглотить экспромт. Несколько секунд любимый начальник не мигая смотрел в глаза Дениса, и тот действительно почувствовал себя оцепеневшей мартышкой перед голодным Каа. Ощущение было не из приятных, но Шэф затягивать экзекуцию не стал и "специальный" взгляд отключил.
   - Мастер войны... это тот, для кого фиолетовый пояс не предел... Для тебя это пока пустой звук, потом разберешься. У тебя всё?
   - Всё.
   - Нет, не всё - ты уже забыл для чего я тут наговорил целую аудиокнигу? - Денис действительно забыл, стал быстренько вспоминать и, умница - вспомнил!
   - Справятся ли эти ребята с Ларзом!? - вот в чем вопрос!
   - Молодец, - похвалил его Шэф, - хоть склероза нет - уже хорошо. Так вот: с Ларзом, из них, не справится никто.
   - И мастер войны?
   - И мастер войны... Приблизительно расклад такой: все цветные пояса - красные похуже, фиолетовые получше, могут противостоять обычным магам - мастерам иллюзий, которые воздействуют только на мозг... но не истинным. С истинными могут работать некоторые фиолетовые - не все, и мастера войны.
   - Так ты же сказал, что с Ларзом... - Шэф не дослушал:
   - Маг магу рознь - они тоже все разные. Ларз самый сильный - из тех, кого я знаю.
   - То есть, если по простому, обычный маг - простой гипнотизер?
   - Ну-у, в некотором роде... да. Но, не простой! Гипнотизеру надо предварительно вводить человека в транс, работает он обычно с одним клиентом, редко с несколькими...
   - А Кашпировский?
   - Нет, я не спорю, есть отдельные таланты, Мессинг там, или кто еще... но до уровня мага и они не дотягивают. Маг манипулирует обычными людьми, как хочет, например, заходит в комнату и хоп! - становится невидимым, исчезает, или покрывается костяной броней и взлетает к потолку на крыльях, как у летучей мыши, или бросает файербол - и ты видишь этот огонь, чувствуешь жар и получаешь ожог по полной, если ты не уртаху с желтым поясом. Но! - все это иллюзия, все происходит только в твоей голове, на которую маг воздействует, а вот истинные, они воздействует на реальность - их файербол это сгусток перегретой плазмы, летящий со скоростью сто метров в секунду, а молния, которой могут ударить некоторые из них, это реальный гигаджоуль, веришь ты в это или нет...
   - Так как же с истинными совладать, если...
   - И вот тут-то проявляются индивидуальные различия конкретного мага и конкретного уртаху: какой-то маг сможет в бараний рог скрутить этого конкретного уртаху, а другой уртаху сможет увернуться от всяких магических штучек и подобраться к магу поближе - а тут уж как кому повезет, обычно из магов бойцы плохенькие... но бывают и исключения. Так что все очень индивидуально, и многое зависит от удачи... Всё - пошли. Надо жиры растрясти, а то с тобой скоро ни в одну дверь не пройдешь!
   - Почему это - со мной!? - обиделся Денис, шагая вслед за Шэфом к выходу.

*****

   Северная обитель Ордена Пчелы оказалась куда обширнее, чем показалось Денису поначалу. Она не ограничивалась первым "двором", куда первоначально попали компаньоны через тайный туннель, а представляла собой вереницу таких "дворов", различных размеров, связанных между собой скальными туннелями, правда не замаскированными, а открытыми с обеих сторон.
   В следующем "дворе" открылся вид на большое, практически прямоугольное озеро, длиной метров сто и шириной не менее пятидесяти, окаймленное уже привычным "футбольным полем".
   "Добавить дорожки - вылитый бассейн, - подумал Денис, разглядывая многочисленных пловцов, бороздящих водоем, с проворством водомерок. Никакого упорядоченного трафика не существовало и в помине: кто-то плыл вдоль, кто-то - поперек, кто-то - по диагонали, кто-то нырял с бортика, кто-то со скального уступа, высотой метров десять - жизнь кипела и пузырилась...
   При неизбежных столкновениях, пловцы не расходились миром, а вступали в яростные схватки, протекавшие, в основном, под поверхностью прозрачной воды, и Денис даже приостановился, чтобы посмотреть, как курсанты стараются утопить друг друга.
   - Чего это они?..
   - Тренируются. - Шэф был лаконичен.
   - Так они же не плавают... а в основном дерутся...
   - А ты думаешь, на тебя будут нападать только на суше? - привычно ухмыльнулся руководитель.
   - А на меня будут нападать?! - неприятно изумился Денис.
   - Не сомневайся.
   - А за что?!
   - Специфика работы, - индифферентно пояснил Шэф, и резко сменил тему, - любишь плавать?
   - Да не так чтобы очень... и вообще пловец я... скажем так - средненький.
   - Ничего, - успокоил Дениса любимый руководитель, - скоро ты будешь плавать, как лоцманский катер! - Шэф немного подумал и добавил. - А под водой, как торпеда!
   "Тупой, как утка, а плавает, как утюг!" - не вовремя всплыла в памяти Дениса услышанная в детстве фраза, он только тяжело вздохнул - предчувствия были не самые хорошие.
   "Бассейном" территория Ордена не ограничивалась - новый туннель, и глазам компаньонов открылось еще одно "футбольное поле" с водоемом. Этот участок был значительно больше предыдущих двух вместе взятых и объяснялось это, видимо, огромным количеством курсантов с белыми поясами. По крайне мере, Денис решил именно так.
   - Площадка молодняка, - прокомментировал Шэф, - загон белопоясных, на местном жаргоне - "молочник".
   Но и "молочником" Орден не ограничивался - еще один скальный туннель вывел компаньонов на большой двор, или площадь, мощеную булыжником и окруженную высокой стеной, уже не скальной, а сложенной из больших, тщательно пригнанных красных кирпичей.
   - Хоздвор, - пояснил Шэф, окидывая взглядом многочисленные двух и трехэтажные здания сложенные из такого же кирпича - конюшни, склады и все такое прочее... - главные ворота, - махнул он в сторону массивных, двухстворчатых металлических ворот.
   - Не понял!
   - Не сомневаюсь...
   - Нет, правда Шэф, а где штаб-квартира... дворец что ли... короче, где главное здание Ордена? Где резиденция Великого Магистра?
   - На площади, за воротами - сейчас увидишь.
   - А почему не здесь... в смысле, не внутри? - удивился Денис.
   Шэф пожал плечами.
   - Магистр встречается с разными людьми. Некоторым нечего делать внутри периметра.
   - Понятно.
   - Да ни черта тебе не понятно, - улыбнулся Шэф, - ты забываешь, что Маргеланд магический мир, а среди местных колдунов встречаются ребята способные. К делу относятся с огоньком... - Шэф ухмыльнулся, - горят, блин, на работе.
   - Могут сжечь Орден?!
   - Да нет... сжечь не сжечь, но напакостить, как нефиг делать... есть очень талантливые некроманты - мор организовать или эпидемию какую - запросто; артефакторы - камушек следящий подбросить, или веточку... кукольники могут курсанта увести...
   - В смысле? Куда увести? С собой?
   - Да нет, - Шэф досадливо поморщился, видно было, что тема ему не нравилась и он уже жалел, что сказал лишнего, - ладно... видимо надо от печки... Кукольник - это маг со специфическим даром - он полностью подчиняет себе человека... Как они это делают никто не знает... короче - после обработки кукольником человек полностью сохраняет интеллект, память и все такое прочее, что делает его личностью, но! - это уже другой человек. Это человек колдуна, который в огонь пойдет по приказу хозяина, лучшего друга убьет, жену любимую за ноги подержит пока колдун ее будет насиловать.
   - Ни фига себе!.. - сказал потрясенный Денис, - так что, получается, что курсанты, ну... Пчелы эти твои, сидят здесь, как в тюрьме? Как зашел маленьким мальчиком и пока не выйдешь?
   - С чего это ты так решил? - удивился Шэф.
   - Ты сам только что сказал - могут увести, а за воротами - тем более!
   - Ни фига.
   - Как это "ни фига"?
   - Главные ворота, - Шэф для убедительности кивнул в их сторону, - это не просто ворота, это - Врата, они запоминают кто вышел, и сравнивают с тем, кто зашел, и...
   - И если пользователь не прошел авторизацию, - встрял Денис, то...
   - Кирдык пользователю!
   - А почему не арестовать? - удивился Денис, - допросить там, то да се...
   - Бесполезно. Во-первых - бьется как одержимый, может убить или покалечить, но это конечно никого бы не остановило. Главное - он ничего про хозяина не скажет, что ты с ним не делай, и не скажет ничего о задании, а все остальное, по большому счету, никого не интересует.
   - То есть, у Пчел есть увольнительные? - уточнил Денис.
   - Небольшое семантическое уточнение: пока человек учится в Ордене - он курсант, а вот когда заканчивает обучение, то проходит определенный ритуал и становится Пчелой. Так что у Пчел увольнительных нет - они и так вольные люди, а вот у курсантов есть. Как ни быть - чем старше становятся, тем больше тянет на подвиги... ну и на баб, разумеется. Тяжело эту банду держать... Сам понимаешь - каждый курсант, это яркая эгоцентрическая личность, склонная к антиобщественному поведению... других сюда не набирают, - усмехнулся любимый руководитель.
   - Шэф, излагаешь как по писанному! - восхитился Денис.
   - А то!
   - И как справляются?
   - Тяжелая ежедневная работа, без выходных, жесткая дисциплина. Крайне жестокие наставники, склонные к садизму, уверенные что толерантность - это болезнь. Правда, начиная с красного пояса, раз в пять дней вечернее увольнение с ночевкой, но утром никаких поблажек на тренировках. Облажался - следующее увольнение пропускаешь.
   - Круто. А на какие шиши гулять? Или у курсантов в местных борделях кредит?
   - Щаз... кредит... норовят последнюю копейку отсосать, - Шэф криво ухмыльнулся, - короче, все по принципу: "Деньги есть - Иван Иваныч, денег нет - косая блять!", - он сделал паузу, видимо припоминая, - в мое время, опять же начиная с красного пояса, платили что-то вроде стипендии - десять хумов за десятидневку - по хуму в день.
   - И сколько это?
   - Сколько... ни до фига... посидеть в кабаке с приличной девушкой - двадцать хумов, если не больше...
   - А за каким тогда уходить на ночь раз в пять дней, если денег все равно нет?
   - Ну-у... не только же в бордель люди ходят, у некоторых любовь! Просто увидеть издалека... подержаться за ручку... а если повезет - то и потрахаться, конечно! Эх, молодость... - в голосе Шэфа чувствовалась самая настоящая ностальгия...
   ... эк его разбирает... никогда бы не подумал...
   ... да Шэф просто романтик, блин!..
   - И у тебя было? - удивился Денис.
   - А я что, не человек? - встречно удивился Шэф. - Ладно, возвращаемся к нашим баранам, в смысле - Пчелам, курсантам и Ордену в целом, - гендиректор задвинул высунувшиеся было воспоминания юности обратно. - Самое главное для поддержания дисциплины, - он хмыкнул, - и высокого морально-политического облика курсантов - это непререкаемый моральный авторитет Великого Магистра. Все знают, что если у ш'Иртана завелся лишний хум, в столовой появится лишний пучок салата, а не новое платье у его любовницы. Если на территории Ордена запрещено пребывание женщин, то проституток не будет нигде, включая покои Великого Магистра. Рыба гниет с головы. Вам - в России это хорошо известно!
   " "Вам"? - подумал Денис, - а почему не "Нам?". Что-то Шэф поначалу пел, что он русский... или советский?.. точно не помню, но что-то плел - это точно... или не точно... Врет? - так примитивно? - не похоже, тогда что?.."
   - Ну что? - верховный главнокомандующий откровенно веселился, - какие выводы? Когда я врал? - Денис увел глаза в сторону, а Шэф продолжил, - Дэн, я никогда не говорил, что я русский, или россиянин, как сейчас модно выражаться, я только говорил, что я - с Земли... - Дэн тут же встрял:
   - А откуда конкретно?
   - Неважно... Важно то, что Орден Пчелы в лице своей Северной обители НЕ гниет с головы и начинается это с Великого Магистра ш'Иртана.
   - Другие обители тоже?
   - Отнюдь... - Денис понимающе покивал головой.
   За разговорами путь до ворот прошел незаметно. Охранялись они пятеркой красных поясов под командованием оранжевого. Когда компаньоны приблизились, один из красных вознамерился двинуться им наперерез, но после короткого тычка старшого, застыл на месте, после чего охрана сделала вид, что Шэф с Денисом прозрачные и старательно пялилась сквозь.
   - Предупредили уже... - ласково улыбнулся Шэф оранжевому, когда они проходили мимо, - а жаль... - У того только чуть дернулась щека, и это было единственное свидетельствовало, что он не глухонемой слепец.
   - Тебе надо написать книгу: "Как заводить друзей!", - сказал Денис, когда они отошли от ворот на порядочное расстояние. В ответ Шэф только ухмыльнулся.
   - Дэн, вот сразу видно, что ты в армии не служил.
   - Не служил - ну и что?
   - Ты - декабрист!
   - В смысле?.. Такой же благородный борец за народное счастье? - Дэн ухмыльнулся, а Шэф заржал. Отсмеявшись он сказал:
   - Дэн, я тебе уже не раз повторял слова какого-то облома про декабристов, не помню кого, но мне очень нравится: "Страшно далеки они от народа!", так вот - это про тебя! - Шэф сделал паузу ожидая возражений, и не дождавшись продолжил. - Орден - та же казарма. А в казарме, кроме уставных отношений, всегда существуют неуставные, и надо чтобы никто не сомневался, у кого красные штаны... Понятно?
   - Вроде да...
   - "Вроде да..." - передразнил Шэф, ни черта тебе не понятно - это можно понять только на собственной шкуре... вот когда твою миску боятся брать... и ложку, и ты наконец ложишься спать не голодный и не ждешь, что тебя скинут с лежака... Ладно... поймешь со временем...
   ... не нравится мне все это...
   А теперь немного прогуляемся - чтобы жир не копить, - Шэф улыбнулся, - заодно покажу одно удивительное местечко.

*****

   Привратная площадь, именуемая "Дворцовой" (не правда ли, очень оригинально?), колоколообразной формой и размерами напоминала свою тезку в Санкт-Петербурге, но в отличии от оной, окружали ее не величественные здания Зимнего дворца и Главного Штаба, а бесчисленные торговые ряды, трактиры, постоялые дворы и прочие предприятия сферы бытового обслуживания, образующие огромный, пестрый амфитеатр. Сравнение с амфитеатром пришло в голову Дениса не случайно - первые, так сказать, ряды, состояли из одноэтажных строений, следующие двух, и так далее, вплоть до пятиэтажных "небоскребов", угадывающихся вдали.
   Центр площади занимал трехэтажный, помпезный дворец Великого Магистра. Сила и Власть, излучаемые сверкающими стенами, ощущались физически, не оставляя никаких сомнений в предназначении здания. Денис в архитектурных стилях, тем более неземных, не разбирался, но что-то очень знакомое ему почудилось. Через несколько секунд подсознание закончило перебор вариантов и выдало "наверх" вердикт: "Мавзолей с колоннами".
   "Точно, - подумал Денис, - вылитый мавзолей с колоннами! Интересно, из чего сделан, блестит будто металлический. Надо бы вблизи посмотреть..."
   Но приблизиться к сверкавшим стенам вплотную, чтобы потрогать руками, не удалось из-за ажурной металлической решетки. Многочисленная толпа, густо клубящаяся на площади, вплотную к ограде не приближалась - причиной тому были голубые искры, время от времени, с тихим шипением, проскакивающие между элементами ограждения. Но и из-за ограды было отчетливо видно, что стены дворца сложены из какого-то полированного камня, зеркальная поверхность которого и обеспечивала блеск, так заинтриговавший Дениса.
   Не дав ему полюбоваться дворцом: "Еще надоест, пошли, пошли!", Шэф вывел его на одну из многочисленных улочек, берущих начало на площади. Спустя некоторое время улица плавно перетекла в лесную дорогу, плотную, хорошо укатанную, шириной - чтобы разъехаться двум телегам, которая повторяя все изгибы береговой линии уходила вдаль к городу Эргону, расположенному в шести часах неспешной ходьбы.
   Этот портовый город, довольно крупный по меркам Маргеланда - тысяч пятьдесят населения, являлся главной перевалочной базой на пути к Северной обители. Никакие грузы, направлявшиеся в Орден, морем ли, сушей ли, миновать его не могли. Всю эту краеведческую информацию Денису поведал Шэф, пока они неторопливо шагали по улице, застроенной добротными одно и двухэтажными деревянными и каменными домами.
   - А почему бы не построить порт здесь, прямо под стенами обители? Было бы логично...
   - Увидишь. - Шэф был лаконичен как древние индийские математики, не утруждавшие себя доказательствами теорем - они просто писали под чертежом слово "смотри".
   Как только компаньоны очутились в лесу, Шэф с ленивого прогулочного шага перешел на такой же ленивый, прогулочный бег.
   "Сюда бы хорошего художника!" - думал Денис. Не по земному яркие краски зелени, голубого неба и необычного - оранжевого цвета, лесной дороги, так и просились на холст.
   Невидимое присутствие моря выдавал теплый ветерок, открывавший вдруг, совершенно неожиданно, мимолетные просветы в густой листве, через которые море игриво напоминало о себе веселыми солнечными зайчиками, а еще, этот же ветер приносил тревожащий аромат соли, йода и гниющих водорослей, смешанный с разнообразными лесными запахами.
   Мир пытался обмануть Дениса, нашептывая сказки о том, что Денис в раю... или, по крайней мере, на курорте для випов. Мир нежно гладил его по щеке солнечными лучиками, прорвавшимися сквозь густые кроны, ласково ерошил волосы теплым ветерком, но... Денис не верил - и правильно делал.
   А все равно было хорошо! - то ли из-за того, что этот лес был какой-то светлый, добрый что ли - не то, что тот утренний, в который компаньоны попали перейдя с Тетрарха. А может была какая иная причина, но бежать Денису было легко и приятно, будто по алле в Центральном Парке. Первое время, минут тридцать, или чуть больше, Денис без труда удерживал взятый Шэфом темп, у него даже оставался резерв - в случае надобности он мог и прибавить. Потом, как-то незаметно, постепенно, этот резерв растаял и Денис уже бежал на пределе сил, а потом и вовсе начал отставать, и отставал, с каждой секундой, все больше и больше.
   Шэф оторвался уже метров на сорок и, внезапно, исчез. Денис на что-то отвлекся, пару мгновений не следил за лидером, а когда перевел взгляд обратно, Шэфа уже не было! К счастью, до паники дело не дошло - добежав до места, где пропал любимый руководитель, Денис разглядел тропинку, ведущую к морю. Тайна исчезновения Шэфа была раскрыта по горячим следам и Денис из последних сил ринулся в погоню.
   Через несколько секунд дорожка вывела его на безлюдный песчаный пляж, привольно раскинувшийся в обе стороны. Видимо на Маргеланде с курортами было все в порядке, раз такое место оставалось в девственном состоянии: синее море, чистый желтый песок, сосны... и ни одной рожи вокруг! Но главная доминанта этого райского уголка была в другом - зрелище, открывшееся Денису, заставило его на время забыть об убежавшем начальнике - перед его глазами предстало удивительное по красоте творение природы - скальный мост! Первая "опора" находилась большей своею частью на берегу, лишь немногим заходя за линию прибоя, вторая же находилась в море, на расстоянии метров двухсот от первой, была немного повыше и соединялась с ней, вышеупомянутым скальным мостом, казавшимся тоненьким и хрупким на фоне "быков". Высота "моста" была никак не менее пятидесяти-шестидесяти метров - шестнадцатиэтажка!
   Оторваться от созерцания этого чуда Дениса заставила маленькая фигурка Шэфа, мчавшаяся далеко впереди, на полпути между Денисом и "мостом" - Шэф нарастил свое, и так уже немаленькое, преимущество и сейчас его отделяло от Дениса метров двести.
   "Он, блин, когда-нибудь выдохнется!?" - угрюмо подумал Денис кидаясь вдогонку. Ну-у... "кидаясь" - это пожалуй сильно сказано - дыхание уже было сбито, в боку кололо - короче говоря, Денис двинулся в направлении Шэфа.
   Руководитель концессии встретил уставшего, потного и злого подчиненного ехидной улыбочкой. Он расслабленно устроился в тенечке возле отвесной "береговой опоры" и, что самое обидное, был полон сил, сух и весел!
   - У параолимпийцев ты был бы знаменосцем! - "обрадовал" он Дениса.
   Тот хотел было вступить в полемику по этому поводу, но для состязания в остроумии, или просто для отбрехивания, нужны силы и желание, а у выжатого как лимон, Дениса не было ни того, ни другого, и поэтому он молча, с трудом, плюхнулся на крупный, плоский камень очень вовремя подвернувшийся под задницу.
   "Загнанных лошадей пристреливают!" - вдруг всплыло у него в голове. Это было странно, загнанной лошадью Денис себя не чувствовал - так... уставшей, и не более того, да и вряд ли Шэф будет его "пристреливать" - однако всплыло... - подсознание штука тонкая...
   Денис начал было вспоминать откуда фраза: кино, книга, пословица, или еще что, но сил не было даже на это. Тепло от нагревшегося за день булыжника и вожделенная неподвижность вызвали рефлекторное смеживание ясных очей и расслабление натруженных мышц. Через короткое время Денис то ли задремал, то ли впал в нирвану: перед глазами проплывали сотканные из тумана образы, мерцал свет в конце туннеля, нежный шепот звал куда-то в светлую даль...
   За тысячелетия человеческой истории, многими умными людьми было отмечено, что счастье долгим не бывает. Подтверждение этого тезиса было получено практически мгновенно - Шэф, естественно, кто бы сомневался, рассиживаться и блаженствовать в ничегонеделании Денису не позволил:
   - Ты там живой?
   - Нет.
   - Тогда вставай.
   - Но я же сказал: "НЕТ"!
   - Но сказал же...
   - Шэф, мне правда не пошевелиться... - Денис сам верил своим словам.
   - Ладно, - подозрительно легко сдался Шэф, - посиди, а я ненадолго отлучусь... только не спи... по сторонам поглядывай...
   - В смысле!? - сонливость Дениса начала таять, как туман летним утром.
   - Ну-у... мы же не на Земле... тут разное бывает...
   ... вот оно чё Михалыч...
   ... почему пляжик-то пустынный...
   ... разное тут бывает...
   - Я с тобой, - кряхтя, как старый дед, Денис поднялся и страдальчески взглянул на Шэфа, - только я бежать не могу. Могу идти. Медленно.
   - Кто тебе сказал? - искренне изумился руководитель. - Ты еще километров пятьдесят пробежишь... при правильной стимуляции... Знаешь что такое "стимул"? - Денис кивнул. - Ну?
   - Палочка... острая... слонов подгонять...
   - Ну, не слонов, а вроде быков, но - суть уловил! Читал я про какого-то пловца, то ли австралиец, то ли американец, олимпийский чемпион, так вот, уйдя из спорта, открыл свой фирменный секрет - он представлял, что за ним гонится акула - очень помогало! - Шэф усмехнулся, - если бы ты знал, КТО за тобой может погнаться...
   - КТО!?
   - А фиг знает...
   ... знает небось сволочь, но молчит... пугает гад...
   - Шэф... ну правда... кто?
   - Дэн, - руководитель сделал вид, что не слышит вопроса, - а скажи-ка мне, пожалуйста, какого хрена ты так устал?
   - Бежал...
   - И что?.. Я тоже, как ты мог заметить, не на мотоцикле ехал. Почему я не устал?
   Денис хотел было ответить в том духе, что мол Шэф - тренированный головорез-спецназовец, а он интеллигент в третьем поколении и где уж ему угнаться... но, пораскинув мозгами (привет от Штирлица!), сообразил, что это не аргумент - тела у них, после Реаниматора мало чем отличались в физическом плане. Во всяком случае не настолько, чтобы Шэф вообще не устал, а он повесил язык на плечо.
   - Не знаю, - буркнул он.
   - И я не знаю... - задумчиво пробормотал Шэф, - хотя... - тут он крайне фальшиво - на уровне школьного драмкружка, изобразил внезапное озарение, - ты вертикальный прогон делал?
   - Чего!? - изумился Денис.
   Шэф уставился на него со снисходительно-брезгливым сочувствием, как случайный прохожий на блондинку, паркующуюся под знаком "Остановка запрещена", на виду у гаишника.
   - Понятно... - любимое словечко Дениса пригодилось и руководителю, - значит ты ничего не знаешь о восходящем и нисходящем потоке?
   - Нет! - окрысился Денис.
   ... ты же не был так любезен...
   ... чтобы просветить меня...
   ... ДО того, как мы побежали...
   ... тебе же интереснее поиздеваться... сука!..
   - И как можно жить без вертикального прогона!? - продолжал резвиться Шэф.
   ... ну повеселись... повеселись... сволочь...
   - И не надо про руководителя всякие гадости думать - руководство только о вашем благе печется, а вы неблагодарные...
   У человека, меньше знавшего Шэфа, могло сложиться полное впечатление, что тот сейчас заплачет от печали по людскому несовершенству, но Денис знал его получше, и на вселенскую скорбь любимого руководителя не повелся, и правильно сделал, потому что Шэф сделал серьезное лицо и перешел к практическому руководству:
   - Когда человек сидит, идет, стоит или бежит, через его тело, вдоль позвоночника, проходят два потока энергии. Один направлен вверх, другой вниз. Самое интересное для нас, что этими потоками можно управлять, сжимая или расширяя каналы, по которым идет энергия.
   - А что за энергия? - тяга Дениса к знаниям была неискоренима.
   - Я не знаю. Есть энергия, неизвестной природы, ею можно управлять и получать прогнозируемые результаты. - Шэф заглянул Денису в глаза: - Ферштейн?
   Денис недовольно кивнул - а что делать...- если Шэф сказал "Ферштейн" - значит "Ферштейн"!
   - Мысленно расширяя оба канала, восходящий и нисходящий, мы увеличиваем количество энергии, проходящей через наше тело, и соответственно увеличиваем что? - задал Шэф риторический вопрос и, естественно, сам же на него и ответил. - А увеличиваем мы свою энерговооруженность. Но! Это далеко не все, хотя и не мало. Главное то, что расширяя нисходящий канал, мы уменьшаем свой вес, а расширяя восходящий - увеличиваем.
   - А увеличивать-то зачем? - на лице Дениса было написано недоумение. - С уменьшением все понятно, а увеличивать...
   - Да мало ли... стоишь на скале, где дует ураганный ветер, или тебя пытаются куда-то затолкать, или наоборот вытолкнуть, а ты этого не хочешь. Главное, чтобы ты умел использовать, а где применить всегда найдется.
   - Понятно...
   - Если понятно - приступай.
   - К чему!?
   - К расширению каналов.
   - А как?!
   - Ты же сказал "понятно"!
   - Я сказал "понятно" в смысле, что понятно о чем ты говоришь, а не в том...
   - Отставить демагогию! - Шэф сдвинул брови и Денис быстренько заткнулся. - Итак. Рассказываю, как это делаю я. Ты можешь делать по своему - главное чтоб был результат. Представь: из земли бьет красный луч, типа лазерного, с неба - синий. Через тебя проходят две трубы, около позвоночника, синий попадает в одну трубу, красный в другую. На данный момент у тебя эти трубки открыты еле-еле, тебе надо их увидеть и расширить насколько можно. Все предельно просто - приступай.
   - Сидя можно? - Мудрый руководитель в ответ заржал. - И чего смешного? - надулся Денис.
   - Да вспомнил... один знакомый со своей девушкой попал в аварию, их загипсовали потом, он мог только сидеть, а она стоять и лежать, а секса хотелось обоим, причем до скрежета зубовного - вот они и перебирали разные позы... Виртуозы Москвы, блин!
   - Шэф, я серьезно!
   - Ну-у... если ты стоять не можешь... то можно сидя. Лежа нельзя.
   Получив благословение верховного главнокомандующего на сидячий образ жизни, Денис приступил. Сначала не получалось ни черта, он даже вспотел от усердия. Денис старался и так и сяк представить себе два луча: красный и синий, бьющие из-под земли и с неба, но все это оставалось только словами, звучащими в голове: "я вижу синий луч с неба... я вижу красный луч из-под земли... я вижу синий луч с неба... я вижу красный луч из-под земли... я вижу синий луч с неба... я вижу красный луч из-под земли..."
   А потом, в какой-то момент его вдруг торкнуло, и он что-то почувствовал. Далеко не сразу, теряя и вновь обретая ощущение, он наконец почувствовал две тоненькие струйки: алую и синюю, струящиеся сквозь него. После этого стало полегче, и расширить каналы он смог достаточно быстро. Немного, но смог! Но тут же выяснилось, что расширение имеет предел - в какой-то момент Денис почувствовал, что все - выше головы не прыгнешь, больше, чем уже есть, расширить не получается.
   - Шэф, я немножко расширил, а дальше не идет.
   - Вижу.
   - Видишь?
   - А что тебя удивляет? - Шэф усмехнулся. - Я много чего вижу...
   - А почему не идет?
   - Ну-у, не все сразу... это надо практиковать постоянно: двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. Тогда будет толк - чем шире каналы - тем больше сила.
   - Как это - двадцать четыре? А ночью... когда спишь?
   - Естественно, сначала не сможешь, но со временем, - Шэф сделал паузу, - втянешься... Жить захочешь - не так раскорячишься.
   - В смысле? - насторожился Денис.
   - Да шучу я... шучу - лежа нельзя, если ты не забыл. Ладно, хорош трепаться - пошли.
   Денис начал подниматься, с тревогой ожидая возвращения полного букета ощущений, сопутствующих усаживанию на камень... но, к его восторгу, больше ничего не болело, усталости не было, а в крови бушевал огонь, толкая на поиски приключений на свою задницу...
   - Ты часом не трансвестит? - вопрос Шэфа, заданный каким-то неприятным голосом, с царапающими душу низкочастотными обертонами, быстренько вернул Дениса из заоблачных высей на грешную землю. В ответ Денис только изумленно захлопал глазами:
   - Почему!?
   - А потому что ты уже забыл. Тебе же было сказано: ПОС-ТО-ЯН-НО! - Шэф был, не по обыкновению, серьезен, а его бледно-голубые глаза приобрели какой-то нехороший, странный оттенок. Пугающий...
   Денис почувствовал, что краснеет - от стыда и... страха. Придя в восторг от новых ощущений он действительно тут же забыл про каналы, и они начали медленно сужаться, возвращаясь в исходное состояние.
   - Ты должен постоянно помнить о них, расширять. Чем бы ты не занимался - помни о каналах. - Шэф продолжал нахлобучку, но глаза его, к неописуемому облегчению Дениса, приобрели обычный вид... - Я не наседка, а ты - не цыпленок. Я не собираюсь постоянно поддерживать тебя под локоток и стелить соломку. Если я сказал "постоянно" - это значит "постоянно". - Шэф сделал паузу и продолжил нормальным голосом: - Я не требую ничего невыполнимого. Действительно, можно забыть, для того чтобы помнить тоже нужна энергия, и когда ее нет - то и суда нет. У тебя же ее больше, чем достаточно...
   К чести Дениса надо сказать, что во время выволочки он, как только вспомнил, больше про каналы не забывал, чем, видимо, и вернул верховному главнокомандующему его обычное благодушное настроение.
   - Почему я назвал тебя трансвеститом? - все еще хмурясь, поинтересовался Шэф.
   - Память девичья! - по военному четко отрапортовал Денис.
   - Маладэц, пилят нерусский. Соображаешь. - Прощающе усмехнулся Шэф.

*****

   Как выяснилось, береговая "опора" была отвесной, неприступной скалой только с трех сторон. С четвертой же у нее оказалась вырублена лестница, по которой компаньоны и забрались наверх, преодолев двести скользких и узких ступеней. С самим подъемом трудностей не возникло никаких - Денис даже не сбил дыхание добравшись до вершины, правда в процессе восхождения чуть было не загремел вниз. В какой-то момент, когда Денис не отставая поднимался вслед за Шэфом, он вдруг увидел его нехорошие глаза, те - странные! Видение возникло и тут же исчезло, но Денис мгновенно покрылся холодным потом, осознав, что забыл про каналы...
   "Это что ж получается - если забуду - всегда так будет!?.. Бли-и-и-н... лучше не забывать... - то еще зрелище! - пилят я нерусский!.."
   На вершине дул порывистый ветер, что Денису, и так боявшемуся высоты, настроения не прибавило. Он замер в центре небольшой площадки и решил, что никакая сила его к краю не сдвинет. Шэф же, в отличие от него, на месте не стоял и прогуливался по вершине, как кот по крыше - весело и беззаботно. Он подходил к краю, заглядывал вниз, и вообще вел себя так, что Дениса от его эволюций стало слегка подташнивать. Неожиданным следствием подъема стало то, что в какой-то момент, внезапно, рывком увеличился диаметр "красного" канала и Денис почувствовал, что буквально врастает ногами в гранит "опоры". Шэф кинул на него быстрый взгляд и усмехнулся:
   - Ну что, - нужно иногда вес увеличивать? - Денис ничего не ответил и только шумно сглотнул, а Шэф продолжил расспросы: - Ты как насчет искупаться?
   - В принципе можно...
   - Ну-ну...
   - А что?
   - Посмотри...
   Денис бросил быстрый взгляд в сторону моря и обомлел: моря не было - был густой суп с фрикадельками, причем фрикадельки были живые, очень подвижные, увлеченно жравшие друг друга. Заодно стало понятно почему рядом с Северной Обителью нет порта - вдоль берега, метрах в двухстах, в обе стороны, насколько хватало взгляда, тянулась гряда подводных скал, отчетливо видимая с высоты. Время от времени, следуя за бесконечной игрой ветра и волн, иззубренные черные вершины на мгновение показывались из воды и тут же скрывались обратно, оставляя вместо себя клочья пены. Сразу же за этим природным барьером начиналась пучина, но и в ее темных глубинах угадывалось шевеление теней уже совершенно чудовищных размеров.
   "Да-а-а-а... блин... курорт... твою мать!"
   Шэф, между тем, подошел к началу моста, представлявшему собой неровный каменный брусок, повисший над морем.
   - Дэн, полюбуйся на это чудо, - он сделал плавный жест, - ширина его, в самом широком месте, метра два, в самом узком - не больше метра. Висит чудом, почему не рухнул - никто не понимает.
   Денис посмотрел - кроме того, что мост имел переменное сечение в ширину, он еще не был ровным в вертикальной плоскости: участки относительно гладкой поверхности сменялись холмами и впадинами. Кроме того, скала, являвшаяся второй "опорой", была выше береговой, и мост шел с довольно большим возвышением, что и позволяло рассмотреть его целиком.
   - Видишь, - Шэф кивнул в сторону морской "опоры", - голубенькое?
   Денис присмотрелся: на вершине морской "опоры" что-то ярко голубело, но рассмотреть, что именно было невозможно.
   - Вижу. А что это?
   - Покажу, - с этими словами Шэф шагнул на мост.
   Номер конечно не был смертельным - это тебе не над Ниагарским водопадом по канату, без страховки, но Денису и этого хватило - от вида Шэфа, прогулочным шагом идущего над пропастью, у него внутри все сжалось, а красный канал расширился настолько, что ему стало тяжело дышать из-за возросшего веса. Примечательно, что Денис его не расширял - сам расширился!
   Минут через пять Шэф вернулся.
   - Держи на память, - он протянул Денису небольшой камешек, необычного, ярко-голубого цвета.
   - Зачем?
   - Не нужен - выброси.
   Денис немного помялся, не очень понимая зачем ему этот камень, но все же выбрасывать подарок любимого руководителя - себе дороже, поэтому он немного повертел его в руках, пытаясь определить, чем же тот привлек внимание Шэфа, и нет ли в нем каких-то скрытых удивительных свойств, но так и не придя ни к какому определенному выводу, все же выкидывать "презент" поостерегся, и засунул камешек в карман.
   - Ладно, хорош прохлаждаться - на ужин опоздаем к Великому Магистру, а это знаешь ли чревато... - с этими словами Шэф подошел к лестнице и резко сорвался вниз, перебирая ногами с проворством матерого чечёточника.
   Денис медленно, приставным шагом, тоже добрался до начала спуска и... оторопел - перед ним разверзлась пропасть! Нет, умом он понимал, что там есть ступеньки, что если бы их не было, то как бы он сюда забрался, скажите на милость? Но! Их не было видно, и складывалось полное впечатление, что перед тобой вертикальный провал! Положение складывалось аховое - Шэф снизу, зычным голосом недвусмысленно намекал, что не будет дожидаться до второго пришествия пока всякие улитки будут телиться, а Денису было не оторвать подошв, приклеившихся к граниту. Все же, через несколько секунд, показавшихся Денису очень долгими, выход был найден - на помощь пришел любимый журнал детства "Вокруг света". Денис, очень вовремя, вспомнил жрецов майя... или ольмеков... или ацтеков... - черт их разберет, которые под предлогом чрезвычайной почтительности к своим богам, чтобы не поворачиваться к ним спиной, спускались со своих высоченных пирамид на карачках.
   Опыт предков был успешно применен Денисом на практике, и буквально через несколько минут, он достиг подножья злополучной опоры.
   Шэф критически осмотрел своего помощника и привычно ухмыльнулся:
   - Ну ты, блин... - Святогор! - Денис и сам чувствовал, что сильно потяжелел, а Шэф, между тем, попытался перепеть Трофима: "Я ужэ-э прибавил в вэсэ-э - я бил в бэлом "Мэрсэдэсэ-э"..." - получилось, на взгляд Дениса, не очень... но обнародовать свое мнение он не стал.
   - И что делать?
   - Угадай! - развеселился руководитель, - с трех раз! У тебя в запасе звонок другу и подсказка зала - ты справишься!
   - Расширить синий канал? - Шэф ухмыльнулся:
   - Попробуй...
   Через несколько минут Денис вспотел, а синий канал не расширился ни на йоту. Наконец Шэфу это надоело:
   - Дэн, ты его расширишь когда рак на горе свиснет, а у нас столько времени нет - не можешь расширить синий - сожми красный!
   Ломать - не строить, сжать красный канал до размера синего оказалось не в пример проще, чем наоборот... и буквально через полминуты Денис понесся вслед за Шэфом, взявшим с места в карьер так, будто дьявол лизал ему пятки. Что приятно - Денис не отставал и Дворцовой площади они достигли одновременно.
   Все было прекрасно, но Денису не давал покоя вопрос: зачем Шэф притащил его на этот чертов мост? Полюбоваться красотами? - На Шэфа не похоже. От нефиг делать? - Тем более не про Шэфа. Зачем? - Непонятно... А все непонятное пугает, ну-у... или в лучшем случае - настораживает...
  -- Глава
   Дениса охватило чувство дежавю, как будто он вернулся на две жизни назад - Великий Магистр ш'Иртан выглядел как старший брат, или даже отец Шэфа, но не нынешнего юноши, а того - "земного" Шэфа, появление которого в пустой и холодной квартире Дениса стало альтернативой приема фенобарбитала. Денис даже потряс головой, чтобы стряхнуть ощущение того вечера - самого пакостного вечера в своей жизни, снова напомнившего о себе. Но встряска головы и даже протирание глаз не помогли - Магистр был копией "исходного" Шэфа, только более старой.
   "Матрицы", по которой они были созданы, были идентичны: рост; фигура; сухощавость; светлые, седоватые в случае "земного" Шэфа и полностью седые, в случае Магистра, волосы; глубокие морщины на резко очерченных лицах; глаза...
   Хотя нет - глаза-то как раз отличались, причем разительно: если у того, прежнего Шэфа, они были какие-то выцветшие, холодные, что ли, как зимнее небо, то у Магистра это были не глаза, а смотровые щели в жерло вулкана, через которые прорывались отблески бушевавшего там огня - хорошо бы не адского.
   На секунду Денису почудилось, что он заглянул в топку, где корчилась сжигаемая ведьма. Почему ему пришла в голову эта мысль, откуда? - он не смог этого понять ни в тот момент, ни когда-либо позже.
   - Похоже, ты не только дорвался до сосцов Зеленой Матери, а еще и трахнул ее! - приветствовал Магистр Шэфа.
   - Это Дэн, с Земли, - Шэф кивнул в сторону Дениса. - Это Настоятель Северной обители Ордена Пчелы, Великий Магистр ш'Иртан, - кивок в сторону хозяина кабинета.
   Денис в присутствии огненноглазого Магистра оробел. Чувствовалась в нем укрощенная сила, сдерживаемая до поры, но готовая в любой момент вырваться наружу и испепелить, разорвать все вокруг. Он вдруг вспомнил отца, который смеясь рассказывал, как маленьким боялся паровозов - ему казалось, что эти кипящие монстры только и ждут подходящего момента, чтобы взорваться паром, когда он окажется поблизости. Сейчас Денис очень хорошо его понимал.
   - Дэн, не стесняйся, усаживайся поудобнее и приступай, - Магистр кивнул на стол, заставленный многочисленными дымящимися кастрюльками, горшочками и прочими вместилищами здоровой и вкусной (как надеялся Денис) пищи. - Прислуживать нам никто не будет - так что все сам...
   Ш'Иртан нажал какой-то неприметный рычаг и тут же вкруг стола, за которым расположился Магистр и его гости, забили довольно высокие фонтаны.
   - Ну вот... теперь никто не подслушает и не подсмотрит... а то есть мастера, крота им в задницу! - зло усмехнулся ш'Иртан, одновременно наливая что-то прозрачное в три маленьких рюмки. - За встречу! - он чокнулся со всеми, выпил залпом, крякнул и накинулся на еду.
   Шэф и Денис последовали его примеру. Жидкость была безвкусная, очень крепкая и, соответственно, требовала обильной, горячей и жирной закуски. Когда присутствующие удовлетворили первый голод, а затем второй и все последующие и сыто откинулись от стола, лениво потягивая что-то вроде ликера "Бейлис", Шэф поинтересовался:
   - Много шпионов?
   - Как шлюх в порту!
   - Хорошо, не как матросов, - ухмыльнулся любимый руководитель и добавил: - Будто когда по другому было...
   - Скоро конклав...
   - А-а-а... - так что же ты хотел?
   - Я бы хотел, - ш'Иртан взрыкнул так, что у Дениса мурашки побежали по спине, - найти всех людей Гроссмейстера, - он сделал паузу, - и утопить. - Глядя на раскрывшего рот Дениса он расхохотался: - Шучу. Просто отправил бы к нему в Центральную Обитель.
   ... фигасе... высокие отношения...
   ... блин... кто такой Гроссмейстер?..
   ... что за конклав?..
   ... что за мать такая зеленая... твою мать?..
   - Ты чего такой дерганный? Южная и Восточная обитель по прежнему с тобой? Или я чего не знаю? - меланхолично поинтересовался Шэф.
   - Все ты знаешь... но... как-то все странно. Вот что бы ты делал на месте ш'Эссара?
   - Что бы я делал на месте Гроссмейстера?.. Есть ли у вас план, мистер Фикс?.. - пробормотал Шэф и не задумываясь выдал рецепт: - Я бы убил кого-нибудь из вашей троицы и покончил с проблемой.
   - О мудрейший! Спасибо что открыл мне истину! - Магистр сверкнул глазами, как джип галогеном, но на Шэфа это не произвело ни малейшего впечатления:
   - Да на здоровье... Ты спросил: "Что", а не: "Как".
   - А теперь скажи "как" мудрейший?! - В ответ Шэф скорчил гримасу "Отвяжись!", а ш'Иртан продолжил, все так же горячась, - ты понимаешь, он даже не пытается договариваться! Это значит...
   - Ничего это не значит. Ш'Эссар держит вас за твердолобых баранов, знает, что никто из вас троих свою позицию не изменит. Убрать кого-то - руки коротки. Остается одно. Что?
   - Вот и скажи умник, что остается? - окрысился Магистр.
   - Эволюция, медленная и печальная...
   - Не понял!
   - Гроссмейстер жадный... это все знают, но не все знают главное - он умный. Он будет медленно перетягивать на свою сторону Пчел: увеличит стипендии, отменит взносы, еще чего-нибудь придумает... и постепенно вы останетесь одни, без сторонников, и на очередных выборах, пусть даже не ближайших, в ваших обителях появятся другие настоятели... По-моему, это очевидно. А убирать кого-то из вас - это гражданская война, с непредсказуемым результатом. Не пойдет он на это - умный он... и осторожный. А вообще - исторически вы обречены. - Шэф зевнул. - Золотой ключик откроет любую дверь, а золотой меч возьмет любую крепость.
   - Тоже мне, прошел в Гайдах!
   ... открыл Америку!..
   Ты мне скажи, что делать?!
   - А я откуда знаю? - пожал плечами Шэф. - Я не знаю, как остановить прогресс. И никто не знает. Ваши обители рано или поздно отойдут Гроссмейстеру, основать новую вам никто не позволит - конкуренты никому нахер не нужны - сам понимаешь... Удавчик, если бы я знал рецепт - я бы тебе сказал, но я не знаю...
   ... хорек... удавчик... - похоже на детские клички...
   ... а не с детства ли они дружат?..
   ... а почему бы нет?.. так сколько же Шэфу лет?..
   - Никто не знает...
   За столом повисло густое молчание.
   - А кто такая Зеленая Мать? - вклинился в возникшую паузу Денис. Хотя он и побаивался влезать в такой разговор, но спинным мозгом почувствовал, что лучше бы разрядить обстановку, да и чаша весов с любопытством перевесила чашу со страхом. Магистр расхохотался:
   ... весельчак... блин... У...
   - Тут у нас тьма всяких культов. В одном, главная - Зеленая Мать. Она дарует самым преданным адептам свое молоко, и они обретают молодость. По крайней мере они в это верят.
   ... гринписовцы, блин!..
   Правда я таких не встречал, кто бы омолодился, но, кто знает, кто знает... А Шэф вообще выглядит так, будто не только насосался молока Зеленой Матери, а еще и трахнул ее, к взаимному удовольствию! - Он снова расхохотался. - Признайся, что одним молочком дело не ограничилось!
   - Ага, тебе бы такое молочко, - буркнул Шэф.
   Денис видя, что блестящий руководитель развивать тему не собирается, снова воспользовался паузой:
   - Прошу прощения, если не секрет, что за конклав такой?.. если можно...
   - Это великий секрет, - зловещим шепотом начал ш'Иртан, но не выдержал, улыбнулся и продолжил нормальным голосом, - Дэн, раз в пятнадцать лет собираются Настоятели всех пяти обителей, чтобы решить накопившиеся вопросы.
   - И все?
   - Все.
   Видя что его не останавливают, Денис осмелел:
   - А из-за чего такое... - Денис щелкнул пальцами, подбирая слово, - такой ажиотаж?
   - Ажиотаж... - усмехнулся Великий Магистр ш'Иртан, - ажиотаж из-за того, что большинство голосов - три из пяти, у противников Гроссмейстера, и ему не провести свои реформы!
   ... а кому такое понравится - ты начальник, а большинство тебя посылает!..
   - А что за реформы?.. если не секрет... - тут Шэф бросил на Дениса взгляд в котором явно читалось: "А тебе-то какое дело до реформ Гроссмейстера? А!? Тебе б со своими делами разобраться!". Денис и сам это прекрасно понимал, но... ему было интересно - интересно и все тут!
   Ш'Иртан, в отличие от Шэфа, не счел вопрос Дениса праздным и охотно объяснил:
   - Он хочет изменить принцип набора в Орден - знать дозрела до понимания, что нет лучшего способа воспитания своих наследников, чем Орден Пчелы, но - не хочет чтобы они проходили "тест на яйца". Вместо этого они: Гроссмейстер - гадюку ему в глотку, и аристократы, хотят конкурс кошельков! А еще отменить Испытание на красный пояс. И еще кое-что, по мелочи...
   ... все как у нас, блин...
   А я и Настоятели Южной и Восточной обителей - против! А поменять принцип набора в Орден может только Конклав. Понятно?
   - Понятно.
   - Ладно, хватит про это дерьмо, - ш'Иртан взглянул на Шэфа. - Хвастай, - и Шэф монотонно, но не упуская значимых подробностей, доложил обо всем, начиная с гибели Анта и до прибытия на Маргеланд.
   ... Ага... ага... а до Анта что было, Магистр в курсе, скорее всего, иначе Шэф бы доложил...
   ... похоже бывает здесь регулярно... зачем?..
   - Какие планы? - продолжил допрос ш'Иртан.
   - Да вот, этого, - Шэф кивнул на Дениса, - немного подтянуть, - а то... - Шэф только махнул рукой, а Магистр, бросив быстрый взгляд на Дениса, понятливо покивал.
   - А сам?
   - Съезжу в Хазрет, тамошний визирь мой должник...
   ... что значит "съезжу"!?.. а я!?..
   - Мятеж синеголовых?
   - Ага... поживу у него, - Шэф мечтательно прикрыл глаза, - море, солнце, фрукты, наложниц батальон...
   - Батальон, это сколько? - заинтересовался Магистр.
   - Дохрена! - улыбнулся Шэф.
   - Ну-у... раз так - рад за тебя... а чем заниматься будешь?
   - Я серебро привез, кто сейчас казначей?
   - Ш'Омол.
   - Не знаю такого... - пробормотал Шэф себе под нос, и вслух: - пусть зайдет завтра до завтрака.
   - Спасибо.
   Шэф в ответ только кивнул.
   - Попробую свою долю махнуть на камни слёз. Степнякам всегда серебро нужно - там нечисти много.
   - А где ее мало... - задумчиво пробормотал ш'Иртан и продолжил: - а если в Хазрете сейчас нет камней?
   - Как пойдет слух про серебро - появятся.
   - Это-то да... - Магистр взял паузу и Денису показалось, что он смущенно мнется, не зная как закончить фразу, - может тебе охрану дать?..
   - Мне?!
   - Тебе, тебе! - сварливо отозвался ш'Иртан, - во-первых, тебя все забыли, во-вторых, у тебя вид какой-то... несерьезный!
   - Ерунда. Я поеду в парадной форме: черный плащ с Пчелой, то да се... - Шэф задумался, - а вот "Руку" мне пожалуй дай, может и пригодится...
   - Ну, как хочешь.
   - Не обижайся. Скажи лучше, у кого в молочнике самые злые щенки?
   ... не нравится мне это... не нравится...
   - У Хадуда. Мальчики его ненавидят... но работает эффективно, мерзавец этакий. За это и держу.
   - Хорошо... а кто лучший преподаватель базовых техник?
   - Мастер войны ш'Тартак... но ты, как бы это сказать... обидел многих его друзей, когда резвился...
   - Ничего, - усмехнулся Шэф, - я что-нибудь придумаю, а пока дай мне "Руку", если не жалко...
  -- Глава
   ...левый глаз уже не открывался - маленький паршивец "закрыл" его в самом начале спарринга... Хотя какого к дьяволу спарринга - избиения! То что происходило не было ни разу никаким ни спаррингом - Дениса просто били. Очень быстро, очень точно, на удивление сильно и, главное - очень больно. В первый день кроме боли еще присутствовали обида, злость и удивление, теперь их не осталось, остались лишь боль и страх...
   На следующее утро после ужина у Великого Магистра, Шэф привел Дениса в резиденцию белых поясов - "молочник". Белопоясников там было видимо-невидимо - больше тысячи и казалось, что найти нужного человека будет весьма непросто, но мудрый руководитель, ведомый неведомыми Денису соображениями, быстренько разыскал наставника Хадуда и его команду.
   Перед строем из двух десяток мальчишек, лет так четырнадцати - пятнадцати, важно расхаживал их наставник, подпоясанный зеленым поясом, и что-то втюхивал с серьезным видом. Чуть поодаль располагались аналогичные группы, но там ребята были помладше, или размером помельче, черт их разберет - определение возраста детишек на глаз никогда не было сильной стороной Дениса, но если бы он обладал даром предвиденья, то непременно почувствовал бы, что слово "глаз" в его будущем "сотрудничестве" с вышеупомянутыми "детишками" - ключевое...
   Остановившись в нескольких шагах за спиной "группенфюрера" компаньоны принялись наблюдать за происходящим.
   - Ленивые болотные черви! Жабьи задницы! Дети греха! Вы у меня все сдохните, но опозорить наставника Хадуда вам не удастся! - Завершив фразу, "зеленый пояс" начал набирать новую порцию воздуха в грудь - он явно собирался продолжить свою пламенную воспитательную речь, но тут обратил внимание, что воспитанники таращатся куда-то ему за спину, а не пожирают глазами своего куратора, отдающего все свои силы, кровь и душу этим малолетним бандитам!
   - Это что еще за... - он резко развернулся, видимо для того чтобы дать точную и всеобъемлющую характеристику бездельникам, торчащим у него за спиной и мешающим сеять разумное, доброе и вечное в сумеречных душах его подопечных.
   Группенфюрер так и остался стоять с открытым ртом и выпученными глазами - несмотря на отсутствие СМИ и Интернета, информация о Шэфе и его стиле общения, видимо, получила широкое распространение среди аборигенов. Не желая усугублять ситуацию, чреватую потерей лица наставником Хадудом, Шэф вежливо произнес:
   - Здравствуйте мастер Хадуд! Мне видимо представляться не надо...
   - Н-н-не н-надо, - подтвердил зеленопоясной.
   - Вот и чудненько, а это мой друг, Дэн, - Хадуд уставился на Дениса по-прежнему выпученными глазами. - Я вас попрошу о небольшой услуге: он будет приходить к вам каждое утро после завтрака и заниматься с вашими ребятами общефизической подготовкой. - Группенфюрер начал судорожно втягивать воздух, чтобы что-то сказать или возразить, но Шэф остановил этот процесс легким движением руки. - После этого, он будет уходить и возвращаться после обеда, для спаррингов с вашими воспитанниками. Ну, а затем вода тоже вместе с вашей группой. - Шэф ласково улыбнулся. - Вопросы?
   И тут обладателя зеленого пояса прорвало: ...группа сформирована восемь лет назад... по какому праву?.. корректировать учебный процесс недопустимо... деканат не разрешит... куда это, интересно, воспитанник будет уходить после ОФП... кто разрешил?!.. и вообще!.. ОН - НАСТВНИК ХАДУД - НЕ СОГЛАСЕН!!!
   Всю эту речь Шэф прослушал молча, со своей фирменной улыбкой дебиловатой мамаши, умильно разглядывающей капризничающего первенца. Дождавшись окончания спича, Шэф также молча, но уже с улыбкой Моны Лизы - легкой и немного загадочной, вытащил из-за пазухи какой-то медальон, который и продемонстрировал группенфюреру.
   Сравнимый эффект давала только демонстрация серебряного креста вампиру, и то только в голливудских фильмах. Не в смысле, что Хадуд тут же откинул копыта, а по степени эмоционального воздействия - клиент смягчился и сник, как сахар в чае.
   - Вопросы? - Снова крайне доброжелательно поинтересовался Шэф у зеленопоясного. Тот энергично помотал головой - видимо хотел, чтобы этот кошмар поскорей закончился, чтобы Великий и Ужасный убрался поскорей к чертовой матери, или куда там ему надо... - Тогда у меня есть одно уточнение. - Улыбка исчезла и лицо Шэфа приобрело самое зловещее выражение. - Очень важное уточнение. Для него, - Шэф ткнул пальцем в Дениса, - никаких поблажек и привилегий.
   ... не нравится мне это...
   ... Хадуд этот долбанный...
   ... детишки сраные... Шэф сука...
   ... сам валит развлекаться с блядями...
   ... а я тренироваться буду, блин... сволочь...
   Курсанты должны работать с ним в обычном режиме... - Любимый руководитель взглянул на Дениса и пояснил: - Обычный режим - это фулл-контакт... так что имей в виду... - Шэф сделал паузу, зловещую тишину которой нарушали только невнятные отзвуки голосов, прилетавшие откуда-то издалека. - Если во время учебного боя, один на один, - Шэф сделал очередную паузу, - с Дэном что-нибудь произойдет... ну, что ж - на все воля Высоких Небес - вы не должны себя за это казнить...
   ... он чё охренел?!... что значит "произойдет"!?...
   ... что значит "произойдет"!!!??? бл-иии-ннн!..
   ... меня что могут... во время тренировки?!...
   ... блин, надо ему объяснить... я не могу!..
   ... он чё не понимает?!... я должен ехать с ним...
   ... я не хочу тут один!... блин, ну я и попал!..
   Денис, заранее ни о чем не предупрежденный, слушал разглагольствования Шэфа о нюансах своего обучения с ужасом. Он хотел возражать, брыкаться, вопить, но... внутреннее оцепенение подобное тому, что охватывает лягушонка перед гадюкой, не позволило ему даже открыть рта. Самым страшным было то, что если Шэф предполагал возможность - значит она была.
   - После ОФП, зайди за мной, я буду у Магистра, - бросив напоследок эту фразу, снова ввергшую наставника Хадуда и всю его группу в столбняк, Шэф удалился неторопливой походкой плейбоя - а куда плейбою торопится? - его клубы, яхты, поля для гольфа, "Ягуары" и девки никуда не денутся - подождут!

*****

   Мастер войны ш'Тартак понравился Денису еще меньше, чем наставник Хадуд. Было в нем что-то от садиста эсэсовца, как их любили показывать в советских фильмах: высокий, поджарый, светловолосый, голубоглазый, со стеком и брезгливым выражением породистого лица. Судя по всему, "эсэсовец" тоже не был в восторге от того, что его почтили вниманием такие знаменитые особы, как Шэф и Денис - удивительно, но факт!
   На сей раз Шэф видимо решил сразу расставить все точки над i, и вытащил свой волшебный медальон заранее, чтобы ни у кого не возникло сомнений в том, кто в доме хозяин.
   - Здравствуйте, я мастер войны Шэф, - коротко представился он. "Эсэсовец" бросил быстрый взгляд на медальон и коротко кивнул, а Шэф продолжил: - Великий Магистр рекомендовал вас, как лучшего Учителя и я прошу вас декады три - четыре позаниматься с моим другом Дэном.
   - За это время можно научить только задницу подтирать... ну, если раньше не умел, - равнодушно отозвался ш'Тартак, всем своим видом показывая, что если бы не медальон, то послал бы он этого Шэфа далеко и надолго, без всяких разговоров.
   - Ничего, мы верим в вас.
   - "Мы" - это кто? - ухмыльнулся "эсэсовец".
   - Великий Магистр, я и Дэн.
   Ш'Тартак скривился, будто разжевал целый лимон:
   - Послушай, Шэф, - если любимый руководитель говорил подчеркнуто вежливо, то белокурая бестия явно и откровенно хамила, - ты наверно не дурак, - говоря так, "эсэсовец" всем своим видом показывал, что сильно в этом сомневается, - и прекрасно понимаешь, что я - человек занятой, и всякие обсосы... даже от Великого Магистра, мне нужны, как тебе геморрой! - это было уже явным оскорблением, но Шэф, к удивлению Дениса, продолжил все так же вежливо:
   - И что вы предлагаете?
   - Что я предлагаю... - ш'Тартак сделал вид, что задумался, - ... что я предлагаю... что я предлагаю ... - а вот что! Ты тут навешал пиздюлей многим моим знакомым, - он презрительно улыбнулся, - даже белопоясниками не брезговал... так вот - продержишься против меня пару раундов, да что там пару - один раунд - беру твоего... не продержишься - катитесь отсюда оба и не попадаетесь больше на глаза, а то... - он раскрутил стек, как пропеллер взлетающего истребителя.
   - Согласен, - после мимолетной, но все же отмеченной всеми тремя, паузы отозвался Шэф, - только у меня одна просьба...
   - Просьба? - ш'Тартак с наигранным удивлением поднял бровь, - ну что ж, - усмехнулся он, - проси!
   - Мне бы не хотелось заниматься этим на виду... ну вы же понимаете...
   - Боишься потерять лицо. - Жестко констатировал "эсэсовец". - А про ребят ты не думал, каково им!.. Ладно, пошли, есть тут подходящая пещерка.
   Когда все трое подошли ко входу, Шэф коротко приказал Денису, тоже вознамерившемуся проникнуть внутрь: - Жди здесь! - И протягивая медальон, добавил: - Никого не пускай. Будут нахальничать - продемонстрируй, а пока спрячь.
   "Точно - боится потерять лицо! - грустно подумал Денис, - а вообще все херово: наставник Хадуд меня сразу невзлюбил, этот вообще ненавидит... как же - научат они меня, блин... хорошо хоть спарринги с детишками, а не с этими бандитами с разноцветными поясами..."
   Шэф появился через пару минут.
   - Давай медальон и жди здесь. Сейчас выйдет мастер ш'Тартак, будешь заниматься с ним до обеда. После обеда идешь к наставнику Хадуду - спарринги с его ребятами до ужина. После ужина, опять к Хадуду - плаваешь с его группой. Вопросы?
   Вопросы были - Денису хотелось выяснить многое: как прошла "дружеская" встреча с эсэсманом в пещере, что за удивительный медальон появился у Шэфа, а самое главное - какого хрена!? Почему Шэф не может сам его тренировать, а передоверяет это архиважное дело каким-то придуркам и изуверам?! Но вместе с тем он отчетливо понимал, что вопросам этим, сейчас, не место и не время, и потому Денис был краток:
   - Все понятно.
   - Это хорошо, что понятно... - протянул Шэф. - Я завтра или послезавтра уезжаю, когда вернусь не знаю, а ты тренируйся...
   Денис отрешенно смотрел уходящему главкому вслед, когда тот вдруг обернулся:
   - Дэн... или ты победишь страх, или страх тебя... - больше Шэф не оглядывался.
   Мастер войны ш'Тартак появился из пещеры минут через пять после ухода любимого руководителя, он болезненно морщился, прихрамывал, был очень бледен, очень зол и Ад следовал за ним!.. но не всем дано было разглядеть его...

*****

   Все чаще Денису казалось, что он белка, попавшая в колесо и что выбраться из колеса не удастся никогда. Позавчера сливалось со вчера, а завтра было неотличимо от сегодня. День делился на четыре части, четыре периода, четыре действия бесконечно разворачивающегося перед пустым залом спектакля, с Денисом в роли статиста. Денис был уверен, что он статист - главный герой всегда доживает до конца представления, а вот статист отнюдь...
   ... первый акт Мерлезонского балета у Дениса отторжения не вызывал, и можно даже сказать, что нравился: молодой, здоровый организм требовал движения, и он его получал с лихвой: бег по напоенному утренним солнцем лесу; растяжка, от которой бы взвыли балерины Мариинки и Ла Скала; лазанье по горам и деревьям; подтягиванье на ветках и отжимание от земли; прыжки с высоты и в высоту, а так же вбок и длину - короче ОФП. Кстати - насчет прыжков вбок - это не прикол. Даже то, что все вышеперечисленное Денис делал хуже всех в группе, никакого негатива в душе не оставляло: ребята этим занимались восемь лет. Они были ловкие, сильные, поджарые, и напоминали ему уличных котов. Конечно, в поднятии тяжестей, или перетягивании каната Денис бы их превзошел - он был выше самого высокого парня в группе на полголовы, шире в плечах, массивнее и сильнее, но, как показала дальнейшая жизнь, пользы от этого было немного...
   ... второй акт Мерлезонского балета: ожог стеком, но дернуться нельзя - иначе придется начинать все сначала, а сначала это плохо... Эсэсовец обучал следующим образом: показывал движение очень быстро; потом показывал движение очень медленно, объясняя все нюансы, типа: половина веса переносится на большой палец правой ноги, но проекция колена не выходит за пределы стопы, концентрация на точке "Гнев Дракона", точка еще закрыта, но сила готова выплеснуться по меридиану "Огонь"... Затем движение медленно повторял Денис. Когда он первый раз совершал ошибку, ш'Тартак подробно объяснял что произошло и как исправить. Когда Денис второй раз совершал ту же ошибку, эсэсовец просто называл ее, без объяснений. Третий и последующие разы наказывались ударом стека, без всяких комментариев - просто удар наносился в "провинившееся" место, а если Денис при этом дергался - движение повторялось с самого начала...
   ...третий акт Мерлезонского балета происходил с участием малолетних бандитов наставника Хадуда. Когда Денис, весь в кровоподтеках от стека ш'Тартака, первый раз явился на тренировочную площадку, ему было неловко: взрослому мужику, спарринговать с мальчишками - это было как-то... не комильфо...
   Жизнь быстро открыла ему глаза на истинное положение вещей - в смысле закрыла. Резкие и точные удары первого же из вышеупомянутых "мальчишек" быстро привели к тому, что через заплывшие глаза Денис мало что видел и всё оставшееся время так называемого "спарринга" свелось к методичному и планомерному избиению Дениса.
   Его "партнер", если так можно назвать этого маленького садиста, отнесся к делу с большим профессионализмом и редкостным энтузиазмом - вкладывал в экзекуцию всю душу! Вообще все дети от природы очень жестоки, что же говорить о детях отобранных по критерию выживаемости в агрессивной среде и плюс к тому прошедших многолетний, ежедневный курс по максимально эффективному причинению вреда ближнему своему...
   Когда спарринг в виде избиения, или избиение под видом спарринга - хрен редьки не слаще, закончился, к Денису подошел наставник Хадуд, бегло оглядел и вынес вердикт:
   - Кастор, отведи его к лекарю.
   Невысокий пожилой белопоясник приказал Денису раздеться, небрежно осмотрел и смазал какими-то противно пахнущими мазями, причем отметины эсэсовца - одними, синяки от "мальчика" - другими, а глаза - третьими. Эффект был поразительный - минут через десять глаза открылись, а боль от всех остальных повреждений снизилась настолько, что стала восприниматься вполне обыденно - как неприятный, но неизбежный фон - типа вони от выхлопных газов, когда ты гуляешь по Невскому или Тверской.
   Зона Отдыха Эстепоры приучила Дениса к мысли, что бассейн предназначен для того, чтобы люди в нем радовались жизни: плескались; брызгались; играли в мяч; под разными предлогами тискали девушек; на худой конец - ныряли и плавали, ну-у... если больше заняться нечем; короче говоря - получали удовольствие. Попав в тренировочный бассейн белопоясников, он понял насколько ошибочными были его представления - на самом деле, бассейн это место борьбы за жизнь! В самом прямом смысле этого слова.
   Тренировочный процесс был прост и эффективен, как бейсбольная бита: белопоясников запускали в воду, примерно на час, все это время они пытались утопить друг друга - все! Если учесть, что глубина везде была Денису с головой, а на берег "тренер", в рот ему пометом, не выпускал ни под каким видом, то четвертый акт Мерлезонского балета был не лучше предыдущих двух...
   В свою келью, или норку, или соту (на выбор) - Денис возвращался избитый, осунувшийся и голодный - интенсивные водные процедуры после ужина способствуют быстрому сжиганию калорий (жирдяем на заметку!). Но телесные муки были ничем по сравнению с духовными. Воспоминания о стек эсэсмана; о приводящем в дрожь взгляде мальчика Кастора, в котором на боевой площадке не оставалось ничего человеческого; о черной воде, из которой тянутся белые, как у утопленников, руки "мальчиков" наставника Хадуда - все эти ожившие картинки недавнего прошлого вгоняли Дениса в беспросветную тоску. В первый день он надеялся перед сном обсудить с Шэфом возможность альтернативного способа обучения: ну там заочного... или еще какого... пока он от "очной" формы не отдал Богу душу, но Шэф ночевать не явился и больше Денис его не видел.
   Время зациклилось, как змея засунувшая голову себе в задницу: общефизическая подготовка, избиение стеком, избиение в спарринге, борьба за жизнь в бассейне. Тоска, обида, боль, голод и страх - других чувств у Денис не осталось. Через какое-то время он почувствовал, что чувства эти материализуются, трансмутируясь в какую-то отвратительную субстанцию, которая концентрируется внизу живота в гадком, черном гнойнике. Ложась спать он физически чувствовал как тот пульсирует и растет. Однажды вечером, в тот неуловимый момент, когда явь еще не стала сном, но уже перестала быть явью, у него возникла четкая мысль: "Скоро нарыв лопнет!.." Что будет потом он не успел понять, потому что сразу очнулся в холодном поту и долго потом не мог уснуть.
   Бешенный тренировочный ритм, если вообще происходящее можно было назвать "тренировкой" - а с другой стороны, как еще? - не дрессурой же, не позволял Денису в течении дня задуматься о своей незавидной судьбе. Время тягостных раздумий приходило ночью, когда он укладывал свою измученную тушку на жесткое каменное ложе, покрытое тонкой соломенной циновкой.
   Думы были простые и конкретные - как избавиться от этого кошмара? В первые дни Денис пытался найти, если можно так выразится, стратегический выход из создавшейся ситуации, и такой выход, правда единственный, был - сбежать! Если бы дело происходило на цивилизованном Тетрархе, в Островной Цитадели, то не исключено, что ему бы хватило решимости на этот отчаянный шаг, ведь в конце концов у него была заветная Красная карточка и статус ходока... чем черт не шутит, пристроился бы куда... или дождался возвращения любимого руководителя где-нибудь в тихом месте - ведь не убил бы он его в конце концов!
   На Маргеланде же ситуация была совершенно иная: покинь он Орден самовольно, никакого статуса белопоясника у него бы не было, не было у него также и денег, чтобы попытаться безболезненно врасти в местную инфраструктуру, и, зная свою удачу, Денис был уверен, что в статусе свободного человека пробыл бы максимум пару суток, минимум - пару часов, после чего обязательно попал бы в рабство. Существовал призрачный шанс, что его способности полиглота могли бы понадобиться кому-нибудь из купцов, но как найти такого, не попав в процессе поисков гребцом на галеру? - Денис трезво оценивал свои шансы. Кроме того, для должности писаря и толмача у него не было необходимой квалификации: говорит-то он умел, а вот писать и читать нет! Так что и здесь, с большой долей вероятности, ожидался облом.
   Потом это стали даже не думы, а базовые инстинкты: естественная реакция любой белковой формы жизни на боль - это попытка устранить источник боли или убраться от источника боли на расстояние, при котором болевое воздействие достигнет своего минимума или вообще исчезнет.
   Это если по научному, а по простому, источников боли было два: Мастер войны ш'Тартак и "мальчики" наставника Хадуда. Вариант с максимизацией расстояния до источника боли, или же говоря по-простому: побег с подводной лодки, на самом деле являлся синонимом рабства или смерти - это с одной стороны, а с другой, кого устранять? Устранять Мастера войны ш'Тартака? - зашибешься устранявши. Устранять "мальчиков" из команды наставника Хадуда? - теоретически они вообще не должны были быть источниками проблем - все-таки пятнадцатилетние мальчишки против взрослого, здорового мужика, но... опять проклятое "но"...
   Как это ни покажется странным, но никакого преимущества в физическом плане, Денис перед "цветами жизни" не имел. Он имел преимущество в росте, весе и физической силе, но все это нивелировалось фантастической быстротой "детишек" в драке - то, что это никакой не спарринг, с какими-то фиксированными правилами, Денис понял сразу же, в первый злополучный день, как только получил по яйцам. Он согнулся, чтобы обратить внимание наставника Хадудда на "неспортивное поведение" своего выкормыша, чтобы "спарринг" был остановлен, а виновник получил предупреждение, а вместо этого получил по морде, причем он сам, и "спарринг" благополучно (для выкормыша) продолжился...
   "Мальчики" двигались с ловкостью и проворством обезьян, его попытки схватить "партнера" и подгрести под себя, чтобы использовать преимущества большей массы, успеха не имели - "партнер" благополучно ускользал, чтобы тут же контратаковать резким ударом рукой или ногой. Но главное преимущество "мальчиков" было в другом - они Дениса не боялись, они вообще ничего не боялись, а он их боялся...
   Однажды, в "первой" жизни - на Земле, Денис у мусорного контейнера наткнулся на кота, разделывающего только что пойманного голубя. Кот был небольшой, тощий, облезший, с мордой иссеченной шрамами, имевшими вид какого-то дьявольского иероглифа. Кот пристально, не мигая, посмотрел в глаза Денису, давая понять, что если тот попробует отнять голубя, то кто останется в живых: Денис или кот - неизвестно, но скорее всего кот.
   Бывали у Дениса такие моменты - озарения или ясновиденья, черт его знает, как назвать, когда смотришь на человека и все про него понимаешь: вот идет девушка - красивая, стройная, а ты откуда-то знаешь, что у нее больная мама, сын маленький, мужа никогда не было - любимый свалил сразу, как узнал про беременность, что начальник к ней клинья подбивает, а ее воротит с него. Может это все и неправда, как проверишь? - но случалось с Денисом такое.
   Встретившись с котом взглядами, Денис понял: кот этот, встретив заведомо более сильного врага: человека кошкодава, питбуля, ротвейлера или еще кого из этой оперы - отступит, удерет, спрячется, бросит добычу. Но! Это только в том случае, если будет куда, а если нет, он будет драться насмерть! Он не станет показывать кошкодаву спину, чтобы тому было удобно накинуть свою мерзкую петлю - он постарается вцепится ему в лицо; он не станет убегать от собаки - он попробует выцарапать ей глаза! Кота можно было заставить убежать, можно было убить, но его невозможно было запугать!
   И эта его спокойная решимость, ясно читавшаяся в глазах, в девяти случаях из десяти заставляла врагов кота отступить без боя... но и оставшихся "десятых" хватило, чтобы расчертить шрамами его морду. Так вот - выражение глаз у "детишек" Хадуда было такое же.
   Денис обратил внимание - пока "детишки" находились вне боевой площадки, это были люди, как люди, даже можно сказать - дети, как дети - толкались, смеялись, разговаривали о чем-то. О чем - был непонятно, потому что, как только Денис к ним приближался, они замолкали, настороженно посверкивая на него глазами, но как только они оказывались в пределах боевого периметра - всё, вместо пятнадцатилетнего мальчишки перед ним оказывалось непонятное существо, с волчьими, а точнее, с "кошачьими" глазами, равно готовое, как убивать, так и умирать.
   Плюс к этому боевая техника - совершенно не похожая на виденное в гонконгских боевиках и спортивных передачах по ящику с репортажами о смешанных единоборствах и тому подобных зубодробительных видах спорта. Была эта техника какая-то... экономная, что ли - Денис почувствовал это, занимаясь с ш'Тартаком, но применить на практике полученные знания никак не удавалось.
   Как только он оказывался в пределах периметра, вся премудрость по проведению и отражению атак куда-то исчезала, а взамен появлялся страх, по капле просачивающийся в гнойник внизу живота. Когда перед тобой партнер... хотя какой, к черту, партнер - враг, надо называть вещи своими именами - враг, готовый убивать и умирать, а ты боишься его убить, а еще больше боишься умереть сам - исход боя предрешен.

*****

  
   Несмотря на усталость сон не приходил. Это было странно - в последнее время, едва голова касалась циновки, чаша с усталостью сразу перевешивала чашу с дерьмом, собранным за день, и успешно утаскивала Дениса в пучину сна. На сей раз быстро заснуть не удалось. Очень некстати, на пороге яви и сна, мешая заснуть, начал пульсировать черный гнойник внизу живота, без боли, но как бы предупреждая - недолго осталось... Внезапно, безо всякой на то причины, в голове вдруг возникла четкая, холодная мысль, пришедшая неизвестно откуда, как будто присланная кем-то: "Все назначенное судьбой будет получено, рано или поздно, так или иначе...", а потом неспешно, но неудержимо нахлынули воспоминания.
   ... Точная дата известна - Денису четыре года, это его день рождения. Он горько ревет уткнувшись головой в теплые мамины колени. Почему ему пришло в голову задать тете Люсе, младшей маминой сестре, этот вопрос он не знает, откуда вдруг взялся такой странный интерес у обычного, заурядного четырехлетки, непонятно, и понимал ли он тогда о чем спрашивает? Теперь уже никто не скажет... Но вопрос был задан:
   - Тетя Люся, а вы умрете?
   - Умру.
   - А мама?
   - И мама умрет.
   - А я? - холодея продолжил Денис, с нарастающим ужасом предчувствия ответ.
   - И ты умрешь. - Молодая, красивая, румяная от танцев и сладкого вина, любимая тетка не стала скрывать правды.
   Денис заревел, через некоторое время к нему присоединилась и тетя Люся. Успокоился он только уткнувшись в мамины колени, а забыл обо всем, когда отец погладил его по стриженной голове большой, теплой ладонью...
   ... Точная дата неизвестна - до школы. Денис с мамой в поликлинике, в очереди к ортопеду. Напротив, тоже в очереди, сидит очень красивая, горбатая девочка, она с бесстыдством, свойственным маленьким детям, строит Денису глазки. Маленький Денис улыбается ей в ответ - он заворожен ее неестественно красивым лицом, в котором пронзительно синие глаза контрастируют с темными, вьющимися локонами, над левой бровью девочки приметное родимое пятно в виде буквы "Ф"...
   ... Точная дата известна, за сутки до похорон мамы. Горбатая нищенка, неопределенного возраста, у входа в метро с протянутой рукой. Она поднимает глаза от земли и Денис встречается с взглядом выцветших синих глаз, над левой бровью нищенки приметное родимое пятно в виде буквы "Ф"...
   ... Точная дата неизвестна - до школы. Денис с мамой у ортопеда в институте Турнера.
   - Этимология заболевания не ясна, - врач бесстрастен, как патологоанатом, - поражены мышцы спины. Ближайший по симптоматике - полиомиелит, но, - он заглядывает в карточку, - Денис вакцинирован, так что... - он разводит руками, - могу рекомендовать в обязательном порядке корсет, и по возможности лечебную гимнастику и массаж. - Он делает паузу, потирает переносицу и продолжает. - Если принять все меры, может обойтись сколиозом, степени, так скажем - второй, а если нет - так и до горба недалеко, и никакого детсада - сами понимаете...
   ... Точная дата известна - первое сентября в первом классе, день знаний, первый в жизни учебный день, первый в жизни урок. Учительница выясняет, кто умеет читать, кто писать, кто считать. Денис истово тянет руку, даже трясет ею, чтобы учительница спросила его, что он знает, а он расскажет о том, что умеет не только читать, но и писать, считать до ста, и... внимание! Умножать на десять! При этом весь класс, а особенно та стройная блондиночка, со второй парты, у окна, увидит какой он умный и красивый!
   Денис, теперешний, взрослый, горько усмехается - это все мама: "Умница моя!",
   "Красавец мой!" - ключевое слово "мой..." и "моя" - а он и вправду поверил...
   Он так вертится, что вызывает явное неудовольствие своего соседа по парте, коее тот и выражает пеналом по башке. Вот тут-то Денис и привлекает внимание и светловолоски, и всего остального класса, и учительницы, и на ее вопрос о причине постороннего шума, бесхитростно сдает соседа, не имея, никакого понятия о смертном грехе ябедничества и карах, которые могут воспоследствовать в отношении ябеды - издержки домашнего воспитания, знаете ли...
   ... Точная дата известна - первое сентября в первом классе, день знаний, первый в жизни учебный день, первая в жизни перемена. Сосед дожидается Дениса, ловкой подножкой сбивает на пол, усаживается сверху и пару раз слегка смазывает по морде, и все это на глазах светленькой, наблюдающей за боем с веселым ужасом. Корсет при падении очень больно защемляет бок, подняться самостоятельно, даже когда зловредный победитель слезает с Дениса, нет никакой реальной возможности - для этого надо перекатиться на живот, а потом, извиваясь, начать процесс подъема "затонувшего корабля", но устраивать такой цирк на глазах у всего класса и, главное, этой девочки, решительно невозможно. Не найдя другого выхода, Денис просто плачет, лежа на спине. На этом его карьера героя-любовника завершается, не начавшись. Встать и отряхнуться помогает учительница...
   ... Точная дата известна - первое сентября в первом классе, день знаний, первый в жизни учебный день, после уроков, в школе. Денис с разгону тыкается в коленки встречающей мамы, а она увидев в каком он состоянии... устраивает грандиозный скандал, в результате которого весь класс (и блондинка, естественно тоже) узнает, что Денис исключительный - не такой, как все, он болеет, он носит корсет, его нельзя толкать, его нельзя обижать, ему нельзя драться...
   ... Точная дата известна - первое сентября в первом классе, день знаний, первый в жизни учебный день, после уроков, дома. Мама расшнуровывает корсет, и видит здоровенную красно-сине-фиолетовую гематому на боку, где он защемил Денискино тело, она плачет, тихо и горько. Денис прижимается к ней и молча гладит по спине. На душе у него тоскливо и сумеречно.
   "Точь-в-точь, как сейчас..." - думает теперешний Денис.
   Он так хотел в школу, мечтал, что у него наконец появятся друзья, что он будет играть с другими мальчиками и девочками. После первого школьного дня его мечта осталась такой же яркой - она просто поменяла знак - теперь он страстно хочет никогда-никогда не возвращаться в школу, не видеть ухмыляющуюся рожу соседа по парте, лиц одноклассников, глядящих на него с брезгливым недоумением, а больше всего он не хочет видеть светленькую красавицу со второй парты, у которой вместе с брезгливостью во взгляде присутствует еще и жалость. А может это он все нафантазировал и никто не него так и не смотрел, но школу он возненавидел раз и навсегда.
   - Мама, - тихо говорит он, - можно я в школу не пойду?
   Она конечно понимает все его переживания, ей так же горько, как ему, а может еще горшее - она ведь знает, что нет такой школы, где ее любимому сыну будет хорошо.
   - Дениска, в школу ходить придется, - мама вздыхает, видя, что он пытается возразить, - пойми сынок, в этом возрасте мальчишки всегда дерутся, они не плохие, просто они так устроены. В другой школе будет тоже самое. А тебе драться нельзя, ты сам понимаешь почему.
   Денис молча кивает головой.
   - Пообещай мне, - голос ее крепнет, - что ты никогда не будешь драться, - она делает паузу, - если тебя обидят, просто молча отойди в сторонку или вообще уйди в другое место.
   Денис молчит.
   - Пойми сынок, - ее глаза опять наполняются слезами, - тебя ведь могут просто искалечить, не специально, по незнанию, но ты на всю жизнь останешься горбатым!
   Она пристально смотрит на сына и Денис не выдерживает.
   - Хорошо, мама.
   - Ты мне обещаешь!
   - Да.
   "Ну вот, - мелькает в голове засыпающего Дениса, - в школе мне пиздюлей не додали - теперь возвращают должок!"

*****

   Человек животное стадное, или, если по-научному - общественное, и положение Дениса усугублялось тем, что он все время был один. После окончания занятия у Мастера войны ш'Тартака, Денис для него переставал существовать - он смотрел сквозь него; после окончания очередного спарринга, когда избитый Денис тащился к лекарю, он исчезал для "мальчиков" Хадуда, не говоря уже о самом наставнике. Но главное, Шэф за два дня пребывания в Обители сумел нажить множество врагов и, естественно, тень вражды падала и на Дениса, да и близость Шэфа с Великим Магистром диктовала всем, даже не обиженным любимым руководителем, определенную "сдержанность" в отношении Шэфовского дружка, типа: не тронь говно - дешевле будет...
   Но, к сожалению для Дениса, закон сохранения (ежели где-то чего-то убавится...) - это самый универсальный закон во Вселенной, поэтому весь дефицит внимания по отношению к себе со стороны насельников Северной обители с лихвой компенсировал всего один человек. Но радости от этого не было никакой, и если бы Денис мог выбирать между муками одиночества и счастьем человеческого общения, он бы выбрал муки.
   Единственным человеком, который проявлял внимание к Денису, причем делал это очень настырно и можно даже сказать - беспардонно, был тот молодой краснопоясник, который кричал ему что-то обидное, когда он опозорился бабьим визгом во время мытья, сразу по прибытии в Обитель. Имя его, как случайно подслушал Денис, было Настар.
   Настар этот, по совершенно непонятной Денису причине, невзлюбил его до чрезвычайности. Он даже выкраивал время из очень напряженного тренировочного графика "красных поясов", чтобы понаблюдать за избиениями... в смысле, спаррингами Дениса, иногда являлся позубоскалить и к бассейну - единственно, где Денис его никогда не видел, это около ш'Тартака. Когда они иногда издалека встречались взглядами с Настаром, тот презрительно кривил губы и кричал какое-то слово, звучащее примерно как "гуандин". Что это значило "переводчик", выгравированный на черепе Дениса, не знал... или не говорил.
   От всего происходящего Денису стало казаться, что он попал в Ад - дурную бесконечность заполненную страданием. Он чувствовал себя несчастным осликом у шахтного ворота, обреченным всю жизнь ходить по кругу во тьме, сбивая в кровь копыта и натирая ярмом кровавые мозоли. Постоянная борьба за жизнь отнимала все силы, Денис чувствовал, что тупеет - даже память о Шэфе сделалась какой-то тусклой, блеклой - он стал бояться, что тот никогда за ним не вернется, что Денис обречен веки вечные пребывать в этом кошмаре, без надежды на избавление.
   Но в последнее время кроме тоски, обиды, боли, голода и страха появилось любопытство. И с каждым днем это чувство крепло, набирало силу. Денис почему-то вообразил, что если он узнает, что означает слово "гуандин", жизнь его изменится. К лучшему, или к худшему - неизвестно. Но изменится! Это сделалось для него навязчивой идеей - иногда во сне ему чудилось, что чьи-то бесплотные губы открывают ему тайну значения слова "гуандин", но проснувшись Денис не мог ничего вспомнить и это добавляло еще одну каплю черного гноя в мешочек, расположенный внизу живота.
   В этот день, как обычно после обеда, Денис, понурив голову, не торопясь брел к месту дислокации наставника Хадуда и его "мальчиков", для получения очередной порции сами знает чего, недополученной в школе. Взгляд его был опущен в землю, Дениса давно перестали интересовать "чудеса" и "красоты" Северной обители (да и не было их, по правде говоря), и по сторонам он не глазел. Настроение было, как всегда, поганое, черный гнойник прямо с утра, пульсировал не переставая, и единственной мечтой было дожить до вечера и улечься на свою циновку.
   "Дожить до вечера" - не было фигурой речи, как обычно: "Ой, устал, как собака, мне б дожить до вечера и в люлю!". Нет, для Дениса это была конкретная цель, достижимая конечно, но не гарантированная - "мальчики" Хадуда в спаррингах и бассейне прилагали все силы, чтобы сделать ее недостижимой... Предаваясь этим невеселым размышлениям, Денис почти добрался до туннеля в "молочник", когда услышал:
   - А-а-а! Кого мы видим! - Денис поднял глаза. Немного сбоку, стояло несколько краснопоясников, а прямо перед ним, загораживая дорогу - так чтобы пришлось обходить, расположился улыбающийся Настар.
   - Настар! Прекрати, не связывайся! - потребовал высокий рябой парень, - ты же знаешь...
   - А я чо - я ничо, - неприятно заухмылялся Настар, - просто не люблю, когда по обители хуаншины ползают!
   "Хуаншин, а не гуандин", - отстраненно подумал Денис.
   ... младший сын пьяной шлюхи, зачатый старшим сыном...
   Черный гнойник внизу живота лопнул. Пазл Мастера войны ш'Тартака с металлическим лязгом сложился - все элементы встали на предначертанные им места, как будто всегда там находились - с рождения. Тоска, обида, боль и страх выплеснулись наружу, как гной из вскрытого фурункула. Но природа не терпит пустоты, и место омерзительной субстанции, наполнявшей пузырь внизу живота, мгновенно заполнило то, чем было наполнено окружающее пространство - яростью и ненавистью!
   Прежний Денис попытался бы выяснить причину такого негативного к себе отношения. Причем, заметьте себе! - ничем не спровоцированного! Попробовал бы сблизить позиции, найти консенсус, договориться - но то прежний. Новый Денис опустил глаза, чтобы ничем не выдать своих намерений, мгновенно прокрутил в голове план дальнейших действий и прыгнул!
   На его счастье Настар ничего подобного не ожидал - да и кто, видевший "спарринги" прежнего Дениса мог предположить подобное развитее событий? - Никто!
   Более тяжелому Денису удалось наконец то, что никак не удавалось осуществить с "мальчиками" Хадуда - подмять противника под себя. Оседлав Настара он начал методично его избивать, превращая ненавистную рожу в кровавое месиво.
   "Младший сын!.." - хр-р-р-яс-сс-ть! - из свернутого набок носа вылетают кровавые сопли!
   "Пьяной шлюхи!.." - хр-р-р-яс-сс-ть! - глаз чудом не вылетает из орбиты!
   "Зачатый!.." - хр-р-р-яс-сс-ть! - второй глаз надолго выведен из строя! - "А хоть бы и навсегда! - с веселой яростью думает Денис. - Убью гада - и будь что будет! Один раз живем!"
   "Старшим сыном!.." - хр-р-р-яс-сс-ть! - вместо носа хлюпающий кровью блин, брызги разлетаются далеко-о-о! Х-О-Р-О-Ш-О-ТО КАК - НИКОГДА ТАК НЕ БЫЛО!!!
   Правда, долго наслаждаться победой ему не удалось - товарищи потерявшего сознание курсанта оттащили его и в свою очередь принялись избивать. К чести Дениса надо сказать, что он не только получил изрядное количество пизд... ударов, но и сам успел подбить несколько глаз.
   - Прек-ра-тить! - раздался негромкий голос и мгновенно рядом с Денисом не осталось никого, кроме незаметно подошедшего ш'Тартака.
   - Что здесь происходит? - равнодушно поинтересовался Мастер войны. Ответом ему было молчание и угрюмое переглядывание краснопоясников. Очень некстати заворочался и негромко застонал битый Настар.
   - Ну, а ты что скажешь? - повернулся ш'Тартак к Денису.
   - Мы... - Денис мучительно соображал, как вывернуться из ситуации: сказать, что Настар его оскорбил? - с первого школьного дня, он больше не ябедничал, да и наживать лишних врагов не хотелось... промолчать - неизвестно, как к этому ш'Тартак отнесется... - тренировались! - нашелся он.
   - На него изумленно уставились как краснопоясники, так и Мастер войны.
   - Тебе не хватает... - ш'Тартака сделал паузу, но не стал уточнять чего не хватает, - у Хадуда?
   - Да, ребята... помогли проверить, как я осваиваю техники, что вы даете...
   - Ну и как? - ухмыльнулся ш'Тартака.
   - Нормально. - Неожиданно раздался голос рябого.
   - Нормально, так нормально, - покладисто согласился Мастер войны, - а вам остается надеется, что он ш'Эфу расскажет тоже самое... ш'Эфу-то повода особого не надо... он и без повода... - усмехнулся ш'Тартак.

*****

  
   - Да-а-а-а... угостил ты мне фрастирсом, - огорошил Дениса ш'Тартак следующим утром.
   ... подложил свинью...
   В ответ на изумленное Денисово лицо, он пояснил:
   - Я поставил свой парфан
   ... кинжал с покрытием из истинного серебра, эффективен против темных...
   в заклад против ломаного хума, что у тебя яиц нет, и как бы я тебя не учил, ты останешься ойлох,
   ... ботан... лох... штафирка... гражданский... явный уничижительный оттенок...
   а ты... оказался с яйцами. - Он протянул Денису кинжал, похожий на парадный морской кортик, в богато украшенных ножнах. - Отдашь ш'Эфу.
   Денис растерялся, он не знал, как себя вести: благодарить? - за что? - что он подложил свинью наставнику? Как-то не очень... Сделать радостное лицо, что у него есть яйца? - так наставник из-за этого лишился кинжала, и видимо недешевого... Тоже как-то не катит... Сделать скорбное лицо, что наставник проиграл пари? - откровенное лицемере и вранье - ш'Тартак не дурак, чтобы поверить в эту лажу... Промолчать? - будет невежливо по отношению к Мастеру войны... да и небезопасно, в конце концов...
   Естественно, все эти душевные терзания явно отразись у него на лице, пауза затягивалась, и тут на помощь Денису пришел ш'Тартак:
   - Держи его в правой руке, в левую возьми, - он кивнул на коллекцию колюще-режущих предметов, лежащую на земле, - такой же. Начинаем работать с оружием...
   А вчера...
   ...Вчера у Дениса при приближении к боевой площадке, впервые с того мгновения, как он попал в Ад, не сжималось все внутри, в ожидании предстоящей "тренировки". Вчера он впервые с начала "тренировочного" процесса" увидел "мальчиков" Хадуда такими, какими они были на самом деле - пятнадцатилетними угловатыми мальчишками, а не страшными малолетними убийцами, и ужаснулся тому, что боялся их все это время, до судорог в животе.
   Все спарринги он выиграл - небольшое преимущество хадудовцев в скорости с лихвой компенсировалось его превосходством в размерах, массе и физической силе. К удивлению Дениса, у мальчишек не было превосходства в технике - по крайней мере ни один удар, ни один маневр в тупик его не ставили - он знал, что последует дальше и успевал предпринять необходимые защитные действия. Это было удивительно - ребята овладевали искусством умерщвления ближнего уже восемь лет (а год на Маргеланде был короче земного всего на десять земных суток), а он всего месяц, но что было - то было.
   Внезапно Денис понял, что успевает размышлять об всем этом во время боя! - это так его поразило, что он на мгновение потерял концентрацию и последствия не заставили себя ждать - он пропустил резкий удар рукой в голову, лоу-кик в бедро, и с трудом блокировал удар в пах. Переключив внимание на бой, Денис принялся энергично возвращать долги.
   Никаких чувств во время боя Денис не испытывал: ни всепожирающей ненависти, как во время драки с Настаром, ни страха, как во время предыдущих спаррингов, ни даже боли, от многочисленных ударов.
   "Чудес не бывает, - подумал Денис, - значит потом будет болеть!" - решил он, но мысль эта прошла где-то по краю сознания, не выводя его из состояния боевой концентрации.
   В бассейне тоже все изменилось, вместо вкусной плотвички - объекта охоты, Денис стал такой же пиранью, как все: на него охотились, он охотился... а его масса и физическая сила стали очень весом фактором, чтобы лишний раз с ним никто не связывался. Когда Денису вздумалось просто поплавать и понырять, охотников прервать эти буколические занятия не нашлось.
   Заснул Денис очень быстро - емкость внизу живота, где раньше скапливалась черная мерзость, сейчас была заполнена чем-то прозрачным, тягучим, красно-желтым, греющим душу: "Медом!" - подумал Денис, засыпая.

*****

   Через пару дней, Денис осмелился обратиться к ш'Тартаку:
   - Мастер войны, прошу прощения, у меня вопрос... точнее просьба...
   - Слушаю, - приветливо отозвался ш'Тартак. После известных событий он уже не смотрел сквозь Дениса и вообще изменилась атмосфера на занятиях - раньше Денис физически ощущал, что Мастеру противно с ним заниматься, сейчас этого не было.
   - Нельзя ли мне спарринговать с... - Денис запнулся, не зная как сказать: "Красными", "Краснопоясниками", "Краснопоясыми", или еще как - может на этот счет существуют строгие правила, а нарушать неосторожным словом хрупкую атмосферу доброжелательности, возникшую за последние дни, как-то не хотелось... - с обладателями красных поясов, - Денис решил, что такая формулировка не сможет задеть ничьих ранимых душ, - а то с ребятами мастера Хадуда стало как-то... неинтересно...
   - Слишком просто? - уточнил ш'Тартак.
   - Ну-у... да...
   - И ты решил, что тебе пора браться за краснопоясников?
   ... краснопоясники... будем знать...
   - Ну-у... типа того...
   - Занятное выражение, - пробормотал ш'Тартак, как бы про себя, - но выяснять, где так говорят, я не буду - меньше знаешь - дольше живешь...
   ... меньше знаешь - крепче спишь... у нас...
   ... а здесь: дольше живешь... тоже неплохо...
   но я тебя хочу огорчить, - продолжил он вслух, - тебе драться с краснопоясником тоже самое, что слепому со зрячим.
   - А как же!?.. - начал Денис, но ш'Тартак не дал ему закончить:
   - Этот придурок Настар, не был готов к бою, подпустил тебя слишком близко и позволил использовать твое единственное преимущество - физическую силу. За что и поплатился. Если выживет - будет ему хорошим уроком.
   - Почему он так? - неожиданно для себя спросил Денис, хотя за секунду до этого не испытывал никакого интереса к психологическим мотивам Настара, - я ему ничего не делал, вообще не знал...
   - Это-то как раз понятно: парень из рабов, с детства хлебнул дерьма выше головы, а тут ты с со своим ш'Эфом - на все готовенькое, красавчик такой... вот его змея и придушила...
   ... жаба...
   Денис задумчиво пробормотал:
   - Классовая ненависть... - ш'Тартак только удивленно посмотрел, но, как обычно, ничего не сказал.
   ... надо следить за базаром...
   ... вдруг это тайна - откуда мы с Шэфом...
   ... надо следить...
   - Краснопоясники умеют выходить в кадат, - как нечто само собой разумеющееся пояснил Мастер, - пока тебе с ними делать нечего, может со временем... а пока бери лук и метательные кинжалы.
   Решение нашел наставник Хадуд, которому надоело смотреть, как избивают его "мальчиков", тем более что о чем-то подобном говорил, во время их единственной встречи, и сам Мастер войны ш'Эф:
   - Тебе надо начинать работать с двумя противниками.
   - Как скажете, наставник! - легко согласился Денис, предполагая, что новому Денису сам черт не брат, не то что пара худых пацанов с волчьими глазами.
   Дальнейшее показало насколько глубоко он заблуждался насчет своих новых возможностей. Дело разумеется было не в том, что драка одному против двух, Денису представлялась чем-то вроде голливудской киноподелки, где главный герой с хриплым хаканьем лупцует одного плохого парня, а остальные, сбоку, дожидаются пока он закончит с первым, чтобы тотчас броситься на героя и, разумеется, получить свою порцию пиз... - ну, сами знаете чего. Денис прекрасно знал, что надо непрерывно двигаться, с первой секунды боя, он даже знал, как двигаться - они с ш'Тартаком отрабатывали различные боевые танцы, но на практике их Денис еще не применял.
   Это обстоятельство Дениса нисколько не смущало - в бою один на один он двигался нормально, так что - скажите на милость, помешает ему делать это против двух? Денис твердо запомнил афористическое высказывание ш'Тартака: "Остановка в бою - смерть!" Он полагал, что все премудрости связанные с передвижением в бою так же хорошо угнездились в его голове, как и все остальные техники, вставшие на свои места во время инцидента с Настаром, поэтому никакого беспокойства не испытывал, а как оказалось - зря.
   В действительности он просто не успел начать боевой танец, его опередили. Ребята мгновенно, как облитые водой кошки, разлетелись по площадке, так что один из них оказался у Дениса за спиной, а другой перед лицом, и тут же одновременно атаковали. Того, кто нападал спереди, Денис успел сблокировать и даже нанес ответный удар, правда не достигший цели. А цели он не достиг потому что нападавший сзади вырубил Денис четким ударом в затылок... И снова Денис поплелся в "медсанчасть", как в начале своей карьеры, когда он из нее не вылазил.
   Доктор встретил его, как старого знакомого, дал понюхать какую-то гадость, не лучше нашатыря, от которой в голове Дениса прояснилось, внимательно взглянул в глаза и вынес вердикт: "Сотрясение мозга - три дня без спаррингов".
   Прежний Денис был бы в восторге от неожиданного отпуска от побоев, а новый почувствовал что ему будет чего-то не хватать.
   "Мазохистом становишься помаленьку!" - съехидничал внутренний голос.
   "Не мазохистом, а Конаном-варваром!" - не остался в долгу Денис, направляясь к бассейну купаться - так доктор назвал действо, происходящее в воде. Купаться он не запретил.

*****

   Денису, можно сказать, повезло - образовавшуюся лакуну в тренировочном процессе милостиво согласился заполнить ш'Тартак. Вообще, после драки Дениса с Настаром, он стал относится к нему, как... скажем так - не как к досадному недоразумению. Теперь, тренировочное время Дениса у Мастера войны было поделено примерно на три равные части: боевые танцы - Денис вспомнил, в карате это называется ката; фехтование и стрельба.
   Строго говоря, термины фехтование и стрельба не совсем точно передавали суть дела. Под фехтованием имелся в виду бой непустой рукой, в ней мог быть: нож, меч, кинжал, камень, щепка, тряпка, факел, монета - перечислять можно до бесконечности - короче говоря, любой предмет.
   Стрельба тоже была шире этого понятия в привычном понимании - под этим словом понималось воздействие на противника без непосредственного контакта. Кроме дротиков, копий, луков и арбалетов, канонических, так сказать, профессиональных инструментов, использовалась такая экзотика, как рогатки, пращи и духовые трубочки, наподобие используемых индейцами Амазонки - кстати, тоже с ядовитыми стрелками. Также к этой дисциплине относилось метание любых предметов, которые можно швырнуть во врага голыми руками, без использования соответствующих приспособлений типа луков, автоматов, управляемых ракет и тому подобных устройств. На тренировках использовались камни, ножи, заточенные монеты, кинжалы, сюрикены, мечи, стрелы - да-да, именно стрелы - мало ли придется метнуть стрелу рукой, или использовать ее в качестве копья - в жизни всякое бывает...
   К удивлению Дениса, когда прошли три "больничных" дня, ш'Тартак сам зашел к Хадуду и договорился, что Денис будет вечером сначала заниматься у него, а потом приходить на боевую площадку максимум на пару спаррингов, вместо обычных восьми - десяти. Естественно, никаких возражений со стороны наставника Хадуда не последовало - у Дениса сложилось впечатление, что чем меньше наставник его видел - тем лучше себя чувствовал.
   И его можно было понять - кому понравится работать с непонятным курсантом, приближенным к Мастеру войны ш'Эфу, который, в свою очередь, вхож к Великому магистру? Мало ли чего... Избытком честолюбия Хадуд не страдал, местом своим в жизни был доволен, менять ничего не хотел, в справедливость не верил, и от сильных мира сего всегда стремился быть подальше. Из всего этого можно сделать вывод, что наставник Хадуд был мудрым человеком.
   Время, чтобы индивидуально заниматься с Денисом, имелось у ш'Тартака потому, что вечерами он курировал спарринги у группы краснопоясников. Особого внимания это занятие не требовало - они сами знали что делать и как. После боя отдыхали ровно столько, чтобы прийти в себя, ни мгновением больше, менялись партнерами, и вперед!
   Как-то раз, во время занятия, у Дениса образовался маленький тайм-аут - ш'Тартак отошел к одной из спаррингующих пар, чтобы указать на какие-то ошибки - те что-то там накосячили, а он в это время как раз закончил кату и, ожидая Мастера, а заодно восстанавливая дыхание, с интересом наблюдал за рубкой остальных краснопоясников на боевой площадке. Тут надо отметить, что экскурсия проведенная Шэфом в первый день их пребывания в Ордене была далеко не полной. Территория обители оказалась гораздо больше, чем он продемонстрировал Денису, и включала в себя достаточное количество специализированных, будем говорить - полигонов, одними из которых были боевые площадки, представляющие собой участки местности со значительными перепадами высот, покрытые хаотически расположенными валунами, деревьями, песчаными проплешинами; травой; гравием; глубокими ручьями; лужами, кустарником и т.д. Таких площадок было по крайней мере две - во всяком случае Денис знал две: для белопоясников, где он работал с "мальчиками" Хадуда и вот эта - для краснопоясников. Исходя из того, что на каждой из площадок сражались курсанты строго одного цвета, не перемешиваясь, можно было предположить, что таких площадок должно было быть больше - минимум по одной на каждый цвет, но как было на самом деле Денис не знал.
   - Я чувствую, ты мне не веришь. - Незаметно подобравшийся ш'Тартак, проследил за взглядом Дениса.
   - В смысле?
   - Что с красными тебе в спарринге ничего не светит. - В ответ Денис только неопределенно пожал плечами - спорить с Мастером не хотелось: если он считал, что шансов нет - значит нет, хотя у Дениса было особое мнение на этот счет. Битый Настар ярко свидетельствовал: "Нэт такых крэпастэй, катторых бы нэ взали балшэвики!"
   - Хочешь проверить?
   - Хочу.
   - Арсан! - позвал ш'Тартак отдыхающего красного, - поработай с ним, - он кивнул на Дениса, - без кадата.
   - Слушаюсь мастер! - проговорил красный, кидая на Дениса насмешливый взгляд.
   "Ну-ну... - мимолетно подумал Денис, чувствуя, как ярость разгорается внизу живота, разливаясь по жилам - один такой уже посмеялся..."
   Если один раз сработало - почему не использовать вновь? Денис прыгнул на противника, стремясь подмять краснопоясного под себя. Это было ошибкой - именно этого Арсан от него и ждал. Дениса встретил четкий удар ребром стопы, сбивший ему дыхание, от которого он отлетел назад метров на пять, больно приложившись спиной о большой валун.
   Сквозь красную пелену, застившую глаза, Денис все же рассмотрел стремительно надвигающегося противника. Краснопоясной решил, видимо, поединок не затягивать и добить Дениса, пока есть возможность. Он подпрыгнул и в прыжке нанес мощный и быстрый удар ногой.
   Очень многое, если вообще не все в жизни, зависит от того кем, или чем, считает себя сам человек. Раньше Денису казалось, что он тренировочный мешок - груша, на которой отрабатывают ударную технику "мальчики" Хадуда, некая живая макивара, образно говоря. Теперь же Денис был непоколебимо уверен, что он опасный боец - гроза разных раздолбаев, подпоясанных красными тряпками, и эта уверенность помогла ему непостижимым образом увернуться от добивающего удара Арсана.
   Боевое искусство, которому ш'Тартак обучал Дениса, в корне отличалось от бокса, борьбы, спортивного каратэ и прочих бойцовских дисциплин, о которых Денис знал из книг и фильмов. Это отличие было в том, что здесь практически отсутствовали обманные, выдергивающие удары - каждый удар наносился в полную силу с максимальной концентрацией.
   Объяснялось это тем, что в реальном бою у тебя не будет времени на финты и обманные движения, а каждый твой удар достигший цели, должен нанести врагу максимальный ущерб. В случае провала, после неудачного движения, ты должен мгновенно нанести следующий удар и уклониться от неизбежной контратаки - вот такая была базовая идеология.
   Поэтому совершенно не удивительно, что красный ударился пяткой о камень достаточно чувствительно. Однако, невзирая на боль, он тут же попытался контратаковать левой рукой без замаха, от груди - проведя так называемый уракен, но Денис уже успел прийти в себя и полулежа на земле мощно подбил красного под оба колена круговым ударом, так что ноги краснопоясника взлетели чуть ли не выше головы. Арсан выполнил страховку практически безупречно, самортизировав удар о землю руками, но несмотря на это все же чувствительно приложился копчиком. Высокая остаточная скорость, на которой произошел контакт его задницы с землей, заставила краснопоясника болезненно сморщился. На этом прелюдия, так сказать, закончилась.
   Противники вскочили на ноги, Арсан больше не улыбался - зато на губах Дениса заиграла наглая ухмылка, которая наверняка должна была бесить краснопоясного.
   - Иди сюда, мой сладкий сахар! - насмешливо произнес Денис, делая приглашающий жест рукой, - если конечно не боишься! - этого Арсан стерпеть не мог - чтобы его! - курсанта с красным поясом! - и кто? - какая-то белопоясная вошь! - кровь ударила ему в голову и он прыгнул!
   А вот теперь уже Денис ожидал этого, уклонился, сделал быстрый подшаг и нанес мощнейший удар ближней ногой, как только красный приземлился. Теперь уже он бросился на добивание, и уже Арсан сумел уклонится от финального удара.
   Такая катавасия, со взаимными шансами, но в совершенно равной борьбе, продолжалась несколько минут, пока ш'Тартак не приказал Арсану: - Кадат!
   Соперники в этот момент смотрели друг другу в глаза, и тут Денис не то чтобы испугался - нет-нет, теперь его непросто было напугать, но ледяные мурашки по спине проскочили. Как только прозвучала команда Мастера войны, глаза краснопоясного из привычных - волчье-кошачьих, превратились в какие-то непонятные, неживые что ли, и очень страшные. В них не осталось ничего человеческого - ведь выражение глаз волка или уличного кота, оно такое же как у людей. В глазах волков, людей и котов всегда отражаются какие-то эмоции: начиная от ледяного спокойствия и заканчивая неукротимой яростью. А тут были глаза какого-то биоробота, киборга, зомби - черные провалы, без малейших эмоций - б-р-р-р-р!
   "Терминатор! - подумал Денис, - точно Терминатор, блин!"
   Время как будто остановилось, краснопоясной сделал какое-то неуловимое движение, мгновенно оказался на ударной дистанции и Денис понял, что все - каюк! Сейчас его убьют: он не успевал ничего сделать, а каменный кулак Арсана уже был в считанных миллиметрах от его виска! И тут раздался голос ш'Тартака: - Стоп!
   Краснопоясной улыбнулся, подмигнул и хлопнул Дениса по плечу:
   - Молодец, без кадата дрались на равных! - Денис удивлено уставился на красного - положительно мир сошел с ума! Впервые с ним кто-то из курсантов заговорил. Нет, раньше один тоже говорил... но лучше бы он молчал - для него лучше. А вот так - без подколок и издевок, первый раз. В ответ, Денис тоже улыбнулся.
   - Спасибо, свободен, - поблагодарил красного ш'Тартак и Арсан направился к своим.
   - Убедился? - с усмешкой поинтересовался Мастер.
   - Да! А что это было!?
   - Я уже говорил - кадат...
   - Нет... я понимаю, что кадат, но что это такое, этот "кадат"?..
   ... повторяю для идиотов - радиостанция не на лампах и не на полупроводниках - радиостанция на бронепоезде!..
   Ш'Тартак задумался:
   - Я не могу объяснить... это надо чувствовать... Ну вроде того, что ты разрешаешь телу действовать самостоятельно, а сам будто смотришь со стороны... но это не все, далеко не все... - Короче, - рассердился он на себя, что не может подобрать слов и на Дениса, задающего такие вопросы, - это можно только почувствовать! Ясно!?
   - Ясно... - печально отозвался Денис, - а меня можно научить?! - с робкой надеждой поинтересовался он.
   - Нет! - твердо ответил Мастер войны.
   - Секрет значит... - вздохнул Денис.
   - При чем тут секрет? - удивился ш'Тартак. - Для этого надо каждый день, в течении восьми лет, медитировать по два рата, - Денис уже знал местное исчисление времени, очень логичное с его точки зрения - сутки делились на двадцать ратов, а один рат на сто аратов, - и то не все сдают на красный пояс.
   - А укорить нельзя?
   - А женщина может выносить ребенка за декаду?
  -- Глава
  
   Денис проснулся посреди ночи от ощущения опасности. В последнее время никаких проблем со сном у него не было - проблемы эти возникают только от физического или душевного нездоровья, а он был здоров. Физически Денис и раньше, после Реаниматора, был неплох, а теперь, за счет плотного общения с наставником Хадудом, его "мальчиками" и Мастером войны ш'Тартаком, стал и вовсе хорош.
   С душевным здоровьем тоже был полный порядок, и благодарил за него Денис Настара. Да-да-да! Теперь, остыв и дистанцировавшись от произошедших событий, Денис был склонен считать, что если бы Настара не было, его следовало бы придумать. Этот, чего уж тут скрывать, мерзопакостнейший юноша оказал Денису неоценимую услугу - помог найти ответ на вечный вопрос: "Кто я - тварь дрожащая, или право имею!"
   И теперь, приходя вечером после "купания", Денис в изнеможении валился на свою лежанку, закрывал глаза и открывал их только утром, будто по будильнику, никаких снов и душевных терзаний - голова, подушка, спать! И просыпался отдохнувшим и вовремя - правда один раз Денис все-таки проспал... и остался без завтрака... - больше не просыпал.
   Страха не было - было ощущение опасности, но страха не было. Когда глаза уже более-менее адаптировались, Денис пристально вгляделся во мглу и понял, что именно, его разбудило - его разбудило то, что темное входное отверстие было темным неоднородно, в нем выделялась более темная область, которая еще и шевелилась. Гость - понял Денис! Незваный... Не выдав себя ни единым движением, он приготовился проявить гостеприимство: как только незнакомец окажется в зоне достигаемости, сначала сдвоенный удар ногами... а дальше, как карта ляжет...
   Как уже отмечалось, разница в подходах к решению проблем у прошлого и нынешнего, так сказать - актуального, Дениса была диаметрально противоположной: точкам сближения интересов, переговорному процессу и консенсусу, будь он неладен, нынешний Денис предпочитал более простые, но гораздо более эффективные методы, хотя кое-кому из либеральной интеллигенции они могли бы показаться грубоватыми. Денис молча приготовился к атаке, но драться не пришлось - раздался глуховатый голос:
   - Шэф ждет тебя у тропинки к морю, - и тень исчезла.
   Денис мгновенно взмок - адреналин, щедро впрыснутый в кровь, требовал активных действий: бежать и драться, а нужно было сидеть и думать.
   "Шэф вернулся... не показался даже на глаза и кого-то послал за мной, вызвать к этой чертовой тропинке... хм-хм... маловероятно... похоже на ловушку. Не стоит ходить... не стоит... если бы это был действительно человек от Шэфа он бы показал лицо и толком все объяснил... мне так кажется... Точно... - это ловушка!"
   "Боишься?" - нейтрально поинтересовался внутренний голос.
   "Ничего я не боюсь!.. хотя... да - боюсь. И что?" - набычился Денис.
   "Да ничего... - просто нужно разобраться почему ты не хочешь идти: от страха, или не веришь, что тебя зовет Шэф... правда зовет очень странно..."
   "Да не в стиле это Шэфа!.. такие вот посыльные хреновы!"
   "А ты хорошо знаешь его стиль?" - внутренний голос был подчеркнуто нейтрален и доброжелателен.
   "Нет... но!.. - тут в голову Дениса пришла светлая идея, - может сообщить кому-нибудь... позвать..."
   "Кому?" - и тут Денис сообразил, что понятия не имеет, ни как добраться до ш'Тартака, ни, тем более, до Великого Магистра - а больше и пойти-то не к кому... не к наставнику же Хадуду... но и где искать последнего он тоже не знал.
   "Дилемма однако ж... мать ее... идти, или не идти... если ловушка - могут убить, а с другой стороны, если Шэфу нужна помощь, а он не придет?.. хреново..."
   На Дениса навалилось самое тяжелое бремя, которое только может быть у человека - бремя выбора. Он физически ощущал его тяжесть, и тут, совершенно неожиданно, внутренний голос подсказал реальный выход из тупика:
   "Надо идти. Там стража на воротах. Да и вообще... патрули какие встретишь... Попросишь сопровождающего, а может вообще не выпустят..."
   "Точно! Так и сделаю!.. Все-таки, он у меня умница, - с теплотой подумал Денис, вскакивая и торопливо одеваясь, - весь в хозяина!"
   Одеваться и разыскивать шмотки ночью, в полной темноте, несколько сложнее чем утром, когда всю келью заливает свет восходящего солнца, поэтому, шаря повсюду, в поисках небрежно разбросанной одежды, Денис наткнулся на парфан, заныканный под тощий матрас и забытый там. Никаких причин совать руку под матрас у него не было - ничего из одежды Денис там не держал, однако ж... зачем-то сунул...
   "Возьму!" - сразу же решил он, засовывая кинжал за белый пояс - как только он начал заниматься, наставник Хадуд выдал ему полный комплект униформы белопоясника и категорически приказал носить именно ее, а не всякое гражданское тряпье, как он выразился о тетрархском полевом комбинезоне - хе-хе-хе.
   Снаружи было так же темно, как в "соте", ну-у... может немного посветлее из-за звезд, но не сильно. Постояв немного в ожидании бдительных часовых, бессонных патрулей или просто праздношатающихся, и не обнаружив оных, Денис тронулся в путь. Честно говоря, он сильно рассчитывал на то, что шляться ночью по территории Обители запрещено, и что его сейчас прихватит какой-нибудь патруль, и что ситуация разрешится сама собой... Черта с два! Никого он не встретил.
   Видимо, существует какой-то еще не открытый закон природы, суть которого в том, что любые "присматривающие": опричники, полисмены, охранники, менты и прочая подобная публика, никогда не появляются там, где в них действительно испытывается надобность, и всегда возникают там, где их присутствие абсолютно нежелательно. Правда, оставалась еще надежда на стражу у главных ворот, или на то, что если стража будет отсутствовать, то хотя бы ворота будут закрыты, и что Денис физически не сможет покинуть пределы Обители, но что-то в глубине души подсказывало Денису, что это пустые хлопоты.
   Так и оказалось - у приоткрытых ворот Обители не было никого! Это было странно... очень странно, но... - никого! То есть - вообще НИ-КО-ГО! Как вымерли все, мать их! - охраннички хреновы! Выйдя из ворот, Денис остановился, постоял пару секунд надеясь что отошедшая пописать, или чего еще, охрана вот-вот вернется - а иначе как объяснить ее отсутствие у открытых ворот? - всем сразу поплохело, вот единственное объяснение - но никто не появился.
   Он посмотрел по сторонам, прислушался, но это ничего не дало: во-первых, в темноте много не углядишь, а во-вторых, Денис почему-то чувствовал, что он здесь один, и что ждать охранников можно до морковкиного заговенья. Все. Больше никаких причин задерживаться не было, надо было отправляться в путь.
   Определив примерное направление, Денис направил стопы в нужную сторону. К собственному удивлению, до лесной дороги он добрался не заблудившись в хитросплетении городских улочек и кривых переулков, хотя трассу, по которой двигался с Шэфом, в первый день на Маргеланде, запомнил весьма приблизительно. Если кому-то это достижение покажется малозначительным, пусть он сам попробует в темноте найти дорогу в не очень знакомом месте.
   "А та ли эта дорога?" - нерешительно подумал Денис вступая в лесной туннель.
   "Вроде та... - так же неуверенно отозвался внутренний голос, - морем пахнет..."
   Ночное небо, густо усыпанное не по земному крупными, мохнатыми звездами, правда при полном отсутствии луны, давало ровно столько света, чтобы не сбиться с лесной дороги.

"А он уех-а-а-а-л про-о-о-чь на ноч-н-н-н-о-о-ой эл-е-е-е-ктр-и-и-и-чке -

еха-а-а-ть не хо-о-о-те-е-л, но зажа-а-а-л-о-о я-и-и-и-чк-и-и-и..."

   - фальшиво напевал про себя Денис прилипший мотивчик, одновременно, не торопясь, чтобы не наткнуться глазом на сучок, продвигаясь вперед.
   "Блин, а как тут не пропустить тропинку, которая к морю ведет!? - ворчливо поинтересовался у внутреннего голоса Денис, - тут, нахрен, только саму дорогу и можно найти, и то на ощупь!"
   "А ничего искать и не надо, - терпеливо, как капризному ребенку, пояснил внутренний голос, - Шэф будет ждать нас у тропинки. Не пропустим!"
   "Нас!" - хмыкнул Денис.
   Темный силуэт он заметил только потому, что тот отделился от не менее темного фона и вышел на середину дороги.
   - Шэф!.. Чтоб тебя!.. Напугал! - с радостным облегчением выпалил Денис. Нервы его последние минуты были изрядно напряжены и эффектное явление любимого руководителя заставило его вздрогнуть.
   Силуэт молчал... странно как-то молчал... нехорошо... Да и кроме молчания хватало в нем странностей: во-первых одежда - какая-то хламида, наподобие монашеского клобука - длинный плащ с капюшоном, наглухо закрывающим лицо, во-вторых - эта каменная неподвижность... - живые так не стоят... вроде бы...
   Радость от встречи прошла так же быстро, как и возникала - вдоль позвоночника Дениса потянулся караван ледяных муравьев - чем дольше Денис вглядывался в темную фигуру, застывшую в нескольких метрах от него, тем больший страх им овладевал.
   Этот страх не имел ничего общего с тем страхом, который раньше охватывал Дениса перед выходом на боевую площадку, или перед "купанием" в бассейне. Тот, прежний, страх был каким-то домашним... человеческим, что ли... Тогда, в глубине души, тлел огонек надежды, что все еще будет хорошо, все наладится... люди же, все-таки...
   Сейчас же от неподвижной фигуры тянуло такой запредельной жутью и холодом, что Денис просто окаменел. Надо было развернуться и бежать, но подошвы его сапог будто вросли в землю. Один удар сердца назад, Денису казалось, что испытывать больший страх, чем он испытывает сейчас, невозможно, что это предел! Жизнь в очередной раз посрамила подобное маловерие!
   Сначала ему показалось, что "монах" протягивает к нему свои руки - тонкие, белые руки с неестественно длинными пальцами, но в следующее мгновение он понял, что руки растут, вытягиваются в направлении его шеи! Вот теперь Дениса обуял настоящий ужас, такой ужас от которого люди сходят с ума! Он явственно почувствовал, что и ему до этого недолго осталось...
   Внезапно все кончилось. Денис сверху, метров с трех, и немного сбоку, абсолютно бесстрастно, не испытывая никаких эмоций, ни положительных, ни отрицательных, наблюдал, как Денис оставшийся на земле, молниеносным движением выхватил из-за пояса парфан и круговым движением полоснул им по обеим протянутым к его горлу лапам. Рев полный ярости и боли, оставил равнодушными как "верхнего" Дениса, так и "нижнего".
   А на земле закипел смертельный бой. "Монах" оказался очень быстрым типом, можно даже сказать чудовищно быстрым, но и "нижний" Денис ему мало в чем уступал, если вообще уступал.
   Кроме того выяснилось, что другого оружия, кроме пары противоестественно вытянутых, змееподобных, рук, увенчанных щупальцеобразными пальцами, у "монаха" не было, а у "нижнего" Дениса был парфан, коим он наносил "монаху" очень чувствительные, судя по воплям последнего, удары.
   Для "верхнего" Дениса все происходящее очень напоминало 3D фильм, вроде "Аватара", когда всей душой сопереживаешь главному герою, болеешь за него, но изменить что-либо в его поведении не можешь. "Нижний" Денис, а если выражаться точнее - тело Дениса, действовало совершенно самостоятельно и на удивление результативно. Все, чему его научил Мастер войны ш'Тартак применялось с максимальной эффективностью - "нижний" так и не позволил белым рукам "монаха" схватить себя, и единственное, что "монах" мог поставить себе в плюс был когтистый удар, в клочья разорвавший куртку на груди у Дениса и полоснувший по телу. "Нижнего" Дениса при этом откинуло на полшага назад, а "верхний" вообще ничего не почувствовал.
   Зато парфан нанес "монаху" не менее дюжины ран, из которых медленно, словно густой дым, изливалась какая-то белесая, отвратительная на вид, субстанция. Чем больше этого "дыма" вытекало из "монаха", тем медленнее он становился. Исход боя был предрешен - "нижний" Денис оказался у "монаха" за спиной и провел молниеносный режущий удар, отделив то, что у "монаха" заменяло голову, от остального тела. После этого выяснилось, что никакого капюшона не было - это и была голова "монаха", равно как не было и плаща - это было его тело. Через десяток секунд от чудовища не осталось ничего - оно растаяло белым дымом.
   Когда Денис пришел в себя - в буквальном смысле этого слова, то есть когда "верхний" Денис воссоединился с "нижним", первое что неприятно его поразило, это боль в располосованной груди, второе - что сил не осталось даже на то, чтобы подняться с земли, на которой он себя и обнаружил лежащим, а третье - что снова ни черта не видно. Оказывается "сверху", все: дерущиеся, лес, дорога, кусты, тропинка к морю были видны как днем, ну... или как в только что наступившие сумерки, а сейчас все по новой: "Я иду по Уругваю, ночь хоть выколи глаза!"
   - Значит Шэф меня ждет... вашу мать... - злобно ругнулся Денис, с трудом поднимаясь, - у тропинки... мать вашу... к морю... вашу мать... ладно... сссук-ки... я вам покажу... мать вашу... такого Шэфа... вашу мать... что не скоро забудете!.. Бля-ди!..
   Денис понятия не имел, кто именно эти "суки", устроившие ему такую черную подставу, но его переполняла такая ярость, что если бы одна из вышеупомянутых "сук" сейчас оказалась в пределах достигаемости, она бы об этом сильно пожалела, несмотря на то, что Денис едва держался на ногах.
   Выматерившись, он почувствовал значительное облегчение на душе и, соответственно, невероятный подъем душевных сил. Жаль только с физическими все обстояло ровно наоборот - у них был упадок, однако, собрав остаток этих самых физических сил, Денис неторопливо тронулся в обратный путь. Пройдя с десяток метров он резко остановился. А остановился он из-за простого вопроса, который задал ему неугомонный внутренний голос:
   "А куда ты, собственно, так резво ковыляешь?" - вопрос был элементарный, и предполагал такой же элементарный ответ.
   "Домой! - буркнул Денис, - а куда еще, по твоему, на блядки что ли!?"
   "Домой - это куда?" - уточнил голос. Вот после этого повторного вопроса Денис и остановился, потому что до него дошло, что ответ не столь очевиден, как кажется.
   "А действительно куда? В свою соту? Так не факт, что те кто меня из нее вытащил, позволят вернуться. Вернее не так - наверняка не позволят. Ведь они рассчитывали, что меня схарчит эта пакость... - Денис зябко передернул плечами, припомнив "монаха" с его телескопическими ручонками. - А если я объявлюсь на территории Обители, еще чего-нибудь придумают... таких свидетелей не оставляют. Как-то все это не похоже на заговор одиночки: Обитель совершенно пустая... охраны на воротах не было... ворота открыты - иды дарагой!.. парагуляйся!.. мать вашу! - Денис снова хотел выругаться, но подавил это естественное желание - надо было не злиться, а думать. - Да, в конце концов, даже если это был кто-то один, он наверняка будет где-то поджидать, чтобы удостовериться, что меня ухайдакали. Сволочь! А может, кто-то наблюдал за дракой и сейчас готовится напасть... или тетиву натянул! - эти мысли бодрости не добавляли, и Денис застыл в нерешительности. - А может сигануть в кусты, спрятаться и дождаться утра?"
   "Можно не дождаться..." - невесело прокомментировал внутренний голос.
   "И то правда, - нехотя согласился Денис, - раненная грудь горела огнем, и с каждым мгновением болела все больше и больше, а если потерять сознание, то кирдык - здесь и останешься. - Значитца, так, Шарпов, - решил Денис, - оставаться на месте нельзя - надо идти, но... куда идти? В Обитель нельзя - наверняка ждут... значит куда?.. правильно... во Дворец Великого Магистра!"
   "Уверен?" - засомневался голос.
   "А куда?.. Больше некуда!"
   "Ну-у... наверно... а если по дороге?.."
   "А если по дороге нападут, то все... - пиздец. Ни бежать, ни драться я уже не могу..."
   Внутренний голос промолчал, признавая правоту Дениса, и тот медленно, стараясь не шуметь, начал движение. До Дворца он добрался без приключений, не встретив никого ни на лесной дороге, ни в городе, ни на площади.
   "Вымерли все что ли? - лениво подумал Денис и... похолодел: - А вдруг действительно! А вдруг эти "монахи" всех уже сожрали и он остался один! - Это все объясняло: и пустоту в Обители, и отсутствие охраны на воротах! - Ну вот, - промелькнула горькая мысль, - думал, что страшнее уже не бывает! Бывает..." - Денису стало неимоверно жутко, когда он представил, что остался один в Обители... да что там - в Обители! - может на всем Маргеланде!.. Навсегда!.. Такого страха он не испытывал даже когда стоял оцепенев перед "монахом". Избавиться от этой жути можно было только одним путем - надо было срочно найти живых людей!
   Дворец Великого Магистра был заметен из-за искр, которые время от времени пробегали по решетке, и Денис ринулся к нему бегом - куда вся слабость подевалась! Он подскочил к сплошным металлическим воротам и забарабанил в них рукояткой парфана, сделанной неизвестно из чего, может камня, может кости, может дерева, пластик вряд ли, но явно не из металла. Ворота не искрили, но колотить в них голой рукой Денис побоялся, мало ли... и так неизвестно, проводит рукоятка ток, или что там искрит, а вот рука наверняка проводит.
   Ему казалось, что барабанит он очень долго, но на самом деле он нанес всего ударов пять или шесть, прежде чем со стороны Дворца Великого Магистра послышались недовольные голоса. Последний удар Денис нанес уже когда отворилась незаметная калитка и на площади появились две угрюмые "пчелы", с опухшими ото сна лицами. Человек, поднятый от сна самым наглым образом, вряд ли может испытывать теплые чувства к поднявшему:
   - Ты чего это барабанишь, лягушачья отрыжка! - тут же заорал один из них. - Давно в рыло не получал, зародыш!? - Ты почему не в казарме!? Гуляешь по ночам, сын Харгала! - Гадюку тебе в задницу!!! - Он мгновенно, как хороший мотоцикл, завелся от собственного крика, а еще от счастливо-глуповатой улыбки Дениса - не всех пожрали "монахи"! - Кто наставник!? Как тебя звать, ослиный ублюдок!? - продолжал яриться фиолетовый. - Я вам обоим кишки выпущу и свяжу! Будете весь день распутываться, скунсы вонючие!"
   "Однако, знатный зоолог!" - подумал Денис совершенно безмятежно, ведь главная опасность была позади - живые люди на Маргеланде присутствовали!
   - Погоди, ш'Краб, - негромко произнес второй фиолетовый, успевший внимательно рассмотреть Дениса, пока первый блажил. - Ты кто, и что случилось? - Денис не успел ответь, как второй продолжил. - Хотя... я тебя вроде знаю - ты пришел с ш'Эфом?
   - Да.
   - Итак, что произошло? - Денис коротко изложил все произошедшее с ним, начиная с появления "гостя" и заканчивая барабанным боем в ворота Дворца Великого Магистра.
   Фиолетовые молча переглянулись. Ш'Краб, с сомнением в голосе произнес:
   - Мокрец?
   - Похоже на то... ладно, давай пулей за лекарем, а я пока уложу его в караульной.
   - Почему я! - возмутился ш'Краб, - Давай ш'Ахта, сам за лекарем! Почему я! - зло повторил он.
   - Потому что, - ш'Ахта был сама невозмутимость, - когда ш'Эф спросит кто виноват, - он кивнул на Дениса, - я скажу, что ты не пошел за лекарем, - ш'Ахта ухмыльнулся, - держа Камень Правды в руке... а ш'Эф, он...
   Видимо ш'Краб счел аргументы ш'Ахта достаточно весомыми, потому что пробормотав себе под нос какое-то заковыристое ругательство, быстро скрылся в темноте.
   "Высокие! Высокие отношения! Мать их! - вяло подумал Денис. Жар из груди добрался уже до головы, хотелось лечь, закрыть глаза и ни о чем не думать. - Чой-тось херовато мне!.." - мелькнула последняя мыслью перед тем, как он вырубился.
   В себя Денис пришел когда уже во всю светило солнышко. Очнулся от ощущения прохлады в груди - по сравнению с тем, что было до того, это было просто неземное блаженство. Открыл глаза как раз в тот момент, когда лекарь снял с его груди сухую белую тряпицу и бросил куда-то на пол.
   Денис скосил глаза, на полу лежала большая куча тряпок. Внизу угольно-черные, а чем ближе к верху, все более светлые - несколько последних вообще белые. Лекарь заметил, что Денис очнулся:
   - Ну все - контрольная, и можешь быть свободен, - с этими словами он положил на грудь Дениса очередную белую тряпку, смоченную в стоящем рядом тазике. - Повезло тебе парень. И яду не очень много взял, и меня вовремя привели, а то... - он сделал паузу. - Сегодня ничем не занимайся, полежи. Если захочешь - сходи поешь, не захочешь - тоже ничего страшного, поголодай до завтра. Я предупрежу ш'Тартака и Хадудда, не беспокойся.

*****

   Здорово, герой! - встретил на следующее утро Дениса ш'Тартак.
   Денис ошеломленно уставился на Мастера войны - прикалывается что ли? Но нет, вроде нет... а ш'Тартак, между тем, продолжил:
   - Мокрец, может и не самая опасная тварь из ночных, но... были случаи когда и оранжевые с ним не справлялись... - так что - ты молодец!
   Денис от такой похвалы даже покраснел, как семиклассница после поддержки физрука - услышать такое из уст Мастера войны ш'Тартака дорогого стоило! Но... он-то знал, как все было на самом деле, и промолчать - себя не уважать.
   - Я тут не причем... - в голосе Дениса сквозило нескрываемое огорчение - кому же охота признаваться, что он не герой? - к сожалению... - ш'Тартак удивленно поднял бровь, а Денис продолжил. - Я просто сверху смотрел, как дралось мое тело - вот и все геройство. Как в кино...
   Перехватив острый взгляд Мастера войны, Денис понял, что наверно сболтнул лишнего, но - слово не воробей... К его радости, ш'Тартак не стал выяснять что такое "кино", а то бы пришлось долго объяснять...
   - Неважно - ты сверху, ты снизу - это все ты. Ты убил мокреца, значит, ты - молодец! - Он сделал небольшую паузу и вернул разговор в практическое русло. - Понял теперь, какая сила кадат?
   - Да-а... - Денис замолчал, вспоминая отточенные движения своего тела, сражающегося с "монахом", который оказался не совсем "монахом"... вернее даже совсем не "монахом", а мать его! - "мокрецом".
   ... надо ковать железо пока горячо... может "герою" разрешат?..
   - А теперь-то я могу драться с красными? - с надеждой поинтересовался он.
   - Да ты что? - удивился ш'Тартак, - у тебя был фар-и-хлайн,
   ... "спонтанный вход в состояние кадат" - с нескольким запозданием отреагировал "переводчик" в голове...
   а краснопоясные умеют входить в кадат целенаправленно, по желанию.
   - А как научится?
   - Как научиться... - задумчиво повторил Мастер войны, - вообще-то, после того, как ты почувствовал, что такое кадат, научится горазда проще... можно попробовать. Ладно. Теперь половину времени от моих занятий, занятий с бандой Хадуда и купания будешь пытаться выйти в кадат.
   - А как?
   - Стоя, лежа, сидя - как тебе удобнее, отрешаешься от всего и выходишь в кадат.
   - Понятно... что ничего не понятно, - вздохнул Денис.
   - А как я могу объяснить по другому? Ты сам все почувствовал. Это тоже самое - что объяснить, как дышать. Дышишь и все. Как объяснишь? Ребята по восемь лет медитируют... - Видя, что Денис загрустил от подобных перспектив, ш'Тартак совершенно неожиданно произнес: - У тебя получится. Ты талантливый парень, как выяснилось... и везучий... хотя поначалу казался... - Мастер войны только рукой махнул.
   "Вторая похвала за пять минут, - изумился Денис, - где-то медведь сдох и милиционер родился! Пардон... пардон... - спохватился он, - херр паллицай!"
   - Вчера было совещание у Великого Магистра, - продолжил ш'Тартак, - никто не понимает, как такое могло произойти... все указывает на то, что дежурная смена охраны врат и все патрульные наряды были отравлены...
   - Не было никаких патрулей... и охраны не было... - нахмурился Денис.
   - Естественно не было! - их чем-то накормили... или напоили на ужине. Они все заснули, кто раньше, кто позже, но - все. Первые примерно через два рата, последние - через три.
   - А откуда это известно?
   - Ну-у... сверили показания... кто что запомнил последнее, перед тем как вырубиться...
   - Понятно...
   - Все проснулись примерно за рат до рассвета.
   - А почему я никого не видел?.. как вымерли все... - Денис снова вспомнил чувство бесконечного одиночества, когда решил что остался один на всем Маргеланде и зябко передернул плечами.
   - Ну, это как раз понятно - охрана завалилась прямо в караулке, а патрульные там где их сморило - просто на твоем пути их не оказалось... обитель довольно большая - так что это объяснимо. Другое непонятно: они все сидели на ужине за разными столами, вразнобой, далеко друг от друга, и как смогли отравить только патрульных и дежурную смену охранников непонятно... На кухне все работают давно, новичков нет, никто не пропал... все допрошены с Камнем Правды... - никто ничего не знает... -непонятно все это. Кто приходил к тебе тоже неизвестно... Если бы мокрец тебя завалил на лесной дороге, то никаких зацепок, как ты там оказался, не было бы вообще.
   - А мне другое непонятно, - задумчиво сказал Денис, - если меня хотели убить, зачем такие сложности? - гораздо проще по-тихому удавить во сне.
   - "Если"... - фыркнул ш'Тартак, - какие там "если" - тебя хотели убить, без всяких если, а вот, если бы, - он выделил слово "если", - ты не захватил парфан и не выскользнул в фар-и-хлайн - тебя бы убили, и уже без всяких если. - Он помолчал. - Тебе повезло, очень повезло... А почему не придушили во сне - это-то как раз понятно - надо было, чтобы Орден не имел к убийству никакого отношения. А так... - ты за каким-то мраком поперся ночью погулять, и тебя кто-то схарчил... - дело житейское. Сам виноват. Никто из патрульных и охранников врат ничего не видел, никто ничего не знает - несчастный случай. Все было рассчитано правильно, но... ты прихватил на прогулку парфан и оказался везучим, как Артынтах!
   ... герой сказок - очень пронырливый и везучий...
   В этот раз Свет был с тобой!
   - И все же я не понимаю, - Денис гнул свою линию, - нелогично получается - проще было меня здесь по-простому пристукнуть и оттащить тело куда надо. С гарантией.
   - Ну, ты даешь... а нюхача, по-твоему не привели бы посмотреть что, да как?
   - Нюхача?
   Ш'Тартак несколько секунд смотрел на Дениса со странным выражением на лице, потом криво усмехнулся:
   - Если бы я тебя меньше знал, то решил, что ты надо мной издеваешься, изображая мрак знает кого... но... - я тебя знаю... ты и правда не знаешь, кто такие "нюхачи"... а у нас, - он выделил слово "нас", - это знает любой ребенок.
   ... вот дьявол - прокололся... который уже раз...
   ... наверно только Магистр знает откуда мы...
   ... но Шэф - козел! - мог бы и предупредить, что можно говорить, а что нет!..
   ... Коз-зелл!.. прохлаждается где-то, а я тут отдувайся...
   Откуда же ты взялся такой? - пробормотал себе под нос Мастер войны и продолжил. - Нюхачи - это колдуны, которые могут многое порассказать о смерти, и уж, по крайней мере, точно узнают, здесь произошло убийство или труп откуда-то принесли.
   - Понятно...
   - Конечно теперь тебя будут охранять, - Денис сразу стрельнул глазами по сторонам в поисках секьюрити, - тайно, - усмехнулся ш'Тартак, - вряд ли ты их заметишь,
   ... история повторяется... может какую красотку подсунут...
   ... будет амортизатор, а то койка больно жесткая... хе-хе-хе...
   ... хотя вряд ли... баб я здесь не видел...
   ... да и не до них... все силы - чтобы не подохнуть...
   но ты и сам по сторонам поглядывай. Тебе жить.
   ... или НЕ жить...
   Где-то вы с твоим ш'Эфом дел понаделали... - Денис сделал удивленную физиономию - мол, такие подозрения нам очень даже удивительны, но Мастер войны только усмехнулся и махнул рукой. - Я ни о чем тебя не спрашиваю. Великий Магистр всем строго-настрого приказал никаких вопросов тебе не задавать - я и не задаю. Но... имей в виду... и посматривай по сторонам...
   - Я понял, - очень серьезно ответил Денис, - и... спасибо!
   - Да, не за что.

*****

   Учиться принудительному входу в кадат Денис принялся с восторгом неофита... хотя нет, не так - с напором бульдозера "Катерпиллер D11N"! Хотя тоже нет... это сравнение не передает нужного накала страсти, тут нужно что-то более возвышенное, не железное, а из плоти и крови - кипящей крови!
   Скажем так: он взялся за это дело с маниакальным упрямством влюбленного вьюноша, в период гормонального шторма. В такие моменты молодых людей не останавливают никакие препятствия на пути к предмету страсти: неприступные башни, бурные проливы, грозные отцы... и прочая, прочая, прочая - вспомним хотя бы противостояние Кощея Бессмертного и Ивана дурака... или царевича, а впрочем, в данном контексте - один хрен! Но, в отличие от всяческих Ромео, Меджунов и прочих Леандров, Денис никакого успеха на своем поприще не добился. Ни ма-лей-ше-го!
   Увы и ах! - все эти бдения: и в утонченной позе лотоса и по-простому, по рабоче-крестьянски на спине, с закрытыми глазами, никакого практического эффекта не давали, если не считать таковым нестерпимою тягу ко сну. Никакого выхода в кадат не происходило, очищение сознания, иногда, присутствовало, но... и все! Денис очень хотел выйти в кадат, он не ограничивался временем, если можно так выразиться, "официально" назначенным ему для медитаций - он еще пытался прихватывать время ото сна, правда без особого успеха - быстро засыпал, но - пытался! А надо учитывать, что уставал он за день, как галерный раб, правда не больше чем все остальные курсанты - всех гоняли до полного изнеможения, не его одного.
   Решив, что ему не хватает энергии для выхода, Денис даже начал практиковать "ночную закачку" - он так называл этот способ, официальное название которого он не то чтобы забыл - просто не знал. Шэф мимоходом показал в первый вечер, а он запомнил, ничего сложного не было - просто руки не должны лежать на бедрах, как днем, ловя открытыми ладонями солнечный свет, а должны, будучи сложенными на груди, замыкать внутри тела энергетические каналы. Накачка шла через темечко, так называемым "черным светом".
   Шэф, тогда еще, пояснил, что в этом определении нет ничего негативного. Местные знатоки тонких миров не считают "черный свет" атрибутом зла или еще чего-нибудь в этом духе. Просто, если есть белый свет, то для сохранения равновесия в мироздании должен быть и черный. Не Мрак, а именно черный свет - о как!
   Очищать сознание получалось. Особенно перед сном, когда он без сил валился на лежанку, наскоро делал "ночную закачку" и впадал в какое-то странное состояние полусна-полуяви. Денис физически, как человек высунувший голову под дождь, ощущает небесную влагу, ощущал энергию ночного неба, входящую через темечко. Он ощущал чистые, прохладные, энергетические потоки вливающиеся в него со звезд, голова очищалась от дневных забот, и... он засыпал! А днем, чаще всего, не получалось и этого.
   В тех редких случаях, когда он все-таки "останавливал мир" и голова становилась восхитительно пустой, а он, паче чаянья, еще не спал и мог работать, Денис приступал к попыткам подъема сознания. Самый первый способ, который он испробовал, была попытка вернуть то состояние испуга, которое он испытал, когда мокрец тянул к нему свои белые ручонки. Б-р-р-р-р!..
   Немногочисленные удачные опыты показали, что омерзение, от вытягивающихся, змееподобных, белесых, с глистоподобными пальцами, рук - присутствовало, а страх - нет! Не удавалось воспроизвести состояние ужаса, выкинувшего его сознание вверх - в состояние кадат.
   Потерпев фиаско в способе с мокрецом, Денис, как человек культурный, обратился туда, куда обращается любой культурный человек, потерпевший фиаско - а именно, к истокам нашей цивилизации - к античности, культурной, если можно так выразиться, кладовой, всего прогрессивного человечества. Куда обращаются в подобных случаях представители всего регрессивного человечества неизвестно. Есть мнение, что они не терпят фиаско, а к ним приходит, ну-у... тоже самое по смыслу слово, с таким же количеством букв, причем вторые совпадают.
   Так вот, легко прокрутив в памяти "Легенды и мифы древней Греции" под редакцией Куна, Денис остановился на рождении Афины из головы Зевса, использовав этот незамысловатый сюжет при следующем "просветлении". Он представил двух людей, большого и маленького, причем маленький помещался внутри головы большого. После этого он заставил маленького человека выбираться из головы большого через люк, расположенный аккурат на макушке большого - безрезультатно. Денис не сдавался и несколько модифицировал сюжет - теперь из люка подводной лодки выбирался капитан - с тем же успехом. Короче говоря, результат этих экзерсисов был полностью аналогичен предыдущему, с использованием мокреца.
   Денис упорствовал (Штирлиц стоял на своем!), он перепробовал матрешек, великанов, карликов, чертика из табакерки, пороховую катапульту, "Из пушки на Луну", "Парня из преисподней", Збышко из Богданца и еще черт знает сколько хрени, которая была "из чего-то" "во что-то" - все мимо!
   Сознание отказывалось покидать голову и подниматься в горние выси - ему и в голове было неплохо. Денис начинал отчаиваться - он все чаще думал, что ш'Тартак был прав - ребенка за неделю не родишь, и только воспоминания о фар-и-хлайн не давали ему опустить руки. Но, как говорится: не было бы счастья, да несчастье помогло!
   В тот день Денис с мальчиками Хадуда отрабатывал бой один против четырех. Хадуд сказал, что тот кто умеет драться против четырех, умеет драться против всего мира, и Денис со товарищи каждый день отрабатывали этот элемент боевой подготовки. Денис как-то поинтересовался у ш'Тартака так ли это - тот подтвердил.
   Драться одному с двумя и то очень непросто, что ж говорить против боя с четырьмя соперниками... хотя, к дьяволу, какими соперниками? - врагами! - самыми настоящими врагами! Но делать было нечего - мальчики Хадуда занимались уже восьмой год и это упражнение, если можно так назвать эту мясорубку, было обязательным в программе, а для Дэна, как язвительно заметил Хадуд, особой программы не предусмотрели.
   Теоретически ничего сложного в таком бое не было - просто надо было все время двигаться, внезапно меняя направление движения, чтобы противники наносили свои удары в пустоту, но - это теоретически. Практически, продержаться на ногах пять аратов - примерно четыре минуты, не удавалось никому. Спарринг считался законченным, когда "один" оказывался на земле - добивание, даже имитацию, не проводили - и так все было ясно: оказался на земле - не жилец.
   Денис уже три раза поработал в составе четверки, и теперь настала его очередь побыть одному: "Не все коту масленица!" - успел философически подумать он, прежде чем началось...
   Неожиданный для атакующих рывок влево - и три удара: ногой, рукой и снова ногой, свистят мимо, в ту точку, где он только что находился; блок, попытка ударить самому, но и противник не спит - удар приходится в пустоту; тут же вспыхивают болью ребра справа - кто-то попал; разворот вправо, быстрый шаг с ударом - достал! Два быстрых шага назад, пропущенные скользящие удары по корпусу и голову не в счет - потерпим, ногой достал заднего - хорошо! Рывок влево, блок, удар - промазал! И все сначала: рывок, блок, удар, смена направления, рывок... и опять, и опять, и опять...
   Рывок вперед... вернее попытка - кто-то попал по опорной ноге и Денис задержался на месте на одно мгновение дольше, чем было можно - тут же попадание в голову и корпус... земля под лопатками.
   На этом "бойня", как Денис обзывал занятия у наставника Хадуда, для него закончилась... но только на сегодня. Наступило законное время индивидуальной - выхлопотанной для него Мастером войны ш'Тартаком, медитации. Денис поерзал, усаживаясь в позу лотоса и поморщился - досталось ему сегодня крепко, ноющее тело к медитации не располагало, но, билеты куплены - надо ехать! Если отменять выход в кадат из-за такой ерунды, как гудящая голова, ссиняченные руки, ноги, и отбитые ребра, так нечего было вообще огород городить. Взялся - ходи!
   Денис наконец устроился - нашел положение, где интегральный болевой индекс достигал своего минимума и закрыл глаза. Он не знал, использует ли официальная медицина такое понятие, как "Интегральный болевой индекс" - он его сам придумал, но штука эта была очень информативная, хотя и эмпирическая. Короче говоря, Денис принял положение, в котором можно было попытаться сосредоточится для медитации, невзирая на боль.
   Из-за неприятных ощущений в теле очистить сознание удалось далеко не сразу, но зато, как только в голове появилась заветная легкость, сразу же исчезли все болевые ощущения - пустяк, а приятно! Ну, а попытки выйти в кадат закончились стереотипно - ничем.
   "Купание" началось как обычно - вначале все немножко поплавали не цепляясь друг к другу - холодная вода хорошо снимала боль, а досталось сегодня всем изрядно - каждый побывал в положении "один", да и не по одному разу, кроме "привилегированного" Дениса - поэтому поначалу все просто купались, без всяких кавычек.
   Потом наиболее рьяные взялись друг за друга, ну а потом и все остальные подтянулись. При "купании" действовало строгое правило: все бои только один на один - это раз, и второе - если видишь, что противник начинает захлебываться - сразу прекращаешь атаку, а если он норовит пойти ко дну - помогаешь ему выбраться на берег.
   Денис провел два "морских боя" и оба выиграл. Решив, что на сегодня хватит, он начал наматывать неторопливые круги ни к кому не приставая, и к нему тоже никто не лез - все были довольны друг другом. Внезапно он почувствовал, что его левая лодыжка будто бы попала в тиски - с такой силой в нее вцепился невидимый противник. Враг атаковал из-под воды, как подводная лодка и лица его Денис не рассмотрел.
   "Вот, блять, неймется кому-то - нет чтобы спокойно дождаться конца купания - так нет... руки чешутся у козла. Ладно... сейчас рога-то мы тебе поотшибаем!" - зло подумал Денис, приготовившись задать хорошую взбучку "подводнику", а для начала лягнуть его свободной правой ногой по башке.
   Но тут же он понял, что никакую взбучку никому не задаст - в правую ногу вцепились еще одни тиски, тоже пришедшие из-под воды и тоже лица врага Денис не рассмотрел. То, что шутки кончились, и что его хотят утопить, Денис понял сразу же, как только эта сладкая парочка поволокла его на дно, вцепившись в него мертвой хваткой. Никаких шансов достать врагов у него не было - они тащили его вертикально вниз "солдатиком", вцепившись в лодыжки, как два бультерьера.
   Перед тем, как уйти под воду, Денис успел сделать глубокий вдох, и теперь, на глубине, куда его уволокли эти гады, сильно надеялся, что у "бультерьеров" воздух закончится раньше, чем у него. Побарахтавшись внизу с минуту, он понял, что надежды эти напрасные - никто его не отпускал, чтобы самому вынырнуть за глотком воздуха. Наоборот, эти сволочи затаскивали Дениса все глубже и глубже - он даже удивился, насколько глубоким оказался бассейн.
   А потом Денис удивился самому себе - его убивают! Топят! У него через пару секунд воздух закончится, терпеть дальше нет сил, он сделает вдох, но вместо воздуха в легкие пойдет вода и он умрет! Умрет!!! Он должен терять сознание от страха смерти, в истерике биться, а он рассуждает о размерах бассейна!
   К его несказанному удивлению, страха не было - была злость, причем на себя, что все-таки попался, несмотря на предупреждение, была темная тоска и жгучее сожаление, что все заканчивается, как только жизнь стала по-настоящему интересной, как только он из амебы начал превращаться в человека, а вот страха не было. Картинок прошедшей жизни, калейдоскопом проносящихся перед глазами тоже не было. Все это машинально отметил Денис, снова успев удивиться о какой ерунде он думает перед смертью!
   Первой мыслью, пришедшей в голову Дениса, когда он оказался на поверхности была: "Вырвался!!!". Но, через мгновение он почувствовал - что-то не так! И сразу сообразил, что он не НА воде, а НАД водой. "Вот и вышел в кадат..." - пришла вторая, грустная мысль. Стало безмерно жаль своего молодого, красивого тела, гибнувшего в эту секунду на дне бассейна. И так сильна была эта жалость, так не хотелось Денису оставаться в темной глубине...
   ...что еще через секунду он бешено заколотил руками и ногами по поверхности воды, пуская сопли и слезы, давясь рвотой и криком! К нему тут же подскочила пара ребят из группы и выволокла на берег, под недовольные очи наставника Хадуда. Но сейчас Денису было глубоко наплевать на недовольство наставника, равно как и на недовольство всех остальных людей во всем множестве миров: "Все-таки вырвался!!! - барабанным боем стучала в голове единственная мысль. - Все-таки выр-вал-ся! ВЫР-ВАЛ-СЯ!!!"
   Ничего рассказывать наставнику Хадуду Денис не стал - все равно, лиц нападавших он не видел, и найти их в толпе "купающихся" белопоясников, было невозможно. Он сослался на плохое самочувствие и отпросившись ринулся искать ш'Тартака. Но как всегда, когда что-то, или кто-то нужен позарез, то это что-то, или этого кого-то не найти - еще один неоткрытый закон природы. Мастер войны будто в воду канул - тьфу, тьфу, тьфу, чтобы не накликать! Так его Денис в этот вечер и не нашел. Но видимо день был и вправду счастливым для Дениса - судьба была щедра к нему и кроме жизни сделала еще один подарок.
   Никакой медитацией перед сном Денис заниматься не стал, чувствовал - не получится, слишком возбужден. Попытался заснуть - тоже не удалось: все вертелось в голове, как его на дно тянут. И тут, вдруг, хоп! - видит себя на лежаке! Сверху видит! В темноте! Не сразу дошло, что он в кадате. Ну, а когда дошло - радости полные штаны! (В фигуральном смысле!)
   Перед тем, как заснуть, Денис раз двадцать поднял сознание в кадат, а заснул только когда совсем обессилил. Проснувшись, что удивительно вовремя, и что еще более удивительно - свежим и отдохнувшим, полным сил, первым делом проверил не утратились ли магические способности?! - Нет! Не утратились! Выходить в кадат стало легко и просто - как дышать: надо было лишь вспомнить.
   Выслушав Дениса, ш'Тартак первым делом поинтересовался какого хрена Денис не доложил обо всем в приемной Великого Магистра, если не смог найти его? Он что не понимает, что его хотят убить?
   - Но... Мастер - в последнее время Денис с молчаливого согласия ш'Тартака стал позволять себе маленькую вольность: обращаться к нему не как официально положено: "Мастер войны", а чуть-чуть фамильярнее - просто: "Мастер", - ...но Мастер... никакой опасности уже не было - ведь за мной на суше присматривают, тем более за моей сотой, когда я сплю. Напасть могли только в бассейне. Просто об этом не подумали те, кто охраняет.
   - Это точно... охрана не додумала, - ш'Тартак нахмурился, - и я тоже не сообразил, что напасть могут только в воде, а на суше тебе ничего не грозит. - Денис не знал как реагировать на самокритику Мастера войны. К счастью этого и не потребовалось, ш'Тартак продолжил: - Ладно, я сам доложу Магистру. Пусть контрразведка почешется, а то люди Гроссмейстера совсем обнаглели... - тут он досадливо прикусил губу - видно сболтнул лишне, но тут Денис пришел ему на помощь, резко сменив тему разговора:
   - Значит я теперь могу драться с краснопоясными? - с надеждой поинтересовался он.
   "Чой-тось ты кровожадным становишься... чересчур... аки зверь рыкающий!.." - ехидно прокомментировал внутренний голос.
   "Сам удивляюсь - несколько смущенно отозвался Денис, - может съел чего... или воздух здесь такой..."
   "Ну-ну..."
   В ответ на вопрос Дениса, ш'Тартак только досадливо махнул рукой:
   - Да погоди ты с своими красными! Скажи-ка лучше - ты понял в чем была разница при возвращении в тело тогда - с мокрецом, и вчера?
   Денис задумался, но никакой разницы не уловил:
   - Да... вроде одинаково...
   - Нет. Не одинаково. После того, как ты убил мокреца, тело притянуло к себе сознание, а вчера, наоборот, сознание притянуло к себе тело. Это называется прыжок.
   "Фигасе! - ошеломленно подумал Денис, - это же, блин... телепортация! ТЕЛЕПОРТАЦИЯ! ТЕ-ЛЕ-ПОР-ТА-ЦИ-Я!!! Я! ВЫПОЛНИЛ! ТЕЛЕПОРТАЦИЮ! - охренеть!" А Мастер войны продолжил:
   - Ты слышал о людях... сгоревших людях, которые сами превратились в угли, а одежда на них осталась целехонькой, или сгоревших наполовину - половина трупа угли, половина нетронута огнем вообще и одежда тоже не повреждена?
   - Да видел что-то похожее по ящику, в какой-то левой передаче про барабашек... - Денис ответил быстрее, чем успел подумать и "наградой" ему были изумленные глаза Мастера войны.
   ... упс...
   - Правильно Магистр запрещает с тобой разговаривать... ладно я... - пробормотал себе под нос ш'Тартак, и уже в полный голос, - эти люди пытались выполнить прыжок, не умея этого делать... или умея недостаточно хорошо. Больше... если совсем уж не припрет - вроде как вчера, не пытайся повторить! Это очень опасно.
   - Понял, - покладисто согласился Денис, - если не припрет - никаких прыжков! - Во взгляде Мастера войны, устремленном на Дениса явственно читалось сомнение в наличии здравого смысла у последнего, но прямых улик, уличающих в обратном, не было, поэтому он ограничился тем, что с угрозой в голосе добавил:
   - Я. Тебя. Предупредил.
   - Да понял я! - несколько более раздраженным тоном, чем позволяла субординация, отозвался Денис, - я что сгореть хочу?! Я что, блин - мазохист-эксцентрик!
   - Кто-кто?! - угрюмо переспросил ш'Тартак, - а потом махнул рукой. - Мрак тебя знает, кто ты такой... больно быстро учишься... и вообще... а я отвечай!..
   "Вот оно чё Михалыч - ш'Тартак - мой куратор!.. ну точно, пока Шэфа нет, пригляд нужен... его и приставили... поэтому он со мной и возится... - сообразил Денис, - а иначе с какого бы хрена он со мной вошкался?.. Ладно - это его проблемы, а я возвращаюсь к своим баранам":
   - Так все же - я могу уже драться с краснопоясными?
   - Это каким же образом? - удивленно воззрился на него Мастер войны. Денис почувствовал какой-то подвох.
   - Ну-у... я же могу войти в кадат, как и они...
   - Войди.
   Через мгновение, без малейшего усилия, Денис смотрел сверху на себя, стоящего в расслабленной позе перед ш'Тартаком.
   - Нападай! - приказал Мастер войны.
   Денис мысленно отдал телу приказ: "Нападай на ш'Тартака!", но... - с тем же успехом он мог приказать ему взлететь...
   - Возвращайся, - усмехнулся Мастер войны через пару минут, когда бесплодность усилий сделалась очевидной для всех участников процесса, в том числе и для Дениса.
   - Ну что, можешь ты драться с красными? - ехидно поинтересовался ш'Тартака у "объединенного" Дениса, благополучно воссоединившегося со своим телом, и не дождавшись ответа на свой риторический вопрос, продолжил: - В кадате ты должен управлять телом, как обычно - для тебя не должно быть никакой разницы поднято сознание, или нет... а ты даже пошевелить пальцем не можешь!
   Крыть было нечем, Мастер войны был кругом прав, но оставался один непонятный момент, который и был тут же озвучен Денисом:
   - А тогда... с мокрецом?..
   - Э-э-э! Тогда было совсем другое дело - ты вывалился в фар-и-хлайн, когда тебе угрожала смертельная опасность и тело прекрасно знало, что ему нужно делать! Не сравнивай меч с вилкой.
   Денис понурился. Он внезапно понял, что ему напоминает процесс постижение кадата - бег за горизонт! Ты к нему на шаг - он от тебя на шаг, ты на километр - он на километр, ну, и так далее... Видя удрученное состояние Дениса, ш'Тартак сжалился. Он дружески хлопнул его по плечу:
   - Парень! Если бы мне кто-то сказал, что можно за декаду научится выходить в кадат, как это сделал ты - я бы просто держался от такого человека подальше - не люблю, знаешь ли, врунов. - Он сделал паузу, давая Денису возможность осознать услышанное, потом продолжил. - Осталось немного, гораздо меньше того, что ты уже сделал, - просто разберись, как ты управляешь телом - и все! Это гораздо проще уже освоенного. Вот, например, как ты поднимаешь руку?
   - Да очень просто - захотел и поднял!
   - Нет. Не так. - твердо возразил Мастер войны. - Когда ты просто хочешь - ничего не происходит. Проверь.
   И Денис проверил: "Хочу поднять правую руку!" - подумал он... и естественно, рука осталась неподвижной. После того, как он все же поднял злополучную руку, для него стало совершенно очевидным, что руку поднимает отнюдь не желание. Между желанием и действием было еще что-то. Он вопросительно взглянул на ш'Тартака.
   - Убедился? - поинтересовался Мастер войны.
   - Да.
   - Действием управляет не желание. Действием управляет стремление.
   Денис нахмурился - что-то похожее он слышал... или читал, в той прошлой, гражданской - он мысленно грустно улыбнулся - жизни на Земле. Что-то такое было: стремление... стремление... - похоже... но не то... желание... усилие... старание... - нет все не то... что же это было?.. тоже самое, но по-другому... намерение... Точно: намерение! - вспомнил он. И не просто намерение, а как-то... замысловатее что ли, что-то еще было... кроме намерения... что-то было еще... И тут память, не выдержав натиска, сдалась, достав из какого-то закутка непонятные слова: несгибаемая сила намерения! Да, да, да - именно так Серж Сафронов, холодный денди, любимец девушек всего курса, и любитель эзотерики, цитировал своего любимого Кастанеду!
   Точно - Серега разглагольствовал о том, что всеми действиями управляет не желание, а намерение - Денис его почти не слушал, глядя влюбленными глазами на Катеньку, а та, в свою очередь, такими же глазами пожирала своего витийствующего кумира, окруженного институтскими красавицами.
   Катя... Серега... институт... когда это было?.. Да и было ли вообще - может это все был сон, приснившийся Денису, осатаневшему от усталости и синяков, после занятия у ш'Тартака, "бойни" и "купания"?.. - кто может точно ответить...
   - Ты чего? - заснул? - вернул его к суровой реальности голос Мастера войны, - о чем мечтаешь?
   - Я кажется понял разницу между желанием и намерением.
   - Намерением? - удивился ш'Тартак.
   - Я сказал: "намерением"?.. Оговорился - "стремлением"... конечно же "стремлением"...
   ... а не один черт?... в чем разница-то?..
   - Это хорошо, если понял... - в голосе ш'Тартака скепсиса не уловил бы только глухой, - мне все это труднее давалось в свое время... А что ты думал, - пожал он плечами, в ответ на удивленный взгляд Дениса, - через это все проходят... Так вот, мой учитель сказал так: "Желание - это концентрация внимания на цели, а стремление - это концентрация внимания на пути достижения цели". Мне это помогло, может и тебе поможет.
   Теперь все время, свободное от занятий с ш'Тартаком, "бойни" и "купания", Денис тратил на управление своим телом из кадата. Вернее сказать, на бесплодные попытки управления своим телом из кадата. Заниматься этим процессом можно было в любом месте, в любое время и в любом положении, но Денис предпочитал делать это в своей соте, лежа на спине со скрещенными на груди руками.
   Для начала, Денис поставил перед собой несложную на первый взгляд задачу - изменить положение рук, положив их на бедра. Ага... несложную! Все бесчисленные попытки были единообразными и выглядели так: сначала он просто хотел это сделать, потом сильно хотел, потом очень сильно хотел, и наконец хотел сильно-сильно-сильно - результат был один - никакой. С тем же успехом можно было попытаться управлять с Маргеланда статуей писающего мальчика, причем в Брюсселе - результат был бы аналогичным.
   Потерпевший в очередной раз неудачу, но отнюдь не сломленный, Денис сменил тактику и попытался спокойно и отстраненно сделать то, что задумал, и это ему почти удалось! Почти, потому что когда его руки наконец оторвались от груди, он в то же мгновение вернулся в тело. Больше никаких положительных результатов - если отрыв считать за таковой, достигнуто не было - руки лежали на груди, как приклеенные.
   Умными людьми, а именно Аллой Борисовной Пугачевой и Карлом Марксом была подмечена одна закономерность, которую они сформулировали по разному, но по сути, это один и тот же закон природы. В трактовке Аллы Борисовны он звучит так: "Если долго мучиться - что-нибудь получится!", а бородатый Карла сформулировал его более наукообразно: "Переход количества в качество", но, фактически, это тоже самое. Хотя... может это был не Карла, а Фейербах... или Гегель... а ладно - один хрен! Главное, что количество переходит в качество - и это точно!
   Во время очередной попытки, у Дениса зачесался нос - точнее это была иллюзия, потому что в кадате любые телесные ощущения отсутствовали, но он машинально протянул руку, чтобы почесаться, и только спустя мгновенье до него дошло, что он сверху видит, как его оставленное внизу тело чешет нос!
   Конечно, бурный прилив радости мгновенно вернул все на свои места, но кое-что он успел осознать, и неподъемная махина наконец-то качнулась и сдвинулась на малюсенький вершок вперед!
   Зачесавшийся нос был камешком, который стронул лавину. Через пару дней Денис управлял своим телом в контролируемом кадате так же уверенно, как в обычном состоянии сознании. Весь секрет был в том, что управлять было не нужно. Например, чтобы, почесаться, не надо управлять рукой, чтобы она переместилась к нужному месту, и начала шевелить пальцами, касаясь при этом кожи ногтями, надо просто почесать, где чешется - и все.
   Абсолютно все то же самое надо было делать в контролируемом кадате, если чешется - почеши, а не управляй рукой. Но для того, чтобы осознать эту простую истину, а главное, довести действия до автоматизма, Денису пришлось попотеть.
   В процессе тренировок выяснилось, что в контролируемом кадате Денис может находиться не больше пяти минут. По истечении этого срока сознание возвращалось в тело несмотря ни на какие усилия, прилагаемые Денисом. Через какое-то время, всегда по-разному, от часа до пяти, способность входить в кадат возвращалась. Этот интервал зависел от усталости, но не напрямую и не только - установить общие закономерности Денису не удалось и это было не гут - он никогда не знал, когда восстановятся волшебные способности, а в реальной боевой обстановке это могло привести к последствиям, скажем так - необратимым...
   Кадат позволял дробить индивидуальное время. Денис мог использовать свой пятиминутный интервал не подряд, а как угодно, например: минута в кадате, пять минут в обычном состоянии сознания, снова четыре минуты в кадате; или пять интервалов по минуте в кадате, с произвольными промежутками между ними, короче говоря свои пять минут Денис мог использовать, как угодно, но только пять и ни мгновением больше.
   К сожалению, никакого суммирования, или нарастающего итога не наблюдалось. Если например, Денис использовал только минуту из пяти, то следующая порция времени в кадате, через максимальный интервал в пять часов, составляла не девять минут, как он раскатав губу, поначалу рассчитывал, а снова, те же пять.
   Когда Денис доложил о своих успехах ш'Тартаку, тот только ухмыльнулся:
   - Эк тебя распирает. На моей памяти ни один курсант так быстро не осваивал контролируемый кадат. - Он цепко взглянул в глаза Дениса. - Так охота подраться с красными? - Не получив ответа на свой, явно риторический, вопрос он продолжил. - Чем они тебе так насолили? С Настаром ты вроде разобрался, да и нет его здесь, перевели в Центральную обитель...
   Секунду Денис колебался - излагать ли, фигурально выражаясь, "причину войны", или же ограничится "поводом"? Решил, что хватит и "повода" - чем проще ложь, тем правдоподобнее.
   - Мастер... видите ли в чем дело: на одной моей работе был стол для настольного тенниса, - ш'Тартак невозмутимо уставился на Дениса с таким видом, будто и сам всю жизнь баловался ракеткой в обеденный перерыв, - так вот... выяснилась какая штука - играть интересно только с равными соперниками, когда результат игры заранее неизвестен. Абсолютно неинтересно играть с заведомо более слабыми или заведомо более сильными, когда результат заранее предопределен. Мне с мальчиками Хадуда, один на один, не интересно.
   Денис замолчал, молчал и Мастер войны.
   - Ну что ж... - раздумчиво начал ш'Тартак, - если хочешь работать с красными... - он сделал паузу, а Денис мысленно договорил за него: "То пожалуйста - можешь спарринговать, на здоровье!" - И тут же вступил в мысленный диалог с Мастером, позволив себе невинную шутку: "Ну-у... насчет здоровья, это хорошо сказано...". Эта, в высшей степени, замечательная беседа была прервана ш'Тартаком, закончившим свою фразу: - ...то тебе необходимо пройти Испытание.
   Денис поначалу даже не понял о чем идет речь - ведь ш'Тартак уже разрешил работать с краснопоясными... но потом все же сумел собраться, и вполне внятно поинтересоваться, о чем, мол, идет речь? А речь шла, ни много ни мало о том, чтобы забраться на приснопамятный скальный мост по отвесной стене, пройти по нему до залежей синих камней, прихватить там один камешек, дойти до середины моста, спрыгнуть в море, кишащее монстрами, приплыть на берег и представить впоследствии оный камень Высокой Комиссии. Всего то и делов! Вот тут-то Денис и вспомнил, как Шэф водил его в первый день на "Чертов Мост", вспомнил и подаренный камень.
   "Волхвы-то сказали с того и с сего, что примет он смерть от коня своего!" - всплыли из подсознания пророческие строки.
   - Пардон! Не понял... а как можно забраться по отвесной стене? - вопросил ошеломленный Денис, совершенно забывший в этот момент о Пчелах, так поразивших его своими передвижениями по вертикали, в первый день пребывания в Обители.
   - А очень просто! В кадате - ты тот, кем себя считаешь. Решил, что ты вампир - и окружающие увидят твои красные зенки и иглы, торчащие из пасти, - ш'Тартак сделал паузу, собираясь с мыслями. - Ну-у... я имею в виду, все гражданские увидят... и наши, которые не в кадате. Когда ты сам в кадате, никакие иллюзии на тебя не действуют... Так вот: считаешь что ты паук, муха или пчела - пожалуйста, ползи по стене!
   Сказать что Денис был ошеломлен, значит ничего не сказать - Великая Тайна насельников Северной обители Ордена Пчелы, заползающих в свои соты на высоте пятнадцатого этажа была раскрыта! Надо просто решить - и всё! - ликовала его душа, пока в ней не засвербел робкий червячок сомнения. Значит просто решить - и всё... Больно просто, однако... Надо бы проверить.
   Предыдущий опыт буквально кричал о том, что с кадатом ничего просто не бывает... вначале. Потом - да, когда тронешься с места, а вначале - НИ-ЗА-ЧТО! Денис даже испытал что-то вроде облегчения, когда под тщательно скрываемые, насмешливые взгляды проходящих мимо Пчел, его попытка забраться в соту, на трехметровой высоте, провалилась.
   "Что и требовалось доказать!" - бесстрастно констатировал он, направляясь к ш'Тартаку на консультацию. Никакого разочарования и беспокойства по поводу неудачи Денис не испытывал. Его жизненные воззрения, в последнее время, претерпели значительные изменения. Если раньше краеугольным камнем его мировоззрения было: "Если все они смогли - может быть и у меня получится...", то теперь фундамент его жизненной философии выглядел так: "Если уж они смогли - то я наверняка!" Поэтому у него не было ни малейшего сомнения, что он научится ползать по отвесным скалам ничуть не хуже остальных Пчел, а может даже лучше!
   "Рано или поздно..." - вкрадчиво напомнил о себе внутренний голос, но Денис счел ниже своего достоинства вступать с ним в перепалку.
   - Мастер... - я решил, что я муха - и ни хрена...
   - Ты решил, что ты муха - и ни хрена... - задумчиво повторил ш'Тартак, - а расскажи-ка подробно, как все происходило, мне интересно.
   "Ну повеселись родимый... повеселись..." - беззлобно подумал Денис.
   - Я... как ты объяснил, - все-таки решил достать камень из-за пазухи Денис, - вошел в кадат, сказал себе: "Я - муха", и полез на стену... и ни хрена...
   - По-нят-но... - протянул ш'Тартак, - значит, ты просто сказал себе: "Я - муха", и полез на стену... по-о-о-нят-но... - снова повторил он и замолчал. Когда молчание стало неприлично долгим, попритихший Денис отважился на вопрос:
   - А что не так-то?..
   - А я надеюсь, что это ТЫ мне скажешь, что не так...
   Подождав с минуту, но так и не дождавшись от сконфуженного Дениса не то что внятного, а вообще, любого, ответа, ш'Тартак продолжил:
   - Я тебя перехвалил. Соображаешь ты на уровне... короче - туго. - Денис от злости даже покраснел. Нет, он прекрасно понимал, что Мастер войны именно этого и добивается, но... разозлился. Разумеется это не прошло мимо внимания ш'Тартака, явно довольного ходом событий.
   - Я дословно помню! - сделал свой, явно провальный, ход Денис.
   - Да-а... и напомни-ка мне, что я говорил?
   - "Считаешь, что ты..."
   - Стоп, - прервал его ш'Тартак, а что сделал ты? - Денис вначале недоуменно уставился на него, а через несколько секунд до него стало доходить...
   - А я... сказал себе... кажется понимаю... Можно я прямо сейчас попробую?
   - Нет уж. Я тебе сейчас все объясню подробно... как всем... - Денис недовольно поджал губы, а ш'Тартак неумолимо продолжил, - а то я решил, что ты и вправду сильно прыткий... Видишь, тоже ошибся, - неожиданно улыбнулся Мастер войны, - Решил что тебе не надо разжевывать. Но! Не ошибаются только покойники! Так что - не расстраивайся. - Закончив воспитательную часть лекции он перешел к практической: - Ты входишь в кадат и в кадате начинаешь медитировать. Медитировать в кадате, - повторил он, подчеркивая важность этого момента. - Когда сознание очищено, ты решаешь, что ты муха, пчела, или еще кто, считаешь себя ею, осознаешь себя ею, и только когда ты веришь, что ты муха, или пчела, ты становишься ею. Только тогда. Понятно?
   - Каждому по вере его! - прошептал ошеломленный Денис, а вслух отрапортовал: Понятно! Можно начинать?
   - Приступай.
   Как всегда, в процессе освоения техники кадата, по-настоящему трудно было только в первый раз. После того, как Денис все же сумел поверить, что он - геккон, дело быстро пошло на лад. С мухами, пауками, осами и пчелами как-то не заладилось - не любил Денис инсектов - вот и пришлось искать себе другого стенолаза, а с гекконом все сложилось наилучшим образом - шустрая ящерка пришлась Денису по душе, а он, судя по результатам - ей.
   Когда Денис первый раз забрался на самый верх одной из стен Обители у него дух захватило от вида, открывшегося с пятидесятиметровой высоты: курсанты, размером с мизинец, азартно лупящие друг друга внизу; море, синеющее неподалеку; далекие горы, с белыми снеговыми шапками; буйная зелень кругом - красота!
   А вот при спуске он чуть не погиб. Денис, очарованный красотой, открывшейся ему наверху, упустил из виду, что его индивидуальный кадат ограничен пятью минутами. Уже привычным усилием воли он слился с гекконом и начал спуск, забыв что большую часть своей пятиминутки он потратил на подъем.
   Где-то на высоте шестого этажа, его безмятежный спуск был нарушен - в голове, сама собой, возникла тревожная мысль: "Время кончается!" И тут снова проявились, неизвестные до сих пор, особенности кадата - безо всякого участия Дениса в процессе принятия решения, скорость спуска резко возросла - он буквально заскользил вниз, будто по льду.
   Из кадата он вывалился на трехметровой высоте, а это было уже не критично - горная подготовка с мальчиками Хадуда даром не прошла - Денис мягко, как кошка, приземлился и сразу же вскочил на ноги, готовый к труду и обороне! При желании он мог бы легко стать отличником ГТО, но, к счастью для себя, Денис понятия не имел, что это за хрень и с чем ее едят.

*****

   - Мастер я готов.
   - Ты окончательно решил?
   - Да, Мастер.
   - То есть... - ш'Тартак пристально посмотрел в глаза Денису, - ты понимаешь, что во время Испытания ты можешь погибнуть или покалечится?
   - Да, Мастер, понимаю...
   - То есть, ты сознаешь, что у тебя ровно столько же шансов пройти Испытание, как и превратиться в труп или калеку?
   - Д-да... но это не имеет значения. Я готов.
   Было очевидно, что ш'Тартаку Испытание нужно, как лишняя дырка в голове. И Денис его отлично понимал: если бы ему - Денису, поручили присматривать за тихим, спокойным ботаном и понемножку учить его разным разностям, но со строжайшим условием: беречь его, как зеницу око, а вышеупомянутый ботан вдруг разом скинул свою природную ботанистость и стал попадать в разные неприятности, грозящие целостности ботанской шкуры, а вдобавок стал категорически настаивать на проведении довольно опасного эксперимента над этой самой шкурой, что привело бы к проблемам у самого Дениса, в случае если бы с этой пресловутой ботанской шкурой что-нибудь случилось, то Денис тоже был бы против! Но, к счастью, это были не его проблемы - а ш'Тартак пусть сам решает, как выпутываться.
   - Ты готов рисковать жизнью, просто от скуки? - продолжал гнуть свою линию Мастер войны, - только чтобы спарринговать с красными?.. Ну-у... это же ребячество какое-то... ты же умный человек! - решил подбавить он сладенького.
   "Пожалуй пора рассказать кое-что и о "причине войны" - решил Денис, - а то еще ш'Тартак действительно начнет ставить палки в колеса и не допустит до Испытания - с него станется..."
   - Мастер войны! - теперь уже Денис твердо взглянул в глаза ш'Тартака, - естественно дело не в этом. Хотя... не буду врать, это тоже одна из причин, но - последняя по значимости. Главная причина совершенно в другом - мне почему-то кажется... хотя нет... какой к черту кажется - я просто уверен, что еще не раз окажусь в такой заднице, где моя жизнь не будет стоить ломанного гроша... если я сам не смогу ее защитить! - Денис немного подумал и прибавил: - У нас говорят: "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих!" - По-моему очень правильная мысль.
   - Где твоя жизнь будет не дороже яблочного огрызка... - вроде невпопад отреагировал ш'Тартак.
   - Чего? - не понял Денис.
   - У нас говорят: "не дороже яблочного огрызка", а не этого, твоего... гроша.
   - Да-да - точно: не дороже огрызка... спасибо, - Денис не дал сбить себя с мысли: - и поэтому я хочу сейчас, пока есть возможность, научится всему что только можно... а для этого надо идти вперед. А с белопоясниками я не прогрессирую!
   - "Не прогрессирую..." - повторил ш'Тартак задумчиво, перекатывая слово на языке, - бесплатный совет - когда общаешься с парнями - будь попроще.
   - И люди к тебе потянутся! - ухмыльнулся Денис.
   Ш'Тартак помолчал пару секунд, а затем резко бросил:
   - Ну что ж... Испытание, так Испытание. Пошли. - И они направились к Скальному Мосту.
   Во время короткого путешествия оба молчали - не о чем было разговаривать. Ш'Тартак что мог сделал, пытаясь отговорить Дениса от этой затеи, а учитывая, что оратор он был так себе, можно было сказать, что он сделал не только все возможное в этом направлении, но даже больше. Денис же, чем ближе становился Мост, тем больше проникался мыслью, что возможно живет на белом свете последние минуты, и бодрости ему это осознание не добавляло, но... надо Федя!... Надо!
   Умом он ясно осознавал неизбежность предстоящей процедуры: козе понятно, что чем больше он будет уметь всяких штук, преподаваемых в Ордене, тем дольше проживет - но это в будущем... а здесь и сейчас, под ложечкой начинало предательски посасывать... что впрочем бывает перед каждым экзаменом, не говоря уже о таком, где ставка - жизнь.
   - Итак, - угрюмо заговорил Мастер войны, когда они достигли береговой опоры, - ты должен официально подтвердить свое решение пройти Испытание. - Он сделал паузу. - У тебя есть еще возможность отказаться от Испытания, пока ты не произнес официальное подтверждение... И никто не посчитает это за трусость, - добавил он, глядя как Денис начинает поджимать губы.
   "Ага... ага... - это посчитают за смелость!" - грустно усмехнулся Денис про себя. И тут же в памяти всплыли слова Шэфа: Дэн... или ты победишь страх, или он тебя...
   - Как подтвердить? - коротко поинтересовался он.
   После получения официального подтверждения несгибаемого намерения Дениса пройти Испытание, ш'Тартак казенным голосом произнес:
   - Повторяю порядок прохождения Испытания и его цель. Целью Испытания является проверка навыков кандидата, необходимых и достаточных для присвоения ему квалификации "Красная Пчела". Порядок проведения Испытания является следующим: кандидат должен подняться на Мост по отвесной стене его береговой опоры; пройти до морской опоры и взять там один голубой камешек, - ш'Тартак взглянул на Денис и добавил нормальным, человеческим голосом, - размер не имеет значения. Денис чуть не расхохотался... - естественно мысленно, а ш'Тартак продолжил казенным тоном: - После этого необходимо прыгнуть в море с моста и доставить указанный камешек Испытательной Комиссии, для подтверждения квалификации. - Мастер войны снова сделал паузу и поинтересовался обычным голосом: - Все понятно?
   - Да вроде бы... да...
   - Вроде бы... да... - передразнил Дениса ш'Тартак, - слушай сюда! Первое - камень спрячь за щеку, иначе потеряешь при входе в воду - бывали случаи.
   - А если проглочу?..
   - Отмоешь, - усмехнулся Мастер войны, - когда выковыряешь...
   - Бывали случаи?
   - Бывали... бывали... Не отвлекайся, - одернул его ш'Тартак. - Второе - прыгать можно только в одном месте - там просвет в подводных скалах, выглядит как черное пятно... круглое... небольшое. Промахнешься - разобьешься... там кругом понатыкано... Третье - как только окажешься в воде, ты должен стать чем-нибудь несъедобным - иначе сожрут. Все понятно?
   - Да.
   - Тогда вперед.
   Единственное, что не вызывало особых волнений - это подъем. Денис уже не раз забирался на не менее высокие стены обители. Тревожило другое - проход по мосту в обычном состоянии сознания - ведь кадат придется экономить; прыжок и "купание".
   Акрофобии - боязни высоты, в клиническом смысле этого слова у Дениса не было, но в обычно-бытовом он несомненно ею страдал, по крайней мере раньше. Что будет сейчас он не знал, потому что до этого на высоте всегда был в состоянии кадат. Про прыжок в море, кишащее черт знает чем, с пятидесятиметровой высоты и говорить нечего - Денис не представлял, чем он закончится... а про то, как будет добираться до берега пока вообще не задумывался - будет день, будет пища! - главное очутится в воде с синим камешком во рту, а не на скалах с перебитым позвоночником... - а там посмотрим!
   Подъем прошел штатно - Денис стал гекконом и привычно пошуровал наверх. Когда солнце, скрытое до этого скалой, ударило ему в глаза, он даже не обрадовался - до того буднично прошла первая часть Испытания.
   "Интересно, сколько осталось кадата?" - кольнуло Дениса, когда он очутился наверху и вернулся в обычное состояние сознания.
   "А часы взять не допер? - балда!" - скандальным голосом поинтересовался внутренний голос.
   "А мог бы и напомнить! Умник!" - не остался в долгу Денис. Признав его правоту, голос смущенно умолк. - Ладно - давай думать..." - сдержанно продолжил Денис - момент для взаимных упреков был не совсем неподходящий. Как говорится - не то время и не то место.
   "Давай!"
   "Высота Моста и стен Обители примерно одинакова. Так?"
   "Да вроде... да..."
   "Будем считать одинакова - метров пятьдесят! Или у тебя другое мнение!?" - рыкнул Денис.
   "Хорошо... хорошо..." - испуганно согласился внутренний голос.
   "При спуске я чувствовал, что кадат кончается метрах на двадцати... восемнадцати..."
   "Будем считать на двадцати - для удобства!" - проявил смекалку голос.
   "Будем... и что мы с этого имеем?"
   "А имеем мы, что кадата хватает на восемьдесят метров, пятьдесят из которых уже потрачены!" - с нотками паники доложил внутренний голос.
   "Даже меньше - потому что вниз спускаться быстрее... будем считать, что кадата хватает на семьдесят метров, пятьдесят из которых уже потрачены... и значит у нас осталось... пять умножить на две седьмых... в лучшем случае - полторы минуты..." - грустно подытожил Денис.
   "А нам еще плыть среди монстров... прикидываться там, черт знает чем... кем..."
   "И что из этого следует!?" - несколько нервно поинтересовался Денис.
   "Что идти по мосту и прыгать придется без кадата..."
   Ну что ж - диспозиция ясна, пора, как говориться, начинать шевелить лапами. Денис шагнул на мост и огляделся. Увиденная картина оптимизма не внушала: у "гад морских" был то ли день города, то ли пивной фестиваль, то ли день ВДВ - короче говоря, они кишмя кишели, и резвились в толще вод от души. От их мельтешения рябило в глазах. Ежесекундно то тут, то там, в прозрачной синеве вспыхивали бурые облачка.
   Денису эта картина напомнила документальный фильм о войне на Тихом океане, где зенитки американской авианосной группы вели заградительный огонь при налете японских камикадзе, там точно так же небесную синеву поганили бесчисленные грязные облачка разрывов. Внизу же буйство жизни и... смерти - как ни парадоксально они идут рука об руку, только усиливалось с каждой минутой - на запах крови слетались все новые и новые "заинтересованные лица", и количество "разрывов" тут же увеличивалось в разы - как будто после первого попадания, в и так обреченный бомбовоз, на него переносила огонь вся батарея.
   Денис отвел глаза от красочной, но, увы, совершено безрадостной для него картины и решив, что будет решать проблемы по мере их поступления, зашагал по "мосту". И вот тут-то, после первых шагов по сильно пересеченной местности, которую представлял из себя "мост", до него дошло - он совершенно не боится высоты! Точнее даже так: он ее просто не замечает!
   Он понял, что ему совершенно безразлично идти ли по "мосту" на пятидесятиметровой высоте, или по такому же рельефу на поверхности земли! БЕЗ РАЗ-НИ-ЦЫ!!! Это открытие сильно улучшило его настроение. Да что там "улучшило" - это слово не передавало и малой части пьянящей легкости и радости охватившей Дениса.
   Если предположить, что имеется десятибалльная шкала настроения, где ноль - это настроение самоубийцы перед отталкиванием табуретки, а десять - мироощущение человека выигравшего олимпийское золото на глазах любимой девушки, то настроение Дениса было чуть ниже десяти, но заметно выше девяти!
   Хотя в самой узкой своей части ширина "моста" не превышала метра, Денису это было индифферентно, от пьянящего чувства бесстрашия высоты он совершенно обнахалился и даже стал мурлыкать:

"А мне-е всё по-о-фиг -

что-о в анфа-а-с,

что-о в профи-и-ль!",

   разве что не пританцовывал.
   Он без труда добрался до заветной кучи голубых камней, прихватил один и найдя глазами ш'Тартака, сидящего на берегу, помахал ему рукой. Дождавшись ответного приветствия Мастера войны, Денис направился в обратный путь, который, к сожалению, не обещал столь легкой прогулки, как прямой. Если, идя от берега к морской опоре, Денис спокойно смотрел вперед, совершенно не обращая внимания на высоту на которой пролегал путь, то теперь нужно было внимательно смотреть вниз, чтобы не пропустить подводный колодец, в который предстояло прыгать, если конечно имелось в виду добраться до берега, а не просто сигануть вниз.
   Мост пролегал над подводными скалами. Некоторые выступали на метр-другой над поверхностью моря, другие не доходили до нее на это же расстояние, но, в общем - хрен редьки не слаще. Пройдя "мост" до самой береговой опоры и не обнаружив искомый колодец Денис не расстроился - ерунда, прогуляется еще разок.
   Волноваться он начал, когда повторный поиск не дал никаких положительных результатов - не было никакого колодца, куда можно было бы спрыгнуть! НЕ БЫЛО! Всюду под "мостом" громоздились скалы и не было черного, округлого просвета! НЕ БЫ-ЛО! Нервозности добавляли и черные тени снующие в глубине - время от времени пути их пересекались, а место встречи можно было легко определить по неприятным темным клубам и ошметкам, распространявшимся из эпицентра. Если определить картину, открывшуюся взору Дениса одним словом, то картина эта была мерзопакостная.
   "А может вернемся, поручик Голицын? - поинтересовался внутренний голос. - Там ступеньки есть..."
   "Или ты страх, или он тебя... - снова напомнил о себе Шэф и Денис решительно тряхнул головой. - Нет. Будем искать!"
   Искомое нашлось только на четвертом проходе - и не мудрено: то что Мастер войны обозвал колодцем, правда маленьким... выглядело как черненькая дырочка в окаймлении острых скал, но самое неприятное было в том, что альтернативы не было - больше ничего, хотя бы отдаленно смахивающего на колодец, под "мостом" не наблюдалось - Денис хорошо смотрел...
   Он замер над "дулом", закрыл глаза, и начал форсировано расширять небесный канал - надо было снизить вес насколько можно, привычная работа немного отвлекла от тягостных раздумий, но не до конца:
   "Итак... что мы имеем... шансов попасть в дырочку, прямо скажем... немного... Вероятность разбиться - очень высокая... А если вернуться?.. Потерю лица не рассматриваем... я здесь временно, вернется Шэф - уйдем... плевать что будут считать трусом..."
   "Плевать?.." - усомнился внутренний голос.
   "Да! - Плевать!"
   "Ну-у... если плевать..."
   "Ну, не плевать! И что!? На скалы бросаться?!"
   "Но там же есть колодец..."
   "Поди попади в него..."
   "Хорошо... Но! Если вернуться, значит никаких занятий с краснопоясными, никакого продвижения, а на тебя идет охота! Ты заметил? - на тебя идет охота! Уже во втором мире..."
   "Да заметил... заметил... но может пронесет..."
   "Не пронесет! Раньше или позже достанут, а ты будешь не готов. Нужно учиться выживать!"
   "Кто бы спорил... нужно... но..."
   Денис открыл глаза, небесный канал был максимально расширен, поводов чтобы торчать на мосту больше не было, и надо было принимать решение...
   В воду он вошел солдатиком, со скоростью пушечного ядра. Пока погружался успел войти в кадат и стать электрической медузой - холодной, красивой и смертельно опасной. Ее длинные щупальца время от времени постреливали голубыми, очень неприятными даже на вид, разрядами.
   В том, что нового обитателя "террариума единомышленников" лучше не трогать, очень скоро убедились две акулы средних размеров и довольно большой подводный ящер, с пастью как багажник "Волги". Видимо обмен информацией у обитателей "террариума" был налажен неплохо, и это, заметьте, в отсутствии Интернета! - поэтому больше никто с гастрономическим интересом к Денису не приставал. И вообще к нему больше никто не приближался, хотя пиршество, и отнюдь не духа, продолжалось вокруг с прежней силой.
   Ш'Тартак на камень, гордо предъявленный Денисом, фактически и не взглянул: так... бросил мимолетный взгляд, и все! - Денису аж обидно стало! Мастер войны понимающе улыбнулся, похлопал его по плечу и сказал:
   - Ну, все - остались мелиферы - "Поцелуи Пчелы", и красный пояс твой.
   "Так я и знал! - подумал Денис. - Как чувствовал, что купанием в гадюшнике дело не ограничится! Мастер войны, чтоб ему... придумает очередную хрень!" - но вслух спокойно поинтересовался:
   - Что за "мелиферы"?
   - Татуировки пчел подмышками.
   - За каким х... в смысле, я хотел спросить - зачем? - ш'Тартак оговорку не заметил, или сделал вид что не заметил:
   - Чтобы чувствовать магическое воздействие... да и не только магическое - любое враждебное: например, хочет кто-кто тебя сзади по темечку приложить - сразу почувствуешь.
   - Круто... - сдержанно обрадовался Денис и тут же вспомнил где уже видел таких пчелок. А видел он их у Шэфа, во время купания, в первый день в Ордене. Он тогда из-за начавшейся потасовки не успел спросить про них, а потом забыл.
   "Так-так-так, - размышлял Денис, одновременно быстро одеваясь, - после Реаниматора на Тетрархе, бли-и-н... как давно это было... как в другой жизни... "пчел" на Шэфе не было... вернее не должно было быть... По дороге сюда он тату-салоны не посещал точняк... в Ордене тоже не посещал, мы все время были вместе... откуда взялись татуировки?.."
   "Может они как твоя гравировочка на башке - хотя и не видна, но есть, а эти еще и видны?" - высказал туманное предположение внутренний голос, но Денис его понял!
   "Точно!.. хотя и не совсем... но принцип вроде тот! Получается так... кожа монитор, а надтелесные оболочки - память... будем считать - долговременная, в которой все и хранится! Да-да-да - тогда все сходится: у Шэфа, после Реаниматора, на "чистое" физическое тело "пчелки" срисовались с надтелесных оболочек! О, как! - Маладэц Прошка!" - похвалил Денис внутренний голос за сообразительность.
   Перед тем как зайти в "тату-салон", Мастер войны провел краткий инструктаж:
   - Входить в кадат во время процедуры нельзя, - и в ответ на удивленно взглянувшего Дениса только развел руками, - таковы правила. Если делать под наркозом, получится простая татуировка, а не "Поцелуй Пчелы". - И не дожидаясь вопросов Дениса, пояснил: - имеется в виду не просто пчела, а ПЧЕЛА из воска которой Создатель слепил небо, воду, землю, и первого человека, потом ОН помазал его медом ПЧЕЛЫ... короче, заинтересует - читай первоисточники или зайди в Храм Единого, пообщайся с Адептами Творца, а я в этом не очень...
   - Да... уж... не похож ты на богослова... - попытался пошутить Денис, но ш'Тартак только хмуро покосился на него и продолжил:
   - Дергаться нельзя! - дернешься - вся работа насмарку...
   ... что-то мне это все напоминает...
   ... а напоминает мне это лингатомию...
   ... ничо... терпеть - это мы привычные...
   ... это нам не привыкать блин... натренировались...
   Учти, второго шанса не будет - "Поцелуй Пчелы" можно делать только раз в жизни, - он немного помолчал и продолжил, - рисовать будут одновременно с двух сторон, так что - это не очень долго... и вообще - все самое трудное уже позади! - на этой оптимистической ноте ш'Тартак и закончил инструктаж. - Готов? - поинтересовался он через пару мгновений.
   - Да.
   - Пошли.
  -- Глава
   Левое плечо Шэфа щекотали прямые, жесткие, черные волосы, принадлежащие Акрам, правое же его плечо покрывала копна светлых, мягких, слегка вьющихся волос Стельги. Шэф не зря выбрал эту пару - любил он контрасты, а они были полной противоположностью друг другу: мягкая, уютная пышечка Стельга - дитя полуночного Нордштерна и дикая, необузданная, как степная тигрица, Акрам, родом со знойного полдня, похожая резкостью движений и фигурой на мальчишку подростка. Слева в Шэфа упиралась маленькая, смуглая, остроконечная грудь Акрам, с неожиданно большими, почти черными сосками, справа - большая, белая, с розовыми маленькими сосками грудь Стельги.
   "Под солнцем юга, как под грудью у мадам - немного душно, но до одури приятно!" - вспомнил Шэф Розенбаума и улыбнулся. - Абсолютно в точку! И душно, и приятно! Он снова закрыл глаза, вставать не хотелось, изможденное ночной оргией тело требовало неги и покоя.
   Вообще-то Шэф не был ярко выраженным гедонистом, и укладывать в свою постель сразу двух (или более) партнерш никогда ему в голову не приходило. Он был ярко выраженным прагматиком. Зачем покупать две пиццы, если наесть можно одной, а вторую придется впихивать в себя силком? Но в данном случае, дело было в другом, он решил проверить на что способно новое тело - до этого как-то подходящего случая не представлялось. На Тетрархе, после регенерации, его куратором в отличии от Дэновской девицы, был крепкий мужичок - Шэфа знали и приставить следить за ним женщину, хоть и мага, не рискнули. И вот - тело не подвело! - и Акрам и Стельга спали в сладком изнеможении - пустячок-с, а приятно!
   У Шэфа было железное правило: любую работу должны делать профессионалы. Любую. Без исключения. Шэф не терпел дилетантов ни в какой области, и в сфере межполового взаимодействия придерживался этого принципа так же скрупулезно.
   Термин "профессионал", в плане вышеупомянутого взаимодействия, ни в коем случае не являлся синонимом слова "проститутка", профессионалом могла быть и любительница секса, занимающаяся им совершенно бесплатно - главное высокий уровень предлагаемых услуг.
   Давным-давно, он даже не помнил точно сколько лет и миров назад у него была любимая женщина, и как обычно, у него были враги, много врагов. Правда и друзей у него было много, но это к делу не относилось. Так вот, вполне естественно, что однажды, его женщина стала заложницей...
   Шэф, скрепя зубами, сделал то, что от него требовали, но его враги допустили роковую ошибку - они не выполнили свою часть договора и его женщина осталась у них. Поняв, что ее все равно никогда не отдадут, Шэф сумел ночью пробраться в считавшийся неприступным замок Кастель-Алон и вырезая по пути все, что шевелится, двинулся к башне, где ее держали. Он опоздал не больше, чем на пять минут - Жана была еще теплая. Она была очень красивой девочкой... и судя по тому, что он увидел, ее насиловали непрерывно, а по горлу полоснули только что...
   Эта история вызвала к жизни два последствия. Хотя... первое следствие было вызвано не к жизни, а ровно наоборот - к смерти. Шэф уничтожил династию Хорамитов. Полностью. Он потратил на это десять лет, но каждого мужчину из этого могучего княжеского рода он убил лично - своими руками. Когда было время, он устраивал им весьма замысловатые казни - тяжко они покидали этот мир... ну а когда надо было торопиться - по-простому. Последнего - четырнадцатилетнего княжича Афилата, он застрелил из дальнобойного лука - Шэф не испытывал к нему ненависти, княжич был слишком юн в то время, но... - дело принципа. На этом он успокоился.
   Вторым следствием было то, что больше он никогда не влюблялся и использовал женщин исключительно для секса. Никаких других отношений между Шэфом и женщинами не возникало, и не по их вине, и не потому, что он сознательно душил вспыхивающие чувства, чтобы снова не изведать горечи потери, отнюдь нет - эти чувства просто не возникали, видимо в его душе не осталось горючего материала для них - бензин кончился. Все на свете когда-нибудь да заканчивается...
   Но, хороший секс Шэф любил. В ряду других занятий, доставлявших ему удовольствие, типа барбекю на тенистой полянке или хорошего футбола, вроде Эль-Класико: "Реал" - "Барселона", секс занимал не последнее место.
   К счастью, в славном городе Хазрете никогда не было недостатка в жрицах любви, как платных, так и бесплатных, на любой вкус и кошелек, чем и не преминул воспользоваться Шэф со товарищи после утомительного путешествия.
   Обычно этот вопрос, в фантастических романах, да и, по правде говоря, не только в них, обходят стыдливым молчанием, но суровым реалистам, не чуждым посконной правды жизни небезынтересно было бы узнать, а не боялся ли Шэф, скажем так... намотать на винт, как именуют эту проблему моряки, или, выражаясь научно, подхватить ЗППП.
   Для непрошаренного юношества и девушества (хотя я сильно сомневаюсь в наличии оных в этом вопросе) поясним: ЗППП - Заболевания Передающиеся Половым Путем. Так вот, отвечаем - нисколько не боялся. И не от безудержной храбрости, порождаемой не менее безудержной юношескою похотью, коею Шэф, естественно, не страдал, а от строго научного подхода к этой проблеме.
   Был у Шэфа хитрый перстенек, подаренный ему Ларзом. И был этот перстенек не магическим, а нанотехнологическим (мечта рыжего), и соответственно, свойств своих замечательных при шастаньи через двери, не терял. А заключались его волшебные свойства в том, что если во время терминально интимных ласк, интимнее которых уже не бывает, черный камень на перстне менял свой цвет на синий, то пожалуйста - милости просим!.. ну, а если на розовый - то, пардон-с...
   Но удовольствия - удовольствиями, а надо было приступать к делу, ради которого он притащился в Хазрет. Шэф осторожно выбрался из сладкого плена - девушки, не открывая глаз, сдвинулись на освободившееся место, обнялись и продолжили спать, сладко посапывая. Шэф только завистливо покачал головой, направляясь в комнату для омовений.

*****

   Из Северной обители Шэф выехал восемь дней назад, в сопровождении эскорта из трех фиолетовых Пчел, все-таки навязанных ему ш'Иртаном. Как ни убеждал Шэф Великого Магистра, что у него частный визит, что он не был на Маргеланде туеву хучу лет, что все его враги о нем давным-давно позабыли, если вообще еще живы, что у него другая внешность, и ни одна собака его не узнает - ш'Иртан был непреклонен. Обозвав его напоследок упрямым бараном, Шэф согласился - ну не ссориться же из-за ерунды со старым другом, вместе с которым сдавал "тест на яйца".
   Выглядела четверка грозно и помпезно - грозно потому что это были Высшие Пчелы, а помпезно потому что одеты все были в парадные плащи. У эскорта плащи были, соответственно, фиолетовые, а у Шэфа черного цвета, с вытканной золотой нитью пчелой - плащ Мастера войны! На шее Шэфа, на серебряной цепи, выпущенной поверх плаща, висела серебряная руна "Рука" - знак того, что ее носитель является исполнителем воли Великого магистра и всякое действие направленное против него, будет рассматриваться, как действие направленное против Великого Магистра! Все это варварское великолепие не было лишено смысла - случайное нападение исключалось - никто в здравом уме не станет связываться с таким отрядом, а неслучайное... От неслучайного не спасет никакой эскорт - просто надо постоянно быть готовым к отражению... и все.
   Если задастся вопросом: "Что больше всего любит человек, что он больше всего ценит?" - то ответ будет очевиден: "То, что достается ему с максимальными трудностями - чем более недостягаема цель, тем более она желанна".
   Некрасивая девочка мечтает о принце: любящем, скромном, богатом, любителе детей и тихих семейных радостей, который оценит ее возвышенную душу и нерастраченный запас нежности. Тихий, прыщавый юноша, мечтатель и ботан грезит о стройной, грудастой брюнетке, стерве и оторве, разъезжающей с главарем районных байкеров на антикварном "Цундапе". Солдат на фронте мечтает о тихой, спокойной, мирной жизни - ну здесь в общем все понятно... а вот интересно, о чем может мечтать олигарх? Может о том, чтобы его кто-то искренне любил? - любил просто так, не за что-то, а просто так! Хотя... может у него и есть такой человек - мама например, или бабушка.
   Возвращаясь к Шэфу, надо сказать, что больше всего он любил комфорт, так как в силу специфики профессии частенько был его лишен. Поэтому, выбравшись из Обители и добравшись до Эргона, из всех возможных способов дальнейшего путешествия, а именно: пешком, морем, верхом или же в местном подобии дилижанса, выбор пал на дилижанс.
   Здесь надо пояснить, что хотя Шэф и был отличным наездником, но для него хуже варианта с верховой ездой, был только пеший. Как уже отмечалось, Шэф любил комфорт, а комфорт и верховая езда, это понятия диаметрально противоположные. Нет, если бы на Маргеланде имелись круизные лайнеры, или на худой конец, суда с каютами, оборудованными душем и ватерклозетом, то выбор Шэф несомненно остановился бы на морском варианте, но увы - местные фелюги, промышлявшие каботажем, из удобств имели только доску на баке и канат, за который нужно было держаться, чтобы не сверзиться в воду... про душ и упоминать не стоит. А дилижанс рессоры имеет, сиденья мягкие, остановки делает каждые пять-шесть часов, чтобы пассажиры могли размять затекшие чресла, оправиться и, чуть было не добавил - закурить, но на Маргеланде эта вредная привычка не имела места быть, так что остановки предполагали только оправку и разминку - что тоже неплохо. Таким образом бремя выбора отсутствовало - он был очевиден.
   В денежных средствах Шэф и его эскорт не был ограничен - ш'Иртан выдал щедрые "командировочные", поэтому вся четверка разместилась в местном "бизнес-классе", расположенном в среднем отсеке дилижанса. В их распоряжении оказались два широких дивана, расположенных друг напротив друга. Пока один спал, трое других могли вполне комфортно расположиться на втором. Они могли бы вообще арендовать карету, но смысла в этом не было - в смысле удобств никаких преимуществ, а по цене дороже больше чем в два раза.
   Сразу после посадки, Шэф завалился спать - вернее, сделал вид, что спать. На самом деле ему нужно было еще раз спокойно обдумать все нюансы предстоящей операции, еще раз прокрутить в памяти все ключевые моменты и выявить ошибки - если они конечно были допущены, и если они все-таки были допущены, то исправить все что можно еще исправить, пока не поздно. Его блестящая свита, и так-то особо не докучавшая, получила сигнал: начальство отдыхает - значит не беспокоить! Не беспокоить, так не беспокоить - не очень то и хотелось! У фиолетовых было чем заняться - они тут же раскинули картишки и взялись за игру, азартно, но тихо.
   Итак... первая встреча с Великим Магистром: ш'Иртан сразу же, до первого произнесенного слова, складывает пальцы в знак "Ухо" - их слушают. Знак "Глаз" он не показывает - значит за ними не смотрят, но это и так очевидно - в противном случае "крутить фиги", как называл беззвучное общение Шэф, было бы верхом идиотизма, коим Великий Магистр не страдал.
   Дальше... они едят - молчание полностью замотивировано, слушающие насторожиться не должны. Ш'Иртан последовательно складывает пальцы: "Х"... "А"... "З"... "Р"... "Е"... "Т"... ага... ага... Хазрет... - главный город Восточной провинции Южного Галифата. Шэф смотрит в глаза Великого Магистра и совершенно естественным движением показывает пальцем на себя, ш'Иртан медленно прикрывает глаза, все ясно - надо замотивировать поездку в Хазрет...
   Дальше... дальше прекрасно сыграл свою роль, правда совершенно о ней не подозревая, Дэн. Все его наивные расспросы сделали беседу абсолютно достоверной: Великий Магистр почем зря костерит ненавистного Гроссмейстера; Дэн открывает для себя разные тайны, цена которым пятак в базарный день, а мудрый, либерально настроенный Шэф лениво глаголет о неизбежной победе Гроссмейстера, в исторической перспективе... Вроде все логично и никакой фальши нет... Вроде все нормально... Будем надеяться... Итак, сухой остаток - с Шэфом можно иметь дело, Шэф вменяем, Шэф осознал необоримую силу злата, Шэфа можно попробовать перевербовать... Логично? Вроде бы да...
   Шэф вздохнул - с годами Магистр стал излишне щепетилен и категорически настаивал, чтобы он сделал все возможное для "бескровного" варианта. Сам Шэф считал, что это дурацкая затея - черного кобеля не отмоешь добела, но... чего не сделаешь для старого, и пожалуй, единственного друга... - он пообещал. Хотя... надо честно признать - основания опасаться "кровавого" варианта у ш'Иртана были - мог "кровавый" вариант привести к гражданской войне в Ордене... мог.
   Теперь Эркель... - ключевая фигура всей операции... тут ничего определенного сказать невозможно - думай, не думай, рассчитывай, не рассчитывай, но... тут только вероятности и удача... или неудача: если Эркель в данный момент пребывает именно в Хазрете, где у него штаб-квартира, а не умотал куда-нибудь по своим делам, или делам своего босса; если Гроссмейстер воспримет инфу именно так, как они рассчитывают; если Гроссмейстер санкционирует провести вербовку Шэфа именно магу Эркелю, своему ближайшему другу и соратнику, а не кому-нибудь другому.
   Эркель был ключом, альфой и омегой всей операции, как для "кровавого" варианта, так и для "бескровного"... если Оракулы не ошиблись. Люди ш'Иртана сумели обратиться к Белому, Черному и Серому Оракулу, везде ответ был один и тот же - Эркель. А Эркель очень осторожная сволочь, недоверчивая... подобраться к нему для "бескровного" варианта, проявив инициативу практически невозможно... - надо чтобы он сам инициировал контакт... то ли дело "кровавый".
   Дальше... если все пойдет по плану - их плану, судьба операции окажется в руках Шэфа и, в какой-то мере, небольшой, но все же... этих трех головорезов из полусотни личной охраны Великого Магистра. Правда будет еще "резерв главного командования": шесть гвардейцев "под прикрытием" - под видом торговцев, монахов и солдат они выедут завтра, но будут в Хазрете раньше их, но хотелось бы обойтись без их помощи...
   Конечно было бы лучше подтянуть в Хазрет всю гвардию, но это означало бы открытое противостояние с Гроссмейстером, да и Эркель насторожился бы... Нет - четыре человека этот тот максимум, который еще не должен вызывать подозрений... Будем надеяться...
   Дальше... тетрархский аппарат у него в багаже, если удача будет на их стороне - должно получиться... Вроде все... Спать!

*****

   Прибыв в Хазрет - жемчужину юго-востока, или по местному - Город Тысячи Дворцов, Шэф и его эскорт остановились в "Русалке" - гостинице средней руки, не из самых фешенебельных, но в хорошем районе, опрятной и славящейся своей кухней. Гостиница, в отличие от окружающих домов имела вид не прямоугольного параллелепипеда, а усеченной пирамиды. Что подвигло строителей на возведение здания столь экзотического облика, хозяин гостиницы не знал. Он купил ее давным-давно - лет сорок назад, пытался выяснить этот вопрос у предыдущего владельца, но и тому не была известна тайна происхождения этого архитектурного изыска.
   Гостиница была маленькой, всего на пять номеров: три на втором этаже и два на третьем. Первый этаж - самый большой, занимала кухня, обеденный зал и крохотные комнаты, где жил хозяин с женой, повара и прислуга. Чтобы не видеть чужих рож, а также чтобы не облегчать жизнь многочисленным местным соглядатаям, гостиницу сняли целиком - благо средства позволяли.
   Разумеется, ни к какому визирю в гости Шэф не отправился - трудновато было бы доказать древнему старцу, уже начавшему впадать в маразм, что пришедший в гости юноша и есть тот самый ш'Эф с которым они вместе, чертову кучу лет назад, рубили головы мятежникам Аргидшаха. Да и не нужно это было никому, честно говоря.
   В данный момент, Шэф хандрил - он знал по опыту, что отдых может надоесть, да что там - "надоесть", даже осточертеть! - но не настолько же! Он ничего не делал уже восьмую десятидневку, только трахался, ел, пил, купался, загорал и с деловым видом изображал поиски "камней слез". Особо крупные даже покупал.
   "Для достоверности образа и раком станешь!" - говаривал давным-давно наставник по шпионажу и контршпионажу Мастер войны, он же Мастер шпион - ш'Иавэй, так что, положа руку на ногу... тьфу ты... - на сердце! конечно же на сердце - Шэфу еще повезло с образом - а то образы... - они ведь всякие бывают. В те далекие годы, слушая наставника, Шэф часто задумывался - шутит ш'Иавэй, или нет, но к определенному выводу так и не пришел... вообще-то, глядя правде в глаза, на шутника тот не походил.
   Еще ему повезло в том, что он приехал через декаду после окончания очередной сезонной ярмарки и на голубом глазу - вполне замотивировано мог дожидаться начала следующей. Впрочем слово "повезло", в данном контексте не совсем уместно - даже если бы он пришел на Маргеланд так, что успевал бы к прошедшей ярмарке, то все равно пришлось бы тянуть время в Обители или еще где, чтобы появится в Хазрете тогда, когда он с "охраной" и появился - у отряда должно было быть время на врастание в местную инфраструктуру, проведение предварительной разведки, обзаведение нужными связями и т.д. и т.п. Много времени на эти мероприятия не потребовалось и разведгруппа, отчасти от безделья, отчасти от необходимости соответствия имиджу, пустилась во все тяжкие - а чем еще могли заниматься молодые, здоровые, красивые, полные сил офицеры, не стесненные в средствах, на отдыхе? Иначе бы их никто не понял - иначе надо было работать под прикрытием "братьев могильщиков" - очень добрых, очень честных, очень гуманных и очень нудных, проповедующих нестяжательство, умерщвление плоти и греховных желаний.
   Но в результате надоело все: бабы, солнце, море, фрукты, рестораны и даже балы у губернатора. Казалось бы, что, что, а женщины надоесть не должны, тем более разнообразные женщины - ведь не надо забывать, что юное тело Шэфа пребывало практически в поре юношеской гиперсексуальности, но... надоели. Справедливости ради надо уточнить, что надоели они психологически; физиологически же пользовать их Шэф их не переставал - гормоны свое требовали, но... делал это хотя и с удовольствием, но безо всякого ажиотажа.
   Услугами профессионалок на этот раз пользоваться не пришлось. Количество и разнообразие "условно бесплатных предложений", как он их называл, было таково, что не воспользоваться им было бы просто глупо. Как часто бывает, финансовые затраты сопровождающие "условно бесплатные предложения", значительно превышали оные на "платные", но поскольку деньги были казенные, их никто особо не экономил, а говоря по совести - вообще не экономил.
   В жизни интересно только то, что дается с трудом - чем больше усилий, тем интереснее и дороже. Вот поэтому-то бабы Шэфу и надоели: его успех у прекрасного пола был неизбежен и предсказуем, как восход солнца - сочетание юного лица и усталого взгляда ветерана, а ля: "Я старый солдат донна Роза, и не знаю слов любви!", действовало на местных барышень и дам, как валерьянка на кошек - они дурели.
   У Шэфовской свиты времени на "нехорошие излишества" было поменьше: во-первых каждый из них дежурил, сутки через двое, охраняя привезенный багаж, а во-вторых, двое условно отдыхающих, высунув языки прочесывали базары, рестораны, гостиницы, постоялые дворы и портовые таверны в поисках информации. Различий между фешенебельными гостиницами и тавернами самого низкого пошиба не делалось - информация это такая хитрая субстанция, которая может прятаться где угодно и дается в руки только тщательному и умелому старателю.
   "Скажи обычному человеку, что тебе надоели самые роскошные шлюхи Хазрета, - меланхолично размышлял Шэф, развалившись в огромном кресле, - шлюхи, нахмуренной бровью вгоняющие в отчаянье могущественнейших отцов города, шлюхи, готовые спать с тобой забесплатно, да что там "забесплатно" - они готовы дожидаться своей очереди - он не поверит! И будет прав. Нормальному человеку такое надоесть не может. А кому может?.. - А черт его знает кому! Я какой-то извращенец - я не могу вечно жить в отпуске... - мне скучно... - с грустью констатировал Шэф. - Похоже все мечты о спокойной старости на тропическом острове, в окружении цветущего гарема так и останутся мечтами. Надоест. А жаль..."
   Додумать грустную думу помешал дежуривший в этот день ш'Аран:
   - Ш'Эф, только что забегал ш'Кол - кортеж Эркеля двадцать аратов назад прошел через Закатные ворота.
   "Однако, мобильника надо, а то никакой оперативности!" - все еще с привычной меланхолией подумал Шэф. Могло бы показаться, что его настроение практически не изменилось, но если бы в комнате присутствовал независимый наблюдатель-невидимка, то он несомненно бы отметил, что от полученной информации Шэф начал оживать буквально на глазах.
   Его хандру как рукой сняло: глаза заблестели, расслабленные мышцы налились силой, плавно возросла частота центрального процессора... пардон, пардон... - мозг стремительно переходил в боевой режим - семидесятидневное ожидание заканчивалось, начиналась работа, ради которой и прибыл в Хазрет маленький отряд!
   - Ну наконец-то этот сын греха и сколопендры соизволил вернуться на родину предков! - радостно констатировал Шэф.
   Теперь, как нельзя кстати оказывался послезавтрашний бал у губернатора, на который он даже не собирался идти - хотел послать ребят одних - этим-то ничего не надоело... а тут почувствовал прямо-таки настоящее томление, сродни эротическому.
   "Эк меня разбирает - с ухмылкой подумал Шэф, - а может я просто адреналиновый наркоман?.. Нет, - решительно возразил он самому себе. - Я - трудоголик!" - этой мыслью он еще раз доказал, что любой человек, даже такой, опытный и повидавший виды, как Шэф, склонен к переоценке своих достоинств и к умалению своих недостатков.
   На самом деле Шэф просто был авантюристом, ну... может быть не простым авантюристом, а выдающимся, но сути дела это не меняло - он просто физически не мог долго жить спокойной пресной жизнью, даже такой легкой и приятной, как сейчас в Хазрете. Он скучал.
   Роль скуки в истории вообще изучена мало, а зря - скука это обратная сторона медали, лицевой стороной которой является не веселье, как думают многие, а увлеченность. Она является таким же движителем прогресса, как и лень. Естественно, из десяти тысяч скучающих лентяев, девять тысяч девятьсот девяносто девять были бы счастливы "поскучать", как Шэф в Хазрете, но зато единственный оставшийся, от скуки отправился бы открывать Америку, или рисовать схему цепной реакции деления ядер урана, или искать развалины Трои. Ну да ладно... возвращаемся к нашим бара... в смысле - Пчелам.
   Эти же днем, вечером, собравшись вчетвером за легким ужином, "мушкетеры" еще раз повторили диспозицию каждого и порядок действий при наступлении времени "Ч". После ужина, чтобы не нарушать традиции, трое отправились в "Закат" - самый фешенебельный бордель-бар-ресторан-варьете, неплохо там повеселились - опять же традиция!, и поздно ночью возвратились в свою "Русалку", естественно в сопровождении юных спутниц... А что делать!? - традиция!
   Ш'Аран, сидящий в неприметном закутке в конце коридора только завистливо вздохнул глядя на триумфальное возвращение друзей. Но, ничего не попишешь - сегодня была его очередь сидеть в пыльном тайнике, в полной броне, с арбалетом в руках - сегодня он дежурный. Каждые десять-пятнадцать минут он выходил в кадат, и проверял окрестности. Все было штатно, но так бывало не всегда.
   Хазрет, как всякий мегаполис, даром что средневековый, имел свою Ночную Гильдию - так незамысловато здесь именовалось структурированное криминальное сообщество, объединяющее в своих рядах представителей всех "ночных профессий": наемных убийц, по-нашему киллеров, воров домушников, воров карманников, уличных грабителей и всех прочих представителей профессий, связанных с юридически незаконным перераспределением материальных ценностей.
   Весь город был поделен на участки, нарушать границы которых было не менее опасно, чем границы Союза Советских Социалистических Республик. Многие иностранные шпионы на собственной шкуре убедились, что границы СССР на замке, это сейчас границы России напоминают школьный забор, а тогда были ого-го-го!
   Так вот, выполняя, можно сказать, свои должностные обязанности, домушник Разан, "ответственный" за участок, где располагалась "Русалка", через неделю после приезда наших героев решил навестить их жилище в ознакомительных целях, ну и... немножко поработать, естественно.
   Что показал ему ш'Иха, третий гвардеец, дежуривший в этот день, неизвестно. Известно только, что "товарищи" вышеупомянутого Разана, обеспокоенные его трехдневным отсутствием на обязательных ежевечерних сходках у районного главы "ночных", провели широкомасштабный поиск, в результате которого Разан был обнаружен забившимся под сваи старой набережной у рыбного порта.
   Разан был обнаружен совершенно седым - "товарищи" его поначалу даже не узнали и прошли бы мимо, приняв за одного из бесчисленных бомжей, если бы не его старинный приятель, который его однозначно и идентифицировал. Кроме седины "новый" Разан отличался от "прежнего" остекленевшим, совершенно безумным взглядом и струйкой слюны, непрерывно текущей из уголка рта.
   Увиденная картина настолько не понравилась "товарищам", что на ближайшей сходке было принято решение "пощекотать" фраеров из "Русалки" при помощи удвоенного наряда гопстопников, усиленного парочкой киллеров. Как показал дальнейший ход событий, решение это было неудачное.
   Чтобы не вовлекать в это дело лишних свидетелей, операцию решено было проводить по дороге "фраеров" в "Закат", или куда там еще, куда они повадились таскаться каждый вечер - значит были при деньгах, собаки!, а не на обратном пути, когда они возвращались в "Русалку" в компании многочисленных девок. А потом, выяснив все, так сказать, обстоятельства дела можно было и наведаться в их "нехороший" номер, зная чего там ожидать.
   Началась операция, как могло бы показаться стороннему наблюдателю, прекрасно. Дурманящие сладким дурманом южные сумерки, пропитанные негой и возбуждающими запахами разнообразных цветов, разорвал блеск кинжалов и сиплый голос:
   - Ну шо, спужались сцыкуны!? - не ссы... гы-гы-гы... папаша заберет только денюшки и одёжку! Гы-гы-гы! Да покалякаем малехо... гы-гы-гы...
   Однако, восемь гопстопников внезапно, как им казалось, окруживших троицу "туристов", были жестоко обмануты в своих ожиданиях. Вместо, вполне естественного в данных обстоятельствах, трепета и желания максимального широкого сотрудничества в процессе обмена денежных средств на жизнь, один из "фраеров" произнес фразу, смысл которой стал понятен "товарищам" несколько позже:
   - Так, гопы, если не хотите проблем, чтоб через пять секунд вас тут не стояло. Иначе огорчу.
   Некоторым, наиболее опытным из "товарищей", сразу не понравилось спокойствие "фраерка" и его товарищей - что-то здесь было нечисто, не должны "фраера" так себя вести в присутствии правильных пацанов. Не должны... Двум из них, обладавшим наиболее развитой интуицией, резко захотелось свинтиться, но... не успели.
   - Ты на кого ряску мутишь!!? Оборзел хрящ миндальный!!! - взревел предводитель гопстопников Анвац, размерами и волосатостью напоминавший среднего размера гризли. О его подвигах в среде "товарищей" ходили легенды - рассказывали, что четверка стражников, сдуру сунувшаяся в кабак, где в это время зажигал Анвац, была вынуждена оттуда ретироваться с мокрыми штанами - акт самопроизвольного мочеиспускания был вызван видом медленно поднимавшегося из-за стола Анваца. Правда это, или нет, неизвестно - но рассказывали. Сам же герой эпизода, будучи в очередной раз нетрезв, вспоминал, что кроме мочеиспускания присутствовала еще и дефекация, но большинство "товарищей" считало это преувеличением.
   Так вот, Анвацкий боевой клич вызвал совершенно непредсказуемые последствия - вместо того, чтобы привести "туристов" в ступор, он привел их в действие - с неправдоподобной быстротой в воздухе замелькали руки и ноги "фраеров" и буквально через пару секунд... ну, максимум шесть - все восемь гопстопников, включая гризлиобразного Анваца оказались на земле в виде неряшливой кучи. Куча подрагивала и стонала.
   Двое притаившихся в подворотне киллеров совершенно здраво рассудили, что их участие в боевых действиях совершенно бессмысленно. Нет, если бы все было спланировано, как полагается: с секторами обстрела, путями отхода и тому подобными деталями, свойственными профессиональному подходу к делу, они бы несомненно приняли участие в операции, поддержав ее огнем... пардон - тетивами своих арбалетов! А так - совершенно бессмысленно! Аб-со-лют-но! Поэтому, они - как профессионалы, даже дышать перестали, намереваясь скрытно переждать опасность.
   Их действия были продиктованы не страхом, как могло бы показаться всяким неискушенным в тонкостях ремесла профанам, а глубоким профессионализмом! Какой, к демонам страх? Никакого страха не было и в помине, простой, трезвый, профессиональный расчет показывал, что связываться вдвоем, без дальнобойного оружия, с тремя монстрами молниеносно разгромившими двойной наряд гопстопников непрофессионально. Не страшно, - а НЕ-ПРО-ФЕС-СИ-О-НАЛЬ-НО! Чувствуете разницу?
   - Ну что... - Шэф на секунду запнулся, подыскивая термин, с одной стороны однозначно характеризующий притаившихся, а с другой - не очень обидный. Он собирался вести с ними переговоры, а заранее оскорблять потенциальных переговорщиков не есть гуд. - Ну что, граждане бандиты, выходите знакомиться, разговор есть, - миролюбивым тоном предложил Шэф киллерам, наивно полагавшим, что их присутствие в подворотне является тайной за семью печатями.
   Двое профессиональных убийц решили что терять им нечего. В руках у каждого сверкнуло по кинжалу, казалось материализовавшемуся из воздуха, так быстро и незаметно они их достали. И только они совсем было решили выпрыгивать на улицу и дорого продавать свои жизни, как Шэф продолжил:
   - Только без глупостей. Я - Пчела, Мастер войны, и со мной двое фиолетовых. Я хочу только поговорить... пока...
   С той же скоростью как появились, кинжалы исчезли в местах постоянного базирования и киллеры предстали перед очами нашей тройки. Выглядели они, как и полагается наемным убийцам, неприметно, как-то... скажем так... - серо. Взгляду зацепиться было не за что, да в данном случае и не нужно.
   - Уважаемые, - вежливо продолжил Шэф, - возникла некоторая неувязочка. Сначала меня попытались обворовать, - он сделал паузу и так взглянул на сладкую парочку, что тех, было приободрившихся от юного и негрозного вида Шэфа, пробил ледяной пот, - так мало этого - сегодня захотели ограбить! А завтра что - убить?!
   Шэф явно ждал ответа, но у киллеров языки будто присохли к небу и даже если бы им было чего сказать, они бы не смогли этого сделать... тем более что и говорить им было нечего. Так и не дождавшись отклика на свою маленькую речь Шэф продолжил:
   - Буду очень вам признателен, - он улыбнулся "серым" специальной улыбкой, от которой холодный пот, начавший было подсыхать, снова заструился по их спинам, - если вы доведете до вашего руководства, что больше встречаться с их представителями мне бы не хотелось.
   Киллеры мало что поняли из сказанного Шэфом, кроме одной главной мысли - они, "Ночная Гильдия", из-за этого недоумка Разана - мало ему дураку досталось, жаль что с катушек съехал - надо бы добавить, наехали на Пчел, причем не простых, а на Мастера войны! Вся Гильдия помнила резню, которую устроили им Пчелы за гораздо менее страшное преступление - укурившиеся черной смолой до беспамятства "товарищи" ограбили и сбросили в канаву какого-то задрипаного краснопоясника, который по-пьяне утонул, а тут, - Мастер войны!
   Киллеры стали кланяться и пятиться, пятиться и кланяться, и через несколько мгновений будто растворились в вечернем сумраке.
   - Ш'Эф, а чего мы их всех не... - ш'Иха сделал специфический жест.
   - А как же гуманизм и общечеловеческие ценности?! - сделал строгие глаза Шэф, направляясь в сторону "Заката".
   Фиолетовые за его спиной переглянулись с удивленными лицами и молча направились вслед за командиром. Больше "гостей Хазрета", в лице четырех Пчел, никто из "товарищей" не беспокоил.

*****

   Магия есть - электричества не надо! Губернаторский дворец напоминал огромную елочную игрушку, особенно когда в его бесчисленных окнах отражались разноцветные искры фейерверка. Шэф подумал, что света могло бы быть и поменьше, особенно в парке - по его геометрически расчерченным аллеям можно было гулять как днем - никакой романтики. У барышень не было ни малейшего повода, испугавшись чего-либо в темных кустах, бросаться на мужественную грудь кавалера за защитой... правда они прекрасно делали это и без повода.
   "Это ж сколько денег у губернатора, каждые десять дней устраивать такое... Волшебные огни стоят недешево, фейерверк еще дороже, а еще поить-кормить такую прорву дармоедов, а музыканты - их в оркестре человек пятьдесят... Нет - точно дело не чисто, дыма без огня не бывает - еще чуть-чуть и я поверю, как все, что у тер'Халсана есть свой алхимик, делающий ему золото из свинца... Холодный термояд, однако, - усмехнулся про себя Шэф. - Трансмутация! - Он покатал вкусное слово на языке: "Транс-Мутация!.." - мутация проведенная в трансе! и снова усмехнулся, - фигня конечно, но... надо бы проверить!"
   Шэф прекрасно знал, что "трансмутация" несомненно имеет место быть на губернаторской службе. Вот только, к сожалению, никакого отношения к ядерным реакциям при комнатной температуре она не имеет, а жаль - это было бы здорово! На самом деле в золото преобразовывался не вульгарный свинец, а невидимые глазу, восходящие финансовые потоки, берущие свое начало в многочисленных лицензионных комитетах, строительных департаментах, таможнях, судах и прочая, прочая, прочая... однако хотелось, по-детски верить, что где-то в недрах огромного дворца есть подземная лаборатория, уставленная тиглями, ретортами, колбами и чем там еще для многотрудного алхимического дела, что на всем этом великолепии сверкают красные отблески пламени из горна, а в углу сидит сгорбленный старик в колпаке и мантии расшитой звездами...
   Несмотря на то, что тер'Халсан был самым что ни на есть коррупционером, чиновником и бюрократом, Шэфу он нравился. Нравился своим отношением к жизни: все нажитое неправедными трудами он не складывал в закрома и сокровищницы, не "чах над златом", а весело пропивал, проедал, прокуривал, проигрывал и прожигал в обществе красивых женщин и веселых... чуть не сказал друзей. Нет-нет, друзей у таких людей нет и быть не может, могут быть только приятели, помогающие проматывать "добычу", но и приятели могут быть разные... У тер'Халсана они были веселые и без садистских наклонностей - чего еще желать? Жизненным кредо губернатора было: "Мне золотой гроб не нужен!"
   Они с Шэфом понравились друг другу с первого взгляда и Шэф получил что-то вроде "абонемента" на все "культурные мероприятия", устраиваемые губернатором, и, естественно, все остальные придворные подхалимы тут же добавили его в "друзья".
   Натанцевавшись и нафлиртовавшись Шэф незаметно, чтобы не увязалась дежурная пассия, покинул шумную компанию и отправился побродить по парку в одиночестве. Он очень надеялся, что к нему подойдут уже сегодня, и данная эскапада должна была по возможности облегчить это мероприятие противоположной стороне. Здесь их интересы совпадали.
   Это был его восьмой или девятый бал у губернатора - он уже давно сбился со счета, ведь балы закатывал не только градоначальник. В Хазрете не было недостатка в богатых вельможах, кичащихся друг перед другом знатностью и богатством, а балы были прекрасной возможностью похвастаться великолепием дворца и портретной галереей предков, да и нежные части семьи, в виде жен, наложниц, дочерей и прочего женского пола теребили - очень им нравилось это времяпрепровождение.
   Короче говоря, балы давались если не каждый день, то через - наверняка, а не пригласить таких блестящих офицеров, как молодой Мастер войны и его гвардейцы, которые, к тому же, были необыкновенно хороши собой, было решительно невозможно! Ну а безбальные дни, коие время от время да и имели место быть, компания завершала в пресловутом "Закате".
   И каждый раз Шэф незаметно ускользал из компании, чтобы побыть в одиночестве. Он надеялся, что если за ним смотрят, то решат, что это именно особенность его характера, а не приглашение к контакту. Шэф надеялся, что хорошо замотивировал свою любовь к одиноким прогулкам посреди шумного бала - он мягко и неназойливо внедрял в головы окружающих мнение, что он в душе мечтатель и поэт, а не грубый солдафон! Все должно было быть безупречным, как репутация жены Цезаря - которая вне всяких подозрений: Шэф не ждет подхода - Шэф гуляет!
   Бесцельно побродив минут пятнадцать по прямым, как в Летнем Саду, аллеям, постояв пяток минут на берегу идеально круглого пруда, со спящими лебедями, Шэф почувствовал нарастающее раздражение. На него, как обычно, уже стали обращать внимание - блестящий офицер, заезжая знаменитость, известный всему бомонду Мастер войны, и вдруг один, без спутницы, по крайней мере одной, без всегдашней шумной компании - это странно... надо бы подойти поприветствовать. Приходилось хмурить брови и смотреть специальным взглядом, после которого желание пообщаться с ним резко угасало.
   "Все! Жду еще пять минут, и нахер! Возвращаюсь. Пусть сами ищут подход... если я вообще все не придумал... Тогда план бэ..." - с этими мыслями он плюхнулся на скамейку в боковой аллейке.
   Все произошло когда Шэф любовался фейерверком - уж больно он был красив и замысловат: разноцветные огненные звери, птицы, драконы... - внезапно все дворцовые огни погасли, будто щелкнул выключатель.
   Погасло всё. Абсолютно всё и даже фейерверк. Наступила тьма. Глаза, привыкшие к яркому свету, не видели ничего. Вокруг раздавались испуганные женские визги и более низкие, успокаивающие голоса мужчин.
   Не дожидаясь пока глаза адаптируются, Шэф вышел в кадат и огляделся. Рядом с ним на скамейке кто-то сидел, хотя за мгновение до наступления тьмы Шэф внимательно обозревал окрестности - в радиусе десятка метров не было никого.
   Сидящее рядом или не было человеком, или было укрыто таким маскирующим заклятьем сквозь который взгляд Шэфа не проникал - рядом с ним на скамейке находилось что-то напоминающее мешок с картошкой, только побольше и с ногами. Мешок молчал, молчал и Шэф. Естественно, бесконечно так продолжаться не могло и через десяток-другой томительных секунд мешку пришлось заговорить, ибо это он пришел к Шэфу, а не наоборот, и это была небольшая, но все-таки победа Шэфа.
   - Завтра, после полудня вас будут ждать в гостинице "Утренняя Звезда" в номере "Золотой люкс", второй этаж, от лестницы направо, - Шэф прекрасно знал эту гостиницу, одну из самых дорогих и фешенебельных в Хазрете, расположенную на морской набережной. - С вами хотят поговорить.
   - Кто? - равнодушным голосом поинтересовался Шэф, скрывая ликование, но в этот момент свет вспыхнул снова, глаза его инстинктивно закрылись, а когда он их открыл, рядом не было никого - скамейка была пуста.
   "Вот и ладушки, - мысленно потер ладони Шэф. - Лед тронулся господа присяжные заседатели! Я их поймал на крючок!.. Или они меня... тут как с медведем: кто кого поймал будет неизвестно до самого конца..."

*****

   Маги, как истинные, так и простые, предчувствиям доверяют. Они, в отличие от обычных людишек, заметьте - не людей, а именно людишек, которые полагают, что они знают все на свете, и склонны считать предчувствия блажью и томлением духа, твердо знают, что это не блажь и не томление духа, а четкие сигналы, посылаемые неизвестным доброжелателем, который нас предупреждает: в эту щель не лезь, по этой улице не возвращайся, с этой компанией не связывайся, на этой девушке не женись, на эту работу не устраивайся, ну - и так далее... Люди и маги этот слабый шепот слышат, а людишки нет. Но - это их проблемы.
   Пренебрегать ими: предчувствиями, а не людишками - себе дороже. Шэф не был магом, но и в число людишек, разумеется, не входил, поэтому предчувствиям своим доверял. Один раз не поверил и еле ноги унес - после этого доверял всегда.
   Идти в "Утреннюю Звезду" Шэфу не хотелось. Не хотелось до состояния: "ноги не идут", но... это был как раз тот случай, когда "хоть чучелом, хоть тушкой - но ехать надо..." И честно говоря, это было странно: по всем расчетам Шэфа, которые вроде бы подтвердились вчера на балу, Эркель - по тетрархской классификации истинный маг, а по местной - сильный колдун и заодно, один из ближайших соратников Гроссмейстера Ордена Пчелы, дал "отмашку" к началу контакта, а отнюдь не к войне, но... идти категорически не хотелось.
   В контакте был заинтересован Гроссмейстер - так полагал Шэф, и вроде бы "вербовка" на балу это подтверждала -обеспечить этот контакт, с максимальной скрытностью, мог именно Эркель - вроде все логично... По логике, Шэфу ничего не должно было грозить, но... ноги не шли.
   Как ни странно, похожие предчувствия обуревали и Эрта Нолкса - хозяина "Утренней Звезды". С самого утра, фигурально выражаясь, все валилось у него из рук. Фигурально, потому что руками он давно уже не работал, только головой - с тех самых пор, как много лет назад, удачно женился на дочери тогдашнего владельца гостиницы.
   Всю свою жизнь Эрт посвятил заботам о ней - имеется в виду "Утренняя Звезда", а не жена. Тесть, видя такое дело, не мог нарадоваться, что не ошибся в зяте, ибо к бабам тоже относился прохладно, а к гостинице - трепетно.
   Так что, хотя и женился Эрт по расчету, но что характерно, никогда об этом не пожалел - жена не мешала ему заниматься любимым делом, и он ее за это, через много лет, можно сказать полюбил... по своему. Поэтому, если у Шэфа были хоть какие-то логические основания для тягостных предчувствий, то владелец гостиницы совершенно не мог взять в толк, почему ему нестерпимо хочется бежать куда глаза глядят из любимой "Утренней Звезды". Наконец нервы его не выдержали:
   - Ирана! - громко позвал он жену, и когда та явилась, тоном не терпящим возражений приказал: - Дорогая! Быстро собираешь всех внуков. Всех! Немедленно! - уточнил он, и уезжаешь в загородный дом. - Видя что жена открывает рот для встречных вопросов, он нетерпеливо перебил: - Времени нет. Мне только что передали, что через десять аратов сюда прибудет на завтрак тер'Онос со своей компашкой...
   Начальник внешней стражи Хазрета тер'Онос имел очень плохую репутацию: мало того, что он нигде и никогда не платил - но это так, к слову, из местного чиновничества мало кто платил, вернее даже "не мало", а никто. Тут дело было в другом - он был весельчаком... правда чувство юмора у него было, скажем так, специфическое - гомерический хохот у главного правоохранителя города вызывали только такие эпизоды, где в обязательном порядке присутствовали свернутые носы, выбитые зубы и все такое прочее.
   Особенно его веселило, когда к нему приходили жаловаться на него же. Некоторые глупые купчишки, владельцы модных бутиков, рестораторы и прочая шелупонь, понаехавшая из провинции и понаоткрывавшая в славном городе Хазрете свои заведения, была поначалу не в курсе привычек "опоры справедливости" - так называли тер'Оноса прихлебатели из ближнего окружения, что ему очень импонировало. Так же, до первого так сказать "свидания", не были осведомлены понаехавшие и о специфическом чувстве юмора этой "опоры".
   Самые глупые из них, пылая справедливым негодованием, после парочки сломанных ребер - нашли из-за чего расстраиваться, дураки! - ведь живы же остались!.. или из-за попользованной горничной - тут дело поделикатнее будет, может и какие чувства присутствовали... - так вот, эти строптивцы имели наглость обращаться с челобитными в приемную губернатора! Идиоты! Оттуда эти пасквили переправлялись тер'Оносу на рассмотрение, хе-хе-хе... Очень он это дело любил!
   Эрт Нолкс никогда не врал... ну-у практически, никогда, поэтому его враньё о близком явлении начальника стражи было воспринято домочадцами со всей серьезностью и через двадцать аратов в гостинице не осталось не только жены, невесток и многочисленных внуков, но и даже трех сыновей, помогавших Эрту по хозяйству - у них нашлись неотложные дела в городе.
   Спровадив близких, Эрт почувствовал некоторое облегчение, но дурные предчувствия никуда не делись.
   "В любом случае хорошо, - подумал он, - Ирана с ребятней отдохнет на природе, а то торчат тут в этой душегубке - медом им тут намазано! да и эти великовозрастные балбесы - сыновья, развеются в городе, а то сидят, как собаки на привязи - скоро выть начнут!"
   Несколько успокоившись, он застыл на своем привычном месте, за стойкой, и так же привычно задремал с открытыми глазами, от рассеянного взгляда которых, впрочем не ускользало ни одно упущение по службе многочисленного персонала.
   Эрт был одинаково готов в любой момент, как вставить фитиль проштрафившейся горничной или повару, так и приветливо улыбнуться постояльцам и решить, по мере сил, любые их проблемы, буде они возникнут. Управление таким бизнесом как гостиница - это призвание, для этого нужен талант, и Эрт Нолкс им обладал.
   Он не был бессеребренником, он любил деньги, но он не считал постояльцев своей гостиницы просто источником прибыли, а сотрудников, инструментом для извлечения этой прибыли. Искренняя приветливость хозяина гостиницы, была одним из краеугольных камней на котором стояла репутация "Утренней Звезды", и поколебать ее не могли никакие предчувствия!
   Но самым главным, за что он любил и постояльцев и сотрудников, начиная от главного бухгалтера и кончая мальчишкой-рассыльным было то, что они позволяли ему играть в его любимую игру: "Управление гостиницей"! Если бы он жил на Земле в наше время, то несомненно стал бы геймером.
   Звон колокольчика над входной дверью, возвестивший о посетителе, вывел Эрта Нолкса из тревожной дремы. Вошедший молодой человек поразил его несоответствием лица и глаз: юное лицо, с правильными чертами - можно даже сказать красивое, если к мужчинам подходит такое определение, и глаза на этом лице, которые были бы впору деду этого юноши, при условии, что этот дед всю свою долгую жизнь "проработал" истребителем нечисти, или капитанам пиратской бригантины, или, наоборот, капитаном имперского фрегата - охотника на пиратов: холодные, жесткие и умные - можно даже сказать мудрые.
   "Вот оно! - заполошно подумал Эрт, чувствуя холодок в животе. - Сейчас начнется!" Что начнется?.. почему?.. - он не знал, но твердо чувствовал - скверные предчувствия, мучившие его все утро, сейчас найдут свое подтверждение! Как ни странно, он даже почувствовал что-то вроде облегчения, подтвердив тем самым старую мудрость: "Лучше ужасный конец, чем ужас без конца!" Пересилив себя, он вежливо улыбнулся пришедшему:
   - Что будет угодно господину? - В ответ Шэф тоже улыбнулся своей фирменной улыбкой, сводящей с ума Хазретских дам:
   - Мне назначили встречу в "Золотом люксе".
   Улыбка, игравшая на губах хозяина гостиницы на мгновение погасла... правда столь же быстро вернулась обратно, но это не прошло незамеченным для посетителя.
   - Что-то не так?
   - Нет-нет... господин, вам показалось... - улыбнулся Эрт - не будет же он говорить незнакомцу, что не понравились ему люди, снявшие вчера "Золотой люкс" на два дня. Тот, который платил и договаривался совершенно не походил на обычных клиентов, арендовавших этот ужасно дорогой и фешенебельный "Золотой люкс". Типовой, скажем так, клиент был из блестящих аристократов или же всяких прочих негоциантов и обликом напоминал павлина, а буйными манерами бабуина. Этот же был сер, вежлив и неприметен, но чувствовалось в нем что-то этакое... очень неприятное... опасное даже, но!.. не отказывать же клиентам, щедро платящим вперед золотом, по таким смехотворным причинам, как мгновенно возникшая антипатия.
   "А может и надо было..." - запоздало пожалел Эрт. Очень ему показалось странным, что "серый" даже ночевать не остался - это сняв-то такой дорогущий номер! - расплатился, зашел со свои спутником, а через пару аратов вышел оттуда, вежливо улыбнулся и ушел. Ну не спрашивать же его было - куда это он на ночь глядя поперся!? - клиент всегда прав! - это был главный рабочий принцип Эрта.
   Второй же гость, который только молча стоял и топтался, пока шло оформление, еще меньше понравился хозяину гостиницы. И не понятно чем конкретно не понравился: то ли глазами, какими-то рыбьими - так таких клиентов пруд пруди... то ли одеждой бесформенной, плотной какой-то, полностью скрывавшей фигуру, и это было странно: в субтропическом климате Хазрета никто так не одевался, в Хазрете все мужчины носили светлые штаны, светлые рубашки, светлые шляпы - ну, кто хотел, и легкие замшевые туфли с дырочками или вообще сандалии.
   У этого же из под плотного халата промелькнули квадратные носки тяжелых черных сапог... - странный тип. А еще он не пах! - припомнил хозяин гостиницы. Пахли все... некоторые даже воняли, но запах, легкий или тяжелый, приятный или противный исходил от любого человека - у Эрта Нолкса было обостренное обоняние - как у собаки, шутили домочадцы, но смех смехом, он мог по запаху, в темноте узнать человека. А ЭТОТ не пах вообще, и это было странно и... страшно, как сейчас понял хозяин гостиницы. Но, не будешь же делиться подобными бреднями с незнакомым человеком... он еще раз улыбнулся и добавил:
   - Пожалуйста господин, второй этаж, направо!
   Терзаемый все теми же нехорошими предчувствиями, Шэф заставил себя вежливо постучать, и дождавшись неразборчивого приглашения, шагнул в номер. Для того, чтобы понять, что сидело прямо перед дверью на маленьком пуфике, ему понадобилась доля секунды.
   Сразу же после этого время остановилось, воздух загустел, как вишневый сироп, а сидящее на пуфике начало медленно раздуваться, как накачиваемый воздушный шарик. Еще через мгновение по всему телу и лицу сидящего на пуфике зазмеились трещины, они росли, расползались, ширились и еще через мгновение через них прорвался огонь, который и был внутренней сутью существа сидящего на пуфике.

*****

   - Ш'Эф сказал в случае чего, сразу же возвращаться в "Русалку"... - неуверенно произнес ш'Кол. Он все еще не отошел от зрелища, как "Утренняя Звезда" превращается в воющий огненный столб, высотой никак не меньше сорока локтей. Жителям окрестных домов повезло, что гостиница находилась пусть в небольшом, но саду, и до ближайших домов огонь не дотянулся, ограничившись садовым кустарником, а там и вовсе затих - во влажных субтропиках особо не разгуляешься.
   - Да погоди ты! - нетерпеливо отмахнулся ш'Иха, - надо посмотреть что там, может... - не договорив он двинулся вперед, но подобраться к эпицентру пожара, так же мгновенно закончившегося, как и возникшего, не смог. Нестерпимый жар от многочисленных обгорелых обломков того, что пару минут назад было гостиницей "Утренняя Звезда" заставил остановиться шагах в десяти от пепелища. Сгорела гостиница удивительно быстро, слишком быстро... и слишком горячо.
   Визит Шэфа приходился на их дежурство. Согласно приказа, они должны были заранее расположиться в каком-нибудь из многочисленных открытых ресторанчиков на набережной, каждый в своем, и наблюдать за парадным входом в гостиницу. Если Шэф не появится через двадцать аратов после того как зайдет, они должны были врываться в "Золотой люкс" и действовать по обстановке. В конце краткого инструктажа Шэф добавил: "В случае чего, сразу же возвращайтесь в "Русалку" - как чувствовал...
   Через какое-то, совсем небольшое, время подлетели пожарные, они лихо развернули свою огромную бочку, влекомую шестеркой крепких, мохноногих лошадок, подсоединили ручную помпу и принялись за каким-то хреном - огня-то ведь уже не было, заливать пожарище из брандспойта. Густые клубы пара заволокли все вокруг, скрыв от глаз многочисленных зевак место происшествия.
   После завершения проливки, когда видимость более-менее восстановилась, Шэфские гвардейцы сумели подобраться к пепелищу вплотную, бесцеремонно расталкивая по дороге крепкими локтями других зевак, тоже страждущих получить информацию из первых, так сказать, рук.
   Некоторые из отталкиваемых начинали бузить и ерепениться, но натолкнувшись на мрачные взгляды ш'Иха и ш'Кола мгновенно стихали. Правда одному здоровяку взглядов оказалось недостаточно - он попытался задержать поступательное движение наших героев к цели, поэтому чтобы он угомонился и не мешал продвижению маленького отряда, ему пришлось, как говориться, зарядить в табло, после чего успокоился и он.
   Убедившись, что ничего напоминающего останки Мастера войны, да и вообще любые другие останки, на пожарище не наблюдаются, гвардейцы остановили рикшу, мускулистыми ногами напоминавшего страуса, и отправились в "Русалку", пребывая в не самом лучшем расположении духа.
   Конечно, каждая Пчела, начиная с голубой - это обязательно, а некоторые вундеркинды и раньше, умела прыгать, но... больно уж внезапно возник этот огненный смерч и слишком уж был силен, и если ш'Эф промедлил хоть одно лишнее мгновение...

*****

   - Где вас черти носили столько времени?! - мрачно поинтересовался Шэф, как только они в сопровождении ш'Арана предстали перед его очами.
   Ш'Аран в этот день был "дежурным по казарме" и начальственное неудовольствие к нему не относилось, поэтому он из-за плеча Шэфа сделал страшные глаза, нахмурил брови и грозно уставился на товарищей.
   - Ты тоже кончай придуриваться, - обломал ему кайф Шэф, - не бойцы, а детский сад какой-то, а Магистр сказал, что вы - лучшие... представляю тогда какие все остальные... - гвардейцы насупились, но доказывать ш'Эфу на словах какие они бойцы было ниже их достоинства - вот будет дело, после и поговорим...
   - А кто такие черти? - решил сменить тему ш'Иха, самый молодой и любознательный из гвардейцев.
   - Черти - это такие существа, которые носят таких существ, как вы, неизвестно где, в тот момент, когда они нужны начальству! - доходчиво объяснил Шэф, и напоследок грозно добавил: - Ферштейн!? - в ответ гвардейцы, съежившиеся под его тяжелым взглядом, согласно покивали - мол, ферштейн... а как же иначе - конечно ферштейн! Про детский сад они, не сговариваясь, решили не спрашивать - ну его нафиг этот сад.
   Дурное настроение Шэфа было вполне объяснимо: во-первых - это был отходняк от прыжка. Бесплатным, как все знают, бывает только сыр в мышеловке, за все остальное приходится платить: не так, так этак, не деньгами, так натурой, не свободой, так энергией, а прыжки - очень энергоемкое занятие и даром для организма не проходят, после прыжка надо восстанавливаться.
   Конечно, Шэф был отличный прыгун - опытный, тренированный и прыгать научился тьму лет тому назад - ведь чтобы получить даже голубой пояс надо было на Испытании сделать смертельный прыжок - это когда или неминуемая смерть, или ты сумеешь прыгнуть... Испытание не было обязательным, не хочешь - оставайся на всю жизнь зеленым.
   Больше того - Шэф был одним из очень немногих, как магов, так и Пчел, кто умел выполнять длинный прыжок - из любой точки в заранее заданную. Жаль только, что количество финишных точек было ограничено - у Шэфа девять. Сколько у других, неизвестно - каждый из дальних прыгунов хранил это в тайне.
   Было бы не так обидно, если бы девять финишных точек были для каждого мира, но нет - девять на все: хочешь все в одном мире, хочешь в девяти по одной - твое дело, но - только девять, на всё про всё!
   На Маргеланде финишных точек у Шэфа не было - прыжок был смертельный - это хорошо, что он сразу углядел куклу и тут же прыгнул, не теряя ни мгновения, иначе...
   А во-вторых, и это было прямое следствие во-первых, гадкое настроение было вызвано ошеломлением от того с кем, а вернее с чем, он встретился в "Золотом люксе". А встретился он там ни много ни мало с тетрархской куклой, которые использовались там лет сорок назад всякими террористическими организациями.
   Их производство было поставлено на поток, потому что исходный материал, необходимый для создания куклы, был очень дешев - человек. Этого добра везде завались. Никакие фанатики-смертники, все же являющиеся штучным товаром, не требовались - годилась любая тушка.
   Технология производства была следующая: сначала на "мозголоме" человека превращали в "растение", умеющее только есть, пить и испражняться; затем в брюшную полость вшивали активатор.
   Активатор был самой сложной и дорогой деталью всего проекта "Роддом". Его назначение было... нет, не так, начнем с другого конца - что такое человеческое тело? Нет, не в том смысле, что это храм духа и т.д., а в более научном и, так сказать, приземленном смысле?
   Так вот, человеческое тело - это сложнейшая электро-био-химическая фабрика, или лаборатория - термины не суть важны. И активатор, запуская в нужный момент всякие хитрые процессы, не предусмотренные природой, превращал эту фабрику, или лабораторию, в очень мощную бомбу. Если кто позабыл: E=mc2, так что бомбу можно было сделать ого-го-го!
   Ну и последний этап - программирование "куклы". Снова на "мозголом" - там запускалась специальная программа, внедряющая поисковый образ, который мог быть каким угодно: время; конкретный человек; географическая точка; компактная группа людей, численность которой превышала пороговое значение - короче говоря - все что душе угодно!
   Ну, а дальше совсем просто - "куклу" доставляли в нужное место, она захватывала цель, и вперед! Последние модификации имели боевой радиус до десяти километров - ну, это в том случае, когда цель была стационарной, выслеживать людей "куклы" так и не научились, к счастью.
   Шэф был далек от мысли, что кто-то протащил куклу через дверь. Ее сделал здесь кто-то, располагающий очень непростыми технологиями создания и программирования кукол, и сделал ее именно для Шэфа, и это не был Эркель... скорее всего.
   Хотя мог быть и он... если кто-то научил его делать кукол - для мага его уровня это задача сложная, очень трудоемкая без тетрархских инструментов, чипов и высокомолекулярных полимеров, но... теоретически выполнимая. В принципе, все технологические ухищрения, используемые на Тетрархе, и недоступные на Маргеланде, можно заменить магией, если знать как...
   От этих размышлений Шэфа оторвал ш'Аран:
   - Ш'Эф, здание окружают...
   - Кто!?
   - Городская стража, не меньше сотни.
   - Это за мной... арестовывать пришли, ур-роды... Так... ты в броне... - остальным одеть броню! и сверху парадные плащи - пусть видят с-суки на кого пасть открыли... продержи их в прихожей пару аратов, ни в коем случае не пропускай... и, главное - не дай им дотронуться до багажа! Если что - мочим всех, потом отмажемся! А вообще попытайся запугать, и понаглее... Все! Выполнять!

*****

   Металлическая волна с грохотом выбила входную дверь "Русалки" и с лязгом раскатилась по первому этажу маленькой гостиницы. Ее яростная энергия была такова, что казалось нет силы способной остановить эту железную мощь, ощетинившуюся мечами, копьями и взведенными арбалетами. Тем неожиданнее был эффект от появления на лестнице одинокой, закованной в гибкую сталь "драконьего" доспеха, фигуры, в фиолетовом плаще, украшенном золотой пчелой.
   Стальная волна бушующая в холле, неумолимо грозящая захлестнуть всю крохотную гостиницу с головой, вдруг сдулась, потеряла энергию разбега и тихо расплескалась у подножия лестницы, на отдельные капли, закованных в блестящие доспехи воинов. В наступившей тишине стал слышен нестройный шорох голосов:
   - ...пчела!... задница небесная - это же фиолетовый... почему лейтенант не предупредил!... пчела... пчела... фиолетовый!.. пчела... пчела... справедливые... лейтенант ур-р-род... подставил гад...
   Из-за солдатских спин, выбрался, судя по дорогому доспеху и яркому плюмажу на шлеме, их командир. Он откинул забрало и попытался заговорить с фиолетовым, но поняв, что из-за солдатского галдежа его никто не слышит, растеряно замолчал, вместо того, чтобы навести порядок среди подчиненных. Тут же испуганно замолчали и солдаты - за спиной фиолетового рыцаря показались еще две такие же фигуры и, в наступившей тишине, небольшой отряд, построившись клином, начал медленно, но от этого еще более зловеще, спускаться вниз.
   Солдаты, словно овцы при виде волков, сбились в плотную кучу и постарались отодвинуться от спускавшихся на возможно большее расстояние, образовав у двери монолитную стальную толщу. У лестницы остался один командир. Судя по его побледневшему и покрывшемуся крупными каплями пота лицу, далась ему эта неподвижность с большим трудом.
   Ш'Аран, стоящий на первой ступеньке лестницы и глядящий глаза в глаза высоченному "предводителю стальной когорты", вошел в кадат, и сдвинул точку сборки в положение "Смерть". Зрелище, открывшееся при этом "предводителю", изменило цвет его лица с бледного на какой-то синюшный, а в воздухе явственно потянуло дерьмецом.
   - Обосрался, - негромко, как бы про себя, констатировал ш'Аран, и тут же рявкнул так, что вздрогнул даже самый дальний солдат, прижатый спиной к входной двери и прикрытый от страшного монстра, в фиолетовом плаще, тремя рядами тел, закованных в броню: - Имя! Звание!! Какого!! Хер-р-ра!!!
   - т-т-т... т-т-т-т...
   - Что ты мне тут т-т-т-тыкаешь?! - сделал вид, что страшно разозлился ш'Аран, - тебе что?! - отрезать последнее висящее, чтобы ты знал как следует разговаривать с Фиолетовым Офицером Ордена Пчелы!
   Видимо угроза так подействовала на "предводителя", что он сумел собрать остатки мужества в кулак и довольно внятно отрапортовать:
   - т-т-тер'А-ал-л-лаф... л-л-лейтен-н-ант в-вне-ешней с-страж-жи... п-п-прика-аз д-д-доста-авить н-некого Ш-шэфа на д-до-опрос к г-г-господину т-т-тер'О-о-оно-осу... В-во-от, - он протянул ш'Арану свернутый в трубку лист пергамента, перевязанный широкой лентой и запечатанный сургучной печатью.
   Небрежно сорвав печать, ш'Аран пробежал глазами содержимое пергамента и поднял глаза на лейтенанта стражи:
   - Тебе известно, что означает приставка "ш" перед именем офицера Ордена Пчелы? - глаза лейтенанта испуганно расширились:
   - Я-я н-не з-знал, что это - п-п-приставка - тер'Онос п-п-приказал а-ар-рестовать Шэфа... в п-приказе было н-н-ааписано "Шэф" - он мне п-показал, п-прежде чем зап-п-ечатать...
   - Хорошо... допустим... но ты знаешь, что означает приставка "ш" перед именем офицера?
   - З-знаю - ф-фиолет-товый о-о-фицер...
   - А скажи-ка голубчик, - продолжил ласково ш'Аран, отчего лейтенанту стало еще тоскливее, - тебе известно что бывает за нападение на Пчел? Не говоря уже о старших офицерах?
   - Д-да.
   - То есть, ты знаешь, что если с нами что-нибудь случится, - тут ш'Аран пренебрежительно хмыкнул, показывая, что такая гипотеза рассматривается как совершенно абстрактная и не имеющая никакого отношения к жизненным реалиям, - то максимум через десятидневку в Хазрет войдет корпус "Справедливость" и проведет дознание среди всех причастных лиц, невзирая на титулы, звания и должности, занимаемые этими лицами?
   - Да. - Твердо отозвался лейтенант, осознавший, что на месте его убивать вроде не собираются и от этого немного приободрившийся.
   - А ты знаешь, что с причастных к нападению на Пчел сдирают кожу и кидают в соль?
   - Д-да.
   - А ты знаешь, что вас послали арестовывать Мастера войны Северной обители Ордена Пчелы, имеющего полномочия "Рука Магистра"?.. - от этого известия синее лицо лейтенанта покрылось красными пятнами, сделавшись похожим на "веселенький" ситчик, так любимый девушками за МКАДом.
   - Н-н-нет!!! Я-я н-н-не зна-ал!!!
   - Верю... подставил вас этот жирный боров, поэтому проваливайте, а тер'Оносу передай... - тут у него из-за спины послышалось покашливание, и ш'Аран закончил: - ничего не передавай.

*****

   - Ну что ж, товарищи краснофлотцы, прошу высказываться в порядке, так сказать, старшинства, - Шэф внимательно оглядел своих гвардейцев, сидящих за щедро уставленным столом, и остановил взгляд на ш'Ихе, - давай.
   Самым младшим по возрасту из офицеров был ш'Иха, затем следовал ш'Кол, а возглавлял тройку ш'Аран. Надо заметить, что особой дисциплинированностью, до встречи с Шэфом, они не отличались, впрочем как и любые другие Пчелы.
   Человек выдержавший курс обучения в Ордене и "дослужившийся" до фиолетового пояса, по определению, не мог быть заурядной натурой, склонной к повиновению и готовой выполнять приказы номинального руководства. Мало ли кого, сдуру, назначат начальником, а ты подчиняйся... - хрен вам в обе руки! Фиолетовый мог повиноваться или более сильному, или более уважаемому.
   В начале знакомства, когда Великий Магистр Северной обители представил трем своим гвардейцам их командира на время операции в Хазрете, скептицизма в их глазах не заметил бы только слепой. Шэф им сразу не глянулся - юнец, моложе их, а выражение глаз как у Великого Магистра: старик - стариком. Вообще мутный какой-то... да и откуда взялся непонятно. Ходили какие-то смутные слухи, что он ровесник Магистра, и вообще, чуть ли не вместе с ним пришел в Обитель, но это была явная чушь - Магистр глубокий старик, а этот перец младше их, и туда же - Мастер войны!
   Никакого страха ш'Эф им не внушал, хотя за короткое время пребывания в Северной обители он и потрепал много их знакомых и даже друзей, но фиолетовых среди них не было, а уважать его?.. да за что?! - мало ли как он добыл титул Мастера войны - может купил в Центральной обители... больно уж молод для мастера-то...
   Резюмируя можно сказать, что гвардейцы Шэфа не знали, не уважали и не боялись... а зря. Убедиться в собственном заблуждении им пришлось в первый же день путешествия, когда дилижанс остановился на ночевку в придорожном трактире. Шэф, прекрасно знавший орденские нравы и норовы, приказал накрыть им ужин не в общем зале, а в отдельном кабинете.
   У всех Пчел, а особенно у высокопоставленных, была среди работников общепита и гостиничного бизнеса не самая хорошая репутация: за недостаточно качественное обслуживание они не писали претензии в "Книгу жалоб и предложений", а выписывали провинившемуся персоналу по рогам. Поэтому, трактирные слуги шустро, как дрессированные обезьяны, накрыли на стол, чтобы ни-ни! не огорчить "уважаемых" клиентов. Когда они уселись за стол и только-только приступили к трапезе, Шэф "вспомнил", что не заказал жгучий перец, совершенно необходимую приправу для жаренного мяса и красного вина, и со смущенной улыбкой попросил ш'Арана, самого старшего из гвардейцев:
   - Ш'Аран, спустись пожалуйста и спроси красного перца.
   - Почему я? - невозмутимо отозвался тот, не прекращая вгрызаться крепкими молодыми зубами в брызжущее соком мясо, и не делая ни малейшей попытки подняться.
   Шэф растерянно оглядел открыто ухмылявшихся гвардейцев, явно наслаждавшихся ситуацией, и неуверенным тоном обратился к ш'Ихе:
   - Может ты сходишь?.. - на что тот, не убирая ухмылки, просто покачал головой, а ш'Кол добавил:
   - Тебе надо - ты и иди!
   Гвардейцы обменялись между собой быстрыми победными взглядами: мол как мы этого Мас-с-тера! Шэф тяжело вздохнул, медленно поднялся из-за стола, окинул веселящихся подчиненных грустным взглядом и... молниеносным ударом впечатал голову ш'Арана в мясное ассорти с такой силой, что кровь из разбитого носа стала солидным дополнением к красному соусу.
   В следующее мгновение в руке ш'Эфа, как по мановению волшебной палочки, материализовался нож, которым он и ударил ш'Арана в глаз... - так по крайней мере показалось оторопевшим ш'Ихе и ш'Колу. Но... к счастью, только показалось - нож застыл перед самым глазом, не дойдя до роговицы шести нанометров, или шестидесяти ангстремов - кому как привычнее считать.
   Не выпуская нож из рук, Шэф за волосы развернул ш'Арана лицом к себе, несколько секунд смотрел ему в глаза, а потом оглядел ш'Иха и ш'Кола, сидевших ни живы, ни мертвы, во время этой, надо честно сказать, безобразной сцены.
   Холодный пот прошиб всех троих - вместо привычного, мудрого старца, из глазниц Шэфа на них смотрел, какой-то древний монстр, обезумевший от запаха крови.
   - Значитца... так... краснофлотцы... - криво усмехнулся Шэф, - у каждого из вас будет по две попытки не выполнить мой приказ, - он сделал паузу, поочередно глядя гвардейцам в глаза, чтобы убедиться, что его слова доходят до сознания адресатов, - после каждой я буду выкалывать один глаз, - он улыбнулся, но лучше бы этого не делал - оскалившийся тираннозавр хуже просто тираннозавра, - я же не зверь какой, выкалывать сразу оба... ха-ха-ха! - смех, а ля Черный Властелин, естественно, можно даже сказать - органично, сочетался с оскалом.
   Фиолетовым гвардейцам, прошедшим через все ужасы боевой подготовки в Ордене Пчелы и потом и кровью завоевавшим свое высокое место под солнцем, стало страшно. Они давно уже никого и ничего не боялись, бывали в таких переделках, при рассказах о которых, у барышень, кровь стыла в жилах, но... им стало страшно.
   Они сразу и до конца, каким-то внутренним чутьем осознали, что да... - выколет, что нет... - не шутит... Им бы кинуться на него скопом, сразу, втроем, но тела как будто прилипли к креслам, а ноги к полу. Так бывает, когда в собачью свору приходит новый вожак - им бы кинуться, растерзать, ан нет - НАЧАЛЬСТВО прибыло! Низ-зя...
   Шэф отпустил несчастного ш'Арана и в гробовой тишине вернулся на свое место. Когда он вновь поднял глаза на гвардейцев, на них снова смотрел юнец с глазами старика - кровожадный монстр исчез.
   - Я пошутил ребята! - широко улыбнулся Шэф, но не успели они отойти от шока, как на них снова глянул монстр. - Я просто убью следующего, кто не выполнит приказ, а глаза, естественно, выкалывать не буду - я же не Чикатило какой...
   С того вечера и до нынешнего дня, проверять искренность Шэфа никто не рискнул - стая признала вожака, а сегодня, когда он сумел вырваться из огненного смерча - еще и зауважала. Они нутром чуяли, что никто из них не выбрался бы живым из этой преисподней, да пожалуй и никто из тех кого они знали, тоже не выбрался бы...
   - ...ну роди уже чего-нибудь, - Шэф недовольно посмотрел на молчащего ш'Иха, - или перейдем к следующему оратору.
   - Это было не "Дыхание Ифрита" и не "Поцелуй Саламандры"... - ш'Иха замолчал, собираясь с мыслями, но этот трудоемкий процесс Шэф прервал:
   - Как это выглядело?
   - Ну-у... хлопок... слабый... а потом сразу огонь... - подождав некоторое время и убедившись, что продолжения не будет, Шэф перевел взгляд на ш'Кола:
   - Ну, а ты что скажешь?
   - Все так и было... странно... слабый хлопок, потом мгновенно огонь, высокий - локтей сорок... вся гостиница вспыхнула сразу... ни на одно заклинание не похоже... быстро прогорело... арата четыре, и весь пожар - пламя очень жаркое было... огонь спал тоже странно - очень быстро... раз и нету... - ш'Кол замолчал, пытаясь вспомнить еще что-нибудь полезное.
   "Естественно - это ни на какое заклинание не походило, - угрюмо думал Шэф, сосредоточенно уставившись на графинчик с виноградной водкой - великолепного качества, надо признать, ни в чем не уступавшей лучшей итальянской граппе. Солнечный луч преломившись в толще графина породил ярко святящуюся точку, великолепно подходившую для изощренной медитации, но время сейчас для этого было не подходящее... - Это и не было заклинание - это была кукла, причем очень примитивная кукла, из первых серий, со слабым функционалом - иначе бы она сама ко мне подобралась, а не ждала на месте. Кто-то открыл сезон охоты на ш'Эфа, - мысленно усмехнулся он, - вернее - продолжил... открыл на Тетрархе - оттуда ноги растут... Надо бы найти мерзавцев... а как?.. Все концы обрублены... наверняка. Кто это может быть?.. Эркель?.. Вряд ли... Теоретически мог бы... но вряд ли... Он бы сделал по другому... Люди из Братства?.. Допускаю... Но!.. Допускаю только про это покушение... Перехватить управление Главным ИскИном Островной Цитадели они не могли - кишка тонка!.. А если не тонка?.. Тогда все очень плохо... Печенкой чую это не Эркель и не Братство... А кто?.. Не знаю... Не знаю... Не знаю... Ладно - черт с ними... пока, надо выполнить то, ради чего сюда приперся, а потом разберемся со всеми - никто не забыт, и ничто не забыто..." - из раздумий его вырвал голос ш'Арана:
   - Ш'Эф, а с какого бока тут образовался тер'Онос? Понятное дело, тебя хотел пришить Эркель, а этому-то борову чего надо? Не имел неприятностей на свое жирное брюхо - теперь получит!
   - Ты уверен, что за этим стоит Эркель? - Шэф в сомнении покачал головой. - Стоило ему появиться в Хазрете, как меня попробовали убить... Не похоже на него...
   - Почему? - удивился ш'Иха.
   - Да потому, - что Эркель не дурак... он даже наоборот - умный... А тут он будто подпись ставит под заявлением "Это я покушался на представителя Великого Магистра Северной обители Ордена Пчелы!"... Не забывай - я ведь "Рука" Магистра, и те кому положено, прекрасно об этом знают... Если бы за покушением стоял он - его бы провели пока Эркеля не было в городе... А вот тер'Онос явно причем, но... десять... да что там десять - сто против одного, что его использовали в темную, но... мы все равно его поспрашиваем... когда поймаем... Уверен, что в Хазрете его нет, смотался куда-нибудь... - гвардейцы задумались над словами Шэфа, а он продолжил: - Так, война - войной, а обед по расписанию. Думайте, пока жуете... если сумеете совместить, золотая рота! - ухмыльнулся он.
   Гвардейцы были молоды и любопытны... или любознательны - граница между этими понятиями достаточна зыбка, поэтому они вначале пытались выяснять у Шэфа значения непонятных слов, щедро употребляемых им, но его манера объяснять непонятное еще более непонятным быстро остудила их пытливые умы.
   Так например, на вопрос: "Кто такие краснофлотцы?", он ответил приблизительно так: "Матросы, перешедшие на сторону красных, после октябрьского переворота". На робкие попытки выяснить кто такие красные, и что это за переворот такой, он посоветовал им изучать первоисточники.
   "Непонятно другое, - размышлял Шэф, машинально обгладывая баранью лопатку, и не чувствуя при этом ее замечательного вкуса, - почему меня не взорвали прямо на балу, ведь смогли же они выключить фейерверк и освещение... могли и взорвать... Но не взорвали... - значит не смогли... А не смогли потому что кукла у них древняя, не самоходная... Значит отключить освещение они смогли, а куклу сделать нормальную не смогли... И что из этого следует?.. А черт его знает, что следует!.. Ничего не складывается... А может кукла давно хранилась, - он мысленно ухмыльнулся, - на складе, и только сейчас ее использовали?.. Нет... Хранить их нельзя... сделал - надо сразу использовать... Значит остается одно - у НИХ в распоряжении только старые тетрархские технологии... И что это дает?.. Да ни фига это не дает... Блин... Ничего не понимаю..."
   - Ш'Эф, новые гости! - отвлек его ш'Аран, с которого обязанности дежурного никто не снимал, и который в полном соответствии с уставом караульной службы для высших офицеров Ордена, раз в пять аратов выходил в кадат и, если можно так выразиться, "облетал" охраняемый объект.
   Одним из многочисленных условий получения курсантом желтого пояса, было умение, находясь в кадате, отрываться от тела на максимально возможное расстояние и совершать разведывательные действия, путем перемещения сознания в материальном мире, сохраняя при этом полный контроль над оставленным телом. Боевой радиус у всех был разным, он зависел как от природных способностей - главным образом; так и от настойчивости в тренировках.
   Разумеется, если кто-то от природы способен поднять сто килограммов, а другой, путем многолетних, упорнейших, через кровавый пот, тренировок - восемьдесят, то тут ничего не поделаешь, но пару метров, если говорить о боевом радиусе, к своему исходному результату, мог прибавить каждый. Боевой радиус ш'Арана равнялся двадцати метрам, или тридцати локтям и позволял эффективно контролировать обстановку вокруг "Русалки", не выходя из дома.
   - Кто? - равнодушно поинтересовался Шэф.
   - Колдун.
   "В переводе на нормальный язык - это будет обычный маг... еще бы чародеем обозвал... Блин, надо вводить стандартную классификацию, - мельком подумал Шэф: - маг и истинный маг... и точка!" - а вслух спросил:
   - Знаешь его? - ш'Аран в ответ только покачал головой.
   - Ну-ка взгляните! - приказал Шэф и тут же на краткий миг лица ш'Кола и ш'Иха застыли, а потом они повторили пантомиму ш'Арана с качанием головой.
   - Помощнички... - проворчал Шэф, - все самому делать приходится, - и через секунду продолжил, - это же Велиар - статс-секретарь Эркеля. - Гвардейцы смущенно переглянулись. Откуда им было знать, что Шэф познакомился с Велиаром лет тридцать пять назад, когда их и на свете-то не было, на каком-то торжественном приеме у Гроссмейстера. - Веди сюда!
   Если колдуна и поразил новый облик Шэфа, которого он знал седоватым мужчиной неопределенного возраста, то он никак этого не показал, разве что, чуть кривовато усмехнулся, произнося дежурный комплимент:
   - Хорошо выглядишь, ш'Эф, не узнать...
   - И тебе не хворать, Велиар... - присаживайся, отведай из моего кубка.
   - Чего? - насторожился колдун, на что Шэф только с улыбкой махнул рукой, - угощайся и рассказывай с чем пожаловал.
   - Это не Эркель. - Колдун так и остался стоять, настороженно глядя на Шэфа.
   - Знаю. - Невозмутимо отозвался Шэф и тут же Велиар расслабился - как-то сразу стало понятно, что он до последнего мгновения не был уверен, уйдет он живым из "Русалки", или нет. - Присаживайся Велиар. - Повторил приглашение Шэф. - Все очень вкусное.
   Теперь отказываться от угощения, когда недоразумение было успешно разрешено, Велиару было совершенно не с руки, и он спокойно уселся за стол. Прождав с минуту слугу, долженствующего обслуживать его бокал и тарелку, он бросил на Шэфа недоуменный взгляд.
   - А у нас самообслуживание, - пояснил Шэф, - кидая, а ля Карабас-Барабас, обглоданную кость в большой глиняный кувшин, - у нас все по походному - без излишеств. Настоящая Пчела должна стойко переносить все тяготы воинской службы, - продолжил он, - щедро намазывая бутерброд черной икрой. - Чай не баре! - завершил он непонятной сентенцией свой маленький спич.
   Колдун, глядя на такое вольтерьянство, только покачал головой, но чиниться не стал, и тоже приступил к трапезе. Насытившись, он продолжил начатый разговор:
   - Эркель хочет с тобой поговорить и...
   - О чем ? - невежливо перебил его Шэф. Велиар поморщился - не привык он к такому обращению, но зная Шэфа, как говорится - с плохой стороны, мудро решил не обострять.
   - Я не знаю... - мягко произнес он.
   - Врешь! - убежденно отозвался Шэф, - но это неважно - слушаю.
   Велиар только вздохнул и сокрушенно покачал головой - мол только Высокие Небеса знают, как ему тяжело выслушивать такую напраслину в свой адрес.
   - Эркель хочет поговорить с тобой, - он сделал паузу на случай нового перебивания, но не дождавшись, продолжил, - и приглашает сегодня на ужин.
   - Насчет ужина не знаю... - задумчиво протянул Шэф, - сам не знаю, где могу быть в это время, но... может попозже, постараюсь заглянуть ненадолго, если он хочет поговорить... - Велиар едва заметно усмехнулся - он догадывался, какие дела могут так увлечь Шэфа, что он забудет об ужине, но озвучивать, разумеется, ничего не стал.
   - Договорились! - произнес он вставая и протягивая Шэфу руку, которую тот с чувством и пожал.

*****

   Сегодня утром, прямо в его же служебном кабинете, что было особенно обидно, начальнику внешней стражи славного города Хазрета было сделано предложение, от которого он не смог отказаться. Незнакомый посетитель - прилично одетый неприметный человек, запомнить внешность которого решительно не было никакой возможности - такая она была заурядная, приятно улыбнулся и без приглашения расположился в гостевом кресле. Особенностью кресла были чрезвычайно низкие ножки и продавленное сиденье, что обеспечивало тер'Оносу взгляд сверху вниз на человека любого роста, попавшего в его кабинет, а посетителю, в свою очередь, кресло обеспечивало чрезвычайный дискомфорт - согласитесь трудно сохранять чувство собственного достоинства, да и вообще любое другое позитивное чувство, когда коленки упираются в подбородок, а поясницу массирует чрезвычайно неудобная и угловатая спинка. Но, судя по всему, странному посетителю в "гинекологическом" кресле было достаточно удобно, он ничем не выражал своего недовольства, а наоборот мягко улыбался хозяину кабинета, и вообще складывалось такое впечатление, что в кабинете грозного страженачальника тот чувствовал себя как дома и вот это-то очень сильно и не понравилось хозяину кабинета... - чрезвычайно сильно!
   Тупой, кабанообразный дуболом, сластолюбец, садист и коррупционер - таким начальник внешней стражи выглядел в глазах подавляющего большинства горожан. И как достаточно часто случается, большинство было не право... или же - не совсем право, вспомним хотя бы нашу собственную историю - большевики, приватизация и прочее дерьмо...
   Насчет коррупционера - тут к гадалке не ходи, это правда... Но, с другой стороны, и не совсем правда... - ну скажите на милость, кому будет лучше, если молодой человек, совсем почти мальчишка, сын уважаемого человека, будет сидеть в зиндане, только за то, что с друзьями - сыновьями таких же уважаемых людей, гонялся наперегонки ночью по воинскому кладбищу - там аллеи прямые, можно хорошенько разогнаться. Ну-у... помяли они немножко могилки и сторожа-инвалида, так тот сам виноват - попал молодым господам под горячую руку со своими криками...
   Ну как не помочь уважаемым людям, скажите на милость? Как?! А уважаемые люди, на то и уважаемые, что не забывают оказанное им уважение и стараются, в свою очередь, оказать уважение начальнику внешней стражи - так что, если разобраться, то никакая это не коррупция, а просто взаимное уважение! О как!
   Теперь насчет садиста - это и вовсе неправда. Подчиненные, те - да, иногда перегибают палку, но! - только от излишней старательности, из-за, если выражаться высоким штилем, любви к родному городу! - чтобы всякое отребье не поганило его стройный, но строгий вид. Ну... прибьют иногда бомжа... или пьяницу... или еще кого... - но только из-за излишнего усердия, градолюбия и порядкофилии, так сказать, а сам начальник - ни-ког-да! Чтобы не болтали эти оппозиционеры - ни-ког-да!.. разве что с тем купчишкой... так и то... он же в конце концов живой остался, а что болтает, так наверняка врет! Клевещет гад, а начальник внешней стражи Хазрета его и пальцем не тронул!.. дубинкой... - может быть... но пальцем точно нет!
   Сластолюбец... сластолюбец - это да! Из песни слова не выкинешь. Несмотря на свой кабанообразный вид, а может и благодаря ему, поди разбери этих женщин, тер'Онос пользовался успехом у слабого женского пола. Злые языки правда утверждали, что за все удовольствия ему приходилось платить - не деньгами, так оплеухами, и что за некоторые его любовные похождения, буде они совершены менее уважаемым человеком, он вполне мог бы пополнить славную когорту евнухов - в Хазрете с правами человека было не особо, а с кастрацией наоборот - хорошо! Так что, ежели чего не так - чик! и готово! но... не пойман - не вор, а кто ж его поймает? - он же начальник внешней стражи! а не хрен собачий.
   И насчет тупого дуболома, это тоже вранье. Во-первых это доказывал простой семантический разбор поговорки, без изменения наличествующей во всех мирах, населенных людьми: "Если ты такой умный - почему такой бедный?". Тер'Онос не был бедным, значит что? - значит он не был глупым. Это раз.
   Во-вторых, как понятно последнему придурку, должность начальника внешней стражи очень тяжела: на этой, не побоюсь этого слова - расстрельной должности приходится ежеминутно рисковать жизнью, прикрывая собственной грудью законопослушных граждан от распоясавшегося криминалитета; ночей не спать, лично руководя операциями по задержанию особо опасных преступников, в любую секунду ожидая, что арбалетный болт вонзится тебе в сердце; на личном примере воспитывать молодых стражников в духе беззаветного служения родному городу и лично его губернатору, дорогому товарищу тер'Халсану и делать еще миллион тяжелых и неприятных дел - короче говоря о личной жизни можно забыть - твоя жизнь положена на алтарь Отечества!
   Но!... что странно... казалось бы, что на такую собачью должность немного найдется охотников - кому ж охота по локоть в, чуть не сказал крови, нет-нет: по локоть в дерьме, чистить Авгиевы конюшни, будучи при этом мишенью постоянного недовольного брюзжания неугомонной оппозиции? Казалось бы добровольных охотников на должность начальника внешней стражи славного города Хазрета днем с огнем не сыщешь! Ан нет! - оказывается число горожан, беззаветно преданных идеалам свободы, равенства, братства, а так же примкнувшим к ним закона и порядка, немногим не доставало до общего числа граждан Хазрета, и желающих занять такую неблагодарную должность, как начальник стражи, было пруд пруди! Вот парадокс-то!
   Но, что хуже всего, они не только хотели - они интриговали! Они ставили начальнику стражи каждое лыко в строку, они наушничали губернатору, они подбивали несознательных граждан на несанкционированные митинги против произвола городской стражи - короче говоря, мутили воду как могли. Иногда удобное кресло тер'Оноса напоминало седло ковбоя на родео.
   Исходя из всего вышеизложенного приходится признать, что тупой, кабанообразный дуболом на этой должности долго бы не продержался, а тер'Онос был начальником внешней стражи славного города Хазрета уже десять лет...
   На этом лирическое отступление следует закончить и вернуться к утренним событиям: начальник стражи на секунду отвел взгляд от незваного гостя и машинально отметил, что его облик сразу исчез из памяти, хотя память у тер'Оноса была профессиональная.
   "Странно... - подумал он, - а как вообще ЭТОТ попал в кабинет без доклада секретаря!? Что за херня, в конце концов! Кто это!?" - и только тер'Онос открыл рот, чтобы задать незваному гостю эти неприятные вопросы, как тот, не переставая доброжелательно улыбаться, протянул ему свернутый в трубку лист пергамента.
   По мере того, как начальник стражи вчитывался в переданный ему документ, его лицо и шея стали медленно, но верно краснеть, а к тому моменту, как текст был прочитан до конца, лицо тер'Оноса приобрело ярко выраженный свекольный оттенок. Эта колористическая эскапада объяснялась тем, что документ, принесенный таинственным незнакомцем, фактически являлся смертным приговором начальнику внешней стражи.
   В голове тер'Оноса билась одна мысль: "Его нельзя выпускать... его нельзя выпускать... его нельзя выпускать..." - рука начальника внешней стражи уже потянулась к серебряному колокольчику, чтобы вызвать секретаря, когда раздался мягкий, какой-то обволакивающий, голос незнакомца:
   - Уважаемый тер'Онос... - и тут начальника стражи будто отпустило - его перегретый мозг схватился за слово "уважаемый" как утопающий за соломинку: ведь если этот страшный человек обращается к нему как принято среди уважаемых людей, значит можно попробовать договориться! Ведь уважаемые люди всегда договариваются! Значит еще не все потеряно!? Значит его пока не привязывают за ноги к двум горячим жеребцам, чтобы разорвать пополам! Надо просто узнать, чего он хочет... этот странный, уважаемый человек. А незнакомец, от которого конечно же не укрылись душевные терзания главного стражника, тепло улыбнулся и повторил: - Уважаемый тер'Онос, не надо звонить ни в какой колокольчик... если вы конечно не хотите чтобы это, - тут гость постучал ногтем по документу, - стало известно кому-нибудь кроме нас двоих...
   Меньше всего на свете начальник внешней стражи славного города Хазрета хотел чтобы содержание этого документа стало кому-либо известно. Если сделать репрезентативную выборку и проанализировать то, с какой силой люди не хотят чего-либо, то нехотение тер'Оноса несомненно вошло бы в первую десятку, если вообще не в призеры.
   Документ содержал информацию о том, что начальник внешней стражи города Хазрета фактически украл у Великого Амира Интастана, чьим верноподданным являлся, не менее десяти тысяч унций золота! А Амир тер'Хасан - Величайший из Великих, Потрясатель Тверди и Успокоитель Вод, Голос Небес, Шум Ветра и прочее, прочее, прочее... сажал на кол, вешал, разрывал пополам и отрубал верноподданнические головы и за куда меньшие прегрешения.
   Дело было в том, что четыре года тому назад на землях, принадлежащих начальнику стражи, была обнаружена золотоносная жила. По мудрым и справедливым законам Интастана, все что находится в земле принадлежит Великому Амиру - Величайшему из Великих, Потрясателю и т.д., и каждый верноподданный, который ковыряясь в земле, что-либо интересное находил, был обязан тут же сообщить об этом визирю по особым поручениям. Утаивание грозило уже упомянутыми кольями, веревками и топорами. Естественно, мало кто о чем сообщал, и на это смотрели сквозь пальцы, но... если уж кто попадался и делу давали законный ход, то... кол, веревка, жеребцы, топор и т.д. и т.п. - кому как повезет в зависимости от ценности утаенного и фантазий Амира, а он был, знаете ли, большой затейник... - да продлит Высокое Небо блистательные годы его жизни! Так что топор, в случае тер'Оноса, был бы еще проявлением высочайшей милости - ему светили жеребцы, или в лучшем случае - кол. Хотя... так сразу сказать что в данном случае является лучшим, а что худшим, было бы затруднительно.
   - Сколько вы хотите за... - не стал уточнять за что, начальник стражи. Он, как деловой человек, коим несомненно являлся, решил сразу взять быка за рога и выяснить во сколько ему обойдется эта неприятная история.
   - Что вы, что вы, - поднял ладони, будто отгораживаясь от такого нелепого предположения незнакомец, - какие деньги?.. просто небольшая услуга, как принято между уважаемы... - в этот момент в кабинет, без стука, как и было обычно принято, влетел секретарь тер'Оноса и изумленно уставился на посетителя, который мимо него не проходил, хотя он пришел раньше начальника и ни на миг не отлучался из приемной.
   - Меня нет! Ни для кого! - секретарь был человеком понятливым и испарился из кабинета с такой же скоростью, как и появился.
   - Извините! - буркнул тер'Онос, - вас перебили, продолжайте пожалуйста.
   Незнакомец во время этой короткой сцены видимо тоже что-то для себя решил, потому что откинул политесы и заговорил сухо, четко и конкретно:
   - О ваших... проделках никто не узнает... Но! - он поднял палец, призывая к вниманию, - вам надлежит сделать следующее...

*****

   - ... эт-то в-все!.. - голос секретаря дрожал и вибрировал, - господин Мастер войны!.. м-мамой к-клянусь! - Мама секретаря начальника внешней стражи давно покоилась на городском кладбище, но он полагал, что такие мелочи не должны интересовать этого головоре... пардон-пардон - Мастера войны и трех его головоре... еще раз пардон - Пчел.
   Секретарь вообще сначала решил, что началась война, когда Шэф и его команда во всем блеске и славе своей, с грохотом и лязгом, взяла штурмом здание комиссариата. Слабое, можно даже сказать - робкое, сопротивление стражи было подавлено несколькими оплеухами и затрещинами, без обнажения оружия.
   К чести стражников надо признать, что оплеуха оплеухе рознь, и оплеуха произведенная нежной девичьей рукой, за попытку сорвать, скажем так, пыльцу невинности, в корне отличается от оплеухи выполненной рукой фиолетовой Пчелы, закованной в латную рукавицу.
   Дежурная смена, коротавшая время в общем зале на первом этаже, никакого сопротивления ворвавшимся Пчелам не оказала. Стражники как сидели на своих прочных скамьях за не менее прочными столами, так и остались сидеть открыв рты, когда в зал, расшвыряв охрану у входа в здание, ворвались Пчелы.
   Вид грозной четверки в парадных плащах, причем три плаща были фиолетовыми, а один вообще черным, вызвал в их мозгах короткое замыкание, полностью блокировавшее двигательные центры. Правда один из стражников, при виде незваных гостей громко пукнул, но можно ли это действие отнести к двигательной активности неизвестно.
   Как потом рассказывал в пивной один из очевидцев этой сцены, они нисколько не испугались, а просто поразились стоимости четырех полных чешуйчатых, так называемых "драконьих", доспехов, одетых на пришельцах. Так что ступор стражи был вызван вовсе не банальным страхом, а умопомрачительной стоимостью экипировки ворвавшихся.
   - Где начальник? - обратился к собравшимся Мастер войны. Этот, на первый взгляд, совершенно невинный вопрос, привел всех присутствующих в замешательство. Многие видели, что тер'Онос выходил из комиссариата в сопровождении какого-то незнакомца, но где он сейчас? Этого никто не знал... Стражники обладавшие сверхъестественной интуицией, сродни Паши Эмильевичу, понимали, что ответ: "Не знаем", Мастера войны не устроит, а его прищуренный взгляд не обещал незнайкам ничего хорошего. В помещении воцарилась нехорошая тишина.
   - Ш'Эф, а может начать им уши резать - я слышал улучшает память, - лениво поинтересовался один из фиолетовых, медленно вытаскивая узкий меч.
   И тут в очередной раз подтвердилась истина, что награды и звания даром не даются. Что чины в страже: милиции, полиции, как не назови, получают люди только мужественные, высокопрофессиональные, достойные, или, по крайней мере, отмеченные печатью мудрости. Обстановку разрядил седоусый сержант - он, приложив титаническое усилие, сумел поднять дрожащую руку на уровень груди и ткнуть пальцем вверх:
   - С-секретарь з-знает! - выдавил он, отведя тем самым угрозу от рядового состава и переведя стрелки на нелюбимого всеми стукача и жополиза, секретаря начальника внешней стражи тер'Валина. Ни слова не говоря, четверка двинулась вверх по лестнице.
   И вот тер'Валин, сидит в продавленном кресле для посетителей, а в кресле начальника внешней стражи славного города Хазрета развалился Мастер войны ш'Эф и ведет с ним беседу, правда больше смахивающую на допрос. Узнав от перепуганного секретаря, что начальник утром беседовал с неизвестным секретарю человеком, а потом уехал по служебным делам в неизвестном направлении и больше он ничегошеньки не знает, Шэф на секунду задумался, а потом мягко произнес:
   - Значитца так... недоносок - при этих словах секретаря стал бить нервная дрожь, - я чувствую, что ты чего-то недоговариваешь, поэтому сделаем так, - он кивнул куда-то за спину тер'Валину, и в тот же миг секретарь оказался прочно зафиксирован в очень неудобном положении, а кисть его левой руки оказалась прочно прижатой к массивному письменному столу начальника внешней стражи. - Ты сейчас снова, подробно, в деталях... Мать твою! - взорвался Шэф, а через секунду продолжил обычным голосом, - расскажешь все что знаешь... и даже только предполагаешь... о том, что делал сегодня утром тер'Онос, с кем встречался, о чем говорил, куда девался... короче все-все-все... - Он сделал маленькую паузу и продолжил: - А если мне покажется, что ты - я уж не говорю обманываешь, а просто чего-то не договариваешь, мы начнем отрезать тебе пальцы... по одной фаланге. Начнем с левой руки, но если понадобится дойдем и до правой... - Шэф вздохнул. - Так что, пока у тебя есть пальцы ты можешь дать двадцать шесть неправильных ответов, - и глядя в выпученные глаза секретаря, любезно пояснил, - на больших пальцах всего две фаланги... а когда пальцы кончатся, мы чего-нибудь придумаем. - Все угрозы Шэф произнес спокойным монотонным голосом, а потом внезапно рявкнул:- Пой с-с-сука!! - и тер'Валин запел.
   При этом возникла неожиданная проблема, заключавшая в том, что секретарь, с самого утра, как пришел раньше тер'Оноса, так никуда не отлучался, даже в туалет... - и сейчас это сыграло с ним злую шутку...
   Стараясь реже дышать, Шэф со товарищи выслушали секретарскую исповедь. В сухом остатке от дерьма, слюней, соплей и слов было: утром начальник в кабинете разговаривал с человеком, который мимо секретаря не проходил, и как попал в кабинет, абсолютно непонятно, после этого, начальник тер'Онос собрал четыре усиленных группы захвата и приказал арестовать некого Шэфа, постояльца гостиница "Русалка", после чего, сразу же, погрузился вместе с незнакомцем в свою коляску и отбыл в неизвестном направлении.
   Напрасно прождав начальника к обеду, тер'Валин взял на себя смелость и через шар связи выяснил, что его коляска покинул Хазрет через закатные ворота - в том направлении находится загородный дом тер'Оноса. Все, хоть режьте на куски, больше секретарь ничего не знает!
   - Верю... - голосом Станиславского (а может быть и Немировича-Данченко) задумчиво произнес Шэф и щелкнул пальцами. Стальные тиски сжимавшие секретаря, к его необычайному облегчению, разжались.
   - Ну что!? - азартно воскликнул ш'Иха, когда они очутились на улице, - берем гадов! - в ответ Шэф только покачал головой.
   - Как ты думаешь, если бы они хотели скрыться, чтобы они сделали?
   - Ну-у-у... во-первых разделились бы... сменили одежду... затаились где-нибудь...
   - Совершенно верно, а нам не намекают, а открытым текстом говорят: "Мы на даче!" - приезжайте!
   - Где? - полюбопытствовал ш'Кол, но Шэф только отмахнулся:
   - Неважно. Важно, что нас там ждут!
   - И? - презрительно скривил губу ш'Аран, - Мастер войны и три фиолетовых раскатают весь этот город, не то что парочку придурков!
   Шэф в дискуссию вступать не стал. Как объяснить человеку непоколебимо уверенному, что самое дальнобойное и смертоносное оружие в мире, это длинный эльфийский лук, что бывают на свете штучки типа пушки Гаусса или рельсотрона, снаряд из которого вылетает со скоростью три километра в секунду... да и мало ли чего еще мог притащить на Маргеланд таинственный незнакомец. Шэф и сам кое-что притащил... а самым умным Шэф себя никогда не считал... - поэтому и жив до сих пор.
   - Короче, Склифасовские, - обратился он к своим гвардейцам, - делаем так...

*****

   Через десять минут вся четверка, взяв лошадей в галоп, очутилась подле шикарного трехэтажного дворца, расположившегося в самом престижном, чистом и респектабельном районе Хазрета, где обитала вся высшая знать и немногие богатеи без титулов, сумевшие с помощью золотой смазки втиснуться в Сады - так назывался этот район, расположенный на вершине большого плоского холма в центре города.
   В Садах, во время прогулки, вам не грозил душ из помоев - во-первых была канализация, а во-вторых широкие улицы. Что касается Нижнего Города - региона обитания подавляющего большинства населения славного города Хазрета, то понятие "прогулка", к их передвижениям по узким улочкам и еще более узким переулкам, никакого отношения не имело. Трудновато знаете ли, "прогуливаться", увертываясь от дерьма, летящего с неба, причем "пешеходная зона", из-за тесноты, "простреливалась" с обеих сторон улицы - тут блин, не до гуляний - добраться бы из точки А в точку Б, без потери товарного вида.
   Обитатели же Садов наслаждались чистым воздухом и тенистой прохладой - район полностью оправдывал свое старинное название и напоминал огромный парк; сорокакилометровый арочный водопровод, спускавшийся с отрогов ближайших гор, не только освобождал от необходимости покупать воду у водовозов, но и позволял бить в небо многочисленным фонтанам; здесь не было босяков, оборванцев, уличных воришек и нищих - за этим бдительно следила внешняя стража; тут не было домов - только дворцы; и, наконец, в Садах не было обшарпанных дворцов - если хозяин разорялся, он быстренько продавал недвижимость с аукциона - желающих купить была тьма-тьмущая.
   Дворец, к которому прибыла блестящая "пчелиная" кавалькада, был окружен немаленьким парком, его размеры, с учетом стоимости земли в Садах, и великолепная ограда, напомнившая Шэфу Михайловский сад в Санкт-Петербурге, недвусмысленно говорили о материальных возможностях хозяина - колдуна Эркеля. Подъехав к воротам - ничуть не уступавшим по красоте великолепной ограде, отряд остановился. Главком замер в седле задумчиво глядя перед собой, но он ничего не пытался рассмотреть в парке и дворце, взгляд его был направлен внутрь - именно там он пытался увидеть что-то важное, какой-то знак, символ... что-то вроде команды: "Вперед!" Человек плохо знающий главкома, решил бы что он боится, но это было не так.
   Страха не было, но некоторое волнение - боевой азарт, неизбежно присутствующий перед началом схватки пока не началось дело и исчезающий, когда управление передается боевым рефлексам, намертво зашитым в подкорку, верховный главнокомандующий испытывал. И это было вполне понятно: предстоящее действо было поопаснее, чем засовывание руки в гнездо с брачующимися гадюками. Ставки были высоки и если что-то что пойдет не так, из дворца Эркеля живым он уже не выйдет. Теоретически мог бы выйти мертвым, под управлением колдуна, но знаний и силы, чтобы не допустить такого у него должно было хватить - по крайней мере Шэф в это искренне верил... а вера, она знаете ли - чудеса творит! Смелый по природе, Шэф за свою долгую жизнь побывал в стольких переделках, практически не совместимых с жизнью, что и вовсе перестал чего-либо бояться, но инстинкт самосохранения не потерял и на тот свет не торопился, вот поэтому-то и имело место быть это некоторое волнение... Но! Выбор сделан, Рубикон перейден - пора было начинать...
   Ловко спрыгнув с коня, главком направился к воротам, охраняемым Пчелами, закованными в "драконьи" доспехи, точно такие же как у самого Шэфа и его команды. Когда Пчела находилась вне Обители, то естественно не носила желтой униформы, и могла одеваться как душе угодно, если же она хотела сообщить миру о своем статусе, то могла носить или парадный плащ или же шарф соответствующего цвета, с непременной золотой пчелой. Качество материала, идущего на плащи и шарфы зависело только от толщины кошелька владельца. Стража парковых ворот, в отличие от команды Шэфа, предпочитала шарфы.
   Навстречу верховному главнокомандующему шагнул, судя по всему, начальник охраны, украшенный оранжевым шарфом. Все остальные стражники, повязанные красными шарфами, мгновенно выстроились у него за спиной, загородив проход. Оружия никто не обнажал, но напряжение в воздухе сгустилось и руки охранников застыли неподалеку от рукояток мечей. Оранжевый молча уставился на Шэфа, а во взгляде его явственно читалось: "Чё надо!?.. Блин! Ходют тут всякие!.."
   Дворцовая стража и Шэфовская свита смотрели друг на друга безо всякого дружелюбия - никакого доверия, ни те ни другие, друг к другу не испытывали. Да и откуда бы ему было взяться? - Пчелы в основном гибли в схватках между собой, поскольку были основной боевой силой всех, без исключения, правителей Маргеланда.
   Взаимоотношения Пчел между собой и Пчел и всех остальных... скажем так - НЕ Пчел были просты и логичны: если Пчелу, состоящую на службе, убивал в бою воин враждебной стороны, который не являлся Пчелой, никаких претензий к нему не было. Точно так же, если в мирной жизни одна Пчела убивала другую - это было их дело. Если "гражданский" убивал Пчелу в "честной" драке - один на один, то и претензий к нему никаких не возникало. Естественно, правила эти распространялись и на дуэли - любой гражданский, посчитавший себя оскорбленным, мог вызвать на дуэль любую Пчелу и убить ее - правда случалось это крайне редко - и вызовы и, тем паче, убийства. Но, если Пчелу убивал "гражданский" не во время боевых действий, а в "условно мирной" жизни исподтишка - сзади, или еще как - из-за угла, или же нападавших было больше чем Пчел, то дни их были сочтены - они становились кровниками для всех Пчел. Кстати, в этом была основная причина смертельного испуга внешней стражи, когда они поняли к кому вломились, по дурости своего командира. Вот такие высокие отношения связывали Пчел и Мир.
   - Привет, - вежливо поздоровался главком с начальником охраны, продолжавшим с подозрением разглядывать и его самого и его так и не спешившуюся свиту, - доложи пожалуйста, что хозяина хочет видеть Мастер войны ш'Эф.
   Недоверчиво глядя на совсем юного "Мастера", оранжевый все же кивнул одному из красных, который быстрым шагом направился к парадному крыльцу дворца. Вернулся он буквально через минуту и что-то зашептал на ухо своему командиру. Во время этого процесса, выражение лица оранжевого с недоверчивого сменилось на удивленное, а затем и вовсе на почтительное:
   - Мастер Искусства Эркель незамедлительно примет Мастера войны ш'Эфа, но, - он сделал паузу, в которую сумел вложить что он человек служивый, и вынужден подчиняться приказу, а была бы его воля... - но только одного... вашим товарищам будет предложено угощение в Малом зале дворца.
   - Одного, так одного, - покладисто согласился верховный главнокомандующий, - а товарищи перебьются - здесь подождут. Веди.
   Оранжевый учтиво довел Шэфа до парадного крыльца, где передал с рук на руки Велиару, слегка удивленному столь раннему появлению главкома.
   - Ты, вроде бы, хотел ближе к ночи?
   - Планы изменились. - Шэф был лаконичен.
   Эркель встретил их в большом, светлом кабинете на третьем этаже. Обстановка напомнила верховному главнокомандующему фильмы с участием Сталина: огромный Т-образный стол, с внушительным креслом во главе и длинные ряды стульев с обеих сторон. Вдоль стен расположились стеллажи с книгами и различными непонятными предметами - от некоторых явственно веяло магией, которую Шэф ощущал достаточно хорошо, причем не только в кадате, но и в обычном состоянии сознания.
   Кроме волшебника в кабинете находился еще один, хорошо знакомый главкому человек. На вид лет сорока, огромный - метра два ростом, если не больше, сухощавый и широкоплечий, с цепким взглядом темных, глубоко посаженных глаз. Черный плащ Мастера войны, ниспадавший с его плеч, был совершенно излишним - сила, которую излучала его фигура, не нуждалась во внешних атрибутах.
   Шэф окинул присутствующих быстрым взглядом, неприятно усмехнулся и без приглашения плюхнулся на ближайший стул, прямо напротив мага - темноволосого, молодого мужчины, на вид не старше тридцати лет, сидящего во главе стола. Их теперь разделяла вертикальная ножка буквы Т - справа сидел великан, а Велиар устроился слева. Молчание нарушил маг:
   - Хорошо выглядишь ш'Эф - пока не увидишь все оболочки, и не догадаешься что это ты. Не расскажешь, как это ты так... исхитрился?
   - Отчего же, - осклабился верховный главнокомандующий и продолжил с явной издевкой, - йогурт из молока Зеленой Матери с бифидодобавками три раза в день, и озоновые ванны... да! - вспомнил он, - доить самому не обязательно... например вот хотя бы его можно использовать как доярку, - он кивнул на молчащего гиганта, - у него ладони большие и пальцы сильные, хоть какую-то пользу принесет... - а то дерется он так себе...
   Сделав это заявление, Шэф ухмыльнулся откровенно гнусной ухмылочкой.
   - Мастер, может все-таки убить его? - лениво поинтересовался великан, бросив на главкома взгляд, от которого более впечатлительный человек просто бы на месте обосра... ну-у... скажем так - сконфузился.
   - Ш'Афир, - на сей раз Шэф улыбнулся самой доброжелательной улыбкой, на которую только был способен - у тебя что, нога срослась? Так я сломаю еще раз... мне не трудно - ты же знаешь.
   Великан начал медленно вставать из-за стола... поднялся и верховный главнокомандующий. Хотя он был в своем "драконьем" доспехе, а ш'Афир в легкой рубашке и таких же штанах, последнего это нисколько не смущало, такой яростью было искажено его лицо. Эркель и Велиар обменялись быстрыми недовольными взглядами, они-то сразу раскусили незамысловатую тактику Шэфа... - незамысловатую, но сработавшую! Спровоцировав недалекого гиганта, главком сразу же нарушал весь план "беседы", или вербовки - от смены идентификатора суть не меняется. Но чего же добивался хитроумный Шэф? - казалось бы, максимум чего могла дать эта провокация - удаление из кабинета Эркеля Мастера войны ш'Афира. А толку то? - ведь в случае открытого столкновения, у Шэфа не было никаких шансов ни против троих: мага, истинного мага и Мастера войны, ни против двоих: мага и истинного мага. Так зачем же было огород городить? - может чтобы гордыню свою потешить: мол, хоть и можете меня убить, а не боюсь я вас! - козлов! Для этого?!? - отнюдь.
   Нужно это было затем, что спровоцировав ш'Афира, верховный главнокомандующий получил повод для удаления его из кабинета. Рассуждал он так: раз Эркель ш'Афира здесь посадил - значит он для чего-то да был ему нужен - а раз нужен, значит надо его отсюда убрать, ну-у... или по крайней мере - попытаться... попытка - не пытка! Правда, товарищ Берия? План этот мгновенно возник в голове главкома как только он увидел своего старого врага, которому когда-то, в далекой юности, действительно сломал ногу. Это было одно из очень немногих поражений ш'Афира в его жизни - если вообще не единственное, и он его хорошо запомнил. Ну что ж... - раз у врага есть любимая мозоль - грех на нее не наступить. Теперь, в случае не выполнения своего требования, Шэф мог сделать вид что отказывается от переговоров, которые Эркелю явно были необходимы - раз уж он их сам инициировал. Ну, и кроме того - оставшись вдвоем, Эркель и Велиар, не смогут оказывать на Шэфа такого же психологического давления, как если бы их оставалось трое вместе с ш'Афиром - казалось бы пустячок-с, а приятно!
   Сохраняя внешнее спокойствие, колдун был вне себя от ярости - в таком деликатном деле, как вербовка такого мастодонта, как ш'Эф, важна любая мелочь, любой нюанс - и вот, в результате простейшей провокации, сломан тщательно продуманный план и потеряна инициатива... вот уж воистину - услужливый дурак опаснее врага!
   "Да-а... - думал Эркель, - вместо этого дуболома, мне бы ш'Эфа на службу... Ведь предупреждали простофилю - молчать, только смотреть... Нет, потроха его в бездну! - заговорил!.. помет нечистого..."
   - Я прошу вас обоих успокоиться. Мы собрались для разговора, а не для ссоры.
   - Мастер Эркель, выбирай. Здесь останусь или я, или это животное... - ш'Афир с ревом выхватил два меча и совсем уже было собрался броситься на Шэфа, продолжавшего спокойно стоять у стены, когда раздался ледяной голос мага, мгновенно погасивший вспышку ярости у своего слуги:
   - Ш'Афир, выйди пожалуйста - мне нужно с ним поговорить. - С лязгом вбросив мечи в ножны, бросив на Шэфа, по-прежнему невозмутимо стоявшего у стены, испепеляющий взгляд, гигант покинул комнату. Некоторое время в кабинете царило молчание, потом заговорил Эркель:
   - Ш'Эф, я знаю тебя давно и искренне уважаю. - В ответ на мгновенно проскользнувшую и тут же погасшую ухмылку, маг добавил, - это не комплимент а констатация факта... Ценя твое и свое время, никаких церемониальных разговоров я вести не буду - сразу к делу... - но начну все же чуть-чуть издалека... Мне неизвестно твое происхождение. Я не знаю кем были твои родители: рабами, крестьянами, или аристократами, но это не важно - я знаю, кем являешься ты... - он сделал небольшую паузу. - Ты - лучший Мастер войны, которого я знаю. Если мои дальнейшие слова заденут тебя - обдумай их с холодной головой, прежде чем принять решение, никакой обиды для тебя они не несут. Еще раз повторяю: каким бы ни было твое происхождение, сейчас это никакого значения не имеет. - Он посмотрел на Шэфа и не дождавшись ответной реакции продолжил: - Очень скоро, вся идеология Ордена будет изменена. Никакого "теста на яйца" для всех без разбору, никаких детей черни... Принимать будут только детей аристократов. За деньги... большие деньги. Но... и деньги не главное. Главное то, что сейчас Пчелы составляют воинскую касту, обслуживающую элиту Маргеланда, а через некоторое время они сами и будут элитой, и это открывает такие перспективы для Ордена... - Эркель остановился, посчитав, что умному достаточно.
   Шэф бросил на мага быстрый заинтересованный взгляд: "Вот оно что - власти им мало..." и лениво поинтересовался:
   - Все это очень интересно, но... при чем тут я?
   - Не догадываешься? - усмехнулся маг. В ответ Шэф сделал непонимающее лицо. - Ну что ж... объясняю... Великий Магистр ш'Иртан... он, как бы это помягче сказать... - не является сторонником этих планов, а как бы наоборот...
   - Противником, - подсказал Шэф.
   - Именно так. А нам бы хотелось избежать... открытого противостояния... у него слишком много сторонников... и это может привести...
   - К гражданской войне.
   - Как ты сказал? - "гражданской войне"... - забавное выражение... но, не важно - Великий Магистр скоро умрет, и мы бы хотели, чтобы его место занял человек близкий к нему, которого примет его окружение, но придерживающийся правильных взглядов...
   - Откуда ты знаешь мои взгляды?
   - Знаю...
   Шэф задумался и думал довольно долго, ему никто не мешал.
   - А почему бы не оставить Северную обитель ш'Иртану? - где он будет учить всех, а аристократам хватит и оставшихся четырех.
   - Исключено! - отрезал Эркель.
   - Нет, так нет... Тогда сними с ш'Иртана свою инвольтацию на смерть. - В ответ Эркель грозно сверкнул глазами, в воздухе возникло напряжение, как перед пробоем высоковольтного кабеля:
   - Откуда ты знаешь!?
   - Знаю...
   Чтобы взять себя в руки, магу понадобилась всего пара секунд:
   - У тебя пока есть выбор. Подумай... до утра.

*****

   Примерно через час, после посещения дворца Эркеля, через Закатные ворота славного города Хазрета вылетела все та же блестящая кавалькада из четырех всадников. Возглавлял ее Мастер войны Ордена Пчелы в полном "драконьем" доспехе. Забрало его шлема было опущено, что свидетельствовало о самых серьезных намерениях Мастера по отношению к тому, кто являлся целью поездки.
   Развевающийся черный плащ, украшенный золотой пчелой, делал его похожим на огромную хищную птицу - ворона, или кого-то еще в этом роде. Фиолетовые гвардейцы, составляющие свиту Мастера войны и одетые, в такие же как у него, чешуйчатые доспехи, смотрелись не менее грозно и зловеще. Все встречные и попутные, невзирая на то были ли они простыми крестьянами, заносчивыми горожанами, или чванливыми аристократами поспешно освобождали дорогу блестящему (из-за наличия большого количества стали) кортежу.
   Проскакав минут сорок по главному тракту и оставив по себе неизгладимую память в сердцах всех встречных и поперечных, кавалькада свернула на лесную дорогу ведущую к загородному дому тер'Оноса.
   Еще через пять минут кортеж неожиданно свернул в лес, где на небольшой полянке его поджидала огромная черная карета, запряженная шестеркой лошадей. Дальнейшие действия рыцарей Ордена Пчелы наверняка повергли бы стороннего наблюдателя, если бы он незаметно ошивался в кустах, в недоумение: они спешились и, с помощью двух человек, состоящих при карете, споро освободились от доспехов.
   Затем доспехи были сложены в карету, а наша четверка, оказавшаяся вовсе не ш'Эфом, ш'Араном, ш'Ихой и ш'Колом, а совершенно неизвестными молодыми людьми, правда очень похожими на них повадками и худощавыми фигурами, так же быстро переоделась в гражданскую одежду и снова вскочила на коней.
   После этого, парочка помогавшая Пчелам с доспехами заняла свои места на козлах и черная карета, с плотно занавешенными окнами, не позволявшими ничего разглядеть внутри, хоть и не без труда, но выбралась на лесную дорогу. Карета, в сопровождении эскорта, проследовала по ней до закатного тракта и не привлекая никакого внимания, благополучно добралась до славного города Хазрета, куда и въехала, в сопровождении все тех же четырех охранников. Дальнейшие их следы затерялись в паутине широких проспектов и узких улочек.
  -- Глава
   - Ну что? - этот невинный вопрос заставил ш'Иха вздрогнуть. Только не надо думать, что адепт Ордена Пчелы, заслуживший фиолетовый пояс, хоть чем-то напоминает современного инфантила, откосившего от армии за родительские деньги и прожигающего дневную жизнь на платном факультете какой-нибудь "Академии международного менеджмента и финансов", а ночную - на потных дискотеках. Напугать фиолетовую пчелу теоретически невозможно, но... практически случатся... иногда.
   Здесь надо открыть небольшую тайну, когда ш'Эф, ш'Аран, ш'Иха и ш'Кол покинули дворец Эркеля: сильного колдуна - по местной терминологии, или истинного мага - по Шэфовско-тетрархской, они не сразу направились к Закатным воротам.
   Сначала они заехали на свою базу, в "Русалку", где их уже поджидали четверо из шести бойцов невидимого фронта, тех самых, из "резерва главного командования" - пришла и их пора. "Бойцы из резерва" уже были в доспехах, передать им плащи было секундным делом, и бойцы невидимого фронта, под видом Шэфа и его команды, без задержки ринулись "мстить" начальнику внешней стражи, так неосторожно нажившему таких могущественных врагов.
   Двое их товарищей, в черной карете, выехали в том же направлении еще раньше, сразу как выяснилось, где "скрывается" беглый начальник.
   Для "мушкетеров" у Шэфа была запланирована другая работа. Пока группа прикрытия будет кататься туда-сюда по западному тракту, пуская пыль в глаза всевозможным свидетелям, ш'Иха будет следить за главными воротами дворца колдуна, а ш'Кол - за задними. Ш'Аран, по-прежнему будет "сидеть на хозяйстве" - он сегодня дежурный, вот пусть и дежурит. Озаботив соратников, Шэф завалился отдохнуть - до ночи ему делать было абсолютно нечего, а вот когда он сможет в следующей раз спокойно полежать в теплой, чистой постели, это был вопрос... большой вопрос.
   Ш'Иха, по всем правилам разведывательно-контрразведывательной подготовки, без досконального знания которой не получить и зеленого пояса, прогулялся по улице, идущей параллельно той, на которой находился дворец мага, осмотрелся, и дождавшись момента, когда вокруг никого не было, бесшумно форсировал трехметровую ограду дворца, располагавшегося напротив Эркелевского.
   Следует заметить, что низких и некрасивых оград в Садах не было. Каждый дворец, с окружающим парком, занимал целый квартал и хозяева на оградах не экономили - они были, если можно так выразиться, "лицом хозяина" - первым что видели гости, приближаясь к дворцу. Ограда, которую преодолел ш'Иха, с точки зрения земного искусствоведа, была шедевром декоративно-прикладного искусства, но среди своих сестер ничем не выделялась - встречались и покруче!
   Оказавшись с внутренней стороны, ш'Иха незамеченным прокрался мимо дворца, не такого большого, как у Эркеля, но тоже ничего себе, и начал подыскивать место для наблюдательного пункта, откуда были бы видны главные ворота дворца колдуна.
   В этом невинном занятии ему захотели помешать две здоровенные собаки - злые, лохматые и ростом с теленка! Собаки подвалили совершенно бесшумно - будто выросли из под земли, без всякого лая и рыка и с совершенно недвусмысленными намереньями кинулись к фиолетовому гвардейцу.
   Их безобразное поведение видимо объяснялось тем, что у ш'Иха при себе не было никаких атрибутов: ни плаща, ни шарфика, и лохматые сторожа видимо приняли его за гражданское лицо. Но собачки не знали с кем связываются - ш'Иха вышел в кадат и показал им саблезубого тигра - это была его любимая фишка при общении с незнакомыми и воинственно настроенными "друзьями человека". Эффект был стереотипный: собачки, теряя спесь и кал, поджали хвосты и поскуливая быстро скрылись в неизвестном направлении - чего от них и требовалось.
   После непродолжительных поисков, ш'Иха, в качестве наблюдательного пункта, выбрал развилку старого дуба, находящуюся метрах в пяти от земли, с которой парадные ворота дворца Эркеля были прекрасно видны, и, наоборот, ш'Иха ниоткуда виден не был.
   Это может показаться странным, как это так, ворота видны, а ш'Иха нет? В действительности ничего странного не было: во-первых, ш'Иха скрывала густая листва, во-вторых, у него была припасена хитрая накидочка, точно такая же, как современные маскировочные сети. Поэтому, когда он устроился в развилке, для остального мира он исчез - был ш'Иха, и нет ш'Иха. Прижавшись спиной к шершавому, теплому стволу, он нашел положение в котором никакие части тела не затекают и не отсиживаются и превратился в зрение и слух.
   Кроме использования глаз, ушей, а так же, на всякий случай - носа, ш'Иха раз в пять аратов - опять же согласно "Устава караульной службы для старших офицеров Ордена Пчелы", выходил в кадат и сканировал окружающую обстановку на своем максимальном радиусе - двадцать пять локтей. Такой охранный режим был принят для дневного времени суток, в мирное время, на дружественных территориях.
   Но, день не вечен, южная ночь наступает быстро - вот только что яростное солнце пыталось высушить тебя до состояния мумии какого-нибудь Рамсеса, пара минут, и у тебя уже над головой бескрайнее черное небо, украшенное гроздьями мохнатых звезд, до которых, кажется, можно дотянуться рукой. Дрожь и трепет охватывают человека при взгляде на такое небо: дрожь от восхищения Тем Кто Все Это Сделал и трепет перед грандиозностью замысла Того Кто Все Это Сделал! К счастью, ш'Иха в небо не глядел, ворон не считал, а занимался вещами более прозаическими, но и более полезными - бдил!
   С приходом ночи, кадат стал необходим не только для того, чтобы никто не подобрался незамеченным, но и потому что ничего не стало видно - темно, хоть глаз выколи, это тебе не Пятая Авеню и даже не Тверская, с ее подсветкой - до уличного освещения в Хазрете было еще далековато. Согласно устава, в ночное время, ш'Иха должен был сократить интервал до двух арат, но понадеялся на авось... в смысле на свои глаза и уши, и вот результат - вопрос снизу: "Ну что?", от которого он едва не свалился от испу... - ну-у... скажем так: от неожиданности.
   - Ш'Эф это ты?! - задал он дурацкий вопрос.
   - Нет, блин... главвоенмор Троцкий, - отозвался насмешливый голос, после чего ш'Иха облегченно выдохнул - таких непонятных слов никто кроме Мастера войны ш'Эфа не знал. - Рожай! - поторопил Шэф и ш'Иха четко доложил:
   - Из главных ворот никто не выходил и не выезжал. В ворота заехал отряд из пяти красных, под командованием желтого. - Шэф немного помолчал, а потом поинтересовался:
   - Помнишь, что надо делать?
   - При появлении сигнала, напасть на охрану главных ворот, связать ее боем, чтобы они никуда от ворот не делись, продержаться не меньше двух арат и не больше пяти, затем, если не поступит иных приказов, отступить, сбросить хвост, если он будет и вернуться в "Русалку". Проникнуть скрытно, через окно на третьем этаже.
   - Маску не забудь.
   - Я помню, - отозвался ш'Иха доставая из-за пазухи маску наподобие омоновской. - А сигнал будет понятный? И вообще какой?
   - Вот на этот счет можешь не беспокоиться - сигнал ни с чем не спутаешь!
   - А скоро?
   Вопрос повис в воздухе и ш'Иха понял, что внизу уже никого нет. До сих пор он был твердо уверен, что нельзя остаться невидимым для человека, находящегося в кадате. Сегодня эта уверенность была поколеблена - как только прозвучал вопрос Шэфа, ш'Иха тут же вышел в кадат, но и в состоянии поднятого сознания, он так и не разглядел Шэфа, и упустил момент, когда он ушел - это обескураживало.

*****

   Ш'Аран, поджидал Шэфа на перекрестке. По его заданию, он навестил ш'Кола, аналогично ш'Ихе, сидевшего в засаде на дереве, выяснил, что по части убытия-прибытия, ничего заслуживающего внимания не произошло, и как было велено, замаскировался в густом кустарнике.
   Так же как и ш'Иха, он был несколько озадачен неожиданным появлением Шэфа, но от вздрагивания сумел удержаться. Заслушав доклад, Шэф пару секунд помолчал, потом буднично поинтересовался:
   - Все помнишь?
   - Все.
   - Повтори.
   - Ждать сигнала. После получения, перебраться через ограду и помочь ш'Колу с охраной задних ворот. После появления повторного сигнала, если он будет, следовать к месту его появления, действовать по обстановке. При отсутствии сигнала до начала рассвета, собрать остальных и уходить из города, по тихому.
   - Молодец. Все правильно.
   - Ш'Эф... может все же...
   - Нет. Если все пойдет хорошо - помощь не нужна... если плохо - ты мне не поможешь. Сто раз уже повторял. И вообще поручик - вы в армии, или кто?
   Лица Шэфа, скрытого под странной черной кольчугой, облегавшей его с ног до головы, как вторая кожа, ш'Аран не видел, но догадаться что тот, как обычно, ехидно ухмыляется, было не трудно.
   Шэфу пора было уходить, но на душе ш'Арана было как-то тревожно, и он инстинктивно попытался еще немного его задержать:
   - А какой сигнал? Вдруг не услышу?
   - Вот за это не волнуйся... ладно... я пошел, - на мгновение черный силуэт закрыл звезду, низко повисшую над горизонтом, и Шэф исчез.

*****

   Для абсолютного большинства адептов Ордена Пчелы кадат был целью. Научившись входить в состояние поднятого сознания, они впоследствии упорно тренировались чтобы расширить временные рамки своего пребывания в этом состоянии. И это было понятно - чем дольше ты можешь находится в кадате, тем больше твое личное могущество: если во время боя, противник вывалился из кадата, а ты еще нет - он был обречен, а если вывалился ты, то - ты.
   Шэф пошел дальше - он сделал кадат средством. В кадате можно было не только смотреть в темноте, драться и прыгать, когда прижмет. Шэф подозревал... да что там подозревал - он был уверен, что в кадате можно было делать гораздо больше, он сам, например, научился видеть. Он не сомневался, что в Ордене были еще и не такие умельцы, вряд ли он один такой вундеркинд, но такой информацией никто не делился - кто же покажет козырь в рукаве.
   Вот и сейчас Шэф неторопливо шел вдоль ограды дворца Эркеля, внимательно ее осматривая. Картина была не очень радостная, больше всего она напоминала кино, где герой пытается добраться до чего-нибудь сильно дорого, стоящего на тумбочке посреди большого зала, а весь зал перекрывают зеленые лучи лазерной сигнализации.
   В отличии от кино, "лучи" были разноцветные и еще они были не прямые, да к тому же переплетались. Зеленые и желтые - от охранных заклинаний, скручивались с красными - боевыми. Все это напоминало веселенькие неоновые огни, и вообще что-то новогоднее. Однако у Шэфа эта световая феерия вызывала только желчную досаду:
   "Светофор, блин!" - раздраженно подумал он, продолжая методично продвигаться вперед.
   Он не отчаивался, твердо зная, что совершенство в природе встречается, но... к счастью для людей определенных профессий, нечасто, и наконец увидел то, что искал - разрыв плетения.
   Конечно, по уму, надо было сначала провести разведку, потом тщательно разработать план основной операции, продумать и спланировать операцию прикрытия, подготовить резервные пути отхода, на случай провала, и сделать еще массу незаметной, но нужной работы но... все это сделать было невозможно.
   А невозможно, потому что был цейтнот. Сегодня ночью Шэф еще потенциальный союзник, против которого пока не развернуты все оборонительные средства, которые, можно не сомневаться, будут введены утром, когда выяснится, что он не совсем союзник, а скорее наоборот. Тогда до Эркеля будет вообще не добраться.
   С разведкой тоже самое - если бы можно было отложить все на сутки, эту ночь Шэф использовал бы для тщательной рекогносцировки, а день для штабной работы. Планы бы, блин, составлял, но... не судьба, поэтому придется действовать как в анекдоте: хули думать - прыгать надо!
   Не надо считать Шэфа полным лохом, да и не полным тоже не надо - разумеется, когда Эркеля не было в городе, он тщательно осмотрел и ограду и дворец снаружи, насколько это было возможно. Так вот - никакой защиты тогда не было, и это естественно - она инициируется магом и замыкается на маге.
   То что он действовал как лох, не говорит о том, что он им и был - Шэф был вынужден действовать в предложенных обстоятельствах времени, места и наличных сил. У него не было времени на разведку и детальную подготовку операции и не было наличных сил и средств для операции прикрытия, равно как и для подготовки запасных путей отхода, короче говоря, ситуация была: пан, или пропал!
   Может дальше встретилось бы более удобное место для преодоления дворцовой ограды, но Шэф нутром чуял утекающее между пальцами время, и он полез. Честно говоря, лезть было страшновато - ведь если тетрархские разработчики чего недоразработали, или тетрархская магия отличается от маргеландской - иди знай, никто не проверял, то шкира могла и не защитить...
   Трудно сказать, задел ли он какой-либо из "проводов", или нет - для этого надо было смотреть со стороны, да еще и "видеть" змеящиеся "кабели" заклинаний, но Шэф ничего не почувствовал и "сирены" нигде не взвыли, "прожектора" не вспыхнули, и охрана не ринулась к месту прорыва.
   Парк от ограды мало чем отличался - он так же был пронизан охранным заклинаниями - правда только реально охранными, боевых не было. Видимо Эркель не хотел, по запарке, поджарить кого-нибудь из гостей или слуг. Ну что ж - тем лучше! - и Шэф медленно, высоко поднимая ноги, словно цапля - чтобы ступать ровно в петли свившихся на земле заклинаний, не задевая самих "шнуров", направился к дворцу.
   "Блин, с такой скоростью, буду как раз к обеду... - угрюмо подумал он, - как-то все не айс..."
   Нет, конечно Шэфу в своей жизни не раз приходилось воевать с магами, ничего необычного в этом не было, да и Эркелю, положа руку на ногу, ну... или еще на что, было далековато до главных монстров, которых он успешно завалил.
   Но! Во-первых он никогда не занимался этим в одиночку - всегда была "группа поддержки", или из оперативников "Морского Змея", если дело было на Тетрархе, или из пары-тройки Мастеров войны, если на Маргеланде, или из дружественных магов, вроде Ларза, если еще где, короче - всегда кто-то был.
   Они были его последним шансом, а сейчас его не было, потому что никто, ни его "мушкетеры", ни шестеро ребятишек из "резерва главного командования" помочь ему не могли - не тот калибр. Сколько канонерок против линкора не ставь - толку никакого, он их все равно утопит, а соизмеримых сил: дружественных линкоров, авианосных ударных соединений, многоцелевых атомных подлодок, под рукой не было. Честно говоря даже эсминцев не было - один был Шэф, совсем один.
   Если сравнить Шэфа с канатоходцем, то хотя по канату он всегда шел один, но раньше всегда была страховка, а сейчас он балансировал над пропастью без шеста, без страховочной сетки и даже без страховочной веревки.
   "Да-а уж ... фан, или пропан, - грустно усмехнулся он, - или в фановую трубу башкой... или задницей на прорыв магистрального газопровода..."
   Конечно, изначально все так и было задумано - знал на что шел, без смертельного риска ничего сделать было невозможно, и если бы вопрос не стоял о жизни или смерти самого близкого друга, никогда бы не ввязался в эту авантюру, но вопрос, к сожалению, стоял именно так.
   Все эти размышления нисколько не отвлекали тело Шэфа от поиска относительно безопасных мест, куда нужно было поставить ногу, чтобы не потревожить "охранную сигнализацию", так что до дворца он все-таки добрался никем незамеченным... - по крайней мере главком на это надеялся.
   На стенах заклинаний не было, зато окна были "зарешечены" так, что просочиться, ничего не задев, шансов не было. Что характерно - все заклинания были только охранными.
   Скорее всего это объяснялось тем, что как все маги, ну-у... или почти все, Эркель был существом любознательным, и прежде чем казнить непрошенного гостя, буде он появится, желал с ним познакомиться поближе, и выведать, какая такая крайняя необходимость заставила его тайком пробираться в замок грозного колдуна! В том что необходимость была крайняя, сомневаться не приходилось - без крайней, в такое место не сунешься.
   Подходящее окно, ну, или, условно подходящее, нашлось на третьем этаже. Оно было чуть меньше переплетено, чем остальные и давало не нулевой, а только близкий к нулю, шанс проникнуть внутрь, не потревожив "сигнализацию". Еще к достоинствам выбранного окна можно было отнести то, что оно было темное - правда достоинство это было непринципиальное, в батареях шкиры было уже достаточно энергии, чтобы включить режим невидимости.
   Шэф еще немножко - "ну Мурочка, еще капельку!" - расширил нисходящий, синий канал, так что его вес достиг едва ли трети от обычного, и полез к выбранному окну, коего и достиг секунд через двадцать. Закрепившись в трех точках: две ноги и рука, он вытащил боевой нож "Черный коготь", немножко поковырял в раме и окно бесшумно отворилось.
   В помещении было темно, но это полбеды, беда была в том, что ничего не было видно. Рассмотреть что-либо было невозможно ни обычным зрением, что было более чем естественно, ни кадатовским, что было более чем неестественно.
   Ни с чем похожим Шэф раньше не встречался - в кадате всегда было видно! Из окна явно попахивало ловушкой... да что там попахивало - воняло! Больше всего темная комната за окном напоминала капкан, но Шэф, фактически, был в метро - дороги назад не было - только вперед!
   Прежде чем шагнуть во тьму, он убрал "коготь" обратно, а взамен вытащил из кармашка небольшой предмет, размером с грецкий орех, который и зажал в кулаке, после чего ловко, как ящерица, скользнул внутрь. Как только ноги его достигли пола, в комнате вспыхнул яркий свет.
   Шэф успел только выпрямиться, после чего утратил всяческий контроль над телом. Исключение составили глаза, он мог их поворачивать, в остальном же он напоминал муху в янтаре, в смысле подвижности.
   - Браво! Браво! - иронически поаплодировал Эркель, привольно развалившийся в удобном кресле. По правую руку от него расположился Мастер войны ш'Афир, а по левую маг Велиар. Картину дополняли шестеро арбалетчиков, нацеливших свои убийственные приспособления в грудь, живот и голову незваного гостя. - Ш'Эф, ты мне должен, - продолжил веселиться истинный маг, - я из-за тебя проиграл пари Велиару! - Он кинул веселый взгляд на своего помощника. - Я о тебе слишком хорошо подумал, решил что ты умный, что ты придешь утром и принесешь клятву покорности, а Велиар поспорил, что ты старый, упрямый осел, и что придешь ночью меня убивать... ха-ха-ха!
   Шэф не слушал эти разглагольствования, Шэф был занят тяжелой физической работой, может быть самой тяжелой в своей долгой жизни - он разжимал ладонь, точнее пытался разжать ладонь, в которой был зажат маленький шарик, размером с грецкий орех.
   Сначала он пытался разжать все пальцы сразу - с тем же успехом можно было бы попытаться сдвинуть с места Великую Пирамиду в Гизе... ну, может быть сравнение не совсем корректное, но Собор Парижской Богоматери - в точку!
   Осознав полную бесперспективность этой затеи, он решил применить замечательную, проверенную временем методу: "Разделяй и властвуй!" - и начал с мизинца. Шэф выкинул из головы все: Эркеля, Велиара, ш'Афира, арбалетчиков, сосредоточил внимание на пальце и принялся медитировать. Весь огромный мир стал мизинцем, а мизинец стал миром и демиургом этого мира стал Шэф. И мир не мог пойти против воли своего создателя - мизинец разжался!
   Надо честно сказать, что блестящий прием, оказанный ему Эркелем и его командой, не стал для Шэфа совсем уж полной неожиданностью - чего-то похожего он ожидал, поэтому маленький шарик, размером с грецкий орех, удерживался в его ладони на честном слове - двумя пальцами: мизинцем и безымянным.
   - ...твои черные доспехи, а потом сдерем твою шкуру...
   "Надо поторапливаться! - подумал Шэф, на краткий миг вынырнувший в реальный мир, - скоро этот козел от слов перейдет к делу!"
   При помощи отработанной методики, с безымянным пальцем удалось справиться быстрее и, вскоре, маленький шарик, размером с грецкий орех, с негромким стуком упал на пол. Казалось бы - ничего особенного, ну, упал и упал - делов то куча! - однако это событие привлекло живейшее внимание всех находящихся в комнате.
   - Не трогать! - бешено заорал истинный маг Эркель на абсолютно бесстрашного (по причине абсолютной безбашенности) Мастера войны ш'Афира, вознамерившегося подобрать находку для более тщательного исследования. От былой вальяжности не осталось и следа, колдун вскочил, поднял обе руки и завыл заклинание "Щит Мёртвых". Выл он так здорово, что у Шэфа даже заныли зубы, но, к счастью, продолжалась эта акапелла недолго - рвануло! Скорее даже так: Р-Р-Р-Р-ВАН-НУЛ-ЛО!!!
   Это сработала свето-шумовая граната "Светлячок", используемая в боевой практике Отдельного Отряда Специального Назначения "Морской Змей". За долгие годы применения, граната доказала свою эффективность в борьбе как с обычными людьми, так и с магами любой силы и квалификации, и пользовалась среди сотрудников заслуженной популярностью.
   Магические практики - занятие непростое, требующее в обязательном порядке от практикующего мага, кроме специальных знаний и навыков, полной сосредоточенности. Даже когда сложное заклинание сформировано заранее и для его активации требуется всего лишь кодовое слово или действие, то все равно, чтобы оно не распалось во время выполнения, часть внимания мага связано с этим заклинанием.
   Сила мага, кроме многих других критериев, определяется еще и количеством одновременно запущенных и поддерживаемых в работоспособном состоянии заклинаний. А теперь представьте, каково это, сохранять сосредоточенность, когда рядом вспыхивает маленькое солнышко и раздается звук, децибел так скажем, сто сорок - сто пятьдесят: это где-то посередине между ревом взлетающего реактивного самолета и стартом космической ракеты, причем метрах так в десяти от тебя!
   Кроме того, в борьбе против магов, очень важно, что от свето-шумовой гранаты не помогают многочисленные защитные щиты, поднимаемые ими в минуту опасности. Все эти щиты хороши против материальных и магических угроз, а вот от света и звука не защищают!
   Как только сработал "Светлячок", путы сковывающие Шэфа исчезли - колдуну Эркелю стало не до заклинания "Паутина Цха". Да и всем остальным, присутствовавшим в комнате стало не до него. Шэфу, защищенному шкирой, заранее закрывшему глаза и готовому к тому, что сейчас произойдет и то показалось, что его хлопнули пыльным мешком по голове. Небольшим - надо честно признать, несильно - но хлопнули!
   Про остальных присутствующих и говорить нечего - получили по полной программе. Все застыли, как в прострации, правда арбалетчики - простые души, службу свою знали туго и на спуск успели нажать, прежде чем ослепнуть и оглохнуть, и напоминать бы Шэфу ёжика, если бы не все та же шкира.
   Хотя все сложилось донельзя удачно и пошло строго по авантюрному плану Шэфа, терять ни единого мгновения было нельзя, и Шэф перешел к реализации дальнейших пунктов своего замечательного (раз он удался) плана.
   Первым делом он подскочил к Эркелю, тупо смотревшему в пространство невидящими глазами и нанес ему короткий, но сильный удар сбоку в подбородок, вследствии чего колдун мешком рухнул на пол. Этим Шэф гарантировал, что в себя колдун придет не скоро: кроме свето-шумовой контузии, маг очутился еще и в нокауте.
   Затем Шэф подхватил бесчувственное тело Эркеля и выкинул в открытое окно, через которое проник во дворец несколько минут назад. Снизу донесся звук, напоминающий тот, который издают жабы во время прыжков, когда шлепают животами по земле. Правда, для этого шлепка, жаба должна была бы весить килограммов восемьдесят.
   Сделав то, ради чего собственно, сюда и явился, Шэф перешел к зачистке помещения. Обычно в книгах, главный и, соответственно, благородный герой - как же без этого! - никогда не пользуется беспомощным состоянием своих врагов - видимо для того, чтобы они могли, впоследствии, когда оклемаются, чинить ему разные козни и делать всяческие подлости - для увеличения затейливости сюжета надо полагать, но, к счастью, или к сожалению, в зависимости от точки зрения на этот вопрос, Шэф благородным героем не был, он был действующим практиком, и никогда дееспособных противников за спиной не оставлял, поэтому, когда он, вслед за тушкой Эркеля, покинул помещение через окно, живых в комнате не оставалось, и к тому же у Велиара была еще и отсечена голова - а с магами по другому нельзя, очень они беспокойный народец, знаете ли - а без головы, и до, и после смерти особо не побезобразишь...
   Кроме того, прежде чем покинуть негостеприимный дворец, Шэф еще и поджег оставляемые покои - чтобы многочисленной челяди было чем заняться. Сделал он это, чисто, из человеколюбия, справедливо полагая, что чем больше людей будет занято тушением пожара, тем меньше их встретится с ним и его "тремя мушкетерами" - и Шэфу послабление в делах и им польза для здоровья.
   Мягко приземлившись, как большой, но легкий кот, Шэф подхватил на плечи куль, бывший ранее сильным колдуном Эркелем и рванул в сторону задних парковых ворот. Картиной увиденной там, он остался доволен: из шести стражников, двое лежали на земле, а ран и следов крови на ш'Коле и ш'Аране не наблюдалось, и это учитывая то, что стражники были в доспехах, а "мушкетеры" - без!
   Сбросив тело многострадального колдуна таким образом, чтобы оно еще раз хорошенько приложилось о землю, Шэф в мгновение ока перебил оставшихся стражников - тяжело знаете ли сражаться с ожившей металлической статуей, которую не берет никакое оружие. К тому же, статуя эта чрезвычайно ловко манипулировала двумя своими черными мечами, вскрывавшими доспехи охраны, как консервный нож банку с тушенкой, а вдобавок ко всему, статуя очень быстро двигалась, так что ничего необычного в молниеносной победе не было.
   - Стеречь это! - рявкнул Шэф, указывая мечом на тушку мага своим, слегка прибалдевшим от скоростной расправы "мушкетерам", а сам рванул в сторону главных ворот.
   Дела у ш'Иха складывались не так удачно, как у его коллег. И тому были объективные причины: во-первых, он был один, а во-вторых, охранников было десять и они его почти уже окружили. Ш'Иху, до поры до времени, спасало только то, что он от природы был чрезвычайно подвижным и то, что среди охранников фиолетовых не было - максимум желтые, только поэтому он еще не был серьезно ранен или убит.
   Враги, взяв его в полукольцо, почти уже прижали ш'Иху к решетке, еще немного и их клинки впились бы в его, не защищенное доспехами тело, но явление Шэфа перевернуло картину боя с ног на голову - через минуту около ворот осталось десять распростертых на земле тел, закованных в чешуйчатые "драконьи" доспехи - Эркель на экипировку охраны денег не жалел, но... от судьбы не уйдешь - все равно не помогло.
   - За мной! - приказал Шэф и припустил к задним воротам.
   К моменту триумфального возвращения Шэфа и ш'Иха, у задних ворот появились новые действующие лица и исполнители - это была огромная черная карета, уже знакомая нам по эпизоду с переодеванием в лесу. Шэф подхватил бесчувственное тело мага и зашвырнул его в заботливо открытую дверь, после чего и сам заскочил туда же. Гвардейцы, не дожидаясь особого приглашения, последовали вслед за своим командиром.
   Здесь следует заметить, что за все это время, никого рядом с нашими героями не появилось, ни слуг Эркеля, ни его охранников, немалое количество которых несомненно присутствовало во дворце. Объяснение этому было самое простое - с того момента, как со страшным звуком взорвался "Светлячок" и до того, как черная карета двинулась в путь, прошло три минуты. Да, да, да - всего лишь три минуты!
   К тому же, внимание обитателей дворца несомненно отвлек разгорающийся пожар, так что зловещая черная карета покинула место страшного преступления никем не замеченной.
   "Тяжело найти черную кошку в темной комнате, даже если она там есть!" - ухмыльнулся Шэф, перефразируя Конфуция.
   В карете, злоключения колдуна Эркеля не закончились, а вовсе даже наоборот. Он был распластан на специальной доске имевшей множество приспособлений для фиксации тела. После завершения всех мероприятий по "упаковыванию" колдуна, он не мог пошевелить даже пальцем - все они удерживались специальными зажимами.
   В этом не было никакой перестраховки - заранее сформированное заклинание могло запускаться не только словом, звуком, или комбинацией из переплетенных пальцев, вроде какой-нибудь мудры, а просто шевелением любого одного пальца в определенным ритме, или еще чем-нибудь подобным. Вряд ли стоит упоминать, что во рту мага торчал увесистый кляп.
   После того, как маг был надежно зафиксирован, Шэф распорол и содрал с него всю одежду, оставив Эркеля полностью обнаженным. Все присутствовавшие в карете, кроме возницы, а это было восемь человек, не считая Шэфа, с интересом уставились на своего руководителя, ожидая продолжения банкета. И он не обманул их ожиданий!
   Шэф достал из багажной сумки какую-то штуковину, смахивающую на осьминога. Только в отличии от головоногого моллюска, штуковина поблескивала металлом, а щупальца были резиновыми, правда "зрители" об этом не знали - на Маргеланде резину еще не знали.
   После этого Шэф извлек из сумки небольшую бутылочку с прозрачной, резко пахнущей жидкостью, и обильно смочив ею чистую тряпицу, тщательно протер тело мага в некоторых местах. Зрители стали недоуменно переглядываться - они ожидали, что в лучших традициях своего жестокого века, Шэф примется изощренно пытать схваченного колдуна, но ничего подобного не происходило.
   Происходило же следующее: Шэф аккуратно ввел во все крупные кровеносные сосуды мага тонкие иглы, венчающие щупальца металлического осьминога. Выполнив эту деликатную операцию не хуже, чем операционная медсестра с двадцатилетним стажем, Шэф расстегнул шкиру. Лицо его было осунувшимся, глаза ввалились, на секунду присутствующим показалось, что перед ними глубокий старик, а не юноша, которого они знали, но еще через секунду наваждение исчезло.
   - Так, ты и ты, - он ткнул пальцем в двух бойцов из группы поддержки, имен которых не помнил, а может и вовсе не знал, - делать вот так: - и Шэф показал им, как пользоваться ножной помпой, входящей в состав полевого комплекса переливания крови, используемого отрядом специального назначения "Морской Змей". Никакой мудрости в этой науке не было и через мгновение кровь мага бодро потекла в брюхо металлического осьминога. К счастью для Эркеля, в себя он так и не пришел.
  -- Глава
   - ... ну, а дальше все просто - пока колдуна сушили - это час где-то, доехали до Помойки...
   - Шэф, - перебил Денис, - и что, возница, весь час был в кадате!?- ехать-то в темноте!
   - Не перебивай. Расскажу все... потом задашь вопросы. А ехать - чего ж не ехать, - он пожал плечами, - в карете все были Пчелы, не ниже зеленой, но возницу разок пришлось поменять - это правда.
   Компаньоны удобно развалились в тенечке от береговой опоры скального моста и наслаждались жизнью. Шорох прибоя, воздух напоенный сосновым ароматом, настоянным на отдушках тысячи трав, соленый морской ветер, теплый песок - лепота!
   Шэф вернулся вчера днем, целый день занимался какими-то срочными делами и поговорить они не успели, а сегодня утром на завтрак он тоже не пришел. Сказать чтобы это сильно расстроило Дениса, так чтобы да - так нет, он жил своей жизнью и ему эта жизнь нравилась.
   Шэф появился в тот момент, когда Денис отрабатывал метание ножей. Тренировка сильно напоминала стрельбу по тарелочкам, только вместо тарелок использовались круглые деревянные диски, диаметром сантиметров пятнадцать - двадцать, и толщиной около пяти, а роль метательной машинки исполнял старательный белопоясник.
   Задача белопоясника состояла в том, чтобы Денис промахнулся как можно больше - и наоборот. К удивлению Шэфа, подобравшегося незаметно и немного понаблюдавшего за тренировкой, из двадцати кругляшей, выпущенных с разной скоростью, кучностью и траекторией, Денис поразил все! - причем ножи втыкались, и втыкались достаточно глубоко, а это означало, что скорость вылета ножа была очень приличной. Шэф был не то чтобы поражен, но скажем так, сильно удивлен - обычно такой результат достигался многолетней тренировкой да и она ничего не гарантировала без наличия божьего дара.
   К слову сказать, сам Шэф так кидать ножи не умел - отсутствовал у него природный талант к этому делу. Научить что-то делать на среднем уровне можно практически всех и всему, но против природы не попрешь - чтобы достичь вершин требуются способности. К стрельбе это тоже относится, а то будет как в бородатом анекдоте про женитьбу царевичей: ... вышли они в чисто поле, натянули луки... младший брат попал среднему в жопу, а старший себе в руку. Так вот - в руку и в жопу Шэф конечно бы не попал, но и так кидать ножи как Денис, не умел.
   Ш'Тартаку, находившемуся неподалеку, показалось, что все внимание Шэфа поглощено наблюдением за своим протеже и он решил повторить маневр Шэфа по скрытному приближению, но, не судьба - когда до спины последнего осталась буквально пара шагов, Шэф обернулся и с улыбкой сказал:
   - Привет! Спасибо за мальца! - после этого он протянул ш'Тартаку длинный сверток, который принес с собой. - Держи, это тебе.
   Когда ш'Тартак развернул ткань, скрывающую содержимое, он просто обомлел - у него в руках очутился драгоценный меч старой хазретской работы - секрет изготовления такого металла был утерян давным-давно и оружие из него стоило баснословных денег. Клинок из этого голубоватого металла не тупился, рубил доспехи из любой местной стали, сворачивался в кольцо, так что острие касалось навершия, а еще существовало поверье, что если меч воткнуть в дерево, отклонить рукоять как можно дальше, а потом отпустить, то низкий, басовитый звук, рождавшийся при этом, отпугивал любую нечисть! Насчет того - правда это или нет - имеется в виду запугивание нечисти, существовали разные мнения - разумеется это могло быть и правдой... никто в полевых условиях не проверял и контрольных экспериментов не проводил, по одной очень понятной причине - когда нечисть была рядом, то владелец использовал меч по основному назначению: рубил и колол тварей, а не искал дерево для проведения акустической атаки. Но, повторимся - поверье такое существовало.
   Было видно каких физических усилий стоило ш'Тартаку протянуть меч обратно: руки не хотели этого делать, а голос не слушался хозяина:
   - Я очень благодарен, - глухо произнес он, - но не могу принять такой дорогой подарок.
   - А это не подарок, - Шэф улыбнулся непривычной для себя открытой улыбкой, - это плата.
   - За что? - изумился ш'Тартак.
   - А за то, что я оставлял болонку, а получаю бультерьера.
   ... болонку... бультерьера...
   ... ишь ты - я теперь бультерьер...
   ... буду знать...
   У ш'Тартака гора упала с плеч, он с облегчением выдохнул и тоже улыбнулся широкой, счастливой улыбкой - плата это совсем другое дело, чем незаслуженно дорогой подарок! Если ш'Эф считает что его необременительная возня с Дэном заслуживает такой оплаты - это его дело! - а он, ш'Тартак, возражать не собирается.
   - Не возражаешь, если я заберу Дэна с тренировки? - улыбнулся Шэф, - а то давно не виделись, поговорить надо... - ш'Тартак только махнул рукой - мол о чем речь! При этом, глаз от новой игрушки он так и не поднял - изучал поверхность лезвия. Своим счастливым видом он заставил Дениса припомнить один эпизод из детства, который Денис вспоминать не любил.
   С этим мальчишкой Денис повстречался в отделе игрушек огромного универмага, где они с мамой выбирали елочные игрушки к близящемуся Новому Году, и память об этой встрече осталась с ним на всю жизнь. Чтобы лучше понимать атмосферу происходящего надо уточнить, что семья Дениса жила не богато. Не бедно, как сейчас живет подавляющее большинство соотечественников (Москва и Питер не в счет), а именно что - небогато, и выкидывать деньги на дорогие подарки не могла.
   Так вот... мальчишка этот пришел в магазин с отцом и покупали они дорогущую железную дорогу - предел мечтаний тогдашней детворы. Одеты оба: отец и сын, были модно - в дубленки, что по тем временам было особым шиком, и вообще чувствовалась во всем их облике некая успешность - есть такой тип людей, которые живут хорошо во все времена, что в блокадном Ленинграде, что в эпоху развитого социализма, что сейчас - в нашем непонятном времени - видимо есть у них какая-то генетическая предрасположенность к сытой и устроенной жизни. И испытал тогда Денис к этому мальчишке жуткую классовую ненависть и зависть - их семья ни при каких раскладах позволить себе такую игрушку не могла. И дело было не только в ее запредельной цене - цену бы Денисовские родители заплатили для любимого сына... а вот где потом разместить игрушку? - для нее отдельная комната нужна. Естественно все эти соображения в детскую голову Дениса не пришли, но интуиция четко ему подсказала, что стоят перед ним люди первого сорта, а они с мамой - второго... если не третьего.
   За покупку уже было заплачено и продавщица открыла перед отцом и сыном огромную красивую коробку, в которой были собраны сокровища: электровоз, несколько вагонов: пассажирских и товарных, семафор, рельсы и прочие драгоценности - так вот, тот противный мальчишка тогда смотрел на все это великолепие точно так же, как сейчас ш'Тартак на свой новый клинок.
   - Да-а... кстати, ш'Эф, - спохватился он, когда компаньоны уже отошли на пару шагов, - забыл сказать: Дэн - дальнобойщик.
   - Да ты что! - восхитился Шэф, - здорово! Спасибо тебе!
   - Мне-то за что? - рассеянно отозвался ш'Тартак, уже не глядя на них - все его внимание опять занимал хазретский меч.
   - Чего-то не припоминаю здешних трейлеров, - удивился Денис, когда они отошли метров на пятьдесят - о чем это он? Маршруток и то не видел, - улыбнулся он.
   - Дальнобойщик - это местное название...
   - ... а-а-а! - снайпера, - дошло до Дениса.
   - Да не совсем снайпера... - раздумчиво отозвался Шэф, - дальнобойщик, это больше, чем снайпер, дальнобойщик, как понимают местные - это тот, кто не может промахнуться.
   - Вот оно чё... Михалыч... - значит ты приобрел два в одном: помощника и супер-снайпера! Повезло тебе.
   - Ага, - усмехнулся Шэф, - кролик это не только ценный мех...

*****

   - ... а Помойка - это нижний город, вот уж действительно даун таун, так даун таун - местечко для даунов. Туда стекает все дерьмо из верхних, богатых кварталов - вот там в одной из канав тушка Эркеля и лежит... камень на пояс и концы в воду...
   - Экие вы затейники, - ухмыльнулся Денис, как-то отстраненно отмечая собственную циничность и бесчеловечность: в рассказе любимого руководителя его совершенно не шокировали реки, ну-у... не реки, так ручьи - точно, пролитой крови, а заинтересовали только некоторые, странные детали, - а за шею, по-нашему, по рабоче-крестьянски - западло?
   - Как же за шею-то? - удивился Шэф, - я ж сто раз говорил: мертвый маг с головой, хуже чем скипидарная клизма с патефонными иголками!
   - Чего-то не припомню, - буркнул пристыженный Денис, - вроде и правда Шэф что-то такое говорил, а может и нет... короче - не помнил он.
   - Эти ж суки, если их с головой оставить, встать норовят... и мертвого упокоить потяжелее бывает, чем живого... А голову в море кинули - там такие мелкие рачки живут - пираньи отдыхают... Вот в принципе и все... как видишь, пока ты тут жиры нагуливал, руководство работало в поте лица, не щадя живота своего!
   - Это когда хлопало им девкам по задницам? - невозмутимо уточнил Денис. - В ответ Шэф только расхохотался и хлопнул его по плечу:
   - Вопросы есть?
   - А как же... - задумчиво произнес Денис, - и вот самый главный: зачем вся эта бодяга с кровью? - Магистр чё, вампёр? Вроде не похож...
   - А ты их много видел? - ухмыльнулся Шэф.
   - Да нет...
   - Тогда как определяешь: похож... не похож? - Денис кинул на него быстрый взгляд и Шэф снова засмеялся:
   - Не боись... - вампир ребенка не укусит!
   - А я и не боюсь! - с вызовом отозвался Денис - и он действительно не боялся! И это было здорово!
   - Молодец! Боятся вообще никого не надо, но... высший вампир, которому солнечного свет безвреден, голову тебе оторвет быстрее, чем ты обделаешься от страха.
   - А тебе? - не без подначки поинтересовался Денис. За время отсутствия Шэфа он впал в некоторое вольномыслие и отрицание авторитетов.
   - А мне нет, - буднично ответил Шэф и бросил на Дениса такой взгляд от которого все это вольтерьянство с него мигом слетело, - я ему сам голову оторву... правда не без труда, - самокритично добавил он.
   - Тогда зачем кровь?
   - Зачем кровь... зачем кровь... - задумчиво повторил Шэф, - полгода назад я встречался с Магистром... - Шэф сделал паузу, ожидая вопроса, и Денис не обманул его ожиданий:
   - Почему тогда все вокруг твердят... да и ты сам говорил, что не был здесь туеву хучу лет? - что тебя все забыли?
   - Все правильно... в Обители я не был очень давно... а на Маргеланде был полгода назад, и встречался с ш'Иртаном приватно...
   - Понятно.
   - Ну-у... слава Богу - я уже испугался, что ты забыл это словечко... без него будто не ты.
   - Я чуток изменился.
   - Вижу. Так вот, когда мы встретились, я Магистра не узнал - это была дряхлая развалина.
   - По-моему, он неплохо выглядит.
   - Сейчас. А тогда это был скелет обтянутый потрескавшейся кожей.
   - Отравили?
   - Можно сказать, что да, но с местной, - Шэф зло ощерился, - спецификой. Маргеланд магический мир и отравили по местному - на ш'Иртана была проведена инвольтация на смерть.
   Звуковые вибрации, которые возникли при произнесении слов: "инвольтация на смерть", заставили Дениса зябко передернуть плечами. Было в этих акустических колебаниях что-то чуждое обычному миру, какая-то гадостность и гнилостность, типа той, что открывается под перевернутой в теплый солнечный полдень древесной колодой: затхлый сумрак, жуки, пауки, черви, земля белесая, вроде лягушачьего пуза...
   - Чё за хрень? - попытался он развязной интонацией стереть ощущение чего-то омерзительного, липкого, коснувшегося его изнутри.
   - Это не хрень, Дэн... это очень сложный магический обряд, доступный немногим истинным магом.
   - А как же куклы... иголки... - кому не лень протыкают...
   - Это в кино. А чтобы провести инвольтацию на человека с возможностями Магистра, нужен не просто истинный маг, а очень сильный истинный маг.
   - Так что? - так любого можно!?.. - дошло до Дениса. Он почувствовал себя голым в темном, сыром лесу, где под каждой корягой притаилась свернувшаяся гадюка, готовая в любой момент вонзить в его бесстыдно беспомощное, голое тело, ядовитые зубы. - А кадат?! - схватился он за спасительную соломинку.
   - В кадате можно многое... но... от инвольтации он не защитит... короче Склиф... к счастью, было у меня с собой тетрархское средство, как раз для таких случаев - если ты еще помнишь, он тоже сильно магический мир, и по части волшебных пакостей тутошнему никак не уступит - значит и для противодействия кое-что да придумали...
   - Ну, слава Богу! - а то ты меня, честно говоря, напугал.
   - Ничего не "слава Богу" - шприц-тюбик с "Коктейлем N2" только притормозил процесс.
   - Но Магистр нормально выглядит, или я чего не понимаю?
   - Выглядит он неплохо, но только потому, что за счет "коктейля" сумел стряхнуть полную апатию и начал бороться за жизнь, и теперь все его силы уходят только на это, больше ни на что... а ему, между прочим, много чего надо делать будучи Магистром, а то он быстро перестанет им быть... Расклад понятен?
   - Ага. И как можно вылечить... отключить эту инвольтацию? Или это невозможно? - липкое внутри Дениса пошевелилось.
   - Возможно... все возможно, - проворчал Шэф, - надо чтобы маг-инициатор снял свою инвольтацию... кроме него это сделать никто не может.
   - И все?
   - "И все!?" - Шэф яростно сверкнул глазами, - надо как-то определить кто из магов провел обряд, добраться до него, и уговорить отключить инвольтацию. Только учти, что определить инициатора может только более сильный маг - иди поищи такого, да еще надо чтобы он согласился... Дальше тоже все непросто - добраться до инициатора проблематично, потому что он знает на кого поднял руку и, естественно, позаботился об охране, и главное - как его убедить снять инвольтацию, если эта процедура посложнее наложения и грозит инициатору смертью, в случае малейшей ошибки!? - Шэф зло усмехнулся и покачал головой. - "И все?". И все это, в условиях цейтнота - инвольтация неумолимо работает, пусть и помедленнее, чем вначале.
   - Да-а... и как вышли на Эрхеля?
   - Эркеля.
   - Один хрен.
   - Согласен... На Маргеланде есть три... как бы поточнее выразиться... - сущности: Белый Оракул, Серый Оракул и Черный Оракул. Как сам понимаешь, очереди к ним мама не горюй! - и простой смертный никогда свой вопрос не задаст. Аристократы меж собой локтями толкаются и за патлы друг дружку тягают... Так вот, верные люди задали каждому из них вопрос: "Кто провел Инвольтацию на Смерть Настоятеля Северной обители Ордена Пчелы Великого Магистра ш'Иртана?" И все три ответили одинаково. Так что с вопросом: "Кто?", мы справились.
   Денис хотел было пошутить насчет шестерки знатоков, но бросив быстрый взгляд на Шэфа от этой затеи отказался - что-то в его профиле было такое... - от шуток предостерегающее, а любимый руководитель, между тем продолжил:
   - Как добраться до Эркеля? - это вопрос рабочий, я был уверен: когда понадобится - доберусь. Оставался неясным стратегический вопрос: как заставить его снять инвольтацию? И тут выяснилось, что во многих знаниях не только многие печали, а еще бывает и практическая польза... Я вспомнил, что читал, как на Тетрархе, очень давно, похожую проблему решили с помощью крови инициатора. Подробностей, разумеется, не помнил, но знал где искать - в Островной Цитадели.
   - То есть, когда мы шли на Тетрарх, ты шел за этим "осьминогом", а не меня лечить?
   - Открою тебе великую тайну, сынок! - Шэф оглянулся, будто собрался найти подслушивающих и подглядывающих, но не найдя таковых, продолжил: - Можно делать несколько дел параллельно! Я бы даже сказал - одновременно!
   - Да ладно... я просто так спросил - не оправдывайся! - Денис усмехнулся в стиле любимого руководителя.
   - Маладэц... Прошка! - одобрительно заметил Шэф и продолжил:
   - Способ прост до изумления - переливание крови мага-инициатора! Оставалась техническая проблема - достать кровь.
   - Круто! - восхитился Денис. - А как сохранить кровь: там же вроде плазму надо выделять и все такое?.. Она же портится быстро.
   - Скажу честно - я в этом деле не копенгаген, но, во-первых, я специально уточнил у тетрархских врачей: моя задача добыть - остальное забота "осьминога", а во-вторых, не забывай, это кровь могущественного мага...
   - И чё?
   - Ничё! - передразнил Шэф, - не портится она!
   - Вообще!? - поразился Денис.
   - Ну-у... на этот счет ничего сказать не могу, но... долго.
   Денис только восхищенно покачал головой:
   - А когда переливать будете?
   - Вчера.
   - Помогло!?
   - Вечером увидишь. С вопросами все, я надеюсь?
   - Нет. Отнюдь.
   - Ну-ну... любознательный ты мой... валяй, спрашивай.
   Денис немного помолчал, задумчиво почесал переносицу и продолжил допрос:
   - Шэф, эта граната... свето-шумовая... как она сработала? Ты говорил, что через дверь нельзя протащить ничего активного: ни взрывчатки, ни заряженной батарейки, ни артефакта магического в заряженном виде - так?
   - Так. - Невозмутимо отозвался Шэф.
   - Так как же?!
   - Элементарно Ватсон - ты про бинарные боеприпасы слыхал?
   - Это когда каждый компонент безвреден, а смесь - взрывчатка?
   - Ну-у... типа того. Есть некоторые нюансы, но по сути - верно. Так вот: "Светлячок" - бинарный боеприпас.
   - Понятно... ты протащил компоненты по отдельности.
   - Не совсем так... точнее - совсем не так. Если один человек несет через дверь компоненты, то они превращаются черт знает во что, а не в компоненты, а вот если двое, и каждый свою часть...
   - Так-так-так... - пробормотал Денис, как бы про себя, - я кажется начинаю лучше понимать роль личности в истории... - компоненты таскать...
   - И это тоже. - Шэф был невозмутим.
   - Тогда скажи, пожалуйста, какого хрена мы не взяли нормальное огнестрельное оружие?! Ведь можно было?
   - Можно. Но... вот представь: взяли мы автоматы и хотя бы... по двести патронов к ним - все вместе килограмм тридцать пять - сорок... значит что? Значит остального груза с гулькин хрен - это раз. Второе - наша уязвимость перед магическими воздействиями увеличивается на порядок, если не на два - опытному магу, подорвать дистанционно наши же боеприпасы, которые мы тащим на своем же горбу, как два пальца... Третье - расстреляли мы патроны, а дальше что? - выбрасывай бесполезный автомат и ищи новое оружие. Так?
   - Да вроде так...
   - И четвертое - мы ни с кем воевать не собираемся, а для мирной жизни вполне хватает дыроколов. Проверено.
   - Ну-у... если то, что ты творил в Хазрете - это мирная жизнь... тогда да...
   - Мирная. - Безапелляционно подтвердил Шэф тоном не терпящим возражений.
   Денис помолчал, будто собираясь с духом, а потом резко, будто прыгая в прорубь, спросил:
   - Взрыв... когда ты едва ушел... - это то, о чем я думаю?
   - А я, видишь ли, не телепат, мысли не читаю - хрен знает о чем ты думаешь, - Шэф усмехнулся, - Ма-а-нь... пашшупай чаво я там себе надумал!
   - Шэф, это те же ребята, что похитили нас на Тетрархе?
   - Вообще-то врагов у меня хватает...
   - Удивительно! Ты так мил в общении - и откуда они берутся!?
   В ответ Шэф только ухмыльнулся и даже не сделав замечания, чтобы не перебивал, продолжил:
   - Думаю, что да... - больно руки длинные...
   Компаньоны замолчали, думая каждый о своем. Денис думал о том, что наконец-то все стало на свои места: он понял, для чего нужен Шэфу, и это его радовало, потому что в благотворительность он верил слабо, точнее вообще не верил, а теперь стало ясно - без него, через дверь принципиально не пронести некоторые вещи, позарез необходимые в многотрудной профессии ходока, и значит он такой же полезный и необходимый член организации, как и Шэф, а не бесплатное приложение к нему! О чем думал Шэф нам неведомо, но и он, вне всякого сомнения, о чем-то напряженно размышлял.
   - Ну что пошли? - спросил он, поднимаясь на ноги.
   - Пошли. - Денис тоже встал и принялся отряхивать песок. - А за этим милицейским начальником... не помню как зовут...
   - Тер'Онос, начальник внешней стражи Хазрета...
   - Да-да... точно... за ним не пошли потому что боялись засады?
   - Да... было у меня ощущение, что встретят нас по дороге на его виллу не луки и арбалеты... не хотелось нарываться.
   - В принципе он и не особо виноват... - задумчиво сказал Денис, - скорее всего ему сделали предложение от которого он не мог отказаться...
   - А заказчика, скорее всего, на Маргеланде уже нет... - так же задумчиво отозвался Шэф.
   - Но мы с ним разберемся? - Денис выделил голосом слово "мы".
   - Несомненно. Ни один человек, не будучи отъявленным лгуном, не может сказать, что Шэф остался ему чего-то должен - Шэф всегда отдает свои долги, - любимый руководитель приятно улыбнулся: - с лихвой... - и после едва заметной паузы добавил: - может не сразу... но обязательно!

Оценка: 5.75*39  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"